Биттибальди Василий Иванович: другие произведения.

Легенда о рыцаре Кристиане Бенолли

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Легенда о рыцаре Кристиане Бенолли" - это моя большая историческая эпопея, рассказывающая о светлой истории любви сквозь мрак жестокого Средневековья...


   "ЛЕГЕНДА О РЫЦАРЕ КРИСТИАНЕ БЕНОЛЛИ."
  
   ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН.
    []
  
   Посвящается Вере Гриценко, моей однокласснице из середины 90-х годов XX века в городе Фергане.
  
   (Публикуется только часть романа в 23 главы.)
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ.
  
   Действие романа происходит во Франции и некоторых других странах конца XII, до первой четверти XIII века.
   В это время высокого Средневековья, Западная Европа переживала наивысший расцвет: стремительный рост городов, экономики, народной культуры и духовной жизни. Феодалы уже имели сильные армии, укрепив защиту и относительный покой на своих землях. Церковь, которая всегда играла особую роль, достигла большого могущества. Духовенство возводило множество монастырей, которые своим архитектурным стилем показали весь блеск готического искусства, пришедшего на смену романскому - пережитку художественных традиций Древнего Рима и прежних варварских племен. Помимо архитектуры, стремительно развивалась литература и другие виды искусств - живопись, театр, музыка, скульптура. Несмотря на подъем общественной жизни, именно в высоком Средневековье проявились наиболее острые различии трех сословий, составлявших общую иерархию эпохи - духовенства, рыцарства и крестьян. Поэтому весь характер жизни общества различных сословий в Средние века, можно уложить в фразу: "Ты молись, ты защищай, ты работай!"
   Французское королевство ещё в середине и до конца двенадцатого столетия было охвачено войнами между местными феодалами и королем. Борьба за владения землей была жестокой, всем хотелось больше богатства, власти и могущества. В этой борьбе, французский король из династии Капетингов, Людовик VII, отнюдь необладал большим преимуществом - чтобы как-то обуздать вечно восстающих феодалов с их вассалами, ему даже приходилось обращаться за помощью городов! Эти войны с чередами перемирия, браками по расчету и всевозможными интригами, будут сопровождать короля до конца его жизни. Помимо войн с феодалами, Людовик VII примет участие во Втором крестовом походе, который будет первым неудачным походом крестоносцев. Из-за военных неудач французского короля и нестабильности в королевстве, на обладание властью во Франции в открытую посягнет духовенство. Через своего кардинала, Церковь привлечет к заговору против Людовика VII его брата герцога Жана Гранфора де Нуара. Герцог, давно мечтающий незаконно захватить французский трон, с радостью поможет духовенству, которое в свою очередь преследовало свои цели на королевство. В результате этого заговора король Людовик VII будет убит и власть действительно все же перейдет в руки феодалов в лице его брата герцога де Нуара под главенством кардинала курии Мориса Моро, за которым в свою очередь будет стоять стремившийся подчинить всю светскую власть Католической Церкви, могущественный Папа Римский Иннокентий III. Однако их триумф будет недолгим - случайно выживший сын убитого короля, наследник трона принц Анри, решит отомстить за отца и вернуть себе законную корону...
   Не смотря на множество локальных войн и первых Крестовых походов, феодалы всегда находили время и для увеселений, которым служили охота и широкие пиры. Но наиболее распространенным увлечением для них становятся рыцарские турниры - самые зрелищные состязания эпохи как для знати, так и для бедных. Потому, что именно на рыцарских турнирах, каждый феодал-рыцарь мог показать всем остальным свою военную доблесть, силу и благородство. Участвовать в турнирах считали за честь как сами короли, так и совсем бедные рыцари! Для богатых рыцарей это был шанс блеснуть своей славой, для бедных феодалов наоборот её обрести!
   Так, во Французском королевстве, в это неспокойное для него время, именно на рыцарских турнирах, своими победами прославился один рыцарь, точного происхождения которого не знали даже самые именитые герольды, однако уверенные в его принадлежности к знати, они допускали его на турниры, на которых он демонстрировал на восторг всех собравшихся графов и простонародья, свое воиннское искусство! Называя себя Кристианом Бенолли, рыцарь сбивая очередного соперника с седла, так и не показывая своего лица закрытое забралом, также стремительно уезжал с турнира, беря лишь деньги с побежденного или его коня! Эта таинственность рыцаря, которого никто не мог победить, привлекала не только больше зрителей, но и его соперников - которые просто мечтали сразиться с Кристианом Бенолли, дабы победить его и наконец сорвать с него шлем! Однако время шло, рыцарь, путешествуя с одного турнира на турнир, продолжал одерживать свои победы, увеличивая своих поклонников среди феодалов и простолюдинов! Знатные дамы и крестьянские девушки просто с замиранием сердца следили за таинственным рыцарем, когда он появлялся на ристалище, надеясь на то, что он обратит на них своё внимание и откроет им не только лицо, но и своё сердце - они восторженно выкрикивали его имя во время рыцарского турнира. Однако, рыцарь в очередной раз побеждая соперника, казалось не замечает никого - взяв своё, он мчался обратно на своем белом коне в неизвестном направлении.
   Вскоре, весть о рыцаре Кристиане Бенолли распространилась по всей Франции, а также далеко за её пределами. С таинственным победителем мечтали сразиться уже всё рыцари Западной Европы, многие из которых с этой целью принимали все приглашения от французских герцогов и графов, устраивающих турниры в своих землях - они немедленно отправляясь во Францию, в надежде застать желанного соперника. Слава непобедимого рыцаря Кристиана Бенолли стала настолько известна, что его уже многие в открытую называли легендарным рыцарем.
   Вместе с феодалами, мечтающими победить таинственного рыцаря, мечтали с ним сразиться и представители королевских семей. Именно сын короля Людовика VII, принц Анри, однажды решился тайно покинуть свой дворец с этой целью...
   Рыцарь Кристиан Бенолли, вызвавший своими победами на турнирах у одних восхищение, у других злобу и зависть, сам в это время был покорен любовью. Проезжая мимо одного французского леса, он заметил крестьянскую девушку, которая у реки стирала бельё. Красота француженки его сразила в самое сердце, однако будучи смелым на ристалище, он никак не мог решиться на признание ей в своей любви... любви, которая уже противоречила сословным правилам... любви, которой будет противостоять сама эпоха жестоких Средних веков...
  
  
   ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ИСТОРИЧЕСКОГО РОМАНА:
  
   * Кристиан Бенолли - знатный, молодой рыцарь. Скрывая свое точное происхождение, он, оказавшись во Французском королевстве, стал очень известным благодаря многочисленным победам в рыцарских турнирах. Выигрывая очередной турнир и получая за него награду в виде денег или коня у побежденного, рыцарь сохраняя таинственность, покидал ристалище и двигался дальше по королевству. Таинственность рыцаря привлекала народ, который, из-за его непобедимости, уже в открытую называл легендарным. Сразиться с ним мечтали все знатные лица - от представителей королевских семей, до мелких графов...
  
   * Франческа Бенолли - сестра таинственного рыцаря. Отказавшись от родового богатства ради собственной самостоятельности, она предалась отшельнической жизни в лесах на юге Франции.
  
   * Эммануэль Блан - любовь рыцаря Кристиана. Простая девушка-крестьянка из одной южно-французской деревни, расположенной рядом с лесной рекой.
  
   * Анни де Плесси - молодая монахиня из Девичьего монастыря. Однажды спасенная от лесных разбойников рыцарем Кристианом Бенолли, она влюбляется в своего спасителя, после чего в её жизни происходят резкие перемены.
  
   * Принц Анри (король Филипп II Август, он же Белый Рыцарь) - наследник престола Французского королевства. Сын короля Людовика VII Молодого и королевы Адель Шампанской. Брат принцессы Агнесс. Когда его отец пал жертвой заговора феодалов и духовенства, для молодого принца появилась нелегкая задача - отомстить за отца и вернуть законный трон. Случайно встретившись с легендарным рыцарем, принц Анри вместе с ним начинает борьбу против врагов королевства.
  
   * Витольд - магистр первых земель в Западной Европе, оказавшихся под властью рыцарей Тевтонского Ордена. Будучи советником второго Верховного магистра Отто, Витольд по его поручению покидает крепость Акру и едет в Европу с целью обосновать земли для немецкого Ордена. Оказавшись в Европе, магистр Витольд исполняет данное ему поручение, однако слухи о непобедимом рыцаре Кристиане Бенолли начинают волновать и его. С небольшой группой рыцарей своего Ордена, магистр вступит во Французское королевство, желая найти таинственного рыцаря и испытать с ним свои силы.
  
   * Жан Гранфор де Нуар - крупнейший герцог Французского королевства, брат короля Людовика VII. Желая большей власти, герцог в заговоре с кардиналом Морисом Моро, покушается на своего брата и незаконно завладевает французским троном. Теперь в его власти не только рыцари, основанного им светского Ордена Черного Орла, но и королевские рыцари. Также в плену герцога де Нуара оказываются и королева Адель с принцессой Агнесс - мать и сестра принца Анри.
  
   * Жак де Люп - главный вассал герцога де Нуара, военоначальник рыцарей Ордена Черного Орла. С отрядами рыцарей этого светского Ордена, де Люп в основном занимается разбоем - грабя небольшие поселения, сжигая деревни и высекая пастбища коров и овец.
  
   * Морис Моро - кардинал курии, соучастник в заговоре с герцогом Жаном Гранфором де Нуаром против короля Франции Людовика VII Молодого.
  
   * Анна-Лиза Бертран - молодая графиня, которая с детства грезившая о рыцарстве, однажды сама надев рыцарские доспехи (будучи тайно подготовленной к военному делу) отправилась искать знаменитого в её краях рыцаря Кристиана Бенолли, надеясь на то, что может быть ей удастся его одолеть!
  
   * Жан-Пьер - слуга графини Анны-Лизы Бертран, ставший и её оруженосцем.
  
   * Людовик VII Молодой - король Франции из династии Капетингов. Отец принца Анри (Филиппа II Августа) и принцессы Агнесс.
  
   * Адель Шампанская - королева Франции, жена Людовика VII Молодого. Мать принца Анри (Филиппа II Августа) и принцессы Агнесс. В результате заговора против её мужа, она оказавшись в плену, сопротивлялась новой власти герцога де Нуара... в последствии была регентшей Франции и занималась возведением аббатств.
  
   * Принцесса Агнесс - принцесса Французского королевства, дочь короля Людовика VII Молодого и королевы Адель Шампанской. Сестра принца Анри (Филиппа II Августа). Зная о таинственном рыцаре в её королевстве, принцесса тайно мечтала встретиться с ним. Эти её мечты особенно усилились, когда принцесса Агнесс оказалась вместе со своей матерью в плену у герцога де Нуара - она надеялась на спасение от рыцаря Кристиана Бенолли.
  
   * Флавио Ковалли - падре одной из миланских церквей. Священник, который знаком рыцарю Кристиану с его раннего детства.
  
   * Филипп де Плессье - тринадцатый Верховный магистр рыцарей Ордена Тамплиеров (Храмовников). Помогал принцу Анри в борьбе за власть против герцога Жана Гранфора де Нуара.
  
   * Гильом де Ренар - рыцарь-тамплиер. Будучи не только отважным храмовником, но и искусным хирургом, он спасет жизнь легендарному рыцарю после одного жесточайшего боя.
  
   * Отто - второй Верховный магистр Тевтонского Ордена. При нём Орден стал переселяться из Палестины в Западную Европу.
  
   * Фабио Ковальди - один из главных монахов-доминиканцев служащих Святой Инквизиции. Вместе со своими помощниками жестоко судил всех тех, кто был замешан в альбигойских мятежах - крупных восстаний еретиков против власти Католической Церкви.
  
   * Гарен - епископ рыцарского Ордена Госпитальеров. Главный советник и военоначальник будущего короля Филиппа II Августа.
  
   * Монморанси - граф древнейшего, знатного французского рода Монморанси. Военоначальник будущего короля Филиппа II Августа. Сыграет важнейшую роль в битве при Бувине - в битве, которая решит Судьбу всего Французского королевства.
  
   * Этьен - тринадцатилетний мальчик-пастушок, который возомнит себя посланцем Господа и сподвигнет остальных отроков на безоружный Детский поход!
  
   * Ульрих фон Майер - аббат одного из германских аббатств, принадлежащих монашескому Ордену Святого Бенедикта.
  
   * Ингеборга Эстридсен - молодая датская принцесса, дочь короля Дании, Вальдемара I и сестра принца Кнута II. В результате интриг, станет одной из двух жен будущего короля Франции Филиппа II Августа.
  
   * Фридрих II Гогенштауфен - молодой король Сицилии и Ломбардии, император Германской империи. Сын покойного сицилийского короля Карла VI и покойной королевы Констанции. Внук великого Германского императора Фридриха I Барбароссы. Являясь вассалом своего могущественного сюзерена и опекуна Папы Римского Иннокентия III - юный Фридрих быстро стал правителем сразу нескольких королевств. Из-за своих триумфальных побед и королевских титулов, Фридрих II Гогенштауфен стал придаваться различным увеселениям. В его дворцах в это время не прекращались пиры, размах которых поражал даже подданных и гостей.
  
   * Герда фон Гогенштауфен - молодая баронесса, племянница императора Фридриха II Гогенштауфена. В родовом замке Гогенштауфенов Вейблингине она занималась толкованием Святого писания юным пажам, одновременно с этим обучала их придворному этикету.
  
   * Герман фон Гроссвальд - один из швабских баронов. Главный вассал императора Фридриха II Гогенштауфена. Будучи ещё молодым, он снискал славу самого сильного рыцаря Германской империи как на турнирах, так и в кровопролитных войнах за своего императора.
  
   * Иннокентий III (в миру Лотарио Конти ди Сеньи) - Папа Римский. Нежданно получив в расцвете своих лет папскую тиару, Иннокентий III, с первых дней понтификата, принялся за отчаянную борьбу против светской власти, стремясь полностью подчинить её Католической Церкви. Благодаря своему уму, дипломатической гибкости и положению Первосвященника, он достигнет практически все свои цели. Иннокентий III становится самым могущественным Папой Римским, пред которым, одним за другим склоняют головы короли, давая свои вассальные клятвы как своему верховному сюзерену. В своем неустанном стремлении к всеобщему главенству Католической Церкви, Иннокентий III начинает проявлять себя как настоящий тиран.
  
  
  
  
  
   1) ТАИНСТВЕННЫЙ ЗАЩИТНИК.
  
   I
  
   Прекрасен летний день в южных лесах Лангедока. Мягкость зелёной листвы, пение птиц на ветвях деревьев, благоухание цветов и ягод - всё говорило о торжественном величии природы.
   Именно здесь, в одном из уголков южного леса, раздалось дивное пение молодой монахини из одного Девичьего монастыря, настоятельница которого поручила ей собрать лекарственные травы, настой которых мог вылечить одну заболевшую из сестёр. Молодая монахиня с радостью исполняла поручение. Собирая лекарственные травы в корзину, она весело пела песни и её красивый голос разливался по всему лесу. Он был так прекрасен, что казалось даже лесные обитатели с восторгом замерли, слушая его.
   Но неподалеку от монахини, лежа в кустах отдыхали разбойники, которые проснулись, услышав её дивное пение.
   - Эй, Жером, очнись! Слышишь, похоже какая-то пташка идёт к нам прямо в руки! - мерзким голосом проговорил один из разбойников, толкнув своего товарища.
   - Слышу Жакуй! Что-ж, похоже сегодня мы развлечемся! - отозвался здоровенный, с грубыми чертами лица, главарь злодеев Жером.
   Лесные разбойники, которых в общем количестве было семеро, пошли на голос монахини и внезапным нападением схватили её.
   - Попалась! - проревел Жером, хватая девушку. - Да ты оказывается монашка! Парни, хотите поразвлечься с сестрой Божьей?!
   - Да! Может этим искупим свои грехи! - рявкнули остальные, злобно смеясь.
   - Пожалуйста, не надо! Ради Христа, умоляю вас, отпустите меня! - взмолилась монахиня, шокированная внезапным появлением разбойников.
   Но они и не думали её отпускать.
   Жером уже руками стал грубо рвать её одеяние... корзина с лекарственными травами упала на землю... молодая монахиня с отчаянием вскинула глаза к небу, прося помощи у Бога.
   - Отпустите её, грязные свиньи! - вдруг раздался голос за спинами лесных разбойников.
   Они обернулись и увидели рыцаря, выехавшего из тени деревьев на своём белом коне.
   - Ты кто такой?! Одинокий рыцарь, возомнивший себя хозяином этого леса?! - рявкнул главарь злодеев, Жером.
   - Я рыцарь Кристиан Бенолли! Я приказываю отпустить девушку! - ответил рыцарь, вытаскивая меч.
   Услышав известное этим местам имя, все разбойники взволновались, кроме их главаря.
   - Я слышал о тебе, но я не боюсь тебя! Ты один и в тяжелых латах, а нас семеро! - ответил Жером и схватив монахиню, подставив к её горлу нож, скомандовал. - Убейте его!
   Лесные разбойники вытащив свои ножи, кинулись на рыцаря сидящего на коне.
   Рыцарь Кристиан повернул своего коня немного в бок и первый разбойник упал с пробитой грудью, с разбега напоровшись на остриё копья, висевшего на седле рыцаря. Двух других он сразу сразил мечом. Почти вплотную подбежавший к нему Жакуй пытался скинуть его с коня, но получив оглушительный удар щитом (который даже сам рыцарь выронил от этого удара) в бессознании упал в траву леса. Ещё двое разбойников незаметно для рыцаря скрылись за деревьями, намереваясь обойти его и напасть сзади.
   - Отпусти монахиню и я сохраню тебе жизнь! - воскликнул рыцарь Кристиан, подъезжая к Жерому, держащему девушку.
   - Рыцарь Кристиан Бенолли, зачем нам ссориться из-за какой-то монашки. Мы можем и вместе с нею поразвлечься, - вдруг дружелюбно заговорил главарь разбойников, пытаясь заманить рыцаря на свою сторону. - Признайся, что будучи всё время в странствиях, сражаясь на турнирах, ты наверно и сам давно забыл, что такое девичья плоть?!
   - Я не добиваюсь девушки силой, я добиваюсь девушки своей любовью! Отпусти её немедленно! - грозно проговорил рыцарь.
   Монахиня, чувствуя холод от лезвия ножа у своего горла, от страха находилась в полуобморочном состоянии.
   В это время те два разбойника, прятавшихся в зарослях леса, выскочили из своего укрытия и накинув на рыцаря сзади веревки, стали изо всех сил пытаться вырвать его из седла!
   Это им удалось - рыцарь Кристиан Бенолли с грохотом рухнул в густую траву леса! Один из разбойников в тот-же миг подбежав к нему, ударил его ножом, однако нож только царапнул броню рыцаря, меч которого в свою очередь был уже в животе нападавшего! Второй разбойник пытался сбить поднимающегося с травы рыцаря, но тот, одним резким ударом отрубает ему руку, а другим рассекает горло!
   Жером видя, что остался один, в страхе отпускает монахиню и убегает в заросли леса. Монахиня почти бессознания, чтобы не упасть опирается на ствол ближайшего дерева, но всё же не удерживается на ногах, однако рыцарь Кристиан Бенолли успевает её подхватить в своих руках.
   С опрокинутой головы монахини спадает белая шляпа, высвобождая её длинные, черные волосы.
   "О Боже, девушка так молода, а уже монахиня!" - поражается рыцарь Кристиан, видя юное, прекрасное лицо монахини.
   Он, бережно уложив девушку на мягкую траву, взял её упавшую корзину и подобрав все вывалившиеся из неё лекарственные травы, повесил себе на седло. Затем подняв с травы и монахиню, он усадил её на своего коня. После чего придерживая бессознательную девушку, сам сел в седло и повёл коня к лесной реке.
  
  
   II
  
   Звонко журча и блистая на солнце своими стремительно несущимися водами, текла лесная река. Она была жизнью самой природы, потому, что именно сюда, в целях утолить свою жажду, устремлялись все животные и птицы. Но в этот день к реке подъехал рыцарь на белом коне и слезая с седла, ссадил и монахиню, находившуюся в бессознании. Взяв её на руки, рыцарь понёс девушку к реке, где рядом с нею и уложил на траву.
   Подойдя к реке, Кристиан Бенолли зачерпнул своими ладонями её кристально чистую воду и вернувшись брызнул ею в лицо лежавшей в бессознании девушке.
   Монахиня, почувствовав холодную воду мгновенно очнулась и увидев пред собою рыцаря, вспомнила, что с ней произошло и всё ещё была сильно напугана.
   - Не бойтесь сестра, разбойники вам больше не причинят вреда, - сказал Кристиан Бенолли.
   Монахиня видя, что опасности действительно нет, стала постепенно успокаиваться.
   - Спасибо тебе рыцарь Кристиан Бенолли за то, что спас меня! Меня зовут Анни де Плесси и я молила Господа о спасении, и Он прислал мне тебя! - поблагодарила девушка, уже не с испугом, а с восхищением смотря на рыцаря.
   - Я проезжал мимо этого леса после турнира и услышав ваше дивное пение, решил остановиться послушать его... вскоре я понял, что вас схватили разбойники и поспешил к вам на помощь... - проговорил рыцарь Кристиан и признался. - У вас прекрасный голос сестра.
   Анни де Плесси услышав комплимент, невероятно засмущалась и покраснела. В эту секунду в душе юной монахини возникло необычное чувство, которое она сама даже не понимала и ещё не осознавала.
   - Я люблю петь песни о природе, а также псалмы, которым обучаюсь в монастыре... - призналась молодая монахиня и спохватилась, увидев в седле свою корзину. - О, я забыла, мне надо возвращаться в монастырь! Я должна отнести собранные, лекарственные травы!
   Понимая, что рыцарь позаботился не только о ней, но и о её травах, девушка взглянула на Кристиана взором ещё более наполненным благодарностью и восхищением.
   Рыцарь улыбнулся в ответ этой монахине, но она не видела его улыбки - ведь он сохраняя свою таинственность не снимал свой шлем и не поднимал забрало.
   - Я готов отвезти вас сестра Анни в монастырь, - сказал он девушке.
   - О нет, что скажет моя матушка-настоятельница, если увидит меня с вами?! - воскликнула монахиня Анни де Плесси.
   - Тогда я отвезу вас не до самого монастыря, а до опушки леса! - ответил рыцарь Кристиан Бенолли.
   И не дожидаясь мнения молодой монахини, он решительно подхватил её на руки и усадил в седло. Затем сел с ней рядом и взял узда.
   Анни де Плесси не успела опомниться, а рыцарь уже мчался с нею на своем белом коне по этому лесу. Конь мчался так быстро, что у монахини захватывало дух от такой скорости. Ей казалось, что они просто летят вдоль стремительно проносящихся деревьев и их ветвей! Сердце монахини сильно застучало от страха, ведь она никогда прежде не была в седле, да ещё с самим рыцарем! Но вскоре страх Анни, сменился безумной радостью. Девушка почувствовав, что Кристиан Бенолли уверенно держит коня, сама почувствовала себя в безопасности. Ей нравилось, что они как будто летят по лесу, так свободно и непринужденно. Душа молодой девушки впервые ощутила себя по-настоящему свободной и этой свободой она сейчас полностью наслаждалась. Монахине очень хотелось взглянуть в лицо своему спасителю, пусть хоть что-нибудь разглядеть через его забрало, запомнить его глаза. Но ей мешала монашеская шляпа и увидеть хоть что-либо было невозможно.
   У опушки леса рыцарь Кристиан Бенолли высадил юную монахиню Анни де Плесси, отдав ей корзину с лекарственными травами. Вдалеке уже был виден её возвышающийся, готический монастырь.
   - Ваш монастырь уже рядом. Прощайте сестра Анни! - проговорил рыцарь, прощаясь с монахиней.
   - Постойте рыцарь Кристиан Бенолли, вы больше никогда не будете проезжать мимо этих лесов? - спросила с грустью в глазах Анни де Плесси.
   Молодой монахине не хотелось уходить от рыцаря.
   - Возможно еще буду здесь... - ответил рыцарь Кристиан.
   - Пожалуйста, приезжайте, я буду петь вам свои песни! - взмолилась монахиня.
   - Хорошо, сестра Анни, - улыбнулся из под забрала рыцарь.
   - А куда вы сейчас уезжаете? - спросила Анни де Плесси, удивившись собственной любознательности.
   - Я еду на очередной, крупнейший рыцарский турнир, - ответил рыцарь.
   - Зачем вам перебираться из турнира на турнир?! Вас же могут убить? - воскликнула монахиня.
   - Сестра Анни, я непобедим. Просто кто-то должен ведь выбивать высокомерие из этих герцогов и графов, вот я и выбиваю его, выбивая их из седла! - воскликнул, рассмеявшись рыцарь Кристиан.
   - Я буду молиться за вас, рыцарь Кристиан Бенолли! Да защитит вас Господь! До свидания, я не забуду вас, и буду всегда ждать! - проговорила монахиня и направилась в сторону своего монастыря.
   - До свидания, сестра Анни! - проговорил рыцарь.
   Анни де Плесси не спеша шла к монастырю. Она всегда оглядывалась назад, смотря туда, где среди густых деревьев леса, находился её таинственный защитник... бросив ещё раз взор назад, монахиня уже его не увидела.
   Кристиан Бенолли скрывшись за деревьями, не торопился уезжать - он хотел удостовериться, что монахиня спокойно дойдёт до своего монастыря. И когда рыцарь действительно увидел, что ворота Девичьего монастыря открылись перед Анни де Плесси и она в них исчезла, то он развернув своего коня, обратно помчался в глубь леса.
   ...разбойник Жакуй пришел в себя. Очнувшись и видя ещё туманным взором, что все его товарищи убиты, он всё же шатаясь встал на ноги и хотел уже уйти, как вдруг заметил возле себя щит. Рыцарский щит с выгравированным гербом в виде пылающего сердца очень приглянулся разбойнику и он решил его взять с собой, чтобы потом кому-нибудь продать.
   Но не успел Жакуй нагнуться, чтобы поднять щит, как почувствовал у своего горла остриё холодной стали!
   - Так ты ещё и воруешь! - услышал разбойник уже знакомый, грозный голос рыцаря Кристиана Бенолли, который восседая на коне, представил к его горлу остриё своего копья.
   - Пощади меня, рыцарь Кристиан Бенолли! Пощади, не убивай! - стал просить пощады Жакуй. - Я просто хотел продать твой щит, чтобы на эти деньги добыть себе пропитание! Я обычный лесной разбойник и грабежи моё единственное средство для выживания! Пощади, не убивай!
   - А с бедной монахини, ты тоже хотел взять что-то на "пропитание"?! - усмехнулся рыцарь Кристиан.
   - Это не я, это Жером приказал схватить её! Прошу пощади меня! - завизжал Жакуй, по его жирному, грязному лицу от волнения полились капли пота.
   - Хорошо, я дарую тебе жизнь! Но передай своему Жерому, что если ещё нападет на какую-нибудь беззащитную девушку, то я, рыцарь Кристиан Бенолли, найду его и убью! - воскликнул рыцарь и убрал с горла разбойника остриё копья.
   Жакуй не веря, что остался жив, падая и спотыкаясь умчался в заросли леса.
   Рыцарь Кристиан Бенолли подобрав свой щит и пришпорив белого коня, направился туда, куда звало его сердце.
  
  
  
  
   2) АННИ ДЕ ПЛЕССИ.
  
   I
  
   Как и наказывала настоятельница, монахиня Анни де Плесси принесла собранные в лесу лекарственные травы в монастырь.
   - Спасибо, моя дочь Анни. С этих трав мы приготовим целебную настойку, которая излечит заболевшую сестру, - поблагодарила молодую монахиню настоятельница.
   - Да поможет ей Господь! - ответила Анни.
   Настоятельница заметив у монахини порванные места в её одеянии, удивленно воскликнула:
   - О Господи, у тебя порвано одеяние!
   - Я... я упала, матушка... и падая зацепилась за кусты... - покраснев, впервые соврала своей настоятельнице, Анни де Плесси.
   - Сестра Флоранс заштопает тебе одеяние, а пока иди дочь моя, отдохни, - проговорила настоятельница. - Я вижу ты очень утомленна... да хранит тебя Господь.
   - Хранит вас Господь, матушка... - прошептала, опустив глаза, монахиня.
   "Боже! Я соврала своей матушке-настоятельнице! Ложь - это один из смертных грехов! О я грешна! Матушка меня никогда не простит! Я грешница, я должна покаяться!" - понеслись в голове у монахини мысли, когда она вышла от настоятельницы.
   Анни де Плесси подошла к алтарю и смотря на образ распятого на кресте Иисуса Христа, встала на колени, мысленно принявшись молиться:
   "Господи, я прошу Твоей милости! Прости меня, рабу грешную, за ту ложь, которую я выдала своей дорогой матушке! Прости меня, ибо я не могла поведать то, что случилось со мною в лесу! То, что была с рыцарем Кристианом Бенолли! Я прошу Тебя Господи простить меня и прошу защитить этого рыцаря от всех бед - отведи от него вражескую стрелу, отрази вражеский меч! Я благодарю Господи, что ты послал мне его во спасение и поэтому я прошу у Тебя защиты для него! In nomine Patris et Filli, et Spiritus Sancti! Amen!" (с лат. - Во имя Отца и Сына, и Святого Духа! Аминь!)
   Она всем сердцем, усердно молилась просебя, но её молодая кровь уже была сильно взволнованна произошедшими событиями. Утомлённая, взволнованная и уставшая, Анни внезапно почувствовав головокружение, потеряла сознание.
   Пришедшие к алтарю монахини, увидев её лежащую на полу, подняли шум по всему монастырю.
   - Матушка-настоятельница! Матушка-настоятельница! Сестра Анни лежит бессознания у алтаря! - закричали испуганные монахини, прибегая к своей настоятельнице.
   В ту-же минуту настоятельница с монахинями уже была возле алтаря.
   - Дочь Анни наверно сильно устала от прогулки по лесу, - проговорила настоятельница и повелела. - Отнесите её в дальнюю келью и не беспокойте, пусть отдохнет.
   Монахини подняв Анни де Плесси, понесли её в приготовленную келью.
  
   II
  
   Багровый рассвет осветил стены и шпиль готического монастыря. Лучи света с трудом проникали через массивные, вытянутые витражи, но один из них попал в глаза лежащей на кровати монахини и она пробудилась.
   - Доброго утра вам, сестра Анни. Матушка велела чтобы вы сегодня берегли силы и поэтому продолжайте отдыхать, - поприветствовала монахиню другая монахиня, сидевшая рядом с кроватью.
   - Доброе утро, сестра Флоранс. Я чувствую себя уже лучше. Господь придаёт мне силы, - ответила Анни де Плесси.
   Встав на колени, она помолилась, благодаря Господа за новый день.
   - Сестра Анни, я вам почти заштопала одеяние! Пока вы его наденете, я принесу из трапезной пищу! - сказала сестра Флоранс, у которой из под монашеской шляпы упорно пробивался локон золотистых волос.
   - Спасибо сестра Флоранс, да хранит вас Господь! - поблагодарила Анни, поцеловав в щёку монахиню.
   Сестра Флоранс побежала в трапезную, а Анни де Плесси встав у одного открытого оконного проёма, устремила взор в даль - где за широкими зелёнными полями, величественно возвышался лес. Тот лес, где она вчера встретилась со своим спасителем рыцарем Кристианом Бенолли.
   Думая о нём, семнадцатилетняя монахиня только сейчас ощутила, что ей не хватает свободы. До вчерашнего дня монастырь ей казался своим домом, целым миром. Но она узнала, что мир есть иной и теперь монастырь ей казался некой крепостью, в которой и она, и её сестры укрывались от свободы. Именно с рыцарем, юная монахиня впервые ощутила, что нужна не только своей настоятельнице и сестрам, но и кому-то другому. Это ощущение в миг всё перевернуло в душе у Анни.
   С этого утра она стала глядеть на мир другими глазами...
   Подброшенным новорожденным ребенком от какой-то графини к воротам этого монастыря, Анни де Плесси все эти годы провела внутри его стен. Монахини воспитывали её в истинном благочестии, придерживаясь строгих католических канонов. Девушку, как и многих её ровесниц-монахинь, обучали чтению Святого Писания, письму, выучиванию наизусть псалмов на латыни и их грегорианскому исполнению. Матушка-настоятельница была и для Анни, и для всех монахинь как родная мать. Проведя все годы в стенах закрытого Девичьего монастыря и редко выходя за его пределы, и то в лес за травами и ягодами, монахини практически не видели мужчин. Видели только уже престарелые и только те, кто ходил в посёлок за продовольствием или встречались с представителями духовенства. Поэтому молодые монахини всю свою природную любовь отдавали Богу, не зная иной любви. Из-за этого для Анни де Плесси встреча с разбойниками, а потом и с рыцарем, стала настоящим шоком. Но с рыцарем этот шок для неё был приятным - сестра Анни больше не могла не думать о Кристиане. Сейчас она хотела к нему, хотела убежать в лес, но религиозное воспитание не позволяло ей предать матушку и бросить всех, почти родных с детства сестёр.
   В сердце молодой монахини пылало новое чувство, которое она еще не осознавала и это была любовь. Иная любовь, не религиозная, а любовь к своему рыцарю-спасителю. И как бы сейчас не корила себя Анни за мысли не о Боге, она уже не могла ничего поделать с возникшим в ней чувством.
   "Я верю, что мы встретимся, рыцарь Кристиан Бенолли... и я буду петь только для тебя свои песни..." - думала монахиня, смотря в зеленую даль.
   - Сестра Анни, я принесла вам пшеничную похлебку! - войдя в келью, сказала вернувшаяся сестра Флоранс.
   - Спасибо, сестра Флоранс, - поблагодарила её Анни де Плесси и вдруг спросила. - Скажите, кого вы любите в жизни?
   - Я люблю нашего Господа! Я всё делаю в Его славу! И Господь тоже любит и заботится о нас! - воскликнула монахиня.
   - А ещё кого любите? - спросила её вновь Анни.
   - Нашу матушку-настоятельницу! Она для меня самая мудрая, справедливая и родная! - проговорила сестра Флоранс.
   Анни де Плесси посмотрела на монахиню - да, она также как и Флоранс, недавно была уверена, что для неё важна лишь настоятельница и Бог.
   - Что с вами сестра Анни?! Почему вы не едите?! - удивленно спросила монахиня, видя, что Анни не притрагивается к еде.
   - Всё хорошо, сестра Флоранс, я просто задумалась, - проговорила Анни де Плесси.
   Монахини, уединившись в этой келье, принялись есть пшеничную похлебку, закусывая кусками ржаного хлеба.
  
  
  
  
   3) ЛЮБОВЬ РЫЦАРЯ.
  
   I
  
   Кристальные воды лесной реки красиво переливались блесками от лучей летнего солнца. К ней, весело напевая одну из фольклорных песен и держа в руках большую, плетеную корзину с бельём, спустилась по зелёному склону девушка-крестьянка. Подойдя к реке, она вывалила бельё на траву и беря каждое по-отдельности, не спеша начала стирать его в холодных водах. Несмотря на неброское, коричневое одеяние, сделанное из материала для мешков, можно было заметить, что девушка красива. Длинные, русые волосы, выливаясь из под коричневого чепчика, спадали ей на спину и плечи, обрамляя её прекрасное лицо с огромными, темно-карими глазами, стройным носиком и небольшими, пухлыми губками. Её бледные, тонкие руки, умело отстирывали грубую ткань и было видно, что крестьянка этим занимается не первый раз.
   Продолжая напевать песенку, очень приятным, глубоким голосом, девушка стирала бельё в холодной речной воде и даже не догадывалась, что там, на другой стороне реки, спрятавшись за лесными деревьями, за ней наблюдают через прорези забрала, глаза рыцаря.
   Рыцарь уже не в первый раз тайно следил за этой девушкой-крестьянкой.
   Однажды возвращаясь с очередного турнира, он проезжал мимо этого леса и услышал пение девушки, а когда увидел её, то влюбился с первого взгляда! Вспыхнувшая любовь в нём была так сильна, что ему, храброму и непобедимому на ристалище, не хватало смелости показать себя любимой и признаться ей в любви! Приезжая сюда в лес, рыцарь каждый раз ждал её появления у реки. И когда девушка приходила, он тайно любовался ею, с замиранием сердца жадно ловил каждый её взгляд, каждый жест. С наслаждением слушал её голос, когда она пела песни.
   "О, моя Мадонна! Как она прекрасна! Это сама Богиня Венера спустившаяся с небес, чтобы взять моё сердце! - смотря за крестьянкой, в очередной раз восторженно думал рыцарь. - Боже, как я хочу быть рядом с нею, но боюсь она испугается меня и больше сюда не придёт! А если она не придёт, я не переживу этого! Я люблю тебя, моя Богиня!"
   Сердце от волнения сильно колотилось в его груди, пот лил по его телу, закованному в стальные латы, ему не хватало дыхания, но он продолжал смотреть на свою любимую!
   Все победы на рыцарских турнирах он мысленно посвящал своей Богине. Выгравированный на щите герб в виде пылающего сердца, был в честь любви к ней.
   Но девушка-крестьянка ничего не знала. Она, отстирав бельё и вновь сложив его в корзину, поднялась по склону и направилась обратно в свою деревню, стоящую неподалёку.
   - Я люблю тебя! И однажды признаюсь тебе в своей любви! Но если мне будет суждено погибнуть на очередном турнире, видит Бог, пусть будет так, что я отдал жизнь за тебя! - с грустью прошептал застенчивый рыцарь и пришпорив коня, помчался дальше по лесу.
  
  
  
   4) БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ - РЫЦАРЬ КОРОЛЕВСКИХ КРОВЕЙ!
  
   I
  
   Сын короля Франции Людовика VII Молодого и королевы Адель Шампанской, брат принцессы Агнесс, принц Анри, с детства представлял себя бесстрашным, доблестным рыцарем. Воображая себя героем, он, однако совершал свои "подвиги" только в пределах королевского дворца, а главной его "дамой сердца" была собственная сестра! Естественно, маленькая принцесса была не в восторге от выходок своёго брата, так как в первую очередь его "подвиги" сыпались на неё! Со временем, благодаря каждодневным тренировкам по военному мастерству, подросший наследник престола приобрел превосходное физическое телосложение, мог блистательно владеть всеми видами оружия и управлять конем. Вдобавок к приобретенным навыкам уже настоящего рыцаря, принц был наделен и красотой, унаследованной от своих титулованных родителей. Характер молодого принца был тоже приятным - будучи любителем хорошо поесть и выпить, он с благосклонностью и доверием относился к своим друзьям. Однако если ему кто-то не нравился, принц Анри становился замкнутым. Он невыносил излишней лести, приходил в гнев, если кто-либо ему неповиновался, был суров к представителям знати и при этом мог приближать к себе незнатных людей. Будучи сыном французского короля, молодой принц, однако был увлечен личностью английского короля Генриха II, и даже старался подражать ему! Авторитет собственного отца в глазах принца был невысок из-за того, что король был не очень удачным военоначальником, чему действительно свидетельствовал неудачный второй Крестовый поход на освобождение Иерусалима, возглавляемый Людовиком VII, совместно с императором Германской империи Конрадом III. Но все же когда произошел конфликт между французским королем и английским из-за обладания земель на севере Франции, принц Анри окончательно встал на сторону интересов родного королевства. Даже первый его брак с графиней Изабеллой д'Эно Геннегау (дочерью графа Фландрского Болдуэна VIII и племяннице графа Филиппа Эльзасского, ведущего свой род от Карла Великого) был направлен на присоединение к королевскому домену отца графства Артуа и долину верхней Соммы. И хоть графиня довольно рано скончалась, она всё же успела подарить принцу сына Людовика. Вскоре самому принцу Анри представился шанс испытать свои силы как военоначальника - он вместе с уже другим королем Англии, славным Ричардом II Львиное Сердце, возглавит Третий крестовый поход. Хоть и он не будет удачным, однако его опыт очень поможет наследнику престола в борьбе за власть...
   Как и все феодалы, принц Анри помимо шумных пиров, обожал рыцарские турниры. Он лично участвовал во всех турнирах устроенных своим отцом-королем и все время на них одерживал победы. Для принца, специально отлили доспехи с добавкой некого белого металла и теперь все знали, что рыцарь в белых доспехах - это сам наследник французского престола! Белый Рыцарь одерживая одну победу за другой, восхищая всех придворных дам, чувствовал себя сильнейшим рыцарем в своем королевстве. Но он не знал, что король Людовик VII Молодой, беспокоясь о его здоровье, слал на турниры подставных рыцарей - тех феодалов, которые уже были готовы специально быть побеждёнными рыцарем королевских кровей! А принц Анри с каждым таким "успехом" продолжал сильнее убеждаться, что он лучше всех! Естественно, когда слава о неком непобедимом рыцаре Кристиане Бенолли дошла и до принца Анри, тот сразу стал мечтать сразиться с ним на ристалище и для этого даже собирался лично разыскать его! Но король Людовик VII не позволял сыну где-либо участвовать в турнирах, если они проходили вне Королевского двора. Однако, желание испытать свои силы с таинственным рыцарем, в молодом сердце принца с каждым днём всё усиливалось.
   И вот, в один прекрасный день, он надев свои белые латы и сев на коня, тайно от родителей всё-же покинул родной дворец и бросился на поиски непобедимого рыцаря...
  
  
  
   5) МАГИСТР ВИТОЛЬД.
  
   I
  
   Всего за несколько лет до конца двенадцатого столетия, созданная немецкими паломниками в далекой Палестине больница, преобразовалась в могущественный, военно-монашеский Тевтонский Орден. Этому предшествовало падение Иерусалима и неудачные попытки вновь его отвоевать во время второго и третьего Крестового похода. Новый рыцарский Орден был предназначить защитить остававшиеся христианские земли от турок-сельджуков. Центром немецкого Ордена стала крепость Акра. Именно в этой крепости, состоялась церемония реорганизации Ордена в духовно-рыцарский Орден. Папа Римский Климент III утвердил новый Орден своей буллой и взял под свою защиту. Во главе Ордена стоял магистр, ему подчинялись командоры, сержанты и священники. Сам магистр подчинялся только Римскому Папе. Накануне наступающего нового века, первый магистр Тевтонского Ордена Генрих фон Вальпот составил устав, который был по образу и подобию похожим на уставы Ордена Госпитальеров (Иоаннитов) и Тамплиеров (Храмовников). Этот устав был утвержден уже Папой Римским Иннокентием III, в булле "Sacrosancta romana" от 19 февраля 1199 года. Он разделил членов Ордена на два класса - рыцарей и священников. Они были обязаны принять три монашеских обета - бедности, безбрачия и повиновения, а также помогать больным паломникам и защищать христианские земли от врагов. Однако в отличие от других великих Орденов, новый Тевтонский Орден не отличался большой численностью своих рыцарей, а в случае беспрерывных атак врагов это казалось опасным для его дальнейшего пребывания в Палестине. Поэтому вначале XIII века, Немецкий Орден Святой Марии Иерусалимской, начинает перебираться в Западную Европу.
   Хоть центром Ордена ещё продолжала быть крепость Акра с Верховным магистром, на новых землях, дарованных Ордену по велению Католической Церкви западноевропейскими сеньорами, были свои магистры и их подчинённые. Одним из таких магистров, обустраивавших земли для Ордена был Витольд. Он был советником ещё первого Верховного магистра фон Вальпота и теперь подчинялся второму Верховному магистру Отто фон Керпену.
   Покинув Акру, магистр Витольд неукоснительно исполнял его поручения и вскоре приобрел обширные земли для Ордена в Европе. Став землевладельцем, магистр, бывший раньше в миру бароном, вновь быстро приспособился к светской жизни - забыв о монашеских обетах, он устраивал шумные пиры, развлекался с знатными дамами и даже участвовал в рыцарских турнирах! Витольд игнорировал устав не от внезапно появившегося неверия в Пресвятую Деву, а от терзающей его душу обиды на свой Орден - ведь он хотел быть Верховным магистром после Вальпота, но совет выбрал барона из Бремена Отто фон Керпена! И теперь оказавшись в родной Западной Европе, продолжая выполнять свои обязательства перед Орденом, магистр Витольд из-за этой обиды уже не придерживался его устава.
   Верховный магистр Отто знал о неблагочестивой жизни одного из своих советников, но зная и о его заслугах, закрывал на это глаза. В свою очередь Витольд продолжал свою бурную светскую жизнь. Участвуя в рыцарских турнирах и одерживая на них победы, магистр со временем тоже услышал разговоры о таинственном рыцаре из Франции, который ещё никогда не был побеждённым на рыцарских состязаниях. Естественно, тевтонец заинтересовался об этом рыцаре, весть о котором распространилась во все королевства. Обладая высоким самолюбием, магистр сразу заявил, что победит этого рыцаря и имея большое желание испытать свои силы с ним, он даже готов отправиться во Французское королевство.
   Собрав отряд из двадцати братьев своего Ордена и их оруженосцев, магистр Витольд, не сдерживая своёго желания сразиться с таинственным рыцарем, однажды отправился во французские земли.
  
   II
  
   Прекрасны и блаженны французские леса в теплые, летние дни. Все лесные обитатели нежатся на солнце и кажется, что природа находится в полной гармонии.
   Но что это?! В естественные звуки природы вероломно проникают иные, не типичные для леса. Они усиливаются с каждой минутой и вот уже отчетливо слышится лязг и звон стали, а также топот подкованных лошадей! Ещё мгновенье и на лесной тропинке появляется отряд рыцарей! По их форме доспехов, ведрообразным шлемам, изображениям на знаменах и даже переговорам между собой, можно было догадаться, что они не из здешних мест.
   Это рыцари Тевтонского Ордена, со своим магистром Витольдом!
   Магистр, отправив на разведку четверых братьев вперед, сам не спеша вёл отряд по этой лесной тропинке.
   Проникнув в глубь южно-французского леса, он остановил своих рыцарей на небольшой привал. Магистр решил ждать возвращения разведчиков, чтобы решить по их донесению куда двигаться дальше. Вскоре, посланные им вперед тевтонцы вернулись и даже привели с собою двух пленных французов.
   - Мой магистр, мы проверили впереди дорогу, опасности никакой нет, - доложил один из прибывших рыцарей.
   Магистр Витольд снял свой шлем с торчащими на нём рогами, чтобы нормально подышать свежим воздухом, обнажив свою голову с пышной гривой черных волос и грубым, суровым лицом.
   - Кто эти двое? - спросил он.
   - Это два лесных разбойника. Они говорят, что на них недавно напал рыцарь Кристиан Бенолли, - ответил тевтонский рыцарь.
   Услышав это, магистр Витольд мгновенно соскочил с седла и вытащив меч подошел к первому рослому пленнику.
   - Говори, где ты видел рыцаря Кристиана Бенолли, иначе убью как подлую собаку! - яростно прошипел он на французском языке, но со своим грубым немецким акцентом, схватив пленника за ворот одежды.
   - Пощадите нас, мы обычные разбойники! Меня зовут Жером, а его Жакуй! - заговорил француз, трясясь от страха под огнём суровых глаз главного тевтонца. -Тот рыцарь налетел на нас как внезапный ветер, убил моих друзей и умчался вновь!
   - Налетел?! Убил?! Так значит Кристиан Бенолли злодей?! Раз вы ничего не знаете, так умрите как поганые собаки! - взревел вне себя от гнева магистр Витольд и замахнулся своим мечом на пленников.
   - Нет, не убивайте нас! Мы напали на одну монахиню в этом лесу, а тот рыцарь ворвался и стал рубить нас своим мечом! - стал визжать весь вспотевший и пыльный Жером, которому вторил и его товарищ Жакуй. - Найдите эту монахиню, возможно она знает где он! Только прошу, пощадите нас!
   - Пошли прочь, проклятые собаки! - прокричал магистр и разрубил на пленниках веревки.
   Разбойники почувствовав свободу бросились наутёк и вскоре скрылись за зеленью леса.
   Тем временем главный тевтонец обратился к своему отряду:
   - Слушайте меня мои братья! Нам надо найти поблизости Девичий монастырь! Я не успокоюсь пока не найду рыцаря Кристиана Бенолли! Вперёд!
   Он, надев вновь свой рогатый шлем, пришпорил коня покрытого тяжелой броней и белоснежной попонной и во весь опор погнал за собою тевтонцев дальше по тропинке, уходящей в глубь леса.
  
   III
  
   - Помогите! На меня напали и я умираю! Умоляю, спасите! - с хрипом в голосе кричал еле держась в седле, какой-то рыцарь, находясь перед воротами Девичьего монастыря.
   Весь монастырь услышав крики незнакомца, взбудоражено засуетился.
   - Что происходит?! Кто там?! - спросила своих монахинь настоятельница.
   - Там рыцарь, он говорит, что ранен и просит помощи, - доложила одна из сестёр и спросила. - Что нам делать матушка?
   - Господь говорил нам, что надо помогать тем, кто нуждается в помощи. Отворите ворота! - приказала настоятельница.
   Едва сестры успели открыть ворота, как "раненный" рыцарь, достав свой меч, ворвался в монастырь, а через пару минут их тут был уже целый отряд!
   - Что вы делаете ироды?! Именем Господа я приказываю вам покинуть монастырь! - вскричала настоятельница, выбегая на встречу вторгнувшимся рыцарям, испугавшим всех её монахинь.
   Глава отряда, на белоснежных штандартах которого зияли черные кресты, сняв свой рогатый шлем и вытащив меч, грозно ответил ей:
   - Я магистр земель Тевтонского Ордена, Витольд! В вашем монастыре есть монахиня, которая недавно встречалась с рыцарем Кристианом Бенолли! Я ищу этого рыцаря и вы дадите мне ту монахиню или я переверну весь ваш монастырь!
   - Что ты говоришь, вероотступник?! - изумленно проговорила настоятельница. - В моём монастыре только благочестивые сестры Божьи, и твои слова оскорбительны!
   Магистр Витольд слез с коня и грубо схватив её, грозно обратился к толпе монахинь:
   - Говорите, кто из вас был с рыцарем Кристианом Бенолли или я вашу матушку заберу от сюда вместе с собой!
   Все монахини оцепенели от шока и ужаса, смотря на происходящее с вытаращенными глазами. Несколько сестёр от сильного переживания даже упали в обморок...
   Монахиня Анни де Плесси молилась перед алтарём, когда вдруг услышала как её сестры куда-то бегут. Она побежала за ними во двор и увидела, что монастырь захвачен какими-то рыцарями в белых мантиях, в которых темным материалом были вышиты кресты!
   - Значит никто?! - заорал Витольд. - Тогда я забираю матушку!
   - Нет! Это я! Не трогайте матушку! - вырвался вопль у Анни де Плесси. - Я была с тем рыцарем в лесу!
   Она выбежала к тевтонцам. Магистр, отшвырнув настоятельницу, схватил Анни.
   - Приготовьте мне отдельную келью, я поговорю с этой сестрой! - приказал он.
   Вскоре магистр и молодая монахиня уже сидели в небольшой келье за столом. По его приказу, немецкие рыцари достали из погребов монастыря одну небольшую бочку с красным вином. Перед разговором, тевтонец выпил кружку вина, затем налив ещё, протянул её монахине. Но та её не взяла.
   - Пей! Или ты брезгуешь кровью Иисуса?! - вскричал магистр Витольд.
   Анни де Плесси подчинилась, глотнув кисловатое, но вкусное вино.
   - Говори, что тебе сказал рыцарь Кристиан Бенолли?! Куда он отправился в путь?! - спросил монахиню магистр, опрокидывая в своё горло очередное содержимое кружки.
   - Он... он сказал, что едет на крупный рыцарский турнир... - чуть слышно, сильно волнуясь и дрожа от страха, прошептала Анни де Плесси.
   - И всё?! Больше он ничего не говорил?! - зарычал главный тевтонец.
   Поднявшись из-за стола, он жестко схватил монахиню. От резкого движения, шляпа Анни слетела с головы, высвобождая её длинные, черные волосы. Лицо немецкого рыцаря оказалось совсем близко к лицу юной француженки. Грубое лицо тевтонца с неправильными чертами и крупным носом с горбинкой, резко контрастировало с прелестным лицом монахини.
   Анни де Плесси видя так близко мужское лицо, от волнения не могла даже дышать!
   - А ты красива... сестра... - вдруг тихо проговорил магистр Витольд, смотря в её зелёные глаза.
   Монахиня с ужасом ждала, что сейчас он её поцелует, но немецкий рыцарь отпустил её и снова сев за стол, продолжил пить вино.
   - У тебя приятный голос. Спой что-нибудь мне, - попросил молодую монахиню, магистр Витольд.
   Но от страха Анни де Плесси не могла произнести даже слова!
   - Выпей ещё вина и пой! Я приказываю! - взревел тевтонец, давая монахине деревянную кружку с вином.
   Анни де Плесси судорожно его выпила и сразу немного опьянев, начала петь отрывок из какого-то псалма. Сначала она пела тихо, запинаясь от волнения, но постепенно стала петь уже более уверенно, хотя голос её немного всё равно дрожал.
   Магистр Витольд расслабившись, выпивая вино, слушал поющую передним молодую монахиню...
  
  
  
  
   6) ЛЕСНАЯ ОТШЕЛЬНИЦА.
  
   I
  
   Прекрасны леса на юге Франции. Они поражают своим величием и мягкой гаммой зелёной листвы. Но в их дремучих дебрях легко заблудиться любому путнику, если он не из здешних мест. Ведь даже живущих в этих краях людей подстерегают множество опасностей. И главной опасностью в этих лесах были стаи волков. Обезумевшие от голода хищники нередко даже среди бела дня нападали на пастбища овец или коров, также они подвергали своим атакам и близлежащие к лесу деревни. Из-за этого между крестьянами и волками иногда возникали настоящие войны.
   Однако, несмотря на опасности, подстерегающие в лесу, в одном из его южных мест у реки, возле большого дуба, скрытая в густых зарослях, была небольшая хижина. В этой хижине жила младшая сестра таинственного рыцаря Кристиана Бенолли, лесная отшельница Франческа Бенолли. Именно к ней приезжал брат на отдых, после тяжелых турниров, скрываясь от мирской суеты. Здесь сестра кормила его мясом убитых зверей и птиц, выловленной в реке рыбой, собранными в лесу ягодами. Она узнавала о приближении брата по условному сигналу - когда рыцарь оказывался в лесу, он начинал трубить в свой рог. Слыша звуки рога, Франческа готовилась встречать Кристиана.
   Так и в этот день, услышав пронзительное звучание рога раздающегося на весь лес, лесная отшельница с радостью ждала в своей хижине возвращающегося рыцаря.
   Вскоре Кристиан Бенолли подъехал к ней. Пустив коня на водопой к реке, рыцарь первым делом обнял свою любимую сестру.
   - Как прошел рыцарский турнир? - улыбнувшись, спросила Франческа Бенолли, заранее догадываясь о его ответе.
   - Как обычно, с моей победой, - улыбнулся Кристиан Бенолли, в глазах которого была грусть.
   - А почему ты грустный? Ты снова был у реки и видел её? - спросила лесная отшельница.
   - Да... я видел свою Богиню... - прошептал рыцарь, опустив свой взор.
   - Ну не грусти Кристиан! Ты отважный, ты сумеешь ей открыться! - уверенно проговорила сестра.
   - Да... если меня до этого насмерть не сразит кто-нибудь на турнирах, - улыбнулся рыцарь.
   - Ты знаешь, что такое невозможно. Ты у меня самый сильный и очень умный, но чтобы добавить твою силу я зажарила свежее мясо кабана, которого убила сегодня на охоте, - сказала лесная отшельница.
   Она принесла брату два больших мясных окорока.
   - О, спасибо Франческа! Ты у меня самая любимая сестрёнка! - поблагодарил её рыцарь Кристиан и вновь обняв, поцеловал её в щёку...
   Они хорошо поели, после чего вместе улеглись на застеленный сухой травой пол хижины.
   - Завтра ты вновь уедешь на турнир? - спросила брата, уже полудремая Франческа Бенолли.
   - Да, он будет организован одним крупнейшим герцогом, братом короля, - ответил Кристиан Бенолли.
   - Береги себя... - засыпая, прошептала лесная отшельница.
   - Хорошо, ради тебя, моя дорогая сестрёнка! - воскликнул улыбнувшись рыцарь, шуточно потеребив девушку за щёки и дернув носик.
   Они уснули. Наступила ночь в южных лесах, всё погрузив в свои таинственные звуки. Послышались завывания одиноких волков, а возле хижины у реки, во тьме засветилась не одна пара хищных глаз...
  
  
  
  
   7) РЫЦАРСКИЙ ТУРНИР.
  
   I
  
   Величественно протрубив в свои трубы, развешенные пестрыми флажками с изображением различных гербов, герольды оповестили всех о начале рыцарского турнира.
   Во дворе крупнейшего герцога Жана Гранфора де Нуара, брата короля Людовика VII Молодого, собралось много людей - от знатных феодалов, до обычных крестьян. Весь день, здесь, на широком ристалище, стоял лязг бьющейся стали, грохот падающих с коней рыцарей и стоны раненых, которые смешивались с восторженным ликованием зрителей. Все были рады - такое крупное зрелище, герцог устраивал раз в год.
   Сам брат короля сидел в своём ложе и наблюдал за сражающимися на ристалище рыцарями. Возле него сидел его главный вассал, рыцарь в черных доспехах Жак де Люп - который возглавлял недавно созданный своим сюзереном светский, рыцарский Орден Черного Орла, уже известный своими разбойническими нападениями на небольшие города и деревни. Он о чём-то тайно перешептывался с герцогом.
   К наступлению вечера, когда сам герцог уже награждал победителей организованного им рыцарского турнира и хотел уже отвести всех знатных гостей в свой замок, собираясь устроить там шумное пиршество - в его двор вступил отряд внезапно появившихся рыцарей. По их доспехам и гербам, герцог де Нуар и его вассал рыцарь де Люп сразу поняли, что это рыцари Тевтонского Ордена, и напряглись, не понимая, причину их появления во Французском королевстве.
   Тем временем глава отряда немецких рыцарей подъехал к ложу герцога.
   - Меня зовут Витольд, я магистр одной из земель Тевтонского Ордена! - воскликнул главный тевтонец. - С отрядом своих братьев я прибыл к вам герцог, чтобы участвовать в вашем рыцарском турнире и вызвать на бой рыцаря Кристиана Бенолли!
   - К моему сожалению, достопочтенный магистр, но уже вечер и я пригласил всех в замок на пир... - проговорил герцог Жан Гранфор де Нуар, удивившись, что рыцарь из военно-монашеского Ордена желает участвовать в светском турнире и добавил. - А рыцарь, о котором, как я понял, вы хорошо наслышаны, сегодня не посейщал мой турнир.
   - Жаль! Я был уверен, что рыцарь Кристиан Бенолли будет на вашем турнире! - воскликнул с досадой магистр.
   - Зачем вам рыцарь Кристиан Бенолли?! Сильнейший рыцарь в этом королевстве я! - внезапно раздался звонкий, молодой голос. - Я выбью из седла любого, кто бросит мне вызов!
   Все присутствующие обернулись и увидели подъехавшего к ристалищу рыцаря в белых доспехах.
   - Ты кто такой? - спросил его герцог де Нуар.
   - Я Белый Рыцарь! Теперь я лучший рыцарь, а не Кристиан Бенолли! - воскликнул он в ответ. - Я сильнее всех!
   Брату короля показалось, что голос этого рыцаря он уже где-то слышал.
   - Глупый юнец, что ты расхвастался?! - возмущенно проговорил магистр Витольд, пораженный высоким самомнением прибывшего. - По твоему голосу я понимаю, что ты очень молод! Скорее всего, ты недавно оторвался от груди матери!
   Слова магистра вызвали смех, как у всех феодалов, так и у крестьян сидящих вокруг ристалища. Особенно громко смеялись все женщины.
   - Что?! Это неслыханная дерзость с вашей стороны! Я вызываю вас на смертельный бой! - вскричал Белый Рыцарь, вытаскивая меч.
   - Юноша, ты видимо совсем лишился рассудка, раз решаешься вызвать на бой меня, воевавшего еще за Святой Гроб в Третьем Великом походе и ставшим магистром земель своего Ордена! - зарычал магистр Витольд. - Видимо тебя действительно не кормили грудью, вот и отправляйся к своей матери, восстанавливать упущенное!
   По двору пронесся целый шквал смеха.
   - Защищайтесь! Вы труп, магистр! - крикнул Белый Рыцарь и больше не сдерживая свой гнев от оскорблений, набросился на тевтонца.
   Магистр Витольд быстро среагировав, отразил его атаку щитом и мастерски за орудовал своим мечом. Под силой ударов тевтонца, рыцарь в белых доспехах сразу стал отступать!
   Зрители собравшиеся было покинуть места около ристалища, вновь оживились - восторженно крича, они радовались тому, что несмотря на вечер, состязания устроенные братом короля ещё продолжаются!
   Однако бой, возникший между главным тевтонцем и неизвестным, дерзким, молодым рыцарем, был недолгим - магистр, выбив сначала меч из его рук, следущим ударом сбил с седла и самого Белого Рыцаря! Тот рухнул на землю с такой силой и грохотом, что от падения не смог даже подняться!
   Зрители заликовали уже выкрикивая имя иноземного рыцаря!
   Поверженный же рыцарь, у которого не было оруженосца, чувствуя, что не сможет встать, с последних сил стал пытаться снять с себя шлем. Тем временем магистр Витольд, неспешно сойдя со своего коня, подошел к нему.
   - Умри, как беспризорная собака! - вскричал главный тевтонец и занёс свой меч над рыцарем в белых латах, который все-же снял свой шлем.
   Герцог Жан Гранфор де Нуар увидев лицо поверженного рыцаря с великим удивлением узнал в нём сына своего брата и сразу же закричал:
   - Стой магистр Витольд! Я приказываю вам не убивать этого рыцаря! Это сын короля Франции Людовика VII - принц Анри! Если вы убьёте его, то мои лучники, которые стоят на стенах замка, изрешетят своими стрелами и вас и ваш отряд!
   По всему двору раздался вздох удивления - все были поражены, что рыцарь в белых латах оказался сыном самого короля!
   Магистр Витольд сильно удивившись услышанному, опустил меч, но не подал своей руки, чтобы помочь подняться с земли французскому принцу. Главный тевтонец, вновь забравшись на своего коня, отъехал к своему, неподалеку стоявшему отряду.
   Принца Анри подняли придворные герцога и отвели к нему в ложе.
   - Что ты тут делаешь, Анри?! - удивлённо спросил своего белокурого племянника герцог Жан Гранфор де Нуар.
   - Дядя, я прибыл на ваш турнир, так как рассчитывал встретить здесь рыцаря Кристиана Бенолли, - ответил тяжело дыша, с опустошенным видом принц.
   Он был очень подавлен и разочарован, ведь впервые проиграл на рыцарском турнире!
   - Всем нужен этот рыцарь! Что этому магистру, что тебе! - раздражённо проговорил герцог, разговоры о таинственном рыцаре его уже начинали злить. - Но ты даже не справился с этим иноземцем!
   - Я вижу... но я никогда не проигрывал турниры во дворце! Как это могло случиться?! Я впервые почувствовал себя слабым и беззащитным в бою! - стал жаловаться принц Анри. - У меня такое чувство, что будто сейчас у меня был первый в жизни рыцарский турнир, а не во время своёго посвящения в рыцари!
   - Возможно ты недалёк от истины в своих словах, Анри, - проговорил с улыбкой герцог де Нуар и поддерживающе похлопал племянника по плечу.
   - А вот и он... - вдруг шепнул сидящий рядом с ними рыцарь Жак де Люп.
   Со стороны заходящего солнца во двор въехал на белом коне рыцарь Кристиан Бенолли!
   Все присутствующие восторженно закричали, узнав его по гербу на щите в виде пылающего сердца. Таинственный рыцарь подъехав к ложе герцога, поприветствовал его.
   - Ты опоздал рыцарь Кристиан Бенолли, турнир уже завершен и все собираются на пиршество, также устроенному мною, - сказал ему герцог Жан Гранфор де Нуар.
   - Неужели никто не осмелится сделать мне вызов?! - удивлённо воскликнул рыцарь Кристиан. - Герцог, может ваш вассал сразится со мною? Только за этот бой я потребую награду золотыми монетами!
   Рыцарь в черных латах Жак де Люп, сам ответил на его вопрос:
   - Я с радостью вонзил бы в твоё сердце меч, но у меня с моим господином есть более важные дела, чем ты...
   Жак де Люп смотрел на Кристиана Бенолли с нескрываемой злостью, связанной с завистью к его успехам. Герцог Жан Гранфор де Нуар с высокомерием. Только принц Анри замер и как заворожённый смотрел на таинственного рыцаря. Ведь сам легендарный рыцарь Кристиан Бенолли, о котором он так много слышал во дворце, был перед его глазами!
   - Я вызываю тебя на бой! - взревел, подъезжая к ним, магистр Витольд.
   - Я принимаю ваш вызов! - сразу ответил тевтонцу, рыцарь Кристиан.
   Они разъехались друг от друга на значительное расстояние, которое позволял размер ристалища и вытащив свои тяжелые копья на перевес, приготовились к бою. Герольды видя, что рыцари готовы, протрубили в трубы, дав сигнал к началу состязания.
   Под звуки их труб, рыцари пришпорив своих коней соврались с места и стремительно понеслись на друг друга. Ещё мгновенье и они на всём скаку обменялись с друг другом мощными ударами своих копий.
   Копьё магистра Витольда попало прямо в щит рыцаря Кристиана с такой силой, что с треском обломилось, а он сам едва удержался в седле! Копьё же, Кристиана, в этот момент скользнув по броне тевтонца, ушло в низ, слегка полоснув острием ремень держащий его седло. Сам Кристиан не удержал копьё в порыве этого удара и оно оказалось на земле.
   Отъехав в разные концы ристалища, рыцари развернув своих коней, под крики зрителей вытащив уже свои мечи, вновь налетели друг на друга. В ожесточённой схватке, от ударов их мечей высекались и летели в разные стороны искры! Магистр Витольд был очень силен. Рыцарь Кристиан Бенолли чувствовал, что ему очень тяжело отражать удары тевтонца, а тот продолжал его яростно атаковать, стараясь сбить с седла. В какой-то момент поединка из под магистра Витольда внезапно само ушло седло (копье рыцаря Кристиана задев в первой атаке ремень седла, сделало небольшое его рассечение, которое всё увеличивалось и в конце концов окончательно разорвало ремень) - тевтонец, уже падая с коня нанёс шальной удар в воздух, а рыцарь Кристиан неожиданно для себя, со всей силы рубанул мечом прямо по лицу падающего противника! Магистр со страшным грохотом рухнул на землю! Его забрало на шлеме было пробито резаной полосой и из него заструилась красная кровь!
   На глазах всей публики, на глазах отряда рыцарей Тевтонского Ордена - магистр Витольд был сражён рыцарем Кристианом Бенолли! Но тевтонец был жив, доказывая это своим стремлением приподняться с земли!
   - Я победил вас! - воскликнул рыцарь Кристиан, подъезжая к нему на своём белом коне.
   - Убей меня! Убей, подлая собака! Я не желаю жить побеждённым! - хрипел магистр Витольд, с рассеченного лица которого лилась кровь.
   Но рыцарь Кристиан Бенолли убрав свой окровавленный кровью тевтонца меч, под восторженные крики собравшихся людей, подъехал к герцогу и потребовал награду за победу на турнире.
   - Ты не убил его, ты ничего не получишь от меня рыцарь Кристиан Бенолли! - высокомерно ответил ему герцог де Нуар.
   Главный вассал герцога, рыцарь Жак де Люп лишь злобно усмехнулся.
   - Держи, Кристиан Бенолли! - крикнул победителю, принц Анри и кинул ему мешочек с золотыми монетами.
   Белый Рыцарь с восхищением смотрел на поединок таинственного рыцаря с магистром Витольдом. Принц понял, что настоящее военное мастерство увидел только сейчас! И в его глазах Кристиан Бенолли был уже не легендой, а настоящим героем!
   Рыцарь поблагодарил принца за награду и развернув своего коня, умчался, под ликование людей выкрикивающих его имя со двора герцога Жана Гранфора де Нуара. А к стоящему на коленях и истекающему кровью магистру Витольду, подъехали его рыцари. Они усадили раненого магистра на коня и привели к ложе, где находился герцог и всё его окружение.
   - Я вижу вы ранены, магистр Витольд. Пройдемте в мой замок, пусть вас осмотрит мой лекарь, - предложил свою помощь главному тевтонцу герцог де Нуар.
   - Спасибо герцог, но если и вы, и все тут думаете, что рыцарь Кристиан Бенолли меня действительно победил, то заблуждаетесь! Он меня не убил и это главная его ошибка! - воскликнул магистр и уже по-немецки заорал на свой отряд. - Слушайте мой приказ, братья! Отправляйтесь вслед за этим рыцарем и убейте его! Убейте и принесите мне его голову!
   Тевтонцы, спешно садясь на коней, бросились в путь, вдогонку за недавно умчавшимся победителем рыцарского турнира.
   - Всё Кристиан Бенолли, мои "псы" внезапно налетят на тебя и разорвут по частям! - зашипел про себя магистр Витольд.
   Герцог Жан Гранфор де Нуар и его главный вассал рыцарь Жак де Люп, злорадно улыбнулись, безмолвно поддерживая тевтонца. Только на лице молодого принца Анри можно было прочесть смятение и тревогу за жизнь его героя...
  
   II
  
   Уже догорал закат за далекими, дремучими лесами, а рыцарь Кристиан Бенолли всё мчался на белом коне по просторному полю. Он был счастлив, что вновь победил на рыцарском турнире и сейчас хотел только одного - увидеть у лесной реки свою Богиню.
   Внезапно воздух прорезал пронзительный свист и рыцарь одновременно ощутив сильный удар, сразу почувствовал и острую боль в своем плече! Это была стрела, которая с невероятной силой пробив даже латы, вонзилась в него! Он обернулся и увидел позади себя, мчащийся за ним целый отряд рыцарей Тевтонского Ордена! Именно они, достав свои арбалеты, стреляли в него стрелами!
   Стрелы просто засвистели возле рыцаря!
   Опрокинув свой щит к спине, рыцарь Кристиан сильнее погнал своего коня, пытаясь оторваться от преследователей, но тевтонцы стремительно приближались к нему. Ещё одна стрела, пробив броню, вонзилась в плечо рыцаря, который от дикой боли даже закричал! Он чувствовал, как полилась по его телу под доспехами кровь и что начинает стремительно терять силы. А стрелы врагов одна за другой продолжали биться об щит, укрывавшем его спину.
   Тевтонцы пытались подстрелить таинственного рыцаря, на ходу стреляя из своих арбалетов.
   Неподалёку от этого поля был лес и рыцарь Кристиан Бенолли надеясь скрыться в нём от врагов, которые были уже совсем близко, вовсю погнал туда своего коня. Вскоре он вновь ощутил сильную боль - одна из вражеских стрел вонзилась уже в его ногу! От усталости, боли и потери крови, рыцарь стал уже стремительно терять силы. Чтобы удержаться в седле, Кристиан Бенолли крепче прижался к гриве своего коня, который уже был тоже сильно измотан, о чём говорила появившаяся пена у рта.
   Когда тевтонцы почти уже настигли рыцаря Кристиана, его конь влетел во французский лес, где рыцарь стал намеренно плутать среди деревьев, сбивая с пути преследователей.
   Немецкие рыцари продолжали стрелять из арбалетов по раненному рыцарю, но их стрелы теперь ударялись в стволы деревьев и застревали в их ветвях. В лесу они с трудом удерживали Кристиана в поле зрения и вскоре его окончательно потеряли. Запутавшись в незнакомом лесу и поискав ещё немного исчезнувшего рыцаря, тевтонцы решили, что тот всё равно умрет от ран и ушли.
   Загнанный белый конь упал на бок у лесной реки, роняя своего хозяина. Изо рта коня сильно сочилась пена, он умирал.
   - Спасибо тебе... ты спас мне жизнь... - прошептал раненный рыцарь, лежа рядом на траве, дотронувшись рукой до морды верного коня...
  
  
  
  
   8) ОТРЕЧЁННАЯ МОНАХИНЯ.
  
   I
  
   Как только рыцари Тевтонского Ордена, захватившие Девичий монастырь, его покинули, монахиню Анни де Плесси обступили все сёстра - им очень хотелось узнать, что же с ней произошло в лесу и что от неё хотел магистр. Однако Анни, ещё не успевшую отойти от произошедшего, сразу вызвала к себе настоятельница. Она в присутствии всех сестёр лишила Анни священного сана за то, что та скрыла факт своего пребывания в лесу с рыцарем. Ей было велено снять монашеское одеяние (взамен выдав мешковидную, крестьянскую одежду) и покинуть монастырь. Настоятельница с болью в душе прогоняла одну из своих монахинь. Она понимала, что юной девушке в миру некуда идти и скорее та погибнет от голода, но подчинялась суровым католическим канонам и уставу своего монастыря. Анни де Плесси облачённая в крестьянскую одежду, со слезами на глазах смотря на родных с детства монахинь, прощалась с ними. Монахини тоже не скрывали своих слез, особенно сестра Флоранс. Когда двери монастыря захлопнулись за спиной отречённой монахини, она лишь тогда почувствовала себя по-настоящему одинокой и беспомощной перед открывшимся ей миром. У неё никого в миру не было. Ей некуда и не к кому было идти. Вспомнив о рыцаре Кристиане Бенолли и то, что он обещал ей приехать в стоящий неподалёку лес, девушка отправилась через зелёное поле в его направлении.
   Небо затягивалось серыми тучами, дули сильные ветра. Анни де Плесси путалась ногами в высокой, разбушевавшейся от ветра траве. Где-то ветер вырвал одинокий цветок и гонял его по земле - Анни почувствовала себя как этот вырванный из родного места цветок, на отданный волю Судьбе.
   Вскоре, она уже была в лесу, но без остановки продолжала идти куда глаза глядят. Она уходила всё глубже в его дремучие заросли.
   "Рыцарь Кристиан Бенолли, теперь только ты остался у меня... я буду ждать тебя в этом лесу... я буду петь свои песни и верить, что услышав мой голос, ты вернешься сюда..." - думала девушка идя по лесу, и запела.
   В лесу быстро стемнело и Анни де Плесси впервые оказавшись ночью одна, ощутила сильный страх. Чтобы побороть в себе страх, девушка старалась петь громче и громче. Темнота ночного леса её ужасала. Каждый хруст ветки, каждый шорох, который она слышала, дико её пугал и заставлял вздрагивать.
   После длительного скитания по лесу, измученная и уставшая Анни де Плесси присела на деревянный пень от поваленного дерева. От сильного холода она съёжилась, ей хотелось есть. Спев за день множество песен, Анни что-то бессильно сейчас шептала.
   Что-то сверкнуло на ветви дерева, стоящего перед ней - это была большая сова, которая смотрела на девушку своими большими, светящимися в ночи, глазами.
   Ночной лес погружался в свои таинственные звуки.
   Шло время, девушке становилось всё холоднее. Она чувствовала, что силы покидают её, но продолжала верить, что рыцарь придёт за ней. Но рыцаря не было. Анни попыталась встать с пня, но так обессилила, что не смогла. Стал слышаться вой хищных волков и девушка поняла, что ей скоро конец.
   Закрыв глаза, отречённая монахиня стала клониться набок.
   - Ты кто? - вдруг спросил её голос во мраке.
   Кто-то подошёл к ней сзади и положив руку на плечо, удержал её от падения.
   - Я... я... - еле слышно прошептала Анни де Плесси.
   Она сильно замёрзла, да и горло от долгого пения очень устало, и она не могла говорить.
   - Ах ты глупая крестьянка! - проговорил голос, который был мягким, но не с французским акцентом. - Я вижу, что ты заблудилась! Пойдём со мною, я тебе помогу!
   Человек из тьмы приподнял Анни и сделав так, чтобы она оперлась на него, повёл по лесу.
   Отречённая монахиня почувствовав, что этот человек не крупнее её, пыталась разглядеть его лицо, но не могла из-за тьмы ночного леса. А он вёл её очень уверенно, как бы зная в слепую здесь все дороги. Они прошли несколько сот метров и девушка услышав в дали шум бегущих вод, поняла, что он ведёт её в сторону реки. Вскоре они подошли к хижине у реки, рядом с которой рос дуб. Незнакомец уложил девушку на пол хижины, настеленной сухой травой и зажёг свечу.
   В тусклом свете свечи, Анни де Плесси увидела лицо незнакомца - это было лицо девушки!
   - Боже! Как ты ещё юна, а уже одна блуждаешь в лесу поздней ночью! - воскликнула незнакомка, в свою очередь увидев лицо Анни.
   Отречённая монахиня пыталась, что-то ответить, но её горло пересохло, да и сил у неё уже не оставалось. Увидев это, хозяйка лесной хижины набрала в кружку воды и дала её девушке.
   - Как тебя зовут? - спросила хозяйка хижины, когда та выпила воды. - Зачем ты бродишь по ночам?
   - Я Анни де Плесси... монахиня, изгнанная из монастыря... - прошептала девушка.
   - Монахиня?! За что изгнанная?! - удивилась хозяйка хижины и представилась в свою очередь. - Меня зовут Франческа Бенолли, я живу в этом лесу.
   Услышав знакомую фамилию, обессиленная и уставшая Анни де Плесси взволновалась, и потеряла сознание...
  
  
  
  
  
   9) ДЕВУШКА И РЫЦАРЬ.
  
   I
  
  
   Крестьянка Эммануэль Блан как обычно направлялась к лесной реке, чтобы постирать в её водах очередное бельё. Она весело напевая какую-то песню, смело шла вдоль леса, ничуть не боясь наступающего вечера. Дойдя до склона, ведущего к реке и начав по нему спускаться, она внезапно обомлела даже выпустив свою корзину из рук!
   Корзина покатилась по склону, вываливая на траву бельё и остановилась лишь в самом низу возле лежащего рыцаря, рядом с которым лежал мертвый конь. Именно увидев этого лежащего рыцаря, крестьянка и напугалась от неожиданности.
   Не смотря на страх, девушка быстро спустилась к нему со склона.
   - Мессен, что с вами?! Вы живы мессен?! - взволнованно стала спрашивать крестьянка раненного рыцаря, у которого в ноге и в плече были вонзены стрелы, и шла кровь.
   Она с большим трудом повернула рыцаря на бок и открыла забрало, чтобы ему было легче дышать. Рыцарь услышав знакомый, глубокий голос, раскрыл свои глаза и не поверил им.
   - Мессен, вы живы! - радостно прокричала девушка увидев, что он жив. - Я побегу за помощью в деревню! Ждите мессен, я быстро!
   В этот момент в лесу послышался вой волков.
   - О нет, мессен! Это волки! Я не могу оставить вас одного! - воскликнула Эммануэль Блан.
   Она немного подумав, что ей делать, стала ломать сухие ветви деревьёв и собирать сухую траву, складывая всё в кучу возле рыцаря.
   Собрав большую кучу, девушка взяла пучок сухой травы и острый камень. Посмотрев по сторонам и увидев гладкую броню, покрывающую тело мертвого коня, она стала ударять по ней своим камнем. Высекая искры и одновременно прикладывая сухую траву, крестьянка добилась, чтобы та воспламенилась. Бросив небольшой огонёк в кучу веток и сухой травы, крестьянка развела большой костёр.
   - Мессен, огонь отпугивает волков! Пока он горит и защищает вас, я побегу за помощью! Ждите мессен! - прокричала Эммануэль Блан и побежала вверх по склону.
   Раненый рыцарь остался лежать один рядом с пылающим костром. Он сильно ослабел от потери крови. Доспехи, которые его защищали, сейчас казались ему тяжелыми оковами и ему было очень тяжело даже пошевелиться.
   "Это была моя Богиня... она спасёт меня..." - думал рыцарь, ещё не совсем веря в то, что рядом с ним недавно была его любимая.
   Вдруг он услышал какой-то шорох!
   С трудом повернувшись на звук, рыцарь увидел всего в двух метрах от себя волка! Хищник оскалив свои клыки, готовился к нападению! Глаза рыцаря встретились с глазами волка и раненный почувствовал в зверином взгляде, что тот готов броситься на него в любой момент! Внезапно в костре что-то хрустнуло и сноп вырвавшихся огненных искр спугнул хищника. Хоть опасность и миновала, рыцарь чувствовал, что волки находятся неподалёку.
   Шло время. В лесу наступила настоящая темень.
   Рыцарь чувствовал себя всё слабее. Он видел уже не одну пару хищных глаз, горящих из темных зарослей леса. Костёр начинал слабеть и казалось, что как только он угаснет, волки кинутся из своих укрытий на беспомощную жертву. Но вот, с вершины склона послышались долгожданные для рыцаря, голоса людей.
   Вскоре толпа крестьян, вместе с той девушкой-крестьянкой, были возле раненного.
   - Кто этот рыцарь?! Почему мы должны ему помогать?! - проговорил недовольно один из крестьян. - Может он занимался разбоем и спасался бегством от наказания!
   - Действительно, может он крупный сеньор и вряд ли обращался со своими слугами по-доброму! - поддержал его другой.
   - Или он убийца! Он может убить нас всех, даже если мы ему спасём жизнь! - проговорил третий.
   Крестьяне зашумели, споря о том, что делать с раненным рыцарем.
   - Послушайте люди! - воскликнула девушка-крестьянка, обращаясь к своим спорящим землякам. - Кто бы он не был, это не по-христиански оставлять умирать человека! Мы должны помочь ему!
   - Эммануэль права! Мы должны подать руку помощи любому страждущему! Так учил Христос! - согласились с нею крестьяне.
   Они подняли рыцаря и не без труда понесли его вверх по склону. Там они уложили его в повозку, устеленную соломой, положив рядом копьё и щит. С раненным рыцарем села Эммануэль Блан и крестьянин управляющий повозкой спешно тронулся в путь. Остальные крестьяне возвращались в деревню пешком.
   - Всё будет хорошо... вы будете жить мессен... - проговорила девушка-крестьянка, стоя на коленях перед лежащим рыцарем.
   "Её зовут Эммануэль... какое прекрасное имя у моей Богини..." - думал рыцарь, видя рядом свою любимую...
   Все жители деревни вышли посмотреть, кого в повозке везут их земляки.
   Крестьяне подвезли раненного к дому крестьянки Эммануэль Блан и бережно перенесли во внутрь, уложив на единственную кровать. Вскоре позвали местного целителя Венсана. Целитель первым делом стал извлекать из тела раненного вонзенные стрелы - рыцарь сжав зубы, терпел страшную боль. Он всеми силами не хотел кричать от боли, дабы не показаться слабым перед любимой девушкой. Он вытерпел боль, когда целитель Венсан вытаскивал из его ноги стрелу, но не смог не кричать и даже сдержать наступивших слёз, когда тот вытаскивал стрелы из его плеча. От боли и кровопотери рыцарь вскоре потерял сознание. Целитель извлечя стрелы, тем временем велел снять с раненного доспехи. Когда это было сделано, он с помощью Эммануэль и её матери, перевязал все раны у рыцаря повязками, смоченными соком лекарственных трав. Кровотечение удалось остановить, но раненный продолжал быть без сознания. Целитель велел всем посторонним уйти, кроме хозяев дома, дабы обеспечить раненному покой.
   Крестьяне ушли, разнося по всей деревне разговоры об этом рыцаре найденном в лесу. Целитель Венсан тоже ушел, помолившись перед уходом о выздоровлении своего пациента и наказав хозяев сразу накормить рыцаря, если тот проснется.
   С раненным осталась сидеть Эммануэль Блан.
  
   II
  
   Утро осветило крестьянскую деревню, стоящую неподалёку от леса.
   Чувствуя яркие солнечные лучи, слыша крики петухов и мычания отправляющихся на пастбища коров, рыцарь Кристиан Бенолли открыл глаза и увидев ветхий потолок крестьянского дома, не осознал сразу где находится. Однако, увидев рядом прекрасную девушку-крестьянку, он мгновенно вспомнил всё.
   - Мессен, вы проснулись! Не бойтесь, вы находитесь в моём доме! - радостно проговорила девушка, видя, что раненный очнулся.
   Рыцарь смотря на лицо девушки, освещённое лучами солнца, добрый блеск в её больших карих глазах, сильно взволновался. Ему казалось, что с самой крестьянки исходит божественный свет. Сердце быстро застучало в его груди, без своих доспехов он чувствовал себя открытым и уязвимым. Он попытался встать с кровати, но сил у него не было.
   - Мессен, вы ещё очень слабы! Целитель Венсан наказал вас накормить при вашем пробуждении, - проговорила девушка и отправившись на кухню, вскоре вернулась с деревянной чашей, наполненной овсяной кашей.
   Крестьянка приподняла рыцаря на кровати так, чтобы ему было легче принимать пищу. Чувствуя прикосновения её рук, он взволновался ещё больше.
   Девушка стала его кормить с деревянной ложечки.
   - Скушав овсяной каши, вы сразу почувствуете прилив сил... - проговорила она, преподнеся к губам рыцаря очередную ложечку с кашей.
   Рыцарь Кристиан Бенолли не верил в происходящее! Он находился в доме своей любимой, за которой он так долго наблюдал издалека, а теперь она была так рядом и кормила его с ложечки! Ему было очень неудобно чувствовать себя беспомощным перед девушкой! Он был должен защищать и заботиться о любимой, а не наоборот она за ним! Рыцарь невольно вспомнил, что за ним из девушек ухаживала только сестра Франческа Бенолли - когда он однажды мучался от ужасной лихорадки, сестра вылечила его и поставила на ноги, благодаря своим знаниям в лечебных настоях из лесных трав. Но видя сейчас, ухаживающую за ним саму Богиню, он думал, что очутился в прекрасном сне... её взгляд бездонных глаз, эти длинные, русые волосы и её улыбка сводили его с ума! Он был уже счастлив, что немецкие рыцари напали на него - ведь в результате он оказался рядом с любимой! Сама Богиня спасла ему жизнь и ухаживает за ним!
   Эммануэль Блан кормя раненного рыцаря с любопытством смотрела на юношу. Ей нравилась его красота и сила, и её ничуть не смущало, что он был сейчас очень слаб.
   - Мессен, вы умница, что съели всю кашу! Я принесу вам свежего молока, - проговорила она, когда чаша с овсянкой была опустошена.
   Девушка убежала на кухню и вернулась с кружкой белоснежного молока. Рыцарь с её помощью выпил молоко и почувствовал себя уже лучше, но всё равно был ещё слаб от ран, которые болели. Крестьянка вновь села с ним рядом. Рыцарь видя девушку перед собою, с восторгом любовался её красотой. Любуясь ею, он чувствовал, что к нему быстрее прибывают силы.
   - Меня зовут... Кристиан Бенолли... - собравшись с силами, на итальянском акценте, представился рыцарь.
   - Хорошее имя, христианское, - улыбнувшись в ответ проговорила девушка и тоже представилась. - Я Эммануэль Блан.
   От улыбки своей любимой у Кристиана всё замерло в душе... он тонул во взгляде её больших, карих глаз...
   - Мессен, прошу вас, молчите, вам надо беречь силы! Поспите ещё немного! - проговорила крестьянка.
   - Спасибо, что спасли мне жизнь... вы прекрасны мадемуазель... - прошептал рыцарь смотря на неё.
   - Спасибо мессен... - смутилась и покраснела от неожиданного комплимента девушка.
   Их лица были рядом... он ощущал её дыхание... собравшись с силами рыцарь поднял свою руку, запуская её в густые волосы девушки и обнимая стал приближать к себе... крестьянка как завороженная не сопротивлялась его порыву... вот их губы уже близко, но раздается громкий грохот - чаша в которой недавно была овсянка, от случайного толчка девушки упала на пол и с шумом покатилась по нему!
   Покрасневшая Эммануэль Блан вскочила из-за кровати и подобрав с пола чашу выбежала из дома.
   Рыцарь Кристиан Бенолли был ещё некоторое время взволнованным едва не свершившимся поцелуем со своей Богиней, но потом чувствуя большую усталость вновь уснул...
   Уже багровые лучи заката увидел рыцарь, когда проснулся вновь. Проснувшись он услышал, что кто-то был дома, а именно на кухне. "Наверно это моя Богиня!" - подумал радостно рыцарь и попытался встать с кровати, но в результате только сел на неё. Сон и овсяная каша действительно прибавили ему сил. Рыцарь Кристиан сделал усилие и всё же встал на ноги!
   Неловко ступая по бревенчатому, грязному полу, он дошел до кухни.
   - Боже, вы уже встали мессен! Зачем?! - увидев на пороге юношу, воскликнула находящаяся там зрелая женщина-крестьянка. - Вам надо ещё лежать!
   Это была Катрин Блан, мать Эммануэль.
   Именно с неё дочь как будто унаследовала красоту: те же роскошные пряди волос из-под коричневого чепчика, большие карие глаза, пухлые губы... только взгляд был более измученным на бледном, худом лице. По нему было видно, что женщина много работает недосыпая и недоедая.
   Она подхватила рыцаря за руку и повела его обратно к кровати.
   - Вам надо лежать, ещё ранения ваши свежи, - пригрозила хозяйка, обладающая приятным голосом.
   Рыцарь Кристиан Бенолли доведенный Катрин до кровати, снова покорно лёг.
   - Мне Эммануэль всё про вас рассказала мессен, но не беспокойтесь, мы хоть и бедны, но всё сделаем для человека попавшего в беду. Мы даём для вас мессен, все удобства, какие только можем в наших скромных возможностях, - проговорила Катрин Блан, виновато опуская глаза.
   У крестьян было принято общаться с людьми из высших сословий опустив глаза, в знак покорности перед знатным мессеном или сеньором.
   - Спасибо, спасибо вам большое мадам! Ваша дочь и жители вашей деревни спасли мне жизнь! А жизнь это самое ценное! - воскликнул немного смущенный рыцарь.
   - Сейчас придёт мой муж и Эммануэль, я готовлю ужин из овсяной каши... - совсем виновато прошептала женщина, зная, что рыцарь уже ел овсянку, однако ей было больше нечего предложить.
   - Не волнуйтесь! Я всё понимаю и благодарю! Готовьте ужин для семьи! - улыбнулся Кристиан Бенолли.
   Ему было неловко и непривычно, что взрослая женщина стоит перед ним как служанка.
   Услышав благодарность, крестьянка Катрин Блан улыбнулась и ушла на кухню.
   "Юноша прекрасен... жаль, что невозможен союз между бедными и господами... бедная моя Эммануэль..." - с небольшой горечью в душе, подумала она, мешая палкой в большом котле варившуюся овсянку.
   "Её мама прекрасна. Если моя Богиня подобна Венере - Богине Красоты, то она мать Богини Красоты!" - подумал рыцарь и вновь улыбнулся.
   Вскоре, как и сказала женщина-крестьянка, пришел и её муж Андрэ Блан.
   Увидев, что рыцарь в сознании, крестьянин приятной внешности, снял свой чепчик и вежливо поклонился.
   - Вам уже лучше мессен? - спросил он, заметно волнуясь, ведь впервые в его доме был кто-то из знати.
   - Да, спасибо вам! Спасибо, что спасли меня! - поблагодарил Кристиан.
   - Андрэ, ну что ты донимаешь юного мессена вопросами?! - воскликнула Катрин Блан, выходя из кухни. - Садись за стол, сейчас уже будет готов ужин!
   Крестьянин сел за стол и в этот момент, с корзиной чистого белья, отстиранного в прохладных водах лесной реки, пришла его дочь. Войдя в дом, она поймала взгляд рыцаря и смутилась - тот момент едва не свершившегося между ними поцелуя, ещё волновал её кровь.
   Крестьяне уселись за стол и принялись дружно есть из большого котла овсяную кашу. Хозяйка Катрин не оставила без внимания раненного гостя - принеся тому ломоть багета с кружкой теплого молока.
   Они ели молча. Рыцарь заметил, что на троих порция овсянки была очень мала. Невольно привлекло его внимание и то, что котёл с которого ели крестьяне был пропитан большой копотью, а сами они принимали пищу с немытыми руками. Рыцарь понимал, что он находится в простой крестьянской семье, а не при дворе герцога и на всё это не обращал внимание. Главное, что эти люди спасли ему жизнь и приютили у себя в скромном доме.
   За трапезой, Эммануэль Блан украдкой поглядывала в сторону Кристиана Бенолли. Она прятала свой взгляд, если тот смотрел на неё, однако совсем не смотреть на юношу она уже не могла...
   Под конец ужина к крестьянам пришел седобородый, деревенский целитель Венсан. Он спросил у рыцаря о его самочувствии, снял с него старые бинты, заменив на новые, также смоченными в соку целебных трав... перед уходом целитель сказал Кристиану, что раны уже начали затягиваться и это хороший знак для восстановления.
   Крестьяне проводили целителя Венсана.
   Уже наступала ночь и хозяева собрались спать, вновь располагаясь на расстеленных материалах от мешков, на полу, отдавая раненному гостю единственную кровать. Рыцарь Кристиан Бенолли хотел возразить против такой чести к себе - однако Катрин Блан сумела убедить его, что для них не жалко побыть в неудобствах ради его здоровья.
   Засыпал Кристиан с трудом, ему мешала неловкость - его Богиня спала на холодном полу, на пыльных, грязных тряпках, а он... не знал он, что и Эммануэль тоже мучалась, думая только о нем. О том, что чуть не произошло между ними днём...
   Рассвет возвещая о новом дне встал над деревней. Крестьяне уже давно встали, уходя работать на пашни, а кто погнал пасти свой домашний скот.
   Под крики петухов рыцарь Кристиан Бенолли проснулся. В доме была лишь девушка-крестьянка Эммануэль Блан. Она отпросилась у матери не ходить на реку для постирки белья, а остаться с раненным, и получила её согласие.
   - Доброе утро мессен Кристиан! Как вы себя чувствуете? - спросила, улыбаясь девушка, когда увидела, что рыцарь проснулся.
   - Спасибо, я чувствую уже себя лучше мадемуазель, - ответил Кристиан, смотря на любимую.
   - Хорошо, я уже согрела кашу и вас сейчас покормлю мессен, - радостно сказала крестьянка и ушла за едой.
   Вскоре девушка уже сидела на кровати рядом с раненным, с чашей наполненной овсянкой.
   - Мадемуазель Эммануэль, я уже достаточно окреп, чтобы есть самостоятельно, - проговорил рыцарь Кристиан, видя, что девушка вновь хочет сама его кормить.
   - Нет, берегите свои силы мессен, я вас всё равно покормлю, - улыбнувшись сказала Эммануэль Блан.
   Девушке нравилось ухаживать за рыцарем и она как, и вчера, стала кормить его с ложечки.
   Кристиан Бенолли был очень счастлив в эти мгновения! Ведь его Богиня рядом с ним!
   Эммануэль Блан не скрывала своей симпатии к рыцарю - увидев его, она поняла, что он резко отличается от деревенских парней. Ведь он был красив, добр и с хорошими манерами. Это её привлекало в рыцаре. Только одно настораживало её, она не знала кто он и что случилось с ним в лесу.
   - Мессен Кристиан, что же с вами случилось? На вас напали разбойники? - спросила девушка рыцаря.
   - Я победил на крупном рыцарском турнире одного барона. Видимо он, не стерпев этого, послал за мной отряд своих рыцарей. Отряд внезапно напал на меня и только благодаря своему коню, мне удалось от них уйти... - рассказал всё Кристиан Бенолли.
   - Как ужасно! Слава Господу, что сохранил вас! - воскликнула с сочувствием Эммануэль Блан, продолжая кормить раненного с ложки.
   Они смотрели друг на друга с нескрываемой нежностью и любопытством. Рыцарь был влюблён в неё. Он нравился крестьянке. Мягко отстранив её руку с очередной порцией овсянки, Кристиан придвинулся поближе к девушке, чтобы поцеловать её... внезапно раздался звонкий, детский смех! Они обернулись и увидели, что через распахнутое в доме окно, за ними наблюдает белокурая девочка и рыжеволосый мальчик!
   - А Эммануэль кормит рыцаря, а Эммануэль кормит рыцаря! - смеясь кричала девочка, озорно строя рожи.
   - Ах ты маленькая проказница Жюстин и ты рыжий негодник Пьер! Нехорошо подглядывать! - засмеялась в ответ Эммануэль.
   - А это правда настоящий рыцарь? - спросила белокурая малышка надув свои щеки, смотря на Кристиана.
   - Настоящий, Жюстин! - ответила крестьянка и засмеялась ещё сильнее.
   Рыцарь тоже улыбнулся. От смеха его Богини он ощутил настоящее блаженство в своей душе.
   - А почему ты его кормишь? - не унималась с расспросами белокурая Жюстин.
   - Он ранен и слаб, поэтому я его кормлю, - ответила смеясь Эммануэль.
   - Я видел... они хотели поцеловаться... - очень смущаясь пробурчал рыжий Пьер.
   - Всё Жюстин и Пьер, идите поиграйте! - прикрикнула на детей, но без агрессии девушка, поднимаясь с кровати и идя к окну. - Мессену нужен покой, а вы шумите! Бегом играть!
   Дети исчезли в окне, убегая в разные стороны.
   - Извините мессен Кристиан за шум. Эти дети очень озорные у нас, - проговорила Эммануэль Блан стоя у кровати с раненным рыцарем.
   - Всё хорошо мадемуазель, а чьи это дети? - спросил с замиранием в сердце, Кристиан Бенолли.
   Рыцарь боялся узнать, что его любимая уже замужем и имеет детей.
   - Это дети соседки из дома напротив, - ответила девушка, от ответа которой у рыцаря сразу полегчало на душе.
   Эммануэль накормила рыцаря кашей, потом дала ему напиться деревенского молока.
   Кристиан всё время не отводил от неё своих глаз. Он очень хотел встать с кровати, но сил было ещё мало. Его раны хоть и затягивались, но всё равно болели...
   Рыцарь Кристиан Бенолли пролежал в кровати ещё пару дней, будучи в полном блаженстве от ухаживаний любимой девушки. На третий день Кристиан решительно решил встать и пройтись с Эммануэль к лесной реке, куда она ходила стирать бельё. Опираясь на крестьянку, он встал и пошел по дому. Оказавшись у выхода из дома, они остановились у стены, возле которой лежали доспехи рыцаря, его щит и копьё.
   - Мессен, у вас прекрасный рисунок на щите... - проговорила девушка.
   - Спасибо, мадемуазель... - прошептал юноша.
   Он хотел признаться, что герб, выгравированный на его щите в виде пылающего сердца (который был сейчас немного помят от того сокрушительного удара копья тевтонского рыцаря Витольда), был создан в честь неё, в честь его любви к ней, но опять постеснялся и промолчал.
   Они вышли из дома и не спеша пошли вдоль деревни.
   Крестьяне попадающиеся на их пути, кто с опаской, а кто с недовольством смотрели на рыцаря: деревенский кузнец бросил бить своим молотом по раскалённой подкове, грозно смотря на проходящего мимо Кристиана; мужики вилами грузившие на повозку сено, сжали их в своих руках заметив рыцаря; молодые деревенские парни, одетые в грязные и рваные мешковидные одеяния с нескрываемым презрением смотрели на него - они как бедняки презирали его, как богатого феодала. Лишь девушки-крестьянки с любопытством наблюдали за Кристианом Бенолли и даже завидовали Эммануэль Блан - ведь она идёт рядом с сеньором! Только дети беззаботно крутились и бегали возле девушки и рыцаря.
   Выйдя из деревни, они оказались в открытом поле с растущей, высокой, зелёной травой. Стоял прекрасный солнечный день. По небу сверкающему в своей лазури, плыли небольшие белоснежные облака. Рыцарь Кристиан вдохнув свежего воздуха, наполненного ароматами цветущих цветов, был абсолютно счастлив. Ему казалось, что он остался один в целом мире со своей любимой девушкой! Но это было не так - белокурая озорница Жюстин увязалась за ними. Девочка вновь дразнила Эммануэль, обзывая её и рыцаря, невестой и женихом. Эммануэль положив корзину с бельём, громко смеясь, бросилась за девочкой, стараясь поймать проказницу. Вскоре та запуталась в высокой траве и крестьянка поймала её. Они катались в этой густой и сочной траве, и весело смеялись. Рыцарь наблюдая за Эммануэль, резвящейся с девочкой, подумал, что его любимая может стать хорошей, доброй матерью для своих детей...
   Оказавшись у лесной реки, Эммануэль Блан принялась за постирку белья. Её помощницей в этом стала белокурая Жюстин. Рыцарь же решил прогуляться неподалёку по лесу - он хотел осмотреть то место, где должен был лежать его мертвый конь.
   Вскоре он увидел его, а вернее останки коня. Голодная стая волков растерзала коня, оставив только крупные кости и броню с разорванной попонной, покрывавшую верх его тела. С грустью посмотрев на всё это, Кристиан Бенолли отошёл немного в глубь леса.
   Слабость и боль от ранений ещё давали о себе знать, и рыцарь прилёг на траву прямо посереди леса. Над ним склонялись могучие ветви деревьев, на которых звонко пели птицы. Легкий ветерок щекотал его лицо, колыша зелёную траву. Он ощущал ароматы лесных цветов. Нежась в лучах летнего солнца, которое причудливо проникало сквозь густые кроны деревьев, и расслабившись от прохлады леса, рыцарь задремал.
   Проснувшись через некоторое время, рыцарь заметил возле себя растущие цветы и решил сделать своей любимой сюрприз. Однако он не стал рвать полевые цветы, а пошел искать дикие розы. Вскоре он нашел этот кустарник с цветущими, дикими, белыми розами. У него не было ножа или меча, чтобы срезать их, но несмотря на это он решил сорвать розы голыми руками! Терпя боль, разрывая от острых шипов в кровь свои ладони, рыцарь сорвал большой букет белых роз для своей любимой девушки и поспешил в сторону реки. В это время, когда крестьянка уже заканчивала постирку белья, рыцарь внезапно появился перед нею с букетом диких роз!
   - Это вам, мадемуазель Эммануэль, - проговорил Кристиан Бенолли, вручая девушке букет.
   - Спасибо мессен Кристиан! Розы прекрасны! - воскликнула Эммануэль Блан, неожидавшая такого подарка.
   Она осторожно взяла у рыцаря белые розы, ощущая в душе огромную радость - ей ещё никто не дарил цветы!
   - Мессен, вы поранились! У вас идет кровь! - воскликнула крестьянка, заметив, что у юноши ободраны ладони. - Я перевяжу вам раны!
   Эммануэль наказав малышке Жюстин достирывать бельё, повела Кристиана в заросли леса. Там порвав подол своей одежды, делая материи для повязки, она сорвала с одного куста листья. Скомкав листья в ладонях, обмазывая их соком материи, девушка стала перевязывать раненные ладони рыцаря.
   - Сок этих листьев быстро заживит ваши раны мессен... - прошептала Эммануэль Блан.
   Видя так близко свою любимую, у Кристиана Бенолли перехватило дыхание. Её красота усиленная ароматами леса, сводила его с ума! Страсть стремительно завладела всем его телом, взбудораживая в нём молодую кровь!
   - Мессен, зачем вы сорвали мне розы, раня себя? - завершив перевязку, спросила крестьянка.
   Она подняла на него полный нежности взор своих больших, карих глаз.
   - Я люблю тебя... - прошептал Кристиан Бенолли, больше не в силах сдерживать свои чувства.
   Он запустив свою руку в её длинные, русые волосы, обнял девушку и решительно поцеловал. И утонул в этом поцелуе, забыв обо всём на свете! От нахлынувшего наслаждения рыцарь даже не удержался на ногах и упал, увлекая за собою в объятиях любимую! Они прокувыркнувшись в густой траве, ни на мгновенье не оторвали своих губ в поцелуе!
   Страсть полностью ударила в голову юноше, он как безумный целовал девушку, с головы которой слетел куда-то чепчик! Не в силах оторваться от её нежных, пухлых губ, рыцарь начал снимать с неё одежду... девушка не сопротивлялась, повинуясь его воле... вот он уже ощутил в своих ладонях её грудь...
   - Эммануэль где ты?! Эммануэль?! - вдруг раздался из-за кустов голос напуганной, маленькой Жюстин. - Я достирала бельё!
   С большим трудом Кристиан оторвался от поцелуя с Эммануэль, которая, услышав голос ребёнка, мягко и неохотно отстранила все его ласки. В это время белокурая девочка выбежала к ним и остановилась в недоумении - и рыцарь, и девушка были сильно покрасневшие, а одежда на них была вся потрёпанная!
   - Мы упали Жюстин... играли и упали... - смущённо проговорила, вставая с травы покрасневшая Эммануэль Блан, поправляя свою одежду и волосы. - Умница, что достирала бельё... пойдем посмотрим как ты справилась.
   Она нежно и виновато взглянув на рыцаря, ушла с девочкой к реке.
   Рыцарь Кристиан Бенолли ещё сидел на траве и находился в сильном волнении. Страсть ещё бушевала по всему его телу, а сердце словно пылало огнём как на гербе его щита. Он закрыв глаза, откидываясь на траву, вновь и вновь ощущал поцелуй со своей Богиней, который всё же свершился в этом лесу!..
   Весело и влюблено поглядывая друг на друга, рыцарь и девушка возвращались с реки. Кристиан видимо окрепший от поцелуя с любимой, сам нёс её корзину с чистым бельём. Эммануэль прижимая белые розы к своей груди, пела свои песни, а малышка Жюстин прыгала вокруг неё и подпевала ей.
   Они чувствовали себя очень счастливыми и солнечная природа вторила их счастью!
  
   III
  
   Прошел целый месяц как рыцарь Кристиан Бенолли находился в деревне, расположенной около леса. За это время, благодаря любви и заботе крестьянки Эммануэль Блан, его раны почти полностью зажили. Рыцарь подружился со всеми деревенскими жителями - уже никто на него не смотрел с опаской или презрением, а воспринимал как своего земляка. Крестьяне поняли, что этот юноша добрый человек и полюбили его. Особенно уважали рыцаря его ровесники. Деревенские парни просили его немного поучить их обращаться с мечом или копьём и рыцарь не отказывал им. Девушки-крестьянки старались понравиться ему, принося приготовленные пироги или какие-нибудь другие угощения, и откровенно невзлюбили свою землячку Эммануэль из-за того, что рыцарь был только с ней. Всем было уже давно видно, что Кристиан и Эммануэль неравнодушны друг к другу, и это всех удивляло - разве возможен союз между бедной крестьянкой и богатым сеньором?!
   Рыцарь, будучи в пребывании постоянной влюблённости к своей Богине, однажды вспомнил и о своей сестре, а именно, что уже месяц ничего не давал ей знать о себе! И Кристиан решил отправиться в лес, чтобы показать Франческе, что он жив, а заодно сообщить, что бросит все свои участия в рыцарских турнирах, так как намерен отныне жить в этой деревне у леса, вместе со своей любимой! У Кристиана было достаточно средств, чтобы выкупить эту деревню у местного феодала, поднять её хозяйство и жить здесь спокойно и счастливо.
   - Мадемуазель Эммануэль, Катрин и мессен Андрэ, - обратился однажды вечером рыцарь Кристиан Бенолли, к приютившей его крестьянской семье. - Спасибо, что спасли мне жизнь и приютили в своём доме, но мне нужно проведать сестру Франческу, которая я думаю волнуется из-за моего долгого отсутствия. Но я обещаю, что вернусь к вам и выкуплю эту деревню, и под своим покровительством, в благодарность всем вашим землякам, постараюсь обеспечить лучшую жизнь!
   Крестьяне были счастливы не веря юноше, а он преклонил своё колено перед их дочерью.
   - Клянусь вам, мадемуазель Эммануэль, - проговорил ей, Кристиан. - Что как только я вернусь, то больше уже никогда не оставлю вас!
   И коленнопреклоненнй, он поцеловал девушке руку в знак своего почтения и любви.
   Эммануэль Блан в этот момент охватило настоящее счастье - ведь сам рыцарь преклонился перед нею, словно она была необычной крестьянкой, а знатной дамой!
   Сейчас она была облачена в просторную белую сорочку с длинными, пышными руквами и коричневое платье. Белый цвет сорочки красиво выделял мягкий овал её бледного лица, обрамленного густыми русыми волосами, которые спадали на плечи, и спину, а так-же ласкали своими вьющимися остренькими кончиками её изящную шею. В больших, красивых, темно-карих глазах искрились огоньки радости - в их глубоком взгляде словно веяло домашним теплым уютом, добротой и наивной юностью. Её пухлые, розовые губки, из под прямого, остренького носика с чуть-чуть выдающимися ноздрями, слегка улыбались, что придавало ей окончательное очарование.
   Рыцарь, ощущая под своими коленями скрип досок пыльного деревянного пола, как и в первый раз, так и сейчас смотрел на эту прекрасную лангедокскую француженку-крестьянку с блаженным трепетом в своей душе и безмерной любовью в сердце!
   Кристиан Бенолли, даже проведя с любимой весь этот месяц, все равно не желал покидать её - однако не сообщать о себе вестей сестре Франческе и дальше, он тоже не мог...
   Перед тем как отправиться в путь, рыцарь Кристиан решил восстановить свои помятые доспехи и обратился за помощью к деревенскому кузнецу, с которым уже давно подружился. Кузнец, которому никогда не приходилось исправлять рыцарское снаряжение, с подсказками Кристиана всё же выполнил своё дело. В благодарность, рыцарь расплатился с ним за работу частью золотых монет (полученными в качестве награды на турнире от принца Анри). Другую часть монет он отдал целителю Венсану и конечно же семье Эммануэль Блан. Купив в деревне, на оставшиеся монеты нового коня, Кристиан был готов отправиться в путь...
   Вся деревня вышла провожать рыцаря, восседающего на новом, черном коне.
   Рыцарь Кристиан Бенолли смотря на крестьян, обратился к ним:
   - Спасибо вам добрые люди за то, что выручили в трудную минуту и спасли мне жизнь! Клянусь Христом, что когда я вернусь, то обрету вашу землю и возведу жизнь в ней на высокий уровень! Вы все мне стали как родные и отныне никто из вас не будет больше нуждаться! Мы все заживём счастливо!
   Крестьяне восторженно загудели, а рыцарь полный благодарности смотрел на них.
   В их толпе он поймал взгляд любимой Эммануэль. Порывы внезапно подувшего ветра трепали её длинные волосы, раскидывая их по лицу девушки. Даже на ветру, рыцарю виделось в Эммануэль нечто божественное. Он так и не хотел уезжать, хотя знал что покидает её ненадолго. Но какое-то нехорошее предчувствие давило его сердце, что-то угнетало его душу. Нежный взгляд Эммануэль - почему он так пытается запомнить этот взгляд, будто прощается с ней навсегда?
   Взглянув ещё раз на свою любимую, рыцарь всё-же развернул коня и помчался прочь от деревни.
   Эммануэль Блан дольше всех смотрела ему вслед.
   Дули ветра, небо стало затягиваться серыми тучами. Холодный ветер нарастал с каждым мигом, трепая волосы и одежду людей, как будто безуспешно пытаясь сказать им о приближающейся смертельной опасности...
  
  
  
  
  
   10) РЫЦАРИ ОРДЕНА ЧЕРНОГО ОРЛА УНИЧТОЖАЮТ ВСЁ НА СВОЁМ ПУТИ!
  
   I
  
   Герцог Жан Гранфор де Нуар после организованного им рыцарского турнира, пригласил всех своих вассалов и гостей в замок. Раненному от таинственного рыцаря магистру Витольду, герцог предоставил личного лекаря, который в одном из комнат замка, принялся зашивать тевтонцу лицо. Поэтому, в то время, когда в главном зале замка раздавался праздничный шум пирующих феодалов, по его длинным коридорам неслись вопли немецкого рыцаря - эта процедура для него была очень болезненной.
   Когда рана была зашита, на лице магистра Витольда остался большой шрам. Тевтонец идя вдоль коридора в направлении главного зала, невольно остановился у одного из больших зеркал, висевших на стене. В полумраке вечера, при свете свечей, в зеркальном отражении на него смотрел суровый, лохматый человек с зияющим шрамом на грубом лице. Во тьме замка, он казался мистическим гоблином, закованным в латы, который выходит на ночную охоту.
   "Проклятый рыцарь Кристиан Бенолли, надеюсь мои братья убили тебя!" - подумал с ненавистью магистр земель Тевтонского Ордена, смотря в это своё отражение.
   Огоньки в его глазах хищно засветились во мраке как у волка.
   Не торопясь, Витольд вышел к большому залу, где продолжался пир.
   К этому времени уже вернулся отряд рыцарей Тевтонского Ордена и магистр пришёл в ярость, когда узнал, что они упустили Кристиана Бенолли. Однако тевтонцы уверяли его, что тяжело ранили таинственного рыцаря и он всё равно должен скончаться в лесу. Но магистр Витольд не успокаивался, предпочитая не просто надеяться, что его враг мёртв, а видеть лично его мёртвым своими глазами!
   Герцог Жан Гранфор де Нуар видя напряженность у немецких рыцарей, решил разрядить обстановку, пригласив их к столам.
   Вскоре, тевтонцы и французские рыцари дружно ели с вертел зажарённые окорока кабанов, пили с массивных кубков красное вино (которого слуги герцога выкатили несколько бочек с подвалов замка), а также лакомились икрой и рыбой.
   Пока рыцари пировали, им для весёлого настроения играли на лютнях музыку придворные менестрели.
   Через некоторое время, рыцари Тевтонского Ордена сильно опьянев от французского вина, стали шумно себя вести за столами. Они громко чавкали, поедая жаренное на огне мясо, толкались и при этом ещё грубо ругались с друг другом. Их немецкая речь была непривычной для слуха французских феодалов.
   Смотря на тевтонцев, рыцарь Жак де Люп сидевший рядом со своим сюзереном, шепнул ему:
   - Мой господин, сколько уже прошло веков, а у этих варваров не прибавилось ни капли приличия...
   - Ты прав де Люп, - с усмешкой согласился герцог. - Они жрут и пьют как настоящие свиньи. И при этом многие из них воевали за Святой Гроб!
   Сидящий неподалёку от герцога и его вассала в черных латах, принц Анри, не очень довольствовался яствами. Съев немного мяса и выпив всего один кубок вина, он был задумчив. Его конечно обрадовала весть, что рыцарь Кристиан Бенолли ушел от преследователей, но он был ещё ошеломлён от собственного поражения на турнире, от магистра Витольда.
   - Анри, почему ты больше ничего не ешь? - спросил своего племянника герцог де Нуар заметив, что принц не прикасается к пище.
   - Спасибо вам дядя, но я уже сыт! - ответил Белый Рыцарь и добавил. - Думаю мне пора вернуться к отцу в Париж.
   - На дворе уже стоит ночь, а тебе предстоит длинный путь и это небезопасно, - проговорил герцог де Нуар и спросил. - Выделить тебе охрану?
   - Нет дядя, я знаю дорогу назад! Мрак ночи меня не пугает! - проговорил принц.
   Он встал из-за стола и попрощавшись со всеми вышел из зала.
   Выйдя из замка, Белый Рыцарь вскочил на своего коня и всоре покинул двор герцога де Нуара.
   Сам брат короля, через некоторое время тоже поднялся из-за своего места и обратился к гостям:
   - Дорогие сеньоры, чувствуйте себя как дома в моем замке, но я вынужден вас ненадолго оставить. У меня с моим главным вассалом есть неотложные дела.
   Пошатываясь от выпитого, рыцари в ответ одобрительно подняли очередные кубки с вином, опрокидывая пьянящий напиток в свои глотки.
   Герцог Жан Гранфор де Нуар и рыцарь Жак де Люп вышли из зала и запершись в одной из дальних комнат, затеяли между собой таинственный разговор.
   - Слушай де Люп, времени остается совсем мало, - проговорил герцог, смотря на своего вассала. - Я получил весть от гонца, присланного от самого кардинала Моро. Его преосвященство уже собрал большую армию из наших стороников, которая вскоре вступит в эти земли. Мы должны непременно начать действовать!
   - Мой господин, я сделаю всё, что вы прикажете! - ответил рыцарь Жак де Люп. - Рыцари Ордена Черного Орла всегда преданны вам и готовы к вашим указаниям.
   - У меня есть прекрасный план де Люп, - продолжил герцог. - Я возвестил своего брата короля Людовика, чтобы он мне и кардиналу подготовил достойный прием у себя во дворце. Во время пира, ты пригласишь королеву и её дочь принцессу на непринуждённую охоту. На этой охоте ты и захватишь их в плен! Я же в это время разберусь со своим братцем!
   - Я понял вас, мой господин. Что мне делать с королевой и принцессой? Куда их доставить? - спросил рыцарь де Люп.
   - Привези их в мой замок! С принцессой Агнесс можешь делать всё, что хочешь. Но если ты, что-нибудь сделаешь с королевой Адель, я лично снесу тебе голову!
   - А принц Анри? Как с ним быть?
   - Анри молод, он для меня не проблема. Когда я захвачу власть в королевстве, я распоряжусь бросить его в темницу.
   - Я понял вас, мой господин. Всё будет сделано.
   - Когда королевство будет в моих руках, и королева Адель будет моей! Пусть она уже не очень молода, но думаю ещё сможет подарить мне наследника, а остальных родственников Людовика мы уничтожим! Да и сам Людовик скоро будет гнить в земле, потому, что я буду новым королем Франции!
   Герцог Жан Гранфор де Нуар торжественно вскинул свой меч...
   Магистр Витольд, наевшись и напившись за пиршеским столом, давно гулял по замку французского герцога.
   Проходя мимо одной из комнат, он услышал голос де Нуара и его главного вассала. Притаившись, тевтонец расслышал последние слова хозяина замка.
   "Что здесь происходит?! Похоже в этом королевстве начинается переворот!" - подумал магистр и поспешил вернуться к своим пирующим с французскими рыцарями, тевтонцам...
   Магистр, со своим отрядом надолго остался в гостях у герцога Жана Гранфора де Нуара. Каждый день он посылал своих тевтонцев на поиски тела рыцаря Кристиана Бенолли, но они возвращались ни с чем. Это ещё больше убеждало магистра, что его соперник на рыцарском турнире был ещё жив, ведь всем было известно, что у таинственного рыцаря была сестра - лесная отшельница Франческа Бенолли. И магистр Витольд был уверен, что возможно сестра и спасла своего брата. Сам он, глава земель Тевтонского Ордена, всё время находился рядом с главой светского Ордена Черного Орла де Нуаром. Витольда не очень интересовали внутренние дела Французского королевства - он выведывал у герцога лишь только то, что тот знал о рыцаре Кристиане Бенолли. Но герцог Жан Гранфор де Нуар сам мало знал о непобедимом рыцаре на рыцарских турнирах...
  
   II
  
   Рассвет встал над большими, просторными полями, дремучими лесами, величественными замками и готическими монастырями прекрасной Франции. Звон с монастырских колокольных башен возвещал о новом дне, жизнь вновь закипела в городах, деревнях и на пашнях.
   Одним ранним утром, когда с кустарников ещё не сошла пелена туманов, со двора герцога Жана Гранфора де Нуара выехал большой отряд рыцарей в черных латах. Возглавлял его главный вассал герцога рыцарь Жак де Люп. Красное знамя, на котором был изображен огромный черный орел, распустивший свои крылья, развевалось на ветру в руках едущего рядом с ним рыцаря-знаменосца.
   Они мчались во весь опор и было видно, что они хотят не просто кому-то нанести визит, а совершить сокрушительный набег!
   Рыцарь де Люп вытащив свой меч, мчался впереди отряда.
   Всем было давно известно, что этот светский Орден рыцарей в черных латах был далек от благородства. Наоборот, он прославился своими дикими, зверскими разбоями. Рыцари грабили посёлки, выжигали деревни, убивали людей и скот. Их отряды истребляли всё на своём пути, оставляя лишь после себя реки крови, пылающие в огне поселения и деревни. Из-за этого сам рыцарь де Люп, получил в народе прозвище Кровавый Волк. Он и его рыцари внушали всем страх.
   Именно сегодня Кровавый Волк со своей "стаей" ринулся на очередную "охоту"...
   У деревни расположенной рядом с лесом, утро начиналось как обычно.
   Крестьяне, находившиеся под гнётом своего местного феодала, как обычно отправились работать на пашни, крестьянки выгоняли на пастбища домашний скот и занимались постиркой белья.
   Вдруг воздух прорезал свист! Потом он повторился ещё и ещё!
   Один крестьянин, издав дикий вопль, замертво упал на землю с вонзённой в грудь стрелой! За ним поражёнными стрелами попадало ещё несколько человек! Вскоре, целый шквал стрел обрушился на жителей деревни - они летели со стороны восходящего Солнца и люди не ожидавшие опасности, охваченные паникой заметались, убегая кто куда. Все кричали, пытаясь укрыться от смертоносных стрел. В этот миг показались из леса и сами рыцари, которые и обстреливали их.
   Отряд рыцарей в черных латах стремительно ворвался в деревню и на ходу стал убивать мечущихся крестьян, поражая их своими копьями, мечами и секирами. Огненными стрелами, рыцари, под знамёнами черного орла стали поджигать крестьянские дома, чтобы вытравить оттуда прячущихся жителей. Кто-то из крестьян схватившись за вилы, пытался оказать сопротивление рыцарям, но они быстро были убиты.
   Глава отряда - рыцарь Жак де Люп, яростнее всех рубил крестьян своим мечом! Его доспехи быстро забрызгались кровью его жертв, но он продолжал убивать.
   Вот он, с налета зарубил одного старика, заткнул рот орущей в истерике женщине-крестьянке, пронзив её своим копьём, убил одного из оцепеневших от шока детей.
   Белокурая девочка, увидев перед собою разрубленного друга, рыдая и громко крича от страха бросилась бежать. Рыцарь де Люп развернув коня, погнался за ней, сжимая свой окровавленный меч. Девочка, обернувшись на бегу, увидев преследователя, в ужасе закричала. Она бежала изо всех сил, но рыцарь уже был рядом с заносенным над ней мечом - рубящий удар с налету и... её голова, пуская фонтан, крови взмывает в воздух, и падает в грязь земли.
   Одна из крестьянских семей укрывшись в своём доме, боялась выбежать на улицу. Однако огненные стрелы, пущенные рыцарями в черных латах, подожгли дом. Не всилах терпеть жар огня и удушающий едкий дым, мать-крестьянка и её дочь выбежали из него. В это мгновенье один из рыцарей на ходу пронзил женщину своим копьём, прямо на глазах её дочери! Девушка-крестьянка оцепенела от шока и от увиденного уже падала в бессознании, но её налету подхватил другой рыцарь, перекинув поперёк своего седла!
   Как и он, другие рыцари в черных латах, видя каких-нибудь бегущих девушек, стали захватывать их.
   Перекинутые поперёк седла пленницы беспомощно двигали руками и ногами, но не могли высвободиться.
   Вскоре, все крестьяне были убиты, кроме нескольких пленниц-крестьянок, а вся деревня пылала в огне.
   - Это проклятый рыцарь Кристиан Бенолли! - вдруг раздался вопль. - Это он привёл этих убийц в нашу деревню! Будь ты проклят Кристиан Бенолли!
   Рыцарь Жак де Люп обернулся и увидел седобородого старика, который с безумным видом вскинув свои дряхлые, худые руки к небу, просил Бога проклянуть известного этим местам рыцаря. Недолго думая, Кровавый Волк достал свой арбалет и прицелившись выстрелил в орущего старика - старик с пробитой стрелой грудью упал, становясь последним трупом среди своих земляков.
   - И здесь тебя знают, рыцарь Кристиан Бенолли! - в бешенстве проговорил весь в крови крестьян, главный вассал герцога де Нуара.
   Он приказал отряду возвращаться назад в замок герцога и рыцари-разбойники сделав свой очередной набег, покинули деревню - оставляя лишь трупы невинных людей и пылающие в огне дома...
  
   III
  
   К вечеру отряд рыцарей Ордена Черного Орла уже въезжал во двор замка герцога Жана Гранфора де Нуара. Сам герцог и его гость, магистр земель Тевтонского Ордена Витольд, стоял во дворе и встречал прибывших.
   - Де Люп, я вижу ты вернулся с очередного удачного похода, - усмехнулся герцог де Нуар. - И поймал вновь свою "добычу"!
   - Более чем удачного, мой господин! Мы уничтожили целую деревню простолюдинов, а в награду за это ещё получили их девок! - ответил рыцарь Жак де Люп и злорадно добавил. - Мой господин, если желаете они будут все ваши!
   Он указал на рыцарей, через седла которых свисали пленённые, обессиленые крестьянки.
   - Пошел прочь де Люп! - взревел герцог, схватившись за рукоять своего меча. - Сам забавляйся с вонючими свиньями!
   Рыцарь де Люп злобно взглянув на герцога, ничего больше ему не сказал, а обратился к своему отряду:
   - Рыцари Ордена Черного Орла, оставьте этих девок в каком-либо пустом стойле, а пока всем на трапезу!
   Рыцари в черных латах сошли с коней и отдали их придворным конюхам герцога. Затем бросив всех захваченных девушек в одно пустое стойло, пошли в замок на ужин.
   Герцог Жан Гранфор де Нуар и магистр Витольд тоже были на трапезе с рыцарями Ордена Черного Орла, но вскоре главный тевтонец покинул их, под предлогом, что хочет пройтись по двору...
   Один из конюхов набрав воды для коней вернувшихся рыцарей, остановился у стойла, где находились пленницы-крестьянки. Подойдя ближе, он увидел, что девушки находятся в шоковом состоянии - они, измазанные в грязи и крови жались к друг дружке, и затравленно озирались по сторонам, каждое мгновение ожидая своей гибели.
   Одна из крестьянок привлекла внимание конюха и он вплотную подошел к стойлу.
   - Что тебе надо?! - остановил его рыцарь-сторож, стороживший пленниц.
   - Мне понравилась одна из этих девиц и я хочу с нею позабавиться! - не скрывая своих намерений, проговорил конюх.
   - Неположенно, все пленницы принадлежат рыцарям де Люпа! - ответил рыцарь-сторож, сжимая в руке пику.
   - Как ты смеешь мне указывать?! Я конюх самого герцога де Нуара! И я возьму ненадолго одну из девок, всё равно они их убьют! - возмутился конюх и решительно вошел в стойло.
   Рыцарь-сторож, подумав, решил, что конюх прав и не стал его задерживать - пленницы действительно были обречены, их как скот временно поиспользуют, а затем поведут на убой.
   Конюх, войдя в стойло, схватил понравившуюся крестьянку с отрешенным, погасшим взором больших, карих глаз и бросил её на землю. Спустив свои штаны, он уже готовился кинуться на неё прямо на глазах других пленниц и рыцаря-сторожа, как вдруг...
   - Что здесь происходит?! Ах ты поганая собака!!! - заревел за спиной голозадого конюха, громкий, грубый голос, с явно немецким акцентом.
   Конюх обернувшись с ужасом увидел магистра Витольда!
   Тевтонец, который бродил по двору, решил заглянуть и сюда, дабы посмотреть на захваченных рыцарями пленниц.
   - Мессен! Извините! Я ухожу мессен! - трясясь от страха, закричал конюх.
   Он судорожно натянул свои широкие штаны и выбежал из стойла.
   - Пошел прочь, собака! - закричал магистр Витольд.
   Тевтонец схватив оставленное конюхом ведро воды, метнул его в убегающего. Ведро ударило того в спину, окатывая холодной водой и он даже упал, однако быстро поднялся и побежал дальше, боясь получить в спину уже удар мечом.
   Магистр подойдя к рыцарю-сторожу в гневе закричал:
   - Ты что мерзавец делаешь?! Тебе же приказали сторожить пленниц, а ты допускаешь к ним всякую падаль?!
   - Мессен, их всё равно изнасилуют и убьют, - спокойно ответил рыцарь-сторож.
   - Я понимаю, но надо выполнять приказы, идиот! - выругался в гневе тевтонец.
   Он вошел в стойло и взяв за руку девушку, поднял с земли.
   Взглянув на крестьянку, у сурового немецкого рыцаря что-то дернулось в душе. В её покрытом грязью и кровью лице с тусклым взором больших глаз, он сумел разглядеть неземную красоту!
   Магистр поразился своему открытию.
   "Эта простолюдинка прекрасна! - подумал Витольд, смотря на девушку. - Если её помыть, одеть в дорогие одежды, то она бы затмила собою всех известных мне баронесс! Она бы затмила даже королеву!"
   Он решил её забрать с собой.
   - Мессен, эта пленница, как и все другие, вам не принадлежат! - крикнул рыцарь-сторож, перегрождая им путь. - Оставьте её!
   - Убирайся идиот! Я магистр владений Тевтонского Ордена! - заорал на него Витольд. - Ты чуть не отдал эту крестьянку какому-то конюху, а мне смеешь ещё указывать?!!
   - Все здесь, от рыцарей до конюхов на службе у герцога де Нуара! А вы мессен, чужеземец, вы не имеете здесь ничего! - резко ответил рыцарь-сторож, держа наготове пику.
   - Я вспорю твою глотку, идиот! Чтобы не смел указывать хозяевам! - закричал в свою очередь тевтонец и отшвырнув пленницу, вытащил меч.
   Рыцарь-сторож, размахнувшись, сделал резкий выпад, пытаясь пронзить своей пикой немецкого рыцаря, но тот увернувшись от удара, ударом своего меча выбил у него пику из рук! Следущим же ударом, он эффектно пропорол острием меча горло рыцаря-сторожа!
   Тот захлебываясь в крови умер на месте.
   - Вот тебе собачья смерть! - с безумным видом проговорил перед убитым, магистр Витольд.
   Он обернулся - крестьянка, которую ему пришлось отшвырнуть, в бессилии так и лежала на земле. Осторожно взяв её на руки, магистр понёс девушку вдоль двора.
   Во дворе, а затем и в замке брата короля Людовика VII Молодого, герцога Жана Гранфора де Нуара, началась настоящая суматоха. Кто-то из рыцарей герцога видел, как глава тевтонцев убил у конюшни рыцаря-сторожа, охранявшего пленённых крестьянок, одну из которых унёс с собою! Вскоре эта новость дошла и до самого герцога де Нуара. Взбешенный герцог немедленно вызвал к себе магистра земель Тевтонского Ордена!
   - Магистр Витольд, ты оскорбил меня и мой Орден, убив моего рыцаря из-за какой-то девицы! - вне себя от злобы, пуская слюни, прокричал герцог Жан Гранфор де Нуар. - А кто оскорбил меня, тот живым уже не выйдет с этого замка!
   Рыцари в черных латах схватили свои секиры и мечи, готовые к бою. Тевтонцы придвинулись к своему магистру, намериваясь обороняться от возможной атаки!
   - Герцог, если твои рыцари нападут на моих братьев, то этим ты объявишь войну не мне, а всему Тевтонскому Ордену! - проговорил магистр Витольд, грозно смотря на герцога, вытаскивая свой меч.
   Герцог призадумался, на миг вопросительно взглянув на своего вассала рыцаря Жака де Люпа. Война с духовно-рыцарским Орденом не входила в их планы - они подготавливались свергнуть с трона короля, а объявлять войну с военно-монашеским Орденом, означало обрести ещё врага в лице самого Папы Римского! Поэтому лишний конфликт, герцогу де Нуару сейчас был не нужен.
   - Убирайся прочь с моих земель и больше не возвращайся! - отделался лишь угрозой герцог.
   Магистр лишь безмолвно усмехнулся.
   Его рыцари и их оруженосцы начали собираться в путь. Девушку-крестьянку, из-за которой начался конфликт, один тевтонец усадил рядом с собой.
   - Мы что так и отпустим их с девкой?! - начал возмущаться один из рыцарей в черных латах. - Это моя пленница, я её схватил!
   Все рыцари светского Ордена Черного Орла на него недовольно посмотрели, намекая на то, что тут чуть война не началась, а он о пленнице!
   Рыцарь, видя эти взоры, от смущения закрыл своё лицо под забрало.
   - Прощай герцог де Нуар! - воскликнул магистр Витольд, перед тем как он со своим отрядом покинул двор. - Прощай, братоубийца!
   Все с удивлением и недоумением посмотрели на герцога! Все знали, что его братом являлся сам король Французского королевства Людовик VII!
  
  
  
  
  
   11) РЫЦАРЬ, ПРИНЦ И ОТРЕЧЁННАЯ МОНАХИНЯ У ЛЕСНОЙ ОТШЕЛЬНИЦЫ.
  
   I
  
   Уже почти месяц жила отречённая монахиня Анни де Плесси у лесной отшельницы Франчески Бенолли в её хижине у реки. За это время она подружилась с нею, став словно родной сестрой. Франческа научила её всему тому, что способствовало выживанию в диком лесу: охотиться на животных, собирать лесные ягоды, разводить костёр, ориентироваться в лесу по особым приметам днем и по звёздам ночью. Анни, довольно быстро усвоив эти уроки, в свою очередь приучала сестру рыцаря Кристиана несколько раз в день молиться. И молились они с каждым днём всё чаще, потому, что брат лесной отшельницы до сих пор не давал о себе никаких вестей.
   Обе девушки были встревожены за жизнь рыцаря и очень ждали его возвращения.
   Бывшая монахиня пыталась узнать от Франчески больше о её знаменитом брате, но его сестра мало о нём говорила, сохраняя таинственность. Лесная отшельница же, поняла, что Анни неравнодушна к Кристиану.
   В это утро Франческа Бенолли жарила на костре мясо убитого ею кабана. Анни де Плесси тоже уже проснулась и выйдя из хижины встала на колени прямо на траву, как обычно принявшись молиться. Лесная отшельница вскоре присоединилась к ней.
   Помолившись, девушки собрались завтракать тут же на траве.
   - Кристиана уже месяц как нет... - проговорила за трапезой Франческа Бенолли. - У меня плохие предчувствия...
   - Не переживай Франческа, Господь не оставит его, надо молиться и верить. Он вернется! - ответила Анни де Плесси, стараясь верить собственным словам.
   - Я помню как он говорил, что уезжает на крупный рыцарский турнир... я боюсь наихудшего... - грустила лесная отшельница.
   - Франческа, ты сама мне много рассказывала, что Кристиан побеждал на многих турнирах... возможно что-то другое задерживает его... - проговорила бывшая монахиня.
   - Он каждую неделю возвещал мне о себе трубя в рог, но его уже нет месяц... если его не задержало копьё врага, то... - недоговорила Франческа Бенолли задумавшись.
   - То что? - вопросительно взглянула на неё Анни де Плесси.
   - Я тебе не говорила Анни, Кристиан полюбил одну крестьянку из деревни возле этого леса, возможно из-за неё, он ещё не вернулся... - ответила Франческа.
   Услышав, что рыцарь Кристиан Бенолли влюблён в какую-то девушку, Анни де Плесси сразу загрустила. Чувство огорчения с появившейся ревностью, смешались в её душе - она была влюблена в своего таинственного спасителя и теперь была расстроена.
   Они молча ели жареное мясо кабана. Вдруг в карих глазах Франчески Бенолли загорелись огоньки радости! Лесная отшельница внезапно вскочила на ноги! Анни де Плесси испугано взглянув на неё, тоже быстро поднялась с травы!
   - Слышишь шорох ветвей и топот копыт? - прошептала лесная отшельница.
   - Нет... - призналась отречённая монахиня.
   - Я уверена, кто-то едет сюда! - тихо проговорила Франческа.
   Слух лесной отшельницы распознавал множество звуков леса. По звуку, она могла безошибочно узнавать действия того или иного лесного обитателя. А такие звуки, как шаги человека или топот копыт коня, для неё распознать не доставляло особого труда. Поэтому Франческа услышав их, сразу поняла, что кто-то держит путь ровно к её хижине! Это её и обрадовало - ведь путь сюда знала только она и её брат Кристиан Бенолли! Однако, лесную отшельницу вскоре что-то насторожило, топот коня был каким-то другим, да и звука из рога впервые не было.
   Прошло ещё несколько минут тревожного ожидания и уже даже Анни де Плесси услышала, что кто-то к ним приближается.
   Девушки волнуясь ждали появления неизвестного путника и... появился он, пусть уже не на белом коне - рыцарь Кристиан Бенолли!
   - Кристиан ты жив! Ты вернулся! - воскликнула вне себя от радости Франческа Бенолли, бросившись навстречу к рыцарю.
   - Я вернулся, дорогая сестрёнка! - крикнул рыцарь, весело смотря на сестру.
   Как только он сошел с коня, лесная отшельница стала его вовсю обнимать.
   - Где же ты был так долго?! Почему не давал о себе никаких вестей?! - спросила, с укором смотря на брата, Франческа Бенолли.
   - Я был на том турнире, где выбил из седла одного немецкого рыцаря. Он не смирившись с поражением послал за мной свой отряд, который внезапно напал на меня и я только чудом остался жив! Мой конь спас меня, но сам погиб... - стал рассказывать рыцарь. - Я лежал один в лесу и умирал. Но меня нашла моя Богиня! Благодаря ей и её землякам, которые приютили меня в деревне и лечили всё это время от ран, я и избежал смерти!
   - Боже! Слава Господу, что послал к тебе этих добрых людей! - воскликнула лесная отшельница, целуя брата в щеки. - Он услышал наши молитвы!
   - Ваши молитвы? - удивлённо спросил рыцарь Кристиан.
   И только тут он заметил стоящую неподалёку девушку.
   Первое мгновенье рыцарь не понял кто перед ним, однако вскоре, он к огромному удивлению разглядел в облаченной, в коричневое, крестьянское одеяние - монахиню Анни де Плесси! Ту самую монахиню, которую он спас от лесных разбойников!
   Анни де Плесси не решалась подойти к радостно обнимающимся рыцарю с лесной отшельницей. Впервые увидев бледное лицо Кристиана без шлема, она вздрогнула - в её глазах он был прекрасен как ангел, только закованный в доспехах!
   Слыша, как он говорит о той девушке, которую любит, Анни совсем упала духом, чувствуя себя одинокой и лишней.
   - Сестра Анни?! Как вы здесь оказались?! - воскликнул рыцарь Кристиан Бенолли, подходя к ней. - Почему вы без монашеского одеяния?!
   - Да это я, рыцарь Кристиан Бенолли! Я верила, что мы ещё встретимся! - проговорила Анни де Плесси, влюблено смотря на рыцаря. - Меня лишили сана и выгнали из монастыря за то, что я скрыла, что была с вами... я оказалась в лесу и умирала от голода, но меня спасла ваша сестра и приютила в своёй хижине. Вы вместе спасли мне жизнь! Спасибо, я вам бесконечно благодарна!
   - Простите меня! Я не знал, что из-за меня вас выгонят! - воскликнул рыцарь, которого всё не выпускала из объятий соскучившаяся по нему сестра. - Но как узнали в монастыре, что вы были со мной?
   - Наш монастырь хитростью захватили рыцари, назвавшись рыцарями Тевтонского Ордена. Они как-то узнали, что в монастыре есть монахиня, которая знала куда отправились вы. Схватив матушку, они грозились её убить, требуя показать им ту сестру... мне пришлось признаться... - всё рассказала ему Анни де Плесси.
   - Значит вот как нашли меня немецкие рыцари... - понял рыцарь Кристиан Бенолли.
   - О Господи, из-за моих слов вас чуть не убили! - воскликнула всё осознав отречённая монахиня.
   Она бросилась рыцарю в ноги и поднимая свои полные раскаяния зелёные глаза, стала просить у него прощения!
   - Се... Анни! Вы невиноваты! Вы правильно поступили, иначе вашу настоятельницу бы убили! - вскричал рыцарь Кристиан, очень смутившись тем, что девушка стоит пред ним на коленях как перед королем. - Вам не в чем каяться передо мною!
   Он подал ей свою руку и поднял с колен. Анни де Плесси не сводила с него своих глаз, в которых заблестели капельки слёз.
   - Да, ты невиновата Анни, - согласилась с братом Франческа Бенолли и обратилась к нему. - Ты наверно очень голоден?! Я зажарила сегодня крупного кабана!
   - Нет Франческа, спасибо. Я приехал, чтобы увидеть тебя и показать, что я жив. Но мне уже пора, я обещал своей Богине вернуться в деревню, - сказал рыцарь, отказываясь от трапезы.
   - Как Кристиан?! Тебя столько не было, а ты уже уезжаешь?! - с большим огорчением в голосе, спросила его лесная отшельница.
   - Франческа, я решил больше не участвовать в турнирах, а жить с нею в деревне. Её зовут Эммануэль. Я хочу выкупить эту деревню, поднять её с бедности и жить там счастливо со своей любимой! Это моя мечта и я воплощу её в жизнь! - ответил, сияя от счастья рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Я рада за тебя братишка! - уже с улыбкой проговорила Франческа Бенолли и вновь поцеловала Кристиана в щёку.
   - Я буду защищать свою любимую и всю эту деревню, и кто туда сунется с целью разбоя, будет мертв! - твердо проговорил рыцарь.
   Он направился к своему новому коню и забравшись на него стал прощаться с девушками. Вдруг все они услышали чьи-то крики!
   - Люди! Вы здесь?! Помогите! - кричал кто-то из-за лесных деревьев.
   Франческа и Анни испугались. Рыцарь Кристиан вытащил меч, готовый ко всему.
   Вскоре к ним выскочил из-за кустов какой-то рыцарь, но без коня!
   - Рыцарь Кристиан Бенолли!!! - вскричал он, увидев перед собою сидящего на коне рыцаря и... упал без чувств на землю.
   Рыцарю Кристиану показался его голос знакомым.
   Он слез с коня и с помощью девушек отнес незваного гостя в хижину. Там они уложили его на сухую траву покрывающую пол. Рыцарь осторожно снял с незнакомца шлем и поразился - это был сам принц Анри! Принц, который дал ему золотые монеты в качестве награды за победу на рыцарском турнире! Только сейчас белокурые волосы юноши были сильно потрёпаны, лицо обросло небольшой бородой и было грязным и исхудавшим! Да и доспехи Белого Рыцаря уже не имели белого оттенка, так как были перепачканы землей!
   Лесная отшельница принесла в кружке холодной, речной воды и прыснула ею в лицо юноше. Тот мгновенно очнулся, увидев всех присутствующих. С восторгом и радостью смотря на Кристиана, которого впервые видел без шлема, принц рассказал, что с ним случилось: что после турнира, где победил Кристиан, он знал, что магистр Витольд послал своих братьев по Ордену убить своего обидчика, но никак не мог этому воспрепятствовать; что он не стал долго гостить у своего дяди герцога де Нуара и покинул его двор в тот же вечер; что в пути его застала ночь и он сбившись с дороги попал в какие-то леса, где и заблудился; что он больше месяца провёл в лесах в поисках выхода из него и в надежде встретить хоть какого-нибудь человека!
   Сыну короля, привыкшему ко всем удобствам, пришлось очень худо. Голод и холод постоянно мучили его. Он питался лишь лесными ягодами и жевал какие-то коренья. Его коня однажды загрызла стая волков и ему самому не раз приходилось отбиваться от этих хищников, борясь за жизнь! Блуждая по лесам, принц каждый день молил Бога указать ему выход из них. Он всё время кричал, зовя на помощь в надежде, что кто-нибудь услышит его. И вот когда у него совсем пропала надежда, он услышал человеческие голоса и пошёл на них! Увидев рыцаря с изображением на щите в виде пылающего сердца, принц узнал в нём Кристиана и радуясь, что таинственный рыцарь оказался жив, а так же не веря в собственное спасение, он и упал без сил!
   Рыцарь Кристиан Бенолли и его сестра Франческа Бенолли, слушая рассказ Белого Рыцаря, весело смеялись, а Анни де Плесси искренне ему сочувствовала. Она хорошо понимала, как страшно быть одной в холодном, ночном лесу - а принцу Анри пришлось прожить так целый месяц!
   - Спасибо тебе рыцарь Кристиан и тебе Франческа, вы спасли меня! Я ваш должник! - проговорил принц Анри, когда закончил свой рассказ.
   - Это тебе спасибо за твои золотые монеты, - сказал рыцарь Кристиан. - Я ими расплатился за помощь с хорошими людьми.
   Его сестра тем временем положила перед принцем жареное мясо кабана. Белый Рыцарь поблагодарив её, жадно набросился на мясо и всем было видно, как он проголодался по нормальной пище!
   Кристиан Бенолли вновь стал собираться в путь. Принц Анри спросил его куда тот едет, и рыцарь рассказал ему то, что до этого поведал девушкам. Белый Рыцарь решил отправиться в деревню вместе с ним.
   - Эти тевтонские рыцари могут вернуться и я бы хотел сражаться вместе с тобой, против твоих врагов! - проговорил он, наспех жуя мясо кабана.
   - Хорошо принц Анри, но у меня всего один конь, - улыбнувшись сказал рыцарь Кристиан.
   Они ушли, оставляя лесную отшельницу и отречённую монахиню.
   Рыцарь верхом сидел на коне, а принц шел рядом с ним. Но Белый Рыцарь не считал себя униженным из-за этого, наоборот он был счастлив, что стал другом и союзником легендарного рыцаря, и радовался, что идёт рядом с ним!
  
   II
  
   Был вечер. Портилась погода.
   Рыцарь Кристиан Бенолли и принц Анри уже преодолели около двух лье через южно-французские леса. Весь путь они молчали. Рыцарь чувствовал, что чем ближе они продвигались к деревне, тем сильнее в нем нарастало необъяснимое беспокойство. Он помнил, как уезжал с деревни с каким-то плохим предчувствием и сейчас оно вновь пришло к нему.
   Вскоре, проезжая мимо одного поля они увидели мертвых коров и несколько убитых пастухов, в телах которых торчали стрелы! В этих пастухах рыцарь Кристиан узнал земляков своей любимой и от этого его беспокойство резко возросло!
   Уже из далека, подходя к деревне, рыцарь и принц увидели над ней черный дым. Когда же они вошли в деревню, то ужаснулись - все крестьяне и крестьянки от мала до велика, были убиты! Их ещё свежие трупы окрасили землю кровью, а дома уже догорали дотла!
   Кристиан Бенолли находясь в шоке от увиденного, медленно сошел с коня. Принц Анри несмотря на то, что уже видел убитых людей во время своего участия в Третьем Крестовом походе, сейчас плохо почувствовал себя - при виде изрезанных тел, от ужаса у него кружилась голова и он даже вырвал.
   Рыцарь Кристиан думая только о любимой Эммануэль, стал метаться среди трупов. Он искал серди них любимую девушку, с содроганием всматриваясь в мертвые лица крестьянок, боясь обнаружить её. И действительно, он не находил среди них Эммануэль.
   В поисках, он невольно заметил небольшую, отрубленную голову. Она лежала в грязи, но несмотря на запачканные белокурые волосы, в застывшем от ужаса и боли лице, рыцарь узнал малышку Жюстин. Ту самую озорную девочку, дразнившую его с Эммануэль... ту, с которой его любимая весело резвилась в высокой траве, когда они шли к реке.
   Неподалеку Кристиан обнаружил и друга девочки, зарубленного мечом рыжеволосого мальчика Пьера. Возле него, он ещё нашел труп женщины-крестьянки - это была мать его девушки Катрин Блан!
   Мысли стремительно неслись в голове рыцаря. Осознание того, что он предчувствовал опасность, но не доверился своей интуиции, убивало его. Он чувствовал себя безумно виновным перед людьми, которые спасли ему жизнь, а он не защитил их, когда им нужна была помощь.
   Вдруг доспехи показались ему тяжелыми оковами, он бессильно опустился на колени перед убитой Катрин Блан и всеми жителями деревни.
   - За что?!!! - вырвался отчаянный вопль у рыцаря Кристиана и улетел в серые небеса.
   Он не знал что делать, что предпринять и чувствовал из-за этого своё бессилие. С его глаз невольно потекли слезы.
   - Кристиан... Кристиан... - вдруг услышал рыцарь чей-то еле слышный стон.
   Кристиан Бенолли обернулся и увидел среди убитых одного, ещё живого крестьянина. Рыцарь подбежал к нему и приподняв с земли, разглядел в нём отца своей любимой Андрэ!
   Вражеская стрела торчала в груди крестьянина, он медленно умирал захлебываясь кровью.
   - Кто на вас напал?! Кто?! Где Эммануэль?! - закричал Кристиан, тормоша крестьянина.
   - Рыцари... рыцари в черных латах... они убили всех... один из них похитил мою Эммануэль... - захлебываясь кровью, еле шептал Андрэ Блан.
   Вскоре он умер от удушья на руках рыцаря Кристиана Бенолли.
   Услышав о рыцарях в черных латах, в памяти рыцаря сразу всплыл сидящий в ложе на рыцарском турнире, возле герцога Жана Гранфора де Нуара, рыцарь Жак де Люп! И сразу же злость и ярость вскипели в нём! Он понял, что его любимая захвачена рыцарями Ордена Черного Орла и решил немедленно броситься к ней на помощь!
   Положив мертвого крестьянина на землю, рыцарь решительно направился к своему коню. Его карие глаза горели в гневе, он жаждал мести за убитых невинных людей и хотел только одного - спасти Эммануэль, пусть даже ценой собственной жизни!
   - Рыцарь Кристиан Бенолли ты куда?! - удивлённо закричал принц Анри, видя, что его друг куда-то спешно собирается. - Возьми меня с собой!
   - Рыцари герцога де Нуара уничтожили деревню и похитили мою Эммануэль! - воскликнул с яростью рыцарь Кристиан. - Я еду к нему, что-бы всадить в его сердце и всех вассалов свой меч, покончив с этими разбойниками навсегда и спасти свою любимую!
   - Постой! Ты обезумел! Ты сильнейший рыцарь, но даже тебе несправиться в одиночку со всем Орденом Черного Орла! Остановись, тебя убьют! - закричал Белый Рыцарь.
   Но рыцарь Кристиан Бенолли словно стремительный ветер помчался на своём коне и растаял во мраке уже позднего вечера.
   Принц Анри видя, что остался один посреди мертвой деревни, испугавшись этого, быстро стал уходить из неё. Он решил вернуться к лесной отшельнице и отречённой монахине. Дорога назад предстояла неблизкой, а быстро наступавшая ночь усложняла путь, но принц отважно шел по ней и молился только об одном, чтобы вновь не заблудиться в этих южных, дремучих лесах.
   Только лишь поздней ночью Белый Рыцарь добрался до хижины и своим появлением невольно встревожил Франческу Бенолли и Анни де Плесси. Валясь с ног, принц поведал девушкам тревожные новости об уничтоженной деревне и то, что рыцарь Кристиан Бенолли помчался спасать любимую крестьянку, пленённую самим Орденом Черного Орла!
  
  
  
  
   12) АННА-ЛИЗА БЕРТРАН - ДЕВУШКА-РЫЦАРЬ!
  
   I
  
   С детства молодая графиня Анна-Лиза Бертран видела рыцарей и их сражения на рыцарских турнирах, организованных её отцом графом Жозефом Бертраном. Девочке нравились блистающие на солнце доспехи рыцарей, звон их кольчуг и как они великолепно держатся в седле. Анна-Лиза сама представляла себя рыцарем бьющемся на ристалище, но никому не рассказывала о своих мечтах.
   Её мать, Мари Бертран рассказывала, как будучи ещё молодым графом, Жозеф Бертран влюбился в неё с первого взгляда и завоёвал её у других рыцарей сначала на турнире, а потом своей любовью. Сам граф был не очень богат, но служил одному могущественному герцогу. С ним он участвовал в походах, сопровождал на охоте, проводил рыцарские турниры.
   Из-за этого, девочка видевшая с ранних лет рыцарей и своего доблестного отца, и сама захотела стать рыцарем.
   Шло время, желание Анны-Лизы надеть рыцарские латы стало настолько большим, что с помощью своей матери она стала тайно приобщаться к военному делу. Нанятые графиней Бертран рыцари, быстро обучили её дочку держаться в седле, обращаться с мечом и копьём, стрелять из лука и арбалета. Ей специально выковали удобные для девушки доспехи и она также научилась сражаться уже будучи облаченной в них. Первый успех молодой графини Анны-Лизы был тогда, когда она выбила из седла очень опытного рыцаря, который в своё время являлся участником Третьего Крестового похода! Был у девушки-рыцаря уже и свой оруженосец, которым стал её слуга Жан-Пьер.
   В одном из походов отец молодой графини Жозеф Бертран внезапно погиб. В это время Анна-Лиза чувствуя себя настоящим рыцарем, хотела броситься в путь, в поисках приключений, главной целью которых была слава на всё чаще проводимых феодалами рыцарских турнирах. Но она не могла оставить одну свою мать Мари. Однако, вскоре графиня Бертран скончалась от лихорадки и всё управление графством перешло к молодой Анне-Лизе. Недолго думая, девушка продала свои земли аббатству, принадлежащему монашескому Ордену Картезианцев и в один из обычных дней, облачившись в рыцарские доспехи и сев на коня, отправилась со своим оруженосцем Жаном-Пьером странствовать по свету.
   Девушка-рыцарь тоже была наслышана о легендарном рыцаре Кристиане Бенолли и мечтала с ним встретиться на каком-нибудь турнире, ведь сразившись с ним, она могла бы испытать своё мастерство и получить быструю славу.
   Графиня, оказавшись наедине с природой, в первые же дни почувствовала все трудности рыцарской жизни.
   Анну-Лизу Бертран и её оруженосца Жана-Пьера донимали холода, дожди, мучил голод... в лесу их всё время подстерегали опасности, главной из которых были волки. Но девушка-рыцарь и её оруженосец отважно боролись с трудностями. Они научились утолять голод лесными ягодами, ели мясо убитых на охоте животных. Ночами, чтобы обезопасить себя от хищных волков, они разжигали большой костёр... часто бывало так, что Жан-Пьер охранял сон своей госпожи... когда же шли дожди, они спали прямо сидя в седле...
  
   II
  
   Ночь опустилась на дремучий, французский лес. Над опушками высоких деревьев засияли звёзды. Заухали на ветвях совы, сверкая своими большими глазами, завыли беспризорно гуляющие по лесу хищные волки... природа погрузилась в свои звуки. Но даже здесь, в глубоких дебрях дикой природы, находились люди.
   Молодой, немного полноватый юноша в мешковидной одежде крестьянина, спасаясь от ночного холода, разжег костёр. Рядом с пылающим костром спал прямо на траве рыцарь. Шлема на нём не было и по его миловидному лицу, длинным, черным волосам, можно было понять, что это спит девушка!..
   Жан-Пьер подбросил ещё немного сухих веток в огонь, стараясь им создать больше тепла для решившей поспать, своей графине. Поддерживая огонь в костре, оруженосец смотрел на лицо спящей девушки-рыцаря. Её юное, красивое лицо, пусть немного исхудавшее и измученное длительными походами по лесу, нравилось юноше.
   "Моя госпожа очень прекрасна... особенно когда она спит... - думал Жан-Пьер, томно смотря на девушку. - Боже, если бы она знала, как я её люблю! Как хочу испытать вкус её губ в поцелуе!"
   Он с детства питал любовь к своей хозяйке, но как слуга не решался признаться ей в своих чувствах. Когда они повзрослели, любовь Жана-Пьера только усилилась, а с нею и осознание того, что графиня вряд ли ответит взаимностью слуге, пусть хоть они вместе с детства и стали как брат с сестрой!
   Всегда смотря на спящую Анну-Лизу, Жан-Пьер любовался ею. Видя её чувственные губы, он мечтал поцеловать их. В мечтах он представлял, как она проснувшись от его поцелуя, с нежностью и взаимностью примет его ласки, и они сольются во тьме ночи в единое целое. Но реальность возвращала Жана-Пьера от полетов мечты и он только грустно вздыхал, смотря на графиню.
   Любуясь ею, он незаметно для себя уснул...
   Холодная вода внезапно стукнула в лицо Жана-Пьера и он мгновенно очнувшись от испуга, увидел перед собою свою хозяйку и уже наступившее утро в лесу!
   - Ах ты милый мой негодник Жан-Пьер! Ты уснул вчера ночью! - весело воскликнула девушка-рыцарь, держа в руке кружку с которой и окатила своего оруженосца водой.
   - Простите меня, моя госпожа! Я сам не знаю как уснул! - с виноватым видом проговорил Жан-Пьер.
   - Хорошо милый Жан-Пьер, я тебя прощаю! Я понимаю как измучила тебя с тех пор, как сделала своим оруженосцем и взяла с собою скитаться по свету! - весело рассмеялась девушка-рыцарь и обняв как родного брата своего оруженосца, поцеловала в его полную щеку.
   Жан-Пьер покраснел, ещё чувствуя себя виноватым.
   - Пока ты спал, я уже собрала на завтрак вот эти лесные ягоды! Попробуй их, милый Жан-Пьер! - проговорила Анна-Лиза Бертран, давая юноше горсть ягод.
   - Спасибо, моя госпожа, - поблагодарил смущаясь оруженосец и взяв ягоды, попробовал их, ощущая приятный вкус.
   Вдруг девушка-рыцарь переменилась в лице - испуганно взглянув на юношу.
   - Ой милый Жан-Пьер! Я кажется нарвала не те ягоды! Они ядовиты! - закричала Анна-Лиза Бертран.
   Жан-Пьер с ужасом взглянул на свою хозяйку, от страха смерти его всего затрясло и прошиб пот!
   - Ха-ха-ха-ха-ха! Я пошутила, милый мой Жан-Пьер! - расхохоталась девушка-рыцарь. - Прости теперь ты меня!
   Жан-Пьер тоже невольно улыбнулся, ещё не осознавая, что опасности для его жизни никакой нет. Он почувствовал, что за всю свою жизнь так и не привык к дерзким выходкам молодой графини...
   Они молча позавтракали лесными ягодами.
   - Ох Жан-Пьер, за месяц нашей отшельнической жизни я так устала от этих лат! - пожаловалась Анна-Лиза Бертран. - Как они тяжелы! Я хочу скинуть их и отдохнуть! И ещё отправиться на речку искупаться! Я так долго не мылась в воде, если конечно не считать дожди!
   Жан-Пьер помог девушке снять доспехи и та действительно почувствовала такую легкость в теле, которую ещё никогда не испытывала!
   - Милый Жан-Пьер, я пойду искупаюсь, а ты смажь маслом мои доспехи, а то они в некоторых местах начали ржаветь, - сказала Анна-Лиза и ушла купаться на речку.
   Оруженосец достав сосуд с маслом, стал смазывать проблемные места у рыцарских доспехов... выполнив своё дело, он пошел искать свою хозяйку, что-бы сообщить об её обновлённом снаряжении.
   Пробравшись к лесной речке, юноша увидел девушку и обомлел.
   Анна-Лиза сбросив себя легкое одеяние, обнажённая резвилась в воде! Видя её красивое тело, от вспыхнувшего волнения у Жана-Пьера стремительно забилось сердце. Он весь покраснел, по лицу проступил пот, от волнения он не мог дышать!
   "О Господи, я вижу свою госпожу голой! Как она прекрасна! Но какой же грех, наблюдать за ней! Меня же за это заберёт в своё царство сам Люцифер! - в ужасе думал Жан-Пьер, смотря на купающуюся голую девушку. - Он будет заживо меня жарить в котле! Жарить и добавлять ещё масла в огонь!!!"
   Юноша страшась греха, пытался закрыть свои выпученные глаза, но все равно не в силах сдержаться от соблазна, поглядывал на девушку сквозь пальцы...
   - Милый Жан-Пьер, я искупалась! Как хорошо и свободно мне сразу стало! Речная вода дала мне силы и я готова продолжать путь! - радостно проговорила Анна-Лиза Бертран вернувшись с купания в лесной речке, и спросила оруженосца. - Ты обмазал маслом мои доспехи?
   - Д-д-д-да... - еле выдавил из себя Жан-Пьер, весь трясясь от волнения.
   То, что он увидел, ещё четко стояло у него перед глазами.
   - Что с тобою Жан-Пьер? Ты хорошо себя чувствуешь? Ты весь трясешься! - воскликнула девушка-рыцарь, увидев, что с оруженосцем что-то не так.
   - С-с-сомной... вс-сё хор-рошо... - ответил заикаясь Жан-Пьер и раскраснелся как рак.
   - Нет, я же вижу ты весь горишь! Полежи немного, отдохни. Все-таки я тебя измучила своими походами! - проговорила Анна-Лиза Бертран и с ощущением вины поцеловала юношу в щеку.
   От поцелуя девушки, Жан-Пьер уже раскраснелся как жареный рак!
   Они решили ещё немного отдохнуть.
   Анна-Лиза сушила на солнце свои волосы и была очень счастлива от свободы, которую дарила лесная природа.
   В середине дня, оруженосец помог девушке-рыцарю вновь одеть доспехи и они отправились в путь, в поисках какого-либо жилого поселения.
  
   III
  
   Молодой пастух по имени Паскаль, как обычно, с раннего утра вывел своё стадо овец на просторные поля с сочной травой. Внимательно следя за каждой овцой и наблюдая за окрестностями, не притаились ли где-либо хищные волки - он пропас стадо до середины дня.
   Утомлённый летним солнцем, Паскаль решил немного вздремнуть, расположившись на траве. Взяв в зубы небольшой стебелёк какой-то травы и надвинув на глаза свою соломенную шляпу, покрывающую его кудристые, белокурые волосы - он сладко задремал. Но отдохнуть ему пришлось довольно недолго! Через пару минут на него упала какая-то тень, а ещё через мгновенье на него внезапно накинулись несколько человек!
   - Кого я вижу?! Белобрысый юнец у нас в руках, парни! - заорал здоровенный главарь налетчиков, когда пастух был ими схвачен.
   - Что вам от меня надо, проклятые разбойники?! - закричал пастух Паскаль, смотря на главаря и стараясь вырваться от двух других, но те крепко его держали.
   - Ты нам не нужен! Нам нужны лишь твои овечки! А то мы очень проголодались! - воскликнул главный разбойник и засмеялся.
   Другие поддержали главаря дружным смехом.
   - Не трогайте моих овец! Только попробуйте взять хоть одну! - закричал пастух, ещё сильнее пытаясь высвободиться.
   Один из разбойников нанёс своим коленом сильный удар в живот пастуху и тот скрючившись от боли, отбросил всякое сопротивление.
   - Глупец! Я Жером, гроза этих земель! И всё, что на них моё! - представился разбойник и спросил подтверждения своих слов у одного из напарников. - Правда Жакуй?!
   - Да! И лучше тебе помолчать или предпочитаешь молчать с перерезанной глоткой?! - ответил другой разбойник с жирным лицом и достал небольшой нож.
   Пастух видя, что разбойников трое и они вооружены ножами, ничего не ответил, сдавшись на волю Судьбе.
   - Оставьте его мерзавцы! - внезапно раздался откуда-то, чей-то звонкий голос.
   Разбойники оглянулись и увидели подъехавшего на коне рыцаря, и его оруженосца едущего рядом с ним.
   - А ты ещё кто такой?! Парни, нам опять хотят помешать проклятые рыцари! - взревел Жером.
   - Я не собираюсь представляться таким мерзавцам как вы, но я приказываю оставить этого пастуха в покое, иначе я убью вас! - пригрозил таинственный рыцарь.
   - Постой, постой... что-то у тебя голосок довольно нежный... - подозрительно смотря на рыцаря, проговорил Жером и завопил. - Да ты девица! Парни, какая-то девица облачившись в рыцарские доспехи смеет указывать нам!
   Разбойники сначала сильно удивились, а затем расхохотались.
   - Жером, а может это сестрица рыцаря Кристиана Бенолли? - шепнул своему главарю Жакуй. - Я слышал, что она лесная отшельница... вдруг это она?
   - Девица, ты не сестрица рыцаря Кристиана Бенолли?! - напрямую спросил после этого, Жером.
   - Нет, я сама его ищу. Я девушка-рыцарь, защитница чести и достоинства слабых, и невинных! Немедленно отпустите пастуха! - с угрозой проговорила девушка-рыцарь и достала свой меч.
   - Тогда мы не боимся какую-то девку в рыцарском обличии! - воскликнул Жером и приказал своим разбойникам. - Стащить её с седла!
   Разбойники бросив пастуха, с ножами кинулись на девушку-рыцаря. Она одним ударом меча, насмерть зарубила одного из подбежавших к ней разбойников, а другим ударом у второго выбила нож!
   Видя, что девушка неплохо владеет мечом, обезоруженный Жакуй не решался идти на неё дальше, а развернулся и бросился бежать!
   - Она ведьма! - прокричал он, пробегая мимо своего главаря.
   Жером недолго думая, тоже бросился на утёк.
   - Стоять мерзавцы! - воскликнула девушка-рыцарь и пришпорив своего коня погналась за разбойниками.
   Два разбойника изо всех сил бежали по полю, стремясь добежать до стоящего неподалёку леса, чтобы скрыться в нём от девушки-рыцаря, но та на своём коне стремительно их догоняла. Жакуй оглянувшись набегу, увидел это и достав нож вдруг остановился - развернувшись, что было сил он метнул его в преследовательницу!
   Нож просвистев в воздухе, вонзился в правую руку девушке, держащую меч! Пронзительно вскрикнув от боли, она выронила меч в траву и остановила коня.
   Жакуй хотел уже вернуться и напасть на безоружную девушку-рыцаря, но испугавшись, мчавшегося с копьём наперевес её оруженосца, бросился бежать дальше.
   Вскоре, он и его главарь Жером убежали, скрывшись в лесу.
   - Моя госпожа вы сильно ранены? - спросил с тревогой в голосе оруженосец Жан-Пьер, подскакивая на своём коне к Анне-Лизе Бертран.
   - Мне больно... один из этих мерзавцев метнул нож и он пробив кольчугу впился мне в руку! - проговорила Анна-Лиза, стоная от боли.
   - Дайте я посмотрю, моя госпожа, - проговорил Жан-Пьер.
   Он подъехал к ней ближе, взял её руку и осторожно стал вытаскивать застрявший в кольчуге и плоти девушки нож. Он вытащил его, но несмотря на всю осторожность, Анна-Лиза несколько раз вскрикивала от сильной боли.
   - Надо вам перевязать рану, моя госпожа, - сказал Жан-Пьер.
   Они подъехали к пастуху, который всё это время наблюдал за происходящим и там оруженосец стал перевязывать девушке ранение.
   - Спасибо вам, вы спасли меня и моё стадо от разбойников! - воскликнул пастух Паскаль.
   - Не надо благодарности, ты лучше следи за своими овцами... - проговорила Анна-Лиза Бертран, приподнимая забрало шлема и открывая этим свои темные глаза.
   - Как необычно, вы девушка-рыцарь! Вы точно не сестра рыцаря Кристиана Бенолли? - спросил пастух, восторженно смотря на неё.
   - Нет. Ты не знаешь, не состоится где-нибудь какой-либо рыцарский турнир? - спросила его девушка-рыцарь
   - Нет, - ответил пастух Паскаль.
   - А знаешь какой-нибудь поблизости посёлок?
   - Есть небольшой посёлок к северу отсюда, до него одно лье пути. Он знаменит таверной Люка, но не советую вам туда ехать.
   - Почему?
   - Недавно его захватили чужеземные рыцари и основали свой лагерь. По слухам в народе, эти рыцари с немецких земель.
   - Чужеземцы захватывают земли моей Родины?! Это мой долг прогнать их оттуда! Жан-Пьер, мы едем туда!
   Оруженосец окончил перевязку руки девушки-рыцаря и они спешно отправились в путь.
   - Прощайте мадемуазель-рыцарь! Спасибо вам за всё! - крикнул вслед Анне-Лизе Бертран, махая своей соломенной шляпой, юный пастух Паскаль.
  
  
  
  
   13) В ТАВЕРНЕ ЛЮКА БУЙСТВУЮТ ТЕВТОНЦЫ!
  
   I
  
   В одном небольшом лангедокском посёлке на юге Французского королевства была знаменита на всю округу таверна Люка. Здесь, после длительного похода, могли передохнуть и потрапезничать отряды рыцарей, монахов, паломников и любых других странников. Хозяин таверны француз с лысой головой в расцвете лет Люка, щедро угощал своих гостей жареным мясом убитых животных и свежей дичью, предлагая в качестве напитка различные вина, которые хранил во многих бочках в подвале своей таверны. За немалое количество лет Люка стал достаточно богатым человеком. Он имел друзей среди баронов и графов, и даже особ приближенных к Королевскому двору. Люка никогда не имел больших проблем и таверна его всё больше процветала.
   Но однажды и его постигла неудача.
   Обычным летним вечером, в таверне Люка как всегда было шумно - пировал со своими друзьями один провансальский граф. Феодалы веселились во всю, трапезничая мясом и распивая вина под музыку и песни странствующих трубадуров, в которых проявлялся отчетливый смысл, направленный против власти Католической Церкви, недовольство к которой всё более возрастало среди населения в этих южных землях. Когда их пир был в самом разгаре, в таверну внезапно ворвались иноземные рыцари. Они легко захватили всех опьяневших, расслабленных посетителей таверны, а её хозяину и всей его прислуге объявили, что именем Папы, теперь всё здесь находится в их власти. Глава рыцарей заявил, что они рыцари военно-монашеского Тевтонского Ордена и сделал таверну своим временным гарнизоном.
   Немецкие рыцари захватив таверну Люка, стали бурно, не по-монашески проводить в ней своё время. Они каждый вечер устраивали шумные пиры, на которых поедали не одну порцию зажаренного на вертелах мяса и запивали его не одной бочкой вина, после чего навеселе горланили свои песни. Естественно, захватчики ничего не платили, и хозяину таверны приходилось с глубокой горечью наблюдать как разоряют его хозяйство, и какие от этого он терпит убытки.
  
   II
  
   Магистр земель Тевтонского Ордена Витольд, опрокидывал в своё горло один кубок с вином за другим, рвя своими крепкими зубами мясо с дичи, зажарённой на вертеле.
   Он сидел в центре длинного, деревянного стола, вдоль которого сидя на скамьях по обе стороны, пировали его братья-рыцари. Они словно стая диких волков накинулись на мясо, лихо запивая его кубками вина. Тевтонцы так много пили этот божественный напиток, что их оруженосцы едва успевали выкатывать с подвала очередную бочку, наполненную прохладным вином. Хозяин таверны Люка стоял в стороне от пирующих захватчиков и будучи готовым выполнить любое их приказание, с грустью за всем наблюдал.
   Когда тевтонцы вдоволь наелись и напились, они обняли друг друга и дружно стали распевать по-немецки свои пафосные песни, прославляющие их Орден в честь Святой Девы Марии и Святой Катарины.
   Их голоса раздающиеся из таверны были слышны жителям всего посёлка.
   Сам магистр вскоре оставил своих веселящихся братьев в белоснежных мантиях с черными крестами за столом, поднявшись на второй этаж таверны в одну из небольших спальных комнат.
   Оказавшись в спальной комнате, он велел привести к нему пленённую крестьянку, которую до этого велел прислуге таверны вымыть и приодеть. Приказание магистра было выполнено - девушку, помытую и одетую в более чистые одежды, привели к нему в комнату.
   Увидев пленницу уже без грязи и крови, Витольд был вновь поражен её неземной красотой. Взгляд немецкого рыцаря не обманул его - девушка была необычайно красива, но взор её больших, карих глаз был тускл, а она вся как будто находилась в отрешенном от внешнего мира состоянии.
   Магистр Витольд любуясь ею, налил из сосуда немного вина в серебряный кубок и протянул его девушке.
   - Пей, - приказал тевтонец.
   Но девушка молча стояла и не двигалась.
   - Я приказываю тебе, выпей! - уже со злостью проговорил магистр Витольд.
   Девушка не реагировала.
   Тевтонец с яростью отбросив кубок с вином, схватил её и прижав к бревенчатой стене таверны, вытащил меч.
   Глаза Витольда сверкали от злости, смотря в большие глаза девушки, в которых был лишь мрак и холод. Их лица были рядом. На фоне прекрасного, юного лица крестьянки, лицо магистра с грубыми чертами и с зияющим шрамом (оставленным рыцарем Кристианом Бенолли на рыцарском турнире) в полумраке ночи казалось гоблинским.
   Видя так рядом пусть и холодное, но красивое лицо девушки, Витольд ощутил, что хочет её поцеловать! Ощутив это, рыцарь-монах почувствовал и дикий ужас!
   - Да ты поганая ведьма! - взревел внезапно тевтонец. - Ты не пленишь меня своими колдовскими чарами! Отправляйся в ад!
   Он замахнулся мечом и со всей силой вонзил его в... в стену!
   Остриё меча ударилось неподалеку от головы девушки, лишь срезав ей небольшой локон русых волос!
   Магистр не смог её убить! Тевтонец издал вопль бессилия, что он не смог убить эту странную, но прекрасную крестьянку!
   Смотря на девушку, магистр Витольд вскоре понял, что он и не хочет её убить, но и боялся дальше оставаться с ней рядом, считая, что возможно её красота от дьявола, а значит находиться с нею опасно. Он вызвал к себе одного из своих рыцарей и велел запереть пленницу в подвал к другим пленным - прислугой и гостями захваченной таверны. Однако магистр повелел, чтобы перед этим девушку накормили, пусть хоть насильно. Главного тевтонца беспокоило, что крестьянка может умереть с голоду.
   Рыцарь, повинуясь приказу своего магистра, отвел пленницу вниз, где продолжали пировать остальные тевтонцы. Там он усадил девушку за стол и приказал принести ей какую-нибудь похлебку. Хоть это было сделано, она не притронулась к еде. Тогда уже все тевтонцы, зная приказ магистра, схватили крестьянку за руки и ноги и положив на стол, стали с силой разжимать ей рот, вливая пшеничную похлебку! Девушка отчаянно сопротивлялась, стараясь выплевывать еду, пачкая похлебкой и себя и белые плащи немецких рыцарей, но всё равно кое-что уходило в её желудок. Кончив с похлебкой, тевтонцы стали вливать в рот девушке через сосуд красное вино. Она и тут сопротивлялась, её новая одежда уже здорово перепачкалась в похлебке и вине, но она ничего поделать не могла. Опьянев от вина, девушка и вовсе не могла уже сопротивляться.
   Опьяненную, запачканную от похлебки и вина, тевтонцы заперли французскую крестьянку в подвал таверны...
  
   III
  
   Утро осветило багровыми лучами бревенчатые стены таверны Люка. Оно отразилось и в латах рыцарей, стороживших таверну. По их ведрообразным шлемам, по нашитым на их белых плащах большим, черным крестам, и по их гербам можно было понять, что это немецкие рыцари Тевтонского Ордена.
   Тевтонцы, поставленные магистром в караул, восседая на конях и сжимая в руках тяжелые копья, не спеша передвигались вокруг таверны, иногда переговариваясь между собой на чуждом в этих краях языке.
   В самой таверне было ещё тихо. Среди бурно пировавших вчера рыцарей, кто так и уснул за столом, кто спал на полу, а кто и в спальных комнатах на верху. Сам магистр долго не мог вчера уснуть, думая о своей странной пленнице, но всё же уснул и сейчас ещё спал.
   Наступившее утро было прекрасно и всё вокруг казалось умиротворенным.
   Но внезапно раздался чей-то крик и тевтонцы охраняющие таверну увидели как к ним во весь опор мчится на своём коне некий рыцарь! Не успели они опомниться, как рыцарь ворвавшись во двор, налету сбил с седла своим копьём одного из них и принял бой мечом с остальными! Его оруженосец, появившись столь же внезапно, отважно бился рядом с ним! Рыцарь, виртуозно владея своим мечом, отправил на землю ещё одного тевтонца - однако вскоре другие немецкие рыцари всё же сбили с седла его самого, а за ним и его оруженосца.
   На шум и крики этого утреннего боя, пробудились всё жители небольшого посёлка и проснулись все спящие в таверне рыцари, которые выбежали на улицу посмотреть, что происходит. Вместе с ними проснулся и сам магистр.
   - Что здесь происходит?! - заорал он на своих тевтонцев, поставленных им в караул.
   - Мой магистр, нас внезапно атаковал вот этот рыцарь! Мы отразили атаку, но незнаем кто он! - доложил ему один из караульных.
   Магистр Витольд сжимая меч, подошел к незваному рыцарю, которого тевтонцы уже подняли с земли и держали его руки за спиной.
   - Посмотрим, что это за поганая собака, которая посмела на нас напасть! - зло воскликнул магистр, перед схваченным рыцарем.
   Он снял с него шлем и все присутствующие, включая самого магистра, охнули от изумления - под шлемом рыцаря скрывалась юная, длинноволосая девушка! Это поразило всех - рыцари военно-монашеского Ордена впервые видели девушку облачённую в рыцарские доспехи!
   - Что за ведьма?! - с изумлением воскликнул магистр.
   - Я Анна-Лиза Бертран, девушка-рыцарь! Я защитница бедных и невинных в своём королевстве! - в ответ прокричала девушка-рыцарь. - Проклятые чужеземцы, убирайтесь прочь с земель моей Франции!
   - Девка, да ты одержима дьяволом! Видимо он повелевает тобою! По тебе "плачет" суд инквизиции! - со злостью проговорил магистр Витольд.
   - Я не одержима! Я девушка-рыцарь, бьющаяся со злом, а зло это вы, поганые "псы"! - проговорила Анна-Лиза Бертран и плюнула магистру в лицо.
   Магистр земель Тевтонского Ордена стерев плевок, подошел к девушке-рыцарю и со всей силы ударил кулаком ей в живот. Хоть рыцарская броня и смягчила удар, однако сила главного тевтонца была очень огромна и девушка даже присела от боли. Оруженосец пытался защитить свою храбрую хозяйку, но тевтонцы его крепко держали.
   - Уведите эту дочь беспризорной собаки, одержимую дьяволом в подвал, - приказал магистр Витольд. - Я решу позже, что с нею делать!
   Девушку-рыцаря и её оруженосца бросили в подвал к другим пленённым людям в захваченной таверне. Сам магистр, подойдя к одному из своих рыцарей стоявших в карауле, ударил его по лицу с такой силой, что тот даже не удержался на ногах!
   - Рыцарь слабее какой-либо девки, не может считаться рыцарем! - проговорил магистр Витольд опешившему от удара тевтонцу и всему отряду.
   Другой тевтонец, получивший от девушки-рыцаря, ждал такой же участи, но магистр не тронул его, он лишь припугнул всех, чтобы они впредь были готовы к неожиданным атакам в этом королевстве...
   Подвал таверны Люка был прохладным и серым. Свет слабо проникал сюда лишь через небольшие проёмы, через которые можно было наблюдать часть улицы. В основном в подвале хранились бочки с вином. Хоть выпитого немецкими рыцарями было немало, бочки с вином ещё не все закончились.
   Девушку-рыцаря и её оруженосца бросили сюда и они увидели других, пленённых тевтонцами людей.
   Провансальский граф, хозяин таверны Люка, трубадуры, а также все остальные, увидев девушку в рыцарских латах сильно испугались и отошли в глубь подвала, в его темную сторону.
   Анна-Лиза Бертран и её верный слуга Жан-Пьер присели на две пустые бочки.
   - Моя госпожа, вас не очень сильно ударили? Вы не поранились в бою? - спросил её с волнением в голосе оруженосец.
   - Нет, не беспокойся милый Жан-Пьер, я не ранена. Хоть моя рука и болела от ранения ножом, от того разбойника, мне всё же удалось покалечить двух этих "псов"! - проговорила девушка-рыцарь. - Но нам надо выбираться отсюда! Надо позвать кого-нибудь на помощь и прогнать этих чужеземцев с нашей земли!
   - Вы правы моя госпожа, но как? - спросил Жан-Пьер.
   - Я что-нибудь придумаю... - проговорила Анна-Лиза Бертран.
   В полутьме, в небольшом свете идущем от небольших, узких проёмов, девушка-рыцарь обратила внимание на девушку-крестьянку, сидящую прямо на сырой земле подвала. Отрешенный взгляд девушки и её безразличие ко всему, и удивило Анну-Лизу.
   - Привет, как тебя зовут? С тобой всё нормально? - спросила Анна-Лиза Бертран, подсаживаясь к крестьянке.
   Девушка медленно подняла на неё свои большие глаза, но ничего не ответила. Её лицо в тусклом, бледном свете казалось высеченным из мрамора талантливым, искусным скульптором.
   - Скажи мне, что тебя тревожит? - спросила девушка-рыцарь. - Не бойся, я здесь никого в обиду не дам!
   Но крестьянка молчала, крепко сжав свои пухлые губки.
   - Не хочешь говорить, не говори... но не сиди на земле, ты можешь заболеть! - воскликнула Анна-Лиза Бертран.
   Она помогла крестьянке встать и усадила на одну из бочек.
   Далее, девушка-рыцарь стала ходить по подвалу таверны, думая как выбраться на волю из плена. Все остальные с опаской смотрели на неё.
   Вскоре, к Анне-Лизе пришла идея и она решила её немедленно воплотить!
   Подойдя к одной из стоявших на полке бочек, она откупорила пробку и стала глотать стремительно несущуюся из неё струю красного вина! Таким образом она решила напиться для храбрости, перед осуществлением своего плана!
   - Эй ты! Это моё вино, за него надо платить! - воскликнул в полутьме, недовольный голос хозяина таверны Люка.
   - Платить?! А разве этим чужеземным собакам ты даешь вино за плату?! - усмехнулась в ответ, уже изрядно нахлебавшаяся вина Анна-Лиза Бертран.
   Девушка-рыцарь мгновенно опьянев, весело и очень громко засмеялась, своим смехом других приводя в ужас. Она же, бросилась в ту сторону, где находился сам Люка.
   - Хозяин! А может я и вправду ведьма?! Разве с ведьм берут плату?! Ведьмы сами приходят за расплатой!!! - закричала не своим голосом на него Анна-Лиза Бертран и даже его укусила.
   Хозяин таверны Люка, от её укуса издал истошный вопль и от переполнившего его ужаса, теряя сознание рухнул на свои бочки! А девушка-рыцарь ещё сильнее рассмеялась, будто и вправду одержимая дьяволом!
   Всё были просто в шоке от её действий, даже замер слуга Жан-Пьер - он никогда не видел свою хозяйку столь странной! Только девушке-крестьянке так и было безразлично всё происходящее.
   Тем временем девушка-рыцарь подобралась к дверям подвала ведущим наружу и стала по ним сильно бить!
   - Слышите меня, поганые "псы"?! Я действительно ведьма! Если не отпустите меня, я нашлю на вас всех проклятье! - кричала Анна-Лиза, стараясь визжать и шипеть, при этом продолжая руками колотить дверь.
   Два тевтонских рыцаря, охраняющих дверь в подвал, уже давно слышали раздающийся оттуда какой-то шум, но не собирались спуститься, чтобы узнать в чём дело. Однако сейчас, прямо за ними орала и шипела девушка-рыцарь, утверждая, что она ведьма! Немецкие рыцари переговаривались, что делать - решив небеспокоить лишний раз своего магистра, они решили сами спуститься в подвал и разобраться с буйной девушкой.
   Вытащив мечи, тевтонцы отворили дверь и вошли, спускаясь по лестнице в подвал.
   - Идите сюда, поганые "псы"! - воскликнула девушка-рыцарь, увидев перед собою тевтонцев.
   Она ногой, с силой толкнула лежащую на полу бочку и та покатившись сбила с ног одного из немецких рыцарей, который, падая увлёк за собой и своего напарника.
   Увидев, что рыцари упали, Анна-Лиза набросилась на одного из них, а её оруженосец, осознав лишь сейчас план своей хозяйки, бросился на другого.
   Завязалась борьба, в которой каждый хотел выхватить меч. Это удалось девушке-рыцарю, которая вскоре и зарубила своего противника. Но её оруженосец не смог справиться с немецким рыцарем - он пал на землю, получив от него сильный удар мечом в живот!
   - Жан-Пьер!!! - отчаянно воскликнула Анна-Лиза Бертран, видя что её оруженосец истекая кровью лежит на земле.
   Она с яростью накинулась на второго тевтонца, жаждя отомстить. Тот оборонялся как мог, но из-за своего шлема, плохо видел в полутьме подвала и вскоре лишившись меча, лишился и своей жизни.
   Девушка-рыцарь, расправившись с ним, кинулась к своему оруженосцу.
   - Жан-Пьер, милый Жан-Пьер, не умирай! - воскликнула Анна-Лиза, опустившись на колени пред лежащим слугой, не в силах сдержать своих слез.
   - Моя госпожа... не плачьте... вы очень прекрасны... - тихо проговорил Жан-Пьер, с живота которого лила кровь.
   - Прошу не умирай! Прости меня милый Жан-Пьер! Это я замучила тебя своими приключениями! Я виновата! - рыдала девушка-рыцарь, обнимая своего оруженосца.
   - Вы невиноваты моя госпожа... - прошептал Жан-Пьер. - Я чувствую, что умираю... и я хотел бы признаться, что люблю вас, и всегда любил с детства...
   - О милый Жан-Пьер, спасибо! Но почему ты молчал?! Ты не умрешь Жан-Пьер! - рыдала Анна-Лиза, не выпуская оруженосца из объятий, пачкаясь его кровью.
   - Я люблю вас... я всегда мечтал только об одном, поцеловать вас... - шептал Жан-Пьер, силы которого уходили с каждой секундой.
   Анна-Лиза Бертран в тот же миг и поцеловала своего друга детства, слугу и оруженосца в одном лице, Жана-Пьера. И Жан-Пьер в её поцелуе почувствовал невероятное счастье от сбывшейся мечты. В один миг перед его глазами пронелась вся его недолгая жизнь с любимой хозяйкой и со счастливым видом на лице он умер от потери крови.
   - Нет, Жан-Пьер!!! - издала вопль девушка-рыцарь, почувствовав, что её оруженосец мертв.
   Она знала, что ей нужно было бежать, но не могла выпустить из объятий умершего друга детства, рыдая навзрыд. Но всё же она нашла в себе силы отпустить его. Встав на ноги, она схватила за руку ту девушку-крестьянку и они побежали на верх, к выходу из подвала. Выбежав, девушка-рыцарь увидела, что тевтонцев с этой стороны таверны ещё нет, а один из их коней, покрытый большой броней стоит рядом. Недолго думая, Анна-Лиза Бертран усадила на него девушку-крестьянку, затем села сама влезла к ней в седло и они помчались прочь от таверны!
   Удаляясь в даль, Анна-Лиза с глазами полными слёз, обернулась назад, чтобы в последний раз взглянуть на таверну, в подвале которой лежал её мертвый слуга Жан-Пьер...
  
  
  
  
   14) ПРИ ДВОРЕ КОРОЛЯ ФРАНЦИИ. ЗАГОВОР И ПРЕДАТЕЛЬСТВО.
  
   I
  
   Король Французского королевства Людовик VII, по прозвищу Молодой, в отличии от своего отца Людовика VI и всех других своих предшественников из династии Капетингов, отличался более спокойным нравом. Король не любил вести какие-либо войны, стараясь всеми способами избежать конфликтов, находя мирный компромисс. Однако и сам королевский домен был ещё не столь большим, а вместе с тем и власть короля являлась крайне незначительной для других феодалов. Земли Французского королевства почти всё двенадцатое столетие ограничивались лишь Иль-де-Франсом, Орлеаном и частью провинции Берри. Поэтому граничившие со стороны запада владения враждебного герцога Нормандского и короля Англии, а на востоке и юге графство Блуа-Шампань - были значительно могущественнее самого королевства! Ни отец Людовика Молодого, ни он сам не мог оказать влияние на столь сильных соседей. Даже успешная попытка Людовика VI заручиться поддержкой Католической Церкви в лице аббата Сен-Дени Сугерия, не дала королевству больших преимуществ. Дабы присоединить земли лежавшие по обе стороны реки Луары, он женил своего сына Людовика VII на Элеоноре Аквитанской, единственной дочери и наследнице герцога Аквитании Гильома X. Но несмотря на существенную выгоду этого брака, новому королю пришлось с самого начала своего правления бороться за власть с местными феодалами и в этой борьбе нередко ощущая собственное бессилие, ему приходилось даже обращаться за помощью к городам!
   Вступив на престол, Людовик VII продолжал политику своего отца, но без особой силы и рвения. Миролюбивый нрав короля сдерживал его от захватнических войн. Король в первую очередь заботился о том, чтобы его королевство процветало. Однако и ему под давлением Католической Церкви, однажды пришлось встать под знамена Креста и отправиться во второй Крестовый Поход на отвоевание у турков-сельджуков Иерусалима, в который он возьмет и свою жену Элеонору из-за страха измены. Этот поход станет первой неудачей для крестоносцев, Людовик VII будет жестоко разбит, а по возвращение в королевство его ожидает ещё и развод, а вместе с ним и вновь потеря ценных земель для итак небольшого домена! Элеонора Аквитанская добившись развода с французским королем по причине кровосмешения, уйдет к будущему английскому королю Генриху II из династии Плантагенетов, который хоть и являлся вассалом Людовика VII, но владея почти всей западной Францией был гораздо могущественнее его. После первого неудачного брака, у короля будет таким же и второй (в котором он быстро овдовеет), и лишь в третьем браке с Адель Шампанской (дочерью графа Шампании Тибо II Великого и Матильды Каринтийской), он обретет счастье - она родит ему долгожданного наследника принца Анри и дочь принцессу Агнесс!
   Именно доброта и щедрость короля всегда нравились его жене королеве Адель. Сама королева была красива, умна и тоже отличалась добротой. Она была счастлива с королем. И король её действительно любил. Они были редким исключением, когда титулованные особы заключили союз по-любви. Свою любовь король и королева отдавали и своим детям. Им они передали доброту и гуманизм к окружающим людям...
   Прямой противоположностью королю Людовику Молодому, был его младший брат, герцог Жан Гранфор де Нуар. Будучи ещё магистром собственного светского Ордена Черного Орла, он имел жесткий нрав, а о деяниях его Ордена ходили ужасные слухи. Из-за этого король Людовик VII старался избегать встреч и каких-либо дел с братом. Лишь только по-делам касающимся лично его королевства, король встречался с ним. Ведь герцог де Нуар имел много вассалов и дружил с самим кардиналом курии Морисом Моро, которого король ещё больше нелюбил, но по долгу перед Католической Церковью, принимал иногда у себя во дворце. Кардинал Моро имел ничуть не меньшую власть и являлся лицом самого Папы Римского во Французском королевстве.
   Именно от кардинала Мориса Моро, его гонец в один из обычных дней принесет весть королю Людовику VII Молодому, в которой тот узнает, что кардинал вместе с его братом герцогом, намерены прибыть с очередным визитом во дворец. Узнав это, король прикажет подготовиться к визиту высоких гостей...
  
   II
  
   Ярким, солнечным днем, под звуки множества труб и биения литавров, поданные короля Франции торжественно приветствовали герцога Жана Гранфора де Нуара и кардинала Мориса Моро, въезжающих со своей свитой из армии рыцарей во двор при королевском дворце. Впереди длинной процессии шли знаменосцы - они красиво взмахивали знаменами с пестрыми изображениями различных гербов, причудливо кружились с ними в танце, как мечами вертели их в своих руках, а иногда даже как жонглёры подкидывали их вверх стопами ног! За ними, восседая на покрытых красочными попонами конях, стройными рядами ехали тяжеловооруженные рыцари. Они красиво блистали на летнем солнце своими латами, звеня ими при каждом движении коней. Под их окружением, в центре ехал и сам брат короля, герцог Жан Гранфор де Нуар. Обладая густой бородой, облаченный в черные доспехи, герцог выглядел суровым военоначальником. Рядом с ним ехал кардинал Морис Моро, лицо которого по мимо огромного высокомерия, выражало полное безразличие ко всему происходящему. Его большой синий плащ из дорогого шелка блистал в солнечных лучах, придавая ему некое величие, подобное самому королю.
   Король Людовик VII Молодой в окружении своих вассалов, величественно восседал на коне и поджидал гостей возле своего дворца. Как бы в знак его королевской власти за ним развивалась орифламма Франции - длинное полотнище красного шелка с золотыми языками пламени, по обе стороны которого развивались ещё два королевских знамени: одно голубое с вышитыми на нем золотыми лилиями и другое с белым крестом. Когда герцог и кардинал приблизились к нему, он поприветствовал их и пригласил к себе во дворец.
   В просторном, шикарном зале королевского дворца, король Людовик VII Молодой устроил большой пир. Море различных яств и французских вин пробовали феодалы под музыку и песни придворных менестрелей. Не раз за длинными столами произносились тосты во славу короля и королевства, поддерживаемыми оглушительными, бурными овациями. Сам король восседал рядом со своей женой королевой Адель. Короля и всех остальных развлекали шуты, которых у него было двенадцать! Шуты в причудливых колпаках слонялись между королем и его гостями, сыпля дерзкими шутками и нередко приставая к некоторым феодалам. Иногда они позволяли себе довольно смелые выходки, такие как, например танцы на одном из столов прямо перед пирующими за ним людьми!
   Герцог Жан Гранфор де Нуар и кардинал Морис Моро сидели неподалеку от короля Людовика VII. Главный вассал герцога, командующий его рыцарями Ордена Черного Орла, рыцарь Жак де Люп тоже присутствовал здесь. По приказу своего сюзерена он подошел к королеве Адель с целью пригласить её и принцессу Агнесс на непринужденную охоту. Королева согласилась и встав из-за стола стала готовиться к отъезду. Вскоре она и принцесса были готовы - в окружении своей королевской охраны и рыцарей Жака де Люпа, они покинули вместе с ним дворец...
   Тем временем, после шумного пира, король Людовик VII Молодой, ничуть неподозревающий о надвигающейся опасности, традиционно пригласил всех на бал. Под красивую музыку придворных менестрелей, сам король, несмотря на то, что был уже далеко не молод, лихо закружился в вальсе с одной из своих юных фавориток - лишний раз подтверждая своё прозвище Молодой. Примеру короля последовали остальные феодалы, приглашая своих знатных дам на бал. Только герцог де Нуар и кардинал Моро не принимали участия в танце.
   Брат короля заметив, что его вассал уже покинул дворец с королевой и принцессой, решил приступить к главным действиям. Он подозвал одного из своих слуг и что-то ему прошептал, после чего тот в ответ кивнув головой, направился к тому месту где недавно трапезничал сам король. Отбиваясь от назойливых шутов, слуга герцога подошел к столу и там как будто беря один из небольших серебряных ковшей с икрой, незаметно, в считанные мгновенья, из своего широкого манжета высыпал в кубок короля некий порошок... взяв икру, слуга вернулся к герцогу, быстро шепнув что-то ему. Теперь герцог де Нуар кивнув ему, встал из-за стола и обратился к королю, стремясь позвать с бала его и всех феодалов, чтобы ещё раз выпить за его славу. Веселый король Людовик VII Молодой, обнимая знатных дам и смеясь над шутками своих шутов, послушав своего брата, вернулся за стол вместе со своими гостями. Герцог де Нуар произнёс очередной тост в честь короля и новые кубки с вином в руках феодалов были осушены. Выпил вина со своего кубка и король Людовик VII, после чего уже через минуту почувствовал себя плохо - он внезапно упал на пол и пуская изо рта пену скончался! Увидев это, сразу смолкли все менестрели, а феодалы которые ещё недавно были будучи навеселе, сейчас замерли от неожиданности, собравшись вокруг лежащего короля. Даже двенадцать шутов молча стояли больше не бросаясь своими шутками. Никто из присутствующих не верил своим глазам - король Людовик VII Молодой, совсем недавно такой веселый и вальсирующий на балу, был сейчас мертв!
   Именно в этот шокирующий для всех миг, герцог Жан Гранфор де Нуар вскочив на один из столов объявил присутствующим, что теперь он новый властитель Французского королевства и что теперь всё находится в его власти! Кто-то из феодалов был окончательно потрясен словами брата покойного короля, а кто-то схватился за мечи, намериваясь убить заговорщика - но тут все услышали, как с наружи донеслись звуки множества труб и рыцарских рожков! Феодалы кинулись к окнам замка и увидели две большие армии, состоящие из рыцарей светского Ордена Черного Орла и рыцарей кардинала Моро. Они окружили королевский дворец и все, осознав, что сопротивляться уже бесполезно, сдались захватчикам.
   Злые глаза герцога Жана Гранфора де Нуара радостно сияли - теперь власть во Французском королевстве принадлежала ему!..
   Рыцарь Жак де Люп с отрядом своих рыцарей в черных латах всё дальше уводил королеву Адель и принцессу Агнесс, которых охранял ещё и небольшой отряд королевских рыцарей. Замысел герцога де Нуара увести королеву и принцессу из дворца под предлогом непринуждённой охоты, полностью удался. Когда королева Адель выразила обеспокоенность тем, что они слишком далеко отъехали от дворца, рыцарь де Люп решил показать свои истинные намерения. По его сигналу, вся личная охрана королевы и принцессы была быстро перебита, а они сами были взяты в плен! Когда королева спросила главного вассала герцога де Нуара, что происходит, тот с усмешкой заявил ей, что её король наверно уже мертв, а новый хозяин королевства отныне его сюзерен! Рыцарь де Люп также объявив шокированным, титулованным пленницам, что теперь они во власти герцога и рыцарей Ордена Черного Орла - заточил их в его старый замок и поспешил вернуться в королевский дворец.
  
  
  
  
  
   15) БИТВА РЫЦАРЯ КРИСТИАНА БЕНОЛЛИ С МАГИСТРОМ ВИТОЛЬДОМ!
  
   I
  
   Магистр земель Тевтонского Ордена Витольд был полон злобы, когда узнал, что девушка-рыцарь убив двух его тевтонцев, сбежала из подвала таверны, взяв с собою пленённую им девушку-крестьянку! Он немедленно собрал весь свой отряд и обратился к нему:
   - Слушайте мои братья! Эта одержимая дьяволом француженка в доспехах, может привести сюда какую-либо армию! Нам срочно надо покинуть это место! Когда мы ещё находились в замке герцога де Нуара, я случайно подслушал его разговор с главным вассалом. По их разговору я понял, что они хотят захватить власть в этом королевстве и из-за этого нам надо быть готовым ко всему! Слушайте мой приказ братья! Мы немедленно покидаем эту таверну и отправляемся назад в свои земли!
   Немецкие рыцари повинуясь приказу магистра, с помощью своих оруженосцев стали спешно собираться в дорогу. Вскоре они покинули разорённую таверну Люка, безостановочно мчась через леса и поля просторной Франции, стараясь быстрее покинуть её земли. Впереди основного отряда магистр выдвинул двух рыцарей-разведчиков. Сам Витольд мчался рядом с рыцарем держащим знамя...
   Отряд тевтонцев въехал на тропинку очередного французского леса.
   Двое разведчиков ехали как обычно впереди, изредка переговариваясь между собою и даже не замечали, что за ними из гущи леса наблюдают множество глаз затаившихся рыцарей! Это были рыцари Ордена Черного Орла, под командованием Жака де Люпа! Герцог Жан Гранфор де Нуар послал главного вассала, чтобы он уничтожил отступающих немецких рыцарей, так как хорошо запомнил последние слова магистра и боялся из-за этого лишней огласки в других землях, насчет захвата им власти в королевстве. И вот рыцари в черных доспехах засели в засаде.
   Когда отряд немецких рыцарей проник глубже в лес, рыцарь Жак де Люп жестом дал сигнал к их атаке - в тот же миг несколько его рыцарей прицелившись из арбалетов выстрелили по двум впереди едущим тевтонцам. Пущенные стрелы, с огромной силой пробив латы разведчикам, убили их наповал - тевтонцы с предсмертными вскриками, с грохотом упали на землю! В этот же момент еще несколько тевтонцев были выбиты из седла спущенными на них бревнами, которые были подвешанны веревками на ветвях деревьев - заранее приготовленные ловушки французских рыцарей! И не успел магистр и его рыцари осознать, что происходит, как на них, обстреливая из арбалетов, обрушились из своих укрытий и сами рыцари в черных латах!
   Завязалась схватка рыцарей различных Орденов на этой тропинке в глубине леса.
   Тевтонцы и их оруженосцы, обороняясь от внезапно атакующих рыцарей, взяли под свою защиту в плотное кольцо магистра. Но их было мало - сначала одним за другим падали сраженные оруженосцы, а за ними и сами немецкие рыцари.
   Магистр Витольд видя, что враги уничтожают его отряд, пытался вырваться из окружения. Уже будучи весь израненным, ему всё же это удается - в последнем рывке он кидается на своем коне в гущу леса, стараясь скрыться в нем.
   Рыцарь Жак де Люп со своим отрядом добив всех тевтонцев, кинулся за их главарём.
   В напряжённой погоне рыцари Ордена Черного Орла всё же упустили магистра...
   Лишившись своего отряда от неожиданного нападения, израненный тевтонец долго проплутав по незнакомому лесу, выехал на небольшую поляну.
   "Проклятый герцог де Нуар! Твой Орден ответит за убийство моих братьев! Когда я доложу об этом Верховному магистру Отто и нашему Папе, тебе наступит конец!" - зло думал Витольд, остановив коня, давая тому передохнуть от напряжённой погони.
   Ранения магистра кровоточили и болели, он устал, но долго отдыхать ему не пришлось - услышав топот коня, он увидел, что с противоположной стороны поляны, выехав из леса, к нему мчится рыцарь!
   Что-то знакомое показалось Витольду в нем. Тевтонец вытащил меч, готовый к новому бою.
   Рыцарь мчался очень быстро и вскоре, по его манере держаться в седле, вести коня, а главное гербу на щите в виде пылающего сердца, магистр распознал в нем самого Кристиана Бенолли!
   "Это рыцарь Кристиан Бенолли! Значит он тогда всё-же не погиб от ранений в лесу?! Что-ж, пусть я и ранен, но мы всё же выясним здесь и сейчас кто из нас сильнее!" - подумал магистр Витольд, следя за приближающимся рыцарем...
   Рыцарь Кристиан Бенолли покинув мертвую деревню, мчался в сторону замка герцога де Нуара, дабы спасти захваченную его рыцарями свою любимую Эммануэль Блан. Рыцарь преодолел немалое расстояние, но не сбавлял темпа своему коню.
   Лишь выехав на эту поляну и увидев уже знакомого рыцаря с тевтонскими крестами, он сбавил темп.
   Не доезжая и двадцати метров до магистра Витольда, он вовсе остановил коня и вытащил меч.
   Рыцари молча сидели на своих конях и смотрели друг на друга через щели забрал. Сжимая рукоять своих мечей, никто из них не решался первым кинуться в бой.
   Рыцаря Кристиана удивило то, что тевтонец был без своего отряда. Он заметил, что один рог на шлеме магистра был срублен, да и сами доспехи были в некоторых местах сильно помяты, и запачканы кровью.
   Магистра Витольда же, удивило то, что Кристиан был не на своем белом коне.
   Кристиан Бенолли сейчас не очень хотел биться с тевтонцем - его сердце и мысли занимала его любимая Эммануэль, и то, что ему надо было быстрей двигаться дальше ради её спасения.
   Магистру Витольду же, теперь терять было уже нечего, он жаждал реванша за своё поражение на рыцарском турнире.
   Именно тевтонец не выдержав затянувшуюся между ними паузу, вскинул руку держащую меч и помчался на своего противника.
   Рыцарь, в тот-же миг бросился к нему навстречу.
   На всём лету их мечи схлестнулись, издав пронзительный треск металла и высечев стоп огненных искр!
   Началась ожесточённая битва.
   Хоть магистр Витольд был ранен, он молниеносно заорудывал своим мечом, под ударами которых рыцарь Кристиан Бенолли ощутил всю его силу тевтонца, отважно отбиваясь своим. Магистр пытался сразу выбить меч у противника, но это у него не получилось. Дважды он сделал резкие выпады, но рыцарь Кристиан мастерски защитился от них щитом. Кристиан в свою очередь хотел задеть и так раненного тевтонца, однако под мощным натиском того, только лишь оборонялся.
   Чувствуя силу немецкого рыцаря, Кристиан Бенолли стал даже немного отступать! Магистр ощутив это, стал лишь сильнее атаковать - пытаясь размашистыми ударами сбить его с седла!
   Искры летели во все стороны. Бьющиеся мечи сверкали на солнце как вспышки молний, однако в яростной битве двух рыцарей было равенство - никто из них не мог одолеть другого!
   Чувствуя, что его силы стремительно начинают падать, вспотевший рыцарь Кристиан Бенолли продолжая отбиваться от атак тевтонца, тяжело дыша, прокричал в пылу битвы:
   - Магистр Витольд! Я не хочу с вами биться, у меня появился новый враг и я тороплюсь его уничтожить!
   - Признай, что я тебя сильнее рыцарь Бенолли! - прорычал в ответ однорогий магистр. - И тогда я прекращу биться!
   - Магистр, хоть вы и ваш Орден едва не убили меня, моим главным врагом является Орден Черного Орла! Прошу отложить наш поединок! - воскликнул рыцарь Кристиан, чувствуя, что все сильнее слабеет.
   Услышав об Ордене Черного Орла, главный тевтонец прекратил атаку.
   Оба рыцаря сильно вымотались - тяжело дыша, они устало опустили свои мечи.
   - Отряд рыцарей Ордена Черного Орла, устроил засаду и уничтожил всех моих братьев! Я едва смог вырваться из их окружения и уйти от преследования! - воскликнул магистр Витольд, когда немного отдышался. - Этот Орден и мой враг!
   - Мне не нужны союзники, я лично разберусь со своими врагами! - зло воскликнул в ответ рыцарь Кристиан.
   Он развернул коня, собираясь продолжить свой путь.
   - Постой, рыцарь Кристиан Бенолли! Неужели ты один хочешь справиться со всем Орденом Черного Орла?! Ты безумец! - проговорил магистр, искренне удивляясь храбрости таинственного рыцаря. - Я со своими братьями прожил месяц в замке герцога де Нуара и понял, что он готовится захватить власть в этом королевстве! Тебе одному не справится с ним! Давай сначала объединимся и собирем своих сторонников!
   - Мне некогда ждать! - крикнул в ответ рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Куда ты собрался глупый юнец?! Ты даже живым не доедешь до замка герцога, потому, что тот лес кишит отрядами рыцаря Жака де Люпа! - предупредил его магистр Витольд. - Ты погибнешь от их стрел и мечей!
   Рыцарь Кристиан Бенолли задумался, решив, что возможно тевтонец прав.
   "Если меня убьют, то уже никто не сможет спасти мою любимую... о, я этого не вынесу! Что же делать?!" - неслись в голове рыцаря тревожные мысли.
   - Рыцарь Кристиан Бенолли, оставаться здесь на поле тоже небезопасно! Ты не знаешь где в этих местах можно скрыться на некоторое время? - спросил задумчивого рыцаря, магистр Витольд.
   - Вы правы магистр, езжайте за мной... - согласился рыцарь Кристиан.
   Рыцарь скрипя сердце повернул коня - он очень хотел высвободить свою любимую из лап герцога де Нуара (так, как думал, что Эммануэль находится у него в плену), но понял, что несмотря на то, что он один из сильнейших рыцарей Европы, в битве против всех ему будет не суждено выйти победителем.
   Моля в душе Бога о защите Эммануэль, рыцарь Кристиан Бенолли повел своего бывшего врага, который стал теперь неожиданно союзником, магистра Витольда, в сторону того леса, где жила его сестра Франческа.
  
  
  
  
  
   16) У РЕКИ.
  
   I
  
   Принц Анри жил в хижине у лесных отшельниц - Франчески Бенолли и Анни де Плесси, и не торопился вернуться во дворец. Ожидая вестей от рыцаря Кристиана Бенолли, он за это время сдружился с девушками. Франческа научила принца всему тому, чему до этого обучила отречённую монахиню. Белый Рыцарь сам стал ходить на охоту, принося им мясо убитых животных, доказывая, что не зря он скитался целый месяц в этих южных лесах. Бывшая монахиня Анни, приучила принца к ежедневным молитвам. Именно к ней, незаметно для самого себя, Белый Рыцарь стал испытывать нежные чувства.
   Она очень нравилась ему. Красота, невинность и доброта этой девушки, сильно привлекали принца, ведь в его дворце придворные дамы пусть были и не менее красивыми, но имели в своей душе хитрые, корыстные цели в личных устремлениях по жизни. Даже его покойная жена, графиня Артуа - Изабелла д'Эно, подарившая сына Людовика, так сильно не нравилась Белому Рыцарю как сейчас Анни де Плесси.
   С каждым днём принц влюблялся в Анни, но не признавался ей в своих чувствах.
   Бывшая монахиня же, непривыкшая к мужскому обществу, сторонилась принца, думая только о рыцаре Кристиане. Для неё он был единственной, тайной любовью. Она волновалась за него и молила Бога уберечь её спасителя от этих новых, нахлынувших на него бед...
   В одно наступившее утро в лесу, когда туманы только что рассеялись над лесной рекой, принца Анри разбудило прекрасное пение.
   Он вышел из хижины и зачарованный этим голосом, не спеша пошел на него. Вскоре он увидел и обладательницу этого голоса - Анни де Плесси. Девушка нарвав полевых цветов и прижав их к груди, лежала на мягкой траве и глядя в утреннее небо пела грустную песню. Принц, желая лучше насладиться её пением, решил не пугая девушку, незаметно подкрасться поближе к ней.
   Подкравшись, он ощутил настоящую эйфорию от её голоса и находился в полном блаженстве.
   - Мадемуазель Анни, ваш голос прекрасен! - проговорил с восхищением принц Анри, когда девушка кончила петь.
   Анни де Плесси неожидавшая, что её слушает этот белокурый юноша, вскрикнула от испуга и мгновенно вскочив с травы, роняя все свои полевые цветы, спряталась за ствол одного из больших деревьев. Выглядывая из-за него, она с опаской смотрела на принца.
   - Извините мадемуазель Анни! Я не хотел вас напугать! - воскликнул с искренним раскаянием в голосе Белый Рыцарь.
   Принц, с чувством вины стал собирать выроненные девушкой цветы.
   - Вы следили за мною?! - удивленно спросила Анни де Плесси, выходя из-за укрывавшим её ствола дерева.
   - Да... меня разбудило ваше пение... - признался принц Анри, даруя девушке цветы.
   - Простите тогда меня, я не хотела нарушить ваш сон! - стала извиняться теперь Анни.
   - Нет, не извиняйтесь мадемуазель Анни, я рад, что услышал ваше пение! - воскликнул Белый Рыцарь переполненный восторга.
   - Спасибо...- прошептала смущенно бывшая монахиня.
   - Мадемуазель Анни, вы тоже волшебная, как и ваш голос! Вы словно фея из сказок! - воскликнул принц Анри и мягко обняв девушку, хотел её поцеловать.
   Анни де Плесси почувствовав это, в тот же миг вырвалась из его объятий и испуганно убежала.
   - Умоляю, простите меня! Я сам не знаю, что со мною происходит! - воскликнул принц, расстроено закрывая ладонями своё лицо.
   Придя в себя после нахлынувших чувств, Белый Рыцарь немного позже побежал за юной девушкой и увидел её стоящей у лесной реки.
   - Простите мне эту дерзость, мадемуазель Анни! Просто вы мне очень нравитесь! - виновато проговорил ей принц Анри.
   Анни де Плесси ему ничего не ответила, смотря на бурлящие, блестящие в солнечном свете воды реки.
   Принц молча любовался ею: её длинными, черными волосами, развивающимися на ветру; её необыкновенным гальским профилем; её нежной шеей; её стройным станом. Все казалось ему в ней божественным! Он сильнее влюблялся в неё, он был влюблен! А Анни не замечая его, думала о своем любимом - рыцаре Кристиане Бенолли.
   Вскоре вернулась с охоты Франческа Бенолли.
   - Я вижу вы уже проснулись, пойдемте трапезничать, я убила сегодня нескольких куропаток! - воскликнула лесная отшельница, увидев их у реки.
   Франческа Бенолли зажарила на костре свою дичь и всё принялись есть.
   За трапезой, сестра рыцаря Кристиана заметила, как страстно смотрит на Анни де Плесси принц Анри. Она также заметила, что бывшая монахиня сторонится Белого Рыцаря, стараясь быть рядом с ней и не смотреть в его сторону.
   - Что-то случилось? Что с вами? - спросила их лесная отшельница.
   - Сегодня на рассвете я услышал прекрасный голос мадемуазель Анни, он просто невероятно красив! - ответил восхищенно Белый Рыцарь, уплетая мясо дичи.
   - У Анни действительно красивый голос, - согласилась с ним Франческа.
   - Он божественен! - возбужденно сказал принц Анри.
   Анни де Плесси смущенно улыбнувшись, продолжала молча есть дичь.
   После трапезы, все они услышали как кто-то затрубил в рог! Услышав этот звук, девушки переглянувшись меду собою, радостно подскочили!
   - Мой брат Кристиан, возвещает нам о своем возвращении! - радостно воскликнула Франческа Бенолли, обнимая Анни де Плесси.
   Принц Анри тоже поднявшись с травы, взволнованно ждал своего друга.
   После нескольких, томительных для них минут, они увидели, как выехав из зарослей леса к ним приближается рыцарь Кристиан Бенолли. Но он был не один, рядом с ним на коне ехал израненный рыцарь в ведрообразном, однорогом шлеме и белом плаще с вышитым, большим, черным крестом!
   Франческа с радостью побежала встречать брата, а Анни де Плесси и принц Анри остановились в нерешительности. Они увидев второго рыцаря были удивленны и даже находились в смятении, узнав в нём уже хорошо известного им тевтонца!
   - Кристиан, я рада, что ты уже вернулся! - воскликнула лесная отшельница и стала обнимать рыцаря, когда тот сошел с коня.
   - Да сестрёнка, я был вынужден вернуться, - сказал рыцарь Кристиан Бенолли, снимая шлем.
   - А кто это с тобой? - спросила Франческа Бенолли, указывая на тевтонца и испуганно воскликнула. - Да он весь в крови!
   - Это магистр Витольд, магистр земель рыцарей Тевтонского Ордена, - ответил рыцарь.
   Услышав это, удивилась и Франческа, вспомнив, рассказ брата, как он едва не погиб от этих немецких рыцарей!
   Тем временем рыцарь Кристиан помог магистру Витольду сойти с коня и повел его в хижину своей сестры. На пути они остановились перед находящимся в полном недоумении Белым Рыцарем, за которым спряталась испуганная Анни де Плесси.
   Бывшая монахиня хорошо помнила этого тевтонца: который напал на её монастырь; чуть не убил её настоятельницу; из-за которого она была вынуждена рассказать о своей встрече в лесу с рыцарем Кристианом, после чего её и лишили сана, выгнав из монастыря!
   И Анни сейчас неверила своим глазам, что её спаситель помогает этому магистру и ведет его в их хижину!
   Белый Рыцарь тоже помнил, как был побежден на рыцарском турнире этим тевтонцем и особенно, как тот послал свой отряд убить Кристиана - и сейчас он ничего не понимал!
   - Рыцарь Кристиан Бенолли, что это значит?! Почему этот тевтонец здесь?! - закричал принц Анри, вытаскивая меч. - Он же наш враг?!
   - Успокойся принц Анри! Да, магистр Витольд был моим врагом, но теперь он мой друг и союзник, так как у нас появился общий враг - рыцари Ордена Черного Орла! - ответил рыцарь Кристиан. - Они внезапно напав на его отряд, уничтожили его рыцарей и теперь мы объединились против общего врага!
   Он уложил тевтонца в хижине.
   Принц Анри веря словам друга, помог ему снять с раненного магистра тяжелые доспехи. Франческа быстро приготовив сок лесных ягод, обмазала им раны немецкого рыцаря, перевязала их повязками и дала ему отведать своей дичи.
   Магистр Витольд наевшись и отдохнув, поблагодарил всех присутствующих за помощь. После чего, он поведал обо всех своих делах во Французском королевстве. Он рассказал, что прибыл сюда с целью сразиться на турнире с рыцарем Кристианом, рассказал о своей жизни в замке герцога де Нуара, где узнал, что тот готовиться захватить власть у своего брата короля... Витольд умолчал только о той крестьянке, посчитав это не столь важным, и девушке-рыцаре, думая, что не стоит лишний раз говорить о тех, кого он считал одержимым дьяволом.
   Принц Анри, узнав от тевтонца, что герцог де Нуар что-то замыслил против его отца короля Людовика VII, решил немедленно вернуться во дворец.
   - Стой, принц, тебе небезопасно возвращаться! - остановил его рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Рыцарь Кристиан прав, я думаю твоего отца уже свергли с престола и всю власть над королевством взял в свои руки герцог де Нуар, - подтвердил магистр Витольд. - Если ты вернешься во дворец, то попадешь прямо к его рыцарям Ордена Черного Орла, которые и убьют тебя!
   - Но если они уже и убили моего отца, то там всё равно находится моя мать и сестра! - воскликнул находясь не в себе, Белый Рыцарь. - Я не могу допустить, чтобы они были захвачены этим мерзавцем! Если дядя, что-нибудь им сделает, то я лично зарублю его своим мечом!
   - Ни ты, ни рыцарь Кристиан, не сможете в одиночку что-либо сделать, - сказал магистр. - Чтобы уничтожить герцога с его Орденом, нам надо собрать армию из своих сторонников!
   - Принц Анри, если герцог убил твоего отца и захватил власть, то всё равно именно ты являешься законным наследником престола, - сказал принцу, рыцарь Кристиан Бенолли.
   - У моего отца немало верных вассалов, я не верю, что герцог де Нуар так быстро мог свергнуть его с престола! - воскликнул принц Анри. - Хотя... я знаю, что мой дядя дружит с самим кардиналом Морисом Моро. Только при помощи кардинала он может завладеть королевством! Так или иначе, я сейчас же отправляюсь в путь к тем вассалам, в верности которых я не сомневаюсь! С их помощью я и соберу армию своих сторонников, и выступлю с нею против герцога!
   - Хорошая мысль, принц Анри... - проговорил Витольд. - Я же, намерен отправиться в земли Германской империи, где надеюсь с помощью Верховного Магистра, соберу армию братьев-рыцарей, с которыми вновь вернусь сюда, дабы отомстить герцогу за уничтоженный отряд!
   - Собрание армии может занять немало времени... - проговорил рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Ты прав, рыцарь Кристиан, - проговорил магистр и обратился к нему, и принцу. - Давайте друзья, решим так, когда вы соберете своих вассалов, а я братьев-рыцарей своего Ордена, мы ровно через месяц сойдемся здесь, в этом лесу, где затем все вместе нанесем удар нашему общему врагу - рыцарям Ордена Черного Орла!
   - Я согласен с вами магистр! - ответил принц Анри.
   - Магистр Витольд, думаю нам надо ехать в Рим, к Папе, - проговорил рыцарь Кристиан. - Мы должны обратиться к Первосвященнику с жалобой на разбойнические деяния Ордена Черного Орла и просить его выделить нам дополнительных союзников, в борьбе против герцога де Нуара.
   - Я тоже так думаю, рыцарь Кристиан, - согласился магистр Витольд. - Я верю, что Папа Римский Иннокентий III поддержит нас! С его благословения мы соберем большую армию!
   - Хорошо, значит через месяц встретимся здесь со своими армиями! - воскликнул принц Анри. - Рыцарь Кристиан, я возьму твоего коня!
   - Удачи, принц Анри! - пожал руку Белому Рыцарю, рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Желаю собрать как можно больше вассалов! - сказал магистр Витольд, тоже пожимая принцу руку.
   Белый Рыцарь вскочив на коня рыцаря Кристиана, умчался в гущу южно-французских лесов. Тревога за жизнь отца, матери и сестры пересилила его любовь к Анни де Плесси - он умчался, даже забыв с ней попрощаться!
   Рыцарь Кристиан Бенолли, терзаемый тяжелыми раздумьями, загрустил - за месяц, пока они соберут армию, его Эммануэль наверняка убьют. Он не мог смириться с этой мыслью, но и отомстить за свою любимую, он считал должным делом.
   - Рыцарь Кристиан, нам нужно сначала всё же вернуться в мои земли, - обратился к нему магистр Витольд. - Ибо отправляться в итальянские земли через Бургундское герцогство будет очень опасно.
   - Я согласен с вами, но у нас остался только ваш конь... - проговорил Кристиан Бенолли.
   - Кристиан, я могу купить новых коней! - воскликнула молчавшая всё это время Франческа Бенолли.
   Рыцарь удивленно взглянул на свою младшую сестру.
   - У меня есть монеты, скопленные мною, когда ты делился ими выигрывая на рыцарских турнирах! - сказала лесная отшельница. - Я готова поехать в Прованс и купить вам коней!
   - Сестрёнка, я не хочу рисковать тобой в это неспокойное время... - проговорил рыцарь Кристиан.
   - Так будет лучше Кристиан. Лучше я поеду сама, тебя могут схватить враги, - сказала Франческа.
   После недолгого спора, все-жё Кристиан согласился с сестрой, и Франческа вскочив на коня магистра земель Тевтонского Ордена, покинула свои родные места.
   В хижине у лесной реки остался рыцарь Кристиан Бенолли, магистр Витольд и Анни де Плесси.
   Магистр конечно узнал в Анни ту монахиню, монастырь которой ему пришлось захватить, и просил переднею за всё прощения.
   Бывшая монахиня простила тевтонца.
   - Анни, можно попросить тебя спеть нам какую-нибудь из своих песен? Я помню как ты мне пела в монастыре... - проговорил немного смущенно, еще чувствуя передней свою вину, магистр Витольд.
   - Да, Анни, спой нам пожалуйста... - поддержал тевтонца и рыцарь Кристиан.
   - Хорошо... - застенчиво согласилась юная девушка.
   Рыцари разлеглись на полу хижины, устланной соломой, а Анни де Плесси опершись спиной об её бревенчатую стену и глядя через дверной проём на бурлящую неподалёку реку, тихо запела.
   Её прекрасный голос вновь как будто наполнил природу свежестью, прекрасными красками, а рыцари погружались от него в некую эйфорию. Анни воспевала неповторимость природы, её вольные поля, великие леса, пестрые цветы, игривых животных, беспокойных птиц, бегущие реки и простые белоснежные облака, парящие в чистой лазури небес.
   - Слушая её голос, не надо и вина, чтобы опьянеть... - прошептал магистр Витольд.
   Под спокойное и прекрасное пение Анни де Плесси, рыцари уснули.
   Девушка тоже решила вздремнуть. Она опустившись на колени перед спящим рыцарем Кристианом, смотря на его юное, красивое лицо, вновь в своём сердце ощутила любовь. Анни была влюблена в него и хотела его поцеловать. Однако строгое католическое воспитание, не позволяло бывшей монахине этого сделать.
   Лишь слегка коснувшись своими губами щеки рыцаря, девушка легла рядом с ним. Анни чувствовала себя в полной безопасности, когда Кристиан был рядом, и ощущая сейчас покой, и счастье от этого, она быстро уснула.
  
   II
  
   Время стремительно бежало, как бежала в лесной реке вода.
   Магистр Витольд быстро шел на поправку. Анни де Плесси ещё не раз меняла ему повязки, обмазанные соком целебных ягод. Этот сок вскоре действительно проявил чудодействие - раны тевтонца с каждым днём быстро заживали. К магистру вновь возвращались силы.
   Рыцарь Кристиан Бенолли был рад, что его новый союзник быстро поправлялся. Однако его волнение никуда не уходило, ведь время шло, а его Богиня, как он считал, всё находилась в плену у врагов! Эта мысль его убивала, он хотел действовать, а не просиживать дни здесь, в хижине своей сестры отшельницы! Ещё рыцаря мучило то, что не было коней, а без коня, разве можно чего-то добиться настоящему рыцарю?!
   В этот день, рыцари как обычно разговаривали о своих планах.
   Анни де Плесси стараясь им не мешать, ушла в лес, под предлогом насобирать цветов, дабы затем украсить ими хижину.
   - Я чувствую себя сильнее! Сегодня хорошая погода и я думаю, что стоит искупаться! - проговорил магистр Витольд. - Ничто так не прибавляет новых сил, как купание в речной воде!
   - Я тоже не откажусь покупаться! - согласился с ним рыцарь Кристиан.
   Рыцари покинули хижину и подошли к реке.
   Тевтонец помог Кристиану снять все доспехи, сам он снял с себя все повязки, и они бросились в её стремительные воды.
   Кристиан оказавшись в воде, мгновенно ощутил её холод. Он весь замерз, но не поддавал виду тевтонцу. Витольд наоборот лихо нырял и издавал торжественные крики!
   Немец казалось действительно обретал силы в водах реки!
   - Кристиан Бенолли, ты силен и непобедим в латах, и в седле, а каков ты в рукопашном бою? - вдруг спросил тевтонец.
   - Я принимаю вызов! - воскликнул Кристиан, весь посиневший от холода.
   Витольд, сжав кулаки, стал приближаться к нему. Он был немного выше и шире его, но Кристиан был готов к атаке. Стремительно несущаяся вода в реке била Кристиана по ногам и ему нужно было сохранять равновесие, чтобы не упасть. Витольд резко подскочив к нему, кулаками нанес несколько ударов, но Кристиан вовремя блокировался своими руками. Тогда магистр нанес по нему внезапный удар ногой! Кристиан Бенолли получив его, не удержался на своих ногах, но в падении успел схватить ногу и своего противника, и они оба, со всего маху, плюхнулись в воду, поднимая целый фонтан брызг!
   Поднявшись снова на ноги, рыцари по-братски обнялись и весело рассмеялись - в рукопашном бою на воде у них получилась ничья.
   Тевтонец, вновь бросившись в воду, поплыл к середине реки и нырнул в глубину. Через некоторое время он всплыл на поверхность держа в одной руке рыбу!
   - Кристиан, а ты сможешь поймать рыбу голыми руками?! - усмехнувшись крикнул Витольд.
   Тевтонец выбросил рыбу на берег и она забилась в траве.
   Кристиан взяв меч, окончил мучения рыбы. Он был удивлен. Ничего не сказав магистру, он тоже нырнул в реку, но все попытки поймать хоть одну рыбу ему не удались. А Витольд ловил одну за другой и кидал их на берег. Кристиан видя, что в этом уступает тевтонцу, решил больше не мерзнуть в реке и вылез на берег, смотря на предсмертные танцы рыбы в траве, выловленной его противником.
   - Ловить рыбу ты несилен! - воскликнул магистр Витольд, когда закончил купание в реке.
   - Но рыболовство, пусть и таким нелегким способом, не входит в семерку рыцарских добродетелей! - возразил в ответ Кристиан.
   - Хорошо, рыцарь Кристиан Бенолли. Пусть я до сих пор не знаю кто ты - дворянских или даже королевских кровей. Но если ты воспитывался в светском духе, то перечисли мне все эти семь рыцарских добродетелей, которые составляют истинное рыцарское воспитание?
   - Помимо обучению религии и придворному этикету, это: обучение верховой езде, фехтованию, владению копьём, плаванию, охоте, игре в шашки, сочинению и пению стихов в честь дамы сердца!
   - Верно. Из всего перечисленного, ты к своим годам всё неплохо усвоил и тебе почти нет равных в первых четырех рыцарских добродетелях. Но я не знаю каков ты охотник, поэт и певец?! Что же касается игры в шашки, то я несчитаю это столь важной добродетелью.
   - Я настоящий охотник!
   - Что-ж, докажи это, убей сегодня к вечеру лань! Хоть ты для меня иноземный рыцарь и не принадлежишь к моему Ордену, то всё равно считай, что это мой тебе приказ!
   - Хорошо, это будет выполнено, магистр.
   - А что насчет стихов или любовных песен?
   - Их я исполню только своей даме!
   Кристиан Бенолли вдруг стал сразу суровым.
   - Правильно Кристиан, а у тебя есть дама сердца? Ведь герб на твоем щите в виде объятого пламенем сердца, я думаю это твоя личная символика, а не приобщение к какому-либо дворянскому роду или Ордену? - подозрительно смотря на него, спросил Витольд.
   - Да есть! Это главная причина из-за чего моими врагами стали рыцари Ордена Черного Орла! - ответил рыцарь.
   - Они взяли её в плен? - удивился тевтонец.
   - Именно, магистр! И я освобожу её во что бы то ни стало! А если они до этого её убьют, то тоже получат смерть от моего меча! - проговорил рыцарь, карие глаза которого налились гневом.
   - Кто она? Графиня? Дочь какого-нибудь купца? - спросил магистр Витольд, заметив резкую агрессию своего собеседника.
   - Она обычная крестьянка, но с красотой подобной Богине! - воскликнул рыцарь Кристиан Бенолли, думая, что тевтонец услышав это станет смеяться и шутить. - Я люблю её и мне неважно, что она из простолюдинок!
   Но магистр ему ничего не сказал.
   Услышав о прекрасной крестьянке, и то, что она связанна с рыцарями Ордена Черного Орла - всё ему стало ясно. Витольд понял, что рыцарь Кристиан говорит о той пленнице, которую он и отобрал у этих рыцарей в черных латах! Из-за которой у него возник конфликт с герцогом де Нуаром. О той, которая сбежала и из его плена с подвала таверны Люка, вместе с той девушкой в доспехах! Магистр зная это, понимал, что крестьянка сейчас где-то находится именно с этой девушкой, а не в плену у рыцарей Ордена Черного Орла. Однако он решил ничего не говорить рыцарю Кристиану, так как подумал, что узнав правду, рыцарь оставит затею двинуться на армию герцога де Нуара и пойдет искать свою возлюбленную. А терять сейчас такого союзника, против таких врагов, магистр не хотел.
   "Думай Кристиан Бенолли, что твоя дама в лапах герцога де Нуара! - размышлял Витольд, смотря на изменившегося в лице рыцаря. - Жажди мести и расправы! Ты должен уничтожить моих врагов!"
   В слух же он произнёс:
   - Ты волен любить кого угодно, если ты конечно не принадлежишь к какому-либо королевскому роду.
   - Я с нетерпением жду, когда с новыми конями вернется Франческа! Я хочу немедленно броситься в путь и собрать армию!
   - Мы соберем армию! Мы убьём наших врагов!
   Рыцари подняв с травы свои мечи, скрестили их поднимая над собою в знак рыцарского братства!
   - Магистр, может вы и умеете ловить голыми руками рыбу в реке, но я могу неплохо охотиться на зверя в лесу! - проговорил рыцарь Кристиан Бенолли, вспомнив о разговоре про рыцарские добродетели.
   - Тогда желаю удачной охоты, рыцарь Кристиан, - улыбнулся тевтонец.
   Кристиан не стал облачаться в свои доспехи, так как в них, рыцарю без коня невозможно идти на охоту. Лишь взяв лук и стрелы, одетый в простую серую сорочку, он направился в глубь леса. Тем временем магистр Витольд, собрав с травы наловленную им рыбу, завернув её в свой плащ, решил развести костёр, чтобы пожарить свою добычу на огне...
   Стоял жаркий, солнечный день, но рыцарь Кристиан Бенолли с большим луком в руке и перекинутым за спину колчаном, набитым стрелами, находился в полумраке дремучих зарослей леса, через которые пробирался с целью охоты на лань. Он давно не охотился, но стремился доказать магистру, что остался хорошим охотником. Рыцарь понимал, что задача убить лань, одна из сложнейших. Это животное очень чувствительное к опасности и к нему непросто подступиться даже на расстоянии в сотню метров! Поэтому убивший лань и считался лучшим охотником! Рыцарь Кристиан помня это, очень осторожно отодвигая ветви и кусты, и бесшумно ступая по земле, пробирался в глубь леса. Он знал, что в этих лесах водится немало лани и помнил, что о них ещё говорила его сестра Франческа.
   Вскоре, внутренняя интуиция стала подсказывать рыцарю, что одно из этих животных где-то поблизости. Кристиан стал продвигаться ещё медленнее, а потом и вовсе лег на землю и стал ползти по траве. Терпя укусы лесных муравьев, пробирающихся за шиворот и сметая с лица одну за другой паутину полевых пауков - рыцарь вскоре понял, что интуиция его не подвела, ведь среди деревьев он увидел молодую лань, которая найдя сочный кустарник, безмятежно щипала с него листву. Кристиан не отрывая своего взгляда от животного, медленно достал из-за спины одну из стрел, так-же медленно натянул её на тетиву, и прицелившись, стараясь не дышать - выстрелил! Лань, услышав свист пущенной стрелы, в тот же миг дернулась в сторону, но она уже вонзилась в её бок! Издав от боли дикий крик, животное даже пораженное стрелой, кинулось бежать! Кристиан Бенолли не веря своим глазам, что лань даже будучи раненной, всё равно уходит, в тоже мгновенье кинулся за нею, на бегу вытаскивая ещё одну стрелу. Он бежал спотыкаясь и чуть не падая об кочки, и коренья деревьев. Лесные дебри мешали ему прицелиться и казалось раненное животное сейчас скроется с поля зрения, однако стрела попавшая в его плоть сделало значительное ранение - лань от потери крови стала терять скорость. Кристиан не останавливаясь в беге, видел, что она истекает кровью и пустил очередную стрелу - стрела пролетая между деревьями, пробивая буйную листву, вонзилось в животное, пронзив насквозь уже его шею! Лань с хрипом, захлебываясь в крови, упала на землю! Рыцарь увидев, что он её все же подстрелил, не остановился, а продолжал бежать к ней, ведь на добычу могли накинуться хищники леса. Лишь подбежав к животному и убедившись, что оно убито, Кристиан смог спокойно отдохнуть и отдышаться.
   Отдохнув, он взвалил на себя свой охотничий трофей и понес его вдоль леса.
   Неся на спине убитую лань, довольный юноша вышел к реке, оказавшись на небольшой поляне, однако до хижины его сестры было ещё далеко. Пройдя немного по этой поляне, рыцарь внезапно остановился - что-то знакомое он почувствовал здесь. Кристиан внимательно оглядев поляну заметил лежащий в траве коричневый чепчик! Сердце юноши вздрогнуло - он понял, что именно в этой лесной поляне он был с Эммануэль - это её чепчик, слетевший с головы, когда они обнявшись, целовались лёжа в траве!
   Рыцарь, положив убитую лань на землю, кинулся к чепчику, упал на колени и беря его в свои ладони, закрыв глаза, предался воспоминаниям. В них он ощутил все те минуты, которые провел с любимой девушкой-крестьянкой. Он вспомнил как здесь дарил ей дикие розы, их шипами истерзав в кровь свои руки... вспомнил как она после этого перевязывала его раны и ласково улыбалась... как впервые он поцеловал её здесь, ощутив дурманящий вкус её губ... как хотел полностью обладать ею, когда они свалились в густую траву.
   Кристиан, вспоминая обо всём этом, связанным с его Богиней, уткнулся лицом в коричневый чепчик и с отчаянием зарыдал навзрыд. Он рыдал так сильно, что со стороны могло показаться, что в лесу стонет кем-то раненный зверь!
   Чеё-то холодный, хищный взгляд внезапно ощутил на себе Кристиан Бенолли, который заставил его бросить предаваться унынию. Рыцарь резко обернулся и увидел стоящего у края поляны одинокого волка! Хищник видимо учуяв запах крови убитой лани, выглядывал из тени деревьев. Кристиан схватив лук, быстро выстрелил по волку, но ещё не совсем отойдя от нахлынувших воспоминаний, промахнулся. Однако хищник скрылся в лесу.
   Считая, что долго не стоит задерживаться, рыцарь положив чепчик любимой, взмокший от его слез, за пазуху, вновь взвалил на плечи подстреленную им лань и пошел в сторону хижины...
   Магистр Витольд, разведя костёр возле хижины лесной отшельницы, одну за другой нанизывал пойманную им в реке рыбу на остриё своего меча, держа его в пламени, таким образом жаря свой улов. Одну тевтонец съедал тот же час, другую оставлял своему другу Кристиану Бенолли и Анни де Плесси.
   Вскоре бывшая монахиня вернулась из леса, набрав различные полевые цветы. Увидев одиноко сидящего у костра Витольда, она невольно остановилась, испуганно смотря на него.
   - Анни, что с тобой? Почему ты напугана, как будто видишь перед собою хищного волка?! - с усмешкой спросил её магистр, нанизывая на свой меч очередную рыбу.
   - Где... где Кристиан? - чуть слышно спросила его Анни де Плесси.
   - Кристиан ушел в лес на охоту, а я наловил рыбу и её жарю. Ты будешь есть рыбу? - спросил её тевтонец.
   Девушка молчала, не зная, что делать. Она хоть и простила магистра за причиненную с его стороны грубость, но ещё не совсем привыкла к тому, что он был их другом. Находясь рядом с рыцарем Кристианом, Анни не боялась никого вокруг, но сейчас, оказавшись наедине с магистром земель Тевтонского Ордена, она ощутила страх. В её голове поползли нехорошие мысли. Она вдруг подумала, что тевтонец возможно заманил рыцаря Кристиана в лес, где и убил его, внезапно воткнув нож в спину! И теперь Анни представила, что немецкий рыцарь с такой же хитростью хочет расправиться и с нею! От этих мыслей, девушку охватил озноб, а от наступившего ужаса её тело как будто парализовало и она не могла даже двинуться!
   - Что с тобою Анни?! - спросил магистр Витольд, заметив, что с девушкой что-то не так.
   Он бросив жарить рыбу, встал и подошел к Анни де Плесси.
   - Что случилось? Почему ты вся дрожишь? - спросил вновь тевтонец и чтобы успокоить встревоженную девушку, положил свои ладони на её плечи.
   Но у Анни де Плесси от этого ещё сильнее всё сжалось в душе - ей показалось, что магистр сейчас схватит её шею и будет душить!
   - Скажите... в-вы... в-вы убили его? - спросила она, от страха еле шевеля губами.
   - Кого?! - искренне удивляясь воскликнул Витольд и сам того не замечая сжал в своих ладонях плечи девушки.
   Анни де Плесси вскрикнула и уже хотела броситься бежать в лес, но натолкнулась на вернувшегося с охоты к этому моменту, Кристиана Бенолли.
   - Анни, почему ты напугана?! - спросил рыцарь Кристиан, увидев страх в зеленых глазах девушки.
   Он бросил вопросительный взгляд и на тевтонца.
   - Не знаю Кристиан, она уже пришла из лесу напуганной, когда я жарил здесь свою рыбу. Я предложил одну ей... может она не любит рыбу? - предположил магистр Витольд.
   Девушка проведя по лицу своей ладонью, поняла, что из-за своего страха оказалась пред ними в неудобном положении и весело рассмеялась.
   - Всё в порядке! Простите меня магистр Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли! Я подумала о страшных вещах! - проговорила Анни де Плесси, виновато улыбаясь. - Я подумала, что тебя рыцарь Кристиан, магистр заманил в лес и там убил! И я думала, что и мне сейчас конец!
   Рыцари весело посмеялись над бывшей монахиней.
   - Анни, ты еще все же смотришь на меня как на врага! - смеясь воскликнул магистр Витольд.
   - Извините меня магистр, мне самой стыдно! - улыбнулась девушка, теперь ложа свою руку на плечо тевтонца.
   - Извиняю Анни, - проговорил немецкий рыцарь и заметив, что его друг вернулся с охоты не без трофея воскликнул. - Кристиан, я вижу, что ты хорош и в пятой добродетели!
   - Я же говорил вам магистр, что я и хороший охотник! - улыбаясь, с гордостью проговорил рыцарь Кристиан Бенолли.
   Он положил перед магистром убитую лань. Тевтонец пожал ему руку в знак своего уважения. Анни де Плесси же, опустившись перед убитым животным, сразу помрачнела. Ей было жалко эту лань. С грустью глядя на неё, она провела по её телу своей ладонью, как бы извиняясь перед ней за совершенное убийство от любимого рыцаря.
   - Анни, тебе жалко это животное?! - спросил удивившись магистр Витольд.
   - Любое животное на свете, это тоже создание Господа! Жаль, что убийство этой лани, считается высшей доблестью на охоте! - воскликнула Анни де Плесси, во взгляде которой читался укор рыцарям.
   - Ты права Анни, но все мы хотим есть, - проговорил рыцарь Кристиан. - Если животные убивают друг друга чтобы выжить и прокормиться, то почему мы люди, не можем их убивать, утоляя собственный голод?!
   Юная девушка ничего не ответила, понимая, что и рыцарь тоже прав.
   Она пошла в хижину и стала украшать её стены собранными в лесу цветами. После этого, по приглашению магистра Витольда, она стала лакомиться наловленной и прожаренной им рыбой. Сами рыцари в это время принялись разделывать лань.
   К приближению вечера, на разожженном, еще большим костре, рыцари жарили мясо этого животного, после чего ели его. Наевшись, магистр Витольд с появлением первых звезд на небосклоне, отправился спать в хижину, оставляя наедине рыцаря Кристиана Бенолли с Анни де Плесси. Рыцарь предложил девушке прогуляться с ним к той части реки, где он днем купался с тевтонцем, дабы одеть оставленные там доспехи. Анни с радостью согласилась на его предложение.
   Они пришли к лесной реке, когда на лес уже опустилась ночь и лишь большая Луна им освещала путь. Кристиан подошел к доспехам, намериваясь их одеть, но девушка его остановила.
   - Рыцарь Кристиан, пожалуйста побудь пока без них и просто посиди со мною... - попросила бывшая монахиня. - Посмотри как прекрасна эта ночь!
   Кристиан Бенолли молча согласился - он и сам сейчас не очень желал надевать тяжелые латы.
   Они уселись на траву возле самой реки, в водах которой отражались блестящие в ночи звезды. Дул небольшой, но холодный ветерок, от которого Анни де Плесси съежилась и рыцарь Кристиан поняв, что девушке холодно, обнял её, стремясь обогреть своим телом. В его объятиях, Анни стало действительно теплее.
   Ей было хорошо с ним и она глядя в его глаза, восторженно зашептала:
   - Рыцарь Кристиан Бенолли, мне не верится, что я сижу с тобою... что вокруг мы одни... что над нами лишь звездное небо, а рядом эта река... что ты согреваешь меня своим теплом... я счастлива... спасибо тебе Кристиан...
   - За что, сеньорина?! - спросил рыцарь, удивленный таким неожиданным признанием девушки, не заметив даже, что обратился к ней на свой родной, итальянский манер.
   - За всё, рыцарь Кристиан... ты очень добр и прекрасен... - шептала Анни де Плесси, не отводя своего взгляда. - Если бы моя матушка-настоятельница знала какой ты на самом деле, то она бы не лишила меня сана...
   - Анни, я чувствую в этом, себя виноватым... - проговорил рыцарь.
   - Не вини себя Кристиан... я тебя ни в чем не виню. Так было угодно Господу, что мы встретились с тобою тогда, когда ты спас меня и что мы вместе сейчас. Это Судьба. Ты хороший Кристиан и я искренне сочувствую, что с твоей любимой сейчас беда... я верю, что Господь не допустит с ней ничего плохого и вы будете ещё вместе! Верь в это Кристиан! Я же верила, что мы будем вместе и вот ты рядом со мною!
   - Спасибо Анни, за поддержку, я буду верить. Вот что только осталось у меня от любимой...
   Он достал из-за пазухи коричневый чепчик.
   - А какая она? - спросила его Анни де Плесси.
   - Она чиста как эти звезды, свежа как этот ветер, молода как эти бурлящие воды в реке... она моя Богиня... - прошептал влюбленный рыцарь.
   Анни, восхитившись словами рыцаря о его любимой, почувствовала в своей душе и ревность, ведь она не была к нему равнодушна. Она вдруг поняла, что была бы самой счастливой девушкой на свете, если бы Кристиан произнес эти слова о ней.
   - Надеюсь уже завтра приедет моя сестрёнка с новыми конями и я уеду с магистром Витольдом, чтобы начать действовать ради спасения своей любимой! - воскликнул рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Ты теперь сюда долго не будешь приезжать? - с грустью спросила его девушка.
   - Не знаю Анни, но думаю да. Я приеду сюда когда соберу армию, как и договаривался с принцем Анри. Дальше, пока мы не разобьем всех своих врагов и пока я не спасу Эммануэль, я здесь не появлюсь... - твердо проговорил рыцарь.
   - Я буду молиться за тебя Кристиан и за всех вас! Я верю, что Господь не оставит безнаказанным зло! - сказала Анни де Плесси.
   - Спасибо Анни... у тебя доброе сердце... - прошептал Кристиан Бенолли.
   Он посмотрел в зеленые глаза юной, красивой девушки. Она смотрела в его. Их теплые дыхания сливались в прохладе ночи. Их губы были близки - они медленно потянулись друг к другу, но остановились в считанных дюймах!
   Кристиан не смог поцеловать её, перед его глазами вставала любимая Эммануэль. Анни не могла поцеловать рыцаря, помня, что церковь считает свободные поцелуи одним из пороков.
   - Прости... - почти бесшумно вырвалось с уст у обоих.
   - Почему ты хотела меня поцеловать? - спросил её Кристиан.
   Анни де Плесси больше не в силах сдерживать свои чувства, горячо зашептала:
   - Я боялась тебе признаться Кристиан, но я люблю тебя! Я влюбилась в тебя наверно ещё тогда, когда ты спас меня в лесу от разбойников! Пусть тогда я не видела твоего лица Кристиан, но я почувствовала любовь к тебе! И люблю до сих пор! Я понимаю, что это похоже на бред, что сейчас нехорошо говорить о своих чувствах, зная о беде с твоей возлюбленной, но я ничего не могу поделать с собою! Я люблю тебя!
   Рыцарь Кристиан Бенолли был поражен - он конечно всё это время чувствовал, что Анни к нему была неравнодушна, но всё же такой сильной страсти от бывшей монахини никак неожидал!
   - Это неожиданно, Анни... я не знаю, что сказать... я не хотел вызвать к себе столь сильные чувства... - прошептал рыцарь. - Прости меня, но ты сама знаешь, что я люблю только Эммануэль...
   - Я знаю Кристиан... не надо ничего говорить... я счастлива уже тому, что ты сидишь рядом со мною... - проговорила девушка.
   - Анни, ты тоже очень красивая и хорошая девушка... я не хочу причинять тебе душевную боль... - шептал рыцарь.
   - Спасибо Кристиан... не вини себя... ты невиноват... - проговорила Анни де Плесси.
   Они долго сидели у реки, в которой отражались тысячи сверкающих звезд.
   Бывшая монахиня, чувствуя радость и теплоту рядом с рыцарем Кристианом Бенолли, смотрела на них и невольно вспомнила своё детство.
   Она вспомнила, как однажды, будучи ещё маленькой девочкой, вышла ночью в монастырский сад и взглянув на небо была очень потрясена - тысячи звезд как будто нависли над ней и её монастырем! Она так сильно испугалась, что думая, что эти яркие горошины сейчас обрушаться на неё, вновь убежала во внутрь монастыря... Анни вспомнила как тогда её успокаивали старшие монахини, говоря, что эти мерцающие точки на небе это ангелы Господа, которые ночью следят за деяниями людей и докладывают обо всем Ему к утру. И Господь, зная кто как прожил ночь, решал кого наказать за какие-либо проступки, а кого вознаградить, даруя удачу в жизни.
   Прошли детские годы, но Анни так и казалось, что звезды, это ночные ангелы Господа.
   - Кристиан, как ты думаешь, эти сияющие звезды на небе - ангелы Господа? - спросила рыцаря Анни де Плесси.
   - Нет Анни, ещё в монастырской школе, нам священники говорили, что звезды это небесные светила... - ответил Кристиан Бенолли, поднимая глаза на ночное небо. - Хотя они тоже, Его создания...
   - Но они всё равно видят всё, что творится ночью на земле и всё про каждого знают? - спросила девушка.
   - Возможно Анни, ведь они так высоко, высоко, что даже большой замок с высоченными башнями, на самой высокой горе, всё равно будет ниже их! - ответил рыцарь.
   - А почему некоторые из них падают и срываются в пропасть?! - спросила бывшая монахиня и вдруг воскликнула, указывая на одну часть неба. - Вон смотри Кристиан, одна из них падает!
   Рыцарь тоже увидел, как со звездного небосклона сорвалась одна звезда и упала за горизонт.
   - Наверно это светило продало душу Люциферу и Господь наказал его, отправляя прямо в Чистилище! - ответил он.
   - Как ужасно, Кристиан! Я всегда думала, что звезды это ангелы и не понимала, почему они не спускаются на землю и не помогают тем людям, которые нуждаются в какой-либо помощи... - проговорила Анни де Плесси.
   - Если бы они и были ангелами, то всё рано бы не вступили на землю, погрязшую в грехах...
   - Я понимаю, Кристиан... я не знаю, почему даже настоящие ангелы не могут помочь только хорошим людям...
   - Я тоже, Анни...
   - В монастыре, матушка-настоятельница говорила мне, что Господь дает каждому свое испытание в жизни, посланное Им. И тем, кого Он любит больше, шлет больше трудностей.
   - Наверно, Анни... только иногда кажется, что тогда некоторых из нас Господь любит до смерти, посылая слишком тяжелые испытания.
   - Кристиан, Господь каждому дает испытания по-силам! Здесь всё только зависит от силы веры человека! Если он истинный христианин, то выдержит все трудности в жизни, за которые ещё и отблагодарит Господа, ведь Он через них, делает его более смиренным и благочестивым!
   - Может быть... как говорил мне один знакомый падре Флавио: "Сражаться за Бога и умереть за него, значит быть рядом с Ним!" Я верю его словам, и мне, как и всем нам, сейчас тяжело осознавать, что Святой Город вновь в руках неверных...
   - А какой он город Иерусалим?
   - Паломники говорили, что Святой Город очень богат, красив и светел. Священники утверждают, что Иерусалим находится в самом центре нашего мира.
   - Раз так говорят служители Господа, то это истинно...
   - Милая Анни... уже поздняя ночь, нам надо возвращаться в хижину...
   - Согласна... спасибо, что побыл со мною рыцарь Кристиан.
   Девушка собравшись с духом, поцеловала рыцаря в щеку. Улыбнувшись, он в ответ так-же поцеловал девушку. Затем выпустив её из объятий, встал с травы и подойдя к своим латам, стал их неспеша надевать. Одному это было нелегко и Анни де Плесси помогала ему.
   Облачившись вновь в свою броню, рыцарь с бывшей монахиней вернулся в хижину, где уже давно похрапывая спал, наевшись мяса убитой лани, магистр Витольд.
  
   III
  
   С новым, наступившем утром к лесной хижине, ещё утопающей в пелене туманов возле реки, прибыла и сама её хозяйка Франческа Бенолли.
   Лесная отшельница вернулась из Прованса с новыми конями, купленными на последние монеты, специально для её брата рыцаря Кристиана Бенолли и его союзника магистра Витольда. Проснувшиеся рыцари осмотрев коней и поняв, что они хороши, поблагодарили Франческу, зажарив для неё оставшееся мясо лани. За трапезой, лесная отшельница рассказала им, что в Провансе среди народа идут слухи, будто король Людовик VII убит его братом герцогом де Нуаром и что вся власть теперь принадлежит Ордену Черного Орла и кардиналу Морису Моро! Услышав её рассказ, магистр Витольд понял, что подтвердились всё его догадки о заговоре и он предложил рыцарю Кристиану немедленно отправляться в путь.
   Рыцари, вскочив на коней в своем полном вооружении, попрощались с девушками и умчались прочь.
   Они мчались днем и ночью через встречные поля, и сквозь леса, избегая поселки и города, где возможно уже были их враги, сторонники герцога. Лишь изредка они останавливались на привалы, давая коням передохнуть... мчась строго на северо-восток, проезжая рядом с Бургундским герцогством, рыцарь Кристиан и магистр Витольд оказались у земель Германской империи, в которые вскоре и вступили...
  
  
  
  
  
   17) В ЗАТОЧЕНИИ.
  
   I
  
   Благодаря удачному заговору с кардиналом Морисом Моро, герцог Жан Гранфор де Нуар устранил своего брата короля Людовика VII, захватив власть в королевстве! Многие вассалы, которые находились на службе у короля, воспротивились герцогу, однако тот с помощью своей сильной армии жестоко подавлял недовольных.
   Главный вассал герцога, рыцарь Жак де Люп, взявший в плен королеву Адель и принцессу Агнесс, доложил сюзерену, что по его приказу уничтожил отряд тех рыцарей, принадлежащих Тевтонскому Ордену. Однако Кровавый Волк утаил, что магистру Витольду удалось сбежать от его рыцарей. Герцоге де Нуар, в свою очередь, выразил озабоченность по поводу того, что сын убитого короля принц Анри, где-то скрылся, а это грозило им всем опасностью. Герцог предположил, что Белый Рыцарь узнав о переменах в Королевском дворе, решит отомстить ему за своего отца. И поэтому герцог был уверен, что принц собирает войско из своих сторонников, которых должно быть немало - ведь именно он, сын короля, законный наследник престола! Также Жан Гранфор де Нуар был обеспокоен тем, что пленённая королева Адель и принцесса Агнесс, находятся в его старом, небольшом замке, который будет очень легко захватить при желании любой большой армии. Поэтому герцог повелел своему главному вассалу, перевезти титулованных пленниц на север, в один город-крепость, находящийся под властью самого кардинала Моро и там заточить их в одной из башен. Рыцарь Жак де Люп в тот час и помчался с отрядами своих рыцарей в старинный замок герцога, чтобы исполнить его приказание...
   Как и велел глава рыцарского Ордена Черного Орла, рыцарь де Люп стал перевозить титулованных пленниц в город-крепость кардинала Мориса Моро. Он, со своим отрядом и пленницами уже вскоре стоял перед этим могущественным городом. Там уже знали об их прибытии и скинули мост через окружающий город ров с мутной водой, поднимая решетку городских ворот. Рыцарь де Люп вошел в город-крепость со своим окружением и городская стража вновь отпустила ворота, и подняла мост.
   Рыцари, состоящие на службе у кардинала, богатые феодалы, а также обычные горожане, с большим интересом поглядывали на прибывший отряд и особенно на прелестных пленниц.
   Королева Адель и её дочь принцесса Агнесс, ехали на лошадях под этим конвоем рыцарей Ордена Черного Орла. Лицо королевы и принцессы скрывала светлая вуаль, да и сами они были одеты в белые, дорогие одеяния, чем резко контрастировали с их захватчиками, облаченными в черные латы. От этого казалось, будто некие черные демоны пленили двух светлых фей и ведут их на расправу.
   Рыцарь Жак де Люп привел титулованных пленниц к одной из башен города-крепости где и заточил их.
   Это была высокая башня, где был всего один оконный проем и то с железной решеткой. Она предназначалась для военных преступников, убийц и воров - которые здесь дожидались суда. Сейчас же место преступников занимала королева Адель и её дочь принцесса Агнесс.
  
   II
  
   Рыцари в черных латах, проведя по винтовой лестнице башни своих титулованных пленниц, бросили их в единственное, круглое помещение на её вершине.
   Рыжеволосая принцесса Агнесс, оказавшись у единственного, зарешеченного проема, увидела, что они находятся на высоте примерно в тридцать метров от земли! Отсюда хорошо был виден весь город и даже за его зубчатыми стенами поля, убегающие в даль!
   Принцесса, никогда не бывавшая так высоко, почувствовав легкое головокружение, отшатнулась от окна и села на единственную, но широкую кровать.
   - Теперь вы будете находиться здесь до приезда короля! - сказал пленницам рыцарь Жак де Люп.
   - Кого ты называешь королем, мерзавец?! - вспылила на него королева Адель. - Твой господин убийца! Он заслуживает не трона, а топора палача!
   Кровавый Волк лишь усмехнулся этой красивой, статной женщине. Его черные латы зловеще отражали языки пламени от горящих на стенах факелов.
   - Мой сюзерен, будет вам королем! Вам придется повиноваться его воле! - зло воскликнул он.
   - Я королева короля Людовика VII! Если герцог хочет чтобы я принадлежала ему, то ему сначала придется меня убить! - кричала королева. - Лишь мертвой, он может меня сделать своей королевой!
   - Вы станете его королевой! - кричал в ответ рыцарь де Люп. - Теперь всё во власти моего господина!
   - Убирайся прочь! - воскликнула королева Адель. - Ему не сделать меня своей королевой, да и не стать самому королем, мой брат Гильом, который является Реймским архиепископом, не за что не будет проводить обряд коронации для братоубийцы!
   - Я ухожу, моя королева! - проговорил рыцарь Жак де Люп. - Мой господин приказал вас не трогать, но принцесса может быть в моей власти! Жди меня, моя сладкая гусыня!
   Он буквально по-звериному рявкнув в сторону молодой, испуганной принцессы, удалился со своими рыцарями из помещения.
   - Мерзавец! Сумасшедший! - кричала ему вслед королева.
   С глаз принцессы Агнесс полились слезы. Королева Адель присела к ней на кровать и обняв её пыталась утешить.
   - Что это значит мама?! Мы будем для кого-то женами?! - спрашивала сквозь плач рыжеволосая девушка. - Я не хочу быть женой этого убийцы!
   - Не плачь дочка... надо верить, что всё будет хорошо... да, они убили твоего отца, но я верю Бог нас не оставит в беде! - утешала её мать, стараясь говорить как можно спокойнее. - Мы незнаем где Анри... возможно он собирает армию, чтобы спасти нас...
   - Анри?! Анри часто говорил мне, что хочет отправиться на какой-нибудь крупный рыцарский турнир с желанием сразиться с этим таинственным рыцарем Кристианом Бенолли! - проговорила в ответ, ещё сильнее рыдая принцесса Агнесс.
   - Мне кажется он покинул дворец ради этого и возможно уже давно пал от его меча...
   - Но возможно дочка, тот рыцарь стал союзником твоего брата и вскоре они спасут нас! - высказала своё предположение королева Адель.
   - Мама, ты думаешь, что бесстрашный и непобедимый, как говорят многие, рыцарь Кристиан сможет противостоять этим убийцам?! - спросила принцесса.
   - Всё возможно, дочка... - прошептала королева.
   Принцесса Агнесс престав плакать задумалась. Она бросила свой взгляд в окно, за которым увидела как по небу плывут пушистые облака. На такой высоте они показались принцессе особенно близко - казалось высуни руку и можно взять облако в ладонь.
   - Интересно какой он? - задумчиво смотря на облака, спросила девушка то ли свою мать, то ли саму себя.
   - Кто? - не поняла её королева Адель.
   - Рыцарь Кристиан Бенолли... красив ли он? Высок? - задумчиво продолжала вопрошать рыжеволосая принцесса.
   - Говорят, что он высок, но о красоте его невозможно судить. Его лица никто не видел, оно всегда закрыто забралом... - проговорила королева.
   - Я уверена, что под латами рыцаря, скрывается прекрасный принц. И я бы с удовольствием вышла за него замуж... - мечтательно произнесла принцесса.
   Она легла на спину и вновь взглянула через окно на облака. С такого положения ей казалось, что они находятся под ней, а она будто летит над ними. Летит туда, где есть он - загадочный рыцарь Кристиан Бенолли.
   - О нем говорят многое Агнесс... одни, что он чуть ли небожественного происхождения, другие, что он обычный рыцарь-разбойник... - ответила королева и твердо добавила. - Но я верю в хорошее и если он от Бога, то восстановит справедливость на землях Франции!
   Принцесса Агнесс уже не слышала слов матери. Она, закрыв глаза, полностью погрузилась в свои мечты. В мечтах она всегда была рядом с ним - с бесстрашным рыцарем Кристианом. Там он бился за неё на рыцарских турнирах, спасал от врагов, признавался в любви, даря красивые цветы, пел даже ей серенады... но только не целовал. Из-за забрала, принцесса не могла представить лицо рыцаря, но от этого мечты о нем ей не казались менее прекрасными.
   Ещё при Королевском дворе, слыша от придворных о подвигах таинственного рыцаря Кристиана Бенолли, юная принцесса приходила в полный восторг. Она уже не могла после этого серьезно воспринимать ухаживаний от по её мнению, тупых, надменных, юных феодалов - приближенных своей родословной к королевской семье. Принцесса уже тогда тайно поклялась самой себе, что выйдет замуж только за легендарного рыцаря, кем бы он не был! Принцесса решила ждать и верить в то, что однажды таинственный рыцарь приедет в королевский дворец за ней - ведь для такого рыцаря, одержавшего столько побед, настоящей наградой может стать лишь одна дама - дочь самого короля Франции! Кто может быть для рыцаря лучшей дамой, чем не принцесса?! Вот принцесса Агнесс и была уверенна, что рано или поздно загадочный рыцарь приедет за ней, признается в своей любви и откроет всё свои тайны, оказавшись прекрасным принцем из какого-нибудь королевства... и сейчас оказавшись в плену, девушка была уверена, что рыцарь Кристиан Бенолли, узнав о беде в королевской семье, мчится на своем коне, чтобы спасти её!
   С этими мыслями, принцесса Агнесс успокоилась и уснула.
   Королева Адель, гладя рыжие локоны своей дочери, тоже думала о рыцаре Кристиане Бенолли. Она вспомнила как сама, будучи ещё молодой девушкой, грезила о выдуманном, непобедимом принце и вот спустя десятилетия такой, и вправду появился - но только не принц, а рыцарь. Королева не могла оставаться равнодушной к рассказам о таинственном рыцаре Кристиане. Она обладала романтичной душой и тоже иногда в своих мечтах представляла себя рядом с молодым, загадочным героем... Адель была очень религиозна и в минуты мечтания о молодом рыцаре, корила себя за то, что это нехорошо по отношению к её королю Людовику. Да, она искренне любила короля, но он всё же не был в душе воином, а её женская сущность нуждалась в настоящем защитнике в латах, который сам борется за свои цели в жизни, а не приказывает сделать это своим войскам... сейчас, королева зная, что её король убит, а она с дочерью в плену, вновь обострила свои романтические чувства к рыцарю Кристиану. Эти чувства сильно смешивались с религиозными, так как Адель верила, как и её дочь, что этот рыцарь от Бога и что он всё же уничтожит торжествующее сейчас зло. Королева верила в это, но смутно представляла себе, что будет делать она, когда рыцарь Кристиан Бенолли окажется пред ней. Хоть ей было уже за сорок, она хорошо понимала, что выглядит прекрасно и может понравиться юноше.
   Королева Адель знала, что её дочь неравнодушна к рыцарю и была бы не против, если бы та вышла за него замуж, однако она и сама не осознавала, что всё больше сейчас мечтает о рыцаре.
   Думая о нем, королева тоже уснула вслед за своей дочерью...
   - Мама! Мама! - кричала пробудившаяся принцесса Агнесс.
   - Что случилось дочка?! - спросила её королева Адель.
   - Я ощущаю как меня что-то колет! Будто какие-то мелкие иголки впиваются! Особенно я это чувствую в голове! - пожаловалась принцесса, чеша свои копны рыжих волос, которые от этого сильно растрепались.
   - Я тоже чувствую... это блохи дочка... - ответила королева, тоже начав чесаться.
   - О, нет! Блохи?! Эти мелкие кровопийные существа?! - воскликнула принцесса Агнесс, резко вскочив с кровати и начав отряхиваться.
   - Это башня для заключенных, здесь они есть... - проговорила королева Адель.
   - Это ужасно! - воскликнула в сердцах принцесса со взглядом полного отвращения, продолжая чесать голову.
   В этот момент скрипнула тяжелая, дубовая дверь и в помещение к титулованным пленницам, с двумя своими рыцарями в черных латах, зашел всё тот же рыцарь Жак де Люп.
   - Я вижу ты уже поспала моя гусыня! - зло проговорил он обращаясь к стоящей возле кровати принцессе. - Теперь пойдешь со мной!
   - Никуда я с тобой не пойду, собачья рожа! - в ответ вскричала принцесса Агнесс.
   Жак де Люп лишь усмехнувшись, приказал своим рыцарям схватить девушку. Принцесса с криками пыталась вырваться из их рук, но рыцари крепко её держа стали выводить из помещения.
   - Оставьте мою дочь, проклятые убийцы! - воскликнула королева Адель.
   Королева бросилась к рыцарям, но ей преградил путь Жак де Люп.
   Кровавый Волк, схватив титулованную женщину, с силой оттолкнул её от себя - королева упала на кровать!
   - Если бы не мой сюзерен, то я бы позабавился и с вами! - прорычал рыцарь де Люп, склоняясь над ней.
   Рыцари в черных латах вывели принцессу, вскоре и рыцарь де Люп пошел за ними, вновь запирая за собою тяжелую, дубовую дверь.
   Оставшись одна, королева Адель, представив, что эти разбойники собрались сделать с её дочерью, стала отчаянно рыдать, уткнувшись лицом в подушку...
   Принцесса Агнесс продолжала сопротивляться схватившим её рыцарям Ордена Черного Орла, когда те ещё спускали её по винтовой лестнице башни. Одного рыцаря, принцессе удалось сильным толчком ударить о каменную стену и одновременно с этим чуть не вырваться из рук у другого! Однако подошедший рыцарь Жак де Люп, схватив волосы девушки ударил её своей ладонью по лицу! Принцесса вскрикнула, от удара едва не теряя сознание! Находясь в полуоброчном состоянии, она перестала сопротивляться.
   Тем временем рыцари вывели девушку из башни и повели под небольшой деревянный навес, находящийся при одном из стоявших поблизости домов. Под этим навесом, который освещался множеством горящих факелов, они и решили поразвлечься с принцессой.
   - Сними с меня доспехи! - приказал рыцарь де Люп, одному из своих подчиненных.
   Один из рыцарей сразу же стал исполнять приказание. Пока он помогал снять с главаря его доспехи, другой держал принцессу.
   Девушка вновь придя в себя, почувствовала, что её держит только один рыцарь и внезапным рывком, вырвалась из его рук!
   Вырвавшись, принцесса схватила со стены один из горящих факелов и с диким криком бросившись на Жака де Люпа, ударила им ему по голове! Её снова схватили, но всё же искры и огонь видимо проникли через шиворот Кровавому Волку, и он заорал, корчась от боли на полу!
   Рыцари, держа строптивую принцессу, с сочувствием и беспомощностью следили за мучениями своего главаря, которые однако вскоре закончились.
   Встав на ноги, разъяренный Жак де Люп со всего маху ударил девушке по лицу так, что у той вылетело несколько зубов, а сама она мгновенно потеряла сознание!
   Полный гнева, главный вассал герцога де Нуара приказал доставить принцессу в пустую конюшню.
   Там, рыцари в черных латах крепко привязали её руки к потолочной балке и разорвали на ней одежду. Сам рыцарь де Люп взяв один большой кнут, принялся истязать бедную пленницу... на нежной спине принцессы вскоре не осталось и живого места - кровь хлестала с её рта и тела, но Кровавый Волк не успокаивался, мучая её как обычную рабыню.
   Истязав её кнутом, он и его рыцари начали её насиловать...
   Поздней ночью дверь в башне открылась и в её круглое помещение рыцари бросили истерзанную принцессу Агнесс.
   Королева Адель в первый миг не узнала в этой окровавленной, голой девушке свою дочь, а когда она осознала это, то была в страшном шоке!
   Бросившись к дочери, Адель принялась её тормошить, дабы удостовериться, жива та или нет. Вскоре королева поняла, что Агнесс жива, но находится в тяжелом состоянии.
   - Убийцы!!! Проклятые собаки, что вы сделали с моей дочерью?!! - заорала от горя, королева Адель, принявшись колотить до крови в своих руках дубовую дверь в помещении.
   - Мы пощипали немножко перышки этой гусыне... - лишь весело смеясь, с издевкой ответили за дверью рыцари в черных латах.
   Жак де Люп получив всё то, что хотел, успокоился и подумав, как бы принцесса действительно не скончалась, решил отправить в башню лекаря. Также он велел отнести титулованным пленницам какую-нибудь похлебку, ведь они целый день провели без еды.
  
   III
  
   Девушка-рыцарь Анна-Лиза Бертран с крестьянкой Эммануэль Блан, сбежавшие из плена рыцарей Тевтонского Ордена, уже несколько дней блуждали по южным лесам, питаясь лишь лесными ягодами. Девушки искали какой-нибудь поселок, но так его и не находили. За это время Анна-Лиза всячески пыталась разговорить свою спутницу, но она так и продолжала молчать, ничего о себе не говоря, как будто дав самой себе обет молчания. Девушка-рыцарь осознав, что крестьянке видимо что-то серьезное пришлось пережить, раз она находиться в отрешенном от внешнего мира состоянии, вскоре перестала донимать её расспросами.
   В одном из дней их скитания, девушки заметили в далеке, как по лесной тропинке мчаться рыцари в черных латах. Молчаливая Эммануэль вдруг выхватив у Анны-Лизы Бертран узда, увела коня в гущу деревьев! Девушка-рыцарь не сопротивлялась, такому неожиданному поступку своей странной подруги, сразу понимая, что эти рыцари как-то связанны с жизнью этой крестьянки. Спрятавшись, девушки стали следить за продвигающимися всадниками с красными штандартами, на которых были изображенны гербы в виде черных орлов. Рыцари в черных доспехах быстро промчались по тропинке, ведя под своим конвоем двух дам в дорогих одеждах.
   Одна из них показалась Анне-Лизе знакомой и тут же в ней всплыло воспоминание - когда она была ещё отроковицей, отец Жозеф Бертран по приглашению короля Людовика VII, взял её с собой в королевский дворец. Именно там она впервые увидела и короля, и королеву Французского королевства! И сейчас она осознала, что одна из этих дам, которые ведут рыцари Ордена Черного Орла и есть та самая королева Адель!
   Поняв, что эти рыцари захватили королеву, девушка-рыцарь недолго думая погнала коня за ними. Крестьянка начала сопротивляться этому, однако Анна-Лиза объяснила ей, что эти рыцари видимо захватили королеву и надо выследить путь, чтобы спасти её - и Эммануэль уже больше не сопротивлялась.
   Тайно преследуя отряд рыцарей в черных латах, девушки следили за ними до конца леса.
   Отряд рыцарей светского Ордена Черного Орла, выехав из леса, направился к большому городу-крепости, в который вскоре и въехал вместе со своими пленницами.
   Девушки не могли дальше двигаться за ними, так как их преследование могло вызвать подозрение у рыцарей и стражников города. Анна-Лиза Бертран решила проникнуть в город-крепость, вместе со странствующими торговцами товаров, пред которыми всегда открывал ворота любой город. Довольно скоро такой случай ей представился - она не только присоединилась к торговцам, но ещё и купила на оставшиеся сбережения коня для своей подруги. Анна-Лиза также облачила Эммануэль в другую одежду с капюшоном и попросила её притвориться оруженосцем, дабы они смогли спокойно, без лишних подозрений проникнуть в город с целью узнать, где рыцари заточили королеву Адель и принцессу Агнесс.
   Крестьянка безмолвно согласилась помогать девушке-рыцарю.
   И вот, вместе с группой торговцев, девушка-рыцарь и её "оруженосец" вошли в город-крепость чрез перекинутый мост и поднятые ворота.
   Анна-Лиза Бертран, поглядывая через щели забрала на стражников города, сильно волновалась, что вдруг те сейчас заметят одинокого, входящего в их город рыцаря. Но когда за нею опустили ворота и подняли мост, она успокоилась. И напрасно!
   - Эй, кто ты и куда держишь путь?! - вдруг окликнул её один из стражников города.
   - Я вассал, служивший у графа Жозефа Бертрана и я решил послужить сюзерену вашего города! - обманывая, отозвалась девушка-рыцарь, стараясь говорить как можно мужественнее.
   Но видимо её голос оказался недостаточно мужским, потому что стражник услышав его, удивленно раскрыл глаза и зашептался со своим напарником.
   Вскоре они окружили девушку-рыцаря и крестьянку, притворяющуюся её оруженосцем.
   - Мы не пускаем тебя, сними свой шлем! - приказал один из стражников.
   - Нет! - воскликнула Анна-Лиза Бертран с ужасом понимая, что разоблачена.
   Она хотела вытащить свой меч и оказать сопротивление, но это уже было бессмысленно - в одно мгновенье стражники стащили её с седла, одновременно хватая и её подругу.
   Скинув с Эммануэль Блан капюшон, они удивленно ахнули - оруженосцем рыцаря оказалась девушка!
   Когда же они сняли с самого незваного гостя шлем, то были просто шокированы - рыцарь тоже оказался девушкой!
   Видя это, пораженные стражники не знали, что предпринять и позвали своего командира. Прибывший командир стражи города-крепости, был тоже очень поражен.
   - По какому праву ты девица, облачилась в доспехи?! - закричал он на девушку-рыцаря.
   - Вы не мой господин, чтобы я перед вами отчитывалась! - огрызнулась в ответ Анна-Лиза Бертран. - Скажите лучше, почему в городе находится захваченная королева Адель со своей дочерью принцессой Агнесс?!
   - Раз не хочешь говорить и задаешь такие вопросы, наверно ты шпионка подосланная нашими врагами или одержимая дьяволом! - предположил командир стражи и приказал. - Бросить обоих в тюрьму!
   У девушек отобрали коней и повели к городской тюрьме. По пути к ней, на Анну-Лизу Бертран глядели удивленные лица горожан - всем было чудно видеть девушку железных латах!
   Их бросили в сырую, темную тюрьму, освещенную всего лишь парой факелов. Командир стражи пригласил священника, чтобы тот разобрался одержимы ли девушки "темными силами". Священник придя в тюрьму стал расспрашивать девушку-рыцаря обо всём - от её рождения до настоящего времени. Анна-Лиза дерзко ему отвечала, однако рассказала о себё всю правду как есть. После неё, священник также пытался допросить её подругу, однако ничего не добился - странная крестьянка упорно молчала, не отвечая на его вопросы.
   Вернувшись к командиру стражи города-крепости, священник признался ему, что не смог сделать главного заключения - одержимы ли девушки дьяволом или нет. Тогда командир стражи решил дождаться сюзерена города кардинала Мориса Моро - пусть он и решает, что делать с необычной девушкой и её странной подругой.
  
  
  
   18) В ГОСТЯХ У РЫЦАРЕЙ ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА.
  
  
  
   I
  
   Магистр Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли, покинув земли Французского королевства уже вступили в земли Германской империи, а именно в первые владения здесь Тевтонского Ордена. Являясь магистром первых имений Ордена в Европе, Витольд знал, что Верховный Магистр Отто покинул Акру, чтобы осмотреть эти новые земли своего военно-монашеского братства.
   Проехав немало километров, рыцари все-же достигли замка принадлежащего Тевтонскому Ордену. Стража, узнав магистра Витольда, пропустила его с рыцарем Кристианом.
   Уже был вечер и немецкие братья-рыцари военно-монашеского Ордена готовились трапезничать в одном из больших залов замка.
   Этот зал был очень просторен. С его высоченных потолков рядами свисали огромные люстры с тысячами горящих восковых свечей, которые помимо горящих на стенах факелов, обеспечивали свое освещение. В их сиянии рыцари сидели на длинных скамьях, за длинными дубовыми столами, накрытыми белыми полотнами. Они все как один были облачены в свои доспехи, которые покрывали белые плащи с изображением черного креста - знак принадлежности к Ордену. Символика в виде креста присутствовала и на соответствующих флагах, и гербах, висевших на стенах замка. Главным гербом являлось огромное полотно, висевшее на центральной стене, на котором был изображен черный орел в центре большого черного креста. Над ним, висело белое полотно, где огромными, черными готическими буквами был написан девиз ордена: "Helfen-Wehren-Heilen" (с нем. - "Защищать-Помогать-Лечить")
   У этого полотна, за одним из главных столов и сидел сам Верховный магистр Отто.
   Космы светлых, длинных волос спадали на его покрытые крепкой броней широкие плечи, обрамляя волевое, готически вытянутое лицо. Темно-серые глаза из под сдвинутых у переносицы бровей, скрюченный словно клюв хищного орла нос, плотно сжатые губы с чуть выдающейся вперед нижней челюстью - предавали ему суровый, жесткий вид.
   Лежащий перед ним на столе ведрообразный шлем с большими рогами и выдавал этого рыцаря, что он являлся главным братом.
   Увидев вошедших, Верховный магистр и все братья-рыцари встали в знак своего приветствия.
   - Брат Витольд, где братья сопровождавшие тебя и кто этот рыцарь рядом с тобою? - сразу спросил Отто, обладающий грубым голосом.
   Витольд преклонив перед ним колено и склонив голову, придерживая свой шлем подмышкой, воскликнул:
   - Мой Верховный магистр, я грешен перед вами и всем Орденом! Я, потеряв смирение, собрал наших братьев и отправился во Французское королевство с целью сразиться на рыцарском турнире с этим рыцарем Кристианом Бенолли! Из-за моей гордыни и самолюбия, братья пали от находящегося там светского Ордена Черного Орла! Лишь милостью Бога я остался жив, а этот рыцарь стал моим союзником! Простите меня, за то, что нарушил Устав!
   Серые глаза Верховного магистра на миг выразили удивление от услышанного, затем накалились яростью, а его брови сошлись от гнева на переносице.
   - Брат Витольд, мы не ожидали такого от тебя! Ты всегда был примером всем нашим братьям! - вскричал он. - Но скажи, как же рыцари светского Ордена осмелились напасть на тебя?!
   - Мой Верховный магистр, во Французском королевстве произошли значительные перемены. Этот Орден Черного Орла находится под руководством брата французского короля, герцога Жана Гранфора де Нуара. Именно он сейчас и захватил власть в королевстве. Я с братьями случайно узнал о заговоре, и поэтому впал в немилость! - доложил Витольд.
   Магистр Отто со злостью ударил кулаком по столу. Все тевтонцы замерли, ожидая, что скажет он, разгневанный этой новостью.
   Залпом осушив кубок вина, второй Верховный магистр Тевтонского Ордена, обратился к своему вернувшемуся советнику:
   - Брат Витольд, пока ты отсутствовал, мы получили от нашего великого Папы Иннокентия III буллу адресованную нашему святому Ордену. Булла гласит, что во имя христианской веры, наше братство должно в ближайшее время отправиться в Северный поход, дабы разбить прибалтийских язычников, неся им истинную веру! И мы, братья Тевтонского Ордена, внемля призыву великого Папы, готовы взяться за оружие во имя нашей Святой Марии Иерусалимской!
   Все братья-рыцари дружественным криком поддержали слова Верховного магистра. А тот продолжал:
   - В случае этого, мы не можем начать войну со светским Орденом, но и оставлять смерть наших братьев безнаказанной тоже не можем. Я решаю провести Совет и решить со всеми членами Совета, что делать по этому поводу. Сейчас же братья мои, я призываю вас встать и вознести молитвы о тех, кто уже встал перед Господом, дабы простились Им все их мирские грехи и они получили блаженство рядом с Ним!
   Он, и все тевтонцы встали из-за своих столов.
   Состоящий в Ордене священник, стал служить заупокойную мессу, изложенную в требнике военно-монашеского братства, за каждого павшего брата. Рыцари повинуясь Уставу, стали проговаривать молитву "Pater Noster" до сотни раз за каждого убитого брата!
   Они, вместе со своим Верховным магистром, усердно шептали молитвы, стараясь не потревожить друг друга громким говором, четко следить за установленной молитвой, стремясь прилагать все усилия на то, что произносят они, шло бы из их сердец - ибо любая молитва не несет пользы, если произносится без участия сердца.
   Зал погрузился в молитвенное шепчение сотен людей, только рыцарь Кристиан Бенолли, не произносил никаких молитв, а смиренно стоял и ждал окончания мессы.
   Когда месса и вознесение сотен молитв по погибшим на чужбине братьям окончилась, тевтонцы также повинуясь своему Уставу, стали молиться в честь милости Божьей за предстоящую трапезу.
   Сегодня был вечер Великого Воскресенья и братьям-рыцарям как в четверг, и в пятницу, было дозволено есть мясо. В другие три дня недели, тевтонцам было положено есть сыр и яйца, а в пятницу ещё и рыбу. Есть мясо рыцарям также не запрещалось в любой день который приходящийся на Рождество. Вся пища среди них была распределена соответствуя статусу, месту и нужде. Нужде рыцари Тевтонского Ордена уделяли даже больше внимания, чем положению. По Уставу, никто из тевтонцев не имел права забирать у другого, ради собственной нужды. Также следуя Уставу, рыцари военно-монашеского Ордена недолжны были желать большего, если даже видят, что кому-то отдано больше в большей нужде. Тот, кому хватило еды, должен благодарить Господа. Тот брат который был больным или раненным, получал больше пищи, но находился все время под присмотром, дабы он не возгордился проявленной к нему милостью. Таким образом, согласно правилам Устава, рыцари держали в мире и согласии всех членов Ордена. В своих монастырях они ели по двое, здесь в замке, братья-рыцари сидели по 12 человек в которых состоял конвент, дабы соответствовать числу апостолов Христовых. Все они принимали пищу в строжайшей тишине, нарушаемой лишь чтением Библии каждого командира или брата поставленного ими для чтения. Только братьям-рыцарям в основных конвентах разрешалось нарушать тишину за трапезой и то, в случае уладить каких-либо возникшие проблемы. Остальные же сидели и старались хранить молчание, если только командир или член основной комтурии не давал разрешения на разговоры. Также во время трапезы никому из рыцарей Тевтонского Ордена и их прислуги не разрешалось покидать столы до её окончания (только если в случае какого-либо неотложного дела, после которого они все равно обязаны вернуться к столу и закончить трапезу).
   Верховный магистр Тевтонского Ордена Отто нарушил Устав тишины, однако по причине неотложных дел - он переговаривался с сидящим рядом Витольдом, выведывая у него все подробности того, что происходило во Французском королевстве.
   Рыцарь Кристиан Бенолли сидел возле Витольда и молча ел мясо, особо не вникая в подробности его разговора с магистром, тем более, что они говорили на своем родном немецком языке. Однако Верховный магистр, закончив вскоре разговор со своим советником, обратил внимание и на него.
   Витольд стал переводчиком для рыцаря Кристиана в разговоре с Отто.
   - Скажи мне рыцарь Кристиан Бенолли, это правда, что нет тебе равных на рыцарских турнирах? - спросил рыцаря Верховный магистр, устремляя на него свой взор будто отлитых из стали серых глаз.
   - Да, Верховный магистр Отто, я еще никогда небыл сбит с седла вражеским копьём! - ответил рыцарь.
   - О твоей доблести и успехах наслышаны во многих землях. Нашему святому Ордену, благословленному великим Папой Иннокентием III, нужны такие братья, способные биться за истинную веру! - проговорил Отто и спросил его делая предложение. - Не желаешь ли ты, рыцарь Кристиан Бенолли, вступить в наш Орден?
   - Ваше предложение, Верховный Магистр Отто, великая честь для меня, но разрешите мне подумать над ним, - ответил рыцарь Кристиан. - Мне надо еще вернуться в земли Французского королевства, чтобы расправиться со своими врагами!
   - Доблестный рыцарь Кристиан Бенолли, я был бы рад видеть тебя на службе нашего братства! - признался главный брат Немецкого Ордена. - Но Устав нашего братства гласит, что при приеме в него, каждый желающий должен не покривив душой ответить "нет" на все пять вопросов...
   - Каких? - спросил рыцарь.
   Осушив очередной кубок с вином, Отто стал озвучивать свои вопросы:
   - Не являешься ли ты членом другого Ордена? Не женат ли ты? Нет ли у тебя скрытых физических недостатков? Не должник ли ты? Не крепостной?
   - Нет! - ответил рыцарь Кристиан, даже произнеся это по-немецки, дабы его поняли все присутствующие тевтонцы.
   - Теперь ответь "да", на пять других вопросов, - проговорил Верховный магистр. - Готов ли ты, рыцарь Кристиан Бенолли, сражаться в Палестине? Готов ли ты сражаться в любых других землях, куда укажет Орден? Готов ли заботиться о недужных? Готов ли выполнять по приказу Ордена все то, что умеешь? Готов ли соблюдать Устав Ордена?
   - Верховный магистр Отто, вот на эти вопросы я и не могу дать ответы, - проговорил рыцарь.
   Главный тевтонец внимательно смотря на него задал еще один вопрос:
   - Скажи мне тогда, следуешь ли ты главному обету - целомудрия, послушания и бедности?
   - Да, - ответил по-немецки рыцарь Кристиан Бенолли.
   Второй Верховный магистр Тевтонского Ордена был удовлетворен этим ответом легендарного рыцаря, однако выпив ещё из кубка вина, он вновь обратился к нему:
   - Подумай юноша над моим предложением. Наш святой Орден открыт доверием к любому, кто свое тело облекает в железо, а душу бронею веры. И как говорил святой Бернар Клевросский, кто снабженный таким двойным оружием, не боится ни человека, ни беса. Такой рыцарь не боится смерти, верно и добровольно стоя за Христа, и более того, желая умереть, чтобы быть при Христе. Он тот, кто не преступно способен убить за Него. Ибо Христов рыцарь убивает безгрешно и умирает со спокойной совестью. Он есть служитель Бога, который карает злых и спасает правоверных. Он тот, кто мстит, служа Христу и всему христианскому народу!
   - Магистр, я согласен со всеми вашими словами и я подумаю о службе вашему святому Ордену, - ответил рыцарь.
   - Дабы ты почувствовал, рыцарь Кристиан Бенолли, всю истинность Устава, я, на правах Верховного магистра, велю на время надеть на тебя плащ истинного брата нашего Ордена! - воскликнул Отто.
   По его приказу, рыцарю Кристиану принесли белый плащ с вышитым на нем черным крестом и тот с повиновением накинул его на себя.
   Облаченный в плащ, рыцарь, может быть из-за общего возвышенного настроения тевтонцев, почувствовал в своей душе нечто необычное. Будучи не принадлежащим ни к какому-либо Ордену, сейчас он ощутил себя полноправным воином Христа! Он почувствовал, что смог бы принять предложение магистра вступить в Тевтонский Орден, если бы его не держала месть к врагам, остававшимся во Франции! Рыцарь Кристиан Бенолли не знал, что Отто пошел вопреки непредвиденному поступку - пусть и на время вручив плащ члена Ордена рыцарю-новичку, он нарушил Устав. Ведь вступающий в Орден, должен был получить плащ лишь после того, как давал обет клятвы верности Ордену в служении ему до самой смерти! Но Верховный магистр отошел от правил, дабы привлечь известного рыцаря в свои ряды тевтонцев!
   Рыцарь Кристиан теперь и сидел среди них в этом плаще, ничуть не отличаясь от других. Даже Витольд, увидев своего друга в одеянии духовного рыцаря, не без интереса смотрел на него!
   - Спасибо Верховный Магистр Отто, за эту честь! - воскликнул рыцарь, облаченный в плащ Тевтонского Ордена.
   В это время тевтонцы, уже почти завершали трапезу - съев всё мясо и запивая его вином, именуемом среди них "кровью Христа".
   После неё, видимо опьянев от вин, немецкие братья-рыцари дружественно обнявшись за плечи, пафосно запели за столами песни из псалмов и прославляющие их Орден.
   Рыцарь Кристиан Бенолли, поддавшись всеобщему веселью, тоже подхватил пусть и звучащие на немецком, их песнопения.
   Под сводами замка, дружественным хором полились голоса сотен братьев-рыцарей, служащих Германскому Братству Святой Марии во славу Всемогущей Троицы. Дух братства и единства охватил сейчас всех тевтонцев. Каждый из них ощущал в эти минуты радость и величие Ордена, прославляя его и христианскую веру в пафосных песнопениях - при этом повинуясь еще одному пункту Устава о надлежании жить в братской любви друг к другу. И все они следовали Уставу, и жили в братском единстве, кротости и согласии, стремясь к тому, чтобы каждый брат-рыцарь мог почувствовать, что как хороша и радостна их общая жизнь!
   И со счастливыми лицами воспевая свой Орден, они при этом оставались суровым мужским союзом, права которого определялись укладом жизни и были для каждого одними и тем же.
   Таково было их мужское братство, в котором не было места женщинам и молодым девам!
   После песнопений, братья-рыцари вознесли молитвы во славу Господа, благодаря Его за трапезу, но не ушли спать - повинуясь с Повечерия обету молчания (который обычно длился до рассвета), они стали ждать решения Верховного Магистра, созвавшего срочный Совет, на котором решались главные задачи в Судьбе Ордена. На Совете обычно обсуждали отчуждение какой-либо земли или собственности, принятие кого-либо в Орден, а также другие важные вопросы. В данный момент Советом решался вопрос о том, что делать насчет рыцарей светского Ордена Черного Орла, напавших на отряд их братьев-рыцарей, возглавляемым Витольдом. Учитывая, что папская булла гласила рыцарям Тевтонского Ордена подготавливаться к Северному Крестовому походу, направленному против прибалтийских язычников, и обсуждению не подлежала, Совет после долгих споров решил - мстить за убитых братьев Ордена будут воины Христа (крестоносцы), которых должен будет собрать тот же брат Витольд, только с благословения Папы. Лишь призыв Иннокентия III к войне с недружественным Орденом, мог помочь собрать множество крестоносцев по всем итальянским землям. То есть, Тевтонский Орден решил отправить магистра Витольда за помощью в Рим.
   Витольд, будучи одним из советников Верховного магистра Отто, повиновался решению своего Ордена.
   После Совета, он всё рассказал своему другу рыцарю Кристиану Бенолли и тот сразу хотел отправиться в путь, но стояла ночь и время в замке отходило ко сну.
   Братья-рыцари Тевтонского Ордена, соответствуя Уставу, ложились спать все вместе в одном помещении, располагаясь на полу кто в спальных мешках, кто на коврике или простыне, укрываясь одеялами из меха овец и коз, и ложа под голову тонкие подушки. Брат-рыцарь заведующий спальным отделением, давал всем поровну все спальные принадлежности. Согласно Уставу, все спали под светом горящих на стенах факелов.
   Рыцарь Кристиан Бенолли, получив свою спальную долю - спальный мешок и тонкую подушку, тоже улегся на пол, ютясь среди тевтонцев, нижние одежды которых состояли из легких полотен и подштанников. Он лег возле Витольда и вскоре уснул, уставший от долгой дороги и утомленный молитвенным пиром братьев этого духовно-рыцарского Ордена...
   Ранним утром, когда солнечные лучи едва коснулись верхушек башен замка, принадлежащего Тевтонскому Ордену - братья-рыцари уже вовсю возносили утренние молитвы и пели пафосные гимны стоя над столами, во славу Господа, и в почтении к Святой Троице. И только после этого, Верховный магистр Отто и приставленный к Ордену священник, благословили Витольда и его друга рыцаря Кристиана Бенолли в путь, дав в сопровождение конный отряд тевтонцев.
   Этот путь лежал в итальянские земли, в Рим, к самому Папе Римскому Иннокентию III!
   Магистр Витольд и рыцарь Кристиан, попрощавшись со вторым по счету Верховным магистром Тевтонского Ордена Отто, отправились с небольшим отрядом братьев-рыцарей в дорогу...
  
  
  
  
  
   19) В ВАТИКАНЕ. ПАПА РИМСКИЙ ИННОКЕНТИЙ III. СОБРАНИЕ СОЮЗНИКОВ.
  
   I
  
   Дорога в Рим для магистра Витольда и рыцаря Кристиана Бенолли была еще дальней чем в земли Германской империи, с которой они выехали. Доехав до итальянских земель, рыцари потратили еще полмесяца пока добрались до назначенного места...
   Въехав в родные земли, ощущая величественный дух гор и красоту зеленых лугов - рыцарь Кристиан почувствовал некую радость и спокойствие в своей душе. Но это было мнимое спокойствие, он знал, что надо не останавливаться и продолжать действовать... рыцарь никогда небыл в Ватикане и ощущал из-за этого небольшое волнение, но он был уверен, что Первосвященник не оставит без внимания то, что происходило во Французском королевстве и примет меры против разбойнического Ордена Черного Орла, и самого герцога Жана Гранфора де Нуара...
   В это время Святой престол занимал недавно избранный конклавом Папа Римский Иннокентий III. Он был преемником Папы Целестина III и племянником Папы Климента III. Именно дядя и возвел его сначала в кардиналы, а затем помог взойти и на папский престол - сделав Иннокентия III самым молодым главой в истории Ватикана! Ведь новому Папе небыло еще и сорока лет, тогда как другие обычно избирались будучи в преклонном возрасте! Однако не во всем была заслуга дяди в борьбе за Святой престол - Лотарио Конти (мирское имя Иннокентия III) родился в Ананьи и принадлежал к именитому роду графов Сеньи из Лацума (Лацио). Он получил блестящее образование в Болонье, где изучал юриспруденцию и богословское в Париже - став одним из известных знатоков права и теологии. В Риме он занимал различные духовные посты, а во время понтификата Целестина III (который был из рода Орсини, злейших врагов Сеньи) даже находился в изгнании. Будучи еще тогда кардиналом, он жил в Ананьи, предаваясь размышлениям и занимаясь литературным творчеством. Однако Папа Целестин III, перед своей смертью убедил кардиналов избрать новым Папой именно 37-летнего кардинала Лотарио Конти. И тот без особого желания вернувшись в Рим, принял тиару, взяв имя Иннокентий III.
   Он взошел на Святой престол в тот момент, когда влияние папской власти стало заметно слабеть и поэтому с самого начала своего понтификата стал принимать все усилия, чтобы подчинить всю светскую власть Католической Церкви. "Королевская власть должна быть подчинена папской, - заявил Иннокентий III. - Первая властвует только на земле и над телами, вторая - на небе и над душами. Власть королей простирается только на отдельные области, власть Петра охватывает все царства, ибо он представитель Того, Кому принадлежит вся Вселенная. Господь передал Петру власть не только над вселенской церковью, но и над всем миром." Этими своими словами, подчиняя всё и всех Католической Церкви, Папа Римский Иннокентий III и стал вести свою политику, которая опиралась на главное правило, где Церковь должна пользоваться неограниченной властью как в духовных, так и светских делах. Отличаясь холодным, крепким характером, расчетливостью и осторожностью, Иннокентий III являлся превосходным дипломатом, что позволяло ему в итоге становиться победителем во всех политических играх и интригах Западной Европы. Благодаря своей дипломатической гибкости и расчету, освобождая епископов и князей (и даже других отдельных горожан) от присяги королю или императору, он добился права от назначения Верховных Магистров военно-монашеских Орденов, до признания своего верховного сюзеренства от множества королей! Множество королевств признали свое вассальство Иннокентию III, а среди не столь могущественных государств, он пользовался еще большим авторитетом. Папа Римский также сделал своими вассальными владениями Сицилийское, Шведское, Датское и Португальское королевство. Не мог сопротивляться Иннокентию III и король Арагона Педро, и король Польши - ставшие его вассалами. Короли Болгарии и Сербии сами добивались вассального покровительства Папы Римского, обещая ему взамен унию с Католической Церковью. Вассальную зависимость от Папы признала даже далекая Армения... короли покорно преклоняли свои головы перед Иннокентием III, признавая свою слабость и нуждаясь в нем... лишь с могущественной Германской империи Папа долго не мог получить вассальную зависимость, так как в её землях боролись за власть две важные династии - Гогенштауфены и Вельфы. Дополнительные проблемы Иннокентию III германцы доставляли еще тем, что они заодно стремились господствовать и в итальянских землях. Папе Римскому пришлось даже обратиться с посланием к ряду итальянских городов и областей, в котором говорилось о "зверской" (германской) расе, стремящейся овладеть всей Италией. Иннокентий III подробно описывал зверства германского императора Генриха VI Гогенштауфена в Сицилии, где как он утверждал, нет ни единой семьи, которая бы не стала жертвой этого тирана. Желая показать народу, до каких жестокостей доходил этот император, Папа Римский однажды созвал в Рим всех тех сицилийцев и северян-итальянцев, у которых по распоряжению Генриха VI Гогенштауфена были выколоты глаза и отрезаны уши. Вид этих несчастных людей, действительно отбил у итальянцев желание вернуться под покровительство "Священной Римской империи", однако они не хотели подчиняться и папской власти. Иннокентию III пришлось приложить немало усилий, чтобы подчинить себе всю власть в самой Италии. Он подвел те движения в народе, которые были направленные против него под категорию ереси и объявил войну ряду итальянских городов. Образовав Лигу из городов поддерживающих Ватикан, Папа Римский подавил всех тех, кто был против его власти в Италии. Вскоре, по его приказу были прогнаны и германцы из Сицилии. Вдова разбитого императора Генриха VI Гогенштауфена и наследница Сицилийского королевства Констанция, поручила Иннокентию III опекунство над своим малолетним сыном Фридрихом. Чтобы обеспечить сыну сицилийскую корону, императрица от его имени отказалась от прав на Германию. В результате, Папа Римский едва успев взойти на Святой престол, сразу ощутил все прелести опекунства над сыном собственного врага! Но этим приемом, буквальным шантажом и вынужденным отказом от правления императрицы Констанции, Папа Римский Иннокентий III начал удачные действия в подчинении Германской империи. В сражении двух германских династий Иннокентий III являлся некоторым арбитром, судьей, который однако в зависимости от собственной выгоды, принимал время от времени то одну, то другую сторону... в результате этих интриг, войн и захватов Папа даже сам лишился своих светских владений! Но вновь на помощь пришли его образование и дипломатическая гибкость! Запугивая небесными карами одних, внушая обманчивые надежды другим и вступая при этом в тайные соглашения с третьими, Папа Римский Иннокентий III все-же установил верховенство папства и в Германской империи! При этом он продолжал добросовестно исполнять свое опекунство над Фридрихом Гогенштауфеном, охраняя от врагов его будущее Сицилийское королевство...
  
   II
  
   Когда магистр Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли с отрядом братьев-рыцарей Тевтонского Ордена вступили в Рим, к ним вскоре присоединилась и личная гвардия Ватикана, так как они прибыли к назначенному месту в Цитадель Римско-Католической Церкви. Сам Папа Римский Иннокентий III был уже предупрежден о том, что к нему с визитом направляется представитель недавно учрежденного им военно-монашеского Тевтонского Ордена, с просьбой разрешить какие-то вопросы, и был готов к приему гостей...
   Рыцари войдя в главный собор Ватикана, окруженные гвардейцами, священнослужителями и монахами, шли по роскошным залам Цитадели направляясь в тот зал, где Папа проводил приемы гостей. Вскоре они вошли в этот не менее роскошный зал, который освещался тысячами свечей, где на стенах были мозаики с изображениями всех святых, а дверные порталы и рамы на окнах были сделаны из золота, отражаясь этим манящим цветом. Где готические, мраморные статуи Святой Марии и апостолов Иисуса Христа находились у каждой арки и столба, опиравших своды собора. В центре зала наполненного монахами из различных Орденов, священниками и епископами в золото-шелковых одеяниях, восседал на золотом троне сам Папа Римский Иннокентий III. Над ним висела на стене громадная деревянная статуя распятого Христа. По обе стороны его трона стояли знаменосцы - один из них держал знамя с изображением на червонном поле коронованного черного орла в золотистом, шахматном окрасе (фамильный герб Иннокентия III), другой держал знамя с изображением герба Ватикана. Рядом с сидящим Иннокентием III стояло несколько кардиналов и епископов, которые держали перед собою золотые кресты. Возле одного кардинала, у которого на бороде уже начала проступать седина, стоял в белом одеянии мальчик-подросток с рыжими волосами - этот мальчик являлся сыном убитого германского императора Генриха VI Гогенштауфена и покойной императрицы Констанции, и находился под опекой Папы Римского.
   Первосвященник с невозмутимым видом словно император восседал на золотом троне. Его голову покрывала большая золотая тиара, из под которой виднелись коротко-стриженные рыжие волосы. Взгляд больших темных глаз был холоден и вызывающе надменен на лице с длинным, но не широким носом, плотно сжатыми небольшими губами и большим, мужским подбородком. Темные, длинные ремешки от тиары спадали на его могучие плечи, покрытые большой папской мантией из дорогой ткани с вышитыми золотыми крестами, которая также покрывала верх красной сутаны. Иннокентий III как будто состоял из суровости и безмолвного высокомерия - ни один мускул не дергался на его лице, словно он был живой статуей! Ему было всего сорок лет, но судя по выражению пусть и холодного лица, с трудом можно было дать и тридцать! Лишь взгляд темных глаз, выдавал его истинный возраст. Со стороны казалось, что сидит не Папа Римский, а молодой, крепкого сложения император! Но золотая тиара и папская мантия говорили, что этот мужчина в расцвете сил, являясь племянником бывшего Папы Климента III и был настоящим, действующим Папой Римским!
   Вошедшие в зал рыцари припадая на одно колено, поклонились перед Первосвященником. Один из его кардиналов поприветствовал прибывших. После чего магистр Витольд подошел к самому Папе и соответствуя традиции, вновь преклонившись перед ним на одно колено, поцеловал его руку.
   Рыцарь Кристиан Бенолли находился в сильном волнении - он впервые видел вживую "наместника" Бога на земле и с содроганием глядя на Иннокентия III блиставшего в роскоши, действительно чувствовал, что будто находится рядом с представителем Всевышнего - хозяина всей Вселенной!!!
   Папа Римский надменно смотрел на всех прибывших. Его плотно сжатые уста так и не произнесли ни единого слова. Было видно, что Иннокентию III была не столь важна эта встреча с представителем Тевтонского Ордена, если даже на приеме гостей присутствовал рыжеволосый отрок Фридрих. За Первосвященника с прибывшими стал говорить его кардинал Уголино Конти, который являлся ему и племянником.
   - Во имя Господа, с нашего благословения, что привело тебя брат-рыцарь Витольд к нашему великому Папе? - спросил остроносый, пятидесятидвухлетний кардинал, тяня слова как на молебне.
   - Я раб Божий Витольд, просим от утвержденного вами нашего святого Ордена, принять мудрое решение по отношению к рыцарям светского Ордена Черного Орла, находящегося во Французском королевстве. - проговорил стоя, смиренно склонив свою голову, магистр первых владений Тевтонского Ордена. - Рыцари этого Ордена напали на отряд наших братьев, смиренно сужающих во славу Христа и Святой Марии, и убили их... меня же спасла лишь милость Бога.
   - В чем же причина брат-рыцарь Витольд, столь недружественного и антихристианского отношения к вам? - спросил его кардинал.
   - Ваше преосвященство! Рыцари этого Ордена подчинены брату короля Французского королевства герцогу Жану Гранфору де Нуару! Именно он, с их помощью устранил своего брата и захватил власть в королевстве! - проговорил уже смелее магистр Витольд. - Я считаю, что разбойнический Орден захвативший всю Францию опасен и для всех нас!
   И тут внезапно заговорил и сам Папа Римский Иннокентий III, голос которого был хоть и мягким, но звучал жестко и уверенно:
   - Господь наш Всемогущий мудр, каждому вознесется за содеянное в жизни перед Судом Божьим! Если как ты говоришь, сын мой Витольд, светский Орден посмел посягнуть на ваш святой Орден, в то время, когда я велю идти в поход в земли Ливонии, и сражаться там с язычниками, сея истинную веру, то он непременно будет наказан!
   Магистр Витольд, бросая прямой взгляд на Первосвященника воскликнул:
   - Я прошу вас, великий Папа, разрешения для нашего Ордена отомстить этим убийцам!
   - Сын мой, миссия вашего святого Ордена, изложенная моей буллой одна - идти в Северный поход в Ливонию и в сторону Балтийского моря! И вы пойдете во имя Святой Марии, и будете собою нести истинную веру! - проговорил повышая голос Иннокентий III.
   - Великий Папа, это будет сделано по Вашему велению и во славу Божию! Братья-рыцари святого Ордена служат Вам и нашему Господу, и вскоре обрушаться на землю неверных! - воскликнул Витольд. - Только скажи великий Папа, что делать с разбоями Ордена герцога де Нуара, возомнившего себя королем?! Ведь отпрыск короля Людовика VII, принц Анри является законным наследником престола! Он жив, великий Папа и собирает своих вассалов, дабы вернуть себе королевство отца!
   Папа Римский Иннокентий III задумался над словами магистра первых европейских владений Тевтонского Ордена. Услышав от него, что французский принц жив, он понял, что сможет использовать это в выгодных целях. Иннокентий III уставший от распрей и войн среди германских императоров боровшихся с друг другом за власть, и которые даже однажды лишили его светских владений в Италии - срочно нуждался в союзниках. Недолго думая он решил, что используя своего кардинала Мориса Моро, поможет принцу заполучить законную французскую корону, в замен за это возьмет с того вассальную клятву как сюзерену, делая союзником в борьбе против строптивой Германской империи.
   Встав с золотого трона во весь свой высокий рост, Иннокентий III с сильным чувством своего величия обратился ко всем прибывшим к нему рыцарям:
   - Рыцари Тевтонского Ордена, в соответствии с подписанной мною буллой, выполняйте мое указание - идите в поход на ливонских язычников и чем больше вы соберете их под крестом веры, тем больше вам воздастся на Небесах! Каждого кто погибнет в этом Северном походе, ожидает место рядом с Господом! Помните это и храня истинную христианскую в своих сердцах, двигайтесь вперед, на Восток! Рыцарей светского Ордена Черного Орла я предаю анафеме и отлучаю от Церкви! Я поручаю послать гонца к поставленному мною кардиналу Морису Моро для решения расправы над этим Орденом и герцогом де Нуаром, признавая захват французского трона им незаконным! В этом случае я поддерживаю и благословляю всех сторонников французского принца Анри! Эти решения окончательно приняты мною, наместником Христа на земле, в Его честь и всей христианской веры!
   Все присутствующие подхватили слова Папы молитвами во славу Господа, а он продолжал:
   - Именем Бога и Иисуса Христа, я призываю всех крестоносцев, в чьих сердцах горит истинный огонь христианской веры, поддержать сына Божьего Витольда, добровольно вступая в отряды воинства Бога под его главенство, дабы во имя Христа, он с их помощью расправился с еретическо-настроенным Орденом Черного Орла во Французском королевстве. Также я благословляю любую воинскую поддержку французскому принцу Анри в его борьбе за престол!
   Иннокентий III приказал разнести эту свою волю по всей округе.
   - Спасибо Вам, наш мудрый и великий Папа! Спасибо за принятое справедливое решение! - поблагодарил его за всех рыцарей магистр Витольд...
   Во время разговора Витольда с Папой Римским, рыцарь Кристиан Бенолли смирено молчал. Он понимал, что он обычный рыцарь, а таким не позволялось вступать в разговор с Первосвященником, который был главнее всех императоров и королей! Рыцарь молчал, с восхищением и гордостью смотря на Иннокентия III, и внимательно слушал его пылкие речи об истинной католической вере. Но он и сам уловил на себе чей-то взгляд - повернув голову, он увидел, что на него смотрит тот самый рыжеволосый мальчик, который находился среди папской свиты. Этим мальчиком был Фридрих Гогенштауфен - он являлся принцем Сицилийского королевства и Германской империи, и находился под опекой Первосвященника. Отрок Фридрих с интересом наблюдал за рыцарем Кристианом Бенолли и видимо его снаряжение, а может быть и он сам, восхищал юного принца. Мальчик смотря на итальянского рыцаря большими, не по-детски мудрыми карими глазами и с едва заметной улыбкой, (чтобы не навлечь на себя гнев великого опекуна) был переполнен
   восхищения. Кристиана смутило и рассмешило такое любопытство маленького принца, и он в ответ улыбнувшись, весело ему подмигнул. Фридрих засмущавшись схватил руку бородатого кардинала Ченчио Савелли (который по велению Иннокентия III занимался воспитанием принца) и спрятался за его спиной...
   Поблагодарив Папу Римского Иннокентия III за помощь, рыцари хотели удалиться из зала собора, но Первосвященник задержал их, даже когда подписал соответствующую буллу против рыцарей светского Ордена Черного Орла.
   - Сыны мои Божьи, я вас задерживаю потому, дабы сказать вам, чтобы готовились к очередному Великому походу против неверных, которые вновь посмели овладеть священными для нас землями, где родился и страдал Христос. И я призываю вас быть готовыми к нему, когда я провозглашу указ! - воскликнул перед рыцарями Папа Римский.
   - Мы будем готовы, наш великий Папа! Во славу Бога и святой, христианской веры! - воскликнули рыцари.
   - Идите же с Господом и сражайтесь за Него, ибо Он даровал вам эту жизнь, чтобы вы служили душой и мечом Ему! - прокричал Иннокентий III и благословив рыцарей велел их выпустить из Цитадели.
   Глас Первосвященника был быстро услышан - еще в Риме по дороге к отряду тевтонцев уже присоединилось около двух сотен крестоносцев, добровольно становясь их союзниками...
   Выйдя из итальянских земель, магистр Витольд повелел своим немецким рыцарям возвратиться в замок к Верховному Магистру Отто, чтобы они передали папскую буллу - гласившую о подготовке Ордена к Северному походу в языческие земли Ливонии. Отряд рыцарей в белых плащах с вышитыми черными крестами отделился от отряда итальянских крестоносцев и направился в сторону Германской империи. Сам магистр Витольд остался с другом рыцарем Кристианом Бенолли, дабы вместе с ним расквитаться с Орденом Черного Орла. Уже без особых опасений (ведь сам Папа Римский провозгласил их поход!) они пересекли земли Бургундского герцогства и вскоре вошли во французские, которые они покинули месяц назад...
  
   III
  
   Сын убитого французского короля Людовика VII принц Анри, покинув южные леса королевства, где случайно скрывался от врагов - стал искать своих союзников, что-бы разбить войска убийц своего отца и самому взойти на престол. Принц на своем коне мчал в земли тех вассалов, в верности которых не сомневался. И через несколько недель своих скитаний, он действительно получил помощь от них! Те герцоги и графы, которые были вассалами ещё при живом короле, охотно становились на службу его сыну - всем им не хотелось находиться под властью герцога де Нуара, тем более зная о союзе герцога с кардиналом Морисом Моро. Из-за этого проехав дружественные земли прекрасной Франции, принц уже за месяц собрал немалую армию своих союзников! Помня о договоре с магистром Витольдом, встретиться с набранными войсками в южных лесах, Белый Рыцарь повел свою армию на юг.
   Ровно в договоренный срок, армии союзников принца Анри и крестоносцы магистра Витольда заполонили южные леса Французского королевства, подготавливаясь к походу в сторону его севера. Сами командующие войсками встретились в хижине лесных отшельниц, стоявшей возле лесной реки. Франческа Бенолли и Анни де Плесси радостно встретили своих рыцарей, но были поражены такому количеству войск, разбивших временный лагерь в лесу! Франческа обнимала своего брата, Анни старалась находиться рядом с принцем, хотя конечно поглядывала и за рыцарем Кристианом... вскоре, рыцари собрались в хижине на военный совет.
   Магистр Витольд первым обратился к принцу Анри и своему другу Кристиану Бенолли:
   - Братья! У нас получилось всё так, как мы и договаривались! Мы получили благословление от нашего великого Папы и теперь объединив армии наших союзников, мы можем идти с войной на рыцарей Ордена Черного Орла и герцога де Нуара!
   Белый Рыцарь не скрывая своего удовлетворения как и своей жажды мести, ответил ему:
   - Это так, магистр Витольд! Я говорил, что соберу своих вассалов и вот я привел их! Я согласен с вами магистр, что у нас сейчас большое войско, но не забывайте, что у герцога де Нуара в союзниках кардинал Моро, который имеет свою армию рыцарей!
   Рыцарь Кристиан Бенолли в свою очередь обращаясь к Белому Рыцарю, проговорил:
   - Принц Анри, Папа Римский Иннокентий III сказал, что кардинал не будет помогать этому Ордену.
   - Я рад это слышать рыцарь Кристиан! Тогда друзья с чего мы начнем поход?! Нанесем стремительный удар по Парижу и отобьем у герцога мой королевский замок или сначала ударим по самим его владениям?! - спросил рыцарей принц.
   - Я думаю сначала надо атаковать тыл противника. Если мы сразу поведем войска на Париж, то можем получить удар в спину от отрядов рыцаря Жака де Люпа. - проговорил магистр Витольд.
   - Магистр прав, нам надо сначала захватить владения герцога, а потом лишь отвоевывать захваченные им земли! - поддержал тевтонца рыцарь Кристиан Бенолли.
   - Каким будет наш план быстрой атаки и захвата? - спросил своих друзей Белый Рыцарь.
   - Думаю, для заблуждения врагов о наших истинных силах, мы должны сначала напасть на замок герцога де Нуара твоими рыцарями, принц Анри, - проговорил магистр Витольд. - Враги конечно отразят первую атаку, но измотанные боем, они не устоят когда придем мы с отрядами крестоносцев!
   - Это хорошая тактика! - воскликнул принц Анри.
   - Отличный план, магистр! - воскликнул рыцарь Кристиан.
   Рыцари еще долго совещались о предстоящих военных действиях против захватившего власть в королевстве Ордена Черного Орла... закончив военный совет, они вытащили свои мечи и скрестили их в знак рыцарского братства!
   Выйдя из хижины, рыцари направились к своим войскам, где собрав командиров отрядов рассказали о боевых задачах. После этого и рыцари-вассалы принца Анри, и крестоносцы, были готовы к боевым действиям...
   Лесные отшельницы все это время сидели на траве возле лесной реки. Они с интересом наблюдали за толпами снующих крестоносцев и рыцарей (которые тоже посматривали на девушек) и ждали, что рыцарь Кристиан, магистр Витольд и принц Анри, решив все дела присоединятся к ним. Так и случилось - рыцари дав распоряжения своим командирам, пришли к девушкам и уселись рядом с ними, утомленные сегодняшним днем.
   - Кристиан, что вы решили? Когда двинетесь в поход? - спросила брата Франческа Бенолли, подвигаясь к рыцарю ближе.
   - Мы выйдем завтра на рассвете и направимся во владения герцога де Нуара, где и нанесем свою внезапную атаку. - проговорил рыцарь Кристиан Бенолли, устремив взор на бегущие воды реки.
   - А разве герцог находится не в Париже? - спросила удивившись Франческа.
   - Да, он там! Но мы сначала разобьем армию рыцарей Ордена Черного Орла, а затем освободим и мой замок! - ответил за рыцаря, принц Анри, взор которого беспокойно блуждал, он жаждал расправы над убийцами его отца.
   - Да поможет вам Господь! - воскликнула Анни де Плесси.
   Бывшая монахиня видя, что Белый Рыцарь напряжен, взяла его за руку, чтобы успокоить его и действительно тот стал успокаиваться.
   - Спасибо Анни... - прошептал принц Анри, нежно смотря на свою любимую девушку.
   - Уже завтра я надеюсь зарубить немало рыцарей в черных латах и вонзить свой меч в сердце рыцаря де Люпа! - сурово проговорил магистр Витольд.
   - У нас у всех будет такая возможность... - проговорил рыцарь Кристиан.
   Все сидели и задумчиво смотрели в бурлящие воды реки. Каждый думал о своем. Рыцарь Кристиан думал о своей Эммануэль Блан, о том, что враги наверно убили её и ему представился шанс отомстить за любимую... магистр Витольд думал тоже о мести всему Ордену Черного Орла за своих братьев, и главное герцогу де Нуару... принц Анри о мести за своего отца... девушки думали о рыцарях, беспокоясь за их жизни и особенно за жизнь рыцаря Кристиана Бенолли - потому, что одна была его сестрой, а другая любила его...
   Незаметно наступил вечер.
   Крестоносцы расположившись вдоль лесной реки, хотели разжечь костры, однако магистр Витольд приказал не разжигать огонь в большом количестве, чтобы разведчики врагов не догадались по огням о находящейся в глубине лесов рыцарской армии. Большинство рыцарей расположилось у хижины возле своих командиров. Чем больше темнело, тем тише старались вести все себя и вскоре армия как будто вся затаилась. Перед предстоящим походом все ложились спать - командующие в палатки, войны прямо на траву, накрытую легкими покрывалами и собственными плащами. Однако многие еще не спали, зная, что эта ночь может стать последней в их жизни - ведь завтра, с рассветом, им предстоит кинуться в бой и не всем будет суждено в нем остаться в живых.
   Думал об этом и магистр Витольд. Тевтонец, смотря на своих друзей рыцаря Кристиана Бенолли и принца Анри, понял, что для него они стали родными как братья-рыцари его Ордена, и он бы не хотел из них кого-то терять. Теплое отношение было у тевтонца и к прекрасным отшельницам. Магистр осознал, что из всех этих, знакомых ему людей, лишь Франческе Бенолли он не сделал ничего плохого. Ведь с рыцарем Кристианом и принцем Анри он не на жизнь, а на смерть бился на рыцарском турнире, а Анни де Плесси захватил монастырь! Витольд даже удивился, что это всё когда-то было с ними, ведь сейчас ему казалось, что они всегда были его друзьями! Вспомнив о прекрасном пении бывшей монахини Анни, тевтонец подумал, что желает еще раз услышать её голос - ведь возможно его, ему уже больше никогда не придеться услышать. Он попросил девушку спеть ему и всем рыцарям свои песни. Анни де Плесси засмущалась, но под просящие взгляды своих друзей и одобрительные возгласы крестоносцев, решилась спеть песню. Встав на небольшую возвышенность, окруженную отрядами отдыхающих на земле рыцарей, которым завтра предстояло идти в смертельный бой, девушка тихонько запела... потом её голос возвысился до небес. Она красиво пела какой-то псалм, который призывал Божьих ангелов сражаться с силами демонов. Красиво воспевая его, она вселяла в сердца воинов храбрость, отвагу за свободу Родины и гордость к тому, что они были за Бога и Сына Его Иисуса Христа... крестоносцы с восторгом слушали доносившийся до них голос девушки и были просто очарованы им...
   Ночь опустилась на южные леса, которые затаили мощную силу из армии сотен рыцарей... многие крестоносцы спали и лишь дозорные вслушивались в звуки леса и всматривались во тьму его деревьев...
   Едва первые лучи восходящего Солнца коснулись верхушек лесных деревьев, как отряды крестоносцев уже были в полной боевой готовности броситься в путь по приказу своих командиров. Сжимая в руках копья, мечи, топоры, секиры и флаги символизирующие кресты, и королевские лилии - рыцари ждали приказа выступить из глубины лесов.
   Рыцарь Кристиан Бенолли, магистр Витольд и принц Анри прощались с лесными отшельницами. Каждый из них припал на одно колено перед Анни де Плесси и просил её благословения перед предстоящими битвами, несмотря на то, что знал о том, что девушка уже давно была лишена сана монахини. Но Анни невозмутимо и искренне благословляла каждого рыцаря припавшего перед ней, перекрещивая и целуя в лоб. Она волновалась когда благословляла рыцаря Кристиана Бенолли. Магистра Витольда Анни благословила без всякой тени ненависти и страха, несмотря на те события, которые произошли с нею и этим тевтонцем раньше... принц Анри в свою очередь стоя перед Анни на одном колене, взволнованно смотрел на неё и чувствовал себя в этот момент её рыцарем, благословленным на бой!
   Получив благословление у Анни де Плесси, рыцари вскочили на коней и попрощавшись с девушками, помчались к своим отрядам. Вскоре, рыцарь Кристиан Бенолли, магистр Витольд и принц Анри повели свои войска сквозь дебри леса с целью выбраться из него, направляясь в сторону земель, принадлежащих герцогу Жану Гранфору де Нуару.
   Франческа Бенолли не могла сдержать своих слёз - она чувствовала, что теперь возможно долго не увидит своего брата.
  
  
  
  
  
   20) ПЛЕННИЦЫ КАРДИНАЛА МОРО.
  
   I
  
   Кардинал Морис Моро являлся жестоким, высокомерным человеком, стремящимся получить больше власти и богатства. Благодаря покровительству Папы Римского Иннокентия III, кардинал действительно обладал немалой властью и имел многих вассалов. Он, будучи представителем Папы во Французском королевстве, действовал во благо и могущество Римско-Католической Церкви. Кардинал довольно легко подчинил к себе предыдущего короля Людовика VII Молодого, вплоть до того, что король Франции без него не мог самостоятельно принимать какие-либо решения и действия! Получалось так, что кардинал с помощью Иннокентия III был могущественнее короля, хоть и находился в "тени". Однако бесправный король Людовик VII, к тому же разгромленный во Втором Крестовом походе, все равно раздражал Ватикан и теперь когда короля не стало у представителя Папы Римского появился невероятный шанс завладеть французскими землями! Со смерти короля, кардинал Моро уже практически стал обладателем половины от всего королевского домена и теперь он стремился завладеть еще и южными землями королевства. Именно насчет других земель у кардинала был давно разработан план, детали которого он обсудил лично с Иннокентием III, находясь с визитом в Цитадели. Его план был прост, но очень жесток - поддержать герцога де Нуара в устранении действующего короля, а затем внезапно предать его, обвинив в незаконном восхождении на престол, одновременно предъявив заранее подготовленную папскую буллу гласившей о предании анафеме весь светский Орден Черного Орла! Этим кардинал мог уничтожить самого герцога и его Орден, как бы во имя справедливости и Господа, а на самом деле во имя власти папства во всем Французском королевстве! Следуя этому плану уже удалось устранить короля, однако кардинал Морис Моро не торопился нападать на герцога де Нуара, зная, что принц Анри возможно жив и собирает армию из своих сторонников. Поэтому кардинал решил выждать удачного момента, чтобы еще спокойнее вонзить тому же герцогу "нож в спину". Сам герцог Жан Гранфор де Нуар в данный момент пытался короноваться в традиционном для французских королей месте в городе Руане. Однако архиепископ Реймса Гильом (по прозвищу "Белые руки"), являвшийся братом королевы Адель, отказал проводить обряд коронирования для герцога из-за того, что тот держал в плену его сестру. Но несмотря на это герцог де Нуар все равно провозгласил себя новым королем и сейчас находился в королевском замке своего убитого брата, наслаждаясь полученной властью и устраивая пышные пиры. Конечно герцог небыл так глуп, что забыл о возможной опасности в лице его племянника принца Анри, просто он надеялся на то, что его сообщник кардинал Моро занимающийся военными делами, сумеет вовремя оповестить и защитить от атаки возможных врагов. Но герцог де Нуар и не догадывался, что он сам является не столь значительной фигурой как для кардинала Моро, так и для Ватикана.
   Кардинал Морис Моро заполучив половину королевского домена, не стал задерживаться в Париже, во дворце самопровозглашенного "короля" де Нуара, а потратил несколько недель на осмотр своих новых владений. Не во всех землях, кардинала встречали радушно и покорно, некоторые бароны не желая подчиняться представителю Церкви, выступали с отрядами своих вассалов - но все эти мелкие восстания очень быстро подавлялись, ведь у кардинала была достаточно большая армия... потратив почти месяц на осмотр земель, взяв клятвы от вступающих к нему на службу новых вассалов, кардинал Моро полный удовлетворения, решил вернуться в свой город-крепость...
   Находившийся в его власти город-крепость встречал своего сюзерена окруженного большой свитой из рыцарей с ударами барабанов и гудением труб. Толпа горожан овациями приветствовала кардинала, ведь он являлся правой рукой самого Первосвященника! После бурного приема своих горожан и подданных, кардинал Морис Моро разместился в одном из главных замков города-крепости. Он первым делом написал Иннокентию III письмо, в котором сообщал ему о причине временного не нападения на герцога де Нуара. Отослав гонца со свитком, скрепленным кардинальской печатью, кардинал Моро стал обдумывать возможные планы действий по отношению к герцогу де Нуару... вскоре кардиналу напомнили, что здесь находятся в заточении королева Адель и принцесса Агнесс - привезенные месяц назад рыцарем Жаком де Люпом. Сам главный вассал герцога был в городе-крепости и поэтому кардинал Моро велел немедленно привести к нему в замок титулованных пленниц...
  
   II
  
   Прошел уже месяц как королева Адель и её дочь принцесса Агнесс находились в заточении, в одной из башен города-крепости. За это время пленницы очень похудели и побледнели, ведь их не выпускали из башни и на мир они могли смотреть только через единственный зарешеченный проем. Впрочем, принцессу иногда вытаскивали из заключения рыцари в черных латах вместе с рыцарем Жаком де Люпом, но лишь для своих плотских утех... некогда цветущая своей красотой королева Адель сейчас выглядела старше своих лет, а её дочь Агнесс, терпящая насилия, была бледна как труп и из-за этого выглядела даже хуже самых грязных крестьянок!
   Именно такими стражники и привели титулованных пленниц к кардиналу Морису Моро. Кардинал взглянув на них, в первый миг даже их не узнал, а когда пригляделся то даже он, не чуждый жестокости, был поражен! Он не мог поверить, что эта женщина с потускневшими глазами, немытыми, растрепанными волосами, с накинутой на тело какой-то дранной простыней - сама королева Адель! А эта девушка с синяками под глазами и ссадинами на губах, с тонким полотном, едва прикрывающим её похудевшее тело - принцесса Агнесс! Кардинал подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть своих пленниц. Оглядев королеву, он стал разглядывать принцессу. Что-то не так, показалось ему в сжатых губах девушки - он, схватив её подбородок, пальцами открыл рот и увидел, что у неё не хватает нескольких зубов!!!
   В недоумении кардинал взглянул на присутствующего рыцаря де Люпа, тот поймав его взгляд, виновато опустил глаза.
   - Так вот чем ты здесь всё это время занимался! - воскликнул кардинал Морис Моро.
   - Ваше преосвященство, мой господин разрешил мне делать всё, что я захочу с принцессой, - в свое оправдание сказал рыцарь Жак де Люп.
   - Я вижу, что ты с ней сделал, грязный урод! - грозно проговорил кардинал. - Убирайся к своему сюзерену и скажи ему, что теперь я позабочусь о пленницах!
   - Слушаюсь, ваше преосвященство! - ответил рыцарь в черных латах и вскоре покинул его замок.
   Кардинал Моро велел страже повести пленниц в зал, где были уже приготовлены кушанья.
   - Простите королева Адель, что так получилось, - обращаясь к королеве, сказал кардинал. - Просто свалилось много важных для королевства дел и мне некогда было с вами заниматься. Но теперь будьте уверены, вы под моей защитой!
   Он пригласил королеву и принцессу к столу.
   - Королева Адель, принцесса Агнесс, вы наверно соскучились по нормальной пище и поэтому это мой вам подарок - примите эти кушанья во славу Господа! - проговорил кардинал.
   Гордая королева Франции, пересилив голод, продолжала молча стоять, но её дочь, увидев сочные, жареные окорока дичи - накинулась на еду, даже не сев на стул, а бросившись перед столом на колени! На лице Мориса Моро возникла самодовольная улыбка - перед ним на коленях, словно голодная рабыня, ест ножку дичи, принцесса Французского королевства!
   - А вы Адель, почему не присоединитесь к дочери?! - насмешливо спросил королеву кардинал, взяв со стола кубок, наполненный красным вином.
   - Я не сижу за столом с дьявольским отродьем... - тихо прошептала королева Адель с ненавистью смотря на кардинала Моро.
   - Что вы сказали?!! Да за такие слова, сказанные в лицо представителю Первосвященника, вас мало предать анафеме, вас нужно отдать Священному Суду! - зло воскликнул Морис Моро.
   Он, подойдя к королеве, крепко схватил её. Облив её шею красным вином, кардинал провел по ней своим языком - обессиленная королева Адель не могла ему сопротивляться.
   - Королева... даже сквозь вкус этого превосходного вина, вы утратили всю свою прелесть женской плоти... - прошептал ей на ухо, кардинал Моро. - Любая мелкая графиня, сейчас мне покажется и то обольстительнее вас...
   Он резко оттолкнул её от себя и от этого толчка, королева чуть не упала, но его рыцари удержали её от падения.
   Сам Морис Моро налил из серебряного сосуда еще вина и опустошив его теперь подошел уже к жующей мясо принцессе.
   - Бедная, голодная девочка! - воскликнул он с издевкой гладя Агнесс по голове. - Как-же отец допустил до такого унижения свою дочь!
   Девушка мучительно жаждя утолить голод, не обращала ни на что внимания и продолжала есть дичь - однако королева, увидев как унижает Агнесс кардинал, с неведомо откуда взявшимися силами вырвалась из рук держащих её рыцарей и накинулась на Мориса Моро!
   - Не смей к ней прикасаться, сын Люцифера! - закричала она, кидаясь на кардинала.
   Тот, схватив её, вновь сильно оттолкнул от себя. Королева упала на пол, больно ударившись плечом и спиной. Она хотела подняться, но кардинал ей этого не позволил - наступив на её грудь своей ногой.
   - Адель, я же сказал, что за оскорбление священнослужителя вы можете дорого поплатиться! - проговорил грозно кардинал Моро, смотря на лежащую, на полу королеву. - Не забывайте, ваш король мертв, власть в королевстве принадлежит его брату и мне, а значит вы обе в моем подчинении!
   Убрав свою ногу с титулованной женщины, он велел своим рыцарям поднять её.
   - Так что вы Адель и ваша дочь в моей власти! И не стоит со мною быть строптивой лошадкой, я не наездник, чтобы укрощать, я кардинал, чтобы повелевать! - воскликнул Морис Моро, вернувшись за стол и осушая очередной кубок с вином.
   Видимо опьяненный им он сел в позолоченное кресло и расслабившись вытянул ноги.
   - Ты не кардинал... ты мерзавец... - прошептала королева Адель, чувствуя, что и на гнев у неё уже нет сил.
   - О-о-о... ну это обвинение я могу вам простить, ведь вы унижены и оскорблены. Но гордость вам уже не к чему. Я ваш господин и вы выполните любую мою прихоть. Например, Адель, принесите мне вон тот поднос с фруктами... - проговорил ухмыляясь кардинал Моро, от опьянения озаряемый новыми способами унижения своих пленниц.
   - Я не служанка тебе... - прошептала королева, не тронувшись с места.
   - Хорошо Адель, - усмехнулся кардинал.
   Он жестом подал знак одному из своих рыцарей и тот поняв его, вытащил свой арбалет с заряженной стрелой, схватил за плечо евшей принцессы Агнесс, представив оружие к её спине! Увидев это королева Адель в ужасе раскрыла свои глаза и невольно уста, которые не могли извлечь звука - так сильно она обессилела.
   - Адель, если вы не подчинитесь мне, вашу дочь пронзит насквозь стрела моего арбалетчика! - проговорил Морис Моро.
   Королева послушно взяла серебряный поднос наполненный фруктами и понесла его в сторону сидевшего кардинала.
   - Постойте Адель! За непослушание в первый раз, повелеваю вам встать на колени и нести поднос ко мне, передвигаясь на них! И если хоть один фрукт с подноса упадет - ваша дочь будет мертвой! - зло воскликнул кардинал Моро, радуясь своей затее.
   Королева Адель покорно опустилась на колени и стала осторожно передвигаться на них, держа перед собою поднос с фруктами. Морис Моро упиваясь этим зрелищем сидел с довольным, высокомерным видом и зло ухмылялся. Когда королева уже почти дошла до него у неё внезапно по скользило по полу одно колено и она упала на бок - поднос грохнулся на пол, а фрукты разлетелись в разные стороны!
   - Нет!!! - найдя в себе последние силы, закричала королева, думая, что кардинал отдаст приказ убить её дочь.
   - Теперь молите меня королева Адель, чтобы я пощадил вашу дочь и отложил её путь в Преисподнюю! Молите меня! - переполненный злобой проговорил сквозь зубы кардинал Моро.
   - Пожалуйста, пощади нас... пощади нас во имя Господа... - с надрывом в голосе, находясь на грани обморока от издевательств, стала умолять титулованная женщина, стоя на коленях перед сидящим кардиналом.
   Кардинал Моро ощутил высшее наслаждение, видя как молит его стоя на коленях, о пощаде к своей дочери, королева Адель. Он молчал затягивая удовольствие. Королева вскоре устала молить его и просто беззвучно рыдала. Струи слез полились по щекам из её синих глаз и видеть эти слезы для кардинала было тоже великим удовольствием.
   - Я внимаю к вашим мольбам и прощаю вас Адель за неподчинение духовному лицу, - проговорил кардинал Морис Моро. - Но теперь я требую, чтобы вы и ваша дочь, стоя на коленях до тридцати раз прочли "Pater Noster", ибо то, что я прощаю вам, простил и сам Господь!
   Королева Адель и уже отведовавашая дичи, принцесса Агнесс, повинуясь кардиналу, встали на колени и стали тихо проговаривать молитвы. Кардинал Моро смотря на них, был полностью удовлетворен своим процессом унижения титулованных пленниц и слушая их молитвы продолжал пить вино.
   В это время один из поданных сообщил кардиналу, что к нему с визитом пришел командир стражи города-крепости. Кардинал повелел пропустить к нему главного стражника. Через пару минут тот был уже у кардинала и в первые секунды был поражен необычным зрелищем - как перед сидящим сюзереном их города, нашептывая молитвы, стоят на коленях королева и принцесса.
   - Что у тебя?! Что пришел и молчишь?! - недовольно спросил кардинал Морис Моро, видя, что командир стражи остановился как вкопанный войдя к нему в зал.
   - Ваше преосвященство, я пришел вам доложить о том, что месяц назад в наш город хотела тайно проникнуть девушка облаченная в рыцарские доспехи, вместе со своей знакомой, переодетой в её оруженосцы, - начал свой рассказ командир. - Мы разоблачили их и бросили в одну из темниц. Я пригласил священника, чтобы узнать неодержимы ли они дьяволом. Но священник не смог дать окончательного вывода и тогда я решил дождаться вас, чтобы вы своей мудростью решили, что с ними делать.
   - Девушка-рыцарь?! Это же ясно как утренняя заря - бесноватая! - вскричал кардинал, изумившись от услышанного, даже чуть протрезвев. - Немедленно привести её сюда и её подругу!..
   Анна-Лиза Бертран и Эммануэль Блан почти месяц провели в сырой темнице. Они были очень измучены голодом и холодной сыростью, а из-за нехватки дневного света, у них портилось зрение. Анне-Лизе было даже более хуже, чем её странной подруге. Она до сих пор не снимала доспехи и от этих дополнительных "кандалов" сильно ослабла. Но Анна-Лиза была уверена, что ей просто необходимо быть всегда в боевом снаряжении, надеясь на возможность вырваться и принять бой за свободу. Но возможности небыло и за эти недели девушке-рыцарю даже было трудно сидеть в доспехах.
   Крестьянка Эммануэль Блан видя мучения подруги, старалась делиться с нею даже теми небольшими кусками хлеба, что с плесневатой похлебкой им давали два раза в день - утром и вечером.
   Сегодня дверь темницы наконец открылась и пленниц вывел конвой из рыцарей кардинала Моро. Анна-Лиза Бертран от бессилия почти не могла идти и её буквально тащили два рыцаря. Обе девушки щурились от яркого дневного света, на котором их лица выглядели в мертвецки бледном цвете. Вскоре их привели к кардиналу.
   Здесь девушка-рыцарь сразу заметила королеву и принцессу, стоявших на коленях, и хотела сильно возмутиться, но из-за бессилия это было выражено у неё лишь в злом взоре глаз и в сдвинутых бровях.
   Кардинал Морис Моро с изумлением смотрел на неё. Он впервые видел девушку в рыцарских латах и это вызывало в его душе смешенные чувства от восторга до ужаса!
   - Значит это ты, та мадемуазель, что хотела под видом рыцаря пробраться в мой город? - спросил её кардинал.
   Но Анна-Лиза Бертран ничего не ответила, у неё просто небыло никаких сил! Даже сейчас её держали по бокам рыцари!
   - Вы что их не кормили?! - воскликнул кардинал Моро, обращаясь к командиру стражи. - Они же выглядят как трупы!
   - Они возможно бесноватые... зачем кормить дочек Люцифера? - осторожно спросил тот.
   - Возможно... - проговорил кардинал.
   Он задумался что ему делать с необычной пленницей. Размышляя, он стал невольно поглядывать и на её подругу. Чем-то влекла его эта крестьянка. На мертвецки бледном лице её взор больших карих глаз был притягательным.
   Кардинал понял, что в этой измученной, худой девушке таится потрясающая красота и это еще больше погружало его в думы.
   Он приказал, чтобы и эти пленницы встали на колени как и первые две титулованные.
   И вот, смотря на своих пленниц: королеву Адель, принцессу Агнесс, девушку-рыцаря Анну-Лизу Бертран и простую крестьянку Эммануэль Блан - восседая в своем кресле и попивая из кубка вино, кардинал думал.
   Через некоторое время Морис Моро велел снять с девушки-рыцаря латы и поместить её обратно в темницу. Её подругу он велел запереть в одну из комнат своего замка, также помыть её, дать новую одежду и накормить. Титулованных пленниц он так и решил оставить в заключении в той башне для приговоренных заключенных, только велел лучше обеспечить им питание.
   Все приказы кардинала были выполнены.
   Когда пленниц распределяли по местам, сам Морис Моро думал только об одной из них, казалось бы для него самой незначительной - о прекрасной крестьянке Эммануэль Блан...
  
   III
  
   По приказу кардинала Моро, пленницу-крестьянку Эммануэль Блан помыли, облачили в чистые одежды и поместили в одной из комнат замка.
   Комната была очень просторной и удобной, и девушка не могла сразу привыкнуть к ней после месяца своего заточения в темнице. Она подошла к висящему на стене, огромному зеркалу и взглянула на себя. Крестьянка впервые видела свое отражение в зеркале, так как живя в деревне, она могла следить за собою лишь в отражении вод лесной реки. В зеркале на неё смотрела измученная, худая девушка с бледным лицом.
   Смотря в свои потускневшие, большие карие глаза, Эммануэль невольно вспомнила такой же цвет глаз рыцаря Кристиана Бенолли. Она вспомнила как его карие глаза с большой любовью и нежностью смотрели на неё. Она вспомнила как он признавался ей в любви, когда они были наедине в лесу. Вспомнила его поцелуй, его прикосновения к её телу. Эммануэль даже на миг закрыла глаза, чтобы лучше видеть образы своих воспоминаний, но тут же открыла их, смотря на саму себя уже с суровым видом - нахмурив брови и плотно сжав свои пухлые губки. В её голове понеслись совсем иные мысли о рыцаре: о том, что после его отъезда на её деревню напала банда рыцарей в черных латах; вспомнила ужасные картины - горящие деревенские дома, лежащие трупы своих земляков, убитых на её глазах мать и отца. В довершении всех этих ужасных воспоминаний, предсмертный возглас целителя Венсана, который она услышала, будучи уже пленницей одного из рыцарей-разбойников: "Это проклятый рыцарь Кристиан Бенолли! Это он привел этих убийц в нашу деревню! Будь ты проклят рыцарь Кристиан Бенолли!" Эти слова старца часто всплывали у девушки в голове и она взаправду решила, что рыцарь Кристиан как-то замешан с этими рыцарями, а значит по его вине погибла её деревня и родители! Любовь которую она питала к рыцарю, уже давно превратилась в ненависть! Эммануэль уже ненавидела его и проклинала.
   Смотря сурово в зеркало, девушка невыдержав, отвернулась - цвет её глаз напоминал глаза рыцаря Кристиана и она больше не могла на себя смотреть! Отойдя от зеркала, Эммануэль Блан подошла к окну и взглянув в него, стала наблюдать за жизнью города-крепости. Наблюдая, она невольно вспомнила девушку-рыцаря, с которой сбежала из плена немецких рыцарей - ей было немножко жалко подругу, ведь Анна-Лиза сейчас находилась в темнице совсем одна.
   В это время в комнату вошел кардинал Морис Моро. Девушка, услышав его шаги повернулась к нему. Кардинал увидев её в чистом виде и в новой одежде, остановился - крестьянка действительно была прекрасна! Со своей статной осанкой, она держалась как настоящая графиня! Кардинал Моро даже некоторое время просто молча стоял и смотрел на неё, не зная, что сказать, однако он успел заметить в глазах прелестной девушки скорбь и печаль.
   - Мадемуазель, признаюсь, что вы обворожительны! - наконец воскликнул, восхищенный её красотой кардинал. - Простите моих поданных, что держали вас в темнице, просто в последнее время у меня появилось много врагов и это были вынужденные меры. Простите меня мадемуазель, но вы действительно не принадлежите к какому-либо дворянскому роду?! Вы держитесь подобно особе благородных кровей!
   Но Эммануэль Блан ничего не ответила, молча смотря на него.
   - Мадемуазель, не томите меня молчанием. Я вижу в ваших глазах погас интерес к жизни... что вас тревожит? Разве вас плохо помыли или накормили?! Разве вам не нравится эта комната?! Или злитесь из-за того, что долго сидели в темнице?! - завалил девушку своими вопросами кардинал Моро.
   Но крестьянка продолжала молча стоять. Тогда кардинал подошел к ней и нежно взял её за руки.
   - Мадемуазель, я признаюсь, что не знаю вашего имени и происхождения, но плененный вашей красотой, прошу раскройте мне свою душу, - проговорил кардинал, не выпуская её рук и смотря прямо ей в глаза, словно пытаясь загипнотизировать девушку. - Я кардинал Морис Моро, которого воздвиг сам великий Папа и я служу как Господу, так и людям! Доверьтесь мне, если вы действительно религиозны.
   Эммануэль Блан, смотря на кардинала Моро, действительно попала под его чары. Услышав, что он священнослужитель, она поняла, почему тогда, когда её с девушкой-рыцарем привели к нему, она увидела возле него двух молящихся женщин. Эммануэль благодаря своим родителям была религиозно воспитана и давление кардинала на её религиозные чувства оправдали его ожидания - она заговорила!
   - Ваше преосвященство! Я не графиня и не баронесса, я обычная крестьянка из одной деревни... - проговорила девушка, смотря на кардинала. - Меня зовут Эммануэль Блан... мне говорили, что я красива, но это дар мне от Господа... вам, как представителю нашего Папы я открою всё то, что гложет мою душу и почему я несчастна!
   Морис Моро улыбнулся ей и пригласил с ним сесть на диван, чтобы ей было легче всё рассказать. Эммануэль согласилась.
   Она рассказала ему обо всей своей жизни и обо всем, что случилось от встречи с рыцарем Кристианом Бенолли, до того момента, когда она с девушкой-рыцарем сбежала из плена рыцарей Тевтонского Ордена.
   Кардинал внимательно слушал девушку, попивая вино и искренне удивляясь тому, что приключилось в её жизни. В момент беседы он предложил вина и ей. Эммануэль помня, как ей насильно вливали этот божественный напиток тевтонские рыцари, вежливо отказалась.
   Она всё рассказала кардиналу. Тот, чуть опьяненный вином, задумался над её словами. Ему было все равно до легендарного рыцаря Кристиана Бенолли, он слышал о нем еще от герцога де Нуара. Ему было все равно и до отряда тевтонцев, он знал, что они уничтожены рыцарями Жака де Люпа. Его лишь беспокоила только эта, неведомо откуда взявшаяся девушка в латах.
   - Мадемуазель Эммануэль, я очень сочувствую вам, что ваших родителей убили... вполне возможно, что тот рыцарь к этому причастен, но прошу вас не скорбите - вы теперь находитесь у меня и я обещаю вам, что вы скоро будете не простолюдинкой, а графиней! - воскликнул вдруг кардинал Морис Моро, после некоторого раздумья. - С такой красотой, что даровал вам Бог, вы достойны этого! Мое звание позволяет мне это сделать! Считайте, что за все причиненные вам жизнью несчастья это милостью Господа к вам, который через меня вознаградит вас за все испытания, которые вам пришлось пережить!
   - Спасибо, ваше преосвященство, - поблагодарила его Эммануэль Блан, чувствуя после столь длительного периода небольшое облегчение в душе, ведь она высказала все то, что так долго её мучило самому представителю Папы Римского!
   - Думаю, вы устали, мадемуазель. Я отойду, дабы вы смогли поспать, - проговорил Морис Моро вставая с дивана и собираясь уйти. - Однако перед сном, повторите десять раз молитву "Pater Noster" и поблагодарите Господа за то, что Он дал вам в моем лице кардинала.
   - Я благодарю Господа и вас! Простите, что подумала на вас, будто вы какой-нибудь герцог, а не священнослужитель... но скажите, что вы будете делать с той девушкой-рыцарем? - спросила Эммануэль, не забывая о своей подруге.
   - Мадемуазель, я признаю, что она помогла вам сбежать из плена, но у меня есть все причины думать, что она одержима Люцифером, - проговорил кардинал. - Поэтому вы и я, как истинные христиане, должны сторониться таких... я навещу ещё вас позже, но сейчас мне надо идти...
   Он вышел из комнаты и за ним сразу закрыли дверь, чтобы его пленница, ставшая фавориткой, не вздумала бежать.
   Эммануэль Блан, вновь поддавшись на религиозное давление кардинала, подумала, что вдруг её подруга действительно одержима и ей нужно меньше думать о ней и беспокоиться.
   Как и велел ей Морис Моро, она встала на колени и принялась молиться, благодаря в своих молитвах Бога за то, что ей выпал такой шанс встретиться с высокопоставленным представителем Церкви и прошептала сколько нужно "Pater Noster". Помолившись она легла на диван и ощутив не хватающий долгое время комфорт, быстро уснула...
   Прошла неделя. Каждый новый день этой недели, кардинал Морис Моро посещал свою пленницу-фаворитку, перестав даже издеваться над титулованными пленницами и тем более позабыв о плененной им девушке-рыцаре. Уже за это время, Эммануэль Блан полностью привыкла к кардиналу. Она чувствовала в нем не только большую силу, он был для неё и как религиозный наставник, учитель, человек с жизненным опытом, который знает все то, что надо ценить в этой жизни. Уважая все качества кардинала Моро, девушка сама того не замечая стала испытывать симпатию к нему как к мужчине. Ведь кардинал хорошо выглядел в свои тридцать шесть лет, а ей было всего двадцать три года и естественно она тянулась к этому сильному, взрослому и мудрому мужчине. Быть может потому, что тот не только вторил её религиозным принципам, но и был первым столь зрелым мужчиной в её жизни с которым она сейчас общалась.
   Кардинал Морис Моро в свою очередь плененный с самого начала красотой молодой крестьянки, тоже испытывал к ней волнение. Он желал плотски обладать девушкой, но не мог исполнить свое желание не из-за того, что над ним, священнослужителем, довлел целибат, а просто не мог почему-то именно её взять силой! Ему казалось, что она некая неприкасаемая Богиня! Эммануэль для него стала даже выше чем его титулованные пленницы, которых если бы не герцог Жан Гранфор де Нуар, он бы давно приказал казнить! Поэтому Морис Моро, который был по своей сути жестоким человеком, на этот раз проникся нежными чувствами, решив завоевать сердце пленницы-фаворитки. Каждый раз при встрече с ней, он стал дарить красные розы, в знак своей страсти и любви к ней... вскоре зал, где сидела девушка, был полон розами и она ощущала себя королевой этих цветов, еще больше став симпатизировать кардиналу - говоря ему в свою очередь комплименты и выражая свою признательность.
   Как-то раз кардинал Моро зашел поздним вечером к Эммануэль. Даря ей очередной букет роз, он неожиданно припал на колено пред своей фавориткой и признался в любви, прося её руки и сердца! И только в этот момент в душе девушки слились воедино два чувства - смятения и восторга. Смятение из-за того, что как бы не была сильна её ненависть к рыцарю Кристиану Бенолли, она в глубине своей души все равно продолжала любить его! А радость оттого, что даже такой мужчина как сам кардинал Морис Моро, стоит перед нею, как перед королевой и ожидает её решения! Внезапно, гордость и величие охватили в эти минуты сердце по своей сути доброй и милосердной девушки - она быстро забыв, что родилась в обычной крестьянской семье, приняла предложение кардинала, несмотря даже на то, что тот как священнослужитель этим нарушает свои церковные правила. Радостный кардинал Моро в тот же час усадил свою будущую супругу перед большим зеркалом и достал из-за пазухи бриллиантовое ожерелье - главный подготовленный подарок для любимой фаворитки! Это ожерелье он лично надел на белоснежную шею девушки. Эммануэль видя на своей шее драгоценность, волшебно мерцающую в огоньках свечей, окончательно попала под плен этой роскоши, которой в её жизни никогда не могло быть. Она словно потеряв голову накинулась на кардинала Мориса Моро с жаркими, страстными поцелуями. И он в тот же вечер впервые нарушил целибат, полностью овладев своей фавориткой, попав как и она в плен нахлынувшего, любовного безумия...
   Королева Адель и принцесса Агнесс выглядели уже лучше, ведь по приказу кардинала их стали лучше кормить. Принцесса стала приходить в себя от депрессий, связанными с постоянным насилием над нею от рыцаря Жака де Люпа - с прибытием кардинала, этого рыцаря-мерзавца уже давно небыло, так как он отправился в сторону владений своего сюзерена. Да и у самих пленниц состояние улучшалось - ведь кардинал, по неясным для них причинам, перестал вызывать их к себе, дабы подвергнуть новым унижениям. Но несмотря на это, королева и принцесса никогда не забывали об пережитых унижениях. Находясь в заточении, они продолжали молиться и верить в то, что принц Анри и таинственный рыцарь Кристиан Бенолли со своими войсками разобьют все вражеские армии и освободят их! Особую веру титулованные пленницы хранили в своих сердцах в легендарного рыцаря - они верили, что тот час, когда он за ними придет, должен скоро настать!
   Девушке-рыцарю Анне-Лизе Бертран было хуже всех пленниц. Находясь одной в небольшой темнице среди стен без всякого общения, девушка молилась, чтобы не сойти с ума от одиночества. Пусть с неё уже сняли доспехи и ничего не тяготит тело, однако замкнутое пространство стало тяготить её еще сильнее. И она мысленно боролась со своими страхами, чтобы не позволить отчаянию охватить всю её душу...
   Через некоторое время в город-крепость приехал весь запачканный пылью дорог гонец от рыцарей светского Ордена Черного Орла. Его появление было срочным, так как об этом свидетельствовала загнанная насмерть лошадь. Гонец принес кардиналу Морису Моро свиток, который гласил о том, что принц Анри действительно жив и что он вернулся с большой армией своих сторонников, которые в данный момент внезапной атакой напали на старый замок герцога Жана Гранфора де Нуара и взяли в осаду укрывающегося в нем со своими отрядами рыцаря Жака де Люпа! В связи с этим герцог де Нуар просил в свитке военной помощи от кардинала, чтобы тот со своей армией двигался к Парижу, дабы если принц Анри отвоюет все земли на юге, то уже не сможет спокойно двинуться на север ради того, чтобы скинуть герцога с незаконно занятого им престола.
   Кардинал Морис Моро решил собрать армию рыцарей. Он к этому моменту уже имел буллу Папы Римского Иннокентия III, в которой тот давал свои секретные указания по поводу Французского королевства. Кардинал знал, что Ватикан не поддерживает ни герцога де Нуара, ни принца Анри, и решил действовать как велел ему Иннокентий III...
  
  
  
  
  
   21) БИТВА С РЫЦАРЯМИ ОРДЕНА ЧЕРНОГО ОРЛА. ПОБЕДА, ПОРАЖЕНИЕ, ПЛЕН И ПОБЕГ.
  
   I
  
   Могучей лавиной из глубин южно-французских лесов выступила армия союзников, во главе которой стояли три человека - принц Анри, магистр владений Тевтонского Ордена Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли. Сотни крестоносцев под знаменами Креста и Французского королевства, восседая на конях, двигались в сторону северо-запада.
   Выйдя из лесов, войско союзников пересекло несколько просторных полей и небольших поселков, вызывая интерес местных жителей, и вскоре приблизилось к землям, которыми владел герцог Жан Гранфор де Нуар, а значит и его рыцари Ордена Черного Орла.
   Отряды состоящие из вассалов принца Анри шли впереди отрядов крестоносцев магистра Витольда и рыцаря Кристиана. Они первые вступив во вражеские земли, вскоре увидели и самого врага, а именно рыцаря Жака де Люпа, возвращающегося со своими рыцарями в черных латах от кардинала Моро. Заметив этот отряд рыцарей Ордена Черного Орла, стрелки Белого Рыцаря сразу же выпустили по ним стрелы. Те, оказавшись под внезапным обстрелом, увидев приближающуюся к ним большую армию, что было сил погнали своих коней в сторону замка герцога де Нуара!
   Принц Анри вытащив меч, с боевым криком бросился со своими рыцарями за убегающим отрядом. Крестоносцы Витольда и Кристиана хотели тоже присоединиться к погоне за врагом, но те сдержали их своим приказом.
   Тем временем рыцари де Люпа, вместе со своим главарем, мчались по равнине к уже открывающемуся взору замку - прикрывая спины и головы от стрел противника своими щитами. Рыцари принца гнались за ними. Сам Белый Рыцарь до крови пришпоривая своего коня, был впереди своего отряда, жаждя лично убить рыцаря Жака де Люпа.
   В самом замке герцога Жана Гранфора де Нуара, рыцари поставленные в караул, увидели с городской стены, как за их соратниками гонится неведомо откуда взявшаяся большая армия. Стражники замка не знали, что решить - отпускать им мост и поднимать ворота или нет, ведь вместе с отрядом их рыцарей, могла проникнуть и вражеская конница. Однако, видя отчаянные жесты приближающегося рыцаря Жака де Люпа, они все-же решились отпустить мост и поднять ворота - выставив на стенах лучников, которые принялись своей стрельбой прикрывать отряд. Вскоре де Люп со своими рыцарями пронесся по только, что отпущенному мосту и влетел в замок через открытые ворота. Стражники тут же стали обратно поднимать мост и отпускать ворота, ведь враги были совсем рядом! И действительно, стрелки принца Анри открыв на полном скаку стрельбу по вражеским лучникам, прикрыли впереди мчавшиеся свои отряды из которых несколько десятков рыцарей сумело запрыгнуть на уже поднимающийся мост и проникнуть во внутрь - ведь стражники замка еще не успели отпустить решетчатые ворота! Остальные рыцари на всем скаку врезались в поднятый мост или недолетая до него срывались в вырытый вокруг замка ров, тоня там в наполненной мутной воде. Те рыцари, которые успели проникнуть в замок, стали отчаянно биться с рыцарями в черных латах, дабы открыть ворота и опустить мост для своих основных войск.
   Находясь под прикрытием уже прибывшей всей армии Белого Рыцаря в которой рыцари-лучники стали пускать свои стрелы в небо, делая из них смертельный дождь, обрушивающийся на рыцарей Ордена Черного Орла - находившимся внутри замка союзникам вскоре удалось вновь открыть ворота и отпустить мост!
   И вот стремительный, неудержимый поток рыцарей на конях с лазурными флагами Французского королевства ворвался во внутрь замка, круша все на своем пути!
   Завязалась жестокая схватка. Шум бьющейся стали, свист летящих стрел, треск ломающихся копий и крики пораженных воинов наполнили замок. Рыцари Ордена Черного Орла под могучим давлением прорвавшихся воинов противника бились с последними силами, укрываясь в дополнительных, внутренних крепостях. Их неподготовленность к внезапной атаке привела к тому, что дальнейшее сопротивление становилось бессмысленным. Одним за другим с грохотом падали на землю пораженные рыцари в черных латах, окровавливая её своей кровью, а рыцари принца Анри, отважно пробирались во все укрепления и их уже никто не мог остановить.
   Сам Белый Рыцарь храбро бился в гуще своих вассалов, мечом снося головы врагов. Принц был полностью окровавлен кровью вражеских рыцарей. Охваченный к ним местью за своего отца короля, он рубился без устали.
   В последней крепости, среди укрывшихся остатков рыцарей Ордена Черного Орла, сражался и сам рыцарь Жак де Люп. Кровавый Волк, будто затравленный на охоте зверь, с отчаянием бился с врагами, предчувствуя свою неминуемую гибель. Он лихо рубил всех приближающихся рыцарей и не собирался сдаваться до последнего вздоха.
   Так получилось, что принц Анри добрался до этой крепости. Даже лишившись в бою своего коня, он продолжал двигаться вперед, стремясь добраться до главного вассала своего дяди и вскоре конечно встретил его на стене этой крепости. Не обращая внимание на происходящее вокруг, Белый Рыцарь раскрыл забрало на своем шлеме, чтобы Жак де Люп узнал его.
   - Рыцарь де Люп, твоя армия почти разбита, сдавайся! - прокричал в шуме боя принц Анри, сжимая окровавленный меч.
   - Принц Анри! Своим подлым набегом может ты и разбил мою армию, но ты еще не победил моего короля! - вскричал Кровавый Волк, узнав принца.
   - Король был только один, мой отец Людовик! И только я могу быть законным наследником престола! - вскричал Белый Рыцарь.
   - Сомневаюсь принц, твой король позорно умер среди всех присутствующих! Мой сюзерен является истинным королем Французского королевства! - взревел рыцарь де Люп. - А что насчет тебя, то хоть твои рыцари все-же убьют меня, но перед своей смертью, я все-же успею убить тебя!
   Он сделал резкий выпад, но принц отбил его стремительный удар своим мечом, пытаясь сразу нанести ответный, однако тот в свою очередь защитился от него щитом.
   С безумным видом, Кровавый Волк стал стремиться поразить Белого Рыцаря. Удары их мечей были столь сильны, что из них вылетали искры - каждый хотел нанести рубящий удар, который пробил бы рыцарскую броню и поразил тело. Все атаки рыцаря Жака де Люпа, принц Анри отважно отбивал. Но и атаки Белого Рыцаря, рыцарь в черных латах умело отражал. Оба хоть и были сильно уставшие, но бились как в последний раз - стоя на стене последней крепости. Вокруг них бились рыцари принца и рыцари де Люпа. Некоторые из этих рыцарей попутно вмешивались в бой двух командиров, но быстро погибали в их смертельной дуэли.
   В это время в замок ворвались войска крестоносцев вместе с магистром Витольдом и рыцарем Кристианом Бенолли, окончательно утверждая победу союзников. Рыцарь Кристиан добивая оставшихся рыцарей-злодеев, продвигался к центральной крепости. Это ему удалось и он сразу заметил поединок между Белым и Черным рыцарем. Почувствовав, что принц может не справиться, рыцарь поспешил к нему на помощь. Однако с конем туда было невозможно попасть и он слез с него, двинувшись пешком. Он продвигался по каменной лестнице, поражая попадающихся на пути рыцарей в черных доспехах.
   Бой на стене достигал своей развязки. Кровавый Волк стремился быстрее прикончить принца Французского королевства, но тот не уступал ему в боевом мастерстве, в свою очередь делая иногда хорошие выпады.
   - Принц Анри, я вижу ты хорошо владеешь мечом, видимо тебя научил рыцарь Кристиан Бенолли?! - воскликнул в пылу боя Жак де Люп и вдруг добавил. - Знай, я зато также хорошо владел твоей сестрой! Ах, хороша была принцесса-гусыня!
   Услышав, что Кровавый Волк издевался и насиловал его сестру, принц Анри вздрогнул. Этим он отвлекся всего на мгновение, но этого было достаточно для его врага, который выбил у него меч и с размахом нанес рубящий удар по корпусу! Меч рыцаря Жака де Люпа проломил броню принца Анри, врезаясь в его плоть из которой брызнула кровь! Пораженный Белый Рыцарь упал перед Кровавым Волком, становясь его неминуемой жертвой! От психологического и болевого шока у принца потемнело в глазах, он не мог даже пошевелиться!
   - Ты жалок принц Анри, как и твоя общипанная мною сестра-гусыня! Так умри же от моего меча в честь и славу моего короля! - воскликнул рыцарь де Люп, занося над головой свой меч, стремясь зарубить лежащего перед ним Белого Рыцаря.
   Свист его меча в стремительном сближении к жертве... и резкий неожиданный удар об другой меч, высечевший сноп искр!
   Жак де Люп удивленно и с недоумением взглянул на того, кто подставил свой меч, спасая жизнь раненного принца, и поразился еще больше - это был рыцарь Кристиан Бенолли! Кровавый Волк видел сквозь щели забрала, как его глаза горели огоньками ярости!
   - Если кто и будет королем, то только Анри! - зло проговорил рыцарь Кристиан.
   - Ты все-таки жив, проклятый рыцарь Кристиан Бенолли! - воскликнул рыцарь де Люп. - Что-ж, я давно мечтал решить вопрос о том, кто из нас сильнее!
   Он с яростью принялся атаковать рыцаря Кристиана, но тот не менее яростно отвечал на удары, да еще с такой силой, что рыцарь в черных латах даже стал отступать под его натиском!
   Ум и сердце рыцаря Кристиана Бенолли были полностью заняты местью за свою любимую и это предавало ему невероятную силу - ведь он знал, что именно отряды де Люпа напали и уничтожили деревню Эммануэль, а саму девушку похитили.
   - Признавайся Кровавый Волк, где ты держишь плененных девушек, схваченными твоими собаками-рыцарями с уничтоженных деревень?! - вскричал рыцарь Кристиан, нанося мощные удары мечом, которые враг с трудом отбивал.
   - С каких пор ты интересуешься бедными свинками-крестьянками?! Неужели тебе интересно то, что мы с ними забавляемся, а потом ведем на убой?! - зло воскликнул рыцарь Жак де Люп, орудуя своим мечом.
   - Ты убил мою любимую, значит ты не избежишь смерти от моего меча! - вскричал рыцарь Кристиан. - Это тебе за убийство родных моей любимой!
   Он развернулся и в стремительном ударе отбив меч Кровавого Волка, рассек ему плечо - тот взревел от боли как раненный хищник! Другим ударом рыцарь Кристиан разрубил кисть руки рыцаря в черных латах, которая держала меч и она улетает куда-то вниз со стены!
   В шоке, от ужасной боли Кровавого Волка сковало все тело!
   - Это тебе за убийство невинных детей! - кричал, продолжая свою атаку, рыцарь Кристиан Бенолли, перед глазами которого всплыло воспоминание о лежащей в грязи, отрубленной головы малышки Катрин.
   И он рассек мечом другое плечо рыцаря Жака де Люпа, кровь с которого уже била фонтаном!
   Весь покрытый кровью, находясь без кисти руки, Кровавый Волк уже молча дергался от шока, но продолжал стоять на ногах, в своем взоре отражая смертельный ужас!
   - А это за смерть моей любимой!!! - взревел во всё горло рыцарь Кристиан Бенолли и развернувшись снес рыцарю де Люпу голову.
   Обезглавленный Кровавый Волк улетел со стены крепости, падая вниз, где лежали десятки других рыцарей в черных латах...
   Рыцари светского Ордена Черного Орла были разбиты, а сам замок герцога Жана Гранфора де Нуара был взят крестоносцами без особого сопротивления, благодаря сильной, внезапной атаке.
   Рыцарь Кристиан Бенолли продолжал стоять сжимая меч и с обезумевшим от злобы видом смотрел на труп главного врага, лежащий вместе с другими трупами врагов. Его месть была свершена, но покоя в душе он так и неощутил.
   - Кристиан, с тобой все в порядке?! - спросил подходя к нему магистр Витольд.
   - Да, как принц Анри?! - спросил выходя из своих дум рыцарь.
   - Я велел отнести его к лекарям. Думаю все обойдется, - ответил тевтонец. - Это его так ранил рыцарь де Люп?!
   - Именно. Я вовремя успел защитить принца, он мог бы его убить... но теперь он больше уже никому не причинит зла! - проговорил сжимая зубы рыцарь Кристиан Бенолли, продолжая смотреть на свежий, обезглавленный труп рыцаря Жака де Люпа.
   - Ты прав, друг, но нам рано праздновать победу, нужно немедленно отправлять наши войска в Париж! - воскликнул магистр Витольд. - Надо свергнуть этого лже-короля де Нуара и в корне уничтожить весь его Орден Черного Орла!
   - Ты прав Витольд, немедленно отправляемся в путь! - воскликнул рыцарь Кристиан.
   Они вновь построили свою армию, собрали командиров отрядов, давая им очередные наставления.
   Покидая замок, союзники забрали все катапульты и баллисты которыми не успели воспользоваться враги, два крупных стенобитных тарана, а также новых коней из конюшен - всё это могло пригодиться для очередного боя.
   Также, перед тем, как войска союзников покинули замок герцога де Нуара, всех погибших в битве предали большому огню...
  
   II
  
   Армии союзников поддерживающих принца Анри, без особых препятствий добрались до Парижа.
   Герцог Жан Гранфор де Нуар ожидающий военной помощи от кардинала Мориса Моро, не рискнул выставить свои армии перед городом, а сосредоточил всю свою силу на обороне королевского замка. Все рыцари под знаменами черного орла были подготовлены атаке врага. По приказу герцога, на всех стенах, укрываясь за их зубцами, сосредоточились все его лучники, которые были распределены в три ряда. На всех башнях замка уже были подготовлены к бою катапульты и баллисты, возле которых были готовы бочки наполненные смолой - которую в момент боя подогревали и метали в наступающего противника. Также эта смола уже подогревалась на котлах, с которых её будут сливать на осаждающих замок рыцарей. И конечно были в полном боевом вооружении и сами основные отряды рыцарей Ордена Черного Орла.
   Затаившись за стенами королевского замка, лишь показывая свои многочисленные флаги, армия герцога де Нуара ждала первых действий от сил противника, готовая к обороне.
   Крестоносцы, взявшие замок в плотное кольцо, ждали приказа от своих командиров, чтобы пойти на штурм. В лагере, разбитом на одном из зеленых холмов - магистр Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли, собрав командиров отрядов, стали обдумывать предстоящую атаку замка.(Принц Анри не присутствовал на военном совете - он был сильно ранен от предыдущей битвы и находился в некоторой дали от основного войска, на безопасном расстоянии от замка с врагами.) На военном совете, магистр Витольд провозгласил, что берет командование всей армией союзников на себя, так как принц не мог сейчас ничего решать, а у рыцаря Кристиана небыло опыта командовать войсками. Магистр владений Тевтонского Ордена, подготовил план штурма королевского замка и обсудил его с командирами отрядов. После дискуссий насчет этого плана, командиры помчались к своим войскам, озвучить его.
   Осуществляя военный план, первыми из всех выступили лучники. Они на пару с воинами, прикрывающими их и себя двумя щитами, первыми приблизились к стенам замка и стали обстреливать стоящих на них вражеских лучников. В это же время ни медля ни секунды, армия союзников выкатила все свои катапульты и баллисты, и стала заряжать их огненной смесью. И вот, первые сотни стрел взвились в воздух с пронзительным свистом и обрушились на защитников королевского замка. Лучники Ордена Черного Орла укрываясь от них за зубцами стен, тоже начали стрельбу по приближающимся отрядам противника. Первые "дожди" из стрел перебили почти весь их первый отряд, но на смену им быстро пришел второй ряд лучников, которые не переставали стрелять в атакующих. Лучники армии союзников же удачно прятались от шквала летящих стрел под щитами щитоносцев, но лучники королевского замка даже видя их под этим прикрытием, продолжали пускать в них стрелы.
   Со всех сторон слышались крики командующих: "Луки, стрелы, натянуть - пуск!" Один ряд стреляющих лучников, быстро заменял другой и пока одни натягивали стрелы, другие пускали их, таким образом беспрерывно продолжая стрельбу! Под таким нескончаемым обстрелом, лучники-союзники были вскоре вынуждены остановить наступление!
   В это время армия крестоносцев выкатив свои метательные машины, стала палить из них по защитникам замка большими стрелами, огненными бочками и большими глыбами камней! В стремительном полете огненные бочки и камни стали врезаться в стены замка, сметая одним махом находящихся на них лучников и рыцарей, которые падали кто в ров, а кто за стены замка! Рыцари Ордена Черного Орла поспешили ответить тем же, начав стрелять со своих катапульт (с применением горящей смолы) и баллист, и главное по лучникам противника! Щиты щитоносцев не смогли защитить против такой атаки и вскоре, поле возле замка оглушилось страшными криками горящих заживо лучников. Огненные бочки сметали всех щитоносцев, обливая их и лучников горящей смолой! И довольно быстро они были уничтожены, а те, кому удалось остаться живыми, бежали прочь от замка.
   Однако магистр Витольд не собирался так быстро прекратить атаку - он приказал воинам, облаченным в легкие кольчуги, нести к катапультам больше камней, а катапультистам целиться и бить только по поднятому мосту замка. Крестоносцы, повинуясь его приказу, стали тащить камни и заряжать ими катапульты. Одновременно с этим, тевтонец приказал выкатить таран, и приготовиться еще нескольким сотням воинам к штурму, неся с собою длинные лестницы!
   Надев свой массивный двурогий шлем, облаченный в тяжелые доспехи, покрытые белой мантией своего Ордена, Витольд вытащил свой меч и громким криком отдал приказ всем войскам идти на штурм! И сотни крестоносцев в едином порыве ринулись на королевский замок, слившись в многоголосии боевого клича! Они бежали под прикрытием стреляющих катапульт, которые вновь обрушили всю свою мощь на стены замка, разбивая о них пущенные камни. Катапультисты магистра особенно били в мост замка, который скрывал его ворота. Камни столь стремительно обрушивались на это место, что вскоре заполнили твердой поверхностью ров - задумка немецкого рыцаря удалась, теперь таранщики могли вплотную подойти к воротам замка!
   Находясь под жестоким обстрелом, рыцари Ордена Черного Орла сопротивлялись как могли: продолжали стрелять по врагам редеющие на глазах их лучники, били их катапульты, но лавину войск союзников уже было не остановить. Многие из крестоносцев падали, не успев добежать до стен королевского замка, пораженные стрелами или сметенные бочками с горящей смолой, но основные все-же добрались и вступая на твердую поверхность, образованную от глыб камней, уже приставляли свои лестницы и шли на штурм! Рыцари в черных латах принялись обороняться: они рогатинами сбрасывали лестницы с находившимися на них врагами, лили на атакующих горящую смолу, стреляли по ним из луков, а у кого их небыло, метали в них свои копья и пики.
   Завязалась ожесточенная схватка у стен королевского замка.
   В это время, несколько десятков крестоносцев катили по всему полю большой таран - громадное дубовое бревно с наточенным, острым концом, которое будучи положенным на насты с деревянными колесами, неслось прямо на врата замка! Крестоносцы не жалели своих сил, стараясь разогнать дубовый таран как можно быстрее для того, что бы он сильнее врезался в цель! Командиры отрядов рыцарей Ордена Черного Орла, увидев эту опасность, приказали стрелять по ней своим лучникам и катапультистам. От этой стрельбы рыцарей в черных латах, крестоносцы гибли, но убитых сразу же сменяли другие и вскоре таран, доставленный общими усилиями, со всего маху, с оглушительным грохотом в мощнейшем ударе, пробил мост и снес чугунную решетку ворот!
   Рыцари-союзники возликовали - путь в королевский замок открыт!
   С большим гулом, уже вся их конница тяжеловооруженных рыцарей под воинственные звуки труб, развивая лазурные знамена с золотыми лилиями, кинулась в сторону пробитых ворот! Во главе этой конницы, вытащив свои мечи, помчались и сами командиры рыцарей-союзников - магистр Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли!
   Рыцари Ордена Черного Орла продолжали отчаянно оборонять стены, но устремили все свои силы к воротам королевского замка - именно там стояла самая яростная схватка. Десятки рыцарей гибли здесь каждое мгновение, окровавливая землю своей кровью. Но силы были неравны - крестоносцы стали прорываться сквозь ослабевшую оборону на стенах и били по бокам основные силы рыцарей Ордена Черного Орла, распространенные у ворот замка. Это помогло союзникам - они уже били врага не в воротах, а внутри замка.
   Сражаясь плечом к плечу, тут уже находился рыцарь Кристиан Бенолли и магистр Витольд. Сердца отважно бьющихся рыцарей были наполнены гордостью за уже видимую победу над врагами. Каждый из них разя очередного противника, творил свою месть - один за убитых братьев-рыцарей, другой за любимую девушку...
   Герцог Жан Гранфор де Нуар укрывался с оставшимися рыцарями в одной из больших башен королевского замка. Он видел как войска союзников принца Анри уже ворвались в замок и видел как его армия буквально тает на глазах! Герцог был в полном смятении, ведь войска кардинала Мориса Моро (у которого он еще неделю назад просил помощи) так и не шли ему на подмогу.
   Видя неизбежный конец своей армии, лже-король все-же решает биться до конца!
   Тем временем войска союзников одним за другим брали внутренние укрепления замка и прорывались к последнему, где скрывался герцог. Многие крестоносцы уже ликовали, всем казалось победа очень близка. Главные рыцари - Витольд и Кристиан тоже вместе со всеми ощущали вкус победы над несправедливостью и злом, ведя свои войска на последнее укрепление врага.
   Вдруг сзади раздалось гудение множества труб и биение барабанов! Крестоносцы, находящиеся на стенах замка, обернулись и увидели, что там, в поле, где остались небольшие отряды рыцарей, охранявших лагерь с принцем Анри, появилась неведомо откуда взявшаяся большая армия тяжеловооруженных рыцарей! Именно они, воинственно трубя в свои рожки и издавая боевые возгласы, налетели на лагерь принца. В этой неравной битве, союзники вместе с Белым Рыцарем кинулись в бегство и исчезли в соседних лесах. Часть прибывших рыцарей бросилась преследовать убегающего противника, а остальная всей конницей направилась на захваченный крестоносцами королевский замок!
   Герцог Жан Гранфор де Нуар увидев с высоты своей башни прибывшую многочисленную армию, победно вскинул меч - рыцари кардинала Мориса Моро шли ему на подмогу!
   Крестоносцы увидев нежданную армию врагов растерялись, в замешательстве оказались и их командиры, бьющиеся у последних укреплений. Но думать или что-либо решать было уже поздно - взявшие замок крестоносцы, сами оказались окружены. Рыцари кардинала Моро ворвались в замок и уже начали биться с ними!
   Уставшие от осады, крестоносцы мужественно встретили новые силы противника, однако эту битву они начали проигрывать. Тяжеловооруженная конница, ворвавшись во внутрь, сметала всех находящихся на её пути рыцарей - поражая их сначала копьями, а потом добивая мечами и топорами. Находившихся на стенах крестоносцев, они поражали стрелами из арбалетов. К грудам трупов рыцарей Ордена Черного Орла, стали присоединяться трупы крестоносцев... стоны и крики убитых захлебнулись в гуле боя, крови стало еще больше...
   Рыцарская армия кардинала Мориса Моро, заполонив весь замок, добивала во всех его частях войска крестоносцев. Рыцари Ордена Черного Орла, укрывающиеся в последней башне, почувствовав поддержку, вышли из своего укрытия и тоже бились с недавними обидчиками. Армия магистра Витольда и рыцаря Кристиана Бенолли, которая только что чуть было не одержала победу, сейчас была просто взята в тиски! Рыцари видели на флагах гербы, говорящие о принадлежности врагов к кардиналу и поняли, что он как представитель Ватикана и сам Первосвященник, предали их. Ведь армия кардинала билась за оставшихся рыцарей Ордена Черного Орла и герцога де Нуара!
   Сжав зубы, магистр Витольд и рыцарь Кристиан Бенолли, окровавленные кровью своих врагов, продолжали сопротивляться сразу двум армиям. Но долго оказывать сопротивление они не могли - их крестоносцы гибли один за другим. Вскоре и сам магистр пал от вражеской стрелы из арбалета на землю. Был сбит с седла и рыцарь Кристиан. Союзные войска были полностью разгромлены. Небольшая часть оставшихся в живых сдалась в плен.
   Раненные главари крестоносцев, магистр Витольд и рыцарь Кристиан, по приказу кардинала были найдены в грудах убитых рыцарей и тоже взяты в плен.
   Вскоре, всех пленных поставили на колени в большом внутреннем дворе возле королевского замка. После этого рыцари кардинала торжественно затрубили в рожки, в знак своей победы и в захваченный ими замок въехал на белом коне сам Морис Моро.
   Кардинал облаченный в латы, поверх которых был накинут большой, синий плащ, восседая на крепком коне, неспеша ехал возле окровавленных, измученных битвой крестоносцев, поставленных его армией на колени. Вскоре к кардиналу присоединился и герцог де Нуар, который поблагодарил его за оказанную помощь, но также пожаловался, что тот мог бы оказать её и чуть раньше. Кардинал Моро спокойно выслушав герцога, неожиданно приказал своим рыцарям схватить его, и это было немедленно ими сделано! Герцог де Нуар с возмущенным и недоуменным видом принялся сопротивляться, призывая отряды своих рыцарей Ордена Черного Орла защитить его! Те, вытащив свои мечи и сжимая копья, были готовы заступиться за своего сюзерена, но кардинал вытащил перед ними папскую буллу и огласил её содержание.
   В булле говорилось, что Папа Римский Иннокентий III именем Господа, дает кардиналу абсолютную власть во Французском королевстве. Также в булле было указание насчет рыцарей Ордена Черного Орла и его главы герцога де Нуара, которое гласило покарать этот Орден за разбои. Однако к рыцарям в черных доспехах допускалось снисхождение, если те покатятся в прошлых грехах и сдадутся кардиналу, вступив в ряды его армии!
   Услышав это, рыцари Ордена Черного Орла побросали свои копья и мечи в знак своего повиновения кардиналу Моро, но предательски бросая своего сюзерена.
   Герцог Жан Гранфор де Нуар сразу стал посылать своим рыцарям проклятья, которыми сыпал и в сторону кардинала. Морис Моро не обращая внимания на стенания своего бывшего союзника, приказал запереть его в клетку на повозке, предназначенную для преступников. Рыцари выполнили его приказ и некогда великий герцог, являвшийся братом короля, был заточен в клетку как обычный преступник!
   После этого, взору кардинала, из толпы пленных крестоносцев, предоставили их командиров - магистра Витольда и рыцаря Кристиана Бенолли. Усталые, раненные, полные грязи и крови они стояли на коленях и глядели глазами полными злобы на восседавшего на коне кардинала Мориса Моро.
   Рыцарь Кристиан смотря на надменное лицо кардинала, почему-то ощутил в эти минуты сильную ненависть к нему! Он сам не понимал, почему он так ненавидит его, но эта ненависть была равной по силе той, которую он испытывал к герцогу де Нуару! Даже то, что кардинал схватил герцога, никак не уменьшало его гнев! Рыцарь хотел внезапным рывком схватить меч и пронзить Мориса Моро! Но ни сил, ни оружия у него не было, и даже если он бы и попытался убить кардинала, то вряд ли успел бы это сделать, ведь скорее всего охрана представителя Ватикана убила бы его первым!
   Кардинал Морис Моро смотря на рыцаря Кристиана Бенолли, вспомнил о том, что говорила об этом рыцаре его фаворитка. Он понял, что она ошиблась, обвиняя рыцаря Кристиана в связи с рыцарями Ордена Черного Орла, которые уничтожили её деревню и родных - ведь сам он сейчас видел, что этот рыцарь сражался на стороне крестоносцев против этого Ордена. Однако он решил, что ничего не будет говорить об этом Эммануэль Блан, но возьмет в плен этого легендарного рыцаря вместе с его другом тевтонцем.
   По приказу кардинала Моро, рыцаря Кристиана Бенолли и магистра Витольда, как и герцога де Нуара, заперли в клетки на повозках и повезли в сторону города-крепости. Остальным крестоносцам он велел от имени Папы даровать им еще один шанс вступить на "истинный путь" служению Римско-Католической церкви...
   Армия рыцарей с кардиналом Морисом Моро покинула королевский замок - оставляя его в полуразрушенном состоянии и огне горящих трупов людей. Рыцари с победой возвращались в город-крепость.
   Перед вернувшейся с боя армии рыцарей с кардиналом Моро - стража города-крепости спустила через ров мост и подняла тяжелую, чугунную решетку ворот. Кардинал величественно восседая на коне, вел за собою своих рыцарей. Звуки труб и бьющихся барабанов, торжественно возвещали всем горожанам о возвращении их сюзерена-победителя. Весь городской люд, от богатых сеньор до простолюдинов, высыпал на улицы, чтобы поприветствовать кардинала. Морис Моро высокомерно смотря на приветствующих его жителей, ощущал свое величие. Он чувствовал, что отныне не только этот город принадлежит ему, но и всё королевство! Ему уже доложили, что принцу Анри удалось сбежать в глубины французских лесов, но это уже не беспокоило его. Кардинал был уверен, что даже принц если и соберет очередную армию своих сторонников, то вряд ли осмелиться напасть на его рыцарей. Ведь за него сама Римско-Католическая церковь в лице Папы Римского Иннокентия III!
   Пленных, армия кардинала везла в повозках, заточенными в клетках и закованными цепями. Люди с любопытством смотрели на сидящих в них герцога де Нуара, магистра Витольда и рыцаря Кристиана Бенолли.
   Герцог сидя в клетке отпустил голову и закрыл глаза, стараясь не замечать происходящего с ним этого позора. Ведь он метил в короли, а его прилюдно везли в этой клетке как обычного преступника! Магистр Витольд сидел сурово глядя на толпу людей, до сих пор не веря тому, что Иннокентий III обманул его в том, что армия кардинала не будет нападать на них. Немецкий рыцарь уже понял, что Папа таким образом решил завладеть всей Францией. Рыцарь Кристиан Бенолли сидел с отрешенным, задумчивым видом. Он думал о том, что до сих пор не знает где его Эммануэль, хотя понимал, что рыцари в черных латах не держат в своих пленниц в живых целый месяц. Однако рыцари Ордена Черного Орла разбиты, Жак де Люп убит, главный враг герцог де Нуар взят в плен и наверно будет казнен - то, что ему остается делать дальше?! Кристиан не знал как жить без любимой и ему было все равно, что теперь с ним сделает кардинал Моро...
   Кардинал Морис Моро, будучи в городе-крепости, рассортировал по нему свою армию, приказав пленных бросить по отдельности в темницы. Сам кардинал пошел в свой главный замок, а пленные, стали дожидаться, что он предпримет к ним - помилует или казнит? Хотя каждый в душе догадывался, что его скорее всего казнят...
  
   III
  
   Анна-Лиза Бертран уже целую неделю не видевшая дневной свет и питающаяся теми отбросами, которые подбрасывали ей служающие тюрьмы, находилась на грани безумия - эта изоляция от всех, да еще в темном, сыром, прохладном помещении, могла любого рано или поздно свести с ума! Девушка-рыцарь хоть и находилась сейчас без своих доспехов и имела мужественный характер, однако была сейчас близка к отчаянию. Анна-Лиза всё время думала как сбежать из темницы и видела только один выход - тяжелую дубовую дверь с небольшим окошком, через которое ей кидали пищу. Она понимала, что если ей не отворят эту дверь, то думать о каком-либо побеге было бессмысленно. Поэтому девушка стала использовать все хитрости, чтобы заставить стражников открыть дверь: она кричала, требуя отвести её к священнику или кардиналу; притворялась ведьмой и посылала проклятья, дабы внушить стражникам страх, чтобы они выпустили её (что помогло ей с тевтонцами, когда она была у них в плену); притворялась даже мертвой, надеясь, что стражники отопрут дверь, чтобы унести "труп" - но ни одна из этих хитростей не проходила. Анна-Лиза Бертран вскоре поняла, что кардинал дал стражникам приказ, несмотря ни на что не выпускать её из темницы, но не унывала и пыталась придумать другие хитрости, чтобы вырваться на свободу. Ведь её очень беспокоило, что кардинал Морис Моро может сделать что угодно с королевой Адель и принцессой Агнесс. То, что она видела как титулованные пленницы стоят на коленях перед кардиналом, наполняло её душу гневом к нему. И Анна-Лиза считала, что должна найти выход и спасти королеву, и принцессу Французского королевства!
   Сегодня, думая об очередном плане побега, девушка услышала доносившийся с улицы шум - гудения множества труб, стук барабанов и гул людей. Она поняла, что это вернулся с похода со своей армией кардинал Моро. Вернулся с победой... позже она подслушала разговор стражников, которым передали, что кардинал своими войсками уничтожил рыцарей Ордена Черного Орла и разбил армии принца Анри (который правда успел бежать), и его союзников, главных из которых, магистра Витольда и рыцаря Кристиана Бенолли он взял в плен. По этой новости Анна-Лиза поняла, что вся власть теперь у кардинала и расстроилась тем, что принцу Анри не удалось с ним справиться. Всё это говорило ей, что помощи, которая помогла бы королевству, ждать уже было неоткуда! Еще сильнее Анну-Лизу расстроило то, что и сам рыцарь Кристиан Бенолли находился где-то здесь, в одной из темниц, в плену у кардинала! Ведь именно из-за встречи с ним, графиня облачившись в рыцарские доспехи и покинула свое графство, бросившись скитаться по королевству!
   Анне-Лизе Бертран было плохо до слез, но она вновь взяла себя в руки, решив предпринять еще один способ, чтобы вырваться из этой темницы!
   "Я должна выбраться, найти и освободить рыцаря Кристиана Бенолли! Вместе, мы возможно придумаем как освободить королеву и принцессу из плена кардинала!" - думала девушка-рыцарь и решилась на отчаянный шаг, для того, чтобы заманить стражников в её темницу.
   - Эй вы, я знаю, что за всё это время я надоела вам своим поведением! - воскликнула внезапно Анна-Лиза Бертран подойдя к двери, и вдруг стала говорить томным голосом. - Признаюсь я виновата, но я объясню свое поведение... я родилась графиней не чуждой мужской ласки и любви, и я соскучилась по любви и хочу её! О, прошу вас, мои стражи, утолите жажду моей плоти!
   Стражники разговаривающие между собой, услышав голос пленницы, стихли.
   - О-о-о-о, прошу откройте дверь и возьмите меня! - страстно выкрикивала девушка-рыцарь. - Я ваша покорная раба! Услышьте крик моей плоти!
   Удивленные очередным поведением пленницы, стражники подошли к двери и открыли в ней окошко, чтобы посмотреть, что там с нею происходит!
   Анна-Лиза увидев, что они на неё смотрят, резко сняла с себя сорочку продолжая томно звать их к себе!
   Те, увидев голую девушку, от неожиданности широко раскрыли свои рты и глаза!
   - Идите ко мне... возьмите меня... я ваша... - страстно шептала Анна-Лиза Бертран.
   Стражники переглянулись между собой.
   - Эта бесноватая желает поразвлечься. Я боюсь, что она пытается заманить нас своими чарами и околдовать! - проговорил своему напарнику один из них.
   - Да что она может сделать?! Она же вся голая! - воскликнул в ответ другой.
   Девушка всё звала их к себе в темницу.
   - Давай так. Мы вместе войдем в темницу, я первый поразвлекаюсь с нею, а ты будешь сторожить если что. Потом я посторожу, пока будешь развлекаться ты... - предложил второй стражник.
   - Хорошо... - неуверенно согласился его друг.
   Звонким лязгом повернулся ключ в замке, раскрылась тяжелая дверь и к обнаженной пленнице вошли двое стражников. Один из них вытащив меч встал возле двери, другой направился к девушке, которая уже разлеглась на тонком покрывале, расстеляном на грязном полу. Первый стражник, присоединяясь к ней, обнял её обнаженное тело и стал целовать в губы, одновременно снимая с себя нижнюю одежду.
   - Давай я тебе помогу... - страстно прошептала Анна-Лиза Бертран.
   Стражник уже тяжело дыша от возбуждения, молча согласился, уже целуя её шею. Девушка терпя его ласки, руками нащупала на поясе стражника нож. Медленно вытащив его, она со всей силы пырнула им в бок мужчине! Нож мгновенно покрылся кровью, стражник взвыл от боли откидываясь от пленницы, а та почувствовав освобождение, воткнула нож уже в его живот! Тот издав еще один вопль, истекая кровью, скрючился от болевого шока!
   Увидев, что напарника пырнули ножом, другой стражник тут-же налетел на девушку! Но пока он замахивался на неё мечом, та резко вытащив у первого стражника уже длинный меч, снизу рубанула им по его ногам! Тот крича от боли рухнул на колени и пока будучи увлеченным своей болью, потерял из виду пленницу - которая вскоре вонзила меч в его спину! Стражник замертво упал на пол темницы.
   Анна-Лиза заметив, что первый стражник скрючившийся от боли был еще жив, не колеблясь ни на секунду, окровавленным мечом зарубила и его!
   Выход был открыт, но девушка не могла уйти голой, пусть и вооруженной мечом и ножом! Недолго думая она стала стягивать с одного стражника, его одежду. Облачившись в нее, она бросилась бежать из темницы, взяв на всякий случай и второй меч.
   Блуждая по темным коридорам темницы, она стала искать рыцаря Кристиана.
   Стражники находились в начале каждого коридора освещенного факелами и Анна-Лиза Бертран одетая в их одежду, с покрытой головой их небольшого шлема, стараясь держаться мужественно, проходила мимо них, наклоняя голову к подбородку. Открывая окошки в каждой двери, она звала рыцаря: "Кристиан... Кристиан..." Но там или никто не откликался или появлялись уродливые лица воров, убийц и других заключенных города-крепости...
   Рыцаря Кристиана Бенолли заточили в одну из темниц, однако перед этим велели снять все доспехи, выдав вместо них в качестве одежды какие-то серые лохмотья. Забившись в угол темницы и съежившись от холода сидя на её каменном полу, рыцарь Кристиан обреченно смотрел на единственный горящий в помещении факел. Смотря на его тревожный огонь, рыцарь думал, что всё, что было хорошее в нем, сгорало, оставляя лишь пепел. Рыцарь Кристиан думал, что скоро придет конец, которого однако не боялся и мысленно жалел только свою сестру Франческу Бенолли - он знал, его смерть будет ужасной трагедией для лесной отшельницы.
   Пребывая в невеселых мыслях, смотря на огонь пылающего факела, рыцарь Кристиан Бенолли стал незаметно для себя дремать, ведь огромная усталость от прошедшего, долгого боя, давала знать. Хоть у него болело всё тело и тревожили легкие раны, его все равно клонило ко сну.
   Вдруг, в полусне ему почудился женский голос. "Кристиан... Кристиан..." - звал его по имени этот голос.
   - Эммануэль! - воскликнул он пробуждаясь.
   И сердце его быстро забилось. Он был взволнован.
   - Рыцарь Кристиан Бенолли, это ты? - спросил его голос.
   - Я! - воскликнул возбужденно рыцарь, думая, что за дверью его любимая.
   - Рыцарь Кристиан, я рада, что нашла тебя! - воскликнул радостно женский голос, услышав положительный ответ. - Подожди, я сейчас возьму ключи у охраны и освобожу тебя!
   Рыцарь Кристиан Бенолли стоял посреди темницы и был в растерянности. Ему вначале показалось, что его звал голос любимой Эммануэль, но услышав радостный голос девушки он понял, что ошибся...
   Анна-Лиза Бертран вернувшись к стражникам этих темниц, потребовала от них именем кардинала Моро ключ от двери пленного рыцаря Кристиана - будто кардинал велел доставить этого рыцаря к нему. Стражники повиновались и пошли с нею к дверям темницы. Как только они отворили дверь, девушка-рыцарь напала на одного, убивая своим мечом. Рыцарь Кристиан Бенолли чувствуя, что его хотят освободить, в этот же миг напал на другого - швырнул ему в лицо, вырванный на ходу горящий факел! Стражник пораженный ожогами остановился, а рыцарь Кристиан уже выхватил у него меч и зарубил насмерть!
   - Кто ты?! Почему спасаешь меня?! - спросил рыцарь свою таинственную спасительницу, когда они расправились со стражниками.
   Факел догорал на полу и он не видел её лица.
   - Меня зовут Анна-Лиза Бертран! Я девушка надевшая на себя рыцарские доспехи! Я служу на благо Французскому королевству, и давно мечтала встретиться с тобою! - проговорила Анна-Лиза, стараясь быстро рассказать о сложившейся ситуации. - Я узнала, что ты томишься в одной из этих темниц и пришла спасти тебя! Всё королевство захвачено кардиналом Моро! Он также захватил в плен королеву Адель и принцессу Агнесс! Им нужна твоя помощь!
   Рыцарь Кристиан Бенолли был немного удивлен услышанным, особенно тем, что эта девушка являлась рыцарем!
   - Спасибо за помощь, сеньора Анна-Лиза! Но как нам выбраться из тюремного здания - везде стоят стражники кардинала? - спросил её рыцарь Кристиан.
   - Возьми одежду у одного из этих стражников. В их костюмах мы попытаемся спокойно выйти из здания! - ответила Анна-Лиза Бертран, стараясь разглядеть в темноте лицо легендарного рыцаря.
   Рыцарь Кристиан Бенолли так и сделал, и вскоре они стали выбираться из коридоров темниц. Для убедительности в том, что они тоже стражники, рыцарь Кристиан и Анна-Лиза взяли какого-то дряхлого старика и повели его как будто на казнь.
   Они действительно без препятствий вышли из тюремного здания и бросив старика, скрылись за тенями стоящих домов. Старик удивленно глядя на убегающих стражников, не веря своей свободе, посидел немного на земле и осознав, что его казнить никто не собирается - радостно пошел по улице, навстречу нежданной свободе!
   Спрятавшись за одним из домов, рыцарь Кристиан Бенолли и Анна-Лиза Бертран решили отдышаться от напряженного бега. Была ночь. При свете полной луны, нависшей над городом-крепостью, они разглядывали друг другу лица.
   - Рыцарь Кристиан Бенолли, ты потрясающе красив! - невольно вырвался комплимент от девушки-рыцаря.
   - Спасибо сеньора Анна-Лиза, но вы еще прекраснее в этом лунном свете... - проговорил с легка улыбнувшись рыцарь.
   - Кристиан, нам надо что-то делать. Жизнь королевы Адель и принцессы Агнесс в опасности, пока они находятся в плену у кардинала!
   - Я понимаю сеньора Анна-Лиза, но наши войска разбиты! Сам Папа предал нас, возвысив кардинала и дав ему полную власть!
   - Но я слышала, что принц Анри сумел сбежать от рыцарей кардинала Моро! Может он вновь соберет армию своих союзников и двиниться против кардинала?
   - Может быть... но на это уйдет немало времени...
   - Что же делать?! Если кардинал захочет, то может казнить королеву и принцессу уже завтра!
   - Я не знаю... мы бессильны... ведь мы одни находимся в городе, где почти каждый подчиняется кардиналу... нам наверно надо сначала сбежать из этого города, чтобы предупредить принца Анри, что его мать и сестра находятся здесь. Этим мы будем более полезны для него, чем будем здесь прятаться от врагов и бездействовать.
   - Наверно ты прав рыцарь Кристиан Бенолли...
   - Я уверен, что королеву и принцессу держат под сильной охраной в большом замке, но моего друга Витольда мы еще можем освободить! Его заточили где-то в одной из темниц, давай вернемся и найдем его, затем все вместе покинем город!
   - Пойдем рыцарь Кристиан!
   Они хотели броситься в путь, но внезапно услышали гул труб и увидели у тюремного здания мечущуюся стражу - все, обнаружив убитых соратников и сбежавших пленных, подняли тревогу, призывая всех разыскать беглецов!
   - Слишком поздно выручать твоего друга! Надо уже бежать из города! - воскликнула девушка-рыцарь, смотря из-за стены дома на бегающих стражников.
   - Ты права сеньора Анна-Лиза, бежим! - воскликнул рыцарь Кристиан Бенолли.
   Они побежали вдоль узких, блуждающих улиц города-крепости, стремясь быстрее добраться до его стен. По пути они выкрали из одной конюшни коней и вскочив на них вскоре добрались до места. Рыцари стоящие в карауле увидев двух всадников в одеждах стражников тюремных заключенных, стали кидать в них вопросами, что они тут делают. И когда рыцари увидели, что те стали покрывать головы своих коней материями (чтобы кони не испугались высоты и кинулись со стен города в ров с водой), начали по ним стрелять из луков, а некоторые кинулись на них с мечами!
   Рыцарь Кристиан Бенолли обернув материей голову коня, пришпорив его, мгновенно взобрался на стену города-крепости, а от туда прыгнул с ним в бездну - стремительно несясь возле каменной стены города, он со всей силы упал с ним в ров наполненный водой! От сильного падения поднялись тучи брызг! Кристиан на миг ушел с конем подводу, а лучники на стенах все равно стреляли по нему, стараясь поразить даже подводой! Но рыцарь неожиданно всплыл с конем, находившимся уже без материи на морде и проплыв с ним немного по воде, уже на твердой поверхности помчался прочь от города-крепости. Лучники отчаянно пытались поразить беглеца, пуская ему вслед стаи стрел, но пусть хоть одна из них и достигла своей цели - поразив его плечо (теребя старые раны), рыцарь Кристиан Бенолли продолжал удаляться от города. Тогда караульные рыцари решили воспользоваться катапультами - заряжая их камнями и горячей смолой, они принялись стрелять по беглецу! Когда первый пущенный из катапульты камень пролетев в воздухе ударился рядом с рыцарем, разрывая почву земли, тот принялся варьировать своим конем между холмов, путая цели катапультистов расположенных на башнях города-крепости. Это ему удалось - камни и бочки врезались в землю, но не попадали в него. Однако одна стремительно разбившаяся глыба острыми осколками задела коня и рыцарь Кристиан на всем скаку рухнул с ним на землю!
   Увидев, что убегающий пленник поражен, пусть и на значительном расстоянии, рыцари города-крепости заликовали! Срочно был спущен мост и подняты ворота - несколько отрядов рыцарей кардинала бросились за уже почти скрывшимся на горизонте рыцарем Кристианом Бенолли!
   Рыцарь несмотря на сильный ушиб от падения, пролежал всего пару минут и затем поднялся на ноги. Увидев, что у коня переломана одна нога и перебиты ребра, он понял, что придеться убегать на своих двоих. Ведь он видел как в городе-крепости уже отпустили мост и по нему скачут вражеские рыцари! Сжимая в руке меч, Кристиан Бенолли принялся бежать, несмотря на то, что до ближайшего леса, где можно было скрыться, почти километр! Он бежал, что было сил... тяжеловооруженные рыцари кардинала Моро уже выехав из города, мчались по полю за ним - они видели, что пленник находится очень далеко, но надеялись доскакать до него раньше, чем тот успеет скрыться в лесу. Рыцарь чувствуя эту опасность, не сбрасывал темп, хотя был очень уставшим от произошедшего боя и бежал сейчас наверно благодаря небесным силам - его гнал сам инстинкт самосохранения, ведь замедление темпа вело к гибели от стрел и копий врагов.
   Пробежав полкилометра, рыцарь Кристиан уже видел невдалике темный силуэт леса, но и для его преследователей он был уже на фоне горизонта, некоторые из них даже стали стрелять по нему из арбалетов!
   Тяжело дыша, чувствуя как грудь просто распирает от боли, а ноги с каждым мгновеньем наливаются свинцом, весь взмокший от пота Кристиан Бенолли бежал, видя перед собою заветный лес. От сильного напряжения в его глазах плыл туман, горло сильно пересохло, но он продолжал бежать и бежать. Уже слышался свист летящих стрел, которые залетали возле него, но он не сбрасывал темпа. Он приближался все ближе к лесу. Но и свист стрел нарастал. Несколько стрел пролетели совсем рядом едва не задев его шею и плечо, но он продолжал бежать.
   Всего полсотни метров оставалось рыцарям кардинала до беглеца, когда тот по счастливой случайности не пораженный их обстрелом, вбежал в лес и укрылся в его зарослях! Рыцари тоже вступили в лес, но после долгих поисков так и не найдя сбежавшего пленника, стали возвращаться обратно в город-крепость, чтобы сообщить об этом кардиналу Моро...
   Анне-Лизе Бертран не повезло - одна из стрел вонзилась в её спину и она упала на каменный пол, однако быстро встала и даже будучи раненной принялась бороться с налетевшей на неё толпой караульных рыцарей! Силы были неравны - у девушки-рыцаря сначала выбили меч, а затем схватив её, связали по рукам и ногам. Вскоре приехал сюда и сам кардинал Морис Моро, которому уже донесли о произошедших событиях. Ему показали девушку, помогшую сбежать рыцарю Кристиану Бенолли (в это время вернулись те рыцари, доложившие, что рыцарь Кристиан всё-же скрылся от них в лесу) и он наполненный злобой приказал снова бросить её в темницу и приставить к ней еще больше стражи! Также напоследок перед этим, кардинал пообещал Анне-Лизе Бертран устроить над ней "святой" суд.
  
  
  
  
  
   22) СХВАТКА С ХОЗЯЕВАМИ ЛЕСА.
  
   I
  
   Рыцарь Кристиан Бенолли с последними силами добежав до леса, упал под одним из больших кустов.
   Через несколько минут в лес ворвались на своих конях тяжеловооруженные рыцари кардинала. Вырубая на пути ветви деревьев, они принялись искать сбежавшего пленника. Несколько из них были совсем рядом с рыцарем Кристианом и тот, несмотря на то, что его мучила сильная отдышка, старался почти не дышать в этот момент. Из-за кустов он видел этих рыцарей, а те, блуждая по зарослям не видели его. Они пробыли в лесу недолго, видимо поняв, что поиски сбежавшего пленного становятся бессмысленными, вскоре покинули его. Когда они ушли, рыцарь Кристиан Бенолли спокойно вздохнув, свободно разлегся на спине в сочной, зеленной траве.
   Отдышавшись и отдохнув, рыцарь Кристиан почувствовал во всем теле большую усталость и бессилие, а также сильное желание спать. Но стояла ночь и рыцарь понимал, что заснуть означало умереть - ведь он стразу же становился жертвой бродящих по лесу стай хищных, голодных волков, которых во французском народе называли хозяевами лесов. Как бы в подтверждение своих мыслей рыцарь Кристиан сразу же услышал завывания хищных животных.
   Была полнолунная ночь и именно из-за этого волки любили особенно голосить, и были как никогда беспокойны.
   При доносившемся гуле хищников и остальных таинственных звуках леса, рыцарь, собравшись с силой, встал на ноги. Тело и сами ноги плохо ему подчинялись, они как будто были наполнены свинцом. Его старые раны болели и кровоточили. Кристиан знал, что на запах крови волки быстрее идут и радовался тому, что убегая от врагов, он не выпустил из рук меч. Радовался потому, что именно меч являлся его главной защитой, ведь на нем сейчас небыло никаких лат, он был одет только в кожаный костюм стражника.
   Сжимая меч в обеих руках, рыцарь Кристиан Бенолли осторожно ступая по земле, стал пробираться через лес, надеясь на правильно выбранный по звездам путь в сторону тех лесов, где жила его сестра лесная отшельница. Но он понимал, что она находится далеко и путь пешком, да еще и через леса, предстояло пройти не за одну неделю.
   Пробираясь сквозь заросли Кристиан хотел есть и особо страдал жаждой. Также он ёжился от изнурительного холода ночи. Пройдя к одному молодому дереву, рыцарь разрубил мечом его ветви и из оставшихся обрубков блеснула в лунном свете полившаяся жидкость. Кристиан Бенолли припал ртом к соку этого дерева, стремясь утолить им жажду - это ему удалось и прибавило немного сил. Желая что-нибудь поесть, рыцарь стал искать лесные ягоды и питался ими, двигаясь дальше по холодному, темному лесу, слыша отовсюду завывания волков.
   Тревожные звуки окружали его повсюду: он был в ореоле уханий сов, смотревших на него с ветвей деревьев, своими большими, горящими глазами; он натыкался ногами на лесных мышей, снующих в траве; он натыкался на дрожащих в кустах зайцев и фыркающих диких кабанов... весь продрогший и усталый, Кристиан Бенолли опустился на один пень, около поваленного дерева. Присев, он вновь ощутил страшную слабость, которую не чувствовал будучи в движении. Леденящий холод тоже дал о себе знать, проникая в его тело как будто сквозь кожу до самых костей. Он вновь почувствовал как ужасно хочет спать и чтобы отвлечься от сна, он стал смотреть на луну и звезды.
   Смотря на звезды, он невольно вспомнил свой разговор с Анни де Плесси, когда они остались одни ночью у лесной реки. Звезды сейчас также ярко сияли в холодной ночи и завораживали своим светом. Рыцарь, смотря на них, незаметно для самого себя стал дремать, пусть даже и с открытыми глазами! Эти мерцающие огоньки навеивали ему сон.
   Два огонька казались особенно рядом, мерцая каким-то хищным светом... шорох, страшный рык из глотки зверя и Кристиан Бенолли мгновенно отходя от дремоты, видит перед собою насаженного на меч волка: хищник, увидев рыцаря сидящего на пне, подкрался и бросился на него, но не рассчитал и напоролся на меч, который тот не выпускал из своих рук!
   Рыцарь с ужасом отцепляя от своего меча убитого хищника, крепче сжал свое орудие в обоих руках - ему слышалось не одно дыхание, из кустов он видел то и дело вспыхивающую не одну пару волчьих глаз!
   Кристиан понял, что одна из стай волков, учуяв запах человеческой крови, обнаружила его и сейчас окружила - хозяева леса решили разобраться с непрошенным гостем, стремясь полакомиться им. И рыцарь понимая это, держал меч наготове и ощущал страх - из-за любого куста, с любой стороны на него мог выпрыгнуть хищник! Его окровавленный меч в свете бледной луны не пугал этих зверей, которыми правил зверский голод! Но он вслушиваясь и всматриваясь по сторонам, был готов биться за свою жизнь!
   Уловив хруст за спиной и полет летящего на него в прыжке зверя, рыцарь с резким разворотом рассек его мечом пополам! Части убитого на лету волка падают в траву, испустив в воздух фонтаны крови. Другой хищник выпрыгнул на Кристиана прямо из-за поваленного дерева, но тот вонзив в его горло острие меча, перебросил им уже мертвого зверя через себя.
   Вскоре, сразу трое волков выбежали из своей засады и кинулись на рыцаря - двоих из них Кристиан успел зарубить мечом, но третий успел впиться своими острыми клыками в ногу, опрокидывая его на землю! Рыцарь, крича от боли, даже упав, взмахом меча ударил по вцепившемуся в него волку, и тот хлебнув лезвие острой стали, отлетел в сторону - хищник страшно вопит, меч резанул его по части морды, задев глазницу, из которой стала вытекать кровавая жидкость.
   Остальные волки, увидев, что человек лежит на земле, с рыком бросились на него из всех своих укрытий! Рыцарь Кристиан Бенолли видя опасность, несмотря на боль в ноге, мгновенно вскочил с земли на ноги и всем телом ударился в поваленное перед собой дерево. От его удара, оно сдвинувшись с места сразу сбило собой часть хищников ломая им ребра и позвонки, но остальные волки нападают на Кристиана и вновь валят его с ног, стремясь разорвать на куски.
   Рыцарь, терпя укусы от клыков хищников, впивающихся в его ноги, руки, плечи, всеми силам борется за жизнь, стараясь от ужасной боли не выпустить меч. После нескольких минут отчаянной борьбы, он покусанный и окровавленный всё же отбивается от волков, повспаривать их тела своим единственным оружием.
   Живой, невыпустивший меч, истекающий кровью рыцарь в разодранной кожаной рубашке, при свете луны кажется ночным, лесным демоном вырвавшимся из ада в этот мир.
   Вслушиваясь, нет ли поблизости остальных волков, рыцарь Кристиан Бенолли вновь отпустился на пень, тяжело дыша от произошедшего боя. Вокруг него лежали кучи изрубленных хищников. Некоторые из них были еще живы и скулили от боли предчувствуя свою смерть от потери крови.
   Долго отдохнуть рыцарю не пришлось - где-то совсем рядом заслышался новый вой волков, а ему завторили множество других! Рыцарь Кристиан Бенолли сразу понял, что хищники учуяли его и переговариваются с другими, чтобы всем вместе напасть на него и отомстить за своих собратьев. Он понял, что не на шутку разозлил этих хозяев леса, обезумивших от голода и решив больше не задерживаться, встал и с последними силами пошел дальше по лесу.
   Пробираясь сквозь густые заросли, рыцарь Кристиан чувствовал, что хищники где-то рядом и их стало больше: их горящие глаза следили за ним повсюду из всех кустов, их дыхания слышались совсем близко. И действительно несколько волков вскоре бросилось на него! Он, укрывшись за стволом одного большого дерева, своим мечом сумел отбиться и от их атаки, но потом еще несколько хищников кинулись в его сторону. И их становилось всё больше, и больше.
   Рыцарь Кристиан Бенолли отбивался изо всех, последних сил и чувствуя, что так долго не сможет, всё же бросился бежать. На бегу, отражая атаки прыгающих на него с разных сторон с диким рыком, волков, он мчался сквозь лес, стараясь не упасть, ибо это было равносильно смерти (ведь хищники сразу бы накинулись на него!). И в этой погоне ему показалось, что все стаи волков этих лесов гонятся за ним! Но он продолжал бежать и отбивался мечом от них, борясь за свою жизнь! Он боролся за выживание! Он боролся за жизнь тогда, когда убегал от рыцарей кардинала Моро, боролся за неё и сейчас, убегая от этих свирепых, лесных хищников!
   Не понимая и уже ничего не осознавая вокруг, Кристиан Бенолли не заметил как забежал в лесное болото, а многие хищники преследующие его остановились, не решаясь забрести в это место. Ведь болото было гиблым местом для всех живых существ. И рыцарь вскоре это почувствовал - в каждом своем движении он быстро увязал в нем. Кристиан быстро понял, что болото его засасывает в свои смертельные объятия. Он пытался вырваться, но от резких движений только сильнее увязал... когда болото его затянуло уже до груди, рыцарь осознал, что смерть неизбежна, ведь в округе на многие лье небыло ни одного человека, а значит некого звать на помощь.
   Стараясь не шевелиться, рыцарь Кристиан Бенолли медленно тонул. Он был взволнован, но не боялся смерти, просто он ощущал её сейчас очень близко. Он находился лицом к лицу с ней.
   Не переставая думать, как бы выбраться, рыцарь не приходил к спасительному решению - вокруг абсолютно ничего небыло, за что можно было ухватиться и вылезти. Лишь трое волков стояли на твердой почве и смотрели на него голодным взором, не решаясь подойти ближе. А рыцарь тонул и тонул. Смерть уже витала над ним.
   Посмотрев в сияющие глаза этим трем хищникам, рыцарь Кристиан Бенолли неожиданно понял, почему они не идут к нему! Он понял, что волки не так боятся умереть в болоте, как то, что их жертва еще жива, да и держит в руках острый меч! И Кристиану пришла неожиданная идея, которая возможно поможет ему спастись из этого казалось бы безнадежного положения! Еще не затонув, он решил притвориться мертвым, дабы хищники увидев это, без страха подобрались к нему и вытащили из болота, чтобы полакомиться на берегу!
   Не медля ни секунды, Кристиан на свой страх и риск откинул свое тело на болоте таким способом, что его левая рука была выставлена вперед в сторону волков, правая лежала на рукояти меча, а голова была сильно прижата к подбородку (чтобы хищник не схватил за горло).
   Время стало просто стремительно идти - в таком откинутом положении рыцарь рисковал утонуть за считанные минуты. Но удача ему улыбнулась!
   Волки, действительно подумав, что он умер, стали беспокоиться - их добыча пропадает в болоте. Невыдержав, они осторожно ступая лапами, стали двигаться к своей жертве. Вскоре один волк схватил зубами левую руку Кристиана и стал тянуть его из болота, другие тоже ему принялись помогать. И совместными усилиями они вскоре вытащили рыцаря, даже не догадываясь, что спасли того от неминуемой гибели!
   Рыцарь Кристиан Бенолли почувствовав, что он на твердой земле, внезапно "воскрес" и перепорол мечом всех своих спасителей, готовившихся им поужинать!
   Переводя дух и успокаивая сильно бьющееся сердце от пережитого, рыцарь пошел дальше по лесу. Он мысленно благодарил Бога за то, что он еще жив, но он знал, что хищники его так просто не оставят. Вспомнив, что в таких случаях делала его сестра лесная отшельница Франческа Бенолли, когда ей приходилось ночевать в лесу, Кристиан решил воспользоваться её методом.
   Он, с усилием взобравшись на одно высокое дерево, лег на его большую ветвь и порвав подол одежды, делая повязки, привязал ими к ней своё тело - дабы спокойно уснуть на этой ветви не рискуя упасть на землю к другим волкам. Здесь эти хищники не могли его достать, но могли добраться медведи, однако рыцарь знал, что и против них у него есть защита - меч!
   Найдя в дупле дерева яйца какой-то птицы, рыцарь закусил ими и спокойно уснул на ветви.
   Он уже спал под шепот листвы на деревьях и уханий, удивленно смотрящих на него сов, когда возле его дерева собралось около десятка волков. Они поднимая свои морды, видя так высоко свою жертву, жалобно выли. Ведь их добыча казалась им так далека, как эта горящая над ней полная луна...
   Еще не один рассвет встречать и не один закат провожать пришлось рыцарю Кристиану Бенолли в скитаниях, в дебрях французских лесов. За долгое время этих скитаний он сильно похудел, кровь и грязь смешались и засохли на его рваной одежде, лицо обросло небольшими усами и бородой. Питаясь ягодами, мясом убитых животных, яйцами птиц, утоляя жажду соком деревьев и водой в виде росы с их листьев, рыцарь Кристиан поддерживал свою жизнь, живя жизнью настоящего лесного отшельника. Он еще не раз бился со стаями хищных волков, прятался от них на деревьях, но оставаясь в живых, продолжал двигаться дальше.
   Через многие недели, блуждая по диким лесам, рыцарь Кристиан Бенолли все-же добрался до родного леса, где струилась вечно молодая лесная река, возле которой стояла хижина его сестры Франчески Бенолли и её подруги Анни де Плесси...
  
  
  
  
  
   23) КАЗНИ, СВАДЬБА И "СВЯТОЙ" СУД.
  
   I
  
   Герцог Жан Гранфор де Нуар оказавшийся в плену у своего недавнего союзника, ставшего внезапно врагом, кардинала Моро, сидел в темнице и был в отчаянии. Он понял, что все его мечты встать на престол Французского королевства вместо убитого им брата короля Людовика VII, теперь напрасны. Ведь ему было ясно, что Ватикан с помощью кардинала взял власть в королевстве в свои руки и так просто не отдаст! Да и что он, герцог, мог сделать против Папы Иннокентия III, перед которым преклоняются даже все короли?! Поэтому герцог де Нуар с полным разочарованием и упадком в душе томился в сырой темнице, и ожидал, что с рассветом кардинал Моро повелит его казнить.
   Ночью, до герцога дошли слухи о произошедших событиях. Ему стало известно, что рыцарю Кристиану Бенолли удалось сбежать из плена. Но герцога де Нуара уже мало это заботило, он хорошо понимал, что никто не сможет противостоять папской власти, которая была в лице сюзерена этого города-крепости кардинала Мориса Моро. Герцог просто смирился с Судьбой и ждал утра, а с ним и казнь.
   Но еще первые лучи рассвета не успели упасть на землю, как дверь темницы, в которой сидел герцог, отворили некие люди. Они представились ему его сторонниками и сообщили, что подкупили охрану, дабы незаметно вывести его из города и спрятать на время от кардинала. Герцог Жан Гранфор де Нуар был рад неожиданному спасению - в тот же миг, вместе с этими людьми, подпокровом ночной темноты, он покинул темницу. Надев для маскировки обычную крестьянскую одежду и накинув на голову капюшон, он вместе с ними выехал на повозке из города-крепости по спущенному мосту подговоренной стражей, в которой был замешан и сам командир стражи города. Когда они покинули город-крепость, герцог де Нуар был просто счастлив, что ему удалось избежать гибели и он поблагодарил своих спасителей. Вместе с ними, герцог решил уйти как можно глубже в леса, ведь кардиналу Моро могли в любой момент доложить о сбежавшем пленнике и тот мог выслать в погоню за ним своих рыцарей...
   Ранним утром кардиналу Морису Моро действительно доложили о неведомо каким образом сбежавшим герцоге де Нуаре. Кардинал узнав, что и герцог ушел из под его носа, как и рыцарь Кристиан Бенолли, был просто взбешен! От своих людей кардинал Моро быстро узнал, что герцогу де Нуару помог сбежать сам командир стражи города-крепости! Он велел немедленно привести его к себе. Когда это было сделано, кардинал изоблачил его перед всеми и приказал казнить! Как ни умолял командир стражи о помиловании, кардинал Моро был непреклонен. В то же утро, голова предателя-командира слетела с плеч из под огромного топора палача! После казни, кардинал Морис Моро заявил всем своим вассалам, что только так будет расправляться с теми, кто посмеет его предать!
   Ещё не успела высохнуть кровь казненного несчастного стражника города, как кардинал Моро велел привести к нему пленного магистра Витольда, который являлся командиром крестоносцев, недавно разбитых его армией.
   Измученный и грязный, с еще более взлохмаченными волосами, весь закованный в цепи, тевтонец предстал перед сюзереном города-крепости.
   - Мне сказали, что ты магистр некоторых владений Тевтонского Ордена и зовут тебя Витольд, - проговорил кардинал с презрением смотря на немецкого рыцаря. - Почему же ты не отправился в Северный поход вместе со своими братьями-рыцарями? Ведь наш великий Папа дал в своей булле указание вашему Ордену идти в земли язычников. Почему же ты магистр, ослушался Первосвященника? Почему находишься здесь во Французском королевстве, командуешь крестоносцами и ведешь войны?
   - Я остался здесь, чтобы отомстить за смерть своих братьев-рыцарей, в которой виноваты рыцари Ордена Черного Орла... - проговорил сквозь зубы магистр Витольд.
   - Ты можешь быть спокоен, этот светский Орден уже не имеет силу. Вся власть теперь принадлежит мне и Римско-Католической церкви! - самодовольно произнес кардинал Морис Моро.
   - Все-же ты добился собака, того чего хотел... - зло прошипел тевтонец, злобно смотря на кардинала.
   - Как ты смеешь оскорблять представителя самого Папы?! Я могу сейчас же приказать своему палачу снести тебе голову! - вскричал кардинал Моро, чувствуя приступ гнева в себе. - Я еще думал тебя отпустить, ведь я сражался с герцогом де Нуаром, а не с тобой. Я думал магистр, ты меня не считаешь своим главным врагом, но теперь вижу, что это не так... знаешь, твой друг рыцарь Кристиан Бенолли сегодня ночью сбежал из темницы, но почему-то не спас тебя?! Разве это по-дружески?! Так, что Витольд ты остался совсем один и я бы не советовал меня злить!
   - Рыцарь Кристиан наверно не успел ко мне добраться, но он соберет вновь армию наших сторонников и уничтожит тебя и всех твоих подчиненных-собак! - закричал в ответ магистр Витольд, громыхая цепями. - Ты и сам Папа Римский подлые предатели, и вам самое место в аду!
   - Магистр, этими словами ты вынес себе смертный приговор! - воскликнул кардинал, глаза которого налились яростью. - Наверно твоим разумом уже завладел сам дьявол, раз смеешь поносить самого Первосвященника! Я приказываю немедленно тебя казнить!
   - Делай со мной все, что захочешь, но я никогда не подчинюсь твоей воле! - кричал тевтонец, напрасно стараясь высвободиться из железных цепей.
   - Увести его и подготовить к четвертованию! - властно воскликнул кардинал Морис Моро, весь пылая гневом.
   Рыцари кардинала схватив по бокам магистра Витольда, вывели его из зала. Немецкий рыцарь сопротивлялся им, посылая оскорбления и проклятья их сюзерену. Даже когда рыцари вели тевтонца по коридорам замка, тот продолжал кричать.
   Внезапно Витольд прекратил свои крики - в одном из коридоров он увидел вышедшую из комнаты девушку. Её красивое лицо с большими, карими глазами, показалось ему знакомым. И он тут же вспомнил, что это та его пленница-крестьянка, которую он выкрал у рыцаря де Люпа и которая после сбежала из под его плена!
   Осознав это, магистр сильно поразился, видя, что эта девушка сейчас была одета в дорогие одежды и выглядела настоящей графиней! В таких одеждах он и представлял её еще тогда и это сейчас подтверждалось перед его глазами!!!
   - Ты?!!! - удивленно воскликнул он, пытаясь задержать ведущих его конвоиров.
   Эммануэль Блан увидев его грубое лицо со шрамом, тоже сразу узнала немецкого рыцаря и вспомнив все то, что было, испуганно отошла в сторону!
   - Как ты здесь оказалась?!!! Я знал, что ты ведьма!!! Это подтверждает мою мысль, что все вы тут служители сатаны!!! - заорал тевтонец, но вскоре его силой увели рыцари кардинала.
   Эммануэль не ожидавшая встретить этого рыцаря, слыша его высказывания, нехорошо почувствовала себя и чтобы не упасть оперлась руками об каменную стену замка. В это время по коридору шел со своей свитой сам кардинал Морис Моро, желавший лично присутствовать при четвертовании одного из своих пленников.
   Он, сразу увидев, что с Эммануэль нехорошо, быстро подошел к ней.
   - Мадемуазель вам плохо?! Скажите как вам помочь?! - спросил кардинал заметно волнуясь, беря её за руку.
   - Ваше преосвященство... этот тевтонец, которого недавно вывели ваши рыцари, тот самый, который держал меня в плену, в подвале таверны... - проговорила девушка.
   - Мадемуазель я поражен этой новостью! Но не беспокойтесь, этот рыцарь уже одержимый и его сейчас немедленно четвертуют! Я лично за этим прослежу! - воскликнул Морис Моро.
   Изумленный услышанным, он вспомнил, что она ему говорила о тех тевтонцах.
   - Спасибо, мой кардинал, я вам очень благодарна... - проговорила Эммануэль Блан, нежно смотря на него.
   Кардинал Моро поцеловав её руку отправился дальше.
   Она не испытывала ненависти к тевтонцу и не знала радоваться или нет тому факту, что его казнят в виде четвертования. Однако слова, сказанные кардиналом о том, что магистр Витольд одержим, убеждали её, что Морис Моро всё делает правильно во имя религии...
   Магистра Витольда привели к центральной площади города-крепости, сняли с него все цепи и стали перевязывать его руки и ноги крепкими веревками, которые в свою очередь были привязаны к четверым могучим коням - рыцари кардинала готовили тевтонца к четвертованию.
   Посмотреть на очередную казнь неугодного для кардинала человека, сбежалось множество горожан. Они быстро заполнили площадь вокруг места казни и возбужденно переговаривались между собой с нетерпением ожидая самого смертельного действия. Кто-то из них смотрел на магистра Витольда с жалостью и сочувствием, кто-то в открытую высмеивал его как мерзкого врага, а кто-то просто стоял с тупым интересом.
   Рыцари, привязав все конечности пленника к четырем коням, расставленным в разные стороны - ждали кардинала Мориса Моро, чтобы при нем исполнить казнь.
   Кардинал не заставил себя долго ждать - восседая на своем коне, он подъехал к лежащему на земле тевтонцу, смотря на него величественно и высокомерно, как бы говоря, что тот зря перечил ему, обладателю абсолютной власти.
   - Магистр Витольд! Ты лежишь на грязной земле связанный по рукам и ногам как безродная собака! - вскричал кардинал Моро, грозный голос которого пронесся над всей площадью заполненной людьми. - Ты приговорен мною к казни через четвертование за оскорбление меня как священнослужителя и нашего великого Папы! Но если ты желаешь жить, то прилюдно покайся в своих грехах и я сохраню тебе жизнь, заменив казнь пожизненным заключением!
   - Никогда я не буду унижаться перед тобою! - в ответ вскричал Витольд, уже сердцем чувствуя приближающуюся смерть. - Отправляйся в ад и гори там вечно!
   Его слова вызвали неоднозначное гудение в людской толпе, однако все были поражены храбростью немецкого рыцаря.
   - Это ты отправишься в Преисподнюю, проклятый тевтонец! - выругался кардинал Моро и обратился ко всем собравшимся на площади. - Слушайте все, этот рыцарь одержим дьяволом и я повелеваю его немедленно казнить!
   Рыцари кардинала одновременно ударили своих четверых коней - те, дико заржав, изо всех сил понеслись во все четыре стороны с емким хрустом разрывая по-частям магистра Витольда, который в страшном, предсмертном крике успел выкрикнуть на всю площадь:
   - Будь ты проклят кардинал Морис Моро!!! Будь проклят Иннокентий III!!!
   Кровь немецкого рыцаря от его разорванных частей тела мгновенно окрасила центр площади города-крепости.
   Мужчины с угрюмыми, сразу потемневшими лицами, смолкли. Женщины с ужасом, застывшим в их широко раскрытых глазах, что-бы не вскрикнуть зажали свои рты ладонями, и прятали за своими юбками вечно любопытных детей.
   Всё люди молчали, лицезря ужасную картину.
   Прилюдно казнив своего последнего пленника, кардинал Морис Моро дабы окончательно показать свою власть, особенно тем слоям общества в его городе, которые принадлежали к знати - решил еще казнить и одну из своих титулованных пленниц...
   Королева Адель и принцесса Агнесс так и находились в башне для приговоренных заключенных. Титулованных женщин вновь охватила депрессия - от рыцарей кардинала они узнали, что войска принца Анри разбиты, а значит им теперь не приходилось рассчитывать на освобождение. Также им сказали, что в городе находился в плену и тот таинственный рыцарь Кристиан Бенолли, однако он сбежал, не в силах что-либо изменить.
   - Мама это конец! Мы до конца жизни будем рабынями этого тирана! - рыдала уткнувшись в плечо королеве, принцесса Агнесс, на лице и теле которой были еще не совсем зажившие следы насилия.
   - Не плач дочка, надо верить, Господь нас не должен оставить! - твердо сказала королева Адель, с синих глаз которой тоже текли слезы.
   - Но Анри разбит и неизвестно где... рыцарь Кристиан Бенолли бежал... нам больше не откуда ждать помощи! - проговорила рыдая принцесса.
   - Ты права Агнесс, но главное они живы! Нам надо вновь набраться терпения и веры - они еще соберут армию союзников и попытаются освободить нас! - сказала королева, гладя голову дочери, в рыжих волосах которой уже давно царили вши.
   - Я не верю в это, мама! Да и напрасно им бороться с кардиналом! - закричала принцесса Агнесс, не переставая рыдать. - Ведь ты слышала, за него сам Папа Римский! Мы пропали! Я не хочу больше жить!
   У неё началась настоящая истерика.
   Королева, не сдерживая своих слез, схватила свою дочь и старалась крепко держать в кровати, дабы та не вырвалась и не нанесла себе каких-либо увечий. Принцесса всеми силами пытаясь вырваться, была неспокойной около десяти минут, но потом все-же устала и успокоившись лежала в кровати с заплаканными глазами, уставившись в одну точку.
   - Дочка, нельзя терять веру. Всё будет хорошо. Анри возможно не войной, а обычными переговорами с кардиналом Моро, нас освободит, - проговорила, утешая свою дочь, королева Адель. - Так должно быть! Папе не будет выгодно долго лишать Францию королевской власти, это не в его интересах! Поверь мне... ты меня слышишь, Агнесс?!
   Но принцесса ей ничего не ответила, продолжая лежать и отрешенно смотреть в одну сторону, после бурного нервного срыва.
   Королева не поднималась с кровати ни на мгновение, находясь рядом с ней.
   Шло время. Вдруг королева Адель услышала какой-то шум доносившийся с улицы. Она встала с кровати на которой уснула её дочь и подошла к единственному, решетчатому окну, увидев через него в дали заполненную народом площадь, который галдел, что-то бурно обсуждая. Присмотревшись Адель увидела, что в центре площади был привязан всеми конечностями к четырем коням некий пленник. Она поняла, что это кардинал готовит казнь одному из своих врагов. Вскоре королева увидела на площади и самого Мориса Моро на коне, и со своей свитой. Она слышала доносившийся его грозный голос, приговаривающий к казни пленника и отвернулась в сам момент четвертования, не в силах смотреть на это.
   "Очередная кровь какого-то рыцаря... кто же тебя остановит, проклятый кардинал!" - с гневом думала королева Адель, задумчиво смотря в даль туда, где на фоне горизонта виднелась полоса начинавшихся лесов, как будто надеясь, что от туда появится армия рыцарей, возглавляемая её сыном Анри, спешащим спасти свою мать и сестру!
   Она вновь отошла от окна и легла на кровать со спящей дочерью, тоже начав дремать. Не прошло и часа, как дверь отворилась и в помещение ворвались рыцари кардинала! Они мгновенно схватили лежащую принцессу Агнесс, сразу пробуждая её ото сна и понесли к выходу!
   - Что вы делайте?! Отпустите мою дочь! Куда вы её ведете?! Оставьте её! - закричала королева Адель, бросаясь на рыцарей.
   - У нас приказ его преосвященства, забрать принцессу Агнесс! - заорал на королеву один из рыцарей.
   - Зачем?! Куда?! Я не позволяю вам этого делать! Я королева Франции и приказываю вам отпустить мою дочь! - воскликнула Адель.
   Но её отшвырнули в сторону, увели принцессу и закрыли за собой дверь. Королева сидя на полу была полна плохими предчувствиями, от которых и разрыдалась. Теперь её охватило отчаяние - она стала бить до крови своими руками дубовую дверь, требуя свободы, потом кидаться к решетчатому окну и припадая к нему, с безумным лицом кричала с башни.
   В конце концов она просто билась телом об пол. Однако все её стенания были напрасны - королеву никто здесь не собирался выпускать и ей никто даже не сочувствовал...
   Принцесса Агнесс уже спокойно и без сопротивления шла под конвоем рыцарей кардинала. На лице у девушки небыло никаких эмоций, казалось она полностью отдалась воле злой Судьбы. Такой её и привели к Морису Моро.
   - Я приветствую тебя принцесса Агнесс! Как тебе живется в башне для преступников?! - спросил с издевкой кардинал. - Надеюсь блохи и вши тебя несильно мучают?!
   Но титулованная девушка даже не смотрела на него, как будто находясь в другом месте!
   - Я к тебе обращаюсь принцесса! Или ты не считаешь меня достойным своего внимания?! - спросил кардинал Моро, начиная злиться.
   Он вплотную подошел к принцессе Агнесс, смотря ей прямо в лицо - но глаза девушки все равно смотрели в другую сторону! В конец разозленный кардинал, схватил её рыжие волосы и сильно дернул их - девушка закричала от боли, но так и не сказала ни слова своему тирану!
   - Ты игнорируешь меня, значит решение которое я заранее принял насчет тебя, верно. Раз ты не хочешь даже смотреть на меня, то тебя вскоре увидят все кто пожелает - от герцога до последнего простолюдина! - вскричал Морис Моро.
   Он велел увести принцессу к своему палачу!
   Кардинал решил продемонстрировать силу своей власти казнив именно титулованную пленницу, а именно через отсечение головы!..
   Почти все горожане города-крепости различных сословий, от мала до велика, вновь собрались к вечеру на площади, чтобы посмотреть на очередную казнь, но самую главную - принцессы Агнесс.
   Кардинал Морис Моро восседая на коне, уже был здесь со своей свитой и ждал процесса.
   На быстро склокоченном, деревянном помосте, ожидал свою жертву здоровенный палач, голову которого покрывал причудливый мешок с прорезями для глаз.
   Вот появились рыцари кардинала, которые через толпу собравшихся людей, вели к месту казни титулованную девушку. Кто-то из них уже сильно стукнул её по голове и из неё шла кровь. С безумным от боли взором, принцесса Агнесс пыталась вырваться от своих конвоиров, но те крепко держали её. С раскалывающейся головной болью, с льющимися струйками крови, которые били ей в глаза, попадали в нос и губы, в которых она ощущала её соленый вкус во рту - с непонимающим, мучительным взором, девушка озиралась на большую, гудящую толпу людей. Из этой толпы, сторонники кардинала, выкрикивали ей в след ругательства и проклятия. Кто-то плевался в неё, кидал грязью и гнилыми фруктами. И поэтому к месту казни принцесса пришла уже вся в грязи. Палач сурово смотря на неё из тьмы глазниц своей шляпы-мешка, безцеремонно заломил ей руки за спину, перевязал их, а её саму поставил на колени перед большим пнем. Следующим движением он уложил её голову на этот пень и взял в обе руки тяжелый, большой топор.
   Голова принцессы была повернута в сторону кардинала и её взгляд невольно упал на него - Морис Моро смотрел на неё с нескрываемой, победной улыбкой. Он наслаждался в этот момент своим величием! Принцесса же смотрела на кардинала без ненависти и без добра, она уже просто ничего не соображала от шока... взмах топора и отсеченная голова девушки, закутываясь в её светлых волосах, падает с пня на деревянный помост, окрашивая его кровью.
   Довольный кардинал Моро, обратился с речью ко всем, кто присутствовал на этой казни:
   - Мой народ! Именем Господа я приказал казнить принцессу, дабы показать, что вы все для меня равны - от простолюдина до герцога, вы все мои подчиненные, я ваш сюзерен! Кто против меня, тот против и Римско-Католической церкви! Сам наш великий Папа Римский Иннокентий III возвел меня в кардиналы, я представитель Ватикана! И кто не подчиниться моей воле, получит смерть! И эта падшая принцесса Агнесс тому доказательство! Через эту казнь я очистил её душу!
   Толпа горожан, молчавшая минуту назад, сразу восторженно загудела в честь кардинала...
   Королева Адель вновь услышав на улице гул, бросилась к окну и с ужасом осознала, что кардинал повелел казнить её дочь! Титулованная женщина кричала во все горло, чтобы с её дочерью ничего несмели делать, но не выдерживая видеть такие страдания Агнесс, потеряв сознание упала на пол...
   Кардинал Морис Моро, вполне довольный своими казнями, вспомнил еще об одной пленнице - девушке-рыцаре Анне-Лизе Бертран. Однако кардинал не мог принять однозначного решения по отношению к ней и вечером этого же кровавого дня он послал гонца в Ватикан, с просьбой прислать религиозных полицейских - инквизиторов. Эта особая комиссия была недавно утверждена Папой Иннокентием III ради розыска и искоренения ереси, которой в это время стало необычайно много. Представители этого независимого от светских властей и епископата Святого трибунала, устраивали над еретиками свои "святые" суды, где приговор в основном был один - сожжение на костре.
   Гонец кардинала покинул город-крепость и взял путь на юг, в сторону итальянских земель. Этот путь ему предстоял не близкий - он равнялся примерно в пару недель, а возможно и в месяц...
  
   II
  
   Завершив дела, связанные с казнями своих врагов, кардинал Моро возвратился к своей Эммануэль Блан, которую уже можно было не называть его пленницей, а признанной фавориткой. Кардиналу было хорошо проводить время с девушкой, ей тоже. Морис Моро казалось совсем забыл, что Эммануэль из обычной крестьянской семьи и разговаривал с нею даже не как с графиней, а как с герцогиней! Впрочем девушка и вела себя как принадлежащая к знати, ведь обладая от природы красотой, она всегда была грациозной, статной, с хорошими манерами и религиозным воспитанием. Кардинал, проводя с нею в беседах дни и страстные, бурные ночи, задумал идею противоречащую его духовному положению, а именно - он решил жениться!
   Служители Католической Церкви, будь то монах, аббат, епископ и вплоть до самого Папы, не имели право связывать себя узами брака и создавать семьи. Католическое религиозное правило гласило - кто верой и правдой отдает свою жизнь служению Господу, посвящает всего себя и телом, и духом Ему. Это значило, что истинный священнослужитель не то, что не мог жениться, но даже и недолжен был думать об этом! Священник должен венчать, но не быть венчанным - гласил целибат!
   Кардинал Морис Моро всё это знал, но он уже не думал о своем положении священнослужителя. Захватив власть во Французском королевстве, он ощущал себя более светским правителем, чем кардиналом. А это говорило, что он мог делать всё, что захочет, тем более зная, что Святой престол Папы ему никогда не будет дан. Даже если Иннокентий III вдруг внезапно умрет, конклав выберет следующего Первосвященника из его окружения, а не Моро... зная это, кардинал и решился на такой поступок - взять в жены Эммануэль Блан! Только одно угнетало кардинала, что его будущая супруга являлась простолюдинкой. Поэтому он недолго думая, в один из обычных дней, в присутствии светской знати даровал девушке титул графини. И с того самого дня Эммануэль Блан была уже не простой крестьянкой, а графиней!
   Даровав ей титул, кардинал стал готовиться к свадьбе.
   И вот, весь город-крепость облетела невероятная новость, гласившая, что сам представитель Первосвященника готовится связать себя узами брака и устроить по этому поводу шумные гуляния! Эта новость почти полмесяца будоражила умы всех горожан и действительно, в один из прекрасных, летних дней, началась церемония венчания их сюзерена с молодой, малоизвестной графиней!
   Звонко трубили трубы, звуки которых уносились в голубые небеса. Торжественно били барабаны, бой которых эхом отдавался от городских стен. Под этими звуками и радостным гулом собравшихся горожан, оттиснутых по обоим сторонам улиц рыцарями - ехали на конях в направлении церкви Святого Мартина, вместе со своей свитой, кардинал Морис Моро и его невеста Эммануэль Блан. Кардинал непременно был в своем блестящем, синем плаще и жестом вытянутой руки приветствовал тянувшуюся вдоль городских улиц толпу людей, иногда поглядывая в сторону едущей рядом, будущей супруги. Эммануэль Блан сидела на белом коне в пышном подвенечном платье синего цвета, сделанного из дорогого шелка и бархата. Длинный шлейф этого платья, цвет которого олицетворял непорочность, она в бережно сложенном виде придерживала в одной, согнутой в локте руке, а другой поводьями управляла конем. Остроугольный декольтированный вырез, выставлял на показ красоту её спины. Её лицо было закрыто белой вуалью тянувшейся от синего, полуметрового головного убора эненна, который был в форме готической башни. Отсутствие у платья воротника, подчеркивало красоту белоснежной шеи невесты. Само это подвенечное платье сюрко было у неё верхним, нижним являлся котт - оно кокетливо выглядывало из подверхнего. Следуя бургундской моде, линия талии на платье была завышена под самую грудь Эммануэль, перехватываясь поясом того же синего цвета. Также в дань моде, под её платьем был специальный накладной "животик", который имитировал беременность и полностью воссоздавал "готический силуэт". (Мода на "беременность" появилась после первого Крестового похода и была вызвана тем, что женщины подолгу были одни, пока их мужчины воевали за Гроб Господень. Поэтому с их возвращением, женщины спешили забеременеть и это прекрасное состояние отныне уже ассоциировалось со счастьем и благополучием.) Узкие рукава облегали её руки. Дополняли весь наряд невесты, красивые ботинки с длинными носами.
   Под звуки труб, удары барабанов и ликования толпы - кардинал и графиня со своей свитой медленно передвигались по улицам города-крепости, пока не достигли церкви Святого Мартина, где и решили обвенчаться.
   Подъехав к церкви, Морис Моро первым слез с коня и подойдя к Эммануэль, помог ей слезть со своего скакуна. Одновременно с ним, к невесте подбежало несколько мальчиков-пажей, взявших длинный шлейф её платья в свои руки. Церковный епископ Гийом Дюпон в своей позолоченной шляпе и одеянии, произнес приветствующее благословление новобрачным, а затем всех пригласил во внутрь церкви. Светским гостям было дозволено пойти за женихом и невестой, а простолюдины остались ждать окончания церемонии у выхода.
   В внутри готического собора, имени Святого Мартина и началась сама церемония венчания.
   Под звуки могучего органа, которые казалось взлетали под самые своды собора и ангельское пение "Ave Maria" юного церковного хора из мальчиков-подростков облаченных в белые одежды, новобрачные неспеша и торжественно шли к алтарю, у которого с толстым трактатом в позолоченном переплете, их ждал епископ Дюпон. Кардинал Морис Моро вел подруку Эммануэль Блан и не скрывая своей радости и восхищения смотрел на неё! Девушка, видя такую роскошную церковь, слыша звучание органа и божественное пение мальчиков, была просто приятно шокирована невероятно шикарной церемонией! Эммануэль почувствовала в этот момент себя даже не графиней, а королевой! И действительно, её голову уже не украшал громоздкий эннен, а венец - корона, возлагаемая на вступающих в брак при церковном обряде венчания! Она была королевой, а кардинал в такой же короне, её королем!
   Светские гости, увидев лицо невесты, уже непокрытое вуалью, изумленно ахнули - поражаясь её молодостью и красотой! Все они были уверенны, что эта высокая, статная избранница их сюзерена принадлежит к какому-нибудь благородному роду. И никто не догадывался, что эта девушка была совсем недавно обычной крестьянкой и более того, пленницей человека, с которым сейчас шла под венец!
   Остановившись у алтаря, новобрачные по велению епископа опустились на колени, держа одной рукой друг друга. Перестал играть орган, замолк церковный хор. Епископ Гийом Дюпон благословив ещё раз кардинала и графиню, и провозгласив, что они находятся в церкви Святого Мартина, стал читать на латыни служебные молитвы из своего трактата. Его звонкий голос, тянувшийся на религиозный манер, произносил латинские слова, которые словно некие таинственные заклинания неслись над всеми присутствующими и откликались эхом где-то под сводами церкви. Он долго читал молитвы перед новобрачными, плохо скрывая свое волнение, так как впервые венчал того, "кто сам должен венчать", однако выполнял свою службу. Кардинал и графиня терпеливо его слушая стоя на коленях на небольших подушечках, не выпуская друг друга руки, с радостью и нежностью поглядывали друг на друга! Они были действительно счастливы в этот момент! Кардинал Морис Моро был счастлив, что берет в жены такую неописуемую красавицу с нежной, невинной душой! Графиня Эммануэль Блан была счастлива, что выходит замуж за взрослого, сильного, красивого мужчину, не побоявшегося за свое положение и репутацию священнослужителя, устроив ей такой невероятный праздник, который не мог даже присниться ей в самых прекрасных снах, когда она жила в деревне!
   Епископ закончив читать молитвы, обратился к новобрачным, и как подобает правилу, он обратился сначала к супругу:
   - Согласен ли ты, раб Божий Морис Моро, именем Господа, взять в жены рабу Божию Эммануэль Блан? Быть ей верным, любящим мужем, готовым поддерживать её и в радости, и в горе, пока смерть не разлучит вас?
   - Да, - четко и уверенно произнес кардинал Моро, смотря в большие, карие глаза своей графини.
   Епископ Дюпон услышав положительный ответ от кардинала, обратился теперь к его невесте:
   - Согласна ли ты, раба Божья Эммануэль Блан, выйти замуж за раба Божьего Мориса Моро? Быть ему верной и любящей женой, и в радости, и в горе, пока смерть не разлучит вас?
   - Да, согласна, - глубоким, нежным голосом произнесла графиня Эммануэль, смотря на супруга, едва сдерживая счастливую улыбку.
   - Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа - объявляю вас мужем и женой! - громогласно произнес епископ, движением своей руки окрещая новобрачных.
   С его словами кардинал Морис Моро, улыбаясь от счастья, достал из под своего синего плаща коробку из дорогого дерева, и вытащил от туда шесть золотых колец.
   Пребывая в радостном, блаженном волнении, новобрачные обменялись между собою всеми этими кольцами - в честь Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа. После обмена кольцами, епископ Гийом Дюпон разрешил новобрачным встать с колен.
   Поднявшись, Морис Моро нежно обнял свою невесту и поцеловал в её чувственные губы. От нахлынувшего наслаждения Эммануэль Блан закрыла глаза... они тонули в блаженстве своего поцелуя, не замечая никого вокруг...
   Выйдя из церкви Святого Мартина, новобрачные оказались под ликованием толпы собравшихся людей. Следуя традиции, кардиналу и его жене преподнесли в клетке двух белых голубей, которых они выпустили из своих рук в голубую высь летнего, июльского неба в честь мира в созданной семье. Когда они шли к своим коням, светские гости осыпали их настоящим дождем из лепестков роз и зерен пшеницы, как бы желая им процветания и плодородия (в том смысле, чтобы у них в будущем было много красивых, здоровых детей). Когда кардинал и графиня уже ехали по городу, снова затрубили трубы и забили барабаны, а рыцари боевой свитой охраняли своих господ от гудящего народа - все предчувствовали большие праздничные пиршества! Однако кардинал Моро помня о традиции, которая гласила любым новобрачным пред пиршеством почтить память предков, повел свою супругу и всю свиту на городское кладбище. Там кардинал и графиня возложили по большому букету цветов на могилы известных в прошлом правителей этого города-крепости.
   После этого, новобрачные отправились в главный замок, чтобы во всю отпраздновать женитьбу.
   Само пиршество кардинал Моро решил проводить не внутри замка, а при его дворе, прямо под открытым небом!
   На его свадебное пиршество собралось много гостей, состоявших в основном из городской знати. Они восседали за широкими столами, пили вина, кушали множество яств, состоящих из разных видов рыбной икры, до крупных частей жареного мяса. Один за другим произносились поздравительные тосты к новобрачным, которые сидели за центральным столом. Кардинал и графиня принимали все поздравления гостей, поддерживая их серебряными кубками различных сортов вин, не переставая при этом любоваться друг другом, временами даже бурно целуясь после выпитого кубка вина. Пирующих развлекали звуки музыки десятков менестрелей, которые красиво извлекали мелодии из своих лютней, свирелей и арф.
   В самый разгар пиршества, один из знатных гостей встал из-за стола и впечатленный красотой невесты выразил ей в стихах своё почтение. Кардинал Морис Моро не остался в долгу, кинув ему в знак благодарности мешочек с золотыми монетами. Другой светский гость напомнил всем о традиции из которой и появился тост. Она заключалась в том, чтобы всем испить из одной большой чаши вина, в которой плавал кусок багета, как бы в знак единства на этом празднике жизни. Это конечно было сделано - все испили вина с единой чаши у себя за столами. Испил с неё и Морис Моро с Эммануэль Блан.
   Позже, перед уже изрядно опьяневшими различными сортами французских вин и хорошо потрапезничавшими яствами гостями, на просторном поле стали выступать бродячие, цирковые артисты. Наряженные в свои пестрые, разноцветные костюмы они мастерски жонглировали кожаными мячами и деревянными палочками. Затем искусные фокусники демонстрировали свое искусство ловкости рук и иллюзорного обмана. После них, смелые факиры, словно мифические драконы изрыгали из своих ртов языки пламени. Далее выступали артисты кукольных театров, показывая забавные кукольные мини-сцены из жизни герцогов и остальной знати.
   Все присутствующие весело смеялись. Смеялись и новобрачные, не выпуская друг друга из объятий.
   Особенно всех поразила сцена, сыгранная уже другими артистами, которые разыграли действие о неком приговоренном к казни осужденном, который сам высвобождается из цепей и оков, и бежит из под топора палача! Гости выразили свое восхищение бурной овацией всем артистам этой сцены и особенно её главному гутаперчиевому герою, которому сам кардинал бросил свой очередной мешочек с золотыми монетами.
   После театральных сцен всех развлекали сладкоголосые певцы, воспевающие любовь новобрачных. Прыгали и бесновались среди столов в своих колпаках шуты, стараясь своим нахальным поведением рассмешить окружающих.
   Когда к вечеру стемнело, кардинал Моро созвал всех продолжить веселье в замке, где устроил грандиозный бал. Придворные менестрели играли на своих инструментах в поте лица, а хозяева вальсировали со своими дамами по просторным залам, красуясь своими пышными нарядами. Кардинал Моро тоже красиво вальсировал с Эммануэль Блан, которая как и он не скрывала своего счастливого взгляда, и для которой весь этот день казался самым прекрасным сном в её жизни.
   Шум и веселье в замке кардинала не утихал до глубокой ночи. Но и на улицах города-крепости шли шумные гуляния. Крестьяне и ремесленники с благородства сюзерена получившие дары с господского стола, во всю отмечали его свадьбу. Народные гуляния продолжались до утра - толпы опьяненных людей бродили по улицам и пели песни в честь кардинала. Только дозорные, которые находились на стенах и башнях, не принимали участия в пиршествах - они все время поглядывали в темную даль, сторожа город-крепость от нежданных врагов.
   Шумные, праздничные пиры такого человека, каким являлся кардинал Морис Моро, затянулись на месяц, так как щедрость для своих вассалов и горожан у счастливого кардинала за всё это время не знала предела...
  
   III
  
   Еще не успели утихнуть празднества в честь свадьбы кардинала Мориса Моро в городе-крепости, как с визитом сюда нагрянули представители особой религиозной комиссии - Святой Инквизиции. Они прибыли, получив весть от гонца кардинала, который просил их приехать, дабы разобраться с какой-то необычной пленницей. Ватикан создавший эту особую комиссию, уже независимую от епископата, которая занималась розыском и уничтожением ереси, заинтересовала эта весть и он немедленно выслал своих представителей в город-крепость.
   Вот "Domini canes"(с лат. - "псы Господа") как называли их среди народа, в окружении отряда крестоносцев уже ехали по улицам города в сторону главного замка, где находился кардинал. Как только они оказались у замка, подчиненные кардинала сразу же доложили ему о приезде инквизиторов. Морис Моро велел их немедленно привести в один из просторных залов, где он принимал гостей.
   Вскоре религиозные полицейские уже стояли перед сюзереном города-крепости, который вежливо поприветствовал их, предлагая в честь встречи выпить по кубку вина.
   Инквизиторов было трое. Все они были одеты в темные монашеские одеяния с капюшонами, которые покрывали их головы. У главного инквизитора висел на груди большой, серебряный крест. Двое других были его советниками.
   - Меня зовут Альдо Кастелло, я монах принадлежащий нищенствующему братству отца Доминика, - представился кардиналу, главный инквизитор. - Мы поставленны нашим великим Папой на службу Святой Инквизиции, где с чистой душой истинных христиан, служим во благо святой веры! Я, со своими братьями во Христе, призван следить за чистотой веры, преследовать еретиков и уничтожать всю ересь!
   Его голос с явным итальянским акцентом, звучал громко и монотонно. Надменное, вытянутое, худое лицо с безразличным взором темных глаз, говорило о том, что этот человек давно привык к своей власти и что он сам есть власть!
   - Я звал вас, уважаемый инквизитор Кастелло, дабы вы и ваши братья разобрались с одной из моих пленниц, - проговорил кардинал Моро. - Но я вижу, что вы устали с дороги и поэтому предлагаю отдохнуть и расслабиться. И для начала советую выпить этого превосходного, провансальского вина, которое я лично отобрал к вашему приезду.
   Он был очень вежлив и мягок с религиозными полицейскими, дабы ненароком не прогневить их. Ведь личность инквизиторов считалась неприкосновенной. По постановлению Папы Иннокентия III, представителям Святого трибунала никто не имел указывать или в чем-то перечить, будь то мелкий граф или сам король! Даже кардинал, принадлежащий к духовенству, был не властен над ними! Служители Святой Инквизиции подчинялись лишь самому Папе Римскому и им же возводились на это служение. Поэтому Морис Моро не без оснований опасаясь этих "псов Господа", старался им как можно угодить. Ведь в случае чего, они и его могли обвинить в ереси, и устроить "святой" суд!
   Инквизитор Альдо Кастелло поблагодарил кардинала и помолившись вместе со своими советниками, уселся в дорогое кресло и отпил из серебряного кубка вина. Немного расслабившись от божественного напитка, главный инквизитор обратился к кардиналу Моро:
   - Ваш гонец рассказал нам о вашей пленнице. И как мы поняли по его рассказу, эта девушка, облачившись в рыцарские доспехи, решила проникнуть в ваш город. Затем, когда ваши стражники изоблачили её и бросили в темницу, она убила охранников и попыталась сбежать. Однако вновь её схватили ваши рыцари и бросили в темницу. Это так?
   - Да, уважаемый инквизитор Альдо Кастелло, всё было так, как передал вам мой гонец, - подтвердил Морис Моро, еще наливая себе и гостям красного вина. - Она зовет себя графиней Анной-Лизой Бертран и объясняет то, что занялась военным делом во имя служения королевству.
   - Ваше преосвященство, у меня есть все основания считать, что ваша пленная дева одержима! - воскликнул главный инквизитор, от удивления широко раскрывая свои глаза и беря вновь наполненный вином кубок. - Это можно понять по её словам, ведь как можно служить королевству, когда истинно верующий человек должен служить лишь Господу?!
   - Вы правы, уважаемый инквизитор. Мы все должны служить Иисусу Христу и Его Отцу! - подтвердил кардинал, выпивая свой кубок.
   - То, что эта дева надела рыцарские доспехи, которые предназначены для истинных воинов-мужчин Христа, просто вопиюще подтверждает, что ею управляет сам дьявол! - проговорил уже с суровыми нотками в голосе инквизитор Кастелло, в свою очередь опустошая кубок с вином.
   Советники его поддержали, опрокидывая в свои глотки вторую порцию превосходного французского вина.
   - Для этого я вас и пригласил, уважаемый инквизитор Альдо Кастелло, чтобы вы разобрались с нею... - проговорил кардинал Моро и спросил религиозного полицейского. - Хотите еще вина?
   - Да, конечно! Ваше вино великолепно! Как говорил Христос в Святом Писании: "Хлеб моя плоть, вино моя кровь". И мы, нищенствующее братство отца Доминика это знаем и всегда довольствуемся лучшими винами! - проговорил с довольным видом инквизитор. - А с девой мы разберемся - как обычно устроим допрос, запротоколируем её ответы. Если будет надо прибегнем к пыткам, ибо дьявол, завладевший сердцем и разумом человека, так просто его не отпустит!
   Кардинал и религиозные полицейские уже отпили по третей порции кислящего, божественного напитка. От выпитого вина, инквизиторам стало жарко и они скинули свои капюшоны, освобождая свои подстриженные под "венец" апостола Петра, головы.
   - Ваше преосвященство, я хотел бы высказать вам обеспокоенность нашего Папы тем, что в южных землях этого королевства возросло количество сторонников различных ересей, искажающих нашу чистую веру, - сказал инквизитор Альдо Кастелло. - Жители Прованса и Лангедока уже в открытую выражают свое недовольство нашей святой Церковью. Если учесть, что недавно к ним присоединился граф Тулузский со всеми своими вассалами, то эти еретические настроения обретают реальную военную силу! Наш отец Доминик пытался благочестивой проповедью вернуть на истинный путь этих людей, но они ответили лишь агрессией, едва не убив его!
   - Да мне известны положения дел на юге Франции, - проговорил Морис Моро. - Меня это тоже всё очень беспокоит. И мне очень жаль, что эти проклятые отступники уже посмели покуситься на жизнь вашего отца. И если как говорите вы, почтенный инквизитор Кастелло, они обрели военную мощь в лице графа Тулузского, то нашему Папе придеться объявить им всем священную войну ради спасения истинной христианской веры!
   - Вот именно, ваше преосвященство! - возбужденно воскликнул инквизитор Альдо Кастелло. - Поэтому великий Папа и призвал наше нищенствующее братство на службу Святому трибуналу, в котором до этого только состояли его легаты, преимущественно из братьев цистерцианцев. Но теперь мы все готовы бороться с этими еретиками!
   - Во имя Христа! - добавил кардинал, поднимая очередной кубок с вином.
   Он и его гости вновь осушили свои кубки.
   - Ваше преосвященство, когда я с братьями ехал к вам в замок, то на улицах города видел народные гуляния... в нашем религиозном календаре сегодня нет никаких торжеств и чествований какого-нибудь святого... так в честь чего же этот праздник? - вдруг спросил кардинала, подозрительно на него смотря уже опьяненным взором, главный религиозный полицейский.
   Кардинал Морис Моро под таким пристальным взглядом темных глаз инквизитора опустил свой взор, не решаясь сказать истинную причину торжеств в его городе. Но подумав, что скрывать что-либо от религиозной полиции, будет потом себе дороже, признался:
   - В моем городе народ пирует в честь женитьбы... я взял в жены одну графиню...
   - Ваше преосвященство, вы женились?! - удивленно воскликнул, неверя своим ушам, разом протрезвевший, главный инквизитор.
   Он, продолжая удивленно смотреть на кардинала, язвительно улыбнулся.
   - Да, уважаемый инквизитор Кастелло. Я знаю, что у меня религиозный чин кардинала и признаю, что совершил грех. Но я уже за это время стал более светским деятелем, чем служителем церкви, - проговорил Морис Моро. - В моих руках вся Франция, и несмотря на то, что я женился, все равно использую свою власть во благо Ватикана и нашего, великого Папы!
   Он сказал это в своё оправдание, а сам ожидая реакции инквизиторов на эти слова, почувствовал как по телу прошла легкая дрожь и полился холодный пот.
   - Вы нарушили целибат, кардинал Морис Моро, мне придеться донести об этом Папе, который непременно за это лишит вас сана, - бесстрастно проговорил главный инквизитор.
   Кардинал молча, кивком головы, согласился с его словами.
   Вопреки всем его опасениям, религиозные полицейские больше ничего ему не ответили по этому поводу, а только лишь выпили еще по кубку вина и переглянулись между собою, не скрывая своих тупых улыбок. Кардинал видя, что его грозные гости в расслабленном состоянии, внутренне облегченно вздохнул. Ведь он боялся от них обвинения в предательстве к религии, в уходе в одни светские дела. Ведь женитьба это светское дело и никак не относится к истинному богослужению!
   - Кардинал Моро, а знаете, что меня еще поразило? - спросил главный инквизитор Альдо Кастелло, вновь подозрительно смотря на кардинала, но уже пьяным взором.
   - Что именно, уважаемый инквизитор? - спросил его кардинал, вновь ощутив в своей душе леденящий страх.
   Могущественного сюзерена города-крепости пугал этот взгляд религиозного полицейского. Он просто бросал его в дрожь и заставлял работать ум в трезвом состоянии несмотря на то, что кардинал выпил уже не один кубок с провансальским вином.
   - До нас дошли слухи, что вы приказали казнить принцессу Агнесс. Это правда? - спросил его инквизитор Альдо Кастелло.
   - Месяц тому назад, я приказал казнить принцессу этого королевства, дабы показать, что перед истинной религией все равны и наказание ждет любого вероотступника! - ответил кардинал Морис Моро.
   - Это уважительно, что вы так преданно служите истинной вере и караете любого кто сбился с верного пути. Но впредь запомните, что ересью и другими антирелигиозными настроениями в народе, занимаемся мы - инквизиторы! Мы для этого и поставлены нашим великим Первосвященником!
   Сказав это, главный инквизитор поднял вверх одну руку, как бы говоря этим, что Бог подтверждает все его слова.
   - Слушаюсь, уважаемый инквизитор Альдо Кастелло. Вы правы.
   Религиозные полицейские еще немного посидели у кардинала в приемном зале, потом решили отдохнуть после длительного пути (они ведь добирались до этого города-крепости несколько недель!) в покоях замка, к вечеру запланировав встречу с необычной пленницей Мориса Моро. Кардинал в своем замке создал инквизиторам все условия для отдыха...
   Девушка-рыцарь Анна-Лиза Бертран уже месяц как томилась в сырой, темной, темнице и была полностью здесь изолирована от внешнего мира. Она сходила с ума от одиночества, ей даже нескем было поговорить - стражникам темницы было строго запрещено разговаривать с нею. Она вновь боролась с приступами отчаяния. Ранение от вражеской стрелы, давало знать сильными болями в спине. От сырости девушка быстро простыла и от повышенной температуры её колотило, и бросало в жар.
   О том, что происходило на свободе в городе-крепости, Анна-Лиза узнавала по разговорам общающихся между собою стражников. От них она узнала, что рыцарь Кристиан Бенолли, которому она помогла сбежать из плена, все-же ушел от преследования рыцарей кардинала. Она также узнала обо всех казнях, проведенных кардиналом Моро против своих врагов, в том числе и о казни принцессы Агнесс. Позже, девушка-рыцарь узнала о праздничных гуляниях в городе из-за женитьбы кардинала на какой-то малоизвестной графине. Но свадьба кардинала Моро, Анну-Лизу Бертран не особенно интересовала, она очень переживала о том, что не смогла спасти принцессу. Она предчувствовала, что кардинал что-нибудь сделает с одной из титулованных пленниц и вот это случилось!
   В первые дни, когда Анна-Лиза узнала о казни принцессы Агнесс, она не находила в темнице себе места: она от отчаяния рыдала и смеялась, громко кричала ударяя руками закрытую дверь, шептала какой-то бред. Она была на грани сумасшествия.
   Питаясь отбросами, которые ей временами подбрасывала стража, Анна-Лиза думала каждый раз, что за ней идут рыцари кардинала что бы повести на казнь. Она хорошо помнила, как кардинал Моро пообещал над ней устроить "святой" суд...
   В один из тянувшихся, мучительных, долгих дней заключения, дверь темницы, где томилась девушка-рыцарь, отворилась и к ней вошел сам кардинал Морис Моро в сопровождении нескольких рыцарей, и троих людей в монашеских одеяниях. Рыцари кардинала подняли сидевшую на холодном, грязном полу Анну-Лизу Бертран и представив к её бледному лицу пылающий факел, подвели к пришедшим.
   - Уважаемые инквизиторы, это и есть та девушка, о которой я вам говорил! - воскликнул кардинал Моро, представляя свою пленницу.
   Инквизитор Альдо Кастелло подошел ближе к девушке-рыцарю и взглянув в её измученный взор темных глаз, произнес:
   - Ваше преосвященство, уже по глазам этой девы я вижу, что она одержима. Но нам надо её допросить и записать её ответы для полного убеждения!
   - Инквизитор Кастелло, теперь она в полном, вашем распоряжении! - сказал кардинал.
   Чтобы избежать посторонних свидетелей, религиозные полицейские решили устроить допрос пленницы в одной из башен замка. По их приказу, девушку-рыцаря отвели в такую башню, где там, в небольшом помещении, освещенным несколькими факелами, её привязали к одному столбу и поставили передней стол, за которым вскоре уселись и сами "псы Господа".
   Связанная, обессиленная болезнью Анна-Лиза Бертран, мутным взором пыталась разглядеть холодные, мрачные лица инквизиторов при свете горящих факелов. Она плохо соображала, что происходит вокруг.
   Религиозные полицейские несколько минут молча смотрели на девушку-рыцаря, как бы изучая её. По их велению вскоре принесли сюда доспехи, которые были на девушке, когда она появилась в этом городе-крепости.
   Наконец главный инквизитор Альдо Кастелло поднялся из-за стола и обратился к пленнице:
   - Дева по имени Анна-Лиза Бертран, мы представители специальной, независимой комиссии - Святой Инквизиции. Мы призваны нашим великим Папой выискивать и уничтожать ересь во имя истинной, христианской веры. Меня зовут Альдо Кастелло, а это мои братья-советники - Марио Петольди и Джузеппе Барди. Нас пригласил сюда сюзерен этого города кардинал Морис Моро, дабы мы выяснили, подвержена ли ты какой-нибудь ереси или все-же остаешься благочестивой христианкой. Мы пришли вершить над тобой закрытый святой суд и я повелеваю тебе дева, во имя Господа, отвечай на все наши вопросы без лжи и хитрости, ибо ложь является одним из тяжких грехов!
   Анна-Лиза Бертран ничего не сказала в ответ. Сознание у неё плохо работало, но она все-же поняла, что приезд этих религиозных полицейских ей ничего хорошего не сулит.
   Инквизитор Альдо Кастелло подошел к девушке-рыцарю и в упор стал смотреть на неё. В полутьме, лицо этого лысого мужчины выглядело зловеще - не один мускул не двигался на нем, он просто молча стоял и смотрел! Но Анне-Лизе он не внушал страха. Ей было уже все равно, что с нею сделают - после казни принцессы Агнесс, которую она хотела спасти, ей было уже нечего терять.
   - Скажи дева, это твои доспехи? - начал допрос главный инквизитор, указывая на лежащее, на полу снаряжение.
   - Да... - тихо прошептала девушка-рыцарь, тяжело поднимая веки своих глаз.
   Один из сидящих инквизиторов, на свитке стал протоколировать этот допрос.
   - Что побудило тебя, юную графиню, надеть эти рыцарские доспехи, предназначенные для истинных воинов Христа и двинуться в скитания? - спросил инквизитор Кастелло, не отворачивая своего взгляда от бледного и грязного лица пленницы.
   - Я с детства ощущала себя воином-рыцарем... и пусть я девушка, но я девушка-рыцарь, которая надела доспехи и встала на защиту своего королевства... - проговорила Анна-Лиза.
   - Даже если и так, откуда у тебя, дева, взялось это чувство защиты своего королевства? Откуда такое решение, что оно нуждается именно в твоей защите? И еще, от кого именно защищать? - завалил девушку вопросами, главный инквизитор.
   - Я не знаю... это чувство в сердце... в душе... я родилась во Французском королевстве и я не могу позволить иноземцам разорять мои родные земли... а от кого? Например от отрядов рыцарей Ордена Черного Орла! - внезапно воскликнула девушка-рыцарь
   - Понятно, но знаешь ли ты дева, что облачившись в рыцарские доспехи, ты как женщина совершаешь большой грех, ибо истинными воинами Христа являются только мужчины?! Ты совершила тяжкий грех! - воскликнул в свою очередь инквизитор Кастелло, резким движением руки указывая своим пальцем на пленницу.
   - Я несчитаю любить свою Родину грехом! - возразила Анна-Лиза Бертран, чувствуя в себе неведомо откуда появившийся прилив сил.
   - Любить Родину?! Истинно верующий христианин должен любить только Папу, Иисуса Христа и Всевышнего! Служение земле, а не Богу, тоже попадает подкатегорию ереси! Ты одержимая еретичка! - взревел главный инквизитор, смотря полным взором злобы на девушку.
   - Я верю в Бога и во Христа, но я не читала, чтобы в Святом Писании было запрещено любить землю на которой родился! - продолжала перечить главному религиозному полицейскому, девушка-рыцарь.
   - Земля, которая нас всех породила - это Святая земля в Иерусалиме, где жил и получил муки за нас Христос! - кричал, уже брызжа от гнева своими слюнями на девушку, религиозный "пес" Альдо Кастелло. - Многие воины собравшиеся под знамена Креста, сложили там свои головы в Великих походах, дабы освободить Её от неверных, потому, что лишь она для всех истинная и никакая другая!
   - Святая земля для всех, но Родина одна, - немного перефразировав слова религиозного полицейского, проговорила Анна-Лиза Бертран.
   Этот ответ показался главному инквизитору издевательским и он больше не сдерживая своего гнева, со всего маха стукнул своей ладонью по лицу девушки! Та, выдержав удар, лишь сурово в ответ взглянула на него и усмехнулась.
   - Дева, все твои слова брат Петольди заносит в протокол и он подтвердит, что ты находишься под категорией ереси! Ты одержима! Твоим сердцем и разумом овладел дьявол! Покайся же перед Господом, признай свои грехи, очисти пока не поздно свою душу! - воскликнул инквизитор Альдо Кастелло, возбужденно смотря девушку-рыцаря и поднимая перед ней свой висевший на груди серебряный крест.
   - Мне не в чем каяться! Я не одержима! Я все делала во благо своего королевства! - прокричала в ответ Анна-Лиза Бертран.
   - Твои крики и стенания подтверждают мои слова! Братья, эта дева скорее не еретичка, а ведьма! - прокричал главный инквизитор двум другим. - Смотрите как блуждают её глаза, какие речи она говорит! Ею полностью завладел дьявол, она уже себя неконтролирует!
   Те в знак согласия молча кивнули своими головами.
   - Это вы одержимые! Религиозные, тупые псы! - в ответ кричала девушка-рыцарь, привязанная к столбу. - Вы служите Папе?! А может ваш Папа и есть сам дьявол?! Вам бы обвинять и судить невинных людей! Да катитесь вы ко всем чертям, больше я вам не скажу ни слова!
   Она действительно замолчала.
   Инквизиторы после таких слов пленницы, сказанных даже против Первосвященника, уже не сомневались в том, что она одержима дьяволом. И здесь, чтобы свершить "святой" суд над ней, оканчивающийся приговором через сожжение на костре (дабы "очистить" охватившую "бесами" её душу через "священный" огонь), представителям религиозной полиции недоставало только одного - официального признания от девушки в грехе. Инквизиторы хорошо понимали, что пленница добровольно в этом никогда не сознается, как не сознавались и многие другие, которых они судили. Поэтому они решили "вытянуть" это признание с девушки-рыцаря через мучительные пытки. Хоть официально пытки еще небыли орудием религиозных полицейских, однако они нередко прибегали к ним, выбивая "добровольные" признания у особенно строптивых, осужденных еретиков, которые заносились в протокол. Благодаря этому протоколу с признанием вины осужденных, инквизиторы могли беспрепятственно привести над ними свой приговор в исполнение, который в основном был казнью через сожжение на костре, реже через повешивание и отсечение головы.
   Анну-Лизу Бертран, религиозные полицейские решили пытать здесь же, в помещении этой башни. По приказу инквизиторов, девушку-рыцаря отвязали со столба и положили на длинный стол, к которому её привязали крепкими веревками. Затем над Анной-Лизой повесили наполненный водой большой мешок, да таким образом, чтобы она равномерными каплями беспрерывно капала ей на голову.
   Пленница почувствовав первые холодные падающие капли, сначала и не осозновала весь ужас этой пытки.
   - Что вы задумали?! Что это значит?! - кричала Анна-Лиза Бертран, ничего не понимая.
   Три инквизитора молча стояли над ней и своими холодными взглядами наблюдали.
   Через некоторое время, главный инквизитор Альдо Кастелло с одним из своих братьев во Христе ушел, а тот который вел протокол остался сидеть с пленницей и еще несколькими рыцарями кардинала в помещении.
   Шло время. Вечер сменился ночью. Холодные капли воды с висевшего мешка продолжали равномерно падать на голову девушки-рыцаря. Сначала она неособенно обращала на них внимания, но сейчас, когда прошел не один час, они ощущались всё сильнее!
   Когда время уже подходило к рассвету и даже инквизитор задремал сидя на стуле, Анне-Лизе Бертран было уже туго. За эти многие часы - с вечера и почти до утра, падающие ей на голову капли воды начали казаться невыносимыми! Каждый удар падающей капли был для неё уже подобен удару молота! Она, очень уставшая и измученная бессонной ночью, буквально сходила с ума от этой пытки!
   Вот уже в башню стали проникать первые лучи рассвета, а капли так и беспрерывно, равномерно продолжали падать на голову девушки! Ей казалось, что они уже давно пробили её голову и долбят мозг!
   Всеми силами сжимая зубы, стараясь не кричать от боли, девушка-рыцарь терпела адские муки! Но всё-же невыдержав этой многочасовой пытки, она отчаянно воскликнула:
   - Слуги дьявола! Что вы от меня хотите?!! Перестаньте мучить меня!! Прошу вас, отпустите!!!
   Сонный инквизитор Марио Петольди, просто проговорил мученице:
   - Признайся, что ты одержима и эти муки прекратятся...
   Анна-Лиза услышав это, от отчаяния завизжала, невольно пуская слезы из глаз в безудержном плаче - она не хотела признаваться этим религиозным "псам" в том, что с нею небыло! Но не в силах терпеть больше эту пытку она закричала во все горло:
   - Признаюсь я одержимая!!! Признаюсь, что мной управляет дьявол!!! Во имя Господа молю вас, уберите этот мешок с водой!!!
   Инквизитор Петольди услышав эти признания пленницы, сразу же позвал главного инквизитора Кастелло и еще одного брата-советника Барди. При их присутствии, он велел девушке-рыцарю повторить сказанные слова. Анна-Лиза Бертран всё повторила, прося о пощаде. Религиозный полицейский занес её признание в протокол и многочасовую пытку водой над ней прекратили.
   - Дева, теперь я вижу в тебе говорит истинное лицо, - проговорил главный инквизитор девушке-рыцарю. - Прости нас, но что бы вывести дьявола засевшего в твоей душе на чистую воду, нам пришлось прибегнуть к пыткам!..
   Религиозные полицейские велели вновь бросить Анну-Лизу Бертран в темницу, а сами пошли к кардиналу и рассказали ему о всех своих делах с его пленницей.
   - Уважаемый инквизитор Альдо Кастелло, я восхищен вашей работой и работой ваших братьев-советников! - довольно проговорил Морис Моро и спросил. - Каков же будет ваш приговор этой девушке?
   - Приговор только один - сожжение на костре! И я велю немедленно привести его в исполнение! - твердо проговорил главный инквизитор Кастелло. - Ибо одержимая дьяволом, может одним лишь взором околдовать другого человека и завладеть его душой, и разумом. Дьявол хитёр, он овладевает людьми различными искушениями. Поэтому во имя спасения души этой девы и с целью уберечь остальных от нечисти овладевшей ею, мы и приговариваем её к сожжению на костре! Святой огонь уничтожит в ней дьявола с её прахом и очистит её грешную душу!..
   Еще не сошла с домов города-крепости пелена утренних туманов, а центральная площадь уже была переполнена собравшейся толпой горожан. Все пришли посмотреть на исполнение приговора Святого Суда Инквизиции над пленницей кардинала Моро, девушкой-рыцарем Анной-Лизой Бертран.
   Рыцари кардинала уже соорудили небольшой деревянный помост со столбом и обкладывали его со всех сторон бревнами, ветвями и хворостом. Перед этим местом аутодафе (публичного исполнения приговора Святой Инквизиции), специально для кардинала Мориса Моро и его свиты соорудили небольшое ложе, дабы сюзерен города-крепости мог со всеми удобствами лицезреть деяние религиозных полицейских. И действительно, вскоре на площади появился сам кардинал и не только в сопровождении свиты, но и супруги!
   Толпа людей радостно приветствовала усаживающихся в свое ложе кардинала и графиню, помня шумные гуляния в честь их бракосочетания. Через некоторое время, в сопровождение отряда крестоносцев на центральную площадь прибыли и сами инквизиторы.
   Главный религиозный полицейский подъехав к ложе кардинала, отдал ему протокол допроса приговоренной к сожжению пленницы.
   Анну-Лизу Бертран, еще не оправившуюся от бессонной, мучительной ночи, доставили на площадь вслед за ними. Рыцари кардинала вели её через толпу людей. Люди выкрикивали ей в след ругательства, кидались тухлыми яйцами, плевали в лицо - здесь все были за кардинала Моро! Но девушка-рыцарь не обращала на них внимания, еще не догадываясь, что её ждет адская смерть.
   Рыцари подвели Анну-Лизу к месту, где еще валили хворост и ветки. Палач с покрытой головой мешком, вместе со своими помощниками, схватил девушку к себе на помост и там стал крепко её обматывать цепями к деревянному столбу. И только сейчас Анна-Лиза увидев вокруг себя эти бревна и ветки, поняла, что её хотят заживо сжечь! Осознав это, она оцепенела от ужаса, даже не сопротивляясь!
   Привязав девушку-рыцаря, которая была одета в какую-то легкую, запачканную в грязи сорочку и была совершенно босой, палач со своими помощниками спрыгнул с деревянного помоста. Взяв в руки горящий факел, палач стал ждать официальный вердикт от главного религиозного полицейского, чтобы исполнить приговор!
   Инквизитор Альдо Кастелло вышел вперед и обратился к толпе собравшегося народа:
   - Именем Святого Суда Инквизиции, эта дева, зовущая себя Анной-Лизой Бертран, уличенная не только в ереси, но и в связи с дьяволом, приговаривается к высшей мере наказания - сожжению на костре! Пусть святой огонь устранит всех бесов в ней, очищая её душу!
   И повернувшись к осужденной на сожжение, инквизитор громко её спросил:
   - Дева, тебе есть, что сказать всем нам? Ты каешься перед нами и Господом в своих грехах?! Признаешь ли ты Его величие?!
   Но Анна-Лиза Бертран не слышала его слова. Её темные глаза были широко раскрыты от удивления, взор которых был устремлен в ложе, где сидел со своею женой кардинал!
   Именно в его супруге, которая была одета в свое шикарное синее платье, девушка-рыцарь узнала ту крестьянку, с которой она вместе бежала из плена тевтонцев! Анна-Лиза была просто потрясена, ведь до неё сейчас дошло, что жена кардинала и есть та самая крестьянка!!! Та, которая чем-то всегда была отрешенна и все время молчала, так и не сказав ни слова ей, сейчас сидела рядом с кардиналом и являлась его женой!!!
   - Это она!!! Я её узнала, это она!!! - закричала во все горло, прикованная к столбу железными цепями, Анна-Лиза Бертран.
   - Кто она?!! - удивился главный инквизитор Альдо Кастелло.
   Видя, что осужденная кричит смотря на кого-то позади него, он опасливо обернулся, увидев лишь кардинала и его жену.
   - Это она!!! Я знаю эту девушку, ставшую женой кардинала!!! Мы вместе были в плену и я её спасла!!! Но тогда она была обычной простолюдинкой!!! - кричала девушка-рыцарь, так и не веря своим глазам.
   Услышав эту новость, что супруга сюзерена города-крепости возможно бывшая крестьянка, взволнованно загудели все собравшиеся на площади горожане.
   Кардинал Морис Моро видя заволновавшуюся толпу, сам не выдерживая встал с ложа и закричал:
   - Уважаемый инквизитор Альдо Кастелло, вы видите, что этой девицей уже полностью овладел дьявол! Она хочет оклеветать и околдовать мою жену с целью еще больше всех в вести в заблуждение своими дьявольскими чарами! Немедленно прошу вас казнить её!!!
   Инквизитор Альдо Кастелло кивнув в знак своего согласия кардиналу Моро, повернулся к потрясенной осужденной и громогласно произнес:
   - Именем Святого Суда Инквизиции, эта одержимая дева приговаривается к сожжению на костре! Привести приговор в исполнение!!!
   Со словами главного инквизитора, палач бросил горящий факел в сухой хворост, которым был набит весь деревянный помост с бревнами, в которые в свою очередь был вбит столб с прикованной к нему осужденной. Сухой хворост мгновенно вспыхнул и пышным пламенем за одну минуту охватил все лежащие снизу дрова. Девушка-рыцарь сразу ощутив жар огня, не сдерживая слез разрыдалась, но всё еще смотрела в сторону ложа. Еще через минуту она почувствовала своими босыми ногами как горячеет деревянный помост, в низу которого уже вовсю бушевало пламя. Вскоре языки пламени уже взметались вокруг неё - помост начал накаляться и нестерпимо жечь её ноги. Дым и гарь становились для девушки все сильнее... далее она чувствовала, как языки пламени уже прорывающиеся с почерневшего помоста, обжигают её босые ноги! Чувствуя как огонь уже начинает "ласкать" её, девушка ощущая свою надвигающуюся ужасную смерть, сквозь надрывающийся плач, что есть силы стала кричать, обращаясь только к одному человеку из всех собравшихся на городской площади, а именно к супруге кардинала Моро:
   - Я тебя спасла! Выручила из под плена иноземных рыцарей! Чем же за это ты сейчас отплачиваешь мне?!! Ты превратившись из обычной крестьянки в графиню, став женой кардинала, смотришь как заживо сжигают твою подругу!!! Да будь ты проклята!!! Пусть твоя жизнь будет недолгой и покроется в страданиях!!! Пусть твои будущие дети будут прокляты!!! Пусть ты никогда не увидишь своего счастья и тоже умрешь мучительной смертью!!! Слышишь меня?!!! Будь ты проклята!!!
   Вскоре Анна-Лиза Бертран уже не могла выкрикивать слова - она просто рыдала от адских болей, перейдя на сплошной вой. Огонь жег её ноги и перекинувшись на одеяние, жег тело. Жар и гарь душили её в своих смертельных объятиях. Девушка дергалась в полыхающих языках пламени, мучительно пытаясь высвободиться, но цепи крепко держали её к столбу... она кричала и кричала, погибая в страшных муках... её ноги уже давно покрылись волдырями от ожогов, которые лопались разрывая кожу до крови - они просто чернели на глазах, от такого чудовищного напора огня... девушка захлебывалась в своем душераздирающем крике - огонь полыхал на её одеянии, воспламенил её длинные, черные волосы...
   Несколько человек из толпы собравшихся людей, видя такую мучительную смерть девушки-рыцаря, не выдерживая своих эмоций попадали в обмороке. Некоторые наоборот наслаждались зрелищем, весело переговариваясь. Остальные в основном смотрели на "акт веры" с широко раскрытыми глазами и тупо наблюдали.
   И вот, душераздирающие крики пленницы всё-же прекратились - её уже всю поглотил сплошной столб огня, от которого густой черный дым улетал в синее небо...
   Графиня Эммануэль Блан сидевшая рядом с кардиналом Морисом Моро, смотрела на свою полыхающую в огне подругу и не могла сдержать своих слез от жалости к ней. Она не считала себя предательницей по отношению к Анне-Лизе, она действительно думала, что кардинал и религиозные полицейские поступают правильно - уничтожают девушку во имя спасения её души от дьявола! Эммануэль тоже думала, что Анна-Лиза одержима и жалела, что так с нею всё произошло! Однако те слова, сказанные подругой перед тем как её охватил огонь, еще четко звучали в голове у графини. Каждое, предсмертное проклятье, сказанное девушкой-рыцарем, больно впивалось в сердце Эммануэль Блан. Какое-то нехорошее предчувствие появилось у неё после этих проклятий... не в силах больше смотреть на горящую подругу, Эммануэль набросила на лицо вуаль от своего эненна, скрывая ею от посторонних заплаканные глаза, взор которых отвела в сторону...
   Инквизиторы были довольны своим делом. Был доволен и кардинал Морис Моро, избавившийся с помощью этих религиозных "псов" от необычной пленницы.
   Девушка-рыцарь Анна-Лиза Бертран заживо сгорела на костре, приговоренная Святым Судом Инквизиции. К вечеру её пепел смешанный с пеплом сгоревшей древесины, гонял по опустевшей центральной площади холодный ветер, возвещавший собой о надвигающейся осени...
    []
   Полное содержание исторического романа:
  
   1) Таинственный защитник.
   2) Анни де Плесси.
   3) Любовь рыцаря.
   4) Магистр Витольд.
   5) Белый Рыцарь - рыцарь королевских кровей!
   6) Лесная отшельница.
   7) Рыцарский турнир.
   8) Отреченная монахиня.
   9) Девушка и рыцарь.
   10) Рыцари де Люпа уничтожают всё на своем пути!
   11) Рыцарь, принц и отреченная монахиня у лесной отшельницы.
   12) Анна-Лиза Бертран - девушка-рыцарь!
   13) В таверне Люка буйствуют тевтонцы!
   14) При дворе короля Франции. Заговор и предательство.
   15) Битва рыцаря Кристиана Бенолли с магистром Витольдом.
   16) У реки.
   17) В заточении.
   18) В гостях у рыцарей Тевтонского Ордена.
   19) В Риме. Папа Римский Иннокентий III. Собрание союзников.
   20) Пленницы кардинала Моро.
   21) Битва с рыцарями Ордена Черного Орла: победа, поражение, плен и побег.
   22) Схватка с хозяевами леса.
   23) Казни, свадьба, "святой" суд.
   24) Побежденные, но не сдающиеся.
   25) Битва при Луаре.
   26) Безвластный принц.
   27) Четвертый Великий поход. Падение Константинополя.
   28) В Миланском герцогстве. Воспоминания рыцаря. Разговор с падре Флавио.
   29) Во Французском королевстве.
   30) Святые Суды Инквизиции: "Смерть еретикам!"
   31) Восстание против власти кардинала Моро.
   32) В руках инквизиторов. Допросы с пристрастием. Суд. Приговор.
   33) Коронация нового короля Французского королевства - Филиппа Августа!
   34) Встреча со слезами на глазах.
   35) Любовь и ненависть.
   36) Детский поход.
   37) Битва при Бувине - триумф короля!
   38) Слезы Небес.
   39) Жизнь монаха-бенедиктинца.
   40) Несостоявшийся поход.
   41) Интриги королевского двора.
   42) Герцогиня Миланская в поисках своего брата.
   43) Наследник трех корон.
   44) В замке Вейблингене.
   45) Возвращение рыцаря.
   Эпилог.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"