Биттибальди Василий Иванович: другие произведения.

Любовник оркессы.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайно спасенный зрелой оркессой Залулой от несчастного случая, бывший монах Нил начинает проявлять к ней огромную симпатию. Проявлять, не смотря на наличие у своей необычной спасительницы довольно грозного мужа орка Шикката...

 []
  
  
   Сознание медленно возвращалось к Нилу. Сначала он ощутил словно налитое свинцом тело, затем услышал неясный гул голосов, и, наконец, раскрыл глаза.
   В открывшейся матовой пелене полумрака он увидел над собою серо-оранжевый свод шатра, покрытый бурыми медвежьими шкурами матерчатый полукруг стены, да языки рыжего пламени, весело играющего в расставленных по углам жестяных чашах.
   "Где это я?!" - удивился он, и... невольно прислушался к голосам, которые, теперь, с проявлением его сознания, звучали где-то совсем близко.
   - Да, я совершенно не в восторге от того, что в моем доме появился человек! - услышал он первый голос, звучащий мощным суровым басом, едва не срывающимся в странное клокотание. - Тем более, нам абсолютно не знакомый! Кто его знает - может он отпетый вор, или ещё чего хуже, скрывающийся убийца?!
   - Ну что ты такое несешь, муж мой? - спокойным глубоким тоном возразил ему другой, явно женский глас. - Разве ты сам не видишь, что у него лицо безобидного молодого ягненка? Да и моё сердце подсказывает, что он хороший...
   - Ишь, её сердце подсказывает! - полыхнул с недовольством первый. - И, по сему "зову сердца" ты и полезла спасать этого человека?! А где был тогда твой разум, Залула?! Пойми же, что от такого порыва "благородства", ты ведь сама могла сгинуть в озере! Пойми это!
   - Муж мой, я все-таки не могла поступить иначе... - тем же спокойным голосом, ответила женщина. - Как только я заметила плывущее в воде тело, я, не раздумывая бросилась в воду... И, теперь, зная, что юноша остался жив, я ничуть не жалею, что спасла его...
   "Что это значит?!" - удивился Нил, и, в следующее мгновенье, перед его мысленным взором пронеслись события недавнего прошлого: он, понуро бредущий под аркадами вековых деревьев по берегу какого-то лесного озера; внезапный налет разразившейся грозы; удар молнии в дерево; мощный разряд и... темная бездна в сознании, с последним ощущением прохладного объятия воды...
   "Меня ударила молния и, я, потеряв сознание, упал в воду! - понял сие Нил. - А эта женщина, по ходу находилась где-то неподалеку и спасла меня! Спасла, впоследствии решив обогреть в своем шатре! И, вот, теперь имеет явную ссору с супругом..."
   Чувствуя к неведомой спасительнице и благодарность, и неловкость за невольную причину семейной склоки, он вновь прислушался к доносящемуся разговору.
   - Думаешь, он отблагодарит тебя за спасение?! - продолжал бушевать невероятно басовитый мужчина. - Как бы ни так! Он же человек - а они самые неблагодарные и подлые существа на свете! К тому же, ещё и весьма опасные!
   - Подлые и неблагодарные говоришь?! - откликнулась женщина, все же слегка повысив тон своего приятного голоса. - Почему же тогда ты, однажды ушел со мной?! Разве ты уже забыл, что и во мне течет человечья кровь? Разве ты забыл это, муж мой?
   "Что?! - вспыхнуло в голове Нила. - Они что... не люди?!"
   - Ничего я не забыл, Залула! Твоя мать и ты другое дело... Нельзя сравнивать...
   - Почему это, нельзя? Если во мне есть что-то от людей, то каждый человек мне немного сородич. Поэтому, раз ты, так не доверяешь людям, значит в чем-то, не доверяешь и мне!
   - Ты перегибаешь, жена! Ты сама прекрасно знаешь, что, я только тебе одной и доверяю! И только тебя одну люблю!
   "Если это не люди, то кто-ж они? - всё думал Нил, став невольно испытывать рябь страха. - Вампиры? Эльфы? Орки? По голосу мужика как будто бы орки... И, им явно не меньше сорока лет..."
   Помимо голосов неведомого семейства, он вдруг разобрал какие-то неопределенные кряхтения, да тихий шелест дождя, мягко ударяющегося в материю шатра.
   - Если ты любишь меня и доверяешь, то, почему сомневаешься в моем мнении насчет этого юноши? Почему, муж мой?
   - Потому, моя дорогая Залула, что настоящему орку не пристало верить людям! Вот попомни мое слово - этот человек ещё принесет нам немало хлопот!
   "Да, они все-таки орки! - встрепенулось в Ниле. - Боже мой, боже мой, только не это!"
   Хорошо помня рассказы о том, что орки ничуть не хуже демонов ненавидят людей, он тут же затравленно сжался в бревенчатую кровать устланную медвежьими шкурами!
   "Что же делать, что делать?! - с гулким стуком сердца, тревожно застучали в его голове мысли. - Если они ещё не убили меня, то, наверное, только потому, чтобы отведать свежей человечины! О, нет! Похоже, я влип по самое некуда!"
   Лихорадочно размышляя, что делать, Нил, попытался встать, но, почувствовав сильную слабость (да боль в пояснице!) лишь слегка привстал на кровати.
   "Ну, вот и конец... - только и подумал он, мгновенно сникнув от сего чувства бессилия. - Уж лучше бы я утонул в озере, чем быть запланированным ужином для этой семейки..."
   Не став больше прислушиваться к диалогу орочьего семейства, он вдруг вновь уловил то самое загадочное кряхтенье и, в следующее мгновение увидел перед кроватью... серое рыло гоблина!
   - Ик... - лишь глухо икнуло ушастое отродье, но, уже в следующий миг (разверзшись пронзительным "Человека встала!") кинулось прочь из комнаты!
   "Блин, да тут ещё и гоблины! - поморщился Нил. - Теперь уж полный капут!"
   - Человека встала! Человека встала! - продолжала нестись писклявая тирада мелкого существа, кое, уже явно находилось возле хозяев шатра.
   - Похоже, очнулся твой "утопленник"! - недовольно пробурчал мужской глас, с шумом выдохнув воздух ноздрями.
   - Это замечательно! - радостно воскликнула женщина. - Я как раз приготовила целебный отвар из дубовой коры! Она должна помочь восстановить ему силы!
   - Ну-ну...
   - Не "нункай", муж мой! Давай уж оставим все наши споры на потом! Признай, хоть это и человек, но, он наш гость, и по правилам гостеприимства, мы должны оказывать ему заботу!
   - Хорошо, сдаюсь, Залула... Только ради тебя, я больше не буду об этом...
   - Вот так-то лучше, Шиккат.
   Хоть в словах орков не было ничего угрожающего (а даже наоборот!), Нил, заслышав их приближающиеся шаги, с новым страхом сжался в мягкие шкуры!
   "Не знаю что у них на уме... - подумал он, напряженно глядя на полог "комнаты". - Но, мне определенно сейчас отнюдь не помешал бы какой-нибудь меч... или нож... хотя-бы мелкое шило!"
   Тем временем шаги приближались и, вот, раскрыв полог, к нему, в сопровождении двух гоблинов, вошли сами хозяева шатра.
   Нил так и замер на месте - ибо, в сию секунду все его догадки окончательно оправдались - освещаемые неясным огнем чаш, перед ним стояли самые, что ни есть, настоящие орки!
   - Не бойся юноша, - мягко произнесла женщина-орк, заметив испуг в его карих глазах. - Мы не причиним тебе вреда. В нашем шатре ты в полной безопасности. Ведь так, муж мой?
   - Да-да, это так... - нехотя подтвердил орк. - Всё именно так...
   - Поэтому, юноша, позволь мне напоить тебя этим отваром, - снова обратилась к Нилу оркесса, держа в руках чашу с какой-то мутной жидкостью. - Он хорошо согреет и придаст силы твоему телу...
   Не в силах что-либо вымолвить от охватившего волнения, Нил лишь покорно кивнул. Она же, скромно улыбнувшись острозубой улыбкой, присела на край кровати и протянула к нему готовую чашу.
   Безуспешно борясь с дрожанием рук, он принял её и стал медленно испивать отвар из коры дуба, который, тут же, приятно окатил его нутро глубокой терпкой теплотой.
   "Всё же, эти орки настроены миролюбиво... - констатировал Нил, медленно поглощая данную жидкость. - Если бы они хотели меня съесть, то давно бы убили, а не поили бы всякими отварами..."
   Уже с неким веянием легкого успокоения, он, продолжая пить с чаши, внимательно осмотрел их.
   Обладая необычным зеленовато-оранжевым цветом кожи, женщина-орк, имела вытянутое лицо с большими подведенными темно-зелеными глазами (нежно глядящими на него из-под пышных крыльев темных бровей), типичный вздёрнутый орочьий носик, широкие скулы, крупные пухлые губы (накрашенные сочной темно-фиолетовой помадой) и плавный полукруг подбородка, по обе стороны которого торчали по одному хищному клыку. Её роскошные смоляные волосы были красиво увиты толстыми косами в ответвлениях рогов, и, также (не скрывая большие остроконечные уши), двумя эффектными завитками ниспадали на её покатые плечи. Одеяние же, её состояло из легкой туники из светло-коричневой оленьей кожи и коричневого шерстяного полотнища едва покрывающего её соблазнительные бедра. Также, она была абсолютно боса - лишь левую голень её ноги покрывал целый ряд необычно больших серебристых колец.
   Орк-мужчина же, более холодного зеленого окраса, (облаченный лишь в буро-кожаные штаны, с аналогичными сапогами) имел крупное морщинистое лицо с суровыми зелеными "лупами", широким заостренным носом, большим ртом, и сильно выдающимся вперед тяжелым подбородком. Будучи вдвое крупнее супруги, он, потрясая своей красивой мускулатурой, казался необычайно суровым дикарем, однако, при этом был и лишен каких-либо выступающих клыков.
   Теперь, ясно видя их перед собой, Нил, окончательно убедился в том, что все первые догадки его были верны - орки действительно не были молоды, а находились в самом зените своего орочьего возраста.
   - Ну, как, тебе понравился мой целебный отвар? - вновь улыбнувшись, ласково спросила его оркесса, как только он закончил питье.
   - Да... - все же подал голос он, и, отдавая ей обратно чашу, добавил. - Спасибо...
   - Не за что... - ещё шире улыбнулась она. - Теперь, думаю, нам стоит представиться. Меня зовут Залула - я хозяйка этого шатра. А стоящий рядом мой муж Шиккат - глава нашей скромной семьи. Как же тебя зовут, юноша?
   Обратно взяв у него испитую чашу, она продолжала смотреть на него с таким любопытством, словно глядела на некую доселе неведомую диковинку.
   - Нил... - представился он, в свою очередь невольно разглядывая её. - И, я уже далеко не юноша...
   - Ха-ха, а кто же? - издала добродушный смех Залула.
   - Мне уже слегка за тридцать... - скромно ответил он. - Я мужчина...
   - Оу, а выглядишь как младой юноша! - удивилась оркесса, и, скосившись на молчащего мужа, шутливо спросила. - И все люди так младо выглядят?!
   - Когда как... - глухо буркнул Шиккат. - Но, этот, действительно младо...
   Оркесса вновь рассмеялась и, снова обратила свой взор на Нила.
   "Боже, как приятен её смех... - только и полыхнула в нем мысль. - Никогда не думал что у женщин-орков столь глубоки голоса... Впрочем, да и она сама, не смотря на то, что не красавица, все-же довольно мила... Какие пылкие губы... Какая необычная прическа..."
   Ощущая всё большую теплоту принятого отвара, он, смотря на оркессу, неожиданно ощутил, что хочет прикоснуться к её сим... роскошным волосам! Прикоснуться, полностью погрузив в них свои бледные ладони!
   - Что-ж, Нил, - продолжила с улыбкой Залула. - Если верить тебе, то, да, по годам ты уже не юноша. Однако, для нас ты все равно будешь таковым, ибо, мы старше тебя. Поэтому, мы будем ещё теплее заботится о тебе, как о дорогом госте. Мы будем ухаживать за тобой, даже не смотря на то, что ты являешься человеком.
   - Человека! Человека! - снова подала пискливые ноты, казалось-бы стихшая чета гоблинов.
   - Ах, да! - тут же воскликнула оркесса. - Забыла представить тебе Сета и Фета! Так как, мы с мужем живем одни, эти двое проказников добровольно помогают нам по хозяйству! Да, мальчики?!
   - Да-да, тётя Залула, да-да! - хором подтвердили мелкие существа, всё с той же опаской глядя на Нила из-за здоровенных ног Шикката.
   - Понимаю... - лишь мельком взглянув на них, только произнес Нил, и, вновь устремив взор на хозяйку шатра, произнес. - Я благодарю вас, за ваше гостеприимство, но, скажите, как я все-таки оказался у вас? Что со мною произошло?
   - Признаться, я сама не знаю этого, Нил... - ответила Залула, вмиг став серьезной. - В тот вечер разыгралась сильная гроза, и, я, беспокоясь за мужа, вышла к нашему озеру. Там, гуляя вдоль берега под сильным дождем и бессмысленно вглядываясь в темную даль, я и увидела тебя, в бессознательном состоянии дрейфующего в водах озера... Я сразу кинулась в озеро, вытащила на берег и, оказав первую помощь, перенесла тебя в наш шатер...
   - Понимаю... - задумчиво проговорил в ответ он. - По нечетким обрывкам из воспоминаний, похоже, меня ударила молния и, я, без чувств упал в озеро... В любом случае - ещё раз искренне благодарю вас за спасение... Спасибо...
   Не без стеснения сказав сие, он, смутился ещё больше, невольно взглянув на грудь своей зрелой спасительницы - хорошо видимая в широком декольте туники, она вкусно вздымалась упругими бледно-зелеными округлостями 4-го размера!
   - Не стоит благодарности, Нил... - проговорила Залула, с улыбкой поймав на себе этот заинтересованный взгляд. - Я сделала только то, что велело мне сердце... Впрочем, довольно бесед - ты ещё слаб и тебе необходим покой. Отвар, который я тебе дала, вскоре склонит тебя к новому сну...
   С этими словами, она, одарив его ещё раз своей милой улыбкой, поднялась с кровати и, мерно позвякивая своими кольцами, удалилась за полог "комнаты". Удалилась, вместе со своим хмурым супругом и трусливыми гоблинами.
   "Ух, и интересная же женщина! - только и промолвил про себя Нил, после сего, действительно чувствуя нежный прилив дремоты. - Да и ещё с довольно необычным именем - Залула! Не имя, а песня! По ходу, я теперь её должник на всю жизнь... Вот только мужу, кажись, я пришелся совсем не по вкусу... Так и стоял почти молча как истукан... Но, здоровенный орк... Амбал! Колосс!"
   Впечатлённый увиденной мускулатурой мужа оркессы, он, вдруг ощутил, что, всё это время лежал под шкурами абсолютно... нагим! А уже в следующее мгновенье, осознал и то, что, кто-то, прежде чем уложить его в кровать, снял с него мокрую одежду вплоть до... штанов!
   "Боже мой! - даже чуть не вскрикнул Нил от сего "открытия". - Раз Залула вытащила меня из озера и притащила сюда, то... значит это она меня и раздела! Она видела меня голым!"
   Понимая, что спасительница, с большой вероятностью видела у него всё, что только возможно, он, зарывшись в шкуры, полыхнул стыдливым румянцем. Полыхнул, незаметно для себя вскоре провалившись в обещанный ею сон...
  
   ----------
  
   Ощутив лицом приятное дуновение утренней свежести, Нил раскрыл глаза и, в первые мгновенья не понял где он находится. Однако, буквально уже в следующую секунду, распознав знакомый матовый полумрак шатра, да медвежьи шкуры, моментально всё осознал.
   На сей раз, огонь в жестяных чашах "комнаты" не горел, но полог был приоткрыт и, именно оттуда до него и доносилось приятное дыхание воздуха.
   Став невольно нежится в сем веянии под окутывающей мягкостью теплых шкур, Нил привычно прислушался к звукам - ночной шелест дождя, сменился утренним трепетанием вольного ветра, коему, в такт, что-то тихо позвякивало.
   "М-дааа, - только и протянул про себя он, весело оглядывая полукруг выделенного ему помещения. - Кто же мог бы подумать, что, я, после почти пятилетней монастырской жизни, окажусь здесь - в логове самих орков! И, не в качестве свежей человечины к ужину, а в статусе, пусть и невольного, но все-таки дорогого гостя! Ха-ха, да мне бы никто не поверил!"
   Ещё сам до конца не осознавая это, он, однако, почувствовал, что вчерашний дубовый отвар оркессы, всё же придал ему некоторых сил, ибо, об этом свидетельствовал хороший... стояк! Банальный утренний стояк - с коим он безуспешно боролся и коего страшно стыдился в однообразной серости своей монастырской жизни!
   "Боже, кажись, у меня и тут встал... - лишь усмехнулся Нил, не без удивленья обнаружив, что, впервые, из-за сего, абсолютно не чувствует никакого стыда. - Впрочем, я же уже не в монастыре, а, как ни как в шатре у варваров-орков... Кого стесняться? Да и эти шкуры, очень даже тактильно приятны..."
   Действительно, ощущая нежную мягкость последних, он, дабы прибавить удовольствие, стал уже сам слегка тереться членом об них. Но, едва только начав впадать в рефлекторное блаженство возбуждения, как, тут же, вдруг непроизвольно подумал об... оркессе!
   В одно мгновенье перед его мысленным взором вновь возникли необычные черты её зелено-оранжевого лица, нежно глядящие озера темно-изумрудных глаз, необыкновенная прическа темных как южная ночь волос и... пышная грудь, гордо вспучившая кожаную тунику! Тут же, его душу словно озарили вспышки её добродушной улыбки и, снова, будто бы прекрасной песней, зазвучал в нем её глубокий бархатный голос!
   "И, она видела меня голым... - машинально продолжая своё "сношение" с кроватью, возвратился Нил к вчерашней мысли. - Видела голым..."
   Всё же окончив "простые движения", он вновь взглянул в сторону полураскрытого полога и, на сей раз, заметил не только рыжие отсветы потрескивающего костра, но и уловил струящийся запах вареного риса.
   "Похоже, там кто-то готовит завтрак... - осознал Нил. - Возможно орк, а может быть она..."
   Заинтригованный манящим запахом, он, ощутив то, что больше не в силах лежать, решительно поднялся с кровати и, наспех обернувшись в одну из шкур, двинулся к пологу. Хоть стояк у него ничуть не спал, в районе его поясницы снова стрельнула боль!
   "Черт! - поморщился Нил, вмиг хватаясь за разящее место. - В меня, что, именно туда ударила та проклятая молния, или, я, так ушибся при падении в озеро?!"
   Невольно сутулясь и тихо постанывая, он все-таки добрался до полога и слегка выглянул из него: его полусонному взору, наконец, раскрылась вся основная часть орочьего шатра, в центре которого, возле костра сидела зрелая оркесса и, что-то весело мурлыча себе под нос, готовила нечто в чугунном котле. Тут же, при ней находились и неизменные помощники-гоблины, кои, пристально следя за уровнем огня, периодически подкидывали к нему поленья. Само варево в котле (подвешенном на тагане), уже вовсю благоухало, и темный дым костра бодро вздымаясь к самому куполу, выходил в специальное отверстие, в коем просматривался бледно-розовый клочок утреннего неба.
   "Всё же готовит она..." - взглянув на оркессу, неожиданно для себя обрадовался Нил и, вскользь подумав о том, где же её супруг, с любопытством оглядел шатер.
   Первое, что бросилось ему глаза, так это некое подобие жертвенного алтаря, который будучи по левую сторону главного входа, находился прямо перед его "комнатой".
   Состоя из полутораметрового беломраморного постамента (с выступающими по краям барельефами хмурых орочьих лиц!), сей алтарь венчал мраморный бюст какого-то идола, с мордой типичного орка, но реальным стальным шлемом на голове. Перед этим идолом стояла большая серебряная чаша. По его стороны - покоясь в сухих лепестках каких-то ароматных цветов - лежало по человеческому черепу без нижней челюсти, и пара ритуальных кинжалов из слоновой кости. Также, к одному боку алтаря был приставлен находящийся в кожаных ножнах массивный орочьий меч. К иному - круг легкого деревянного щита, хорошо обитого крепкой кожей какого-то животного.
   В другой же стороне от главного полога шатра (над которым было что-то вышито темными иероглифами), Нил, заметил лишь что-то похожее на гоблинский уголок в виде своеобразного "спальника" из-простой охапки сухой травы и нескольких деревянных мисок для приема пищи.
   На самих же стенах шатра, он увидел несколько висящих разнообразных одежд из шкур, большой лук, колчан до отказа набитый стрелами и... нечто вроде племенного тотема - громадный череп рогатого буйвола, закрепленный в треугольнике деревянных кольев, сцепленных между собою натянутой бычьей кожей!
   Однако, немного насторожившись лишь увиденными человечьими черепами, он снова перевел свой взгляд на хлопочущую хозяйку шатра.
   Потрясая экзотичной прической, оркесса, на сей раз была облачена в светло-оранжевый кожаный топ со шнуровкой, на котором темными нитями были вышиты какие-то сливающиеся ромбы, перемежающиеся причудливыми солярными символами. Её бедра же, покрывало всё тоже коричневое полотнище, но, так как, она сидела на корточках, одно её бедро так соблазнительно обнажилось, что в возникшем "вырезе" невольно раскрыло то, что, у неё больше и не было никакого... нижнего белья!
   Моментально осознав последнее, Нил тут же вспыхнул томным волнением! Вспыхнул, почувствовав меж своих ног новую возбужденную стойку!
   "О, боже! - ярко сверкнула в нем мысль сквозь набирающий ритм сердца. - Не уж-то, я, настолько одичал от монашеской жизни, что теперь, даже на женщину-орка смотрю с... вожделением?! Впрочем... во вчерашнем разговоре с мужем, она говорила о том, что в ней течет не только орочья кровь... Да, и, к тому-же, в конце концов, в ней действительно есть нечто привлекательное... Хотя... стоп, Нил! Лучше отбрось эти мысли! Ведь, если муженек заметит какие-либо твои "движения" в её сторону то... по ходу, на одну черепушку в их алтаре будет больше!"
   Однако, не смотря на сии размышления, стояк у него ничуть не увял - невольно наслаждаясь "мурлыканием" оркессы, он продолжал с интересом следить за нею как за дивной домохозяйкой. Следить, с жадностью ловя то, как она режет на доске какую-то зелень, добавляет её в котел и, временами пробует вкусно пахнущее содержимое.
   "Да, в ней определенно что-то есть... - окончательно констатировал он, почувствовав также, что явно проголодался. - Что-то в ней есть..."
   - Человека! - вдруг, со всей неожиданностью зазвенел в его голове уже знакомый гоблинский вопль и... в следующую секунду, он увидел, что один из ушастых существ все-таки заметил его.
   - Нил? - в ту же секунду, с удивлением обернулась к нему Залула. - Ты уже пробудился от сна?
   - Да... - буркнул он, смущенно тупя глаза. - Ваш отвар мне помог и, как видите, я чувствую себя значительно лучше... Спасибо...
   - Я рада это слышать... - улыбнулась оркесса. - А я тут вытащила из кладовой запасы риса, да решила сварить к завтраку плов. Нашинкованный мясом и сдобренный укропом, он получается у меня очень вкусным! Во всяком случае, муж ещё не жаловался!
   Она весело рассмеялась и, встав из-за костра, подошла к нему.
   - Понимаю... - вновь буркнул Нил, сразу заметив то, что она не только сексуально фигуриста, но и чуть выше его. - Вы... вы всегда любите готовить по утрам плов?
   - О, нет! - вспыхнула улыбкой Залула. - Мы, орки, охотники - мы редко едим что-то помимо мяса зверя и дичи. Плов мы предпочитаем лишь по особенным дням... И, так как, ты наш гость, да к тому же человек, то я подумала о том, что плов будет идеальным вариантом для сегодняшнего завтрака...
   Она вновь улыбнулась ему, глядя на него с теплой нежностью.
   - Спасибо... - только и проговорил Нил, уже просто пылая в стеснении. - Я и правда уже не прочь что-либо поесть... А где... где ваш супруг?
   - Шиккат? Он, как обычно ушел на охоту и придет только к позднему вечеру.
   - Понимаю... Ну, тогда, я, наверное, пока вернусь в кровать...
   - Хорошо, Нил! Тебе действительно лучше ещё отдыхать! Плов же, вот-вот подоспеет! Как только я накладу порции своим сорванцам, то принесу его и тебе! Я покормлю тебя!
   - Благодарю, вас, Залула...
   Кивнув оркессе и, лишь мелком взглянув на гоблинов, Нил, с не стихающим волнением, возвратился к своей кровати.
   "Похоже, сегодня мы будем весь день одни! - подумал он, привычно кутаясь в шкуры. - Конечно, если не считать этих её "сорванцов" то... верно, одни! Целый день! Хе-хе..."
   Необъяснимо радуясь этой мысли словно мальчишка, он вдруг расплылся в лукавой улыбке и, наконец, откинувшись на кровати, впал... в приятный трепет ожидания необыкновенной хозяйки шатра, невольно зачаровывающей его сильнее и сильнее...
  
   ----------
  
   - Ну, ешь же, не стесняйся, - с улыбкой проговорила Залула, сидя возле него на краю кровати.
   Оказавшись в его комнате, она, как и обещала, принесла деревянную косушку сваренного плова, коего, тут же, зачерпнув ладонью... заботливо протянула ему!
   - Я не стесняюсь... - не без смущенья пробурчал он. - Просто я не ожидал, что... буду есть с вашей руки...
   - Нил, - лишь вновь сверкнула зубами оркесса. - У нас именно так принято ухаживать за особенным гостем. Тем более, если он нуждается в помощи. Поэтому, ешь - рис горячий и ещё хранит в себе запах костра.
   Понимая, что против обычаев возражать бесполезно, он приблизил свое лицо к её руке и... стал покорно поглощать яство! Поглощать, с новым всплеском волнения, невольно лобзая и её зеленую ладонь!
   - Ну, как, вкусно? - всё лыбясь, спросила его "кормилица", как только он опустошил первую порцию. - Тебе понравился мой плов?
   - Да, Залула... - стесняясь смотреть ей в глаза, покраснел Нил. - Он замечательный...
   Она же, издав грудной звон легкого смеха, протянула на ладони новую порцию, и, он... снова припал к ней, принимая данную пищу!
   "Боже, как необычно! - только и подумал он, едва не трепеща от ощущения в устах её теплой ладони. - Я ем с руки женщины-орка! Боже, боже мой!"
   От сей необычности, он, под взволнованный стук сердца, ощутил новый прилив возбуждения!
   - Он вкусный... - глухо вырвалось с его губ. - Да и мясцо очень нежное... Прямо тает во рту... Кстати, чьё оно?
   - Это орочьий кулинарный секрет, - таинственно блеснула глазами Залула. - Но, поверь, оно очень питательно и полезно.
   - Верю... - ответил Нил, и, вновь прильнул губами к её бархатистой руке, на коей покоилась очередная горстка манящего риса.
   Сим образом, она и подавала свежие порции плова, пока он, прибывая в волнах скрытого волнения, вскоре окончательно не опустошил его без остатка.
   - Теперь, ты, наверное, хочешь пить? - после сего, спросила Залула, с улыбкой подметив то, как он возбужденно облизывает губы.
   - Да... - кивнул он, в свою очередь, невольно уловив в искорках её глаз теплый оттенок материнской заботы. - От воды я не откажусь...
   Весело смотря на него, она подала ему чашу с водой, и, он, скромно приняв её, стал утолять действительно возникшую жажду.
   - Ну, Нил, теперь ты насытился?
   - Так точно, Залула... Благодарю вас за пищу...
   Он вернул ей испитую чашу, но стыдливо отвел глаза в сторону - хорошо скрытое под мягкими шкурами возбуждение так и продолжало горячо торчать меж его ног!
   - Не стоит благодарности, Нил, - ласково пропела Залула. - Хоть я впервые ухаживаю за человеком, мне это очень приятно... Поэтому, если тебе что-то нужно, или тебя что-то беспокоит, то, не стесняйся, я всегда тебе помогу...
   - Спасибо... - тихо откликнулся он, едва скользнув взглядом по её покоящейся в декольте топа груди. - Вы и так сделали для меня многое... Мне ничего больше не надо и меня ничего не беспокоит... Если только...
   - Если только что?
   - У меня временами сильно болит поясница. Особенно при ходьбе. Не знаю, от удара ли той молнии или при падении, но она доставляет мне боль...
   - О, великие боги! Нил, почему же ты сразу мне об этом не сказал?! Нельзя молча терпеть какую-либо боль! Я сейчас же сбегаю за одним целебным маслом! Если с ним помассировать твою спину, то, думаю, это сможет унять боль! Жди, я вернусь сию же минуту!
   И, забрав пустую косушку с чашей, оркесса тут же выскочила за полог его комнаты.
   "Она что, хочет сделать мне ещё и массаж?! - поразился Нил, обалдело уставившись в пространство. - О, боже... боже..."
   Действительно, не прошло и минуты, как зеленоликая хозяйка шатра снова воротилась к нему, на этот раз, держа в руке большую серебряную чашу с какой-то густой светло-оранжевой жидкостью!
   - Вот это масло! - уже не без ноты игривости, произнесла она, вновь усаживаясь на кровать. - Теперь, Нил, ложись на живот и открой мне спину! Открой мне её!
   Полыхнув алой краской стыда, он, внемля её глубокому гласу, послушно перевернулся на живот и, раскрыл перед ней всю белизну своей мускулистой спины!
   - Вот, так-то лучше! - услышал он за собой одобрительный голос Залулы. - Теперь же, мой ягненок, расслабься и получай удовольствие!
   "Ягненок?! - тут же изумился Нил. - Она назвала меня... ягненком?!"
   Оркесса же, снова издала из себя воздушный смех и, погрузив свои пальцы в масло, прикоснулась ими к его взволнованному телу! Прикоснулась, начав мягкой, но уверенной поступью, искусно массировать его лопатки и шею!
   "Боже... - лишь мелькнуло в нем. - Неужели это и вправду со мной происходит?!"
   Под синхронным действием её необыкновенных длинных пальцев, он мгновенно ощутил возникшие приятные токи, кои, разлетаясь некими разрядами, стали тут же глушить очаги боли, даруя с дурманящим ароматом масла, волны блаженного расслабления!
   - Приятно, ягненок? - сквозь сии "волны", услышал Нил всё тот же веселый тон "массажистки". - Боли стихают?
   - Да... - выдохнул он, в "расслабоне" чувствуя и то, как стояк, сладко уперся в медвежье "покрывало". - Мне очень... приятно...
   - Рада слышать... - тише рассмеялась оркесса, "проходя" меж его лопаток. - А ты неплохо сложен, Нил... Признаюсь, меня немного охватывает волнение, ибо, я, впервые, чувствую в руках настоящее человеческое тело... Никак не ожидала, что оно может быть таким одновременно нежным и крепким...
   - А я не ожидал, что у женщин орков такие приятные руки... - улыбнулся он через плечо. - И, вкусные завтраки...
   - Ха-ха, ягненок, а ты оказывается льстец! На самом деле, в этом нет ничего удивительного - как и всякие женщины из иных рас, мы, женщины орки, также умеем готовить пищу, вести хозяйство и заботиться о своих мужчинах...
   - Понимаю... У нас всё почти тоже самое... Особенно в селениях... А вы, наверное, представители какого-нибудь большого племени?
   "Блин! - поразился он своему неожиданному вопросу. - Какое мне дело, из какого они там племени?!"
   - Нет, ягненок... - совсем тихо произнесла Залула, теперь массируя центральную линию его позвоночника. - Разве ты слышишь за стенами шатра орочьи крики, звон шаманских бубнов или бой барабанов? Разве видишь, чтобы к нам наведывались какие-либо гости?
   "А ведь и правда! - чуть ли не вскрикнул Нил. - Действительно, что-то все время подозрительно тихо! Они, что... живут отдельно от племени?!"
   - Нет, я ничего такого не слышу, Залула... - признался он вслух. - Вы, что, живете отшельниками?
   - Да, Нил... - также тихо отозвалась оркесса. - Мы с мужем уже много лет живем вне орды... Всё дело в том, что я полукровка... Во время Великого нашествия, мой отец орк невольно полюбил девушку из людского селения. Да так полюбил, что пошел против всех законов своего племени, гласивших не вступать в родство с женщинами других рас. Вожди изгнали его из племени, шаманки прокляли на ритуалах крови, но, его уже это мало заботило, ибо, он был счастлив тем, что обрел в этом мире любимую женщину. Они поселились в этих лесах и, так и жили изгоями, добывая пропитание охотой, да сборами различных диких ягод... Они были счастливы. Отец очень любил мою маму и, когда она вдруг забеременела находился на "седьмом небе"... Однако, это и привело к трагедии - явив меня на свет, моя мать умерла не выдержав тяжелых родов... Отец был в отчаянии - всё, ради чего он пожертвовал своей судьбой, тогда лишилось полного смысла. И, только осознание того, что ему отныне нужно было заботится обо мне, смогло вернуть его к жизни... Я стала его новой любовью - он продолжил отшельническую жизнь растя и воспитывая меня... Когда же и он умер, я случайно повстречала в лесу Шикката, который охотился для своего племени... Он сразу влюбился в меня, и, в один миг, бросив всё, больше не вернулся назад... С тех самых пор, мы так и живем в этих лесах... Живем, понимая, что ни одно племя не примет нас в свою общину...
   Она замолчала, мягко перейдя масляными пальцами к его пояснице.
   - Печальная история... - вздохнул Нил, пораженный сим откровением. - А сколько вы уже так живете? Сколько вам лет?
   "Ну, вот опять! - вновь мысленно одернул он себя. - Опять из тебя, Нил, рвутся бестактные вопросы!"
   - Мне сорок лет, - ответила оркесса. - А мужу пятьдесят три...
   - Понимаю... Вы, действительно, отшельники...
   - Верно, это так. Но, хоть порой нам очень не хватает общения с соплеменниками, нам хорошо друг с другом. Ведь, он ходит на охоту, защищает шатер и оберегает меня... Я же веду хозяйство и забочусь о нем... Мы счастливы... Впрочем, что это я всё о нас?! Теперь, ты, ягненок, расскажи мне что-нибудь о себе!
   - Да, что особо рассказывать... Родился и вырос в обычном селе... Поступил на службу в королевскую армию, в составе которой поучаствовал в нескольких военных походах... Через некоторое время демобилизовался и решил найти покой в монастырской жизни... Однако, не нашел для себя его в ней и стал обычным странником, блуждающим по дорогам королевства... Вот и всё...
   - Ха-ха, Нил, вот уж коротко так коротко! Ты, видимо, такой же "говорун" как мой муж!
   Оркесса весело рассмеялась и, он, неожиданно для себя, тоже прыснул смешком.
   - Наверно... - улыбнулся он ей. - Просто нас монахов учили больше слушать, чем говорить...
   - Ну-ну, вас "монахов"... - подмигнула Залула. - Разве монахи имеют такие красивые тела?! Тела настоящих воинов?! А, ягненок?!
   Она вновь окатила комнату смехом и, Нил, снова поддержал её своим, вдруг емко ощутив между собой и ею... теплоту взаимной симпатии!
   "Да, я и вправду ей нравлюсь! - внутренне восторжествовал он. - Как и она мне... О, боже-боже, какие у неё всё же необыкновенные руки..."
   Всё больше балдея от благоухающего массажа, он прикрыл глаза и, вместе с затихающей болью, окончательно расслабился в трепетных волнах окутывающей неги! Расслабился, с уже сочащимися "поллюциями" желания, полностью отдавшись её искусным, вполне человечьим рукам!
   Оркесса же, хорошо промассировав ему поясницу, вдруг совсем забралась на его ложе и, вовсе скинула с него медвежье покрывало! Скинула, разом... обнажив белизну ягодиц его упругого зада!
   "Боже! - в то же мгновенье вздрогнул Нил, вмиг полыхнув невероятным смущением. - Что... что она делает?!"
   - Спокойно, ягненок... - ласково прошептала Залула, почувствовав его рябь волнения. - Я всего лишь хочу доставить тебе большее удовольствие...
   И, с сими словами, принялась искусно "окучивать" пальцами ягодицы, приятно заскользив ими по их гладкой поверхности!
   - О, Залула... - тут же, вслух выдохнул занявшийся в её ласках Нил. - А вы, оказывается, бесстыдница...
   - Бесстыдница? - рассмеялась хозяйка шатра. - Нет, не думаю. Я просто хочу сделать тебе приятно как гостю и, в чем-то соплеменнику...
   И, протянув правую руку меж его ног, совсем откровенно проехалась пальцами по его взбудораженным... причиндалам!
   - Оу, ягненок! - тут же оскалилась она пошлой улыбкой. - Похоже, я отыскала твои мужские "богатства"! Что же могу сказать? Хоть, они и не очень большие, но довольно-таки приятные наощупь! И... да, теперь я сама чувствую, что мой массаж тебе в одно удовольствие...
   - Мммм, Залула... - лишь простонал под ней он, уже просто сраженный волнением. - Вы... вы не оркесса... Вы озабоченная дикарка...
   Ощущая, как её масляные пальцы приятно нежат венозный ствол его давно вспухшего "достоинства", он, издав новый стон, невольно "взбрызнул" очередными росинками желания!
   - Да, я дикарка... - с улыбкой продолжила Залула, перейдя на его яички. - Я зрелая, страстная дикарка. И, сейчас ты полностью в руках моей необузданной страсти...
   - Тогда я раб вашей страсти... - томно прошептал Нил, окончательно пленяясь её благоухающим ласкам. - Я ваш раб, моя дикая повелительница...
   - Раз так, то, повелительница приказывает тебе перевернуться на спину - я желаю нежить твою мужицкую силу!
   - Смиренно повинуюсь, о, моя повелительница...
   И, под всплеск её бархатистого смеха, он исполнил сие, открыто выставив перед ней свою... сладко сочащуюся "силу"!
   - Ууу! - в тот час, в восхищении вытянула губы оркесса. - Какой у тебя, ягненок, оказывается, знатный "огурчик"! Сейчас, я его хорошенько за-нежу, сейчас об-милую...
   - Да, моя повелительница, да... - вновь затрепетал Нил, вмиг стыдливо сжав под "огурчиком" свои "невелички". - Прошу, за-нежьте... Об-милуйте...
   Игриво поведя взором, зеленоликая "массажистка", мгновенно избавившись от топа, откровенно обнажила перед ним свою массивную грудь и... стала умасливать её руками! Умасливать, быстро покрывая волшебным мерцаньем её пышки бледно-зеленых "зефиров", да пикантно торчащие "вишни" темно-фиолетовых сосочков!
   "Ого, какие дойки! - в тот час поразился Нил, восторженно взбрыкнув ввысь мокрым "концом". - Большие, сочные, зрелые дойки! И, дойки не какой-нибудь там женщины, а женщины орка! Ооо... что она собирается делать?!"
   Словно в ответ, обмасленная хозяйка шатра вновь улыбнулась ему и, склонившись прямо над ним, своей обнаженной грудью наплыла на его... горячий "огурчик"! Наплыла, тут же принявшись плавно умасливать ею пикантным массажем!
   - Мммм-мых... - судорожно вздохнул Нил, мгновенно ощутив весь грузный бархат её великолепных сисек. - Мыххх, дикарка...
   Залула же, стрельнув в него изумрудными искрами глаз, лишь сильнее навалилась на него "дойками", разом умасливая ими как чуть кривоватый "огурчик" его вспухшего члена, так и стыдливо поджатый "мешочек" мошонки!
   "О, боже... боже мой! - с дрожью высыпали в нем настоящие мурашки восторга. - Она скользит по мне сиськами будто по маслу! По маслу!"
   - Ну, как, ягненок? - беззастенчиво смотря прямо ему в глаза, тихим гласом спросила дивная "массажистка". - Тебе уже лучше?
   - Да, лучше, Залула... - томно выдохнул он, накрываясь теперь и гроздями пота. - Ваш массаж великолепен... Великолепен...
   - Правда? - вновь озарилась оркесса. - Я очень рада это слышать, ягненок. Мой самый милый, красивый, нежный ягненок...
   Продолжая глядеть ему в глаза, она убыстрила необычную "шлифовку", нежно скользя по умасленным гениталиям огромными титьками! Титьками, мгновенно налившимися упругостью возбуждения в сдобах, дико встопырившись крупными "вишнями"!
   "Ммм-мых, блин, как необычно! - уже внутренне простонал Нил, трепеща в сем плену тактильного блаженства. - А ведь у неё самой-то "дойки" встопырились! Да и я, если сейчас же не кончу, то просто описаюсь! О, боже, описаюсь!"
   - Ягненок... - именно в этот миг, словно далеким эхом, окликнула его горячая хозяйка шатра. - Я чувствую, что ты уже просто изливаешься соками... Неужели так жаждешь меня - свою дикую повелительницу? Жаждешь, мой милый ягненок?
   - Жажду... - каким-то уже неестественным тоном выдавил из себя он. - Я очень жажду вас, моя повелительница...
   - Что-ж, - расплылась в довольной улыбке оркесса. - Желание гостя это закон...
   И, не успел он даже охнуть, как она, избавившись и от своей юбки, оказалась вовсе верхом, на сей раз став пристраивать умасленный ею член меж своих... половых губ невероятно мохнатой "киски"!
   - О, да! - тут же в сердцах выкрикнул Нил, впервые за целый ряд лет, мгновенно ощутив жаждущим "концом" нижние лепестки женских губок. - Войдите в меня, моя дикарка! О, войдите в меня!
   Залула же, приятно поласкав нежными "створками" взбухшую сизость его головки, наконец, разжала масляные пальцы и, все-таки приняла в себя венозную плоть кривоватого "огурчика"! Приняла, через мгновенье, тут же заскакав на нем разудалой наездницей!
   - Оааа-ох! - только и охнул под нею Нил, в тот час сполна почувствовав такую заветную нежность горячего женского лона.
   - Уйи-а! - в ответ звонко "вспорхнула" оркесса, затрепетав уже всем своим влажно мерцающим телом.
   Нил же, горячо принимая ритмичные наскоки масляной "наездницы", в порыве хлынувших чувств, хотел было сразу схватить её за красиво подпрыгивающие сиськи, но, лишь скользнул по ним словно по маслу! Скользнул, в следующее мгновенье, уже с отчаяньем вцепившись пальцами в её... ягодицы!
   - Уйи-ааа! - в тот же миг, ещё звонче айкнула жгучая хозяйка шатра.
   И, совсем дико поскакала на нем! Поскакала, напрочь взметая темные косы волос, взбивая упругие титьки и... звонко звеня голенными кольцами!
   - О, да... дааа! - в ту же секунду взвыл Нил, всем "огурцом" ощутив невероятную хватку её растёкшегося влагалища.
   И, больше не сдерживая себя, судорожно сжав её ягодицы... забился родником горяченькой спермы!
   - Уууй-иии-аааах! - в тот же миг, совсем ярко взвизгнула над ним Залула, затрепетав всем зеленовато-оранжевым телом в оргиастической судороге.
   Будто слившись в единой сладкой конвульсии, они безумно забились друг о друга лобками, да тут же... друг на друге затихли, унимая занявшееся дыхание в обрушившейся волне невероятной эйфории!
   - О, моя дикая повелительница! - едва уняв дух, улыбнулся своей "массажистке" словно пропаренный Нил. - Никак не ожидал, что зрелые оркессы могут быть такими горячими!
   - Ха-ха, мой милый ягненок, - расплылась в ответ, не менее взмыленная Залула. - Тогда я, в свою очередь, признаюсь, что приятно удивлена тем, что среди молодых людей могут быть такие уж страстные... Даже если меж ног у них лишь небольшие "огурчики"...
   Они рассмеялись и, глядя друг другу в искрящиеся глаза, сошлись в единении долгого потрясающего поцелуя!
  
   ----------
  
   Огонь костра весело потрескивал ветками, отбрасывая на матерчатые стены шатра причудливо дрожащие тени. Источая из себя звездочки искр, он, как обычно уходил дымом в отверстие в куполе, уже потемневшее в красках прохладного вечера. Однако в сем его привычно жарком дыхании, сегодня слышались и вкусные ароматы жареного мяса - мяса трепетной лани, убитой на охоте Шиккатом и, лишь недавно сготовленной Залулой к вечернему ужину.
   Нил, любезно приглашенный к пиршеству хозяйкой шатра, невольно переглядываясь с ней, сел у костра напротив её супруга. Она расположилась между ними с левого края очага. Гоблины же - в своем гоблинском уголке.
   "Уммм, какое вкусное мясо! - восторженно ухнул он, едва вкусив первые куски прожаренного в масле яства. - Похоже, после такого дикого секса, я чертовски проголодался!"
   - Вкусно? - заметив его восторг, улыбнулась Залула.
   Вновь, будучи во все том же шнуровочном топе и набедренной "юбке", она, отдав ему и мужу самые сочные окорока, теперь разделывала куски для своих мелких помощников.
   - О, да! - воскликнул Нил. - Мясо просто великолепно! Признаюсь, уже давно не ел что-то подобное! Спасибо, Залула, вы отлично готовите!
   Сам он был, наконец, облачен в одну из... её светлых льняных туник! (Ибо, как выяснилось ещё вчера, её супруг нечаянно сжег его монашеское одеяние в огне сего очага!)
   - Ну, не нахваливай меня, Нил... - игриво подмигнув ему, вспорхнула легким смехом оркесса. - Я готовлю как любая обычная домохозяйка. Вся же честь Шиккату - за то, что принес с охоты такую потрясающую добычу.
   - Хмык! - довольно хмыкнул здоровенный орк, просто растерзывая клыками сочный окорок лани.
   Всё обнаженный по пояс, он так и не сводил с гостя сурового взора своих темно-изумрудных глаз.
   "Похоже, этому амбалу, я, все-таки, не нравлюсь... - подумал Нил, немного смущаясь того, что он перед ним в старой одежке супруги. - Еще бы, не успел я тут объявиться, а уже сделал его рогоносцем... Что-ж, в каком-то смысле его можно понять..."
   Тем временем, хозяйка шатра, наложив нарезанные куски мяса в миски, подала их ушастым гоблинам и, вернувшись к костру, тоже принялась за яство, выделив себе хорошее филе подстреленного мужем животного.
   На какое-то время в шатре воцарилась тишина, слегка нарушаемая лишь треском костра, да сладким чмоканьем жующих челюстей. В сем возникшем молчании, Залула так и бросала томные взгляды на Нила, а он (чувствуя на себе и пристальный взор её супруга!) в свою очередь, смущенно глядел в играющие языки пламени.
   - Нет, Шиккат, я все же не понимаю, - вдруг нарушила молчание оркесса, обратившись к супругу. - Как вчера ты мог случайно сжечь одеяние нашего гостя? Как, муж мой?
   - Так вышло, жена... - недовольно буркнул орк, уже обглодав с половину ланьей ножки. - Оно, видимо, сушилось рядом с костром, вот и подпалилось...
   - "Подпалилось"! - недоверчиво передразнила его Залула. - А ты, якобы, этого и не заметил?! Лань в лесу уже с трехсот метров замечаешь, а перед носом вдруг и ничего! Странно это как-то, муж мой. Очень странно...
   - Да вы не волнуйтесь, - обратился к ней Нил. - Раз сгорело, так сгорело... Я все равно уже давно не монах...
   - Как это не монах?! - удивился Шиккат, грозно сверкнув "лупами".
   - Да, не монах... - спокойно подтвердил Нил. - Я уже обычный странник, который просто путешествует по миру... Вчера я об этом рассказывал вашей супруге...
   - Действительно, дорогой, он говорил об этом... - с улыбкой подтвердила Залула и, слегка покраснев, добавила. - Говорил, когда я делала ему лечебный массаж...
   - А до этого кем являлся? - спросил Шиккат, недовольно скосившись и на жену.
   - Был обычным рыцарем в королевской армии... - ответил Нил, снова отведя взор в пламя костра. - Участвовал во множественных походах и военных кампаниях...
   - Армия это хорошо... - глухо пробасил орк. - И я служил когда-то в армии. Помню, наши войска, под руководством великого вождя Шак-Каруката не раз громили ваших воинов в ордынских болотах. Хо-хо! После таких славных боев, из всех ваших рыцарей получались настоящие груды смятых консервных банок!
   - Муж мой, давай не будем говорить о войне...
   - Почему это, Залула? Думаешь, я этим как-то обижу нашего "драгоценного" гостя? В таком случае, ему тогда надо обижаться не на меня, а на своих "латных" сородичей - не мы, а они всегда первыми шли с мечом на наши территории и убивали орков! Только они! Вот и получали в ответ по полной орочей программе...
   - Но, всё же, муж мой, давай не сейчас...
   - Уффф... Ладно, как скажешь. Но, ты сама прекрасно знаешь, что я прав во всем этом. Мы, орки, всегда будем сильней их не только чисто физически, но и из-за того, что воюем из справедливости!
   Он небрежно отбросил в сторону гоблинов вконец обглоданную кость окорока и, подняв серебряный кубок, стал шумно хлебать из него какую-то мутную темно-красную жидкость.
   - Возможно, ваш муж, в чем-то прав... - несмело подал голос Нил, глядя в огонь с уже тоже возникшим желанием что-нибудь выпить. - Мы, люди, действительно, порою бываем несправедливо жестоки...
   - Ну, всё же не будем об этом... - примирительным тоном проговорила Залула и, словно почувствовав, что он хочет пить, подала иной кубок. - Лучше отпей этого...
   - Что это? - спросил Нил, принимая кубок.
   - Это кровь буйвола... - улыбнулась оркесса. - Разбавленная великолепным красным вином...
   Поразившись сим необычным сочетанием, Нил застыл, не решаясь отпить содержимое - однако, видя добродушную улыбку любовницы, все-таки... решился на это!
   - Ну, как Нил? - продолжая сиять улыбкой, спросила его оркесса. - Понравилось?
   - Да... - лишь выдохнул он, сглотнув хорошую порцию прохладной кисло-сладкой жидкости. - Никогда не думал, что кровь так приятна с вином... Спасибо...
   - Кровь всегда приятна... - вновь влез в разговор Шиккат. - Особенно пущенная кровь человечьих ворогов...
   - Шиккат, опять начинаешь?! - снова "накинулась" на него Залула. - Может уже хватит теребить прошлое?! Ведь, если мы будем все время вспоминать прошлые обиды, то, действительно, так и останемся дикими варварами в глазах иных рас!
   Она сразу перешла на клокочущую "волну" орочьего "стрекотания" и, уже на ней, принялась отстаивать свою позицию перед столь бестактным мужем. Нил же, ещё раз глотнув из серебра кисло-кровавое винцо, задумчиво уставился на обоих.
   "Да, кто бы мог подумать! - только и поразился он, уже чувствуя сель легкого опьянения. - Я ужинаю в гостях у охотников-орков! Ужинаю, поедая хорошо прожаренную ими лань, да испивая вино с... буйволовой кровью! Вот это да!"
   Поражаясь сему, он, видя, что вновь невольно стал предметом ссоры супругов, решил уже сам переменить тему.
   - Залула... - несмело обратился он к любовнице. - А что это у вас в глубине шатра? Какой-то ритуальный алтарь?
   - Да, Нил, это алтарь, - подтвердила она, тут же выбрасывая из своего внимания мужа. - Алтарь, посвященный нашему великому Коньяку - богу всех смелых, мужественных охотников.
   - А черепа на нем? - чуть ли не вздрогнув, спросил он. - Это черепа людей?
   - Да, Нил... - вновь подтвердила Залула, но уже с неким смущением. - Но эти черепа принадлежали жестоким лесным разбойникам, коих Шиккат и принес в жертву...
   - Точно, это я укокошил их! - сразу не замедлил подать своего "баса" здоровенный орк. - Просто распотрошил тем мечом, что стоит в ножнах с боку!
   - А что означает надпись у входа? - вновь, "срываясь" с темы, быстро спросил Нил Залулу.
   - Это фраза бога Коньяка... - ответила хозяйка шатра, снова пронзив мужа недовольным взором. - Она гласит - "Жизнь это всегда охота наших желаний".
   - Интересная фраза... - уже тихо проговорил Нил, окончательно опустошая кубок. - Интересная...
   С сим, в шатре вновь воцарилось молчание, теперь нарушаемое лишь суетливым копошением гоблинов, которые явно не поделили какую-то брошенную им кость.
   - Всё, я нажрался, и иду спать! - с презрением смотря в их сторону, в какой-то момент пробасил могучий Шиккат. - Сегодня я уже сыт по горло!
   - Постой, муж мой! - с изумлением взглянула на него Залула. - Я же ещё не отблагодарила тебя за охоту благодарственным танцем!
   - Благодарственным танцем? - тут же, не без удивления, взглянул на неё Нил.
   - Да, Нил... - вновь, не без всплеска смущения, кивнула Залула. - В наших орочьих семьях принято - если муж возвращается с охоты с хорошей добычей, то жена, после ужина, благодарит его благодарственным танцем...
   - О, как интересно! - вздрогнул Нил, мгновенно ощутив зуд приятного волнения. - Тогда станцуйте, пожалуйста, станцуйте!
   - Станцую! - вспыхнула улыбкой оркесса и, обратившись к гоблинам, крикнула. - Сет-Фет, достаньте инструменты - будет благодарственный танец!
   Тут же, взмахнув ушами, серые гоблины оставили свои склоки и вытащили из-под "спальной" травы свирель с какой-то причудливой домброй. И, вскоре, всё пространство шатра наполнилось прекрасной мелодикой звуков!
   Словно плененная очарованием полившейся музыки, Залула, поднявшись на ноги, устремила свои руки вверх и... плавно повела бедрами в медленном танце! Повела, красиво трепеща пред Шиккатом пышной шнуровкой туники, да позвякивая в такт своими голенными кольцами!
   "О, боже, как она прекрасна... - только и выдохнул про себя Нил, глядя на неё зачарованно-опьяненным взором. - Она нереальна... Она просто богиня..."
   Залула же, полностью отдавшись страстью плавного танца, вскоре, словно нарочно... "переметнулась" к нему, ещё ярче вострепетав перед ним всей роскошью тела!
   И, видя, как в сем танце, совсем рядом взметается пышная грива её волос, как под туникой трепещет упругое желе крупных сись, да как смело выглядывает из декольте "юбки" крутость её бронзовых бедер - Нил окончательно впал в ступор... "встопыренного" восторга!
   "О, нет, я опять возбудился! - тут же, со свистом стрелы, врезалось в его охмелевшую голову. - У меня снова на неё "стояк"! Но... что же, она делает?! Почему не танцует уже возле мужа?! А... лишь передо мною?!"
   Не без охватившего сердце волнения, он тут же накрыл невольно выступивший "холмик" испитым серебреным кубком, и... с опаской взглянул в сторону Шикката - сильно насупив свою зеленую морду, здоровенный орк и вправду "покрылся" не "лучшими чувствами"!
   Оркесса же, словно и впрямь позабыв о супруге, продолжала "трястись" над ним будто в трансе, лишь сильней раззадоривая своими "вкусными" телесами!
   Глядя, как под музыку, в свете рыжего огня, волнительно потрясывается в топе обнаженная верхняя часть её "зефиров", Нил, вдруг сообразив, что они некогда "покоились" в "его" новой тунике, тут же прыснул... росою "поллюций"!
   "Нет-нет-нет! - сразу взвился он про себя немудренной "триадой", ощутив под кубком сию "течку". - Немедленно возьми себя в руки! Или, хочешь, чтобы её муженек прямо сейчас снес... тебе голову?! Хочешь этого?!"
   Однако, как ни убеждал он свою плоть успокоиться - она, хорошо подогретая "буйволовым" вином, да сей непринужденной "ламбадой" полуобнаженной любовницы - никак не снижала возбудительный градус!
   Впрочем, зеленоликая хозяйка шатра, плавно "повиляв" перед ним ещё немного, вскоре (под смолкшую игру гоблинов), окончила свой благодарственный танец.
   - Ну, "спасибо" тебе женушка, большое "спасибо"! - тут же, зло проскрежетал клыками Шиккат, поднявшись будто ошпаренный. - Только я так и не понял, кому из нас предназначался сей "благодарственный" танец - мне, или нашему гостю "уже не монаху"?! А?!
   И, не дожидаясь ответа, тяжелым быстрым шагом исчез за... пологом их супружеской спальни!
   "Вот и свершилось! - в ужасе констатировал Нил, непроизвольно взбрыкнув напряженным "концом" в серебро кубка. - Наверно он обо всем догадался и, теперь, мне уж точно конец!"
   - Ревнует... - лишь усмехнулась Залула и, заметив вспыхнувшую тревогу в его глазах, тихо прошептала. - Не волнуйся, Нил. Мой Шиккат как пылко горячиться, так и хладно остужается... Лучше скажи - тебе понравился мой танец?
   - Д-да... - взволнованно воздохнул он, сразу поймав на себе игривый "выстрел" её больших изумрудных глаз. - Ваш танец был... очарователен.
   - Спасибо, ягненок! - вновь "стрельнула" она в него. - Но, если бы не великолепная игра моих ушастых помощников, вряд ли бы было так всё красиво!
   Звонко рассмеявшись полупьяным смешком, она уже окинула взглядом своих преданных гоблинов - те, вновь запрятав музыкальные инструменты, тут же смущенно скосили звериные рыла!
   - Ладно, наверно и я отправлюсь уже на покой... - поднялся Нил, из-за "стояка" неуклюже сутулясь. - Я благодарю вас, Залула, за сей прекрасный ужин, необычное вино, ваш танец, да... за всё ваше гостеприимство ко мне...
   - Не стоит, благодарить меня, милый... - лишь блеснула новой улыбкой хозяйка шатра. - Мы же почти соплеменники... Впрочем, ты прав, пора отходить ко сну. Спокойной ночи, ягненок.
   - Спокойной ночи, Залула... - смущенно пробубнил в ответ он.
   Но, едва двинувшись в свою "комнату", сразу почувствовал, что его набедренное полотнище стало... съезжать вниз!
   - Хахахахаха, Нил! - тут же, вновь "воссияла" в смехе оркесса. - Похоже, моя старая "юбка" для тебя оказалась явно великовата! Ну, ничего-ничего, обещаю - завтра к утру, я тебе сошью из кожи уже настоящие штаны! Обещаю!
   - Спасибо... - смущенно улыбнулся он. - Ловлю вас на слове...
   И, под непрекращающиеся трели её приятного смеха, придерживая "юбку" рукой, побрел вместе со "стояком" в свою сторону!
   "Какая же, она, всё-таки, потрясающая женщина! - с восторгом подумал Нил, уже втыкаясь "концом" в мягкие шкуры отведенной пастели. - Просто потрясающая женщина!"
   Насытившись до отвала свежим мясом подстреленной лани, хорошо охмеленный необычным буйволовым вином, он, так и думая о ней, уже через минуту незаметно канул в новую бездну всепоглощающего Гипноса...
  
   ----------
  
   Ощущая нагим телом бесконечную ласковость медвежьих шкур, Нил, невольно нежа в них свои чувствительные гениталии, попал в настоящий черед сладостных... сновидений! Невероятных снов - в коих, опутывая его нагое тело в жарких объятиях, некие темноволосые голые женщины покрывали его с головы до пят... бесчисленной россыпью горячих поцелуев!
   - Мммм... да, милая... - в свой ответ, страстно целуя одну из шкур, томно мычал он. - Да-ммм, и тебя тоже...
   Однако так, распаляясь в таковых "женских" ласках, он, с той же "невольностью" стал слышать и какие-то доносящиеся извне звуки! Некие голоса, которые, с каждым мгновением, становились всё громче и громче!
   - Нет, как это уже понимать, Залула?! - наконец, услышал он четкий суровый мужской бас, окончательно выдернувший его из сладостной грезы. - Я не ослышался - ты смеешь сегодня отказывать мне в близости?! Мне, твоему законному супругу?!
   - Да, Шиккат, я отказываюсь от близости... - тихим, но уверенным тоном тут же ответил ему женский глас. - Ну, пойми, я вынуждена тебе отказать потому, что мне как-то неловко заниматься этим, когда в нашем шатре есть гость...
   "О, боги! - сразу "выстрелило" в мозгу пробудившегося Нила. - Они вновь ссорятся из-за меня! Из-за меня!"
   - Ишь, ей неловко! - ещё громче повысив голос, недовольно рявкнул на жену орк. - Значит, ухаживать за этим "уже не монахом" тебе ловко, а отблагодарить мужа за охоту неловко?! Так, Залула?!
   - Не цепляйся к словам, муж мой! - проговорила оркесса, тоже взвинчивая тон. - Ты же знаешь правила орочьего гостеприимства - всё для гостя, минимум себе! Поэтому, постарайся, всё же держать все свои инстинкты при себе! Хотя бы на то время, пока гость находится в нашем доме!
   - При себе?! А, что если вдруг этот "гость" "соизволит" остаться у нас на весь месяц?!
   - И что с этого, муж мой?! Решит остаться, останется и на месяц!
   "М-да! - снова поразился про себя Нил. - Похоже, я стал невольным виновником того, что она отказывает своему рогоносцу в... интиме! И, возможно, на целый аж месяц! Ох, блин, кто-бы мог подумать!"
   Осознание сего пикантного момента, тут же взбудоражило его итак разгоряченное тело, окатив теплотой всю чувственность... гениталий! И, с сим, он вновь, всей своей страстью, ощутил меж ног твердый "стояк" вспыхнувшего желания!
   - Ну, Залула, неужели ты это всерьез? - вдруг, резко сменив грубый тон на чуть ли нежалостливый, спросил супругу Шиккат. - Может, все-таки, я огуляю тебя хотя-бы по-тихому? Почти беззвучно?
   - Нет, муж мой! - с тем же твердым тоном, "отрезала" хозяйка шатра. - Я же сказала тебе - держи все свои инстинкты при себе! А, если уж и вправду невмоготу, так найди где-нибудь укромное место и вздрочни...
   "Неужели она произнесла это слово?! - просто воссиял Нил, вмиг хватаясь рукою за свой вставший "огурчик". - Уууу! Она предлагает мужу дрочнуть!"
   - Ну, жена... - тем же, жалобным тоном продолжил "блеять" здоровенный орк. - Я же взрослый здоровенный мужчина... со своими потребностями и... я просто хочу законного огула. Я не хочу дрочить словно мудак, но, мне и вправду, уже невтерпеж...
   - Потерпишь, муж мой! - тем же непререкаемым тоном, отозвалась зрелая оркесса. - Вон, наш гость, будучи монахом, целых пять лет никого не огуливал - а ты, говоришь, что не выдержишь даже месяц?! Ну и кто, после этого сильнее - люди или орки?! А ведь "кто-то" сегодня за ужином говорил, что орки вроде бы во всем сильней людей?! Кто говорил, а?!
   - Так я говорил не в смысле воздержанья, а в смысле воинской силы! - вновь, раздраженно забасил на весь шатер Шиккат. - Настоящие воины должны огуливать женщин, а не притворяться невинными "монашками"! И, именно мы - орки - настоящие воины, которые никогда не сдерживают своих инстинктов!
   - Вот именно - из-за угоды инстинктам нас все ещё и считают дикарями! - в свой ответ, также громко вскричала Залула. - Нас считают зверьми, которых однажды просто не успели "доделать" для вечного рабства инфернальные силы!
   - Да ну тебя! - совсем зло рявкнул на неё орк. - Ты неисправима! Вот теперь-то явственно видно, как в тебе, наконец, "заговорила" треклятая человечья кровь! Полукровка!
   - Да, я полукровка! - гордо выкрикнула в гневе хозяйка шатра. - И, если поэтому, тебе что-то не нравится, то, ты прекрасно знаешь, муж мой, что можешь валить на все четыре стороны! Я никого не держу!
   В тот же момент, сурово задышав в ответ, здоровенный орк тяжело зашагал по шатру и, вскоре, удалился наружу!
   "Вот это да! - тут же мысленно воскликнул Нил. - Настоящая семейная ссора! Ссора в семье орков! Интересно, этот амбал сейчас и вправду отправился на "все четыре стороны" или пошел одиноко... вздрочнуть! Хахахаха! Ммм-даааа..."
   Прислушавшись, он больше не услышал никаких звуков ни со-стороны оставшейся в спальне оркессы, ни извне от ушедшего орка - лишь гоблины (явно проснувшиеся от грозы скандала!) о чем-то тихо перешептывались в своем уголке, да легкие налеты ветров всё также гулко трепали материю самого "семейного гнездышка".
   "А в гневе её голос ещё сексуальнее! - вдруг констатировал Нил, возбужденно думая о дивной любовнице. - Мммм, как же она, все-таки, здорово "отшила" супруга! Вспыльчивая, страстная, строгая... действительно, настоящая хозяйка!"
   Подогретый буйволовым вином, сладкими снами да... сексуально-строгим тоном хозяйки шатра, он, мысленно "воссоздав" то, как она дико скакала на нем в горячем соитии - совсем уж задергал венозный отросток своего члена и... с глухим рыком, сызнова "бахнул" новым выплеском спермы! "Бахнул", оросив свежими струями всё ту же невероятную мягкость медвежьих шкур!
   "Надеюсь здесь "лежат" только медведихи..." - лишь мелькнула в нем одна только мысль да погасла.
   Смачно разрядившись в сладостно-оргиастическом всплеске, он вновь, моментально канул в своё царство нежно-ласковых сновидений...
   (Март. 2016 г.)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"