Варлашин Сергей Александрович: другие произведения.

Звёздная Мгла: Бесконечная тьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Российская Империя разрастается в грандиозную межпланетарную сеть - Кармонию. Это случилось, благодаря захваченным данным у искусственного интеллекта (Варны). На самом краю Кармонии, обнаруживается неизученная планета гигант - Искария. Внезапно исследование планеты прекращается, а учёных и туристов эвакуируют штурмовики на соседнюю планету спутник. В числе элиты штурмовиков, оказывается Корр Руккула. Семь лет кряду, его мучали видения об Искарии. Увиденное побуждает его дезертировать, и он оказывается под арестом. Для расследования странных обстоятельств, из штаба Особого Отдела Кармонии, высылается особист.

Звёздная МгЛА: Бесконечная тьма [Варлашин С.А.]
  "Звёздная МгЛА: Бесконечная тьма" (Книга вторая)
  Варлашин Сергей - 2018
  
   Глава 1 База ?1
  
   В ночном небе, в свете молний, появилась чёрная точка. Почти не видимый на грозовом небе, тёмно синий челнок под названием Коршун, с обтекаемыми и хищными очертаниями, замедлил скорость. Зависнув в воздухе над посадочной площадкой, плавно опустился. Триножия лязгнули металлом о металл. Магнитные замки зафиксировали корабль. Надвигалась буря. Посадочная площадка на единственной военной базе для специальных посетителей, на Золомейе, не была оборудована защитным куполом. Она не была даже экранирована. Военные корабли не нуждались в защите и могли выдержать любую бурю. Главное зафиксировать триножия, чтобы мощными потоками ветра не перевернуло корабль.
   Уже начинал дуть сильный ветер. Загорелись жёлтые огни, разрешая прилетевшим совершить схождение с челнока. Оператор посадочной площадки, за прозрачной бронёй, сверился с идентификационным номером. Отключил боевые турели и нажал на пуск, выдвижения безопасного коридора. Воздух на Золомейе был разряжен, но приемлем для жизни человека. Однако ветер уже крепчал и по инструкции, передвижение без коридора, со скоростью ветра выше пятнадцати метров в час категорически запрещалось.
   Когда две фигуры в кислородных масках, покинули Коршун, скорость ветра усилилась до тридцати метров в секунду. Пока они шли по тоннелю, оператор отметил, что скорость выросла до пятидесяти метров в секунду. Челноку были не страшны любые проявления ураганного ветра и несомые им предметы, как впрочем и боевые снаряды. На нём уже была активирована гравитационно-магнитная защита и теперь мусор даже не долетал до его борта. Огибая челнок за несколько десятков метров. В отличие от тоннеля. По его стенкам уже ударили принесённые ветки, камни и пыль, образуя беспрерывный барабанный бой.
   Фигуры покинули тоннель и сейчас проходили санобработку. Оператор убрал покачивающийся коридор обратно и отметил, что скорость ветра перевалила за семьдесят метров в секунду. В потоках бьющего дождя и ветра, Коршун скрылся из виду. Даже свет габаритных огней площадки, размазался и растёкся.
   Пройдя шлюз санобработки, прилетевшие ступили в широкий зал с высоким потолком. Первым капмейстеру бросился в глаза высокий мужчина, возраста тридцати лет. Форменный, чёрный плащ с высоким горлом и ниже колен, глухо закрывал визитёра. На руках перчатки. В левой руке строгий кейс. Широкий, низко надвинутый капюшон, был скинут свободной рукой. Холодные глаза, цвета серого плаца, осмотрели зал и капмейстер неприятно почувствовал их взгляд на себе. Равнодушный и сухой взгляд визитёра, заставил пойти по его спине мурашки.
   Капмейстер перевёл взгляд на его спутника. Невысокий, но коренастый и широкоплечий мужчина, на вид лет сорок пять. Одет в представительский мундир делегата. В руках ничего нет. За ним стоит объёмная сумка на двух колёсах. Капмейстер предположил, что раз с личными вещами, то он сюда прибыл надолго. Шагнув в их сторону, капмейстер сделал приветливое лицо.
   - Капмейстер Свиянов. Добро пожаловать на единственную военную базу Золомейи ?1.
   - Особый отдел. Майор Волин, - ответил визитёр в плаще на приветствие.
   - Делегированный представитель Кармонии Перьев.
   Капмейстер знал, что скоро к ним нагрянут с проверкой. Военная база организована здесь не так давно. Но чтобы проверка нагрянула так быстро, не ожидал ни он сам, ни даже его аналитический отдел. По его измышлениям, она должна была начаться не ранее чем через три месяца. После сезона непогоды. Тот факт, что они прилетели сюда из Кармонии, за немыслимое для ума капмейстера количество световых лет, не побоясь попасть в бурю, говорило о их срочности и важности. Капмейстер не мог найти ни одного повода, чтобы проверка могла окончиться, лично для него хорошо. Потому сейчас, на его лице играло самое искреннее и доброжелательное выражение, на какое он только мог быть способен. Вопреки будничному хмурому и не самому доброжелательному настрою, что замечали за ним подчинённые.
   - Вы очень вовремя сошли, - к ним подошёл солдат, чтобы проводить визитёров. - Выдвигать коридор при скорости ветра выше семидесяти километров в час, запрещено, - жестом Свиянов, отправил подошедшего солдата обратно. - Прошу вас следовать за мной. Я лично проведу вас в ваши апартаменты. Я распорядился выдать вам лучшие отсеки, на самых верхних уровнях базы, с видом на Райскую долину. Вы будете располагаться рядом со мной. Так я лично прослежу, чтобы ваше время пребывания здесь, прошло с максимальным комфортом и пользой. Прошу вас, следовать за мной.
   - Райская долина? - спросил представитель.
   - Так местные называют открытую местность внизу, перед нашей базой в горах. Естественно на райскую, она не походит ни в коей мере. При местном климате планеты, с ветрами, грозами, бурями и смерчами, флора и фауна, самая неприветливая во всей планетарной системе доступа Кармонии.
   - Разве климат ещё не подвергся изменению? - спросил представитель и Капмейстеру стали открываться маленькие истины на суть визита слуги императора.
   - Оно только началось. Будет длиться еще полгода. Как известно время изменения климата, вызывает самые сильные погодные волнения, за всю историю планеты, ну кроме её создания. - решил пошутить капмейстер. - Потому вы, очень удачно, - он подчеркнул последнее слово. - Совершили экстренную посадку. Ведь работа над внешним куполом, только в проекте.
   - Почему только в проекте? - строго спросил представитель. - Средства и техническое оснащение были давно выделены.
   - Всё дело, в том, что мы не раз подвергались нападкам, со стороны местного воинственного населения и пока вынуждены были перераспределить имеющиеся у нас ресурсы на построение более плотной линии обороны, вокруг базы, - выучено говорил капмейстер отрепетированную ложь, совершенно не моргая.
   - Почему не запросили поддержки? - спросил представитель.
   - Смею вас заверить, теперь база в полной безопасности и воинственные повстанцы отброшены так далеко, что мы можем начать строить её немедленно. Как только, отойдут на нет, все проявления ураганов.
   Троица зашла в портальный лифт и через несколько секунд, уже была двадцатью уровнями выше.
   - Вот и ваши апартаменты. Располагайтесь со всем комфортом. Если желаете отдохнуть, пожалуйста. Если желаете отужинать. Через час, милости просим, пройти со мной на ужин.
   - Хорошо капмейстер Свиянов. Я буду, через час, - сказал майор.
   - Да. Я тоже буду, - согласился представитель, подавляя в себе зевоту и усталость, от длительного перелёта.
   - Буду ждать вас в коридоре, в 43:00 по местному времени. Часы можно синхронизировать в апартаментах.
   Майор зашёл в свои апартаменты. Поставил кейс на стол. Положил на кровать оружие. Снял всю одежду и вместе с обувью уложил в стиральный шкаф. Отправился в жгучий душ. Волин не приемлил лазерное удаление волос на лице и тем более использование волнового триммера. Потому привычно воспользовался, опасной бритвой, лежащей в душевой, скорее как декоративное убранство, в дань уважения древним традициям, на случай если высшему должностному лицу понадобится вскрыть себе вены, чтобы экстренно и с честью уйти на пенсию. Когда последние проявления щетины, за четыре дня перелёта были удалены, он покинул душевую и тут же облачился в свеже вычищенную, выстиранную и выглаженную одежду.
   Раньше, устав предполагал делать это каждые три дня, но Волин привык пользоваться стиральным шкафом каждый день. Пятнадцать минут работы шкафа перед сном и на утро следующего дня у него всегда безупречный вид. Так и теперь он выглядел бодро и свежо. Убрав авторасчёской, русые волосы строго назад, он сел за стол, приставленный к витражу. Внимательно осмотрел Райскую долину. Невольно задумался, что готовила ему База ?1, Райская куща, повстанцы и планета Золомейя в целом.
   Проверил содержимое кейса и так и просидел, смотря в витражи. Созерцая, как в ночи, гонимый ветром мусор и дождь обрушивается на полностью крытую базу. Пыль от бурь не достигала его уровня, кончаясь далеко внизу, где-то на двенадцатом. От дождя сверху прикрывало силовое поле от метеоритных дождей. Никогда ему не доводилось прежде, видеть военную базу, без полноценного силового купола. Спать не тянуло. Время за наблюдениями грозы пролетело быстро.
   В 42:59 майор покинул апартаменты и увидел в коридоре беседующего капмейстера и представителя. Когда он к ним приблизился, настенные часы пробили 43:00.
   - Пунктуальность - вежливость королей, - расплылся в улыбке Свиянов.
   - А вот и вы, - обрадовался майору представитель. - Мы уже обсудили со Свияновым, незамедлительную постройку вертикальных стен купола. А-то непорядок выходит. Военная база и без купола. Такого, нет ни в одном уголке, межпланетарной системы Кармонии. - он улыбнулся.
   - Вы совершенно правы, - улыбнулся в ответ Свиянов, а майор прочитал в его глазах, что представитель, только что, отдавил капмейстеру самую больную мозоль. - Ну что же мы стоим, давайте проследуем в ресторан для высшего звена Базы ?1.
   Капмейстер усадил своих гостей на самые почётные места и казалось, хотел закатить настоящий пир. К его большому огорчению, Волин совершенно не притронулся к алкоголю и был весьма сдержан в еде. Представитель хоть и не был сдержан в еде, но алкоголь употреблял, тоже в весьма скромных мерах. Капмейстер хорошо знал таких людей, он видел, что представитель, просто выделывается. Представитель бы не ограничился двумя бокалами, весьма внушительными, лучшего красного вина, если бы речь, рядом сидящего с ним майора, сразу не зашла в деловое русло.
   - Так, могу я поинтересоваться, что вас товарищ майор Волин, интересует в наших краях? - покраснел и осмелел капмейстер, после вина и рюмки водки.
   - Господин Капмейстер Свиянов, расскажите мне пожалуйста, о вашей темнице.
   - Так дело обычное. Обращайтесь ко мне, пожалуйста, по имени Борис.
   - Хорошо Борис, тогда и вы меня зовите Всеволод.
   - Господин Всеволод, темница у нас строго по стандарту армии Кармонии. Находится на минус третьем уровне. Тридцать семь общих камер. Шестьдесят четыре одиночных и двенадцать изоляторов, - пожевав губами он добавил. - Особо строгого режима.
   - Угум. Что с заключёнными?
   - Заключённых нет. Есть только задержанные, по указу генерала Дрободанова.
   - Где же они у вас находятся в настоящий момент?
   - В одиночных камерах сидят. Всё как велено и с точнейшим соблюдением полученных инструкций, от генерала Дрободанова, лично мною.
   - Основание задержания?
   - Ууу..., - Свиянов, никак не мог понять, почему майор, заходит издалека, спрашивая вопросы на закалось бы, совсем уж неважную тему. - Уличены в попытке проникновения на соседнюю планету Эскария.
   - Только в попытке проникновения?
   - В попытке проникновения, либо уличены непосредственно в запретной зоне нахождения, без специального красного пропуска 3.1. Дорогой товарищ Всеволод, будете ли вы так любезны, раскрыть мне, зачем вы здесь, чтобы я сразу смог дать вам, самую нужную и достоверную информацию о базе, из первых уст. - Свиянов осторожно посмотрел в холодные и сосредоточенные глаза майора, но не выдержал взгляда и перевёл их на представителя.
   - Господин Борис, сам факт вопроса, подразумевающий ваш прямой интерес к моему нахождению здесь, ставит меня в положение рассматривать вас, под несколько другим углом. Чем просто капмейстера, оказывающего содействие и не задавающего лишних вопросов. Вы же понимаете, что я должен буду зафиксировать это обстоятельство первым, в своих непосредственных отчётах Особому Отделу Кармонии?
   - Прощу прощенья, господин Всеволод. Это я зря. Признаюсь, - взаправду вспотел Свиянов и сделал вид, что на него напал хмель. - Прошу вас продолжайте.
   - В таком случае, я немедленно прошу вас, обеспечить особый доступ к задержанным, пятой степени угрозы. Исключающий любые контакты, как между ними, так и военнослужащими Базы с ними же.
   - Сей момент, господин Всеволод? - оппонент кивнул, а капмейстер подозвал к себе помощника и отдал соответствующий приказ.
   - Господин Степан, как уполномоченное лицо особого отдела, я бы советовал вам немедленно, приступить к изложению, о разрешении вопроса скорейшего образования, системы замкнутого купола, - обратился Волин к представителю. - В целях нашей с вами безопасности.
   - Звучит разумно господин Всеволод. Господа, могу я называть вас просто Всеволод и Борис? Вы же в свою очередь можете обращаться ко мне просто Степан.
   - С удовольствием, - ответил капмейстер, а майор коротко кивнул.
   - Борис. Прошу вас в свою очередь, немедленно отдать соответствующие распоряжения о возобновлении работ, по обустройству системы замкнутого купола, над всей военной Базой ?1.
   - Сей момент, Степан, - капмейстер опять подозвал помощника и тут же отдал ему приказ на исполнение. - Чего ещё изволите господа? - оба они уставились на майора.
   - В каком состоянии, находится комната для допроса?
   - Всё в рамках эталонного образца, предписанного инструкциями Кармонии. - довольно отчеканил Свиянов.
   - В таком случае, я бы хотел на неё посмотреть. - Вытерев руки о салфетку, сказал Волин, по-военному быстро заканчивая приём пищи.
   - Когда бы вы хотели приступить к осмотру, Всеволод?
   - Немедленно. После ужина. Так что если вы закончили, то мы можем идти.
   - Как прямо ночью? Вы разве не будете отдыхать после перелёта?
   - Насколько мне известно, местная ночь длится семьдесят четыре земных часа. По местному времени, сейчас 43:30. Потому нет, никакой возможности сделать световой день привычным.
  Привыкать к местному световому дню, длящемуся шестьдесят девять часов, занятие долгое. Насколько мне известно, оно может занять несколько лет. Я отдохнул. Большую часть пути, Коршун шёл на автопилоте, потому не вижу никаких причин, откладывать исполнение наших служебных обязанностей, - представитель с вилкой в руке замер на месте. - Вы представитель, можете остаться. Думаю капмейстер, лично покажет мне все подведомственные ему владения.
   - Да, не извольте беспокоиться Степан. Я присоединюсь к вам, сразу же, как только провожу господина Всеволода.
   - Я бы так не надеялся, быстро от меня избавится Борис. Нам предстоит с вами длинная, бессонная ночь. Прежде, чем мы приведём камеру для допроса в приличествующий вид.
   - Но так она же лично мною, в совершенстве доведена до всех пунктов.
   - Я знаю Борис. Потому, она нам и не подходит.
  
   Глава 2 Комната допроса 2/4
  
   Майор Волин, внимательно осмотрел комнату допроса 2/4 освобождённую от всего ненужного нагромождения мебели и аппаратуры. Детекторы лжи, синхропрамитеры, визоры устрашения, орудия физической и психологической пытки были вынесены солдатами под чистую. Убрали даже переносную лабораторию, со шкафчиками, наполненными химией для развязывания языка и подавления воли. Наблюдавший всё это со стороны капмейстер открывал и попеременно закрывал рот, но сказать ничего не решался. Майор только указывал молча пальцем солдатам, что следует уносить.
   - Господин Капмейстер. Выделите мне восемь солдат в подчинение. Они будут осуществлять конвоирование задержанных и их охрану.
   - Конечно, вы можете набрать их из данных солдат.
   - Они не подходят для этой задачи, я хотел бы сначала взглянуть на ваших солдат.
   - Господин Майор, тогда прошу следовать за мной. Всех сразу я собрать не могу, потому что они несут боевое дежурство.
   - Ничего. Мы можем пройтись, посмотреть на них самостоятельно.
   Майор довольно быстро набрал подходящих солдат, с одного взгляда отбирая подходящих. В основном это были опытные бойцы, успевшие побывать на многих планетах и поучаствовать в конфликтах. Свиянов только распорядился, чтобы их заменили, и отдал приказ, восьми отобранным солдатам перейти в полное распоряжение майора.
   - С данного момента, отсек с камерами заключения и допросными комнатами, переходит в моё полное и нераздельное управление, - собеседник нахмурился и кивнул. - Отныне отделение Д будет изолировано. Любой, повторяю любой, кто, попробует проникнуть в отделение Д, будет застрелен на месте по моему прямому приказу или без. Уведомьте об этом всю Базу. Пока на этом всё господин капмейстер.
   - Так точно. Если вам потребуется и дальнейшее моё содействие, я всегда к вашим услугам господин майор. - Волин кивнул.
   - Не буду более вас задерживать.
   Майор развернулся и ушёл. Строй из восьми вверенных, подчинённых, полностью укомплектованных и вооружённых штурмовыми винтовками, пошёл за ним следом.
   Свиянов так и не смог понять, зачем майору сдались эти задержанные. В тайне он хотел их слить в Кармонию ближайшим, попутным челноком. Снять, лишний груз ответственности, с плеч, за гражданских единиц, не имеющих ни к нему, ни к его базе никакого отношения. Нутром он чуял, что как только пришёл приказ от генерала Дрободанова, лично у него начались крупные проблемы. Чуял, но до сих не мог понять почему.
   Капмейстер негромко выругался, стоя один в коридоре. Посылая всё военное руководство Кармонии вместе с их вездесущим, сучим Особым Отделом. Про который, ходило так много историй, только все из них, никогда ничем хорошим не кончались. Свиянов так долго рыл носом перед начальством, чтобы возглавить перспективную военную Базу ?1, на планируемой к тотальному заселению планете, что теперь готов был выть острозубым зверем, каких на Золомейе много, лишь бы не видеть особиста на своей территории.
   Уже через час, с горя Свиянов напился сидя у себя в кабинете, понимая, что официально он не может повлиять на ситуацию в целом. Ему виделись грёзы, его блистательной карьеры на Золомейе, возможно ставшей в перспективе, мульти продвинутой планетой уже через пять лет. Внутренний протест свиньи перед забоем на ферме, заставил его поросячьи глазки налиться кровью. Чем сильнее он пьянел, тем меньше он понимал, каким образом появление особиста отравит ему кровь и испортит жизнь. Однако он всё равно чуял проблемы и уже начал обдумывать все варианты, как он сможет ему противостоять. Он ещё не понимал, зачем он это будет делать, но уже точно знал, что не даст какому-то задрессированному особистишке вершить его судьбу.
   Тем временем, майор расположил по паре солдат у трёх дверей, ведущих к комнатам допроса. Наказав им никого не впускать и не выпускать, без его личного на то указания. Приказал стрелять на поражение, пусть сюда войдёт хоть сам Свиянов со своей свитой подчинённых и самим делегированным представителем Перьевым. Ввёл опознавательную систему по биометрическому сканеру, пароли и закодировал индивидуальные пропуска. Теперь чтобы войти в отделение Д, постороннему придётся только взрывать двери. Что тоже будет весьма непросто, учитывая их карбомитовую основу, разработанную, как раз для этих целей.
   С двумя свободными бойцами, майор спустился в темницу. Прошёл по коридору между одиночных камер и указал рукой с вытянутым пальцем, затянутым в перчатку из тончайшей, мезокожи на дверь.
   - Слушайте мой приказ. Извлечь задержанного из камеры А1. Доставить, в подготовленную комнату для допроса 2/4. Физический контакт с задержанным, недопустим. Исполнять.
   - Задержанный 001, Густов Николай. - сказал солдат искажённым голосом, через шлем защиты первого класса, по коммуникатору камеры. - Подойдите к двери и высуньте руки, - другой солдат, не подвергаясь физическому контакту с задержанным, защёлкнул на его руках автократиновые наручники. - Задержанный 001, отойти от двери, повернуться спиной. - Солдат одел ему на ноги широкие автофибропластовые наручники и мешок на голову. - Выйти из камеры. Идти вперёд по моей команде. Шагом марш.
   Четверо направились в комнату для допроса. Майор не нашёл отклонений от нормы в действиях солдат, но продолжал следить за ними. Задержанного, доставили в его половину комнаты для допроса 2/4, отделённую, прозрачным, бронестеклом. Наручники его тут же отстегнулись и он снял с головы мешок.
   Майор сидел за стулом перед столом. Напротив него стоял весьма замученного вида мужчина средних лет, в яркой форме заключённого, продолжающий следить за собой. Волин указал ему рукой, на идентичный стул и стол, стоящие, напротив, за стеклом. Мужчина недоверчиво осмотрелся на белые стены вокруг и сел. Майор поднял с пола свой строгий кейс и раскрыл. Достал, прозрачный модульшар и положил, на левый край стола. Закрыл кейс и поставил обратно на пол. Модульшар поднялся в воздух, просканировал всё и тускло засиял белым светом.
   - Майор Волин. Особый Отдел Кармонии. Задержанный 001, представьтесь, пожалуйста.
   - Густов Николай, - передал совершенно без искажений его голос, встроенный в стену коммуникатор. Научный сотрудник из Объединённого Научного Отдела Кармонии. За что я был арестован? Где я нахожусь?
   - Вопросы, пока буду задавать я. Когда я закончу, вы сможете задать мне свои вопросы. Вы согласны? - Густов кивнул. - Хорошо. Густов Николай, раз уж вы спросили. Сейчас вы находитесь на военной Базе ?1, планета Золомейя. Вы не были арестованы и вам не предъявлено обвинение. Вы были задержаны на соседней планете Искария, за попытку проникновения на неё. Либо уже были уличены непосредственно в запретной зоне нахождения, без специального красного пропуска 3.1. Это так?
   - Не совсем.
   - Поясните.
   - Меня и моих коллег направили на Эскарию в прошлом месяце, провести тщательное исследование грунта планеты. Со всем оборудованием мы прибыли в составе двенадцати человек, на научном челноке из планетарной системы Кармонии. Мы находились там двадцать один день. На двадцать второй день в мою палатку ворвались военные, скрутили меня и доставили сюда. Кажется, против меня сразу применили какой-то паралитик, с момента, как я отключился в палатке после нападения и попал в камеру, ничего не помню.
   - Совершенно верно. Парализующий жезл используется военными Золомейи и совершенно безвреден для здоровья человека. Какое у вас было при себе разрешение?
   - Стандартное разрешение на проведение работ, утверждённое советом ОНОК. То есть Объединённого Научного Отдела Кармонии. Со всеми прилагаемыми лицензиями и опознавательными пропусками.
   - Коммуникатор 2/4. Выведи на экран, озвученную документацию, - на стекле, в увеличенном размере показались все озвученные Густовым документы, включая его опознавательный чип с серийным номером. - Это ваши документы?
   - Да это они, - сложил руки на груди научный сотрудник.
   - У меня нет сомнений в их подлинности Николай Густов. Они прошли проверку. Вы тоже. Теперь расскажите, пожалуйста, подробнее о проводимых вами исследованиях грунта планеты.
   - Можно мне сначала воды?
   - Коммуникатор 2/4. Графин воды и бокал задержанному 001. - Позади задержанного, из стены появился поднос и длинным манипулятором, был поставлен ему на стол, после чего незаметно скрылся обратно. - Можете продолжать.
   - Да, - отпил воды из бокала Густов. - Всё началось с того, что была обнаружена новая планета. Их часто находят, но они мало представляют интереса для Кармонии, если не полны ресурсами. Ещё до нас на Искарии, глубинный анализ грунта не показал, совершенно ничего нужного для Кармонии. Всё элементы давно в разработках на других планетах донорах. Да к тому же поближе. Однако нас выслали, повторно. Но не как геологов на разведку, а как специалистов в этой сфере для более детализированного составления анализа и отчёта.
   В ходе проведённых за двадцать дней работ. Первый день не в счёт, мы расставляли и откалибровывали оборудование. Были выявлены, некоторые странные особенности. Синоптическая агрофирмация на макросканировании выдала совершенную чушь. Хотя оборудование было более чем исправно и лично мною проверялось досконально и делалось это не только мною одним.
   - Что именно вы обнаружили?
   - Постферментный анализ грунта, на глубинном его залегании, заявлял, что материя живая.
   - Поясните.
   - Все наши сканеры, выдавали как один, что планета живая. Будто мы не землю сканируем, а скажем большого розового кита с Филорийских вод.
   - Вы отправляли кому-нибудь эти данные?
   - Конечно. Все скептически настроенные мои коллеги, в голос заверяли, что этого не может быть, пока мы в первые три дня не провели все тесты и замеры. Я и сам, искал причину нашей глупой ошибки, но её не было. Я уже не один десяток лет работаю в этой сфере и могу отличить ошибку от фактов. На четвёртый день, как нам полагалось, мы не отправили отчёт в ОНОК, чтобы нас не подняли на смех. Последующие четыре дня мы меняли место положения, переезжая с одного места на другое. Даже под скалами и вообще твердыми участками, ниже определённой черты, сканирование давало те же результаты. Чуть ли не вплоть до ядра планеты.
   На девятый день мы оставили попытки опровергнуть один простой факт, что планета жива. Причём жива, не метафизически и не в эзотерическом смысле, и даже не метафорически. Она жива материально. Как я и вы, как животные и растения. Мы отправили все собранные данные в ОНОК. Три дня ОНОК не давал ответа и никак на нас не реагировал, мы уже думали, что все уволены, как вдруг он прислал подробные указания продолжать работы в том же направлении, пока к нам не направят других специалистов. Чуть ли не делегацию из совета ОНОКа.
   - Чем вы занимались дальше?
   - Что нам ещё оставалось. Оставшиеся дни, мы делали тщательное сканирование всей прилегающей местности, в зоне захвата сканеров. Итог вам известен.
   - Ваша версия того, почему вы были задержаны.
   - У совета ОНОКа, всегда были враги и завистники. Кто-то сообщил куда надо и не надо. Вот меня и доставили сюда. Я лишь научный сотрудник и не имею ни малейшего отношения к интригам руководства совета ОНОКа.
   - Что вам известно об остальных участниках научной экспедиции?
   - Ровным счётом ничего. Когда за мной пришли военные, я проснулся. Была ночь. Ночь там длится сорок девять часов, поэтому мы соблюдали привычный режим отдыха и сна, как если бы режим был в привычных сутках планетарной системы Кармонии, с 24 часами.
   - Насколько мне известно, из отчётов. Когда военные взяли лагерь и прочесали его окрестности, то кроме вас, никого там больше не было. Следов исчезновения обнаружено тоже не было, в силу стоянки вашего временного палаточного лагеря, на массивной каменной плите. Вездеходы на которых вы прибыли от челнока, остались нетронутыми, ровно, как и сам челнок. Водоёмов, лесов, оврагов и ущелий в близлежащей округе нет. Ближайший лес от вас был в сорока двух километрах. Что вы на это скажете?
   - Без понятия. - Развёл руками Густов. - В ночь до моего исчезновения по воле военных, половина из нас, то есть шесть человек, должны были трудиться. Точнее бодриться, ибо ночь и следить за приборами. Неизвестных животных я исключаю, мы с первого и до последнего дня выставляли акустическую защиту, отпугивающую все живое, что способно передвигаться быстрее метра в час.
   - Густов Николай, теперь можете задать мне свои вопросы.
   - Когда меня освободят из заключения?
   - Как только ситуация прояснится и станет очевидно, что вы не представляете угрозы для людей на Базе.
   - Да я в жизни своей оружия не держал. Неужели вы думаете, что я буду противостоять вооружённым людям в форме? У меня специализация другая. Я человек науки и целиком ей принадлежу.
   - Я вам верю, - кивнул майор, не обнаружив ни единой попытки со стороны Густова соврать или слукавить. - Но как бы там ни было, постарайтесь успокоиться. Это обычная процедура проверки, как только мы убедимся что ни вам, ни вы никому не представляете угрозы, то сразу будете отпущены и направлены, ближайшим военным челноком обратно в Кармонию. В вашей одиночной камере, выставлен максимальный комфорт. Всё функционирует?
   - Да с этим проблем нет.
   - Тогда наберитесь терпения. И ваше ожидание не будет отличаться от путешествия на другую планету.
   - Мне будет разрешена связь с близкими?
   - С этим придётся обождать. Я не могу допустить утечки любой информации. Даже самой незначительной.
   - Я понимаю.
   - Коммуникатор. Внешний звук. Увести задержанного 001 обратно в камеру. Внутренний звук.
   - До свиданья Густов Николай. По мере поступления положительных новостей, я буду держать вас в курсе событий.
   - Майор Волин, - сказал Густов, когда вошёл солдат.
   - Да.
   - Можно мне несколько томов по макро и радиологической биотике, из местной библиотеки. Электронная библиотека здесь большая, но для меня почти пустая.
   - Хорошо. Если я найду то, что вы спросили, то исполню просьбу.
  
   Глава 3 Задержанный 002
  
   Холодный свет рассеялся по коридору. Дверь одиночной камеры А2 открылась.
   - Задержанный 002, выйти из камеры, - гаркнул солдат. - Идти вперёд по моей команде. Шагом марш.
   Сутулый мужчина, с развитой мускулатурой, в просторной форме арестанта, зашёл в комнату для допроса. Осмотрелся. Строго одетый во всё чёрное человек за стеклом, указал ему рукой на стул. Мужчина грузно опустился на стул и небрежно облокотился на спинку.
   - Майор Волин. Особый отдел Кармонии. Задержанный 002, представьтесь, пожалуйста.
   - Марк Роданов. Шахтёр.
   - Специальность?
   - Бурильщик класса 4 плюс.
   - Я начну задавать вопросы. Когда я закончу, вы сможете задать свои.
   - Валяйте майор.
   - Вы находитесь на военной базе ?1, планеты Золомейя. Вам не предъявлено обвинение. Вы не арестованы. Вы были задержаны на соседней планете Искария, из-за отсутствия у вас специального красного пропуска 3.1.
   - Чушь собачья.
   - Поясните.
   - Я наёмный рабочий. Моим делом должна была заняться фирма. Я и раньше выполнял бурильные работы. Чёрт.
   - В чём дело Роданов?
   - У меня из-за всех этих перелётов и смены часовых поясов бессонница третий день.
   - Желаете кофе?
   - Было бы хорошо и пару энергетических батончиков.
   - Коммуникатор 2/4. Чашку кофе задержанному 001 и пару энергетических батончиков, - ровно через девять секунд, манипулятор вытянул из стены поднос и опустил запрошенные предметы на стол, после чего скрылся.
   - Спасибо, - сказал здоровяк, быстро расправился с батончиками и стал не спеша отпивать кофе из большой белой чашки. - Не первый раз меня отправляют на другую планету. Я делаю свою работу, получаю даже премиальные, потому что работаю быстро, сверхурочно и качественно. Потом отправляюсь домой, на Цирконию.
   - Цирконию?
   - Самая маленькая и отдалённая планета от системы Кармонии, но в неё входящая. Давным-давно, такие места называли захолустьями и деревнями. Так вот никогда не было никаких проблем. У меня есть лицензия, у фирмы нанимателя и организатора тоже она есть. "Бурлайн". Может, слышали? - майор кивнул. - Понимаете, это самая известная рабочая компания во всей Кармонии. Я давно с ней работаю, как и вся Кармония. С ней никаких проблем и самые высокие гонорары. Вдруг ни с того ни с сего, неделю назад, прилетают военные корабли. Выводят из строя мою технику, то есть технику "Бурлайна" и вяжут меня, словно я какой-нибудь беглый зэк. Потом доставляют сюда. Ничего не объясняют. У меня есть права. Я честно зарабатываю своим трудом и кормлю большую семью. У меня три дочери и четыре сына. Старшему, всего лишь девять лет. Пособие Кармонии смехотворное, когда у тебя столько детей. Так что я требую объяснений.
   - Всему своё время господин Роданов. Могли бы вы уточнить, чем именно вы занимались, до того момента, как военные доставили вас сюда.
   - Ничем криминальным, если вы об этом. Да и чем можно заниматься на полупустой планете с сомнительным климатом? Одна странность конечно была. Но "Бурлайн", ничего не хотел слушать и велел продолжать работу. Мне не за болтовню платят. Как обычно я выгрузил всё буровые установки, часть была выставлена автоматически челноком, по месту проведения работ, на открытой местности. Часть выставили гуманы.
   - Гуманы?
   - Гуманы, хуманы, андройды. Все их называют по-разному. Один бур - роботы. Их всего четверо, но они хорошие помощники. Особенно когда дело касается опасных участков грунтов, где можно провалиться. Они нужны там, куда человек побоится сунуться. Гуман, идёт на заклание без лишних вопросов.
   - Давно вы проводили там работы?
   - С месяц наверно.
   - Точнее можете сказать.
   - Могу. Минус семь дней проведённых здесь и того двадцать девять дней. Установки заработали, я был оператором буровых установок. Гуманы следят, чтобы грейдер успевал выгребать обработанную землю и породу на поверхность и в сторону.
   - Какая у вас была задача?
   - Пробурить несколько десятков скважин, пять метров в диаметре. Глубиной девяносто четыре метра. Всё бы ничего, но вскоре возникли проблемы.
   - Какого характера проблемы?
   - После шести дней работы, когда были пробурены пять колодцев, они стали заполняться. Но не водой, планета относительно сухая. Не землей и не осыпающейся со стен породой. Они стали заполняться, - он положил руку на шею с недельной щетиной и задумался. - Какой то тугой материей.
   - Что она больше всего вам напоминает?
   - Жвачку. Что любят мои дети. Розовую жвачку. Или сырое тесто, если добавить в него красного красителя. Сначала я не понял, что это. Бывают обвалы, хоть и редко. При кольцевом бурении, стенки получается ровнее, чем при нарезке стволов у ружья. Конечно, не так ровно, но визуально они гладкие. Как свежий асфальт в дождливую погоду. Сначала я пытался её выгребать. Субстанцию эту, но когда в ней застряли несколько ковшов, а бур лишь вяз в ней, оставил это дело.
   Хуже того, спустя пару недель, я обнаружил, что эта субстанция затвердела и достать завязшие буры больше возможности не представилось. Я до последнего дня делал новые скважины в обозначенной местности, но все они рано или поздно, затягивались. Словно под землёй течёт река из густой розовой карамели и она быстро заполняет пустоты.
   - Вы уже с таким сталкивались.
   - Товарищ майор. Я никогда с таким не сталкивался. Я многое на своей работе повидал и животных подземных, выпрыгивающих из пещер, в которые вторгались мои буровые установки и гейзеры из нефти, лавы, газов и воды и обвалы всей техники, на сейсмически неустойчивых участках. Но такой смеси никогда не видел.
   - Вы как то с ней контактировали?
   - Я нет. А буры да. Из любопытства я пытался бурить затвердевшую субстанцию, но она словно рана на плоти, выделяла свежую и влажную, ту же густую розовую карамель. Свежая субстанция заливала нанесённые мною увечья и через несколько дней затвердевала.
   - Сколько в итоге было сделано вот таких колодцев?
   - Тридцать один.
   - И все заполнились?
   - При мне заполнились двадцать семь. Сейчас пока я здесь был под арестом, наверно заполнились остальные.
   - Вы не под арестом, вы задержаны.
   - Да никакой разницы. Один бур я здесь и вы меня не отпускаете домой. Больше всего меня бесит то, что я ни хрена не получу, за простой. Скважины то я не пробурил. Точнее пробурил, а толку? Работа у меня сдельная. А из них, это розовое дерьмо вышло. Вот такой паршивый расклад.
   - Не переживайте. Вам оплатят дни проведённые здесь, по факту упущенной выгоды. Я прослежу за тем, чтобы по окончании следствия, вам оформили все бумаги.
   - Вот на этом спасибо товарищ майор. Хоть что-то, на худой бур.
   - Роданов, вы заметили, какие-нибудь странные обстоятельства?
   - Да вся моя командировка, одно сплошное странное обстоятельство.
   - Можно подробнее?
   - Заказчик на скважины, какой-то мутный хрен с горы.
   - Вы его видели?
   - Да.
   - Одну минуту, - майор вывел на прозрачную перегородку Крупным планом, фотографии человека с седой бородкой. - Узнаёте?
   - Да, это он. Был в офисе у моего начальника, когда я расписывался в получении нового оборудования. Я его мельком видел, но запомнил. Сразу видно белоручка. Никогда не брал руки, ничего тяжелее автостила.
   - Что ему было нужно?
   - Двадцать пять скважин.
   - Вы знаете для чего они?
   - Я не большой знаток. Но схема у них была явно непродуманная.
   - Какая схема?
   - Схема расположения относительно друг друга. Техническая карта. Она была у меня в двух экземплярах. Если вы прибрали мои документы, она была и среди них.
   - Это она? - майор вывел её на прозрачную перегородку.
   - Да. Именно она. Крупнее, пожалуйста, увеличьте. Вот так. Видите, какая дурацкая схема. Я много их повидал. Но скажу вам одно. Какое бы завуалированное горе-дизайнером здание, он не планировал там построить, глубина в двое превышает норму для заливных свай.
   - Почему вы думаете, что заказчик, хочет ставить там здание?
   - Я много повидал схем и по опыту работу, могу утверждать, скважины предназначались для свай под здание. Но не типичное, а скорее всего слишком дизайнерское. Типо в форме, какого-нибудь динозавра или космической станции пришельцев из фильмов про инопланетян. Здается мне он там детский парк аттракционов хочет открыть. Но это идиотизм. Планета то пустая. Сколько лет уйдёт у колонистов, прежде чем она станет процветающей и войдёт в состав самых посещаемых туристами? Люди столько не живут. Особенно если он думал вкладывать туда свои инвестиции.
   - Какие ещё странности вы заметили Марк Роданов?
   - Да сплошь и рядом, - провёл рукой бурильщик у своей шеи.
   - Излагайте по порядку.
   - Место странное очень. Во-первых: вся планета, как её там Золомейя, вот. Находится у чёрта на куличках. Это два. Планета пустоватая, ни людей ни животных, а беспрерывно ощущается эффект присутствия. Чьего-то присутствия. Я трезв как стёклышко, всегда. Так что осознаю что несу. А ведь никого там нет. Кроме гуманов. Но те железки без мозгов. Андройды ходячие. С ними у меня такого впечатления никогда не было.
   - Эффект присутствия говорите?
   - Точно, так говорю. Я лишь один раз в жизни подобное испытывал неделю целую. Когда ещё в армии служил. Нас забросили в Претотору. Может, знаете?
   - Туда часто отправляют. Это планета полигон, для учений.
   - Да, она. Так вот там в горах одних, мы провели ночь. Худшая ночь в моей жизни. На утро, без видимых причин половина дивизии, получила тяжелейшие формы психологического расстройства. Мне повезло, психика у меня крепкая. Только курс антидепрессантов пропил. А были и случаи самоубийства. Особенно у часовых, что в одиночку на посту стояли. С тех пор в те горы, дорога заказана и больше туда на моей памяти никогда и никого не отправляли.
   - Так на Искарии то же самое?
   - Не то же самое. А очень похожее состояние. Я всё время, кстати, вспоминал, пока бурил, то чувство необъяснимой тревоги, преследующее меня всюду, куда бы я ни пошёл. Даже ночами иногда проснусь. Техника шумит. Всё работает. Вокруг ни живой души, а тревожно на сердце и щемит в груди. Вроде панический страх, без причины.
   - Что-нибудь употребляете из медицинских препаратов?
   - Пришлось пить каждый день Кантин.
   - Насколько мне известно, этот препарат отпускается без рецепта врача.
   - Ага. Он прописан всем шахтёрам и бурильщикам. В качестве вспомогательного препарата, при условии работы в трудных условиях, для повышения внимания и снижения чувствительности от шума. Обычно я его не принимаю, мужик я крепкий и без таблеток обхожусь. Но тут пришлось. Больше ничего не было. Ни успокоительного, ни даже алкоголя.
   - Помогло?
   - Почти нет. Стал меньше отвлекаться на это чувство присутствия. Но оно никуда не ушло.
   - Во время нахождения на военной базе, оно у вас возникало?
   - На следующий день, как только я проспался в камере, всё прошло. В душе я даже рад был, что меня прервали и я больше не испытаю этого гадкого чувства. Правда, оно сменилось тем, что за месяц я ничего не заработал.
   - Об этом не беспокойтесь. Уладим. Какие ещё обстоятельства, вы посчитали странными, Роданов?
   - Был ещё такой момент. Не посчитайте меня психом. Но даже если посчитаете мне плевать. Я привык работать в одиночку. Нормальное явление, для людей проводящих время в одиночестве, иногда говорить самим с собой. Привычка известная у одиночек вы согласны?
   - Да, это известный факт, не носящий отклонений. - Роданов кивнул.
   - Ну и вот, как-то. Говорю я, сам себе: "Хороший сегодня денёк Марк, чтобы сходить с семьёй на пикник". В этот момент один из гуманов стоящий рядом, сквозь шум грейдера, мне и отвечает, не поворачивая головы: "Мы твоя новая семья". Ну, я думаю, послышалось. Подошёл к гуману, по плечу хлопнул ему, усмехнулся и говорю: "Не расслышал тебя дружище". Он и отвечает: "Мы твоя новая семья Марк". Голову повернул в мою сторону и посмотрел внимательно так. У меня мурашки пошли и в сердце похолодело.
   - Насколько мне известно, рабочие гуманы не запрограммированы на логически связную беседу и отвлекаются, только на строго заданные команды, по коду или кличке. Не так ли?
   - Всё так товарищ майор. Я и сам такого мнения. Что это было, не знаю. Опять говорю - я не псих, у меня норма психического здоровья и барьер высокий. Профессия обязывает проходить регулярно тесты. Однако, больше с гуманами, я не общался и не пытался. От греха подальше. Вообще с того раза, вслух сам с собой не говорил. Шутка ли? Боялся, что они мне ответят. Когда работаешь на другой планете в одиночку, с такими вещами не шутишь. Понимаете?
   - Понимаю, - ответил майор и Роданов цокнул языком. - Это всё?
   - Из-за особо запоминающего, всё. По мелочи я уже даже не говорю. То аппаратура заглючит, то бур не включается. То свежезаряженные аккумуляторы садятся. Но это иногда бывает. Я не склонен мистифицировать и на вещи смотрю просто.
   - Благодарю за сотрудничество, Марк Роданов. Теперь вы можете задать свои вопросы.
   - Я бы хотел передать моей семьей, любым способом, что всё со мной впорядке. Раз мне не разрешают здесь сделать прямой звонок или отправить видеосообщение.
   - Я займусь этим, не волнуйтесь. Передам, что с вами всё хорошо и вы временно, сотрудничаете на Золомейе с военными, по рабочим вопросам.
   - Подходит. Когда меня выпустят?
   - Об этом я поставлю вас в известность, когда получу соответствующие распоряжения сверху. Вы комфортно себя чувствуете в камере?
   - Вообще-то я бы посмотрел видео выпуски "Стальных громил", может знаете, там строят огромных роботов, а потом они крошат друг друга без правил на разных планетах или ринге. Я пропустил за последний месяц девять выпусков.
   - Сегодня я обязательно посмотрю, что мы можем сделать для вас, - ответил майор, поднялся и вызвал солдат, для того чтобы увести Марка Роданова обратно в камеру и привести следующего задержанного.
   Майор взял в обтянутую перчаткой руку, светящий белым светом шар и он потускнел. Запись была сделана. Подержав немного шар в ладони, он убрал его обратно в кейс.
  
   Глава 4 Задержанный 003
  
   Напротив майора, сидел пожилой человек с добрыми синими глазами. Волосы и борода у него были белые и майор невольно сравнил его со старым белым медведем. Размеры, у него были аналогичные. Волин вывел на перегородку его электронные документы крупным планом.
   - Добрый день, задержанный 003. Меня зовут майор Волин. Пожалуйста, представьтесь.
   - Семён Семёнович Борщинский. - бойко заговорил задержанный. - Антрополог. Исследователь. Профессор кафедры иноземных форм жизни, - майор кивнул, сверяясь с документами.
   - Неделю назад, вы были задержаны местными властями на соседней планете Искария, за попытку проникновения на неё. Либо уже были уличены непосредственно в запретной зоне нахождения, без специального красного пропуска 3.1.
   - У меня есть особое разрешение от высшего института Кармонии, одобренное самим правительством, на проведение научно изыскательской работы в любой точке планетарной системы Кармонии. - Волин раскрыл новый документ и сверился с показаниями профессора.
   - Тем не менее, красного пропуска 3.1 при вас не было.
   - Майор Волин, что это вообще за пропуск? Разве одобрения правительства и поощрения самого императора, недостаточно для учёного, работающего для блага всего человечества, во всей планетарной системе?
   - Красный пропуск 3.1 выдаётся только с личного одобрения императора, для проведения любых действий на особо секретной территории, подведомственной Особому Отделу Кармонии. Искария закрытая планета от глаз посторонних и любопытных.
   - Тогда это какая-то ошибка. Я слышу об этом впервые. В момент моего вылета на челноке выделенном от института, Искария была открытой для всех исследователей и туристов планетой, разумеется, при наличии официального разрешения. Ладно, её сделали закрытой в момент моего вылета, но почему то тогда мне не сообщили об этом в полёте?
   - Официальные инстанции были перегружены работой, для сдерживания утечки кораблей всех желающих попасть на новую планету.
   - Судя по всему, это им удалось майор, раз с момента моего прилёта, я не заметил ни одного корабля в небе. Кажется, теперь я понимаю, в чём дело. Тогда прошу вас подать запрос в институт, подтвердить мою личность и предоставить мне мой челнок, чтобы я мог вернуться, или потрудитесь отправить меня обратно собственными силами. Не вижу повода держать меня здесь. Если я был чем-то заражён, то время карантина вышло уже на пятый день и формально, я здоров во всех отношениях и не представляю угрозы.
   - Семён Семёнович, поскольку вы были задержанным на особо секретной территории, поясню. Я должен узнать, что именно вы делали или собирались делать на Искарии, сколько провели там времени и некоторые другие общие и частные сведения о вашей жизни. Лишь только после того, я смогу отправить все данные и получить соответствующий приказ, о вашем освобождении. В данном случае, не имеют значения, ваши заслуги перед Кармонией и вы должны будете пройти все стандартные процедуры допроса. Однако, мною будут учтены все ваши заслуги и статус чрезвычайно полезного для системы человека.
   - Хорошо майор Волин. Я всё понимаю и готов идти вам навстречу, чтобы ускорить прогресс в вашей работе. Если сомнения в моей идентификации отпали, что вас интересует в первую очередь?
   - Профессор, я задам ряд вопросов, - профессор показал открытую ладонь, своим жестом предлагая сделать это немедленно. - В первую очередь, я хотел бы узнать истинную цель вашего визита.
   - Моё основное поле деятельности и труд всей жизни антропология. Я прилетел сюда, чтобы найти возможные следы присутствия здесь человека, в далёком прошлом. Вам кажется это смешным?
   - Ничуть.
   - Мне тоже. Никогда не знаешь, где и каким образом можно встретить останки человека. Как это было в нашумевшем на всю Кармонию случае, где на Плутон упал огромный метеорит и в его недрах были найдены и извлечены, хорошо сохранившиеся кости, целого семейства. Возраст этой своеобразной, летящей через пространство и время могилы, до сих пор не были определены точно. Это секретная информация, но думаю, вы майор Волин, именно тот самый человек, умеющий хранить тайны. По средним подсчётам, достаточно не точным, возраст могилы составляет четыре миллиона лет. Ни один анализ наших самых совершенных технологий не смог выявить точный возраст. Мне здается наши технологии просто не могут определить дату древности, по дальности в районе четырёх миллионов лет. По словам и предположениям моих коллег и моему личному мнению, на основе всех молекулярных и радиологических анализов, мы выдвинули смелую теорию, что останкам более десяти миллионов лет. Причём, судя по всему это семейство из мужчины, женщины и трёх детей, по анализу костей, они жили в среднем по восемьсот и более лет. Вы можете себе это представить?
   - С трудом профессор, в наше время человек отодвинул рамки долгожительства со всеми имеющимися у нас человека технологиями до возраста максимум сто восемьдесят лет.
   - Вот именно майор, это при наличии у такого человека в распоряжении, бесчисленных платёжеспособных средств, хорошей генетики и особенностей организма. Средний уровень не превышает ста-ста тридцати лет. Более того, сама могила была сделана настолько первоклассно, что ни один специалист института не смог определить, как именно она была сделана и из каких точно материалов. Это что-то нечто среднее между углеродом и пластиком. Но что именно? Загадка.
   Однако, самое любопытное во всём этом то, что три недели назад я получаю в своё распоряжение, образцы грунта от полученных научно исследовательских данных, выдвинувшейся группы молодых учёных, на планету Искария. Что вы думаете, я нахожу? - майору сделал внимательное, заинтересованное лицо. - Образцы грунта совпадают с составом могилы из центра метеорита на молекулярном уровне на сто процентов. Собрав за три дня всё необходимое, я вылетел на челноке, чтобы самому провести все тщательные исследования лично. Даже если Искария не колыбель человечества, то она может открыть ответы на многие вопросы о нашей природе. Не говоря уже о технологиях, что мы можем там найти.
   Как известно, мировая война в 2027 году стерла рамки государств, человечество под угрозу вымирания не встало, только убавилось на три четверти. После войны решено было сделать единое государство и назвать его Объединенная Российская Империя. Почему Россия? Отвечаю: жителей этой страны после ядерных ударов осталось больше всего на планете Земля, но не потому, что количество бункеров у нас было больше всего, а потому что войну развязали мы и были подготовлены, соответственно и вооружены. А кто хорошо информационно вооружен, тот автоматически становится победителем. По счастливой случайности, инициаторов всей заварухи, накрыло одними из первых ответных, ядерных залпов, особой мощности, поэтому и винить никого не стали, а сформировали новое временное правительство. Назначили императора Земли с его огромной несокрушимой армией для поддержания порядка и мира во всем мире, и отправили в каждую бывшую самостоятельную страну по главному секретарю от ново сформированного конгресса. А уже в 2035 году активно общими мировыми усилиями, принялись осваивать космическое пространство. В 2050 году перенаселённую планету, расселили по другим планетам и за 22 года образовалась процветающая планетарная система Кармония. В общем технологии, которые нам могут открыться, будут не хуже тех, что мы нашли в широкоизвестных подземных пирамидах, с возрастом восемь тысяч лет.
   Вы понимаете, какой скачок человечество может совершить? Если мы на Искарии найдём очередную кладовую законсервированных технологий, для нас же самих, человеком древности. Человеком, несомненно, более развитым, чем в данном историческом периоде. В процентном соотношении это примерно сто к пяти.
   - Это поразительно профессор, - он и сам строил аналогичные предположения, но теперь после слов профессора, картина яснее сходилась в его голове.
   - Я абсолютно с вам согласен. Надеюсь теперь, майор Волин, вы понимаете, моё предназначение на Искарии и её важность для Кармонии в целом.
   - Я понимаю, что планету нужно срочно законсервировать, пока не произошла утечка и сюда не налетели чёрные археологи.
   - Я очень рад, что вы это понимаете. Я не претендую на первенство, сделанных на Искарии открытий. Поверьте, моё имя уже давно вошло в историю, причём многократно. Слава меня никогда не интересовала. Я просто хочу чтобы, данным вопросом скорее занялись квалифицированные специалисты, как в сфере охранения важнейшего исторического памятника, так и по части его изучения.
   - Я вас понял Семён Семёнович. Давайте теперь вернёмся к вопросу, что вы там успели сделать и узнать, как я понимаю, за проведённое время двух неполных недель.
   - Это не представляет большой тайны. Все мои изыскания тщательнейшим образом, были записаны на модули памяти. Как в виде голосовых сообщений на диктофон, так и в виде фото, видео и виртуальной съёмки. С первого дня прибытия, до последнего, где меня буквально волоком оттащили от электронного микроскопа, когда я делал очередные заметки вслух. На них вы можете убедиться, что я целиком был занят изучением грунта, на различных глубинах и тщательной перепроверкой данных, собранных с загадочного метеорита и могилы древних. Всё совпало. Это главное. Представьте, каково было моё разочарование, если бы это оказалось не так. И научная группа, вылетевшая до меня, отправила бы в институт, по ошибке другие данные. Кстати, что с теми сотрудниками из Объединённого Научного Отдела Кармонии?
   - В интересах следствия, я пока не могу поделиться с вами этой информацией профессор.
   - Да, я забылся. Это ваша работа и вы не должны разглашать подобные сведения.
   - Почему вы отправились в одиночку?
   - Я хотел скорее убедиться во всём лично и при положительном результате направить запрос в институт для набора квалифицированных профессионалов с последующим прилётом.
   - Вы убедились?
   - Совершенно верно. Как я и говорил. На молекулярном уровне почти весь грунт, соответствует составу того метеорита-могилы, найденного на Плутоне.
   - Давайте теперь поговорим о необычных обстоятельствах, произошедших с вами на Искарии.
   - Вы и об этом знаете?
   - Расскажите, что с вами было?
   - Вы знаете майор Волин, я не особо религиозный человек, но как и всякий учёный, когда он заходит в тупик, он вынужден признать наличие сил более высших, не подвластных его разуму в настоящий момент.
   - Вы испытали нечто подобное?
   - Испытал - немного некорректное, в моём случае слово. Скорее я ощутил, нечто вроде присутствия поблизости, чего-то очень большого и сверхъестественно сильного.
   - Бог?
   - Можно сказать и так. Всё время, что я находился на Искарии, рядом со мной словно витала муза и подсказывала, что мне делать. Однако стоило мне прекратить работу и устроится на отдых, как начинали происходить не совсем нормальные вещи.
   - Не совсем нормальные вещи?
   - Скажем, во время обеда, могла внезапно отказать подогревающая пищу печь. Мог перестать работать кран с водой. Однако всё это пустяки, на фоне ночных побудок. Стоило мне лечь спать на челноке и прикрыть глаза, как я тут же начинал слышать голоса, зовущие меня заняться работой. Я хотел всё это скрыть, но сейчас здраво понимаю, что это могло быть нервным перевозбуждением, сказывающимся, после недосыпов и беспрестанной работы, усиленное к тому же дальним перелётом.
   - Сейчас всё в порядке?
   - Да, на базе всё прошло. Опять же, я впервые смог здесь нормально отоспаться.
   - Пока на этом всё. Какие у вас ко мне есть вопросы?
   - У меня много вопросов. Но главный из них, когда меня отпустят, чтобы я продолжил работу на Искарии?
   - Не могу дать точный прогноз, но с первыми же новостями от руководства, введу вас в курс дел.
   - У меня есть одно пожелание на время моего задержания.
   - Чего оно касается?
   - Пищи, которую мне дают.
   - Что с ней не так?
   - В моём возрасте, нельзя питаться общими пищевыми концентратами, добавками и прочей изысканной военной кухней.
   - Так чего же вы хотите?
   - Хочу, чтобы меня обеспечивали свежим фруктами. Как минимум на половину рациона, пищи приготовленной.
   - Думаю это можно устроить.
   - Благодарю вас.
  
   Глава 5 Задержанная 004
   Майор внимательно рассматривал ногти на своих руках и уже третий раз посматривал на наручные часы, подаренные ему в ходе удачного завершения одного расследования, лично главой Особого Отдела. Обозначенные три минуты вышли. Задержанную 004, уже должны были привести минуту назад. Он ещё раз осмотрел руки и перевёл взгляд на дверь. Он уже собирался выйти в коридор, как вдруг, дверь распахнулась и из неё, донёсся крик девушки. По громкости децибел, майор заключил, что из неё бы вышла хорошая оперная певица.
   Уши заложило. Прозрачная перегородка и специальный наполнитель стен, создавали абсолютное шумоподавление. Но оставленный включённым коммуникатор, безупречно передавал все звуки камеры допроса. Нет, не оперная певица, певица рок-оперы. Лиц солдат не было видно, но он уверен, что когда они её втащили внутрь, они исказились не меньше. Встроенные военные динамики, так же безукоризненно отражают все звуки окружающей среды, происходящие снаружи. Не было никакой необходимости носить шлем в помещение, но военный устав предполагал полное обмундирование, на случай незамедлительного силового реагирования.
   Девушку не завели. Её буквально вкинули в комнату и заперли дверь. Она ещё с минуту кричала ругательства им вслед. Царапая и пиная, дверь ногой. Пока немного не выдохлась. Майор даже сделал звук коммуникатора потише, чтобы не получить лёгкую контузию. Вдруг девушка поняла, что дверь неприступна и заметила за прозрачной перегородкой во всю комнату, сидящего за столом, человека в чёрном. Роба спала с одного плеча девушки, пока она вырывалась. Короткое каре упало на глаза. Девушка поправила плечо, закрыв его просторной робой и улыбнулась, склоняя голову на бок.
   Майор едва удержался, чтобы не улыбнуться в ответ. Лицом он остался беспристрастен. Девушка медленно подошла к своему столу. Внезапно, она оторвала стул от пола и со всего размаху зарядила им по перегородке. Молчаливый собеседник, даже не моргнул. Каких только случаев он не навидался. Его было трудно удивить, обычной истерикой. Стул отскочил и чуть не удар самого агрессора.
   Понимая, что она бессильна, девушка демонстративно повернулась к нему спиной и сложила на груди тонкие руки, впрочем, не помешавшие ей поднять стальной стул как пёрышко.
   - Доброго времени. Майор Волин. Задержанная 004, представьтесь, пожалуйста.
   - Документы посмотри.
   Майор уже успел вывести на экран документы и конечно уже успел узнать, что перед ним стоит Лисс Брине. Из краткой вспомогательной информации её личного дела Кармонии, он успел прочесть, что фамилия Брине, была взята самостоятельно, когда ей исполнилось шестнадцать. Родители не посчитали нужным дать ей фамилию, наделив при рождении своё дитя только именем Лисс. Системой Кармонией это было допустимо.
   - Лисс Брине. Это вы?
   - А сам как думаешь?
   - Я думаю, чем быстрее мы закончим, тем быстрее вы сможете отсюда выйти. Не просто из комнаты допроса, а вообще из задержания.
   - Тогда срочно дайте мне мятную сигаретку, чтобы я смогла перебить ей вонь, от здешних порядков, намытых хлоркой полов и душка дебильных свежевыбритых подбородков.
   - Коммуникатор 2/4, мятную сигарету задержанной, одноразовую пепельницу и одноразовую зажигалку, - бесшумно обогнув девушку, вытянулся белый манипулятор и положил требуемое, на стол.
   - Где я нахожусь, - затянулась девушка и выпустила красивую голубую спираль дыма под потолок. - За что меня взяли? - под потолком бесшумно заработала вытяжка, медленно, но верно засасывающая клубы дыма.
   - Вы не под арестом. Неделю назад, вы были задержаны на планете Искария, являющейся запретной зоной, для всех у кого нет специального красного пропуска 3.1. Военные вас доставили на военную базу, соседней планеты Золомейя, чтобы определить вашу дальнейшую судьбу. Зависящую, от того, что вы мне скажете.
   - Что я должна сказать?
   - Вы ответите мне на ряд вопросов, касающихся цели вашего нахождения на Искарии. Тогда я посмотрю, что могу для вас сделать.
   - Там в чём меня обвиняют? Проклятье.
   - Лисс Брине, вас ни в чём не обвиняют. Обстоятельства требуют меня расспросить вас.
   - Ладно, валяй, - сказала девушка, подняла с пола стул и села.
   - Лисс Брине.
   - Просто Лисс. Фамилия фикция, чтобы не платить лишнего и чтобы не было проволочек с визой, для полетов на другие планеты.
   - Лисс, расскажите, пожалуйста, что вы делали на планете Искария?
   - Туризм. Туристический полёт.
   - Насколько я знаю, Искария была открыта и включена в систему Кармонии, всего лишь три месяца назад и по описанию не представляет совершенно никакого интереса, даже для заядлого туриста. Это ваш первый полёт?
   - Да.
   - Тогда почему именно, удалённая и безжизненная Искария?
   - Ткнула пальцем в карту и полетела, - майор уловил на её лице, микроэмоции, свидетельствующие о том, что девушка лукавит.
   - Судя по документам, вы приобрели Межгалактический Летательный Аппарат, под аббревиатурой Звёздная МгЛА совсем недавно и на следующий же день, покинули Меркурий.
   - Ага.
   - Сколько вы провели времени на Искарии?
   - Два месяца.
   - Что вы там делали?
   - Ходила, гуляла, наслаждалась видами.
   - Два месяца?
   - Да, люблю побыть одна. Отдохнуть после шума вонючих, планетарных сверхмегаполисов.
   - Вы часто покидали звездолёт?
   - Регулярно.
   - Зачем?
   - Говорю же, ходила, путешествовала, это запрещено? - девушка положила сигарету на край, словно действительно используя её вместо благовоний.
   - Было не запрещено. За три дня, до дня вашего задержания планету объявили закрытой.
   - Тогда это не мои проблемы. Я жертва обстоятельств, - майор вновь уловил, что девушка в чём-то лукавит.
   - Хорошо. Какие места вы успели посетить за два месяца?
   - Безымянные горы и их хребты, где меня и похитили посреди ночи, прямо у костра, когда я остановилась на привал. Каньоны вокруг, провалы и степи на горизонте.
   - У вас есть материальные свидетельства? Может быть, сделанные фотографии или иные материалы.
   - Нет. Я привыкла смотреть на мир широко раскрытыми глазами. Фотографии для слабовидящих кретинов, чтобы дома могли рассмотреть места, где были.
   - Почему при вас была боевая десантная винтовка?
   - А как ты хотел, чтобы девушка в одиночку, гуляла на неизученной никем планете? На каблуках и с одной только косметичкой на ремешке? Всё для самозащиты. У меня есть лицензия. Ствол зарегистрирован.
   - Ладно. Откуда у вас деньги на звездолёт? Кажется он боевой.
   - Наследство.
   - По нашим данным суммы ваших электронных рублей, едва хватило бы на летающую машину, сильно БУ.
   - Мне сделали хорошую скидку, - майор вновь поймал её в лукавстве, по очевидной интонации в голосе и той же нехитрой мимике.
   - Лисс, при вас, в воздухе, было обнаружено четыре поисковых бота. Даже при самых трудных погодных условиях, на пересечённой местности, больше двух обычно не используют даже спасатели. Даже военные при самых тяжёлых условиях, пользуются тремя. Вы что-то усиленно искали, да?
   - Ну да, планета то новая, вдруг чего-нибудь да найду ценного. Откуда я знаю, кто, сколько и чего использует. Чем больше ботов, тем больше шансы на успех. Между прочим, многие жители Кармонии так разбогатели. Стали первооткрывателями, а потом официально закрепили за собой место находки и теперь всю жизнь получают проценты. Чем я хуже.
   - Допустим. Тогда почему при вас не было никакого другого снаряжения и оборудования? А поисковые боты, не имеют никакой чёткой команды на конкретный предмет поиска или хотя бы на направление. Например "георазведка", в случае, если вы ищите драгоценные металлы.
   - Я новичок в этом деле. Откуда мне знать, что искать на земле, на которую я ступила первый раз и название то ей придумали совсем недавно, не говоря уже о полном исследовании. Что до снаряжения и оборудования, то у меня нет на него денег. В случае же положительной, как вы сказали георазвёрстки?
   - Георазведка.
   - Да. Я смогла бы привлечь средства на покупку всего остального в кредит. Откуда я знаю, чего я найду, а чего нет. Да и какая собственно разница? Может, я так просто, развлекаюсь.
   - Ничего так просто не бывает. Будете и дальше темнить Лисс?
   - Вы скажите, в чём вы меня обвиняете или отпустите.
   - Повторяю, вы задержаны, до выяснения полных обстоятельств, вашего нахождения на запретной территории, без разрешения и пропуска. Потому мы вынуждены держать вас, до того момента, пока не раскроется вся картина, вашего пребывания на Искарии. Так что в ваших же интересах, оказать содействие следствию. Особенно, если вам нечего скрывать и вы там просто "гуляли", - подчеркнул последнее слово майор.
   - Да я вроде всё сказала. Хотите меня и дальше мурыжить трёпом, пожалуйста. Скрывать мне нечего. Девушка я простая и безобидная. Законов не нарушаю. Дай мне лучше адвоката.
   - Адвокат вам не положен. Вы пока ни в чём не обвиняетесь.
   - Так сколько же меня здесь будут держать солдафоны?
   - Столько, сколько потребуется. А сколько точно, - майор картинно развёл руками. - Это уже от вас зависит.
   - Вот шальной. Так ты спроси, что тебе конкретно надо? А то я и понять то тебя не могу, майор. Ходишь вокруг да около, как девственник на первом свидании. Сам ничего не говоришь, а что-то от меня хочешь.
   - Что ты знаешь о Искарии? - сложил руки домиком майор.
   - То, что планета новая, малоизученная.
   - А если опустить все эти общие сведения.
   - Ну, то что возможно, на ней есть полезные ископаемые, золото, драгоценные камни и прочие цацки-бряцки, в необработанном ювелирами виде.
   - Ну, хорошо Лисс, - майор понял, что после четвертого допроса подряд, начинает медленно но верно уставать. - Я чувствую, что разговор начал заходить в тупик. Вы подумайте на досуге. Может вспомните, чего интересного, пока будете находится в камере. - девушка утрированно кивнула.
   - Забили.
   - Увести задержанную 004. - сказал майор солдатам, переключаясь с допросной на коридор. - Майор вдруг заметил, как девушка ему активно жестикулирует. - Слушаю вас Лисс. - вошли солдаты, но майор остановил их прямой ладонью в дверях и они закрыли открытый проход своими телами.
   - Слушай Волин. У меня тут есть одна проблемка, я думаю, тебя как раз интересует подобный случай. Слева от меня, тот, кого вы заперли, тоже в одиночке. Явно буйный. Всю ночь скрипит, стонет и вообще издаёт шумы. Спать мне это не мешает, так замучить меня ему не выйдет, но думаю, он бы мог рассказать тебе массу полезных вещей. Пока ему здоровье позволяет. Знаю я таких пациентов. Он первым вскроется, если вы не примете соответствующие меры. Я всё сказала.
   - Благодарю за содействие Лисс. Мы примем соответствующие меры. - А теперь, - он вновь, обратился к солдатам. - Увести задержанную 004. Обеспечить непрестанное наблюдение за задержанным 005. Возможна попытка суицида.
  
   Глава 6 Дезертир
  
   В то время как майор направлялся в ресторан, на пути ему встретились представитель Свиянов и капмейстер Перьев. Они горячо обсуждали проблему, того, что большая часть войска с базы Золомейи, должна быть немедленно направлена на Искарию. Сразу с момента достройки купола. Они так жарко приводили друг другу доводы, что майор ещё издалека, определил в них буйствующую энергию кофе и изрядное количество коньяка. Вскоре донёсся и соответствующий запах. Они даже не заметили его появление, пока майор слегка не откашлялся из вежливости, ещё на подходе к ним.
   - А вот и вы Майор Волин, - поприветствовал по военному его Свиянов и Волин ответил на приветствие.
   - Опросил четырёх задержанных. Направляюсь на ужин.
   - Мы как раз тоже собирались позавтракать. Можно составить вам компанию?
   - Безусловно, господа.
   - Мы с удовольствием с вами позавтракаем, пусть у вас это будет ужин. Совсем я уже запутался в местных часовых поясах.
   Как ваши дела товарищ Волин? - спросил первым Перьев, когда они сели за свой стол, было видно, что ему, сопротивление алкоголю даётся труднее, чем его собутыльнику и оппоненту.
   - Дело ясное, что дело тёмное. Рано делать выводы. Впрочем, всё ожидаемо, - отделался общими словами майор, привычно и вежливо давая понять всем любопытным, что это совершенно не их ума дело. - Какие у вас свежие новости, товарищ Свиянов. Генерал Дрободанов, ещё не выходил на связь?
   - Вот и хорошо. - заключил Свиянов, ничуть не расстроившийся и взявшийся сразу за коньяк. - Строительство идёт полным чередом. Кармония дополнительно, подтянула малую цепь своих боевых кораблей к средней орбите и встала кольцом, вокруг Искарии. Теперь, господа, простите за выражение ни одна сволочь, не сможет пробиться. Как и сказал ранее товарищ делегированный представитель Перьев.
   С постройкой купола, мы даже смогли отозвать обратно, несколько наших кораблей. Так что оборона теперь крепнет и войска Кармонии, если что под рукой и точно не оставят нас в беде. Не оставят, даже если у повстанцев Золомейи, получится вылезти из всех нор, набраться смелости и противостоять голыми задницами нам, вооружённым силам Кармонии, героически осевшим и обороняющим Золомейю. - сказал он это с такой бравадой, что на лице его заиграл лоск и румянец победителя, всех космических сражений одновременно. - Товарищ Волин, вам плеснуть, после трудного служебного дня.
   - Благодарю вас, нет, - отодвинул от себя рюмку майор. - Я ещё нахожусь при исполнении поставленной мне задачи.
   - А вы товарищ Перьев? Желаете? - Перьев, уже во всю завтракающий, деликатесами и изысками местной кухни для высших чинов, уверенно кивнул.
   - Кстати у меня для вас пополнение. Мне было приказано, принять к себе во временное заключение под неусыпную стражу, одного дезертира.
   - Из ваших? - уточнил представитель.
   - Ну как можно, товарищ Перьев? За своих ребят я горой. Среди моих воинов, нет дезертиров. Это один из новоприбывшего неделю назад, флота малой цепи Кармонии. Мои орлы поймали его когда, он скрывался на поверхности Искарии и хотели его передать обратно на один из кораблей. Да мне поступил приказ, доставить его в местную темницу. Раз уж она у нас пустует, до выяснения обстоятельств, та сказать. Смею предположить майор Волин, его отдадут под вашу ответственность.
   - Военные преступления, как раз в вашей компетенции, - включился представитель, разгорячённый коньяком. - В отличие от допроса задержанных, что должны отправиться, под следствие других инстанций. Не так ли? Так почему их до сих пор, не отправили ближайшим челноком обратно домой, где их ждёт гражданско-уголовное разбирательство?
   - Как раз таки нет товарищ Перьев, - ответил ему вместо майора, капмейстер и дружески похлопал его по плечу. Планета полностью находится в компетенции вооружённых сил Кармонии и следствие по этому делу целиком и полностью лежит на уважаемом майоре Волине.
   - Товарищ Свиянов, совершенно прав. Не забывайте товарищ Перьев, здесь вам не гражданский суд и следствие. Искария и её воздушное пространство со всеми околопланетными территориями, включая спутники, полностью контролируется вооружёнными силами. Все вопросы, будут решаться исключительно силами военных, под руководством штабсгенерала или если вам угодно главного генерал Кармонии. Но даже он не может вмешиваться в дела Особого отдела при Кармонии. Это уже компетенция Императора. Смею заметить товарищ Перьев, вы здесь не по этому вопросу, так почему бы нам не оставить эту тему, чтобы я очередной раз не упоминал вашего имени в отчёте, как человека исключительно заинтересованного судьбой задержанных, - было видно, что Перьев даже будучи весьма в подпитии, заметно стушевался.
   - Задержанных, при весьма странных обстоятельствах. - добавил румяный, как свёкла Свиянов, за что был пристально изучен майором.
   Закончив с обедом, серьёзных дел собравшиеся больше не касались, обсуждая больше особенности местного сопротивления. Свиянов долго рассказывал, как приходится тратить большие ресурсы и время, чтобы выкуривать повстанцев и наёмников из нор и подземных лабиринтов, не желающих уступать родную планету. Кармония посчитала нужной, открыть здесь непременно полномасштабную добычу металлов. Золомейя была богата именно металлами.
   Половина чахлого населения согласилась сменить место жительства, другая решила окопаться и вести партизанскую войну. Разбомбить поверхность, оказалось не выгодной тактикой, потому что местные и сами добывали методом шахтёрской выработки драгоценные металлы, на что и жили припеваючи. До того как планетарная система, решила заграбастать в свою властную руку их родную землю, чтобы вытрясти из неё все ценные крохи, а потом оставить никому не нужной, на обочине жизни.
   Основные силы сопротивления были подавлены, но начать работы по добыче, толком не получалось в силу, ежедневных диверсионных набегов золомейцев. Усугубилось ещё и тем, что золомейцы выложили в открытый доступ призыв о помощи в защите их родных краёв от расхищения. Стянулось много частных специалистов, в основном наёмников. Золомейцы им щедро платили золотом, за что получали самые квалифицированные военные услуги по проведению качественных диверсий, от профессионализма которых даже сам Свиянов в тайне кусал локти и отправлял ежемесячно самые лестные отчёты о успешной борьбе с остатками сопротивления, о реальном количестве которых он не имел ни малейшего понятия. О том, что вот-вот, будут захвачены и преданы смерти последние лидеры и разбиты последние окопавшиеся.
   Золомейя не была планетой первой важности, потому военный конфликт растянулся уже на второй год и Свиянов, чувствуя себя, как собака на сене, с регулярной подпиткой сверху, по любому запросу получал всё что хотел и как понял майор, не торопился заканчивать, всем выгодную локальную войну. Занимающую всего-то одну двадцать пятую территории всей Золомейи, но как назло самую богатую по месторождению всех нужных Кармонии, полезных ископаемых. Война всегда выгодное дело. Для той стороны, естественно, которая её начала с умом.
   Пока Свиянов рассказывал всё это в красках и подробностях, продолжая накачивать своего собутыльника, первоклассным коньяком, майор невольно смотрел в иллюминаторы, сквозь едва видимое мерцание вертикальной части купола, на гигантскую Искарию. Золомейя была в семнадцать раз меньше и кружилась вокруг Искарии, подобно спутнику. Золомейя воспринималась в сравнении с Искарией, как золотой самородок в сравнении с серым булыжником. Но это только на первый взгляд.
   Волин чуял всем своим особистким нутром, что главная ценность Искарии, ещё не раскрыта до конца и император уже догадывается, о её тотальном значении для развития человечества. Теперь ему самому предстояло убедиться в этом наглядно. Первые шаги к этому уже были сделаны. Оставалось расспросить остальных и можно будет сделать первые выводы. В глубине души, он возлагал надежды на допрос дезертира, о котором вскользь упомянул капмейстер. Вести дела при допросе военнослужащих было его коньком. Да и они почти всегда, шли ему навстречу по нерушимому безмолвному согласию, всех людей носящих погоны.
   Ужин майора закончился. Он собирался пойти к себе в апартаменты, чтобы немного поспать. Свиянов и Перьев поднялись вместе с ним и неспешно следовали к выходу. Майор подошёл к Свиянову и пока Перьев на них не смотрел.
   - Я бы хотел поговорить с вами наедине, - негромко произнёс майор. - Это можно устроить?
   - Разумеется, товарищ Волин. С сего момента, я к вашим услугам. - Товарищ Перьев, вы идите, а я задержусь по своим делам. - Перьев кивнул и ушёл. - Внимательно вас слушаю товарищ Волин.
   - Вы упомянули, что задержали людей неделю назад, при странных обстоятельствах.
   - Было дело, - было видно, как Свиянов едва подавляет желание выругаться, за то, что он имеет язык более длиннее, чем нужно, при его звании.
   - Присядемте, - указал майор обратно на стол, он прекрасно знал, что сидя, проще разговорить человека, а разговорить человека в алкогольном подпитии ещё проще. - Можете предоставить мне отчёты захвата?
   - Боюсь, что в отчётах нет упоминаний об этом. - Свиянов до коротких кончиков жидких седоватых волос на голове недолюбливал всё, что не мог понять умом. - Я распорядился передать мне всё лично с глазу на глаз, без документального засвидетельствования,- капмейстер сказал это так, словно признавался в страшной тайне, а теперь испытывает в связи с этим пьяный конфуз.
   - Ничего. Я не буду упоминать этот момент в отчёте, если вы поведаете мне это лично с глазу на глаз.
   - Всё дело в том, что когда три наших корабля приблизились к Искарии, то стали свидетелями сильного розового и лилового свечения, по всей поверхности планеты. Я дал добро на розыск нарушителей, согласно приказу генерала Дрободанова.
   - Что было дальше?
   - Часть кораблей села, часть осталась в воздухе. В один момент произошло отключение всех систем. Разом. Находящие в воздухе корабли не упали, только за счёт силы обратной гравитации, на удачу, не выключенной при приземлении. Далее несколько часов подряд, ни на одном корабле, пилоты, так и не смогли активировать систему питания. Более того, всё время, они наблюдали движение земных масс. Казалось, приходили в движение даже горы. Я опросил специально всех капитанов кораблей и несколько штурмовиков. У всех одинаковые показания.
   - Почему вы скрыли такой большой инцидент? В этом нет никакой вашей прямой вины. Напротив, за своевременно предоставленные сведения обо всех аномальных явлениях, военный совет предоставляет поощрения.
   - Товарищ майор, поймите, мне здесь не нужны научные станции. У меня идёт война. Представьте, что я ещё буду заниматься базированием и защитой целого комплекса станций для научных исследований, одновременно ведя боевые действия. Я не могу эффективно работать сразу на два фронта. Вести войну и заниматься изучением всякой аномальной чепухи, что на меня повесят.
   - Думаю это не проблема. Выделят, соответствующих специалистов и у вас не будет болеть голова. Занимайтесь и дальше подавлением восстания, вас не будут отвлекать.
   - Это так, но я не приемлю, чтобы на территории военной базы ?1 Золомейи был ещё один командующий, помимо меня. Вы же сами прекрасно знаете, к чему приводит история, когда одновременно на одном военном поприще, сидят сразу два лидера. И дело не в ревности к базе. Страдает организация и эффективность. Страдают все, а результативность падает. Это прямой путь перекрыть военную карьеру, перед самой пенсией.
   - Товарищ Свиянов. Вот на чистоту. Для вас выслужиться важнее дела Кармонии?
   - Не осуждайте меня товарищ Волин, будете в моих годах и аналогичной ситуации, всё поймёте сами. Я тоже был молодой и горячий, тоже стремился к идеализму. Теперь посмотрите, чем это закончилось. Не могу и дня прожить без стакана.
   - Знать свои слабые стороны надо. Это проявление силы. Сделайте соответствующий отчёт. А я прослежу, чтобы он дошёл до кого надо и вы не потеряли честь. Аномальные явления непредсказуемые, особенно на незнакомых человеку планетах. Кто знает, может это будет основанием для вашего повышения, в связи с особой важность Искарии.
   - Значит вы здесь надолго майор?
   - Кто знает товарищ Свиянов. Не берусь загадывать. Слишком много невыясненных обстоятельств. Одно, я скажу вам наверняка и это останется, строго между нами. Особый отдел заинтересован Искарией, как ничем другим. Но есть причины, почему планету ещё не разобрали по кускам и не развезли по всем научным центрам Кармонии, о которых я лично вам просто не имею права говорить. Потому что отвечаю головой, - майор перевёл взгляд на иллюминатор на наполовину освещенную, цвета какао Искарию. Мы с вами станем первыми свидетелями, одного из важнейшего, исторического события, что перевернёт человечество и поставит на новый уровень.
   - Предлагаете мне держать выше голову, майор?
   - Предлагаю? Нет. Рекомендую, для вашего же блага, в преклонных летах.
  
   Глава 7 Задержанный 005
  
   Потратив два часа на сон и пол часа, на то чтобы привести себя в порядок. Майор спустился на минус третий уровень. Он признался себе в том, что его подмывает поскорее допросить дезертира, словно это пролило бы свет на все его вопросы, но он решил действовать методично и не гнать звездолёт впереди гипертяги.
   Однако он позволил себе заглянуть в смотровое окошко одиночной камеры, забранное ставней и бронестеклом. На полу в позе медитации, в робе заключённого, сидел военный. Судя по стрижке и физической комплекции штурмовик. Раскрыл он глаза или нет, майор не узнал, так как арестант, сидел к нему спиной и не обернулся на звук автоматически открывшей ставни. Майор невольно ощутил холодок, идущий от любителя медитаций и закрыл ставни.
   - Привести в комнату допроса задержанного 005. - распорядился Волин стоящим в ожидании солдатам и сам пошёл в комнату допроса, не дожидаясь исполнения приказа.
   Через пару минут, в допросную, ввели мужчину, ведущего себя, как столетний старик. Он шёл маленькими шажками, постоянно шаркал ногами об пол и казалось, плохо контролировал свои руки. Майор мгновенно изучил его и сделал для себя очевидные выводы, что перед ним человек с явными психическими отклонениями. Что он делал на Искарии, ему только предстояло выяснить и он медленно, глубоко вздохнул носом, набираясь вместе с воздухом терпения.
   - Добрый день. - Смешанное часовое время уже давно потеряло всякий смысл, но майор старался придерживаться привычных позиций, ведения допроса. - Задержанный 005. Меня зовут майор Волин. Пожалуйста, представьтесь.
   Задержанный 005, никак не прореагировал на майора. Уставившись, куда-то в угол камеры.
   - Коммуникатор 2/4 выдать лёгкий электрический разряд задержанному 005.
   Под потолком, появился тонкий электрод, замер над головой задержанного и легко ударил его голубой дугой в темя. Задержанный 005, вскрикнул, упал на колени и обхватил свою голову руками.
   - Задержанный 005. Пожалуйста, представьтесь, - молчаливый собеседник посмотрел, сквозь пальцы на майора и остался лежать на полу. - Коммуникатор 2/4 прибавить двадцать процентов мощности и выдать лёгкий электрический разряд задержанному 005. - будничным голосом сказал майор.
   Электрод двинулся в сторону задержанного и когда оказался над ним, последний собирался сбежать, на дуга настигла его в голову, прямо сквозь прикрытые ладони. Задержанный упал на пол и завыл.
   - Пожалуйста, представьтесь, - сухо сказал майор. - Коммуникатор 2/4, усилить мощность, до среднего, - вдруг задержанный задёргал руками и замахал ими в стороны. - Выдать разряд.
   - Стойте!
   - Коммуникатор 2/4, отмена. Представьтесь, пожалуйста.
   - Васильев.
   - Полное имя.
   - Васильев Анатолий Михайлович.
   - Профессия, возраст.
   - Журналист, двадцать шесть лет, - закатил глаза Васильев и замахал как обезьяна руками.
   - Всё верно. Васильев Анатолий Михайлович. Журналист. Двадцать шесть лет. Не женат. Детей нет, - словно убеждал его в этом майор. - Как вы попали на планету Искария.
   - Прилетел, - сказал загнанно журналист, посматривая на потолок и ища на нём опасный, скрывшийся электрод.
   - На чём?
   - На челноке газеты "Свет всех звёзд".
   - Вы там работаете?
   - Да.
   - Анатолий Михайлович, что побудило вас прилететь на Искарию?
   - Я не могу вас этого сказать, - вдруг застонал Васильев, совершенно перестав быть нормальным.
   - Почему же?
   - Оно нас услышит, - почти шёпотом сказал журналист.
   - Кто нас услышит? - слегка подался вперёд майор и убавил голос.
   - Оно, - с ужасом сказал Васильев, не находя себе места.
   - Да вы садитесь, Анатолий Михаилович. Здесь нас никто не услышит. Это я вам гарантирую.
   - Вы так думаете? - журналист огляделся по сторонам, вверх и вниз, от общения с человеком, после недельного заточения, задержанный начинал приходить в себя.
   - Мы никому не расскажем о нашей беседе. Вот - показал майор рукой на стул. - Пожалуйста. - Васильев осторожно сел и поднял ноги на уровень груди, как ребёнок.
   - Коммуникатор 2/4, пару листов бумаги А4 и мягкий карандаш, задержанному 005. - механизм, беспрекословно и бесшумно выполнил приказ майора.
   - Вас хорошо содержат в камере? - майор написал на сенсорной панели стола пальцем и его слова тут же вышли на прозрачную перегородку. - "Пишите, всё, что не можете сказать вслух. Нас здесь не увидят".
   - Да, - заговорщически подмигнул ему журналист, схватил карандаш и стал наскоро делать записи. - У меня всё хорошо. Кормят вкусно, - писал он так быстро, что майор не вольно подумал, о наличии у него имплантантанта скорописи.
   Майор изредка задавал ему односложные вопросы, про особенности содержания, чтобы сильно не отвлекать журналиста, заниматься привычным делом. Через пять минут первый лист бумаги был приставлен к перегородке. Текст мгновенно отсканировался и был выведен в увеличенном виде, с расшифровкой в печатном виде. Со стороны допросной комнаты задержанного текст не был виден. Майор пробежал его глазами.
   "Четыре с половиной недели назад, Я прилетел собрать сведения, у первых прибывших на Искарию. Впечатления, комментарии, сделать качественные фото и снять короткометражный фильм, чтобы он вошёл в историю, а Искария появилась на первых страницах газеты, вместе с голофильмом. Я решил начать с фото и видео съёмки, пустующих ещё полей и посадил челнок на ровном месте, с каменистой поверхностью, как вдруг случилось непоправимое. Мой челнок тут же стал увязать и тонуть, словно это была не твердь, а разогретый воск. То есть, сначала это была твердь. Но стоило мне начать сходить со ступенек, как челнок покосился. Твердь стала его затягивать.
   Я подумал это какое-то скрытое болото, хоть приборы не выдали мне эту информацию, просканировав округу, как вполне безопасное посадочное месте. Побежал назад. Завёл двигатели и включил тягу. Но было уже поздно, задняя часть ушла под землю быстрее. Я чуть не пролетел в коридор", едва успев повиснуть на штурвале. Затем восковая розоватая земля закрыла обзор. Судя по ощущения, корабль продолжал проваливаться. Я выключил двигатель, чтобы не сжечь сопла.
   Вдруг я обнаружил, что входную дверь заклинило. Тогда я побежал закрыть задний отсек, чтобы пластичная розовая масса не успела затечь и распространиться по всему челноку, но было уже поздно. Её субстанция растеклась по внутренним отсекам слишком быстро и дверь не закрылась до конца. В зазор шириной с палец, он затекла в кабину и я сражался с ней до последнего, пока она не заполнила собой всю кабину. Она была как сырая глина, пластичная и податливая. В минуту отчаянья, при мысли что захлебнусь этой субстанцией, я рванулся к спасательному шлюзу и достал оттуда скафандр. На спех я надел его и перешёл на замкнутый кислородный цикл."
   Журналист, приставил второй лист к стеклу и перегородка. Автоматически вывела его в увеличенном виде и с расшифровкой непонятного подчерка, явно написанного напуганным и очень возбуждённым человеком. Майор кивнул журналисту, чтобы тот больше не держал лист и писал дальше, а сам переключил своё внимание на новый текст.
   "Я думал я в безопасности. Герметичный скафандр, рассчитан на длительное пребывание в открытом космосе и его полного заряда на генерацию воздуха, мне хватило бы на добрый месяц. Субстанция облепила меня со всех сторон. Я уже не мог сопротивляться её тяжести и остался обездвижен. Челнок продолжал тонуть минут двадцать. Я успел похоронить себя и испытал настоящий ужас, оказавшись в таком гробу, наедине с собой, оставаясь ещё живым. Три дня? Неделя? Сколько я протяну обездвиженный, прежде чем мучительная смерть, от затёкшего тела и обезвоживания настигнет меня?
   Перспектива смерти чуть не свела меня с ума. Как вдруг челнок словно во что-то ударился хвостом и замер на месте. Через минут десять розовые массы пришли в движение и я включил огни внешней подсветки. Розоватая субстанция уходила. Словно вытекала из внутренностей челнока, не оставляя за собой ни следов влаги, ни жирных пятен. Вообще ничего. Хуже того, она тянула меня за собой, как волна утягивает с берега, во время отлива. Я пытался схватиться за штурвалы, кресла, стены, ручки, но субстанция оказалась сильнее и без особого труда, вытягивала меня за собой, пока не вытащила за пределы корабля.
   Пока я бился в истерике в кабине, чтобы не быть вытянутым наружу, то успел нажать на внешнее освещение и теперь видел залитую белым светом пещеру, всю обросшую и обтянутую затвердевшей субстанцией. Та её часть, что вытекла наружу, вскоре растеклась ровным слоем по полу и в мгновение застыла на месте. Я оказался рыбой выброшенной на берег. Не веря, что остался жив, я осмотрел челнок и себя. Всё было на месте. Я был жив. Я и челнок были невредимы.
   Те места, куда я переводил взгляд, приходили в движение и твердь, становилась пластичной, словно откликалась на моё внимание. Я подавил в себе желание броситься назад в челнок и запереться там. Но прекрасно понимал, что субстанция меня опередит и точно так же вытащит обратно. Меня сковал ужас перед неведомым, но меня и терзал интерес. Если я ещё не умер, значит, у меня есть шанс".
   Третий лист был выведен на экран. Майор обратил внимание, что подчерк стал спокойнее и почти читался полностью, без авторасшифровки. Только под конец, шрифт вновь стал размашистым и очень эмоциональным. Видимо журналист пока писал, казалось окончательно расслабился, но под конец воспоминания, его очень сильно взволновали.
   "Что-то говорило мне, что вокруг меня есть воздух и я не задохнусь, я не очень то рисковал ходить без скафандра. Я провёл под землёй в общей сложности три недели. Изредка питаясь запасными концентратами и энергосмесью, наскоро сбрасывая назад забрало, боясь, что субстанция заберётся внутрь скафандра и проберётся внутрь меня. Пещера или вернее сказать, подземная сфера, всюду следовала за мной, образуя передо мной пространство пустоты и твердую опору под ногами. Словно огромный пузырь возник вокруг меня и теперь следовал всюду за мной. Один раз по истечении трёх недель, я обернулся назад и обнаружил, что только край крыла челнока не охвачен стеной субстанции. Я стал опасаться, что челнок будет погребён в затвердевшем розовом камне и пошёл обратно. Тут же, он стал, словно оплывать и оголяться от субстанции.
   Набравшись смелости, я пошёл дальше. Причём раскрывалась субстанция только строго в одном направлении, слегка закругляющимся, словно она меня куда-то вела. Я почувствовал себя полным идиотом, потому что не взял с собой в столь дальний полёт ничего из оружия. Кроме вороха всевозможных записывающих лета устройств. Вскоре впереди, образовалась не уходящая никуда в стороны стена. Назад я тоже не мог уйти. Субстанция словно встала вокруг меня и затвердела. Я так и стоял, освещая внешними огнями, розовую окружность стен. Вдруг пол впереди разжижился, словно стал вытягиваться вверх, образуя причудливые формы. Как если перевернуть полную тарелку замешанного теста и дать ему медленно вытечь, только в перевёрнутом на сто восемьдесят градусов виде. Дальше я не помню что было. Потерял сознание..."
   Третий лист был явно не дописан. Майор вывел на перегородку ответный текст: "Что было дальше?"
   - Я не могу. Я не могу. Я не могу, - затараторил вмиг побелевший Васильев и покрылся мелкими каплями пота.
   - С вами всё впорядке Анатолий Михайлович?
   - Ааа. - завыл, раскачиваясь на стуле Васильев и стал биться лбом о стол, затем залез на стол и стал биться лбом о перегородку. - Я не могу! - закричал он хватаясь руками за голову.
   - Коммуникатор 2/4, распылить усыпляющий газ, - распорядился майор, глубоко вздыхая, словно его оторвали от чего-то очень интересного и одновременно запретного.
   В потолке обнажилась вентиляция и вмиг, влажное облако окутало всю камеру. Сделав первый же вдох, Васильев неправдоподобно широко раскрыл рот и тут же, потеряв сознание, свалился со стола на пол.
   - Коммуникатор 2/4 включить вентиляцию. - Мгновенно допросную продуло и майор переключился на коридор. - Забрать задержанного 005 и отнести обратно в камеру. Продолжить усиленный контроль. Возможный случай суицида, подтверждён. Привести в комнату допроса, арестанта 001, через пять минут. Выполнять.
   Зашли солдаты, подняли тело и вытащили бесчувственного журналиста за пределы камеры допроса. На последнем листе, журналист успел что-то написать, перед тем, как впал в буйство.
   - Коммуникатор 2/4. Отсканируй лист на столе и выведи на экран.
   "Вскоре я очнулся на поверхности. Я лежал на земле. В лицо дул холодный ветер. Снятый скафандр лежал рядом. Шлема нигде не было. Я встал и стал бродить по округе, пытаясь понять, что со мной случилось".
   Далее следовал дёрганный, обрывистый текст: "Я не я. Они не я. Я это не я. Они это я. Оно это не я. Не я. Не я. Я не...".
   Бессмысленные на первый взгляд и повторяющиеся фразы, были написаны совсем уж жирно, так что мягкий карандаш выкрошился в этом месте и испачкал бумагу. То, что майор услышал и прочитал от журналиста, не злило его и не радовало. Оно его настораживало. Настораживало сильнее, чем возможный заговор против Императора, среди его служебного окружения. Интуиция в подобных случаях, всегда работающая на него и помогающая ему расплетать самые сложные узлы запутанных историй, на этот раз била тревогу. Очевидной угрозы он не видел. Именно это было хуже всего.
   Распорядившись, чтобы коммуникатор убрался в допросной комнате, майор заказал воды и выпив её, попробовал успокоиться и настроиться на следующий допрос. Его он больше всего ждал с того момента, как узнал о бежавшем дезертире на Искарию, из флота малой цепи Кармонии, стоявшем вокруг загадочной планеты гиганта.
  
   Глава 8 Корр
  
   Корра начали посещать видения, задолго до обнаружения планеты Золомейя, на самой окраине планетарной системы. В его видениях ему давно грезилась образованная военная база ?1 на Золомейе. База на планете спутнике, по отношению к неизведанной планете-гиганту Искарии, когда ей ещё не было дано названия первыми военными поселенцами.
   Сейчас, когда сверхсветовая тяга была ослаблена, бледно жёлтая Золомейя, прекрасно виделась через иллюминаторы. Перелёт был не столь длителен, всего лишь четыре полных дня. За это время Корр, успел вспомнить все свои видения и соотнести их с реальностью. На фоне исполинской Искарии цвета молочного шоколада, золотистая Золомейя казалась настоящим карликом. Однако они ничуть не удивили Корра, ведь в точности соответствовали его представлению о них.
   Даже виртуальные модели на инструктаже перед вылетом были не столь точны, как его собственные дневные и ночные видения. Они случались не чаще одного раза в месяц, но Корр наблюдал их уже семь лет подряд. Он никогда не употреблял запрещённые Кармонией вещества и не притрагивался к официально разрешённым, коими не брезговала добрая половина штурмовиков, чтобы получить должное расслабление и снять неизбежно накапливающий со временем ультрастресс. Военная подготовка и систематические, жёсткие ежемесячные тесты выявили бы в его крови любое присутствие посторонней химии или сырья растительного происхождения. И если за разрешённые ничего бы не было, их бы просто отразили как факт пристрастия в личном деле, то за неразрешённые могли запросто выгнать со службы в этот же день. Психологические тесты он тоже проходил без запинки и был более чем здоров во всех смыслах, но объяснить свои видения для себя он так и не смог, потому держал их в тайне.
   Корр так привык к ним, что даже нашёл им объяснение, прочитав не одну кипу научных трактатов о влиянии сверхсветовой тяги на тонкую психику и подсознание человека. Наиболее актуальная теория объясняла это пост дифференциальным синдромом погружения личности вглубь подсознания, при прохождении материи сквозь пространство и время со сверхсветовой скоростью. Регулярные полёты на сверхсветовой тяге, без погружения в криосон являются прямым следствием выраженной абстрагированности подсознания от сознания и выведения его на первый план, в обход непрерывному вниманию созерцания сознанием самого себя.
   Тем не менее, такое перманентное и конъюнктурное перераспределение функций, высшей психической деятельности мозга, порождает сверхбыстрый рост новых нейронных связей только у одного из тысячи обследованных солдат. Подвергшихся специальному и непрерывному тестированию и наблюдению со стороны, у сошедших по тем или иным причинам, с военной карьерной лестницы обратно на землю родной планеты.
   Как правило, подобные "отклонения" вызывают необратимые изменения в психике и статистически, только каждый восемьдесят седьмой человек пригоден в военной службе в профессии штурмовика. Способный адаптироваться к регулярным гиперскоростным, сверхсветовым перелётам без погружения в криосон и способный десантироваться в любой момент и при этом вести эффективный бой на поражение и полное подавление любых сил противника.
   Как бы там ни было в теории, Корр не был снят со службы и признавался пригодным на все свои сто процентов. Так что за семь лет, с тех пор как он заступил на службу, он стал первоклассным штурмовиком, военной элитой космических вооружённых сил Кармонии. Выше которых, считались только дальние звёзды неизученных галактик. Вот только по истечении каждого месяца, если он не находился в этот момент на боевом задании, проходя очередное, полное медицинское обследование, он всегда ждал, что его снимут с боевых рядов.
   Все положенные нормативы он сдавал с лёгкостью, не испытывая особых сложностей и перегрузки. Скорее наоборот, он не прилагал лишних усилий, чтобы ставить новые рекорды скорости, выносливости и сообразительности в стратегическом и тактическом мышлении. При этом на ежемесячных и ежесезонных обследованиях, всегда трезво отдавал себе отчёт, что в любой момент может отправиться в запас, с выплатой военной страховки в виде не столь небольшой денежной компенсации, если брать её в сравнение с выслугой лет и полноценной пенсией, после семидесяти лет.
   Неделю назад, Корр при пробуждении на час раньше положенного времени и собирающийся сделать зарядку не выходя из личной каюты, испытал такое сильное видение, что потом не мог ни с кем разговаривать три дня кряду. Настолько сильно его потрясла, увиденная в подробностях Искария. На которую, кстати их должны были вот-вот отправить, чтобы встать вокруг неё кольцом охранения, не пускать посторонних и выловить всех незаконных проникновенцев, желательно, но далеко не обязательно живыми.
   Какого было его удивление на последнем медосмотре, когда врач лично при нём, вместо того чтобы серьёзно и грустно покачать отрицательно головой, порадовался его результатам и похлопал по плечу, сравнивая его показатели с одними из эталонных, в общей врачебной практике, подготовки штурмовиков. Размер вознаграждения врачей никогда и никак не был связан с хорошим самочувствием солдат, потому можно было не сносить всё это на фальсификацию показаний.
   Наоборот, военный врач мог добиться поощрения со стороны военного руководства, если вовремя снимал не соответствующего физический норме, с сомнительным психологическим уровнем, штурмовика перед важным боевым заданием. Так как даже один ненадёжный штурмовик, даже малейшей слабиной может поставить под удар весь оперативный отряд, если беспрекословно точно и филигранно вовремя, не выполнит отданный ему приказ.
   Не по одному десятку раз, прокручивая все эти не тревожные, а вполне привычные мысли в голове Корр, испытывал своеобразный подъём, ничего не имеющий общего с предбоевым возбуждением. До прибытия оставались считанные девятнадцать минут. Малым штурмовым отрядам, разбитым по двенадцать человек, в одном из которых он сейчас летел, пристёгнутый компенсационными ремнями, не предстояло начать по прибытии бой. Потому некоторые бойцы даже спали. Была поставлена задача: оставаться на чеку и быть готовыми в любой момент применить огневую мощь кораблей или десантироваться отрядом, чтобы применить силу непосредственно оказавшись в воздушном пространстве, а потом и на земле.
   Томительного ожидания не было. Скорее Корра одолело понимание своего предназначения и логическая связь, казалось бы, бессвязных видений, теперь медленно но верно начинала приобретать смысл. Он ещё не видел всей сути, но то, что это была единая, логически выверенная картина, понимал теперь в абсолютно полной мере. Это понимание себя, озаряло его изнутри, приводя в приподнятое настроение и особое возбуждение, которое он испытал впервые в двадцать лет своей жизни, когда всерьёз решил заступить на службу в космические войска и стать штурмовиком. Он даже слегка улыбнулся одними губами.
   Сидящий напротив него Кром, заметил это и оскалился сам. Нет, Кром не был его другом, но он был единственный из их малого штурмового отряда Н-117, с кем ему было интересно завести беседу. Пожалуй, он был единственный авантюрист, среди всего отряда из двенадцати человек, который пошёл на службу, не из чувства собственной значимости и не из всеобъемлющего и до крайности глупого, пропагандируемого патриотического долга.
   Если Корр пошёл в штурмовики, потому что всегда хотел применения своим одновременно не дюжим физическим и интеллектуальным способностям, то Кром пришёл просто из любопытства и это превратилось, в его новую авантюру длинной в семь лет. Однажды на второй год службы, он ему так и признался в этом, перед самой массовой зачисткой одного дикого, но воинственного народа, на планете Кратногрия, чьими предками были последние из вымирающих евреев, самой первой обители человека на Земле. Признался как на духу, потому что была крайне низкая вероятность, что они выберутся из кровавой бойни живыми.
   Корр улыбнулся шире, не пытаясь объяснить жестами, что Кром зря скалится. И уж точно, не угадает истинной причины, сложившего пазла у него в голове. Относительно своих догадок, после семи лет неведения причины видений.
   Золомейя стала совсем крошечной и пропала из рамок обзора иллюминатора. Искария наоборот так увеличилась, что своим отражённым светом заполнила весь отсек. Не успел Корр прищуриться, как наностекло, толщиной всего лишь в пять сантиметров автоматически затемнилось. Не практичная на первый взгляд иллюминация отсека малого штурмового отряда, наностеклом, только казалась не практичной.
   Однажды, в самый горячий год его службы, когда ему было двадцать четыре года, в одном из боевых конфликтов планеты, название которой Корр даже не запомнил в силу ежедневной, многоразовой смены планет и противника это стекло прошло испытание на прочность, у него на глазах. Когда очередной раз нужно было подавить восстание, свергнутого временного правительства и возглавляемое преступниками новое, на подлёте к дворцу в наностекло угодила ракета из ручного ракетомёта. Корабль изрядно тряхнуло, но ничего более не последовало. Стекло даже не обуглилось. Самонаводные лазерные турели выжгли вражескую активность и доставили отряд к месту назначения, после чего они за сорок шесть минут, выполнили задачу и убили всех, у кого в руках оказалось оружие.
   На обратном пути они с Кромом осмотрели место попадания и всерьёз убедились в прочности материала. Кром особенно был заинтересован в этом вопросе, ведь он сидел спиной к иллюминатору и как никто иной, рисковал собственным затылком. Броня по краям была почти полностью оторвана кусками и изрядно оплавилась. Виднелась местами внутренняя обшивка, не выдержавшая бы без брони и противотанковой пули. Но на наностекле не было даже микротрещин и царапин. Просто слегка замутнело, без малейших признаков обгорания.
   Корабль сбавил скорость и образовал звено в назначенной линии цепи. Стояли долго. Корр успел задремать, правда, не на долго. Коммуникатор объявил, что его корабль спускается на Искарию, чтобы взять живьём незаконно проникнувших на планету гражданских лиц, теоретически не вооружённых. Предполагаемо, не должных, оказать сопротивление. Вот тут то сияние осознания озарило его так сильно, что это наверно передалось блеску в его глазах. Раз эту перемену в нём заметил даже сидящий напротив Кром.
   Далее всё шло, как по-накатанной. В общей сложности взяли пять человек. Из всех Корр наперёд знал, каждое движение, каждый шаг, любого кого предстоит захватить живым. Обошли со всех сторон бурильщика, не успел он даже пикнуть. С чашкой кофе в руке, сосредоточенно он пил кофе и что-то листал в документации, когда его они его свалили с ног, спеленали волокнистыми жгутами и одели усыпляющий кляп.
   Умника в лабораторном халате, тоже взяли тёпленьким. Прямо во время сна. Самая лёгкая добыча, быстро скинули одеяло, схватили и привычно связали жгутами, прямо на кровати. Куда делось ещё одиннадцать его сотоварищей, осталось невыясненным. Пустые палатки, пустой челнок, брошенное оборудование. Всё в точности так, как видел в своих видениях Корр.
   Забавно вышло с одной смазливой девкой. Она успела увидеть одного штурмовика, подкрадывающегося к ней в мимикрирующей броне. Точнее не увидела, а наверно почувствовала спиной. Она побежала именно в том направлении, где Корр видел её в видениях. Распластавшийся на земле, Корр лежал строго на пути её следования к звездолёту. Ребята даже не стали стрелять в неё паразилующими и шок патронами, когда поняли что она бежит к нему в лапы. Корр поступил гуманно. Перевернулся на спину. Выставил ногу вперёд и когда она запнулась, о подъём его ботинка, то рухнула прямо на него. Мгновенно очутившись под ним в ловком кувырке штурмовика, она уже была стянута подоспевшим к нему Кромом.
   Больше всего проблем доставил щуплый журналюга. Он вёл себя как бешеный пёс, бросаясь на всех и каждого, так что его чуть не застрелили, так как он оказался совершенно не чувствителен к шок, парализующим и усыпляющим патронам. Так же загадочно, уже связанного, его не брал ни один транквилизатор. Словно он был не человек, а какой-нибудь ящер с Продисталинарии. Словно перед ними был не живой человек, а какой нибудь киборг с самым некрасивым телом, да к тому же беспрестанно сутулящийся. Корр в очередной раз убедился, что видение сбылось, когда объект сбили с ног и сразу три штурмовика, немного обработав его ногами для успокоения, скрутили в плотный кокон волокнистыми жгутами. Всё это он видел, причём не один раз.
   Взяли и одного светилу науки. Корр, без труда определил в нём те самые семь пядей и как минимум профессора. Командир отряда Сечкин, дал приказ не приближаться к профессору и не применять силовое воздействие. Он снял мимикрию и спокойно издалека, под прикрытием остальных бойцов, лично подошёл к профессору. Сечкин, представился ему и после короткой беседы, профессор добровольно сложил руки. Его не стали пеленать, как дикого зверя жгутами и только со связанными руками и ногами, отвели под зависнувший в воздухе корабль, затем гравилифтом отправили наверх.
   На данный момент это были все посторонние присутствующие на планете. Командир отряда доложил о выполненном задания и о одиннадцати пропавших. Получил приказ на возвращение. Корабль развернулся, встал почти в вертикальное положение и не успел набрать скорость, как Корр, вдруг снялся со своего места и рванул к аварийно-десантному люку. Кром проводил его удивлёнными глазами, пока не закрылся люк. Корр, так и не оглянулся на него. Кром встал и приник к иллюминатору. Его верный камрад, единственный из возможных друзей, уверенно летел камнем вниз, пока чёрная, быстро уменьшающаяся точка, резко не увеличилась в размерах. "Раскрылся" - подумал Кром и облегчённо вдохнул, садясь обратно и первым докладывая командиру, сидящему в кабине пилота о случившемся инциденте во время набора высоты.
   Парашют раскрылся на высоте триста метров. Корр поджал рычаги, чтобы последний раз сбросить скорость и совершил плавное приземление одновременно на две ноги. Розовый песок оказался мягче, чем думал Корр. Словно он угодил в болото, что часто бывало с ним раньше, когда их высаживали, на самые труднопроходимые участки планет, зато самые безопасные и почти не отслеживаемые. Песок мгновенно стал пластичным. Корр сразу очутился в нём по грудь, продолжая быстро увязать вглубь. Он успел отстегнуть парашютный ранец, но теперь цеплялся за него, как за последнюю спасительную надежду. Вот только парашюту не за что было зацепиться. Он тоже медленно, но уверенно тонул следом, в розовой зыби.
   Его не заботило, куда делась твердь и то, что такого развития событий, он не видел и не ожидал встретить. Только в последний момент, он успел переключиться на внутренний цикл дыхания и забрало мгновенно запотело.
   Был похожий случай. Один раз ему приходилось пройти подобным образом болото, чтобы подобраться к контрабандистам, засевшим в джунглях, на небольшом островке, залитом кругом намеренно отравленными от паразитов и хищников, токсичными болотами. Тогда они отрядом добрых два часа шли только по одним показателям, выведенным на внутреннюю сторону забрала, в полной темноте, по илистому, торфяному дну.
   Сейчас он всё ждал, когда же твердь коснётся его ног, но он продолжал тонуть немыслимо долгое время, беспокоя его всерьёз.
  
   Глава 9 Арестант 001
  
   Конвоиры завели Корра в комнату допроса. Устав и уважение к званию фисе, требовал оставить штурмовика в форме, что он носил под основной бронёй. Другое дело погоны с него пришлось снять, в знак того что он теперь подневольный арестант. Форма его, не имеющая чёткого цветового оттенка, сразу приняла белый вид, под цвет стен. Она была задумана такой специально, на случай если основная броня будет повреждена и штурмовику предстоит вести бой на любом виде местности, без главной мимикрии брони. Пока он не снимет броню с трупа или не выйдет к своим.
   Майор дождался, когда высокий и широкоплечий фисе, сядет на стул напротив него. Первый визуальный контакт всегда даёт самую полную информацию о человеке. Ещё до того, как человек откроет рот и нацепит на себя, какую бы то ни было маску. Всё это время отстранённый взгляд арестанта блуждал по комнате, а теперь встретился с холодными, серыми глазами майора. У фисе были антрацитовые глаза. Взгляд мясника и убийцы. По при этом, в них читалась явная искра света, которую можно принять за иронический, надменный вид.
   Короткого взгляда глаза в глаза было достаточно. Волк увидел волка. Они прониклись друг к другу взаимным уважением. На голове арестанта была строго вертикальная площадка русых волос, с выбритыми почти в ноль висками. Уставная причёска штурмовика, отличающая его от других солдатских бритых голов.
   - Майор Волин. Особый отдел Кармонии. Арестант 001, представьтесь, пожалуйста.
   - Корр Руккула. Фисе-штурмовик космической флотилии класса А, боевого, малого, мобильного корабля Стриж, серийный номер 741.
   - Поздравляю вас фисе Рукола, вы первый арестант на Золомейе за всё время существования базы. Как вы уже поняли, вы находитесь на военной базе ?1, планеты Золомейя. Вас ещё не признали дезертиром, потому, что вам не предъявлено обвинение в побеге и покидании боевого корабля без приказа капитана. Но вы являетесь арестантом. Так как были задержаны, только на следующий день на соседней планете Искария, спустя сутки, как вы покинули начинающий набирать высоту, ваш корабль Стриж-741. Поскольку при вас не оказалось специального красного пропуска 3.1, являющегося универсальным, как для военных, так и гражданских, вы были доставлены сюда, для выяснения обстоятельств, вашего так сказать, ещё не доказанного побега.
   Искренне надеюсь фисе Рукола, у вас найдётся чёткое обоснование своих действий, соответствующих выполнению приказа, по устранению посторонних с планеты Искария. И мне не придётся вменить вам в вину, вытекающие из этого обвинения. Дезертирство. Нарушение приказа старшего по званию. Самоволка.
   - Так точно, товарищ майор Волин, - не громко отчеканил арестант и майор, отметил в его голосе железную волю и дисциплину.
   - Хорошо. Для прояснения обстоятельств вашего дела, будьте готовы сейчас ответить мне на ряд вопросов. Думаю, учитывая ваше звание и род элитных войск Кармонии, мы не просто найдём общий язык, но и подружимся.
   - Так точно, - ровно и без эмоций ответил арестант, что вполне удовлетворило майора.
   Обычно человек сразу идёт на контакт и тогда не возникает никаких трудностей. К этому всегда стремился Волин. Для него было не приемлемо использование, таких морально и технически устаревших средств, как пытка, сыворотки правды и прочие, прочие предписанные и разрешённые методы в раскрытии дела. Волин был, хоть ему лично и не нравилось это вольное слово - особистом, экстра-класса. Имеющий к допросам склонность и натасканный старыми мастерами своего дела, служащими в Особом отделе Кармонии не один, и не два, и не три десятка лет, он постиг свою профессию до уровня гораздо более высшего, чем средняя планка.
   Майору Волину иногда казалось, что после выявления правды, из простой беседы со шпионом международного уровня, раскалывать и читать гражданских и людей военных не высокого чина, было делом обыденным, будничным и даже отчасти скучным. Во время его обучения, он часто бывал, приглашён вечерами, на светский вечер-приём у императора. Из минимум сотни человек, он должен был визуально отсечь всех овец, от волка в овечьей шкуре и вычислить одно лишь шпиона. Это ему удавалось. Он находил пять или семь, самых на его тонко настроенный внутренний взор подозрительных человек, знакомился с ними, заводил беседу не более чем на пять-десять минут и уже через час полтора, взвесив все за и против, мог доложить командованию, кто здесь действительно посторонний.
   Иногда случалось, он находил сразу, двух, а то и трёх шпионов за раз, при приказе вычислить только одного. О присутствии которых, не подразумевало даже руководство Особого Отдела. Именно после таких случаев, он заслужил безупречную репутацию человека всевидящего и всезнающего. Потому сейчас, глядя на элитного, но рядового бойца в звании фисе, сокращённо от старинного офицера, он испытывал полное умиротворение, что дело будет не трудным.
   Сначала он немного был обескуражен, почему в эту дыру, на Золомейю отправили именно его, а не начинающего особиста, но чем больше он здесь находился, тем больше проникался мыслью, что это дело заставит его попотеть в буквальном смысле слова. Хоть это и не было очевидно на первый взгляд. Потому майор не стал трубить победу, а наоборот внутренне подтянулся и сосредоточил внимательный холодный взор на своём допрашиваемом собеседнике. Между тем, пытаясь сделать из него не только камрада, но и друга, чтобы проще было выспросить его детально на любую из заданных тем.
   Перечитав краткий обзор многочисленных боевых выходов собеседника из личного дела якобы дезертира, майор отметил, что перед ним не самый заурядный штурмовик. Только потому, что он пол года назад, прошёл чрезвычайно жёсткую подготовку и сдал все экзамены, отказался от предложенной ему работы в высшей элите, быть охраной самого императора. Оставив за собой право, быть хоть и элитой, но тем не менее обычным штурмовиком.
   - Начнём с главного. Почему вы покинули взлетающий корабль? Ведь ваша миссия по поимке всех незаконно находящихся на планете граждан была исчерпана и вы получили прямой приказ от коммандира, в звании стат.фисе.
   - Я выполнял, приказ коммандира. - ясно ответил Корр.
   - Товарищ Руккула, учитывая специфику среды вашей деятельности, проявление инициативы у вас не наказуемо в рамках выполнения приказа. Творческий подход у штурмовиков приветствуется. В этом нет сомнений. Однако поясните.
   - Искария была эвакуирована не вся.
   - То есть вы хотите сказать, что командование, не располагало более точной информацией о месте нахождения посторонних? А вы знали об этом куда лучше других?
   - Именно так, товарищ майор.
   - Хорошо. Что вам стало или было известно?
   - На взлёте, мои встроенные в броню, сканеры форм жизни, внезапно зафиксировали три десятка человек, находящихся под землёй, недалеко от места, где парил корабль.
   - Правильно ли я вас понимаю? Ни сканеры корабля, ни сканеры других штурмовиков, не обнаружили ничего подобного. Ваш же сканер нашёл.
   - Не могу знать о результатах поиска сканеров корабля.
   - Ладно. Почему вы не сообщили об этом вашему командиру напрямую?
   - Внутренняя связь оборвалась. Я не мог сообщить об этом командиру и никому из членов экипажа. Даже если бы я поднял забрало, меня бы не услышали из-за рёва растущей тяги двигателей, перед броском на преодоление притяжения и выхода корабля на орбиту.
   - Потому вы подошли к продолжению, выполнения прямого приказа творчески и открыв люк, совершили десантирование обратно на Искарию. С целью, чтобы командир понял вас при этом правильно.
   - Так точно.
   - Товарищ Руккула, вы знаете, почему вас доставили на Золомейю, а не заперли в криоклетке на одном из боевых кораблей?
   - Не могу знать товарищ майор. Могу догадываться.
   - Я вам отвечу. Планета Искария и её активность, представляет собой особо секретный и важный материал и потенциал, для интересов Кармонии. Это соответствует вашим догадкам?
   - Так точно.
   - Вот, потому в любой другой ситуации, ваша инициатива не возымела бы столько бурного развития событий, с задержанием и последующим арестом. Но отмечу, есть ещё одно обстоятельство. Вы не просто покинули корабль и ослушались руководство, хоть это могло быть и не так, как вы утверждаете. Вы товарищ Рукола, отсутствовали в течении суток. И ни единый прибор не зафиксировал ваших признаков активности на планете. Не зафиксирован был и вживлённый идентифицирующий имплантант в тело, не зафиксирован и встроенный передатчик в броню. Более того, речи о трёх десятках посторонних лиц, тоже быть не может. Они были на планете Искарии, только по вашим словам. Потому, как данных с вашей брони, на борт корабля, загадочным образом не поступило. Это понятно.
   - Так точно.
   - Так какие у вас будут комментарии на сей счёт?
   - Товарищ майор, комментариев не будет. Могу обстоятельно рассказать о ходе выполняемой поставленной задачи по обнаружению, обезвреживанию и извлечению посторонних на Искарии.
   - Слушаю вас внимательно товарищ Руккула. Можете излагать в вольной форме, если это принесёт большую ясность.
   - С момента моего прыжка с корабля, я направился к точке, откуда шёл сигнал, сканера живых форм.
   - Ваш сканер зафиксировал именно людей, не животных?
   - Да. Как и положено, я сгруппировался, чтобы совершить приземление. С высоты и на подлёте, я не заметил какие-либо входы или отверстия в земле, через которые бы посторонние могли проникнуть под землю. Потому приземлился именно в месте координат указанных сканером. Вместо твёрдой, привычной опоры, что была уже знакома с первой высадки и последующего захвата целей, меня ждала неприятная напасть. Землю буквально стала уходить из-под ног. Словно это был по консистенции, стандартный, армейский, фруктовый, протеиновый коктейль. Земля не просто оказалась мягкой, она буквально засосала меня внутрь. Парашют я успел отцепить, чтобы не запутаться в нём, но продолжил за него держаться, что иметь шанс вылезти. Это не помогло. Он не зацепился за ровную песчано-каменную поверхность, остававшуюся вокруг меня такой же твердью.
   - Допустим. Как вы поняли, что твердь вокруг вас не была пластична?
   - Края ткани купола, тащили за собой мелкие камни и сгребали песок. Тогда, как вокруг моих ног и рук, за чтобы я, не ухватился, всё становилось зыбким подобно выше обозначенному коктейлю.
   - Любопытно. Вы ранее сталкивались с подобным явлением?
   - Много раз я форсировал болота. Но твердь, внезапно становящаяся, влажной и тугой, что твоя карамель, простите за вольную аналогию. Никогда.
   - Что случилось дальше. Вы тонули? Почему не позвали на помощь?
   - Скорее я не тонул, а меня засасывало. Я хотел доложиться, но связь отключилась с того момента, как я оказался в воздухе, экстренно покидая корабль, пока он не набрал, неприемлемую для прыжка высоту.
   - То есть все системы были в норме и питание брони, у вас было, раз вы ориентировались при приземлении по сканеру, а связь не работала. Вам самому не кажется это странным?
   - Мне всё кажется странным товарищ майор.
   - Вот и мне тоже. Продолжайте.
   - Я включил внутренний дыхательный цикл, чтобы не задохнуться. Не могу сказать, сколько объективно длилось моё погружение по времени. Субъективно, измеряя скорость погружения, так называемого дна, я достиг при глубине, примерно семьдесят метров спустя.
   - Итак, вы оказались под землёй. Какой бы ни была топь, при наличии боевой брони штурмовика и её питания, вы могли выплыть. Вы пытались это сделать? Если да, то присовокупив к этому ваш опыт, почему вам не удалось оказаться на поверхности?
   - Сначала я именно так и думал. Но с каждой новой попыткой ускорить движения и держаться на плаву, субстанция словно обволакивала меня сильнее и сильно тянула вниз. Это даже ускоряло погружение. Потому я оставил попытки и просто стал медленно погружаться в надежде, что точку моего приземления зафиксировали и со сканеров я ещё не исчез. В надежде, что меня откопают или спустя какое-то время, с корабля спустят лебёдку, для моего извлечения.
   - Тем не менее, этого не произошло, - майор сверился с экспресс отчётами на перегородке. - За вами прибыли. Да не один, а пару кораблей. Они по прежнему остались в воздухе, но ничего кроме тверди, штурмовики не обнаружили. Ровно, как и пропал ваш сигнал. До того момента, как вы вдруг спустя сутки появились на том же месте, с совершенно исправной бронёй, в добром здравии и при оружии. Однако совершенно один, без захваченных, якобы зафиксированных вами ,посторонних людей в составе трёх десятков человек. После чего вас, тут же подобрали и доставили сюда, для подробного отчёта.
   - Всё так товарищ майор.
   - Теперь надо полагать, вы товарищ Руккула, будете утверждать что ничего больше не помните, с того момента, как коснулись дна ногами и что происходило последующие двадцать три с лишним земных часа. Потому что если так, то вас придётся направить на принудительное психическое обследование, а мне не нужно вести военное расследование и предавать в дальнейшем трибуналу, - стал скучать майор, привычно просчитывая на перёд все шаги и не скрывая их от собеседника.
   - Я помню всё, товарищ майор Волин. Искария этого мне не даст забыть. Скорее напротив, она подталкивает меня сказать вам это товарищ майор, - внезапно штурмовик охрип и майор оживился. - Пересохло горло. Можно мне стакан воды?
   Майор проснулся, словно голодная собака, когда увидела возвращающего домой хозяина, после долго отсутствия.
   - Коммуникатор 2/4. Графин воды и стакан арестанту 001. - он выпрямился и без того в прямую позу, сложил руки домиком на столе, дождался когда собеседник утолит жажду и движением правой руки, предложил собеседнику начать изложение.
  
   Глава 10 Погружение.
  
   Вдруг Корр почувствовал, что его скорость погружения заметно снижается. Он уже смирился и даже задышал медленнее, чтобы не тратить ценный воздух, генерация, которого не будет бесконечной. Очень предусмотрительно запитывать броню перед выходом, до уровня максимум, чтобы чувствовать себя спокойнее вот как раз в таких передрягах. Ног коснулось что-то твёрдое и он окончательно остановился. К его предположению, субстанция загустела. Но она напротив стала разжижаться вокруг него, пока не разошлась в стороны, как тающий сугроб, если развести посреди него костёр. Он словно свеча оплавил вокруг себя пространство и теперь, включив нагрудный фонарь осмотрелся.
   Розовая субстанция разошлась не далее чем на полтора метра и оставалась неподвижна, лишь блики света скользили по её блестящей влажной поверхности. На удивление броня осталась абсолютно чистой. Под ногами, как и на поверхности, лежал тот же каменистый розовый песок, чем-то напоминающий марсианские пустыни, выжженные повышенной солнечной активностью, до того, как там пять лет назад окончательно нормализовали атмосферу и полностью колонизировали.
   Не видя смысла в оружии, Корр к нему даже не притронулся. Сделав шаг вперёд, чтобы дотронуться до влажной стены, он обнаружил, что субстанция отреагировала на его движение и подалась назад. Он сделал к ней несколько быстрых, приставных шагов и она так же быстро и ловко убежала от него, но как он предполагал, не остановилась, а стала расходиться и дальше, словно сквозь неё проталкивали огромный прозрачный шар, три метра в диаметре. Образовался длинный коридор.
   Излишне мощное освещение, мгновенно заставило забрало затемниться. Корр сменил два режима прежде, чем подобрал нужное. Коридор сильно, но плавно петлял загибами, не было ни какой необходимости в мощном свете. В промежутках, он заметил, что блики сразу не уходят со стен, а плавно начинают угасать, словно это фосфоресцирующие или светонакопительные поверхности, подобно взлётным полосам для звездолётов и боевых кораблей.
   Выключив фонарик ради эксперимента, Корр обнаружил, что субстанция осталась светиться изначально ровным светом самых первых бликов. Хмыкнув себе под нос, он пошёл дальше. Он частенько оборачивался, наблюдая за изменениями странной затянувший его в свои недра среды Искарии, но ничего не приходило на ум, кроме "солянки".
   "Солянкой" они в отряде называли редкую форму слизеподобной, но не грибковой жизни, обнаруженную в экваториальных лесах Агары. Когда пробирались через тропический жаркий лес в логово контрабандистов выращивающих все виды опия и поставляющие его в невероятных масштабах, в систему Кармонии. Кармония, сама предпочитала выращивать и распространять любые из видов наркотиков и следить за их выверенным траффиком. Потому ей были не нужны конкуренты и их отряд направили, чтобы произвести форменную зачистку.
   У главного здания наркобарона по имени Гуэбло, был как раз перед домом прудик с "солянкой". Во время наблюдения за вооружённой охраной, отряд видел, как провинившихся людей скармливали в мини пруду, чудо форме жизни. Человек умирал в страшных муках. Его подвешивали над водой в метре. После чего "солянка" надувалась как тесто в духовке, полностью обволакивала его и уже через час, не оставалось ни тела верёвки, ни костей.
   Хороший способ заставить подчиняться и быть верным из-за страха страшной кары, но слишком древний. Гуэбло был скорее исключением из правил. Обычно боссы крупных мафиозных кланов, предпочитали использовать чипизацию своих верных. Делая из них почти что послушных, жестоких и малоэмоциональных марионеток. Прямо как некоторые виды личной охраны правительства, что было ещё одним доводом в пользу отказа охранять императора. Не было гарантии, что Корру самому не установят такой чип тотального подчинения.
   - После тотальной зачистки, все тела на глазах связанного Гуэбло, были сброшены в этот самый прудик. После чего командир распорядился его самого живьём подвесить над "солянкой" и не улетал до тех пор, пока все члены отряда не досмотрят экзекуцию до конца. Такой уж у Корра командир. Любил восстанавливать справедливость, а заодно натаскивать свой отряд психологически, не хуже самого Гуэбло. С той разницей, что Гуэбло наслаждался процессом, а командир делал это в обучающих целях.
   Местная субстанция совсем не походила на "солянку" с Агары, но Корр решил для себя, что если она будет посягать на его жизнь или здоровье подобно "солянке", то он подорвёт на себе две плазменные гранаты и они выжгут хотя бы всё вокруг в радиусе восьми-двенадцати метров. Месть маленькая, но лучше чем ничего. Однако чем больше он шёл по коридорам, тем становился спокойнее. Тишина и ровное освещение настраивали на позитивный лад. Как вторил их командир Сечкин в самые сложные минуты: "главное не впадать в уныние". Там где уныние там смерть. Там где человек сдался, он тут же пропал.
   Коридор заметно расширился и стал немного рваным. Стены уже не блестели, но лёгкое розовое свечение шло спереди. Перед ним расходилась в стороны широкая пещера, у которой не было конца и края. Корр проанализировал информацию с датчиков и сканеров. Выходило, что кроме него здесь не было совершенно никого. Ни одного человека, из тех тридцати с лишним человек, что зафиксировали сканеры, когда они совершали взлёт. Он ясно отдавал себе отчёт, что может быть и не было, никаких тридцати с лишним человек.
   Всё больше Корр склонялся к мысли, что субстанция имеет свой разум. Она подсвечивала ему с высокого потолка те участки пещеры, куда уходил его взгляд. Он даже намеренно не шевелил головой, перебрасывая взгляд из стороны в сторону. Чем бы она ни была, она проявляла мгновенную реакцию, на любое его действие. Будь-то шевеление и игра со светом. Впечатление, что она может быть агрессивной, давно оставило его. Но он не сомневался, что она может быть агрессивной, если этого захочет.
   Датчики выводили на экран приемлемый уровень воздуха, за пределами его брони. Даже больше предела, судя по данным, воздух был насыщен свежестью, будто он сейчас находился в пятисотлетнем самшитовом лесу, а не глубоко под землёй. Корр не убрал забрало и не отключил внутренний цикл дыхания, не только из чувства внутреннего комфорта. Он не до конца доверял датчикам, после случая, когда он выпрыгнул с корабля и теперь волей случая бродит здесь. Создавалось, полное непреодолимое ощущение, что субстанция банально заманила его. Взломать электронную систему брони невозможно, будучи хоть трижды хакером, это примерно, как пытаться взламывать по сети электрический чайник. Но факт оставался фактом.
   У Корра была ещё идея, что он отчасти сходит с ума. Мало ли что может ниспускать волны из глубин Искарии и вообще с поверхности. Может эти волны обходят мимо, любые глушилки его шлема и не просто мало изучены, а вообще имеют другую природу. Корр прекрасно понимал, что теоретические размышления без доказательств могу его далеко и не туда увести, но ничего не мог поделать с разыгравшимся от тишины и одиночества воображением. Вдруг он заметил впереди подозрительно ровные очертания. Кажется, это был звездолёт, но не похожий на военный или гражданский.
   Подойдя поближе Корр поднял голову и выражаясь словами камрада Крома, выпал в осадок и одновременно заземлил мозги. Перед ним стоял совершенно футуристичный космический корабль, ни похожий ни на одну модель, используемую людьми. Корр разбирался в этом вопросе, зная визуально почти все имеющие в Кармонии модели, регулярно встречая их по ходу службы. Даже дизайнерские, авторские звездолёты для миллиардеров, не походили на это сложное и одновременно простое творение, созданное, словно целиком из хрома и начищенное, до абсолютно зеркального блеска.
   Он сам не раз и не два был свидетелем необычных явлений в ночном небе и космическом пространстве, когда они останавливались посреди вакуума космоса, чтобы получить дальнейшие распоряжения штаба Кармонии. Но самолично, ничего выше подобных наблюдений со стороны не находил. В том, что это звездолёт не было совершенно никаких сомнений. Такой формы и лаконичные линии, имели только сверхскоростные звездолёты, построенные только для одной цели. Бороздить космическое пространство с быстротой превышающей скорость света.
   Военные корабли космической флотилии, даже на фоне звездолётов гражданских, казались грубыми, древними летальными аппаратами, предназначенными только для высадки десантно-штурмовых отрядов. Отличающиеся от челноков гражданского населения, только невероятно большей прочностью, лёгкой навесной бронёй и силовыми полями, способными на время защитить от вражеских снарядов. Если опять же не будут обстреляны особыми снарядами, разрушающими силовое поле, вот тогда и оставалось уповать на броню.
   Корр принял звездолёт, как данность и пошёл дальше. Ни дверей, ни окон, ни выходного отверстия сопла он не нашёл. Оказалось, запас удивления на сегодня уже должен был исчерпаться только от одного погружения и вида необычного летального аппарата. Как вдруг Корру, встретились неимоверно большие количества различной техники. От примитивной, что не встретишь даже в историческом справочнике, до такой совершенной, что он даже не мог предположить её назначения.
   Он гадал, что это может быть как кладбищем машин, так и подобием древнего музея. Древнего, но имеющего образцы техники, куда более совершенной на вид, чем та которую он видел в Кармонии ранее. Сканеры почти молчали, но один иногда показывал температуру и глубину его нахождения относительно поверхности. Она колебалась от одного километра, до полутора, потому Корр, не воспринимал глубину, как истинную величину, но брал в расчёт момент, что сканеры корабля его точно не обнаружат. Столь глубинный анализ, может дать только техника превышающая размеры их мобильного корабля, рассчитанного на двенадцать стандартно экипированных штурмовиков.
   Его занимали вопросы, кому принадлежала вся эта разномастная техника и почему они все оказались здесь лежать без движения? Пустые и покинутые, кто были их капитаны и экипаж? Куда он делись? Эти вопросы занимали не меньше, главного вопроса. Как выбраться обратно поверхность? Не действует ли эта планета, как одна большая ловушка, заманивая к себе, всё что к ней прилетает, а потом заглатывает в свои недра словно хищный тропический цветок. Но зачем? Что это за особенность материи и для чего? Логически здравых вариантов ответа у него не было. Корр даже грубо сделал пару выстрелов из винтовки, в образцы техники стоящие в хаотическом порядке, чтобы проверить, не мерещиться ли ему это всё наяву. Гулкое эхо выстрелов раскатилось в стороны. Ровные прожжённые отверстия свидетельствовали, о их материальной структуре. Но трогать их руками ему совершенно не хотелось.
   Когда свалка техники закончилась, он уже ушёл прилично далеко от того места, с которого начал и рисуемый им путь, на автоматически составляемой карте. Пройденный след казался ему змеевидной полосой, в пару километров длинной. Розовая субстанция вскоре перестала мерцать, ему вновь пришлось включить фонарик. Теперь всё было наоборот, высокие своды стен словно поглощали свет и ему, едва хватало мощного фонаря, способного осветить хоть стадион для игры в футбол в невесомости, теперь выдававшего просто прямой луч света, без особого освещения обстановки. Шутки ради, он попробовал мыслью сделать луч ярче, но это так и осталось его мыслью.
   Почти в темноте, он стал различать тёмные своды колонн, испещрённых сложными узорами, напоминающими мёртвые языки, но совершенно не знакомые ему. Вполне возможно это просто были узоры, а не текст или иероглифическая письменность. Он не стал идти к центру, а пошёл по краю вдоль массивных колонн. Луч фонаря толком не давал посмотреть на их высоту. Только сменив его на инфракрасный режим , более менее стали видны очертания самого большого зала, который он когда либо видел. Даже крытый плац главного управления вооружённых сил Кармонии, был не таким великим, как эта пещерная зала. И кажется в центре был какой-то подъём.
   Корр пошёл к нему и несколько раз чертыхаясь поскальзывался, до того была гладкая слегка местами выступающая поверхность. В центре был огромный рельефный, словно вылепленный руками круг бассейна из иссиня-чёрной материи. Общим диаметром не более тридцати метров. Вместо воды там что-то колыхалось, но он не мог понять по-мелкими переливам, что же именно там находится. На память предательски пришло видение зачистки особняка Гуэбло с его плотоядным прудиком.
   Корр хотел бросить камень, не нашёл. Подсветить, не представляется возможности. Оно тоже вбирает в себя свет. Ради любопытства Корр хлопнул в ладони, но это не возымело результата, потому что звук тоже пропал.
   Ему показалось, что до его ушей доносится лёгкий гул. Он даже снял шлем в руки и задержал дыхание, чтобы прислушаться самому. Гул нарастал отовсюду и одновременно ниоткуда. По дну круга пошла мелкая вибрационная рябь и гул усилился. Корр выронил шлем. Гул усилился и пронзил его насквозь своей вибрацией. Корр снял винтовку, броню и остался стоять, прислушиваясь к растущему гул. Рябь пошла узорами и переливами. Она откликалась на его мысли и тут же воспроизводила их в виде форм, картинок и даже звуков. Голова Корра стала пустой и лёгкой, гладь успокоилась до состояния штиля. Корр ступил на неё и дошёл до центра. От краёв побежали волны и чем ближе они подходили к центру, тем сильнее нарастали, пока не скрыли его полностью, в один миг, захлестнув субстанцией, не имеющей цвета и почти не отражающей свет.
   В последний момент, прежде чем волны накрыли Кора, он осознал, что все его видения сложились в одну единственную чёткую картину, приведшую его сюда. Он прикрыл глаза и растворился, во-впервые в жизни наполняющей его с головы до ног пустоте. Пустоте, не имеющей никакой природы.
  
   Глава 11 Угон
  
   - С вами всё впорядке товарищ Руккула? - напомнил арестанту покашливанием майор, о своём присутствии. - У вас нездоровый, бледный вид, - арестант отстранённо кивнул. - Итак, что было после того, как вы вошли в круг с неизвестной вам субстанцией и обрели состояние некоторой пустоты?
   - Дальше я ничего не помню, - оживился арестант и просиял в своём открытии.
   Майор внимательно прищурился на одно мгновение и взгляд его, снова стал пристальным и холодным. Перед ним сидел человек, так отчётливо скрывающий дальнейшее, что можно было не проводить специальных тестов, пыток или вводить ему химию. Дезертир сознательно сидел и скрывал дальнейшую историю, причём делал это с явным удовольствием и плохо скрываемой, самодовольной ухмылкой. Майор не повёл и бровью. Хоть это и напоминало ему, запрещённую среди военных, дурацкую азартную игру "блицкриг", где он словно стал её участником. Поставил на кон всё своё полугодовое жалованье и теперь знал, что перед ним сидит очевидный шулер, но отступаться уже не позволял кодекс чести.
   - Как же вы оказались потом на поверхности, спустя сутки после исчезновения?
   - Это не сохранилось в моей памяти.
   - Вы же понимаете, что вас ждёт трибунал или что похуже. Сокрытие фактов и утаивание информации, способствующих благополучному исходу следствия, очень серьёзное преступление.
   - Безусловно, майор, - сказал легко и просто арестант, а ухмылка сошла с его лица, сменившись откровенной, повседневной скукой, какую можно наблюдать на лице, у любого постового.
   - Мы поступим следующим образом. Я учту вашу инициативность и всё рассказанное, как желание мне помочь. На этом мы и прервёмся фисе Корр Руккула. Завтра я вызову вас на допрос и мы продолжим с того момента, как вы вошли в круг и что с вами было дальше, до того, как вас подобрали с поверхности штурмовики. Приблизительно это должно быть ещё часов семнадцать пятнадцать рассказа. Я прав?
   - Так точно товарищ майор.
   - Вот и славно боец. Вы сослужите нам хорошую службу и тогда, я позабочусь, чтобы наш инцидент, не повлиял на вашу дальнейшую воинскую службу и карьеру в целом. Это понятно?
   - Так точно.
   Майор начинал вновь чувствовать себя в привычной зоне, когда субординация строго соблюдалась и ему удавалось всё разрешить путём переговоров. Не прибегая, к бесполезному насилию над личностью и телом арестанта, особенно, когда последний идёт на контакт.
   - Увести арестанта 001 обратно в камеру, - обратился майор через коммуникатор к конвоирам в коридоре и они тут же вошли.
   - Товарищ майор, разрешите обратиться с вопросом? - перед самым уходом бросил арестант, почти из проёма дверей.
   - Разрешаю.
   - Сильно ли треснула рамка?
   - Увести, - сказал майор и махнул рукой солдатам, игнорируя его не имеющую смысла реплику.
   Майор пошёл к себе в апартаменты, чтобы отправить всё собранные данные, в самое сердце Особого отдела по закрытой линии. Он сел за стол, раскрыл кейс и уже ввёл координаты отправки, как вдруг в комнатах погас не только свет, но и его личный коммуникативный блок, в быту называемый сокращённо "кэб".
   Первое о чём он подумал, происходит автоматический перезапуск энергосистем базы. Свет снова стал набирать яркость, и майор снова включил кэб, как вдруг свет погас вновь и лишь отражённый от Искарии свет солнца, наполнял его покои холодным бежевым светом. Прошла минута и майор поднялся из-за стола. Снял с предохранителя тяжёлый гравипистолет, вышел в коридор. Он поймал первого попавшегося солдата за руку и спросил, что случилось. Солдат сказал, что барахлит энергосистема, но скоро будет восстановлена. Включилось аварийное освещение, заливая коридоры слабым, гранатовым светом.
   Оставив его, он быстрыми шагами направился к лестнице. Пробежав двадцать три уровня вниз, на ходу чуть не сбив пятерых солдат и при этом порядком взмокнув, Волин обнаружил, что все камеры открыты нараспашку. Выставленные им солдаты лежат на полу без сознания. Следов крови не видно. Уверенно держа пистолет в руке, он обошёл все камеры. Почти все задержанные были на месте и не смели из них выходить. Это косвенно говорило майору, о их невиновности. Косвенно, потому что они понимали, как легко можно поймать пулю в спину за попытку побега, на военной базе. Но майора сейчас это не волновало не сильно.
   Пустовали только две одиночные камеры. Камера журналиста и камера арестанта. Недобрые предчувствия закрались в него ещё сильнее, те самые предчувствия, что он гнал прочь, когда бежал по лестнице вниз, перепрыгивая за раз по семь и по восемь ступеней.
   На выходе к нему подбежал встревоженный конвоир, была не его смена, потому он прибыл с небольшим опозданием на молчаливый сигнал тревоги.
   - Докладывайте.
   - Журналисту стало плохо, его доставили в лазарет, а когда он туда прибыл, то умудрился сбежать, попасть незаметно в энергосферу уровнем ниже, инициировать замыкание всей системы и выключение питания.
   - Как это ему удалось!? - на автомате спросил майор, понимая, что сейчас это уже не имеет значения и нужно действовать. - За мной быстро! Приготовиться к бою, - майор поудобнее перехватил тяжёлый гравипистолет, примечая, что среди всех лежащих на полу, вверенных ему солдат, ни у одного не взято личное оружие.
   Майор перешёл на бег. Соображая, куда могли в первую очередь побежать двое сбежавших. Сам бы он направился на стоянку. По пути ему встретился, несмотря на темноту, красный как рак капмейстер. В общей суматохе, добежав до первого уровня, майор среди десятка суетящихся солдат, различил тюремную робу журналиста. Журналист, бежал к последнему открытому шлюзу. Не было времени, чтобы догнать его. Майор остановился и произвёл прицельный выстрел. Гикнул гравипистолет и пуля попала в правое бедро задержанного 005.
   Журналист мгновенно запнулся и рухнул, как подкошенный. Крупнокалиберная но короткая пистолетная пуля, легко останавливала даже бронированную живую единицу, чего и говорить про незащищённую плоть, буквально разрываемую за счёт особого тупого носа пули. Пробежав мимо него, майор заметил, что его правая нога, вместо того, чтобы начать обтекать кровью, буквально оторвана и теперь на его глазах рассыпалась в розовый песок. Но это было ничто на фоне сбывающихся на глазах, худших из его опасений.
   Оператора и охранения не было на месте. Тёмно-синий коршун майора, воспарил над стоянкой и плавно поднимался в грозовое небо. Безопасный коридор не был выдвинут и в лицо Волину бил сильный ветер, очередной начинающейся бури.
   Майор сжал кулаки до хруста в костях и вернулся через открытый шлюз. Свет замерцал и медленно стал набирать яркость. Теперь всё тело журналиста окончательно превратилось в лежащую без движения розовую, песочную фигуру. Со злобой, майор пнул его в песочно-розовое лицо и вся голова, полностью рассыпалась по полу. От вида при восстановленном свете розового песка и мелких камней, майора прошиб холодный пот, а на спине предательски выступили мурашки.
   Ну конечно, пока аномальный журналист делал отвлекающий манёвр, арестант, одевшись в чужую форму, покинул базу в общем переполохе. Классический отвлекающий манёвр. Но теперь уже не когда было вести расследование. Майор потерял свою главную ниточку к делу, а вместе с ней, его военный челнок Коршун. Это не просто утеря вверенного имущества, это личное оскорбление, которое Волин просто не имел права спустить на тормозах, дезертиру и арестанту 001 Кору Рукколе.
   - Это тоже ожидаемо было? - подоспел представитель и майору, захотелось немедленно дать ему в нос, но он только сжал зубы, скулы его изрядно напряглись.
   - Капмейстер Свиянов, распорядитесь немедленно выдать мне боевой челнок, - проигнорировал майор представителя.
   - Есть. Вы слышали приказ, выполняйте, - продублировал капмейстер подчинённым. - Что же нам делать с остальными задержанными товарищ Волин?
   - Я распоряжусь, чтобы всех немедленно доставили в Особый Отдел собственными силами, для выяснения обстоятельств побега. Песок не трогать. Закрыть шлюз с двух сторон. К останкам даже не приближаться. Останки задержанного 005 будут взяты для изучения и анализа.
   - Есть товарищ Волин. Челнок готов, - посмотрел капмейстер на площадку с выдвинутым на площадке из подземного ангара, тёмно серым челноком. - Прощу воспользоваться аварийным шлюзом, пока буря позволяет.
   - До особого распоряжения с моей стороны или со стороны командования, запрещаю любой прямой контакт со всеми без исключения задержанными. Это понятно?
   - Так точно.
   - До свиданья товарищ Свиянов.
   - До свиданья товарищ Волин, - майор покинул через шлюз базу, единолично управляемый им челнок, скрылся в грозовом небе. - А лучше прощайте, майор, - совсем спокойным голосом добавил хмельной Свиянов, глядя в бурю и свято веря, что больше они никогда не увидятся.
   Капмейстер благодарил небеса, за то, что побег арестанта и задержанного целиком ляжет на плечи майора, ведь именно он выставил охранение, не привлекая других сил. Момент, где какой-то там забулдыжный задержанный журналист, смог каким-то чудесным образом отключить энергосистему, особо не волновал Свиянова, у него уже зрел план, как обставить всё таким образом, чтобы не просто остаться в стороне самому, но и не поставить под удар подчинённых.
   - Товарищ Перьев, желаете со мной отобедать? - предложен дружелюбным голос капмейстер.
   - С удовольствием, в честь чего столь ранний обед?
   - Празднование ухода незваного гостя. - Улыбнулся Свиянов.
   - Понимаю вас, - улыбнулся представитель. - Вы мне рассказывали о наличии у вас одного редкого коньяка. Может быть помните, товарищ Свиянов?
   - Обижаете делегированный представитель Кармонии, не только помню про него, но и вспомнил о пятнадцати летнем вине, взятым из личной, домашней коллекции.
   Отдав приказы и посмеиваясь капмейстер и представитель, закатили настоящий пир, теперь уже ничуть смущённые как прежде присутствием особиста на базе. Капмейстер теперь мог не выходить на связь с вышестоящим руководством, хоть сутки, мотивируя это потом настоящей диверсией, со стороны, особо опасных арестанта и задержанного, халатно провороненных майором Волиным.
   Вот только он не знал, что по наитию Особого Отдела, абсолютно без ведома майора Волина, в ближайшую неделю, его навсегда потом сместят с должности. За неэффективное управление единственной военной базой, на стратегически важной и относительно безопасной для Кармонии, планеты Золомейи, спутнике самой загадочной планеты Искарии.
   Не знал он и что его направят в ещё более далёкую дыру от планетарной системы Кармонии. На ледяную планету Свира. Сменить умершего от переохлаждения, бывшего капмейстера. Случайно заснувшего, в палатке, во время зимней рыбалки. Где кроме вечной мерзлоты и алкоголизма, при его норме праздной жизни, его уже ничего хорошего не ждёт.
  
   Глава 12 Погоня.
   Корр Руккула набрал высоту и прорвав, грозовые нагромождения облаков, безупречным острым носом звездолёта майора, вышел с орбиты Золомейи в открытый космос. Набрав на панели управления конечной целью полёта планету Мелита и перейдя на автопилон, он включил искусственную гравитацию и неспешно сошёл с кресла. Его интересовало самое сердце Кармонии. Самая грандиозная из всех планет по масштабам. Она была всего лишь вдвое больше земли, но она была крупнейшей из искусственно созданных когда-либо человеком планет, а таких насчитывалось во всей Кармонии не более десятка и они стали малопригодными к жизни, после всех испытаний, которые на них провели военные.
   Казалось бы, прародителью человечества стоило сделать землю, но она морально устарела для Кармонии. Было решено, сменить дислокацию императора и подконтрольную ему правящую верхушку, на новую планету. Планету, созданную человеком, с идеальным климатом, идеальными условиями и благополучной средой. Называемую её жителями сердцем и мозгом Кармонии. Большая часть жителей стремилась туда попасть, но можно было это сделать, лишь имея на руках определённый эквивалент материального благосостояния и плотную завязку на связях или родственных узах.
   Корра не интересовала сама Мелита. По крайней мере, сейчас. Его интересовал межпланетарный рынок, расположенный на задворках Мелиты, на самом краю материка у всегда тёплого и ласкового, Оранжевого океана с регулируемой высотой волны и температурой. Конечно сюда слетались со всех уголков системы не для того, чтобы понежиться под ласковым морем, так и Корр имел цель более прагматичную и конкретную. Ему нужно было срочно избавиться от корабля, пока за ним не прилетели вдогонку, несколько добрых боевых челноков, битком укомплектованных такими же как он штурмовиками.
   Искать покупателя долго не пришлось. Как только он предложил цену, в пять раз ниже, чем реально стоил почти бесценный, служебный звездолёт майора, то мгновенно получил предложение скинуть цену ещё на двадцать процентов. Без лишних вопросов сделка была заключена. Корр получил на руки по всем правилам рынка твёрдую валюту в виде тридцати шести крупных чёрных алмазов. Ими всегда рассчитывались при крупных и особо крупных сделках, что было очень удобно, ведь их можно обменять в любую минуту на любой вид валюты или услуги во всей системе Кармонии.
   Новый хозяин, вороватого вида космический пират, мгновенно скрылся в небе. Скорее всего улетел на самый край галактики, чтобы в чёрном, экранируемом от сигнала подаваемого звездолётом, провести грандиозную переделку, под летательный аппарат для личных нужд, с подделанной историей возникновения и новыми, свидетельствами от прошлых владельцев. Улетел скорее, пока на хвост ему не сели военные боевые корабли и мобильные челноки.
   Корр прекрасно понимал, что с минуты на минуту на рынке должны оказаться те самые силы, отследившие след сигнала от звездолёта. Потому быстро купил, не торгуясь, скромный по внешнему виду серо-бурый звездолёт без названия, с прекрасными ходовыми качествами, отдав за него всего лишь десять чёрных алмазов и тут же покинул рынок, а затем и планету в целом. Ещё на вылете он заметил, как стройная колонна мобильных, чёрных челноков, кажется даже принадлежавших силам Особого Отдела, опустилась на стоянку рынка, чтобы произвести серьёзное во всем статьям разбирательство. Только его уже это не волновало.
   Отследить наличный расчёт по купли-продаже, нигде не зарегистрированных звездолётов задача прямо скажем не из простых. Особенно когда добрая часть участников сделки, уже покинула и рынок, и планету в целом, унося с собой свои доказательства устного договора на сверхсветовой скорости. Допрос торговца маловероятен и почти ничего не даст. Получив деньги с продажи краденого звездолёта по бросовой цене, первому попавшемуся незнакомцу, торговец и сам спешит покинуть рынок, чтобы "а" не попасться властям, "б" не попасться на глаза истинному обворованному хозяину летального аппарата, "в" не возвращать деньги покупателю за возврат краденного товара, если он об этом узнает и "г", не попасться властям за куплю-продажу заведомо краденного товара.
   Корр прекрасно понимал, что за ним с момента его побега, всюду будут неуклонно следовать власти, потому уже настроился мерцать с одной планеты на другую. В надежде затеряться в бескрайней звёздной мгле. Имея новый звездолёт на руках, можно относительно спокойно путешествовать по системе Кармонии, не боясь быстро привлечь ненужное внимание. С его стороны было лучшим решением, избавиться от звездолёта майора именно на самом популярном рынке, чтобы потом скрыться в общем потоке всех влетающих и вылетающих летательных аппаратов и не бояться быть отслеженным по внутреннему маячку, ставящемуся на всю технику официальных сил Кармонии.
   Теперь Корр летел на М-патию. Полностью выработанную на ресурсы планету, ставшей теперь нечто вроде одной сплошной заброшенной промышленной зоной. Не смотря ни на что, люди не улетели оттуда. М-патия наоборот притянула своё внимание. Внимание всех у кого были проблемы с законом. Бесчисленное количество шахт и подземных тоннелей, делало её идеальным местом для укрытия множественных преступных элементов. Она была в его плане, как планета, подходящая лучше всего для временного убежища и исчезновения с радаров растревоженных исполнительных властей.
  
   Глава 13 Пропавшая группа
  
   Свой звездолёт был отслежен майором, по запросу через штаб Особого отдела и обратной навигацией передан ему на челнок. Он уже оказался на орбите Мелиты и стал снижать скорость, чтобы плавно войти в атмосферу, как вдруг внутренняя связь ожила. На иллюминаторе появилось лицо полковника Нравова, с приличным налётом возрастного инея на короткой причёске.
   - Здравия желаю, полковник Нравов! - отчеканил майор.
   - Привет, как обстановка?
   - Я встал на след сбежавшего арестанта товарищ полковник.
   - Хрен с ним, Всеволод. Давай назад. У нас случилось кое-что поинтереснее, любых твоих сбежавших дезертиров.
   - Вам уже это известно?
   - Мне всё известно.
   - Местный тянигуба Свиянов, передал мне с твоей подачи задержанных. Так что бросай погоню. Тем более твой звездолёт уже канул в воду, как и его новый хозяин.
   - Но я могу узнать, где он и отыскать дезертира, пока он не затаился в самых тёмных уголках системы. Я уверен, он обладает особо важными сведения по делу Искарии.
   - Волин ты не слышишь меня? Лети обратно. Это приказ. У нас приличный бюджет, чтобы можно было не беспокоиться о том хламе, на котором ты летал.
   - Ничего себе хлам, звездолёту было всего лишь пару лет.
   - Ты что не знаешь, что сам император заинтересован, в том, чтобы мы использовали самое свежее оснащение и передовые технологии. Так что забудь свои личные обиды. Я уверен, вскоре дезертир всплывёт на поверхность сам. Штурмовики не тот народ, что сидит по дырам годами.
   - Так точно. Буду через семнадцать светочасов.
   - Так, учитывая искривление пространства, это значит минут через девять.
   - По показаниям бортового компьютера, восемь с половиной товарищ Полковник.
   - Всё отбой, подготовлю пока тебе комнату для допроса.
   Майор слегка скрежетнув зубами остановился, развернулся и набрал новый курс, на штаб Особого Отдела. Он был почти у цели, но его вдруг, как голодного пса отозвали от подбитой дичи назад. Он чувствовал на зубах вкус её крови, но ничего не мог поделать. Выучка и дисциплина была выше всех инстинктов доведённых до абсолюта, в своём простом искусстве, расследовать, выслеживать, находить, обезвреживать или убивать.
   Штаб Особого Отдела, как и все другие высшие воинские командные пункты, под предводительством императора, располагался на соседней планете Канра. Лететь предстояло семнадцать светочасов, за это время он успеет выспаться, отдохнуть, привести себя в порядок и приготовить подробный отчёт полковнику. В то же время, не успеет полковник и выпить чашечку фито чая, как майор будет в штабе.
   Сделав все приготовления, майор откинулся прямо в кресле пилота, не прибегая к капсуле эффективного сна и почти мгновенно заснул. Разбудил его блеск силового поля, отражённого света от двух солнц. Тут же в челноке свет выровнялся, и майор приготовился к посадке. Челнок сел. Пройдя множественные этапы идентификации Волин, направился по белому, мраморному залу в расположение полковника.
   - Товарищ полковник.
   - А вот и ты Всеволод. Как всегда минута в минуту. Проходи. Фито чаю?
   - С удовольствием.
   - Со стевией-без?
   - Со стевией.
   - У меня интересные новости. Присаживайся, - длинный манипулятор поставил на широкий стол из эбенового дерева, две чашки ароматного дымящегося чая. - Нашлась пропавшая группа, в которую был включён, опрошенный тобой Густов Николай.
   - Где? Кем? На Искарии?
   - Да ты не спеши Волин. Пей чай и слушай. Помнишь наши эксперименты, по открытию быстрых порталов?
   - Конечно. Всё не увенчалось успехом. Толи недоставало мощности, чтобы сворачивать пространство вокруг, то ли сверхкомпьютеры, не могли предоставить точные расчётные данные.
   - Короче, если простыми словами. На днях наши умы в белых халатах, заварили кашу. Один из них, случайно выставил на сингулярном модификаторе времени, неопределённое число пи, без предела его бесконечной переменной.
   - И что вычислительной мощности хватило?
   - Да дело не в ней. Только потому, что предела вычислений не стало, образовался конкретный пространственно временной портал. Кого только мы не ждали из него. После трёх непрерывных часов подряд, новообразованного открытого портала, решили запустить первую группу из трёх учёных в сопровождении трёх бойцов. Как только они вошли на трап, портал подёрнулся рябью и через него, вышла пропавшая на Искарии группа учёных, в количестве одиннадцати человек. Когда они под общее удивление вышли, портал закрылся.
   - Сам закрылся! Я не ослушался?
   - Сам, без потери энергии, выделенной на его питание.
   - Полковник, так такое вообще возможно? Это же две бессвязные истории.
   - Ты думаешь, я знаю? - улыбнулся впервые полковник. - Могу только строить догадки. Кто у нас самый проницательный следопыт?
   - Откуда я знаю. А что говорят белые воротнички и халаты?
   - Они тоже не понимают, как так вышло, но строят теории без конца.
   - Что с одиннадцатью объявившимися?
   - Здесь самое интересное. Десять из них, утверждает, что один из них получил бессмертие и что если бы не его эта способность возрождаться вновь и вновь, они бы не выбрались из недр Искарии, когда все разом туда провалились.
   - Товарищ полковник, не сочтите за неуважение, но всё это напоминает нелепый розыгрыш.
   - Да я лично одного из них застрелил. Того что утверждал, что он бессмертный. После массы опытов и показательного бессмертия. Точнее сначала выстрелил ему в руку и та зажила у всех на глазах, в течении пары минут. Потом застрелил в сердце и вот тут уже у меня самого встали волосы дыбом. Минут через пять, он встал, снял дырявую рубашку и показал голую грудь, без намёка на шрам или входное отверстие.
   - Ладно, приступим. Комната для допроса готова?
   - Ждёт тебя, как и первый белый халат, за перегородкой.
   Майор зашёл в комнату для допроса, сел напротив прозрачной перегородки и приступил к допросу. Находясь в главном Штабе Особого отдела, он уже не мог позволить себе вести допрос в том ключе, когда он сам ставил условия и распределял время, отведённое в любом удобном ему распорядке. Теперь он должен провести качественный допрос всех подряд объявившихся, пропавших одиннадцати человек, в том числе самого бессмертного из них, которого уже пытался застрелить насмерть полковник Нравин, но у него, на счастье бессмертному, ничего не вышло.
   Спустя одиннадцать часов мучительно долгих и вдумчивых допросов, людей, посвятивших свою жизнь без конца науке, у майора начала сильно болеть голова. Каждый из них с удовольствием шёл на контакт, но все они несмотря на заслуги перед наукой, были как дети и рассказывали много того, что его не интересовало, в том числе орудуя профессиональным жаргоном и терминологией ему не подвластной, даже несмотря на наличие имплантанта широкого кругозора, разработанного специально для людей его профессии. Проходить же новое имплантирование или ускоренное обучение не было смысла, нужный смысл он улавливал, этого было достаточно.
   Спустя семнадцать часов она буквально раскалывалась на части и ему после очередного допроса, пришлось выйти, чтобы сделать себе инъекцию служебного "бодрина". Сразу стало лучше, голова вновь стала ясной и соображала не хуже чем семнадцать часов назад. Только на двадцать третьем часу, он допросил последнего умника и когда остался в допросной комнате один, приглушил свет и сложив руки на столе домиком, начал делать для себя неутешительные выводы.
   Не сказать, что их почти одинаковые, рассказы, но почти без чувства слаженного вранья и договорённости, сильно отличались друг от друга. Скорее каждый из них видел приключившуюся историю немного под своим углом и делал из этого собственные логические выводы, иногда полностью отличающиеся от выводов коллег, в связи с разными логическими законами, давным давно взятыми за основу при погружении в дебри передовой науки. На основе всего услышанного и увиденного, для себя майор сложил одну чёткую картину, не противоречащую собранным данным и общей изложенной картине, как всё обстоятельно выглядело с точки зрения всех участников экспедиции, в том числе единственного, не пропавшего молодого учёного Густова Николая, под аббревиатурой - задержанный 001.
   Выходило примерно следующее. Ночью, когда четверо из них дежурило положенные им восемь часов, а остальные были на отдыхе или спали, случилось нечто. Земля под их ногами, а вернее розовый песок с примесью мелких камней, стал набухать и становится влажным, пока не превратился в клейстер. Четверо позвали остальных посмотреть на это явление, пока не носящее особого интереса, а скорее носившего развлекательный характер, места выхода воды и образования нового родника, ключа или образования гейзера. Задержанного 001, почему то разбудить забыли, поняв, что придётся быстрее перенести оборудование, прежде чем оно будет испорчено или потонет в быстро сжижающейся земляной массе.
   Не успели они унести оборудование, как все дружно завязли в субстанции, но так как все поголовно были великими умниками, не стали кричать на помощь единственного спящего, потому что забыли о его существовании. Буквально за три-четыре секунды они ушли под землю, вместе с тем пластом субстанции, что разжижилась у них под ногами. Интересен, тот факт, что оборудование их осталось стоять на поверхности и ушли под землю только люди. Однако никто не задохнулся, потому что образовался провал. Они до последнего видели ночное небо, в то время пока пласт земли, подобно лифту опускался ниже и ниже, противно чавкая влажной субстанцией, выпускающей при погружении пузыри воздуха.
   Вскоре они пытались кричать, но оказавшись глубоко прекрасно поняли, что тот единственный из них участник экспедиции наверху, спит и их не услышит. Так и произошло. Задержанный 001 проснулся только утром в тишине и никого не застал. Дальше хуже, погрузившись метров на триста в недра земли, поверхность, словно опять слиплась, а они оказались в подобии пещер, нерукотворно вылепленных из того же материала, похожего на розовый воск, но порядком затвердевший.
   Сеть взаимосвязанных между собой оплывших тоннелей выводила их на подобия порталов, очевидно не человеческого происхождения. В качестве эксперимента, она стали пробовать заходить в них, но часть из них просто не работала, а другая часть выводила в новые участки тоннелей, не изведанные ранее. Их путешествие длилось не менее недели. Вся группа из одиннадцати человек, утверждала, что успела посетить не менее трёх ста различных планет, не известных ни одному из них и являющихся, явно заповедными местами с разной природой и иногда опасной для жизни погодой, будь то сильный холод или неимоверная жара. В последних случаях им приходилось возвращаться обратно в то подобие портала, из которого они пришли.
   В самом начале и случилось то, что изменило их путешествие в корне. На четвёртых вратах, Иван Борисович, именно тот самый умник, якобы ставший бессмертным, вытянул короткий жребий. Он должен был проверить очередной портал, потому зашёл первым и должен был вернуться через пару минут, с вестями. Вернулся он только спустя полтора часа, когда за ним уже хотели отправить ещё одного. Его рассказ был самый невероятный и увлекательный. Подтвердить или опровергнуть его никто из десяти коллег, разумеется не смог, потому что их не было с ним рядом в момент путешествия.
   По рассказу самого Ивана Борисовича, войдя в четвёртый по счёту портал, он в надежде найти выход из сложной схемы тоннелей, попал в какой-то зал с розовыми блестящими стенами и сразу же окрестил его Залом Света. Все стены его светились, а в центре было подобие фонтана, сделанного из прозрачного розового материала, чем-то напоминающего аметист, из него била несильно вода. Замученный жаждой он на свой страх и риск, отпил немного воды из него и тут же подумал, что совершил страшную ошибку. Его сначала бросило в страшный жар и он горел, потом в холод, так что он едва чувствовал свои конечности, корчась на полу, потом всё тело и даже сознание пронзила нестерпимая боль. Он потерял сознание и очнулся уже в в обычной буровато-розовой, не очень светящейся и опрятной пещере. "Фонтан" давно засох, а зеркальное отражение портала, в который он вошёл, снова пришло в лёгкое движение, подобно мелкой ряби на воде.
   Он вернулся к своим коллегам обратно, так как зал был тупиковый и всё рассказал. Когда они хотели войти туда все вместе, портал перестал отражать их реальность и стал просто твердокаменной грязно-розовой, словно оплывшей стеной. Только спустя несколько часов они узнали о его бессмертии, когда он случайно порезал палец ножом, пытаясь отделить от стены немного материала, для будущих анализов. Мелкий порез зажил у него на глазах, чем он и поделился с коллегами, за что потом, был подвергнут, более болезненной и методологически выверенной экспертизе на наличие бессмертия.
   Самый убедительный момент оказался тогда, когда он вошёл в новый портал и вышел оттуда целиком горящий и полыхающий сильным высокотемпературным огнём. Получив стопроцентные ожоги третьей степени, он скончался на месте и все зафиксировали в его останках полную остановку сердца и любые другие проявления признаков жизни. Тем не менее, кожа его медленно отшелушивалась у всех на глазах, а спустя час она обрела здоровый вид и он буквально, воскрес у всех на глазах, без каких бы то ни было признаков обгорания, кроме изрядно подплавившегося огнеупорного комбинезона. Это была странная планета с близкорасположенным солнцем и зашкаливающей температурой, на её сожжённой до основания поверхности. Ивану Борисовичу наверно сильно не повезло и он оказался на её поверхности в дневные часы.
   Выслушав рассказы, не меньше чем о пятидесяти разнообразных планетах, на которых они побывали, майор отметил, что ни одна из них не подходит под описание, тех что он знает и придумать на ровном месте те подробности, что они описывали не под силу даже хорошему фантасту. Например, самая невероятная, но запомнившаяся майору планета, где вся растительность, это гигантские, под несколько километров в высоту стебли, чем-то напоминающие геномодифицированную пшеницу, достигающие в основании диаметра примерно в триста метров. И таких самых неправдоподобных планет была целая тьма, никто не считал, но все уверяли, что сначала вперёд пускали неуязвимого Ивана Борисовича и если он подтверждал её безопасность для всех, то все ходили на неё с короткой экскурсией, в научных же целях познания всего нового.
   В итоге спустя неделю всем стало надоедать, без конца путешествовать по чужим неизведанным мирам. Больше всего пугала тотальная неопределённость и множественность миров. Ведь даже ученые умы принадлежат обычным людям, имеющим семьи. Хотелось остановиться в своих незапланированных изыскания и отправиться домой. Отправиться в ОНОК, в конце концов, чтобы поведать миру людей, о своих увлекательных приключениях и новых горизонтах. И будь ты хоть трижды бессмертен, нормальная размеренная жизнь, для Ивана Борисовича тоже была предпочтительней бесконечным и бессмысленным скитаниям по мириадам миров, ведущих через подземные порталы с неизученной природой. С возможностью пятьдесят на пятьдесят умереть и тут же воскреснуть в пути, великое число раз, чтобы проложить безопасный маршрут любознательным коллегам.
   Наверно их молитвы были услышаны, а может просто им повезло и они нашли нужный портал, приведший их на поверхность Искарии. Первым конечно поблизости с лагерем очутился Иван Борисович и пока истончающийся след портала не исчез на ровном месте, он вернулся. Его удивила одна особенность, на поверхности Искарии, впервые не было идентичного каменного портала, что они встречали на других планетах, с возможность вернуться обратно. Был лишь призрачно истончающийся с каждой минутой. Но это не остановило его и его коллег, чтобы навсегда покинуть злосчастные, но такие умопомрачительные и захватывающие своими перспективами для научного мира, подземные тоннели Искарии.
   Однако когда, вся замученная группа молодых учёных вошла в портал, то удивительным образом очутилась не в своём лагере на поверхности Искарии, а недрах штаба Особого Отдела. Чему удивились не только сами, но и удивили товарищей учёных и службу охраны, чуть не открывшую по ним огонь. Благо нервы у ребят оказались крепче, а молодые учёные в силу усталости повели себя не столь бурно, чтобы охрана нашла повод стрелять на поражение. Иван Борисович конечно бы выжил, но тогда его историю никто бы не смог подтвердить, что могло бы быть воспринято не столько достоверным образом и отразилось на последних выводах, как майора, так и руководства в целом.
  
   Глава 14 Бессмертие
  
   - Что думаешь, Волин? - прервал тишину размышлений внезапно вошедший к нему полковник Нравин.
   - То, что я думаю, лучше изложить с глазу на глаз. А то, что было узнано мной в процессе допроса, можно посмотреть на записях.
   - Двадцать три часа. Я присутствовал при наблюдении твоего допроса онлайн. Все двадцать три часа. Пошли ко мне, пошепчемся. Прежде чем я сделаю доклад, - он показал пальцем в потолок.
   - Пойдёмте, товарищ полковник.
   Полковник с майором вышли из комнаты допроса. Апартаменты Нравина были лаконичные, но в них чувствовался вкус человека к старинной мебели из красного дерева и настоящая страсть к развешиванию на стенах, самых последних образцов автоматического и штурмового оружия. Иногда смотря на них, майор тосковал, что не выбрал своей основной профессией оперативную деятельность. Но имея в своей черепной коробке мозг способный на сложную аналитическую работу, он просто не мог, как и руководство, после прохождения им всех тестов, направить себя в штурмовые отряды, зачищать всё, что попадёт ему на мушку.
   - Ну что Волин, думаешь о том же, о чём и я? Кто построил эти самые тоннели? Когда и самое главное, зачем и для кого? - майор кивнул. - Вопросы, одни вопросы.
   - Товарищ полковник, раньше мы делали эксперименты по забросу временной петли. Аналогичный случай, о чём нам сейчас рассказывали члены экспедиции. Последняя, забросила испытуемых так далеко, что мы и представить себе не могли в какую западню они попадут. Здесь мы имеем дело с совершенным пространственным каналом, раз он выбрасывал их в другие миры, то никаких сомнений, технология совершенна и безупречна. Ещё я уверен, что если бы не грунт Искарии, ничего бы у них не вышло. Каким-то образом, его особенности или свойства связаны, со всем, что там происходит.
   - Както размыто излагаешь Всеволод. Кофе будешь?
   - С удовольствием. Был бы я там сам лично, отвечал бы конкретнее.
   - Неокофе?
   - Нет, классику. У него запах лучше.
   - Согласен. По-французски?
   - Давайте. - Недолго колебался майор, по-настоящему морально устав, от всех необъяснимых и невероятных феноменов. - Вы помните, какой ресурс нужен для энергопотребления наших опытных образцов портала или телепорта?
   - Всех мощностей Мелиты едва хватает, чтобы завернуть временную петлю в пространстве, не дальше соседней планеты.
   - Вот. А сколько её было использовано на Искарии при одном только упоминании экспедиционной группы ОНОК, трёх сотен перемещений на планеты, расположенные невероятно далеко за пределами системы Кармонии. При том, что особых толстых кабелей, силовых линий, реакторов и прочих энергоёмких генераторов обнаружено не было и даже, не шла о них речь. Ни тепла, ни света, но избытка электрической энергии, от использования порталов. Учёные, тоже не дураки, но все как один, рассказывали о своих перемещениях, словно это было в некоей виртуальной реальности, тогда как ни один датчик, да и я сам не обнаружил виртуального опыта пережитых ощущений, судя по эмоциональному отклику.
   - Будем, - поднял белую чашечку полковник и отпил, приятно расслабляя лицо и наслаждаясь кофейным ароматом. - Твоя теория Всеволод?
   - Все их подвижки и перемещения по тоннелям времени, напрямую связаны с грунтом Искарии. Вернее с самой планетой. Я уже не первый допрос веду и замечаю, что все кто побывал на Искарии, отмечают тем или иным образом чьё-то незримое и постоянное присутствие. Одним словом, если объединить все их ощущения, факты и домыслы, то складывается впечатление, что планета живая.
   - Как с Коридмой?
   - Нет, - майор медленно отпил остывающий кофе и впервые позволил себе расслабиться в полной степени. - Ничего общего. Коридма - это своеобразная губка, губка это один живой организм, проросший сквозь все земные массы и пласты планеты и регулярно выделяющий на поверхность продукты распада своей жизнедеятельности, оттого на ней и хорошо прёт вся та тропическая растительность, как следствие, обеспечивая ей живой зелёный покров, по типу наших волос на теле. Искария это совсем другое, что именно, я извиняюсь за выражение, хрен его знает. У меня от одного только журналиста волосы встали дыбом, когда я его застрелил, а он развеялся в прах, точнее в розовый песок Искарии. Вы кстати его изучили?
   - Изучили. Обычный битый в крошку розовый кварц, в перемешку с мелкими остатками разных пород, что составляют массу любой планеты. Камни короче. Ни радиации, ни следов вмешательства на атомном уровне. Короче, как ты говоришь, ни хрена. Обычный песок. Что с задержанными?
   - Хочу отметить товарищ Нравов, что толку от остальных задержанных нет никакого, кроме данных ими мне сведений. Можно их ещё раз допросить и держать дальше в специальных, герметичных изоляторах, до окончания расследования. Вдруг они тоже из битого кварца, а мы не знаем, - усмехнулся майор. - Меня больше волнует даже не то, что планета живая, и не то, что они нашли в её недрах ультрасовременные технологии. Меня интересует бессмертие Ивана Борисовича. Это воистину легендарное открытие и я бы сосредоточил силы и внимание на нём и его изучении.
   - Сил и внимания у нас хватит на всех, - властно заметил Нравов, став серьёзным. - Тема с бессмертием действительно актуальна, но это уже в компетенции белых халатов и решения по этому вопросу будет приниматься силами свыше нас стоящих. Дальше можем не копать. Есть ещё у тебя мыслишки на этот счёт, о чём я должен буду сообщить или умолчать?
   - Да есть у меня одна заноза. Будь моя воля, я бы её давно вынул. Понимаете, товарищ Нравов, к чему я клоню?
   - Тот упущенный тобой сукин кот, хочет всё испортить?
   Кто его знает. Может у него есть информация первостепенной важности, раз он решил сбежать, дерзко забрав мой звездолёт и не боясь последствий. Все военные люди знают, какая высшая степень наказания может быть применена трибуналом. Физикопсихическая камера пыток ещё при поступлении на службу даётся опробоваться всем один раз на тридцать секунд, чтобы все солдаты ещё в начале службы основательно поняли, что с ними будет за несоблюдение вышестоящих приказов и нарушение воинской дисциплины.
   - Полагаешь, он так опасен?
   - Любой штурмовик опасен сам по себе. Тем более штурмовик, побывавший на Искарии.
   - Уж не думаешь ли ты Всеволод, что дезертир, стремится закрыть пространственный крюк, чтобы из координатов пропала возможность проникать туда отныне?
   - Товарищ полковник, я не располагаю подобной секретной информацией, чтобы делать на основе неё аналогичные выводы.
   - Да хорош ломаться Волин.
   - Я знаю, что он как-то связан с Искарией и эта связь, даёт ему преимущество, которого нет у нас. На что он способен и что это за информация, можно только гадать. Всё остальное -предположения. Пока мы не поймаем и не допросим его лично.
   - Уж не думаешь ли ты, что сил Кармонии не хватит, чтобы поймать одного единственного дезертира, пусть и штурмовика?
   - Сил то хватит, вопрос стоит по-другому. Когда это случится?
   - Ещё кофе?
   - С удовольствием. Спасибо полковник. Не могу оспаривать ваш приказ, он всегда вернее. Вам лучше знакома общая обстановка и приоритеты виднее. Но будь моя воля, я бы лучше преследовал его.
   - Хэх, будь воля Волина. Не тревожься Волин, я уже отправил поисковую группу для захвата, в заданные тобой координаты. Ты мне больше нужен здесь.
   - Так точно.
   - Сдаётся мне, ты полагаешь, что планете Искарии, как разумной форме жизни, что-то от всех нас, в лице рода человеческого нужно, - майор кивнул. - Точнее планете, на мой взгляд, вообще ничего не нужно, она самодостаточно. Скорее ей любопытно просто смотреть за человечками, как ребёнку наблюдать за муравьями под ногами или бабочками, кружащими вокруг него. Вот она за нами и смотрит, да присматривает. А твой беглый товарищ дезертир, потенциально уносит с собой важную информацию, способную изменить всю суть человеческой формы жизни, сделав её бессмертной. Бессмертие, - посмаковал слово полковник. - За ним гонится всё человечество испокон веков, само не зная, зачем оно ему. Так Волин?
   - Это только ваши и мои догадки на основе имеющихся данных.
   - Значит так. Киберизация человека, как показала практика, не актуальна. Это можно увидеть на примере сошедшего с ума, прототипа искусственного интеллекта под кодом 59-ИИ на Орбитальной Станции Меркурия, созданного в пятьдесят девятом году. Специально разработанного и заточенного под одну единственную цель, вывести человека на новый виток технического и биокибернетического развития.
   Это ему конечно удалось, но в очень неприглядном виде. То, что он натворил на распределительной орбитальный станцией Меркурия в 2066 году, а потом и на самом Меркурии, наглядный тому пример. Множественные испытания и данная ей воля, привели к плачевным результатам. Проект вышел из засекреченной зоны и Киберизация на её основах, охватила мир. Так что можно считать 59-ИИ добился своей и нашей цели, кроме мирового господства, разумеется.
   - Имеется ввиду Варна?
   - Мне больше нравится серийный номер 59-ИИ. Железка с кибер сознанием, остаётся железкой.
   - Кибертеррористы называют её кибердушой.
   - А мы не спрашиваем мнения всяких там волосатых хакеров в вопросах руководства и управления империй. Ладно, Волин, мне всё понятно. Доклад в свободной форме, мысленно я уже подготовил. Было интересно твоё личное мнение. Сейчас даю тебе выходной, а то у тебя вид осунувшийся. Даже ничего мне не возражай, по глазам вижу, ты начинаешь уставать. Положение у нас не военное. Пока. Так что благодарю за службу майор. Жду тебя через сутки у себя. Раньше распоряжений мне всё равно не дадут, относительно судеб всех задержанных и Искарии в целом. Так что набирайся сил, чувствую, планы будут - грандиозные. Как-никак, император захочет, чтобы тему бессмертия мы стали разрабатывать в первую очередь.
   Как-никак, современные технологии пересадки органов и продления жизни далеко так и не ушли, как бы все хотелось, а ген смерти хоть и был найден, взлому не поддался до сих пор. Остальные разработки перемещения сквозь пространство и время по мгновенным порталам, дело вторичное, как и сама загадочная Искария. На этом всё майор, - майор поднялся из-за стола, полковник встал следом.
   - Служу Объединённой Российской Империи. - козырнул Волин, едва улыбнувшись уголками губ.
   - Иди, давай, - ухмыльнулся в ответ полковник. - Здесь не для кого стараться, чай не плацу.
  
   Глава 15 Закупка.
  
   Войдя в загрязнённую атмосферу М-патии, Корр сделал большую петлю вокруг горной местности, с густой мутирующей растительностью. Насколько ему было известно, здесь очень трудно избежать открытого враждебного нападения. Элементарный выстрел из умного ракетомёта, по его звездолёту, где ракета легко обойдёт всю защиту, может оказаться роковым. Автокатапульта конечно сработает, да и звездолёт произведёт несколько обманных манёвров, но если его всё же подобьют, то он запросто упадет, оставшись с голыми руками, в незнакомой агрессивной местности, на задворках территории какого-нибудь племени, банды или сложной мафиозной структуры.
   Даже если удастся избежать падения на чужую территории и просто частную собственность, то мародёров и хищных падальщиков ещё никто не отменял. Да могут и просто так аборигены, по приколу пальнуть самопальной ракетой или попытаться прожечь таким же кустарным лазером звездолёт при низком полёте. Просто, ради любопытства, развлечения или азартного, спортивного состязания в меткости стрельбы из того или иного тяжелого оружия.
   Однако, несмотря на все очевидные минусы, здесь был самый легендарный чёрный рынок во всей системе Кармонии. Официальные власти Кармонии побаивались соваться на этот уголок отшельников, кому нечего терять, но не вели с ним войну, потому что всё было мёртво схвачено, на плотных коррумпированных завязках, знакомствах и удобству продать или купить любой запрещённый системой Кармонии запретный плод, не говоря уже о многочисленных видах предоставляемых услуг. От элементарного наёмничества, до проведения сложнейших хирургических операций, производимых как людьми, так и роботами. Даже власти Кармонии пользовались услугами местных наймитов, бывших военспецов, когда нужно было провести ту или иную акцию, без привлечения официальных силовых структур, будь то теракт или другая тайная операция. Про мастистую и самую жирную проституцию можно даже не упоминать. С таким наслоением колоритных аборигенов, без неё дело естественно не обошлось.
   По слухам здесь можно было купить хоть последнюю ультрасовременную броню штурмовика, хоть военный звездолёт, хоть ядерную ракету, да и много чего другого. Чего Корр и собирался сделать, лавируя между каменными природными столбами, образованными миллионы лет назад, когда близкое солнце, плавило планету, пока не потухло само. Спасало только внутреннее накопленное тепло расплавленного ядра планеты, выдающее тепло наружу и сохраняющее подобие атмосферы с очень неприветливой и мутирующей флорой и фауной.
   По тем же слухам, здесь даже можно было переместить своё сознание из умирающего тела в тело киборга и продолжить, таким-образом своё существование. Правда, это было всего лишь копией реального сознания. Но если человек не достиг какой-то цели при жизни в родном биотеле, то это было хорошим вариантом завершить начатое и стать бессмертным, вот таким экзотическим образом, не создавая творческих плодов или не внося своё имя в историю, каким-нибудь другим, традиционным для умирающего старого уклада жизни образом.
   Корр планировал совершить покупки и нос его старенького звездолёта, уже выбрал прямой, относительной безопасный курс на легендарный чёрный рынок. Чернее, легендарного и почти легального рынка Мелиты, раз этак в двадцать. Узкой улицы, между бывшими домами построенными для шахтёров едва хватило, чтобы поставить звездолёт, почти вплотную к стенам без окон. Разноцветная вывеска с недвусмысленной голограммой стреляющего в полной броне из пулемёта штурмовика с маской, в виде черепа, что используют космические пираты, свидетельствовала о наличие самого изощрённого оружия.
   Торговец был явный киборг и из человеческого в нём осталось только синяя кожа и продолжающие расти на голове разноцветные волосы. Вместо глаза у него светились два синих микровизора, а обнажённые из-под грязного комбинезона руки, были полностью из стали, проводов и механизмов.
   - Привет незнакомец! Классный у тебя ретро-звездолёт. Продаёшь? Я дам тебе за него пять средних чёрных бриллиантов. - Корр мотнул отрицательно головой. - Семь?
   - Привет. Не продаётся. Ты хозяин заведения?
   - Я. Грецкий, версия 2.0 к твоим услугам.
   - А что с версией Грецкого 1.0?
   - А ты что паспортный контроль? Он умер в борьбе за независимость, когда сюда пришла местная банда. Сыновья меня удачно восстановили, - на последнем слове его слегка покривило лицом и он задёргался, но тут он пришёл в себя и натянуто улыбнулся, как настоящий робот, а не киборг. Что тебя интересует? У меня есть всё.
   - Всё ли?
   - Плазганы, ракетомёты, лучемёты..., смотря чего тебе надобно незнакомец.
   - Меня интересует спецброня "Медуза", мезоклинки и тактико-штурмовой комплекс "Грета 3005".
   - Ты я смотрю серьёзный клиент. Пошли со мной.
   - У тебя тут тихо? - показал Корр большим пальцем за спину, указывания на свой летальный аппарат.
   - Шумно. Но за свой ретро звездолёт не беспокойся, у меня в окрестностях система "Шквал" установлена. На любые проявления агрессии со стороны, мой ответ будет последний и фатальный. Местные меня знают, клиенты дело святое. Репутация, какая-никакая есть. Вот она-то мне дороже денег.
   - Пошли.
   Дверь открылась и Грецкий 2.0 покинул свою лавку. На его место тут же вышел робот и часто моргая, уставился на Корра. Очеловечивание роботов, на взгляд Корра, сделали их только хуже. Когда машина ведёт себя, как машина - это одно, но когда машина притворяется, что она человек и делает это запрограммировано, это заставляет шевелиться волосы на затылке и чувствовать себя неловко даже опытного модельера-механика. С Корром в этом были солидарны многие, но роботы слишком сильно вошли в плотную связь с человеческим существованием. Уже ничто не могло разорвать получившийся симбиоз.
   Пройдя пару зданий, Грецкий 2.0, открыл дверь, ведущую в глубокий подвал. Без приглашения клиента пошагал вниз сквозь темноту. Свет включился сам, лишь Корр спустился и поставил ногу на первую ступеньку. Торговцу оружием свет был ни к чему, его микровизоры и так светочувствительны, а вот для живых клиентов, свет полагался. Запах масла, металла и застоявшихся ящиков с пылью, пробудил у Корра самые романтические воспоминания обо всех посещённых им оружейных и бесчисленных штурмовых операциях.
   Подвальное помещение с высокими потолками, бывшее в прошлом подобием склада, теперь было качественно переоборудовано под склад и одновременно тир. Одна его треть была под завязку заполнена, ящиками с боеприпасами и оружием, самых разнообразных видов. Корр едва подавил желание воскликнуть в непритворном удивлении с вопросом: "откуда же здесь всё это добро!?"
   - У меня всегда свежие поставки, - ответил Грецкий 2.0, видя радостное удивление Корра.
   - Сливки армии, - осмотрел он тяжеловесные пулемёты и гатлинглазеры, для установки на борта бронечелноков и гирокоптеров.
   - Да нет, никакой коррупции, мой безымянный друг. Всё наёмники, да космические пираты постарались. Отбили честным трудом у военных поставщиков, в разных горячих конфликтах.
   - По-моему здесь всё с Руяны-С.
   - Не только на Руяне-С идёт третий десяток лет война, а поверхность давно уничтожена и выжжена до основания. Ещё с Деталамии, Корта-Мортии и Лозы. Ну и конечно же, не без прямых продаж. Куда уж тут без военной коррупции мой друг, армия помогает моему делу, а я по мере сил её, в твоём лице, - развёл руками Грецкий 2.0, словно Корр его раскусил. - Это жизнь. Но всё новьё. Я не торгую б/у товарами. Можешь не волноваться.
   - Вижу. Так что там с моими пожеланиями?
   - Пошли по списку. Тактико-штурмовой комплекс "Грета 3005" у меня есть? - Он распаковал пару ящиков и извлёк их содержимое. - Универсальная штурмовая винтовка, пистолет, гранаты, разгрузка, взрывчатка, рюкзак, связь, всё на месте смотри сам. Насчёт спецброни "Медуза", я тебе слегка слукавил. Её у меня нет. - Остановился Грецкий, сделав длинную паузу, но не дождавшись реакции Корра, продолжил. - Зато есть более современный её аналог, более продвинутая и более лёгкая. Ещё не успела побывать ни в одном боевом конфликте, потому что самые сливки, проданы военными предприятиями по левой и напрямую, с первых же серийных разработок. Называется "Осьминог", - он достал броню из ящика и Корр заметил, что внешне особо разительных изменений "Медуза" не претерпела. - А вот насчёт мезоклинков ты по адресу зашёл. - Грецкий раскрыл шторы и на стене в три ряда, предстали самые невероятные образцы холодного оружия.
   Он взял один из них, подошёл к висящей на стальной цепи шпале и размахнувшись, в одном слаженном движении, совершенно беззвучно, отделил часть шпалы, после чего та с грохотом и оглушительным звоном ударилась об пол. Оставшийся кусок стали закачался на цепи.
   - Впечатляет, - признался, наконец, Корр.
   - Ну слава его величеству Императору всея Кармония. Я уж думал ты киборг бесчувственный, - иронично улыбнулся Грецкий 2.0.
   Корр быстро скинул одежду и облачился в новый прототип спецброни "Медуза". Броня тут же утянулась по телу и Корр включил режим мимикрии. Сначала пропали ноги, потом корпус, потом и руки.
   - Великолепно.
   - Между прочим, модель так доработали, что теперь её не берут ни одни датчики. Что точно я не знаю, внутрь я не залезал, но скажу наверняка, она работает по принципу тонкого сворачивания пространства вокруг и выкручивания его наизнанку. Потому обнаружение в принципе невозможно. Оттуда и дурацкое название "Осьминог". Физически, ты, конечно останешься где был и любой запущенный в тебя с большой или малой скоростью предмет, ты встретишь бронёй. Так что обольщаться на свою неуязвимость я бы не стал.
   - Я бы тоже, - ответил Корр и вышел из режима мимикрии.
   Сделав наскоро, несколько автоматических и одиночных выстрелов из всего оружия по мишеням, он быстро снарядил на себя оружие и повесил за спину десантный рюкзак, со всем добром в комплекте.
   - Я бы советовал взять полимерные тесаки. Каждый метр в длину, режет, кость, сталь и стекло не хуже мезоклинков. А по массе, так почти ничего не весят.
   - Хрупковаты. Лучше мезосталь. Не сильно она тяжелее, зато прочности на слом, хоть отбавляй.
   Корр подошёл с парой выбранных клинков по семьдесят сантиметров каждый и сделал два мгновенных рубящих движения по висящей шпале. Два ровно срезанных профиля упали на пол, звонко отпрыгивая от него. Шпала даже не шелохнулась, словно это были плазменные мечи.
   - Видишь, как "Осьминог" тебя ускоряет. - Корр одобрительно покачал головой.
   - Впечатляет ускорение. Сколько оно здесь по базовой шкале Рубера?
   - На одну седьмую быстрее "Медузы". Будешь ловок, как спрут в воде.
   - Сколько с меня?
   - Три чёрных бриллианта средней величины. - Корр расплатился.
   - Щедрый клиент. Даже не торгуешься. Я же специально цену зарядил, чтобы поторговаться. Ты что обычаев местных не знаешь? Ладно, будет тебя от меня тогда подарок. Выбирай любой кинжал. Твой стандартный из "Греты 3005" фуфло, можешь его сразу выбросить. Единственный косяк модели, так сказать заводской.
   - Вот этот на меня смотрит словно сам.
   - Чёрный который?
   - Да у тебя глаз-алмаз, безымянный. Самый мой дорогой режик выбрал.
   - Сам предложил.
   - Ладно, бери, я и не жалуюсь. От успеха твоей миссии зависит, придёшь ты сюда второй раз или нет. Разболтаешь о моей надёжности или нет. Так что милости прошу, если мимо будешь проходить, - вдруг Грецкий 2.0 замолк, а глаза его засветились. - Ты кого мне на хвосте принёс безымянный штурмовик?
   - Кто там?
   - Два мобильных челнока десанта.
   - То-то я смотрю, чего майор так долго тянул и не появлялся, - пробубнил Корр, включая все системы "Осьминога" разом.
   - Ладно, безымянный, выходи. Но только не через парадный вход. Это ведь за тобой пришли? А я здесь пока, схоронюсь.
  
   Глава 16 Столкновение
  
   На поверхности Корра ждало внушительное светопреставление. Заработала охранная система с подключённым к ней "Шквалом". Грецкий 2.0 по умолчанию дал добро на оказание сопротивления и теперь десятки ракет устремились в небо, чтобы сбить две переставшие приближаться цели. Мобильные челноки лавировали по воздуху, сбрасывали обманки и обрабатывали поверхность окрестности из всего имеющегося оружия, пытаясь достать невидимого неприятеля. Пока ночное небо озаряли всполохи, несколько длинных очередей прочесали соседнюю стену, рядом с которой бежал Корр. Он заранее включил мимикрию, но она включилась не сразу и на его перемещение, мгновенно среагировал один из челноков.
   Небо разорвала ярко красная вспышка и рассыпалась градом осколков. "Шквал" таки достал один челнок. Второй челнок в долгу не остался. Тут же несколько соседних крыш, полыхнули и громоподобные взрывы передались Корру через ноги. Если бы не броня, он бы уже упал и забился в угол, чтобы уберечься самому. Наворачивая спирали, более вёрткий и удачливый челнок быстро устремился вниз и сел на одном из заброшенных зданий. Корр успел отметить по мельканию в окнах, как с челнока высыпалась дюжина бойцов в тяжёлой броне. Все они без сомнений пришли за ним.
   Прижавшись к завалам мусора и ломанных бетонных плит Корр замер. Хвалёная спецброня "Осьминог" не должна быть ими видна, если оставаться бесшумным. Она предназначалась, для самых ответственных императорских миссий, по свержению или похищению неугодных политических и военных лидеров противника без поднимания шума. Для скрытной работы, на планетах вольнолюбивых и независимых правителей, не принимающих даров и отрицающих любое господство над собой по религиозным, политическими и личным убеждениям. Тем более она была рассчитана на элементарный обход определительной и поисковой системы встроенной в шлем рядового, пусть и элитного штурмовика. Бойцы прочесали окрестности, как и положено не заметив Корра. Никто не мог предположить, что в такой дыре, дезертир, у которого по всем статьям не все дома, разживётся таким добром. Таким местом укрытия как звездолёт ими даже не рассматривался. Логично было предположить, что если бы Корр добрался до него раньше них, то в гиперпрыжке, давно бы покинул М-патию.
   Штурмовики облазили всю округу и уже по недовольным жестам командира собирались уходить, как вдруг мимикрия отключилась именно в тот самый момент, когда пара из них проходила мимо него, раз в десятый, осматривая окрестности. Ствол тяжёлого пулемёта ближнего штурмовика быстро сместился на Корра и застучал, оглашая на всю округу, что объект найден. Очереди раздробили плиты, там где только что был Корр. В ускоренном броней прыжке Корр выхватил мезоклинки и превращаясь в раскрученный блендер, стал кружиться между стреляющими. Через пару мгновений они оба лежали на земле без ног и оружия.
   Лишить штурмовика ноги это очень больно, тем более двух. Но терять обученную боевую единицу из-за такого пустяка, никто не будет. Их заменят на бионические протезы, превосходящие раскаченную и гипертрофированную, тренированную плоть. Потому Корр не жалел никого из них, иногда лишая подоспевших на выстрелы, самых прытких стрелков не только ног, но и рук. Крутясь между очередей и развалин волчком, он едва успевал уходить с линий огня, нападая всегда слишком внезапно и решительно. Так что у тяжёлых и оттого медлительных по меркам его новой брони штурмовиков, не оставалось много шансов сровнять счёт в рукопашной схватке.
   До всего этого рукоприкладства бы не дошло, если бы Корр благоразумно вспомнил, что броня на хранении всегда, содержит не более десяти процентов энергетического заряда, чего крайне недостаточно для качественной мимикрии и последние проценты теплившейся сейчас в "Осьминоге" энергии, тратились просто катастрофически быстро.
   Когда его зажали на первом этаже развалившегося здания, он втыкая пальцы в крощащиеся стены, забрался на второй и хотел разбежаться и рискнуть пролететь через окно второго этажа, таким образом, чтобы скрыться за грудой камней и не попасть под общий шквальный огонь. Ведь нужно было ещё не просто перелететь через груду камней, но и пробежаться до спасительного звездолёта.
   Помощь пришла оттуда, откуда Корр её не ждал. Четырёх метровый экзоскелет появился буквально из земли и открыл такой сильный огонь на подавление, что даже мобильный челнок взвился в воздух, чтобы покинуть месторасположение, когда часть огня была сосредоточена на нём. Совершив заветный прыжок, Корр оказался за насыпью и побежал в сторону звездолёта. Противнику было не до него. Он пытался укрыться от более сильного и могущественного противника, для которого их лёгкое стрелковое оружие было, как дробина слону.
   Немного не добежав до звездолёта Корр почувствовал, насколько тяжелее становится его ноша. Медленно ступая, как тяжеловес на последнем проценте энергии, он вошёл внутрь и покинул неподъёмную без питания броню. Ему повезло, что Грецкий 2.0 оттеснил штурмовиков и обратил их в бегство. Точнее в тактическое отступление. Быстро добравшись до кабины пилота, Корр спешно покинут М-патию. Кажется, Грецкий, даже махал ему на прощание, своими двух метровыми руками военного экзоскелета "Гром". Созданного давным давно для прикрытия и поддержки пехоты, ещё в достопамятные времена, но по прежнему являющимся актуальным для горячего боя на подавление на коротке, в развалинах. Корр усмехнулся и подумал: "Никогда не знаешь, где найдёшь себе друзей".
  
   Глава 17 Император
  
   В роскошном зале императорского дворца, зазвонили колокольчики. Коммуникатор объявил императору о приближении генерала. Открылись две двери и вошёл коренастый краснолицый генерал.
   - Величественный император Кармонии Иова, приветствую вас. Обермейстер генерал Дрободанов прибыл. Господин министр.
   - Приветствую вас генерал. Докладывайте.
   - В ходе экспансии на Искарию было выяснено, что там есть бессмертие.
   - Что прямо таки и есть.
   - Есть.
   - Так надо его взять.
   - Так точно.
   - Господин министр. Сколько максимум можно прожить на наших технологиях? Двести лет, если повезёт то двести пятьдесят. О трёхстах можно и не мечтать, так ли это?
   - Всё верно ваше величество. Тело перестаёт принимать репродукции своих органов уже через сто пятьдесят лет. Вернее не даёт это сделать, так называемый ген смерти. Органы, пересаженные до ста пятидесяти лет, приживаются хорошо, но ни одна операция после ста пятидесяти ста шестидесяти лет не прошла успешно, тела отторгали не только свои репродукции органов, но и любые другие. Это главная проблема всей современной медицины. Медицина наших дней, без оглядки на все достижения в целом, вообще одна сплошная проблема.
   - Благодарю вас господин министр. А теперь представьте господа, какую мы с вами можем развить мощь, если я буду жить вечно и сделаю вас своими главными и пожизненными советниками по всем вопросам. Вы будете моим пожизненным советником по вопросам войны генерал, - генерал сдержанно кивнул. - А вы министр, по вопросам мира.
   - Это большая честь для меня служить вам ваше величество, всей императорской семье, человечеству и Кармонии в целом, - заметил министр слегка поклонившись.
   Разумеется, император не собирался никого кроме себя делать бессмертным. Ему было выгодно оставаться самому несменяемым императором безгранично растущей системы Кармонии. Имея на руках единоличную и безграничную власть. Менять таких советников раз в пятнадцать лет, чтобы дать им за это время выложиться целиком и положить свою жизнь перед развитием межпланетарной системы для всего человечества. В слух он этого конечно не сказал и говорить не собирался. Как впрочем, и многое другое. То о чём он думал в одиночестве, смотря по ночам без сновидений на звёздную мглу ночного неба. Смотря в пустоту и видя в ней своё безграничное величие.
   - Итак, господа, что мы знаем о Искарии? Начните первым вы, господин министр.
   - Искария имеет внушительные размеры. Радиус схож с печально известной, тропической Агарой. По прогнозам самых смелых учёных, Искария это живая планета. Идеальная форма жизни. Неизвестная космическая матрица сознания, обращённая в субстанцию, находящаяся и принимающая облик и форму планеты. Кроме этого нет ни малейших достоверных данных или более-менее близких к правде догадок, что это может быть. Мы столкнулись с совершенным нечто. Неизвестным и непредсказуемым.
   - Что думаете об этом вы генерал?
   - Я бы предложил не искушать судьбу и попробовать убедится, что планета уязвима для нашего оружия. Пока она не угрожает системе Кармонии, но так мы удостоверимся, что сможем в любой момент оборвать угрозу в корне её зарождения.
   - Ни к чему раскалывать на части всю планету, и бомбить её всеми имеющимися видами оружия, если мы даже не знаем её природы и сути, - заметил министр. - Тем более по прогнозам учёных, закидывать атомными бомбами Искарию, всё равно что кидать с помощью гравипращи камни в океан, надеясь, таким образом, ему навредить. Даже наша радиация и взрывы для неё не хуже обильного дождя для леса.
   - Поясните, - обратился император к министру.
   - Анализы грунта и эксперименты над ним, не дали совершенно никаких результатов, кроме выявления, что это самый обычный грунт, ничем не отличающий от грунта на многих других пустынных планетах. Любые изменения его вещества на химическом, атомном или ином другом уровне приводили к ожидаемым результатам, однако спустя некоторое время, субстанция всё равно становилась однородной песочной структурой, как и обычный грунт, без следов радиации и любого другого вмешательства со стороны. Словно Искария делает с собой что захочет, незримой и неизученной для нас энергией. Весь грунт, увезённый с неё, обычный песок, которого много и на других планетах. Вся соль в грунте самой планете.
   - В любом случае, у нас есть бомбы, для свёртывания пространства. Есть и вакуумные. Они схлопнут её вместе с пространством вокруг, а потом добьют в собственном вакууме. Не останется даже космической пыли, - напыщенно сказал генерал, не воспринимая всерьёз министра.
   - Да зачем её вообще бомбить, если вы даже не знаете, с чем имеете дело генерал? Не сопоставляйте себя в подобии с нашими предками, убивающих соседние континенты, ради обладания землёй, которую всё равно потом не смогут целиком благоустроить, а лишь отравят и всячески загрязнят.
   - Ни к чему вести споры господа, - остановил их император. - Пока мы не извлечём из неё главный секрет бессмертия, мы ничего не будем с ней делать, даже если она будет представлять для нас косвенную угрозу.
   - Тогда я советую сделать это как можно быстрее.
   - О чём идёт речь и к чему нам спешка министр?
   - Поле планеты постоянно меняется. Пока нет повода бить тревогу, но оно так же непредсказуемо и идущее от неё излучение напоминает зарождение чёрной дыры.
   - Что это значит?
   - Никто не в силах объяснить. Обычно подобные вычисления суперкомпьютер делает в течении нескольких лет, чтобы наверняка дать прогнозы на будущее, на основе всех собранных данных и всех вносимых дополнительно сведений.
   - Подумать только, мы тратим биллионы и имеем всю материальную базу системы, но всё равно не можем прогнозировать какую-то захудалую планетку.
   - Мы можем прогнозировать любую захудалую планету. Хоть расположенную от нас, на другом конце вселенной, но не в этот раз. Случай уникальный. Как сказал на докладе один из учёных, после чего был воспринят его коллегами шумным смехом, как за шутку: "Вероятно мы столкнулись с самим сердцем вселенной. С самой её колыбелью и одновременно разумом. И мы должны отнестись к ней как к матери всего сущего".
   - Планета не может быть живой! - гневно отрезал генерал.
   - Мне бы тоже хотелось в это верить генерал, - сказал император. - Однако наши жрецы утверждают даже о том, что у камней есть души. Чего и говорить о целой планете, не поддающейся никакому, привычному нам, методу познания, а значит и оценке.
   - Значит тем более нужно отработать по ней вакуумными зарядами с орбиты и посмотреть, как она запоёт. Дать ей понять, кто здесь хозяин.
   - Вот видите, вы уже сами убеждены, что она живая, - улыбнулся император, а генерал смолчал, он привык к подобным выходкам причудливого императора и священно чтил субординацию. - Ладно. Раз главные новости на этом закончились, давайте кормите меня второстепенными. Как известно дьявол кроется в мелочах. У меня складывается впечатление, что вы мне оба что-то не договариваете.
   - Вы очень проницательны ваше величество. В сложившемся уравнении, действительно есть одна переменная, благополучного исхода с которой мы не можем предсказывать. Есть один беглец, из числа штурмовых мобильных флотилий. Есть все подозрения и основания полагать, что дезертир, как никто другой, знает главный секрет Искарии.
   - Это всего лишь смелое предположение, - заметил император.
   - Совершенно с вами согласен.
   - Пусть так, - сложил вместе ладони император, смотря сквозь витражи и голограммы едва заметных узоров. Мы не можем не брать в расчёт возможность, узнать секрет бессмертия раньше времени. Поймайте его немедленно и допросите. Я первым должен узнать и немедленно обо всех полученных сведениях и результатах. Уровень секретности абсолютный. Вы меня поняли генерал Дрободанов?
   - Так точно ваше величество. Разрешите приступить к исполнению немедленно.
   - Приступайте. А что касается вас господин министр, то я хотел бы с вашей помощью организовать первые испытания и пробное взращивание бессмертия, о котором так много между нами сегодня ходило толков. О котором, известно только великим мастерам боевых искусств и монахам. Что в принципе одно и тоже. И те и другие живут в горах нашей планетарной системы, но так и не были пойманы нами, за всю нашу с вами историю.
   - Я займусь организационным вопросом ваше величество.
   - Хорошо министр, вы тоже приступайте немедленно. Даже не зная общих приготовлений, начните с малого, приготовьте людей и соответствующие ресурсы, если нам придётся лично лететь на эту богом забытую Искарию.
   - Да ваше величество. Разрешите откланяться, - император стоял уже к нему спиной и одним движением руки отправил министра.
   Ему предстояло обо многом подумать в одиночестве. Его планы выросли в десятки, в сотни раз. Он уже не просто мечтал, он мыслил на тысячелетия вперёд, планируя сделать из Кармонии самую колоссальную и грандиозную империю, за всю историю человечества, на фоне которой прошлые тысячелетние империи и эпохи, покажутся блёклой вспышкой сгоревшей звезды, на фоне сияющего миллиарды лет Великого Солнца. Император Иоан грезил рассветом империи Кармонии и испытывал самое волнующее в жизни чувство. Чувство идущих, сильных и неотвратимых перемен.
  
   Глава 18 Захват
  
   Едва, уставший майор Волин покинул полковника Нравина и ушёл в свои покои на отдых, как тут же проснулся от внутреннего вызова по коммуникатору.
   - Волин, - на автомате, сухо ответил майор, не понимая, где он находится, кто и зачем его вызывает спустя десять минут, как только он прикрыл глаза.
   - Товарищ майор, это Стрельцов, велено вам доложить, что две поисковые группы захвата, что были вами отправлены, разгромлены и теперь находятся в беспомощном состоянии на М-патии. Семеро штурмовиков включая двух пилотов убиты, семнадцать тяжелораненые.
   - Как? - только и успел выпалить он, осознавая что произошло, ведь он должен был проснуться не ранее чем через три часа и пойти допросить дезертира, когда его поймают и доставят в штаб Особого Отдела на саму Мелиту.
   - Не могу знать товарищ Майор! - испуганно ответил Стрельцов, впервые слыша в его голосе злость и раздражение. - Надо полагать, ему была оказана поддержка из числа местных, незаконных вооружённых формирований среди проживающих там бесчисленных, криминальных элементов.
   - Сколько послали за ними в помощь мобильных челноков?
   - Ни одного, ждём вашего распоряжения товарищ майор, - майор по голосу Стрельцова, понял, что тот сейчас белый как мел.
   - Шесть! Нет восемь боевых звездолётов! Послать, немедленно! С ними два, нет четыре боевых дрона! Дезертир нужен живым! Ты меня понял!?
   - Так точно товарищ майор Волин! Восемь боевых звездолётов и присоединённые четыре боевых дрона уже снялись с орбитального космоносца и через три, две, одну... отправились на помощь.
   - Уведомлять меня незамедлительно Стрельцов обо всех изменениях ситуации на М-патии. Полковнику Нравов я всё передам лично. Это понятно?
   - Так точно.
   - Отбой, - коммуникатор с последним "так точно" смолк на середине. - Жалюзи откройтесь, - отдал команду майор и они тут же разошлись в стороны, тут же яркий свет с соседних солнц, в силу особенностей расположения Мелиты, почти никогда не уходящими за зенит, ударил ему по уставшим, воспалённым глазам. - Ах ты ж! - закрыл лицо руками майор, очередной раз забыв где находится из-за постоянный смены служебной дислокации.
   Пришлось прибегнуть к новой порции бодрина, на этот раз, через встроенный инъектор в стене. Хрустя шеей, он отошёл от стены и подошёл к иллюминатору. Как и любая другая планета, Мелита, тоже изначально не была с подходящей атмосферой, и прошли годы, прежде чем её климат стал подходящим для проживания человека. Именно с тех времён и было построено грандиозное здание штаба Особого Отдела, в виде космической станции на безжизненной поверхности Мелиты, а вместо окон, остались иллюминаторы, что так нравились Волину с детских лет. Застёгивая все магнитные пуговицы на кителе, он невольно осмотрел широкий плац-стоянку далеко внизу.
   Почти никто из военных не предпочитал носить кители на магнитных застёжках, предпочитая им проверенные временем авто клёпки или умные пуговицы. Потому что вшитые магниты притягивали к себе всю мелкую металлическую мелочь, от скрепок, жетонов и монет до всего остального. Но ему лично они нравились тем, что в условиях короткого и жёсткого боя, можно было обойтись без разгрузки, цепляя прямо на грудь, заранее повешенные магазины, упрощающие почти мгновенную перезарядку.
   Бодрин, уже вовсю теплился в его крови и напитывал мозг аналогом синтетической и генетически исправленной коки. Майор даже принял равнодушно спокойное выражение лица и ясность пришла в его сознание. Вдруг на лбу его отразилась морщина возмущения. Прямо перед ним пролетел челнок снабжения, забрал правее и чуть не касаясь здания, стал быстро набирать высоту.
   Это очень не понравилось Волину, благо бодрин уже действовал и он решил не докладывать наверх отдела снабжения о строжайшем нарушении устава полётов в расположении штаба Особого Отдела. Не его это участок контроля. Пусть с этим снабженцы сами разбираются. У него и так своих дел по горло. За всеми уследить нельзя. А данный инцидент точно не останется незамеченным. Придя к такому утешительному выводу, он выпил стакан воды и покинул покои.
  
   Глава 19 Тихий штурм
  
   Проникнуть на Мелиту Корру было не трудно, попросту пройдя через самую малоприметную часть орбиты, отведённую для туристов. Введя в графу визита: "Возврат звездолёта в автоматическом режиме хозяину", бот без лишних вопросов пропустил его. Дальше следовало быть осторожным и по пути к Штабу Особого отдела, Корр нашёл самую малолюдную часть суши, на берегу неизвестной реки, где стоял на привале неизвестный, военный челнок тёмно зелёного цвета. Корр совершил посадку в ручном управлении, рядом с ним. Не смотря на предупреждения звездолёта немедленно покинуть место стоянки под угрозой уничтожения, как агрессора, открыл грузовой отсек и выключил панель.
   Перейдя в режим мимикрии, Корр застал двух бойцов, явно сорвавшихся с пикника на траве, так как на одном не было верха, а у другого вместе десантной винтовки был только пистолет. Они не смогли стерпеть такую наглость пьяных туристов и теперь, обязаны были наказать нарушителя. Научить не просто элементарной вежливости, но и положенной соблюдать всеми неукоснительно в Кармонии, кроме Императора и некоторых лиц к нему приближённых, дистанцию между военной техникой и любой другой.
   На это Корр и рассчитывал. Учитывая увеличенную скорость брони, а значит и силу, он легко обошёл их по широкому грузовому отсеку и слегка оглушил их стремительными, но лёгкими ударами, чтобы не убить, по неприкрытым головам. Вытащенные на траву тела, он связал и оставил как есть, завладев кодами управления их челноком. Кажется, челнок был для снабженцев, потому не составило большого труда обойти его систему безопасности, оставленную без проверки на биосканер пилота, что не могло не радовать Корра, в связи с отсутствием траты времени на элементарный взлом панели.
   Челноки снабженцев не были такими уж сложными техническими устройствами и почти любой уважающий себя штурмовик, просто был обязан уметь пользоваться любым видом транспорта, тем более таким, чтобы вести эффективную войну, устраняя противника любым доступным образом. Тем более таким совсем не боевым по скудным характеристикам, летающим корытом для перевозки грузов. Не теряя времени на ввод координатов, Корр просто задал возврат на базу и на подлёте в доки, перешёл на ручное управление, чтобы попасть на крышу штаба Особого Отдела. У летающего корыта была плохо отрегулирована обратная тяга, служившая вместо тормозов, потому он слегка не рассчитал со скоростью и чуть не протаранил тупым носом полу стеклянную стену здания. Благо успел резко вытянуть штурвал на себя и уйти в вертикальный взлёт.
   Корра ничуть не смущало его столь нескрытное поведение, наоборот, он посчитал это хорошим знаком. Ведь лучший способ оставаться незамеченным, быть у всех на виду и с демонстративной наглостью, вести себя, как у себя дома. Естественно крыша, была только для самых важных чинов и появление на ней какого-то снабженца, возмутило оператора до глубины души, поправ уставной порядок посадки и его личное достоинство. Оператор отчаянно моргал огнями Корру, посылая на всех частотах приказ, убираться немедленно, но челнок как ни в чём не бывало, спокойно покачиваясь из стороны в сторону опустился на частную стоянку, среди дорогих, элитных, приватных военных звездолётов с личными пилотами.
   Выбравшись наружу в режиме мимикрии, Корр обошёл челнок и достав один клинок, пропахал его бок в том месте, где должна была находиться трансмиссия посадочных, неуклюжих колёс. Тут же, как он вынул мезоклинок, из прорезанного стального бока хлынул поток чёрного масла. Навстречу ему уже бежали два постовых, колыхаясь как птицы в клетке, каждый в своей тяжёлой, боевой броне. Бойцы обошли кругом челнок, минуя проскользнувшего мимо них, невидимого лазутчика и озираясь в поисках сломавшегося недотёпы. Шлюз Корр успел закрыть и постовые, наверно поняв, что пилот пьян и заперся внутри, решили достать его, используя богатый арсенал стандартной брони, но его оказалось недостаточно.
   Его легенда была проста и незатейлива, потому должна была сработать. На лицо типичная поломка с хлещущим чёрным маслом прямо из борта. Побудившая горе снабженцев, возможно не трезвых, посадить своё корыто, чтобы не разбиться о плац. Оттого вероятно и не выходят на связь. Но долго этот манёвр не продлится и челнок вскроют, как консервную банку ножами, чтобы спросить с горе снабженцев и привести к ответственности. Из люка, вдруг откуда не возьмись, появился пятиметровый экзоскелет, с бойцом внутри, за не прозрачной кабиной-забралом. Один манипулятор у него был с зубастым захватом и буром, другой оснащён огромными ножницами. Через пару минут, он легко разрезал его с двух направлений, видимо ещё и озлобленный срочными и гневными приказами сверху.
   Корр ждал, когда постовые вернуться внутрь будки оборудованной крупнокалиберными пулемётами и прочим тяжёлым энергооружием. Внезапно рядом с ним парадные двери с красными ковровыми дорожками открылись. Через них вышла небольшая делегация вместе с гражданскими делегатами и несколькими репортёрами. Военному руководству, пришлось тут же дать интервью, о том, как штаб Особого Отдела, милостиво протягивает руку помощи, беднягам снабженцам, вызволяя их из стального плена на свободу. Вот только люди изнутри всё никак не появлялись. Наверно хорошо спрятались и устыдившись своей выходной, не спешили покидать спасительный чертог челнока.
   Корру было некогда смотреть на это шоу и он юркнул внутрь, перепрыгивая и бесшумно перекатываясь через пропускные рамки. Его совершенно не удивляла простота, с которой он проник в штаб Особого Отдела. По слухам подобные прецеденты уже были, брать то там всё равно нечего. Вся информация так закодирована, что для того, чтобы раскодировать её, потребуется не один десяток лет, тогда когда она станет уже не актуальной и автор всех художеств будет давно пойман.
   По тем же армейским слухам, счастливчики сумевшие войти, до сих пор пребывают в камерах физических и психических пыток, на тридцатилетнем наказании за содеянное и для примера того, что будет с каждым, если кто захочет повторить их славный и несомненно дерзкий подвиг. Корр вспомнил свой опыт нахождения в ней тридцать секунд и вздрогнул. Ему представилось, насколько должен притупиться ко всем чувствам организм, чтобы перестать ощущать любые пытки, хотя бы примерно через неделю, при условии, окончательно не сойти с ума.
   Но думать ему об этом было некогда, он бороздил коридоры, спускался в шахту лифта и проникал во все двери подряд, выискивая одного единственного человека. Только на второй час, когда он спустился основательно низко, а окна совсем пропали, ему стали попадаться первые камеры с задержанными, пропавшими молодыми учёными и другими счастливчиками, имеющими возможность побывать на Искарии и возможно, даже войти с ней в контакт лично, как сделал это он сам. Но всё это было не то. Он искал того самого бессмертного и наконец нашёл.
   Искомый человек, молодой учёный, сейчас лежал на полу закрытого отсека для испытаний оружия. У стены стояло три человека в форме и при оружии, а рядом с обгоревшим, от сильного электрического тока, подаваемого через электроды, сидели два человека в белых халатах и наблюдали вплотную за восстановлением обгоревших тканей. Бессмертный едва шевелился, надо полагать, испытывая колоссальную боль.
   Корр отошёл от двери, достал мезоклинки и вскрыл ими под собой пол. Перерубив все энергоканалы уровня, он погрузился в полную тьму, но тут же визор сам перешёл на цветной, ночной режим. Из двери высыпала пара солдат. Водя винтовками из стороны в сторону, они пытались поймать светом фонаря дерзкого нарушителя, но кроме развороченного пола ничего нашли. Мощными ударами клинков плашмя он так сильно надел им шлемы на головы, что один из них сразу потерял сознание, а второй бросил винтовку и принялся пытаться снять шлем с головы. Вместо того чтобы эффективно вести бой, расстреливая весь коридор без разбору и вызвать тем самым шумом боя подкрепление или постороннее внимание. Хотя наверно от внутреннего, повышенного черепного давления, думать здраво он сейчас просто не мог в принципе.
   Оберегавший пленного и двух человек в белых халатах, направил ствол винтовки на проход, но Корр зашёл слишком тихо, чтобы он мог его услышать и слишком бесстрастно, чтобы он мог его почувствовать. Перерубленная напополам винтовка сильно удивила бойца, но он не растерялся и полез за пистолетом. Ещё на выходе из кобуры он лишился таким же образом и пистолета. Посмотрев на длинный штыкнож в ножнах, солдат заколебался и пробовал бежать. Но наткнулся лицом на сильно ослабленный, чтобы опять же не убить, удар кулака в жёсткой рукавице.
   - Время на восстановление? - спросил Корр у халатов.
   - Эээ. - задумался веснушчатый естествоиспытатель, глядя в разрезанную темноту лучом фонаря, от лежащей на полу винтовки.
   - Двадцать минут, - быстро ответил второй, чтобы невидимый не расценил мычание коллеги, как нежелание подчиниться.
   - Сидите здесь тихо, - халаты закивали.
   Корр поднял тело, закинул на плечо и только собрался уходить, как обгоревшее тело плавно растворилось в темноте на его плече. Из коридора его приманил голос девушки.
   - Эй, коммандос. Псс. Я здесь. Я знаю, откуда ты и что здесь забыл. Возьми меня с собой, умоляю тебя. У меня есть неплохой звездолёт, он нам пригодится, я покажу тебе, куда его поставили. Я помогу тебе.
   - Отойди от двери, - недолго колебался Корр.
   - А? Ага, поняла. Сейчас, - в одно движение, Корр рубанул наотмашь по стальным петлям и после удара ногой, прогнул её немного внутрь. - Ну, ты силяга. Только я тебя не вижу.
   - Будешь открывать рот, когда я скажу. А теперь молчи.
   Корр подхватил её свободной рукой и от неожиданности, она сразу же вскрикнула, но тут же затихла, когда он положил её поверх обгорелого тела. Спецброня для разведки, была рассчитана на нагрузку в полное обмундирование, при этом боец мог с лёгкостью вытащить с поля боя на своих плечах, ещё четверых бойцов в средней броне. Так что Корр почти не почувствовал разницы в перемене давления на плечах и ногах, лишь движения стали чуть менее плавнее привычных.
   Коридоры располосовали мощные тактические фонари, но Корр уже покинул уровень и двигался в обратном направлении в сторону крыши. Выбравшись в технический отсек для обслуживания шахты лифта, он поднялся на крышу на встречной кабине лифта, на предпоследний этаж. Обгоревшее тело буквально с каждой минутой, начинало стонать и оживать. Корр вколол ему из поясной аптечки неоморфин, новый наркотик, служивший как универсальное обезболивающее, без эффекта привыкания. Тело мгновенно успокоилось и вновь обмякло на его плече, под весом девушки.
   Когда он оказался на крыше, то подлетело два гирокоптера и при приземлении высадилось два крупных отряда штурмовиков, вставших в две колонны, по сторонам красной дорожки. Последними вышли неизвестные Корру мужчина и женщина в деловых костюмах и последовали по красной дорожке внутрь. Ими могли быть кто угодно, на всю Кармонию довольно много управляющих звеньев, служащих императору на имперском поприще. Корр побежал по самому краю крыши, в сторону двух взлетающих гирокоптеров, как вдруг парадные двери раскрылись, и из них выбежал майор Волин, ведущий за собой бесчисленное количество бойцов, образцово обмундированной группы быстрого реагирования. Стоящие вдоль красной дорожки, видимо частная охрана гражданских лиц, тут же стала закрывать спинами своих поверенных. Группа быстрого реагирования ощетинилась стволами в ответ.
   - "Рысь" отставить! Оператор, остановить их! - кричал Волин в гарнитуру, перекрикивая дрожащий в воздухе хруст отлетающих гирокоптеров.
  
   Глава 20 Осиное гнездо
  
   - Остановите их! - одновременно кричал майор в гарнитуру и в сторону гражданских, показывая пальцем вслед уходящим вдаль гирокоптерам. - Что значит, не отвечают на запрос? Мы здесь Штаб или они? - начинал повышать голос майор, хоть его было отчётливо слышно на всей территории крыши. - Вы! Остановите их немедленно! Они подчиняются вам! - сказал майор гражданским.
   - Товарищ майор, вы же знаете, что император даёт нам, как делегатам личное право, находиться вне сферы вашей военной юрисдикции и компетенции, - спокойно ответила ему женщина в сером пиджаке и чёрной юбке до колен.
   - Она абсолютно права, - кивнул мужчина в серой тройке. - Это совершенно не военный летательный аппарат.
   - Вера, я отлично знаю, что в нашей юрисдикции, а что нет. На борту вашего личного транспорта беглый военный преступник и захваченный им заложник, имеющий прямое значение для интересов императора.
   - Тогда Всеволод, летите за ним сами. У нас нет связи с пилотами, они подчиняются только правительству и вернуться не ранее чем через два часа.
   - "Рысь", слушай мою команду! В зведолёт Б1 быстро! Догоним их сами, - а вы Вера, скажите спасибо, что я не отдал приказ сбить его немедленно, - сказал ей майор, перед тем как закрылся фюзеляж, так что последнее слово осталось за ним.
   - Да что они о себе вообще думают? - спросила вслух Вера, смотря на свою службу охраны, соблюдавшую полное молчание. - При встрече с полковником я обязательно упомяну о его поведении.
   - Я бы вам этого не советовал делать, мы не на каком-нибудь Плутоне, - посоветовал ей спутник. - Расположенный здесь штаб ОО может делать всё что хочет, с любыми жителями Кармонии, без ограничений и разделений на военных, госслужащих или гражданских.
   - Чёртовы сапоги. Тогда я заручусь поддержкой императора о неприкосновенности его делегатов в любой точке вселенной, - она направилась к главному входу и процессия охранения потекла за ней.
   - Это уже звучит разумнее. Но, Вера, я бы решительно не советовал вам портить отношения с сапогами из-за такого пустяка. В конце концов, нас ждут дела поважнее.
   Догоняя гирокоптеры, майор не мог выбросить из головы чёртову бабу, не понимающую ценности того, чем они там все занимаются. Не будь она делегатом, то уже давно бы попала под следствие Особого Отдела, за учинение препятствий по делу государственной важности с высшей мерой наказания - расстрел на месте. Майор был уверен, что застрели он её на месте или её друга пиджака, то у второго оппонента, вмиг бы нашлось разумное решение остановить гирокоптеры и заставить их вернуться назад.
   Когда стоит первостепенная задача, поставленная самим императором и доверенная лично ему полковником Нравовым, он автоматически имел безграничную власть. Только в силу доброты душевной и разумности, он не проявил грубую силу по отношении к ней. Её охрана ощетинилась только из приличия. Ни один из бойцов сознательно не устроит пальбу на крыше Штаба. Последствия для всех открывших огонь, будут самые плачевные.
   Боевой звездолёт просигналил и выдал на всех частотах приказ остановиться правительственным гирокоптерам, под угрозой немедленного уничтожения в случае малейшего неподчинения. Им было велено садиться, прямо посреди поля. Дул сильный ветер, высокая трава колыхалась, как волосы. Из звездолёта высыпалась группа быстро реагирования и взяла в кольцо и под прицел два гирокоптера, вместе с пилотами. Майор достал гравипистолет, ступил на борт одного гирокоптера, внимательно его осмотрел, потом ступил на борт другого.
   Первые подозрения, что закрались ему в мысли, что чёртова Вера заодно со сбежавшим дезертиром-диверсантом и пленным бессмертным. Такие параноидальные мысли он сразу отогнал из своей головы. Слишком невероятная версия. Он никогда не мешал эмоции с делом, где должен был преобладать только холодный расчёт. Ни дезертира, ни пленного. Он вышел в поле, осмотрел бойцов в подчинении и перевёл взгляд на бескрайние поля с колыхающейся травой. На мгновение, он даже задумался бросить свою работу, улететь на какую-нибудь отдалённую планету и купить дом в подобной местности. Где только ветер реет на просторах, да трава колышется кругом, как волосы любимой жены, а из-за холмов дует солёный запах моря.
   Тут же прогнав, эти явно безумные мысли он вернулся, ни слова не говоря в звездолёт. Вышел на связь со Штабом.
   - Полковника Нравова немедленно.
   - Нравов, слушаю майор.
   - Птички чистые. Объекты находятся у вас.
   - Принял, - спокойно и буднично ответил полковник, словно они потеряли несколько магнитных скрепок под столом, а не главного свидетеля чуда, произошедшего с ним на Искарии. - Будем шерстить лучше. Возвращайтесь. Что там эта стерва правительственная себе, позволила на крыше? Запереть её в комнате допроса, до твоего возвращения?
   - Все нормально. Не до неё.
   - Ладно, Волин, смотри сам. Отбой.
   - Отбой.
   Когда звездолёт поднялся вверх, майор все смотрел в иллюминатор на поле. Ветер так сильно колыхал траву, что он даже немного загрустил. Его не покидало чувство, что его обвели вокруг пальца, как это делает фальшивый насквозь клоун, доставая конфетку или монетку, то из одной руки, то из другой. Ты тянешься взять приманку, а она пропадает у него в зажатом кулаке, так же быстро, как и появилась, а в следующее мгновение, она вновь оказывается у тебя либо за ухом, либо в твоём кармане.
   Понять где был совершён прокол, ему не удавалось. Выходило, искомые объекты каким-то загадочным образом выскользнули у него из рук, как последняя пролитая вода из кувшина, на трясущиеся ладони старика в жаркой пустыне. Вот она есть, вот он устремляет свои губы и язык к ладоням и вот уже она впиталась в песок. И сколько его не копай, напиться уже не удастся. На смену охотничьему азарту пришло наваждение. Словно майор упустил какую-то призрачную возможность стать другим. Поменять свою багряную судьбу и сделать пусть даже не Кармонию, не отдельно взятую планету, а хотя бы себя лучше. Не похоже на действие бодрина. Всё это было крайне странно, как вся его работа в целом. Работа над странным, в этом странном со всех сторон мире, с какой стороны не подойди, с какого ракурса не посмотри.
   Только звездолёт ушёл в одну чёрную точку, как напуганные пилоты переглянулись, вышли из гирокоптеров и закурили по трубке. Они делали это традиционно один раз в день, когда заканчивались все учётные рейсы по доставке правительственных шишек. Сегодня они всерьёз полагали, что их расстреляют на месте. Как уже не раз было с их братом, не смотря на элитную работу пилотами на службе у Его величества Императора. Потому тянуть до окончания не было ни сих ни нервов, которые, кстати можно было легко успокоить стоя с коллегой по работе в таком прекрасном и безбрежном месте, по пояс в траве и покуривая без никотиновые трубки.
   Пока пилоты приходили в себя, из высокой травы давно уже вынырнул Корр и не успел боевой звездолёт скрыться из виду, как Корр с двумя пассажирами, уже проник на один из Гирокоптеров. Больше всего он опасался, что пилоты закроют раньше фюзеляжи, но интуиция говорила ему, что у него будет масса времени и лучше дать майору сначала улететь, чтобы не дать возможности включить на полную катушку, обескураженную погоней чуйку.
   Пилоты докурили трубки с фальштабаком, вытряхнули и прочистили свои чубуки и молча разошлись по кабинам. Гирокоптеры взлетели и направились прямиком в правительственный дворец.
   Только оказавшись в штабе Особого Отдела майор стал понимать, как сильно он ошибался. Теперь до него стало доходить, как всё именно произошло и почему, никто ничего не понял. Этот побег, который он так глупо прозевал, вместе со всем Штабом в целом, был просто банален. Он должен был предугадать, что так всё просто не может быть и на лицо была явная подстава. Он и впрямь чувствовал себя ребёнком, одураченным бездарным клоуном. Одно майор не мог понять, почему он, как человек, само внимание и проницательность, так глупо попался на простой трюк с пропавшей у него же в руке конфеткой.
   Он даже догадался, какая была использована спецброня. Вот только откуда она была у него, оставалось под большим вопросом, но и его он бы раскрыл, будь у него чуточку больше власти, сил и самое главное - времени. Которого как всегда, катастрофически не хватало.
   - Твою дивизию, - шептал он. - На нём была спецброня для - разведчиков диверсантов. Это же ясно как день. Мы как те глупые осы, к которым в гнездо попала обмазанная мёдом пчела и никто не распознал в ней неприятеля.
   Более того у майора из-под носа пропал самый главный объект - бессмертный учёный из группы ОНОК. За что ему теперь полагался не просто неслабский выговор, а чего похуже. Хуже того, ещё и баба пропала. Лисс Брине. Но куда полетел дезертир и зачем ему баба с бессмертным в правительстве? Чем больше он понимал, тем меньше он разумел, потому что логические выводы противоречили один другому.
   - Докладывайте майор Волин, - услышал он тихий голос полковника у себя за спиной.
  
   Глава 21 Во дворце
  
   - Она дала тебе миссию?
   - Это не важно, что она мне дала, а что нет.
   - Тогда зачем, мы летим в правительственный дворец.
   - Мы должны увидеться с императором лично.
   - Хочешь сказать, у тебя назначен приём? - усмехнулась Лисс.
   - Мы его назначим сами.
   - А ты среди нас, больше всего тронулся, похоже. Не в обиду скажу я тебе.
   - Как посмотреть.
   - И то верно. Так какой у тебя план?
   - Просто не мешай мне и оставайся на борту.
   - А как же звездолёт?
   - Где он находится?
   - Последний раз я слышала, что он будет отправлен на склад трофейной техники, за ненадобностью. Ты знаешь, где это?
   - Предполагаю, где это может быть, но по долгу службы лично там не был. Об этом лучше всего знают пилоты, они обычно привлекаются для перегона.
   - Даже правительственные пилоты?
   - Ну, они же не с рождения были правительственными. Основы и стаж они получили именно в ВС Кармонии и уверен, до сих пор ей принадлежат. Давай лучше у них самих об этом и спросим, когда прилетим. Ни к чему в полёте отвлекать пилота. Плохая примета.
   - Да уж. А что ты с этой припадочной шкваркой всё нянчишься?
   - По той же причине что и с тобой.
   - Искария дала на его счёт тебе особые указания? - Корр посмотрел в её лазурно-розовые глаза с распахнутыми ресницами и промолчал.
   Гирокоптер сбавил скорость. Они подлетали. Как только произошла полная остановка, Корр включил мимикрию. Открыл изнутри дверь, прорезав автоматический замок и бесшумно двинулся в сторону вышедшего пилота. Когда пилота нечто холодное ухватило за шею и подняло над полом на добрых пол метра, нервы его сдали, и он чуть не закричал. Вот только воздуха для этого не хватило в лёгких. Тело его вскоре стало прозрачным.
   Второй пилот вышел из соседнего гирокоптера, хлопнул мягко дверью и обошёл гирокоптер, в котором осталась Лисс и бледно розовый, заживающий на глазах бессмертный. Он покрутил головой вокруг, и не найдя товарища, который наверно ушёл раньше, пошёл в сторону дверей ведущих прочь из ангара. Придушенный пилот в руке Корра проводил его взглядом полного отчаянья и окончательно перестал брыкаться, только когда его коллега хлопнул дверью выхода.
   - Будешь его стеречь здесь, - сказал Корр, отдав Лисс табельный пистолет пилота. - Пока я прогуливаюсь по дворцу.
   - Внезапно. Может, лучше его свяжем, да я пойду с тобой?
   - Исключено. Я иду один. Пока меня не будет, ты его свяжешь и расспросишь, о том, где находится склад временного хранения трофейной техники, вместе с твоим звездолётом.
   - Ладно, а этого ты куда потащил?
   - У нас свои дела, - сказал Корр, забросив на плечо, начинающего приходить в себя бессмертного.
   - Давайте быстрее мальчики, пока я со скуки не пристрелила пилота, - улыбаясь, сказала она это, явно неспроста, а с тонким намерением вызвать у пилота содействие и капельку доверия.
   Корр вышел и закрыл за собой раздвижную дверь. Особо долго плутать не пришлось. Минуя все виды камер, датчиков и приборов слежения с безопасностью, Корр вышел к центральной части немалого дворца. Он шёл по цветным коридорам с витражами, проходя мимо райских садов с экзотическими птицами и животными. Ему понравилось, что император любит природу. Впрочем, это могли просто сделать всё дизайнеры, без его ведома и пожелания. Но раз так всё было, в худшем случае, он просто был не против. Давно Корр не видел подобного великолепия, встречая в своей жизни в основном солдатский аскетизм, войну и в лучшем случае разграбленные, обстрелянные дворцы и поместья.
   Иногда когда он проходил мимо дворцовой стражи, обтянутой в самую совершенную на сегодняшний день лёгкую броню, то некоторые из них, начинали крутить головами, словно чувствуя его, но не шевелились с места, потому как ни одна система безопасности не била тревогу, что во дворце есть посторонний. Да и у императора была хорошая репутация. Редкое явление, когда народ жалует своего правителя, но всё было именно так. А ведь всё потому, что была задействована отработанная веками схема, удержания всех фальшденежных средств, доверенной правящей верхушкой и абсолютное внедрение, и попустительство элегантно прикрытого рабства, с попутной наркотизации большей части населения.
   Проникнув в собственные покои его величества, Корр к своему сожалению не застал там императора, но решил больше не рисковать быть увиденным и мудро решил подождать его там. Ждать пришлось долго, почти весь световой день. Бессмертный давно из его рук перекочевал в кровать императора и не пробуждаясь, остался лежать на ней в полном здравии. Зато к ночи, император Иоан, прошёл в свои покои, держа за руку молодую южанку-наложницу. Корр едва успел включить мимикрию, чуть не задремав, сидя на белом резном столе из тысячелетнего дерева. Топот ног под дверьми, пришёл скорее на самой границе чувствительных наушников, чем был отчётливо услышан. Наложница быстро покинула его, отправившись в уборную.
   Корр даже облегчённо вздохнул, радуясь тому, что она сама, немало облегчила ему задачу. Подперев двери в уборную старинным комодом из сандалового дерева, Корр подошёл к императору и схватил его за горло. Беспроигрышный вариант. Император, явно имевший дело с боевыми искусствами не понаслышке, молнией выхватил мезокинжал у себя с пояса и хотел пропороть руку невидимого госизменника и цареубийцы, но ускоренным движением свободной руки Корр едва не сломав ему кисть, быстро выбил его. Кинжал прокатился по полу и исчез в темноте в другом конец зала.
   Безотказная техника сработала и на этот раз. Не важно, кто перед тобой, пилот, обычный человек или император. Когда невидимая махина, стальной хваткой сжимает твоё горло, подняв над полом на пол метра и выше, а воздуха в лёгких едва хватает чтобы не потерять сознание, сразу становишься мягким и податливым, как напуганный и придушенный удавом кролик. Корр оттащил императора, давая ему волочить дёргающие в конвульсии ноги, чтобы тот совсем не задохнулся и не потерял сознание. Но видимо не рассчитал или император оказался слабоват. Подобные тренировки штурмовики проходили с лёгкостью, но ни к чему сравнивать легкотелого правителя и рослых крепышей штурмовиков.
   Корр бросил задыхающееся тело императора на кровать и тут же бессмертный, открыл свои глаза, схватил императора за грудки и усадил напротив себя. Чем больше бессмертный держал отпихивающегося императора перед собой, тем быстрее его лицо и тело становилось похожим на него, пока они не стали, как две капли воды. Затем пришлось помочь бессмертному, раздеть императора до гола, в основном держа его прежним хватом за горло, чтобы тот не кричал и не пытался дотянуться до спрятанного оружия под подушками и кнопок вызова стажи.
   Когда император остался гол, а бессмертный был одет в его одежды, то Корр по-прежнему держа его за горло, подтащил к уборной, где только что выключился душ и отодвинул комод. Мимикрия полностью скрыла их обоих в тот момент, когда ничего не подозревающая наложница, слегка накачанная наркотиками, уже плыла навстречу своему любимому императору. Корр убедился, что она не обнаружила подмены, затем быстро оглушил лёгким прикосновением к голове, голый оригинал и привычно забросил на плечо.
   Развлечение и страсть пошли полным ходом, но Корр уже вышел и притворил за собой двери в императорские покои. Не тревожа стоящих стражей, он по проверенному маршруту вернулся в ангар, оглушив по пути только двух поваров, случайно натолкнувшихся на него по пути, когда он шёл через кухню. В остальном прошло без происшествий.
   Почувствовав удар о холодную, твёрдую поверхность император пришёл в себя. Он оказался внутри какого-то гирокоптера, для вверенных ему лиц.
   - Вот умора, - сказал Лисс, поигрывая пистолетом. - Зачем ты его сюда приволок? Кстати где наш поджаренный огурчик? Пока тебя не было, я узнала, где находится склад временного хранения.
   - Кто вы такие, что вам надо? - хрипящим голосом в пересохшем и болевшем горле спросил император. - Вы хотите свергнуть власть и устроить революцию? Кто вас подослал?
   Корр не выдержал и засмеялся. Глядя на заразительно гоготавшего от души и больших лёгких Корра, истерически засмеялась Лисс. Над ним посмеивался даже пилот. Нервно так, что даже тик разыгрался сразу на обоих глазах одновременно.
   Император впервые понял, что он испугался так, как не боялся никогда в своей жизни. Даже когда в тридцать лет, чуть не упал в океан, будучи на борту во время прогулочного полёта личного гирокоптера, на очень низкой скорости и высоте. Два двигателя просто синхронно и одновременно встали. Самый безопасный во всей планетарной системе гирокоптер чуть не ушёл в глубины океана, похоронив его и всех, кто с ним был на его же дне рожденья.
   Потом так и не удалось выяснить причину, было это изящно спланированное покушение на ничего не подозревающего молодого политика, или это злой рок, заставил безотказные двигатели, чудом отключиться в самый неподходящий момент. Спасло их только то, что уже черпнув открытым салоном солёной воды, двигатели вновь включились и легко вытянули стальную махину вверх. То был действительно страшный день и второй день рождения.
   Но сейчас всё было куда хуже. Император хоть и не был сентиментален, управляя Кармонией стальной перчаткой и хлёстким кнутом, но нутром чувствовал, что дни его сочтены и он обречён навсегда покинуть свой пост по вине двух неизвестных, из приличия даже не представившихся и не рассказавших ему о своих планах. Как это бывает в благородных фильмах и книгах про шпионов, которые он так любил в юности.
   - А он смешной, - выдавила из себя Лисс, чтобы хоть как-нибудь угомонить свою истерику.
   - Ты никому не нужен, как и твое свержение. Отныне твой двойник, будет действовать в некоторых других интересах, в некотором смысле, во благо всех живущих.
   - Правда? - ответом ему послужил только новый смех Лисс и он уже не мог понять, смеётся она над его предательски малым достоинством и наготой в целом или над словами своего ужасного сообщника в спецброне, предназначенной для личных шпионов императора.
   Обычно красноречие его переходило всякие меры, когда дело касалось ораторского мастерства и ситуации вдохновлять на свершения во имя его величества и Кармонии в целом людей. Да сегодня он был подавлен отчаяньем и безусловно знал, что никакие предложения и уговоры не заставят его пленителей и изменников в безумии которых он теперь не сомневался, послушать его или пойти на компромисс. От них буквально веяло тем, чем необъяснимо веет от высших чинов и сотрудников штаба Особого Отдела и он нутром чуял, что всё это как-то связано с Искарией и её тайнами, но умом не мог понять как именно и почему.
   - Мы улетаем, - серьёзно сказал Корр и вышел из режима мимикрии.
   - Ты всё слышал, - несильно потыкала пилота в бок Лисс, как распоследняя космическая пиратка, его же собственным раскладным ножом и разрезала путы на руках и ногах. - А теперь топай в кабину, если не хочешь, чтобы я познакомила тебя со своей не самой лучшей стороной.
  
   Глава 22 Доклад
  
   - Здравия желаю товарищ полковник.
   - Благодарю на добром слове, и ты здрав будь майор. У тебя для меня интересные новости. По лицу вижу.
   - Появилась подозрительная активность вокруг Искарии.
   - Вкурсе. Подтянулся противник из числа сил Анархии? Так это предсказуемо. Раз уж Анархия такие крутые независимые войска, напоминающие скорее объединённых пиратов, в таком большом количестве, что способны противостоять малым силам космических вооружённых сил Кармонии, то это повод для настоящей войны. Они всегда суют нос, куда не просят, пока мы им его не утрём. С той разницей, что раньше они занимались просто пиратством, а теперь посягают на собственность императора и часть системы Кармонии.
   - Анархисты, для нас вторичная проблема.
   - Да? - искренне удивился полковник, вставая с кресла, чтобы без спроса майора, сделать им по кофе. - Бутерброды принесите, - сказал он быстро в коммуникатор и сразу отключился, предоставляя всё своё внимание пришедшему подчинённому. - Что за активность?
   - Процесс напоминает образование новой чёрной дыры.
   - Что-то у тебя вид утомлённый майор, ты вообще спишь, ешь? - риторически заметил полковник. - Я в силу своих знаний осведомлён в этой теме не хуже тебя Волин. Насколько мне известно, этот процесс там невозможен, в силу отсутствия элементарных на то причин. На голом месте чёрные дыры никогда не образуются, - внесли поднос с бутербродами. - Вот и кофе готов, угощайся пока есть время.
   - Благодарю вас. Ваша правда, полковник. Я бы и сам не поверил, если бы не получил пятнадцать минут назад, сведения от нашего аналитического отдела. Дело касается как раз воронки предшествующей образованию чёрной дыры или как угодно полковник, процесса похожего на него.
   - Ну ладно. Чем это нам грозит?
   - Похоже, Искария, каким-то образом создала вокруг себя поле диссонанса и теперь скручивает пространство вокруг себя как хочет. Подобные явления происходили, когда мы вели эксперименты по выявлению других измерений.
   - Ты о тех самых измерениях, куда белые халаты ОНОКа провалились? - Волин кивнул.
   - В самом худшем случае из всех, она поглотит все вокруг, в том числе Золомейю и саму себя, а потом перетянет на себя как одеяло всю Кармонию. Если конечно не схлопнется раньше времени и не создаст дыру в другое измерение. Здесь уже не знаешь, что хуже, а что лучше товарищ полковник.
   - Да припоминаю, как мы открыли один раз дыру в другое измерение. То, что оттуда полезло, умудрилось расширить дыру до нужных ей размеров, а потом захватывало нашу материю и преобразовывало в себя, пока не принялось осваивать весь лабораторный комплекс и полигон. Если бы не бомбардировка свеже разработанными мультивакуумными зарядами, расщепляющими всё до атомов, то неизвестно во что бы это вылилось и как быстро бы оно захватило лабораторию, полигон и возможно целую планету. Да и кстати не факт, что это помогло. Скорее мы только скосили дерево, а корни остались. Так что ждём когда прорастут вновь. Для этого мы кстати новые виды зарядов разрабатываем. Ты не сторонись разработок в лаборатории Д-9. Заходи, как выручишь свободное время. Там много чего интересного происходит. Тем более это наша вотчина и нам с тобой её курировать.
   - Это совершенно секретное дело, случайно не с условным обозначением Ф-13?
   - Да именно оно, успел ознакомиться? Прежде чем его заморозили окончательно и засекретили сверх всякой меры.
   - Успел. Не думаю, что у нас похожий случай, но полковник Нравов, суть вы уловили весьма точно. Если не начинать принимать меры сейчас, то мы рискуем пропустить то время, когда будем в силах на что-то реально повлиять. Эскадрильи уже отошли на безопасное расстояние от начинающихся процессов искривления пространства?
   - Отошли именно в тот момент, когда подтянулись новые силы эскадрильи, чтобы обеспечить более плотное кольцо сопротивления, на случай, если Анархисты захотят померяться силами с космическим флотом Кармонии.
   - Тогда у меня напрашиваются выводы, что пространство Искарии искривилось потому, что она чувствуя агрессивное настроение растущих кораблей, пытается себя обезопасить таким вот экстравагантным способом. Так она могла рефлекторно прореагировать . Словно учуяла рядом хищника и вздыбилась, чтобы он отошёл от неё подальше. Думаю, пока это предупреждение. Но она будет искривлять пространство до тех пор, пока Анархисты будут прибывать на горизонте, а отозвать или прогнать, их мы никак не сможем, не завязывая космического сражения и тем самым, ещё больше провоцируя Искарию, на ответные действия с её стороны. Пусть я говорю немного сумбурно и абсурдно, воспринимая Искарию как живую планету, но это то, что я думаю по данному вопросу, взвешивая всё, что происходит вокруг неё и на ней.
   - Что ты ещё думаешь, Всеволод? - перешёл полковник на неформальный тон, что означало то, что он поощряет предположения майора.
   - Я думаю, что планета, каким-то образом повлияла на всех, кто на ней был без исключения. На всех, кто так или иначе провёл с ней время в непосредственном контакте. За исключением штурмовиков, что забрали этих людей. Но и относительно их я бы подстраховался товарищ полковник.
   - Вот ты как витиевато подошёл к этому вопросу. Давай уж выкладывай всё как есть.
   - В результате открытого нападения на наш штаб пропал бессмертный учёный из научной группы ОНОК и Лисс Брине. По моим соображениям они направились в правительственный дворец, но там кроме нескольких оглушённых ничего серьёзного не произошло. Как бы неприятно было это мне признавать, проблема начинает выходить из моего лично и нашего с вами и Штабом, контроля в целом.
   - Ценю в тебе Волин то, что ты не стесняешься смотреть своим ошибкам в лицо.
   - Товарищ полковник. Судите сами. Вся эта возьня с бессмертным и дезертиром, выглядит как хорошо спланированная заранее акция. В том числе у меня подозрения, что в этом принимает каким-то существенным образом участие, вся компания задержанных. Напрямую это не удаётся уличить, хоть на это у меня нет ни одного прямого доказательства. Думаю по-другому, просто не может быть.
   - Этим всем своим докладом, ты хочешь сказать, что нам выкручивает уши посредством этих событий сама Искария.
   - Совершенно верно, я бы рекомендовал, принять контрмеры по данным вопросам, пока своеобразная уловка дезертира и Искарии не раскроется окончательно.
   - Даю добро на любые меры противодействия, без предварительного согласования с моей стороны. Тут ты прав, всё заходит слишком далеко. Будь со мной на связи двадцать четыре часа в сутки.
   - Так точно.
   - И вот ещё что, можешь взять мой новенький звездолёт в личное распоряжение. Он тебе очень пригодится.
   - Есть. Благодарю полковник.
  
   Глава 23 Склад временного хранения
  
   - Это здесь?
   - Кажется да.
   - Нет такого понятия. Либо это здесь, либо нет.
   - Да ладно не заводись. Как там тебя Корр, верно? - Лисс сдула с лица прямые рыжие пряди, но это не помогло, тогда она убрала волосы назад руками, ища глазами резинку или что нибудь, чем бы можно было заколоть на затылке волосы, пока наконец не нашла и не воспользовалась простым карандашом, вытащенным из-за пазухи.
   - Ну, пошли тогда.
   - Может тогда и меня отпустите? - взмолился пилот.
   - Разве тебя кто-то держит? - бросил ему не оборачиваясь Корр.
   Пилот поколебался немного и побежал назад.
   - Пристрели его.
   - Зачем?
   - Иначе он всё расскажет.
   - Об этом и так узнают. Это ни к чему. А вот его тело на полу ангара точно никому не нужно. Лучше скажи, где припарковали твой звездолёт.
   - Меня при этом не было. Может его давно в металлолом отправили.
   - Сомневаюсь. Всё что на ходу, должно быть законсервировано. Кармония из-за чрезмерно большого роста, за последние пять лет изрядно истощила ресурсы, потому теперь бросается за каждую планету подряд, как собака за костью, в надежде найти там металлы и другие ископаемые. Консервируя старые звездолёты на ходу, она подстраховывается. Если не сразу повезёт, поиск новых ресурсов изрядно займёт время. Антигравиматерия для двигателей явление знаешь ли не часто встречаемое.
   - Первый раз о ней слышу.
   - Постой Корр, я думала ресурсов во вселенной неограниченное количество. Разве не об этом твердит главная реклама: "Мы богаты и развиты как никогда, в единой системе Кармонии мы всесильны".
   - С изобилием во вселенной всё в порядке. Другое дело что планета например с никелем, необходимым для всех звездолётов и куполов станций, оружия и много другого, может быть в миллионах световых лет и транспортировка его займёт времени больше, чем изобретение новых типов двигателей и энергии на которых они будут работать.
   - Та ёшти. - всплеснула руками Лисс. - Телепорт.
   - Чего телепорт?
   - Телепорт придуман для того, чтобы транспортировать руду и прочее. - пока она говорила Корр исчез из виду и теперь она не могла понять куда он делся. - Ты где? Ты меня слушаешь?
   - Слушаю! Ты кто такая и что здесь делаешь? - спросил дежурный по складу, наставляя на Лисс штурмовую винтовку. - Слушаю тебя внимательно деточка.
   - Эээ. - пока она придумывала, чтобы такое ему ответить, винтовка его отделилась от рук, упала на землю и подкатилась ей под ноги, а сам дежурный подлетел в воздухе метра на два, распластался на полу и затих.
   - Не верь рекламным проспектам, это только в проекте. Если бы телепорт был уже отработан, наращивание звездолётов и прочего транспорта потеряло бы актуальность. Зачем? Если есть порт, расщепляющий тебя по атомам и направляющий в любую заданную точку координат нашей вселенной, чтобы там собрать в правильной последовательности. Других вселенных.
   - Тебе это Искария сказала? - сказала Лисс, поднимая штурмовую винтовку и забирая всё полезное с разгрузки дежурного. - И ты кстати не верно воспринимаешь суть действия телепорта. Раз уж зашёл на эту разговор. Там немного другая тема с перемещением твоего тела через дыру в пространстве, разрезанную намеренно с использованием большого количества энергии.
   - Что ты от меня хочешь? Я простой штурмовик.
   - Скорее дезертир. Но мне всё равно.
   - Среди военных много ходит языков. Ну и конечно же здравый смысл.
   - По-твоему дезертирство здравый смысл Корр?
   - Это с точки зрения Кармонианца я дезертир, а с точки зрения Искарии, я посланник.
   - Чувствую далеко она тебя послала. - усмехнулась Лисс.
   - Всех нас. Не меня одного.
   - Фанатичный посланник Искарии, что может быть хуже? Но мне по-прежнему всё ровно. Хоть Зорга Будда. Дело твоё. Вот мы и пришли.
   - Какой красивый звездолёт.
   - Я точно так же сказала, когда его впервые увидела. Ты его ещё изнутри не видел. Он не просто прекрасен во всех отношениях, но к тому же имеет удивительную историю. Раньше это был обычный неказистый челнок, направляемый с земли на Орбитальную Станцию Меркурия. Потом его переделали в это чудо, на Меркурии. Он принадлежал одному майору, тоже кстати дезертиру. Личность легендарная. Если бы я его нашла, то запросто бы предложила ему свою руку и сердце.
   - Чем он так популярен и тобою любим?
   - В плане международного розыска. Обвиняется во всех самых существенных преступлениях против Российской Империи и Кармонии. Последний раз его видели на Меркурии пять лет назад, когда он там устроил бум, перевернувший с ног на голову всю колонию. В шутку ли или нет, поговаривали, что он спасал людей от нападков некоего искусственного интеллекта, но я в эти байки не верю. Как он там было никто не знает. Ни кто там не был. А кто был думаю, давно мертвы. Заваруха вышла кровавая. Крайне опасный тип в общем. Одним словом, я бы с ним завела длинный роман длинною в жизнь.
   - Лисс давай внутрь. Я пока тут по округе похожу, проконтролирую местность, чтобы тебе не мешали выехать на взлётную площадку. Заодно открою купол.
   - Ага, только шибко не увлекайся. Запрыгнуть сам не забудь. Если станет жарко и пусть Искария мне этого не простит, я улечу без тебя.
   - Сомневаюсь.
   - Это ещё почему ты так думаешь, Корр?
   - Потому что я именно тот тип, с которым ты бы тоже завела роман.
   - Хах. - весело вскрикнула Лисс и скрылась внутри звездолёта.
   Пока Лисс приводила двигатели в норму, давая им прокашляться после неправильного холодного пуска и грубого гипернамагничивания опытными пилотами, при погрузке в данный склад, Корр встречал прибывающих на шум гостей. Гул и рёв стоял такой мощный, словно вострубили сами древние проснувшиеся боги, а двигатели на реактивной тяге на их фоне показались бы просто птичьем пением. Пока пламя из сопла плавило стены и рядом стоящие древние звездолёты, Корр подлавливал всех, кто стремился к панели управления, чтобы заблокировать раскрытый им купол. Когда после пары раскиданных по складу военных, Корру это надоело, он на свой страх и риск пустил подствольную гранату в будку, раскурочивая плазменным выбросом всё, что там есть и поджигая, всё на чём она стоит. Суетливых военных стало больше, они бегали кругами, пытались тушить пожары, но в ограниченном пространстве это было не возможно.
   Наконец Лисс, когда всё вокруг горело ярким огнём по её доумению, окончательно решила взлетать и слегка оторвавшись от пола на гравитяге, поплыла в сторону раскрытого купола. Корр предвидел возможность, поднимания боевых челноков по первому сигналу и уже стремительно оказался за пределами склада. Вскарабкавшись по борту одного из них, готового влететь в любой момент и сбить несанкционированный полёт законсервированного звездолёта, Корр добрался до кабины и пропахав кабину из бронестекла мезоклинком, вышвырнул напуганного военного лётчика. Тот в ужасе увидев перед собой разрез, пытался выхватить пистолет, безопасный для брони Корра, но успел только взмахнуть руками, как птица и вылететь в образовавшееся отверстие вместе со срезанным креслом.
   Потеряв пилота, челнок, только начав взлетать, тут же рухнул обратно. Удар сотряс Корра и тот повалился на пол, но быстро опомнившись и глядя на приборы, вытянул штурвал. Царапая дно, челнок вписался в бок соседнего охранного челнока и тот завалился на бок. Пока он это делал, третий уже стрелял в показавшийся звездолёт, но Лисс догадалась включить силовое поле и пока это её спасало. Корр не дал успеть переключиться стрелку на антисиловые кумулятивные ракеты и первым открыл в него огонь из двух крупнокалиберных пулемётов.
   Третий челнок не ожидал такой подлости от собрата. Он не успел развернуться вовремя, включить силовое поле и дать отпор. Порванный почти непрерывным огнём надвое, вражеский челнок стал подать. Звездолёт Лисс тем временем воспарил в воздух над складами, но не спешил покидать их воздушное пространство. Когда Корр стал приближаться к звездолёту. Длинный лазерный луч от Лисс, проплавил оставшееся бронестекло кабины и Корр снова оказался на полу, впрочем, рассчитывая на такой исход и подготовившись к нему заранее. Спустя три секунды, лазерный луч оборвался, прожигая почти до самого сопла, его едва летящий на встречу челнок.
   Корр выключил мимикрию, выскочил в полный рост и замахал двумя руками. Второго луча не последовало. Лисс разобрала, что это был именно он. Подлетев к ней, он выпустил все имеющиеся ракеты по начинающимся открываться шахтам с боевыми челноками и расстрелял за десять секунд оставшиеся ленты пулемётов по навигационным башням, стараясь больше напугать, чем увеличить возможное число жертв. Затем вылез на крышу и в одном длинном семиметровом прыжке оказался на крыше Звёздной МгЛы. Лисс открыла грузовой отсек и едва Корр нырнул в него, как она тут же, воспарила ввысь.
   Лишь две ракеты пущенные с земли, устремились следом, но не успели по скорости обогнать тягу звездолёта в прыжке на орбиту, да росчерки трассеров перечеркнули низкое серое небо. Вслед разорвавшему небу звездолёту, начался сильный дождь. Он был бесполезен в плане тушения устроенного на складах временного хранения пожаре, досадно поливая всех не успевших выбегающих людей и технику подкрепления.
  
   Глава 24 Вброс
  
   - Устроил ты им как настоящий грозный вояка.
   - Между прочим, это началось с твоей подачи. Необязательно было устраивать там пожар. Можно было, тихо-мирно улететь, не привлекая к себе столько внимания.
   - Погоня неизбежно была бы, а так сами виноваты. Надо же мне было отомстить за кражу моего звездолёта.
   - Месть это же так низко.
   - Тоже мне самурай с кодексом чести. Видела я твои зверства. Не надо мне тут мораль читать.
   - Воин либо имеет дух, либо духи имеют его.
   - Ох, зря я тебе об этом напомнила, - закатила глаза Лисс. - Кстати, куда это ты нас завёл уважаемый?
   - Ты что не узнаёшь Золомейю и Искарию?
   - Золомейю то я узнаю, особенно если столько времени просидеть в одиночной камере. Попробуй её забудь, эту Золомейю. А вот то, что ты называешь Искарией, теперь мало на неё похоже. Я бы сказала, не похоже совсем. Какая-то муть.
   - Ты про завитки вокруг? - сбросил скорость Корр, чтобы успеть рассмотреть разноцветный мерцающий вид, разводов и закручивающихся вихрей вокруг планеты гиганта Искарии.
   - Я подобное видела в детстве, когда меня чуть не смыло в океан, надвигающимся штормом. Волна подошла такая большая, что обрушила довольно высокий берег. Когда первая сокрушающая волна отступила, то пронесла за собой, такое же большое количество мути, воды и разноцветной пены. Вовремя подоспел спасательный челнок и забрал нас.
   - Это темпорально-временной выверт, - направил острый нос звездолёта Корр в самую гущу развернувшегося процесса.
   - Только не говори, что нам туда.
   - Нет, мы облетим его стороной.
   - Фух, у меня даже спина вспотела от этой мысли. Кто это там?
   Вдруг из-за Золомейи вылетела слобообозримая серая точка и с каждым мгновением, продолжала вырисовываться в более явные черты боевого звездолёта. Компьютер давно зафиксировал его траекторию и теперь миганием и звуковым сигналом, предупреждал пилотов о возможном столкновении.
   - Похоже это за нами. - Корр так явно понимал, что это летит к нему оскорблённый и уязвлённый до глубины души майор, что даже не строил относительно этого догадок, а просто об этом знал.
   - Твою мать. Да он нас сейчас обстреляет.
   - Это мы ещё посмотрим. Какие системы вооружения здесь есть?
   - Лазерная пушка. Одна. Зато мощная. Это тебе не боевой челнок, чтобы оружием быть обвешанным. Он в основном для полётов на дальняк.
   - Ясно, видел. Беру полное управления на себя, держись.
   - Стой! Куда это ты собрался?
   - Нам нужно оторваться. - Лисс что-то хотела ответить, но её слова смазались вместе ускорением и свёртыванием пространства.
   Майор заметил, как искомый звездолёт перешёл в прыжок и сам придал скорости. Он не собирался сбивать звездолёт, но его так и подмывало наставить на него прицел и вдавить гашетку. Но он прекрасно отдавал себе отчёт в том, что это не решит никаких вопросов, кроме удовлетворения личной мести и ни кому не нужных кроме Кармонии амбиций.
   - Впереди опасная аномальная зона. Нам не стоит приближаться к ней, пока мы не получим подтверждение о её безопасной природе.
   - Некогда нам ждать подтверждения старший сержант, - ответил майор второму пилоту, направляя свой звездолёт следом за ускорившейся целью. - И так время потеряли, пока их искали.
   - Но они же направились прямо в эту клоаку! Я бы не хотел подвергать своих бойцов дополнительной опасности.
   - Старший сержант. Вы десантура или кто? Так сидите смирно и не дёргайтесь.
   Второй пилот нервно задышал, отдаваясь в распоряжение подозрительному майору. Он был готов попасть на передовую и вести бой до последнего. Штурмовать любые дебри, норы, леса и здания. Сидеть в осаде, вести наблюдение, да хоть преследование с многонедельным маршем. Но ему никто не сказал, что придётся с головой нырять в процессы происходящие в открытом космосе, рядом с самой загадочной и по мнению его камрадов проклятой планетой. К этому он был явно не готов, но говорить своим ребятам ничего не спешил. Поделать всё равно было ничего нельзя. Цепкий майор Особого Отдела, слишком важная фигура, чтобы ему перечить.
   Преследуемый чёрный звездолёт, было хорошо видно, прежде чем он скрылся в клубах, словно подсвеченного разноцветными огнями дыма, светящего изнутри и расклубившегося по чьей-то неведомой прихоти, вокруг всей планеты огромными вихрями. Теперь, старший сержант прекрасно понимал причину отзыва флота. Одного вида ему хватило. Очевидно командование отозвало весь космической флот на приличное расстояние, от слишком уж подозрительной и активной планеты. Но старший сержант не мог успокоиться, осознавая тот факт, что с этим предстоит столкнуться лицом к лицу, ему и его ребятам. Сейчас ничего не подозревающим и сидящим позади них за запертой дверью. Чем ближе они подлетали к неизвестности, тем он больше и чаще крутил одну и ту же мысль в своей голове: "Ну и угораздило же меня связаться с этим майором".
   Пройдя через цветную занавесь Корр и Лисс очутились в беспросветной мгле. Корр даже немного растерялся, перестав чувствовать тягу звездолёта. Он словно воткнулся в бескрайнюю тугую вату и теперь, мощи двигателей не хватало, хоть это было и невозможно, чтобы прорвать её и лететь дальше. Даже устройство по сворачиванию пространства перед самым носом корабля, перестало скрежетать как хрустящая бумага, когда её комкают в ладонях. Корра и Лисс охватила пустота. Она же заставила даже погаснуть панель управления.
   Через мгновение, беспросветная чёрная вата словно стала светать, мелькнула бескрайняя звёздная мгла и они обнаружили себя на низкой орбите с бледно-розовым небом, какое бывает в самые редкие дни, на зелёных и голубых планетах на закате. Корр обнаружил, что всё это время он не дышал. Они переглянулись с Лисс и задышали почти одновременно. Включив гравитягу с запасом на половину мощности, Корр направил звездолёт в довольно глубокое ущелье, густо поросшее зеленью по краям. В остальных направлениях были знакомые розовые пески, но небо выдавало эту неизвестную планету с головой. Это не была та Искария, которую он знал, это было нечто совершенно другое, пытающееся подделаться под неё.
   Майора с сержантом ждал сюрприз не меньше, когда они, влетая следом, проникли в разноцветную космическую взвесь. С той лишь разницей, что приборы у них, перед тем как окончательно выключиться, сильно заморгали и теперь они вместе с челноком, находились буквально подвешенными, в чернильной пустоте. Длилось это состояние не меньше минуты.
   Майор Волин тотально не мог понять, что происходит. Последний раз ему довелось испытать подобное ощущение, когда в молодости рядом с ним на учениях взорвалась учебная граната. Хлопок был приличный и от неожиданности он кувырнулся в окоп. Минуты три он лежал, ничего не соображая, смотря вверх на ясное голубое небо, прежде чем звуки окончательно вернулись к нему и он понял, что они штурмуют бункер и лежать здесь ему не положено. Повезло, что в горячке и дыму учебного боя, следивший за ними инструктор Лоза, упустил его фигуру из вида, иначе последовал бы изрядный нагоняй с нарядами на пару бессонных ночей кряду.
   Внезапно панель и фоновое освещение кабины заморгало и их изрядно тряхнуло. Розовый свет залил глаза и если бы не ремни, то он бы сейчас вылетел с кресла и воткнулся головой в низкий потолок. То была воздушная яма и следующий в неё провал, куда они угодили с выключенными парными двигателями, прежде чем они включились вновь. Сбросив тягу, майор сильно прищурился и глянул на сержанта. Его мраморное лицо обильно покрывали капли пота. Он суеверно смотрел на майора, словно тот был настоящий колдун из сказки.
   До майора не сразу дошло, что они каким-то образом попали на другую планету. То, что это была другая планета, не Золомейя и не Искария, можно было даже не сомневаться. Поверхность с таким гуляющим рельефом просто не могла быть Искарией, хоть почва и имела розовый цвет, как основной. Однако же здесь были не только каньоны и горы, здесь была ещё и редкая зелень. В основном там, где были слишком низкие и глубокие овраги и каньоны. Привыкнув к новой картинке и не беря в расчёт математику, как они попали из открытого космоса на незнакомую планету, майор заметил мелькнувший чёрный силуэт и то, как он сразу пропал в зелёном каньоне.
   Каньон оказался глубже, чем можно было предположить сверху. Незаметное приземление на скатах было невозможно. По краям били мощные водопады. Их шум даже слегка доносился до слуха, сквозь казалось бы звуконепроницаемую обшивку звездолёта, выданного полковником. Каньон оказался одним большим горлышком колодца, расширяющегося метрами семьюстами ниже. На самом его дне виднелась бело-розовая отмель. Было поздно отступаться, тем более майор в силу своей натуры, привык доводить дело до конца. Скорее всего преследуемый звездолёт скрывался внизу в тени под большими деревьями, дальше лететь было некуда, он попросту не вписывался своими габарита.
   - Может его того? - предположил старший сержант, показывая взглядом на рычаг управления многочисленным оружием.
   - Отставить. Они нужны нам живьём.
   Майор был уверен, что ему удастся взять их. Хотя бы просто потому, что численный перевес на его стороне. Он видел отчёт о том, как дезертир разгромил два отряда штурмовиков на М-патии. Но тогда ему помогли местные криминальные структуры, видимо ополчившиеся на штурмовиков за то, что думали они прилетели, именно за ними и другого выхода нет. Теперь же очевидно, помощи ему ждать неоткуда. По соображения майора, с дезертиром сейчас не более одного-двух человек и вряд ли они военные специалисты и дотягивают хотя бы примерно до уровня самого слабого штурмовика в подконтрольной ему группе. Компьютер автоматически определил, что почва безопасная и твёрдая, и шасси коснулось давно размытого участка суши.
   - Поднимай группу сержант. Встать кольцом вокруг звездолёта. Особое внимание к вражескому звездолёту. Я пока прикрою вас отсюда.
   - Есть, - ответил старший сержант, встал и отдал первую команду по внутренней связи.
  
   Глава 25 Каньон
  
   Строй из двенадцати штурмовиков и одного лейтенанта рассыпался вокруг звездолёта. Майор просканировал местность, но никого постороннего кроме птиц и мелких животных не обнаружил. Сканеры жизни не могли не заметить внутри авторского ретро звездолёта присутствие человека. Такие устаревшие с виду модели ещё не оснащались экранированным покрытием, тем более до сих пор используемым только для военного элитного транспорта.
   - Старший сержант Головин. Осмотреть окрестности в радиусе ста метров, от вражеского звездолёта, на предмет следов искомых объектов и прочих признаков жизни.
   - Так точно, - старший сержант отдал приказ штурмовикам. - Товарищ майор, бортовые сканеры ничего не показывают интересного?
   - Нет. Они маскируются. Зачем они ещё, интересно, сюда приземлились? Ладно, ищите следы.
   - Есть.
   Пока группа Головина искала следы, майор в темпе одел боевую броню и вновь уселся за кресло, наблюдая поиски, сквозь перекрестие прицела спаренных пулемётов. Кресло под тяжестью брони изрядно просело, захрустело, но нагрузку выдержало. Пока майор рассматривал растительность, бегущие ручьи и спокойно движущуюся по сторонам воду, его терзали мысли, куда же они, всё-таки попали и знал ли дезертир сам, во что это для них всех выльется. На ловушку не похоже, скорее всего, это просто форс-мажор. Такой исход, не обладая даром ясновидения, невозможно было предусмотреть при любом раскладе. Он вылетел за ним в догонку в последний момент. Почти спонтанно. В предсказателей майор не верил. Они конечно были, их можно по пальцам сосчитать. Причём все на службе у императора. Но это случай на миллионы и дезертир слишком долго служил штурмовиком, чтобы мог всё то время скрывать свои способности, проходя при этом множественные тесты.
   Выходило он так же как они, влип на эту планету и теперь постарается спрятаться или спастись бегством. Майор ещё не видел повода для радости, но уже в душе ликовал, что наконец-то зажмёт его в капкан и после поимки, уж точно проследит, чтобы ему создали такие условия, где он даже не сможет облегчиться без специального разрешения. Однако он не забывал, что они ведут охоту на элитного бойца, одного из них и лучше не недооценивать его возможностей, особенно после многочисленных странных обстоятельств, всюду сопровождающих его с момента дезертирства.
   Ничего необычного не происходило. Группа Головина прочесала окрестности и майор слышал, каждый их шаг по песку, видел каждую картинку со шлема бойца. Ему никак не верилось, что они могут сидеть внутри. Вдруг, лишь спустя полчаса медитативных поисков, один штурмовик нашёл на песке едва различимый, небольшой след ноги. Либо женский, либо след ребёнка. Приказав встать особняком на том месте и ждать его, он направился на выход.
   След свежий, есть зацепка. Значит, они возможно шли по воде, камням, а затем повернули в заросли, но судя по вертикальным выступам, залезть наверх не могли просто физически. Он не думал, что для этого у них с собой были реактивные ранцы и прочее оснащение для экстремального скалолазания. Ведь появление здесь, скорее всего случайность, как для них, так и для майора с группой. Пока майор шёл по влажным и сухим следам, то внимательно изучал окрестности вживую, пытаясь отыскать скрытую щель в скалах или поток непрозрачной воды, где можно было бы затаиться. Ничего подобного.
   Подойдя к следу, он наклонился и посмотрел на него. Подозрительный след. Словно его сделали нарочно, прислонив лишь сапог к песку, но, не наступив на него. Кондиция песка такова, что должна была провалиться под нажимом.
   - Кто нашёл след? - спросил майор вставая.
   - Маслов, - подозвал старший сержант штурмовика. - Маслов подойди, - окликнул его вновь сержант, но боец словно испарился.
   Майор сжал зубы и не крутя головой, осмотрелся по визорам, отображающим триста шестьдесят градусов на внутреннем забрале. Пусть дезертир в броне разведчика, но почему тогда он не оставил следов? Для него это была загадка.
   - Кто видел его в последний раз? - негромко спросил майор.
   - Маслов! - крикнул старший сержант.
   - Не ори сержант.
   - Да рядом со мной вот стоял, - ответил боец с длинным пулеметом наперевес и лентами, висящими до самого песка.
   - Дальше что было? - спросил майор. - Дальше он, то есть когда вы подошли и стали рассматривать след, я на него больше не смотрел. А когда его позвали, я понял, что его здесь нет.
   - Так куда Мухин, твою мать он делся? - спросил сержант, повышая голос, но боец лишь повёл плечами с тяжёлой бронёй и поводя массивным стволом пулемёта.
   - Не могу знать товарищ старший сержант.
   Вдруг позади них в воду упало что-то большое и весомое. От напряжения бойцы разом вскинулись и открыли пальбу по брызгам. Шинкуя за ними листву и дробя камни в пыль.
   - Отставить стрельбу! - рявкнул майор и все бойцы поморщились, от повышенного голоса майора во внутренних динамиках. - Вы что первогодки? Слушать мою команду. Пулемётчик иди сюда. Проверь, что там за камень упал со скалы. Половина пусть стережёт ещё и небо. Камни сами по себе не часто падают.
   - Мухин твою мать ты где!? - спросил старший сержант не своим голосом, понимая, что пропал уже второй боец.
   - Стоять на месте, - спокойно сказал майор, когда старший сержант хотел пойти посмотреть на следы пропавшего Мухина. - Где твой подчинённый Головин? - сквозь зубы спросил майор, понимая, что медленно, но верно теряет контроль над ситуацией.
   - Т-только, что был здесь товарищ майор. Разрешите найти.
   - Отставить. Отходим к звездолёту. В колонне по два. Я первый. Старший сержант замыкает. По сторонам смотреть. Пошли.
   Медленно до майора стало доходить, что враг не оставляет на влажном песке следов, потому что идёт по их собственным. Только осознав эту казалось бы простую истину, майор едва сделал поворот стволом штурмовой винтовки, как вдруг уловил едва слышимый плеск воды слева от себя. Изрядно выделяющийся и отсекаемый тонко настроенными микрофонами его брони, на фоне остальных звуков. Дёрнув с груди наступательную гранату он реактивно бросил её в место звука и не дожидаясь взрыва открыл огонь. Ухнула граната, окатив всех брызгами. Но его взгляд успел уловить едва видимое движение падающих брызг. Силуэт сбил с ног старшего сержанта и уволок в воду, после чего скрылся. Всё это время майор вёл по нему огонь, над головами пригнувшейся группы, но кажется, тот опережал его по скорости на шаг.
   - Сержант приём. Сержант приём. Головин твою мать ты где? - злел с каждой секундой майор. - Отряд слушай сюда. Сбиться плотнее. Смотрим за спину. На малейшее движение полный огонь из всех средств на поражение. Спешно движемся к кораблю.
   Майор искренне не понимал, почему его бойцы в таком же режиме мимикрии видимы для хитрого противника, а он для них остаётся невидимка. Сами-то они друг друга видели, забрало отражало виртуальный образ каждого, дополнительно подсвечивая его зелёными линиями. Метров тридцать они прошли без происшествий, как вдруг на поверхности воды всплыло сразу два пропавших бойца. Вернее не вспыли, а словно были выброшены на берег приливной волной и не теряя режима маскировки лежали на розовом песке. Позади них фоном дёрнулась одна ветка.
   - Заградительный огонь! - гаркнул майор, побежав в сторону своего звездолёта.
   Добежав до кабины, он пришёл в ступор, обнаружив что штурмовики мечутся в разные стороны, поливая всё вокруг плотным огнём, но падая по одному. Когда майор навёл прицел и открыл огонь, в живых осталось только пятеро штурмовиков. С точностью ювелира, вскопав спаренными пулемётами всё, что было вокруг бойцов, майор немного успокоил дыхание.
   - Быстро назад бойцы! - скомандовал майор, включая автоматический режим огня всеми пулемётами и лазерами, под рукодством бортового компьютера с умной системой определения "свой-чужой".
   Только он это сделал, бортовой компьютер, словно взбесился и открыл такую яростную пальбу из всех орудий, словно вокруг были сотни единиц вражеской наземной и воздушной техники, а их окружала пехота в тысячи единиц. Все бойцы дружно легли на песок и больше не вставали. Пока орудия боевого звездолёта превращали окрестности в подобие самого нещадно обстреливаемого годами полигона. В общей какофонии боя, лишь часто срабатывало силовое поле чёрного звездолёта дезертира, стоявшего от них особняком.
   Майор поспешил выключить авто наведение, лишь после того как компьютер израсходовал добрых две трети всего имеющегося боезапаса. Самое обидное, кроме распластавшихся бойцов на песке не было совершенно никого вокруг, подпадающего под категорию враг или поверженный враг.
   - Быстро внутрь, - скомандовал майор и бойцы резво вскочив, забежали в звездолёт, после чего майор закрыл за собой вход.
   Только он поднялся с кресла и хотел выдохнуть, как вдруг что-то ловко бряцнуло по его спине и система питания бронекостюма отпала на пол. Рядом с ним стоял прозрачный силуэт, покрытый мелкими капельками воды. Майор хотел навести на него оружие, но без питания едва пошевелился в неподъёмной для мышц, стапятидесяти килограммовой броне. Невидимка толкнул его и тот обратно рухнул на скрипнувшее кресло. Майор знал, что невидимка сейчас смотрит сквозь своё и его забрала прямо ему в глаза и гордо смотрел в ответ, сидя с ним лицом к лицу и не произнося ни слова. Смотрел храбро, ожидая своей смерти, напротив её отсутствующего лика.
   Оказалось майор, не совсем был готов к смерти и глаза его предательски моргнули. В этот же момент вся панель управления позади него с гулом вырубилась. На пол посыпались осколки. Когда майор открыл глаза, невидимки уже не было. Майору захотелось только одного. Снять этот тяжёлый бронекостюм и скорее вернуться в любимый, ставший вторым домом Штаб Особого Отдела и больше никогда не влетать ни в какие странные разноцветные космические сияния и тем более не преследовать того, кого он не понимает и кому нечего терять. Только сделать он этого сразу не мог, пока в кабину не зашёл один единственный штурмовик. На нём был едва рабочий бронекостюм, вскрытый как консервная банка острым ножом, в нескольких узлах, отвечающих за главные боевые функции. Он помог ему освободиться, от бесполезной груды высокопрочной стали и ультра-современных материалов, а потом помощью освобождённого, снял собственный
   Через несколько мгновений, майор и молодой но опытный штурмовик, услышали гул взлетаемого звездолёта. Затем с мостика, они увидели, как чёрный звездолёт, вертикально поднялся в воздух и быстро воспарил ввысь.
  
   Глава 26 Возвращение
  
   Вылетая из каньона Корр забрал Лисс, предварительно оставленную на неприметном выступе с приличной щелью в породе, чтобы она смогла там спрятаться, пока он сбросит с себя хвост. Погони можно было больше не ждать, Корр пропахал панель управления преследующего звездолёта от края до края, не оставляя возможности управления в ручном режиме. Преследование же силами умного бортового компьютера, посредством голосовых команд, задача не из лёгких. Как правило, серьёзную военную технику не оснащали сверхумным автономным управлением, на случай взлома системы со стороны. Улететь майор с остатками группы, конечно сможет, но на весьма не высокой, ниже крейсерской скорости. О погоне можно и вообще забыть.
   Корр до сих пор не мог понять, каким образом ему удалось попасть на эту альтернативную Искарии планету, которую про себя он окрестил как Искария 2.0., вспоминая помогшего ему в сопротивлении одноимённого Грецкого 2.0. Сам он не терзался этими мыслями. В отличии от набившейся в спутницы Лисс и так любезно предоставившей ему свой корабль в распоряжение. Она верно думала, у него есть чёткий план, которому он следует. Но вышло так, что он залетел в цветную взвесь только с целью оторваться от боевого звездолёта, но не как не попасть на неизвестно какую, но похоже родственную планету Искарии.
   - Что это такое вообще было? - спросила Лисс, входя и садясь рядом за кресло второго пилота.
   - Мы отрывались. Теперь пристегнись, выходим в верхние слои атмосферы.
   - Похоже, отрывался только ты. Причём на полную катушку. Где мы вообще?
   - На Искарии.
   - Да была я на Искарии, кому ты рисовую лапшу на уши вешаешь?
   - На другой Искарии. 2.0.
   - Да ты прям знаток этих Искарий. А сколько их всего?
   - Этого я не знаю. Раньше мне казалось одна.
   - Ты хоть знаешь, как нам с неё выбраться?
   - Полетим в обратном направлении.
   - Гениальный план.
   - Другого нет.
   - Слушай, а почему нас никто не остановил на подлёте?
   - Военные корабли отозвали. Стандартная команда не вступать в контакт с неопознанным, при необъяснимых космических явлениях. Мы прошли сквозь их разряженные цепочки. Они нас засекли, но не сбили, из любопытства. Им же тоже интересно посмотреть, что будет с нами, если мы влетим в эту цветную завесу Искарии.
   - Что-то я не вижу теперь, чтобы в небе была цветная взвесь. Может, не будем удаляться далеко от этой планеты. Раз очевидного выхода нет? А кстати! Где чёрт земной возьми спутник Золомейя? Она должна быть здесь. Этот треклятый карлик пропал!
   - Попробуем облететь её по кругу.
   - Это что другой космос, мать его в вакуум? Другая вселенная?
   - Мне ответы на твои вопросы вселенная не шепчет. Зачем ты меня обо всём, так часто спрашиваешь? Я не справочник.
   - А кого же мне спрашивать. Это ты нас сюда завёз, точнее залетел. Вот теперь и вывози. Точнее вылетай.
   - Потерпи Лисс. - наставительно сказал Корр, сохраняя спокойствие. - Сначала разведка.
   Обогнув планету по кругу за девятнадцать минут, бортовой компьютер растерялся, но быстро составил новые графики звёздных систем и созвездий, что успел запечатлеть. Самое интересное было то, что они не совпадали со всеми схемами, что были заложено в его память, с момента активного покорения космоса в 2035 и составления его карт в 3D формате. Корр подразумевал, что они находятся, где то в формате 4D, но с возбуждённой Лисс не спешил делиться своими соображениями, потому что он был хороший штурмовик и плохой теоретик-физик.
   Когда разведка была завершена, то Корр полетел по второму кругу. Первый раз, когда они стремительно проносились с противоположной стороны, ему приметилось слабое мерцание, над бескрайней розовой пустыней, пересечённой глубочайшим разломом. Предложив Лисс перекусить, чтобы она заняла свой рот, он направил нос звездолёта именно в его сторону. При более близком приближении, сияние продолжало искриться всё сильнее и отчасти походило, на цветную взвесь, переместившую их сюда непостижимым образом.
   Когда он сбавил скорость и влетел в неё, Лисс зажмурилась с непрожёванным бутербродом, но ничего не произошло. Зато Корр увидел источник сияния. Оно шло из глубины разлома. Звездолёт стал плавно опускаться, озаряемый гуляющим вокруг него светом. Сначала бортовой компьютер буквально взбесился предупреждая обо всех угрозах одновременно и ни о какой в частности, но позже успокоился, когда совсем выключился. Выключились и двигатели. Только на этот раз чёрная пустота сменилась сочным светом, от которого не спасли даже затеняющие материалы иллюминатора, способные выдержать и сберечь глаза человека, даже если подлететь к солнцу среднего размера в плотную. Чуть не ослепнув, Корр и Лисс закрыли глаза руками.
   Когда в глазах перестали прыгать разноцветные звездочки, круги и чёрные точки, Корр проморгался и разомкнул зажмуренные веки. Корабль без движения парил на малой орбите знакомой, возможно даже оригинальной Искарии. Внизу дули песчаные ветры, закрывая ярко розовую поверхность густой летающей взвесью. Внизу бушевал настоящий ураган. Теперь можно было, не торопится с приземлением. Корр лишь спустился немного ниже, так чтобы вихревые потоки песка закрыли звездолёт визуально, ведь судя по всему режима стелс, на нём не предусматривалось ни изначально, ни в результате грандиозной переделки.
   Встав с кресла, он снял броню и прошёл в отсек служивший комнатой для отдыха пилотов и одновременно для приёма пиши. "Голодный солдат - неэффективный солдат". Всплыла в памяти поговорка, часто доносившаяся до него в годы службы. Он хоть и не был с ней целиком согласен, но частично разделял её общий смысл. Лисс глядя на его совершенно будничный и невозмутимый вид, присела рядом и продолжила есть с ним. Кору показалось, что она устала и теперь успокоилась окончательно. Надолго ли, было её спокойствие? То был вопрос, на которой, он бы не смог дать точного ответа.
   Поев, он улёгся и решил вздремнуть. Ничто так не приводит в тонус, как хороший двадцатиминутный дневной сон. После которого он почувствует себя лучше и свежее. Когда произойдёт та самая перезагрузка его внутренней системы организма. Лисс видимо разделяла его идею о полезности коротких циклов сна, потому как легла рядом. Но не на соседнюю кровать, а буквально рядом с ним. Положила руку ему на грудь и быстро заснула, не успев даже устроится поудобнее.
   Когда Корр проснулся, он осторожно убрал руку Лисс со своей груди, встал и потянулся. Прошло двадцать три минуты, а в его голове снова ясно и свежо. Энергозатрат особых не было, не считая конечно последних суматошных дней, но он всё равно винил тот двойной переход туда-обратно на Искарию 2.0. Похоже, он равным образом повлиял, как на перезапуск системы звездолёта, так и на баланс его собственных циклов сна и отдыха. Одно было точно, он давно не испытывал подобной бодрости, что теперь кипела в нём.
   Осознав что он на Искарии, Корр впервые почувствовал себя в относительной безопасности, когда осмотрел уходящую за горизонт песчаную бурю. Пока Лисс продолжала спать, он сел за кресло и принялся составлять новый план действий. Он не пытался придумать его сам, а отдался раздумьям навеянным розовыми песками. Точно его участие в этом не требуется. Будто Искария должна сама выражать посредством него свою волю.
  
   Глава 27 Совет
  
   Новая новость в императорском дворце обошла всех министров, делегатов и представителей планет системы Кармония за считанные часы. Поднималась лёгкая паника. Ничем не примечательная планета гигант, своим излучением неизвестной природы, теперь таила в себе какую-то страшную тайну. Тайну которую не могли разобрать ни аналитики, ни учёные. Строя лишь предположения о тотальной угрозе для всей Кармонии. В чём заключалась угроза именно, никто наверняка не мог поручиться, но самая известная новость была, об образовании гигантской чёрной дыры, способной поглотить всю Кармонию без остатка за считанные дни.
   Информация ходила такая противоречивая, что было действительно не понятно, обычная ли это пыль, принесённая каким-то неведомым образом из недр необъятного космоса или действительно процессы запускающиеся, перед возникновением дыры в пространстве. Все более-менее известные и уважаемые научные знания разваливались на глазах, когда ежечасно вокруг Искарии проходили один за другим совершенно не предсказуемые процессы.
   Особо был любопытен тот факт, что самый почитаемый в научном мире профессор Крапивин, совершенно ясно утверждал, что бесполезна любая эвакуация людей из системы Кармонии, потому что если процесс затягивания начнётся, они выгадают в лучшем случае, день, если не час-полтора. Скептицизм и здравый смысл со стороны правительства Кармонии, как обычно опровергал доводы и опасения учёных, но самое ужасное, что многие авторитетные умы были солидарны в его смелом предположении о таящейся угрозе.
   В роскошном зале, где император совершал приём, зазвонили колокольчики. Коммуникатор объявил императору о прибытии совета в лице обермейстера генерала Дрободанова, министра, того самого профессора Крапивина и его лучшего ассистента Рябинина, а также делегата Веры с её неизменным спутником в серой тройке. Как и полагалось в вопросах безопасности, первым начал свой доклад генерал.
   - Ваше величество. Спешу доложить, что нами были проведены серии ударов с подтянутой космической дивизии. К моему глубокому сожалению, ни один из видов бомб не оказал того эффекта на который мы рассчитывали. Все запускаемые снаряды, просто исчезали в цветной взвеси. Даже те, что были с дистанционным подрывом. Даже оружие уничтожающие целые планеты, побольше Искарии в несколько раз, исчезали, а взорванные рядом со взвесью поглощались ей без остатка. У нас не осталось ни одного нового вида оружия, способного переломить ход событий в нашу пользу. На этом всё, - император кивнул и посмотрел на заметно оживившегося профессора Крапивина.
   - Профессор, я вижу, вы хотите что-то нам всем сказать.
   - Да, для начала, я бы хотел выразить своё недовольство мерами принятыми военным.
   - Что именно вам не понравилось?
   - В результате совершенно бессмысленной, массированной бомбардировки, сфера так называемого сияния увеличилась семикратно. Фактически своими ударами, они вызвали рост энергии и как следствие лишь ускорили идущие вокруг планеты процессы, - генерал чуть не скрипнул зубами, слушая профессора.
   - Вот как? Так вы разобрались, что это может быть? Только учтите, меня интересуют лишь факты, а не смелые теоретические предположения, тянущие на присуждение новой учёной степени. Под угрозой вся Кармония, не забывайте об этом профессор, - профессор слегка кивнул.
   - Ваше величество. Мы имеем дело с неизвестным излучением, не имеющим аналогов. Самые достоверные показатели, наводят меня и не только меня, но и моих коллег на мысли, что в данном случае имеет место быть, дыра во времени и пространстве. Чем она была, извините за каламбур - "проткнута", нам остаётся неизвестно. Однако факт её роста имеет место быть. Хоть мой ассистент и считает что это рождение чёрной дыры, я публично опровергаю его и связанные с этим слухи. Вообще чёрная дыра не самое страшное. Самое страшное, что возникло новое предположение о том, что вокруг Искарии образуется портал, который ведёт неведомо куда и откуда. И он будет похлеще любых наших испытаний телепортации раз этак в миллиард.
   - Значит, если я вас правильно понял, мы в безопасности и система Кармония, не будет туда затянута, как крошки в пылесос?
   - Затянута не будет. Скорее она разрастётся настолько сильно, что просто поглотит нас и перенесёт неведомо куда. Кто её пробил, раскрыл или инициировал, известно одному только создателю. Но ясно одно, Искария послужила отправной точкой, ведь именно с неё всё и началось. Теперь планета почти не видна, но это не отрицает её прямого участия в возникшем процессе. На этом у меня всё. Как вы и сказали, я буду строить беспочвенные теории, хоть у меня их и так довольно много.
   - Вы говорите так, словно Искария живая.
   - О нет. Я не сторонник, что планета имеет разум, хоть к этому сложилось множество предпосылок. Скорее я склонен полагать, что разум имеет тот, кто за всем этим стоит, используя Искарию, как наши военные в качестве полигона разные мелкие планеты. В нашем случае мы не знаем с кем и чем имеем дело, потому не может поймать никого за руку и спросить, что именно там происходит и зачем он это натворил.
   - Хорошо, я вас понял. Что скажете министр?
   - Пока мне нечего сказать, - дёрнув плечами, сказал министр и посмотрел на нервничающую делегата Веру.
   - Тогда что скажете вы делегат Матронина?
   - Ваше величество, я считаю, что нужно не говорить, а действовать. Мы уже имеем прецедент, в котором бежавший дезертир, захватив в собой двух задержанных, угнал звездолёт со складов временного хранения и влетел, как выразился профессор в сферу свечения. Что с ним было дальше неизвестно. Но по мне так здесь есть очевидная связь, на которую никто кроме меня, в упор не хочет смотреть. Особенно штаб Особого Отдела, отправивший следом своего сотрудника со штурмовой группой, полетевшего следом и до сих пор не объявившегося. Потому я настойчиво рекомендую направить несколько кораблей в сферу сияния, чтобы выяснить, куда ведёт эта кролья нора и есть ли у неё пределы, или возможность вернуться обратно. Это главная моя идея и предложение. У меня уже есть люди и корабли готовые и способные отправиться туда и проверить на своей шкуре всё сами, либо умереть смертью героев за Кармонию.
   - Хорошо, тогда вот как мы поступим, - сложил руки на груди император и все присутствующие, обратили внимание на странный голос императора и не свойственную ему манеру мимики, жестикуляции и даже голоса. - Вместе с вашей тройкой кораблей, я направлю свои личные корабли сопровождения.
   - Поверьте, ваше величество, огневая мощь и выучка моих бойцов не уступает всем имперским стандартам. В этом нет никакой необходимости. Используемые на кораблях технологии достигли немыслимых пределов для выполнения самых сложных задач.
   - В этом нет никаких сомнений, однако я не могу дать вам позволить потерять лучших своих людей, без моего, на то ведома. Ещё неизвестно куда это сияние нас всех приведёт. Потому генерал, приказываю немедленно вывести три крупных корабля в поддержку.
   - Есть ваше величество, - сказал Дрободанов и отдал соответствующий приказ.
   - Как быстро вы выведите свои корабли делегат Матронина?
   - Они уже в пути, - ответила делегат.
   - Хорошо, совместными усилиями, мы изучим сферу сияния и остановим нечто или некто с Искарии, запустившего эти процессы. На это время генерал вы полностью прекратите бомбёжку, чтобы исключить возможность навредить нам.
  
   Глава 28 Простой план
  
   - Император очухался, - сказала Лисс и Корр, услышал болезненное мычание императора.
   - Дай ему, что-нибудь из барбитуратов.
   - Сейчас, - до слуха Корра донёсся короткий глухой удар, император коротко мыкнул и снова затих. - Готово.
   - Вот за что ты его?
   - За налоги и плохую императорскую программу по отношению к рядовым жителям империи, - она вновь увесисто приложилась, на этот раз ботинком по телу. - А это за плохую политику Кармонии.
   - Политика есть политика, она хорошей не бывает.
   - Тогда надо добавить, - размахнулась Лисс ногой и вновь, раздался глухой удар.
   - Да не усердствуй сильно, он нам ещё пригодится. Точнее не нам, а Кармонии в целом.
   - Что мы теперь будем делать? Какой дальнейший план?
   - План прост. Мы будем ждать.
   - Чего?
   - Появления здесь военных кораблей.
   - Ты с ума сошёл? Нам не выдержать и одного прямого попадания. Это тебе не бронированный и экранированный по всем правилам боевой челнок. Силового поля ни на что серьёзное не хватит.
   - В нас не посмеют стрелять. С нами же сам император Иоан. - улыбнулся Корр. - по моим расчётам нашу подмену быстро вскроют и задумаются где же настоящий. Тут то мы им его и представим. Но не просто так, а на кое-что в обмен, на наших условиях, разумеется.
   - Ах, ты прайдоха. - заблестела глазами Лисс. - Опять ты мне ничего не сказал.
   - Помимо того, что могла бы сама думать стратегически и просто догадаться, - девушку надо постоянно удивлять, иначе, ей станет скучно и она уйдёт. - Но боюсь, если ты самостоятельно уйдёшь на Искарию, я тебя не скоро встречу.
   - Я не из таких, но мне всё равно приятно.
   После нескольких часов томительного ожидания, когда Лисс перезанималась всем, чем только можно, в том числе стоянием на голове и пересмотрела в иллюминаторы, всё что только можно, лишь бы оттянуть время, а это ничего кроме пустынного розового пейзажа, терпение её лопнуло, как мыльный пузырь.
   - Ну почему, почему они так долго? Тут лететь то пару пустяков!
   - Им ещё надо через ту Искарию 2.0 пройти. Забыла?
   - Точно, - шлёпнула она себя по лбу ладонью. - Что это вообще за такое?
   - Если бы я где знал дорогая. Пространственные завихрения, чего тут ещё скажешь. Я тебе не профессор. Я обычный с точки зрения Кармонии дезертир.
   - Кто их вызвал? - Корр показал пальцем на пол. - Искария? Без шуток.
   - Больше некому.
   - Для чего она это делает?
   - Думаю, осталось недолго, чтобы вскрылась вся правда, - договорил Корр и в небе неожиданно появились три военных корабля.
  
   Глава 29 Роковой приказ.
  
   - Птички на связи, - ответил капитан Карапов. - Приём.
   - Говорит император Иоан. Приказываю, открыть огонь по трём движущимся вам навстречу кораблям, до полного уничтожения и вернуться на базу.
   - Повторите.
   - Говорит император Иоан. Приказываю, открыть огонь по трём движущимся вам навстречу кораблям, до полного уничтожения и вернуться на базу.
   - Что вы творите? - всплеснула руками Вера. - Иоан! Это же мои корабли!
   - Принял, ваше величество, выполняю, - ответил капитан Каратов и отключился.
   Генерал хотел что-то сказать, но лишь заметил, как Вера подала знак рукой своему спутнику в сером. Уши стоящего рядом генерала Дрободанова, наполнил шум мгновенного выстрела, а на лицо брызнула кровь. Спутник Веры, сработал так быстро, что генерал не успел ничего понять. Единственное что он успел понять, это то, что его не застрелили на месте вместе с его самодержцем. Что было весьма странно в такой ситуации. Сделав неловкий, старческий перекат за белый диван, Дрободанов, наспех извлёк лазерный пистолет и хотел было открыть ответную стрельбу, как вдруг услышал спокойный женский голос делегата.
   - Генерал, не стреляйте. Император был самозванец. Неужели вы не поняли это по его несвойственной манере говорить и двигаться?
   - Чёрт бы вас всех побрал! - сказал генерал, вставая и совсем теряясь в лёгком румянце, после чего выдал такой поток отборной брани, что делегат поморщилась. - Вера объясни мне старому, что тут к чертям вакуумным в сфере происходит!
   - Лже-император отдал приказ на ваших глазах уничтожить мои корабли. Вам этого не достаточно? Мои корабли уничтожены. Вместе с моими людьми, - лицо делегата оставалось равнодушно сосредоточенным.
   - Но где же настоящий император? - глупо смотрел генерал на белеющий кожей труп, с неровной дырочкой в голове.
   - Это вам и предстоит выяснить. Беру временно всё командование империей на себя и назначаю вас своей правой рукой. Армия вас послушается.
   - Вы уверены? - спросил генерал, чувствуя, что с его лица ссыпается мелкий песок, до этого бывший кровью и смачно чихнул.
   - Да, вот вам доказательство, - сказала Вера, показывая на ссыхающийся труп лже-императора.
   Генерал Дрободанов не мог поверить своим глазам. Тело словно мгновенно потеряло всю воду и очертания стали редеть, пока полностью не превратились в кучу розового песка на полу, с примесью из мелких камней. Он тысячи раз видел, как от пуль падают замертво живые люди, а потом обращаются к жизни вновь, потому что были качественно переделанными при жизни киборгами. Но такого, он не видел никогда. Чтобы живая плоть атрофировалась до состояния песка, нет, это было на его долгой практике умерщвления живых людей впервые.
   Он так привык ко всем капризам императора, что действительно в упор перестал замечать любые несвойственные ему манеры, речь и телодвижения. Сваливая всё на причуды голубой крови и размешанной в ней в разных пропорциях, выжимки самых разнообразных в том числе ему неизвестных наркотиков.
   С такой технологией подделки личности не приходилось встречаться даже ему самому, это при всех-то уровнях секретности и допуску к самым передовым разработках во всех изучаемых сферах. С другой стороны, куда ему старому, уследить за всем, что творится в научных лабораториях, пусть и военных. Не найдя что ответить Вере Матрониной, он просто сплюнул и убрал лазерный пистолет. По словам адресованным императору Иоану на вопрос о надёжности его приближённых, генерал как-то недвусмысленно выразился: "Делегат хоть баба и дурная, но я ей доверяю, вашвеличество". Он ей действительно доверял, как человеку крайне надёжному, в делах имперской важности.
  
   Глава 30 Договор
  
   С тех пор, как в небе появилось три военных корабля, а затем ещё три, явно не мирного вида, Корр позаботился заранее и отправил всем сигнал с предупреждением, что если они откроют огонь, то их императору придёт верная смерть. В подтверждение своих слов, был отправлен короткий видео сигнал, где вялый император на борту Звёздной МгЛы не может толком придти в себя, от содеянного с ним Лисс. Лисс на видео изрядно подыграла Корру и выглядела душегубкой, не хуже тех самых легендарных космических пиратов Анархии.
   Пока капитан размышлял на тему последствий для печально известного в обозримом будущем дезертира и рассматривал начинающего разворачиваться в воздухе звездолёта, на радарах появились три красные точки боевых кораблей. Тут же ему поступил приказ от самого императора, на уничтожение видимой силы неопознанного противника. Через пару секунд, Карапов уже отдал приказ, а небо разрисовали три мощнейших взрыва, результат проверенной плазменной пушки.
   - Говорит капитан Карапов. Вы же понимаете, что с террористами мы не ведём переговоры? - расправившись без потерь с тремя "угрожающими" им кораблями по приказу лже-императора, и не догадываясь об этом, он чувствовал себя на высоте. - Если вы не отдадите нам императора и сами не сдадитесь в плен в течение следующей минуты, то я вынужден буду взять штурмом ваш звездолёт и всех, кто на нём находится.
   - Вы же понимаете, что вы сейчас занимаетесь этими самыми переговорами? - грозно выговорилась Лисс, входя в роль неугомонной бой-бабы. - И что как только вы начнёте приближение в нашу сторону, мы немедленно взорвём корабль, вместе со всем его немалым взрывчатым содержимым двигателей, наполненных под завязку антиматерией и вашим любимым императором в том числе.
   - Корр Руккула, это ещё кто такая? - всерьёз удивился Карапов.
   - О, можете не сомневаться, она это сделает в любой момент. - простодушно ответил Корр. -Знал бы я сразу, кто она такая не взял бы её с собой на борт.
   - Это я тебя на борт взяла, - буркнула Лисс.
   - Я сам опасаюсь, что мы не успеем договориться. Она возьмёт, да взорвёт нас раньше времени, просто из любопытства или случайно рука соскользнёт на кнопку с взрывателем. Так что советую нам начать общаться более продуктивно и доброжелательно по отношению друг к другу.
   - Откуда он у вас? Император. Он только что отдал мне приказ, на уничтожение твоих кораблей поддержки. Если ты не врёшь, а говоришь правду, тогда немедленно отдайте нам императора. Сейчас один из кораблей приблизится к вам и мы, заберём его у вас.
   - Так не пойдёт. Лисс вот тоже не согласна. Детка, убери, пожалуйста, руку со взрывателя, - медленно разделяя слова произнёс Корр. - Мы ещё не договорились с ним до конца.
   - Вы представляете, что мы с вами сделаем? - начал вновь с угроз капитан Карапов.
   - Ой, да хватит уже, - скучным тоном начала Лисс. - Он дезертир, его и так ждёт самая высокая мера наказания. Ему нечего терять. Мне тем более. Благоразумней будет поговорить о вознаграж. - Лисс остановилась, следуя взглядом, в направлении широких жестов сообщника и отчётливо прочитала немое слово на лице Корра. - Об обмене.
   - Так чего же вы хотите в обмен на императора? - сдался капитан, меняя тактику на хитрые уловки и возможность более безопасного для императора штурма, во время предполагаемого обмена.
   - Нам многого не надо, - включился Корр. - Мы просто вернёмся с вами в штаб Особого Отдела на Мелиту. И заберём кое-кого из тех, кого вы длительное время держите там в плену.
   Капитану явно понравилась эта идея, так он сможет локализовать столкновение на родной территории и обеспечить захват дезертира с неугомонной стервой, общими усилиями, вместе со штабными. А с желанием и обменом можно, что нибудь придумать. Когда всё происходит на союзной территории, переговоры и захват вести гораздо проще, чем на враждебной планете. Без дополнительного окружения и поддержки с огневым превосходством. Капитана до сих пор морозила мысль, о том как они сюда попали, пройдя сквозь всё то сияние неизвестной природы. И если что-то пойдёт не так, он всегда сможет вывернуть ситуацию в свою пользу, вменив вину за вмешательство со стороны, в его успешный план доставления опасных преступников непосредственного туда, где они и должны будут находиться. Штаб Особого Отдела, то самое место, где им и положено быть. А там не расти марсианские травы. Особисты пусть решают.
   - Допустим, это будет так. Меня больше интересует, как ты собираешься покинуть эту планету? Когда вокруг клубится нечто не поддающееся определению.
   - Попробуем вылететь обычным образом, покинув атмосферу.
   - А если не выйдет?
   - Ну, облетим несколько раз Искарию по кругу, авось найдётся лазейка обратно в тот мир, из которого вы только что вернулись. - Корр заметил, как от его слов, капитана передёрнуло, но тот не показал особого вида. - Так что согласен? Обмен зарядами повышенной мощности не лучший выход. Что думаешь капитан Карапов?
   - Постой, только потому, что ты бывший кадровый военный, я теоретически тебе поверю. Мне надо переговорить с начальством.
   - Не бывший, а находящийся под следствием военного трибунала, пока он не примет окончательное решение.
   - Ещё лучше, - иронично буркнул капитан Карапов. - Это конечно всё меняет.
   - Советую сделать это побыстрее, - вклинился Корр. - В ваших же интересах это сделать поскорее. У меня тут нервная подруга. Похоже, она всю жизнь мечтала взорвать императора ценой своей жизни.
   - Договорились, - сухо сказал перед выключением капитан и не успел выйти на связь первым, потому что на связь уже выходили с ним. - Капитан Карапов на связи.
   - Твою мать Карапов! - орал Генерал Дрободанов, сквозь помехи, дрожащей голограммой. - Сукин пращур! Ты только что уничтожил три военных корабля делегата Матрониной!
   - Товарищ генерал, я получил личный приказ от императора, - сглотнул ком капитан, понимая, что Корр его не обманывает.
   - Это был лже-император, сейчас от него остался только песок! Взорванные тобой корабли отправились тебе в поддержку! Ты что не получал приказ?! Докладывай немедленно мать твою Карапов, сукин ты кот в сапогах.
   - Мы прошли через сияние и наверно, оборвалась с нами связь. Сейчас в нашем поле зрения находится дезертир, он утверждает, что с ним настоящий император.
   - ... мне твоё сияние. Немедленно спаси императора и доставь обратно. Выполнишь, повышу в звании до полковника. Провалишь, меняй на себя!
   - Так точно, спасти императора, - побледнел окончательно Карапов, вытягиваясь в одну прямую линию, с каждой следующей секундой, хоть генерал и не видел его сейчас.
   - Выполняй, - сказал генерал и вновь бранно выругался, да ругался так долго, что даже у пилотов капитана, повяли уши и они, не выдержав сняли наушники.
   - Корр, ты здесь ещё? - придавая голосу излишнюю холодность, спросил капитан Карапов.
   - Где же мне ещё быть.
   - Начальство даёт добро. Я лично рекомендую сдаться прямо сейчас, но чувствую, ты штурмовик со стальными яйцами и будешь тянуть лямку до последнего.
   Капитан Карапов чуть не добавил "до последнего вздоха" но вовремя остановился, за подобные нарушения ему грозила смертная казнь, в самом лучшем случае. Скорее всего, по его разумению, дезертиру грозила трепанация, извлечение из тела мозга и вживление его в какую-нибудь роботехнику, в качестве главного живого блока управления. Армия Кармонии, не привыкла разбрасываться хорошим биоматериалом. Компьютер, конечно, сделает из него марионетку, для управления роботом, но те процедуры, что будут вначале по киберизации, перепрошивке мозга и подчинению, с подавлением сознания, по рассказам знакомых военных хирургов - жуткая вещь.
   - Тогда следуй за мной капитан. Для начала, попробуем отсюда вылететь по старинке.
  
   Глава 31 Поимка
  
   Майору Волину с оставшимися бойцами кое-как, удалось добраться до нового радужного сияния в небе и попасть, на оригинальную Искарию. Опасаясь садиться, он на одном только голосовом управлении, вывел боевой звездолёт вертикально в небо и устремился за её пределы. Несмотря на все опасения, звездолёт без проблем покинул орбиту Искарии и вышел в открытый космос. Там его ждала новая угроза. Его хотели сбить давно подтянутые силы космического флота, но послушный звездолёт, несмотря на все повреждения панели управления, вовремя отправил опознавательные коды и всё обошлось.
   Уже в пути ему пришлось доложить о полном провале в каньоне, по обезвреживанию опасного дезертира, но как ни странно нагоняй он не получил, потому как полковник Нравин, приказал возвращаться ему скорее, попутно сообщив, что дезертир наконец сдаётся в плен. Вернее планирует обменять самого императора, на всех задержанных, побывавших, так или иначе, на самой Искарии. Новость очень не понравилась майору. Мало того он упустил его, так этот наглец ещё подменил императора, обведя вокруг пальца всю силовую оборону Кармонии в целом и его лично. К тому же он ещё набрался наглости вернуться и ставить свои условия.
   Случай был не просто уникальный, случай был из ряда вон выходящий по всем статьям. Никто ещё так не манипулировал в своих целях штабом Особого Отдела и тем более императором. Полковник, будучи оптимистом, всё рассказал ему в деталях, пребывая в довольно весёлом и жизнерадостном настроении. Что вот, мол, мы наконец-то его схватим за яйца. Однако майор Всеволод Волин, становился от этого только мрачнее, предчувствуя самые ужасные для них ожидания, и для него лично последствия всей этой изначально, явно аномальной авантюры. Устроенной не обычным штурмовиком, а самим космическим чёртом с его странной планеты, с которой он только что вернулся, но ясности это не внесло и ничем хорошим, по сути ещё не обернулось.
   Томительное ожидание в пути закончилось, на подлёте к Мелите. Майор успел получить подробный доклад об проведённых переговорах с дезертиром и ознакомится с ним в пути. Одного он не мог понять, почему его сразу не взяли штурмом. Чёрный звездолёт дезертира витал на обратной тяге, на воздушной стоянке и не спешил садиться. Более того, вокруг него не было совершенно никакого охранения. Даже ни одно орудие не было нацелено на звездолёт, что было само по себе уже странно.
   Потом на его глазах, в звездолёт, по воздушному трапу погрузилась целая колонна арестантов под конвоированием двух рядовых солдат. Не ожидая конца представления, майор с нетерпением дождался безопасной автопосадки звездолёта и вбежал внутрь главных ворот штаба Особого Отдела. Свирепо глянув на контрольно-пропускной пункт, требующий пропуска, он сверкнув холодными глазами показал, что те требовали и бегом направился к полковнику с уцелевшими членами штурмового отряда.
   Прямо перед его носом открылась дверь в кабинет полковника. Из него вышел сам дезертир Корр Руккула, ведомый внутренней службой охраны в силовых доспехах. Следом вышел полковник Нравин, и майор успел заметить, как в его кабинете сидит сам император в очень плачевном состоянии, а рядом с ним расхаживает переживающий генерал Дрободанов.
   - Вот и ты Волин. Как видишь, мы обо всём договорились, - полковник в хитрой ухмылке глянул на майора. - Обмен произведён. Корр Руккула добровольно сдаётся в плен и готов начать сотрудничать.
   - А что с арестантами?
   - Их мы, по условиям нашего с ним соглашения отпустим, на безопасное от базы расстояния, что бы потом сказать "прощайте", - подмигнул майору полковник.
   В подмигивании нужды не было. Из слов полковника, майор понял, что безопасное от базы расстояние нужно лишь для того, чтобы сбить звездолёт на взлёте. Вооружения штаба хватит, не то чтобы его сбить, его хватит на полноценную войну по всему воздушному пространству планеты, с превосходящими силами противника. Даже не обязательно уничтожать его и его членов, когда можно просто подбить более слабым снарядом или ракетой с автонаведением, что он так неприкрыто и подразумевал под словами сказать "прощай". При этом полковник уже чувствовал себя победителем, тогда как дезертир действительно выглядел уставшим, обречённым и каким то замученным.
   - Товарищ полковник, я бы хотел увести его в камеру под личным контролем.
   - Эту возможность я тебе предоставляю. Выполняй майор. Штурмовики тебе в помощь. Надеюсь, всё пройдёт гладко?
   - Не извольте беспокоиться, - майор не чувствовал силы в своих словах, но у него не было иного выбора, после явного провала на другой Искарии.
   - Ладно, кабинет мой всё равно занят, пошли я пройдусь с вами лично, - на всякий случай полковник расстегнул свою кобуру и взглядом посоветовал тоже самое, сделать майору.
   - Так даже лучше товарищ полковник.
   - Ну, тогда пошли,- отдал приказ полковник, процессия тронулась по коридору.
   Майор всю дорогу пристально следил за дезертиром, ожидая от него какого-нибудь хитрого выверта. Он был готов, в любой момент пристрелить его в спину, ведь на нём не было брони. При сдаче в плен его явно разоружили, оставив лишь форму. Всю дорогу в гравилифте, майор откровенно держал руку близ рукоятки пистолета, хоть на поверку в этом не было никакой необходимости.
   Двери камеры распахнулись. Конвоир агрессивно толкнул стволом автомата дезертира в спину. Без признаков агрессии, скорее послушно и обречённо арестант зашёл в камеру и сел на единственную голую скамью. Двери камеры закрылись.
   - Ну что майор Волин, поздравляю вас с успешно выполненным заданием, - сказал ему полковник Нравин, ложа руку на плечо. - С обезвреживанием самого потенциально опасного противника и врага Кармонии.
   - В этом нет моей заслуги, - негромко ответил майор, не смотря в глаза полковнику.
   - Ну, это мы, как-нибудь поправим. Напишешь отчёт, он пройдёт через меня. Мы кое-что откорректируем и дадим тебе расписаться. Чай, ты не первый год погоны носишь. А теперь пошли, узнаем, как там император себя чувствует. Не сидеть же им теперь вечно с Дрободановым в моём кабинете. Штурмовики могут быть свободны, - отпустил их полковник. - Конвойные, охранять арестанта и никого к нему не допускать без моего личного согласия с глазу на глаз.
   - Так точно. Товарищ полковник, - обратился один из конвойных к Нравину, не успели они отойти с майором.
   - Да? - удивлённо спросил полковник глядя на обеспокоенного конвойного.
   - Арестант странно себя ведёт.
   - Как это понимать?
   - Посмотрите сами.
   Майор с полковником приблизились обратно к камере. Майор ещё никогда не видел полковника таким румяным. Казалось вся кровь из тела прилила к его лицу и того и гляди пойдёт из всех щелей. В камере сидела розовеющая фигура песочного человека. Она покрывалась медленно трещинами и разваливалась на части, у них на глазах. Волина затрясло.
   - Всё быстро к звездолёту! - крикнул полковник, жалея, что уже отпустил штурмовиков.
   Майор уже мчался по коридору, за ним громыхали тяжелыми сапогами конвойные. Майор мысленно надеялся, что полковник уже распорядился сбить звездолёт, как только тот начнёт набирать высоту. Впрочем, в штабе не дураки сидят и по первому требованию операторы просто обязаны будут произвести остановку летательного аппарата, без предупредительного выстрела. Будь то преграждение пути боевыми челноками с демонстрацией силы или тот же огонь прямой наводкой, чтобы вывести технику из строя.
   Добежав на крышу, майор рванул на трап. Благо шлюзовая дверь была ещё открыта, словно ждали именно его. Вдруг майор заметил краем глаза, как один из конвойных прикрикнул и стал падать с трапа вниз. Не успел он развернуться и узнать в чём дело, как споткнулся сам о явно выставленную в подсечке ногу, бегущего за ним второго конвойного. Было так очевидно, что конвоир сознательно поставил ему подножку, что майор ещё в падении горестно осознал свою ошибку и хотел достать пистолет.
   Тяжёлый пистолет со звоном бряцнул по стальному трапу, вывалился из его руки и упал вниз. Майор успел живо вытащить запасной пистолет, пристёгнутый к левой щиколотке и сделал, три выстрела наспех в перепрыгнувшую через него фигуру и успевшую добежать до шлюзовой двери. Слишком быстро. Две пули воткнулись в дверь шлюза, а последняя погасилась ударом, о включённое силовое поле звездолёта.
   Сделав ещё несколько выстрелов в кабину с нулевым результатом, майор рванул обратно к рубке и стал кричать, не слыша себя, сквозь растущий гул. Но получив новый, на этот раз волновой удар и опять повалился на узкий трап. Майор окончательно оглох и только и успел, увидеть одну вертикальную белую линию взлёта в небо. Росчерки лазеров, дыма ракет и снарядов проредили полосу, но было уже поздно. Звездолёт сделал гравипрыжок. Тут же на плац выбежал матерящийся на все лады полковник с серьёзным подкреплением, в виде ходячих танков, но майор его не слышал. Из ушей и носа у него шла кровь, а в голове стояла гудящая пустота, заполненная комканой ватой.
  
   Глава 32 Катастрофа
  
   Гравипрыжок отправил звездолёт ввысь с такой стремительной скоростью, что не успевшего пристегнуться к креслу Корра, буквально впечатало в основание грузового отсека и чуть не выбило весь оставшийся дух. Приняв там позу морской звезды распластавшейся на сыром берегу, он больше не мог пошевелиться пока звездолёт не вышел в космическое пространство и общая гравитационная тяга не свелась к нулевой, позволяя ему оторваться от стены.
   - Корр ты чего там застрял?
   - Предупреждай, когда в следующий раз взлетаешь и тем более, когда выходишь на гравипрыжок.
   - Гипербросок.
   - Чего?
   - Правильнее говорить гипербросок, а не гравипрыжок. Некогда мне было говорить. Нас чуть не сбили. Мы не на утренник прилетели. Штаб Особого Отдела, сам то понимаешь? Театр и так затянулся. У меня, кстати свежие новости. Ежедневная рассылка Кармонии, сообщает, что разноцветное свечение настолько сильно разрослось, что уже накрыло собой спутник Золомейю, и никто не знает, что с ней. Военная флотилия отступила ещё дальше, а вот журналисты всей Кармонии там как на параде. Так что это нам даже на руку. Затеряемся среди них, чтобы попасть обратно.
   - Надо ускориться.
   - Быстрее не летит. Но ты не волнуйся, скоро будем. Никакой разницы, военные звездолёты или гражданские, принцип перемещения в пространстве у всех одинаковый. Прокол дыры и вход в неё. И что тебя туда так тянет, на эту Искарию. - повела плечами Лисс Брине.
   - Во-первых: нам надо укрыться на первое время. Во вторых: так хочет Искария. В третьих: мы доставим туда наш балласт. Кстати что с ним?
   - Это ты про людей? - Корр кивнул. - Да вроде спокойно всё. Заперты в грузовом отсеке, не в кабину же их всех пускать.
   - Нуда, тут и на двоих то места немного.
   - Это, смотря чем заниматься. - двусмысленно сказала Лисс и вновь вернулась читать свежие новости, на этот раз вслух. - Вот слушай Корр. Заголовок гласит "Кармония в опасности". "Приняты срочные меры по эвакуации силами военных и гражданских транспортных структур всех жителей, находящихся на соседних с Искарией планетах. По свежим данным, подобная чёрной дыре, сфера сияния уже поглотила Золомейю и ничего не известно до селе о её дальнейшей судьбе. Сплющилась она в одну предельно малую точку с запредельной массой или перекочевала в другое пространство, остаётся загадкой. Одно известно наверняка, ничем хорошим для жителей, граждан и прочих людей Кармонии это не обернётся. Кроме краха, смерти или искупления грехов, если верить официальной религиозной общине и просто мнению учёных". - Лисс остановилась и посмотрела большими умоляющими глазами на собеседника. - Корр нам точно туда надо?
   - Надо именно туда.
   - В сферу свечения? Вновь? - Корр кивнул и Лисс, отрицательно покачав головой, принялась читать дальше. - Опля, свежие пришли. Давай я нам аудио трансляцию включу. Вдруг ты передумаешь.
   - Внимание, всем жителям Кармонии, новости чрезвычайной важности, - выступила с серьёзным голосом по мультирадио дикторша. - Эпицентр распространения сферы свечения, за последние несколько часов разросся так сильно, что уже поглотил дюжину планет, следующих за Золомейей. Приняты чрезвычайные меры и введено особое положение для всей Кармонии. Развёрнута широкомасштабная эвакуация, не знающая аналогов в своей истории. Брошены все силы, чтобы избежать попадания в сферу свечения. Всех эвакуировать не хватит сил, средств и времени, поэтому мы настоятельно рекомендуем, если у вас есть личный звездолёт, немедленно двинуться в противоположную сторону от большой медведицы. В противную сторону от Искарии. С идущей от неё, неведомо каким-образом, сиянием и свечением. Повторяем, полагайтесь на собственные силы и не ждите эвакуации, если у вас есть такая возможность. Катастрофа неизбежна, если у вас нет возможности эвакуироваться самостоятельно, обязательно дождитесь эвакуации. Военные уже в пути", - трансляция оборвалась
   - Ну вот, что думаешь? - перевела Лисс дыхание, смотря на Корра.
   - Ничего, нам надо на Искарию.
   - Ты уверен?
   - Абсолютно.
   - И куда они теперь все попадут? На Искарию 2.0?
   - Наверняка этого я не знаю. В крайнем случае, мы это первые и выясним. Так что успокойся Лисс и держи курс ровно.
  
   Глава 33 Измена
  
   - Привет Волин, - поздоровался с ним за руку полковник Нравин, на следующий день, после инцидента с обменом и очередным побегом дезертира. - Поступил приказ от императора совершить полную высадку всех имеющихся войск на Искарии.
   - Товарищ полковник, вам не кажется это странным?
   - Кажется, не кажется. Приказ от самого императора это святое. Я лично сегодня утром слышал это из уст генерала Дрободанова и его одобрение. Ты что уставной коммуникатор вообще не включаешь?
   - До меня поступил этот приказ. Но между нами говоря, я нахожу эти действия весьма странными. Особенно сейчас. Вместо того чтобы произвести тотальную эвакуацию, как вчера это было публично заявлено генералом Дрободановым.
   - Да я сам, чувствую себя государственным изменником, оспаривая с тобой тут приказ императора. Но посуди сам, куда ты теперь со мной от этого всего денешься? Полетишь со мной на одном звездолёте, как миленький. Я хоть и уверен, что приказ не просто странный, а похож на изгнание на верную смерть, но ослушаться не могу. Мне уже доложили, что за отказ выполнить приказ, будут вменены самые строгие меры, а именно дойдёт и до расстрела на месте. Так что через час жду тебя в своём кабинете. Если раньше не застрелюсь, - улыбнулся Волин, явно смягчая харизматичной иронией, возникшее между ними напряжение.
   - Так точно.
   - Ну, всё, мне пора собираться. Будь готов.
   Самоубийство или попадание на другую Искарию, что на его взгляд одно и тоже, майору совсем не улыбалось. Вчера он долго рассматривал потом песок в камере, отходя от сильной контузии, но даже сквозь сильные обезболивающие и быстро восстанавливающие тело лекарства, его пробило на сильный смех. Он видел своего главного противника в дезертире, но теперь у него было ощущение, что с ним играла сама Искария. Теперь ощущение дошло до того, что Искария со своим свечением играет, со всем штабом Особого Отдела, императором и Кармонией в целом. Не видя различия в ценности и хрупкости игрушек, как это делает очень малое дитя.
   Перспектива вернуться на другую Искарию, его просто откровенно ужасала. Впервые в жизни майор Волин, не хотел такой участи и не просто был не согласен с мнением вышестоящего начальства, но и считал стратегию императора Иоана и генерала Дрободанова сущим идиотизмом. В него он совершенно не хотел вовлекаться. С другой стороны, Волин конечно осознавал последствия, лично для него и недвусмысленная шутка про суицид, со стороны полковника не просто имела место быть, но и активно капала на мозг своей универсальностью выхода из положения.
   Волин размыслил здраво. Лучший выход из положения, это выход из состава вооружённых сил Кармонии. Единственный для этого выход не ногами вперёд в сторону крематория, это то, что он так страстно пресекал последнее время. Дезертирство, несомненно, было лучшим вариантом из всех. К тому же согласно последним данным и новостям, это было не плохой идей, учитывая возможный крах всей планетарной системы в целом. Это почти что лучший выход из создавшегося положения. Все те дни, проведённые вместе с презираемым им на уровне подкорки головного мозга дезертиром, вылились для него хорошим примером для подражания. Заложили своё зерно, что теперь проросло в его сознании и дали первые плоды.
   Взяв всё самое лучшее обмундирование, которое у него только было в закромах, он поспешил не в кабинет полковника, а на стоянку звездолётов на крыше штаба. Майор не мог рисковать всем, предлагая полковнику совершить побег вместе с ним. Это было слишком опасно и могло перечеркнуть его жизнь в кабинете полковника. Если даже майор сработает быстрее своего руководителя, ему не хотелось брать на свои руки, кровь, единственного человека, который отдалённо подходил под определение друга.
   Поднявшись на крышу, он размышлял, что лучше будет, если взять боевой звездолёт. В крайнем случае, подойдёт гражданский. Зайдя в башню управления полётами, он распорядился, чтобы разблокировали самый последний и передовой боевой звездолёт, укомплектованный под завязку боеприпасами и оружием всех типов. Солдаты беспрекословно подчинились и когда они это сделали. Внимательно на них посмотрел.
   - Грядёт катастрофа. Хотите жить - советую бежать, брать немедленно любой звездолёт и улетать. Вы меня не видели. Всё поняли? - недвусмысленно похлопал по ложу штурмовой винтовки майор, и солдаты активно закивали, удивлённо выпучив глаза.
   Волин спиной вышел из башни управления полётами. Быстро взошёл по выдвинутому трапу в звездолёт и прошёл в кабину. Из неё он заметил, как солдаты по его указанию, стали выдвигать трап к соседнему звездолёту. Только его это больше не интересовало. Он запустил двигатель и немного дав ему разойтись в полную силу, покинул в гиперброске штаб Особого Отдела. Военные звездолёты были рассчитаны в отличие от гражданских, на регулярные гиперброски с места, потому сейчас его особо не волновала живучесть двигателя звездолёта. Теперь его уже ничего не волновало, перед глазами расплылась звёздная мгла. Майор уже ни о чём не думал, направляя острый нос современного боевого звездолёта прочь с Мелиты. Прочь из планетарной системы Кармонии.
  
   Глава 34 Сфера сияния
  
   При вхождении в невероятно разросшуюся сферу сияния вокруг Искарии, Корр полностью вручную управляя звездолётом, не заметил никакого переброса или переноса. Напротив звездолёт стал лететь, как-то даже мягче и плавнее. Совершенно ничего не видя в иллюминатор, он двигался исключительно по карте, пока не достиг орбиты Искарии. Внутри него боролись два чувства. Одно это долгожданная встреча с планетой. Другое было манящим и одновременно отталкивающим. Отчасти это происходило, когда он мельком смотрел на скучающую, время от времени впадающую в дрёму, на откинутом назад кресле, Лисс.
   Шасси звездолёта упруго упёрлись в розовую песчаную почву. Корр посмотрел ещё раз, на не желающую просыпаться Лисс и уже хотел её потеребить, как вдруг заметил, что она полулежит недвижимая как кукла. Лицо её стало почти бескровным, а потом и вовсе порозовело. Вдруг она стала сдуваться, как кукла. Одежда стал оседать. На полу образовалась целая груда розового песка. Последним рассыпалось её лицо. Тяжел вздохнув, он пошёл в грузовой отсек, но кроме гор песка никого там не нашёл. Не отчаянье, а скорее недоумение отразилось во всех его движениях и мимике лица. Он первый раз в жизни действительно не знал, куда себя деть.
   Открыв шлюз, он выбрался на ружу. Песчаная буря давно стихла и теперь планету покрывал идеальный слой розового песка, равномерно закрывая собой все обозримые дали. Отойдя немного от звездолёта, он почувствовал под ногами зыбкий тёплый песок. С каждым шагом он утопал всё глубже. Корр предполагал, что звездолёт тоже сейчас уйдёт под землю, но он остался стоять. Теперь Корр понял, что Искарии был нужен только он один. Оставалось только закрыть забрало лицом и расслабиться, чтобы процесс погружения произошёл быстрее.
   Когда погружение остановилось на определённой глубине, которую Корр даже не пытался определить, просто отдавшись ей, то он стал пытаться нащупать дно ногами. Розовая субстанция привычно расступилась перед ним. Он оказался в подобии идеальной сферы, с неровными выступами на потолках, полу и стенах. Корр включил фонарь, блики забегали по блестящим стенам. Выйдя из сферы, он оказался в таком исполинском подземном дворце, что у него невольно захватило дыхание.
   Дворец императора Иоана, на фоне него казался крестьянской лачугой. Чем дальше он заходил внутрь, минуя грандиозные колонны со статуями, тем больше его поражал размах. Он не сомневался, что человеку никогда не будет под силу построить столь грандиозное подземное сооружение. Место, куда он попал, не вписывалось ни в одно его представление о том, что такое вообще возможно построить под землёй. Вскоре его стал манить источник непрестанного гула.
   Сначала он подумал - гул идёт ото всюду. Но вскоре сориентировался и пошёл в направлении его главного источника. Гул был подобен игре на очень длинной деревянной тубе, но отдавал слегка металлическими нотками. Он проникал в него полностью и Корр всерьёз опасался, что так он по настоящему растворится в его многообразной музыке, так и не дойдя до самого источника.
   В розоватом свечении, идущим сразу со всех сторон и из ниоткуда одновременно, Корр заметил вдалеке, за умопомрачительными по сложности сооружениями, статуи. Возможно, это были очень высокие, не менее семи метров, люди. Они сидели кругом и издавали гортанью, по очереди тот самый гудящий звук, от которого Корра по мере приближения, пробирало до костей всё сильнее и сильнее. Когда до них ему осталось, не более сотни метров, пол перед ним заколебался и пришёл в движение. Из порозовевшей субстанции вытянулась розоватая женская фигура с безупречными пропорциями. Кажется у неё из головы произрастало подобие небольшого дерева.
   За её спиной он заметил, что там впереди, на полу сидят все те люди, которых он спасал, забирая из штаба Особого Отдела. Взглядом фигура обратила внимание Корра на себя, а затем поманила его к себе рукой. Он последовал к ней, с каждым шагом её черты лица и тела прорисовывались всё чётче и чётче. Кожа оказалась прикрыта, тончайшей белой материей. Отчётливое дерево на голове, казалось, наполовину состояло из растущих вверх синтетических и на половину естественных веток и листьев. Она протянула к нему свои руки и слегка опустила голову на бок. Он приник в её объятья и опустился с ней на колени. Он вновь обрёл её. Искария была полностью с ним, а он был с ней.
   - Я всегда стремился к тебе. Как тебя зовут? - спросил он незнакомку.
   - Называй меня Варна, - ответила женщина и сидевшие кольцом исполины заголосили хором, перекрывая гортанным басовитым гулом, её красивый и мелодичный шёпот.
  
   Глава 35 Комната допроса 4/1
  
   В наполненную белым светом комнату допроса 4/1 ввели высокого арестанта.
   - Арестант номер 756Н, Назовите ваше полное имя, звание и личный номер, - произнёс сидящий напротив за прозрачной перегородкой мужчина преклонных лет, в звании полковника.
   - Лучезар Волос. Майор в отставке. Личный номер 0066953.
   - Моя фамилия Нравин, это всё что вам положено знать, я лично буду вести ваше дело, - арестант кивнул. - Раз ваша личность установлена, давайте начнём по порядку. Поскольку многие данные были утеряны, давайте с вашей помощью их восстановим. Что нибудь выпить желаете? Воды, сока? - арестант вновь сонно кивнул.
   - Я не ел пару дней. Я бы с удовольствием, плотно позавтракал, прежде чем я начну рассказ. Он будет очень длинным.
   Коммуникатор. Двойной обед, - распорядился, полковник и на столе перед арестантом появилось два подноса с разнообразной едой, и не дожидаясь, когда тот начнёт и закончит трапезу, Нравин продолжил. - Ну, хорошо, так откуда вы? Зачем прилетели в колонию на Меркурий? Что там делали и с какой целью?
   Только Лучезар Волос открыл рот, как стена вдруг побагровела, потом стала оранжевого цвета, потом вновь побелела и наконец, оплавилась, чуть не забрызгав раскалённым металлом полковника. Длинная пулемётная очередь располосовала прозрачную перегородку, превратив её в сплошное крошево. Полковник вместе с арестантом упал на пол, чтобы не словить шальную пулю. Глаза полковника встретили неодобрительно наставленный на него ствол дымящегося пулемёта, когда он хотел вытянуть пистолет.
   - Лучезар Волос вставай! - гаркнул внешний динамик пришельца в мимикрирующей броне. - Ты идёшь за мной.
   Урезоненный полковник остался лежать на полу, но готов был поклясться, что усиленный голос, пропущенный сквозь все помехи внешних динамиков, ему знаком. Далее его взгляд переключился на арестанта. Лучезар обречённо смотря на разбросанную по полу еду, тяжело вздохнул, поднялся, отряхнул с себя осколки перегородки и последовал в оплавленный проём.
   Полковник хотел было встать, но услышал, как на пол упал металлический предмет. Не успел он задержать дыхание и прикрыть глаза, как предмет оказавшийся гранатой рванул, распространяя нервнопаралитический газ. Захлебнувшись в кашле, полковник Нравин вскоре потерял сознание, так и не произведя в сторону неприятеля ни одного выстрела. Но перед тем как отключиться, успел услышать смех арестанта. Лучезар Волос уходя, смеялся. Но это не был злобный смех. Это не был смех, освобождённого от заключения страдальца. Это был смех человека, которому уже всё равно, что с ним будет дальше. Его лишь забавляют превратности судьбы.
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | О.Гринберга "Полуночные тайны Академии Грейридж" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"