Ванюковъ Андрей: другие произведения.

Моё всё в одном файле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Зеркало сцены

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/mirotrazhennyjzerkalom.shtml
  
   Мир, отраженный зеркалом, двоится.
   Под скрип почти невидимых пружин
   в программке перечисленные лица
   играют роли женщин и мужчин.
  
   Я – зритель заблудившийся, который
   незваный гость на собственном пиру.
   Мне наплевать, я не гожусь в актеры
   и не прошу принять меня в игру.
  
   Устав плутать в надуманных интригах,
   щекой примял несвежий воротник.
   Я все читал в каких-то старых книгах,
   верней, в одной из самых старых книг.
  
   И на исходе действия пружины,
   пустеет зал – все меньше дураков,
   помреж сигналит: Бога из машины
   пора спускать из-под колосников.
  
   Но, привалясь к редуктору лебедки,
   спит монтировщик в майке и трусах.
   Он принял триста грамм палёной водки,
   и Бог завис, качаясь на тросах.

СамИздат Мошкова

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/dom.shtml
  
   Вот дом, который построил Мошков
   в одном из больших сетевых городков.
  
   А это квартиры, что в здании том,
   со всеми удобствами, кстати, притом,
   где есть антресоли, паркет, санузлы,
   обои в цветочек довольно милы.
  
   А это поэты и прочая шваль,
   которые в массе, пожалуй, едва ль
   достойны квартиры снимать и углы,
   где кухни, гостиные и санузлы,
   в доме, который построил Мошков,
   в одном из больших сетевых городков.
  
   А это рассказы, романы, стихи
   и кое-какие из них неплохи,
   и их сочиняют ночами жильцы,
   в волнах СамИздата лихие пловцы,
   которые в разных квартирах живут,
   где им предоставлен комфорт и уют,
   в доме, что строит великий Мошков
   в одном из больших сетевых городков.
  
   А это читающий – редкостный гость,
   в нем часто бушует досада и злость
   к нелепым писаниям местных жильцов,
   себя причисляющих к сонму творцов,
   живущих в квартирах на всех этажах,
   подобно солдатам в своих блиндажах,
   усердно плодящих нетленок полки
   назло всем наездам и им вопреки,
   в одном из больших сетевых городков,
   в доме, который построил Мошков.
  
   * * *
  

Слушая блюз

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/bljuz.shtml
  
   Примостившись на старом
   продавленном кожаном кресле,
   не борюсь с дремотой
   и не жду запоздалых гостей.
   Наше время такое,
   что лучшие новости, если
   скажет диктор со вздохом,
   что нет никаких новостей.
  
   Я на таймер включаю,
   ко сну отходя, "Панасоник"
   и заявится сон
   под несвязную их болтовню.
   А проснувшись, листаю
   с надеждой потрепанный сонник –
   может то, что приснилось,
   удачу сулит мне на дню.
  
   И стопарик махнув,
   отмахнусь от непрошеной мысли
   и смахну со стола
   перепачканный буквами лист.
   В этой жизни мы все
   безнадёжно, как Windows зависли,
   ожидая, когда же
   надавит Delete Программист.
  
   Я гляжу в монитор
   на мерцающий смайлик решпекта,
   в переполненный ящик
   лишь грудами сыпется спам.
   И один за другим
   выбывают друзья из коннекта,
   не успев расплатиться
   со мною по старым долгам.
  
   Будем пить не пьянея,
   ну, разве что самую малость,
   подливая джин-тоника,
   чтоб не увял разговор,
   нас судьба потрепала,
   но вовсе не давим на жалость,
   ведь еще не проигран
   заведомо пройгрышный спор
  
   В ступе воду толчём
   и о чем-то упорно талдычим,
   раздражая всех прочих
   своим заунывным нытьём.
   Жизнь даёт по мордАм
   через раз череду зуботычин,
   мы утрёмся и снова
   куда-то упрямо бредём.
  
   Только всё, что мы пишем,
   терзая послушное слово,
   все, что трепетно прячем
   в заветную нашу тетрадь,
   всё известно давно,
   заурядно, банально, не ново,
   нам опять суждено
   за другими азы повторять.
  
   Но не стоит кривиться
   и в стопку бурчать, мол, доколе.
   Все прошло и проходит
   и это, конечно, пройдёт.
   Мне достаточно знать,
   что в обитель покоя и воли
   этим утром вернётся
   заливший глаза виршеплет.
  
   Посудил нам Господь
   жить не токмо горбушкой насущной,
   если глубже копнуть,
   то найдешь кое-что за душой,
   где хранится НЗ,
   запечатанный пломбой сургучной,
   только мы бережём
   заповедный запас небольшой.
  
   На ведущие партии
   нас приглашают все реже,
   и завистники вяжут
   силки закулисных интриг.
   Но любой из массовки,
   как водится, метит в Главрежи,
   непоставленной пьесы
   ночами строча черновик.
  
   Надвигается вечер,
   стирая дневные заботы,
   и последние капли
   сливая в дежурный стакан,
   продолжают мусолить
   пустой разговор обормоты,
   пожилые актёры,
   пропившие свой балаган.
  
   С покорённых высот
   я вполглаза гляжу на долину,
   где кипит суета,
   где пирует восторженный Дух...
   И халат запахнув
   и качалку подвинув к камину,
   тёплый бренди цежу,
   старый блюз подбирая на слух...
  
  
  

Стихи разных лет

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/stihi.shtml
  
   Мне бросить бы все нажитое даром,
   такая жизнь почти не дорога,
   и вместе с неприкаянным Макаром
   гонять телят аж к черту на рога.
  
   Топтать никем не мерянные версты
   и знать что никого не обману,
   спать, насмотревшись досыта на звезды
   и вдоволь наглядевшись на луну.
  
   Там в небесах туманится дорога,
   и чёток путь полуночных планет,
   и я готов поверить даже в Бога,
   хоть знаю сам, что даже Бога нет...
  
   Кольцо Соломона
   (Пятидесятилетие)
  
   Жизнь горит, как сухие поленья.
   Уж не каждый рюкзак по плечу.
   Раньше я отмечал дни рожденья,
   а теперь отмечать не хочу,
  
   за вторую шагнув половину,
   приближаясь к итога черте.
   И друзья не былые, не те,
   за столами пируют полтину.
  
   И морщины легли на лицо
   отпечатком былых мерехлюндий.
   – Все проходит, – сказало Кольцо, –
   для чего тебе gloria mundi...
  
   * * *
  
   Я слишком долго жил в эСэСэСэРе
   и не умею верить во Христа.
   В душе, (а есть она ли?..) – пустота,
   но хочется во что-нибудь поверить.
  
   В кого-нибудь, хоть в самого себя,
   стать самому себе домашним богом,
   на свой алтарь в своем углу убогом
   молиться, самого себя любя.
  
   На всякий случай нового потопа
   построить свой ковчег, хоть небольшой.
   И властвовать над собственной душой.
   Коль есть она, она важней, чем жопа!
  
   * * *
  
   Все взверили в Христа и неофиты
   кладут поклоны, сдвинувши щепоть.
   От истовых молитвий лбы разбиты,
   однако не торопится Господь
  
   нас осенить сияньем благодати
   и облегчить от горестей и мук.
   Все невпопад, все криво, все некстати,
   лишь отовсюду слышно: Стук! стук!! стук!!!
  
   И тонет чистый глас в фальшивом хоре,
   где все орут без смысла и без нот.
   Коль Бога нет в Душе, то нет Его и взгоре.
   И в новый Храм Господь не снизойдет...
  
   взгоре – здесь: свыше
  
   Возвращение Одиссея

   Сколько врагов я по свету рассеял,
   двадесят лет я кружил по Европе.
   Только я б не был царем Одиссеем,
   коль не вернулся к своей Пенелопе.
  
   Кончена битва, пир вольного духа.
   День долгожданный наступит сегодня.
   Пала на берег тяжелая сходня.
   Вот и Итака!
   А кто ты, старуха?...
  
   * * *
  
   "Россия – страна, в которой невозможно выжить.
   И без которой невозможно жить. "
   Виолетта Баша "Письма с края Земли"
  
   Опять над страной собираются грозы,
   и гром заворчал, отдаленно грозя.
   Под шквалистым ветром вздыхают березы,
   и в щёку ударили капли дождя.
  
   Сереющий купол зарницами вышит,
   и край горизонта пунктирно дрожит –
   Россия, в которой немыслимо выжить,
   и все ж без нее невозможно прожить.
  

* * *

  
   Унылый дождь привычно кружит
   по копошащейся Москве,
   и отразившись в мелкой луже,
   эМ превратилась в дубль-Вэ.
  
   Какая чертова погода...
   У входа в гулкое метро
   дрожит кровавое тавро
   под каблуками пешехода...
  
   Воспоминание о Таганке

   Пыль бархатных кулис,
   тень старого портала,
   где мы кричали: "Бис!"
   ладоней не щадя.
   И мудрый датский принц
   нам кланялся устало,
   слепящей рампы блиц
   рукою отводя...
  
   * * *
  

Омурялки

  
   Творчеству автора не чужд и лирический настрой, свидетельством чему является представляемая ниже подборка виршетворений, написанных исключительно с утилитарной целью охмуряния милых дамочек, коему занятию автор самозабвенно предавался, не всегда безуспешно.
   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/ohmurjalki.shtml
  
   Попытка написания лирического стихотворения
   и чем она закончилась
  
   Черновая редакция:
  
   Мне не всегда живалось гладко,
   бывало всяко, черт возьми,
   Создатель здешнего порядка
   не церемонится с людьми.
  
   Судьба задворками вела, но
   сквозь клочья рваных низких туч
   заветным именем Светлана
   блеснул внезапный летний луч.
  
   И мир светлеет понемногу,
   неотвратимо, как прилив.
   И я готов поверить Богу,
   что Он суров, но справедлив.
  
   Ты мне дарована судьбой,
   за то, что был я терпеливым.
   И коль возможно быть счастливым,
   позволь счастливым быть с тобой!..
  
   Окончательная редакция:
  
   Мне не всегда живалось гладко,
   бывало всяко, черт возьми.
   Создатель здешнего порядка
   не церемонится с людьми,
  
   швыряя в мутную протоку
   едва очнувшихся кутят,
   мол, все одно, не выйдет проку,
   пусть выплывают, как хотят.
  
   И покарябаны бока
   о копошащиеся льдины,
   и неприступны берега
   из мягкой скользкой теплой глины.
  
   На поворотах застревая,
   кружась, кипит весенний сор,
   авось, и вынесет кривая
   на заповеданный простор.
  

* * *

  
   Мои плоты лениво вниз плывут
   вдоль берегов досужих озарений...
   И мнится мне, что женщины живут
   в тумане параллельных измерений,
  
   под шорох опадающих шелков
   умеющие верить в небылицы,
   в почетную коллекцию долгов
   мне добавляя новые страницы.
  
   Топчу круги по собственным следам
   в своей четыре на два одиночке.
   Пришла пора ответить по счетам,
   и некому молиться об отсрочке.
  
   Дверь заперта потерянным ключом.
   Течет река. И год плывет за годом.
   Нелепый сон о чем-то ни о чем
   почти забылся, вспугнутый восходом.
  
   В ходу чужие правила игры.
   Дрейфует плот, податливый теченью.
   Двоятся параллельные миры
   и не сойтись им по определенью...
  
   * * *
  
   Ножки, что процокали, шаля,
   каблучками тонкими, как гвозди, –
   камертон, настроенный на ля,
   с ручкой из резной слоновой кости.
  
   И, туманя голову вельми,
   словно яд, настоянный на травах,
   чистой квинтой вспыхивает ми
   сразу же во всех семи октавах.
  
   Ты, как будто этого ждала,
   и взглянув застенчиво и гордо,
   терцию послушную вплела
   в четкую гармонию аккорда.
  
   И весь мир, томящийся окрест,
   раздвигая сущего границы,
   зазвучал, как слаженный оркестр
   после сотен долгих репетиций.
  
   * * *
  
   Мир полон струн, звучащих невпопад,
   сумятицей невнятных нотных строчек.
   И только самый опытный настройщик
   отыщет в них гармонию и лад.
  
   Он явится всем прочим вопреки,
   любимчиком и пасынком фортуны,
   и, подтянув разбитые колки,
   смычком заденет вздрогнувшие струны.
  
   И, словно пес при окрике "Апорт!",
   весь мир во власти старого тапёра,
   пока звучит торжественный аккорд
   под куполом старинного собора.
  
   * * *
  
   Мы увлеклись опасною игрой,
   как дети, заблудившиеся в храме,
   но гул неотвратимого цунами
   до нас уже доносится порой.
  
   Сбивает с ног упругая волна,
   и не спастись от пенного прибоя.
   И мы обречены навек с тобою
   во сне шептать друг друга имена...
  
   * * *
  
   И никого. Лишь мы вдвоем.
   И ты мне шепчешь: " Будь смелее..."
   И я отчаянно хмелею,
   хоть мы вина почти не пьем.
  
   И ты взмахнула головой,
   взметнулись волосы на плечи.
   И стеариновые свечи
   запахли скошенной травой.
  
   Свою шальную красоту
   ты даришь весело и смело,
   А то, что молвить не посмела,
   в зрачках подёрнутых прочту.
  
   И в наш бессвязный разговор
   вплетаешь ты осколки смеха.
   И, как досадная помеха,
   стекает платье на ковер.
  
   И я медлительному телу
   позволил на спину упасть.
   И очистительная страсть
   уносит к вышнему Приделу.
  
   * * *
  
   Ты мне нужна, как воздуха глоток,
   с тобой хочу быть ласковым и нежным.
   Люблю твой золотистый завиток,
   старательно оставленный небрежным.
  
   Люблю твой голос, ямочки и смех,
   люблю твою летящую походку,
   любить тебя не самый тяжкий грех,
   наивную шальную сумасбродку.
  
   И я клянусь тебе, что всё отдам,
   чтоб стала ты счастливейшей из женщин.
   И брошу я тогда к твоим ногам
   весь этот мир, не больше и не меньше.
  
   * * *
  
   ...твой запах будоражит и бодрит,
   твой терпкий вкус пьянит до исступленья,
   когда гоня последние сомненья
   твой влажный рот в меня полуоткрыт;
  
   и расстегнув последнюю застежку,
   принять в ладони выпавшую грудь,
   и женщину, похожую на кошку,
   на алтаре языческом распнуть,
  
   где плавится по прихоти жреца
   закланью предназначенное тело,
   чтоб зябкое соцветие сосца
   под пальцами послушно потвердело,
  
   и жадно предвкушая кутерьму,
   отбросив напрочь путы одеяла,
   ты застонала в ритме ритуала,
   покорна и готова ко всему –
  
   и чепуху бессвязную молоть,
   и изойти в исторгнувшемся стоне,
   почувствовав пронзительную плоть
   в податливо раздвинувшемся лоне...

   ______________
   КУТЕРМА ж. татарск.к. суета, сумятица, хлопоты, суматоха; беспорядок, безтолочь; крик, брань, ссора.
   (по Вл. Далю)
   КУТЕРЬМА, кутерьмы, мн. нет, ж. (казакск. koterme – усиленное понукание лошадей всадниками на скачках) (разг.). Суматоха, суета и беспорядок. .
   ( Словарь Ушакова)
   КУТЕРЬМА, –ы, ж. (разг.). Суматоха, беспорядок.
   (Словарь Ожегова) ______________
   Прим. автора: По-видимому, в контексте данного стих. толкование Ушакова наиболее уместно.
  

* * *

  
   Проходит все, и радость, и тоска,
   жизнь продолжается, как это и не странно
   и, словно пес, зализывает раны
   наш лучший лекарь, времени река.
  
   Одну подушку бросив на матрас
   и съев холодный ужин в одиночку,
   укладываю маленькую дочку,
   она уже пошла в четвертый класс.
  
   Сгущается ночная тишина,
   и тикают часы неторопливо.
   И ты не спишь, добра, умна, красива,
   да только так сложилось, что одна.
  
   Так редко жизнь бывает справедливой,
   она всегда бывает мудрой лишь.
   Звони, я знаю, ты уже звонишь.
   Я так хочу, чтоб ты была счастливой.
  

* * *

  
   В зашторенных проемах корпусов
   пристанищ человеческого рода
   сигналами, доступными для сов,
   двоичного компьютерного кода
   помимо шепелявой шелухи
   и ветхого прокуренного вздора
   записаны нездешние стихи,
   весомые, как пункты приговора,
   мучительными бликами слепя
   досужего вечернего проныру,
   я их прочту, но только про себя,
   чтоб позабыть, войдя в свою квартиру.
  

* * *

  
   Жениться надо по любви,
   а разводиться по расчёту,
   пока одна их половин
   другую не послала к чёрту,
  
   пока не вышвырнут в тираж,
   пока виски не слишком седы,
   пока еще по вечерам
   находишь темы для беседы...
  
   С размаху выключив ТиВи,
   от седины продув расчёску,
   вздохну понуро: Се ля ви...
   Жениться нужно по расчёту,
   а разводиться по любви!
  
   Осеннее настроение
  
   Ветер листву по газону разносит,
   нечем прикрыть наготу ноября.
   Просто в разгаре глубокая осень –
   нехотя утром проснулась заря.
  
   Капли дождинок стекают с карниза,
   в полдень на улице полутемно,
   и сквозь березку, солистку стриптиза,
   мутное небо взглянуло в окно...
  
   Качели
  
   В разгаре дачная весна,
   я смастерил в саду качели,
   подмазал, чтобы не скрипели,
   а сам уселся у окна.
  
   Чаек затеяла жена
   и достает буханку хлеба.
   Девчонка подлетает в небо,
   наверно, счастлива она.
  
   Всплывает вечная луна,
   на ней холёная усмешка.
   Я бросил в печку два полешка,
   пора бы спать, да не до сна.
  
   Такая в мире тишина:
   ни ветерка, ни трепетанья,
   и вся махина мирозданья
   мне вдруг становится ясна.
  
   Всей этой бездны глубина
   и звезд пасущееся стадо...
   ...И подновить скамейку надо,
   а то ругается жена...
  
  

Мизантроптихи

   Это словечко – Мизантроптих, образовано механическим слиянием из двух: мизантроп и стих. Поэтому сообразительный читатель может понять, что в данной подборке автор станет изливать свою желчь и пессимизм на того, кто будет иметь неосторожность заглянуть на эту страничку.
   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/mizantroptihi.shtml
  
   Коль депрессняк сдавил дыхалку люто,
   и ты уже повесился почти,
   плесни в стопарик дозу "Абсолюта"
   и книжицу О'Генри перечти.
  
   Когда в душе хандра скрипит ножовкой,
   и подмывает выглянуть за край,
   наполовинь граненого "Перцовкой"
   и книжицу О' Генри полистай.
  
   Когда под вечер горестно взгрустну я,
   дабы избыть на сердце маету,
   из морозилки вызволю "Ржаную"
   и книжицу О'Генри перечту.
  

* * *

  
   Река течет меж тех же берегов.
   Наверное, все было понарошку.
   Лишь грядка затухающих кругов
   на миг вспугнула лунную дорожку.
  
   И все.
   И тишина.
   И был таков.
   Слетаются встревоженные мошки.
   И не нажил с пол дюжины врагов,
   чтоб хоть они порадовались трошки...
  
   * * *
  
   Сдавая вахту смутной ночи,
   день остается во вчера.
   Смежая гаснущие очи,
   я умираю до утра,
  
   чтоб утром старенькая "Слава"
   продребезжала трубный зов,
   и день, вскипающий, как лава,
   взорвался тиканьем часов.
  
   И мне, воскресшему, не странно,
   что я с беспечностью вора́
   встаю с промятого дивана,
   как Лазарь с смертного одра.
  
   Придется жить, раз жив покуда,
   в тисках житейской чепухи.
   Не переполнили сосуда
   мои вчерашние грехи.
   _________________________________________________
   "Слава" – марка будильника 2-го часового завода, славящаяся надежность и точностью хода.
  

* * *

  
   В начале было слово.
   И в конце
   пути, наверно, тоже будет слово,
   когда, освобождаясь от земного,
   я припаду к прощающей руце.
  
   И самые заветные мечты
   вдруг сбудутся естественно и просто,
   грехов спадёт трухлявая короста,
   и налегке, светясь от наготы,
  
   душа взойдет, ступив на облака,
   туда, где суета и вожделенье
   уже не властны. Ангельское пенье...
   ...поди, уж там заждались дурака.
  
   * * *
  
   Проснуться, сбрить щетину с рожи,
   разбить два утренних яйца...
   Неразличаемо похожи
   деньки, недельки, месяца
   скрипят бессмысленно и зряшно,
   пока не кончился завод.
   А подыхать почти не страшно
   тому, кто толком не живет,
   кому и лишний день в обузу
   кого досужий бильярдист
   от двух бортов вгоняет в лузу
   в бильярдной парка "Парадиз".
  
   * * *
  
   Жизнь, как подметил классик, – хороша,
   об этом знают маленькие дети,
   пусть на обед китайская лапша
   в шуршащем целлофановом пакете,
  
   пусть не сорвал достойного куша,
   поставив на нечетное в рулетке,
   и на текущем счете ни шиша,
   и я застрял на "Е-четыре" клетке,
  
   пускай по коридору не спеша
   слоняться мне в неглаженой пижаме,
   и пусть болит и корчится душа,
   в особенности лунными ночами,
  
   так толком ничего не соверша,
   я сплюну, и кому-нибудь икнется...
   Проверено – чем меньше остается,
   тем паче жизнь бывает хороша.
  
   * * *
  
   Крупье сдает.
   А бывшего повесу
   оттерли от сукна.
   И ни гроша.
   Я б душу заложил любому бесу,
   мне б только знать, что есть она, душа.
  
   Уже швейцар поглядывает косо
   примериваясь выкинуть взашей.
   А в подворотне стайка алкашей
   ждет не дождется нового отброса.
  
   Плащ палача примеривает жертва,
   и память вытесняет имена.
   За краткий миг нелепого блаженства
   платить всегда приходится сполна.
  
   И я пилю оседланный мной сук.
   И пилят все свои суки, беспечны.
   Так стоит ли бояться вечных мук,
   тем хороши они, что будут вечны.
  
   * * *
  
   Мир слишком стар, давно изречены
   все истины, все правды и все ложи.
   И старый Бог уснул и грезит сны,
   а мы – кошмарный сон Его, быть может...
  
   Едва явившись в этот мир, уже
   я обречен отцовскими грехами.
   Лампадка, чисто тлевшая в душе,
   затоптана смазными сапогами.
  
   Потерянным бояться ли потерь.
   Хоть вызубри Известие Благое,
   Спаситель дремлет, вывесив за дверь
   картонный трафарет: "Не беспокоить"...
  
   * * *
  
   Любая путеводная тропа
   ведет в трясину топкого болота,
   где скалятся пустые черепа,
   смакующие перчик анекдота,
  
   сочится разложение и тлен,
   и нет надежды вырваться из плена,
   где самая насущная проблема –
   отсутствие каких-либо проблем,
  
   где в паутине липкой тишины,
   сплетенной из тягучего тумана,
   мерещатся томительные сны,
   нелепые, как грезы наркомана...
  
   * * *
  
   Назло неписаным запретам
   построил призрачный приют,
   где даже трупы не гниют
   под мертвым ультрафиолетом,
   где минус двадцать даже летом,
   где можно вдоволь не грешить,
   где жгучих звезд не потушить
   мгновенно вспыхнувшим рассветам,
   где по ночам бушует штиль,
   и снег искрится лунным светом,
   и никого в округе нет там
   на восемьсот погонных миль...
  
   * * *
  
   Под шорканье летающих мышей
   по гулким лабиринтам подсознанья,
   шарахаясь от зыбких миражей,
   путем героя древнего сказанья
  
   кружусь, петляя в собственных следах,
   уже привык, и мне почти не жутко,
   когда в помятых медных зеркалах
   всплывает отражение ублюдка.
  
   Не смеющий найти пути обратно
   здесь тоже сможет как-нибудь прожить.
   У входа зарыдает Ариадна,
   в ладонях скомкав порванную нить.
  
   Замкнулся круг.
   И пусть веселый Крит
   других венчает веточками лавра.
   Я остаюсь.
   Не должен Лабиринт
   так долго пустовать без Минотавра.
  
  
   * * *
  
   Покуда не обжился, не привык,
   все ручки рвал, пытаясь выйти к свету.
   Но на дверях расчетливый шутник
   "Нет выхода" набил по трафарету.
  
   И я сроднился с гулкой тишиной,
   лишь траурно потрескивают свечи,
   рисующие тени за спиной,
   чей силуэт похож на человечий.
  
   Сыграть с тенями в детское "Замри",
   они мои сокамерники типа.
   Потом уснуть и не услышать скрипа
   снаружи отпираемой двери.
  
   * * *
  
   Ртуть фонаря сочится сквозь балкон,
   полуоткрытый в сторону восхода.
   Раскашлялся гнусавый телефон
   впервые за последние полгода.
  
   Ну что ж, приятель, вдоволь похрипи,
   потешь себя занятием знакомым,
   пока,как пес, сидящий на цепи,
   соединен с пластмассовым разъемом.
  
   Пока дрожит сигнальное реле,
   пока имеешь трубку на затылке,
   пока тебя на кухонном столе
   не вытеснили книги и бутылки.
  
   * * *
  
   Мы все проездом в этом славном мире.
   Сначала холодеют пальцы ног,
   но это предварительный звонок,
   имей в виду, что их еще четыре.
  
   Потом пересыхает полость рта,
   и медленно закладывает уши,
   вокзальная людская суета
   становится бессмысленней и глуше.
  
   Вагон уже покинули все те,
   кто провожать явились человека.
   И, привыкая к мутной темноте,
   упало тяжелеющее веко.
  
   Теперь пора. Теперь "момент умора".
   Качнулся уплывающий перрон.
   Пахнуло догорающим костром,
   и путь открыт по взмаху семафора.
  

* * *

  
   Счастливцам недосуг кропать стишки,
   они в метро почитывают книжки.
   У них свои счастливые делишки
   и мелкие счастливые грешки.
  
   В счастливчики хотел пойти и я б,
   но поезд отъезжает от перрона.
   И вновь состав на стыках перегона
   в меня вбивает пятистопный ямб.
  

* * *

  
   Носящий гордый титул Демиурга
   дает единовременный сеанс,
   с усердием слюнявого придурка
   мусоля затянувшийся пасьянс.
  
   Картинки на шершавое сукно
   ложатся аккуратно и послушно.
   Но если здесь он заперся давно,
   то как же ему муторно и скучно.
  
   Любой пасьянс всегда имеет коду.
   Когда сойдутся карты наконец,
   в камин смахнет затертую колоду
   в пух проигравший Вечности Творец.
  

* * *

Из написанного на поверхности старого пруда...

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/101nawode.shtml
  
                             * * *
     
      А стоит ли писать? Мусолить вновь, что было.
      Бумагу изводить и перья и чернила.
     
      Ловить мгновенный всплеск дарованной нам дрожи.
      Молчание честней и ценится дороже.
     
      Отныне я замкнул свои уста обетом...
      ...Лишь изредка прочтет владеющий секретом.
     
                         * * *
     
      Вопрос извечный пестовал и я:
      В чем сущий смысл земного бытия?
     
      Построить дом, разбить цветущий сад,
      зачать дитя для старости услад?
     
      А, может быть, (стезя так коротка!)
      пьянеть нектаром грешного цветка?
     
      Иль, горестно приняв аскезу схим,
      остаток дней отдать беседам с Ним?
     
      Начав сказанье с нового листа,
      во что-нибудь поверить, хоть в Христа,
     
      и, затворяясь в стенах монастыря,
      Его молить, душою воспаря,
     
      чтоб Он, благословив мой терний путь,
      послал мне веру, хоть во что-нибудь...
     
      На эту тему писаны тома –
      ответа нет, как в формуле Ферма́,
     
      Лишь только тем, кто чаши видел дно,
      ответ доступен, прочим не дано.
     
      Но мы беспечно пропили аванс
      и нет надежды на повторный шанс...
     
   Здесь: *чаша* – в смысле "Кубок жизни", словами Ивана Карамазова
  
                         * * *
     
      Готов прожить хоть месяц без еды –
      не вижу в том особенной беды.
     
      Денек-другой не утоляя жажды,
      коль припечёт, могу стерпеть однажды.
     
      Без воздуха – в конце второй минуты
      душа взлетит, порвав земные путы.
     
      Без веры срок короче полумига, –
      гласит давно написанная Книга.
     
                         * * *
     
      В своей норе лелеемый уют,
      а в небесах пернатые снуют...
     
      И бают старики: из века в век
      планеты продолжают мерный бег...
     
      А где-то за эклиптикой планет
      галактики...
      И там нас тоже нет.
     
                         * * *
     
      Как сочинять нетленные стихи?
      Рецепт сродни варению ухи.
     
      Сперва закинь уду в речной поток,
      рифм налови, уставясь в поплавок.
     
      Распотроши и выкинь потроха,
      иначе будет горькою уха.
     
      Почисти, отскребя от чешуи,
      и костерок под вечер запали.
     
      Добавь по вкусу в варево приправ –
      сгодится сбор душистых летних трав.
     
      Потом томи на медленном огне,
      прислушиваясь к звонкой тишине.
     
      Когда начнет всё весело бурлить,
      не погнушайся в меру посолить.
     
      В загашнике припрятан пузырёк –
      не для рыбалки трезвости зарок.
     
      Мерцанье звёзд, журчание реки...
      Неплохо получилось, мужики!
     
                         * * *
     
      Когда в кармане кончились гроши –
      Пиши!
      Когда гнетет смятение души –
      Пиши!
      Когда ты наточил карандаши –
      Пиши!
      Когда с Христом беседуешь в тиши –
      Пиши!
      Навешать хочешь на уши лапши? –
      Пиши!
      Когда ты обкурился анаши –
      Пиши!
      Пиши рассказы, повести и саги –
      всё стерпит лист линованной бумаги...
     
                         * * *
     
      Моя душа – мое второе Я,
      ей ведомы все тайны бытия.
     
      Но знанием не делится со мной –
      тому непонимание виной.
     
      Я не умею выслушать слова,
      звучащие в глубинах естества.
     
      В них вещий смысл, я знаю, заключен,
      их различив, я стал бы богачом.
     
      Я был бы повелителем миров
      и превзошел уменьем мастеров.
     
      И даже Смерть разминется со мной,
      когда мой путь окончится земной.
     
      Но самого себя познать трудней,
      чем управлять шестеркою коней.
     
      Мне недосуг, толкаясь и спеша,
      уразуметь, что мне твердит душа,
     
      живущая со мною до поры,
      до перехода в лучшие миры.
     
                         * * *
     
      Дарите девушкам цветы:
      ромашки, лютики, тюльпаны.
      Пусть понимают, что желанны
      они в расцвете красоты.
     
      Дарите женщинам цветы:
      из роз букеты двухпудовы.
      Пусть понимают – мы готовы
      надеть на шеи хомуты.
     
      Дарите бабушкам цветы:
      гвоздики, астры, хризантемы.
      Пусть эти хрупкие эмблемы
      напомнят вешние мечты.
     
                         * * *
     
      Берёт разбег наш вывихнутый век
      где нет препон для нравственных калек.
     
      Дозволено попавшему во власть
      казну на миллиарды обокрасть.
     
      И китель натянувшему менту
      дозволено бодяжить наркоту.
     
      Мы свыклись, что продажные суды
      штампуют приговоры от балды.
     
      А дурищи, купившие права,
      таранят остановки в лобова.
     
      Но сотню с лишним лет назад тому
      Ф. М. предвидел здешнюю чуму:
     
      Мол, если в сердце гаснет свет небес,
      туда приходит жадный мелкий бес,
     
      пируя над ошмётками души,
      сочащейся заразою парши.
        
                         * * *
     
      ...в башку стучится мыслей муть, уж виден свет костров прощальных, и разговор гостей печальных, меня пришедших помянуть, скользьмя касается футбола, и в такт мелодий рок-н-ролла меня несут в последний путь...
     
                         * * *
     
      Ох, что было вчера! мы мешали с портвейном джин-тоник,
      а сегодня, со скрипом глаза разомкнув поутру,
      понимаю: покамест пивка не приму – я дальтоник,
      только серые пятна могу разглядеть сквозь чадру.
     
      Навалившись локтями на стойку, киваю бармену,
      он к ночным разговорам о жизни с клиентом привык,
      он готовит коктейли, и ведает точную цену
      излияньям души, заскочивших на свет забулдыг.
     
      Было время, когда отправлялись гулять без мобилы,
      и в карманах звенели одни на метро пятаки,
      на пустяшный распыл нерасчетливо тратили силы
      а когда не везёт, друг у друга стреляли бычки.
     
      А когда мы по пьяни разбили последнюю кринку,
      оказалось, давно заблудились, в тумане бродя,
      и увидев просвет, ломанулись к ближайшему рынку,
      сохранившие веру в надёжную спину вождя.
     
      Здесь за все, что сверх нормы, взимают отдельную плату,
      хомо хомони нынче – голодные жадные псы.
      Это раньше к завмагу придя по великому блату,
      за бесплатно почти получали батон колбасы.
     
      Всё вернулось на круг, ведь развитье идёт по спирали,
      вновь воротимся в Рим, проплутав паутиной дорог.
      Превратилось в труху то, что ловко у ближних украли,
      золотые десятки под плинтусом не были впрок.
     
                         * * *
     
      Наш мир не описать двоичным кодом
      он переменчив, словно старый блюз,
      и я взрослею, с каждым Новым Годом
      на сотню лет старее становлюсь.
     
      Но я еще во сне летать умею,
      наивный и досужий обормот.
      Я заложу последнюю гинею,
      чтобы сорвать накопленный джек-пот.
     
      Сгребаю в кучу ворох ассигнаций,
      я знаю цену каждому рублю.
      За твердую валюту накуплю.
      не что-нибудь, а биты информаций.
     
      Я предпочту синицу журавлю
      и не боюсь дефолтов и стагнаций.
     
                         * * *
  

Давнишнее

Из написаного лет 30 назад

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/dawnee.shtml
  

* * *

    
   Я придумал тебя
           до последней мельчайшей крупинки,
     я придумал твой голос
           и прядь непослушных волос,
    я придумал глаза
          с затаенной зеленой хитринкой,
    и гадаю теперь:
          удалось или не удалось.
    Я придумал слова,
           те, что ты никогда мне не скажешь,
    я придумал наш дом
           и сопящих во сне пацанов.
    Я придумал тебя,
           только это похоже на кражу,
    только это похоже
           на один из несбывшихся снов.
    Ты во мне разбудила
           доселе дремавшие силы.
    ты добавила в жилы мне
          чистой и звонкой крови,
    только, если б меня
          ты хотя бы немного любила,
    я бы умер от счастья,
          от гордости и от любви.
     

* * *

     
      Ты постучишь в окно ко мне,
      cорвав с привычного покровы,
      и я познаю – в глубине
      души моей таится слово,
      еще не ясное вполне.
      С тобою быть наедине
      хочу, но знаю, это снова
      ты мне привиделась во сне,
      в тумане неба внеземного
      и в неземной голубизне.
      Ты появляешься извне,
      недосягаемо сурова,
      и в полуночной тишине,
      презрев условностей оковы,
     ты постучишь в окно ко мне.
     

* * *

     
     Жениться надо по любви,
      а разводиться по расчёту,
      пока одна их половин
      другую не послала к чёрту,
      пока не вышвырнут в тираж,
      пока виски не слишком седы,
      пока еще по вечерам
      находишь темы для беседы...
     
      С размаху выключив ТиВи,
      от седины продув расчёску,
      вздохну понуро: Се ля ви...
      Жениться нужно по расчёту,
      а разводиться по любви!
     
          * * *

Синий троллейбус

     
     Облупившийся и ржавый
     слепо смотрит в пустоту.
     Он когда-то величаво
     по бульварам нес мечту,
     и нестарый Окуджава
     в двери прыгал на ходу.
     
     Но обрюзгший и неловкий,
     потеряв свою красу,
     он стоит на остановке
      в недостроенном лесу,
     переделанный в бытовки
     предприимчивого СУ.
     
     Изнутри стекло – бумагой,
     чтоб пресечь нескромный взгляд,
     штукатурщицы ватагой
     по утрам к нему спешат,
     перешучиваясь, благо,
     нет отбоя от ребят.
     
     На проколотых баллонах,
     не коря свою судьбу,
     покосился обреченно.
     И не птица марабу,
     а нахальная ворона
     у него сидит на лбу.
     
     (СУ – Строительное Управление)
     
   Жажда жизни.
     
     Тонкой вязью асфальт расчерчен,
     Словно вышивка кружевницы,
     Разбивая решетку трещин,
     Прут травиночки из темницы.
     
     Прут, выплёскиваясь наружу
     Под манящие ласки ветра,
     Жаждой жизни упрямо руша
     Запретившее волю вето
     
     С виду вроде бы слабосильны,
     Но не пятятся на попятный.
     На асфальтовой коже пыльной
     Изумрудно сияют пятна.
     
     * * *
     
     Неосторожные слова
     Разбудят в сердце боль тревоги,
     Так равнодушно ранит ноги
     Осколок битого стекла.
     Он, затаившись до поры,
     В траве зеленой не заметен.
     Но сколько шрамов и отметин
     У шаловливой детворы...
     
     * * *
     
      Бросаю вниз докуренный бычок.
      Он полетит, разбрасывая искры...
      Вот если б так, в занятный пустячок
      свести все затянувшиеся игры.
      Как это просто – лишь не поленись
      перемахнуть балконные перила
      и, сиганув вслед за окурком вниз,
      вмять в тротуар оскаленное рыло...
     
      * * *
     
      В век двадцатый, в век науки,
      в век технических новин
      я хочу изведать муки
      платонической любви.
     
      Может это старомодно,
      но такой уж я, увы.
      Тихо спрашиваю: Можно
      называть тебя на Вы?
     
      Изливаясь в серенаде,
      влезу я на твой балкон,
      только вдруг подъедут дяди
      и составят протокол.
     
      А не ведающий шуток
      ясноглазый капитан
      вкатит мне пятнадцать суток,
      чтобы перевоспитать.
     
      Только перевоспитанью
      не поддамся ни за что,
      а, проспекты подметая,
      буду я мечтать о том,
     
      как однажды в день погожий
      я при свете синевы
      попрошу, краснея: Можно
      называть тебя на Вы?
     
      Легкий пух уронит тополь,
      пробежит пацан в кино.
      Ты мне скажешь: Недотёпа,
      я же замужем давно.
     
      Я отвечу: Ну и что же?
      Я привыкну. Я привык...
      А еще спрошу я: Можно
      называть тебя на Вы?
     
      * * *
     
   Осенняя песня
     
      1.
     
      Осень. Дворник-ветер
      взялся листву мести.
      Падают с мокрых веток
      медленные мечты.
      А по утрам морозом
      тянет от стылых луж.
      Осень меня морочит,
      грубо толкая в грусть
     
      Осень. День нелепый –
      в полдень полутемно.
      Кажется, вместо неба
      матовое стекло
      Ветер в ладони дышит,
      не унимая дрожь.
      В окна без передышки
      мелко стучится дождь
     
      За журавлиным клином
      хочется улететь.
      Спрятаться, бросить сгинуть
      и превратиться в тень
      Чтоб без меня негромко
      ты погрустить смогла,
      и одеяло скомкав,
      даже всплакнуть слегка
     
      2.
     
      Пронзает щеки пухлых облаков
      звенящий скальпель журавлиной стаи.
      Взмах крыльями – прощальный взмах платком.
      Далекий крик в морщинах неба тает.
      Далекий крик в душе моей звенит.
      Они летят на юг, в страну акаций.
      Они летят на солнечный зенит,
      за мной оставив право оставаться.
     
      И я стою на выпуклой земле,
      в моих ногах валяется планета.
      От холода осеннего сомлев,
      Она молчит до наступленья лета.
      Мне вслед за ней, наверно, суждено
      на слове недосказанном запнуться,
      прислушиваясь зябнущей спиной
      к тем, до кого рукой не дотянуться...
     

* * *

     
      Стараясь истину родить,
      мы часто спорили до хрипа.
      Кто мы? Кто мы... Два хилых типа.
      Чем огороды городить,
      пора б скукожиться от гриппа.
      А мы, откуда только прыть,
      старались истину родить
      и часто спорили до хрипа.
     
     Искали истину на дне,
     на дне граненого стакана.
     И находили, как ни странно,
      ее в дешевеньком вине,
     однако радоваться рано:
     лишь только ДА и только НЕ,
      увы, находятся на дне
      на дне граненого стакана.
     
     Ну а потом... А что потом?
     Искали истину у Веры.
      Творили новые химеры,
      довольно глупые притом,
     как ясно всем, сверх всякой меры.
      Однако истина не в том,
     чтоб потеряв ее, потом
     вдруг обрести ее у Веры
     
     И снова на круги своя
      в конце концов опять вернулись,
     довольно грустно усмехнулись:
     Все повторяется, друзья!
     И, пряча лысины, сутулясь,
     вздохнули, правды не тая:
      Ну вот и на круги своя
     в конце концов опять вернулись....
     
      * * *
     
      Я не верю в приметы,
      В их навязчивый бред.
      Хоть известны примеры
      Совпаденья примет.
     
      И на летней опушке
      Не прошу никогда
      Горемыку-кукушку
      Погадать про года
     
      На закланье Фортуне
      Не спроважу судьбу.
      Будет жаль, если втуне,
      Просто так пропаду...
      (дальше забыл...)
  

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО

1917-2017гг

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/istorgosros.shtml
  
   Послушайте, ребята.
   Что вам расскажет дед.
   Земля наша богата,
   Порядка в ней лишь нет.
  
   А. К. Толстой. 1868 год
  
   Земля у нас изрядна,
   хоть у кого спроси,
   но не было порядка
   от века на Руси.
  
   У нас бывало всяко,
   короче говоря,
   знавали и варяга,
   и князя, и царя.
  
   Цари живали сладко
   на маковке земли,
   но даровать порядка
   народу не смогли.
  
   Когда лихая стая,
   из тех, кто был гоним,
   турнула Николая
   и присных иже с ним,
  
   поволокли Россию
   на аутодафе
   речистые мессии
   в армейских галифе.
  
   Постановили быстро
   под выкрики "Уря-я-я!!!"
   портрет премьер-министра
   прибить взамен царя.
  
   Но выражаться кратко
   Керенский не умел.
   При нём не до порядка –
   повсюду беспредел.
  
   Осенним хмурым утром
   наметился просвет.
   Созвал Владимир Мудрый
   старейшин на совет.
  
   – Что делать нам? С кем биться
   в лихие эти дни?.
   – Учиться и учиться!
   – Господь, оборони...
  
   – Вот книги, вот тетрадки,
   а вот – карандаши.
   Кто хочет быть в порядке
   прочти и запиши.
  
   Дойдём до "Капитала",
   осилим – и поря...
   Но тут его не стало
   в разгаре января.
  
   За сим Иосиф Грозный
   взошел на пьедестал,
   опомнились, да поздно,
   а тот – предупреждал.
  
   Всех выстроил в порядки,
   железный человек.
   Сбежать бы без оглядки...
   – Шаг в сторану – побэг!
  
   И флагами махая,
   всяк ликовал, что цел,
   покамест вертухаи
   нас брали на прицел.
  
   Тут с Запада попёрла
   на танках немчура,
   и норовят – за горло.
   Мы с криками Ура!
  
   поцеловав солдаток,
   приняв на грудь сто грамм,
   там навели порядок,
   а сами – по домам.
  
   Вот, выпив за Победу,
   налили по второй
   и завели беседу,
   а после – мордобой.
  
   Но, сколь ни пей поллитров,
   порядка – ни вершка.
   - Видна касмапалитов
   каварная рука.
  
   – Кто эти брандахлысты?
   туды их растуды!
   – Да это ж сионисты,
   а попросту – жиды!
  
   – Шпионская пэрчатка
   варуэт наш сикрэт,
   поэтаму порадка
   в стране досэле нэт.
  
   Ну, это дело ясно
   без пафосных речей.
   Тут стала вдруг опасна
   профессия врачей.
  
   Вельми был человечен
   радетель и отец,
   но даже он не вечен,
   вдруг помер, наконец.
  
   Развенчан лютый горец,
   очухалась страна.
   Никита Чудотворец
   явился, оба на!
  
   Тот был прямой, как шкворень:
   – Построим коммунизм,
   лишь изведём под корень
   абстракционанизм!
  
   Вскопавши пол Союза,
   зарыли семена.
   С тех пор ни кукурузы,
   ни гречки, ни хренА.
  
   Пущай апологеты
   нам пудрили мозги,
   мы ладили ракеты,
   как повар пирожки!
  
   Не только сущей пищей
   жив человечий вид.
   Про это Летописец
   проведал Леонид.
  
   Хоть он говяжьим мясом
   не завалил страну,
   зато читала масса
   запоем "Целину".
  
   Читала до упада,
   ржавела борона...
   Спасибо, что Канада
   подбросила зерна.
  
   Норвежцы слали хека,
   болгары – тютюна.
   А на груди Генсека
   сияли ордена.
  
   Политику разрядки
   старался провести.
   И было все в порядке
   везде, верней, почти.
  
   Когда ж Олимпиадка
   затеялась в Москве,
   устроили порядка
   недели аж на две.
  
   Взлетел со стадиона
   улыбчивый медведь,
   тогда во время оно
   генсеки стали мреть.
  
   Дал Долгорукий Юра
   порядок и закон.
   Несла его микстура
   знакомым запашком.
  
   Следил за всеми лично,
   в узде держал народ,
   мы жили КэГэБычно,
   копая огород.
  
   Вдруг видим – новый КУЧер
   вскочил на облучок.
   Но не зело наскучил,
   забавный старичок.
  
   Здоровье не в порядке –
   печенка подвела,
   и он по разнарядке
   другому сдал дела.
  
   Вскипел Союз, как кратер,
   добром не помяну,
   Михайло Реформатор
   разворошил страну.
  
   Хотел свернуть попойку
   он на свою беду,
   но нашу Птицу-Тройку
   не схватишь за узду.
  
   С большим Зеленым Змеем
   схлестнулся сгоряча,
   забыв, что мы имеем
   рецепты первача.
  
   Он выпустил из зоны
   отпетых забияк
   и всем раздал талоны
   на мыло и табак.
  
   Раздолье диссидентам –
   пиши и пой, что хошь.
   Все тюбики с "Моментом"
   скупила молодежь.
  
   И всяк-то стал вдруг смелым,
   а пуще всех Борис,
   он цыкнул между делом:
   - А ну, Михайло, брысь!
  
   В запале и азарте
   не ведал полумер.
   С тех пор нема на карте
   страны СССР.
  
   Являлся теннисистом
   избрАнный нами босс,
   не дюже был речистым,
   хоть изредка – тверёз.
  
   Он всем сулил баранки,
   но действовал кнутом,
   при нем стреляли танки
   в мятежный Белый Дом.
  
   Он пёкся о народе,
   но с ним делили власть
   чубайсы и мавроди
   и прочая напасть.
  
   Мы устремились к рынку
   все скопом, млад и стар,
   но спутали тропинку –
   попали на базар.
  
   А там такой порядок,
   что всяк сам по себе,
   народ теперь придаток
   при газовой трубе.
  
   И снова на распутье
   замаялся народ,
   мечтая, что хоть Путин
   порядок наведет.
  
   При этом командире
   заглохнули брюзги.
   Врагов мочил в сортире,
   но высохли враги.
  
   Порядка все взалкали.
   Настал ли он? – едва ль...
   Повсюду вертикали,
   а где ж горизонталь?
  
   Про ВВП я, впрочем,
   плохого не скажу –
   всегда сосредоточен,
   не склонен к кутежу.
  
   В конце второго срока,
   решил сойти с бугра,
   а нам опять морока –
   ходить на выборА.
  
   Предстал народным взорам
   с дипломом правовед.
   Мы закричали хором
   ему: Привед, Медвед!
  
   Преемник симпатичный,
   дородный, молодой,
   и вроде бы приличный,
   улыбчивый, простой.
  
   Он поиграл айфоном,
   мы видим – прогрессист,
   и приступил к законам,
   как опытный юрист.
  
   Он начал с небезделки:
   взглянул на циферблат
   и сдвинул наши стрелки
   на два часа назад.
  
   Пока он правил втуне,
   дремали мы в избе...
   ...И снова на трибуне
   всем лю́бый ВВП.
  
   Он возмужал заметно,
   стал с виду сановит,
   и много и конкретно
   о чем-то говорит.
  
   В речах он судит смело,
   вот дел почти нема...
   А, впрочем, это дело
   не нашего ума.
  
   Указ ли нам Европа –
   давно ведется спор.
   Из нашего окопа
   особенный обзор.
  
   У нас свои порядки,
   ведь мы не латыши,
   тем не понять загадки
   мятущейся души.
  
   Но здешние порядки,
   не мной заведены.
   Кто мог – собрал манатки,
   смотался из страны.
  
   А мы всё тянем лямку
   и торим грешный путь,
   пока не ляжем в ямку,
   чтоб там передохну́ть.
  
   А в общем, всё в порядке,
   подбросили б деньжат,
   я ж не живу на взятки,
   ведь я не депутат.
  
   На сём закончу, брАтки,
   досадно только мне,
   что кое-кто в порядке,
   все прочие в говне.
  
   А нужен ли порядок? –
   подумай головой.
   Прокормимся и с грядок,
   нам это не впервой.
  
   Какие бы порядки
   у нас ни завелись,
   а с нас и взятки гладки.
   - Гром слышал?
   Покрестись!
  
   Москва 1980 – 2014
   Поживем – увидим...
  

СТАРИК ХОТТАБЫЧ – 2004

сценка для школьного капустника по случаю последнего звонка в выпускном классе

     http://samlib.ru/w/wanjukow_a/hottab.shtml
  
     Выпускник:
     
     Скоро лето, эге-ге,
     надвигается ЕГЭ,
     эти тесты тяжелее,
     чем вериги на ноге.
     
     Дискотеки, бары, пляж
     для меня отныне – блажь,
     чтоб экзамены осилить,
     нужно чувствовать кураж.
     
     Только знаниев в мозге
     маловато для ЕГЭ,
     даже меньше, чем начинки
     в магазинном пироге.
     
     В школу нудную хожу,
     больше нету терпежу.
     Ох, предчувствую, не то я
     на ЕГЭ нагорожу.
     
     Поет на мотив "Рыбачка Соня как-то в мае'"
     
     Прибиты разные портреты,
     над чёрною классной доской
     а с них маститые поэты
     глазеют сверху, как рукой
     
     нетвёрдой, выпачканной мелом,
     морфологический разбор,
     потея внутренне и телом,
     пытаюсь выполнить. В упор
     
     они внушают, укоряя,
     мне свой классический упрёк:
     Мол, что ж ты бестолочь такая.
     Опять не выучил урок?!
     
     Садись, ужасная работа!
     Когда б до этих дней, скорбя,
     дожил бы автор "Идиота"
     он написал бы про тебя.
     
     И хмурит брови Маяковский:
     Пороть! Давно пороть пора!
     И даже Пушкин и Жуковский,
     все осуждают школяра.
     
     Замечает мобильный телефон, валяющийся на дороге.
     
     Вот удача, чтоб я сдох,
     уронил мобилу лох.
     Только грязный, на дисплее
     вроде плесень или мох.
     
      Трет мобильник, очищая от пыли. Появляется Джинн. (Роль Джина следут исполнять завучу школы)
     
     Кто ты? Что ты? Ёшкин блин!
     
     Джинн:
     
     Я магущественный джинн.
     Ты атныне павелитель,
     мой великий гасподин.
     
     Выпускник:
     
     Повезло так повезло
     исключительно зело.
     Слышь-ка, тоник, завтра будет
     лета первое число.
     
      Как нам выдадут листы,
     чтоб мы ставили кресты.
     У меня ж запасы знаний,
     скажем прямо, не густы.
     
     Я одиннадцать годков
     слыл в разряде дураков.
     Было некогда учиться,
     не до этих пустяков.
     
     А теперь попал впросак
     Впереди полнейший мрак.
     Выручай, раз ты волшебник,
     чародей и даже маг.
     
     Джинн:
     
     Я, канечно, памогу,
     не остануся в далгу,
     только ты, хазяин, гонишь
     абалденную пургу.
     
     Нада было книг читать,
     а теперь не наверстать,
     нада занаво учиться,
     семилетним снова стать.
     
     Сколько, мягко гаворя,
     ты штанов пратёр зазря.
     В первый класс тебя атправлю,
     в самый первый с сентября.
     
     Джинн превращает его в первоклассника, который пробегает по залу с колокольчиком, давая последний звонок для выпускников одиннадцатого класса.
     Все поют на мотив "Рыбачки"
     
     В доисторическое время
     в просторах девственных саванн
     жило кочующее племя
     обыкновенных обезьян.
     
     Питались эти обезьяны
     дарами матушки-Земли,
     предпочитая жрать бананы,
     что в изобилии росли.
     
     Но гроздья спелые выс0ко,
     как тут не взвоешь от тоски,
     когда бананы видит око,
     да даром лязгают клыки.
     
     Так прозябали наши предки,
     пока хвостатый Архимед,
     дубинку выломав из ветки,
     не сшиб бананов на обед.
     
     Катилось время век за веком,
     и под влиянием труда
     мартышка стала человеком
     и остается. Иногда...
     

ЗАПИСКИ ВИРШИТЕЛЯ

Опыт иронических мемуаров

     
     http://samlib.ru/w/wanjukow_a/zapiskiwirshitelja2.shtml
  
      1956-64
     
      В другой стране давным-давно
      жило несчитано народа,
      хлебая ложками говно,
      оно, привыкши, слаще мёда.
     
      И власть советская стояла
      неколебима и крепка,
      как утром, вздыбив одеяло,
      у пацана-призывника,
     
      и становилось год от году
      жить веселей и хороше́й,
      хоть было по́ херу народу
      до всех партийных шабаше́й,
     
      до встречных планов карусели,
      разоблачения врагов...
      Но вспоминается доселе
      двадцатый съезд большевиков.
     
      Когда вещал партийной знати
      ПээС КаПэ эСэСэСэР * ,
      меня в роддоме на Арбате
      из мамы вынул акушер,
     
      пришлёпнув, бросил на весы, –
      я заорал блаженным матом
      и начал жить, – пошли часы...
      Труднее было делегатам, –
     
      в своём кремлевском терему
      они пришибленно молчали...
      потом сиденья застучали, –
      и разошлись по одному...
     
      * * *
     
      Доклад недолго был секретным,
      перелетев границ плетень,
      к магнатам западным газетным
      попал на следующий день.
     
      Не вредно вынести порою
      протухший мусор из избы
      и бледной плесени грибы
      смести упругою метлою.
     
      И хоть завалы велики,
      но стали таять понемногу...
      Тут снова в дальнюю дорогу
      нас повлекли большевики.
     
      "ЭНТУЗИАЗМ – ОСНОВА ЖИЗНИ! –
      со всех столбов пустились петь, –
      МЫ БУДЕМ ЖИТЬ ПРИ КОММУНИЗМЕ!
      но надо малость потерпеть.
     
      Везде посеем кукурузу,
      морозостойкую притом.
      Стиляг и прочую обузу
      оставим в прошлом, за бортOм.
     
      А кто грешит абстракцинизмом, –-
      позорный сучий пидараст!
      и заодно с капитализмом,
      таких мы к нoгтю..."
     
      – Ну, горазд,
      сказал отец, – без подготовки
      так ловко складывать слова, -
      и, засучивши рукава,
      налил себе сто грамм зубровки.
     
      * * *
     
      С Бульварным липовым кольцом
      я дружен с детства. По Тверскому
      (в пяти шагах ходьбы от дому)
      по выходным гулял с отцом.
     
      Мой детский сад в особнячке,
      миниатюрный двухэтажный,
      теперь там с рацией в руке
      торчит охранник камуфляжный.
     
      Любой проулок мной разведан:
      Здесь, вылетая из ворот,
      гонял на велике с соседом
      и, не вписавшись в поворот,
     
      ссадил коленку до крови...
      Здесь голубям крошили булки...
      А здесь однажды на прогулке
      я обосрался, се ля ви...
     
      Внушала тётушка, что вилки
      кладутся слева от ножей.
      А мы, читатели "Мурзилки",
      на пустыре у гаражей,
     
      вдали от маминого ока,
      её запретам вопреки,
      производили пуск "Востока"
      из фотопленки и фольги.
     
      1964-71
     
      Устав от постоянных клизм
      "ушли" соратники премьера
      и, осудив волюнтаризм,
      забыли про пенсионера.
     
      Был на коне – кричали: "Браво!",
      а оступился – "Бог подаст...",
      sic transit суетная слава,
      как говорил Экклезиаст.
     
      Неподотчетный никому,
      пугал весь мир, неугомонный.
      Под шепоток магнитофонный
      стезю закончил. Мир ему...
     
      Наверно, прав Экклезиаст,
      на этом свете – все мы гости...
      На Новодевичьем погосте
      тот самый "сучий пидараст"
     
      отгрохал памятник могильный,
      и там обрёл приют всесильный
      Премьер и Первый Секретарь,
      что круче, нежели, чем царь.
     
      Немало в жизни поворотов,
      и смерть не всем дарИт покой,
      он, став героем анекдотов,
      остался в памяти людской.
     
      * * *
     
      С заветным ордером в руке,
      собрав все книги и пожитки,
      на самый край Калужской нитки
      мы затряслись в грузовичке.
     
      Из центра двинулась Москва,
      тогда казались нам, ребята,
      вот эти ровно тридцать два
      благословенные квадрата
     
      житейским раем на Земле.
      Вот наша новая обитель:
      блестит в раздельном санузле
      никелированный смеситель,
     
      есть антресоли, посмотри,
      хоть вчетвером на кухне тесно,
      зато с балкона так чудесно
      пускать по ветру пузыри.
     
      * * *
     
      Что наступил разгар застоя
      тогда нам было невдомёк.
      Про житие моё простое
      я б рассказать немало мог.
     
      Всплывает много ерунды:
      как принимали в пионеры
      четвероклассников ряды;
      как, склеив крылья из фанеры,
     
      приладив сбоку бензобак,
      мы рёвом кордовых моделей
      пугали до смерти собак;
      как с восхищением глядели
     
      в витринах, – шайбы бьются в борт, –
      по разноцветному экрану,
      "Рубин" нам был не по карману,
      сойдет и старенький "Рекорд".
     
      Гордясь хоккеем и балетом,
      народ шагал нога к ноге.
      А стал мне университетом
      магнитофон восьми кг.
     
      Струясь с бобины на бобину
      шуршала плёнка типа шесть
      и в нашу тихую долину
      несла неслыханную весть,
     
      неукротимый, незаконный,
      нечеловеческий надрыв.
      И шли штрафные батальоны
      на смерть в отчаянный прорыв,
     
      хрипел горящий истребитель:
      Мир будет дому твоему!
      И был я с ними, победитель,
      душой причастный ко всему.
     
      И вместе со стрелком опальным
      портвейн лакали из бадьи,
      и сердце ёкало в груди,
      когда рвалось к вершинам скальным.
     
      * * *
     
      Орденоносцы той войны
      еще не стали стариками...
      И пыль нетронутой луны
      примята, жалко, что не нами...
     
      Всходила дерзкая звезда
      лихой любимовской Таганки...
      И горожан будили танки,
      но это в Праге, ерунда...
     
      1971-76
     
      Над чёрной классною доской
      висят знакомые портреты,
      и с них маститые поэты
      взирают строго, как рукой,
     
      нетвёрдой, выпачканной мелом,
      морфологический разбор
      корявым почерком несмелым
      пытаюсь выполнить.
      В упор
     
      мне свой классический упрёк
      они внушают, укоряя:
      Опять не выучил урок?
      что ж ты за бестолочь такая!
     
      Когда бы автор "Идиота"
      до этих дней дожил, скорбя,
      он написал бы про тебя.
      Садись, ужасная работа!..
     
      И хмурит брови Маяковский:
      Пороть! Давно пороть пора!
      И даже Пушкин и Жуковский,
      все были против школяра.
     
      Лишь Чехов щурится хитро,
      певец родной земли печальный...
      А vis-а-vis – Политбюро,
      ареопаг наш коммунальный,
     
      рядком от брежневской главы:
      Машеров, Суслов, Кириленко,
      Устинов, кто ещё?... Черненко,
      а остальных забыл, увы...
     
      1976-78
     
      Мы все служили по два года
      когда-нибудь и где-нибудь,
      тогда от армии и флота
      не норовили косануть.
     
      В дерьмо афганской авантюры
      еще не вляпалась страна.
      Служить во взводе десантуры –
      мечта любого пацана.
     
      Куда пошлют – вблизи от дома,
      иль в лешачиные места,
      решает воля военкома,
      хоть не везде и не всегда.
     
      Вновь сформированная рота –
      марш за ворота ГСП**
      и к месту службы из расчета
      по два десятка на купе,
     
      минимизируя расходы.
      Сто тридцать два призывника
      под вечер прибыли в Минводы
      почти к подножью Машука.
     
      В то время Северный Кавказ
      являл картину пасторали.
      И ваххабиты и спецназ
      пока в солдатики играли.
     
      Сержант-комод***, наш царь и бог,
      из западенцев, строг к кацапам.
      Кто в карантине не подох,
      тот присягнул и стал солдатом.
     
      Подъем – отбой – замри в постели –
      упал – отжался – пропотел...
      Я там за первых две недели
      на три размера похудел.
     
      1979-84
     
      Мы выполняли директивы,
      и старый ржавый паровоз
      под надоевшие мотивы
      катился плавно под откос.
     
      Москве нужна Олимпиада, –
      Решила "Совесть, Ум и Честь",
      Мы отвечали дружно: Есть!
      И понастроили, что надо.
     
      Взлетели к небу стройки века –
      стекло, металл, пенобетон.
      Крутое сальто велотрека,
      здоровый крытый стадион.
     
      * * *
     
      Тогда мы, партией учимы,
      катались в Ялту, что нам Кипр,
      и ритуал бритья щетины
      благоухал парфюмом Шипр.
     
      Фанфурик едкого бальзама
      стоял на полке санузла,
      с утра, коль на́ сердце погано,
      годился и для похмела.
     
      Мы были все равны брат с братом
      и на трибуне, и в пивной.
      Однако пролетариатом
      употреблялся и Тройной.
     
      И тянет выругаться матом:
      Где ты, Великая Страна,
      что пахла Шипра ароматом?..
      Эх, проеbали, мать честна!
     
      * * *
     
      В те дни, прошедшие давно,
      я с виду был вполне нормальный,
      но первый опыт сексуальный
      упрятан памяти на дно.
     
      И до сих пор стремглав краснею:
      Вот неуклюже, как медведь,
      уединившись вместе с нею,
      её попробовал раздеть.
     
      Бурлить вскипающим либидо –
      то участь каждого юнца.
      Тогда я кончить мог от вида
      в кино девичьего сосца.
     
      Она мне честно помогала,
      член направляя в закуток,
      а я сдержать себя не смог
      и брызнул в складки одеяла.
     
      * * *
     
      Во мне вдруг зазвучало слово,
      почти неслышное ещё,
      то было так щемяще ново,
      так необычно, так свежо.
     
      И начал я марать бумагу
      и прятать в ящике стола.
      Мою бы наглую отвагу –
      да на конкретные дела.
     
      Учёбу бросив в институте,
      кропал нелепые стишки,
      смесь эйфории и тоски –
      ядро моей духовной сути.
     
      В меня поверил мой учитель,
      а я не смог уйти в полёт.
      Теперь я старый виршеплёт,
      несостоявшийся виршитель.
     
      1985-91
     
      Живя с аванса до зарплаты,
      не нажил каменных палат,
      на вид простой и грубоватый...
      ...Лет двадцать пять тому назад,
     
      чеша всклокоченное темя,
      примяв продавленный диван,
      наткнулся взглядом на экран,
      где началась программа "Время".
     
      Кириллов скорбно и привычно
      тогда поведал лаконично,
      что, мол, очередной генсек
      вдруг ласты склеил, имярек.
     
      И вот, как черт из табакерки,
      к трибуне прыгнул молодой.
      Он, приоткрывши в гласность дверки,
      увлек и нас белибердой.
     
      Горбатый нАчал перестройку
      сперва, едрить-переедрить,
      хотел свернуть в стране попойку.
      Врешь! Пили – пьем – и будем пить!!!
     
      Пиzдоголова и кондова
      была евонная башка.
      Он порубил лозу Молдовы
      и тем лишил нас портвешка.
     
      Как штурмовали мы прилавки,
      душой похмельною горя,
      чтоб получить два пузыря.
      Но что нам два? Лишь для затравки.
     
      Эх, времена генсека Мишки!
      Он, сука, меченая bлядь,
      Нас подъеbнул : Читайте книжки.
      Тогда мы начали читать.
     
      Сначала мы прочли Баркова
      без многоточий и лакун.
      Иван Семёныч, потаскун
      умел, где надо, вставить слово.
     
      И что за слово, мужики!
      Его мы радостно глаголем.
      Недаром имечко Луки
      для нас является паролем.
     
      И где мне быть ни доведётся,
      вдруг заблужусь без языка,
      Произнесу в толпе: Лука!
      И десять русских обернётся.
     
      Потом пошли читать запоем,
      раз сняли с чтения запрет,
      казалось, золото мы моем
      в завалах книжек и газет.
     
      Умы дурманила свобода,
      тогда о ней мечтали все.
      И не прошло четыре года,
      она пришла во всей красе.
     
      Мы торопили перемены.
      Извольте: с приступа в карьер
      свободно вверх рванулись цены,
      и каждый стал миллионер.
     
      * * *
     
      1991-99
     
      Принес домой кулёк с дочуркой
      я в середине октября.
      Страна же, мягко говоря,
      одной большою стала дуркой.
     
      Просрали путч ГэКаЧэПисты,
      нам Ельцин дал трехцветный стяг,
      а реформаторы речисты
      льют на народ потоки врак.
     
      И мы хлебали эти враки.
      Нам преподнёс данайский дар
      внучок чекиста и писаки,
      всем приснопамятный Гайдар.
     
      Он родом из номенклатуры,
      сей толстощекий ренегат,
      поганый выкормыш цензуры,
      из дерьмократов демократ.
     
      Они вдвоём на пару с рыжим
      народ на бабки развели,
      зато набили кошели
      своим приятелям бесстыжим.
     
      Мы выживали в одиночку,
      стянув на пузе кушачок.
      Но всё же выпестовал дочку,
      Валюш, я сделал всё, что мог.
     
      * * *
     
      * Ежели кто запамятовал: ПС КП СССР – Первый Секретарь Коммунистической Партии Союза Советских Социалистических Республик
      ** ГСП – Городской Сборный Пункт
      *** Комод – Командир Отделения

Зарифмифики

басни на античные темы

  
   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/basni.shtml
  
   I. Пята Ахилла
  
   Фетида отпрыска держала,
   в Стикс окуная, за пяту,
   не угадав, что злое жало,
   туда вонзится на лету.
  
   Мораль побасенки проста –
   должна быть крепкою пята.
   Чтоб не попал герой в беду,
   его держите за уду!
  
   II. Пигмалион и дева
  
   Творец, ваяя Галатею,
   взывал к богине: "Оживи!
   К кумиру страстью вожделею.
   Позволь вкусить плоды любви!"
  
   Та выполнила странную причуду.
   А мастер что? – хоть из дому беги! –
   У девы той, теперь способной к блуду,
   остались мраморны мозги.
  
   Мораль ясна и полудурку:
   мы западаем на фигурку.
   Но коли девка дура дурой –
   будь лучше каменной скульптурой.
  
   III. Минотавр и критяне
  
   По воле взбалмошной царицы
   слепил Дедал пустое изнутри
   живое с виду чучело телицы.
   Тут хошь ни хошь – а мастери!
  
   Та предавалась пагубным утехам –
   критяне заходились громким смехом,
   но балагурили пока
   не родила полубыка.
  
   Ведь подрастающий ублюдок
   явил отменный аппетит,
   всяк мог попасть в его желудок.
   И ужас снизошёл на Крит...
  
   Вы спросите: Какую же мораль
   мое перо притянет к этим бредням?
   Для вас она нова едва ль:
   Смеяться следует последним.
  
   IV. Прокрустово ложе
  
   В пещере вырубив жильё,
   разбойник в гости звал прохожих
   и, посулив еду-питьё,
   их возлагал ничком на ложе.
  
   Всяк повстречавшийся с Прокрустом,
   лесным маньяком-палачом,
   был страшной пытке обречен –
   гостям крошил суставы с хрустом...
  
   О критик! ты порою тоже
   готов, почувствовав азарт,
   распявши авторов на ложе,
   всех подогнать под свой стандарт.
  
   V. Наказанная алчность
  
   Просил Мидас у Олимпийца,
   "Будь златом всё, чего коснусь".
   С тех пор не мог он ни напиться,
   ни ухватить зубами кус.
  
   В кубышках драхм скопив с избытком,
   царь чахнул в тягостной тоске,
   и чуть не лопнул на толчке,
   пытаясь облегчиться слитком.
  
   Стараясь к ближним быть добрее,
   я всем, присевшим под забор,
   желаю приступ диареи –
   не столь чревато, как запор.
  
   VI. Зевс и Даная
  
   Богам не чужда страсть земная,
   тому примерам несть числа.
   Зевесу глянулась Даная,
   но та девичество блюла.
  
   Коль царь богов замыслил ходку,
   то не терпел в любви преград.
   Пролился дождик на молодку,
   и хорошо ещё не град.
  
   И тяжесть пала ей на чрево.
   Мораль побасенки проста:
   Когда мужик пошел налево,
   нельзя остаться без зонта.
  
   VII. Троянский конь
  
   Десятый год стояла Троя,
   держа агрессора удар.
   Но враг покинул поле боя
   на берегу оставив дар.
  
   И горожане с легким вздохом
   узрели статую коня,
   но был подарочек с подвохом.
   Когда доспехами звеня,
  
   ворвались греки в городок,
   то покуражились на славу.
   Мораль проста:
   Не будет впрок,
   что достаётся на халяву.
  

Старая, старая книга

Пособие по теологии

для атеистов непризывного возраста,

сменивших идеологическую ориентацию

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/starajastarajakniga.shtml
  
  
   ПРЕАМБУЛА
  
   Бурлит в кастрюльке варево на ужин.
   Господь включает звездный лампион.
   И я свечу затеплил, чем я хуже,
   и в этом мы сравнялись, я и Он.
  
   Так со своим единственным Соседом
   мы вместе тщимся темень побороть.
   Он правит миром, я – велосипедом.
   Он - вечный дух, я – суетная плоть.
  
   Сей мир замыслен, в общем-то, неплохо,
   да только он... Иного, впрочем, нет...
   Мой огород зарос чертополохом,
   Твой вертоград... Сам ведаешь, Сосед...
  
   И как не посмотри, с какого боку,
   мы оба – суть явленья одного.
   Я, грешный, жив, доколе верю Богу,
   Он, сущий, есть, сколь верую в Него.
  
   Эпизод первый
   СВЕТОТВОРЕНИЕ
  
   Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. (Быт.1, ст.2)
   И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. (Быт.1, ст.3)
   И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. (Быт.1, ст.4)
  
  
   Земля в начале всех начал
   была пустынна и безвидна,
   и Дух Господень, очевидно,
   однажды крепко заскучал.
  
   По всей земле мело, мело,
   не ограниченной пределом,
   и, раззадорившись зело,
   Бог, наконец, занялся делом.
  
   И повествует нам Завет,
   чтоб не блуждать в потемках слепо,
   Он произнес: Да будет свет!
   И стало всё светло и лепо.
  
   Эпизод второй
   ГРЕХОПАДЕНИЕ
  
   И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, (Быт.2, ст.15) только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть. (Быт.3, ст.3)
   И жена взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания. (Быт.3, ст.6,7)
   И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая. (Быт.3, ст.8)
   И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты?
   не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? (Быт.3, ст.9,11)
   И сказал Господь Бог Адаму: за то, что ты ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься. (Быт.3, ст.17,19)
  
   Адам растеряно шептал:
   – Да как же ты посмела, Ева!
   ведь сам Господь предупреждал:
   не брать от яблочного древа.
  
   – Уж ты бы помолчал, Адам,
   мне за тебя ей-ей обидно.
   Мораль читаешь мне, а сам
   весь голый, как тебе не стыдно.
  
   Адамчик, сладкого плода
   отведай маленький кусочек.
   Ой, поскорей взгляни сюда,
   идет мне фиговый листочек?
  
   – А, все равно, один ответ.
   Ну, попадет же нам от Бога...
   Хрум-хрум... Похоже на ранет.
   Пожалуй, приторно немного...
  
   Ты, в общем.... Этого.... Того...
   Вполне... Довольно симпатична...
   – Адам, ты что...
   – Я?.. Ничего...
   – Что скажут люди... Неприлично...
  
   – А мы с тобой сюда, в кусты.
   Здесь на траве располагайся...
   – Адам, да что с тобою?.. Ты...
   Не надо...
   – Ева, не ломайся!
  
   – А это что?.. Вот это да!..
   А был простой кусочек кожи...
   Сама направлю. Вот сюда...
   Ещё! Ещё!! Ещё!!! О, Боже!!!!!
  
   Господь:
  
   – Что там за шум? что там за гам?
   Поспать спокойно не даете.
   Адам?.. И Ева... Стыд и срам!
   Вы, значит, так себя блюдете?
  
   Не ожидал от вас, Адам.
   Что это? Яблочный огрызок!..
   Я по заслугам вам воздам.
   Суровый час возмездья близок.
  
   Нарушив Мой священный сон,
   вы смертный грех свершили, люди.
   Адам и Ева в унисон:
   – Мы больше этого не будем...
  
   – Не бу-у-дем... Право же смешно
   Мне слушать бабушкины сказки,
   и на уме у вас одно –
   продолжить пагубные ласки.
  
   Я проклинаю вас навек.
   С женой твоею неразлучный
   ты будешь в поте, человек,
   приобретать свой хлеб насущный!
  
   * * *
  
   А все ж Адаму было проще,
   чем многим нынешним мужьям:
   Взяв в жены первую из дам,
   не получил в придачу тещи...
  
   Эпизод третий
   БРАТОУБИЙСТВО
  
   Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа. И еще родила брата его, Авеля. (Быт.4, ст.1,2)
   И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдем в поле]. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его. (Быт.4, ст.8)
   И сказал Господь [Бог] Каину: ныне проклят ты от земли, ты будешь изгнанником и скитальцем на земле. (Быт.4, ст.11,12)
  
   Вкусив заветный плод греха
   и с той поры уже не дева,
   до третьих криков петуха
   Адама в бок толкала Ева.
  
   Земля до самых до окраин
   была безлюдною пока,
   и Бог супругам дал сынка,
   и нарекли малютку: Каин.
  
   Обратно Еву разнесло,
   как пассажирский дирижабль,
   еще и года не прошло,
   второй сынок родился – Абель.
  
   Взрослели первенцы Адама,
   итог трудов ночных его.
   И что в семье случится драма,
   не предвещало ничего.
  
   Раз, усидев по паре кружек,
   а, может, по три, первача,
   не поделивши, знать, подружек,
   схлестнулись братья сгоряча.
  
   Уж пацанам не до пастушки,
   и по-боксерски, от плеча,
   брат Каин брату по макушке
   хватил обломком кирпича.
  
   Тот, протянув худые ноги,
   упал и замер, не дыша.
   И вот уж в райские чертоги
   стучится первая душа.
  
   Был суд, решение суда:
   Чтоб всеми встречными ругаем,
   слонялся Каин, неприкаян
   из ниоткуда в никуда.
  
   Эпизод четвертый
   ВСЕЛЕНСКИЙ ПОТОП
  
   Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. (Быт.6, ст.1,2)
   И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. (Быт.6, ст.5,6)
   И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил. И вот, Я наведу на землю потоп водный, чтоб истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни. (Быт.6, ст.7,17)
   Ной же обрел благодать пред очами Господа [Бога]. Ной был человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом. (Быт.6, ст.8,9)
   И сказал [Господь] Бог Ною: Сделай себе ковчег из дерева гофер; отделения сделай в ковчеге и осмоли его смолою внутри и снаружи. (Быт.6, ст.14)
   Введи также в ковчег [из всякого скота, и из всех гадов, и] из всех животных, и от всякой плоти по паре, чтоб они остались с тобою в живых; (Быт.6, ст.19)
   Ты же возьми себе всякой пищи, какою питаются, и собери к себе; и будет она для тебя и для них пищею. (Быт.6, ст.21)
   разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные
   отворились; И продолжалось на земле наводнение сорок дней [и сорок ночей], и умножилась вода, и подняла ковчег, и он возвысился над землею; (Быт.7, ст.11,17)
   И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди; (Быт.7, ст.21)
  
   Адам трудился не зазря,
   его потомков стало много,
   но люди, мягко говоря,
   вели себя не слишком строго.
  
   И стали Ангелы Господни
   по бабам шляться без стыда.
   Ценили их земные сводни –
   не торговались никогда.
  
   Когда ж дошло до Всеблагого,
   взорвался старый мизантроп:
   мол, шашни племени людского
   враз пресеку, наслав потоп.
  
   Вода поднимется стеною,
   смывая этот декаданс,
   лишь только праведному Ною
   Я подарю последний шанс.
  
   В его душе хранится вера,
   и он достойный человек.
   Пускай из дерева гофера
   собьет вместительный ковчег.
  
   И поместит туда по паре
   зверей любой величины,
   от катаклизма Божьи твари
   должны быть тоже спасены.
  
   Пусть озаботится приварком
   и запирается плотней.
   Ему же с этим зоопарком
   придется плавать сорок дней.
  
   Разверзлись хляби и потоком
   на Землю хлынула вода.
   Так древним людям вышел боком
   огрызок райского плода.
  
   Эпизод пятый
   ХАМСТВО
  
   Истребилось всякое существо, которое было на поверхности [всей] земли; остался только Ной и что было с ним в ковчеге. (Быт.7, ст.23)
   И остановился ковчег на горах Араратских. (Быт.8, ст.4)
   И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю [и обладайте ею]; (Быт.9, ст.1)
   Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным.
   И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим.
   Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего.
   Ной проспался от вина своего и узнал, что сделал над ним меньший сын его, и сказал: проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих. (Быт.9, ст.20-25)
  
   По воле вышнего Творца
   и Прокурора мирозданья
   порочный род с Земли лица
   был стерт почти до основанья.
  
   Хозяйки знают – первый блин
   всегда комком на сковородке.
   Лишь Ной, примерный семьянин,
   его сыны и их молодки
  
   в живых остались на развод.
   От них пошло людское племя,
   что нынче, сетуя, живет,
   влача томительное бремя.
  
   Вот, наконец, в туманной мгле
   Сим разглядел большую гору.
   Ковчег пристал к сухой земле.
   (И по сию лежит там пору.)
  
   Назвали гору Арарат,
   и, чтоб отпраздновать удачу,
   собрали жены виноград,
   а мужики сварили чачу.
  
   Ной выпил лишнего чутка,
   пошел до ветру и свалился.
   А Хам увидел старика
   и некрасиво поглумился.
  
   Не то, чтоб срам прикрыть плащом,
   и – никому, молчок об этом,
   он братьев, Сима с Иафетом
   позвал смеяться над отцом.
  
   Те, пристыдивши наглеца,
   баб приструнив: - Молчите, дуры! –
   прикрыли пьяного отца,
   швырнув кусок мануфактуры.
  
   С тех самых пор, плодясь упрямо,
   (им трудно вежливость привить),
   мне норовят потомки Хама
   в трамвае ногу отдавить.
  
   Эпизод шестой
   СМЕШЕНИЕ ЯЗЫКОВ
  
   На всей земле был один язык и одно наречие.
   И сказали друг другу: построим себе город и башню, высотою до небес.
   И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.
   И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.
   И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]. (Быт.11, ст.1-8)
  
   Потоп нам помнится поныне,
   но людям видимо не впрок
   пошел Божественный урок,
   вновь поддались они гордыне.
  
   "Чрезвычайно интересно,
   что происходит наверху.
   Построим башню до небес! "
   Но
   был Всемогущий начеку.
  
   Не насылал потоп великий,
   наверно, кончилась вода.
   Когда Господь смешал языки,
   все разбежались кто куда.
  
   Эпизод седьмой
   ГИБЕЛЬ СОДОМА
  
   Жители же Содомские были злы и весьма грешны пред Господом. (Быт.13, ст.13)
   И пришли два Ангела в Содом вечером, Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли. Он сделал им угощение и испек пресные хлебы, и они ели. (Быт.19, ст.1,3)
   Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их. (Быт.19, ст.4,5)
   Когда взошла заря, то мужи те [Ангелы], по милости к нему Господней, взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его вне города. Когда же вывели их вон, то один из них сказал: спасай душу свою; спасайся на гору, чтобы тебе не погибнуть. (Быт.19, ст.15-17)
   И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания земли. Жена же Лотова оглянулась позади его, и стала соляным столпом. (Быт.19, ст.24-26)
   И вышел Лот и стал жить в горе, и с ним две дочери его. И жил в пещере, и с ним две дочери его. (Быт.19, ст.30)
   И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего. (Быт.19, ст.36)
  
   Содом, уездный городок,
   смердел грехами, как болото,
   все горожане, кроме Лота,
   имели пагубный порок.
  
   Лот слыл там типа иностранца,
   к нему однажды забрели
   два Божьих Ангела – посланца,
   им поклонившись до земли,
  
   зазвал к себе, напек хлебы,
   сказал, мол, чувствуйте, как дома.
   Но были жители Содома
   так беззаконны и грубы.
  
   Упились розовым вином,
   и все, от мала до велика,
   толпясь под лотовым окном
   орали яростно и дико.
  
   Хрипели хором, нечестивы,
   аж в дальних комнатах слышны:
   - Отдай их нам! Они красивы!
   Мы их познаем со спины!
  
   По окнам сыпались каменья,
   и, осмелев, бесилась мразь.
   Тут чаша Божьего терпенья
   через края перелилась.
  
   И, Лота выведя на гору,
   Господь Содом огнем пожёг,
   а заодно спалил Гоморру,
   другой соседний городок.
  
   Теперь пустыня в этом месте,
   барханы голого песка...
   А Лот замечен был в инцесте,
   (за кем не водится грешка?)
  
   В таких делах не новичок,
   он даром времени не тратил –
   обеих дочек обрюхатил
   благочестивый старичок.
  
   Эпизод восьмой
   ГРЕХ ОНАНОВ
  
   В то время Иуда отошел от братьев своих и поселился близ одного Одолламитянина, которому имя: Хира. И увидел там Иуда дочь одного Хананеянина, которому имя: Шуа; и взял ее и вошел к ней.
   Она зачала и родила сына; и он нарек ему имя: Ир.
   И зачала опять, и родила сына, и нарекла ему имя: Онан.
   И еще родила сына [третьего] и нарекла ему имя: Шела.
   И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь. (Быт.38, ст.1-6)
   Онан изливал [семя] на землю. (Быт.38, ст.9)
   Зло было пред очами Господа то, что он делал; (Быт.38, ст.10)
  
   В одном семействе в старину
   росли три сына. Суть да дело,
   что время старшему приспело
   в свой дом ввести свою жену.
  
   Собрал на свадебку отец:
   в большом корыте зрела бражка,
   и три упитанных барашка
   орали, чуя свой конец.
  
   Вот гости выпили по кругу.
   Когда ж пошел десятый круг,
   повел законную супругу
   на ложе брачное супруг.
  
   Старик доволен был невесткой,
   мечтая пестовать внучат.
   А, притаясь за занавеской,
   пацан-тинейджер, средний брат,
  
   глазел в раздвинутую щель,
   как, распалясь, молодожены
   трясли скрипучую постель,
   и мял отросток напряженный.
  
   И сам напрягся, как струна,
   когда вдруг брызнуло фонтаном...
   А, кстати, звали пацана,
   он ведом каждому, Онаном.
  
   Эпизод девятый
   ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ ИОСИФА ПРЕКРАСНОГО
  
   1.
  
   Сынов же у Иакова было двенадцать. (Быт.35, ст.22)
   Иосиф, семнадцати лет, пас скот [отца своего] вместе с братьями своими, будучи отроком. И доводил Иосиф худые о них слухи до [Израиля] отца их. (Быт.37, ст.2)
   Когда Иосиф пришел к братьям своим, они сняли с Иосифа одежду его, одежду разноцветную, которая была на нем, и взяли его и бросили его в ров. (Быт.37, ст.23,24)
   И сели они есть хлеб, и, взглянув, увидели, вот, идет из Галаада караван Измаильтян, и продали Иосифа Измаильтянам за двадцать сребренников; а они отвели Иосифа в Египет. (Быт.37, ст.25,28)
   Иосиф же отведен был в Египет, и купил Египтянин Потифар, царедворец фараонов, начальник телохранителей. (Быт.39, ст.1)
   И обратила взоры на Иосифа жена господина его и сказала: спи со мною. (Быт.39, ст.7)
   случилось в один день, что он вошел в дом делать дело свое, а никого из домашних тут в доме не было; она схватила его за одежду его и сказала: ложись со мной. Но он, оставив одежду свою в руках ее, побежал и выбежал вон. (Быт.39, ст.11,12)
   Она сказала так: раб Еврей, которого ты привел к нам, приходил ко мне ругаться надо мною [и говорил мне: лягу я с тобою]. (Быт.39, ст.17)
   Когда господин его услышал слова жены своей, которые она сказала ему, то воспылал гневом; и взял Иосифа господин его и отдал его в темницу, где заключены узники царя. И был он там в темнице. (Быт.39, ст.19,20)
  
   Исток израильских кровей,
   Иаков, Господу угодный,
   был изобильно многоплодный,
   родив двенадцать сыновей.
  
   Паршивец Оська, малолетка,
   стучал на старших пред отцом,
   и потому ходил нередко
   с побитым братьями лицом.
  
   Они пасли большое стадо.
   Раз, обкурившись анаши,
   его купцам из Галаада
   продали браться за гроши.
  
   Его в египетской стране
   купил владетельный вельможа.
   (Своей молоденькой жене
   не грел супружеского ложа.)
  
   Известно, женщинам – труба
   без причитающейся ласки,
   и на смазливого раба
   она закидывала глазки.
  
   Супруг однажды был в отлучке.
   Иосиф, в доме хлопоча,
   вдруг ощутил: его плеча
   коснулись ласковые ручки
  
   и рвут хитон не без сноровки,
   беда с бабенкой, впавшей в раж.
   Тут из своей командировки
   вернулся муж. Такой пассаж...
  
   От них все зло, от этих баб,
   от молодых и даже старых.
   И через час несчастный раб
   скучал в тюрьме на узких нарах.
  
   2.
  
   По прошествии двух лет фараону снилось: вот, он стоит у реки; и вот, вышли из реки семь коров, хороших видом и тучных плотью, и паслись в тростнике; но вот, после них вышли из реки семь коров других, худых видом и тощих плотью, и стали подле тех коров, на берегу реки; и съели коровы худые видом и тощие плотью семь коров хороших видом и тучных. И проснулся фараон. (Быт.41, ст.1-4)
   Утром смутился дух его, и послал он, и призвал всех волхвов Египта и всех мудрецов его, и рассказал им фараон сон свой; но не было никого, кто бы истолковал его фараону. (Быт.41, ст.)
   И стал говорить фараону и сказал: там был молодой Еврей, раб начальника телохранителей; мы рассказали ему сны наши, и он истолковал нам каждому соответственно с его сновидением; и как он истолковал нам, так и сбылось. (Быт.41, ст.)
   И послал фараон и позвал Иосифа. И поспешно вывели его из темницы. Он остригся и переменил одежду свою и пришел к фараону. (Быт.41, ст.)
   И сказал Иосиф фараону: сон фараонов один: что Бог сделает, то Он возвестил фараону. (Быт.41, ст.)
   Сие понравилось фараону и всем слугам его. (Быт.41, ст.)
   И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. (Быт.41, ст.)
   И пришли сыны Израилевы покупать хлеб, вместе с другими пришедшими, ибо в земле Ханаанской был голод. Иосиф же был начальником в земле той; он и продавал хлеб всему народу земли. Братья Иосифа пришли и поклонились ему лицем до земли. И увидел Иосиф братьев своих и узнал их. (Быт.41, ст.)
   И сказал Иосиф братьям своим: подойдите ко мне. Они подошли. Он сказал: я – Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет; И целовал всех братьев своих и плакал, обнимая их. Потом говорили с ним братья его. (Быт.41, ст.)
  
   Иосиф, грешный без вины,
   мотал свой срок, попав на зону,
   и толковал чужие сны.
   Однажды снится Фараону,
  
   что семь обшарпанных коров
   пожрали семь буренок гладких.
   Никто из признанных волхвов
   не разобрался в тех загадках.
  
   Чесали лучшие умы
   макушек вянущую крону.
   Но тут пробился к Фараону
   начальник тамошней тюрьмы.
  
   И говорит, мол, так и так,
   по зоне шастает придурок,
   в большой чести у местных урок,
   что сны разгадывать мастак.
  
   Призвали бедного раба.
   И вскоре стал избранник Божий
   в Египте набольшим вельможей.
   Такая выпала судьба.
  
   А братаны его, злодеи,
   им были после прощены.
   От них считают иудеи
   свой род с глубокой старины.
  
   Эпизод десятый
   ИСХОД
  
   1.
  
   И умер Иосиф и все братья его и весь род их; а сыны Израилевы расплодились и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та. (Исх.1, ст.6,7)
   И восстал в Египте новый царь, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; (Исх.1, ст.8,9)
   Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорожденного [у Евреев] сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых. (Исх.1, ст.22)
  
   В зените славы и в достатке,
   среди бесчисленной родни
   почил Иосиф, ибо кратки
   нам всем отмеренные дни.
  
   Евреи множились в Египте,
   подобно стае саранчи,
   сравнясь со звездами в ночи,
   с числом листов на эвкалипте.
  
   Демографический вопрос
   внушал большие опасенья:
   евреев столько развелось,
   что коренное населенье,
  
   чтоб защитить свои права
   склонялось к антисемитизму:
   - Круши жидов! Спасай, братва,
   родную Нильскую Отчизну!
  
   А царь Египта, Фараон,
   по наущению халдеев
   издал драконовский закон:
   топить рожденных иудеев.
  
   Настало время Холокоста,
   евреев выбили почти,
   но оказалось, что непросто
   их всех конкретно извести.
  
   2.
  
   Некто из племени Левиина взял себе жену. Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, взяла корзинку из тростника и осмолила ее асфальтом и смолою и, положив в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки. (Исх.2, ст.1-3)
   И вышла дочь фараонова на реку мыться. Она увидела корзинку среди тростника и послала рабыню свою взять ее. Открыла и увидела младенца; и вот, дитя плачет [в корзинке]; и сжалилась над ним [дочь фараонова] и сказала: это из Еврейских детей. (Исх.2, ст.5,6)
   И вырос младенец, и он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его. (Исх.2, ст.10)
  
   В семье еврейской у рабыни
   сынок родился, как назло.
   Мечтала женщина о сыне,
   но злая смерть ждала его.
  
   И, засмолив его в корзину,
   укутав бережно в платок,
   стеная жалобно по сыну,
   пустила в медленный поток.
  
   Господь, мольбы ее услыша,
   извлек младенца из воды.
   Он был евреям, типа, крыша,
   спасая вечно от беды.
  
   Дочь фараона спозаранку
   хотела вымыться в реке,
   вдруг видит: что-то в тростнике.
   Она зовет свою служанку,
  
   спешит до берега доплыть
   и, обернувшись полотенцем,
   велит немедленно открыть
   корзину с плачущим младенцем.
  
   И в те лихие времена
   случались добрые порывы.
   Она была умиленА:
   - У-тю-тю-тю... Какой красивый!
  
   Хоть ты и рОжен иудеем,
   живи, закону вопреки.
   А зваться будешь Моисеем,
   ведь мною вынут из реки.
  
   3.
  
   когда Моисей вырос, он убил Египтянина и скрыл его в песке. И услышал фараон об этом деле и хотел убить Моисея; но Моисей убежал от фараона и остановился в земле Мадиамской. (Исх.2, ст.11,12,15)
   У священника Мадиамского [было] семь дочерей, и он выдал за Моисея дочь свою Сепфору. (Исх.2, ст.16,21)
   Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. (Исх.3, ст.1)
   И сказал Господь Моисею в [земле] Мадиамской: пойди, возвратись в Египет, ибо умерли все, искавшие души твоей. И взял Моисей жену свою и сыновей своих, посадил их на осла и отправился в землю Египетскую. (Исх.4, ст.19,20)
  
   Он сладко ел и сладко пил,
   и вскоре вымахал в детину,
   и от избытка юных сил
   нанес увечья гражданину.
  
   Ударил, вроде бы, слегка –
   отбросил дяденька портянки.
   Вот до чего доводят пьянки,
   когда тяжелая рука.
  
   От гнева скрылся за кордон,
   в чужой земле прижился вскоре,
   там и посватался к Сепфоре.
   Шли годы. Наш молодожён
  
   сначала пас чужое стадо,
   но помаленьку сам оброс
   и обзавелся всем, что надо:
   гурты ослов, верблюдов, коз,
  
   жена, детишки, дом большой –
   к чему желать судьбу иную.
   Но Моисея всей душой
   влекло на Нильщину родную.
  
   И Моисей со всем кагалом
   собрался в путь.
   Упомяну,
   то было странствия началом
   в Обетованную Страну.
  
   4.
  
   Моисей и Аарон пришли к фараону и сказали [ему]: так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтоб он совершил Мне праздник в пустыне. (Исх.5, ст.1)
   Но фараон сказал: кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил [сынов] Израиля? я не знаю Господа и Израиля не отпущу. (Исх.5, ст.2)
   И сделали Моисей и Аарон, как повелел [им] Господь, и вся вода в реке превратилась в кровь. (Исх.7, ст.20)
   и вышли жабы и покрыли землю Египетскую. (Исх.8, ст.6)
   и явились мошки на людях и на скоте. (Исх.8, ст.17)
   и послал Господь град на [всю] землю Египетскую; (Исх.9, ст.23)
   и Господь навел на сию землю восточный ветер, и восточный ветер нанес саранчу. (Исх.10, ст.13)
   и была густая тьма по всей земле Египетской три дня; (Исх.10, ст.22)
   Господь поразил всех первенцев в земле Египетской. (Исх.12, ст.29)
   И призвал [фараон] Моисея и Аарона ночью и сказал [им]: встаньте, выйдите из среды народа моего. (Исх.12., ст.31)
  
   Он вместе с братом Аароном
   пришел к надменному царю.
   Но столковаться с Фараоном
   не получилось.
   "Сотворю
  
   по воле Бога Иеговы, –
   в сердцах воскликнул Моисей, –
   десяток пагубных страстей.
   Доколе тяжкие оковы
  
   влачить рабам! Но, ничего,
   ты, Фараон, жесток и жаден,
   но будет лют и беспощаден
   мой гнев и Бога моего!"
  
   Грозился он не сгоряча,
   жизнь египтян предстала адом:
   напали жабы, саранча,
   и все поля побило градом.
  
   Когда ж неизлечимый мор
   всех поразил перворожденных,
   толпа рабов освобожденных
   ушла в пустыню на простор.
  
   5.
  
   И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона, и всадники, и всё войско его, и настигли их расположившихся у моря. (Исх.14, ст.9)
   И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. (Исх.14, ст.21)
   И пошли сыны Израилевы среди моря по суше. (Исх.14, ст.22)
   Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. (Исх.14, ст.23)
   И простер Моисей руку свою на море, и вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу [воде]. Так потопил Господь Египтян среди моря. (Исх.14, ст.27)
   А сыны Израилевы прошли по суше среди моря. (Исх.14, ст.29)
  
   Там помолившись на просторе,
   пустились в новые места.
   Но впереди возникло море,
   и нет ни лодок, ни моста.
  
   Уж различим погони топот,
   но Моисей воззвал: "Вперед!
   Небось, Создатель не утопит
   свой Богоизбранный народ.
  
   Врагов и недругов рассеем!"
   И по почти сухому дну
   рванули все за Моисеем
   в Обетованную Страну.
  
   Не отставал отряд погони,
   но Моисей рукой взмахнул –
   смешались в кучу люди, кони
   и стали кормом для акул.
  
   6.
  
   И повел Моисей Израильтян от моря, и они вступили в пустыню. (Исх.15, ст.22)
   Сыны Израилевы ели манну сорок лет, доколе не пришли в землю обитаемую; манну ели они. (Исх.16, ст.35)
   Моисей взошел на гору; и был Моисей на горе сорок дней и сорок ночей. (Исх.24, ст.18)
   Аарон сделал литого тельца, и обделал его резцом, и принесли всесожжения и привели жертвы: и сел народ есть и пить, а после встал играть. (Исх.32, ст.4,6)
   И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали откровения [каменные]. (Исх.32, ст.15)
   Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою; (Исх.32, ст.19)
  
   Евреи долгих сорок лет
   питались манною небесной,
   но слишком много пищи пресной
   пошло им, видимо, во вред.
  
   Пока пророк ваял скрижали
   заветов Вышнего Творца,
   они кумира ублажали,
   златого вылепив тельца.
  
   И Моисей о камни хрястнул
   свою тяжелую суму:
   "Учить вас – биться понапрасну,
   ведь вас, как мух, влечет к дерьму!
  
   Пока тупил свои резцы,
   вы назюзюкались, как свиньи.
   Ведь умудрились, стервецы,
   упиться посреди пустыни!
  
   Вас ждет заветная земля,
   сочася ладаном и миром,
   а вы тут, жопы заголя,
   пустились в пляс перед кумиром.
  
   Что вы за люди! Жалкий сброд,
   неисправимая порода!
   Все те, кто выступил в поход,
   да не узрят конца похода!"
  
   Эпизод одиннадцатый
   ПЛЕНЕНИЕ САМСОНА
  
   Сыны Израилевы продолжали делать злое пред очами Господа, и предал их Господь в руки Филистимлян на сорок лет. (Суд.13, ст.1)
   В то время был человек именем Маной; жена его была неплодна и не рождала. И явился Ангел Господень жене и сказал ей: ибо вот, ты зачнешь и родишь сына, и бритва не коснется головы его, потому что от самого чрева младенец сей будет назорей Божий. (Суд.13, ст.2,3,5)
   И родила жена сына, и нарекла имя ему: Самсон. И рос младенец, и благословлял его Господь. И начал Дух Господень действовать в нем. (Суд.13, ст.24,25)
   И пошел Самсон в Фимнафу и увидел в Фимнафе женщину из дочерей Филистимских [и она понравилась ему]. (Суд.14, ст.1)
   И пришел и поговорил с женщиною, и она понравилась Самсону. (Суд.14, ст.7)
   Пришел однажды Самсон в Газу и, увидев там блудницу, вошел к ней. (Суд.16, ст.1)
   После того полюбил он одну женщину, жившую на долине Сорек; имя ей Далида. (Суд.16, ст.4) И усыпила его [Далида] на коленях своих. И начал он ослабевать, и отступила от него сила его. (Суд.16, ст.19)
   Филистимляне взяли его и выкололи ему глаза, привели его в Газу и оковали его цепями, и он молол в доме узников. (Суд.16, ст.21)
  
   Жил-поживал во время оно
   качок по имени Самсон.
   Не обделил Господь Самсона
   могучей силой, ибо он
  
   не подстригался, хипповал,
   и умывался тоже редко.
   Мог завалить быка трехлетка
   своею дланью наповал.
  
   Благословенный Божьим Духом,
   он слыл отменным ходоком,
   Не понаслышке местным шлюхам
   был основательно знаком.
  
   И пострадал Самсон от баб.
   Филистимлянские арабы,
   когда он временно ослаб,
   толпой ввалились, сняли с бабы
  
   и на его медвежьих лапах
   замкнули кованую сталь.
   Отсюда следует мораль:
   Во всем знай меру, даже в бабах!
  
   Эпизод двенадцатый
   БЛАГОПОВЕСТВОВАНИЕ
   О РОЖДЕНИИ, ЖИЗНИ И СМЕРТИ
   МУЖА ПРАВЕДНОГО ИИСУСА,
   НАЗЫВАЕМОГО ХРИСТОМ
  
   1.
  
   было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет в чреве от Духа Святого. Иосиф, не желая огласить Ее, принял жену свою и не знал Ее. Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус. (Матф.1, ст.18,19,24,25)
   Когда же Иисус родился в Вифлееме, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему. (Матф.2, ст.1,2)
   Услышав это, Ирод царь встревожился, ибо так написано через пророка: произойдет Вождь, Который упасет народ Мой. (Матф.2, ст.3,6)
   Ирод весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме от двух лет и ниже. Тогда сбылось реченое через пророка: слышен плач и рыдание и вопль великий. (Матф.2, ст.16-18)
   Иосиф встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет. (Матф.2, ст.14)
   По смерти же Ирода, он встал, взял Младенца и Матерь Его и пошел в пределы Галилейские и, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется. (Матф.2, ст.19,21,23)
  
   Кто б ни был горько удручен,
   узнав, что суженая дева,
   с кем был намедни обручен,
   имеет тягостное чрево.
  
   И по законам старины,
   поведав всем об этом сраме,
   вы без зазрения должны
   побить оступницу камнями.
  
   Мягкосердечный же Иосиф,
   в свой дом Марию взял женой,
   ни камня в спину ей не бросив,
   ни попрекаючи виной.
  
   Увы, случаются прорухи
   на дев и даже на старух.
   Но поползли в местечке слухи,
   что здесь Святой вмешался Дух.
  
   Что, не познав любви супруга,
   она полнехоньким-полна,
   хоть целина не знала плуга,
   произрастают семена.
  
   В конце положенного срока
   родился славный карапуз.
   Назвали первенца – Исус.
   В Ерусалим пришел с востока
  
   большой богатый караван.
   "Видать, купцы из дальних стран, –
   шептались праздные зеваки, –
   небось – большие колдуны.
   Гляди, на них какие знаки –
   кометы, звёзды и луны".
  
   А три степенных мудреца,
   не разобрав свою поклажу,
   уже прошли, минуя стражу,
   в ворота царского дворца.
  
   Их принял Ирод в тронном зале:
   "Откуда к нам явились вы?
   Где вы скитались, где бывали?"
   "Мы, Божьей милостью, волхвы.
  
   Весь тайный путь светил, планет
   расчислен нами до крупицы,
   уже немало сотен лет
   ведём небесные таблицы.
  
   Недавно вспыхнула звезда,
   необычайная по силе.
   Мы разгадали без труда,
   сие – знамение Мессии.
  
   Явились, дальний путь торя,
   сюда, влекомые идеей,
   почтить рожденного царя,
   что будет править Иудеей".
  
   Внимая вещему волхву,
   царь Ирод хмурился жестоко
   и вспоминал слова пророка...
   В то время как в простом хлеву
  
   среди волов, коров и коз,
   среди барашков и овечек
   сопел в две дырки человечек,
   еще Младенец, не Христос.
  
   Царь Ирод, мать его ети,
   едва послы дошли до холла,
   дал повеленье извести
   младенцев мужеского пола.
  
   Была великая резня,
   досталось бедным и богатым.
   Уж поглумилась солдатня
   в ту пору над электоратом.
  
   Гласят страницы манускрипта,
   их полистать – не лишний труд,
   в пределах Верхнего Египта
   искали беженцы приют.
  
   Когда же срок пришел злодею
   держать пред Господом ответ,
   Семья подалась в Галилею,
   точнее, в город Назарет.
  
   2.
  
   В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской. Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса, а пищей его были акриды и дикий мед. (Матф.3, ст.1,4)
   Тогда Иерусалим и вся Иудея выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои. (Матф.3, ст.5,6)
   Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. (Матф.3, ст.13)
   Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и ночей, напоследок взалкал.
   И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. (Матф.4, ст. 1-3)
   Опять берет Его диавол и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. (Матф.4, ст.8,9)
   Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана. (Матф.4, ст.10)
   Тогда оставляет Его диавол. (Матф.4, ст.11)
  
   В те дни все знали Иоанна,
   ортодоксальный иудей
   он в мутных водах Иордана
   крестил желающих людей.
  
   К нему народ валил толпАми,
   он был для них авторитет,
   но принесенными дарами
   чурался истинный аскет.
  
   Одет в подобие хламиды,
   (небось, на мусорке нашел,)
   он заедал свои акриды
   лишь горьким медом диких пчел.
  
   Я сам не пробовал акриду
   и вам поведать не берусь
   ни какова она по виду,
   ни какова она на вкус.
  
   В шалаш без окон, без дверей,
   где тот влачил ночное бденье,
   забрел однажды Назорей
   принять от Господа Крещенье.
  
   В глухую пустошь возведён,
   подвержен голоду и зною,
   Он, пропостившись сорок дён,
   был искушаем сатаною.
  
   "Вот Твой папаша правит небом,
   не так уж это мудрено.
   А ты бы камни сделал хлебом.
   Слабо́! Вот то-то и оно!
  
   Я не какой-нибудь бездельник,
   когда банкую – ляжет в масть.
   Что пожелаешь – кучу денег,
   любую бабу, славу, власть –
  
   Тебе представлю в лучшем виде.
   Да не упрямься, как осёл!"
   Исус ответствовал: "Изыди!"
   И искуситель изошёл.
  
   3.
  
   И ходил Иисус по всей Галилее, уча и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь в людях. (Матф.4, ст.23)
   Иисус сказал: продай имение твое и раздай нищим; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие. (Матф.19, ст.19,24)
   Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры. (Матф.23, ст.1,2,13)
   Тогда собрались первосвященники и книжники и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить. (Матф.26, ст.3,4)
   Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: Что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребряников. (Матф.26, ст.14,15)
   Когда же настал вечер, и, когда они ели, Он сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. (Матф.26, ст.20,21)
   И, взяв чашу, подал им и сказал: пейте из нее. (Матф.26, ст.27)
  
   И Он ходил по Палестине.
   В пыли проселочных дорог
   мы различаем и поныне
   следы Его усталых ног.
  
   И исцеляя бесноватых,
   и воскрешая мертвяков,
   Он недолюбливал богатых,
   предпочитая бедняков.
  
   Учил: Скорей верблюд горбатый
   пройдет в ушко иголки, но
   тому, кто жадный и пузатый,
   в раю гулять не суждено.
  
   Толкуя кодекс Моисеев,
   (народ же тёмен был и слеп),
   у лицемерных фарисеев
   Он отбивал насущный хлеб.
  
   Держали книжники базар:
   "Пора покончить со скитальцем.
   Он с понтом – новый Суперстар,
   мы тоже деланы не пальцем."
  
   Когда пришла пора вечери,
   то сердце сжалось от тоски,
   опережая боль потери.
   Он произнес: "Ученики,
  
   примите этой чаши винной.
   Не дале завтрашнего дня
   один из вас предаст меня
   за пару дюжин с половиной."
  
   4.
  
   И пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. (Матф.26, ст.39)
   И вот Иуда, один из двенадцати пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями. (Матф.26, ст.47)
   И, тотчас подойдя к Иисусу, поцеловал Его. (Матф.26, ст.49)
   Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его. (Матф.26, ст.50)
  
   Догорающей ночи
   остывают угли.
   Я молю Тебя, Отче,
   пронеси, отдали
  
   петушиной побудки
   хриплый утренний крик.
   Ты же добрый и чуткий
   всемогущий старик.
  
   Ты ведь можешь, Создатель,
   упасти от креста.
   Но подходит предатель
   и целует в уста.
  
   И до блеска надраен
   наконечник копья.
   Доживем, доиграем,
   ибо воля Твоя.
  
   5.
  
   и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю. И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал. (Матф.27, ст.2,12)
   Сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варраву, или Иисуса, называемого Христом? Они сказали: Варраву. (Матф.27, ст.17,21)
   Пилат взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего. (Матф.27, ст.24)
   Тогда отпустил Варраву, а Иисуса, бив, предал на распятие. (Матф.27, ст.26)
   а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Матф.27, ст.46)
   Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. (Матф.27, ст.50)
  
   И привели Его к Пилату.
   Он молча глянул на судью.
   Пилат хотел Ему по блату
   впаять условную статью.
  
   Но местных жителей орава
   к суду сбежалась. И они
   голосовали: "Пусть Варрава
   к нам выйдет! Этого – распни!
  
   Его узреть желаем муки!"
   Не затевая лишний спор,
   Пилат одобрил приговор
   и принародно вымыл руки.
  
   Весенним солнцем обожжен,
   страдал и мучился Распятый,
   и верил: Будет воскрешен
   Сын Божий праведный и святый.
  
   Аминь.
  
  

* * *

  
   Однажды автор предлагаемого Вашему вниманию творения озадачился вопросом: Сколько граней у граненого стакана?
   И так как в тот момент стакан находился у автора в руке, он не преминул незамедлительно пересчитать их. Оказалось, что у граненого стакана ровно 14 граней. (Впрочем, как выяснилось впоследствии, бывают стаканы с двенадцатью и даже двадцатью одной гранью.)
   Из этого житейского наблюдения родилась поэма:
  

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ГРАНЕЙ

Мужская поэма в тостах

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/14granej.shtml
  
   Грань ПЕРВАЯ
  
   Неразрешимая дилемма:
   не пить, иль снова пить вино.
   Ведь выпить лишку – не проблема,
   вот не нажраться – мудрено.
  
   Душа, горячая не в меру,
   уж предвкушает: Счас взорвусь!
   Мне западло цедить мадеру,
   как битый предками француз.
  
   Ему слабо махнуть красиво,
   лихим движением руки.
   Один бокал аперитива
   сосет весь вечер.
   Мужики,
  
   так пить нелепо и погано,
   ты мне на стол поставь ведро,
   и дозу менее стакана
   не примет грешное нутро.
  
   Я ж не француз, скажу вам просто,
   пока не выдохлось вино,
   что пить без повода и тоста
   и непотребно, и грешно.
  
   Склоняю смысл короткой речи
   к тому, что повод под рукой.
   Ведь чем не повод наши встречи.
   Конечно повод. И какой!
  
   Грань ВТОРАЯ
  
   Пока не слышно прибауток,
   закуски высятся горой,
   так сократим же промежуток
   от первой рюмки до второй.
  
   Наполним звонкие бокалы,
   мензурки, стопки, стаканы.
   Но просто выпить – это мало,
   мы по#издить еще должны.
  
   И я традиций не нарушу
   и в наши дни, как в старину,
   свою задрипанную душу
   пред вами, други, распахну.
  
   Смотрите, вот она какая,
   кто говорит – нехороша,
   и блудодейка, и святая,
   простая русская душа.
  
   Итак, без лишних проволочек
   нам надо души облегчить.
   А как? Прочтите между строчек,
   не мне ж вас этому учить.
  
   Грань ТРЕТЬЯ
  
   Когда в последний День Господь
   лепил людей из красной глины,
   он, душу вкладывая в плоть,
   нас разделил на половины.
  
   Одни прекрасны, в них игривость
   и, как березоньки, стройны.
   Другие, где же справедливость,
   и кривоноги, и страшны.
  
   С тех пор, едва начавши бриться.
   живем заветною мечтой:
   хотя б на миг соединиться
   с благословенной красотой.
  
   Любимой киске, птичке, рыбке
   мы посвящаем свой порыв.
   За мимолетные улыбки
   на все готовы.
   И схватив
  
   одной рукой шашлык по-карски,
   другой стакан на двести грамм,
   мы гаркнем хором по-гусарски:
   За здесь присутствующих дам!
  
   Грань ЧЕТВЕРТАЯ
  
   Один из главных корифеев,
   гроза ленивых школяров,
   служил профессор Менделеев
   в Палате меры и весов.
  
   И раз в неделю, не без блата,
   по понедельникам с утра
   он получал ректификата
   примерно литра полтора.
  
   Почистить линзы в микроскопе,
   что громоздился на виду.
   Но мы ж не в чопорной Европе,
   чтоб тратить спирт на ерунду.
  
   Замкнув притертые бутылки,
   чтоб не добрался лаборант,
   перебирал свои пробирки
   ученый малый, но педант.
  
   А поутру, тряся с морозу
   заиндевевшей бородой,
   пил эликсир, разбавив дозу
   дистиллированной водой,
  
   тугим нутром интеллигента
   ловя волнующий момент,
   имея цель эксперимента
   найти живительный процент.
  
   А в наши дни известно четко,
   спроси любого дурака,
   всяк объяснит: должна быть водка
   никак не меньше сорока.
  
   А лучше больше – будет злее,
   чтоб прояснилось в голове.
   Не зря товарищ Менделеев
   имеет станцию в Москве.
  
   И он протягивает руку
   нам сквозь минувшие года.
   Давайте выпьем за науку.
   Нам без науки – никуда!
  
   Грань ПЯТАЯ
  
   Учили нас, (по крайней мере
   того, кто ездил на метро),
   что секса нет в эСэСэСэРе,
   а есть любовь к Политбюро.
  
   На "отчего родятся дети"
   ненарушимое табу
   нам вбили, кол теша на лбу,
   но все кончается на свете.
  
   Когда, спасибо перестройке,
   всем стало всё разрешено,
   герои русского кино
   вмиг очутились в мягкой койке.
  
   И мы, слюнями исходя,
   им подражали, как умели,
   и, вроде, были все при деле,
   любовь до секса низведя.
  
   Привыкнув к дамам в стиле "ню"
   (теперь подобное не внове),
   в душе тоскует по любови
   благополучный парвеню.
  
   Нам недоступный уголок
   пусть остается в тайне женской.
   (Зачем я, Господи, не Блок!
   хотя б Андрюша Вознесенский...)
  
   Полней бокалы набуровь,
   чтоб, завершив плетенье текста,
   нам дружно выпить – за любовь!
   (но все равно с оттенком секса...)
  
   Грань ШЕСТАЯ
  
   Как обходились лет за триста
   во времена Карамзина,
   ведь даже славный день танкиста
   стаканом доброго вина
  
   не отмечали, бедолаги,
   живя невежества среди,
   хоть и тогда по части браги
   мы были многих впереди.
  
   Да, нелегко живалось встарь,
   недаром брат вставал на брата,
   им был неведом календарь
   от гос-полит-просвет-издата.
  
   Неужто мы с тобою, зёма,
   пропустим хоть одну из дат.
   И за работников химпрома
   не вмажем двести пятьдесят.
  
   Я ж не беспамятная чурка,
   кому страна не дорога,
   и не обижу металлурга,
   артиллериста, рыбака.
  
   А уж в канун Восьмого Марта
   вся содрогается земля,
   когда синхронно и азартно
   звенят каскады хрусталя.
  
   И в этот день, по крайней мере,
   я всех вас, женщины, люблю.
   Сам распахну тугие двери
   и даже место уступлю.
  
   Ах, Март, повеса и проказник,
   давайте выпьем, мужики.
   Как хорошо, что этот праздник
   изобрели большевики!
  
   Грань СЕДЬМАЯ
  
   Наш мир подлунный прост, как творог,
   в нем все не ново, все старо.
   Когда нам несколько за сорок,
   пихают бесы под ребро.
  
   Не совладать с настырным бесом,
   натуру не перебороть.
   И мы косимся с интересом
   на обольстительную плоть.
  
   Когда ожившие молодки
   при первых проблесках тепла,
   сняв надоевшие колготки,
   подставят солнышку тела
  
   и загорают у воды
   в одних полосочках-бикини,
   я сам, припав к стопам Богини,
   целую легкие следы.
  
   Ее улыбка душу плавит
   без автогена.
   Неспроста
   владеет миром, миром правит
   и мир спасает красота.
  
   Грань ВОСЬМАЯ
  
   Поймать бы маленькую рыбку
   на металлический крючок.
   Не совершил бы я ошибку,
   как пресловутый старичок.
  
   Не стал бы требовать корыта
   и крытых тёсом теремков,
   а непредвзято и открыто
   я б заявил без дураков,
  
   держа затейницу за хвост:
   Хочу, чтоб женщины любили,
   чтоб #уй стоял, и деньги были!
   И это самый лучший тост.
  
   Грань ДЕВЯТАЯ
  
   "Агдам", "Агдам", при этом слове
   трепещет чуткая душа
   у записного алкаша.
   Уже и мелочь наготове
   зажата в потном кулаке,
   а по невыбритой щеке
   течет, течет слеза восторга:
   Уж он то нынче будет пьян,
   а дружный коллектив винторга
   враз перевыполнит свой план.
  
   Люблю, хоть режьте на куски,
   и дни рожденья, и крестины,
   поминки, свадьбы, именины,
   и в чистом поле пикники,
   и юбилейные банкеты,
   и презентации-фуршеты.
  
   Везде, где пьют, я тут как тут,
   но все ж милее мне раз во́ сто
   фуршетов разных пьянка просто,
   всего за несколько минут
   организованная наспех.
   Стакан, другой – и души настежь
   и задушевный разговор...
   А sсать приспичит – на забор...
  
   Грань ДЕСЯТАЯ
  
   Пессимист:
  
   Все дрянь – здоровье и погода,
   опять не выспался с утра.
   С получкой тянут по полгода,
   и не ложатся мизерА.
  
   И президента подменили,
   и доллар скачет, как блоха.
   И никогда у нас в России
   жизнь не бывала так плоха.
  
   Оптимист:
  
   Не стоит понапрасну охать
   и даром портить аппетит.
   Все обстоит не так уж плохо
   в сравненьи с тем, что предстоит...
  
   Грань ОДИННАДЦАТАЯ
  
   На кухне стынет праздничный пирог,
   он аккуратно вынут из духовки,
   на скатерти потеют поллитровки,
   и гости снег сбивают о порог.
  
   Пока не завязался разговор,
   и все еще так вежливы и чинны.
   И предлагают женщинам мужчины
   попробовать салат из помидор.
  
   Налив одну, потом еще одну,
   а после третьей рюмок не считали,
   смакуя заливное из кефали
   нахваливают умницу-жену.
  
   Вот гвоздь программы – праздничный пирог,
   он вносится торжественно и строго...
   ...Чтоб быть счастливым надо так немного,
   лишь свой уютный маленький мирок...
  
   Грань ДВЕНАДЦАТАЯ
  
   Всему на свете есть причина.
   И женщин красят неспроста
   две рюмки виски или джина
   внутри мужского живота.
  
   Бывает, смотришь трезв и робок
   с тоской на даму визави.
   а стоит вскрыть одну из пробок –
   и угораешь от любви.
  
   И комплиментов ливень льется...
   ... Чтоб не вздыхать потом: Увы!..
   давайте пить, покуда пьется,
   но, не теряя головы.
  
   Грань ТРИНАДЦАТАЯ
  
   Какие б ни были запасы,
   итог, как водится, один:
   И человеку русской расы
   бежать в дежурный магазин.
  
   С надеждой шаря за подкладкой,
   опустошая тайники,
   на благоверную с оглядкой
   загоношились мужики.
  
   Из дома выскочил гонец,
   несясь проторенным маршрутом.
   Молчим, ведя отсчет минутам...
   И он явился, наконец!
  
   О чем, бишь, мой не слишком гладкий
   и непричёсанный стишок.
   Последний шкалик – самый сладкий.
   Не откажусь на посошок.
  
   Грань ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  
   Я убежден, не ошибусь,
   предположив, что всем знакомы
   такие гнусные симптомы:
   В глазах темно, неровный пульс
  
   то скачет, то почти не бьется.
   Башка трещит, вот-вот взорвется,
   как перегревшийся котел.
   Во рту заночевал козел.
  
   Трясутся руки, под глазами
   мешки, лицо белей листа.
   И нет бумажника с часами,
   а память девственно чиста.
  
   Узнали? Да! сие мытарство –
   расплата за вчерашний пир.
   Но есть надежное лекарство,
   хоть и старо оно, как мир.
  
   ЛЕЧИ ПОДОБНОЕ ПОДОБНЫМ!
   и, чтоб не треснула башка,
   сто пятьдесят с размаху ё#нем,
   а лучше, кружечку пивка.
  
   Непьющий пива поутру
   мне подозрителен, ребяты.
   Не пропивают ползарплаты
   лишь резиденты Цэ-эР-У.
  

* * *

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/ura.shtml
  
   Ура! Ура!
   Нынче новая игра.
   Собирайся, детвора,
   поиграем в демокра...
     
   Все расселись на места,
   вот в графинчике вода.
   На трибуне председа...
   для доклада зачита...
     
   Кто в составе президи...
   повнушительней сиди,
   кто напротив президи...
   там, где надо аплоди...
     
   Будут прения сперва,
   а потом голосова...
   Провести голосова...
   мы имеем все права.
     
   Процедура не хитра –
   выше руку задира...
   Ну а кто не задира...
   не дорос до демокра...
     
   Продолжается игра
   аж до самого утра.
   Лучше наша демокра...,
   чем в каком-нибудь Ира...
  

Товарищ Путин

   17.12.2007.
   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/putin.shtml
  
   Товарищ Путин, с Вами мне в привате
   не довелось встречаться наяву,
   ведь я простой российский обыватель,
   пока Вы нами правите, живу.
  
   Положено Вам ездить в лимузине,
   у Вас в Кремле просторный кабинет.
   А я бываю чаще в магазине
   и цены узнаю не из газет.
  
   Пока иду до касс в торговом зале,
   инфляция, как ржа, зарплату ест.
   Надысь опять продукты вздорожали,
   квартплата, электричество, проезд.
  
   И Ваш уход с поста совсем не кода,
   а просто ловкий фокус – вуаля!
   Вернётесь вновь через четыре года
   в свой кабинет за стенами Кремля.
  
   Ведь Вас так любят вдовы и молодки
   за Вашу презентабельность и стать.
   Вас ждет поплавать экипаж подлодки,
   пилоты эскадрильи – полетать.
  
   Когда чредою праздников и буден
   пройдет разлуки грустная пора,
   вновь явится родной товарищ Путин
   под наше громогласное УРА!
  
   Мы, подтянувши ремешки потуже,
   за Вас проголосуем, не мудря.
   Ведь кто другой, возможно, будет хуже,
   играть не станет в доброго царя.
  
  

П-раз(д)ные мысли

Из сетового блога

  
   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/200802.shtml
  
   Праздные мысли по поводу инаугурации
   07.05.2008.
  
   В двенадцать ноль-ноль пополудни
   раскрылись ворота Кремля,
   и вновь обретенный сотрудник
   приехал стоять у руля.
  
   Покинув салон Мерседеса,
   вступил он в пределы Дворца.
   Защелкала блицами пресса,
   ловя выраженье лица.
  
   Совсем не любая кухарка
   годна в президенты страны.
   Под благостный чин патриарха
   он ключ получил от казны.
  
   Рассыпались трелью фанфары,
   народного славя слугу.
   Напутствовал Нового Старый
   и тот не остался в долгу.
  
   И все завершилось банкетом,
   как водится в стиле la rus.
   Все жрали лангустов с паштетом –
   весьма специфический вкус.
  
   Праздные мысли о финансовом кризисе
   5 октября 2008г.
  
   Финансовый кризис всё ярше,
   курс акций летит кувырком.
   Мы снова споткнулись на марше,
   оставшись почти голяком.
  
   Обрушился фондовый рынок ,
   Дефолта ощерилась пасть.
   Не хватит пуховых перинок,
   чтоб всем подстелить, где упасть.
  
   Товарищ, я индекс не в силах сдержать, –
   сказал финансист финансисту, –
   ведь ежли пакет не начнет дорожать,
   то хошь подавайся в таксисты.
  
   А тот, кто ретиво и рьяно
   нас звал в ВТО* и ЕэС**,
   спокойно курирует нано***,
   натыривши вдосталь в ЕЭС****.
  
   Не сгинем, авось, не иголки,
   сметлив наш народ и бедов.
   Сохраннее зубы на полке,
   чем в пастях ощеренных ртов.
  
   * Всемирная Торговая Организация
   ** Европейское Сообщество
   *** Нанотехнологии
   **** РАО "ЕЭС России"
  
   Праздные мысли о Большом Адронном Коллайдере
   сентябрь-октябрь 2008г.
  
   Прислал сообщенье провайдер,
   мол, братцы, имейте в виду:
   Огромный Адронный Коллайдер
   включили нам всем на беду.
  
   Его на проектную мощность
   грозятся пустить в октябре,
   тем самым возникла возможность
   всем гикнуться в Черной Дыре.
  
   В Дыру засосётся планета,
   туда же Луна заодно –
   таков окончания света
   сценарий, как в страшном кино.
  
   Ученые – гады, бастарды,
   не мозг вы, а кал и говно!*
   Уж лучше б вам те миллиарды
   в очко просадить в казино.
  
   Дотронулся палец до кнопки,
   весь мир затаился : "IIизdец!.."
   Врубили – но вышибло пробки.
   Спасибо, монтёр-молодец!
  
   *Сентенция "Интеллигенция не мозг нации, а ее говно!" принадлежит В. И. Ульянову
  
   Праздные мысли о культуре поп
   октябрь 2008г.
  
   На сайт современной "культуры"
   намедни меня занесло.
   От приторно-кислой микстуры
   вмиг намертво скулы свело.
  
   Вот многим известная Ксюша,
   гламурная телезвезда,
   нарядом, пригодным для душа,
   сверкает, собою горда.
  
   Кого с кем застали в постели.
   Реклама, топ-рейтинги, шоп.
   Раздетые фотомодели.
   "Дом-2" – репортажи нон стоп.
  
   Венчается Алла с Максимом.
   У Верки – 13 детей.
   Советы как мазаться гримом.
   И сотни других новостей...
  
   Тут правит бал ада наместник,
   Чужой я на этом балу.
   Отрадно, что маленький крестик
   имеется в правом углу.
  
   31-го декабря 2009 Праздные мысли в канун праздника
  
   Для начала залихватски
   встретил тигра по-камчатски.
  
   А потом хорошим жбаном
   причастился с Магаданом
  
   Новый год пришел в Читу –
   я на праздничном посту.
  
   Скоро вместе с Абаканом
   полным чокнемся стаканом.
  
   Парой-тройкою глотков
   мы поддержим пермяков.
  
   А по времени рязанскому
   дружно вдарим по шампанскому.
  
   Широка родная Русь –
   понемногу наберусь...
  
   3-го января 2010 Праздные мысли телезрителя
  
   Намедни в полусне-полунирване
   уставился в российское Ти-Ви.
   Чего уж проще – лежа на диване
   на кнопки полустертые дави.
  
   Там старые крутили киноленты,
   минувших дней цветные миражи.
   Герои фильмов – сплошь интеллигенты,
   аж выступают слезы ностальжи.
  
   Когда вещало целых три канала
   был телек добрым спутником людей.
   Ни кризиса тебе, ни криминала,
   ни голых силиконовых грудей.
  
   Теперь скачу с программы на программу,
   подушку подпихнувши под бочок.
   И вспоминаю Кинопанораму
   и незабвенный Телекабачок.
  
   Настала эра супертехнологий,
   а счастья нет. И вряд ли прилетит.
   Платите, люди, вовремя налоги –
   стяжаете отменный аппетит.
  
   7-го января 2010 Праздные мысли кинозрителя
  
   Намедни голливудский мастер
   очередной сваял блокбастер.
   Я посмотреть набрался духу,
   чтоб выдать краткую рецуху.
  
   Под крышкой пластиковой тары
   созрело тело аватары.
   И бедолагу-инвалида
   внедрили в синего гибрида.
  
   Чтоб погрузивши в авиетку,
   забросить в джунгли на разведку.
   Кругом кусачие зверюги,
   а жить приходится в лачуге.
  
   Для новичка такая мука
   спать в гамаке, стрелять из лука.
   Но парень втюрился в дикарку –
   весь план внедрения насмарку.
  
   Руля порхающим драконом,
   сразился с целым гарнизоном.
   Земляне изгнаны с позором,
   зато побит рекорд по сборам.
  
   8-го января 2010 Праздные мысли меломана
  
   Надысь, посиживая в кресле,
   листая сводки новостей,
   прознал – сравнялась Элу Пресли
   от века трёха четвертей.
  
   Когда во многих областях
   всех прочих мы перегоняли,
   и проводили фестивали,
   и Енисей перекрывали,
   хоть сами шастали в лаптях.
  
   Собравшись где-нибудь в гостях,
   как драгоценность доставали,
   грамзапись рока на костях.
   Доселе слышали едва ли,
   такое в наших волостях.
  
   Нам за железным частоколом,
   привыкшим к ритмам баркарол,
   мозги тринитротолуолом
   взорвал забойный рок-н-ролл.
  
   13-го января 2010 Праздные мысли после праздников
  
   Настал финал по Ёлкам культпоходам,
   полмесяца у праздников в плену.
   Поздравлю всех со Старым Новым Годом
   и баста – на работе отдохну!
  
   Мы две недели с разными гостями,
   которых пьяный леший приволок,
   сидели за накрытыми столами,
   шампанской пробкой целясь в потолок.
  
   Вот окунь маринованный в томате,
   вот холодец из ножек порося.
   Проснулся утром мордою в салате
   и осознал, что праздник удался.
  
   Влив в пищевод очередную дозу,
   сбив мандаринкой стойкое амбре,
   дай отдохнуть и Дедушке Морозу –
   пускай приходит снова в декабре.
  
   14-го января 2010 Праздные мысли метеоролога.
  
   Европа от Парижа до Афин
   попала в плен к сугробам и заносам.
   Продрог и ко всему привычный финн,
   все нипочем лишь нам и эскимосам.
  
   Сулят приход глобального тепла.
   Не верится мне эдаким угрозам,
   когда Мадрид поземка замела,
   и апельсины выбило морозом.
  
   Голландия осталась без тюльпанов.
   В Орли метель, не вырулить на взлёт.
   Зато слетают "Мерсы" с автобанов,
   пускай припомнят слово гололёд.
  
   А нас бодрит погодка – благодать,
   когда метёт от Брянска до Камчатки.
   Сегодня сколько? минус 25?
   Нет повода натягивать перчатки!
  
   23-го ферваля 2010 Праздные мысли рядового запаса. С Днём Мужиков!
  
   Мужики, разлив полбанки,
   надымив – хоть тычь топор,
   водку пьют не ради пьянки,
   а затеять разговор.
   Хорошо, что мы не немы,
   а имеем языки.
   Нет такой глобальной темы,
   чтоб не тёрли мужики.
   Про политику, про моду,
   что на пенсию пора б.
   И, конечно – про погоду.
   Разумеется – про баб.
   Кто-то скажет: "Ну, за дружбу!"
   Дружно чокнутся они.
   Все из нас тянули службу,
   всем припомнятся те дни.
   Разговор вскипает сразу,
   знамо дело, почему.
   Каждый знает по рассказу,
   и, поди – не одному.
   Опорожнена поллитра,
   льют истории вдогон.
   Про старлея замполита,
   про стрелковый полигон.
   Про губу, про самоволку,
   про армейские харчи,
   как бухали втихомолку,
   про побудки средь ночи...
  
   Как мотаются портянки
   всякий помнит до сих пор.
   Водку пьём не ради пьянки,
   а затеять разговор.
  
   25-го февраля 2010 Какая боль!.. Праздные мысли болельщика
  
   Как включу Олимпиаду –
   впору лопать корвалол.
   Не могу сдержать досаду
   на седьмой канадцев гол.
  
   А когда-то мы их рвали,
   как трехмесячных щенков.
   Нынче ж вешают медали
   не на наших игроков.
  
   Был в ходу моральный стимул –
   мы взлетали в апогей.
   А теперь коньки откинул
   наш блистательный хоккей.
  
   Финт не вышел залихватским –
   поскользнулись, мать честна!
   Вновь хоккей зовут канадским,
   как в былые времена...
  
   П.с.
   В команде сплошь легионеры.
   Мы пролетаем, грустный рейс,
   как лист березовой фанеры,
   над стадионом "Би-Си Плэйс". (((
  
   2-го июня 2010 Праздные мысли рядового запаса. (2) День Погранца
  
   Гуляют нынче погранцы́,
   с бортов сигая в глубь фонтана.
   Поди не малые юнцы,
   в чинах, небось, до капитана.
  
   – Прохожий, бойся и дрожи́,
   ведь это я в жару и стужу
   берёг родные рубежи...
   Теперь нырнуть жалаю в лужу!
  
   На вид – солидные мужи́,
   но ДУРОСТЬ так и прёт наружу.
  
   17-го июня 2010 Праздные мысли в разгар Чемпионата Мира по футболу
  
   Дух феминизма – ересь и крамола
   осиротил кухо?нные столы.
   Мою жену, болельщицу футбола,
   заводят лишь забитые голы.
  
   Явись меж нами новый Рафаэль,
   с кого писал бы светлый лик мадонны?
   Навряд ли подходящая модель
   найдется средь фанаток Марадоны.
  
   Кому волхвам нести свои дары...
   Я пиво пью в компании соседа.
   Остались мы на месяц вне игры,
   без секса и горячего обеда.
  
   6-го сентября 2010 Праздные мысли узника пенитенциарной системы.
  
   Месяц зырит, щербатый, на зону,
   набухает в душе маята.
   Я над шконкой повесил икону,
   литографию зека-Христа.
  
   Месяц спрятался в низкие тучи,
   там за тучами где-то Христос.
   Он такой же, как я, только круче,
   не бодяжил с манягой колёс.
  
   Он по вене процеживал шнягу,
   догонялся дуплетом с утра,
   но свинтили его, бедолагу,
   дренеримские те опера.
  
   Набежали паскуды-лепилы,
   прикрутили жгутами к кресту.
   Но Спаситель утёк из могилы,
   отодвинув от входа плиту.
  
   А теперь он кумарит в астрале,
   зависает по кайфу в дали.
   Что ж вы, падлы меня обломали,
   замутили меня, развели.
  
   бодяжить – разбавлять перед продажей порошок наркотика похожими по внешнему виду лекарствами или химическими веществами.
   догоняться – принять повторную дозу наркотика после того, как первая показалась недостаточной для достижения кайфа.
   кайф – собственно состояние опьянения наркотиком.
   кумар (хумар) , кумарит, раскумаривает, подкумаривает – первое ощущение приближающихся ломок; состояние, возникающее после того, как первая доза наркотика закончила свое действие; "предчувствие ломки". Может обозначать любой наркотик или наркотическое опьянение.
   лепила - медицинский работник.
   шняга – один из промежуточных продуктов кустарного производства героина.
   шконка - койка. В тюрьме – лежанка, сваренная из металлических труб и полос, вмурованная в пол; часто двух- или трехъярусная.
  
   12-го сентября 2010 Праздные мысли читателя периодики.
  
   Пускай в газетах пишут враки,
   но дело, знаете ли, в том,
   чтоб щелкоперы и писаки
   владели русским языком.
  
   Любите Логос, журналюги.
   любите слово, стервецы,
   дабы́ читатель без натуги
   глотал газетные столбцы.
  
   Ведь говорят, что сам Господь,
   летая в хаосе со свистом,
   преображая слово в плоть,
   был самым первым журналистом.
  
   19-го сентября 2010 Праздные мысли покупателя сантехники.
  
   Я обойдусь без вкусного обеда,
   лишь стану разговорчивей и злей,
   без лимузина, без велосипеда,
   без долларов, без гривен, без рублей.
  
   Без паспорта, без визы, без прописки,
   без лошади, верблюда, без вола,
   без пива, без портвейна и без виски,
   без кресла, без дивана, без стола,
  
   без самолета, виллы в Голливуде,
   без яхты в акватории порта.
   И согласятся творческие люди,
   что это все – фигня и суета.
  
   Я обойтись могу без Интернета,
   хоть без него – зеленая тоска,
   без газа, электрического света...
   Но обойтись попробуй без толчка!
  
   29-го сентября 2010 Черновик письма Лужка к Медведу.
  
   Ты живой, гарант ты наш румяный?
   Жив и я, привет тебе, привет...
   Вот сижу с Кобзоном, децыл пьяный,
   и пишу свой пламенный ответ...
  
   Не узнал? То ж я, старик Батурин,
   тот, который мэр-муниципал.
   Мы с тобой держали этот кУрень,
   я тебе откаты посылал.
  
   Но, наверно, показалось мало.
   Ты из рук моих рванул штурвал.
   Хочешь, блин, разборок и скандала?
   Будут, блин, разборки и скандал!..
  
   Я тебе, когда твои просили,
   а они умели попросить,
   замутил Единую Россию.
   Ты ж меня затеял опустить.
  
   Ничего, вот подоспеют Наши,
   и тогда посмотрим, чья возьмет.
   Поглядим, чье место у параши,
   и кому говно хлебать, как мед.
  
   3-го февраля 2011 Праздные мысли гурмана
  
   Как-то раз в часок досуга
   в суши-бар забрел – чудно,
   ходит важная прислуга,
   все в японских кимоно.
  
   На закуску только су́ши,
   стол уставили добром –
   просто рис с филе горбуши,
   и с медузой, и с угрем.
  
   Не хватило мне смекалки
   слопать все, что принесли.
   Дайте вилку, а не палки
   за российские рубли!
  
   21-го февраля 2011 Праздные мысли юбиляра
  
   Сначала медленно взрослея,
   потом быстрей, года дробя,
   дожил до типа юбилея,
   с чем поздравляю сам себя.
  
   Пора подсчитывать итоги,
   ведь, говоря начистоту,
   всё ближе день, когда дороги
   узрю финальную черту.
  
   Последний шаг совсем не труден,
   но будем душами бодры.
   Что суетиться – все там будем,
   и нет причины для хандры.
  
   Так побросай печали в топку,
   от головешки прикури,
   ведь повод есть дерябнуть стопку,
   а лучше две и даже три.
  
   23-го марта 2011 Праздные мысли в марте
  
   Вот и весна. Бугрятся на газоне
   подтаявшие снежные пласты.
   Дают концерты первые в сезоне
   горластые дворовые коты.
  
   Видны повсюду всплывшие следы,
   которые оставили собачки.
   Земле пора очухаться от спячки,
   омыть лицо потоками воды
  
   и позабыть почти на год о стуже,
   готовясь встретить августовский зной.
   К утру ледком подергивает лужи,
   но пахнет город новою весной.
  
   24-го марта 2011 Праздные мысли электоральной единицы
  
   Откроешь сводки новостей –
   везде муссируется тема:
   При ком из властного тандема
   жилось бы нам повеселей?
  
   Один из них молодцеват,
   опрятен телом, ликом чистый,
   на Дойче шпрехает, речистый,
   любезен женщинам. Виват!
  
   Второй почти ему под стать,
   наверно был молочным братом.
   Вопрос перед электоратом
   повис: Кого же выбирать?
  
   Ну кто же, кто из молодцов
   милей, румянее и краше?
   Кому отдаться нашей Раше?
   Пора решать в конце концов!
  
   Лбы морщат лидеры ЕдРа,
   их переклинила дилемма:
   Кому доверить руль тандема?
   Похлебку мутят повара,
  
   но все ли ладится у них?
   Два сизых голубя – не стая.
   Не зря ж от века Русь Святая.
   соображает на троих.
  
   5-го мая 2011 Праздные мысли законопослушного горожанина
  
   Моя милиция меня бережет.
   Жезлом правит, чтоб вправо шел.
   ВВМ
  
   Когда царил правопорядок,
   вольготно было на душе,
   не наблюдалось тунеядок
   вдоль Ленинградского шоссе.
  
   Проспекты, улицы и скверы
   обозревали патрули,
   и граждан милиционеры
   от всех напастей берегли.
  
   Душой нежны, к врагам суровы,
   не замарав умелых рук,
   ловили бравые Жегловы
   бандитов, жуликов, ворюг.
  
   Когда же в рынок без оглядки
   мы сиганули с высоты,
   вдруг оказалось: Любят взятки
   и прокуроры, и менты.
  
   Своя рубашка ближе к телу,
   валюта лучше, чем рубли.
   Пришли к такому беспределу,
   что и представить не могли.
  
   Гарант в компании с премьером,
   проблему дернули за нить:
   "Мол, надо милиционерам
   над крышей вывеску сменить.
  
   Беречь вас будут полисмены,
   судить присяжные суды."
   Но нам благие перемены
   сулят лишь рост размеров мзды...
  
   27-го июля 2011 Праздные мысли кинозрителя
  
   Поглядел надысь картину
   под заглавьем "Цитадель".
   Одолелевши половину,
   захотелось сбечь отель.
  
   Объясните мне толково,
   сам скумекать не могу:
   Кто доверил Михалкову
   офигенную деньгу?
  
   Сто мильонов из бюджета
   в пересчете на грины!
   Вроде б действие сюжета
   о превратностях войны.
  
   Вот окоп среди болота
   для солдат – надежный кров.
   Там сидит штрафная рота
   кровью кормит комаров.
  
   Вдруг комбат, глотнув спиртяги,
   не блиставший худобой,
   чтоб не дрыхли бедолаги,
   всех погнал в неравный бой.
  
   Что ж, вперед, раз там решили,
   ложку пряча в сапоге.
   Тут их всех перекрошили,
   кроме парочки ГГ.
  
   Дом, где жили иждивенки,
   драка, выпивка, вокзал...
   Пропущу я эти сценки,
   потому что задремал.
   А когда расклеил зенки,
   то гляжу – уже финал.
  
   На экране сам Никита
   в черном кожаном пальто.
   Вкруг него толпится свита
   и массовки тысяч сто.
  
   И бредут они куда-то
   с черенками от лопат...
   Голливудского формата
   лента пущена в прокат.
  
   28-го августа 2011 Праздные мысли на пляжу́
  
   Довольно пагубная блажь,
   не сняв штаны, прийти на пляж,
   где натуристы, каждый гол,
   играют в пляжный волейбол.
  
   Когда-то Ева сорвала
   познанья плод Добра и Зла.
   С тех пор стыдливости покров
   один из благостных даров.
  
   Коль визави облачена –
   она мне друг, хоть и "она"
   Однако, с дамой в стиле "ню"
   веду постельную возню.
  
   6-го июня 2012 Праздные мысли накануне конца света
  
   Майи, хоть и жили встарь,
   замутили календарь,
   но тринадцатого года
   там не значится январь.
  
   Скоро будет всем кердык
   от владык до забулдыг.
   Вот такое откровенье
   я из этого постиг.
  
   Только мне не говори,
   что, мол, врут календари.
   Лучше солью запасайтесь
   и сушите сухари.
  
   17 авг 2012 Pussy Riot – суперстарз
  
   Письки жаждали пиара,
   но нема репертуара.
   Как же трех дешевых шмар
   раскрутить до суперстар?
  
   Нужно правильный базар
   замутить под звон гитар.
   И сплясать у алтаря,
   выше ноги задеря.
  
   Посидят чуток на нарах
   и утонут в гонорарах.
   Обращайтесь к санитарам –
   там таких полно задаром.
  
   Взять бы каждую писклю –
   да крапивой по филю,
   чтобы не было повадно
   налегать не коноплю.
  
   28 авг 2012 Праздные мысли о Российских бедах
  
   В России две беды в итоге.
   Раз – дураки и два – дороги.
  
   Одну из них решить ладком
   могли б асфальтовым катком.
  
   Но не проста вторая тема.
   Дороги... Та еще проблема!
  
   28-го декабря 2012 Праздные мысли в конце года Дракона
  
   Поскольку апокалипсис отложен,
   авось и доживем до января.
   Сорвав последний лист календаря,
   прошедшую годину подытожим.
  
   Итоги, впрочем, несколько горьки.
   Как оказалось, в нашем ареале:
   министры – воры, думцы – мудаки...
   А то мы раньше этого не знали!
  
   Я выключаю сводки новостей,
   присяжные политики достали.
   Подальше бы от эдаких властей,
   а лучше б их самих послать подале.
  
   И воздавая должное Змее,
   на этот год она у нас икона,
   проводим дружно черного Дракона,
   шампанским запивая оливье.
  
   Пусть этот год, придя под знаком Кобры,
   нам не доставит повод для хандры.
   Да сгинут все, которые недо́бры,
   оставив тех, которые добры́.
  
   Пусть не гнетут болезни и мытарства,
   я голосую за позитивизм.
   Змеиный яд – отличное лекарство,
   когда, к примеру, скрутит ревматизм.
  
   2-го июля 2013 Праздные мысли традиционно ориентированного
  
   На гламурные тусовки
   и шикарные балы
   не ходи без монтировки –
   береги свои тылы.
  
   Говорят, грешили греки,
   неспроста их род угас.
   Не журчите, гомосеки,
   нам Сократы не указ.
  
   Кто там против гегемона?
   Голубые господа,
   шестицветные знамёна
   вам засунем кой-куда.
  
   На призывы басурманов
   наплюю и разотру.
   Я-то сам из лесбиянов –
   мне девчата по нутру.
  
   29-го июля 2013 Праздные мысли отдыхающего
  
   Нынче я не взаперти –
   отдыхаю от Сети!
   Не успеешь оглянуться –
   лето кончилось почти.
  
   Надо ж многое успеть,
   летних дней осталась треть.
   Уж лягушки перестали
   на пруду кантаты петь.
  
   Подремать бы в гамаке
   с беллетристикой в руке...
   Нет, окучивай малину,
   как дехканин в кишлаке.
  
   Даже гады-комары
   одурели от жары.
   Я ж томаты поливаю,
   чтобы им в тартатары!
  
   Поспевает урожай,
   побери его лишай! –
   выковыривай картошку
   и в сусеки загружай.
  
   Доживем до сентября
   и покинем лагеря.
   А пока лопаты в руки,
   чтоб сезон прошел не зря.
  
   30-го июля 2013 Праздные мысли квартироплательщика
  
   В житейском море лодку бьёт об рифы,
   опять издали власти манифест,
   что снова повышаются тарифы
   на воду, электричество, проезд.
  
   В ответ на глуховатое Доколе...
   оставшийся в приличном барыше
   советует Гарант от монополий
   жить, как Ильич, в еловом шалаше.
  
   Куда не шлют жировок о квартплате,
   где воздух по-весеннему хмельной,
   мурлыкает река на перекате,
   и над кострищем чайник жестяной.
  
   Где нет ТиВи, нет пробок на дорогах,
   где уши отдыхают от попсы,
   где можно позабыть о демагогах,
   а коль приспичит – в кустики поссы.
  
   3-го августа 2013 Праздные мысли ходока
  
   Покутили за столом,
   а наутро ждет облом.
   Кто коньяк мешает с пивом –
   получает поделом.
  
   Раз глядишь из-под стола –
   значит, с толком ночь прошла,
   значит, выпил накануне
   раза три по полкила́!
  
   Руки тянутся к ковшу,
   чтоб подлить пивка к ершу.
   Я борюсь с Зелёным Змеем:
   наливаю и глушу!
  
   Будь умерен – алкоголь
   соразмерно канифоль.
   Ходока послать успеть бы
   до одиннадцать ноль-ноль.
  
   Я ещё сказать хочу:
   ходоку-бородачу
   добираться доводилось
   прямо в Кремль к Ильичу.
  
   Только этот скупердяй
   втюхать мог морковный чай.
   От подобного напитка
   околеешь невзначай.
  
   Нынче в гости в Кремль к верхам
   нету ходу ходокам.
   Он для нас теперь не Кремль,
   а какой-нибудь фиг-вам. (((
  
   Мне на ихние пиры
   наплевать с большой горы,
   провались они всем скопом
   к Сатане в тартарары!
  
   Я даю последний зуб –
   ни ногой в кремлевский клуб.
   Смастерю из нержавейки
   перегонный самокуб.
  
   5-го августа 2013 Праздные мысли избирателя
  
   Вскипает бум электоральный,
   и вот, расклады таковы:
   хотят Собянин и Навальный
   в градоправители Москвы.
  
   Один из них – борец с ларьками,
   король брусчатых мостовых,
   из президентских вестовых,
   уже три года правит нами.
  
   Другого, блогера, борца,
   боятся жулики и воры.
   Тюрьмой стращают молодца,
   и стро́чат дело крючкотворы.
  
   Оленевод и душка-мачо
   сошлись в предвыборной борьбе.
   Кого же выбрать голытьбе,
   вот, понимаешь, незадача...
  
   А я видал в гнилой параше
   политиканскую игру,
   по мне – один другого краше,
   ни тот, ни тот не по нутру.
  
   16-го августа 2013 Праздные мысли книгофила
  
   Раз по сто читал, наверно,
   все романы Жюля Верна.
   Хоть писал он без затей –
   и совсем не для детей.
  
   Тоже книжица что надо –
   "Одиссея кэпа Блада".
   Этот самый Питер Блад
   благородный был пират.
  
   В книжке, автор Вальтер Скотт,
   помню каждый эпизод.
   Зачитал его "Айвенго",
   аж протёрся переплет.
  
   Как не вспомнить про Дюма –
   обожал его тома.
   От отважных мушкетёров
   все мальчишки без ума.
  
   А еще хранит архив
   у того, кто бережлив,
   все рассказы Конан Дойля –
   мой любимый детектив.
  
   2-го сентября 2013 Праздные мысли выбирателя символа России
  
   Скажи-ка, дядя, правда ведь
   в России выбрали мечеть,
   как символ всей страны.
   И лишь "Билайн" и "Мегафон"
  
   наш защитили бастион,
   не дали слабины.
   Голосовала вся Чечня,
   и это вовсе не брехня,
  
   но роуминг пропал,
   Гордись российская земля,
   твой символ – башенки Кремля,
   а не мечети зал.
  
   18-го сентября 2013 Праздные мысли коренного москвича
  
   Москву заполнили мигранты
   с разрезом узеньких очей,
   и скоро эти оккупанты
   задавят бедных москвичей.
  
   Мне не по нраву педерасты,
   таджикский парень мне не брат.
   Но дружно воют либерасты
   на тех, кто этому не рад.
  
   Пиzдить привыкнули, речисты,
   их суть – из умных слов понос:
   "Мол, те заведомо фашисты,
   Кто поднимает нацвопрос."
  
   Услышьте голос мой, поэтов:
   Хоть я люблю узбекский плов,
   Москва – не город минаретов,
   а золоченых куполов!
  
   19-го сентября 2013 Праздные мысли web-пирата
  
   Сегодня Международный Пиратский День
  
   Сегодня, в День Инет-пирата,
   я славлю именно его,
   моя бюджетная зарплата
   лишь поощряет воровство.
  
   Ходить в кино не по карману,
   сын гимна автора, прости,
   я за билет платить не стану –
   скачаю фильм по соцсети.
  
   Вот Филя может быть уверен:
   я не куплю пиратский диск.
   Я для попсы давно потерян,
   не для меня их пошлый визг.
  
   Мой ареал – библиотеки,
   я там, что хочется, беру.
   Жить в нашем 21-ом веке
   мне в этом смысле – по нутру.
  
   20-го сентября 2013 Праздные мысли о национальной идее
  
   Мы все воруем и помного
   когда-нибудь и где-нибудь.
   Зато при этом верим в Бога –
   такой у нас особый путь.
  
   Воруют все у нас в России,
   на том спокон стоит земля.
   Рабочий у буржуазии,
   врачи, швеи, учителя.
  
   И в магазине покупатель,
   и за прилавком продавец,
   писатель и книгоиздатель...
   Пока не пойман – молодец!
  
   Воруют член-корреспонденты,
   ворует каждый полисмент,
   компаний разных президенты
   и самый главный президент.
  
   Воруют в Думе депутаты
   и все министры, в общем, власть.
   Ну, до чего же мы богаты –
   всегда найдется что украсть!
  
   20-го апреля 2014 Праздные мысли по поводу весеннего обострения
  
   Весна, период обострений
   у всех клиентов ПНД,
   в пылу горячих словопрений
   не до основ моралите.
  
   Не подходите к депутатам
   на расстояние плевка,
   когда они дворовым матом
   вопят, сорвавшись с поводка.
  
   Их образумить – труд напрасный,
   я б обходил их за квартал.
   Особо буйный и опасный –
   наш демократо-либерал.
  
   О чем бишь я толкую, ку́ме,
   о предложение деловом:
   пора дресс-код ввести по Думе –
   рубахи с длинным рукавом.
  
   28-го апреля 2014 Праздные мысли о Войне и Мире
  
   Вот же ёлочки-моталки,
   как бывает иногда!
   Поживали в коммуналке
   не разлей, друзья, вода.
  
   Был их быт довольно труден,
   не об этом, впрочем, стих.
   Иногда, помимо буден
   были праздники у них.
  
   И тогда спевали хором,
   я попеть люблю и сам,
   осушив за разговором
   пару раз по сотке грамм.
  
   Поделив щепоть махорки,
   дружно брались за труды.
   Но стряслись у них разборки
   из-за сущей ерунды.
  
   Для начала перебранки
   повод был на редкость глуп:
   Как-то раз один по пьянке
   плеванул соседу в суп.
  
   Тот поддал ему по шее,
   дальше – больше началось,
   с каждым днем сражались злее,
   табачок и дружба врозь.
  
   Опосля того опасней,
   скоро в ход пойдут АК...
   В чём мораль подобной басни
   не могу сказать пока...
  
   30-го апреля 2014 Праздные мысли о правоте
  
   Спокон веков живя двор в двор,
   соседи заварили спор.
   Раздор бы длился без конца,
   не будь в деревне мудреца.
  
   К нему придя на разговор,
   один кричал: "Сосед мой – вор!
   Всяк подтвердит, что он шельмец."
   "Ты прав", – ответствовал мудрец.
  
   Второй усердствовал в ответ:
   "Я докажу, что врёт сосед,
   ведь у него бесстыжий нрав."
   Мудрец сказал: "Ты тоже прав."
  
   Прохожий молвил: "Не пойму,
   кто прав из них и почему?
   Старик, слова твои пусты."
   Мудрец ответил: "Прав и ты..."
  
   2-го мая 2014 Праздные мысли о Мировой Информационной Войне
  
   Идут бои на всех фронтах,
   кому не лень – больны войною,
   друг друга посылая нах,
   на са́жень брызгая слюною.
  
   Вскипают местные бои,
   и в них несчитаны потери.
   Недавно были все свои,
   а нынче щерятся, как звери.
  
   В Сети бурлят потоки лжи
   под полуправды камуфляжем.
   Посты, как ржавые ножи,
   плодятся в блогах с гневным ражем.
  
   Вся эта гнусная брехня
   заполонила интерсети.
   Кому же выгодна грызня,
   кто на такой вопрос ответит?
  
   4-го мая 2014 Праздные мысли о глобализме
  
   Башка свербит от каверзных вопросов:
   Кто виноват? Что делать? На хрена́?
   Мохнатая рука америкосов
   во слишком многих кризисах видна.
  
   Не стану поддаваться глобализму,
   который есть источник наших бед.
   Пускай получат нравственную клизму,
   даю себе торжественный обет,
  
   и будь уверен, в этом нет прикола,
   я вычеркну Обаму из друзей.
   Отныне впредь – ни грамма кока-колы,
   попкорна, фильмов маде в Ю-эС-Эй.
  

Зарифмячики

квазифилософские миниатюры

   http://samlib.ru/w/wanjukow_a/zlo.shtml
  
   Кто на драку мастера,
а кого гнобит хандра,
а меня вот потянуло
к философии с утра...
  
  
   Деньги – зло
  
   Что нам рубли – древесная зола,
   ведь деньги – зло, отлично знаем сами.
   Когда стоим у касс в универсаме,
   скрипим зубами – не хватает зла!
  
   Плоды любви
  
   Коль все, кого любил когда-то,
   мне б родили по пацану,
   то, собираясь на войну,
   я б командиром был штрафбата!..
  
   Я спрошу у Господа...
  
   Когда-то, рассуждая строго,
   мусолил сотни разных тем.
   Теперь одно спрошу у Бога,
   одно единое: Зачем?..
  
   Революционная дата
  
   На нас глядят Седьмого Ноября
   основополагатели сурово:
   – Ох, зря вы перестраивались, зря!
   Теперь нема в России выходного.
  
   Эпилог
  
   Уж близок день, когда я эпилогом
   своё закончу Полное СС,
   но мне не суждено общаться с Богом,
   не выправил плацкарту до Небес...
   (СС – собрание сочинений)
  
   Самокритика
  
   Кропатель, вдохновенно пой, но
   самокритичен будь весьма.
   Ведь не любая мысль достойна
   быть доведенной до ума.
  
   Народный рецепт
  
   Вещает купленная пресса,
   что водка – зло, ты в корень зри.
   Всегда прикладывай компрессы
   на горло только изнутри.
  
   Грехопадение
  
   Как полакомилась Ева
   от плодов добра и зла –
   вся история forever
   сиськось-наискось пошла.
  
   Вероломство
  
   О Женщины, вам вероломство – имя.
   На пьедестал воздвигнуть вас хотим,
   но вы нам изменяете с другими,
   так им и надо! – всяческим другим...
  
   Свидание on-line
  
   В эпоху вещего Шекспира
   со шпагой, в маске – и на бал...
   ...Теперь в Сети сидит пол мира,
   наш дом свиданий – виртуал.
  
   Без женщин жить нельзя на свете, нет!..
  
   Коварство женщин всем известно,
   порой в одной квартире тесно.
   Но сколько нам душевной муки
   приносит даже день разлуки...
  
   In vino veritas
  
   С эпохи прародителя Адама
   мы пьем из чаши Истины упрямо.
   И я глотнул и в том не вижу срама
   испить её в компании Хайяма.
  
   Из жизни ДУМАНОИДОВ
  
   Купивши красные мандаты
   в Москве сидят простипутаты.
   Видать, забыли: Аз воздам.
   Не зарывайся, депутан!
   * * *
   В разгаре выборная гонка.
   Все прутся в Думу, щеря пасть,
   самих себя пиаря звонко.
   И негде Яблоку упасть.
   * * *
   По темным думским кулуарам,
   в свое начальство влюблены,
   разя застойным перегаром,
   Медведи бродят шатуны
  
  
   Герасим и Муму
  
   Мы осуждать Герасима готовы.
   Кидая в речку пёсика, дебил
   взял образцом деянья Иеговы –
   тот всех людей однажды утопил.
  
   О рейтингах
  
   Мы все на свой манер терзаем лиру,
   Гудит стихами грешная земля.
   Лишь время всех расставит по ранжиру,
   Но, к сожаленью, смерти опосля.
  
   По грибы
  
   Брожу с лукошком поутру –
   в лесочке только мухоморы,
   их жрать нельзя – memento mori!
   Для тёщи, впрочем, наберу...
  
   Перечитывая Свифта
  
   Когда-то Джонатан корил людей,
   им предпочтя гуингмов-лошадей.
   Однако не исправили породу
   ни триста лет, ни множество идей.
  
   Без вины виноватый
  
   Нет правды на Земле, но нет и в атмосфере,
   порой потомки судят вкривь и вкось.
   Не согрешил пред Моцартом Сальери,
   но осужден молвой – так повелось.
  
   Вопрос конешна интересный...
  
   Я голосую за рыбалку!
   Река медлительна, тиха...
   А вот что выйдет, коль русалку
   сварить – бульон или уха?
  
   Москва не сразу строилась
  
   Россию не понять стрезвА –
   такое мнение не ново.
   Не сразу строилась Москва,
   ведь раньше не было Лужкова.
  
   Философское
  
   Века текут неспешной чередой...
   Пред ними наши гордые деянья
   предстанут суетливой ерундой,
   нелепой, как гримаса обезьянья.
  
   Обидно...
  
   Наступит день – меня похороня,
   друзья за стол усядутся, родня.
   Обидно только малость – на поминки
   забудут пригласить героя дня.
  
   О цензуре
  
   Долбя свою клавиатуру,
   точа на ближнего клыки,
   не забывайте про цензуру,
   что быть должна внутри башки.
  
   Синекура
  
   Быть Богом – просто синекура,
   я б дорожил таким постом.
   Шесть дней повкалывал – потом
   тысячелетья перекура.
  
   Homo sum, humani nihil...
  
   Всем людям слабости не чужды,
   и я их в этом не виню,
   ведь Бог судил простые нужды
   справлять по десять раз на дню.
  
   В сослагательном наклонении
   (по следам Чемпионата Европы)
  
   Вот если б вместо круглого мяча,
   гоняли половинку кирпича,
   тогда бы наши за один присест
   взлетели б на футбольный Эверест!
  
   Столичная штучка
  
   Я не рискну искать себе подружку
   в густой толпе Сант-города-Петра.
   Пока раскочегаришь петербуржку
   настанет полдесятого утра.
  
   Happy end
  
   Любовный пламень, словно спичка,
   вдруг полыхнув, сгорит в момент.
   Любви взамен придет привычка –
   домашний мирный happy end.
  
   Путь в литературу
  
   Сначала пей по малой дозе –
   одеколон, лосьон, духи...
   Сперва кропай себе стихи –
   потом дерзай и в строгой прозе.
  
   Феминизм – чума XXI века
  
   Дух феминизма, ересь и крамола,
   осиротил кухо́нные столы.
   И наших жён, любительниц футбола,
   волнуют лишь забитые голы.
  
   Не включайте телевизор
  
   Взглянув разок как пенится "эстрада",
   потом слоняюсь целый день, хандря.
   Зато душа тому ужасно рада,
   что телевизор мне до фонаря.
   * * *
   Завывания шутов
   слушать долго не готов.
   Хорошо, что телеящик
   оснащают кнопкой off.
  
   Карьера пешки
  
   Вот пешка – бравая пехота,
   бросаться в бой её стезя,
   чтоб иногда в конце похода
   примерить мантию ферзя.
  
   Остерегайтесь паразитов
  
   На яблоне нашла приют омела,
   та вряд ли ведала, чем это ей грозит.
   Но через год хозяйка захирела,
   а вместе с ней завял и паразит.
  
   Мировой финансовый кризис
  
   Не минует нас дефолт,
   хоть запрись на сто щеколд.
   Потому я закупаю
   спички, соль и в слитках gold.
  
   Математика и жизнь
  
   Я в сберкассе вклад коплю,
   отрывая по рублю.
   Только он, увы! стремится,
   как гипербола, к нулю...
  
   Сожаление о напрасно проходящей жизни
   1.
   Ни устриц, ни лангустов, ни омаров
   не доводилось пробовать, увы!
   Ведь никаких не хватит гонораров
   для эдакой изысканной жратвы.
  
   Не смаковал жаркого из лягушек
   я к вящему позору и стыду,
   хоть мог добыть зеленых скользких тушек
   поблизости от дачи на пруду.
  
   2.
   О, гимназистки-недотроги,
   для тех, кому в окошке свет
   в три раза старше педагоги...
   Зачем я не пошел в Вуз-Пед!!!
  
   Опасные связи
  
   Стоит лишь в ИнтерНет погрузиться –
   попадаешь на порно страницы
   Как огня берегись
   силиконовых сись –
   может вирус в них злобный таиться.
   * * *
   Маленький мальчик на сайте порнушки
   кликнул по фотке весёлой подружки.
   Триппер ему подарила особа,
   мальчик с компьютером лечатся оба.
   * * *
   Нет в Сети спасенья нам
   от всплывающих реклам.
   Стоит малость зазеваться –
   на экране стыд и срам.
   * * *
   В Интернете столько врак,
   что легко попасть впросак.
   Переполнилась клоака
   экскрементами писак.
  
   В Греции всё есть...
  
   О, Греция, Европы колыбель!
   жизнь давшая Гераклу, Одиссею.
   Здесь всё растёт – маслины, мирабель...
   и финики...
   А я что ни посею,
   кустится лишь репейник и щавель.
   Зато уж разрослись на всю Рассею!
  
   О сетевых разборках
  
   Философы, затеяв спор,
   рождали истину в финале.
   Вот только ругань и раздор
   ведут нас к истине едва ли...
  
   Разумная альтернатива
  
   Попадёшь к эскулапам в лапи́щи –
   враз недугов отыщутся тыщи.
   Чем ходить по врачам,
   и внимать их речам –
   лучше б сразу ползти на кладби́ще...
  
   Непреходящая мудрость
  
   До чего же головаст
   был мудрец Экклезиаст,
   написав, стилС слюня:
   мол, don't worry... Всё – фигня!..
  
   Кому хана – а кому мать родна!
  
   Когда потоп всем тварям нес кончину
   в бурленьи набегающей волны,
   лишь рыб, обживших водную пучину,
   Господь не тронул – ибо не грешны.
  
   Мудрость приходит с годами.
  
   Я раньше был не прочь приволочиться.
   А нынче, заступившего полста́,
   спроси меня: "На что годны девицы?"
   – Чтоб уступать сидячие места...
  
   Место встречи изменить нельзя.
  
   Копернику респекты и хвала
   за то, что доказал: Земля – кругла.
   И тем, кто послан "В...", и тем, кто "На..."
   на полдороге встреча суждена.
  
   По понятиям
  
   Спокон веков на матушке-Руси
   в чести свои особые законы.
   Они с пелёнок каждому знакомы:
   Не доверяй, не бойся, не проси...
  
   Прогресс – форева!
  
   В наше время народ для фольклора
   не использует доски забора.
   Чист от слов туалет...
   Но зато ИнтерНет
   этим самым забит до упора.
  
   Горячая встреча
  
   Муж целый вечер забивал "козла".
   Когда ж предстал перед супругой кроткой,
   сполна вкусил семейного тепла –
   был влёт забит горячей сковородкой...
  
   Крепкая ячейка
  
   Мы любим девушек и молча терпим жён,
   когда былая страсть сойдет к привычке...
   Не стоит нарываться на рожон,
   ведь для ушей придуманы затычки!
  
   Пии́ту СамИздата
  
   Привыкнув мысль строфой дробить,
   ты этим миром тоже мазан.
   Поэтом можешь ты не быть,
   но тяпнуть соточку – обязан!
  
   Мясо – вкусная смерть
  
   В мясном ряду чураюсь ветчины.
   Грозят мне хрюшки вирусом. Вот твари ж!
   И гуси, куры тоже, каплуны...
   А говорят: Гусь свиньям – не товарищ...
  
   Реклама турагенства
  
   Хочешь мир объехать с ветерком,
   каждый день питаясь троекратно?
   По субботам баня. Тир – бесплатно!
   Жду тебя... Районный военком.
  
   Нам нечего терять, кроме...
  
   Мы начинали челноками.
   Теперь деньжищ – хоть месяц пей.
   Терять нам нечего с братками,
   за исключением цепей...
  
   Свобода слова
  
   В пределах блога сетевого
   нам всем дана свобода слова.
   Однако помни, каждый web-оратор:
   на небе – Бог; на сайте – Модератор.
  
   Жуткая история
  
   Мальчик пописать пошел к унитазу –
   больше его не видали ни разу...
   Чтоб разгадать преступленье, ребятки,
   слово прочтите в обратном порядке.
  
   Творческие муки
  
   Свой экспромт рифмоплёт из Чертанова
   десять раз переписывал заново.
   То с размером косяк,
   то на рифмы иссяк...
   Тяжела ты, стезя графоманова!
  
   О жизни
  
   Жить на свете очень грустно,
   дорогие господа!
   Потому что всё, что вкусно –
   средоточие вреда...
  
   Перечитывая Экклезиаста
  
   Хоть и нет на мне креста,
   чту из "Библии" места.
   Потому что понимаю:
   всё на свете – суета...
  
   Юбилейное
  
   Мне, кривому деревцу,
   бижутерия к лицу.
   С каждым годом добавляю
   к древесине по кольцу.
  
   Научный подход
  
   Наука, знает всяк политик,
   умеет очень много гитик.
   А мне же ведома лексема,
   куда послать двоих с тандема.
  
   Отпускное
  
   Раз в году любой из нас турист.
   Кто, куда и с кем – решать фортуне.
   Если ты весной слетал в Тунис,
   значит, отпуск твой прошёл не втуне.
  
   Язык докуда надо доведет
  
   Говорила в детстве мама:
   Изучай язык Вильяма!
   Стал я в инглише не слаб –
   I can speak: Where's a pub?
  
   Цены бывают кусачие
  
   Если в бок куснёт блоха,
   жизнь ещё не так плоха.
   Вот кусается "Единый"
   и тарифы ЖэКэХа...
  
   Зарок не впрок
  
   Что поделать, жить взаймы
   испокон привыкли мы,
   Потому не зарекаюсь
   от сумы и от тюрьмы.
  
   Закон сохранения климата
  
   Пусть жгёт мороз, весенние флюиды
   разносятся, как клена семена.
   Намедни в ареале Антарктиды
   пришла на радость пИнгвинам весна.
  
   Старорежимное
  
   Эпоха школы для меня
   прошла в цепях режима дня.
   Теперь лафа бородачу –
   И ем и сплю, когда хочу.
  
   Спин сплином вышибают
  
   Хандра доедает меня, ну и пусть,
   пока есть заначка in vitro.
   Когда у поэта вселенская грусть
   то мало ему полулитра.
   (лат. in vitro, букв. в стекле)
  
   Простота хуже воровства
  
   Мир груб и прост. Чего же проще –
   гонись за длинным барышом.
   Попал сюда, как кура в ощип,
   а покидаю нагишом.
  
   Ломая табу
  
   Нелегко, живя в общине,
   не прибегнуть к матерщине.
   Нынче даже средь дивчин
   не стыдятся матерщин.
  
   Надежда на переселение души
  
   Жизнь гнёт меня, как медный змеевик,
   пора б кончину близкую ускорить.
   Что наша жизнь – всего лишь черновик
   а набело я проживу вдруго́рядь.
  
   Легко ли быть гением?
  
   Жена общалась с И. Ньюто́ном
   немного раздраженным тоном.
   Мол, пишет Физики Начала,
   жену б физически сначала.
  
   Житейская мудрость
  
   Когда в жене ума палата,
   не жди котлеток и салата.
   Зато у дур налажен быт –
   её мужик и пьян и сыт.
  
   Кто сдох – тот и плох
  
   В пределах наших сирых волостей
   спокон веков, с прискорбием отмечу,
   традиция такая у властей:
   всех дохлых кошек вешать на предтечу.
  
   Дежа вю
  
   В субботу скалкою по роже я
   вновь получил. Ох, я дурак!
   Ведь знал – навряд ли что хорошее
   назвали бы словечком брак...
  
   Тактика обороны
  
   Перечить дамам нет резону,
   кивай в ответ на болтовню.
   Мужчины держат оборону,
   и я их в этом не виню.
  
   Спокойной ночи, малыши
  
   Совсем не наша в том вина,
   что мы не можем жить без сна.
   А в нашей бешеной стране
   живем достойно лишь во сне.
  
   Век живи – век учись
  
   Я тридцать лет из прожитых полста
   учился быть спокойным у кота
  
   Тайное становится явным
  
   Конца нет спорам и дебатам
   перед Малевича квадратом.
   Угомонись, искусствовед,
   ведь это – пикселя портрет.
  
   Сам себе Дед Мороз
  
   Я в детстве ждал от Дедушки подарок –
   большущую коробку "Ассорти"
   Теперь я стал большой и пару чарок
   я сам себе могу преподнести.
  
   Закон джунглей
  
   Непросто выжить в джунглях одиночке.
   И есть резон задуматься о том,
   что все мы звенья пищевой цепочки –
   едящий тоже кем-нибудь едо́м.
  
   Диалектика и жизнь
  
   Мы все учились по одним конспектам,
   зачитанным студентами до дыр.
   Хоть не в ладах с английским диалектом,
   зато уж в диалектике – батыр!
  
   Конец Света откладывается по техническим причинам
  
   Бог отложил конец земного Света,
   что будоражил многие умы,
   покамест наша песенка не спета.
   Теперь дождаться б окончанья Тьмы...
  
   In vino veritas?
  
   На дне второй бутылки ждёт наи́тие:
   Чем больше грамм – тем дама Афроди́тее.
  
   Путевая заметка
  
   Коль неуклонно вдаль брести,
   не забывая о маршруте,
   всегда грядёт конец пути?.
   Но будет ли конец у Пу́ти!?
  
   Молчанье – золото
  
   Молчанье золотом богато.
   Ах, как приятно богатеть!
   А я в ломбард таскаю злато,
   чтоб обменять его на медь.
  
   Натуральный продукт
  
   Самогонка – лучший хмель,
   не какой-нибудь "Мартель"
   не бодяжная текила,
   а продукт ля-натюрель.
  
   Наследие патриарха
  
   Мы все, влача бытьё земное,
   свои роды ведём от Ноя.
   Живя в былые времена,
   он изобрёл рецепт вина.
  
   "Мы стали более лучше одеваться"
  
   Жить стало лучше трошки,
   Не возражаю, быть сему.
   Хоть и встречают по одёжке,
   да провожают по уму.
  
   Контрольный выстрел
  
   На Новогодье, сколько б ты не выпил,
   учти, грядёт итоговый подход,
   ведь предстоит ещё контрольный выстрел
   по печени: наш Старый Новый Год!
  
   Бесплатный сыр
  
   И как тут выжить без сноровки!
   Оплаты требуют счета:
   за сыр, аренду мышеловки
   и за страховку от кота.
  
   Духовная близость
  
   Не забывай про аксиому:
   По духу люди все близки,
   когда присядут по-большому
   и подпускают ветерки.
  
   Ума палата
  
   Сидят в Госдуме депутаты,
   их набралось на две палаты.
   Гляжу на их шурум-бурум –
   палаты есть, а где же ум?
  
   Счастливые часов не наблюдают?
  
   Кто ж носит заурядные котлы,
   красуясь блеском дисковой шкалы?
   Ведь новый век принёс иные моды –
   Счастливые не смотрят на ай-поды.
  
   Дёшево и сердито
  
   Все дешевеет в нашем околотке –
   планшет доступен каждому почти:
   Недавно стоил двадцать литров водки,
   теперь уже достаточно пяти.
  
   О первичности материи и сознания
  
   Знает каждая свинья
   про первичность бытия.
   Потому-то у кормушки
   постоянно толчея.
  
   Трагикомедия
  
   Я давно зарёкся впредь
   на себя в трюмо смотреть.
   А завижу молодуху –
   тут и драма и комедь...
  
   Мечты, где ваша сладость?
  
   Я мечтал в свою постель
   затащить Эммануэль...
   или спутаться с Ким Бейси
   хоть на парочку недель...
  
   Какие времена – такое и искусство
  
   Всё современное искусство
   для пониманья не просто́.
   По форме – это место пу́сто,
   по содержанию – пусто́.
  
   Художник от слова "ху..."
  
   Когда холсты марал Пика́ссо
   кубизм не понимала масса.
   А нынче концептуалисты,
   те голяком скакают, ишь ты!
  
   Красота – страшная сила
  
   Бывает так, что скромное тату
   подчеркивает девы красоту.
   Но бешеных разводов макияжа
   боюсь, а также пирсинга во рту.
  
   Проверенный рецепт
  
   Чтоб в глазах блистал огонь
   не сачкуй и не филонь,
   а воспользуйся рецептом:
   начинается на Конь...
  
   Есть микстура, жиже сорт:
   начинается на Порт...
   Плюс гранёные стакашки –
   будет славный натюрморт.
  
   Что наша жизнь – борьба
  
   Руки тянутся к ковшу,
   чтоб подлить пивка к ершу.
   Я борюсь с Зелёным Змеем:
   наливаю и глушу!
  
   В сослагательном наклонении
  
   Наутро б не тряслись мои поджилки,
   и я бы позабыл о бодуне,
   коль мог оставить с вечера в бутылке
   хотя бы граммов семьдесят на дне.
  
   Удалившему зуб мудрости
  
   Не парься, зуб – ничтожная потеря,
   ты вспомни, ведь родился без зубов.
   Так и помрешь, улыбкой десны щеря,
   сыграв свой тур финального плэй-офф.
  
   Юбилейное
  
   Фанфарный дым торжественный рассеяв,
   еще помаршируем бодрячком.
   На наш маршрут достанет юбилеев,
   хватило б только виски с коньячком.
  
   Sic transit...
  
   Раньше падок был на баб,
   а теперича ослаб.
   Что поделать – остаётся
   любоваться на пин-ап.
  
   Чего хочет женщина
  
   И нынче и во время оно
   для баб важнее крутизна:
   чтоб завалить сумел бизона,
   а лучше – целого слона.
  
   О вечности
  
   Проспиртованному телу
   сгнить в могилке не грозит.
   Сохранюсь нетленно целым,
   словно в банке депозит.
  
   Повезло так повезло
  
   Что ты там ни говори,
   всех везучей те хмыри,
   кто в Кунсткамере в музее
   заспиртован в пузыри.
  
   Там и сухо и тепло,
   и не треснуло стекло,
   Вот ништяк: в одном флаконе –
   и закуска, и бухло!
  
   Политика – дело грязное
  
   Разливаем коньячок.
   Про политику – молчок!
   Кто в политику играет –
   негодяй иль дурачок...
  
   ... плюс дебилизация всей страны.
  
   Если зырить каждый день
   сериалов мутотень,
   то мозги бесповоротно
   опрокинет набекрень.
  
   Нет пророка в своём отечестве
  
   Толпа швыряет бульники в пророков,
   не одолев истории уроков.
   А по призыву рьяных бунтарей
   вмиг делается стадом дикарей.
  
   За милых дам!
  
   Никогда я не был хамом,
   я – за крепкую семью.
   Но себя прекрасным дамам
   без остатка отдаю.
  
   На распутье
  
   В конце довольно длительной дороги,
   положено подбить ее итоги.
   Теперь гадаю, видя результат:
   куда маршрут продолжить – в рай иль в ад?
  
   Ломать – не делать
  
   Чтоб человек пришел в сию юдоль
   из взрыва наслажденья через боль,
   должно аж девять месяцев пройти.
   И только миг, чтоб сбить его с пути.
  
   Реклама – двигатель отупления
  
   Мозг сломался у народа,
   наш фетиш – гламур и мода.
   Верим в сладкий вой реклам,
   покупаем разный хлам.
  
   Времена не выбирают
  
   Времена не выбирают,
   ведь в любые времена,
   не возьмёшь на жизнь тайм-аут –
   жить приходится сполна.
  
   О пользе матюжков
  
   Наша жизнь и так тяжка́,
   как же в ней без матюжка?
   Как без этих слов узнаешь
   на чужбине землячка?
  
   Реплика
  
   Вставлю реплику в беседу:
   Не харка́йте в борщ соседу.
   Ведь соседей наших рать –
   могут в щи тебе наsрать.
  
   Россия в тупике
  
   Наша бедная страна
   бледной немощью больна.
   Бог ли шлёт нам испытанья,
   или козни сатана?
  
   Не дай Бог!
  
   Жить в эпоху революций,
   упаси меня Господь,
   плыть в волнах свободы куцей
   и с трибуны чушь пороть.
  
   Либералы
  
   У заштатных либералов
   в головах – белиберда.
   Слишком много идеалов,
   чтоб думать иногда.
  
   Лучший дресс-код
  
   С появлением культуры,
   наряжаем женщин в шкуры.
   Нет же краше гарнитуры,
   чем костюм нагой натуры.
  
   Молчанье – золото
  
   Я соглашусь: молчанье – злато,
   и сам молчу, смиряя прыть.
   Но у кого ума палата,
   его навряд ли сможет скрыть.
  
   Революционная ситуация
  
   Преподали мне азы
   диалектики тузы:
   что когда верхи не могут –
   то волнуются низы.
  
   О краткости земного бытия
  
   Увы, не выпить всех бокалов,
   не посмотреть всех сериалов,
   всех баб не тиснуть за бока.
   Жизнь к сожаленью коротка...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"