Варга Василий Васильевич: другие произведения.

Астраханская трагедия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Астраханская трагедия
  
  Астрахань, расположенная в низовьях Волги на 11 небольших островах, имеет свою историю, она, эта история, своеобразна и интересна. Здесь проживали и уживались представители разных национальностей, преимущественно русские, относившиеся к меньшинствам, как равным себе обитателям, отдав всю торговлю евреям, которые извлекали солидные барыши, но добросовестно снабжали город, а точнее крепость продуктами питания - рыбой и хлебом, чем в основном питались городские обитатели.
  Как и все русские земли, Астраханские земли были оккупированы татарами, но в 1558 году город был освобожден. При приближении русских витязей хан бежал, приказав сжечь деревянную, крытую соломой крепость, и она сгорела дотла. Куда девалось местное население, сколько выжило, сколько спаслось, один Бог знает.
  В 1897 году по данным переписи в городе проживало 112 880 человек. Среди жителей было русских - 86 563 человек, татар - 15 355 человек, армян - 4038 человек, евреев - 2115 человек, немцев - 1573 человека.
  Сведений о каких-либо недоразумений на национальной почве нет, следовательно, представители разных народов жили слаженно и дружно.
  К сожалению, нет развернутых сведений и о большевистских массовых расстрелах в 1919 году по приказанию гения русского народа Ленина и его друга, одно думца, одно партийца Бронштейна, вынашивавшего идею полного истребления белых бесхвостых обезьян (так он называл русских), превращения России в пустыню и в будущем заселения пустыни евреями.
  Те скупые сведения об Астраханской трагедии, выразившийся в массовых расстрелах рабочих большевиками, которые нам удалось извлечь, вызывают непонимание и возмущение старшего и среднего поколения приверженцев рабского и крепостнического строя, установленного Лениным и его последователями в России. В этом нет ничего удивительного. Нужно терпение и ожидание, когда уйдет зомбированное общество в небытие, в результате естественного биологического процесса и русские люди с удивлением будут вспоминать и удивляться, как такое могло быть.
  Ленин обладал больным воображением, но это воображение часто подсказывало ему, что необходимо делать, чтобы добиться поставленной цели. Одна из таких целей - конспирация. Как никто другой и его партия умели заметать за собой кровавые следы, обращать величайшие беды во благо, представлять его публично и уверять пролетариев, что это историческая необходимость во имя построения рая на земле.
  В какой-то степени это совпадало с чаянием пролетариата не только России, но и других стран. Совершенно не выяснен вопрос замысла евреев, а точнее жидов всего мира об уничтожении славян и получение огромной территории на востоке для расширения еврейского царства. Ведь жиды делали революцию. Ленин - жид и Бронштейн жид, два главных вождя. Американское еврейское лобби к этому времени уже было мощным и подбиралось к управлению миром. Все они включая Германию снабдили своего представителя деньгами, но Ленин подвел их. Из того зерна, которое он забросил в русскую почву, выросло государство, которое открыто стало претендовать на всемирное порабощение народов под пресловутым лозунгом освобождения человечества от капиталистического ига силой оружия.
  Кроме этого открытого лозунга, все остальное, в особенности геноцид русского народа тщательно скрывалось, закапывалось, сжигалось. Остались только скупые сведения, положенные на дно архивов. Вот почему слесарь с тремя классами образования, равно как и доктор марксистских наук, говорят одно и то же: этого не было, ибо этого не могло быть. Ленин - гений всех народов.
  Но сведения все же просачиваются. Через бетонные стены, выползают со дна архивов, из уст внуков, правнуков, из материалов опубликованных в средствах массовой информации других стран.
  Хотя сегодня, пока еще сегодня, наши ученые марксисты, которые живут вчерашним днем, об Астраханской трагедии похоже ничего не знают и знать не хотят. Спросите их и получите ответ приблизительного такого содержания. Что вы? Это все выдумки либералов. Ничего подобного не было и не могло быть. Октябрьская революция - это благо для советских людей, как же могли ленинцы кого-то там расстреливать? Только врагов, только врагов...заклятых, непримиримых.
  
  2
  
    [] Наденька, ну давай, как-то так, втроем. Попробуем. Инесса приятная женщина. Во всех отношениях, иногда она будет тебе помогать по хозяйству. Я намереваюсь ликвидировать брак вообще. Брак это буржуазное понятие, га-га-га! *** Ильич утопал в кожаном кресле. Над массивным столом торчала только бородка, склонялась голова на короткой шее, а туловище было ниже крышки по причине скромного ленинского роста. Руки, то левая, то правая подпирали подбородок, словно большая лысая тыква могла свалиться на крышку стола. Левый глаз сощуривался автоматически.
  Справа от Ильича сидел тоже человечек небольшого роста, его называли дьяволом революции, махровый пархатый Кацнельсон, завтрашний Свердлов.
  Ленин морщился каждый раз, когда Янкель тихонько выпускал пар из того места, на котором сидел.
  - Перебрал, - произнес вождь, не глядя на Янкеля. - Сколько раз я вам говорил: больше трех ложек черной икры нельзя потреблять. Дышать нечем. Следи за собой. Янкель.
  - С голодухи, после интенсивного труда на благо революции, - оправдывался Янкель, опустив глаза.
  В конце удлиненного стола на полу, пав на колени томился посетитель, кандидат в СНК - совет народных комиссаров. Прежде чем туда попасть он должен был пройти собеседование у самого Ленина.
  - Ну, батенька, - обратил на него внимание Ленин, - встаньте с колен и присаживайтесь, вот туда, туда подальше, левее от меня, а то от вас тоже несет не то прокисшим, не то прогнившем или прелым. Как только пройдете собеседование, прямиком в кассу, получите подъемные, 500 тысяч золотых рублей, и сразу в баньку, отлежитесь там, пропарьтесь, отскребете все лишнее. Вы еврей? сразу видно, но пейсы придется сбрить и взять другую фамилию...усскую, а Кицкопуцкосракус не звучит. Какое у вас образование? Три класса? Янкель, он что, природный маг? Ну, так вот батенька Кицкопуцко сракус, карандаш в руках держать умеете? Какая разница между метлой и карандашом? Никакой?
  Собеседник стал вытирать влажные глаза грязным рукавом.
   - Революционное образование у него, но подписать смертный приговор русской обезьяне может, - ответил за него Свердлов Миса.
  - Хорошо, батенька, архи важно; назначаетесь министром промышленности и членом Совета Народного Комиссариата. В субботу в 12 часов первое заседание, не опаздывать, Горемыкин.
  - О, спасибо, я действительно Горемыкин! Какое красивое имя, давно надо было взять такую фамилию. Гм, Горемыкин, не забыть бы. Гусский кандидат Горемыкин! Горемыкин сплюнул на ковер, поднялся с кожаного кресла, дважды стрельнул и направился к выходу.
  - Янкаль, у тебя одни евреи? Так, так, это архи важно. Русский дурак не может быть членом СНК молодой республики, так как он дурак, только кирпичи таскать. Но нам придется..., а впрочем, нет, обойдемся без них. Можем сделать проще. Зачислить десять гусских мужиков дровосеками, платить им зарплату, а по бумагам пусть числятся членами СНК. Согласен, Янкель?
  - Но мы же с тобой оба гусские, - сказал Свердлов - Кацнельсон. Ты - Ульянов - Ленин, а я Свердлов, у обеих русские имена.
  Тут появился Троцкий - Бронштейн. Он вошел без стука в дверь, как положено второму человеку в государстве и плюхнулся в кресло, широко раздвинув ноги.
  - А, Лейба, ты? Ты уже введен в СНК. Устраивайся поудобнее. Фотиева, принеси бочонок с черной икрой: Лейба у нас всегда голодный. Если я когда задержусь, тебе придется председательствовать в этом СНК. Какой у тебя вопрос? Докладывай, давай. У нас тут с Яшей работ невпроворот.
  Яша просунул руку в бочонок и извлек три порции икры ладошкой. Лени посмотрел на него и расхохотался. Фотиева услышав хохот, поняла, что ей надо внести еще две ложки.
  - По три ложки не больше. В республике голод. Что мог бы сказать пролетариат на это? Советские буржуи объедаются.
  - Мы снимаем пробу. Только пробу, - стал оправдываться Янкель.
  - Следующий! Кто там, Обосракус? Ну и фамилия! Янкель, ты виноват, почему не перекрестил этих кандидатов на собеседование?
  - В кого, в православных?
  - Нет! Мы религию ликвидируем. Я стану богом на земле.
  - Выйдите за дверь, Обосракус, потерпите немного. Мы тут завершим короткое сообщение, и вас позовут, - приказал Лейба кандидату в члены правительства.
  Ленин заволновался, даже как будто испугался. Значит нехорошая новость.
  - Ну, давай, давай, не тяни резину. Я уже привык к тому, что ты, когда заходишь, приносишь что-то такое плохое, волнительное, от чего я сотрясаюсь вместе с социалистической ...еволюцией. Вот Янкель другое дело, он всегда приносит кипу бумаг, а в этих приказах параграфы - расстрелять, повесить, не жалеть, разумеется врагов советской власти. Читаешь, душа радуется. Только сегодня он меня немного расстрил: навонял невероятно как, голова у меня до сих пор кружится.
  Он схватил Янкеля за руку и поцеловал его в небритую щеку, от чего Янкель расцвел и старался еще раз стрельнуть, да не получилось.
  - Ильич, не шути так. У меня дело поважнее ваших игр с Янкелем.
  - Тогда не молчи. Говори и мы утвердим.
  - В Астрахани бастуют рабочие. Все, всех заводов. Тут не обошлось дело без агитации со стороны наших врагов. Кто наши враги? Белые конечно. Мы должны им отомстить. Надо сместить представителя ЦИК по Астраханской области и назначить Мехоношина, жесткого, целеустремленного человека. Он немножко с придурью. Вешает себе на грудь плакаты с перечислением должностей, которые он сейчас занимает. Уже третий день не выходят на работу. Есть сведения, что выйдут на демонстрацию. Десять тысяч человек. Это сила, Ильич. Что делать?
  - ... асстрелять до единого. Это же так просто. У тебя есть опыт, Лейба. Только, как-то так, и это архи важно, Лейба. Я здесь ни при чем. Ты верховный главнокомандующий, позаботься, чтоб ни одного империалиста в живых не осталось.
  - Какие же это империалисты? Это рабочие, опомнись, - произнес Лейба, глядя на Янкеля Кацнельсона, на его змеиные стеклянные глаза.
  ...- абочие? А ...азве ..абочие не могут быть в...агами .. .еволюции? Что думает Янкель?
  - Могут еще, как! Это буржуазные интеллигенты переоделись в рабочие и намерены испытать советскую власть на прочность. Я за расстрел...безоговорочный, беспощадный, бессистемный, бессудный и прочие бес...
  - Но помни, я здесь ни при чем, Лейба. Дети подрастут и начнут кричать: Ленин приказал убить наших отцов. Впрочем, детей тоже не мешало бы туда же в одну яму. И жен, особенно беременных.
  Поскольку Лейба ставил равенство между людьми и петухами, которые клевали носом на шесте и ждали смерти, то о какой-то жалости к безвинным не могло быть и речи. Революция не знает жалости.
  
  3
  
  По первоначальному замыслу ленинской синагоги и лично Ленина и Троцкого гражданская война должна была унести как можно больше русских дураков в коммунистический рай, а Россия превратиться в пустыню, подлежащую заселению избранной Богом нации. Но стратегический провал в Польше, который внес коррективы в план сынов нового отечества, заставил его повременить с бесчеловечным замыслом, а дальше этот план был и вовсе отвергнут. И даже его автор Бронштейн с этим согласился. Возникла новая формулировка: коммунистический рай в одной, отдельно взятой стране Должен быть построен. Этой ленинской установкой и закончился иезуитский одурманивающий рай в перспективе, - крахом.
  Вынужденный отказ от превращения России в пустыню не означал полного отказа от политики государства рабочих и крестьян, хотя советская модель никогда не была властью рабочих и крестьян. Гораздо позже, 1-3 июня 1962 года Хрущев расстреливал рабочих в Новочеркасске. Это явилось доказательством того, что рабочий пролетариат всего лишь орудие вождей.
  Однако коммунистическая утка хорошо работала. Даже в 2012 году, когда в прессе появилось ряд статей об Астраханской трагедии, ряд комментаторов единогласно утверждали: такого не было.
  Так как эти зомбированные рабы ставили гусские фамилии под своими комментариями, то будем им верить: гусские.
  
  ***
  
  Гражданская война ударила своим безжалостным мечом и по астраханцам. Еще задолго до трагедии астраханцы питались хлебом и рыбой. И то не своей, а покупной. Они ее закупали у рыболовов на Волге, что глядела почти в каждое окно горожан, а хлеб в окраинах, у хлеборобов.
  К началу 1919 года Красная армия - освободительница от зажиточности, свободы, развитой в то время промышленности и установления духовного рабства и крепостничества на селе, отступала к городу, теснимая белыми.
  Поступила директива(такую директиву мог дать только умалишенный) полностью лишить горожан продовольствия. Тех, кто продавал и тех, кто покупал хлеб для рабочих заводов, их жен и детей, расстреливали, как шкодливых собак. С рыбаками и покупателями рыбы, хотя рыба - слабый корм для человека, поступали точно так же. Поэтому брехливая отписка советских историков о том, что в Астрахань были засланы провокаторы от белых и в этом принимали участие англичане - признак уже укоренившийся в мозгах коммунистической пропаганды.
  Рабочие заводов "Кавказ и Меркурий", "Вулкан", "Этна" и др. привыкли к забастовкам. При царе - узурпаторе собирались, кричали "долой" и расходились по домам. А тут Астрахань, окруженная хлебом и рыбой, умирала от голода. Металлические заводы Астрахани: "Кавказ и Меркурий", "Вулкан", "Этна" и др. были объявлены военными, а рабочие поставлены на воинский учет. Вдобавок вокруг Астрахани, а так же на железной дороге, и по проселкам стояли реквизиционные отряды. Закупленный хлеб на последние гроши отбирался, а покупатели и продавцы корчились от пуль, полученных в живот. Хлеб же отбирали красные комиссары.
  С момента объявления хлебной монополии и прекращения свободной закупки продовольствия город сразу же очутился в затруднительном положении. Изобиловавший раньше рыбой, которой в одних устьях Волги ежегодно вылавливалось десятки миллионов пудов, город после объявления социализации рыбных промыслов и расстрела рыболовов, не имея даже сельдей, которыми запрещено было торговать под страхом ареста, оторопел.
   Голодные, усталые, озлобленные, стоя после работ у пекарен за восьмушкой хлебного пайка, рабочие Астрахани свои "очереди" превращали в митинги и искали выхода из невыносимого положения.
  В городе появились красные патрули с особыми полномочиями, они разгоняли собиравшиеся митинги и арестовывали некоторых рабочих.
  В начале марта состоялась мини конференция рабочих представителей заводов Астрахани. Члены совета с опущенными головами заняли места в пустом клубе, расселись на поскрипывающие стулья и долго молчали. Каждый участник думал: авось пронесет, а как бы отодвинуть этот проклятый митинг, намеченный на 10 марта.
  
  Наконец Соколов Гена, давно избранный председателем комитета за установление нормальных отношений с властью, сказал:
  - Я вижу, каждый из вас думает: авось все пройдет. Я иногда думаю точно так же. Но ничего не пройдет. Новая власть, власть..., она ненашенская власть. Черт ее знает, какая она эта власть и чья это власть. Нас намереваются удушить. Мы должны защищаться. В Москве сидят два еврея Ленин и Бронштейн - Троцкий. Они талдычат о рабочих и крестьянах, но именно рабочие и крестьяне являются их главной мишенью, в которую они целятся и беспрерывно стреляют. И курки нажимают бывшие пролетарии, наши, русские, всякое орудья, созванное со всей Европы, командуют ими комиссары жиды.
  - Бронштейн - еврей, а Ленин русский, не говори ерунду. Просто Ленин находится в подчинении Троцкого и выполняет его волю, - сказал член совета рабочих Васильев.
  - Какая разница? Главное то, как нам выжить и что нам делать. К Астрахани стягивают войска и оружие. С кем они собираются воевать? - спросил Онуфриев.
  - Ну, не с нами, конечно, - сказал Дроздов. - Забастовку надо объявлять и осуществить ее, иначе беда. Моя супруга ходит за хлебом далеко в степь, собирает колоски пшеницы и за пазуху. А дома варим. Только так пока можно пройти контрольные посты и миновать расстрела. Вот вам власть рабочих и крестьян, помноженная на пули из пулемета.
  - Я согласен, - произнес Соколов роковую фразу. - Надо выработать некоторые условные моменты. Скажем, дать непрерывный гудок без десяти минут в десять утра. Кто будет выступать, кроме меня? Мне надо объявлять фамилию и место работы каждого оратора. Митинг должен продолжаться до заключения согласия с местной властью в лице Кацаюки Мехоношина. Его недавно назначили и приказали навести революционный порядок. Он - порядочная дрянь и такой же хвастун.
  Даже если мы добьемся разрешения покупать рыбу, хвосты от рыб, за свои деньги, это уже будет победа. Передайте рабочим не расходиться без моей команды. Мы должны показать мужество и стойкость. Нас нельзя обвинить в контрреволюционной деятельности, поскольку у нас нет оружия.
  На заседании актива заводских комитетов выступил представитель матросов волжского флота. Он заверил, что матросы в случае забастовки не выступят против рабочих.
  - Нам остается только назначить день забастовки. С первых чисел марта работа на заводах почти прекратилась. Везде прошло обсуждение вопроса о требованиях, предъявляемых к власти. Решение одно и то же - разрешить временно, впредь до урегулирования продовольственных затруднений, свободно закупать хлеб и свободно ловить рыбу. Но окончательные требования до начала забастовки так и не успели сформулировать, - в заключение сказал Соколов. - Итак, 10 марта в десять утра по гудку заводов.
  
  А власть этим временем искала надежные воинские части для расправы с рабочими. Председатель ВЦИК К. Мехоношин разослал инструкции по надежным воинским частям Красной Армиии и НКВД с требованиями расправы над гегемоном революции - рабочими. Этот именитый палач полностью размещал свои полномочия в каждом письме, в каждом приказе. Он и не думал о том, что сам будет расстрелян Сталиным, как враг народа, спустя энное количество лет.
  
  4
  
  10 марта с 9 утра рабочие по одному, по два стали собираться на главной площади Астрахани перед зданием коммунистического правительства, возглавляемого палачом Мехоношиным. Настоящая фамилия палача никому пока неизвестна, он так походил на гусского со сбритыми пейсами и живот у него выпирал, как у русского капиталиста, но его выдавал перечень должностей, которые он занимал. Если подписанный им приказ состоял из одной строчки, то перечень должностей простирался на всю страницу.
  Сейчас, утром 10 марта, окна блестели от весеннего солнца, несшего не только яркий астраханский свет, но и тепло ранней весны. Рабочие были в хорошем расположении духа, ручкались друг с другом, делились новостями. Правда, эти новости были одни и те же: надвигающийся повальный голод и повальная смерть. Никто не обратил внимания на прячущихся вокруг площади красноармейцев, работников НКВД, на стволы винтовок и пулеметов, все были уверенны в мирном исходе демонстрации, как это было при царе, которого коммуняки называли кровавым. Надо же было оправдать кровавую вакханалию по всей стране.
   В десять утра площадь Скорби полностью была занята рабочими стачечниками. Начались речи.
  - Если Мехоношин не прислушается к нашему требованию и не разрешит нам покупать рыбу и хлеб у производителей, надо написать петицию Ленину и послать нарочным в Москву. Для Ленина это будет откровением, поскольку он на стороне рабочих и...крестьян. Мех... это буржуй, посмотрите, как у него отвисает живот, если он, конечно, выйдет к нам, - вещал рабочий завода Этна Петров.
  - Неча идти к Ленину, ен - немецкий шпион. Немцы его заслали, шоб умертвить Россию, - раздался голос из толпы.
  Слово снова взял Соколов.
  - Братцы, не будем гадать. Власть валялась на дорогах и Ленин ее подобрал. Он созвал сородичей со всей Европы и Америки, а еврея Керенского американцы приголубили у себя, и он уступил Ленину власть в Петрограде. Может, мы обойдемся местной властью. У нас требования выполнимы и просты: разрешить покупать за свои денежки рыбу и хлеб и прекратить расстрелы производителей, продающих рабочим хлеб.
  В это время на коне подъехал приземистый, с выпученными глазами и небритыми пейсами представитель администрации. Он сразу начал речь на ломаном русском языке. Это был немецкий еврей, полноватый, низкогороста, с выпученными глазами и короткой шеей.
  - Тебья нада разойтиться! и шнель, шнель, - пригрозил он, доставая нагайку вместо пистолета.
  В толпе раздался смех.
  - Ду..., тебья плакать, плакать и подыхать, тод, - сказал слуга народа и стал поворачивать лошадь назад. Вслед ему полетели плевки. У рабочих не было даже гнилых помидор. Всадник повернул голову назад и хлестанул лошадь по крупу.
  Едва он скрылся, раздалось несколько выстрелов из винтовок. В толпу, без прицела. Кто-то ахнул, почувствовав толчок и слабость в ногах.
  - Братцы, стреляют. Стоять!!!
  Посыпались следующие выстрелы с боков и с тыльной стороны. Получившие пулю в живот, тихо стонали и корчились от боли, надеясь, что появятся врачи и окажут помощь. Но уже более громко раздались выстрелы из пулеметов. Толпу начали косить. Люди стали падать как снобы. Гранатчики стали кидать в толпу гранаты. Сразу увеличилось число раненых. Раны были рваные, несовместимые с жизнью. Теперь начали падать все убитые, раненые и те, кто не получил пулю в грудь, в живот или в голову. Часовая расстрельная акция не умертвила всю толпу. Живые, накрытые трупами и ранеными, лежали тихо, не шевелясь.
  Лужи крови на теплом асфальте казались горячими и лежащие в самом низу начали задыхаться.
  Многим убитым рабочим помощь уже была не нужна, а те, кто получил пулю в живот, корчились и стонали. А у друзей ни бинта, ни ваты, ни йода.
  - Прощайте, детки! кто вас кормить будет, я ухожу...от советской власти.
  Передышка, наступившая после часовой пальбы, длилась две-три минуты, потом пулеметы заработали повторно. Теперь уже по кучам мертвых и живых.
  Наиболее жестокими среди выстрелов оказались гранаты. В воздух летели оторванные руки, щеки, подбородки, даже внутренности. Некоторые умирали мгновенно, другие ревели как раненые волки от тяжелых, разрывных, коммунистических, несовместимых с жизнью ран. Это был дикий метод умерщвления и озлобления с потерей чувства мести.
  Совершенно безосновательно стали кидать в толпу гранаты, так называемые гранатчики красноармейцы. Это были не только оглушительные выстрелы, но и дикие ненужные разрывы, и полеты в воздухе оторванных рук, ног и других частей тела, включая и кишок.
  Люди падали друг на друга образуя бугры в человеческий рост. Среди них были счастливчики, которых не задела пуля. Такие бугры появились во многих местах.
  И, когда снова установилась жуткая, мертвая тишина, бугры зашевелились. Живые поднялись на ноги, оставив две тысячи рабочих лежать.
  - Бежать! Стреляют! - появился клич, и восьмитысячная толпа двинулась на дула пулеметов. Красноармейцы, русский пролетариат, а также латыши, китайцы, венгры и в основном пархатые яростно косили бежавших рабочих, но это не помогало. Рабочие давили их, убивали, душили и расстреливали отобранными винтовками. И бежали дальше, загород, в степь.
  Пархатый Мех тут же вызвал еще три полка карателей, чтобы преследовать убегающих, чтобы спасти свою жизнь.
  Бегущих зажимали со всех сторон, направляя их в открытые двери учреждений, и у дверей выставляли охрану. Все было заполнено от магазина, в котором была только водка, до бани, закрытой год тому назад.
  Главный каратель, тот что руководил аутодафе, пархатый Мех, дал телеграмму в Москву Ленину: что делать дальше? Митинг сломлен, бастующие рабочие рассеяны, заперты по учреждениям и квартирам пролетариата.
  Ленин, будучи на верху славы и блаженства, тут же начертил в углу "расправиться - беспощадно. Лев Троцкий".
  -Ай, да Володя, гений всех народов! - произнес он сто раз сказанную фразу. - Фотиева, свяжи меня с Т...оцким. - Лейба, я тут получил телеграмму из Астрахани от Куцимоцасрако. Наши заклятые враги бастуют. Против кого? против советской власти, власти рабочих и крестьян. Ответь ему "расправиться - беспощадно" -Троцкий. Я такую телеграмму уже послал. Ты подтверди. Расправиться так, чтоб все на десятилетия запомнили, как советская власть расправляется со своими заклятыми врагами.
  - Это же рабочие, Володя.
  - Рабочие? Это переодетая буржуазия. Я тебе уже говорил об этом, когда ты мне докладывал о готовящейся забастовке. Наши рабочие не могут, не смеют выступать против себя же, ты пойми, Лейба. Расстрелять всех до единого, и жен тоже и детей, само собой. Дети вырастут и станут нашими врагами. Искоренить, повесить, расстрелять, сжечь...во имя мировой революции.
  - Всю Россию надо сжечь, я об этом давно говорю.
  -Э, ты не понимаешь. Пролетариат мы превратим в рабов, и тогда Россия воспрянет!
  
  
  хо...ошо быть служанкой гения? А...хи инте...есно, го-го-го-го!
  
  5
  
  Получив распоряжение двух великих отцов пролетарской нации, борцов за интересы рабочих и крестьян Куцимоцасракос на собрании актива состоящего их пролетариев, поклонников Торы, дал команду произвести полное и абсолютное уничтожение буржуазии, переодетой в советских рабочих. Расстрелять тех, кто находится в помещениях прямо на месте, отловить тех, кто еще в сомнительном ужасе бегает по улицам и ищет возможность убить красноармейца, связать им руки за спиной, применив тонкую проволоку и сопроводить на корабли и баржи. Пристреливать и кидать в Волгу. А лучше связать руки и ноги и бросить живьем, пусть плавают на дне. Сколько наших погибло, Мосайз?
  - Сорок семь человек пали смертью храбрых.
  - Похоронить с почетом. Согнать все оставшееся живое население на похоронный митинг. И устроить плачь женского персонала. В случае отказа раздевать донага и стегать плетью. Детей можно расстрелять дома...старше трех лет. Капитан Пайсик! Опубликовать материал о мятеже буржуазии в "Известиях" и прочей местной прессе... должным образом, в ленинском духе. Будут ли вопросы?
  - Есть предложение, - поднял руку русский пролетарий Дерьмовочкин, бывший уголовник.
  - Выкладывай, Дерьмовочкин.
  - Чтобы нас буржуазия не обвинила в расстреле рабочих заводов нашего города, предлагаю отлавливать лавочников, владельцев мельниц, тех, у кого есть недвижимость и кто ходит в костюмах с блестящими пуговицами, отлавливать и расстреливать без суда и следствия.
  - Согласен. Пайсик это обобщит и выдаст все за буржуазные деяния против советской власти. Пайсик, ты одобряешь? Одобряешь, хорошо. А сейчас перекусите...
  В углу кабинета стоял деревянный бочонок, в котором помещалось 50 килограмм черной икры. В металлическом корыте подо льдом томились бутылки с шампанским. Через потайную дверь вошли русские девушки, обнаженные до пояса. Слуги народа обжирались, пробовали петь древние песни, спускали мочу в штаны, облегчались через рот и так как положено, но тоже в штаны, а девушки скучали. Никто их не облагораживал. В кабинете образовалась вонь, трудно стало дышать. Мех, или Куцомоцосракос достал заряженный пистолет и израсходовал несколько пуль в затылок, которые не могли проснуться от подобного облагораживания. Но никто не просыпался, только дрыгал ногами. Их похоронили в общей яме вместе с трупами рабочих, как врагов народа.
  На улице шла муторная беспрерывная работа. Мертвых свозили на гужевом транспорте, а потом на грузовиках, сбрасывали в глубокий ров, не успевая прикрыть землей по причине отсутствия лопат и невероятной усталости.
  Тех, кто пока остался в живых, искал норку, чтоб спрятаться на улице, отлавливали, закидывали на грузовики и увозили на баржи и на корабли, где несчастные все еще надеялись на спасение.
   Немногие из них слышали хлопки в городе. Значит стреляют. В кого? Как в кого, в народ. Отстреливали женщин, которые искали своих мужей. В Астрахани царило настоящее коммунистическое безумие - пекло, которое прочили всякие предсказатели, начиная с древних времен. К ним прибавились буржуи. Буржуи это те, у кого была лишняя вилка и ложка на семью, у кого был лишний кусок хлеба или коза на балконе.
  Буржуи прячутся, но их загоняют в помещения и в упор расстреливают. На дорогах валяется множество трупов. Среди корчившихся в предсмертных муках кое-где виднелись раздавленные грузовиками трупы.
  Весь город, все жители города бежали отовсюду. Кричали одно паническое одно и то же "стреляют, стреляют"!
  И рабочие, оставшиеся в живых, прибежали, и остановилась у одной церкви. А дальше бежать некуда. За городом, после церкви одно бездорожье. Волга как бы наполнилась водой. Нет ни кусочка хлеба. Бежать к белым, здесь расстреляют.
   - "А жена, а дети? Братцы, как же?" - "Все равно погибать. Хоть здесь, хоть там. Есть нечего. Бежать, бежать!!" Далекий орудийный выстрел вдогонку. Дребезжащий странный залп в воздухе. За этим жужжанием вдруг бухает. Снова жужжание. Купол церкви с грохотом рушился. Бух! И опять бухающие звуки. Рвется снаряд. Другой. Еще. Еще. Толпа мигом превращается в обезумевшее стадо. Бегут, куда глаза глядят. А форпост стреляет и стреляет. Откуда-то корректируют стрельбу, и снаряды попадают в бегущих. А город бурлит. Там тоже стреляют. Кто бежал, кто спрятался. Не менее двух тысяч жертв погибло на площади, около двух тысяч расстреляно в закутках из бегущих. По ним палили из пушек. Этим была закончена первая часть Астраханской трагедии.
  
  
  6
  
  Карательной операцией руководил великий сын советского государства, Член всероссийского ЦИК, Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов, Член военного революционного совета Республики, Председатель Кавказско - Каспийского фронта Куцомоцосракос - Мехоноша.
  Правда, это уже было не российское государство, а что-то такое, чему ни Ленин, ни Троцкий дать не успели. Не судьба.
  Операция по расправе над астраханскими рабочими состояла из двух частей: сначала надо было сломить рабочих, а сломив, приступить к их полному уничтожению. Это была тактика Бронштейна, но Мех в своих донесениях выдал ее за свою и послал в Москву Ленину. Ленин одобрил. Мало того, он похвалил карателя коротким сообщением: архи оригинально. И каратель тут же собрал актив, в том числе и военных, тех, кому надлежало связывать руки и ноги рабочим тонкой проволокой и сбрасывать живыми с барж и кораблей в полноводную Волгу.
  - Итак, товарищи, мы победили, точнее наша победа приближается к концу, - вещал Мех с трибуны. - Нам осталось добить гадов, уничтожить их, лишить их жизни, так как они потеряли право на жизнь. Опосля этой гуманной акции, с точки зрения пролетариата и мирового коммунихтического движения, выполнить прискорбную миссию - похоронить наших славных бойцов, прибивших к нам из разных стран для борьбы с буржуазией. Это должен быть митинх, похороны-митинх, с оплакиванием при покаянных речах, оставшихся в живых русских. Мы немного подкорректировали национальный состав населения этого города. Скажем русских в этом городе свыше 86 тысяч, а евреев только 2 тышши. О чем это говорит? Это говорит о том, что русские, представители так называемой великой нации, весьма дрянной и агрессивной нации, притесняли евреев, издевались над ними, не давали развиваться, размножаться. Ленин и Троцкий, наши великие сыны и учители постоянно работают над тем, чтобы уравнять нации в количественном составе. Параллельно с митинхом должна идти работа по ликвидации банд, размещенных на кораблях и баржах. Согласно указаниям великого Ильича и Бронштейна - Троцкого, все бандиты подлежат полной и окончательной ликвидации. Командиры воинских частей Хамкус, Дрянько, Клитор и Анусперд знают, как это делать. Будут ли вопросы?
  - Все заводы остановлены, что будем делать? - спросил командир части Хамкус.
  - Да, это промблема, - почесал затылок Мех. - Я предлагаю отлавливать степняков, тех, что продают хлеб. Вместо расстрела пусть идут отрабатывать. Кормить их социалистическим хлебом, одна порция в сутки - 400 грамм. Надо привлекать подростков и женщин. Расстрелы женщин и детей в черте города прекратить. Отстреливать только беженцев.
  
  ***
  
  Вторая волна - еще более ужасная - началась 12 марта. Часть рабочих была взята "победителями" в плен и размещена по шести комендатурам, по баржам и пароходам. Среди последних и выделился своими ужасами пароход "Гоголь". Работники НКВД пустили пушку, что пленных собираются перевозить в Турцию, а для этого им нужно связать руки и ноги, дабы представить их туркам, как пленных. Обезумевший народ поверил головорезам, поскольку находился в нечеловеческих условиях, размещенных в кубриках друг к другу, мочатся друг на друга и оправляются, испытывая жажду и голод.
  Их выводили на палубу по пять человек и затягивали проволоку на кистях рук за спиной до боли, так что глаза вылезали на лоб. А потом и ноги, ниже колен.
  - Иди, искупайся прежде, чем попасть в Турцию, - со смехом говорили каратели, сбрасывая несчастного с корабля в воды Волги. Несчастные тут же уходили на дно и отдавали Богу душу.
  Кому-то привязывали камни на шею, потехи ради. Но камни быстро кончались, а доставка была затруднительна. И, о чудо, один из приговоренных за пять минут до гибели сумел укрыться, остался незамеченным в трюме где-то около машины, спрятался и остался в живых, рассказывал, что в одну ночь с парохода "Гоголь" было сброшено сто восемьдесят человек.
  А в городе, в чрезвычайных комендатурах было так много расстрелянных, что их едва успевали свозить ночами на кладбище, где они грудами сваливались под видом "тифозных". Чрезвычайный комендант Чугунов издал распоряжение, которым под угрозой расстрела воспрещалось терять трупы по дороге к кладбищу.
  Каждое утро вставшие астраханцы находили среди улиц полураздетых, залитых кровью застреленных рабочих. И от трупа к трупу, на рассвете, когда каратели еще почивали в обнимку с проститутками, отыскивали дорогих мертвецов. Чтобы хоть чем-нибудь замаскировать наготу расправы с астраханским пролетариатом, решили взять первых попавших под руку "буржуев" и расправиться с ними по очень простой схеме: брать каждого домовладельца, рыбопромышленника, владельца мелкой торговли, заведения и расстреливать. Вот один из многочисленных примеров расправы над "буржуазией".
  Советская служащая, дочь местного адвоката Жданова, по мужу княгиня Туманова, "Волжская красавица", как звали ее в нижнем Поволжье, служила предметом настойчивых ухаживаний комиссаров, больших и малых - вплоть до Меха, главного карателя. Настойчивые, наглые приставания работников ЧК всегда кончались гордым презрением уважающей себя женщины.
  В дни общей расправы над "буржуазией" нквэдэшники решили убрать гордую не приступную женщину.
  Отцу, пришедшему узнать о судьбе своей дочери, показали ее обнаженный изуродованный труп.
  К 15 марта не было такого дома, в котором не оплакивали бы отца, мужа, брата убитого большевиками.
   Точную цифру расстрелянных и утопленных в Волге невозможно установить. Лживая пресса давала разные данные, максимально искаженные, максимально лживые.
  
  Даже на фоне российского коммунистического террора, направленного якобы против классовых врагов труда, но бившего главным образом рабочих и крестьян, это - беспримерная по своему размаху в истории рабочего движения расправа. В ней равно поражают как беззащитность рабочих, так и оголенная до цинизма откровенность.
  Власть решила, очевидно, отомстить на рабочих Астрахани за все забастовки - и за тульские, и за брянские, и за петроградские, которые волной прокатились в марте 1919 года.
  Только к концу апреля расстрелы начали стихать. Жуткую картину представляла Астрахань в это время. На улицах - полное безлюдье. В домах потоки слез. Заборы, витрины и окна правительственных учреждений были заклеены приказами, приказами и приказами. 14-го было расклеено по заборам объявление о явке рабочих на заводы под угрозой отобрания продовольственных карточек и ареста. Но на заводы явились лишь одни комиссары. Лишение карточек никого не пугало - по ним уже давно ничего не выдавалось, а ареста все равно нельзя было избежать. Да и рабочих в Астрахани осталось немного. Лишь к 15 марта часть бежавших была настигнута красной конницей в степи, далеко от Астрахани. Несчастных вернули обратно и среди них-то и принялись искать "изменников" и "предателей". 16 марта на заборах появились новые приказы. Всем рабочим и работницам под страхом ареста, увольнения, отобрания карточек приказывалось явиться в определенные пункты на похороны работников НКВД, павших в борьбе с буржуазными элементами, предателями, отщепенцами советской власти.
  "Революционной рукой мы будем карать ослушников" - так кончался приказ.
  Время явки уже истекло, а рабочих набралось всего лишь несколько человек.
   И красной коннице был отдан приказ сгонять всех с улиц, вытаскивать из квартир и со дворов. Озверели инородцы, с остервенением рыскали по городу и жестоко избивали укрывающихся нагайками.
  С большим опозданием, под охраной пик и нагаек двинулось к городскому саду похоронное шествие. Рабочие, с унылыми, плачущими лицами, не поднимая головы, беззвучно шевелили губами. Жуткое по своей тишине "Вы жертвою пали" расплывалось в весеннем воздухе, едва успев превратиться в звуки. Какая злая сатанинская насмешка! Они хоронили своих палачей, не смея думать о своих погибших товарищах, грудами наваленных на кладбище. Они пели им - своим палачам осанну, думая о тех, с кем бок о бок шесть дней тому назад прорывали смертельный кордон правительственных головорезов. Они слушали речи коммунистов-ораторов о своих палачах, исполнивших "революционный долг", и не могли сказать хоть слово о расстрелянных рабочих.
  "Мы отомстим, мы сторицею отомстим за каждого коммуниста! - гремел голос правительственного оратора. - Вот смотрите: их сорок семь наших товарищей, погибших за "рабочее дело"." Еще ниже наклоняются головы рабочих. Слезы. Плач навзрыд. А оратор все заливается громким, торжествующим голосом победителя. И все грозит и грозит. Кругом общей могилы стоят сорок семь красных гробов. Вокруг них черные и красные знамена. "Революционным борцам - жизнь отдавшим за социализм", - красуется на них. "Революционные же борцы" с пиками и нагайками держат и знамена. Не прорвешься сквозь них с этого места пытки... Горе и бессилье давит, давит рабочих. А невидимый, но ощутительный ужас сковывает и мысли, и действия. Рабочие пьют горькую чашу страданий до дна. Газеты выходят с траурной каймой. "Революционным" усмирителям посвящаются все статьи. По адресу рабочих говорится гневное: "сами виноваты". Титулованный палач К. Мехоношин направил войскам благодарственное послание... "Вы исполнили свой революционный долг и железной рукой, не дрогнув, раздавили восстание. Революция этого не забудет. А рабочие сами виноваты, поддавшись на провокацию..." И замерла рабочая Астрахань. Молчат заводы. Не дымят трубы. Рабочие разъезжались и разбегались безудержно из города. Не смогло их остановить больше и разрешение власти ловить рыбу и покупать хлеб. Слишком дорогой ценой было куплено это разрешение. Кровью родственников и друзей было оно писано. Кровью тысяч астраханских пролетариев пахла правительственная "милость". Огненно-кровавыми буквами будет вписана Астраханская трагедия в историю пролетарского движения.
  Беспристрастный суд истории произнесет свой приговор над одной из самых ужасных страниц коммунистического террора...
  
  7
  
  Ни одно злодеяние в мировой истории не осталось забытым и только злодеяние большевиков, точнее вождя этой террористической партии, долгие годы пролежало на дне истории. Прошло сто с лишним лет. Кто знает об Астрахани, кто вспоминает Тамбовских крестьян, которых травили газом? А, некому вспоминать. Вождь все для этого сделал: изгнал интеллигенцию, лишил русских веры в бога, убил имущих, всех, кто способен был мыслить, изгнал ученых, а с пролетариями можно было делать все что угодно.
  Астрахань, пережившая трагедию, стала называть улицы именами карателей. Даже сейчас отдельные районы носят имена великих революционеров. Русский народ Астрахани как бы благодарит головорезов за их злодеяния так же, как тогда, когда хоронил принудительно убитых своих мужей. В этом вся живучесть пролетариата. От пролетария - убийцы родились дети. Им с детства внушили, что советская власть принесла благосостояние советским людям, что капитализм загнивает, а мы развиваемся, страна процветает, что к ним нельзя ездить, что их нельзя пускать к нам, что нет никакого Бога. Есть вождь мирового пролетариата Ленин, написавших 300 томов величайших романов в мировой истории. Молодое поколение выросло и стало исповедовать туфту, ленинизм, а о злодеяниях большевиков никто даже не слышал. Это уже было зомбированное поколение. Оно родило новых октябрят, пионеров, комсомольцев и членов ленинской партии. Они, вот эти новые живут и сегодня - злобные, тупые, малограмотные, зомбированные. Даже те, кто сидит в роскошных креслах и занят воровством и грабежом своего народа.
  
  Но есть и нечто другое. Это возмездие за злодеяния. Оно незаметно, неожиданно, неумолимо, неостановимо, оно не признает защиты.
  Первому возмездию подвергся каратель русского народа Ленин. Несмотря на плачь рабов, на рабское поклонение, на переименование улиц и площадей, на создание миллионов памятников по всей стране, несмотря на шикарную усыпальницу на Красной площади, - его все равно больше нет. Он мертв, как его идеи.
  В воздухе витают только вопли рабов, а его нет, он больше не издает распоряжений, после которых гибнут тысячи невинных, он не разрушает страну, не грабит банки, не вешает священников, не травит людей газом. Мало того, новая власть заколачивает досками его Мавзолей в дни праздников, - уж слишком ядовитый запах исходит из бункера, в котором он почивает. Полностью разрушив страну и ее экономику, он внедрил рабскую психологию в умы русских, он лег почивать.
  ***
  
  Сталину досталась разоренная страна и раздетый, голодный пролетариат. Трудно сказать, чем обладал этот малограмотный кавказский горец - мудростью, каким-то чутьем, предчувствием? но он, возможно, сам того не зная, сделал такое, чего в ленинском лысом котелке и не ночевало. Он вытащил великую страну из ямы, из пропасти..., куда ее загнали Ленин и Бронштейн-Троцкий, - он на костях бездельников- пролетариев, умеющих только грабить и убивать и не умеющих ничего создавать, вытащил Россию из пропасти. Он частично возвратил имидж русских и стал давить жидовских проходимцев, созванных русским раввином Лениным со всей Европы. Он знал, что жидов не заставишь трудиться, а русских рабов можно. Я подчеркиваю, жидов не заставишь работать, создавать материальные блага. Жиды вовсе не евреи. Жиды - это нарост на теле евреев. Это отбросы. В любой нации есть отбросы. Жиды продали свою веру, поменяли свои фамилии ради выгоды, ради карьеры, они стали гусскими. И русским они изменят и предадут. А евреи так не поступят. Евреи талантливые, работящие люди, с определенной хитрецой, которой можно только позавидовать.
  Но Сталин сначала взялся за пролетариев. Он насильственно собрал их и посадил в товарные вагоны, отправил на Колыму в количестве 48 тысяч. А там холодно. Под пятьдесят. В первую же ночь пролетариат окостенел от Сибирских холодов вместе с охраной. Ушел во след за своим кумиром Ленным. Через неделю туда приехали следующие 50 тысяч рабов, но уже в бушлатах и начали добывать золото.
  И так пошло в огромной стране, на огромной территории. Рабов стали кормить, одевать, судить и осужденных отправлять на каторжные работы.
  Должно быт, Сталину рассказали, что когда-то давно была такая страна - Римская империя, и она на рабах, на их костях, на их сухожильях превратилась в могущественное государство.
  Пусть в уме, но такое решение было приято. Можно было взяться за ленинских головорезов, членов Политбюро и остальных правительственных учреждений, где жидов было 98 процентов. Гусских Ленин считал дураками, неспособными к умственной работе. Все жиды, с которыми он заседал не так давно в Политбюро были повешены и расстреляны. И Мех, Астраханский каратель, тоже был расстрелян.
  Это было негласное возмездие за злодеяния, которое творили эти гусские под русскими фамилиями и называли города своими именами.
  
  Вместе с тем Сталин не внес никакие коррективы в рабство, созданное Лениным, наоборот, он его усилил. Должно быть жидовский рай, обоснованный Мордыхаем Леви ( Мрксом) невозможен без рабства - духовного и крепостничества на селе.
  Нынешние рабы, тоскующие по ленинской модели, не понимают, не понимают нескольких простых вещей. Для того, чтобы страна процветала, надо прекратить воровство, надо трудиться, создавать материальные ценности, как это делали немцы Западной Германии после разорительной для них войны. И перестать хныкать...и возродить свою национальную гордость. +++
  
  Ноябрь 2019
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"