Вангард Александр Николаевич: другие произведения.

Саунд

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Вчера Фрол удостоился звания "лучшего ди-джея современности". Это был, конечно, весьма местный титул, но все же! На торжестве по этому поводу никто не смог превзойти его по части выпитого, а он превзошел сам себя. Нет, он не напился до потери памяти. Это и так случалось с ним почти ежедневно к концу дня. В этот раз он нализался до потери пульса и пришел в себя на больничной койке, на следующий вечер.
   Фрол понял, где находится, еще не открывая глаз. Во-первых, в ноздри бил всегдашний больничный запах, наводивший на мысли о чем-то порошковом. Во-вторых, даже сквозь сомкнутые веки чувствовался характерный больничный свет. Где они берут эти лампы? Резерв из прозекторской? Такое чувство, словно уже лежишь в качестве бездушного образца для резьбы по телу.
   Он открыл глаза и увидел Артема, своего продюсера.
   - Очухался, алконавт? С возвращением! Как тебе прогулка на тот свет?
   Фрол не ответил. "Звуковая дорожка" стучащей в висках боли была громче "вокала" продюсера.
   Артем достал из барсетки плеер с наушниками и компакт-диск.
   - Принес тебе одну вещицу. Свежак. Прослушай, нечего зря валяться здесь, как овощ! Завтра заберу.
   Пока Фрол пытался стряхнуть с себя остатки сна, что было нелегко, и похмелья, что было невозможно, Артем запихнул ему в уши наушники и поставил диск.
   Это действительно освежало! Фрол вытащил из уха один маленький каплевидный наушник и, продолжая вполуха слушать музыку, спросил:
   - А почему завтра? Оставил бы на пару дней. Я сразу ремиксы набросаю в голове.
   - В голове... Ты хоть видел голову свою? Вся макушка в бинтах. Помнишь, как вырубился? Головой в стеклянный столик! Еще легко отделался, рожа цела... Диск заберу завтра. Во-первых, ты у меня не один. А во-вторых, альбом существует в единственном экземпляре.
   Фрол присвистнул.
   - Серьезно?! Где ты их нарыл? Или его?
   - Где-где...
   Фрол насупился.
   - А что это за "во-первых"? Замену мне нашел?
   - А ты как думал?! Нам работать надо! Ты еще неделю здесь проторчишь!
   - Это ты торчишь, а я пью! - Он выдернул и второй наушник и бросил плеер в грудь Артема, продюсер едва успел поймать его.
   - Ты спятил, Фрол?
   - Пускай твой новый любимчик слушает!
   - Фрол, не обижайся! Кто виноват, я, что ли? И потом, никто тебя не списывает.
   - Как же, спишете вы меня теперь... Я не собираюсь тут неделю кантоваться, ясно?!
   - Врач сказал, если тебя завтра выписать, к вечеру снова привезут, и с тем же диагнозом.
   - Много он понимает!
   Артем положил плеер на прикроватную тумбочку и встал.
   - Короче, я оставляю. Если тебя еще интересует что-нибудь, кроме скотча, послушаешь. Не захочешь - ты сам кузнечик своего счастья.
   - Под подушку засунь, вдруг сопрут. - Фрол умоляюще посмотрел на продюсера. - Я боюсь подниматься. Голова взорвется.
   Артем нагнулся к лицу Фрола, стараясь не вдыхать перегар, и аккуратно запихнул плеер с наушниками под подушку, потом потрепал Фрола по щеке, и тот поморщился.
   - Помнишь, когда ты в первый раз напился прямо в эфире, мы побеседовали?
   Фрол махнул рукой перед носом, словно отгоняя муху.
   - Помню.
   - И ты сам предупредил меня: "Если наступит край, просто скажи". Так вот я говорю тебе: это - край. Сегодня тебя ждали в шести местах.
   Артем похлопал рукой по одеялу на плече Фрола и вышел, не оглядываясь.
   Фрол вытащил плеер из-под подушки, обнаружив там же свой мобильник. Интересно, кто его туда засунул? Врачи, Артем? А, ладно, какая разница?! Он вставил крохотные наушники в уши и снова включил музыку. Да, определенно, это бомба! Отличная электронная музыка. Стиль даже не определишь, но пробирает до печенок. Ремиксы сами просятся. Он прослушал половину одной композиции, а уже придумал штук пять.
   Он повертел в руках плеер. Денег у Артема - куры не клюют! Фирма-производитель плеера незнакома, но такого качества звука он еще не слышал у портативных машинок. Аналогично и с наушниками. Маленькие "беруши" дают такие частоты?! Вы шутите! Рассказали бы - не поверил! Стоит все это хозяйство, наверное, как оборудование небольшой студии. Фрол и сам неплохо зарабатывал, конечно. Достаточно, чтобы литрами пить виски двенадцатилетней выдержки и выкуривать поленницы настоящих доминиканских сигар, которые успели стать его визитной карточкой. Ди-джей Фрол Кукуев, или DJFK, в неизменной майке с портретом Кеннеди в объективе оптического прицела. Прикуриваем сигару от тонкого лепестка сибирской лиственницы, дабы не испортить аромат табака, и - вперед!
   Но Фрол был нищим по сравнению с Артемом, употреблявшим один из самых дорогих, если не самый дорогой наркотик. По сравнению с этим зельем, золото - дешевка. Непонятно, откуда у Артема такие деньги. Так себе продюсер-то, средненький. Фрол не раз собирался уходить от него, но кто еще станет терпеть беспримерное фролово пьянство, поражающее даже его самого? Это похоже на скольжение по верхней кромке водоворота: безумный серфинг с постоянной угрозой рухнуть в глубину воронки. Может быть, это как раз ему и нравится. Но это не могло понравиться тем, кому приходилось с ним работать. Артем же терпел его почему-то. Помнит, упырь гламурный: именно с композицией Фрола "Выстрелы в Далласе" он попал в "звездную лигу" шоу-бизнеса. Край... Это еще вопрос, у кого "край"! У самого зрачок круглые сутки такой, что людей пугает!
   Разговор с продюсером утомил, и ди-джей уснул посреди прослушивания альбома, с плеером на груди под одеялом. Снилась какая-то чушь. Будто он лежит в ванне, полной виски, погрузившись туда до подбородка, и прихлебывает. Любимый виски в горячем виде был противен. Рядом сидел Артем. В какой-то момент он сказал: "Это край!". И, надавив на макушку Фрола, утопил его в ванне.
   "Утопленник" проснулся среди ночи от ужаса в незнакомом месте, и шок от этого сразу стер сон из памяти. Торчащий из стены возле лица кислородный кран напомнил о больнице. Тело потряхивало от "стерео-страха": испуга при пробуждении и во сне. Он ощупал голову и одеяло на груди. Артемова аппаратура была на месте. Сунул руку под подушку - мобильник исчез! Зараза!
   В шестиместной палате были заняты четыре койки. Все спали или делали вид, что спят. Нереально вычислить, кто украл мобильник. Может, это вообще санитарка. Чувство противного липкого страха не проходило, плавая вокруг, как облако сырого пара. Абстиненция. Да, абстинюга, будь она неладна. Надо завязывать с виски... Ну да! Зарекалась лиса кур не красть! Так, кажется, любила говорить его бабушка. Вспомнилось, как ел украдкой бабушкины пирожки с капустой, пока она готовила их на общей коммунальной кухне в далеком детстве, а бабуля, тоже украдкой, улыбалась в свои редкие черные усики над сморщенной верхней губой. Эти усики всегда кололись, когда она целовала его в щеки. Бабуля прекрасно знала, что внучек тырит пирожки. Наверное, она даже расстроилась бы, забрось он это занятие.
   На глаза вдруг навернулись слезы. Захотелось почему-то вернуться в пропахшую кислыми щами коммуналку, а воспоминания об огромной пустой квартире в центре, где он теперь жил, о стильных апартаментах, переделанных из такой же коммуналки, а теперь обставленных по периметру стен пустыми бутылками из-под дорогой выпивки, вызывали только тоску.
   Это все похмелье. Он опять включил музыку. Довольно долго она бодрила, но к концу альбома Фрол уснул снова. Организм, отравленный вчера чудовищной дозой спиртного, требовал паузы на ремонт.
  
   На этот раз его разбудило ощущение, что в ухе шевелится какое-то насекомое. Он инстинктивно хлопнул по уху и наткнулся на чью-то руку. Кто-то пытался вытащить у него из уха наушник! Фрол схватил чужое костлявое запястье, выбросил вперед вторую руку, схватил вора за майку на груди и подтянул к себе. В полумраке на него смотрели, испуганно поблескивая в свете уличного фонаря из окна, маленькие глазки на пропитом лице с перебитым носом.
   Автоматически, следуя завещанному отцом принципу "сначала бей, потом разговаривай", Фрол резко дернул руки на себя и ударил головой в лицо вора, а потом тут же разжал ладони. Алкаш повалился под койку, а Фрол, вытащив наушники из ушей и спрятав под одеяло, встал над поверженным врагом. Тот перевернулся на спину, держась за голову. Фрол, переполненный странным, почти животным бешенством, с размаху опустил пятку, как молоток, ему на грудь. Человек на полу сдавленно вскрикнул, а на соседней койке вскочил еще один больной.
   - Ребята, вы чего?
   - Ша! - Фрол вытянул в его сторону руку. - Тишина на корабле! Эта тварь хотела меня обокрасть!
   Он сел на корточки, чувствуя, как по телу гуляют веселые пузырьки гнева. Всю жизнь вел себя тихо, не считая безобидных выходок во хмелю. Сейчас хотелось съесть этого гада живьем!
   - Ну ты, сволочь! Где моя мобила?! Я тебе шею сверну!
   Он говорил шипящим шепотом, но так, что у него самого шевелились волосы на затылке под бинтами, которыми он был замотан выше бровей.
   Поверженный враг вытянул руки перед лицом, закрываясь от новых ударов.
   - Там... В коридоре. Я спрятал...
   - Веди, урод!
   Он рывком поднял вора с пола и потащил к двери.
   - Ребята... - Послышалось опять с койки у окна.
   - Тихо! - Фрол приоткрыл дверь в коридор и выглянул, держа алкаша за волосы.
   Никого. Кто бы сомневался. Дежурная сестра спит где-нибудь в ординаторской.
   Они вышли в коридор, и в дежурном свете Фрол разглядел своего грабителя. Пьянь, как пьянь. Лицо, как подгнившее яблоко.
   - Куда идти?! - Шепнул на ухо вору Фрол и встряхнул его с треском за шевелюру.
   - Там, в холодильнике...
   Холодильник, где больные хранили скоропортящиеся продукты, принесенные родней, стоял возле дежурного поста. Мобильник лежал в самой гуще квашеной капусты, упакованный в аккуратно свернутый полиэтиленовый пакет из-под молока. Фрол достал телефон и зацепил скобу чехла за резинку трусов.
   - Пошли назад.
   Как только они вошли в палату, он ударил алкаша по лицу, и тот упал на пол.
   - Запомни, гнида! Я ложусь спать! Если утром чего не досчитаюсь, в палате недосчитаются пациента! Я внятно говорю?! Не слышу!
   Вор лежал на полу, согнувшись во внутриутробном положении. При последней реплике он быстро закивал головой и зажмурился, видимо, ожидая очередного удара. Фролу он стал омерзителен. Хотелось лечь, в голове стучало и вспыхивало. Он так и сделал: лег в постель, покосился на вора, лежавшего у входа, и вздохнул.
   Выпить нечего. Тоска-а... Музыка, вот что ему сейчас нужно. Нет ничего лучше музыки! Только негромко.
   При повторном прослушивании он расслышал странное блуждающее шуршание. Оно совсем не мешало общей мелодии, но существовало как-то отдельно, в собственном ритме, паря над общим треком. Так вот чем альбом зацепил продюсера! Интересно. Звук походил на выдох и, одновременно, на очень мягкую перкуссию. Фрол прислушался. Электронщина? Если да, то очень, очень качественная. Но в реале эту "штуковину" никто не услышит. Придется сделать громче, а это убьет весь эффект. Или весь фокус в рисунке? Надо послушать внимательнее.
   Он начал слушать альбом с начала, стараясь следить теперь за партией "дыхалки", как окрестил странный инструмент. Загадочный звук, казалось, жил собственной, отдельной от остальных жизнью. Как в джазовой импровизации, только еще свободнее. Он вызывал брожение в крови, она закипала, превращалась в шампанское. А продюсер не такой дурак, как прикидывается! Но в таком виде пускать нельзя, слишком тонко. Надо будет придумать адекватную замену этой "дыхалке", различимую в зале.
   Человек на полу пошевелился, и Фрол выдернул наушники из ушей.
   - А ну, тихо!
   - Холодно. На полу холодно.
   - Ложись в койку. Стой! Не туда, к двери ложись, подальше от меня!
   - Утром ругаться будут.
   - Ты сперва доживи до утра!
   Фрол сделал вид, что привстает с постели, и алкаш покорно пошел к постели у входа.
   Мобильник был холодным на ощупь после холодильника. Фрол вызвал из записной книжки номер продюсера.
   - Привет. Не спишь? Ну, извини. Я вот о чем. Послушал твой дисочек. Интересно. Только лучше тебе его забрать. А? ... Да, сейчас. У меня тут не в меру резвый сосед образовался. Я, конечно, провел работу, но могу уснуть. А? ... Вот именно! ... Откуда я знаю, как ты пройдешь? Кто у нас администратор, ты или я? ... Ага, и я думаю, тебе так спокойнее. И выпить мне привези, за хлопоты. Да не кричи ты так! Думаешь, лучше будет, если я сам пойду в трусах и халате?
   Продюсер появился на удивление скоро. Молча бросил на постель бутылку виски и курицу-гриль в пакете, потом забрал плеер с диском и пошел к выходу. На пороге палаты он обернулся и хотел было сказать что-то. Но Фрол как раз скручивал горло стеклянному "шотландцу" в своих руках, и было не до прощаний.
   Вскоре он блаженно присасывался к горлышку бутылки, лежа на спине, и закусывал курицей, разрывая ее руками. Соседи зашевелились, не говоря ничего конкретного, но активным движением под одеялами демонстрируя внимание. В итоге он угостил всех, включая неудавшегося грабителя. Ближе к утру Фрол уснул, сдав на хранение мобильник тому самому алкашу, который, хлебнув дорогого виски, поклялся быть его слугой до гроба.
   Сон был приятен. Фрол ощутил себя так свободно, как, наверное, не бывало с детства. Все было возможно и допустимо. Все походило на игру, и над всем царил этот гениальный ритм "дыхалки" с диска. Фрол находился в палате, стены светились розовым, как реклама секс-шопа, а пол ходил волнами, как будто под линолеумом ползали удавы.
   - Вы все - придурки! - Крикнул он, вскакивая с койки, задержался в воздухе, прежде чем опуститься на пол, и почувствовал с восторгом, как тормозит в полете его невесомое тело.
   Соседи по палате удивленно привставали с коек. У всех на головах были высокие колпаки, словно у еретиков, приговоренных инквизицией.
   - Скучаете? Жизнь - дерьмо? Ничего, сейчас вернусь!
   В два прыжка он достиг входной двери. В коридоре по-прежнему никого не было, но повсюду висели небольшие фонарики в виде черепов. Точь-в-точь хэллоуин! Конечно, так и должно быть, подумалось ему, и он кинулся куда-то, куда "было нужно". Он не знал, что там, но был уверен - туда необходимо попасть.
   Фрол повисел немного перед дверью с матовым застекленным окошком, подпрыгивая и медленно опускаясь на пол, а потом с веселым визгом вышиб стекло плечом, влетел в темное помещение, где по стенкам стояли стеклянные шкафчики с поблескивающими на полочках инструментами, и сделал "мертвую петлю" под потолком.
   Конечно, его внимание привлек скальпель! Что еще так просится в руку?!
   Когда он подлетал в своей палате, из дверей в коридор начали выходить люди. Они сияли нелепым и раздражающим желтым светом. Впереди всех была дежурная сестра. Проснулась, стерва! Ей первой достался удар скальпеля. Он распорол ей живот снизу доверху, мерцающая кровь брызнула, как струя вина, закручиваясь в сверкающие спирали. Там что-то было написано, в этих спиралях... Но Фролу было некогда, он полетел дальше, для забавы повесив рваную куклу медсестры распоротым брюхом на люстру. Как художник, он рисовал скальпелем на телах всех, кто ему встречался, а когда коридор опустел, он заметил в конце растворенное окно.
   На его подоконник Фрол и приземлился, поводя скальпелем в такт той чудесной мелодии, тому негромкому ритму...
   Тут он проснулся.
   Он стоял на подоконнике в раскрытом окне, холодный воздух сковывал тело. Впереди маячили окна четвертого этажа в доме напротив. Фрол опустил голову и увидел причудливые пятна крови, разукрасившие его живот и полы больничного халата. Правая рука была покрыта кровью, как темно-багровой перчаткой. Фрол разинул рот, в мозгу боролись сон с явью, все больше приходя к согласию. Он развернулся лицом в сторону коридора, но поскользнулся на крови, накапавшей с халата на жесть подоконника.
   Пока он летел вниз, события жизни проскочили в сознании, как знаки в школьном уравнении, и перед самым асфальтом Фрол понял, где ошибся в решении, и увидел правильный ответ.
  
   "Почему они так любят большие черные машины?" - подумал Артем. С другой стороны, какие им еще любить? Маленькие и желтые?
   В салоне машины было просторно, как в кабинке ресторана, и ничем не пахло.
   - Диск. - Мужчина с невнятным лицом протянул к нему руку. Артем отдал диск и плеер.
   - Все чуть не пошло наперекос. Диск мог и не вернуться.
   - Вам не следует об этом беспокоиться. Дело прошло более чем удачно. Мы не ждали такого быстрого эффекта. - Мужчина достал из кармана позади переднего сидения пакет. - Вот. На месяц вам хватит. Если, конечно, не будете повышать дозу.
   - На месяц? А потом?
   - Перестаньте. Каждый раз - одно и тоже. Через месяц у вас будет новая работа.
   Артем не успел ничего сказать, невнятный человек в темно-сером костюме опередил его.
   - Не будем тратить время друг друга. Вам нужно кое-что от нас, нам - от вас. Просто и эффективно!
   - Я больше не могу!
   - Бросьте. Меньше вы тоже не можете. Все от чего-то зависят. Абсолютно! Пусть эта мысль вас утешает. Ни от чего не зависит только труп.
   Мужчина улыбнулся, и Артем подумал, что этому типу лучше бы никогда не улыбаться. Захотелось возразить.
   - Люди сами выбирают, от чего зависеть.
   - Не говорите ерунды. Если вы сами выбираете, какая же это зависимость? Впрочем, согласен, какой-то выбор всегда есть. И вы его сделали. А мы одобрили. Мы заинтересованы, чтобы сотрудничество было максимально взаимовыгодным.
   - Так я лучше работаю?
   - Совершенно верно. И поверьте мне, тяжело только в первый раз. И всегда есть, кого выбрать объектом.
   Артем потупился.
   - Он меня достал... Все они со временем начинают хамить, но этот...
   - Вот видите. Мы проводим свои исследования, вы решаете свои проблемы, и никто не в накладе.
   - Но эти люди в больнице...
   Человек в сером костюме вдруг нагнулся к лицу Артема.
   - Запомните, их убили не вы, даже не звуки, записанные на диске. Их убил допившийся до чертиков ди-джей.
   - Но...
   - Никаких "но"! Под гипнозом можно заставить человека делать только то, на что он морально готов. Вы об этом знали? Например, невозможно заставить внушением украсть того, кто не склонен к воровству. Здесь - то же самое. Ваш ди-джей был маньяком, запомните! Просто эта часть его натуры дремала до поры. Но она проснулась бы, рано или поздно. Не будь этого диска, сработало бы пьянство.
   "Я не верю тебе. - Думал Артем. - Ни одному твоему слову." "А толку-то?" - Спросил от тут же самого себя.
   - А что, если он дремлет в каждом? Небольшой компакт-диск, полчаса прослушивания - и готов новый Чикатило!
   - Ну, не в каждом... Ответ на ваш вопрос дадут только длительные исследования. Не бледнейте, не надо! Вас вовсе не собираются делать постоянным участником проекта.
   - Что там было, на диске? Каким...
   - Ничего. Вы забыли? Во всех случаях ответ один: ничего не было. И ничего не будет. Абсолютно.
   - А если меня вызовет следователь? Многие видели, как я входил в больницу ночью.
   - Не вызовет.
   Мужчина с минуту смотрел перед собой. Если на его лице хоть что-то можно было прочесть, следовало сказать, что он раздумывает.
   - А если и вызовет! Вы принесли диск. Обычная работа. Глубокой ночью ему приспичило диск непременно вернуть - желание, само по себе не говорящее о психическом равновесии. Кроме того, он потребовал выпивку и начал пить сразу, как добрался до бутылки. После того, как едва не умер с перепоя! Убедительная картина невменяемости. Можете даже отдать им диск. Любой. Кто догадается? Следователь? Вы сами-то в это верите?
   Невнятный тип достал из кармана пиджака толстую пачку в обертке. По форме было понятно, чего именно.
   - Вот, возьмите. Я слышал, у вас трудности с новой студией. И не тратьте их на себя! Вы же знаете, как только понадобится, у вас будет еще. Только работайте!
   Получив пакет и деньги, Артем расслабился. Он задумчиво посмотрел в окно. Мимо шла компания подростков, громко переговариваясь и смеясь. У одного в руке покачивался гитарный футляр.
   - Когда я начинал бас-гитаристом в "гараж-бэнде", казалось, музыка - это что-то священное. Чистый, универсальный язык. Легендарные древние империи Китая держались на музыке. Якобы, особая тайная мелодия хранила покой династии. Пока мелодия была в секрете, стране ничего не угрожало. Вам приходилось об этом слышать?
   Собеседник Артема едва заметно кивнул.
   - Приходилось. Но не вижу связи между этой легендой и вашими юными грезами о чистоте музыки. Странный вывод. Напрашивается другой.
   - И вы его сделали, этот другой вывод?
   - Думаете, наши исследования основаны на китайском фольклоре?
   - Нет, конечно... Простите. Я сегодня болтлив. А не опасно - такое шумное дело? Все же, не рядовая пьяная резня.
   - Наоборот. Мне это на руку. Проблемы с финансированием есть везде. А тут половину отчета за меня напишут СМИ, в лучшем виде, и у начальства не возникнет вопросов, где результаты работы. К тому же, новое направление работы: оказывается, алкоголь - хороший катализатор. Очень перспективное направление.
   - Вы сегодня удивительно откровенны.
   - Вы тоже. Мы постепенно сближаемся.
   "Только этого не хватало!" - подумал Артем.
   Человек в сером костюме внимательно посмотрел на него.
   - Не надо опять бледнеть. Сближение неизбежно по мере работы. Вам ли не знать?
   - И много беспричинных убийств на совести ваших экспериментов?
   Выражение лица невнятного типа вдруг стало жестким.
   - Мы и правда заболтались. Все, до встречи.
   Артем, проклиная себя за длинный язык, вылез из черной машины и перешел в свою. С ее покупкой у него тоже когда-то были трудности. Но он работал...
  
   Артем поехал домой. Все тело болело, как избитое. Так всегда после "работы" и последующего разговора с "заказчиком". Надо поскорее забыть обо всем... Все верно: Фрол был уже на грани. И всегда был ненормальным. Все они такие, артемовы подопечные. Звездные психи. Чуть качни - и крыша поехала. Нечему удивляться. Надо продумать, что говорить журналистам. Про какую-нибудь "затянувшуюся депрессию"... В общем, как обычно. И организовать концерт. Что-нибудь вроде "Музыка против наркотиков".
   Он поставил музыку, свой любимый компакт-диск. Один из коллег подарил Артему этот альбом. Смешно, но он, довольно известный продюсер, вынужден признать - самая лучшая музыка часто совершенно неизвестна широкому слушателю, даже музыкальным кругам. Эта как-то сразу легла "на душу". Он слушал ее практически ежедневно. Сколько же у него этот диск? Года полтора. Ну да, подарили незадолго до того, как впервые "подсел" на... К черту! Все на чем-то "сидят"! Чем тупее человек, тем примитивнее и зависимость. А на том, что потребляет Артем, "сидят" единицы.
   Завтра СМИ будут полны воплей о "короле ди-джеев", который в припадке белой горячки перерезал отделение клиники и выбросился из окна. Или не будут? И каким будет следующее задание? Плевать! Месяц можно плевать на все!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"