Абвалов В: другие произведения.

9. Свалка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa

  Свалка
  
  Несмотря на помощь скафандра дышалось тяжело, сердце бухало как в колокол, где-то под боком нарастала тупая ноющая боль, это мышцы, устав управлять диафрагмой, придавленной перегрузкой, сигнализировали о своем отчаянном состоянии. Если дело пойдет так дальше придется перейти на принудительную вентиляцию легких. Алексей снова бросил взгляд на таблицу состояния пилотов, кровяное давление у всех зашкаливало, пульс в среднем сто восемьдесят. Теперь даже самые упертые согласились бы, что ежедневная физическая подготовка, коей их изнуряли в течении двух часов каждый день, есть суровая необходимость, и уж никак не желание приумножить тяготы службы. К сожалению, штурмовик не корабль, куда можно запихнуть дополнительные противоперегрузочные кабины, поэтому как всегда самым слабым элементом в этом смертоносном аппарате являлся человек. Хорошо хоть параметры маршрута на мониторе не менялись, это говорило о том, что все идет по некоему хорошо просчитанному плану и где-то в заданной точке маршрута "Цедеш" гостеприимно подставит приемные шлюзы. Жаль только, неизвестна конечная точка - авианосцы редко афишируют свое местоположение, так что приходилось томиться в неизвестности.
  Алексей еще раз глубже вздохнул и попробовал хоть на миллиметр сменить положение. Естественно ничего у него не получилось, но система скафандра отреагировала и чуть изменила упор для тела, немного, но достаточно, чтобы на несколько секунд принести облегчение. В голове стразу мелькнула мысль - "памятник надо поставить тому гению, который предусмотрел такую возможность".
  Параметры для выравнивания скоростей поступили где-то через десяток минут, подбирал их к сожалению не родной борт - под острым углом к ним подходил "Бьеф":
  - Так, девочки, - прозвучал насмешливый голос диспетчера, - запрыгиваем по аварийному, каждый в свой шлюз, время покоя тридцать секунд. Кто не успеет, будет цепляться на внешнем прицепе и ждать когда им займутся спасатели.
  - Принял, - ответил Алексей, - к чему такая спешка?
  Ответа на вопрос он, конечно, не ждал, но желание показать себя не новичком оказалось выше, мол, прыжки по аварийке для них обычное дело. Хотя если честно, немного адреналина в кровь попало. Не каждый день приходилось влетать в шлюз на скорости восьмисот метров в секунду
  - Вопросы к своему командиру, - хмыкнула диспетчер, но все же опустилась до разъяснений, - нам еще три группы подбирать. График сверхжесткий.
  Слава Всевышнему, все отработали без ошибок - после выравнивания скоростей наступила тридцати секундная пауза в ускорении и этого оказалось достаточно, чтобы точно вписаться в приемные ворота разгонного тоннеля. Еще не успело выровняться давление в шлюзе, а уже поступила похвала от диспетчера:
  - "Мустанг". Сработано на отлично.
  Техники "Бьефа" работали действительно в авральном режиме. Только, только распахнулись внутренние створки шлюза, но робот тягач уже вцепился в разгонный крюк и, взвизгнув на старте провернувшимися роллерами, быстро оттащил штурмовик на стояночное место. Почти в тоже время рядом появился аппарат Санчо.
  После остановки штурмовика пилотский модуль без всякого предупреждения рухнул с семи метровой высоты, провалившись в подбрюшье аппарата, и затормозил в десяти сантиметрах от пола. Боковая стенка откинулась куда-то назад, плотоядно чмокнув уплотнительной массой, кресло резко развернулось в сторону открывшегося выхода и, дернувшись вперед, буквально вытолкнуло пилота наружу. Однако... С таким бесцеремонным отношением техники Алексей еще не встречался. Хотя чего хотел? При аварийном режиме не до сантиментов, времени рассусоливать нет и на мольбы тела о покое после многочасовых перегрузок всем плевать.
  - Але! Заснули что ли? - раздался нетерпеливый окрик дежурной, - Четвертый уровень, блок семь, всем туда. И быстрей шевелитесь, повторный вылет через три с половиной часа.
  Какой к черту "быстрей"? - пилот едва не упал, после того, как стараниями "разумного" кресла оказался на ногах. Но делать нечего, это на своих можно порычать и требовать соответствующего моменту уважения, а здесь только вякни, сразу затянут свою песню, что мужиков к пилотированию допускать никак нельзя, по причине слабости пола. С трудом переступая ватными ногами, удалось добраться до ниши лифтового тоннеля, благо она оказалась рядом, еще пара шагов и Алексея мягко перенесло прямо к блоку.
  - Ну и работенка нам сегодня перепала, - проворчал он, цепляя скафандр на растяжки, - три кило веса как не бывало. Парочка таких вылетов и я желе.
  - Мне и одного хватило, - возразил Джун, кряхтя перед зеркалом. Видимо его автодиагност, решив, что пилот нуждался в дополнительном стимулировании, вкатил приличную дозу аперкасина и теперь тот переживал за состояние свой шеи, куда соб-сно и делалась инъекция.
  Санчо, увидев старания сослуживца, мрачно заметил:
  - Будешь так вертеть головой, получишь травму позвоночника. Тогда проблем станет куда больше чем от тонюсенькой иголочки.
  - Чешется сильно.
  Створки двери стремительно разъехались в стороны, и в блок без малейшей паузы въехал мобильный пищевой автомат, следом за которым появилась девчушка. Правда девчушкой она выглядела только на первый взгляд, просто изящное сложение и белоснежный передник вводили в заблуждение.
  - Слушайте сюда мальчики! - заверещала пигалица, привлекая внимание, - времени на ваши походы до пищеблока нет, так же как нет гарантии, что некоторые не заблудятся в пути, поэтому питаться будете здесь. Естественно все свои гастрономические предпочтения пока можете оставить при себе.
  Не дожидаясь ответа, она запустила программу. Послушная чужой воле машина попятилась вглубь блока, оставляя за собой сервированную ленту стола.
  Джун подозрительно покосился на обеденные контейнеры появляющиеся из автомата :
  - Овсянка, Сэрр.
  - Если бы, - вздохнул Алексей. Он понимал, что кормить всякой гадостью их здесь не будут, но ограничение выбора вызывало заметный протест, - будем надеяться, что в реабилитационных капсулах, подобных недоразумений не возникнет.
  - Это в каком смысле? - насторожился Санчо.
  - Да в таком, - хохотнул Джун, - мужской организм, от женского все-таки в чем-то отличается.
  Но в этот момент, оператор "машинного кормления" оказалась рядом и прекрасно расслышала о чем идет речь. Она остановилась напротив Джуна и, глядя на него снизу, заявила:
  - Да, отличие существенное, женщины выносливее и умнее.
  - И только? - в удивлении поднял брови пилот.
  - Если это намек, на что-то еще, присущее только мужскому организму, то вряд ли оно настолько существенно, чтобы им нельзя было пренебречь.
  - Зря вы так, отличие иногда бывает ну очень существенным.
  Алексей ухмыльнулся, вступив в перепалку, Джун совершил ошибку, он явно не учел менталитета пигалицы, если в разговоре с соотечественницей еще можно было надеяться вызвать смущение и тем самым поставить победную точку, то здесь такой вариант не проходил.
  - К сожалению, природа наделила мужские особи желанием сильно преувеличивать свои достоинства, - без тени смущения заявила девушка, - кстати, на прием пищи у вас осталось всего десять минут, если вы и дальше будете заниматься поиском отличий, то восполнением энергетических запасов организма будет заниматься уже автодиагност. Внутривенное кормление достаточно эффективно, но сомневаюсь, что кто-нибудь предпочтет его естественному.
  - Это шантаж, - проворчал Алексей срывая упаковочный маркер с контейнера.
  Тончайшая золотистая пленка сразу потеряла прочность, быстро сморщиваясь уползла за края контейнера, явив взору набор блюд, среди которых аппетитные ломтики нежно-розового мяса в слегка желтоватом желе выглядели просто потрясающе. Пилот, не веря своим глазам, приподнял все это чудо и понюхал. Запахи, исходившие от блюд, сразу вызвали обильное слюноотделение. Увидев содержимое контейнера, Санчо оживился:
  - Если нас будут так шантажировать каждый раз, то я согласен.
  Джун мгновенно забыл о пикировке, не дожидаясь второго приглашения, он ухватил свободный паек и уже через десяток секунд, стараясь быстрее перепробовать блюда, впихивал в себя всего понемногу. Остальные пилоты тоже не заставили себя ждать, на своем корабле такие изыски им пока были недоступны.
  
  *
  
  Несмотря на обещание жестко контролировать действия Кима, полковник в них почти не вмешивался, сосредоточившись на командовании своим кораблем. Правда, иногда просматривая прогноз-схему, подготовленную специально для него оперативным отделом, он задумчиво морщил лоб и сокрушенно качал головой.
  - Что-то не так? - насторожился новоявленный командир.
  - Пока не видно, чтобы противник нервничал.
  Ким кивнул, для него все происходящее было вполне закономерно:
  - Коарвиане должны насторожиться, прошло уже двадцать минут с момента предполагаемого огневого контакта. Они понимают, что мы попытаемся их обойти, поэтому любое столкновение на фланге будет воспринята как попытка...
  - Все это понятно, - перебил Эхен, - но сейчас мы видим, что часть их кораблей от центра начало выдвижение к флангам, образуя три ударных группы. Это, конечно, могло быть предусмотрено их первоначальным планом, но и не исключает того, что они все-таки просчитали наш маневр. Возможно, нам стоит прямо сейчас сменить курс и пойти на прорыв, пока фланг еще относительно слаб?
  - Они действуют именно так, как должны. - Уперся Ким. - После того как мы проведем серию отвлекающих атак, они решат, что вычислили направление нашего удара, и начнут стягивать туда свои силы, освобождая нужный нам сектор. Через сорок минут мы будем точно знать, попались они на уловку или нет.
  - А мы не упустим время?
  - Господин полковник, мы только-только начали раскачивать строй противника, поэтому еще не дождались ощутимых результатов. Но даже если все сложится не в нашу пользу, начинать прорываться сейчас нельзя. Противник воспримет попытку прорыва как контакт с передовым отрядом главных сил и обязательно начнет атаку в нашем направлении.
  Эхен слегка прикусил нижнюю губу, и задумчиво уставился на монитор:
  - "Действительно", - думал он, - "что-то я немного раскис, распсиховался без всяких оснований". Хорошо, - это было произнесено уже вслух, - ждем дальше.
  
  Когда большинство ложных целей в направлении перехвата истаяли Синфос понял, что крахты опять его обманули и готовят атаку на другом направлении. Решение было очевидным, чтобы успеть перекрыть оголившуюся часть пространства он отдал приказ на изменение курса, тем более что по данным сканирования именно в этом месте теперь наблюдалось наибольшее скопление целей. Не успели контоны выровнять строй, как последовал массированный обстрел торпедами. На этот раз встречные скорости были велики, поэтому потерь избежать не удалось, шесть кораблей не смогли защитить себя. Теперь великий воин был уверен, что прорываться крахты всеми силами будут здесь.
  
  Полковник хмыкнул:
  - Ловко. Такое впечатление, что коарвиане решили нам подыграть, а как оперативно среагировали на угрозу... Ну что ж, похоже нам они ничего противопоставить уже не смогут, и мы получим хорошую позицию для атаки на базу.
  Ким согласился, та дюжина кораблей, которые могли оказаться на их пути серьезной опасности не представляли - за десять минут до контакта они уже ничего не могли предпринять, мощь главных калибров "Дюпреля" позволяла расстрелять их задолго до того, как они могли нанести ему ощутимый ущерб. Проскочив за спину коарвиан Киму пока можно было забыть об основных силах и сосредоточиться на уничтожении бызы. Жаль только, что "Бьеф" организуя ложные атаки, не успевал присоединиться к веселью, его штурмовики стали бы серьезным подспорьем.
  Первый огневой контакт показал подавляющее преимущество супертяжеловеса, возможно командиры попавшейся на пути группы противника уже знали, что обречены, но не сделали даже попытки сменить вектор движения. "Дюпрелю" понадобилось всего три залпа с интервалом в две секунды, чтобы коарвиане забыли о своих планах и занялись спешной эвакуацией остатков экипажей с разваливающихся кораблей.
  Как только пространство впереди стало свободным, настала очередь штурмовиков, но на этот раз первый эшелон был представлен исключительно из опытных пилотов "Надежды". Предстояло навязать бой охранению и дать возможность остальным беспрепятственно обработать базу.
  
  
  Прорыв небольшой группы в тыл не особенно обеспокоил Синфоса. По его мнению, крахты как всегда что-то перемудрили - предвидя такую возможность, Великий воин заранее побеспокоился о дополнительном усилении охраны базы, поэтому командовать группой прикрытия он поставил осторожного Орикса. Ждать великих свершений от этого воина, конечно, не следовало, но и ошибок почти никогда не допускал. Сейчас его больше заботили главные силы противника, где именно они могли скрываться во всей этой мешанине псевдо целей. Однако время шло, ложные цели по мере приближения безжалостно отсеивались, беспокойство росло - ну не могло столько кораблей бесследно исчезнуть, а значит, откуда-то все-таки будет нанесен мощный удар. В момент, когда напряжение достигло апогея, в рубке появился Стантир:
  - Великий воин, обрати внимание на прорвавшуюся группу, они разворачивают атакующую сеть.
  - Сеть? - Синфос даже не сразу понял о чем говорит воин, - Так это были авианосцы? Но как? Каким образом они сумели так точно попасть в брешь ...?
  В этот момент он перевел обзор в направлении прорыва и, не удержавшись, зарычал от ярости. По данным скана сеть действительно разворачивалась, и не какая-то ее часть, а полноценная, способная с одного удара сокрушить не только его базу, но и, как он сам убедился ранее, оборонную станцию первого класса:
  - Немедленно выдвинуть контон с охраны перехода на перехват, они еще успеют помочь, крахты трусливы и могут отказаться от атаки, если почувствуют неизбежное возмездие.
  Первое подозрение зародилось в душе Великого воина, что-то не сходилось, крахты очень редко так далеко углублялись на чужую территорию, а если и делали это, то никогда не позволяли себя загнать в ловушку.
  
  
  Противник оборонялся отчаянно, на этот раз коарвиане действовали грамотно, чувствовалось, что к обороне они подготовились заранее. Прежде всего, на пути атакующих появились роботизированные оборонные комплексы, активно поддерживаемые малой авиацией. Дабы избежать больших потерь пришлось отдать приказ на снижение ускорения и собрать тяжелые штурмовики в группы, это должно было обеспечить гарантированное подавление точек сопротивления. Второй неприятностью оказались обширные минные заграждения, к которым коарвиане раньше никогда не прибегали. Для кораблей они особой опасности не представляли, так как противоракетная система имела достаточно мощности, а вот для авиации препятствие получилось серьезным. Конечно, все пространство, противник заминировать не мог, но атакующая сеть стала неизбежно рассыпаться. Пришлось еще больше снизить темп наступления и заняться перестроением на ходу. В этой ситуации мог здорово помочь "Дюпрель", но, как и предполагалось ранее коарвиане навалились на него всеми силами, понимая, что наибольшая опасность исходит именно отсюда.
   Ким чувствовал, что еще немного, и он запаникует - как бы ни был хорош этот корабль, выстоять долго против опытной стаи ему будет очень трудно. И действительно Эхену стало не до проблем своего подопечного, он всецело погрузился в управление кораблями. Хотя вернее будет сказать одним кораблем, так как сопровождающие его крейсера не могли оказать существенного влияния на баталию, они держались чуть позади летающей крепости помогая отбивать торпедные атаки.
  Через полтора часа стало очевидно, что атака на базу захлебывается - выровнять боевые порядки не удавалось, вот когда сказалась неопытность пилотов. Конечно, при наличии времени можно было прогрызть оборону даже при таких условиях, но с фланга надвигалась другая группа коарвианских кораблей и если не предпринять меры положение станет угрожающим. Надо было каким-то образом срочно высвобождать "Дюпрель", который, задействовав все свои мощности, едва справлялся с наседающими кораблями противника.
  Ким задумался, а стоило ли в таких условиях проявлять упорство? В конце концов, черт с ней с этой базой. Основная цель достигнута, подразделение противника, прочно закупорившее переход, было вынуждено сняться с места, и стремилось на большой скорости ударить во фланг. Для прорыва к точке перехода лучшего момента и придумать нельзя, тем более что штурмовики второй волны в данный момент находились в таком положении, что развернуть их нужном направлении будет даже легче. Правда, потом обязательно злые языки обвинят его в трусости, и поставят в вину потери среди молодых пилотов, как же без этого. Ну и пусть, в данных условиях, вариант с прорывом оказался самым предпочтительным.
  Долго объяснять полковнику необходимость смены плана не пришлось:
  - Да, эта база действительно может нам дорого обойтись, - согласился он, - если уверен, командуй.
  Маневр выхода из боя прошел как по маслу, суперлинкор резко ускорился в сторону противника, выбрал из всей своры один корабль послабее и сосредоточил на нем всю мощь оружия. Коарвиане решив, что это начало чего-то большего тут же приступили к перестроению. Но продолжения атаки не последовало "Дюпрель" выпустил в сторону неприятеля две сотни торпед, изменил вектор и перешел на предельное ускорение. Когда противнику стал понятен маневр, супперлинкор уже вышел из огневого контакта, получив небольшую фору.
  - Не то что хотелось, но тоже не плохо, - оценил Эхен сложившуюся ситуацию, - однако, если коарвианские корабли продолжат преследование, при активации перехода возникнут серьезные проблемы.
  - Возникнут, - согласился Ким, - но у нас еще есть "Бьеф", с его помощью мы зажмем преследователей в тиски.
  - Хм..., - полковник, внимательно посмотрел на монитор и еще раз тщательно оценил обстановку, - Опять потеря времени? Впрочем, другого выхода я пока не вижу.
  Разворот позиций в сторону перехода без проблем не обошелся, капитан "Надежды" Кесс выразила недовольство и потребовала от Эхена подтвердить правомерность отданного ей приказа.
  - У вас возникли сомнения в полномочиях командования? - съязвил Эхен, предварительно подтвердив поставленную задачу.
  - Мы почти взломали защитные порядки базы, еще два часа и мы разнесем ее в пыль.
  Полковник кивнул, как бы соглашаясь, но высказал совсем иное:
  - У нас нет двух часов, максимум сорок минут, после этого начнут разносить в пыль уже нас. Капитан, надо честно признать, что противник хорошо подготовил оборону. Будь у нас больше времени, мы бы естественно не упустили свой шанс, но сейчас перед нами стоит другая задача, и она не менее сложна. Сосредоточьтесь на ее выполнении.
  
  Теперь до Синфоса стало доходить, как коварно поступили крахты - не было никакого решительного наступления, это всего лишь отвлекающий маневр, и он удался врагу на славу. Пока корабли Великого воина прочесывали пространство в поисках армады противника, авианосцы под прикрытием летающей крепости прорвались к базе. И, несмотря на беспрецедентные меры, которые Синфос предпринял для ее защиты, крахтам почти удалось осуществить задуманное, только угроза с фланга не дала им поставить победную точку. Однако сейчас он видел, как всю свою нерастраченную мощь враг повернул против этой угрозы и Великий воин не мог с уверенностью сказать, что принял верное решение. Он прекрасно видел, что добыча ускользает, а цена контона, который по его приказу оказался на ее пути, тоже много значила.
  К сожалению, расстояния не позволяли Синфосу предотвратить гибель своих кораблей, к тому времени как его приказ дойдет до подчиненных, сделать будет что-либо уже невозможно. Ему оставалось надеяться только на то, что гибель соратников не будет напрасной.
  
  Скорость сближения с противником была высока, поэтому всю мощь вложили в первый удар. Четыре тысячи тяжелых торпед в две волны с коротким интервалом были выпущены навстречу кораблям коарвиан. Подрыв первой волны практически полностью ослепил сканеры противника, ну а уже вторая собрала свой кровавый урожай. Атакующему следом "Дюпрелю" достался растерзанный строй, чем он не мог не воспользоваться, каждый его залп на быстро сокращающейся дистанции уносил в небытие несколько коарвианских кораблей. Пилоты с "Надежды" тоже сначала решили не упускать своего шанса и по возможности присоединились к веселью. Но их успехи не оказались впечатляющи, несмотря на серьезные повреждения коарвианские корабли еще могли за себя постоять, поэтому кое-кому вместо атаки пришлось срочно праздновать труса.
  - Прекрасно, - подвел итог боевого столкновения Эхен, - в результате боя из пятидесяти четырех противостоящих нам кораблей уйти удалось только семнадцати. Массированная торпедная атака на таких скоростях часто оказывается весьма эффективной. Осталось только найти управу на преследователей.
  Ким помрачнел, вот тут начинались серьезные проблемы. Видимо командир преследующей их группы был непростым исполнителем, то, как он перед этим вел бой, и как быстро и грамотно организовал погоню, говорило о многом. Стоило только "Бьефу" подкорректировать свой курс, чтобы имея преимущество развернуть атакующую сеть в тылу, коарвиане отреагировали немедленно и стали быстро смещаться в сторону от настигающего их авианосца. Этим маневром противник практически дезавуировал преимущество в положении "Бьефа", предотвращая для себя нежелательный бой одновременно на противоположных направлениях. Расчет на излишнюю самоуверенность коарвиан в данном случае не оправдывался. А это было плохо. Очень плохо - противник, проигрывая в ускорении, погоню не прекращал, а в серьезный бой ввязываться не хотел, и был абсолютно прав. При подходе к точке перехода придется менять вектор движения и выравнивать скорости, вытягиваясь в линию. Львиная доля энергии будет направлена на накачку пространственных колец и вот тут накатывающаяся сбоку лавина получит неоспоримое преимущество.
  - То есть, придется жертвовать "Дюпрелем", - сразу сделал вывод Эхен из этих предположений, - по всему выходит нам не повезло, коарвианец оказался очень осторожен?
  Ким кивнул:
  - Они не должны был так среагировать на одиночный корабль.
  - Не должны, - согласился полковник, - но среагировали. Что ж, будем считать, что нам крупно не повезло. Насколько это осложняет наше положение?
  - Расход времени сверх расчетного примерно час сорок, больше потери летного состава - полный огневой контакт. По существу нам придется врезаться в строй противника, чтобы повысить эффективность авиации.
  Эхен снова задумался, нельзя сказать, чтобы он не допускал такого развития событий, но все же надеялся, что ему не придется подставлять корабль под удары со всех сторон. Однако молодой капитан был прав, если коарвианам удастся сохранить строй, эффективность авиации будет равняться нулю. Тут главное синхронность атаки, малейшая несогласованность и у противника появится возможность маневра.
  - Хорошо. Согласен. Идем на полный контакт. Но в таком случае, в целях безопасности вам надлежит вернуться на "Цедешь".
  
  *
  
  Алексей полностью расслабился и стал погружаться в приятную дрему - тихое ворчание прибоя, нежное прикосновение теплых ласковых волн. Иногда даже чувствовалось, или просто так казалось, как увлекаемые потоками воды мелкие камешки едва щекочут его кожу. Мягкий свет солнца и ветерок с едва заметным пряным запахом моря будили воспоминания детства. Казалось, он снова чудесным образом перенесся в те давние, счастливые времена, когда вся семья выезжала на лазурное побережье и прямо сейчас мама позовет его на обед. Но тут:
  - Готовность двадцать минут, - ударил по нервам резкий высокий голос, это включился интерком капсулы, - предстоит нешуточная заварушка мальчики. Кое-кому сегодня судьба даст шанс отличиться, не проспите такую возможность. Задания всем отправлены, идете на усиление в составе звеньев. Общая обстановка: после неудачной атаки на базу наши прорвались к переходу, но за ними идет медвежья стая, которая не даст нам спокойно покинуть эту гостеприимную систему. Задача одна - снять шкуру с клыкастых и не потерять свою.
  Полудрема мгновенно испарилась, а в душе прочно поселилась досада. Так всегда бывает, когда приходится не по своей воле покидать мир прекрасных грез и возвращаться в реальность бытия. Но служба есть служба.
  Чтобы попусту не тратить время Алексей нацепил очки-мониторы и нырнул в сушилку, надо было познакомиться с предстоящим заданием. Облачались в пилотские скафандры быстро, но аккуратно - не дай бог, если придется снова выдерживать многочасовые перегрузки.
  - Ну что, командир, - на этот раз Джун не выглядел веселым, - опять идем на подтанцовке? Засунули нас во второй эшелон?
  - И правильно сделали, - отозвался Алексей отхлебывая энергетический напиток, - они на порядок опытнее нас. Радуйся, хоть так нам выпал шанс поучаствовать в настоящем бою, поможем самим фактом своего существования.
  Пилот скривил губы:
  - Не знаю, скорее они будут считать нас обузой.
  - А мы и будем обузой, отстреляемся по целям и будем шлифовать тылы. Все, давай в ангар, готовность пять минут.
  Как только Алексей обосновался в аппарате, подключилась командир крыла:
  - Новичкам поясняю, строй держим только до сброса торпед, потом отрабатываете задний ход и держите объем. Если шерстяные прорвутся, вяжете и не даете им гулять по нашим тылам. Надеюсь, все уяснили?
  Ну, еще бы. Авианосец без прикрытия легкая добыча, если коарвиане не идиоты, то в первую очередь постараются уничтожить именно его - без поддержки диспетчеров эскадрильи теряют половину боевой мощи.
  На этот раз Алексей стал свидетелем старта настоящих профессионалов, видимо время подпирало, поэтому звенья выпускали в скоростном режиме. Шлюз открывался всего лишь на пять секунд, но этого хватало, чтобы обойма полностью успевала переместиться в его чрево. Еще секунд десять и створки шлюза вновь рывком открывались, позволяя воздуху с утробным ревом восполнить потерю давления. Однако такой шум продержался недолго, уже на третьем выпуске давление в ангаре упало настолько, что шум исчез, и все остальное проходило в полной тишине.
  - Во дают, - не выдержал кто-то из пилотов, выплескивая эмоции по внутренней связи.
  - Здорово, - тут же поддержали его, - Класс!
  Несмотря на явное нарушение регламента связи, Алексей никого одергивать не стал, зрелище действительно было достойно восхищения.
  Пространство, за пределами выпускных шлюзов было так плотно нашпиговано штурмовиками, что ни о каких самостоятельных действиях не могло быть и речи. Первые несколько минут пришлось полностью положиться на действия автоматики, так как любое вмешательство в ее действия могло привести к нежелательным последствиям. Лишь когда звено достигло точки расхождения, пилоты вздохнули свободней.
  - "Мустанг", не спим, - вмешалась командир, - отстаете от графика на ноль семь.
  Вообще-то такое отставание вполне укладывалось в норму при старте, но желание в очередной раз показать новичкам кто в доме хозяин, понятно.
  - Принял, выравниваем, - тут же отчитался Алексей без тени обиды.
  В общем, обстановка была именно такой как ее охарактеризовали - авианосцы под прикрытием супер-линкора пытались на предельных ускорениях оторваться от преследователей, но те не желали упускать свою добычу. На появление атакующей сети "Бьефа" коарвиане сменили вектор движения, стараясь хоть немного компенсировать преимущество синхронной атаки с двух направлений. Пилот ухмыльнулся: "Что, не понравилось?".
  На рубеж пуска вышли минут через двадцать.
  - Держать строй, - рявкнул Алексей, заметив, что несколько аппаратов стали вываливаться за пределы построения.
  Он прекрасно понимал, что это произошло, скорее всего, из-за волнения, у самого нервы были на пределе. Но нервы нервами, а работать надо, и обязательно без ошибок.
  - Внимание, - объявила на общем канале командир крыла, - атакуем связку из трех, на восемь пятнадцать. Карусель, четыре волны, первый залп синхронный.
  - "Ага, вот они", - пилот увидел в направлении восьми часов, под углом примерно в пятнадцать градусов три цели, судя по характеристикам тяжелые коарвианские линкоры, - "надо же, какие силы кинули на прикрытие направления. Видимо раньше их здОрово напугали".
  Залп получился идеальный, массированный и с близкого расстояния, благо скорость позволяла. А далее, как и было приказано, пришлось развернуться и отправляться праздновать труса в тыл.
  - Эх, и сколько нам еще эскортом быть? - вздохнул Джун в эфире, - так ведь и пройдет вся жизнь на заднем плане.
  - Ага. Сначала на заднем плане, а потом прямо в заднице, - мрачно отозвался Санчо.
  - Считайте вы оба там уже оказались, - не выдержал Алексей, базар по связи, особенно такой, надо пресекать решительно, - больше предупреждений не будет, будет минус два балла и в личку.
  В личку, это запись в личное дело. Для пилотов, если они, конечно, собираются расти по службе, хуже наказания нет.
  - Вопросы есть?
  - Вопросов нет. - По-деловому доложил Джун и добавил, - строго, но справедливо.
  Алексей только скривился, вот хоть кол на голове чеши, а все равно не исправишь, даже угрозы не действуют. Ладно, черт с ним, все равно потом переформировывать будут, пусть тогда другой разбирается. Почему-то появилась уверенность, что этот неслух не раз проклянет свой болтливый язык.
  Неожиданно ожил диспетчерский канал:
  - "Мустанг" прорыв в направлении одиннадцать восемь, авиация противника, шесть целей.
  Все верно, на обзорном мониторе было видно, как из клубка сражения вывалилось звено коарвиан.
  - Идем на перехват, - объявил командир звена, - кто-то боялся оказаться на заднем плане?
  Стычка с прикрытием не входила в планы коарвианских пилотов, но деваться им было некуда. Сначала они подкорректировали курс, пытаясь по большой дуге обойти звено, а потом, видя что это не принесло результата, резко сменили вектор и кинулись прямо в лобовую атаку.
  - "Э нет, Шалишь." - Усмехнулся Алексей тоже меняя направление ускорения, - "давайте сначала потанцуем".
  Очередная смена вектора ускорения не позволяла противнику достичь требуемой скорости сближения, и хоть как-то компенсировать численное преимущество.
  Хватило двух эволюций, когда наконец противник догадался, что его ведут прямо как по учебнику. На третье изменение курса, коарвиане не прореагировали, они уже поняли, что бой произойдет не на их условиях.
  - "Вот и умнички", - похвалил пилот коарвианских летунов, беря цель в захват, - "А вот вам наш гостинчик".
  Серия из пяти ракет от каждого пошла в сторону противника. Залп получился вполне - две ракеты нашли свою цель. Теперь снова изменение направления и снова захват цели. Ответная атака оказалась мало эффективной, большая часть ракет была сбита, а остальные попались на ловушки. После того как еще один коарвианский аппарат развалился на части, Алексей не стал больше мудрить и пошел на сближение. Все-таки приятно вести бой имея огромное численное преимущество, сразу все получается так, как и задумано. Но противник не стал дальше искушать судьбу, оставшиеся в живых вражеские пилоты развернулись и ринулись в обратном направлении.
  Однако отпустить их просто так, без подарка было бы неправильно, и вслед снова полетели серии ракет.
  - "Мустанг", отбой. Вернитесь на исходную, - поступило распоряжение диспетчера, - вы вышли из зоны патрулирования.
  - Идем в зону, - отрапортовал Алексей намерено придавая своему голосу безразличие, хотя эмоции в этот момент готовы были выплеснуться лавиной. И не у него одного:
  - Пусть будет минус два в личку! - не выдержал Джун, - но я больше молчать не буду! Урра-а а!!! Мочи лохматых!!!
  Следом еще у кого-то не выдержали нервы, но как бы ни хотелось присоединиться к общему ликованию пришлось снова призвать к порядку:
  - Все восторги прошу оставить на потом, бой еще не закончен.
  
  *
  
  Первым в строй противника влетел "Дюпрель". Эхен не стал разменивать преимущество в огневой мощи и сосредоточил внимание на двух ближайших кораблях, он просто разметал их в несколько залпов. Но досталось и ему, щиты гиганта полыхнули, отклоняя и поглощая мощнейшие потоки излучений. В двух местах защита не выдержала, пучки протонов все же достигли обшивки. Однако, первые несколько минут вражеской атаки были отбиты, а потом подоспела штурмовая авиация, и коарвиане были вынуждены часть своей огневой мощи переключить на отражение атаки с других направлений.
  Ким наблюдал за ходом боя с "Цедеша", то, что преследователи будут разгромлены, он не сомневался. Однако вопрос был в цене такой победы. Основные силы коарвиан убедившись, что все это время гонялись за призраками, ринулись на перехват. Через три с половиной часа, точка перехода будет снова запечатана, поэтому надо было быстро разделаться с преследователями и успеть проскочить в другую систему. Именно эти соображения не позволяли вести бой в классической манере, постепенно выбивая корабли противника из строя, и требовали применения массированных атак штурмовой авиации.
  - "Надежда" несет потери, - Гросс кивнул в сторону монитора, - сто восемнадцать единиц за двадцать минут. Если так пойдет дальше, можем вообще оказаться без авиации.
  Ким промолчал, потери точно соответствовали расчетным, и будут еще. Сегодня "Надежда" и "Бьеф" могут лишиться четверти своего состава. При такой атаке выживаемость пилотов низка, только каждый третий, кому не повезло, может надеяться на снисхождение судьбы.
  - Вот здесь, - ткнул он пальцем в компьютерную реконструкцию, - ожидается разрыв в построении противника, если успеем вовремя провести торпедную атаку, строй окончательно распадется.
  Полковник в недоумении посмотрел на модель пространства:
  - Откуда такие выводы? Скорее коарвиане переместят тяжелый линкор с левой стороны, чтобы закрыть намечающуюся брешь.
  - Не смогут потому, что там два их корабля перед этим отбили четыре волны атаки и, судя по тому, как они начали постепенно втягиваться внутрь строя, получили серьезные повреждения. Остается только передвинуть силы снизу, и на время ослабить нижнюю часть полусферы.
  - Хм. Логично, - согласился Гросс, - перенаправим на это направление четвертую эскадрилью?
  - И шестую второй волной, тоже, - подтвердил Ким, - уж если возникнет брешь, нужно в полной мере воспользоваться моментом.
  Оборона коарвиан лопнула точно в том месте, два корабля, полностью исчерпав ресурсы, одновременно выпали из боя. На их месте образовалась брешь, которую противник попытался закрыть двумя кораблями нижней полусферы. Но атака на них произошла в момент перестроения, и они не смогли вовремя закрыться от первой же волны тяжелых торпед.
  - Ну вот и все, - удовлетворенно выдохнул Ким, - теперь им осталось либо спасаться бегством, либо продолжить бой, до полного своего уничтожения. Я думаю, они предпочтут второй вариант.
  - Почему? - полковник хитро прищурился.
  - Пасть в бою доблесть, погибнуть в бегстве несмываемый позор.
  Ким ошибся, коарвиане оставили заслон из погибающих кораблей, а сами спешно стали выводить жалкие остатки в тылы. "Дюпрель" оказался в положении кота в мышином царстве, Эхен в полной мере отыгрался за тяжело складывающийся для него бой. Он метался в пространстве, и громил всех до кого ему удавалось дотянуться. Отвлекать его от столь полезного занятия было не разумно, но штурмовики спешно возвращали на авианосцы - с фланга накатывала лавина и вопрос быстрого отхода, а по существу бегства, становился вновь актуальным. Правда, совершенно неожиданно на пути появилась одиночная цель и, судя по всему, это был транспортный корабль только что совершивший переход. Разобравшись в ситуации, коарвианин не стал спасаться, вместо этого он отработал задний ход и разместился прямо за плоскостью перехода.
  - Ну и хам, - покачал Гросс головой, - и что нам теперь изволите с ним делать? Не обращать внимания?
  - А вдруг в момент активации перехода, он двинется навстречу?
  Полковник задумался - оказывается, даже транспортник в такой ситуации может здорово осложнить жизнь.
  Ким прикинул время и решился:
  - "Бьеф" в переход пойдет первым, если тройка звеньев выйдет сейчас и собьет этого нахала, то как раз успеют вернуться к подходу "Дюпреля".
  Капитан авианосца иронично хмыкнул:
  - Транспортник не станет ждать когда его расстреляют. Он обязательно начнет маневрировать, быстро справиться с ним не получится, могут не успеть.
  - Игнорировать потенциальную угрозу неразумно, - возразил Ким, - мы не знаем что у него на уме и какими возможностями он обладает.
  Гросс медленно завел руки за спину и с задумчивым видом уставился на монитор:
  - Эхен не одобрит такого решения, да и я, если подумать тоже. Транспортник вряд ли захочет встать на нашем пути, зато риск потерять звенья слишком велик.
  Ким прекрасно понимал Гросса, но чем больше он анализировал поведение коарвианина, тем больше убеждался в необходимости реализации своей идеи:
  - Можно предположить, что это только желание пощекотать нам нервы, тогда при виде штурмовиков он сразу уйдет. А вдруг у него другие планы?
  Полковник поморщился, ему показалось, что в данном случае молодой капитан перестраховывается, и тем самым подвергает неоправданному риску пилотов. Но с другой стороны он старше по должности, а лимит возражений уже исчерпан :
  - Хорошо, - согласился полковник, - но как только транспортник начнет уходить ...
  
  *
  
  Закон сохранения действовал всегда, если все начинает складываться хорошо - жди подлянки. В справедливости этой аксиомы Алексей убедился в очередной раз, когда диспетчер снова направил его звено на "Бьеф". Появилось подозрение, что родной борт окончательно о них забыл.
  - Командир. Это однозначно заговор, - послышались возмущения по связи, и как всегда громче всех возмущался Джун. В общем-то, его недовольство можно было понять, ему так хотелось похвастать первой победой, а тут на тебе, такой облом.
  Но настоящий шок все испытали, когда стало известно, что такое счастье досталось им одним. Остальные звенья благополучно добрались до дома.
  В ангаре штурмовики на стоянку не загоняли, роботы-тягачи сразу затянули их на стартовую площадку и поставили перед шлюзом:
  - До перехода час десять, пилотам оставаться на местах, - объявила диспетчер по приватному каналу, и тут же ехидно добавила, - но если кому-нибудь прямо сейчас хочется сменить белье...
  Алексей едва успел отключить внешний канал, иначе юмористка могла в один момент услышать о себе столько, сколько вряд ли слышала за всю свою никчемную жизнь.
  - Выговорились? - поинтересовался командир, когда красноречие, наконец, иссякло, - вот и хорошо. А теперь попытайтесь изложить то же самое на литературном языке. Джун, так как ты у нас самый активный, тебе персональное задание - окончательно оформить наши мысли в нужном формате. Хочу всем напомнить, джентльмены всегда снисходительно относятся к слабостям слабого пола.
  Вот, нашел занятие для подчиненных, теперь им не придется сильно скучать, ожидая окончание перехода.
  - Командир, взгляни направо, - раздался мрачный голос, - катафалк.
  И действительно тягач заводил на стоянку, большой пузатый бот на борту которого была хорошо видна эмблема медицинской службы. Там его уже ждали команды санитарной службы, но они не торопились - кому помощь требовалась, давно эвакуированы и находятся в госпитальном отсеке, сюда доставили тех, кто в помощи уже не нуждался. Сворки открылись, из чрева бота стали один за другим выгружать пилотские модули, которые в момент разрушения аппарата автоматически отстреливаются в пространство. Одни модули казались совсем не поврежденными, по другим же наоборот можно было хорошо представить, в каком аду оказался пилот. Как раз один такой поместили в "станок" и занялись боковой крышкой. Видимо внутри все было настолько плохо, что пришлось опустить отсасывающий колокол. Когда крышка была полностью снята, внутри можно было разглядеть почерневший скафандр пилота и оплывшие от жара элементы обшивки. В этот момент одна из санитарок, участвующая в процессе извлечения тел, спохватилась - озираясь в сторону штурмовиков стоящих на старте, поспешила к пульту. Через несколько секунд огромная полупрозрачная штора отделила катафалк от остальной части ангара.
  Все молчали. Только что они готовы были сыпать едкими шуточками в адрес слабого пола, а теперь не могли найти себе оправдания.
  Через минуту к звену дружно подкатили роботы обслуживания и, подсоединив заправочные рукава, занялись пополнением боекомплекта. Алексей глянул таблицу вооружения - загружали по категории два: двести пятьдесят ракет для ближнего боя, шестнадцать малых торпед средних дистанций, полторы тысячи интеллектуальных светлячков для перехвата ракет противника и около полусотни имитаторов. Такой комплект им достался впервые, обычно подвешивали по паре тактических торпед, две кассеты с ракетами, стандартные ловушки и полторы сотни имитаторов. По всему выходило, что звено ставили на дежурство, т.е. на случай если до перехода возникнут непредвиденные обстоятельства.
  Вновь ожил приватный канал, который "в целях безопасности" пришлось замкнуть только на себя:
  - "Мустанг" спустись на минутку, надо поговорить.
  Алексей глянул в обзор, под штурмовиком его терпеливо ожидала девушка пилот.
  - "Хм. А ей чего надо?" - недоумевал он, активируя режим выхода.
  Привычное скольжение вниз, и на этот раз кресло вело себя вполне лояльно, аккуратно поставив его на ноги. А девушка была ничего себе, как определил Алексей, красивое личико, выразительные карие глаза..., а пухленькие губы так и манили... Наверное, и фигура у нее была хороша, но это уже можно было только домыслить, так как скафандр тщательно скрывал явные достоинства пилота. Однако пришлось откинуть некоторые фантазии и вспомнить о том, что владелица этих невинных пухлых губок не раз расправлялась с клыкастыми монстрами.
  - Рангари Арасия, - представилась девушка, и протянула руку для знакомства, - позывной - "Рара".
  - Дибр, Алексей - "Мустанг"
  Пожатие у Рары оказалось крепким, мужским, при этом она смотрела прямо в глаза, ничуть не смущаясь:
  - Хотела извиниться, за наш первый совместный вылет, тогда была слишком на взводе, вот и сорвалась.
  - Да, ладно, - улыбнулся Алексей, - не в обиде, толку от нас пока действительно немного.
  - Не много? - Лицо девушки тоже озарила улыбка, а глаза заблестели в веселом прищуре, - В предыдущем вылете вы шестерых мохеровых завалили и даже шанса им не дали.
  - После того как вы их здорово пощипали?
  - Пощипали, - согласилась Арасия, - но так здорово переиграть их в первом же контакте тоже что-то значит.
  Пилоту только осталось неопределенно пожать плечами, что из-за скафандра вряд ли было заметно, однако Рара истолковала неопределенное молчание по-своему:
  - Появится время, отметим такое событие? Не возражаешь?
  - Конечно, не возражаю,- без раздумий согласился Алексей, хотя ему было немного непривычно, что инициативу взяла на себя собеседница, - после перехода, если все будет чисто...
  - Дежурным звеньям готовность, сорок секунд, - вдруг заверещала диспетчер, - цель одиночная, в опасной близости от перехода. Уничтожить.
  - "Вот тебе и чисто", - чертыхнулся пилот, - "Накаркал"
  На лице девушки тоже появилась тень досады:
  - Не прощаюсь..., - бросила она, разворачиваясь в сторону своего аппарата.
  - Командир, - вышел на связь Санчо, - а пилоты здесь оказывается о-го-го...
  
  Катапульта "Цедеша" вышвырнула звенья одновременно. Не дожидаясь отхода на десятикилометровую дистанцию, пилоты взяли под контроль аппараты и, не тратя ни секунды, перешли на ускорение - времени оставалось в обрез.
  По всем прикидкам, после этого маневра коарванский транспортник должен был тут же сорваться с места и, форсируя реакторы до запредельных значений, кинуться на утек. Однако он продолжал висеть в пространстве, как ни в чем не бывало.
  - Что-то здесь не так, - заволновался Видов, - либо он нас не видит, либо у него есть какой-то козырь.
  - Очень похоже на то, - вынужден был согласиться Ким, - как бы нам не пришлось высылать подмогу.
  Майор хмыкнул, паниковать он пока смысла не видел, но необычное поведение транспортника настораживало:
  - Может, действительно не видит?
  Следующие пятнадцать минут ничего не происходило, коарвинанин по-прежнему не предпринимал никаких действий. Но как бы ему не хотелось подольше скрывать свои возможности, момент истины наступил.
  - По курсу зафиксирован запуск малых реакторов, до тридцати единиц, - пришло предупреждение диспетчера, - транспорт начал движение в точку перехода.
  - Вот и разгадка, - Гросс подскочил к монитору, - ничего он не ждал, все это время происходила подготовка и выгрузка авиации, которая была на борту. А теперь он попытается под прикрытием активировать переход и закрыть его перед самым нашим носом. Полчаса потерь как минимум, а за это время передовые отряды основных сил коарвиан сумеют достать нас с фланга.
  - Надо было еще два звена выпускать, - напрягся Ким, - теперь остается только надеяться, что противник действовал в спешке.
  
  - "Вот тебе и одиночная цель", - озадачился Алексей. Он видел, как коарвиане стали выстраивать защитную плоскость для прикрытия своего корабля. В данной ситуации ни о каких особых маневрах говорить не приходилось, теперь надо было тупо прорываться сквозь плоскость и доставать цель. Но думал так не он один:
  - Расходимся по классической схеме, имитаторы по четыре на секунду. "Мустанг", в бой не вступать, основная задача прорваться к цели. "Рара" и "Сента" плюс ноль пять, контактный бой.
  Но дальше все происходило совсем не так, как в предыдущем бое, на этот раз коарвиане тоже решили прибегнуть к запуску имитаторов и тем самым сильно осложнить жизнь атакующим. Пространство по курсу стало густо покрываться красными отметками, бортовой компьютер еще некоторое время пытался построить вероятностную схему, но на четвертой итерации был вынужден капитулировать.
  - Приехали, - в сердцах ругнулась "Сента", - свалка.
  Про свалку Алексей уже слышал, это когда бой ведется без диспетчерской поддержки, только при использовании данных собственного бортового вычислительного комплекса. Побывавшие в свалке пилоты больше ни за что не хотели снова оказаться в такой ситуации, любое действие сразу делало их видимым для противника, в то время когда они сами оставались слепы. В такой ситуации в каждом звене назначались "инициаторы", основной задачей которых становилась провокация противника на ответные действия. Мастерство пилотов в этом случае не играло никакой роли - главное работа в команде, чутье командира и крепкие нервы.
  - "Мустанг" задача прежняя, чтобы ни случилось, прорывайтесь к цели.
  Началось. "Инициаторы" начали обмениваться ракетными сериями на средней дистанции, остальные пока молчали, пытаясь полнее вычислить истинное расположение звеньев. Первым под удар попала пилот из звена "Сенты". Алексей видел, как в экране зеленый маркер вдруг сменился на мигающий желтый. Это означало, что аппарат получил попадание, и пилотский модуль был автоматически катапультирован. Следом также замигал красный - противник тоже понес потери. Дальше отслеживать стало сложнее, количество мигающих маркеров резко пошло на прибыль, бой входил в решающую фазу.
  Непонятно, каким образом коарвиане сумели отследить цель, скорее это была просто стрельба наудачу. Но факт был, одна из ракет серии пошла прямо на штурмовик Джуна. Естественно его противоракетная система не дала себя в обиду и мгновенно веером рассыпала кассету светляков. Алексей скрипнул зубами - не повезло, сильно не повезло, активная защита выдала его с головой.
  Шансов у пилота не оказалось, дистанция была минимальной, и коарвиане атаковали его сразу с трех сторон, Джун даже не успел выйти на связь. Насколько были велики повреждения аппарата, судить было трудно, но то, что следом не активировался сигнал спасательного маячка, говорило о многом.
  Алексей не стал терять ни секунды, как только звено оказалось за пределами свалки, на максимальном ускорении ринулся в атаку на цель. Запоздалая, отчаянная попытка коарвинских пилотов достать прорвавшееся звено, даже на мгновенье не привлекла его внимания - поздно спохватились. Надо отдать должное капитану транспортника, видя, что у него практически нет шансов, он продолжал накачивать кольца энергией, а за несколько секунд до того как торпеды настигли его, попытался произвести активацию перехода.
  Запрыгивали в шлюзы "Дюпреля" опять в аварийном режиме, только с той разницей, что теперь их никуда не буксировали, а так и оставили стоять на приемном пятачке, запретив покидать аппараты до окончания перехода. В это время у Алексея начался откат, его трясло, и даже попытки автодиагноста привести пилота в нормальное состояние первое время не помогали. Перед глазами возникла картинка пространства, где один за другим беззвучно исчезали маркеры-пилоты.

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Касс "Избранница последнего из темных"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"