Абвалов В: другие произведения.

8. Блеф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Блеф
  
  Продвижение в тыловые системы коарвиан велось хоть и без спешки, но и без излишней медлительности, как раз с такой скоростью, чтобы у них не возникло излишних подозрений. Разведку вели особенно тщательно, сторожевые буи не жалели, щедро рассыпая их в сопредельных системах. Как сказал Бронт: - Мы должны при любых обстоятельствах успеть убраться отсюда до того, как противник придет в себя.
  Надобность в штурмовых силах во время постоянных стычек с разрозненными группами коарвиан естественно отпала - соединение, имея большое численное преимущество, не мудрствуя лукаво, просто давило в зародыше любую попытку сопротивления. Однако, использовать неожиданно подвернувшуюся передышку для продолжения обучения пилотов не удавалось, командование решительно запретило вылеты, не желая даже в малейшей степени расходовать полетные ресурсы. Теперь оставалось только молиться на капитанов "Надежды" и "Бьефа", которые по неизвестным причинам, пошли на беспрецедентный шаг и разрешили зеленому планктону набираться хоть какого-то опыта на своих симуляторах. Но, тут справедливости ради надо сказать, не обошлось без некоторого шантажа - откуда-то Фалей стало известно, что у Кима имелся опыт преподавания по нужным ей дисциплинам, и она решила воспользоваться предоставленной возможностью, дабы поднять свой уровень, а заодно и своих подчиненных. Правда после первого же занятия ей чуть не пришлось пожалеть о принятом решении - "преподаватель" подошел к учебе серьезно и заставлял всех на занятиях выкладываться полностью. Позднее полковник призналась Видову, что даже не подозревала о том насколько велико ее невежество, а выражение "кипящие мозги" наконец обрело реальное значение.
  На шестой день "победного" продвижения соединение достигло конечной точки своего наступления - рокадной системы противника. Ожидалось, что к этому времени коарвиане уже успеют подтянуть сюда все резервы и начнут серьезно контратаковать, но ничего этого не произошло. Рокадная система была занята и теперь у них должны были возникнуть большие проблемы для поддержания своей обороны на должном уровне. Но противник вел себя так, будто ничего страшного не произошло, разведка не могла обнаружить хоть сколько-нибудь серьезной активности в этом районе. Командующему только осталось пожать плечами:
  - Либо наши мохнатые "друзья" сильно поиздержались за время своего предыдущего наступления, либо готовят какую-то хитрость, что на них совсем не похоже.
  Как бы то ни было, но поставленной цели соединение добилось легко, а продолжать активные действия становилось опасно, стоило совершить еще один переход, и противник мог легко зайти в тыл. Хотя при соответствующем желании он мог сделать это и раньше. Адмирал поступил мудро, не стал рисковать - обозначил свое присутствие в захваченной системе небольшим по численности отрядом во главе с непобедимым "Дюпрелем", а основные силы вернул на шаг назад и надежно прикрыл направление возможного обхода. Такая диспозиция позволяла ему почувствовать себя в относительной безопасности.
  "Экзекуция" над молодым пополнением была в самом разгаре, когда Киму поступило распоряжение срочно прибыть на флагман. Срочно так срочно, однако челнок был занят интенсивной перевозкой пилотов на учебе, поэтому пришлось воспользовался штурмовиком. В шлюз "Счастливого" пустили не сразу, диспетчеру зачем-то пришлось запрашивать разрешение у командования, да и потом направили не в боевой, а в главный шлюз. Несколько неожиданно, но, если подумать, ничего экстраординарного, правда, когда Ким покидал аппарат, его взгляд упал на челнок с бортовым номером "400", это с "Геракла" - крейсера используемого исключительно штабом сектора.
  - Ты бы еще сюда всей флотилией пожаловал, - недовольно проворчал Бронт, когда подчиненный добрался до его кабинета, - челнока не нашел?
  - Челноки все были заняты, господин адмирал, а приказано явиться срочно, пришлось использовать то, что было доступно.
  Адмирал хмыкнул:
  - Вот кстати, насчет "заняты". Тут до меня слухи дошли: мол один молодой офицер, вместо того чтобы укреплять дисциплину во вверенном ему подразделении, решил пойти на поводу своих гормонов и устроил, ни много - ни мало, бордель в масштабе флота. Причем поставил все это на широкую ногу, организовав регулярные рейсы для посещения сего интересного заведения.
  Честно сказать, Ким даже не подозревал о возможности такой трактовки событий, но если действительно посмотреть со стороны "непредвзятым взглядом", то такая версия имела право на существование. А скажите, какие еще мысли могли возникнуть в светлых головах мужчин с крепким здоровьем? Тут и святой с пути праведного собьётся, так сразу и не найдешь чем возразить. Видимо вид у подчиненного был настолько обескураженным, что Бронт не сумел сдержать улыбки:
  - А ты думал здесь бесполые ангелы служат? Уж как не пытаются мне все это "безобразие" преподнести, только, что рапортов еще не писали. Могу представить, какие сплетни дойдут до штаба.
  - Но молодежи просто необходимо набираться опыта, господин адмирал, - возразил Ким и смутился еще больше, сообразив, что лучшего повода для шутки трудно придумать.
  Надо отдать должное адмиралу, он умудрился сохранить на лице легкую ухмылку, хотя чувствовалось, далось это ему с большим трудом. Но вот глаза все равно наполнились влагой:
  - Да-а..., - протянул он, - уж и не знаю, как мне теперь поступить. Ты, пожалуйста, больше так никому не говори, не поймут.
  Бронт достал платок и тщательно промокнул глаза, как подозревал Ким, для того чтобы успокоиться и снова принять серьезный вид.
  - Значит так, - подвел он итог, - всю эту выездную учебу прекратить и больше даже не заикаться о чем-то подобном. Понятно?
  - Понятно, господин адмирал.
  Командующий, считая разговор на эту щекотливую тему законченным, подошел к монитору, приглашая починенного тоже подтянуться поближе:
  - Свою задачу соединение выполнило полностью, - стал он излагать суть дела, - к сожалению, по данным разведки никаких передвижений коарвианского флота с других участков обороны в нашу сторону не обнаружено. Предполагается, что противник по каким-то причинам не считает прорыв нашего соединения серьезным и поэтому не спешит его ликвидировать. В штабе полагают, что нам нужно продолжить активные действия и тем самым все-таки вызвать ответную реакцию. Однако двинуться дальше всеми силами слишком рискованно, противник может зайти к нам в тыл и отрезать путь к отступлению, поэтому остается одно - имитировать наступление соединения с помощью небольшой мобильной группы. На данный момент более логично будет выглядеть продвижение в систему D-0127, где по данным разведки может находиться одна из производственных баз коарвианцев. Вот такая преамбула, а теперь непосредственно к делу: командование мобильной группой я возложил на капитана суперлинкора "Дюпрель" полковника Эхена, все штурмовые подразделения переходят под его командование, следовательно, ты тоже поступаешь в его распоряжение. Основная задача - имитация наступления соединения с целью разгрома базы противника. Выступление группы по мере готовности.
  Последними словами Бронт как бы поставил точку во встрече, поэтому подчиненному осталось только испросить разрешения:
  - Разрешите выполнять, господин адмирал?
  Командующий недовольно хмыкнул:
  - И никаких вопросов?
  - Задача поставлена предельно четко, вопросы могут возникнуть только после подробного ознакомления с разработкой оперативного отдела.
  - Э... - Адмирал недовольно махнул рукой, потом указал на кресло, - Садись.
  Ким опустился в кресло и в недоумении уставился на Бронта, который в раздражении принялся что-то искать в планшете. Наконец командующий успокоился:
  - Я уверен, противник, что-то замышляет, - начал он объяснять подчиненному, - но в штабе считают, что коарвиане не станут хитрить, и если они не контратакуют сейчас, то это означает, что клан, противостоящий нам, полностью истощен. Именно поэтому было принято компромиссное решение - создать у противника иллюзию продолжающегося наступления и сделать окончательные выводы на основании его действий. Если уверенность штаба имеет под собой основание, то риск минимальный, а если нет...
  Бронт вздохнул и неопределенно пожал плечами, а подчиненный, не дождавшись продолжения, закончил за него:
  - То наживка может сильно пострадать?
  - Верно, - кивнул адмирал, - поэтому и отправляю туда "Дюпрель", эта наживка не всякой хищной рыбе по зубам. Непосредственно в боевых действиях разрешаю использовать только "Бьеф" и "Надежду". Они там хотели повоевать? Пусть воюют. Остальных использовать только для устрашения и создания видимой мощи группы. Серьезных боевых контактов стараться не допускать, немедленный отход в случае малейшего подозрения на потери. Полковник Эхен в курсе этих моих распоряжений, тебе же я это говорю, чтобы не возникло ложного чувства долга.
  Примерно так и представлял себе Ким задачу с самого начала, так что дополнительные пояснения не оказались для него таким уж откровением, но он почувствовал, что командующий хочет сказать не только это.
  Адмирал немного поколебался, но видимо так и не решился продолжить:
  - Можете идти, - произнес он, считая разговор оконченным.
  
  *
  
  - Ты не прав, Олголой, - в замешательстве прорычал Синфос, - Что из того что крахтам удалось прорвать оборону? Они завязли и не могут двинуться дальше, у меня еще есть время собрать резервы и выбить их обратно.
  Олголой тихо заурчал, меняя тональность - так он показывал, что настроен иронично по отношению к оппоненту:
  - Ты стараешься быть тверд, Синфос, но я слышу неуверенность в твоих суждениях. Прошло достаточно времени, чтобы собрать контоны и разгромить крахтов, но ничего не сделано. Почему? Не потому ли, что у тебя нет резервов. Мне известно, что твой клан уже не раз хотел уступить часть завоеванной тобой территории, но никто не спешит договариваться с тобой.
  Синфос угрожающе засопел, он прекрасно понимал, что скрыть действительное положение дел в своем клане вряд ли удастся, но никто из чужаков не должен был говорить об этом ему. Еще немного и Великий воин переступит грань приличия и перейдет в стан врагов клана. Но Олголой знал, что делал:
  - Я могу выступить посредником и помочь тебе, - сделал он неожиданное заявление, - но ты должен будешь на время забыть давнюю обиду.
  - Если ты говоришь об Арпаше, то примирения не будет никогда.
  - Я знаю, - Олголой мотнул загривком в знак согласия, - но у тебя есть выбор? Клан Арпаша единственный не внесен в список очереди, а значит, не будет тянуть время, пытаясь побольше выгадать. Вряд ли он сможет в полной мере компенсировать твои потери, но это все равно много больше чем предложат другие.
  Сопение Синфоса немного стихло, он хоть и был по-прежнему раздражен, но предложение Олголоя его явно заинтересовало. Такое решение проблемы в клане уже обсуждалось, но тогда не удалось найти посредника, которого можно было хоть чем-то заинтересовать. И теперь такой посредник был найден, а значит, существовала вероятность договориться с выгодой для себя:
  - И что ты потребуешь взамен?
  - Один к двадцати.
  - Так мало?
  - Я бы вообще ничего не потребовал, но не могу нарушить закона предков. А выгода моя в том, что контоны Арпаша не будут помышлять об обороне.
  Синфос от удивления хрюкнул:
  - Ты хочешь отдать славу его клану?
  - Если он окажется достойней...
  - Но переговоры будут идти долго.
  Олголой снова заурчал:
  - Арпаш уже готов прибыть сюда по первому зову, тебя обязательно заинтересуют его условия.
  
  Разговор состоялся и Олголой был доволен результатами, он знал, что Синфос никогда не изменит своего решения, а значит, скоро рядом появятся новые соседи, которые всеми силами станут доказывать, что коварные крахты им по зубам. Будет ли клану Арпаша сопутствовать успех, покажет время, но славой Великий воин делиться был не намерен.
  Вернувшись к себе, Олголой вновь занялся изучением сложившейся обстановки, в чем-то Синфос был прав, крахты действительно завязли, локальный прорыв ничего не давал, даже потерянная рокадная узловая система пока не сильно влияла на расстановку сил. Но все-таки стратегические интересы требовали срочно вернуть контроль над территорией, иначе крахты могли подтянуть дополнительные силы и тогда совладать с ними будет значительно сложнее.
  И все-таки, какова цель этого прорыва? Коарвианец знал, что его противник никогда не будет довольствоваться малым успехом. Если это плацдарм, на котором сосредотачиваются крупные силы для продолжения наступления, то атака может обернуться большими потерями. А если это не плацдарм, и крахты готовят ловушку, в чем они большие мастера, тогда тем более не стоит торопиться. Олголой еще раз окинул взглядом карту. Но может все-таки прав Сарафон, и пришла пора бить крахтов их же хитростью, в таком случае... Великий воин вновь принялся оценивать обстановку. Решено, он будет действовать иначе, сидеть долго на одном месте крахты не смогут, в конце концов, они будут вынуждены двинуться дальше и тогда...
  
  - Великий воин. Крахты совершили переход из рокадной системы и двинулись в направлении малой базы Синфоса.
  - Я слышал тебя. - Олголой оскалился. Кто сказал, что крахты хитры? Сейчас они совершили большую глупость, теперь у них не будет другого пути, кроме как туда, куда их поведет флот Олголоя. Единственно о чем он жалел, это о том, что не сможет единолично насладиться плодами победы, а раз так не стоит лишний раз подставлять свои контоны. Как бы он не презирал крахтов, а воевали они умело, и могли сильно потрепать даже превосходящие силы.
  - Вы знаете что делать, скоро мы загоним их в ловушку, сообщите Синфосу о начале нашего плана, пусть готовится к встрече.
  
  *
  Ожидать реакции коарвиан Бронту долго не пришлось уже на вторы сутки, после того как мобильная группа покинула основные силы, пришло сообщение об обнаружении разведки противника сразу с трех направлений. Самые мрачные предположения адмирала начали сбываться. Теперь ему стало абсолютно ясно, что конкретно задумали коарвиане, и хотя для соединения их потуги особой опасности не представляли, возможность сохранить мобильную группу оказалась теперь под большим вопросом. Как только данные о продвижении флота противника подтвердились, штабные сразу отбыли в обратный путь - теперь надо было начинать вторую фазу операции. Бронт же распорядился отправить курьера вдогон группе со всеми полученными данными и стал готовиться к обороне, хотя уже было ясно, что удерживать захваченные системы он долго не сможет.
  Как и предполагалось, первый свой прорыв коарвиане совершили в рокадную систему сразу с двух сторон, однако адмирал уже был готов к этому и, поиграв на нервах противника ложными выпадами, уступил без боя. Третья группа кораблей противника немного спустя начала прорыв через переход в систему предшествующую рокадной, где, собственно говоря, и разместилось соединение. По всей вероятности коарвиане были уверены в своем численном превосходстве и решили проигнорировать опасно близкое расположение соединения. Но на этот раз было решено не уступать, и атаку на противника произвести решительно, навалившись всеми силами, не давая полностью завершить построение, так и задумывалось в самом начале. Риск оказался велик, по предварительным данным эта группировка противника по боевой мощи примерно в два раза превосходила противостоящее ей соединение, но пассивно наблюдать за действиями коарвиан Бронт больше не хотел. Мрачно глядя на монитор, где с каждые пять секунд количество кораблей противника увеличивалось, он заметил Лескову:
  - Вот когда "Дюпрель" нам бы очень пригодился.
  - Построение завершено, сближение на расчетном ускорении, отклонений от графика нет, - как бы в ответ доложил начальник оперативного отдела, - на момент контакта противник переместит только до тридцати процентов своих сил.
  - Что ж, расклад неплохой, - заметил адмирал, продолжая хмуриться, - тем более, что я вижу серьезную девиацию выходной точки перехода.
  - Около полутора миллионов километров, вызвано близостью планеты гиганта, - подтвердил Лесков, - не то чтобы что-то серьезное, но неудобство противнику доставит.
  Бронт задумался, девиация перехода явление нечастое, наличие гравитационных возмущений в планетарной системе редко приводило к скольжению выходной точки, но иногда такой эффект наблюдался. И если в исходной системе неподвижность перехода обеспечивалось с помощью генераторов, то о стабильности выходных координат речи никогда не велось.
  - Это хорошо, - наконец решился командующий, - произведем некоторые изменения в плане. Делим соединение на две группы, одна группа связывает боем прорвавшегося противника, задача второй группы оседлать переход.
  - Простите? - Начальник оперативного блока, непонимающе уставился на адмирала.
  - Все очень просто, - принялся пояснять свою мысль Бронт, - если переход смещается по траектории, то его надо сопровождать иначе выходящие корабли станут нашей легкой добычей, в этом случае противник не имеет свободы маневра, и мы сев ему на хвост получаем заметное преимущество. А чтобы не возникло мысли нас контратаковать, вторая группа будет постоянно атаковать по плоскости девиации.
  - То есть, коарвианские корабли будут вынуждены постоянно разворачиваться для отражения атаки, и не смогут держать построение?
  - Совершенно верно, - впервые на лице адмирала появилась плотоядная улыбка, - а если строя не будет, то торпедная атака может оказаться весьма эффективной.
  Свою ошибку противник заметил поздно, корабли соединения плотно взяли его в тиски, проводя атаку за атакой. Несколько попыток контратаковать закончились для него плачевно - точка перехода тут же оказывалась под контролем другой группы кораблей соединения, которая, не обращая внимания на оставшееся малочисленное охранение, принималось за уничтожение беззащитных кораблей. Избиение продолжалось около полутора часов, за это время коарвиане полностью потеряли около трехсот пятидесяти кораблей, что было равно примерно трети их сил. И хотя оставшиеся в строю тоже получили значительные повреждения, им все же удалось полностью завершить переход. Пока еще Бронт реализовывал полученное в самом начале тактическое преимущество, но с каждой минутой это становилось все сложнее. Наступило время, когда пришлось менять рисунок боя и переходить к классическим схемам, дальше все решала огневая мощь, а соединение Бронта теперь в этом плане примерно на четверть превосходило своего противника.
  - Как там с прогнозом? - Повернулся адмирал к Лескову.
  - Время до получения подавляющего преимущества восемь часов, - отозвался тот, - даже если остальные группы противника в ближайшие три часа выдвинутся им на выручку, шансов продержаться у них мало.
  - Выручать их никто не будет, - уверенно произнес командующий, - основные их силы сейчас идут вслед за нашей штурмовой группой. Они уверенны, что вышли в тыл ударной группировки.
  Прогноз оперативного отдела оказался неверен, вместо расчетных восьми противник продержался одиннадцать часов. Конечно, можно было разгромить его и раньше, но имея ощутимое преимущество в огневой мощи глупо ввязываться в свалку и нести неоправданные потери. Когда последние коарвианские корабли стали разваливаться на части Бронт облегченно вздохнул, свое первое сражение соединение провело удачно, по крайней мере упрекнуть его будет не в чем и даже неизбежные потери оказались значительно меньше расчетных. Меньше, но все же без потерь войн не бывает, полностью в горниле сражения сгорели шестьдесят два корабля и еще около двух сотен нуждались в серьезном ремонте. Вообще-то после того как главные силы врага бросились в погоню за штурмовой группой следовало вписать в потери еще четырнадцать кораблей во главе с "Дюпрелем", уж слишком мало шансов давал им противник.
  
  *
  
  Молодые пилоты психовали. Им конечно не раз говорили, что служба в штурмовой авиации не слишком насыщена боевыми стычками, и все-таки понять командование было невозможно. После того памятного вылета, когда всеми силами добивали мертвую станцию, их вообще не допускали до полетов. Такое впечатление, что все дружно забыли об их существовании. Да и после начала рейда, перед которым им долго и нудно напоминали необходимость неукоснительного выполнения приказа, приходилось принимать участие в каких-то малопонятных маневрах.
  - Ну и попали мы со службой, - ворчал Джун, выбираясь из пилотского скафандра, - мне кто-нибудь может объяснить, что мы все-таки делаем?
  Алексей промолчал, три часа назад он точно такой же вопрос задавал командиру крыла и тот не нашел ничего лучше как пояснить подчиненному, что приказы дают для исполнения, а не для обсуждения.
  - Я знаю, для чего мы это делаем, - вдруг уверенно заявил Санчо.
  Все прекратили разоблачаться и вопросительно уставились на знатока.
  - Все очень просто, - продолжил тот, ничуть не смущаясь, - коарвиане увидят наши маневры и станут ломать головы, пытаясь понять для чего это делается. А так как они ничего не поймут, то головы себе обязательно сломают. Вот так будет одержана чистая победа.
  Алексей чуть улыбнулся - шутник нашелся. Но шутка хоть и неказистая, а настроение из пике вытащила.
  - Ты свою голову не сломай, - буркнул Джун, - а то все могут догадаться, чем ты думаешь на самом деле.
  Однако Санчо парировал:
  - Это не беда, а вот у некоторых, если исключить голову из процесса принятия решений, наоборот будет заметен явный прогресс в мыслительной деятельности.
   Алексей запихнул свой скафандр в контейнер, сладко потянулся и, крякнув от предвкушения отдыха, заявил:
  - Ладно мужики, кончай дуэль, пойдем лучше поедим..., пока еще есть чем.
  А вот в этом все были полностью согласны с командиром.
  
  Что было непонятно для рядовых пилотов, для посвященных имело вполне определенный смысл. Если противник следил за мобильной группой, а в этом никто не сомневался, то у него должно было сложиться впечатление, что флот ведет полномасштабное наступление большими силами. Непонятные маневры, которые пилоты отрабатывали после каждого перехода, с подозрением выполняя команды диспетчеров, на мониторе противника должны были выглядеть как развертывание передового охранения. Но транслируемая компьютером на монитор штурмовика картинка не содержала информации об имитаторах, и поэтому недоумение было вполне объяснимо.
  Пока пилоты предавались унынию, Ким в оперативном блоке "Цедеша" анализировал данные разведки. Как и предполагалось, в системе был небольшой отряд коарвианских кораблей, но стоило только эскадрильи с "Бьефа" и "Надежды", поддержанных все теми же имитаторами двинуться в атаку, те предпочли быстро ретироваться через переход в свои тылы. Такое поведение в последнее время становилось нормой для противника. Когда-то он постоянно вел атакующие действия, и мог позволить себе бравировать стычками с превосходящими силами противника. Но теперь ситуация изменилась, бросаться в бой как раньше коарвиане не хотели.
  Капитан авианосца полковник Гросс кивнул на дисплей:
  - До базы остался последний переход, а противник даже не помышляет о сопротивлении. Неужели выдохлись?
  Ким поджал губы, выражая сомнение - в академии ему посчастливилось поучаствовать в подготовке одного из разделов доклада по коарвианцам. Никто, конечно, не позволял ему знакомиться со всем содержимым, но куратор, вставляя его материалы в доклад, решил лишний раз удостовериться в правильности своих действий, и быстренько прокрутил всю информацию на экране. Ну, кто мог знать, что кому-то вполне хватит и этого. А сведения, содержащиеся в докладе, оказались довольно интересными. По выводам экспертов, боевая суммарная мощь флота коарвиан превосходила мощь всех флотов содружества примерно три к одному, и если бы не клановое соперничество, с которым пока не могло справиться их высшее командование, дни содружества были бы сочтены. Но такое положение долго просуществовать не могло, в конечном итоге коарвиане все равно придут к окончательному решению централизации власти и тогда они смогут воспользоваться имеющимся преимуществом в полной мере. Ким так и не понял, по каким критериям был рассчитан срок, но эксперты сходились во мнении, что относительно спокойной жизни содружеству отпущено не более пяти лет. Однако, не все так безнадежно, экономика содружества тоже быстро милитаризировалась, и к означенному выше сроку флот должен был удвоить свою численность, пополнившись новыми современными кораблями. Но только когда это еще будет, а пока действия противника выглядели очень и очень подозрительно:
  - Нет, выдохнуться они не могли, но если разведка ничего страшного не обнаружит, мы будем вынуждены атаковать.
  - Да, будем вынуждены, - согласился Гросс, - иначе для чего мы здесь?
  Странно, но почему-то у Кима появилось твердое убеждение, что никакой атаки провести им не дадут, а вот проблем заставят хлебнуть в полной мере. Он опять внимательно присмотрелся к схем карте, за спиной четыре перехода, этот будет пятым. Отсечь от соединения их можно только через рокадную систему, которая в данный момент находилась под контролем - вроде ничего опасного. Но червячок сомнения шевелился внутри, казалось, что-то произошло непредвиденное и думать надо вовсе не об атаке.
  Однако разведка не обнаружила скопления противника за переходом. По данным, продублированным в оперативный блок авианосца, в системе находилась только небольшая группа кораблей занятая непосредственной охраной производственной базы. Решение полковника Эхена в данной ситуации было очевидным - корабли стали выстраивать в цепочку перехода, и первыми в ней как всегда шли авианосцы.
  "Цедеш" вынырнул из мути перехода четвертым, "Бьеф" и "Надежда" уже запустили реакторы и готовили к выводу серии имитаторов - надо было поддерживать уверенность противника в неизбежной атаке. "Дюпрель" же пройдет в систему не скоро, еще около трех часов пять крейсеров, сменяя друг друга, и гоняя на пределе генераторы, будут поддерживать в активном состоянии переход. Примерно столько времени требуется мощной ударной группе, чтобы полностью переместить свои силы. Противник должен быть уверен, что у него никаких шансов.
  
  *
  
  Боевые переходы Алексею уже порядком поднадоели - все та же суета перед прыжком, когда у техников начинается аврал на последних секундах, обязательно несколько запаздывающих пилотов, ныряющих в кабину аппарата в последние мгновения, и бьющий по нервам скрежет сирены. Иногда было и кое-какое отличие, например, на этот раз звено Алексея стояло первым на старт, им определили для развертывания самый дальний сектор. Момент перехода он "проспал" - гравитационные компенсаторы за время предыдущих переходов сумели отрегулировать до идеального состояния, поэтому знакомая пиктограмка с веселым человечком появилась неожиданно.
  А вот стартовать первыми Алексею понравилось, есть в этом что-то замечательное, все равно как первым прыгнуть в спокойную гладь воды. Конечно, спустя немного времени в пространстве станет тесно, тут уж не зевай, только успевай отслеживать соседей да выдерживать график, но первое чувство свободы ни с чем несравнимо.
  - Вошли в режим, - объявил он звену, - четыре минуты до точки расхождения.
  Точкой расхождения называется координата пространства, где звено должно изменить вектор движения таким образом, чтобы уже через двадцать минут занять свое законное место в ячейке боевой плоскости и двинуться в атаку на базу противника.
  - Командир, - встрял Санчо, - после первой волны никого не выпускают. Проблемы?
  Алексей глянул на задний план, действительно запуск штурмовиков прекратился, однако никаких распоряжений по изменению маршрута пока не последовало, так могло быть, если командование было вынуждено внезапно изменить планы:
  - Продолжаем выполне..., - начал было он подтверждать прежнее задание, но поперхнулся на полуслове. Пространственная картинка со стороны базы вдруг стала покрываться россыпью красных огоньков. Поначалу огоньки слабо мерцали, но постепенно набирали силу. Оказывается, коарвиане знали о маршруте группы и заранее готовили западню, а чтобы "птичка" все-таки попала в клетку, корабли набрали ход в сторону перехода и заглушили реакторы. Естественно разведка не имела достаточно времени провести активное сканирование всего пространства, не рискуя напороться на охранение, и противник решил этим воспользоваться. Теперь каждый красный огонек на мониторе означал запуск реакторов корабля, а судя по количеству огоньков, сил противник собрал не мало. Для Алексея это оказалось столь необычно, что он даже не сразу сообразил, что желтая линия птичкой перечеркнувшая пространство на мониторе и упершаяся крылом в никуда - новый маршрут его звена.
  - Внимание, смена задания, - рявкнул он, скидывая оцепенение, - изменение курса, время минута двадцать секунд.
  Видимо в ступоре находился не только командир звена, об этом можно было судить по тому, что подтверждения от пилотов на терминал поступили с некоторой задержкой, и он, пытаясь смягчить свою излишне бурную реакцию, уже спокойнее проворчал:
  - Уснули там все что ли?
  - Есть немного, - тут же по сети раздался незнакомый голос, - "Гранд" готов.
  - "Аркан" принял ... - посыпались тут же доклады от других звеньев
  - "Какого черта?" - недоумевал Алексей, - "Этим-то чего от него надо"
  Но тут он взглянул на свой статус и все сразу понял - при развертывании строя для штурма командиры крыльев должны были стартовать во второй волне, но старт был отложен и теперь командир первого стартовавшего звена должен был принять под свое командование ближайшие звенья. Такое "повышение" оказалось несколько неожиданно, и на некоторое время Алексей впал в ступор, все никак не мог вспомнить, какие распоряжения от него должны последовать дальше. Положение спас "Зеро", который решил было в конце доклада сообщить об отклонении от прежнего графика, но тут же осекся.
  Ну конечно, как он мог забыть? Теперь в его подчинении семь звеньев, надо отслеживать нестандартное построение крыла и переключиться в ставший доступным новый уровень командования.
  Через несколько минут пришло уточнение задания - им предписывалось перейти на предельные ускорения, после достижения точки сброса отработать по наступающему противнику торпедами, выпустить серию имитаторов и в том же режиме уходить по заданному ранее маршруту. Задумка командования была, в общем-то, понятна, торпедная атака его крыла не могла сильно повредить коарвианцам, но почти наверняка заставит потерять немного времени на выравнивание строя и организации противоторпедной защиты. Выпуск же имитаторов позволял скрыть истинное направление выхода крыла из атаки, но вот само это направление казалось подозрительным. Однако гадать о причинах было некогда, работы у Алексея резко прибавилось, теперь ему приходилось управляться не только со своим звеном.
  Спустя десяток минут пространство позади вновь стало заполняться штурмовиками, однако как понял пилот, это уже были женские экипажи - командование попрежнему не доверяло молодому пополнению ответственные задания. Алексей привычно скользнул взглядом по табличке доступных опций и его взгляд зацепился за открытый доступ к собственному сканеру пространства. Конечно, толку от него в такой ситуации немного, бортовой анализатор вряд ли мог полностью самостоятельно разобраться во всей этой мешанине, но в случае контакта без него не обойтись. Движимый скорее любопытством, чем разумностью, пилот на короткое время переключился на картинку своего прибора и обомлел - позади него все пространство занимали зеленые огоньки. Если верить сканеру, то сотни кораблей содружества в данный момент выстраивали оборонительные порядки, и на самом острие построения находилось крыло Алексея. Только теперь ему стали понятны эволюции, которые они были вынуждены совершать после каждого перехода.
  
  *
  
  Данные активного сканирования поступили в тот момент, когда уже была дана команда на построение сети атаки. Киму оказалось достаточно только взглянуть, что бы понять хитрость противника, чего-то подобного он ждал. Не то чтобы что-то выдающееся, но достаточно эффективно.
  Гросс удивленно хмыкнул:
  - Оказывается, они тоже способны хитрить. Но какой в этом смысл? Им следовало поступить с точностью до наоборот.
  - Следовало, - согласился Ким, - но только если они не знают о нашем блефе или прямо сейчас нам в тыл не заходит коарвианский флот.
  - То есть путь назад нам уже отрезан?
  - Вероятнее всего, поэтому и понадобилась вся эта маскировка. Так или иначе, нам надо срочно действовать. Операцию прекращаем, штурмовики в атаку - немного притормозим противника. Надо выиграть время до подхода "Дюпреля", без него нам ничего не светит.
  Впрочем, выигрывать время не понадобилось, буквально через полчаса, через проход прошли крейсеры, а следом вывалилась туша супертяжеловеса. Как только Эхен получил оперативные данные, он сразу организовал круговую связь:
  - Противник крупными силами через рокадную систему вышел к нам в тыл, через двадцать часов его передовые отряды будут здесь. Однако думать нам надо не об этом, через четыре часа огневой контакт здесь, вся наша бутафория будет сразу раскрыта. Выход из системы по двум направлениям вглубь территории занятой коарвианским флотом и оба сейчас находятся под охраной. Какие будут мнения?
  Первой взяла слово полковник Фалей:
  - Предлагаю провести массированную атаку всеми имеющимися силами по флангу противника и попытаться прорваться к одному из переходов. "Дюпрель" обладает огромной огневой мощью и практически неуязвим для лучевого оружия. При массированной поддержке штурмовой авиации имеем неплохие шансы.
  В общем-то, идея капитана "Бьефа" не стала для всех откровением, именно такая мысль приходила в голову в первую очередь, но Эхен ждал других предложений:
  - Даже если ценой больших потерь мы все же сумеем прорваться через заслон, уйти нам не дадут, пока мы будет возиться с охранением, преследователи ударят нам в спину. Но, если не найдется ничего лучше, примем этот план в качестве основы. Есть еще предложения?
  Предложения были, но все они так или иначе являлись развитием первого плана и ничего принципиально нового в себе не несли.
  - Удивительное единодушие, - едко заметил Эхен, - но почему молчит командующий штурмовыми силами? Помнится мне, в виртуальных боях он всегда находил выход.
  Ким покраснел, полковник был как раз из тех игроков, кого в виртуальном клубе он вычислил одним из первых и не особенно щадил его самолюбие, порой ставя в положение новичка. Каждый раз, когда от проигравшего на коммуникатор приходило поздравление с победой, приходилось делать вид, что "я не я и лошадь не моя", это позволяло поддерживать хотя бы видимость приличия. Однако ситуация изменилась и продолжать отнекиваться стало решительно невозможно:
  - Могу предложить применить метод резонансной раскачки строя противника, с последующим проскоком на атакующие позиции по базе, - промямлил он, - при удачном стечении обстоятельств, можно будет попытаться прорваться в направлении Грандспира, а там оперативный простор.
  Глаза Эхена заблестели:
  - "Удачное стечение обстоятельств" - что имеется ввиду?
  - Когда базе будет угрожать непосредственная опасность, подразделение охраняющее точку перехода, будет послано на перехват...
  - Ага. - Полковник даже не стремился скрыть свой сарказм, - помнится, один из игроков виртуального клуба уже несколько раз применял такой прием и весьма удачно. Но кто даст гарантии, что коарвиане пойдут на перехват.
  - А гарантий нет, - тряхнул головой Ким, - это уже область предположений. Да и вообще все будет зависеть от конкретного рисунка боя.
  - Замечательно, - притворная улыбка тронула губы Эхена, - оказывается, у капитана есть идеи, но он не спешит поделиться ими с командованием, когда счет идет на минуты. Надеюсь, вы уже провели предварительные расчеты?
  - Да.
  -Так почему у меня до сих пор их нет? - Взорвался командир, - Когда надо начинать действовать?
  - Уже действуем, подразделения ...
  - Через десять минут жду вас у себя, командовать будете отсюда.
  Командовать? Последние слова обескуражили не только Кима. У Фалей, как впрочем и у других, глаза тоже полезли на лоб "Что-то неладно в датском королевстве", не долго думая она сразу выставила флажок приватной беседы с Эхеном.
  - Слушаю, - обратился к ней командир, после отключения круговой связи.
  - Господин полковник, мне кажется вы слишком торопитесь передать командование молодому человеку. Виртуальные бои естественно позволяет оттачивать мастерство командиров, но никогда не заменят реального боевого опыта.
  Эхен согласно кивнул:
  - Во многом вы правы, но мой боевой опыт говорит о том, что Томов прекрасный тактик, и не использовать его потенциал в такой ситуации будет просто глупо. Хотя, если вам от этого станет легче, я все время буду находиться рядом с ним.
  - Но такое назначение обязательно должно быть согласованно с адмиралом.
  - А оно согласовано, перед отбытием я лично просил адмирала дать мне право в случае необходимости временно назначать Томова командиром группы, и он дал свое согласие.
  
  В десять минут Ким естественно не уложился, хотя и торопился как на тревоге. Эхен прекрасно понимая, что вписаться в установленный им срок изначально невозможно, даже не стал ворчать для проформы:
  - Принимай командование, - кивнул он в сторону оперативного отдела, - пора тебе продемонстрировать свои таланты не только в виртуальных баталиях. А чтобы ты не зарывался, я время от времени буду остужать не в меру разгоряченную голову.
  Расчеты не заняли много времени, уже через пятнадцать минут "карусель" завертелась, набирая обороты. Имитаторы тысячами стали запускаться в различных направлениях и под их прикрытием корабли резко изменили вектор движения.
  
  *
  
  Синфос торжествовал, наконец-то коварные крахты сами попали в западню. Сил, которые он с большой осторожностью собирал со всего фронта, оказалось вполне достаточно, чтобы не дать уничтожить базу и расправиться с противником до похода контонов Олголоя. Разгромить врага своими силами нужно было обязательно, это позволяло показать Арпашу свою мощь и увереннее чувствовать себя на переговорах. Он видел, как крахты сначала хотели развернуть штурмовую сеть, но обнаружив атакующие контоны стали спешно выстраивать оборонительные порядки. А что им еще оставалось делать? Когда переход будет окончательно завершен, свободы маневра у них уже не будет, останется только принять бой на его условиях.
  Пока все шло вполне ожидаемо, крахты выдвинули вперед свои штурмовые корабли и произвели массированную встречную торпедную атаку, Синфос едва сдержался чтобы не заурчать от удовольствия. Атака торпедами с такого расстояния неэффективна, и лишь показывает замешательство противника.
  Но немного времени спустя настроение великого воина стало стремительно портиться, цели вдруг раздвоились, а потом и вовсе покрыли все видимое пространство. Количество выпущенных имитаторов превышало разумные пределы, проследить за эволюциями флота крахтов с дальнего расстояния стало совершенно невозможно. Оставалось ждать сближения, только тогда активное сканирование поможет вычислить массу объектов и позволит отделить ложные цели от настоящих. Но меры Синфос все же принял, он приказал увеличить интервал между передовыми порядками своей армады и основными силами, дабы хитрые крахты не застали их врасплох. Прошло еще некоторое время, и былая уверенность сменилась тревогой, расчетное время боевого контакта давно истекло, ложные цели постепенно отфильтровывались системой, но настоящего противника обнаружить не удавалось. Где могли спрятаться немалые силы крахтов?
  Сообщение о новой опасной торпедной атаке с фланга великий воин воспринял с облегчением - наконец-то противник обнаружил себя. Расчеты показывали что крахты, верные своей тактике, пытались обойти противостоящие им контоны и с минимальными потерями прорваться к базе. Что ж, такой вариант был предусмотрен Синфосом в первую очередь, ему даже не понадобилось вносить коррективы, воины сами, не дожидаясь приказа, произвели перестроение и двинулись на перехват.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Арлатов "Люди - это мы!"(Научная фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"