Биттибальди Василий Иванович: другие произведения.

Рыцари Форцальдских дорог.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дагон, Фиренс и Джелир - три отважных рыцаря, которых крепкою дружбой сплотили дороги форцальдской войны. Участвуя в многочисленных походах в составе королевской армии генерала Вилюса Гюва, они приобрели уникальный боевой опыт, элитное снаряжение и собственных дев-оруженосиц. Однако, в год Серебреного Единорога, когда на Форцальдию обрушился доселе невиданный мор (а вместе с ним и первые вспышки анархии!), они, явно устав от приевшейся воинской славы, решили нагло дезертировать из армии, дабы лично самим попытать счастье на бескрайних дорогах опасного материкового королевства...


   РЫЦАРИ ФОРЦАЛЬДСКИХ ДОРОГ.
  
   < []
  
   Приключенческо-фантастический роман по мотивам "В седле и с клинком" и "Героев меча и магии".
  
   Посвящается Тахиру Хусаинову, Юлии Гребневой, Владимиру Сиротину и Диане Амфт...
  
  
      -- Соратник из болота.
  
   "Мы не дезертиры, мы вольные латники" - сержант Фиренс Силс.
  
   Косые лучи вечернего солнца красиво пронизывали густую листву высоченных деревьев форцальдских лесов. Непринужденно окрашивая их изумрудные гривы, да стройные темно-коричневые стволы в свои мягко-бордовые тона, они будто ласкали их после очередного жаркого дня. Незримо, вместе с их невесомыми потоками, отовсюду веяло запахами трав, диких цветов и болотного мха.
   Вдыхая в себя эти извечные ароматы природы, да щурясь от мерцающих гирлянд светотени, Дагон Шеппе медленно ехал на белом тяжелом рысаке по едва заметной лесистой тропинке. Возле него, на таком же тяжелом коне (только сплошь покрытом кольчужной попоной) тихо продвигался дремлющий после ночного дозора Фиренс Силс. Третий же всадник, коим являлся долговязый Джелир Кедад, на породистом гунтере держался чуть впереди. Их девы-оруженосицы, строго соответствуя уставу охраны, замыкали шествие - легко подгоняя гунтеров, Клюзи Вирин с Зимар Каед находились в самом начале небольшого отряда, а Греда Норме сегодня плелась в арьергарде.
   "Вот уже как неделю мы блуждаем в лесах... - задумался Дагон, оглядывая свое невеликое воинство. - Вот уже с неделю как мы дезертиры..."
   Несмотря на почетное звание капитана-рыцаря, ему ещё не было и тридцати лет. Прекрасно сложенный, среднего роста, он обладал бледным овалом типично юношеского лица с слегка наивным взором красивых темно-карих глаз, прямым ровным носом, пухлыми губами, и небольшим закругленным подбородком с пикантною ямочкой. На его голове красовался усиленный бацинет с открытым собака-мордым забралом, тело покрывали прочные латы, ноги - усиленные железные поножи, а крепкие ладони благородные латные перчатки. В качестве дополнительной защиты у него (а так же у всех остальных в отряде) был рыцарский треугольный щит с гербом генеральской армии Вилюса Гюва, изображавшим на темно-алом поле грозно вставшего на задние лапы черного льва.
   К сему элитному снаряжению (которое весило более сорока кило, но зато хорошо обеспечивало защиту и придавало его облику не только фольдскую благородность, но и дополнительную взрослость!) Дагон имел и неплохое вооружение: большой хергитский лук (как и все луки кочевников отличающийся превосходной бронебойностью!) меч и нож.
   Некогда, благодаря не только своей знатной фольдской родословной, но и ошеломительной победе в Королевском рыцарском турнире (организованным матерью-королевой Велией), он уже в неполные 18 лет поступил на службу королевской армии, оказавшись под протекцией самого Вилюса Гюва - одного из ближайших к королю Доддару, форцальдских рыцарей-генералов! Но уже буквально на своё двадцатилетие получил звание рыцаря-сержанта за невероятную отвагу, проявленную в сражении против большой орды хергитов, в коем он освободил несколько десятков плененных ими детей и женщин! В самих же, затянувшихся основных войнах королевской армии против Гвельдовских войск (подчиняющихся другому претенденту на трон Форцальдии - старшему двоюродному брату короля Доддара - сиру Алаену Фосту), он также не раз показывал храбрость на поле брани.
   Однажды, на одном из походных биваков, устроенных сразу после знаменитой битвы при Савенне (в которой войска короля Доддара, вместе с армией генерала Гюва нанесли самый весомый урон армии гвельдов за всё последние три десятка лет войны!) Дагон, дежуря со своим отрядом в дозоре, спас многих сослуживцев, вовремя уничтожив баллистой неведомо откуда появившегося опасного теневого дракона! За этот подвиг, сам генерал Гюв и даровал ему последнее звание капитана-рыцаря, поставив его примером всем остальным воинам как само воплощение рыцарской доблести! Однако, несколько лет спустя, когда пышные битвы сменились лишь долговременными преследованиями остатков Гвельдовских войск, а некогда цветущее родное королевство стало стремительно чахнуть прямо на глазах, он всё же решил покончить с бессмысленной военной жизнью. И... в данный год Серебряного Единорога, взяв с собой самых преданных друзей в лице старшего сержанта Джелира Кедада и сержанта Фиренса Силса, (а также представленных к ним дев-оруженосиц!), он, в конце концов, совершил немыслимое - нагло дезертировал с самой королевской армии!
   "Да, вот и прошла первая неделя... - всё размышлял Дагон. - Мы стали вроде странствующего братства... Мы выбрали свой путь, в котором нет обратного хода... Правда, не смотря на эти первые дни вольной жизни, я так и не понял, смогу ли без армии хорошо управлять соратниками. Не погублю ли их и себя при первой же возникшей опасности..."
   С этой мыслью, он, с некой тревогой во взгляде, уткнулся им в Джелира, у которого, грозно возвышающаяся за спиной военная коса, цепляя низко нависшие ветви деревьев, острым лезвием праздно рассекала любую случайно попавшуюся листву.
   "А ведь после всей той воинской славы, которую мы разделяли в армии, было бы ужасно кончить жизнь обычными бандитами... - продолжал размышлять капитан-рыцарь. - И, если так действительно произойдет, то это будет именно моя вина. Ведь именно я подговорил их пойти со мною. Именно я..."
   Старший сержант, словно почувствовав на себе его взгляд, повернул к нему голову и добродушно улыбнулся:
   - Что, капитан, вас немножко разморило сегодня?
   - Так точно, - тоже улыбнувшись в ответ, подтвердил Дагон. - Ведь был довольно жаркий день...
   - То ли ещё будет, капитан. Это только начало весны.
   - Я знаю, мой верный соратник - по-настоящему жаркие деньки нас ещё ждут впереди!
   - Вот именно, капитан.
   Джелир вновь улыбнулся и, снова отвел взгляд на тропинку.
   Находясь под пятым десятком лет, он как всегда был в потрясающей форме. Высокий и статный, он имел мужественное восточное лицо, с мудрыми, немного раскосыми темными глазами, прямым слегка "орлиным" носом, бесцветными небольшими губами и широким, хорошо выбритым подбородком. Как и у Дагона, его голову покрывал бацинет, но на теле пестрила благородная геральдическая кольчуга (с изображением всё того же генеральского льва), ноги были закованы в толстые железные поножи, а руки в желтые чешуйчатые рукавицы. Из его вооружения же (помимо перекинутого за спину треугольного рыцарского щита), в первую очередь выделялась длинная военная коса, меч и нордский зазубренный кинжал, однажды подаренный ему по дружбе сержантом Фиренсом Силсом. Всё это весило на нем около 36 килограмм, что являлось тоже довольно непростой ношей.
   Его биография была не менее занимательной, чем у скороспелого фольдского капитана.
   Едва появившись на свет в обычной семье кочевника хергита в самый разгар Второй Хергитской войны (в коей, войска Форцальдского королевства, мстя хергитам за неожиданный успех предыдущей войны, с огнем и мечом вероломно вторглись в их родные просторные степи!), Джелир был лишен родителей и, скорее всего, тоже погиб бы, если бы не Висла Тонин. Которая, будучи добросердечной девой-оруженосицей рыцаря Сига, заметив в одной из пылающих юрт рыдающего младенца, вынесла его из огня и, закутав в собственный плащ, унесла с собою! Когда Сигу стал известен поступок подопечной, он тоже не смог бросить на произвол судьбы младенца и, несмотря на восточное происхождение, решил тайно усыновить его!
   С той поры, почти до самого отрочества, Джелир практически безвыездно рос на территории замка приемного отца-рыцаря, который был расположен неподалеку от одного из старинных монастырей Прекрасной Беаты. Там, почти всё его время занимало военное дело (которому, через бывалых сержантов, в королевстве с малых лет обучались все дворянские отпрыски мужского пола), да стандартное обучение грамоте. Однако, невольно наблюдая за монастырской жизнью дев-беаток - в особенности за их регулярными походами в лес по сборы всяких лечебных трав - он неожиданно ощутил интерес и к искусству врачевания. Влеченный потрясающим юношеским любопытством, он стал совершать тайные побеги из замка и, вскоре, познакомившись со многими беатками, уже вместе с ними принимал участие в поиске целебных трав! Практически благодаря им, Джелир познал первые азы врачевания, к которому, в последующие годы станет тяготеть всё больше и больше.
   Этот порыв к врачеванию только возрос в нем, когда он, в 17 лет получив от отца титул оруженосца, был вынужден участвовать с ним в многочисленных военных походах. В походах, в коих он, как хергитская "полукровка" (именно так решил выдавать его своим знатным соратникам Сиг) вначале постоянно испытывал на себе косые взгляды и насмешки остальных рыцарей и оруженосцев! А затем и вовсе оказался в шатком положении, когда во время одной из битв с гвельдами, внезапно погиб сам Сиг. Однако, именно в тот, критический для него момент, Джелира и выручили собственные навыки эскулапа: понимая, что терять больше нечего, он, как истинный альтруист, принялся совершать первые попытки лечения раненных, в числе которых, оказался и сам Вилюс Гюв, тогда ещё пребывавший в звании полковника! И, именно то - что умело наложенные им повязки, да приготовленные лекарственные снадобья за считанные дни начали возвращать к жизни даже самых тяжелораненых воинов (а также поставили на ноги будущего королевского генерала!) - резко изменило его судьбу! Ибо, после сего успеха, сам Гюв, даже не глядя на его "варварское" происхождение, тут же посвятил его в рыцари и, более того, сразу же в рыцари-сержанты!
   Вот, с той поры, Джелир, служа десятки лет в королевских войсках (получив ещё и звание старшего сержанта), благодаря тысячам вылеченных им раненных, приобрел огромную репутацию и хорошее отношение среди всех форцальдских воинов. Он мог бы легко стать полковником, если бы не законы королевства, запрещающие возводить в высокие звания тех рыцарей, которые не происходили из знатных фольдов. Поэтому, попав под влияние молодого капитана Дагона (коему изначально сам был сержантом!) он, в сей год Серебряного Единорога, и решился на дезертирство из армии. Дезертирство в большой мир, который, кроме походов, он так толком ещё и не видел.
   - У-ох-хох-ох! - вдруг раздался басовитый вздох их третьего соратника Фиренса Силса, который, очнувшись от дремоты, как обычно с похмелья потянулся к прикрепленным к седлу походным флягам.
   Отцепив одну и быстро раскрутив на ней крышку, он поднес её к губам, однако, оттуда так и не пролилось и капельки жидкости.
   - Чорт! - сразу же выругался бородатый рыцарь-сержант. - Кажется кончился эль...
   Ему было сорок два года. Крепкий, коренастый, он обладал широким круглым лицом, большими серебристыми светло-серыми глазами (всегда полусонно глядящими из-под высоких дуг густых темно-рыжих бровей!), крупным курносым носом, пухлыми алеющими губами, и пышными темно-рыжими усами, опущенными в густую, но не длинную поросль бороды. С типичным глубоким бацинетом на голове, он был закован в благородную ламеллярную броню (состоящую из твердых рядов блестящих серебристых пластин), усиленные латные перчатки и усиленные кольчужные сапоги. Как всегда, его основное вооружение (кроме висящего на поясе ножа) располагалось за собственною спиной - выглядывая из-под треугольника стандартного рыцарского щита, оно состояло из большого зазубренного меча (прозванного среди воинов истинным Мечом Войны!), и массивного самозаряжающегося военного арбалета. Однако, несмотря на такое элитное снаряжение (которое, так же как у Дагона весило около 42-х килограмм!), да неплохое оружие, он все равно производил впечатление простецкого мужика, какого можно было встретить в любой деревеньке, селе или рыбацком поселке.
   И, это впечатление отнюдь не являлось обманчивым, ибо, Фиренс, действительно происходил из обычной семьи северных нордов-охотников, и, так же как и хергит Джелир, лишь одними прихотями непредсказуемой судьбы, однажды оказался в элитных королевских войсках Форцальдии!
   Судьба начала благоволить Фиренсу с 15-ти лет, когда, его отец, известный охотник Тодд Силс, отправил его на службу к своему старому другу рыцарю Палу Видону. Этот благородный фольд сразу выявил в нем не дюжую силу и необычную меткость, за что и произвел в собственные оруженосцы. Уже через несколько лет спустя, когда на обычной охоте на них внезапно напала целая дюжина лесных разбойников и, Фиренс, храбро вступив в бой, мигом уложил одних стрелами из арбалета, а других лезвием меча - Видон, в знак благодарности даровал ему самый настоящий рыцарский титул! Однако, даже будучи в статусе рыцаря, ему ещё некоторое время так и приходилось быть лишь придворным охотником. Приходилось, пока замок Видона не посетил королевский полковник Вилюс Гюв. Именно при нем, будучи на совместной охоте, Фиренс, с расстояния в 300 метров сразил выстрелом из арбалета саму оранжу - лань, считающуюся самой заветной добычей в среде всех охотников королевства! Впечатленный Гюв тогда сказал молодому берсерку, что его армии нужны такие меткие стрелки и... тут же забрал с собою в поход!
   Уже, будучи на войне, Фиренс действительно оправдал все надежды полковника - лихо отстреливая гвельдов с воинских арбалетов, да снося им головы большим зазубренным мечом, он прослыл среди сослуживцев настоящим неистовым воином и обрел большое уважение почти серди всех фольдских рыцарей. Но, несмотря на многочисленные подвиги, он смог дослужиться лишь до звания сержанта, ибо, слегка грубоватый нордский нрав, жесткая прямолинейность в речах, да частое пристрастие к элю, рушили в нем всякую дисциплинированность и этим никак не способствовали к более высокому продвижению в воинской карьере.
   В то время, когда Гюв стал генералом, а в армии появился Джелир Кедад, его уже чаще называли Выпивохой, а не берсерком. Однако, не обращая никакого внимания на насмешки соратников, он очень сдружился с долговязым хергитским Миротворцем, а позже и с Дагоном Ночным Всадником. И... в данный год Серебряного Единорога, узнав, что они замышляют побег, тоже охотно дезертировал с ними из опостылевшей ему королевской армии.
   - Вы только об эле и думаете! - подколов его, рассмеялся Дагон. - Такое ощущение, что вам он порой заменяет сам воздух!
   Джелир тоже с улыбкой взглянул на пробудившегося старого вояку, который, находясь на тяжелом коне, негласно являлся в их в отряде вроде конного тарана.
   - Зря вы смеетесь... - шумно зевнув, заворчал в ус Выпивоха. - Эль это напиток богов! Только благодаря ему наши войска и выстояли против напыщенных гвельдских гусей в героической битве при Савенне! Ох, и до чего же это была славная мясорубка! Ох-ох!
   - Ну-ну, - весело переглянувшись с Джелиром, скептически произнес капитан-рыцарь. - А я всегда думал, что главную роль там сыграли три вовремя подоспевших стрелковых взвода лейтенанта Фундука!
   - Нет! Не Фундук, а эль! Только божественный эль, наполнив наши сердца храбростью берсерков, тогда одержал решающую победу! - категорично замотал головою Фиренс, и, обернувшись назад, кликнул свою оруженосицу. - Греда! Ко-о-мне!
   От зычного голоса рыжебородого сержанта, находившаяся в полусне девушка тут же вздрогнула и быстро подогнала коня.
   - Да сэр? - тихим приятным голосом отозвалась она, оказавшись рядом с Выпивохой.
   Готовясь выполнить любое его поручение, она сонным взором взглянула и на Дагона, однако, тут же смущенно опустила глаза.
   "Влюблена, все-таки она в меня влюблена... - с улыбкой подумал Дагон. - Интересно, из-за того, что я тут единственно кто ещё молод, или из-за того, что я капитан? Ведь, помимо моей милашки Клюзи, даже Зимар испытывает ко мне явную симпатию".
   - Греда, - обратился к ней Фиренс. - У тебя не осталось эля?
   - Нет, сэр, - так и не поднимая взора, ответила дева-оруженосица. - Но сегодня я вам могу дать кусок копченой рыбы и флягу воды - это последнее что у меня осталось...
   У неё был вытянутый овал бледно-молочного лица, большие серо-голубые задумчивые глаза и сочные ярко-малиновые губы. Громоздкий круглый шлем стражницы (с наносником) и серая чешуя кольчужного капюшона скрывали её длинные светло-русые волосы, стройное тело легкая кольчуга, длинные ноги кольчужные сапоги. Вместе с этой, стандартной для всякой оруженосицы немудреной амуниции, она имела оружие в виде большого охотничьего лука (с комплектом в 30 стрел), меча и ножа, а на своем гунтере (помимо фляг и кожаных сумок с припасами) ещё тройку капканов и три мотка колючей проволоки.
   Глядя на её лицо - молочное лицо типичной северянки - в Дагоне, в очередной раз невольно возник мысленный образ Эмиры Вальде - самой знаменитой в Форцальдии нордки, которая, вместе с группою беатских дев-меченосиц, давно слыла серди войск смелой, отважной воительницей, не лишенной настоящего рыцарского благородства!
   - Неужели совсем уж не осталось эля?! - удивленно вскинув мохнатые брови, вновь переспросил деву Фиренс. - Хотя бы просто промочить горло?!
   - Нет, сэр, не осталось, - подтвердила Греда Норме.
   - Чорт! - выругался сержант, и, с немного насмешливым тоном обратился уже к Дагону. - Капитан, вынужден доложить, что весь наш провиант сошел на нет! Чего изволите делать?!
   - Фиренс прав, капитан, - выступил и Джелир. - У меня самого остались лишь две фляги с родниковой водой, да три мешочка чаю, а у Зимар, несмотря на ещё хороший запас воды, из съестного только один круг сыра и три копченой рыбы.
   - Да-а-а-а! - покосившись на старшего сержанта, не без новой насмешки протянул Выпивоха. - Дело серьезно - если уж у нашего экономиста все кончается, то считай, что полный капкан!
   Дагон взглянул на него и, по потускневшим водам серебряных глаз сразу понял, что истощение провизии и любимого эля, всерьез озаботило славного берсерка.
   Сам хорошо помня то, что, после вчерашнего бивака у него тоже осталась последняя фляга пресной воды, да небольшой кусочек заплесневелого сыра (при том, что у его Клюзи, также богатой водой как Зимар, сейчас находилась лишь пара старой копченной рыбы с небольшим мешочком лесных орешков) он признал доводы соратников верными, но, как можно ободряюще произнес:
   - Ничего, друзья, вот и настало время лично добывать пропитание. Думаю, в этих лесах так много всякой живности, как и листьев на их деревьях. Кого-нибудь да подстрелим...
   - Подстрелим! - заворчал Фиренс. - Ну вы и крендель: здесь, похоже, водятся одни только волки! Всё чаще слышен их чортов вой!
   Шумные оханья, и словечки типа "чортов", "полный капкан", "крендель" и тому подобные вещи, исходили из лексикона сержанта из-за особенности диалекта северных нордов-охотников (часто любящих произносить в своих словах гласную "о"), который, за долгие годы военной службы сильно перемешался с ядреным армейским сленгом. Как эта особенность, так и манера вскидывать на покатый лоб пышность бровей, придавали ему в чем-то умилительный, в чем-то юморной вид.
   - Голод заставит, и волчатину сготовим на худой конец! - с невозмутимой улыбкой ответил ему Дагон и, обратился к Джелиру. - Не так ли, старший сержант?!
   - Так точно, капитан! - отозвался долговязый рыцарь-хергит. - Но, если сегодня начинать охоту, то надо приступать к ней немедленно, так как видите, день быстро подходит к концу.
   - Хорошо, сделаем привал, - проговорил Дагон и, вновь взглянул на Выпивоху. - Фиренс, вы часто рассказывали нам, что родились в семье охотников... Так вот, похоже, вам, наконец, представился случай продемонстрировать свои старые навыки! Как вы считаете?!
   Видя в глазах сержанта чуть спавший боевой дух, он решил пробудить его ностальгическими воспоминаниями о былом.
   - Да я бы рад, капитан... - хмуро ответил берсерк, призадумавшись. - Да только, ох, давно сие было... Вы же знаете, что все эти годы нас кормила лишь армия, которой, в свою очередь, поставляли продовольствие села и деревни...
   - Это верно, Фиренс, верно, - спокойным гласом подтвердил его слова мудрый Джелир. - Нас кормила армия. Но, теперь, для нас видимо настал первый момент платить за свою незаконную свободу в виде испытаний голодом. Ведь, в мире, всякое действие влечет за собою какие-либо последствия. Может в некоторых случаях и не сразу, но влечет. В нашем же случае, возможный голод, расплата за дезертирство.
   - О, наш Миротворец снова умничать начал, - проворчал на него Выпивоха. - Вас и хлебом не корми, а дай-ка поумничать!
   - Ничего, Джелир, - в свою очередь проговорил Дагон, внимательно высматривая наиболее подходящее место для очередного привала. - Выкрутимся. Из смерти не раз выкручивались, и с голодом справимся... Отряд, стой!
   По его приказу все натянули поводья и разом остановили коней у небольшой полянки мягко набегающей на лесную тропу. И, уже через минуту, все девы-оруженосицы, первыми соскочив с седел, помогли рыцарям сойти со своих коней на пушистый ковер сочной зелени.
   - Хорошее место для привала, - проговорил Джелир, сразу ложась в её объятия. - Лошадям есть чем поживиться... Но, кого же мы отправим на охоту, капитан? Ведь, из оруженосиц, только у Клюзи и Греды есть стрелковое оружие, и то у вашей девы оно осадное.
   Дагон понял, что имеет в виду старший сержант - из всего стрелкового оружия, осадный арбалет имел один существенный недостаток - его постоянно приходилось перезаряжать, прилагая некоторые физические усилия. Это являлось некоторой тратой времени, а, учитывая то, что его 22-летняя оруженосица была ещё совсем "зеленой" в стрелковом деле, то надеяться на неё действительно излишне не приходилось.
   - Выбирать не приходится, - проговорил он и, после недолгих раздумий обратился к иному соратнику. - Фиренс, ваша Греда отправится с Клюзи на охоту. Надеюсь, её лук и стрелы в хорошем состоянии?
   - Да, в неплохом, - отозвался Фиренс (который, не без помощи той же оруженосицы, расстегнувшей паховый доспех, спокойно облегчался по-маленькому, одновременно жуя последнюю припасенную ею рыбу!) - И весь комплект стрел тоже в порядке. Однако, я не уверен что Гредочка будет сегодня метка - ведь мы были в дозоре.
   - Выбирать не приходится, - повторился капитан и, невольно поморщился - сцена, в коей оруженосица, стоя пред Выпивохой на коленях, заботливо придерживала его мочащееся толщенное "орудие" (дабы он не замочил поножи!), всегда казалась ему верхом неприличия!
   Однако, прекрасно зная воинский устав (позволяющий рыцарям обращаться со своими подопечными как им заблагорассудится), Дагон ничего не смог сказать сержанту и, даже сам смутился, когда внезапно столкнулся с взглядом Греды (коя, увидев, что он следит за их "мокрым делом", мгновенно впала в "краску"!)
   "С другой стороны, мы же больше не в армии, - подумал капитан-рыцарь, быстро отходя от них с чувством невероятной неловкости. - Возможно, мне нужно разработать свой личный устав... С определенными поправками..."
   С этими раздумьями он подошел к своей оруженосице Клюзи Вирин, которая привязывала к дереву его тяжелого рысака.
   - Клюзи, ты и Греда отправитесь на охоту. Только, для начала разожгите для нас костер.
   Мило улыбнувшись ему, девушка ответила утвердительным кивком головы.
   Юная, чернявая, со смазливым овальным личиком, огромными "оленьими" глазами, выпирающим вперед круглым, слегка курносым носом и небольшими розовыми губками - она, несмотря на воинское снаряжение, чем-то смахивала на девственную трепетную лань. Но, будучи как само воплощение юности, всегда веселой и улыбающейся, она все же имела один существенный врожденный порок - немоту, которая впрочем, никак не влияла на её хорошее отношение с соратниками.
   По уши влюбленная в капитана, она всегда с большим энтузиазмом выполняла все его поручения - и сейчас, коснувшись его губ в легком поцелуе, она, весело оглядываясь на него, сразу принялась собирать сухие ветви к костру.
   "Всё же она милашка... - подумал Дагон, с улыбкой поглядывая на преданную оруженосицу, к которой присоединились и остальные девы. - Разве я мог бы с ней так поступать как Фиренс с Гредой?"
   Он, отстегнув с седла сверток синего плаща, расстелил его неподалеку от лежащего Джелира и уселся на нем. Облегчившийся берсерк же, проделав то же самое со своим, примостился напротив них - покончив с оставшимся куском рыбы, он теперь лишь временами подносил к губам горлышко фляги с водой.
   Сам лес, вокруг них, стремительно растаивал в наплывающих сумерках. В темнеющих кустах заиграли звонкими перезвонами симфонии цикад и сверчков. Воздух сполна обнажился сочной хвоей и стал шкодливо ласкаться щекоткой прохлады.
   Отдыхая с пути, соратники молча прислушивались к извечным звукам леса, да по хрусту веток собирающих их дев.
   - Ох-ох-ох... - первым нарушив молчание, тяжело заохал Фиренс. - Как же не хватает эля!
   В снисходящих сумерках вечера его борода значительно потемнела, а озабоченные серые глаза стали ещё грустнее.
   - Не беспокойтесь, сержант, - проговорил Дагон, мечтательно глядя в наступающие тени. - Доберемся до ближайшей деревни - выделим вам целую бочку... Я, например, больше всего желаю сейчас скинуть с себя всё это железо и сигануть в студеные воды какой-нибудь речки.
   - Я тоже был бы не прочь искупаться, - отозвался Джелир. - Купание - это часть гигиены, а гигиена - это залог хорошего здоровья.
   В этот момент, (всё также лукаво поглядывая на капитана), к ним подошла Клюзи Вирин и положила первую охапку собранных веток. За нею, с ничуть не меньшим "кустарником" в руках появилась Зимар Каед.
   - Зимар, - обратился к ней Дагон. - У тебя ещё остались спички?
   - Да, мой капитан, - ответила оруженосица красивым певучим голосом. - У меня ещё целых шесть коробков.
   - Целых шесть?! - удивился он. - Умница! Вот это бережливость!
   Она сверкнула обаятельной белозубой улыбкой и скрылась в лесных зарослях в поисках новых веток.
   "И Зимар тоже очень красивая, - подумал про себя Дагон. - Впрочем, как любая метиска... Этот плавный фольдский овал лица и лучистые изумруды больших глаз... Чисто восточный острый носик, да пышные крылья бровей... Вьющийся рыжий мёд северных волос и южная бронза кожи... Запад и Восток... Лед и пламень... Да, она чертовски привлекательная девушка!"
   С этой мыслью он взглянул на Джелира и улыбнулся - не будучи метисом, тот все же взял себе в оруженосицы хергитскую полукровку, негласно провозгласив себя её нареченным отцом!
   - Друзья, - немного устало пробасил в бороду Фиренс, когда со своими ветками появилась Греда Норме. - А я был бы не прочь сейчас заняться огуливанием. Ведь, что для солдат является вторым утешением после божественного эля? Конечно же огуливание девиц!
   Рыцари весело рассмеялись, ибо, огуливанием, как в среде плебса федов, так и на армейском языке, пошло значилось заниматься любовью, интимными делами.
   - Чего смеетесь?! - удивленно вскинул брови Выпивоха. - Мы, как-никак, с неделю вольные рыцари! Но, вот только по старым армейским привычкам, почему-то, как и прежде продолжаем следовать некоторым правилам!.. А ведь, мы же не только воины, но и мужчины с естественными потребностями!.. Ох-ох, если бы не латы, я бы каждый день огуливал свою Гредочку!
   - Не уж-то бы огуливали?! - всё смеялся Джелир. - А потом сами бы и обхаживали оруженосицу на сносях?!
   - Как это?! - изумился берсерк. - Вы что, Миротворец, не взяли противозачаточную настойку?!
   - Есть промах, - кивнул рыцарь-хергит. - Как-то не подумал об этом. Ведь самому мне чужды плотские желания, да и Зимар мне как дочь... А о вас, да, не подумал.
   - Остолоп! - вспыхнул Фиренс. - Значит, я лишен не только эля, но и огула?! "Хороша" же наша свобода, ох, "хороша"!
   - Да не распаляйтесь вы так, - проговорил Джелир. - Сделаю я вам новую настойку. Тем более она делается из лесных цветков тлины, фока и пикты. Думаю их много в этих местах.
   - Ну, ладно, - уже примирительно проворчал Выпивоха. - Видимо, пока Гредочке так и придется мне орально... На безрыбье и орал "рыба"...
   Дагон с усмешкой покосился на зрелого сержанта - почти через ночь он слышал с его стороны какие-то приглушенные оханья, перемешивающиеся со смачными чмоканьями, но, только сейчас осознал, что всё это время, тот заставлял свою оруженосицу орально ублажать его.
   "Да-а-а, Фиренс, - только и подумал он. - Вы, оказывается, сами ещё тот "крендель"! Однако, несмотря на все эти загогулины, вы, все-таки были и остаетесь хорошим бойцом!"
   - А вас, капитан, не мучает плотский голод? - хитро сузив свои темные воды глаз, спросил его рыцарь-хергит.
   Он так и лежал на спине в зеленой шерсти травы, сложив возле себя верную воинскую косу.
   - Да нет, Джелир, - ответил Дагон. - Пока особенно нет.
   - Тоже мне беатки собрались! - снова заворчал Фиренс, также укладываясь на спину. - Как я вижу, у нас действительно образовалось настоящее непорочное братство! Воины Святой Простоты! Ох-ох!
   Рыцари вновь рассмеялись и их смеху на ветвях деревьев тут же откликнулись зашелестевшие гривы листвы.
   Вскоре оруженосицы нагромоздили неплохую гору собранных веток. Зимар, накидав на них попутно добытую рыжую вату болотного мха, подожгла его спичками и, через него быстро разожгла костер.
   Пламя огня сразу откинуло мрак за кусты и заиграло переливчатыми медными бликами в латах, чешуе кольчуги и шлемах соратников, и их соратниц. Медленно поглощаемые им ветки трещали в его языках, метали в темный лесной воздух яркие искры и обдавали приятною теплотой.
   Помня наказ Дагона, Клюзи и Греда сняли со спин стрелковое оружие и исчезли в лесистых кустах. Зимар же вытянулась около капитана в ожидании дальнейших поручений.
   Видя это, он отдал привычный "вечерний" приказ:
   - Зимар, ограждать!
   - Слушаюсь, мой капитан! - громко крикнула двадцатипятилетняя полукровка и, тут же направилась к своему чахлому гунтеру, у которого и находилось всё необходимое.
   Ограждением в среде форцальдских воинов называлась процедура защиты лагеря на привале. Несмотря на предписание устава, на сей счет гласившего оставлять в дозоре одного рыцаря и его
   деву-оруженосицу, отряд должен был дополнительно ограждать территорию своего бивака не менее тремя линиями колючей проволоки, а также, помимо них, ещё расставлять и несколько массивных капканов! Это являлось хорошей защитой как от двуногих, так и обычных хищников - невидимые под покровом ночи, они приносили им первый и весьма болезненный урон, а отряду ценное время, чтобы подняться и отразить внезапную атаку. Заниматься ограждением поручалось девам-оруженосицам (и это несмотря на то, что у них и так было немало обязанностей в виде заботы о провианте, уходе за амуницией и оружием своих рыцарей!) - они же, с рассветами, обратно свертывали проволоку и разряжали капканы.
   - Капитан, думаю, зря вы отправили оруженосиц на охоту, - проговорил Джелир, посматривая в темный мрак леса. - Уже слишком темно. Вряд ли они кого-нибудь подстрелят.
   - Возможно, - согласился Дагон. - Но, на сегодня нам так и так ещё хватит еды. Если девчонки вернутся ни с чем - с утра отправимся на охоту все вместе.
   - Разумно, капитан.
   Фиренс, задумчиво уставившись в пламя костра, в очередной раз издал из себя глубокий вздох.
   Некоторое время они так и сидели молча, посматривая то на горящие ветки, то на действия Зимар, которая уже наполовину натянула меж стволов окружающих деревьев первую полосу иглистой проволоки. Однако, внезапно раздавшиеся крики из леса, вмиг заставили их насторожиться.
   Не зная что и думать, соратники переглянулись между собою и сильнее вслушались в звуки леса.
   - Капитан! Капитан! - уже отчетливее послышался голос, принадлежащий оруженосице Греде.
   Он приближался, звуча высоко и явно взволнованно.
   - Волки?! - спросил друзей Фиренс, сразу вскакивая на ноги и доставая из-за спины массивный зазубренный меч.
   - Или разбойники, - отозвался Джелир, поднимаясь вслед за ним, машинально беря военную косу.
   Дагон молча вытащил меч. Зимар же, вмиг, отбросив проволоку, достала оружие идентичное рыцарю-хергиту - воинскую косу, но укороченного типа.
   Привыкшие на войне к различным ситуациям, рыцари были готовы с боем встретить любую опасность!
   Прошла ещё минута напряженного ожидания и, вот, к ним из-за деревьев выскочила одна Греда Норме - её бледное лицо было напуганным, а грудь, скрывающаяся под легкой кольчугой, заметно вздымалась от только что проделанного спринта.
   - Капитан! - еле переводя дух, обратилась она к Дагону. - Неподалеку отсюда мы наткнулись на болото, в котором увяз какой-то мужчина! Он просит помощи! Что делать, капитан?!
   - Где Клюзи? - быстро спросил её он.
   - Она там, рядом с ним, капитан!
   - Хорошо, веди к этому месту! Джелир - вы со мной! Фиренс - остаетесь с Зимар на страже!
   Вместе со старшим сержантом он тут же последовал за Гредой. Берсерк же, не убирая оружия, послушно остался с полукровкой на месте - в обычных беседах с капитаном он мог, как угодно фамильярничать и даже остро подкалывать его, но, как настоящий воин всегда чётко следовал его приказам.
   Окутанный густым мраком лес казался ещё более плотным и грозным. Однако, не обращая внимания на тьму и цепкие ветви встречных кустов, Дагон и Джелир смело двигались за быстро семенившей впереди оруженосицей. И, вскоре, сквозь емкий шум веток и тревожный плеск листвы, они уже сами услышали некий мужской глас, взывающий о помощи.
   - Спасите меня! - молил голос далеко немолодым сиповатым тембром. - Меня уже затянуло по самую грудь! Ну, что же вы молчите?! Скажите же что-нибудь - ведь я погибаю!
   "Как же Клюзи ответит ему, если она немая?!", - подумал Дагон, сообразив, что несчастный обращается к его молодой деве.
   Греда вывела их к болоту, и они сразу увидели в нем неясный силуэт полузатонувшего мужчины, неподалеку от которого стояла Клюзи - не зная как помочь человеку, она отчаянно переминалась с ноги на ногу и нервно прижимала к груди осадный арбалет.
   Заметив Дагона, она сразу бросилась к нему, умоляющим взглядом прося помочь утопающему.
   Ободряюще похлопав её по плечу, он подошел к болоту и обратился к неизвестному:
   - Вы попали в беду?
   - Да, я убегал от страшных преследователей и неожиданно оказался в этой трясине, - быстро ответил тот. - Умоляю вас, не дайте мне сгинуть в ней! Я не разбойник и не пират, а всего лишь охотник из ближайшей деревни... Спасите, не оставьте в беде!
   Недолго думая, Дагон кивнул Джелиру. Старший сержант, без слов поняв приказ, осторожно подошел к краю болота и протянул утопающему обратную сторону воинской косы. Мужчина, увидев её, намертво вцепился в крепкое древко, и, долговязый рыцарь-хергит, обладающий неплохой силой, сразу вытянул его на твердую землю.
   - Ох, спасибо, большое спасибо вам, добрые странники! - сразу же расчувствовался спасенный охотник, лица которого было почти невидно во тьме. - Вы спасли мне жизнь и, кто-бы вы небыли, теперь я перед вами в неоплатном долгу! Спасибо!
   - Пройдемте к нашему костру, - предложил ему Дагон, даже во мраке заметив сияющие улыбки оруженосиц, довольных исходом ситуации. - Думаю, вам надо отогреться и просушить одежду.
   - Спасибо, огромное спасибо! - с возбужденным сипением продолжал благодарить мужчина. - Я в долгу перед вами! В огромном долгу!
   Придерживаемый за руку Джелиром, он последовал за Дагоном и оруженосицами в сторону их бивака.
   Вскоре, они вышли к костру из зарослей леса - Фиренс с Зимар, увидев, что они ведут кого-то одного (и явно непохожего на врага), сразу убрали оружие.
   - Это охотник из ближайшей деревни, - пояснил им капитан-рыцарь. - Греда с Клюзи обнаружили его тонущим в трясине, а мы спасли его.
   Фиренс с подозрением взглянул на спасенного и, снова молча опустился на расстеленный плащ.
   Дагон, Джелир и девы же, только сейчас, в свете горящего огня, сумели рассмотреть вызволенного из беды мужчину.
   На вид ему было уже около шестидесяти лет. Он имел худое, немного вытянутое лицо (испещренное паутинами глубоких морщин), темно-карие глаза (задумчиво мерцающие из-под высоких крыльев густых темных бровей), крупный округленный нос (с вздутыми краями ноздрей), большие темно-сизые губы и, опущенные темно-русые усы, сливающиеся с такою же мастной короткой бородкой. Его голову покрывала светло-коричневая степная шапка (хергитского типа - кожная с меховой подкладкой), тело - кожаный коричневый жилет (наполовину заляпанный темной гуашью болотной грязи), руки - светло-коричневые кожаные перчатки, а ноги - коричневые кожаные сапоги.
   Помимо сей неброской одежды, он тоже оказался при неплохом вооружении: у него имелся тугой охотничий лук, который покоился на поясе в специальном кожаном чехле; пара больших ножей, вдетых в тот же пояс; веревка для аркана; колчан со стрелами и, небольшой круг деревянного щита за спиной.
   Однако, почти всё это оружие также было хорошо испачкано в грязи и находилось в не очень приглядном виде.
   - Присаживайтесь, - предложил ему Джелир, подав флягу с оставшейся родниковой водой.
   Охотник, благодарно кивнув, взял её в руки и стал жадно глотать живительную влагу. Разом опустошив с половину жидкости, он, снова кивнув рыцарю-хергиту вернул её и, начал стягивать с себя загрязненные вещи, которые, тут же принялся расстилать на траву перед костром на просушку.
   С интересом следя за ним, Дагон с Джелиром уселись на свои места, а девы уже все вместе принялись заниматься проволочной оградой.
   - Спасибо вам, добрые люди за то, что спасли мне жизнь, - проговорил рыцарям спасенный, когда, оставшись лишь в одних кожаных трусах, тоже подсел к огню. - И, наверное, первое, чем я могу уже отплатить вам за такую огромную услугу, так это предостеречь от той беды, которая недавно обрушалась на мою деревню, доселе невиданным проклятьем... В общем, мои новые друзья, заклинаю вас всеми богами - если вы держите путь дальше, то лучше поворачивайте коней! Ни в коем случае больше не двигайтесь по этой дороге, она приведет вас в саму преисподнюю!
   Охотник проговорил это столь возбужденно, что все его морщины нервно задергались на сухом лице, а карие глаза словно налились пламенем.
   - В преисподнюю? - удивился Дагон, переглянувшись с соратниками. - Что вы хотите этим сказать? Расскажите подробнее...
   Видя пред собою находящегося в солидном возрасте мужчину - пусть и с уже изрядно повядшей мускулатурой груди и рук (на коих зияли многочисленные полоски белесых шрамов) но, все-таки широкоплечего и ещё вполне крепкого - капитан-рыцарь интуитивно почувствовал, что дело действительно весьма серьезно!
   - Хорошо, расскажу всё по порядку, - проговорил старый охотник, проведя ладонью по слегка поседевшим русым волосам, стилизованным в типично деревенской прическе "под горшок". - Меня зовут Вуад Суммон, и, как я уже вам говорил, я обычный охотник. Я родился в этих краях в деревне Сомит, находящейся неподалеку отсюда возле речки Витки. Как все феды, уже с юных лет работал в поле, чуть постарше пас различный скот, а когда стал юношей начал постигать искусство охоты. Надо сказать, раньше живности в этих лесах было много, и, пока были живы мои родители, я, даже несмотря на нечастые хорошие урожаи зерна, всегда обеспечивал их и себя всякой дичью и зверем. Впрочем, все наши люди в Сомите издавна не знали никаких лишений и не ведали нужд... Первая темная полоса появилась в наших краях всего лишь лет двадцать назад, когда, как вы знаете, началась большая война с гвельдами. Сюда стали постоянно наведываться королевские капитаны и в приказном порядке вербовать для армии наших юношей. Естественно, все матери и сестры не хотели, чтобы их сыновей и братьев уводили на войну. Они плакали, стенали, даже кидались на фольдских рыцарей, однако их никто не слушал - нас сгоняли как скот в военные гарнизоны и, там, сразу же целыми сутками напролет, начинали изматывать проклятой муштрой! Тогда настало совсем иное время, когда плуг и рыбацкие сети нам заменили меч и копье! Едва обучив обращаться с этими орудиями убийства, капитаны начали кидать нас в самое пекло боев, в которых тут же стала собирать свои богатые урожаи, вездесущая смерть... Много наших полегло уже впервые годы войны, и я уже значительно позже узнал о том, что именно деревенских парней, фольдские генералы никогда не жалели в своих кампаниях - всюду где было "горячо" с гвельдами, именно их, эти мерзавцы отправляли первыми на убой! Да, если высокородные рыцари всегда ценились в королевской армии Форцальдии, то мы - плебс - также всегда были нечто вроде скота! Однако, за 10 лет треклятой службы, мне посчастливилось остаться в живых и даже получить звание сержанта. После этого срока, по причине того, что я не был аристократических кровей и никак не мог претендовать на дальнейшее развитие воинской карьеры, мне разрешили демобилизоваться, и я сразу вернулся в деревню. Со мною вернулись немногие. Да и те, кто вернулся, были почти что калеки. Я и сам-то, глядите, весь в "отпечатках" тех прошлых войн. Однако и родная деревня уже была не той как раньше - она значительно обеднела, многие матери, не дождавшись своих сыновей, от горя раньше срока ушли из жизни, а из мужчин, в большинстве своем, остались лишь глубокие ни на что негодные старики. Просто некому было сеять на полях, их обрабатывать и пожинать плоды. От женщин я узнал, что весь скот, в качестве военного налога, уже давным-давно увели всё те же королевские капитаны, и, что они сами уже несколько лет живут почти что впроголодь. Также я узнал, что мои родители давно скончались... Но, даже увидев эти бедствия, я, с оставшимися соратниками, не впал в уныние (все-таки, за годы службы в нас выработалась армейская закалка!). Мы принялись возрождать хозяйство и, всего за год, Сомит стал выглядеть вполне примечательно. Когда же, мы случайно обнаружили, что в речке Витке стало рыбы в три раза больше чем прежде (ведь её не ловили там целых десять лет!), мы занялись в первую очередь рыболовством, а затем и охотой, деля трофеи, как себе, так и для торговли... Дела быстро пошли в гору и стали ещё лучше, когда я, помимо успешного овладения различным ремеслами, стал привлекать в свою деревню молодые пары из иных разорившихся из-за войны деревень, также обучая их рыболовству, охоте, а позднее и остальным ремеслам. И, все эти усилия принесли свои плоды - в последние два года всё стало почти так хорошо, как это было до войны... Хоть сам я лично так и не женился и не завел детей, но в каком-то смысле, воспитал многих иных юношей и... вот...
   Нервно задергав губами, Вуад Суммон вдруг замолк, совсем дико уставившись во взвивающиеся языки рыжего пламени.
   - Что "вот"? - спросил охотника Фиренс, невольно проникшись его откровеньями.
   - Сегодня, после полудня я как обычно отправился в лес на охоту, - продолжил Вуад. - Подстрелил из собственноручно сделанного лука тройку зайцев и вскоре стал возвращаться назад. Однако, уже при подходе к мосту (у нас через Витку пролегает небольшой деревянный мост) сразу заметил неладное - казалось, что на противоположном берегу собрались все жители деревни! Они почему-то ожесточенно размахивали друг на друга руками, отчаянно кричали, а некоторые даже дрались меж собою! Думая, что произошла какая-то беда, я, вытащив свои ножи, кинулся к мосту, дабы разузнать что случилось и, вдруг... прямо из-под склона, передо мной появилась группа людей! В первую секунду я даже не признал их, однако, по их холщевым серо-кожаным жилетам, да высоким резиновым сапогам все-таки понял - наши сомитские рыбаки! Но, какого они были виду! Все - с сильно позеленевшими лицами, какими-то белками вместо глаз и дико рычащими слюнявыми ртами - они казались просто одержимыми! Пронзенный ужасом я вытащил из чехла лук и стал пускать в них стрелы, но от волнения даже никого не задел! Они же, ещё пуще зарычав от неистовой злобы, тут же бросились на меня, вскинув вперед свои зеленые руки! Осознав, что они готовы просто разорвать меня на куски, я, сам закричав от испуга, кинулся от них прочь, быстро решив скрыться за зарослями леса! Слыша их топот ног и безумные выкрики, я, драпая что было сил, выбросил зайцев и стал метаться между деревьев, дабы сбить преследователей с толку. И, вот, когда они, наконец, от меня отстали, я, с трудом переводя дух (да унимая колотящееся сердце!) вскоре почувствовал, что буквально ухожу под землю! Оглянулся - действительно, стою посреди болота и, оно медленно засасывает меня в себя! Поняв, что попал в новое щекотливое положение, я, собрав последние силы, попытался выбраться, но так и не смог ни за что ухватиться... Вот тогда я и стал звать на помощь, даже забыв о том, что меня могут услышать те одержимые... Но, видимо, боги по прежнему любят меня, раз послали мне вас и выручили из этой верной погибели... Поэтому, я и прошу вас, не двигаться дальше по дороге, так как, похоже, все в деревни стали одержимыми... Ах, бедный мой Сомит! За какие же грехи на тебя обрушилось такое страшное проклятье?!
   Задав сей вопрос всемогущей, но молчаливой судьбе, охотник замолк, поджав сизость вздрагивающих губ. Казалось ещё чуть-чуть, и, он зарыдает навзрыд.
   - Нда-а-а-а, полный капкан! - воскликнул Выпивоха и, озадаченно поглаживая куст бороды, обратился к не менее озадаченным соратникам. - Как вы думаете - что всё это значит?! Не уж-то, все земляки этого несчастного, всего лишь за одни сутки превратились в зомби?!
   Дагон с Джелиром не знали что и думать. Оруженосицы же (уже протянувшие первую линию "колючки"), при слове "зомби", замерцали страхом в глазах, да опасливо за-озирались по сторонам.
   Ещё более пугая их, пронзив сию образовавшуюся минуту молчания, из зарослей 'выстрелил' протяжный волчий вой - отдаленный жуткий клич каждого лесного вечера.
   - Возможно, вашу деревню поразила некая вирусная инфекция, - наконец предположил Джелир, обратившись к Вуаду. - Которая и изменила облик ваших земляков, также сведя весь их разум к примитивным звериным инстинктам... Фиренс прав, это очень похоже на чуму зомбиз.
   - Вуад, а есть ли в вашей деревне какие-либо припасы? - спросил охотника Дагон.
   - Да, - ответил тот. - Но в основном сыры, копченая рыба, да пару мешков муки в амбаре...
   - О, сыры! - воссиял берсерк. - Соратники, помните, как одно время генерал Гюв держал нас на одних лишь сырах! Номарские сыры на завтрак, обед и ужин! При таком рационе, мы уже через месяц чуть ли не срали ими!
   - Так точно! - воскликнул капитан, сразу рассмеявшись вместе со старшим сержантом. - Сыры из Номара! У нас в полку была даже песенка: "Мы - рыцари генерала Гюва! Мы - славной Форцальдии сыны! Как сталь нас закаляют номарские сыры!"... Да, хороша была деревенька!
   Вуад Суммон внимательно посмотрел на смеющихся рыцарей и, заметив на Джелире геральдическое изображение королевского льва, не без удивления спросил:
   - Вы, что, дезертиры?
   Рыцари разом смолкли.
   - Мы не дезертиры, мы вольные латники, - усмехнулся берсерк, вновь смерив охотника пристальным взглядом. - Но, если все равно хотите кликать нас дезертирами, мы не обидимся. А почему не обидимся? Потому, что нам уже давно нечего стыдится - мы, верно отдали армии королевства не один десяток лет службы и потратили на его благо немало крови и здоровья... Теперь всё - паканкамай! Мы свободные люди, избравшие собственный путь - путь вольных странствующих рыцарей!
   - Понимаю-понимаю, - сразу же, извиняющимся тоном заговорил Вуад. - Я и не смел вас ни в чем укорять! Тем более, вы спасли мне жизнь! Но, скажите, кто у вас тут главный - вы, Фиренс?!
   Из-за того, что из троих друзей Выпивоха был самым болтливым, спасенный охотник подумал, что он и есть лидер отряда!
   - Хо-хо, нет, не я, - уже с улыбкой ответил Вуаду берсерк и, указав на Дагона, добавил. - Вот наш капитан.
   - Капитан?! - изумился охотник. - Такой молодой?!
   - Да, я ещё молод, - спокойно проговорил Дагон. - Но мои подвиги уже даровали мне это высокое звание.
   - Кстати, именно капитан и предложил нам покинуть армию, - хитро косясь на охотника, добавил Джелир. - И, мы ни чуть не жалеем об этом, ибо, за последние годы службы очень подустали от военных походов, с бесконечно сопутствующим им кровавым насилием...
   Не спеша, и излишне не перебивая друг друга, рыцари, под мерный треск костра, да пестрые звуки стемневшего леса, рассказали Вуаду истории своих жизней.
   - Но, как вы можете называться вольным братством, если у вас в отряде есть и девы-оруженосицы?! - удивился Вуад, когда внимательно выслушал всех соратников.
   - Да, есть недочет в определении, - согласился с его доводом Дагон. - За прошедшую неделю свободы, мы, ещё толком не поняли, как нам называться. Но, уверяю вас, я как-нибудь займусь созданием нашего собственного устава... А пока, можно нас считать некой странствующей военной семьей... Да, верно, мы в каком-то роде семья.
   - Тогда, капитан, - обратился к нему старый охотник. - Так как я вам обязан жизнью, не разрешите ли мне стать новым членом вашей семьи? Ведь, как вы понимаете, теперь у меня никого нет, и мне некуда больше идти...
   - Конечно, разрешаю, - ответил Дагон. - Учитывая наше катастрофическое положение с провиантом, такой охотник, как вы, нам не помешает. Вы приняты в отряд.
   - Спасибо, Дагон! - поблагодарил Вуад. - Вы не пожалеете об этом! Ведь я не только хороший охотник, но, как уже говорил, и неплохой ремесленник!
   Он встал и, радостно улыбаясь, благодарственно пожал руку молодому капитану, а затем и его зрелым соратникам.
   - Добро пожаловать в "семью"! - растягивая бороду в добродушной улыбке, поздравил его Фиренс, дольше всех тряся ему руку. - Теперь вы наш новый соратник - соратник из болота!
   Все рассмеялись его остроте и, вновь опустились перед бивачным костром.
   Тем временем, как и положено, девы-оруженосицы натянули три полосы колючей проволоки и, установив подле нее тройку медвежьих капканов, принялись за иную важную обязанность - подготавливать оставшуюся еду для своих мужчин.
   Клюзи Вирин положила на плащ возлюбленного капитана две копченой рыбы и небольшой мешочек лесных орешков, подав с ними также одну полную флягу с водой. Зимар Каед, на сложенном плаще своего "отчима" рыцаря-хергита, преподнесла ему целый кусок валеного мяса, один круг сыра, аж три копченой рыбы и две фляги с водой. Греде Норме же, уже нечего было дать Фиренсу - та фляга воды и кусок рыбы, которую она дала перед привалом, были действительно последними её запасами.
   Видя застывший вопрос в милом взоре Клюзи, Дагон одним жестом руки разрешил оруженосицам заниматься собою и, вскоре, девушки, сразу избавившись от шлемов (выпустив на волю потоки своих разномастных волос!) стали обустраиваться на личных плащах.
   Соответствуя уставу, они всегда располагались отдельно от рыцарей не менее чем в пяти метрах от них.
   Смотря на выданный ими оставшийся рацион, капитан глубоко призадумался и, когда Джелир подал ему валяное мясо с сыром (ибо, по уставу, всю лучшую пищу всегда получал тот, кто выше по званию!), он ножом разрезал первое на три ровных куска, второе на половину и... отнес их к оруженосицам!
   - Берите, - сказал он изумленным девушкам. - Ваш женский организм больше нуждается в подкреплении, чем наш...
   Оруженосицы, благодарственно глядя на него, с радостью похватали мясо и забрали кусок сыра.
   С улыбкой взирая на них, Дагон вернулся к костру и, вместе с флягой воды отдал другую половину сыра старому охотнику.
   - Примите этот сыр, - проговорил он. - После всего, что с вами произошло, вы должны восстановить силы.
   - Спасибо, капитан, вы очень щедры, - поблагодарил Вуад Суммон (не без интереса осматривая колючую ограду) и, сразу спросил. - Так что вы решили - продолжите путь дальше или повернете обратно?
   - Вы сказали, что в вашей деревне имеется еда, а нам, как видите, нужна пища, - ответил Дагон. - Поэтому, я решаю двигаться дальше и, если придется, атаковать деревню.
   - Я согласен! - отозвался Фиренс, с завистью поглядывая на лакомящихся мясом дев, и кисло на оставшуюся рыбу старшего сержанта. - Только скажите мне о главном Вуад - есть ли у вас в деревне хоть один бочонок божественного эля?!
   - Да, должен быть, - кивнул старый охотник, принимаясь за дарованный сыр.
   - Тогда я готов биться хоть прямо сейчас! - воскликнул берсерк, возбужденно сверкнув серыми глазами. - За эль я уничтожу и легион зомби!
   - А вы, что думаете, Джелир? - спросил Дагон рыцаря-хергита, беря у него одну из копченок.
   - Я тоже согласен с вашим решением, капитан, - ответил старший сержант. - Мы нуждаемся в пище и вынуждены её добывать... К тому же, я думаю, если деревню и вправду поразил какой-то вирус, то, возможно к утру, жители итак все будут мертвы.
   - А разве сами зомби, по сути, уже не являются мертвяками?! - удивился Выпивоха и, хоть и нехотя все-таки забрал у хергита рыбу.
   - Мне не очень верится, что люди действительно зомбировались, - признался Джелир, восточное лицо которого казалось сейчас значительно темнее, чем в свете дня. - Пусть всё рассказанное Вуадом и наталкивает на такую мысль, но... дорогие друзья, посудите сами, чтобы за короткий срок превратить всех жителей деревни в ходячих мертвецов нужна колоссальная магическая сила. То есть, сила очень могущественного некроманта!
   - Твоя правда, Миротворец, - согласился берсерк. - И вправду, откуда в этой глуши взяться теневым магам?!
   - Соратники, - в свою очередь обратился к ним Дагон. - Разве в последнее время вы сами не замечали, что в королевстве творится что-то неладное? Я лично не удивлюсь ничему.
   - Вы правы, капитан, везде идет какой-то мор, - проговорил рыцарь-хергит. - Но, в былые времена различные эпидемии и без всякого колдовства не раз косили миллионы людей...
   - Да пусть это будет хоть не "обычный" мор, а проделки некромантов, все равно они не остановят меня на пути к элю! - произнес Фиренс, хищно рвя крепкими зубами копченую рыбу.
   - Я тоже их не боюсь, - сказал Дагон. - Но надо быть готовым ко всякому. Будем действовать как на войне - завтра к полудню произведем вначале разведку местности, а потом уж быстро разработаем план дальнейших действий.
   - Так точно! - отозвались рыцари.
   Вуад, слушая их беседу, не без восхищения отметил:
   - А вы, как я вижу, невероятно смелые люди!
   - А то! - улыбнулся ему Выпивоха, на сей раз отцепляя от пояса полупустую флягу воды. - На службе у генерала Гюва даже самый последний трус, если хотел выжить в походе, быстро становился примером отваги! Хо-хо!
   Дагон взглянул на охотника - тот по-прежнему поглядывал на проволоку (а также временами и на дев!) явно не понимая для чего та натянута.
   - Это ограда, - пояснил ему он. - Если какие-нибудь разбойники или хищники решат накинуться на нас ночью, она сдержит их натиск, а нам даст время проснуться и принять оборону. Ну, а капканы, это уже скрытое дополнение к нашей защите.
   - Ловко придумано! - поразился Вуад. - А спите вы как, по-прежнему по-армейски - прямо на земле завернувшись в плащи?
   - Если погода не дождливая, то да, прямо на траве. В ином случае мы ночуем в небольших походных непромокаемых палатках, которые, возим с собою в свернутом виде на конях. Кстати, вам бы тоже не помешал конь. У вас они есть в деревне?
   - Имелись, капитан, но сейчас, как понимаете, не сужусь утверждать...
   - Если есть, вы должны будете хоть одного взять себе, иначе, без коня вам будет очень нелегко в моем отряде. Вы же понимаете, он понадобится вам не только в наших ежедневных передвижениях, но и для погрузки провианта и элементарных схваток с любым потенциальным противником, будь то хищники или враждебно настроенные люди.
   - Я это понимаю, капитан. Если завтра в Сомите найдется хоть одна лошадь, я заберу её с собою... Но, позвольте вас спросить ещё коё о чем...
   Старый, почти нагой охотник вдруг замолк, явно пронзенный неким смущением.
   - Спрашивайте, - разрешил капитан, также как и сержант во всю грызя рыбу.
   - Как зовут ту светловолосую оруженосицу, находящуюся справа от черненькой?
   - Её зовут Греда Норме. А что, вы уже положили на неё глаз?!
   Подколов его, он с Джелиром тут же прыснул легким смешком, Фиренс же недовольно насупился.
   - Нет, что вы! - воскликнул Вуад, смутившись ещё больше. - То есть, я хочу сказать она действительно симпатичная девушка... Как и все остальные ваши оруженосицы... Просто я спрашиваю потому, что именно она звала вас спасти меня. Черненькая же, хоть и не отходила от болота, но почему-то отмалчивалась.
   - Черненькая, это моя милашка Клюзи Вирин, - проговорил Дагон. - Она "отмалчивалась" потому, что с рождения немая... Сама Греда же, дева Фиренса. А ту, с вьющимися медовыми волосами зовут Зимар - она оруженосица Джелира.
   - Понимаю, - закивал старый охотник, смотря в сторону сидящих девушек. - Красивые девицы, с красивыми именами...
   - Надеюсь, что понимаешь... - чуть ли не угрожающим тоном произнес Фиренс, с бульканьем допивая воду из фляги. - Не знаю, почему у вас так и не образовалось семьи, но здесь свободных дев нет!
   - Да я... я... - стал даже заикаться от смущенья Вуад. - Я и не имел в виду чего-то этакого... Просто, меня с самого детства необъяснимо привлекают светловолосые девицы... Всегда у них робко просил позволения потрогать их необычные соломенные пряди... Всегда любовался ими и никак не мог налюбоваться...
   - Ну-ну, - проговорил берсерк. - По вам наглядно видно, какие странности с возрастом могут возникнуть у человека, который в своё время вдосталь не до занимался огуливаньем! Теперь, меня не удивляет этот сияющий в ваших глазах блеск плотского голода, а в ребре, колитесь, наверно, давно притаился тот самый похотливый бес?!
   Все рыцари громыхнули дружественным смехом, который привлек внимание даже невольных зачинщиц сего разговора, разом устремивших в их сторону свои прелестные глазки.
   - Ну, будет вам, Фиренс, смущать человека! - наконец проговорил сержанту Дагон. - Ведь, в этом нет ничего плохого, что мужчина, независимо от своего возраста, обращает внимание на представительниц прекрасного пола. Вот если бы он обратил недвусмысленное внимание на вас, меня или Джелира, то это было бы действительно странно! А так, всё в норме! Настоящий мужик!
   Он по-дружески похлопал смущенного охотника по плечу и обратился к соратникам:
   - Ладно, отбой! Завтра у нас, возможно, будет трудный день, поэтому, всем ко сну! Джелир - вы с Зимар в дозоре!
   - Слушаюсь, капитан! - ответил рыцарь-хергит и, так и не притронувшись к последней копченке своей оруженосицы, взял мешочек лесных орешков Клюзи.
   Дагон с Фиренсом тут же легли на расстеленные походные плащи, Вуад же растянулся прямо в траве.
   Вскоре, и поужинавшие девы-оруженосицы присоединились к рыцарям, тихо пристроившись рядом.
   Исполняя приказ капитана, Джелир, держа наготове воинскую косу, приступил вместе с Зимар к патрулированию небольшой территории.
   И, уже через час, пламя костра, неподдерживаемое новыми ветками, начало медленно чахнуть. Пропитанный весенней свежестью воздух сразу потемнел и стал более прохладным. Меж ветвей деревьев, в темных лоскутах неба, проявились мерцающие бисера звезд. Где-то высоко-высоко, путаясь в кронах, всё ярче окрашивая листву мягкою сединою, в парящем безмолвии струились серебряные потоки лунного света.
   Так и находясь при полном облачении, рыцари заснули здоровым крепким сном. Инстинктивно ища дополнительного тепла, оруженосицы, завернутые в плащи словно куколки бабочек, прижимались к мужчинам. (При чем Греде повезло - без эля, её берсерк сегодня спал без свойственного ему шумного храпа, из-за которого она часто не высыпалась и выглядела целыми днями "разбитой"!) Спасенный охотник, оказавшийся ценителем блондинок, даже во сне беспокойно шуршал в траве, мучимый толи своими ужасными видениями прошедшего дня, толи назойливыми насекомыми. Джелир и Зимар же, верно находясь на посту, бесшумными тенями продолжали блуждать вдоль натянутой "колючки", внимательно всматриваясь в воцарившийся полумрак лесной лунной ночи...
  
   -----
  
   Тьма, густая непроглядная тьма стремительно разлилась по пространству, мгновенно поглотив его собою с веяньем леденящий прохлады. Вместе с нею, все звуки леса тоже словно канули в бездну - не стало слышно ни посвиста ветра, ни стрекотания насекомых, ни даже воя волков. Лишь белесые контуры ветвей деревьев, с необычайно контрастным сиянием на них серебряных листьев, замелькали дивными паутинами в этом внезапно образовавшемся вакууме. Всё остальное же, будто бы вымерло.
   Невольно очнувшись, Дагон, не осознавая происходящего, лишь почувствовал то, что плывет или медленно летит сквозь... это застывшее пространство! Летит, полностью обнаженный и распятый неведомой силой, видя перед собою только проплывающие кусты, да слыша со стуком сердца, отдаленное уханье сов!
   И... вся эта непонятная тьма, собственная беспомощность и острое ощущение того, что его куда-то засасывает, мгновенно окатило его сознание настоящим ледяным ужасом!
   С высыпавшими по мускулистому телу мурашками, четко вспомнив вечерний рассказ охотника о проклятой деревне и разговорах про зомби, сердце Дагона гулко забилось, а душа сразу ушла "в пятки"! Пытаясь хоть как-то сопротивляться захватившей его неведомой силе, он напряг все свои мускулы но, напрасно, его тело продолжало вольно парить в потрясающем океане мрака, по ходу цепляя мерцающие гривы возникающих из него серебряных кущ!
   "Может это всего лишь сон, - подумал Дагон. - Очередной дурной сон, который сразу же развеется при первых лучах рассвета..."
   Дабы успокоиться от набегающих волн необъяснимого внутреннего страха, он, уже без всякой мысли, стал праздно смотреть на свет этих необычных кустов и, вместе с ощущением приятной прохлады, даже вскоре заежился в их щекочущих прикосновеньях. Однако, едва став успокаиваться, он вдруг услышал чей-то зов, прозвучавший вначале, словно из чрева, но затем мягким отзвуком отдавшийся в самой голове!
   - Дагон... Дагон... - уже со всей четкостью услышал он бархатный женский голос, тут же, певучим эхом мерно тая в бездне окружающей мглы.
   Он становился всё ближе, отчетливее, и, так манил своим таинственным завораживающим тембром, что замершему рыцарю-капитану стало казаться, что он просто просачивается в его тело и заполняет собою всю душу! Но... уже через минуту, вместе с этим дивным ощущением, его снова охватила зыбкость холодного ужаса, от коего сердце занялось в ещё более глухом сильном стуке, голова будто сжалась в крепких тисках, а в зубах, на пальцах рук-ног, (да еще чуть ниже поясницы!) появилось доселе неведомое им пульсирующее зудение!
   - Дагон... Дагон... - совсем близко прозвучал дивный голос, будто несущий с собою потоки невидимого меда.
   Не понимая, кто зовет его, (но сквозь всю лавину ощущений, интуитивно чувствуя то, что тут что-то нечисто!), дезертировавший капитан попытался вновь вырваться из невидимых пут, однако опять потерпел фиаско. Тогда он решил спросить кто это и, с удивлением обнаружил, что его язык... онемел!
   "Да что же это такое?! - уже не на шутку испугался Дагон, продолжая слышать свое имя из чьих-то невидимых женских уст. - После стольких лет службы, я, что, окончательно спятил?! И, всё это лишь проявление моего помутившегося разума?!"
   - Хахахахаха! - будто прочитав его мысли, тут же рассмеялся голос игривым смешком. - Ах, Дагон! Мой миленький Дагон! Ты, как и прежде, всё "грузишь" себя! Хахахахаха!
   "Черт возьми, кто ты?! - почти по-берсеркски выругался рыцарь на обладательницу очаровательного голоса. - Откуда знаешь мое имя и, что тебе надо?! Покажись, кем бы ты ни была!"
   Почти привычным приказным тоном потребовав последнее, он сразу смутился, вспомнив, что летит в воздухе абсолютно в "чем мать родила"! Однако, хоть и боясь (но где-то уже и отчасти завлекаясь таинственным голосом!), он действительно возжелал видеть ту, которая так ласкательно звала его по имени!
   Ожидая ответа под сильный набат сердца в висках, Дагон напряженно всматривался в чернь прохладного мрака. И, вдруг, в одно мгновенье перед ним развернулся ковер небольшой поляны, заново "вырос" густой седой лес, а на черном небе (без единой звезды!) снова всплыл мутный круг безликой луны!
   Поняв, что, на сей раз, просто завис над этой лунной поляной, он с удивлением ощутил, что весь странный зуд и всё его напряжение разом оставили тело, вернув ему прежнее чувство ночной прохлады! Вместе с этим, сквозь шум собственной крови, он тут же услышал воротившиеся звуки леса и... обратив внимание на лесные деревья, кожей почувствовал то, что сладкоголосая незнакомка явно была за ними!
   Действительно, не прошло и минуты, как "ширма" из серебристых ветвей словно расступилась и, перед ним, наконец, возникла обладательница голоса.
   "Что за чертовщина?!! - со всем внутренним ужасом тут же воскликнул Дагон, едва увидев её. - Да это же... это же суккуб!!!"
   Скалясь хищной улыбкой, явившаяся демонесса, вновь, будто прочитав его мысли, утвердительно кивнула головой.
   Высокая, под два метра роста, закованная в блестящие красные латы, она казалась инфернально грозной и в то же время дьявольски привлекательной! Ведь, несмотря на мягкий овал прелестного девичьего лика (с огромными горящими ярко-фиолетовыми глазами, прямым, необыкновенно длинным острым носом и слегка вздернутыми сочно-фиолетовыми пухлыми губами!) она имела все признаки настоящего демонического происхождения! Обладая мощными темно-фиолетовыми копытными ногами, такого же цвета длинным хвостом (с острым зигзагообразным концом!), большущими красно-рыжими перепончатыми крыльями, а также загнутыми назад крупными темными рогами (красиво сливающихся с развеивающейся огненно-рыжей горгонской гривой волос!), она казалась идеальной хищницей самого ада, способной сеять вокруг себя лишь смертельный ужас и ледяной трепет!
   Сраженный именно таким тихим ужасом (отразившимся в широко раскрытых глазах и отвисшей челюстью!), Дагон, бессильно смотрел на неё и, ежесекундно ожидал страшной погибели. Однако, демонесса (также зависшая в темном воздухе) казалось, не спешила его убивать - продолжая скалится клыкастой улыбкой, она, лукаво сверкая фиолетовыми огоньками в очах, лишь с неподдельным интересом рассматривала его мускулистое тело и... даже прыснула очередным полугиенским смешком, когда остановила взгляд меж его ног!
   - Негусто, негусто, - улыбаясь во всё острые зубки, сладко пропела она. - Для такого бравого воина как ты, негусто...
   Видя, что его гениталии так пристрастно осматривает пусть и инфернальная, но, все-таки, девушка, охоложенный страхом Дагон, вдруг невольно ощутил и легкую зыбь... приятного возбуждения!
   Будто почувствовав это, демонесса, хитро вспыхнув глазами, подлетела ещё ближе и, тихонько коснулась его груди... лезвиями своего хвоста!
  
   []
  
   - А какая светлая кожа! - продолжила она с иронией, медленно поведя сим своеобразным оружием по его телу. - Настоящая "кровь с молоком"! Словно у молодого теленка! А эти выступающие сексуальные мускулы... Смазливое женоподобное личико... Пухлые алые губки... Ах, Дагон, ты уже давно меня сводишь с ума!
   Просто немея от её щекотно скользящих по телу хвостовых лезвий, Дагон, ещё больше полыхнув возбуждением, непроизвольно уловил в чертах огне-гривой красотки нечто знакомое, сумев также разглядеть на ней небольшие гоблинские уши, темно-иероглифический татуаж в пурпурно-розовом теле и настоящие звериные коготки на длинных аристократических пальцах!
   "Чего же она хочет?!.. - наконец вспыхнула мысль в его отуманенном ужасом мозге. - Неужели она... сейчас отымеет меня?!.."
   Емко чувствуя на себе движения её хвостатой конечности, он, вдруг, со всей остротой осознал, что она, в любой миг, может спокойно рассечь его как нож масло!
   - Дагон, мой миленький Дагон, - тут же, с неким укором произнесла парнокопытная девица. - Передо мною сейчас ты беспомощен как обычный сопливый человеческий детеныш... А ведь в этом прелестном молочном теле скрывается такая сила, на которую обратил бы внимание даже сам Властелин! Сила достойная отпрысков могущественных богов!.. Думаешь, я лукавлю? А ты сам на досуге подумай о том, почему, после стольких полученных тобою былых ранений, твое тело все также прекрасно и чисто, как мраморные изваяния аттийских атлетов? Подумай об этом, ведь ты - мой любимый красавчик Дагон - словно сам, боясь своей силы, почему-то всегда стремишься спрятать её от самого себя... Сам терзаешь свою душу всякими заумными мыслями, все время "грузишься" по каким-то ничтожным пустякам и загоняешь себя в "пятый" угол, в котором вечно о чем-то сожалеешь да внутренне ноешь! Может уже хватит корчить из себя закомплексованного "недотрогу"?! Освободи свои инстинкты, Дагон, дай свободу всем желаниям своего духа и тела! Дай им полную волю! Стань же, наконец, самим собой!!!
   Потрясенный её словами, рыцарь непонимающе уставился на неё и, тут же почувствовал, что она... обхватила хвостом его яйца!
   - Надеюсь, ты прислушаешься к моему совету, - снова перейдя на слащавый тон, хищно залыбилась демонесса, пухлые щеки которой соблазнительно полыхнули пунцовым оттенком. - К полезному совету прекрасной суккубы Инфанты. Иначе, я, однажды, с искренним сожалением буду вынуждена кое-что у тебя отсечь!
   И, с очередным, пробирающим раскатистым смехом, она, крепко сжав его мужицкие "ценности", резко дернула их звериным хвостом!
   В ту же секунду, чуть ли не вскрикнув от ужаса, Дагон... очнулся в траве у уже погасшего бивачного костра! Не понимая, что произошло, он, весь объятый холодным потом, невольно отпихнув от себя Клюзи Вирин, приподнялся с земли и, ошалело стал оглядываться по сторонам!
   "Что это было?!!! - только и сверкнуло в его голове сквозь безумный ритм сердечной пульсации. - Это был сон?!!!"
   Сам прекрасно видя очевидное, он, однако, действительно почувствовал неприятную тягучую боль в паху, а также и весь тот странный зуд в конечностях и пояснице! Более того, его тело ещё
   отчетливо "хранило" и все те щекотливые ощущения, будто по нему взаправду недавно водили большими невероятно острыми лезвиями!
   Не зная что и думать, капитан-рыцарь тупо уставился в стрекочущую насекомыми ночь, снова отчетливо слыша в ней пронзительный вой волков, причудливо перекликающийся с тяжелыми уханьями пернатых хищниц. Но, ещё не успев перевести дух, вновь, с пробежавшейся по телу зыбкостью почуяв опасность, поднял голову и, в одной из лохматых крон деревьев, увидел едва заметного ворона!
   Ворон (который был почти целый метр в длину!) молча взирал на него необычно сверкающими красными огоньками глаз!
   Возбужденно глядя на сию птицу, Дагон снова прокрутил в своей голове всё, что ему привиделось с девой инферно!
   "Нет! - продолжая не верить себе, мысленно запротестовал он, отгоняя видение. - Это всего-навсего какой-то бред! Какая-то чертовщина!"
   Едва не задрожав всем телом, он отвел взор от ворона и окинул взглядом территорию бивака: Фиренс с Гредой по-прежнему тихо спали на месте, полуголый охотник Вуад всё также копошился в траве, а находящийся в дозоре Джелир, опершись спиной о ствол одного из деревьев, о чем-то тихо беседовал с Зимар.
   "Всё вроде спокойно, - подумал Дагон, тоже, наконец, став успокаиваться. - У меня же, это, наверно, от дневного переутомления. Или просто этот ворон навеял... Чертов пернатый!"
   Оттолкнутая Клюзи, инстинктивно не ощутив его рядом, приподняла свою голову и непонимающе уставилась на него сонным взглядом - в полумраке ночи, её милое личико выглядело совсем детским, а темные глаза казались огромными как у девственной молодой оленьихи.
   - Спи-спи, моя милашка... - нежно смотря в эти бездонные очи, тихо зашептал Дагон. - Всё хорошо. Спи...
   Обняв оруженосицу рукою, он поцеловал её пухлую щечку и, также, в легком поцелуе коснулся её теплого цветка губ - Клюзи, покорно сложив чернявую голову на его латное плечо, снова забылась спокойным девичьим сном.
   Дагон же, больше не отпуская её из объятий, опять устремил задумчивый взгляд на подозрительно затаившегося ворона. Однако, уже не боясь ничего, поглядывая на его мерно мерцающие глаза, вскоре, тоже канул в темное беспамятство сна.
  
  
   2) Битва в деревне зомби.
  
   "Не смейтесь, сержант, над её деревенским именем - у меня оно и вовсе божественное" - капитан Дагон Шеппе.
  
   Белесые лучи рассвета ещё мутной пеленою зиждились в темных паутинах ветвей деревьев, а в пробуждающемся лесу уже вовсю летали звонкие трели пернатых, да сочилась приятная свежесть прохлады.
   Слыша пение птиц, да чувствуя сию изливающую свежесть утра, Дагон раскрыл глаза, сонно огляделся и, по жидкому полумраку понял, что встал раньше времени. Однако, спать ему больше не хотелось - с ощущением странной слабости в теле, он, лишь уставился в светлеющие кроны деревьев, праздно вслушиваясь в извечные звуки природы.
   Неожиданно, где-то совсем рядом раздалось емкое свистящее шипение - он обернулся и увидел, что это Джелир, вновь воспламенив костер, кипятит на своей треноге жестяной чайник.
   "Интересно, чего это он уже кипятит?" - удивился Дагон и, невольно оглядел остальных членов отряда.
   Задумчиво стоя у "колючки", уже явно притомленная Зимар так и была на посту. Спасенный Вуад ножом чистил одежду от засохшей за ночь болотной грязи. Клюзи и Греда проверяли оставшееся съестное у своих гунтеров. И лишь Фиренс продолжал безмятежно спать на боку в охлажденной шевелюре травы.
   Видя, что все спокойно, Дагон, сняв с себя стальной шлем, вольно окунулся лицом во влажную росистую мякоть зелени и... вспомнил о своем странном сне! Вспомнил, как витал абсолютно голый в какой-то кромешной тьме, проплывающие серебристые листья и, саму необычную суккубу!
   "Чертовщина! - только и подумал он, вновь мотая в голове произошедшую сцену с явившейся демонессой, её словах о какой-то таинственной силе, открытости и теле без шрамов. - Полный бред!"
   Вдруг, вспомнив и о подозрительном вороне, капитан-рыцарь вскинул взгляд на дерево, но никого не увидел.
   ""Думаешь, я лукавлю? - немного в разнобой, невольным эхом неслись в его голове слова рогатой дивы Инфанты. - А ты сам на досуге подумай... Почему, после стольких полученных тобою ранений, твое тело все так же прекрасно... как мраморные изваяния аттийских атлетов? Подумай об этом... мой любимый красавчик Дагон...""
   Действительно, он вспомнил, что даже после тяжелых кровопролитных битв, на нем стремительно заживали даже самые глубокие раны! Да так, что от них не оставалось и шрамов! Джелир объяснял сие какой-то уникальной регенерацией клеток и иммунитетом, утверждая, что такой феномен вполне допускается медицинской наукой. Фиренс же шутил над ним, говоря, что на нем просто-напросто все заживает как на бродячей собаке. Сам же, он всегда лишь пожимал на это плечами и вот... вдруг этот вчерашний сон!
   "А все же, мне было приятно, - подумал Дагон, наконец, констатируя общее впечатление о ночном "рандеву" с дивой инферно. - Страшно, но приятно... Это как тот священный огонь из храмов Прекрасной Беаты, который горит, но не обжигает..."
   Так и видя мысленным взором парнокопытную красотку, он попытался что-либо вспомнить о суккубах, по преданиям некогда живших в Форцальдии в Темную Эру, но, так и не смог, ибо, никогда не увлекался столь глубокой историей.
   Тогда, не надевая шлема, он поднялся с земли, кивнул Вуаду в приветствии и, подойдя к Джелиру, уселся рядом с ним.
   - Капитан, вы уже отдохнули? - тут же, не без удивления, но со свойской добродушной улыбкой, спросил его мудрый рыцарь-хергит.
   Дагон усмехнулся - отточенная вежливость и субординация старшего сержанта, никогда не позволяла тому впрямую сказать что, мол, вы "проснулись", "встали" или "пробудились".
   - Да, Джелир, что-то сегодня уже больше не спится, - ответил он, глядя на кипящий чайник. - А вы что тут готовите, какое-нибудь лекарственное зелье?
   - Нет, капитан, - шире улыбнулся Джелир. - Я завариваю настоящий хальмарский чай.
   - Хальмарский чай?! - изумился Дагон. - Откуда он у вас?!
   - Незадолго до нашего бегства из армии, я купил его у одного торговца, приехавшего из Хальмара. Как вы знаете, этот черный чай прекрасное тонизирующее средство для организма - он бодрит его и быстро выводит из состояния сонливости. Я всегда его заваривал для оруженосиц, Фиренса... И, раз вы сегодня столь рано поднялись, то милостиво угощу им и вас.
   - Спасибо, Джелир, конечно я его выпью! Ведь хергитский чай - лучший чай, что есть в нашей Форцальдии!
   Непроизвольно он сразу представил белокаменный город Хальмар (единственный большой город в степи кочевников хергитов, сохранившийся в своем первозданном виде после двух Великих Хергитских войн), раскинутые вокруг него просторные изумрудные плантации и... даже будто почувствовал неповторимый аромат мелколиственных чайных лепестков!
   В это время Вуад, уже хорошо вычистив сорочку с брюками, надел их и, взяв с собой для очистки сапоги, тоже подсел к костру.
   - Я невольно услышал ваш разговор, - признался он вольным рыцарям. - И должен сказать, что и раньше мне приходилось не раз слышать о хергитских чаях... Однако, мне так и недовелось их испробовать... Поэтому, не сочтите за наглость, но, я бы хотел попросить вас, угостить им и меня...
   - А как не угостить? - улыбнулся Джелир. - Конечно, угостим. Ведь, вы, как-никак, наш новый соратник.
   - Вуад, - обратился к охотнику Дагон, заметив у того в бороде мелкие щетинки налипших травинок. - После того, как до конца прочистите одежду, приведите в порядок и свое стрелковое оружие. Сами понимаете, сегодня оно вам может пригодиться...
   - Слушаюсь, капитан! - кивнул старый охотник, босая взгляд на сильно замаранный лук и покрытый засохшей корой грязи личный колчан со стрелами.
   - А кто отправится в разведку? - спросил рыцарь-хергит, снимая чешуйчатой рукавицей крышку чайника, дабы проверить, не закипела ли в нем вода. - И, примерно когда?
   - Пойду я, Фиренс, наши оруженосицы и Вуад, - ответил Дагон. - А когда? Наверно через пару часов... Вы - Джелир, пока останетесь вместе с Зимар здесь. Отдохните, поспите после ночи...
   - Ясно, капитан.
   - Как в дозоре? Ничего не было необычного?
   - Тишь да гладь, капитан.
   Старший сержант снял с огня чайник, поставил на траву и, иной рукой (без перчатки), закинул в него большую горсть хальмарской заварки.
   - Сейчас немного настоится, да можно будет пить, - довольно проговорил он и обернулся к оруженосицам. - Девушки, через пять-шесть минут принесите нам несколько чаш для чая! Да и сами подсаживайтесь!
   Те утвердительно кивнули ему и, заметив, что возле него уже сам капитан, с удивлением вспыхнули улыбками.
   Прослушивая сипение отставленного чайника, Дагон задумчиво уставился на треногу - возвышаясь слаженным конусом на целый метр, она была распалена легкой краснотой от ласкающего её снизу огня. Но он не любовался ей, он всё так и думал о своем дивном сне, суккубе Инфанте, её странных словах.
   - Джелир, - обратился он к рыцарю-хергиту. - Вы у нас самый опытный и мудрый человек в отряде... Скажите, вы что-нибудь знаете о суккубах и прочих теневых демонессах? Кто они? И зачем они являются некоторым людям?
   - Да, капитан, хоть я и несильно сведущ в демонологии, но, кое-что о них мне известно, - ответил старший сержант. - Во времена Темной Эры, суккубами называли демониц-обольстительниц, которые охотились за мужчинами, соблазняя их через сладострастные сны. Можно сказать, они своеобразные охотницы инферно, которые хоть и имели признаки диких хищниц (такие как копыта, когти, перепончатые крылья, хвосты и т.п.), но "охотились" исключительно силой своей демонической красоты. До возникновения беатизма, в языческих землях Форцальдии они даже почитались как избранные богами девы, явление которых считалось великой честью. Даже у нас, хергитов, в те стародавние времена, было особенным, если какой-либо кочевник создавал семью с избравшей его демонессой. Потомство от таких семей называли полубогами-рогоносцами (у отпрысков действительно часто появлялись когти, рога и хвосты), они гордились, что в их жилах течет настоящая инфернальная кровь. Однако, при наступлении Темной Эры, суккубов стали считать летучими ведьмами, одними из самых опасных особей инферно, с которыми нужно бороться всеми известными способами. И, практически в этой многовековой борьбе с ними и остальными демоническими силами и зародилась вера в Прекрасную Беату, коя, по преданию беатийцев сокрушила их главного маршала-демона Рогона, этим наконец вернув мир в земли Форцальдии... Сейчас, в наше время, все это уже кажется лишь обычными мифами тех древних времен...
   - Это все понятно, Джелир, но скажите, по каким качествам те суккубы выбирают себе мужчин? Что их больше всего привлекает?
   - Сложный вопрос, капитан. Тем более для меня, военного хирурга... Я слышал лишь то, что они, как и инкубы, якобы выбирают себе только сильных и здоровых партнеров. Им неважно, благородный рыцарь ли он, беатец-монах или обычный селянин. Им важно чтобы от мужчины можно было иметь здоровое потомство. Соблазнив такового в сновидениях, они затем реально занимаются с ним соитием и, едва зачав от него, улетают рожать в свои инфернальные сферы.
   - А что же происходит с использованными мужчинами?
   - Мужчинами? Ну, некоторых, которые, видимо, не смогли их хорошо удовлетворить, они убивают на месте. Остальные же, всю жизнь мучаются с изломанной психикой, влачат жалкое существование, спиваются, и, даже нередко кончают с собой...
   - Печально, старший сержант...
   - Печально, капитан. Но, почему, вы, вдруг, заинтересовались этой темой?
   - Да так, Джелир, просто так. Для общего интереса.
   Уже не зная, что и предполагать, Дагон снова глубоко призадумался над своим сном.
   - Друзья, - обратился к ним Вуад, тщательно соскребая ножом с сапог грязь. - Ещё до войны, от старост нашей деревни, я тоже часто слышал об этих демоницах. Да и в армии, один лейтенант постоянно травил нам истории, что мол, ему все время является прелестная демоница, желая заиметь от него ребенка. Мы, конечно, не верили ему и всегда шутили над ним за посиделками в тавернах. Но, однажды он пропал. Просто исчез! И, так как никто из соратников его не видел, в полевом журнале пришлось делать запись, что он пропал без вести. Впрочем, верная была запись, но, нам почему-то потом уже не особо шутилось насчет демониц... А ведь хороший был лейтенант, славный...
   "Чего же хотела от меня эта бестия?! - в очередной раз задался вопросом Дагон, от рассказа охотника невольно ощутив в теле прокатившуюся рябь страха. - Неужели она пыталась соблазнить меня?! А что? Это было похоже на своеобразное соблазнение!"
   Снова уйдя в думы, он чуть ли ни вздрогнул, когда, присоединившаяся к ним вместе с подругами Клюзи, "отметилась" невесомым чмоканьем в его губы.
   - Подставляем, девушки, чаши, подставляем, - улыбаясь, повелел оруженосицам Джелир и, подняв чайник, стал не спеша разливать свой бодрящий степной чай.
   Привычно прижимаясь к Дагону словно кошка, Клюзи молча предложила ему отпить с наполненной чаши - вдыхая действительно сочный аромат хальмарского чая, он больно обжег свои алые губы об его горячую жидкость, но сделал несколько небольших глотков.
   Также как и Клюзи, Зимар с милой улыбкой подала свою чашу самому рыцарю-хергиту. А вот Греда - видя, что её рыцарь ещё спит - замешкалась, не зная дать ли чаю новичку Вуаду, или сначала отпить его самой.
   Джелир, заметив это, решил "спасти" её:
   - Греда, пейте чаю. Вуаду я отдам свою чашу - мне бодрость уже ни к чему.
   Он отдал чашу охотнику и, тот, кивком поблагодарил его.
   - Джелир, думаю вам лучше уже идти отдыхать, - посоветовал хергиту Дагон. - Чем раньше вы ляжете, тем бодрее будете к полудню.
   - Слушаюсь, капитан, - отозвался старший сержант. - Сейчас, ещё пару-тройку минут и, мы с Зимар отойдем на покой...
   Весело переглянувшись со своей рыжей оруженосицей, он стал бережно складывать за пазуху все оставшиеся у него пакетики чайной заварки.
   - Ох-ох-ох... - вдруг донесся из травы басовитый тембр пробуждающегося Фиренса. - Ох-ох...
   - Подъем, сержант! - в тот же миг, не без иронии, крикнул ему рыцарь-хергит. - Проснитесь и пойте! Ибо, сегодня только вы у нас оказались единственным соней!
   Все дружно прыснули смехом.
   - Да неужели?! - удивился берсерк, приподнимая голову в блестящем стальном бацинете. - Точно - даже капитан проснулся...
   - Конечно проснулся! - смеясь, подтвердил Дагон. - Ведь сегодня, я чувствую, нас ждет весьма интересный день!
   - Капитан, - лишь сонно пробасил тот. - Я соглашусь с этим, если он принесет мне хоть один бочонок эля...
   Все вновь вспыхнули хохотом.
   Не обращая внимания на смех соратников, грузный Фиренс, охая, да ахая, поднялся на ноги и, достав из ножен свой внушительный "зубастый" меч, принялся ладонями поднимать его над собою - с ещё ранних времен службы в королевской армии, таковой почти всегда была его утренняя разминка!
   - Ох-ох, как похрустывают косточки... - с недовольством проговорил он, тут же приседая под тяжестью ламеллярной брони. - Они хрустят так, будто я не воин, а деревенский старик из печи!
   - Ну, вы, сержант, и вправду уже далеко не "первой свежести", - с улыбкой продолжил иронизировать над ним Джелир. - Поэтому, "старик", лучше ступайте к нам - отведайте чаю и взбодритесь.
   - Как-то нелепо воину чаи гонять! - сразу заворчал берсерк. - Это все равно, что морскому пирату предлагать детский кисель!
   - Не ворчите, Фиренс, - обратился к нему уже Дагон. - Это непросто чай, а чай из Хальмара. Попейте его хоть немного для тонуса... Через пару часов двинемся на разведку.
   - А почему не сразу, капитан? Раз вы уже встали...
   - Потому, что после дозора, Джелир с Зимар должны хотя бы немного поспать...
   Берсерк ничего не ответил ему, но начал ловко вертеть перед собою меч, да так, что стал слышен лишь посвист ветра в сверкающем лезвии клинка!
   Видя, что в чаше его оруженосицы практически не осталось чая, Джелир налил ей новую порцию и поднялся с травы, готовясь вместе с Зимар к отбою.
   Когда, минуту спустя, он, вместе с ней уложился под плащ в тени деревьев, берсерк, прекратив банальные упражнения с мечом, подсел к утреннему костру.
   - Ну, отведаем, чортов чай! - пробурчал он и, грубо выхватив у Греды чашу, опустил в неё свою рыжую бороду.
   - Зря вы сердитесь, Фиренс, - проговорил Вуад, уже успевший за чисткой сапог, наконец, испробовать знаменитый напиток восточных кочевников. - Чай действительно хорош. Такой душистый и освежающий.
   - Чушь! - лишь огрызнулся берсерк, исказив лицо в отвращении. - Чего-то я в нем ничего хорошего не почувствовал. Так, лишь горло на раз промочить. Лучше бы наш Миротворец за ночь нашел нужные цветки, и сварганил из них противозачаточную настойку! Ох, хоть порезвились бы немного с девицами перед дорогой!
   Старый охотник с изумлением уставился на рыцаря-сержанта.
   - Ну, я имел в виду, что мы, рыцари, порезвились бы... - усмехнулся во влажный ус Выпивоха и, обняв свою оруженосицу за талию, ласково прошептал. - Греда, зисти-зисти...
   Белокурая девушка мгновенно опустила глаза и залилась краской.
   Вуад, уловив её смущение, ещё более непонимающе покосился на берсерка. Дагон же, сразу поняв, что Выпивоха, по-нордски делает своей деве пошлое предложение, вдруг остро ощутил в себе... протест!
   - Фиренс! - чуть ли не командирским тоном крикнул он на похотливого рыцаря-сержанта.
   - Да, капитан! - вскинув бровями от неожиданности, также четко отозвался тот.
   - Помогите Вуаду прочистить стрелы... А, то, один он может надолго...
   - Слушаюсь!
   Взглянув на туго набитый колчан охотника, он, тут же осознав, что утренний орал обломился, досадливо охнул.
   "Что я делаю?! - удивился собственному решению Дагон, видя, как у Греды тут же засияла серебристая голубизна глаз. - Это же его законная оруженосица и, он, все равно возьмет свое..."
   Однако, по искрящемуся взору девушки, и, её едва сдерживающейся улыбке, он понял, что она рада тому, что на сегодня избавлена от интимной обязанности.
   Подчиняясь его приказу, Фиренс и Вуад (который все-таки очистил сапоги) оставив чаи, принялись за чистку охотничьего лука со стрелами. Джелир с Зимар уже мирно сопели под струящейся прохладой деревьев. И лишь Греда с Клюзи ждали распоряжений.
   - Итак, - произнес Дагон, вставая на ноги. - Как я уже говорил, сегодня на разведку со мною пойдут Фиренс, Греда и Вуад. Клюзи - ты остаешься сторожить бивак. Сейчас же, я, пока есть время, проверю коней и наше оружие.
   Не без легкой тени обиды в "оленьих" глазах, Клюзи послушно кивнула ему и отошла к колючему заграждению со стороны лесной тропы. Он же, вместе с Гредой направился к коням у деревьев.
   - Так, вроде бы все в норме, - проговорил Дагон белокурой оруженосице, после того как осмотрел седла, ремни и стремена гунтеров. - На них можно хоть сейчас в бой...
   Он взглянул на Греду - в расцветающих бронзовых лучах рассвета, её бледно-вытянутый лик казался одухотворенным самой нежностью, пышная челка белокурых волос ласково блистала рыжими сполохами, а в больших серо-голубых "озерах" глаз игриво плескались золотистые искорки.
   "Ей, да и остальным девам, не помешала бы легкая косметика, - подумал капитан-рыцарь, заводив взором и по её манящим блекло-розовым лепесткам сочных губ. - А то с нами они всё больше смахивают на парней. Женоподобных, но парней".
   Глядя на пухлые уста нордки-оруженосицы (коя, была почти на полголовы выше его!) он, вдруг непроизвольно сравнил их с... остренькими губами суккубы Инфанты!
   - Как спалось сегодня Норме? - спросил он Греду, стремясь быстро отогнать эти навязчивые мысли о демонице. - Не храпел Выпивоха?
   - Нет, капитан, - смущенно улыбнулась девушка.
   - Это хорошо. Значит, ты сегодня бодра и сможешь быть в разведке бдительной. Надеюсь, лук и стрелы в порядке? А то, если что, сегодня придется и пострелять...
   Она кивнула и, Дагон, в очередной раз уловил в пелене её застенчивости явную симпатию к себе.
   "Эх, Греда-Греда! - подумал он, уже с легкой иронией оглядывая рослую девицу в серой чешуе кольчуги. - Ты высокая и симпатичная, а досталась самому неотесанному сержанту форцальдской армии! Хоть он и нордских кровей, но, ему бы лучше подошла какая-нибудь зрелая женщина "в теле"... Женщина, из недалеких пышных селянок..."
   Чувствуя все более откровенное веяние свежей прохлады, да непринужденные ласки мягких лучей рассвета, он, вдруг, внезапно возжелал крепко приобнять эту белокурую скромницу и... поцеловать её в губы! Однако, тут же сдержал сие желание!
   - В общем, Греда... - проговорил он, уже сам смущаясь смотреть ей в глаза. - Пока побудь на страже с Клюзи... Я сообщу, когда надо будет сворачивать проволоку...
   - Слушаюсь, мой капитан! - отчеканила дева своим приятным голосом.
   Он же, больше не глядя на неё, (но чувствуя спиной её влюбленный взгляд!) вернулся к костру и вновь приляг на расстеленный плащ.
   "Что это со мной?! - не без удивления спросил себя Дагон, задумчиво устремляя взор в шелестящие своды деревьев. - Неужели я тоже начинаю что-то испытывать к Греде... Или, это всё сон продолжает так воздействовать на меня?"
   Размышляя о нордке, он вскоре увидел, как она, сняв со спины лук, подошла к Клюзи и... невольно прислушался к беседе берсерка со старым охотником.
   - Нет, я вас хорошо понимаю, - проговорил басовитый голос Фиренса, сквозь шелест чистящего ножа. - Я понимаю, почему вам, да и вообще большинству, нравятся белокурые девицы.
   - Почему? - спросил хрипловатый голос Вуада.
   - Потому, что, именно наши светловолосые голубоглазые северянки есть сам венец божественного творения матери-природы. Венец её вечной красоты, величия и очарования. Только нордки имеют в себе эту изначальную созидательную искру и являются её потенциальной носительницей. То есть, каждая из них олицетворяет саму Хольду - великую светловолосую богиню Нордии, от которой и пошли все люди.
   - Вы хотите сказать, Фиренс, что все блондинки, хоть чуть-чуть, но в чем-то богини и, поэтому, так для нас притягательны?
   "Все блондинки в чем-то богини..." - сразу мысленно повторил Дагон и, тут же подернул губами в улыбке.
   - Верно, Вуад! В точку!
   - Но, ведь так говорится лишь в ваших языческих сказаниях... Наша Прекрасная Беата была темноволосой дивой...
   - Хо-хо, и ещё довольно грудастой!.. Знаю-знаю, дружище, и не собираюсь спорить на эту тему. Я лишь как северянин озвучил свое мнение - почему блондинки прелестнее всех иных девиц. Выводы же, делайте сами. На то вам и дан природой "кочан", чтобы вы думали им, и решали бесконечные вопросы окружающего бытия.
   - А чего тут думать, Фиренс? Я сказал, что мне нравятся светлые девы и, больше мне к этому нечего добавить.
   - Молодец! Наш человек!
   Они рассыпались в легком смехе и дружеских хлопках по плечу.
   "А Фиренс, похоже, "спелся" с этим охотником, - подумал капитан-рыцарь, снова устремляя взор на деревья. - Что-то не припомню, чтобы он когда-то так откровенничал даже с Джелиром... Но, неужели он прав - блондинки притягательны из-за своей Праматери Хольды? Интересно. Тогда получается, что и Греда "частица" её - прекрасной белокурой богини Великого Севера..."
   Эта мысль показалась ему столь забавной, что, полностью успокоившись от всего остального, он еще больше растянулся в улыбке и, незаметно для себя канул с нею в... омут умиротворительной дрёмы.
  
   -----
  
   Пару часов спустя...
  
   Лесная тропинка петляла меж гущ кустов и деревьев, то почти исчезая из вида, то, вновь появляясь нечеткими контрастами. Внимательно глядя на неё из-под тени раскрытого собака-мордого забрала, Дагон медленно продвигался на рысаке рядом с Фиренсом - Греда, как обычно, прикрывала "тылы", Вуад же, проводником шел пешим впереди.
   Несмотря на необычность вчерашнего рассказа старого охотника, всё в лесу выглядело спокойным - лучи весеннего солнца щедро плескались в густых гривах изумрудной листвы, птицы трезвонили в лазури чистого неба... только лишь воздух лишился былого прения, и был всё также свеж и приятен.
   По мере дальнейшего продвижения, ловя лицом его веяния, капитан-рыцарь вдруг ощутил в себе проскользнувшее чувство опасности - столь тонкое и далекое чувство, словно отзвук некого эха высоких гор. Однако, вместе с сим чувством, он, также интуитивно ощущая спиной и взгляд влюбленной нордки-оруженосицы (коя, с готовностью держала воинский лук перед собою, оперев его о темную гриву гунтера), не придал возникшему "эху" никакого значения. Продолжая смотреть в оба, он, как и на биваке, лишь невольно вслушивался в так и непрекращающийся тет-а-тет Фиренса с Вуадом, которые, на сей раз, беседовали не о белокурых богинях, а о банальной охоте.
   - Значит, вы утверждаете, что впервые подстрелили оранжу из охотничьего лука с двухсот метров? - не без усмешки, спросил нового соратника берсерк, в игре лиственной светотени потрясающе сверкая пластинами ламеллярной брони. - Да и ещё в неполные двадцать лет? Тогда, хо-хо, дружище, в сравнении со мной это не достижение - ибо, я подстрелил свою первую оранжу из арбалета с расстояния трехсот метров, когда ещё был "зеленым" семнадцатилетним отроком!
   - Да неужели?! - удивился старый охотник, держа наготове вычищенный лук.
   - Так точно, Вуад! - щелкнул языком рыжебородый Выпивоха. - Это случилось ещё на службе у лорда Видона, и свидетелем тому, никто иной как сам генерал Гюв! Именно он, будучи тогда ещё в звании полковника, после той охоты сказал, что хотел бы видеть в королевской армии такого стрелка как я и... я и вступил на долгий путь армейской жизни!
   - А в армии вам когда-нибудь ещё приходилось охотится на эту дивную лань?
   - Э-э-э... нет. Если вы действительно служили, то должны знать, что в армии, нам за счет налога, итак поставляли пищу деревни и села.
   - Я знаю это, Фиренс. Но, ведь в длительных походах обозы с провиантом не всегда приходили в срок...
   - Да, такое бывало, дружище и, нам приходилось тогда прибегать к охоте. Но, в те времена, я уже полюбил эль, и, он мне стал даже дороже всякого мяса...
   - То есть, вы хотите сказать, что больше никогда не охотились?
   - Нет, я конечно охотился... Иногда на зайцев и небольшую дичь, но оранжа мне больше не попадалась.
   - Ха! Тогда в охоте я все равно лучше вас, Фиренс! Я за свою жизнь подстрелил целых пять оранж!
   - Да? И кто это подтвердит?
   - Ну, все мои сельчане - если они, конечно, живы...
   - То-то, дружище! Если живы!
   - Вы, что, не верите старому охотнику насчет его способностей?!
   - Не обижайтесь, старина, верю-верю. Ваш вчерашний рассказ произвел на меня впечатление. И, пусть, возможно, вы и лучший в охоте за зверем и птицей, зато мне нет равных в охоте за всякими "двуногими" особями! Ох-ох, если бы вы только знали, сколько я таковых покромсал на своем веку!
   - Вы говорите прям как бывалый головорез!
   - А то! Хо-хо-хо-хо!
   Переглянувшись, они грянули дружным мужицким хохотом.
   "Вот разболтались! - с недовольством подумал Дагон, хмуро оглядывая взрослых соратников. - Мы, как никак в разведке, а они треплются словно на променаде! Думаю, в следующий раз, мне стоит сначала дважды подумать, перед тем с кем отправляться в разведку!"
   Он уже было хотел прикрикнуть на них, как вдруг... берсерк резко остановил своего тяжелого коня, подняв ладонь в усиленной латной перчатке - жест, молча призывающий остановиться!
   - Что случилось, Фиренс? - быстрым шепотом спросил его Дагон, машинально натягивая поводья. - Где-то враг?
   - Никак нет, капитан! - радостно пробасил Выпивоха и, указав рукой на кусты, пояснил. - Смотрите, кажется это цветки тлины! Целая куча цветков тлины!
   - Тлины?! - удивился Вуад, тоже остановившись на месте. - Цветки?!
   Греда же (осаживая гунтера), услышав название цветка, являющегося одним из компонентов противозачаточной настойки Джелира, тут же переменила влюбленный взор на тревожный.
   - Что это значит?! - снова непонимающе спросил рыцарей старый охотник, действительно видя неподалеку в кустах россыпь ярко-голубых звезд неких цветочков.
   - Вуад, это значит, что, кое-кто, даже в момент выполнения задания, все равно думает об интиме! - не без раздражения проговорил Дагон, недовольно смотря на сияющего берсерка. - Дело в том, что эти цветки являются частью компонентов так называемого "антизалетного" снадобья, которого, для нас временами делает старший сержант Джелир... И, вот, "кое-кто" все-таки нашел их!
   - Ясно, капитан... - смущенно пробубнил Вуад, отводя глаза в сторону.
   - Дагон... - в свою очередь обратился Фиренс. - Ну, мы, ведь мужчины...
   - Оставить, сержант! - резко перебил его он. - Нам сейчас не до этого! Вот когда разведаем обстановку и выполним поставленные задачи в деревне, тогда и вернемся к остальным вопросам! А сейчас, молчать, и двигаться дальше! Двигаться, да смотреть в оба!
   - Слушаюсь, капитан! - отчеканил Выпивоха, с вмиг потемневшим лицом обиженно изломав густые темно-рыжие брови.
   Дагон вновь пришпорил коня и, выдвинувшись вперед, двинулся по тропе дальше. Остальные сразу последовали следом.
   - Ну вы и даете Фиренс... - услышал он за спиной укоряющий голос охотника. - Ну и даете...
   Он ожидал какого-либо приглушенного ответа сержанта, но тот, ясно усвоив приказ "молчать", на сей раз был нем как рыба. Однако, не прошло и минуты, как он сам, жестом поднятой руки, остановил свой отряд - впереди, возле края тропинки, прямо на земле сидела небольшая группа подозрительных людей.
   - О, пресвятая Беата, это они! - вспучив глаза от ужаса, глухо шепнул Вуад. - Обезумевшие рыбаки с Витки, что вчера гнались за мною!
   - Да, что-то с ними явно не так... - отозвался и Фиренс, вместе с Гредой внимательно всматриваясь в сидящих.
   - Остановиться и приготовить стрелковое оружие, - приказал Дагон. - Я же, подъеду ближе - узнаю, что за юродивые...
   Он слегка стукнул железными пятками поножей по бокам рысака и вновь тронулся с места, двинувшись прямо к странной компании. И... уже по мере приближения к ним, чувствуя всплывающие опасения в душе, да нервозность коня, понял, что дело нечисто: сидящая пятерка людей (действительно облаченных в покрытые грязью серо-брезентовые рыбацкие рубахи!) имела неестественные зеленые лица, подозрительно подергивалась и... издавала какие-то сдавленные урчания!
   Казалось, они, то ли молились, то ли находились в глубоком трансе!
   - Эй вы! - не без пробежавшегося по телу холодка, крикнул Дагон, останавливая коня в двадцати метрах от них. - Вам не нужна какая-нибудь помощь? Я - капитан вольных рыцарей, и в моем отряде есть хороший хирург - если что, он может попытаться помочь вам...
   Услышав его, сидящие обернулись (уже четко обнажив свои дико распухшие зеленые морды с какими-то белками вместо глаз!), пошатываясь встали на ноги и... с диким ревом бросились в атаку!
   - Чорт, капитан, и вправду зомби! - выругался Фиренс, машинально тянясь за военным арбалетом.
   - И, им уже ничего не поможет! - согласился Дагон и, тут же отдал приказ. - Стрелять!
   Вуад, первым натянув тетиву на тисовой дуге охотничьего лука, с дрожью выстрелил по зомбированным рыбакам - стрела, со свистом пролетев над ними... сиганула в зелень кустов! Тогда, Фиренс, даже не целясь, спустил курок арбалета - с гулким стуком стрела вонзилась в грудь переднего бородатого зомби, который, взмахнув руками, сразу опрокинулся наземь, невольно увлекая с собой и двух "сотоварищей"!
   - Чорт, я же целился по "кочану"! - со злостью крикнул берсерк, видя, что двое иных, несмотря ни на что, продолжают нестись на них. - Стреляйте им в "кочаны"!
   Теперь Дагон вскинул свой лук и выстрелил, но, как и Вуад, от волнения лишь про ерошил бронебойной кусты!
   "Блин, вот блин!" - только мелькнуло в его голове и, видя, что зомби совсем рядом, двинул коня обратно к соратникам.
   Прикрывая его, Фиренс, на сей раз, прицельно выстрелил из арбалета и - в точку, первый зомби рухнул в траву с насквозь пробитой башкой! Посчастливилось второй раз и Вуаду - он остановил второго, всадив тому стрелу в грудь!
   Получив неожиданный отпор от соратников, зомби деревенских рыбаков на секунду замешкались, однако, с вновь поднявшимся бородачом, с очередным рыком бросились на них.
   - Стрелять! - повторил приказ Дагон, натягивая тетиву своего хергитского лука.
   И, Фиренс с Вуадом поддержали его: в синхронном залпе, стрела капитана просто разорвала голову ещё одного зомби, соратники же... неожиданно промахнулись!
   - А с тобою-то что, чортова девка?! - только распаляясь от первого промаха, процедил сквозь зубы берсерк, заметив, что Греда в ужасе застыла как мумия. - А ну начинай стрелять! Стрелять говорю!
   Однако, видя, что та в глубокой прострации, махнув на неё рукой, вновь нацелился в зомби, которые уже были... не менее 10-ти шагов от отряда!
   Он сызнова выстрелил вместе с соратниками и, хоть те снова пустили стрелы куда попало, пробил "кочан" самому бородачу - выпуская из головы целый фонтанчик некого желтого "поноса", старший зомби окончательно свалился в траву!
   - В точку, чорт возьми, в точку! - вскричал Выпивоха и, не без удивления посмотрел на друзей. - Что вы так косите?! "Очко" взыграло что ль?!
   Дагон неопределенно пожал плечами, а Вуад, видя, что два последних врага всего лишь в нескольких шагах от него, совсем выбросил лук и достал из-за пояса ножи!
   Не прошло и пары мгновений, как он метнул один из них в зомби - нож пролетел возле одного раненного им в грудь, но не задел и второго. И... уже в следующий миг повалился на траву с первым!
   Стремясь искренне помочь старому охотнику, Дагон с силой возобладав над эмоциями, с расстояния всего каких-то пяти метров, все-таки поразил в голову последнего "цельного" зомби!
   - Ааа! - в тот же миг взвыл Вуад, которого, напавший цапнул за плечо. - Он куснул меня, куснул!
   Катаясь с последним зараженным рыбаком по траве, он никак не мог поразить его иным ножом, явно нуждаясь в поддержке.
   - Чорт, они крутятся как в поле "перекати поле"! - ругнулся Фиренс и, целясь арбалетом в дерущихся, все же решился. - Эх, была не была!
   Мгновенно осознав его рискованное намерение, Дагон закрыл глаза... услышал взметнувшийся свист стрелы и... тут же смачный треск пробитого черепа зомби!
   - Три два, капитан, - игриво подмигнув ему, довольно пробасил берсерк. - Сегодня счет в мою пользу!
   - Ещё не вечер, сержант, - с улыбкой облегчения отозвался Дагон. - Возможно, в деревне таковых будет с целую роту!
   - Да пусть хоть с полк! - проговорил Выпивоха. - У меня хватит стрел ещё на дюжину их... Всех остальных же, с радостью "угощу" сталью зазубренного меча!
   Вуад же, отшвырнув от себя труп зомби, поднялся на ноги и отряхнулся.
   - Дружище, с вами всё в порядке? - спросил его Фиренс. - Здорово я "снял" с вас "мертвяка"!
   - Спасибо... - поблагодарил его старый охотник, подбирая с земли нож и выброшенный лук. - Я в порядке... Только куртка чуть порвана...
   - Куртку можно зашить, - проговорил Дагон. - А если есть ранение, Джелир всегда вас осмотрит...
   Через минуту они замолчали, теперь уже в спокойной обстановке рассматривая на земле обстрелянные трупы зараженных людей.
   - Эк, бойкие были гады! - усмехнулся Фиренс, так и не убрав назад арбалет. - Они явно желали отведать наших мозгов, даже не обращая внимания на то, что мы вооружены!
   - Они же зомби, - отозвался Дагон и, обратился к охотнику. - Да, Вуад, похоже, вы нам вчера рассказали правду...
   - Проклятье... проклятье... - лишь прошептал под нос тот, толкнув сапогом один из трупов. - Это же мои земляки... Вот это старик Зупп, а вон Видольт, рядом их сыновья... Мы не раз рыбачили на Витке, ловили сазанов и иногда даже лососей...
   Со скорбным выражением лица он снял степную шляпу перед убитыми земляками.
   - Сочувствую вам, но лучше не подходите к ним близко, - предостерег его капитан-рыцарь. - Джелир сказал, что есть риск подхватить инфекцию...
   С печалью глядя на мертвецов, Вуад отступил назад, вновь нахлобучив шапку на свою "горшковую" голову.
   - А эта струсила! - недовольно проговорил Фиренс, метнув острый взор на Греду. - Что ты оцепенела как девственница?! Если бы нас тут не было - что, им таки без боя далась?! Отдалась бы?! А?! Отвечать, когда спрашивает сержант!
   Но белокурая нордка, лишь сильнее вытянув в ужасе бледное лицо, продолжала находиться в состоянии тихого шока.
   - Оставьте её, сержант, - вступился за оруженосицу Дагон. - Я сам едва не впал в ступор, при виде такого... Что-ж уж говорить о деве...
   - Капитан, в первый момент и я чуть было не растерялся, - признался берсерк. - Но, ведь мы взяли себя в руки и оказали отпор... А с трусихой-страусихой далеко не уйдешь... Впрочем, если впереди этих "мертвяков" целые массы, мы так и так не пройдем... Что будем делать, капитан?
   - Возвращаемся к биваку, - ответил Дагон. - Будем выступать всеми силами... Вуад, прикрывайте тылы...
   - Слушаюсь, капитан! - отозвался старый охотник, доставая из колчана стрелу.
   Рыцари повернули коней назад и, он, держа лук наготове, пятясь, принялся прикрывать их отход от любых потенциальных зомбиз.
  
   -----
  
   Ещё около пары часов спустя...
  
   - Да, капитан, все внешние признаки указывают на то, что эти люди были заражены чумой зомбиз, - доложил Дагону Джелир, прям с гунтера осмотрев трупы убитых рыбаков, поворачивая их лица лезвием воинской косы. - И, это хорошо, что вы не вступили с ними в ближний бой, а предпочли стрелковое оружие - вблизи была бы велика вероятность инфекции...
   - Ну, один из нас, все же вступил в ближний контакт, - проговорил Фиренс, весело скосившись на старого охотника. - И, даже чуть-чуть покувыркался в траве!
   - Не тревожьте излишне Вуада, мой друг, - поднял на него серьезный взор рыцарь-хергит. - Я же уже говорил, что при осмотре не обнаружил никаких ран. Зараженный хоть и прокусил ему куртку в месте плеча, но, не смог добраться до тела.
   - Как думаете, старший сержант, - обратился к нему Дагон. - Если эти рыбаки, будучи зараженными ещё с вчерашнего вечера, так и не слегли до нашего прихода то... есть ли вероятность того, что и остальные в деревне не померли? Если конечно, можно так выразиться о сих зеленых сомнамбулах...
   - Не знаю, что и сказать вам, капитан... - призадумался Джелир. - Да, вчера я предполагал, что, возможно, вирус за сутки итак погубит людей. Но, сейчас, видя это, уже ничего не могу утверждать.
   - Вуад, а сколько всего в вашей деревне жителей? - тут же спросил капитан-рыцарь охотника.
   - Если не считать этих, то более двадцати человек... - отозвался старый охотник уже с заштопанной курткой, но всё с той же печалью во взгляде.
   - Хо-хо, это значит, что там ещё не менее двух десятков ходячих мертвяков! - не без некого азарта в глазах, пробасил берсерк. - Ерунда - я даже одним мечом спокойно покрошу их как капусту! Тем более, они явно не из живчиков... Вон, смотрите - от бронебойных капитана у пары из них совершенно "слетели" мозги!
   Действительно, двое, из пятерых убитых зомби, лежали с лопнувшими черепами, на коих вместо "всплывших" мозгов, виднелась какая-то сильно смердящая светло-коричневая жижа!
   - Да, Фиренс, для них бронебойные оказались уж слишком... - улыбнулся Дагон. - Но, как понимаете, в тот момент не было времени размышлять. Теперь же, постараюсь излишне не тратить стрелы...
   - А вы всё что глаза пучите?! - спросил Выпивоха, обращаясь к девам-оруженосицам. - Впрочем, смотрите-смотрите на них - таких мертвяков впереди может оказаться целая куча! И... вам придется стрелять в них! Стрелять и рубить ко всем чертям! Вы понимаете меня?!
   Греда - на сей раз, мерцая в серебристой лазури глаз лишь легкой опаской, быстро кивнула головой. Зимар с Клюзи же, испуганно глядя на впервые видимые им трупы проклятых... даже не отреагировали на его глас!
   - Я спрашиваю - вы меня поняли, девицы?! - уже откровенно заорал на них удивленный берсерк.
   И, от его зыка, они все же "очнувшись", тоже утвердительно закивали.
   - Да, девушки, мы все должны быть сегодня предельно боеспособны, - также проговорил им и Дагон и, тут же отдал приказ. - Отряд - приготовить стрелковое оружие! Двигаем на деревню!
   Он смело повел коня вперед по тропе и, все (кроме старшего сержанта с косой), быстро вытащив из-за спин арбалеты-луки, сразу тронулись вслед за ним.
   Не прошло и двух минут, как тропа начала расширятся, а деревья редеть - хорошо зная, что это признак окончания леса, Дагон, соответствуя уставу походов (гласящего осмотреть местность из укрытия перед выходом к ней), жестом приказал отряду свернуть коней к крайним кустам.
   Не выходя из неровной полосы леса, отряд молча остановился у края и устремил свой взор вдаль: впереди, тропа, скатываясь в небольшой склон, убегала к голубой ленте реки, пересеченной темным деревянным мостом. За рекою, среди рассеянных рядов стройных деревьев, возвышались серые бревенчатые хаты деревни - типичного федского поселения, с кругом колодца впереди, крайними полосами ещё не обработанных огородов, и одинокой башней ветреной мельницы на заднем плане.
   - Вот река Витка, вот моя деревня... - прошептал Вуад, с тревогой в глазах оглядывая родные дома.
   - Вроде никого не видать... - тихо отозвался Фиренс. - Конечно, лучше бы внимательней оглядеть через бинокль. Но у нас его нет.
   - Да, бинокль бы нам не помешал, - согласился Дагон, заметив среди кустов с их стороны берега пару рыбацких лодок. - На первый взгляд, действительно, кажется, что все вымерли... Что скажете, Джелир?
   - Трудно что-либо предполагать, капитан, - проговорил рыцарь-хергит, таясь за мохнатой ветвью дерева. - Думаю, нам надо немного подождать, осмотреться... А потом решить, что делать...
   - Разумно, - согласился Дагон. - Пока побудем в засаде...
   "Все равно мы не можем отступить, - подумал он, взглянув на затаившихся оруженосиц. - Запасов съестного у нас практически не осталось... А в этой деревне - если верить Вуаду - должна быть хоть какая-то провизия..."
   Глядя на деревенские хаты, он, несмотря на парившую в воздухе тишину, где-то глубоко в недрах души снова ощутил всплеск тревоги - таинственный сигнал интуиции, которая всегда, за время военных походов, безошибочно предупреждала его о надвигающейся опасности!
   Однако, время шло, но, все по-прежнему было тихо и спокойно.
   "Что это?! - вдруг встрепенулся Дагон, своим потрясающим слухом уловив какой-то подозрительный звук. - Всё же, здесь кто-то есть?!"
   И, действительно, не прошло и минуты, он уже отчетливей различил какие-то крики, доносящиеся снизу склона!
   - Слышите? - тут же спросил он соратников. - Похоже, кто-то кричит...
   Джелир отрицательно мотнул головой, Фиренс удивлено вскинул брови, Вуад насторожился, а оруженосицы лишь испуганно переглянулись - никто не уловил ни малейшего звука!
   Однако, уже следующее мгновенье, и им снизу послышался какой-то гул, резко перешедший в... отчаянный девичий визг: "Спасите!".
   - Кто-то ещё жив и срочно нуждается в помощи! - воскликнул Дагон. - Отряд, вперед!
   Без всякого замешательства, соратники сразу же выступил из леса, и... увидели девушку, коя, дико горланя, со всех ног бежала от группы зомбиз, в уже хорошо знакомых им брезентовых куртках!
   - Вила! - радостно вскрикнул Вуад. - Это Вила - одна из деревенских девушек! Пастушка!
   - И, кажется, за ней гонятся очередные зеленомордые, - процедил Фиренс, поднимая арбалет. - Капитан, позвольте мне унять этих окаянных.
   Дагон, видя, что девушка - в свою очередь, заметив их, с новым криком "Спасите!" бросилась к ним навстречу - охотно отдал приказ:
   - Дозволяю, сержант, стрелять!
   Берсерк нажал на курок и, выпущенная стрела, со свистом пролетев над склоном... с глухим хлопком пробила голову одному из зомби, что он, взмахнув на мгновенье руками, кубарем покатился вниз! Однако, как и в случае на тропе, на его выстрел снова никак не отреагировали остальные - хрипя и рыча будто демоны, они продолжали сломя голову гнаться за перепуганной пастушкой!
   Видя, что двое из оставшихся четырех рыбаков-зомби уже почти достигли несчастную, сам Дагон (совершенно забыв об экономии своих особенных стрел!) поддержал следующий выстрел Выпивохи - но... лишь стрела сержанта вновь пробила "нездоровую" черепушку очередному преследователю!
   - В точку! - воскликнул Фиренс и, подождав когда очередная стела автоматически "легла" в тетиву, целясь, пробасил. - Получай новенькую!
   Он выстрелил - и его стрела, словно заговоренная, смачно впилась в зараженную голову следующего мертвяка!
   - Потрясающе! - невольно воскликнул Дагон, с изумлением взглянув на берсерка. - Вы до сих пор поразительно метки, сержант!
   - А то, капитан! - довольно улыбнулся Выпивоха, вновь нацеливаясь с арбалета. - Ещё зорок глаз у старины Фиренса! Ещё бодра в нем кровь северных предков-охотников! Получайте добавку! (на лит.)
   И, с последней нордской фразой, он произвел новый выстрел, который... также пришелся прямо в "кочан" зомбяка - рыбака-зомби, павшего четвертой жертвой подряд его поразительной снайперской меткости!
   Девушка же (оторвавшись от последнего отчаянного!), увидев знакомого старого охотника, с последних сил бросилась к нему в объятия.
   - Дядя Вуад! Дядя Вуад! - щебеча звонким голосом, не сдерживая слез, уткнулась она в его куртку. - Они... они...
   - Все хорошо, дочка, - стал утешать её охотник. - Ты в безопасности... Всё хорошо...
   Действительно, она уже была в безопасности, ибо, следующим выстрелом из верного воинского арбалета, берсерк пробил стрелой голову оставшегося "окаянного"!
   - В точку! - свойски причмокнул он губами и, расплывшись в более широкой улыбке, глянул на Дагона. - Пять из пяти, капитан, и все по кочанам!
   - Поздравляю, сержант! - похвалил его Дагон. - За такое дело, думаю, мы теперь просто обязаны раздобыть вам бочку эля!
   - Ловлю на слове, капитан! - весело воссиял серебром глаз Выпивоха, вновь убирая арбалет под щит за спиной. - Бочонок эля для меня всегда самое "то"!
   Рыцари рассмеялись и, вместе с девами-оруженосицами, подъехали к охотнику с пастушкой - девушка, судорожно всхлипнув ещё пару раз, все-таки лишилась чувств, повиснув на его крепких руках некой простецкой, но довольно миловидной куклой! "Куклой", с длинными волнистыми белокурыми волосами ("вылившимися" из-под слетевшей наземь соломенной шляпы), мягким овалом бледного лица, забавно выпирающим вперед тонким острым носом и пухлыми бледно-розовыми лепестками губ. На ней было лишь просторное деревенское платье из светлого льна и длинная розовая юбка.
   - Окочурилась девица... - усмехнулся берсерк, с любопытством разглядывая её. - Ещё бы чуть-чуть и зомбяки полакомились бы её молодыми мозгами.
   - Джелир, помогите девушке, - приказал Дагон. - Всем остальным следить за местностью.
   Слушаясь капитана, рыцарь-хергит тут же слез с породистого гунтера и, взяв свой походный синий плащ, расстелил его перед охотником с обморочной.
   - Вуад, осторожно положите её, - проговорил он старику, отцепляя от пояса флягу с водой. - Надо привести её в чувство.
   Охотник бережно уложил землячку на плащ и, старший сержант, отпив с фляги воды... с шумом выплеснул её ей в лицо!
   - Спасите! Нет! - мигом очнувшись от ударившей влаги, опять закричала пастушка, вспыхнув диким испугом во взоре больших серых глаз.
   - Всё хорошо, Вила, - снова начал утешать её Вуад, присев на траву рядом с нею. - Это мои друзья. Ты под защитой.
   - Вила! Хо-хо-хо-хо! - взорвался Фиренс. - Всё же деревенские имена в Форцальдии это нечто "особенное"! Всегда угорал от них! Всякие Вилы-Косы-Бахилы, да Стручки-Кабачки... а ведь им всем одно слово - "деревня"! Хо-хо-хо-хо!
   Находясь ещё в потрясении, пастушка, явно не понимая причины громового хохота берсерка, со страхом уставилась на него.
   - Не смейтесь, сержант, над её деревенским именем - у меня оно и вовсе божественное, - сурово проговорил Дагон бестактному Выпивохе, и, с улыбкой взглянув на остроносую девушку, обратился к ней. - Меня зовут Дагон - я капитан этих вольных рыцарей. С нами, вам действительно больше нечего боятся. Скажите, что произошло?
   - Я... я... - снова взволновалась Вила, но, видя доброе расположение, глубоко глотнув воздух, всё же взяла себя в руки. - Вчера вечером, я, как обычно, с подругами вышла пасти овец в поле. Следя за скотиной, мы собирали первые полевые цветы этой весны, распевали песни, много играли... При первом появлении звезд на небе я решила немного отдохнуть в траве, но, незаметно уснула... Проснулась же я лишь недавно - вижу, ни скота, ни подруг нигде нет... Ничего не понимая, почему они меня не разбудили, я, уже хотела вернуться в деревню как... тут появились эти... эти...
   Глянув в сторону убитых преследователей, она, захлестываемая эмоциями, вновь не смогла говорить - дабы её успокоить Джелир подал ей свою флягу воды.
   - Всё ясно, - проговорил Дагон. - Мне жаль вам, девушка, это говорить, но, похоже, все ваши земляки, либо уже мертвы, либо стали вот такими одержимыми сомнамбулами...
   - Н-ееет! - вскрикнула пастушка, вмиг отрывая губы от горлышка фляги. - Не может быть... О, пресвятая Беата!
   Она затряслась в тихом рыдании и, Вуад снова обнял её.
   - Капитан прав, Вила... - тихо проговорил он. - По землям королевства идет какой-то неведомый мор... По-видимому, только мы остались из нашей деревни... Только мы одни...
   Понимая глубину разыгравшейся трагедии, рыцари и девы-оруженосицы сочувственно глянули на них.
   - Зимар, - обратился капитан-рыцарь к оруженосице старшего сержанта. - Посади девушку на своего гунтера - берешь её под свою защиту.
   - Слушаюсь, мой капитан! - воскликнула полукровка, мгновенно соскакивая с седла.
   Обернув плащом Джелира потрясенную пастушку (а также подав ей соломенную шляпу), она, вместе со старым охотником помогла ей забраться на гунтера и, вскоре, взяв поводья, была готова двигаться дальше.
   - Капитан, вы, что, принимаете эту пастушку в отряд?! - поразился Фиренс.
   - Пока просто беру под защиту как землячку нашего нового соратника, - пояснил ему Дагон и, устремив взор вперед, скомандовал. - Отряд, двигаемся на деревню!
   Они двинулись вниз по склону и вскоре выехали к мосту.
   Всё по-прежнему было тихо - лишь вода в Витке, нежно блистая на солнце, пела звонким задорным журчанием.
   - Вуад, - обратился Дагон к старому охотнику. - Крепок ли мост?
   - Да, капитан, - отозвался тот. - Раньше по нему спокойно проходила даже тяжеловооруженная конница...
   - Хорошо, - проговорил капитан-рыцарь. - Отряд, слушай мою команду - выступаем по двое: Фиренс с Вуадом двигайтесь первыми, я с Джелиром за вами, Клюзи Зимар за нами, Греда прикрывать тылы!
   Он осмотрел соратников и соратниц (также мельком глянув на белокурую пастушку - влажно-напуганное лицо которой, вдруг, показалось ему чем-то уморительно!) и громко крикнул:
   - Отряд, вперед!
   Все вновь двинулись с места и, в приказном порядке, по двое вступили на мост. Под тяжестью коней древо моста тут же скрипуче застонало, а журчанье реки под ним отдалось неким грозным взыванием!
   - Двигаемся неспешно, - проговорил Дагон, снова ощутив всеми фибрами души всплеск тревоги. - При въезде в деревню достать оружие ближнего боя.
   "Что-то все-таки здесь не так, - уже подумал он про себя, просто оглушаясь витающей тишиной. - Слишком всё подозрительно тихо..."
   Не сводя глаз с затихшей деревни, он достиг середины моста и, вздрогнул со всеми от... неожиданно обрушившегося карканья с неба: небольшая стая темных ворон, грубо прогорланив над ними, уже в следующую минуту, также внезапно скрылась где-то за краем деревни!
   - Вороны... - не без удивления произнес Дагон, молниеносно вспомнив "своего" странного ворона с бивака. - Разве они уже не должны были улететь на север?
   - Ещё только начало весны, капитан, - проговорил Джелир, щурясь от яркого солнца. - Поэтому, некоторые стаи вполне могут находиться в наших краях...
   Они всё же преодолели мост и двинулись по некрутой возвышенности прямо к поселению. Помня приказ капитана, все вытащили оружие ближнего боя.
   - Дружище, - обратился Фиренс к впереди идущему старому охотнику, когда они миновали колодец. - Вы нам рассказывали, что после войны, лишь благодаря собственным усилиям, вы привели деревню к былому
   процветанию... Хммм, не обижайтесь, но, сейчас, она выглядит скорее неприглядной и заброшенной...
   - Я сам потрясен этим... - лишь ответил Вуад, сжимая в руках два верных ножа. - Ещё вчера днем всё было прекрасно и, вот...
   - Будьте бдительны, - проговорил Дагон, внимательно оглядывая темные хаты с золотистыми шевелюрами соломенных крыш. - У меня дурное предчувствие...
   Он достиг центра деревни и жестом остановил отряд у одной большой риги - смеженного с домом сарая, в коем мирно лежали все те же гущи желтой соломы.
   Всё по-прежнему было тихо: в деревянных домах неслышно было ни малейших скрипов движения; во дворах не было ни скота, ни птицы; и, лишь отдаленное карканье ворон, доносившееся со стороны деревенского кладбища, жестким скрежетом пронизывало солнечный штиль весеннего воздуха.
   - Похоже, капитан, ваша интуиция впервые дала осечку, - не без усмешки проговорил Фиренс, оглядываясь по сторонам. - Здесь никого нет.
   - Сержант, если все действительно вымерли - то где их трупы? - в свою очередь парировал Дагон.
   - Хороший довод, - согласился берсерк. - За один день, даже воронье не смогло бы обклевать людей без остатка...
   - Тише! - вдруг встрепенулся Вуад. - Я, кажется, что-то слышу!
   Все насторожились и, уже через минуту, сквозь гущу царящей тишины услышали приглушенное "бульк-бульк", "о-бульк"!
   - Что это?! - вскинул бровями Фиренс. - Не уж-то кто-то готовит борщи?!
   - Звук доносится из этой хаты, - проговорил старый охотник, указывая ножом на смеженный с ригой дом. - Здесь живет... жил Сурд - наш деревенский мясник...
   - Вуад, проверить дом! - тут же приказал Дагон и, тихо добавил. - Будьте осторожны...
   Молча кивнув рыцарю-капитану, охотник, держа наготове ножи, осторожно приблизился к "булькающей" хате, носком сапога приоткрыл дверь и, вскоре вошел внутрь. Однако не прошло и минуты как он... кубарем выкатился из неё! Выкатился - с ног до головы облитый какой-то густой, дурно пахнущей, рыже-коричневой жидкостью!
   - Тьфу ты! - невольно сплюнул Фиренс, обалдело уставившись на него вместе с отрядом. - И кто это на вас так облегчился?!
   С секунду посмотрев на удивленных рыцарей (и не менее пораженных оруженосиц с пастушкой!) опешившим взором, облитый Вуад резко замахнулся и, что было сил, метнул в окно избы один из ножей - пробив прозрачную пленку натянутого бычьего желудка, холодное оружие со свистом влетело во внутрь помещения, в коем... тут же громыхнул мощный глухой хлопок!
   Понимая, что внутри избы что-то взорвалось, рыцари, быстро переглянувшись между собой, приблизили коней к помещению и, заглянули в его буквально лопнувшие окна: всё внутри было потрясающе забрызгано кровью с хаотично валяющимися кусками разорванного мяса!
   - О, великая Хольда! - в сердцах воскликнул Фиренс, в сем кровавом хаосе, также заметив лежащую в сенях нижнюю часть крупного человеческого тела с откинутыми к верху ногами. - Кажется, здесь кого-то конкретно разворотило!
   - Это и был мясник Сурд... - не без волнения в голосе, проговорил Вуад, сам потрясенно глядя в окно хаты. - Только он был каким-то невероятно толстым и распухшим... с такою-же зеленой мордой как у тех зомби... Едва я вошел, он на меня и срыгнул эту мерзкую жидкость...
   - Зомби-толстяк... - задумчиво произнес Джелир. - Судя по количеству крови, он и вправду был приличных размеров.
   - Зато лопнул как надувной шарик от какого-то ножа! - добавил Дагон и, повернувшись к охотнику, ободряюще произнес. - Поздравляю вас, Вуад - меткий бросок!
   - Хо-хо, от души присоединяюсь к поздравлению капитана! - тут же воскликнул и берсерк, по-свойски подмигнув Вуаду. - Теперь и вы, старина, вошли в наше элитное общество убийц ходячих мертвяков! Но, и также сочувствую - вы опять оказались в полном дерьме! Вчера - в болотном, сегодня - в рвотном! Хо-хо!
   - Да, уж, точно... - вздохнул Вуад. - Придется вновь чистить одежду...
   - Но, почему этот зомби не просто напал, а окатил своей рвотой? - задался вопросом рыцарь-хергит, продолжая осматривать кровавое помещение. - Да ещё и с таким мощным неприятным запахом... Вам не кажется это странным, капитан?
   - Мне уже давно всё кажется странным, старший сержант, - признался Дагон, не без легкой улыбки заметив то, что их девы и не думают приближаться к хате. - Возможно, своей ужасной рвотой толстяк намеревался "оглушить" Вуада, а затем спокойно расправиться с ним... Но, как видите, просчитался.
   - Резонно, капитан, - проговорил Джелир и, вдруг резко отвел взор темных глаз на окружающие дома. - Слышите?! Похоже, кто-то здесь есть!
   - И, эти "кто-то", явно приближаются к нам! - тут же подтвердил Фиренс, крепко сжимая рукоять зазубренного меча.
   Прислушавшись, Дагон тоже услышал уже знакомые всплески рычаний, да быстро увеличивающийся отовсюду топот ног! К тому же, какой-то шорох возник совсем уж рядом - выкопавшись из сена в риге, прямо перед ним возникло два селянина с... искаженными "болотными" лицами!
   - Зомби! - только и воскликнул капитан-рыцарь, вмиг шарахнувшись от их протянутых рук.
   Не успел он поднять меч, как Джелир с маху рассек плечо одного лезвием воинской косы (тот, выпуская бурую жидкость, зашатался на месте!), а другого, уже с разворота, опрокинул сильным ударом древка на сено!
   Не медля ни секунды, Дагон тут же "прошил" голову раненому, а Джелир вовсе "пригвоздил" косой упавшего!
   Однако, последний, даже пронзенный насквозь, все равно не унимался в риге и, Дагон, поддавшись вперед, лишь через несколько ударов меча, все-таки, смог окончательно "успокоить" его!
   - Молодцы, хорошее взаимодействие! - с улыбкой, шутливо похвалил их Фиренс и, глянув на опешивших дев, ухмыльнулся. - Приготовьтесь, это всего лишь первые "ласточки"!
   Действительно, не прошло и минуты, как отовсюду из-за хат, уже целыми группами стали выбегать очередные зомбированные жители, кои, с отчаянными воплями, тут же кинулись на отряд!
   Отчаянно крича, сразу пять первых зомби бросились на обрызганного Вуада! И, в отличие от растерявшихся дев, старый охотник среагировал мгновенно: схватив лежащую неподалеку пустую арбу, он с силой толкнул её в их сторону! Да так, что уже в следующий миг, от глухого удара двуколки, зараженных в тот час опрокинуло наземь!
   - Йаааа! - в ту же секунду воинственно вскричал Вуад и, сжав оставшийся нож, со всех ног кинулся добивать их.
   - Клюзи, Греда - к нему! - в свою очередь заорал Дагон двум оруженосицам.
   Хоть и потрясенная не меньше других, Клюзи тут же ударила своего гунтера пятками по бокам и вскоре была у охотника, топча копытами одного из лежащих!
   Греда же, впав просто в прострацию, вновь не двинулась с места!
   Вуад, на коленях проскользнув к одному сбитому зомби (самому крупному с пышной седой бородой), сразу вонзил нож ему в грудь - однако, тот, лишь слегка "крякнув", вцепился руками в его горло!
   - Кх-аак! - вздохнул старый охотник, пытаясь поразить того своим оружием уже в голову.
   Однако, у него никак это не получалось. А в это время, стали подниматься с пыли и остальные сбитые им зомби.
   - Держитесь, старина! - воскликнул Фиренс, сразу двинув к нему своего тяжелого коня. - Я уже скачу к вам!
   Клюзи же, не давая встать гунтером одному, первым же ударом меча попала по голове какой-то женщины-зомби - ойкая и выпуская бурую "кровь", та замертво рухнула на дорогу! С секунду поглядев на неё, она подскакала к схваченному Вуаду и, прям с седла... опрокинула меч на голову его душителя - меч как по маслу вошел в голову бородача, успокаивая его навсегда!
   - Спасибо... - судорожно вздохнул старый охотник, мельком взглянув на темноволосую оруженосицу.
   Не медля ни секунды, он спокойно вонзил нож в голову её валяющегося зомби, затем быстро вскочил на ноги, готовясь отразить атаку двух иных также поднявшихся мертвецов.
   Фиренс же, "летя" к нему на помощь, неожиданно наткнулся сразу на трио выскочивших зомби - одетых, как и Вила, остальных девушек-пастушек - от удара его коня, они сначала тоже оказались на земле, однако, уже в следующую секунду, с диким визгом смело кинулись на него!
   - Вот те, окаянная! - взревел он, полоснув зазубренным мечом по груди первой и, красиво отрубив голову иной, ещё свирепей пробасил. - И тебе добавка!
   Резким колющим ударом, остановив атаку третей, он с разворота окончательно снес... полчерепа первой: разбрызгивая жидкость, зомби-девушка тут же присоединилась к безглавому телу подруги!
   - Ну, как, вкусна сталь меча войны?! - находясь на кураже, с издевкой спросил берсерк третью и, полоснув ей по горлу, спокойно отправил к остальным.
   Пока он сражал сих зомби-пастушек, Вуад бросился на свою оставшуюся пару зомбированных земляков: резким выпадом оставив нож в голове одного, уже с другим, вступил в отчаянную рукопашную схватку!
   - Надо помочь старику! - проговорил Дагон Джелиру. - Двигаемся, старший сержант!
   Однако, не успели они пришпорить коней, как на их пути оказалась четверка зомби-селян, коя, ринулась на них уже с воздушной поддержкой небольшой стаи... тех самых крикливых воронов!
   - Что за черт?! - оторопел Дагон, мгновенно захлопывая свое "псиное" забрало. - Внимание - они атакуют с воронами!
   Хоть их боевые кони, с шумным ржанием, стали раскидывать атакующих ударами копыт, безумные темные птицы с налету принялись долбить по ним своими острыми клювами - долбить, стараясь найти в броне какие-нибудь слабые места!
   Отмахиваясь от наглого воронья, Джелир ловким ударом длиной косы, одним махом рассек сразу две головы атакующих зомби! Дагон же, смертельно полосонув мечом голову третьего зомби, другого рубящим ударом ранил в плечо!
   - Позвольте, капитан! - воскликнул рыцарь-хергит и, добил оставшегося колющим ударом в лицо.
   Зомби были повержены, но, вороны так и мешали двигаться их верным коням.
   В это же время, едва не крича от ужаса происходящего, пастушка Вила, обороняясь от пикирующих воронов, крепко прижалась к гриве коня Зимар, закрыв руками свою голову. К самой же Зимар, из огородов выскочило два зомби - помня наказ капитана, полукровка отважно "встретила" острием короткой косы голову первого и, ловкой подсечкой сбив с ног второго, быстро добила его следующим аналогичным ударом своего оружия!
   Клюзи же, видя, что Вуад никак не может справиться "вручную" с последним зомбированным, спрыгнула с гунтера, мигом вытащила из растекшихся мозгов прежде убитого свой меч и, поймав момент, с размаха рубанула им по затылку ходячего мертвеца! Издав последний сдавленный рык, зомби в тот час умер в... объятиях старого охотника!
   - Спасибо... - снова поблагодарил её Вуад и, тут же громко вскрикнул от боли - один из воронов с налета цапнул его за плечо.
   Цапнул, вмиг вырвав клювом клок его куртки с самой кожей!
   Хоть атака дюжины зомби, казалось, была полностью отбита, над отрядом вовсю продолжали носиться сии крикливые птицы!
   - Ну, воронье, держись! - разозлился Фиренс, безуспешно пытаясь поразить мечущихся воронов массивным мечом. - Я вам не какой-то там дождевой червь из болота!
   Убрав меч за спину, он достал военный арбалет и, тут же навскидку выстрелил из него - вырвав пучок перьев у случайно попавшегося ворона, стрела улетела в синеву неба.
   - Ррррр! - от злости рыкнул берсерк и, снова нажал на курок.
   Однако птицы носились вокруг столь быстро, что и вторая его стрела со свистом растворилась в пространстве.
   В свою очередь, вороны, словно почувствовав свою неуязвимость, смелее накинулись на Выпивоху, не обращая внимания на его усилившиеся рыки досады.
   У Дагона с Джелиром дела тоже не обстояли лучше: капитан-рыцарь, прикрываясь щитом, мечом не мог поразить ни одну стремительно атакующую птицу; так и Джелир, безуспешно тыкая острием косы в пустоту воздуха.
   - Все кто может - стрелять по ним! - скомандовал отряду Дагон, отбрасывая щитом очередного черного птаха. - Стрелять по этим чертовым птицам!
   - Аааа-ай! - тут же вскрикнула Вила, коей, как и охотнику, один из воронья тоже клюнул в плечо. - Спасите! Ай-аааааа!
   Услышав крики последней оставшейся землячки, Вуад достал свой лук и подскочил к её гунтеру - Клюзи с Зимар достав щиты, сразу затаились за ним.
   - Вила, держи мой щит! - сквозь носящийся вокруг вихрь карканья, крикнул он вновь зарыдавшей пастушке. - Да хорошенько прикройся им!
   Он быстро отдал ей свой круглый деревянный щит, а сам стал вовсю шмалять по неугомонным воронам - как и рыжебородый берсерк, пустив первую стрелу в "молоко", остальными двумя он все-таки сразил двух первых воронов, тут же камнем рухнувших меж свежих трупов зомбированных. За его спиной, лезвием уже опробованной косы, одного также убила и Зимар. Джелир, тоже, наконец, попал по ворону - эффектно разрубив того прям в воздухе своей долговязой воинской. И, лишь Дагон с Фиренсом продолжали впустую отбиваться от сих бойких "налетчиков".
   Каждый как мог отбивался от обрушившейся с неба напасти - только тихо рыдающая Вила (прикрываясь легким щитом охотника), да вновь струсившая Греда (со страхом давно накрывшая себя рыцарским треугольным щитом!) так и находились вне боя.
   Тем не менее, Вуад, чувствуя за спиной прикрытие от иных оруженосиц, вновь впустую истратив одну из стрел, двумя другими сразил ещё пару воронов, кои, красиво взметывая перья по воздуху в последнем верчении, попадали в огороды. Фиренс опять промазал. Дагон тоже, так и не мог попасть мечом ни в одного, зато Джелир снова удачно рассек лезвием темную тушку налетевшего на него птаха.
   - Браво, старший сержант! - похвалил его капитан-рыцарь, сквозь льющий пот глядя на него через тонкую полосу забрала. - Как я вижу, вы даже косой попадаете в них!
   - Я совершенно случайно, капитан, - отозвался рыцарь-хергит, ни на мгновенье, не спуская прищуренных глаз с неба. - Возможно, мне помогает то, что лезвие ослепляет их отблеском солнца и как-то дезориентирует в моменты налета...
   В этот момент, старый охотник, выпустив тройку очередных стрел, убил ещё одного ворона, а Зимар, прикрывая спину Клюзи, рубяще "отбила" косой "нырок" иного!
   И... вот, над соломенными крышами опустевших хат, наконец, остался только один каркающий птах.
   - Он мой! - громко воскликнул Фиренс, кипящий от целого ряда промахов. - Последний ворон мой!
   Вскинув воинский арбалет, он тщательно прицелился и, нажав на курок... все-таки сразил оставшуюся крикливую птицу!
   - В точку! - сразу в сердцах заорал он, провожая горящим взором её крутящееся падение на один из домов. - И я попал в чортову птицу!
   Этим успехом, он вновь восстановил тишину в опустошенном поселении - в деревне, сплошь усеянной свежими смердящими трупами зомби-селян, да тушками убитых воронов.
   - Отряд! - обратился к соратникам Дагон, глядя на сии трупы. - Похоже, мы победили! Мы отбились от всех!
   - М-да, я впервые в жизни вступил в бой с... мертвецами... - под остыв, озадачено буркнул Фиренс, убирая за спину арбалет. - Да и от взбешенных ворон отбивался впервые...
   - И, как ощущения, сержант? - с улыбкой взглянул на него капитан-рыцарь.
   - Смешанные, капитан, - признался берсерк. - Думаю, должно пройти какое-то время, чтобы сие сполна осознать...
   - Уверен, у вас впереди его будет достаточно, - проговорил Джелир, задумчивым взором взирая на трупы.
   Старый охотник же (одной рукой держась за плечо), подвел к ним коня с Вилой - аналогично раненная пастушка стала ещё "белее белого" и, казалось, вновь находилась в полуобморочном состоянии. Отважные оруженосицы - Клюзи и Зимар - весело искря глазами, тоже оказались рядом с рыцарями. Лишь напуганная Греда так и находилась в стороне, всё прикрываясь щитом от возможной опасности.
   - Вуад, Вила, похоже, вы ранены, - заметил Дагон и, раскрыв забрало, глянул на рыцаря-хергита. - Старший сержант, осмотрите их.
   - Слушаюсь, капитан! - отозвался Джелир, тут же спрыгнув с седла. - Сейчас же проведу осмотр!
   - Не беспокойтесь за меня, капитан, - проговорил старый охотник, мрачно оглядывая свою деревню. - Обычный клевок ворона... Лучше осмотрите Вилу...
   - Да нет, друг, у вас отнюдь не "обычный" клевок, - не без иронии ответил Джелир, глянув на его рану. - У вас настоящее ранение. Но, не волнуйтесь, сейчас я наложу на него мокрую марлю, а уж на привале мы полностью перебинтуем плечо.
   Вытащив из мешочков коня своей оруженосицы один бинт, рыцарь-хергит смочил его родниковой водой и приложил к кровоточащей ране Вуада.
   - Теперь вам, лепа девушка, - ласково произнес Джелир, обратившись к сидящей на коне Виле.
   С помощью Зимар, она спустилась на землю и, он быстро проделал тоже самое иным бинтом.
   - Главное крепче держите марлю на ране, - проговорил ей он. - Потом спокойно все забинтуем.
   Видя состояние пастушки, Дагон обратился к полукровке:
   - Зимар - в седло вместе с Вилой.
   - Слушаюсь, мой капитан! - сверкнув глазами, бодро отозвалась та, и, вскоре выполнила приказ, усевшись на своего чахлого с пастушкой.
   - Хо-хо - целая деревня мертвецов, а у нас всего два легко-раненных! - весело констатировал Выпивоха и, подмигнув Дагону, доложил. - Капитан, сегодня, кажись, я рассек кочаны ещё трем зомбякам. Не считая, конечно, последней подстреленной вороны...
   - Я тоже убил троих, - признался Дагон. - Вуад, а вы?
   - Вместе с тем толстяком, троих капитан... Подстрелил пятерых птиц...
   - Зимар?
   - Двоих, мой капитан! И столько же воронов!
   - Клюзи?
   Улыбнувшись ему обаятельной улыбкой, немая оруженосица показала три пальца.
   - Молодец, милашка! Ну и вы, старший сержант - кажется, тоже троих?
   - Так точно, капитан! Плюс два разрубленных ворона.
   - Поздравляю! - похвалил всех Дагон. - Можно сказать, теперь, у каждого из нас, открыт свой личный "счет"!
   - Не у всех, капитан! - возразил Фиренс, недовольно сдвинув у переносицы кустистые брови. - Кое-кто снова "прохлаждался". И, я не имею в виду запуганную пастушку - я имею в виду нашу белобрысую дылду... Ух, я всё же сейчас устрою ей трепку!
   - Оставить, сержант! Ещё успеете "потрепать" её... Сейчас главное найти хоть какой-нибудь провиант, да скорее уматывать.
   - Как прикажете, капитан...
   Стремясь уйти от серебристого взора сержанта (в коем впервые проявилась тень подозрения), Дагон взглянул в сторону старого охотника и собственной оруженосицы:
   - Вуад, вместе с Клюзи возьмите всё то, что только найдете съестного.
   - Слушаюсь, капитан, - тихо отозвался за двоих охотник.
   - Фиренс - на всякий случай прикройте их с арбалета.
   - Есть, капитан!
   Вся тройка двинулась выполнять его распоряжение, он же подъехал к белокурой оруженосице.
   - Что с тобою, Греда? - спросил он, ложа руку на её кольчужное плечо. - Тебя так и страшат эти зомбированные?
   - Да, мой капитан... - не смея глянуть на него, стыдливо прошептала девушка. - Простите... Я не смогла вступить в бой...
   - В моменты опасности, страх наше естественное чувство. В нем нет ничего зазорного. Но, мы, Греда, воины - мы всегда должны подавлять его в себе, дабы давать любой опасности достойный отпор...
   - Я поняла, мой капитан...
   - Да, признаю, что в последние два дня, мы впервые сталкиваемся с чем-то новым... Эти ходячие мертвецы... Безумные вороны... У каждого из нас они вызывают жуткие чувства, но... все-таки, сегодня мы смогли дать им настоящий бой и одолеть их.
   Виновато склонив голову в шлеме, Греда промолчала.
   - Мы одолели их, потому, что одолели свой страх, - продолжил Дагон. - В ином случае - сейчас бы мы валялись тут с расквашенными черепами... Задумайся, дорогая соратница, над этим... Да, ты не сбежала с битвы, но и не участвовала в ней. А это, все равно является серьезным нарушением походного устава, которое надлежит наказанию...
   - Как вы накажете меня?
   - Учитывая то, что мы уже с две недели как не в армии, я дам право подобрать меру наказания самому сержанту. Думаю, это справедливо - по уставу, ты, как оруженосица, принадлежишь Фиренсу и, только ему и решать, что с тобою делать.
   Услышав последнее, Греда в ужасе подняла на него умоляющий взгляд светлых серо-голубых глаз.
   - Устав, есть устав... - тут же смущенно пробубнил он и, утешительно добавил. - Но, я, конечно, прослежу, чтобы Выпивоха не "перегнул" палку...
   Оруженосица вздрогнула, побелела и, со слезно застеклившимся взором, вновь опустила голову.
   "Блин! Прозвучало в интимном контексте! - спохватился Дагон. - Она подумала, что Фиренс накажет её грубым огуливанием! А ведь... он вполне может! Нашему сержанту дай только волю - глазом не моргнет, как огуляет девицу во все "дырки"!"
   Со смешанными чувствами ревности, жалости и тревожных предположений, он отвел взгляд от провинившейся оруженосицы: Вуад, Клюзи и Фиренс двинулись осматривать прибрежные рыбацкие хаты; Джелир задумчивым взором так и осматривал трупы зараженных; а Зимар, сидя на коне вместе с Вилой, утешала пастушку.
   - Пока Вуад ищет съестное, нам надо запастись и питьем, - проговорил Дагон, вновь обращаясь к белокурой девушке. - Греда, займись этим - наполни все наши фляги колодезной водой.
   - Слушаюсь, мой капитан... - едва слышно ответила оруженосица и, тронула своего коня.
   Он поехал рядом с ней и, вскоре, остановился возле колодца.
   Спрыгнув с седла, Греда быстро отцепила все свои фляги, скинула ведро в воду и стала сразу же поднимать его, наматывая ручкой цепь. Последнее, ей далось не очень легко, но она благополучно вытащила его и, начала наполнять фляги, одну за другой погружая их в добытую прохладную воду.
   В этот момент, к ним на породистом подъехал Джелир.
   - Не очень хорошая идея, капитан, - произнес он Дагону, озабоченно глядя на действия Греды. - Вода может быть заражена чумой зомбиз.
   - Я как-то не подумал об этом... - признался Дагон. - Но, как это проверить? Вода ведь нам тоже нужна...
   - Думаю, нам понадобится доброволец...
   - Старший сержант, вы же знаете, я не смогу позволить кому-либо пойти на это.
   Вдруг, со стороны реки послышался какой-то шум. Они повернули головы и увидели, как из рыбацких хат, рыча на Вуада с Клюзи, выбежала четверка зомби в брезентовых куртках! Первый из них тут же повалил старого охотника наземь, за ним кинулись и остальные!
   - Зомби, ещё не закончились! - воскликнул Дагон, вновь вытаскивая меч. - Вперед, старший сержант!
   Они стукнули коней по бокам и, тут же ринулись в сторону рыбацких хат. Греда же, замерев на месте, с новым ужасом глянула им вслед.
   В этот момент, Клюзи, уже в третий раз защищая Вуада, убила мечом одного из зомби, а Фиренс ранил стрелой иного.
   Старый охотник же, оттолкнув ногой от себя раненого, убийственно всадил оставшийся нож в висок другого... однако, третий, чувствуя кровь от его раны, все-таки жестко куснул его в плечо!
   - Ааааааа! - тут же взвыл от дикой боли Вуад, задергавшись под натиском впившегося в него зомби.
   Не теряя времени, Клюзи с размаха рубанула клинком навалившегося, но... тот все равно не отлип от охотника!
   В это время, неуверенно шатаясь, к ней приблизился первый раненный - точным выстрелом в голову, Фиренс пригвоздил его прямо к деревянной стене рыбацкой хаты!
   Вуад же, борясь с последним, стал беспорядочно наносить в его бок удары ножом и, вскоре, утихомирил его.
   - С вами все в порядке? - спросил оруженосицу с охотником Дагон, едва прискакав к ним с рыцарем-хергитом.
   Ещё пылая куражом боя, Клюзи утвердительно кивнула. Вуад же, отшвырнув от себя убитых, покачиваясь, встал на ноги и, указывая на плечо, проговорил:
   - Капитан, похоже, меня всё же цапнули...
   - Это плохо, очень плохо, - с тревогой в темных глазах отозвался Джелир. - Теперь, вы, наверняка, тоже станете зараженным.
   - Через какое примерно время, старший сержант? - спросил его Дагон.
   - Учитывая его вчерашний рассказ о первых признаках заражения в этой деревне, примерно через пять-шесть часов, - ответил рыцарь-хергит.
   - И, что, теперь ничего нельзя уже сделать?
   - Не знаю капитан, ибо, я впервые с таким сталкиваюсь...
   В этот момент к ним подъехал Фиренс, от слуха которого не ускользнуло ни единое слово.
   - Да, дружище, похоже, вы влипли по самое некуда... - только и проговорил он старому охотнику, сочувственно взглянув на него. - А ведь только вчера стали нашим новым соратником...
   - Ничего, друзья, - вздохнул Вуад, держась за кровоточащее плечо. - Если судьба сгинуть, то сгину... Но, раз у меня есть ещё время, все равно позвольте помочь вам... Капитан, если разрешите, я продолжу выполнять ваш приказ...
   - Да, Вуад, выполняйте, - проговорил Дагон, невольно восхитившись этой внутренней стойкости. - Спасибо.
   Вместе с Клюзи он начал проверять хаты и, вскоре, первое съестное было добыто - из одного рыбацкого дома Клюзи вынесла на руках целую охапку валяной рыбы, а Вуад несколько желтых кругов добротного сыра!
   - Распределите съестное по вьюкам на конях оруженосиц, - приказал капитан-рыцарь и, взглянув на соратников, удовлетворенно добавил. - Похоже, вечером у нас будет чем поживиться.
   Следуя его приказу, старый охотник с немой оруженосицей стали сортировать съестное во вьюки и мешочки коней. Греда, оставив занятие с водой, стала помогать им. Также, оставив в седле легко раненную пастушку Вилу, к ним присоединилась и Зимар.
   Не прошло и десяти минут как опустевший провиант отряда, в конечном счете, получил 7 кругов сыра (на гунтере Зимар), 2 мешка муки (на гунтере Греды) и целых 20 штук копченой рыбы (по 10 поделенных меж Зимар и Клюзи)!
   - Эль, мой божественный эль! - воссиял Фиренс, когда Вуад откуда-то вытащил серую бочку заветного хмельного напитка. - Вот теперь я по-настоящему чувствую радость победы! Дружище, давайте его быстрее сюда - прямо мне в руки!
   Под улыбки Дагона с Джелиром, охотник поднял бочку берсерку. Тот сразу "усадил" её себе в седло и, трепетно приобняв, с закрытыми глазами радостно забубнил чего-то под нос на родном языке!
   - Так что же мы решим насчет воды, капитан? - обратился к Дагону Джелир.
   - А чего с нею не так? - в свою очередь спросил их Вуад.
   - Я думаю, что вода, возможно, заражена чумой зомбиз... - ответил рыцарь-хергит. - Но, проверить это можно только одним способом - если кто-то добровольно вызовется испить её...
   - Позвольте мне попробовать... - тут же, не задумываясь, вызвался раненный охотник.
   - Нет, дядя Вуад, нет! - в испуге закричала Вила, сразу встрепенувшись на гунтере. - Прошу, не делайте этого!
   - Дочка, я все равно уже заражен... - тихо ответил Вуад. - Если уж мне суждено умереть, то пусть моя смерть будет полезной этим отважным людям...
   - А ведь точно! - подтвердил Джелир. - Если вода заражена, вы гораздо раньше четырех часов превратитесь в зомби. А если нет, то тогда и нам можно спокойно пить.
   - Хорошо, в таком случае, Вуад, пробуйте! - отдал приказ Дагон. - Греда - продолжать наполнять фляги! Если что, вылить всегда успеем...
   Кивнув капитану-рыцарю, белокурая оруженосица вновь направилась к колодцу. Вуад же, схватив первую попавшуюся флягу с водой, поднес её ко рту, но, внезапно остановился, подняв взор темно-карих глаз на Дагона!
   - Капитан, - обратился он. - Если со мной случится "это", вы позаботитесь о Виле?
   - Конечно, Вуад, - проговорил Дагон, мельком глянув на вновь встревоженную пастушку. - Даю слово рыцаря - она будет под защитой моего отряда.
   - Спасибо, капитан... - поблагодарил старый охотник и, со вздохом откинув назад голову, все-таки, принялся глотать воду из фляги.
   Все разом уставились на него, будто признаки заражения должны были возникнуть в любое мгновенье!
   - Ну, как старина, хороша водичка? - внимательно смотря на него, спросил Фиренс, когда тот закончил питье.
   - Да вроде бы ничего... - отозвался Вуад. - Обычная колодезная вода...
   - Ладно, - проговорил Дагон, оглядывая соратников и соратниц. - Пора двигать дальше.
   - Капитан, - вновь обратился к нему охотник. - Не знаю, что мне впереди уготовано судьбиной, но, разрешите мне забрать собой мои ремесленные инструменты, а также факела... Я думаю, они вам пригодятся в отряде.
   - Хорошо, Вуад, - кивнул ему капитан-рыцарь. - Действуйте.
   Достав откуда-то большой мешок, старый охотник исчез в одном из сараев. Дагон же, заметив не сходящую с лица Джелира озабоченность, подъехал к нему:
   - Старший сержант, я вижу, вы чем-то озадачены...
   - Так точно, капитан, - ответил рыцарь-хергит. - Несмотря на то, что мы одержали победу, я думаю, нам надо ещё и спалить эту зараженную деревню. Так всегда делали в Темную Эру, в целях профилактики чумы во времена эпидемий...
   - Хорошо, спалим.
   Вскоре, отправившийся за инструментами Вуад, вернулся к ним, собрав для себя самое необходимое: тесак, рубанок, факела, цилиндрический станок для стрел, гвозди и молоток.
   Дождавшись того, что, Греда, до конца наполнила водой все их фляги, Дагон отдал приказ:
   - Джелир, Вуад - поджечь факелами деревню!
   Воспламенив, с помощью своей оруженосицы древко факела, старший сержант тут же помчался на гунтере вдоль деревенских хат, на ходу поджигая солому их крыш. Вуад же, подпалив ригу, бросил свой факел в дом разорвавшегося мясника.
   Благодаря сухой соломе, огонь за считанные минуты занялся во всех хатах, став грозно обдавать сильным дыханием жара.
   - Сам возродил Сомит, сам и подпаливаю... - только и проговорил охотник, с грустью глядя на полыхающие дома.
   - Ничего, дружище, - утешительно отозвался Фиренс. - В этой треклятой жизни ещё и не такое бывает...
   - Всё, в путь! - приказал всем Дагон.
   Отряд двинулся дальше и, вскоре, уже ехал вдоль деревенского кладбища.
   "А ведь старый охотник и юная пастушка, остались последними оставшимися в живых из всех поколений селян этой деревни... - вдруг подумал Дагон, задумчиво смотря на заросшие могильные холмики, с торчащими из них полусгнившими досками. - Блин, что же происходит в королевстве?! Каков истинный масштаб обрушившегося бедствия?!"
   Услышав вновь начавшиеся всхлипы пастушки, он оглядел свой отряд: Вуад, взгромоздив на спину мешок, со скорбным видом шел впереди; едущий возле него Фиренс, держа в крепких объятиях бочку эля, на сей раз, наоборот, источал из себя само воодушевление; Джелир ехал за ними - так и сжимая воинскую косу, он по прежнему был погружен в свои думы; Греда, с абсолютно отсутствующим взглядом, следовала далее, держась рядом с Зимар, коя, продолжала утешать Вилу, всё орошающую бледность лица новыми слезами; Клюзи же, сияя от успешного боя, медленно ехала позади всех.
   Выехав из кладбища, они сразу устремились на небольшую возвышенность и, преодолев её, скрылись в гуще нового леса. Скрылись, оставляя позади себя пылающую деревню зомбиз, черный дым от которой, огромными взвивающимися клубами устремлялся прямо в сочную синеву ясного неба.
  
      -- Волчья атака.
  
   "Целая стая... и, они тоже заражены чумой зомбиз..." - старший сержант Джелир Кедад.
  
   Солнце медленно катилось на запад и, вот, очередной лес захлестнула опустившаяся пелена нежно-розовых сумерек вечера.
   Мерцая благородными латами в его мягких бликах, Дагон продолжал вести отряд в глубину окружающих лесистых дебрей. Вести в полном молчании, ибо, с того времени, как они покинули пылающую деревню зомбиз - ни он, ни соратники, почти не обменялись ни единым словом.
   "Надо быть настороже, - всё размышлял капитан-рыцарь, внимательно осматривая быстро удлиняющиеся тени зарослей. - Кто знает, что, после прошедшего, нас всех ещё ждет впереди?".
   Видя, что, все уже довольно притомлены многочасовым путем, он, подметив на сгибе тропы небольшую елань, поднял латную ладонь и громко крикнул:
   - Отряд, стой!
   Все разом остановили коней, а пеший охотник, тут же устало опустился на собранный мешок своего скарба.
   Как обычно, следуя походному уставу, девы-оруженосицы, вновь, первыми попрыгали с седел и, стали помогать сойти с них рыцарям.
   - Ох-ох, наконец-то привал! - удовлетворенно заохал в бороду Фиренс, подавая Греде трофейную бочку хмельного напитка. - А это значит, что, я, наконец, отведаю эля! Ох, как же я соскучился по его вкусу!
   - Как я уже говорил ранее, вы, сержант, сегодня его вполне заслужили, - оказавшись на земле, улыбнулся ему Дагон и, взглянув на иных оруженосиц, в тот час отдал приказ. - Клюзи, Зимар - раздобыть веток к костру!
   - Капитан, - вмешался Вуад. - Позвольте мне нарубить их - у меня, ведь, теперь есть топор...
   - Нет, - ответил капитан-рыцарь, подметив то, что лицо старого охотника уже приобрело какой-то нездоровый серо-зеленый оттенок. - Во-первых, вы ранены, а во-вторых, вы, в отличие от нас, шли всё это время пешком. Лучше отдохните, Джелир сейчас основательней займется вами.
   - Да, вам нужен отдых, - подтвердил долговязый рыцарь-хергит, подходя к нему уже с готовыми чистыми бинтами. - Только, снимите с себя верхнюю одежду - мне нужно лучше перевязать вашу рану.
   Слушаясь его, старый охотник тут же принялся снимать с себя кожаную куртку, замызганную уже засохшей рвотой убитого им зомби-толстяка. Рвотой, коя, из-за сего, впрочем, продолжала источать из себя ужасно смердящий запах гнили.
   - Дядя Вуад, как вы себя чувствуете? - тревожно мерцая серостью глаз, спросила его землячка-пастушка, беспомощно опускаясь у его ног. - Вы... вы выглядите очень неважно...
   - Ничего, дочка, - проговорил охотник, уже стягивая с себя и рубаху. - Вроде бы нормально. Только устал чуток...
   Обнажив свой под увядший торс, он снова сел на мешок и, покорно подставил укушенное плечо Джелиру - внимательно осмотрев ранение, старший сержант стал тщательно обматывать его новым бинтом.
   - Готовьтесь, девушка, - засим проговорил Джелир, взволнованно наблюдающей пастушке. - Следующая на перевязке - вы.
   Вила "отозвалась" лишь новым отблеском тревоги в глазах.
   Фиренс же, в сие время, расстелив на траве походный плащ, грузно уселся на него и, вновь заключив в объятия добытую бочку эля, не без нетерпения стал наблюдать за носящими ветки оруженосицами.
   - Быстрее, девицы, темень уже подступает! - зычно крикнул он и, взглянув уже на свою деву, отдал распоряжение. - Греда, наполни элем все мои фляги, а затем достань кубки и для соратников: мы должны отметить нашу первую победу над нечистью!
   - Слушаюсь, сэр... - отозвалась белокурая оруженосица, после прошедшего, так и не смея поднять на него взора.
   Она сразу принялась исполнять поручение - подойдя к тяжелому боевому коню берсерка, она отцепила все фляги, достала деревянные кубки и, вернувшись, под его наблюдением стала осторожно разливать излюбленный им хмельной напиток.
   Вскоре, Клюзи с Зимар, натаскав веток и мха, разожгли пламя костра - как и в случае с деревенскими хатами, оно разгорелось мгновенно, с емким треском ощетинившись острыми языками пламени в темнеющую свежесть елани.
   В этот момент, Дагон, увидев, что Джелир окончил перевязку старому охотнику, подошел к нему.
   - Ну, как, старший сержант? - спросил он. - У вас появились идеи помочь Вуаду?
   - Я всё ещё думаю над этим... - проговорил рыцарь-хергит и, достав очередной бинт, обратился к Виле. - Девушка, как я уже говорил, теперь ваша очередь перевязки. Пожалуйста, обнажите своё плечо...
   - Да-да, Вилка! - уловив последнее, вдруг выкрикнул со своего места Выпивоха. - Обнажись пред ним, девица! Покажи свои юные прелести Миротворцу!
   Услышав сие, пастушка тут же вскочила с места словно ошпаренная, настороженно уставившись на Джелира.
   - Сержант, оставить подколки! - с невольно мелькнувшей улыбкой, крикнул берсерку Дагон и, взглянув на Вилу, спокойно проговорил. - Я понимаю, что вы стесняетесь Джелира, но, только он у нас лекарь и может помочь вам. Прошу, доверьтесь ему. Если надо, он может вам перевязать рану под тенью деревьев...
   Несколько мгновений посмотрев на него во взволнованном раздумье, она все-таки утвердительно кивнула и, вскоре, удалилась с рыцарем-хергитом в полумрак лесных деревьев.
   Однако, не прошло и минуты, как они... вновь воротились к костру!
   - Что случилось, старший сержант? - спросил Дагон, видя, что Джелир чем-то явно взволнован. - С ней что-то не так?
   - Капитан, у неё ничего нет! - только и вымолвил рыцарь-хергит.
   - В смысле?!
   - В том смысле, что ранение не только затянулось, оно... вовсе исчезло!
   Все пораженно уставились на остроносую пастушку, коя, скрывая рукою обнаженную часть плеча, под сими общими взглядами, тут же ярко полыхнула смущением.
   - И, что это значит, Джелир? - спросил Дагон, непонимающе взглянув на рослого соратника.
   - Только одно, капитан - она обладает уникальной регенерацией... - задумчиво проговорил рыцарь-хергит. - Помните, я не раз говорил об этом феномене и вам, когда, обнаруживал, что у вас, после битв, быстро затягивались раны. Но, у вас они исчезали через пару-тройку суток, а у неё, уже сейчас!
   - Да, это удивительно... - согласился капитан, вновь переведя взгляд на пастушку. - Удивительно...
   - Ох-ох, великая Хольда! - в свою очередь, снова пробасил с места Фиренс. - Похоже, средь нас присутствует свято-кровная девица!
   Эта, брошенная им очередная острота, ещё сильней смутила златовласую Вилу - так и придерживая плечо, она, красиво алея матовыми щеками, совсем опустила серый наив больших глаз.
   - Девушка, - обратился к ней Джелир. - У вас случалось такое раньше - что у вас также мгновенно всё заживало?
   - Да... - не поднимая взора, тихо отозвалась пастушка. - Когда матушка заставляла меня по вечерам заниматься вышивкой, я, иногда, бывало, кололась... Однако, кровь всегда быстро сворачивалась...
   - Всё ясно! - воскликнул рыцарь-хергит. - Это именно тот самый феномен! О, котором, кстати, ничего не упомянуто в дремучих "анналах" Галериана!
   - Это значит, что ей нестрашны легкие ранения? - в тот час спросил его Дагон.
   - Так точно, капитан! - подтвердил Джелир. - И... похоже, у меня возникла идея - я попытаюсь взять у неё немного этой целебной крови и, использовать её в лечении Вуада! Если, вы, Вила, конечно, согласны на это...
   Мгновенно сменив красноту смущения на непроизвольную бледность испуга, пастушка, поколебавшись всего пару мгновений, кивнула.
   - Хорошо, старший сержант, займитесь ей и Вуадом! - приказал капитан-рыцарь. - Зимар, помогать ему! Клюзи - ограждать территорию бивака!
   Раздав приказы, он пошел к костру и, расстелив на траве плащ, сел рядом с Фиренсом.
   - Ну, что, капитан, может, уж выпьем за нашу победу? - спросил его берсерк, весело кивая на бочку эля. - Признаюсь, я, всё это время просто пылаю в огне нетерпения...
   - Конечно, сержант, - согласился Дагон. - Хоть, сегодня моя очередь быть в дозоре, но, как вы помните, воду нам все равно пока нельзя пить.
   - Хорошо! - звонко причмокнул алой пухлостью губ Выпивоха. - Греда, наполни нам кубки! Да, смотри, не пролей ни капли!
   Осторожно склонив бочку, белокурая оруженосица послушно наполнила древо кубков душистым элем и подала их рыцарям.
   - Ну, за победу! - громко воскликнул берсерк, поднимая кубок.
   - За победу! - поддержал его Дагон.
   Они глухо чокнулись и... тут же запрокинули содержимое кубков в глотки!
   - Умммх, какой потрясающий вкус! - возрадовался Фиренс, разом осушив свою тару. - Вот он - истинный вкус победы!
   Улыбнувшись, Дагон кивнул, сам хорошо чувствуя то, как бархатистая прохлада хмельного напитка приятно окатила его нутро.
   "Всё же, Выпивоха добился своего эля... - подумал он, внимательно глядя на довольного сержанта. - Даже, перед уродливыми рожами впервые видимых им зомбяков, он храбро вступил в бой за него и... сразу уложил их больше всех нас! Похоже, мне очень повезло, что он присоединился ко мне с Джелиром..."
   Задумчиво смотря на Фиренса (пластины ламеллярной брони коего, в бликах костра порыжели в тон его бороды), он, не без вспыхнувшего восхищения, быстро прокрутил в мыслях все те моменты прошедшего боя, в которых, тот сражал зомбиз меткими выстрелами из арбалета и мощными ударами "зубастого" меча войны!
   - Чего вы так уставились на меня, капитан? - улыбнулся Выпивоха. - Хотите ещё напитка богов?
   - Фиренс, я только сегодня осознал то, что, мне чертовски повезло, что вы последовали за нами, - признался Дагон. - Вы, действительно, ценный соратник и отличный друг.
   - Хо-хо, капитан, спасибо! - подмигнул берсерк. - Куда уж, я, без вас и нашего восточного Миротворца! Что-ж, давайте, тогда, выпьем за нашу ударную дружбу?!
   Его оруженосица вновь наполнила им кубки, и, они опять лихо осушили их "божественное" содержимое.
   "А, Греда, похоже, всё так и переживает из-за своего проступка... - подумал Дагон, покосившись на белокурую деву в кольчуге. - Может быть боится наказания берсерка... Интересно, что он придумает насчет нее?"
   - Уммм-а-ах, как всё же он великолепен! - снова воскликнул Фиренс, просто балдея от долгожданного напитка. - Разве есть на свете что-либо лучше, чем этот священный "нектар"?! А, капитан?!
   - Да, эль потрясающ... - кивнул Дагон, уже начав ощущать в груди очаги расслабляющей теплоты. - Но, скажите, как, вы, все-таки, намереваетесь наказать сегодня Греду?
   Услышав свое имя из уст капитана, оруженосица вскинула на него "озера" и, снова опустила их.
   - Как? - немного растерявшись от неожиданности, спросил сам себя Выпивоха. - А пусть получает наряд вне очереди... Дел-то то...
   - Слушаюсь, сэр... - сразу отозвалась Греда, мгновенно поняв приказ.
   Поднявшись, она засеменила к своему гунтеру, быстро достала мотки колючей проволоки и, уже через минуту присоединилась к ограждающей территорию Клюзи.
   - Хо-хо, это ещё не главное наказание, Гредочка... - усмехнулся во влажную бороду Фиренс, с лукавым прищуром следя за тем, как она принялась опутывать колючкой первый ствол дерева. - Это только лишь походно-уставное...
   - Чего, вы, имеете в виду, сержант? - спросил его Дагон, вдруг ощутив прохладу волнения.
   - Капитан, я накажу её ещё и оралом... - ответил Выпивоха. - Смачным, глубоким оралом. Как вы знаете, по-свойски...
   С екнувшим сердцем, Дагон изумленно вылупился на него взором своих карих глаз.
   - Хо-хо, капитан, шучу я, шучу! - рассмеялся ламеллярный берсерк, сразу подметив его выражение. - Помимо сего наряда, возможно, ещё немного промуштрую её и всё...
   Посмеиваясь, он уже сам наполнил их кубки элем и, стал жадными глотками сызнова испивать его. Испивать, небрежно орошая бороду и броню новыми янтарными струями.
   "Ну-ну, - с недоверием взглянул на него Дагон. - Таки, всего лишь промуштрует..."
   Попивая напиток, он, испытывая легкую рябь тревоги, тоже стал следить за работой Греды.
   "Всё же хорошо, что мы не на службе королевской армии... - подумал он. - По-иному, за неучастие в бою, её бы уже вздернули на суку первого же попавшегося дерева..."
   Представив на миг то, что эта рослая оруженосица, с веревкой на шее, в конвульсиях возносится к кроне высокого дерева, он ощутил в спине холодок... и, уже до конца осушил второй кубок!
   В этот момент, также опустившись на плащи (но, только заботливо расстеленные Зимар) - к костру подсели Джелир с Вуадом и Вила.
   - Что, уже выпиваете? - улыбнулся соратникам рыцарь-хергит, начав разматывать с плеча охотника только лишь недавно намотанные бинты.
   - С нашим сержантом по-иному никак, - улыбнувшись в ответ, кивнул на берсерка капитан-рыцарь. - На то он и Выпивоха...
   - Хо, как будто вы всегда трезвенники... - пробурчал Фиренс, тоже растягивая смоченные элем губы. - Да и как не отметить сегодняшнюю победу?! Ведь это наша первая победа над ходячими мертвяками! Хо-хо!
   - Ваша, правда, мой друг, - согласился Джелир. - Действительно, это была самая необычная наша победа...
   Полностью разбинтовав раненное плечо позеленевшего за вечер охотника, он, кинул бинты в чашу с водой и, достав из-за пазухи длинную иголку, обратился уже к пастушке-блондинке:
   - Вила, пожалуйста, дайте мне вашу руку.
   Вновь, став "белее белого", златовласая пастушка протянула ему правую руку и, тот, бережно приняв её, уколол иголкой... указательный палец!
   - Ай! - тут же звонко вскрикнула она, с ужасом "вылупившись" на струйку полившейся крови, коя закапала прямо на мокнущие бинты.
   - Всё хорошо... - утешительно проговорил Джелир, отсчитывая взглядом падающие капли. - Главное, уже позади...
   Однако, видя, что пастушка снова едва ли на грани обморока, кивнул Зимар: оруженосица мгновенно поняв его, опустилась позади Вилы и, поддерживающе обняла её за плечи.
   - Эх, девица... - только и пробасил берсерк, праздно глазея на сию процедуру. - Клюнул ворон - чуть ли не в обморок... Укололи иголочкой, вновь чуть не обморок...
   - А чему вы удивляетесь, сержант? - с улыбкой проговорил Дагон. - Она же обыкновенная пастушка...
   - Точно, капитан, пастушка... - блеснул серебром глаз Выпивоха. - Пастушка овцепаска...
   Тем временем, Джелир, окончив свое "кровавое" дело, отдал побелевшей "донорше" ватку и, принялся вновь бинтовать плечо старому охотнику. Бинтовать уже смоченными бинтами её целительной кровью.
   - Это поможет, старший сержант? - спросил его Дагон, как только тот закончил перевязку.
   - Не знаю, капитан, - честно сознался рыцарь-хергит. - Но, думаю, что должно помочь. Однако, лучше на всякий случай подстраховаться - а именно, хотя бы на эту ночь привязать Вуада к дереву...
   Дагон тут же вопросительно уставился на охотника.
   - Что-ж, раз так, вяжите... - согласился тот. - Я всё понимаю...
   - В таком случае, приказываю - старший сержант, немедленно привяжите веревками Вуада к любому дереву и, не освобождайте его как минимум до рассвета!
   - Есть, капитан!
   Взяв у самого охотника веревку для аркана, он, рассыпавшись пред ним в извинениях, вскоре, крепко-накрепко привязал его к стволу одного из деревьев!
   - Эх, дружище... - взглянув в сторону связанного, сочувственно вздохнул Выпивоха. - Похоже, сегодня, вам обломилось всё пиршество...
   В этот момент, окончательно натянув вокруг бивака полосы "колючки" (да расставив заряженные капканы!), к костру воротились Клюзи с Гредой. Дагон жестом повелел им достать раздобытый в деревне провиант и - вскоре - у всех было по большому куску сыра, паре-тройке валяной рыбы и... чаше заполненному студеным элем!
   - Ну, друзья, - подняв свою очередную чашу, уже "официально" обратился он к соратникам. - За нашу победу!
   - За победу! - тут же откликнулись рыцари.
   И, вместе с ним, да верными оруженосицами, смело опрокинули хмелящее содержимое в свои глотки!
   - А вы что не отпили эля? - спросил Дагон пастушку, тут же заметив, что та не притронулась к наполненной таре. - Выпейте, эль немного успокоит вас...
   - Верно, - подтвердил Джелир, уже закусывая своей порцией сыра. - Эль вам, действительно, не повредит, Вила. Выпейте его, выпейте...
   Так и сидя рядом с Зимар, остроносая блондинка, прислушавшись к ним, все-таки подчинилась, немного пригубив сей "напиток богов".
   На фоне потемневшего леса, при рыже-оранжевом свете костра, её испуганное лицо приобрело вовсе золотисто-пшеничный оттенок, став... ещё более очаровательным!
   "Какая же, она, всё же, миловидная - подумал капитан-рыцарь, уже внимательно оглядев её. - Какие утонченные, правильные черты лица... Лица, будто ожившей скульптуры прекрасной валькирии... Даже этот испуг, так и блуждающий в серебре её глаз, придает ей некую трогательность..."
   Задумчиво поедая сыр (который восхитительно таял во рту!), он невольно промотал в мыслях все связанные с ней эпизоды прошедшего ударного дня и, неожиданно "уткнулся" во вчерашнюю беседу берсерка с охотником о божественной теории происхождения всех белокурых девиц! Однако, вскоре, все эти праздные размышления в нем быстро сменили мысли о бое в деревне зомби, смешавшись с... предшествующим ему необычным сном!
   "Что же, черт возьми, всё это значит?! - подумал Дагон, переведя слегка опьяневший взор карих глаз на пылающие языки пламени. - Сначала "явление" во сне парнокопытной девицы, затем странный "огнелупый" ворон на ветке и... целая деревня ходящих мертвяков впоследствии! "Мертвяков", с коими, если бы не наша хорошая боевая подготовка, мы бы не справились! Неужели это всё как-то взаимосвязано?! Или, просто банальное совпадение?"
   Всё больше погружаясь в дебри различных размышлений, он, взяв у Клюзи поданную чашу эля, сделал ещё глоток и, снова уставился в огонь костра.
   Лес же, вокруг, окончательно укутался в паутинную гуашь вечера, привычно "заголосив" звонкостью цикад, шелестом листьев, да глухим уханьем сов.
   - Капитан, чего это вы вдруг так глубоко призадумались? - не без легкой усмешки окликнул его довольный берсерк, практически покончив со своей порцией сырного "пайка". - Неужели вас так "раскулачило" всего лишь после нескольких чаш эля?!
   - Никак нет, Фиренс... - улыбнулся ему Дагон. - Да, я слегка опьянен, но... Просто всё пытаюсь осознать произошедшее... Все эти зомби... Безумные вороны... Я думаю, что, если нам, уже в первую неделю вольного странствия, попалась целая деревня зомбиз то... то это значит, что дела во Форцальдии очень плачевны. В землях королевства явно идет какой-то неведомый доселе потрясающий мор...
   - Я согласен, с вами, капитан, - также отозвался Джелир, уже перейдя со своей оруженосицей на копчёнку. - После виденного сегодня, мне кажется, что, в наши дни, каким-то образом, стали проявляться признаки, свойственные Темной эре. То есть, времени, известным в истории беспрецедентным буйством чумы зомбиз и, всяческим проявлением иного демонизма.
   Услышав последнее, все девы отряда (сами лакомившиеся сыром-рыбой), встревоженно переглянулись между собой.
   - Если так, старший сержант, - вновь задумчиво проговорил капитан-рыцарь. - То, мы сегодня столкнулись лишь с легкими её признаками. Ибо, как я слышал от старых офицеров, зомбиз - самое примитивное проявление зла, которое больше связанно с некромантией, чем адским инферно...
   - Верно, мой друг, - снова согласился восточно-кровный рыцарь-хергит. - "Живые" мертвецы - удел гнусных некромантов. Но, так как, чаще всего, они бывают "скроенными" ими наспех, в малом количестве почти не представляют угрозы. Однако, когда их массы-массы-массы, то... это, действительно, уже серьезное бедствие.
   - О, пресвятая Беата! - услышав это, с ужасом воскликнул привязанный Вуад Суммон. - Друзья, выходит, что возможно, и другие деревни сейчас в большой опасности?!
   - Возможно... - кивнул ему Джелир. - Но, все-таки, давайте, пока не будем так категоричны. Ведь мы незнаем главного - причину возникновения сего бедствия, и его масштабы...
   - Да пусть их впереди будут одни лишь "массы-массы-массы"! - игриво передразнил старшего сержанта Фиренс и, хитро скосившись на бочонок эля, продолжил. - Если, мне ещё понадобится этот "нектар", я опять положу их сколько угодно! Сами же видели, как сегодня, я ловко отстреливал им говняные черепушки, да "угощал" зазубренной сталью меча! С меня никогда не убудет!
   - Видели-видели, - улыбнулся ему Дагон. - Вы, сержант, действительно, с самого начала, как самый настоящий берсерк, были довольно ловки с зомби. Даже одного, метким выстрелом, весьма красиво "пригвоздили" к стене сельской хаты! Но, с появлением крикливых птиц, у вас, как-то, сразу всё не заладилось!
   С сими словами взглянув на старшего сержанта, он грянул с ним в дружественном смехе!
   - Да, неожиданное появление чёртового воронья, немного сбила меня с панталыки, - тоже растягивая рыжесть бородки в улыбке, признал ламеллярный берсерк. - Однако, что вы смеетесь? Все-же, и за мной, хо-хо, числиться пусть и последний, но подстреленный птах!
   - А за Вуадом их целых пять! - всё смеялся Джелир и, бросив взор в сторону старого охотника, крикнул. - Подтвердите, Вуад!
   - Да, пять... - не понимая их внезапно разыгравшегося веселья, тяжело вздохнул привязанный к дереву полуобнаженный соратник. - Я, просто, тогда от них защищал Вилу... Но меня, до этого, в свою очередь, спасла Клюзи - если бы не она, мои проклятые земляки уже бы несколько раз растерзали меня...
   - А ведь верно! - воскликнул Дагон, сразу взглянув в "оленьи" глаза молодой девицы. - Милашка, ты же дважды выбила его из рук зомбиз!
   Внезапно оказавшись в свете внимания, немая оруженосица, смущенно улыбнувшись, опустила темные глазки.
   - Хо-хо, капитан! - хитро косясь на неё, тут же обратился к Дагону Выпивоха. - Раз, девица отличилась спасением нашего соратника из "болота", то, по походному уставу, он, теперь, должен ей как минимум поцелуй! А как максимум...
   - Знаю, сержант! - улыбнувшись, быстро перебил его капитан-рыцарь. - Однако, на данный момент, Вуад, не в том положении, в котором можно делать сии "благодарности"...
   - Точно, капитан! - поддержал его долговязый Джелир. - Так как, пока мы не знаем - нейтрализует ли кровь Вилы в нем признаки заражения чумой зомбиз - девушке лучше воздержаться от контакта с ним.
   - Эх, старина! - тут же крикнул Фиренс в сторону охотника. - И, что это сегодня вам так всё обламывается?!
   - Капитан! - лишь кликнул в ответ тот Дагона, всё же, тоже поддавшись веселью рыцарей. - Раз, мне пока никак нельзя отблагодарить вашу оруженосицу, то... поцелуйте за меня её сами...
   - Ого! - вновь вскрикнул Выпивоха, удивленно взметнув пышность бровей. - Слышали, капитан, что предлагает дружище?! А, действительно - "пригубите" за него свою девицу!
   - Ну, думаю, это можно... - слегка впав в краску смущения, согласился Дагон. - Во всяком случае, я не против...
   И, мягко притянув к себе замершую Клюзи, легко коснулся её пухлых губ хмельными устами.
   - И это всё?! - изумился Фиренс, чуть ли не пролив на траву очередную чашу эля. - Это, по-вашему, благодарственный поцелуй, капитан?! Смотрите же, как надо целоваться по-настоящему! По-нордски!
   Быстро вобрав любимого эля, он, в свою очередь, приблизив к себе Греду, тоже поцеловал её в губы! Поцеловал, со сладким мычаньем став... судорожно вливать в её рот хмелящий напиток!
   От неожиданности, белокурая оруженосица тут же дико округлила серую голубизну своих "луп", но, уже через пару мгновений... сомкнула веки, сдавшись сему потрясающему напору!
   Он же, "выплеснув" ей всё без остатка, на миг отпрянул и, заглотив новую порцию эля и... вновь жарко впился в её бледно-алые губы!
   - Так вот что значит целоваться по-нордски... - глядя на сие, улыбнулся Джелир. - Со страстью и с элем...
   - Верно, старший сержант... - только и промолвил в ответ пораженный Дагон. - Главное, что с элем...
   "Наверное, я, все-таки ошибался... - уже подумал про себя он, с болью острой ревности видя, как Греда самозабвенно "растаяла" в крепких руках своего берсерка. - Похоже, несмотря ни на что, она по-прежнему любит Фиренса, а ко мне... видимо испытывает лишь легкую симпатию..."
   Не в силах лицезреть такое опьяняющее лобызание, он отвел взор карих глаз и, увидел, что остальные оруженосицы, видя сие действо, замерцали смущенными улыбками, вмиг покрасневшая Вила, озарилась очарованием изумления, а Вуад же... настоящими огоньками зависти, заигравшими в темных омутах смешно вытаращенных глаз!
   - Ну, будет вам, сержант! - всё же не выдержал капитан-рыцарь, обратившись к увлекшемуся берсерку. - Вы, сейчас, вконец "напоите" девицу, а ей ещё сегодня в дозор...
   - Уммх-ах! - тут же отлипнув от влажных уст оруженосицы, сладко вздохнул Выпивоха. - Точно, Гредочка, тебя ведь ждет наряд вне очереди... Что-ж, моя дорогая - встать!
   Действительно одурманенная целым рядом его хмельных поцелуев, хорошо порозовевшая дева, пошатываясь, поднялась на ноги.
   - Взять мой меч вместе с ножнами! - весело ухмыляясь в бороду, отдал он следующий приказ и, увидев, исполненное, сразу же рассыпался в следующих. - Теперь положить меч на плечи! Руки на него и... на-чать приседания! И, раз... два! Раз... два! Раз-два!
   Исполняя приказ берсерка, Греда, послушно за-приседала под всей тяжестью его зазубренного меча! За-приседала, ещё не придя в себя от поцелуев и, едва не теряя равновесие из-за... скользящих в траве остроносо-кольчужных поножей!
   - Сержант! - только и воскликнул Дагон, вместе со всеми изумленно уставившись на Фиренса. - Что за "дедовщина"?! Немедленно прекратить! Отставить!
   - Слушаюсь, капитан! - тут же, пробасил Выпивоха и, жестом остановив оруженосицу, с лукавством взглянул на него. - Я только хотел, как уже говорил, всего лишь немного её промуштровать. Так сказать, размять перед нарядом.
   - Можно сказать, что "размяли"! - холодно процедил капитан-рыцарь и, оглядев всех, крикнул. - Отряд, отбой! Клюзи, Греда - со мной в дозор! Всем остальным же - спать!
   Покончив за вечер почти с тремя килограммовыми кругами сыра, шестью штуками копченой рыбы, да испив почти полбочонка эля, отряд принялся готовиться к ночи.
   Завернувшись в синеву походных плащей, Джелир с Фиренсом устроились тут же, на траве, возле костра. Чуть, поодаль от них - также укутавшись в плащи, но по-сестрински прижавшись к друг дружке - расположились Зимар с пастушкой Вилой. Клюзи с Гредой же, воспламенив тройку факелов (коих воткнули прямо в землю в разных участках елани!), со стрелковым оружием наготове, принялись патрулировать территорию.
   Осмотревшись, Дагон подошел к связанному старому охотнику, у ног которого и горела одна из троицы воткнутых огненных палок.
   - Как вы? - спросил он его, заметив, что серо-зеленная "масть" его тела приобрела легкую бледность. - Всё в порядке?
   - Вроде хорошо, капитан... - тихо отозвался тот. - Я бы сказал, что мне даже стало чуточку лучше...
   - Рад это слышать, Вуад! Похоже, Джелир действительно не прогадал в том, что решил использовать в лечении кровь вашей землячки!
   - Да, видимо, так... Он очень мудрый, приятный человек... Но, капитан, если я все же "обернусь" в проклятого, прошу, в тот час же убейте меня! Так как, по мне лучше уж быть убитым, чем ходячим мертвяком...
   - Я понимаю Вуад. Однако, не спешите с выводами. Раз вам, за сей вечер не стало хуже, то это скорее признак того, что вы движетесь к выздоровлению...
   - Наверное, капитан. Спасибо за поддержку.
   Он благодарно кивнул Дагону и, невольно глянув в сторону блуждающих силуэтов дозорных девиц, тихо спросил:
   - Капитан, а что это было с сержантом? Он, всегда, когда выпьет эля, так странно ведет себя с белой девицей?
   - Он же берсерк! - улыбнулся Дагон. - Воинственная кровь северных охотников-нордов, со всеми уж присущими ей достоинствами и недостатками! Да, из-за вполне типичной нордской любви к сей выпивке, его, ещё в армии прозвали Выпивохой... Да, он порою груб и ведет себя как недалекий деревенский мужлан... Да, из-за своей натуры он любит пошло шутить о девицах и, вечно склонять их к огулу... Но, зато он действительно верный друг и превосходный боец! Боец, в чьих потрясающих боевых качествах, вы и сами могли сегодня убедиться в битве против сельских зомбиз! Поэтому, я и прощаю ему все "выкрутасы" и, даже порой смотрю сквозь пальцы на нарушение уставной дисциплины...
   - Согласен, капитан, Фиренс хороший боец... Но, вдруг, он в следующий раз, также, напившись эля, начнет приставать уже к моей Виле? Ведь, помните, это именно он в самом начале спас её от зомби и... по правде, она, теперь, как бы тоже в долгу перед ним... Ну, вы понимаете, в том самом интимном долгу...
   - Не беспокойтесь, Вуад. Я же дал вам слово - ваша землячка под моей защитой. Никто, без моего приказа, её и пальцем не тронет.
   - Спасибо, капитан. Вы благородный человек...
   - Не за что, соратник. А теперь, я вынужден откланяться. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, капитан.
   Оставив охотника, он сразу двинулся к дозорным оруженосицам и, вскоре был возле них.
   - Всё спокойно, Клюзи? - обратился он к своей деве, избегая полупьяного взора вновь "спасенной" им от берсерка Греды.
   Сверкнув в лунном сумраке ночи веселой улыбкой, немая оруженосица тут же "отозвалась" утвердительным кивком.
   - Хорошо, - проговорил Дагон. - Продолжайте быть бдительными, девчонки... Я же, немного прилягу - кажется, меня все-таки разморило от эля...
   И, покинув и их, он, воротившись к уже затухающему костру, устало опустился возле спящих соратников - опустился, опершись спиной о ствол одного из деревьев, да вольно раскинув в траве свои "железные" ноги.
   "Ну и был же денек... - только и подумал он, сквозь хмель сознания задумчиво уставившись в серебристую пелену воцарившегося полумрака. - Что же с нами будет дальше? Что дальше?"
   Опустившаяся вокруг ночь, окончательно утопив лес в своих темных чернилах, всплыла большой серебристой луной, да ярко рассыпалась бесчисленным бисером мерцающих звезд. К мелодичному шелесту осеребрившейся листвы деревьев, помимо стрекочущих симфоний насекомых и глухого пения сов, привычно присоединилось взвивающееся соло серых хищников. Где-то, издалека, проносясь с посвистом ветра, временами выстреливало жуткое эхо глухих таинственных стонов.
   "Что дальше?" - вновь, мысленно задал себе вопрос Дагон и, невольно пленившись этому многоголосию звуков ночи, незаметно для себя канул в сладость... потрясающей дрёмы.
  
   ------
  
   Неведомый мощный удар, словно вырвавшийся из самого чрева вспыхнувшей тьмы, лихо подбросил его в воздух и, тут же, низверг в... буйные пучины воды!
   "О боги! - только и воскликнул Дагон, камнем пойдя ко дну. - Отряд... я тону! Тону!! Тону!!!"
   Охваченный диким ужасом и холодной плотью сего неожиданного "потопа", он попытался всплыть на поверхность, но... лишь с беспомощностью котенка, впустую болтал своими конечностями!
   "Нет! Спасите! - тут же, с отчаяньем взмолился он, невольно давясь настойчивой влагой. - О боги... спасите!"
   Однако вода неумолимо продолжала заглатывать его в себя, с холодным коварством начав быстро сковывать его уже судорогами.
   "Спасите... - лишь вновь мысленно бросил Дагон в холодную мглу. - Прошу вас... спасите..."
   Чувствуя, что судороги, все-таки, пронзили всё его тело (абсолютно голое мускулистое тело!), он оставил сопротивление стихии, уже без всяких эмоций продолжив своё падение в водную бездну. И, именно в этот момент - момент смирения с неизбежностью - разразившись как гром среди ясного неба, его окатил пронзительный... женский смех!
   "Что это ты так быстро сдаешься, мой милый?! - тут же, мысленно услышал он уже хорошо знакомый певучий глас демонессы Инфанты, одновременно почувствовав, как невидимая сила снова несет его на поверхность. - Разве не ты носишь имя Дагон - имя могущественного бога мирового океана?! Разве не ты, тот храбрец, что однажды убил самого Теневого дракона?! И, разве не ты, хи-хи, в конце концов, также "смело" оставил службу в самой Королевской армии?! Разве не ты, Дагон?! Хи-хи!"
   Могущественная инфернальная сила воротила его к спасительному воздуху, вновь распяв в самом пространстве, но, и в тот же момент, оставив его в воде по пояс.
   Откашливаясь от воды, да жадно заглатывая прохладу воздуха, "вынырнувший" капитан-рыцарь осмотрелся вокруг - теперь перед ним была не лесная поляна в лунном серебре, а бескрайний серебряный океан, освящённый сразу несколькими "блинами" лун, поразительно зависших на серо-голубом куполе невероятно звездного небосвода!
   Под серебряным светом именно этих странных лун, едва касаясь копытами "ртутной" воды, да гордо взмахивая перепончатыми крыльями, перед ним и витала прекрасная демонесса. Витала, на сей раз, будучи облаченной лишь в соблазнительный красно-стальной... бюстгальтер и такие же железные трусики!
   - Так что же ты, мой милый Дагон? - сверкнув хищной улыбкой, обратилась к нему она уже вслух. - Что же ты так быстро сдаешься? Почему, несмотря на все былые подвиги и заслуги, ты, так легко подаешься страху перед неведомым? Неужели твой дух так измельчал, как твои... хи-хи... мужские "достоинства"?!
   Звонко хихикая, она тут же устремила вспыхнувший взор своих фиолетовых глаз в сторону сокрытых водою его... гениталий!
   - Да нет... - смущенно откликнулся он, ещё подрагивая в легких судорогах страха и холода. - Просто, всё это всегда так неожиданно...
   - Хахаха, неожиданность - мой самый главный союзник! - лишь грянула новым раскатистым смехом парнокопытная дева. - Люблю эффектные появления! И... внезапные исчезновения! Признайся, Дагон, ты, наверное, едва не обоссался, когда я, перед прошлым уходом резко подернула хвостом твои причиндалы?! А, милый?! Хахахахаха!
   - Что... что тебе надо от меня, демоница? Зачем ты снова явилась ко мне?
   - Как же я тебя оставлю, мой дорогой Дагон?! Ты, что, уже позабыл, о чем я тебе говорила?!
   - Нет, такую лабуду вовек не забудешь...
   - Ах, значит, для тебя, слова прелестной суккубы Инфанты лишь какая-то лабуда?! Что-ж, мой милый, похоже, ты так ничего и не понял!
   Грозно сверкнув светящимися очами, она опустилась в воду и, медленно приблизилась к нему.
   На фоне много-лунного света пульсирующей звездной ночи, её острый нос стал схож на ледяную сосульку, овальный лик подернулся мертвецкой бледнотой, а пышный "огонь горгонских" волос, завороженно взыграл мерцающими бликами серебристого "инея".
   - Почему это не понял? - тихо возразил Дагон, с ледяным трепетом смотря ей прямо в сияющие глаза. - Ты, как суккуба, пытаешься соблазнить меня, чтобы затем...
   - Чтобы затем "что"? - оскалилась она, в свою очередь "метая" в него искры лукавого взора. - Ну, говори, милый...
   - Чтобы затем убить... - с дрожью выдохнул он и, едва слышно добавил. - Я тебе не "милый"...
   - Хахаха, какой вздор! - лишь рассмеялась Инфанта. - Поражаюсь, что ты, порою мыслишь такой недалекой думкой, коя свойственна лишь примитивным человекам! Зачем мне убивать тебя, Дагон?! Тебя, кто так сильно нравится мне и кого уважает сам могущественный Властелин?! Да меня саму распнут в Кха-Белете, если хоть один волос слетит с твоей головы! Ну, или рог! Хахахахаха!
   - Рог?! - изумился Дагон, от её смеха вмиг накрываясь мурашками. - Что это значит?
   - Это значит, мой дорогой рыцарь, - продолжила сотрясаться она. - Что ты ещё совсем наивен! Ну, прям как ребенок! И... мне это нравится! Прямо безумно, чертовски нравится! Хахахахаха!
   И, громыхая в раскатистом смехе, она, игриво ударив хвостом по воде, окатила его леденящими брызгами!
   - Не понимаю... - лишь пробубнил Дагон, вновь задрожав в холодном ужасе. - Ничего не понимаю...
   - Ещё поймешь, милый "малыш"... - всё же успокаиваясь, ласково пропела очаровательная демонесса. - Ты всё ещё поймешь... Мой "малыш" не "по годам"! Хахахахаха!
   Продолжая хищно лыбиться, она прикоснулась рукой к его груди и, мягко повела ею.
   "Вот... опять принялась соблазнять... - только и подумал Дагон, невольно ежась в теплоте её прикосновения. - И почему всё это только происходит со мной..."
   Ощущая от инфернальной девы приятно веющее тепло, он внимательно взглянул ей в лицо и, вдруг уловил в его острых чертах... нечто знакомое! "Нечто", давным-давно позабытое им, но временами, иногда охватывающее его сердце далекими отзвуками пронзительной ностальгии!
   "Мы, что... знакомы?! - мысленно задал он ей вопрос, тут же изумившись себе. - Знакомы?!"
   "О, неужели "малыш" уже принялся "прозревать"... - лишь улыбнулась Инфанта, кокетливо припустив серебристые веки. - Естественно, мой милый, мы были когда-то знакомы... Когда-то очень-очень давно... Так давно, что "неправда...""
   "Что это значит?!" - не понял последнюю фразу "распятый" капитан-рыцарь.
   "Это такое выражение... - вновь блеснула оскалом рогатая демонесса. - Что, мол, виделись так давно, что "неправда"".
   "И... где же это мы виделись?!.."
   "Какой же ты, любопытный "малыш"... Действительно, любопытный как наивное "чадо"..."
   Смотря ему прямо в глаза, она приблизила своё лицо и, легко коснулась острием носа органа... его обоняния!
   "Нет, тебе не соблазнить меня! - тут же, с новым импульсом сопротивления, внутренне вскрикнул Дагон, пытаясь отвернуть лицо от возможного поцелуя. - Я... я не хочу тебя, демоница!"
   "А когда-то хотел... - лишь сладко прошептала она, уже царапая "острием" его щеку. - И, отнюдь не был против..."
   "Это блеф! Ты пытаешься лишь "запудрить" меня!"
   "А ты прислушайся к зову своей плоти и... поймешь, что "пудришь" себя ты всегда только сам..."
   С сими словами, Инфанта и заключила его в... свои объятия!
   "О боги!" - вновь, мысленно воскликнул Дагон, в тот час, встрепенувшись всем голым телом.
   Полностью ощутив на себе горячую плоть парнокопытной девицы (с такой же теплой сталью "бюстгальтера"!), он, в то же мгновенье почувствовал новые признаки таинственной "ностальгии", моментально отразившейся уже в... возбужденной крови нагих чресл!
   "Ну, как дорогой, чувствуешь? - обжигая дыханьем его ухо, томно прошептала Инфанта. - Чувствуешь, как твоя кровь просто вскипает диким желанием?".
   "Нет! - снова в ответ отчаянно запротестовал Дагон, чувствуя с сим, что она вновь обвила хвостом его скромные гениталии. - Я не хочу тебя! Не хочу! Не хочу! Не хочу! О, боги... богини! Пресвятая Беата! Великая Хольда! Прошу, пробудите меня от этого адского сна! Пробудите-ж, меня! Умоляю!"
   "Ишь, как "запел"... - усмехнулась демонесса, мгновенно отстраняясь от его тела. - Будто я тут его вовсю насилую... Однако, как мне не жаль, но, ты, Дагон, прав - тебе надо уже посыпаться! Ибо, волки!"
   "Чего?!" - непонимающе спросил он, сразу заметив, как притягательная фиолетовость её пылающих глаз, неожиданно переменилась серо-серебристым хищным сиянием!
   "Волки, мой Дагон! - уже каким-то тройственным эхом повторила она, грозно сверкнув сими серыми очами. - Волки-волки-волки!"
   И, с сим, он снова резко канул в холодную плоть воды, через мгновенье "вынырнув" уже на... прежний бивак, так и окутанный звенящей симфонией лесной ночи!
   - Волки! - сразу услышал он в ошалелом мозгу отчаянный вскрик связанного Вуада Суммона. - Волки, капитан! Волки!
   Ещё не понимая, что происходит, капитан-рыцарь, просто оглох от "вспоровшего" ночь волчьего воя и, тут же, увидел в кустах некую взметнувшуюся тень - грубо прорвав "паутину" оградительной колючки, клыкастый серый хищник, больно запутавшись в ней, завертелся перед ним в "благом" реве!
   - Отряд, встать! - в сей же миг заорал Дагон, мгновенно вскочив на ноги. - Нас атакуют хищники!
   С емким лязгом вытащив меч, он уже хотел было с размаха прикончить несчастного, однако, некая стрела, со свистом прорезав тьму ночного пространства, опередила его, смачно воткнувшись тому в "густоту" шеи!
   "Греда! - в то же мгновенье изумился он, увидев, что сей выстрел свершила белокурая дева Фиренса. - Вот и ты, все-таки, открыла "счет"! Свой "счет"!"
   Искренне радуясь тому, что рослая оруженосица, ради него, всё же смогла одолеть свою девичью трусость, он ободряюще улыбнулся ей и, в ту же секунду уловил новый шорох в кустах: ещё один волк, тоже взяв на себя "колючку", пре сем попал и в... первый заряженный капкан!
   Мгновенно, выскочивший за ним иной, также ободрав шкуру до крови, принял на себя аж... пару иных!
   Теперь уже Клюзи, недолго думая, прицелившись из своего осадного арбалета, метко "успокоила" второго опутавшегося хищника! Дагон же, подбежав к хрипящему в "двойном" капкане, быстро избавил его от мук колющим ударом в хребет!
   Однако, несмотря на гибель собратьев, чем-то взбешенные волки и не думали отступать: воспользовавшись проделанной брешью, четвертый хищник бросился на связанного Вуада, а пятый - в строну дозорных оруженосиц!
   - Ох-ох, что происходит?! - услышав глас капитана (да носящийся вокруг волчий рев!), пробудился от сна ещё пьяный Фиренс. - Неужели какие-то черти решили устроить посреди ночи шабаш?!
   - Волки! - вновь прокричал старый охотник. - Нас атакует волчья стая!
   Видя, что один из клыкастых несется прямо на него, он, будучи связанным к дереву, отчаянно пнул... стоящий возле себя факел и, тот, красиво взметнувшись в воздух, в тот же миг горячо врезался прямо в серую морду хищника! От неожиданности, волк, издав дикий вопль, невольно отпрыгнул в сторону, да тут же... завис на "колючке" со стороны лесной тропы!
   - Действительно, волки! - удивленно ухнул берсерк, сразу хватая лежащий в траве меч войны. - Ну, держись, серое отродье!
   В этот момент, волк, несущийся на оруженосиц, уже намеревался свершить на них прыжок, но... Греда "остановила" его новой стрелой из охотничьего лука, а Клюзи окончательно "успокоила" последующим ударом меча!
   - Пресвятая Беата, волки! - в свою очередь, испуганно вскрикнула пастушка Вила, от шума пробудившись вместе с остальными. - Они повсюду! Всюду!
   - Не беспокойтесь, вы же под нашей защитой! - откликнулся ей Джелир, вместе с Зимар тут же вскочив с травы во всем всеоружии.
   И, как раз вовремя, ибо, ещё трое хищников, прорвав колючую проволоку с их стороны, с... ревом истошной боли, прямо завертелись перед ними "волчками"!
   Взмахнув своей воинской косой словно копьем, рыцарь-хергит мощным ударом вонзил её лезвие в шею одному из несчастных! Зимар, в сей миг, укороченной ткнула в спину иному - однако, тот, лишь взревев ещё громче, все-таки сбил её с ног! Вила же, видя как к ней, брызжа кровью с ран, "подверчивается" третий, в ужасе застыла на месте!
   - Ох-ох, Вилка! - тут же вскричал берсерк, кинувшись с мечом в её сторону. - Фиренс вновь бежит к тебе на помощь!
   В один миг, оказавшись меж ней и вертящимся в "колючке" раненным волком, он, пинком кольчужной ноги остановил оного и, следующим ударом "зубастого" меча... рассек пополам!
   - Вот так-то! - заорал сержант, видя, как части хищника просто разлетелись в разные стороны. - Так!
   Старший сержант же, увидев, что его полукровка сбита волком, смертельным ударом "всадил" тому косу в бок! В этот же момент, сам Дагон, не теряя времени, подбежав к "зависшему" от Вуада, с разбега пронзил его мечом!
   - Ну что, наконец, закончились клыкастые? - обводя суровым взглядом елань за всех задался вопросом берсерк.
   Но, словно в ответ, из леса выскочило ещё пара хищников, один из которых... сразу напоролся на меч Выпивохи! А второй... подскочил к застывшей пастушке!
   - Не-еет! - только воскликнула она в полумрак лунной ночи.
   И... ощутила на своем лице лишь взметнувшиеся брызги крови - Зимар, ловким броском укороченной косы, всадила ту в глотку волка, который, издав пару "всхлипов", в то же мгновенье канул в вечный "сон" прям у её ног!
   С сим последним "вздохом" убитого хищника, на биваке вновь воцарилась гармония прежней лесной симфонии - симфонии, состоящей из сплетённого меж собой стрекота насекомых, шелестящего дуновения ветра и таинственных "стонущих" звуков.
   - Вот теперь и вправду закончились! - крикнул Дагон и, тут же провозгласил. - Отряд, мы победили! Волчья атака отбита!
   - Ура! - в тот час откликнулись рыцари под радостный смех оруженосиц. - Ура-ура-ура!
   Ещё прибывая на кураже боя, они весело оглядели бивачную елань, трава коей окрасилась кровью зверья, в свете полной луны, серебрясь в ней словно кем-то пролитая ртуть.
   - Ох-ох, похоже, их было не менее десятка! - первым отойдя от "хмеля" новой внезапной победы, воскликнул Фиренс считая убитых. - Да, точно - их с десяток голов!
   - Целая стая... - подтвердил Джелир, сразу с факелом опустившись возле первого "отведавшего" его лезвия. - И, они тоже заражены чумой зомбиз...
   - С чего это вы так решили, старший сержант? - спросил Дагон, опускаясь рядом.
   - А вы взгляните, капитан, - указав рукой на глаза хищника, промолвил рыцарь-хергит. - Видите какие у него неестественно красные глаза? А ведь, как вы знаете, у волков они должны быть серыми. Это и есть один из явных признаков чумовой инфекции...
   - Ну и ну! - в свою очередь, тут же изумленно вскинул бровями Выпивоха. - Дружище, вы хотите сказать нам о том, что после дневного боя с ходячими мертвяками, мы только что отбились от настоящей зомбированной стаи волков?!
   - Так точно, сержант! - кивнул Джелир. - Похоже на то!
   "Да что же это такое?! - сразу про себя воскликнул и Дагон, мгновенно вспомнив свой новый предбоевой сон. - Как только явится ко мне во сне эта треклятая суккуба, так сразу... происходит нечто неординарное! Зомби, вороны, теперь эти зараженные волки... Какая-то дьявольская круговерть! Впрочем, без паники капитан - ведь ей так и не удалось соблазнить тебя, а твой отряд... вновь оказался боеспособен! Без паники, когда-нибудь все эти вопросы, обязательно найдут ответы! Обязательно!"
   - Как-бы то ни было, мы опять победили! - уже вслух проговорил он соратникам. - Я лично зарубил двух из них. Вы?
   - Хо, также двоих, капитан! - признался Фиренс, лукаво блеснув серебром глаз.
   - Двоих... - сознался вслед за ним и Джелир.
   - А вы девчонки?
   Улыбнувшись, его храбрая оруженосица показала два пальца.
   - Одного, мой капитан... - скромно проговорила глубоким гласом Зимар.
   - Также одного, капитан... - ещё тише, повторила за ней и Греда.
   - Да неужели?! - в тот час встрепенулся берсерк, недоверчиво взглянув на неё. - И, в какой это момент, ты, всё же "соизволила" вступить в бой?!
   - В самом начале, сержант, - ответил за неё Дагон. - Она сразила из лука первого же хищника, намеревавшегося напасть на меня... Поэтому, в связи с этим, я отменяю для неё все ваши ранние наказания...
   - Как скажете, капитан... - с недовольством буркнул Выпивоха.
   Дагон же, взглянув в сторону Греды, тут же "поймал" в полумраке ночи радостно вспыхнувший блеск её глаз.
   "А ведь верно - она спасла меня! - только сейчас осознал он. - Спасла, сумев пересилить свой страх! А это значит только одно, что... она любит меня! Она, действительно, любит меня! О, боги! И, я, кажется, тоже... Но, как-же милашка Клюзи?! О, как всё сложно-сложно-сложно..."
   Не на шутку взволновавшись от сих дум, он устало склонил голову в массивном собака-мордом шлеме.
   - Капитан, простите! - в тот же миг подал голос, так и привязанный старый охотник. - Похоже, в этот раз, только я не смог отличиться...
   - Ну, почему же? - возразил капитан-рыцарь. - Я видел, как вы пнули в одного из волков горящий факел, что, тот затем "повис" в ограждении, на коем, кстати, я спокойно и добил его. Впрочем, в вашем "положении" вы и не могли большего, поэтому не берите в голову... Кстати, как вы себя чувствуете?
   - Хорошо, капитан, - отозвался Вуад. - Только лишь чуточку спина затекла...
   - Понятно, по всей видимости, как и предполагал Джелир, кровь вашей землячки всё же избавила вас от чумы! - весело проговорил Дагон и, отдал приказ рыцарю-хергиту. - Старший сержант, если это действительно так, то освободите охотника! И учтите это на будущее!
   - Есть, капитан! - тут же откликнулся Джелир. - Я также думаю, что Вуад больше не инфицирован! Ибо, если бы это было не так, он бы уже давно зомбировался!
   - Ура! - сразу воскликнул Фиренс, под радостный "всплеск" искр глаз всех оруженосиц. - Похоже, старина и вы, все-таки, сегодня одержали свою личную победу!
   Дагон же, оглядев воодушевлённый отряд, "рассыпался" в дальнейших распоряжениях:
   - Фиренс, Зимар, Вила - отбой до утра. Греда, я отменяю данный сержантом "наряд" и, поэтому тебе... тоже отбой. Джелир, как развяжете Вуада и, как только проведёте осмотр - отбой. Вуад - вы, потом, соберёте всех убитых волков и разбросаете их в местах разрывов проволочного ограждения. Затем почистите свою одежду и, также отбой. Клюзи - вновь разожги костер и расставь на земле новые факела - мы продолжаем быть в дозоре.
   Через несколько минут всё было исполнено - под треск нового костра и горящей троицы факелов все вновь легли спать: только находящийся в дозоре Дагон с Клюзи, да выздоровевший Вуад (который принялся собирать убитых волков), так и остались при бодрствовании.
   - Милашка, - обратился капитан-рыцарь к своей немой оруженосице. - Держи на прицеле места, где порвана проволока. Будь бдительна, мы недолжны больше допускать никаких неожиданностей.
   По-свойски, мелькнув обаятельной улыбкой, Клюзи, находясь со стороны осеняемой лунным светом тропы, "откликнулась" ему утвердительным кивком.
   Он же, улыбнувшись ей в ответ, подошел к старому охотнику, уже принявшемуся у огня чистить свои одежды от засохшей рвоты толстяка зомби.
   - Думаю, теперь вы понимаете, какую роль играют проволочные заграждения? - спросил его капитан-рыцарь, тоже подсаживаясь к костру. - Ведь, если бы не "колючка", задержавшая собой большинство атакующих хищников, некоторые из нас, сейчас, наверняка бы лежали в земле.
   - Понимаю, капитан, - кивнул русобородый Вуад, хорошо орудуя по одежде одним из ножей. - Но, ведь, волки, уничтожили собой целых два мотка заграждения...
   - Это всего лишь по одному мотку Греды и Клюзи. У них в запасе ещё два мотка. Плюс у Зимар вдобавок целый тройной комплект!
   - Тогда, капитан, можно не волноваться...
   "Ну не знаю... - уже про себя промолвил Дагон, задумчиво уставившись в языки пламени. - Учитывая, что, какая-то бесовщина вокруг только и множиться, то... повод для волнения есть! Хотя, что для воинов какие-то опасности? Верно - ничего! Наша жизнь это риск, а риск это жизнь! Этим всё сказано!"
   Сим, успокаивая себя, он вновь предался праздному слушанию пения леса, в коем снова восстановился покой и, над которым, плавно продвигаясь на запад в мерцании бесчисленных звезд, так и витала громадная серебряная луна.
   Лишь изредка, где-то далеко-далеко за лесистыми холмами, уже заунывным соло, всё несся ввысь жалобный волчий вой...
  
      -- Засада лесных разбойников.
  
   "Да, повезло... Но, нам и не могло не повезти - ведь среди нас были вы, сержант. Я считаю, что именно вы и переломили ход боя в нашу пользу" - капитан Дагон Шеппе.
  
   - Равняйсь! Отставить... Равняйсь! Отставить...
   Осененный бронзовыми бликами щебечущего утра, отряд выстроился перед Дагоном прямо возле лесной тропы, но, никак не "держал" линию ранжира. Не "держал", несмотря на то, что, всего лишь с полчаса назад опустошил ещё одну часть рыба-копчено-сырной добычи, уже без всякой опаски вдосталь отпиваясь всей колодезно-фляжной водой.
   - Равняйсь! - вновь воскликнул на весь лес Дагон, осматривая всех из-под тени "собачьего" забрала. - Отставить...
   Вполне насытившиеся, но, не совсем выспавшиеся из-за неспокойной ночи соратники да соратницы, продолжали невольно ломать строй берсерком (невольно подёргивающимся в икоте!) и пастушкой, рассеяно переминающейся с ноги на ногу.
   - Сержант, да что с вами?! - всё же не выдержав, обратился к рыжебородому воину капитан-рыцарь. - Вы это нарочно?!
   - Никак-нет, капитан! - смущено отозвался Фиренс, просто волшебно переливаясь пластинами брони в мягких лучах играющей светотени. - Я, видимо, слишком опохмелился элем... А закусив ещё сыром... Вот меня и пучит...
   Стоящие по ранжиру тут же ухнули легким смешком.
   - Ну, а вы, Вила? - обратился Дагон уже к белокурой пастушке. - Что вы тут передо мной так "отплясываете"? Хотите, что ли, сходить по женским "делам"?
   - Н-нет, капитан... - в тот час вздрогнула девушка. - Я, просто, немного не привыкла к таким... к таким распорядкам...
   - Ну, так привыкайте уже! - вскричал он. - Ибо, всё, что у нас теперь осталось, так это дисциплина! Беспрекословная воинская дисциплина! Ведь, именно благодаря ей, мы и смогли вчера отразить все те необычные напасти, которые обрушились на нас как днем, так и ночью! И, хоть я ещё раз поздравляю всех нас с этими неожиданными победами, я хочу объявить о том...
   - Ик... - вновь, невольно икнул Выпивоха, мгновенно накрывшись розой смущения.
   - Я хочу объявить о том! - продолжил Дагон, с лязгом вытаскивая меч. - Что готов официально принять в наше вольное братство ещё двоих человек! Вуад, выйти из строя!
   - Есть! - откликнулся старый охотник.
   И, сделав пару шагов, сразу предстал перед ним в своей вновь очищенной кожаной куртке.
   - Вуад, припасть на колено! - тут же скомандовал капитан-рыцарь и, увидев сие, опустил клинок меча на его правое плечо. - Правом, данным мне самой королевой, я - рыцарь Дагон - посвящаю вас в конные стражи! Служите мне с честью и достоинством!
   - Благодарю, капитан! - только и воскликнул Вуад, вмиг осознав, что теперь он в ответе за всех коней невеликого воинства. - Сердечно благодарю!
   - Ик... - опять вздрогнул Выпивоха, но, на сей раз, радостно "стрельнув" серебром глаз прямо в новоявленного стража коней.
   - Конный страж Суммон, вернуться в строй! - косо взглянув на него, продолжил распоряжаться Дагон. - Вила, выйти из строя! Так... Припасть на колено! Так! Правом, данным мне самой королевой - я посвящаю вас в маркитантки!
   - Маркитантки?! - непонимающе вспорхнув серебром глаз, сразу подняла она на него свой ангельский лик. - А что это?!
   "О, боги, и впрямь какая-то деревенщина! - поразился про себя капитан-рыцарь и, уже метнув взор на оруженосицу Джелира, отдал команду:
   - Зимар, объяснить, кто есть маркитантки!
   - Слушаюсь, мой капитан! - тут же, вышагнула из строя рыжеволосая дева в кольчуге и, сразу принялась за разъяснение. - Маркитантки, это специальные торговки, сопровождающие королевские армии с целью снабжения её провиантом, медпомощью, а также, иными немаловажными потребностями...
   - Огулом... - пошло усмехнулся в бороду Фиренс и вновь икнул.
   - Что?! - изумилась Вила, просто вылупившись на капитана-рыцаря.
   - Да и этим... - не без смущенья кивнул ей Дагон. - Однако, как глава вольного братства, уже неподчиняющегося армии Форцальдии, уточню - последнее, пока лишь условно... Теперь же, маркитантка Даст, встаньте и вновь бегом в встрой!
   - Слушаюсь, капитан... - пролепетала она и, не без волнения, уже вместе с полукровкой воротилась в линию ранжира.
   "Хм... маркитантка-куртизанка... - задумался Дагон, невольно оглядывая её. - А что? С её кукольным личиком только и делать, что миловаться с воинами... Пока иных "способностей" не угляжу..."
   И, бросив взор уже на весь свой отряд, отдал главный приказ:
   - По коням! Мы движемся дальше!
   Недолго думая, оруженосицы тут же кинулись к гунтерам, а рыцари, подобрав с травы плащи, к своим копытным "товарищам".
   - Хо-хо, поздравляю с повышением, дружище! - засим, дружески хлопнув конного стража по спине, весело проговорил берсерк. - Теперь, вы уже и вправду член нашего отряда! Правда, своего коня у вас как не было, так и нет...
   - Спасибо, Фиренс, - поблагодарил его Вуад, быстро собирая свои инструменты в мешок. - А, насчет коня... что-ж, буду пока "сапожником" без "сапог"!
   - Хо-хо, сапожником! - рассмеялся Выпивоха. - Если бы вас не знал, и встретил бы в каком-нибудь городишке, то, и впрямь, принял бы за "сапожника"!
   С помощью Греды, он поднялся на своего боевого коня и, достав флягу с элем, опять предался пьянящему опохмелу.
   - Не увлекайтесь хмельным, сержант! - крикнул ему Дагон, уже оказавшись в седле. - К сожалению, закончилось время для расслаблений!
   - А я не для расслабления, капитан... - лишь лукаво блеснул он глазами, косясь и на новоявленную маркитантку. - Я так, только чуть-чуть, для повышения тонуса...
   - Для "тонуса"?! - невольно улыбнулся Дагон. - Знаем мы все ваши "тонусы", сержант, эх, хорошо знаем! Да, Джелир?!
   - Так точно, капитан! - тут же "расплылся" рыцарь-хергит, ласково гладя белую гриву своего рысака. - Его "тонус" - всё время быть полу-хмельным, да в полной боевой готовности!
   Рыцари грянули дружным смехом и - наконец, дождавшись всех остальных - двинулись дальше! Двинулись, оставляя позади себя бивак с золою погасшего костра, обрывками колючей проволоки и, валяющимися тут и там, окровавленными тушами хищных животных...
  
   ------
  
   Яркие лучи полуденного солнца ласково играли в зеленых шевелюрах нескончаемых деревьев леса. Словно купаясь в их теплоте, то тут, то там, звонко чирикали вечно суетливые птицы. В самом воздухе же, вновь воцарился преющий штиль безмолвного зноя.
   Привычно вдыхая льющиеся ароматы диких цветов, Дагон уже несколько часов вел по тропе отряд своего небольшого воинства. На сей раз, Греда ехала в авангарде, за ней шел Вуад, далее в бок о бок, двигались на конях Фиренс с Джелиром, за ними он сам, после, Зимар с маркитанткой Вилой, ну и в арьергарде черноволосая милашка Клюзи со штурмовым арбалетом.
   "Боги... - только и подумал Дагон, глядя из-под тени забрала на бесконечно проплывающие вереницы лохматых деревьев. - Природа как всегда так прекрасна, что кажется, ничего особенно и не произошло за последние сутки. Также светит солнце, также поют птицы, а ведь только вчера... нас атаковал неведомо как зомбировавшийся люд, да ночью, окаянные волки... Мы едва не погибли, а природа всё так же помпезна и очаровательна..."
   Глубоко призадумавшись о красоте неменяющейся, ни смотря, ни на что, природы, он невольно прислушался к разговору Фиренса с Джелиром, кои, непринужденно и обсуждали произошедшую минувшей ночью безумную атаку волков.
   - Хо-хо, мой дорогой соратник, вы и вправду считаете, что кроме волков, могут быть заражены и все остальные животные этого леса? - спросил своего визави опохмелившийся Выпивоха, как обычно, красиво мерцая в солнечных бликах ламеллярных пластин.
   - Да, друг, я думаю, что такая вероятность весьма высока, - кивнул рыцарь-хергит, в свою "очередь" блистая лезвием воинской косы. - Могут быть заражены все - как вороны и волки, так и кабаны с медведями...
   - Если так, то значит, накрылась вся наша охота?! - тут же взметнул пышные брови курносый берсерк. - Ведь, как я понимаю, их зараженное мясо будет опасно употреблять в пищу...
   - Верно мыслите, Фиренс, - снова кивнул Джелир. - Я думаю, что именно так - поедая зараженные трупы людей, да друг друга, животные и птицы стремительно распространяют чуму зомбиз. Однако, не беспокойтесь, я могу, даже по внешним признакам отличить зараженное животное, от нормального... Да и к тому же у нас, от сей инфекции, как вы понимаете, в лице нашей Вилы, неожиданно появился антидот. Поэтому, нам, возможно, лишь следует беспокоиться о возможности новых атак инфицированных...
   - Хо-хо, этих атак я не боюсь! Пусть нападает хоть чумовой ворон, хоть волк, да хоть сам медведь - они все "любезно" отведают стали моего меча! А, Вилку, уверяю, мы будем охранять как зеницу ока! Кстати, всё намеривался у вас спросить - а что будет, если её огулять? Ну, в том смысле, может, таким способом, мы все получим иммунитет к зомбиз?
   - Таким "способом", мы в лучшем случае "получим" лишь вконец запуганную деву. В "худшем" - запуганную деву на сносях...
   Фиренс недоуменно поднял на старшего сержанта серебряный взор "вечно сонных" глаз - тот лишь "отозвался" скромной восточной улыбкой.
   - Сержант, - вдруг, "по-уставному" обратился к нему новоявленный конный страж, невольно услышав их разговор. - Хочется верить, вы пошлите насчет моей землячки не со зла. А если и вправду имеете на неё какие-то виды, то прошу, не обижайте её...
   - Да не вопрос, старина! - улыбнулся ламеллярный берсерк. - Солдат ребенка не обидит!
   - А если обидит... - сразу вмешался в разговор Дагон. - То тут же получит от командования по полной программе!
   Рыцари грянули дружным смехом и, вскоре, вновь образовали тишину, нарушаемую в сем невероятно солнечном дне, лишь звоном кольчуги, да глухим топотом копыт своих верных коней.
   "Дааа... - снова принялся размышлять про себя капитан-рыцарь. - Раз Вила невольно помогла избавиться от чумы Вуаду, то, она, действительно для нас теперь словно некий антидот. Антидот, который не то что обижать, а оберегать надо! А все-таки, как бы ни пошло временами высказывался Выпивоха, его предположение интересно... Действительно, способен ли половой контакт с этой девой прибавить нам иммунитета против чумы? Если так, то мы обязаны как-то этим воспользоваться... Тем более, что Вила теперь в звании добровольной маркитантки... Будет время, поговорю об этом с Джелиром..."
   Не веря в то, что и вправду задумался о таком пикантном вопросе, Дагон улыбнулся себе и, вдруг снова невольно представил Инфанту - прекрасную демонессу, коя, опять явилась к нему в сновидении прямо перед самой... волчьей атакой!
   "О, черт! - мысленно встрепенулся он. - А ведь, говоря под конец сна: "Волки, волки..." она явно предупреждала меня об опасности! Да и сменив свою фиолетовость глаз на серость - прямо намекала на это! То есть... она не хотела чтобы я пострадал... Но, почему?! Ведь Джелир говорил, что они являются к мужчинам не из благих побуждений! Неужели только из-за того, что ей пока не удалось соблазнить меня - она моя союзница?!"
   "Ахаххах! Какой же ты глупый, Дагон! - тут же, со смехом выстрелил в его голове невероятно красочный женский голос. - Союзница?! Хахахаха!"
   "Что?! - в ту же секунду изумился капитан-рыцарь. - У меня что, уже пошли глюки?!"
   Он быстро огляделся по сторонам, но ничего необычного не заметил - отряд продолжал следовать дальше, петляя по едва заметной колее лесной тропы между небольшим пространством деревьев. Пространством, которое, вдруг стало резко шириться, плавно переходя уже в довольно просторную дорогу.
   "Да, по ходу глюки... - рассудил Дагон, заметив сие изменение. - Ведь, сегодня, всё же, весьма жаркий день..."
   "Нет, дорогой, это ещё не жар, а всего только легкий бриз... - вновь ворвалась в его мозг пряная патока ласкающего инфернального тембра, стремительно сужаясь в сплошной визг. - Весь жар впереди! Берегись, Дагон! Засада!! Зааа-сада!!!"
   Просто оглушенный сим вскриком демонессы, он на мгновенье увидел пред собой белесый фантом её остроносого лика, и, в ту же секунду... летящие, вместе со свистом множества стрел, подвешенные бревна-ловушки! Увидел в необыкновенно замедленном временном темпе - как они, вылетев грозным дождем из обеих кустистых сторон расширенной дороги, обрушившись на его спутников... в тот час отскочили как горох о стенку! Бревна же, на его глазах сбив седла лишь Греду (красиво полетевшую в кусты!), просто рассыпались гнилой трухой, только окатив их древесными червями!
   - Что это?! - изумился щедро орошенный ими Фиренс, глядя на тропу вдруг сплошь засеянную сломанными стрелами.
   - Засада! - тут же в ответ заорал Дагон, стремительно ощутив возвращение времени. - Отряд, засада!
   И, действительно, не успел ещё он вытащить свой меч, как прямо из-за деревьев, горланя во все голоса, к отряду выбежали мужики - суровые бородачи, по облачению коих (темные капюшоны, коричневые кожаные жилеты, штаны, да сапоги!) можно было сразу узнать, что они никто не иные как... лесные разбойники!
   Сразу первая шестерка сих "капюшонов", сжимая в руках топоры, мгновенно кинулась на тройку из Фиренса-Вуада-Джелира! Вторая, с ножами к Дагону-Зимар-Виле! Третья же, из трех человек - бросилась к одинокой Клюзи!
   Видя, что на него несутся сразу трое разбойников, Вуад мгновенно бросил им под ноги свой мешок с инструментами и, когда они дружно рухнули на тропу, кинулся на них с ножами!
   С размаха всадив одному нож прямо в глотку, с двумя другими, он, также внезапно застопорился, принявшись "кататься" с ними по земле в беспорядочной схватке полу-рукопашного боя!
   Фиренс же, брызжа ниспадающими с трухой червяками, ударом усиленного кольчужного сапога сразу отбросил от себя первого нападающего, однако другой, ловко уйдя от его рубящего удара меча, со всего маха рубанул двуручным топором по-иному!
   - Ах, сволочь! - тут же, взвыл от боли берсерк, мгновенно вскипая в гневе. - Ну, теперь не сносить тебе головы!
   Однако, вновь прорезал мечом лишь... воздух!
   В это же время, Джелир (даже не успев вытащить из-за спины воинскую косу!), получив воистину сокрушительный удар топором в грудь, вовсе... слетел с седла!
   Дагон, рассеяно блокируясь мечом от лихих ударов топоров сразу двух нападающих, просто не знал, что и предпринять!
   "Боги, неужели мы проигрываем?! - только и мелькнула в нем тревожная мысль, когда он услышал позади вскрики также падающих с гунтера Вилы с Зимар. - Мы проигрываем этим... разбойникам?!"
   Его Клюзи, промазав из осадного арбалета, мгновенно достала меч и, с боем, на гунтере встретила свою тройку разгоряченных "капюшонов": лихо рубанув одному в живот, а второму по горлу, она, блокирнувшись от топора третьего, сразила и его точечным колющим ударом в бок! Сразила, сразу повернув коня в сторону оглушенных соратниц, уже помчавшись прямо на следующих... пятерых разбойников!
   В тот же момент, Фиренс, всё же изловчившись, мощным ударом рассек до груди одного "капюшона" (с фонтаном крови тут же повалившегося на землю!) и, со всего маху, "отправил" голову иного обратно в кусты!
   - Вот так-то так! - победоносно заорал он, наконец, ощутив на себе первую росу горячей вражеской крови. - Будете знать, как лезть на великого норда!
   Разобравшись со своими лесными разбойниками, он, подскакав к капитану-рыцарю, с налета сокрушил "зубастым" ещё одного и, в тот час, конным тараном сбил с ног и весь "квинтет" оставшихся!
   Клюзи, моментально воспользовавшись сим, мгновенно "пригвоздила" мечом одного из них к земле (тоже окрасив себя фонтанным выплеском крови!) но, вдруг замешкалась перед остальными!
   Однако, именно эта помощь берсерка, все-таки, оказалась переломной для всего боя - быстро поднявшись с земли - разбойники, увидев то, что только один их соратник находится в сражении (атакуя всё блокирующегося на коне Дагона, ибо, двух иных всё же добил Вуад!) - сами "впали" в растерянность!
   - Братаны, ещё стреляйте по ним! - округлив глаза от ужаса, с отчаяньем крикнул один из них в сторону деревьев. - Ну, стреляйте уже!
   - Сломаны! - с не меньшей паникой в голосе, откликнулись ему из-за кустов. - Все стрелы почему-то сломаны!
   И, бросились наутек!
   "Бегут! - тут же воссиял Дагон, слыша отдаляющийся топот быстро семенящих ног. - Бегут будто крысы!"
   И, всё же сразив мечом "своего" разбойника, наконец-то отдал приказ:
   - Отряд, в атаку!
   Не заставляя себя ждать, Клюзи с мечом, замызганный кровью Вуад с ножом, да Фиренс с "зубастым" мечом войны, в тот час бросились в сторону оставшихся!
   Будучи ближе всего к ним, Клюзи, первая, с наскока окрасилась кровью ещё одного противника! За нею, вновь "отличился" и сам Дагон! Однако, Фиренс, на сей раз, промахнувшись, пролетел на тяжелом коне мимо, также как и Вуад, метнувший оставшийся нож в никуда!
   - Нет, не убивайте нас! - в то же мгновенье, закричала оставшаяся троица, бросая наземь топоры и мечи. - Мы сдаемся!
   - А вот мы только начинаем атаку! - злобно рявкнул берсерк, вновь разворачиваясь к ним с хорошо "окрасившимся" мечом. - А ну, подставляйте-ка мне свои "кочаны"!
   - Отбой, сержант! - жестом остановил его Дагон и, обратившись к бородачам, сурово спросил. - Кто вы такие и почему напали на мой отряд?!
   - Мы лишь лесные разбойники, сеньор! - сознался один из "капюшонов", невольно подрагивая от пронзительных стонов смертельно раненных сотоварищей. - Заметив ваш невеликий отряд, наш атаман Нильс Дюран решил рискнуть внезапным налетом...
   - Вы что сумасшедшие?! - изумился капитан-рыцарь. - Разве невидно по нашему снаряжению, что мы, отнюдь, не какие-то там мелкие торговцы, а рыцари, которые, в обще-то, могут дать и сдачи?! Невидно?!
   - Помилуйте, синьор! - взмолился лесной разбойник, нервно зачесав свою темную бороду. - Наш атаман всё понимал и решился на это лишь из-за того, что у нас уж очень давно не было навара... Ведь, если вы знаете, в королевстве буйствует какое-то проклятье, люди всё время чем-то заражаются, дохнут, а затем встают из могил и начинают охотится на ещё живых... Похоже, грядет новая Темная эра и, каждый теперь выживает как может... Атаман считает, что из-за этого мы уже давно не видели в этих краях никаких торговых караванов и крестьянских обозов. Но, тут появляетесь вы... Вот он и приказал нам устроить засаду, в которой, мы должны были сначала сбить ваших конников подвесными бревнами-ловушками, а затем окончательно изрешетить градом стрел... Однако, что-то сразу пошло не так...
   - Что не так?!
   - Как мы видим сейчас, стрелы каким-то образом не сразили вас, а два из трех бревен, рассыпалось будто труха!
   - То-то я всё гадал, что это об меня вначале так плюхнулось! - тут же проворчал Фиренс, презрительно смиряя их взором. - Похоже, братки, никакие вы не разбойники, а всего лишь шваль придорожная! Иначе как объяснить то, что у вас нет ни стрел нормальных, да и ловушки какие-то трухлявые! Тьфу на вас, сволочи!
   - Нет-нет-нет! - запротестовал на него всё тот же "капюшон". - Я клянусь, что, до вас, все наши налеты проходили нормально и, никогда не было таких осечек! Это лишь с вами, у нас впервые произошла какая-то чертовщина...
   - А сколько вас было в общем числе? - спросил Дагон, невольно вздрогнув от первого предположения об источнике сей "чертовщины".
   - В нашей банде было двадцать человек... - сознался лесной разбойник. - Теперь, как вы видите, осталось только восемь... Прошу, сеньор, не убивайте нас! Если желаете, можете взять нас в плен, а затем продать как скот на соляные копии. Или, если хотите, мы сможем послужить и вашему отряду! Только не убивайте!
   - Нет, - ответил Дагон. - Хоть вы, несмотря на свою "первую ошибку", почти сразу оглушили из моих восьми человек четырех, я не хочу видеть в своем отряде никаких бандитов... Однако, и пленные вы мне не нужны - продавать людей за деньги, это тоже не в чести странствующих рыцарей...
   - Что же тогда вы с нами сделаете?! - с ужасом поднял на него взор бородатый разбойник.
   - Отпущу, - бесстрастно проговорил капитан-рыцарь, не обращая внимания на тут же вспыхнувшее изумление сержанта. - Да, вы не ослышались - вы можете идти на всё четыре стороны. Только скажите своему горе-атаману, чтобы в следующий раз выбирал себе цели по силам...
   - Спасибо, благородный сеньор! - просто возликовал "капюшон", в тот час весело переглянувшись с соратниками. - Мы обязательно передадим ему ваши слова! Спасибо!
   И, не оборачиваясь назад, они моментально исчезли в густых зарослях леса.
   - Капитан?! - только лишь удивленно взметнул бровями Фиренс. - Вы так просто отпустили этих недоносков?!
   - Мне не до этого, сержант, - нехотя отозвался Дагон. - Сейчас надо привести наших оглушенных людей в порядок, да двигаться дальше... Клюзи, Вуад, возьмите флягу с водой и приведите в чувство лежащих!
   - Есть, капитан! - откликнулся Вуад, тут же доставая флягу.
   Клюзи же, с улыбкой вытянувшись в струнку, "откликнулась" отдачей чести.
   Не обращая внимания на стоны некоторых израненных врагов, они сразу подошли к лежащему в траве Джелиру, Зимар и Виле и, вскоре, привели их в себя.
   - Как вы себя чувствуете, старший сержант?! - спросил Дагон рыцаря-хергита, заметив хорошую полосу рассечения на груди его геральдического сюрко.
   - Уже хорошо, капитан, - проговорил Джелир, с помощью Клюзи поднимаясь на ноги. - Я, кажется, не успел достать косу, как меня оглушили... Однако, вижу, что мы снова одержали победу...
   - А вы, девчонки? - спросил капитан-рыцарь его оруженосицу и маркитантку.
   - Мы в порядке, мой капитан... - смущенно опуская глаза, ответила за обеих полукровка. - Простите, что не смогла хорошо прикрыть Вилу...
   - Да с нашей свято-кровной девицей, как вижу, итак всё в норме, - вешался в разговор подъехавший Фиренс. - Вот кто скажет мне, где моя белобрысая? Неужели и вовсе сбежала из боя?
   - Её впереди сбило бревном... - ответил ему Дагон, вдруг ощутив в груди волнение. - Она, должно быть, лежит где-то в кустах...
   - А ведь, точно! - воскликнул берсерк. - Её конь находится неподалеку!
   Они пришпорили своих коней и, вскоре, действительно обнаружили оруженосицу - смешно раскинув руки и ноги, дева лежала среди кустов, не проявляя никаких признаков сознания. Прямо над ней же, ещё покачиваясь на цепях, так и висело сбившее её бревно-ловушка.
   - Греда! - только и выкрикнул Дагон, мгновенно спрыгивая с коня.
   Опустившись над ней, он бережно снял с неё шлем (тут же выпустив в зелень травы златые потоки её волос) и окатил её лицо колодезной водой из фляги.
   - А... что...? - мгновенно раскрыв свои прелестные серо-голубые глаза, непонимающе промолвила дева.
   - Всё хорошо, Греда, - утешающе промолвил Дагон, в ту же секунду возрадовавшись сему "пробуждению". - Тебя просто оглушило ударом бревна-ловушки... Но, мы, несмотря на внезапную атаку, отбились от лесных разбойников...
   - Верно, отбились, - подтвердил Фиренс. - И нам крупно повезло, что у них оказались паршивые стрелы и лишь только это одно не трухлявое бревно. Иначе, возможно, всё могло быть по-иному.
   - Да, повезло... - проговорил капитан-рыцарь, уже помогая рослой оруженосице встать на ноги. - Но, нам и не могло не повезти - ведь среди нас были вы, сержант. Я считаю, что именно вы и переломили ход боя в нашу пользу.
   - Спасибо, капитан... - смущенно буркнул в бородку берсерк. - Однако, эти гады и меня успели садануть в ногу. Впрочем, чувствую, что она вполне цела...
   - Я посмотрю её позже, - включился в разговор Джелир, тут же принявшись осматривать зрачки Греды. - У вашей оруженосицы же лишь легкое сотрясение...
   В это время, Вила, увидев одного из стонущих в траве раненных "капюшонов" (который отчаянно сдерживал выплывающие из себя кишки!), невольно прыснула рвотой!
   - А девица так и не привыкла к крови... - усмехнулся Выпивоха. - Кстати, капитан, не позволите ли добить некоторых хрипящих?
   - Нет, сержант, - отказал Дагон. - Они сами виноваты, что напали на нас, теперь пусть за это умирают в муках... Мы же, двигаемся дальше. Отряд, по коням и в путь!
   Слушаясь его приказа, все, кроме конного стража, вновь оказались на своих конях и, спустя минуту тронулись дальше - тронулись, на сей раз, оставляя позади себя окровавленную тропу со свежими трупами отчаянных лесных разбойников.
   "Всё же, что это было? - вновь призадумался Дагон, когда стоны оставшихся раненых окончательно стихли за ними. - Похоже, и вправду, только лишь благодаря "чертовщине" демонессы, у этих разбойников и не вышла атака... С другой стороны, почему-то Греда не избежала первого удара - над нею бревно осталось цельным... Странно, ничего не понимаю..."
   Теперь держась рядом с Гредой позади пары Фиренс-Джелир (впереди пеший Вуад, позади пара Зимар-Вила и, вновь, одна замыкающая Клюзи), он снова мысленно проиграл всё то, как, вместе с мгновенным фантомом инфернального лика, всё вдруг мистически застыло перед его глазами в самом начале обрушившейся атаки и... не находил этому никаких объяснений!
   - Капитан! - вдруг окликнул его спереди Фиренс. - А ведь мы, на этот раз, как-то забыли подсчитать количество сраженных противников! Уж очень быстро всё порешилось! Однако, я, все-таки помню, что, несмотря на первое замешательство, положил мечом как минимум тройку!
   - Верно, сержант... - задумчиво ответил Дагон. - Вы вновь превзошли меня - я успел убить лишь двоих... А вы, Вуад?
   - Как и Фиренс, троих, капитан...
   - Клюзи?
   Блеснув свойской обаятельной улыбкой, милашка показала... четыре пальца!
   - Хо-хо, чернявая! - одобрительно воскликнул Выпивоха, тут же тянясь за флягой с элем. - Капитан, похоже, ваша молодуха продолжает делать видные успехи на боевом поприще! Молодец "немота" - держи порцию заслуженного нектара богов!
   С сими словами, он метнул назад флягу, кою, Клюзи, в тот же миг поймала прямо с налету!
   - Ого, мой друг! - с улыбкой взглянул на сержанта Джелир. - Раз вы решили поделиться с ней самим "сокровенным", то, вы, похоже, действительно впечатлены!
   - А то! - весело буркнул берсерк. - Мы, норды, умеем ценить отвагу!
   Видя, что капитан не против такой неожиданной "награды", Клюзи, воссияв ещё ярче, отхлебнула хмельного напитка.
   "Да, моя Клюзи настоящая умница... - подумал Дагон, мельком взглянув назад. - Однако, моё сердце сегодня реально испугалось лишь за одну деву... За ту, что едет сейчас рядом..."
   Смущенно переглядываясь с Гредой, он продолжал вести отряд в глубину потрясающего леса, который, осеняя их латы мерцающей россыпью солнечных бликов привычной игрой светотени, как прежде заманивал их незримыми веяниями своих чарующих ароматов...
  
   5) Маг Эллинг.
  
  
  "Моя специализация - хранитель огня. Это значит, что я могу наложить руну огня, например, на хворост, и он вскоре займется в пламени" - маг Эллинг.
  
  'Все же, она невероятно красивая... - в который раз вздохнул Дагон, так и бросая скромные взгляды на рослую деву сержанта. - Белокурая, серо-голубоглазая, смелая... Даже эта серебристая чешуя кольчуги лишь только подчеркивает нежность её ангельского лица... Лица, настоящей северянки...'
  Непринужденно плескаясь уже в косых лучах пурпурово-розового вечера, он упорно продолжал вести свой звенящий железом отряд в шелестящие недра нового леса и... всё также смущенно поглядывал на держащуюся рядом оруженосицу.
  'И, никакая она не трусиха... - продолжил размышлять капитан-рыцарь, вновь и вновь очерчивая взглядом пухлые лепестки её алых губ. - Разве трусиха подстрелила бы волка? Думаю, нет. А она подстрелила защищая меня... Да и в последнем бою, если бы не бревно-ловушка, я, уверен, она бы тоже бросилась в бой...'
  - Греда... - чуть вздрогнувшим голосом, все-таки обратился он к деве. - Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? Ведь тебя довольно нехило приложило...
  - Нет, мой капитан... - смущенно отозвалась оруженосица, мельком блеснув на него серой голубизной "озер" из-под тени массивного шлема. - У меня ничего не болит. Я в порядке...
  - Это хорошо. А то, если что обращайся к Джелиру...
   - Я знаю, капитан. Спасибо...
  'И голос у неё ласковый, серебристый... - тут же подумал Дагон, приятно жмурясь в пряно веющей розовости вечера. - Эх, жила бы она в какой-нибудь деревеньке, была бы завидной невестой... А, так, с нами, её ждет лишь один удел - удел вечной военной скиталицы...'
   Невольно представив Греду в белоснежном свадебном сарафане, идущей по роще с берсерком к алтарю нордского капища - он, ощутив в сердце ожег ревности, нервно поддернул головой.
  Сам Фиренс же, так втихаря и отпивая с фляги трофейного эля, в сей момент перекидывался словами со старшим сержантом, едущим рядом с ним на своем белоснежном коне.
  - Ох-ох... - уловил Дагон, свойственные ему глухие вздохи. - Не знаю как вы, дружище, но, я никак не ожидал, что самая первая неделя нашей вольной жизни окажется такой бурной на события. Да ещё на какие события! То битва с вдруг ожившими мертвяками в деревне нашего старины, то ночная схватка с взбесившимися волками, то вот недавняя засада лесных разбойников! Ох-ххх... Конечно, всякая рубиловка мне по нраву, но, я, все же, думал, что наша жизнь вне армии будет чуточку спокойнее...
  - На то она жизнь, друг, - не без грусти улыбнулся ему Джелир, 'привычно подправляя' лезвием косы всё сгущающиеся шевелюры лиственных аркад. - Она всегда парадоксальна и непредсказуема. Меня же, всё больше озадачивает чума зомбиз, которая видимо вернулась в земли нашего королевства спустя столько веков... Это очень плохой знак, мой друг, очень плохой...
   - Да, чума ещё та треклятая 'стерва'... - согласился Выпивоха и, кивнув в сторону Вуада, добавил. - Однако, лично меня, в данный момент, заботит лишь наша 'пехота' - смотрите, как он уже утомился с пути, того и гляди, рухнет со своим мешком наземь...
   Рыцари устремили свои взоры на старого охотника и тут же заметили, что тот, действительно, уже протопав изрядное количество километров, еле-еле влачит ноги под своей тяжкой ношей.
   'Сержант прав, - подумал Дагон, принявшись сразу оглядываться в поисках подходящего места для нового бивака. - Вуад явно выбился из сил. Надо срочно делать привал'.
   Он огляделся по сторонам и, в густо порозовевшем в вечере лесном 'коридоре' быстро нашел подходящее место.
   - Отряд... - поднял руку он, да... так и застыл на месте.
   Застыл, ибо, в сию же секунду, его сержанты, услышав какой-то шум, погнали своих коней вперед!
   Понимая, что впереди кто-то есть, он, поколебавшись от неожиданности всего лишь мгновенье, жестом остановил дев с охотником и, стукнув коню в бока, помчался по резкому крюку тропы вслед за соратниками.
   - Что происходит?! - с тревогой вымолвил он, застав их вставшими за поворотом. - Опять какая-то чертовщина?!
   - Глядите, - лишь шепнул рыцарь-хергит, указывая косой вперед. - Похоже, впереди намечается поединок.
   - Это точно, хо-хо! - усмехнулся берсерк, уже сжимая рукоять арбалета. - Как говорят у нас 'на ристалищах', плебс делайте ставки...
   Ничего не понимая, Дагон взглянул вперед и сразу увидел неподалеку некого полулежавшего старика, который, будучи облаченный в причудливые доспехи, прислонившись спиной к стволу одного из деревьев, отчаянно отбивался посохом от наскоков здоровенного... кабана-секача! Отбивался, одновременно пытаясь успокоить и своего вороного коня, что, что было мочи, пытался вырываться с привязи!
   - Чу, окаянный, чу! - просто клокоча высоким гласом, грозно орал на дикого свина старец, смачно шлепая тому древком прямо в рыло. - И что это ты ко мне привязался?! Чу!
   Секач же, лишь агрессивней вздыбливая темную холку, ещё резче 'зачесал' землю передним копытом, сим явно готовясь к смертельному выпаду!
   'О, боги! - тревожно полыхнуло в Дагоне. - Кабан же сейчас растерзает его!'
   - Снять, капитан? - словно прочтя его мысли, спросил Фиренс, спокойно нацеливаясь с арбалета.
   - Снять, сержант! - 'отчеканил' взволнованный капитан-рыцарь. - Снять! И, в тот же миг, Выпивоха нажал на курок - стрела, свистяще пронзив лесной воздух, со смачным шлепком... пробила черепушку дерзкого свина! Да, так, что тот, выпустив пронзительный вопль (с фонтанчиком крови!), провертелся волчонком на месте и, тут же 'без чувств' грохнулся наземь!
   - В точку! - лишь причмокнул губами Фиренс, весело лицезря итог своего снайперского мастерства. - Капитан, похоже у нас сегодня на ужин будет свежая кабанина!
   Рыцари рассмеялись и подъехали к старцу, который, с помощью своего посоха, уже поднявшись на ноги, отряхивался от приставших травинок.
   - Благодарю вас, доблестный рыцарь, что спасли меня от этого лесного 'черта', - взглянув на берсерка, учтиво поклонился он. - Еще бы чуть-чуть и, от меня, кажется, не осталось бы и мокрого места.
  - Хо-хо, спасибо, но благодарите не меня! - улыбнулся в ответ сержант и, указав на Дагона, с лукавством добавил. - Вот наш капитан, ему все благодарности!
  - Да, я капитан этих рыцарей, - выступил чуть вперед на коне капитан-рыцарь. - Меня зовут Дагон. А как зовут вас, отец? Что с вами случилось?
  - Меня зовут Эллинг, - представился старец в доспехах. - Раз вы капитан, то в первую очередь, конечно, благодарю вас, что ваш человек спас мне жизнь. А так, я всего лишь лесной маг, который путешествовал здесь с торговым караваном давнего знакомого, да неожиданно попал в беду...
  - Маг?! - тут же подбросил брови Фиренс. - То есть... кудесник?!
  - Что же случилось, отец? - продолжил Дагон, внимательно осматривая спасенного бородача.
  Будучи явно почтенных лет, сей белобородый старец имел худощавое лицо, хаотично торчащий 'ежик' седых волос, очень густые белые брови, небольшой крючок острого носа и большие глаза необычного... оранжевого цвета!
  Обладая высоким ростом, да мощным не по-старчески сложенным телом, он был облачен в темные доспехи с большими округлыми двойными наплечниками (на которых 'сияли' белые искры изображенных рунических молний!), такие же темные стальные перчатки с шипами, просторную зеленую робу, да светлые льняные штаны, оканчивающиеся тяжелыми темными кожаными сапогами!
   В довесок, словно подчеркивая всю эту брутальную амуницию, он был просто испещрён всяческими ромбообразными символами, сверкал увешанными изумрудами и имел внушительный темно-коричневый пояс с серебряной бляхой в виде головы грозной совы!
  'Вот тебе и старик-боровик! - мысленно поразился Дагон. - Если он и вправду маг, то, явно необычный, а что ни на есть боевой!'
  - Так что же случилось, отец? - повторил он уже вслух, невольно проникаясь к нему уважением. - На вас внезапно напали?
  - Вот именно! - воскликнул 'рунический' старец, взметнув на него из-под туч ватных бровей оранжевое 'пламя' необычного взора. - Вы правы! Ибо, несколько дней я сопровождал караван своей знакомой леди Джульланы, но сегодня пополудни, на нас неожиданно напала банда дровосеков, кои, быстро захватив людей с торговыми обозами, двинулись дальше на север. Я же, оглушенный обухом топора, остался лежать в траве без сознания, а когда очнулся, увидел возле себя только одного сбежавшего от них вороного коня... Конечно, я хотел кинуться вслед за негодяями и спасти караван, но, поймите меня, капитан, я маг, а не следопыт и, поэтому быстро потерял след, да окончательно заплутал в здешних тропах... А когда понял что день клонится к вечеру, решил отдохнуть и спешился и, вот тут-то и выскочил этот окаянный секач... Я даже не успел среагировать, как он сбил меня с ног... Ещё раз благодарю вас, что спасли меня, однако я все равно в тревоге, ведь моя подруга со своими людьми, так и остается у бандитов... Наверное, мне все-же нужно продолжить поиски, пока не случилось беды... Не случилось беды...
  С сими словами он наклонился к одному из кустов и, достав оттуда здоровенный топор (лезвие коего по бокам испещряли все-те же рунические символы!) звонко... присвистнул!
  Рыцари насторожились - однако, на свист, вспорхнув откуда-то из гущи леса, лишь вылетела белая сова, коя, тут же и опустилась на... правый наплечный доспех необычного старца!
  - Это Талула! - с улыбкой пояснил он изумленным соратникам. - Моя верная 'подружка'! Эх, если бы те негодяи решились напасть на нас ночью, я благодаря ей смог бы вовремя подготовиться для атаки... А так... Так ещё придется сначала их поискать... Ладно, друзья, мне пора в путь! Всего вам хорошего!
  - Постойте! - окликнул его Дагон, увидев, что он двинулся к своему вороному коню. - Скажите, а сколько примерно дровосеков напало на караван?
  - Где-то около двух-трех десятков... - откликнулся через плечо Эллинг. - Я точно не знаю - всё произошло слишком быстро...
  - Если это так, - тут же продолжил капитан-рыцарь. - То, думаю, мы сможем помочь освободить ваших друзей. Мы все равно держим свой путь на север. Не так ли, соратники?
  - Хо-хо, я только 'за'! - весело оскалился рыжебородый Фиренс.
   - Я тоже не-против помочь хорошим людям, - также поддержал капитана долговязый Джелир.
   - Тогда решено, - удовлетворенно проговорил Дагон. - Мы поможем вам, но выступим на врага завтра. Ибо, сегодня мы проделали длинный путь и подустали... Да и судя по вашему рассказу, за сей день вы тоже изрядно намотались... Идет, отец?
  Седобородый маг, задумавшись на секунду, взглянул на свою сову и, все-таки утвердительно кивнул седою главою.
  - Отлично! - воскликнул капитан-рыцарь. - Двигайтесь на своем вороном за нами - я приглашаю вас отдохнуть на нашем привале!
   - Благодарю, капитан! - с живостью отозвался старец в броне, уже поднимаясь в седло. - С радушием принимаю ваше предложение!
  Рыцари пришпорили своих коней и двинулись по тому же крюку тропы в обратную сторону - маг же, тут же поскакал вслед за ними стремительной 'вороной тенью'.
  - Капитан, - всё оглядываясь на него, шепнул Дагону берсерк. - А ведь у нашего кудесника с его 'подружкой' явно одинаковые 'лупы'!
   - Правда?! - изумился капитан-рыцарь и, тоже глянув назад, поразился. - Точно, Фиренс! Такие же!
   И, тут же невольно 'гоготнул' с ним.
   Джелир же, непонимающе взглянув на них, лишь сильней погнал вперед рысака.
  Через пару минут, они уже были у места привала...
  
   -------
  
   Сухие ветки кустов, сдобренные пушистым мхом, пышно занялись в языках пламени очередного бивачного костра, откидывая причудливые тени на укутавшиеся сумерками деревья, искря бронзовыми бликами в стальной амуниции людей и, едва мерцая в 'колючке' уже натянутых проволочных заграждений: расстелив на траву свои плащи, соратники да соратницы вновь почивали на вечернем привале, жадно поглощая зажаренное мясо недавно убитого кабана, трофейные сыры, да всё ту-же валяную рыбу.
   - Ох-ох, как я, все-таки, соскучился по настоящему мясу! - просто разрывая зубами сочный окорок секача, восторженно выдохнул Фиренс, ещё более порыжев от вздымающегося пламени. - Ибо, эль это конечно хорошо, но, без настоящей пищи, всё же, никакому вояке долго не продержаться!
   - Совершенно согласен с вами, сержант, - тоже с удовольствием лакомясь свежей кабаниной, поддержал его Дагон. - Мы - рыцари, иногда просто обязаны есть такую калорийную пищу. Поэтому, благодарю вас за то, что добыли для нас сию добычу, и хорошо сготовили на ужин.
   - Да, ваш секач хорош, - уже съев свою порцию мяса, в свою очередь, кивнул Выпивохе маг Эллинг. - Оказывается вы не только хороший стрелок, но и весьма неплохой повар.
   - Действительно, приготовлено весьма недурно, - пробурчал и тут же сидящий у костра охотник Вуад. - С каждой новой порцией я чувствую, как ко мне возвращаются силы.
   - Не стоит благодарностей, друзья, - чуть покраснев, растянулся в улыбке берсерк. - Я же был охотником, и, для меня хоть лань хоть секач, один 'черт'. Лакомитесь на здоровье.
   - А вы, почему не вкушаете кабанину? - спросил рыцаря-хергита старец в броне, заметив, что тот поедает лишь куски сыра учтиво поданных полукровкой.
   - Мне нельзя, - ответил Джелир. - Кабан это дикая свинья, а я хергит - мы не едим свинину по религиозным соображениям.
   - Ох-ох, Миротворец, я даже и не догадывался, что вы столь религиозны! - тут же усмехнулся в ус Фиренс, тянясь за флягой с элем. - Может стоит уже отбросить всякие предубеждения и вполне наслаждаться свободой?!
   - Нет, друг, - спокойно возразил старший сержант. - Вольная жизнь это одно, а вера это совсем иное...
   - Верно! - неожиданно поддержал его маг Эллинг. - Вера превыше всего!
   Взяв у восточного рыцаря один кусок сыра, он разломал его на многие кусочки и стал кормить ими свою... белоснежную сову! Сову, коя, так мирно и сидела на его левом стальном наплечнике, ярко сверкая своими большими глазами!
   Тем временем, вечер вовсе разлился по лесу, поглощая его густой завесой почти непроглядного мрака, полившимися трелями цикад и далеким воем волков. В тот же миг, будто над самими стелами деревьев, ярко высыпали серебристые звезды. Прохладный воздух, стал ещё более свеж, и всё тем же шальным дуновением, ласково шелестел в потемневшем море листвы. Где-то далеко-далеко, вновь 'ожили' стенания таинственных звуков.
   Пребывая именно в сем невероятном антураже лесистого вечера, лакомясь у бивачного костра, рыцари поочередно поведали седобородому магу о себе и своих приключениях. Маг же, в свою очередь, представился им рунным жрецом, некогда прибывшим в эти края с далекого севера.
   - Рунный жрец говоришь? - тут же усмехнулся Фиренс, уже не только обглодав массивный окорок дикого свина, но и опустошив пару фляг эля. - То есть, чертишь пассами в воздухе какие-то загогулины и говоришь всякую лабуду а-ля 'трах-тибидох'?
   - Ну, в общем можно сказать и так, - улыбнулся маг Эллинг, необычно искря оранжевым взором. - Моя специализация - хранитель огня. Это значит, что я могу наложить руну огня, например, на хворост и он, вскоре займется в пламени.
   - Ура! - не без той же насмешки, сразу вскричал берсерк. - Друзья, похоже, с таким кудесником нам больше не придётся заботиться об экономии спичек!
   От сего перла беспардонного сержанта, рыцари сразу прыснули в смехе, тут же взметнувшемся вместе с дымом костра к звездному небу.
   - Зря, смеетесь, - ничуть ни смутившись, проговорил им маг в темных латах. - Я ещё могу накладывать руну подчинения - руну, временно делающую почти любого человека временно доступным моей власти. Но, даже я, если по каким-то причинам, не успеваю наложить волшебство, то, могу дать отпор своим топором да кулаками. Поверьте, если надо, я могу быть хорошим бойцом и без всякой магии.
   - Верим, отец, - проговорил Дагон. - Возможно, ваши навыки бы пригодились в моем отряде. Только сначала скажите - ваша руническая магия может противостоять всяким там зомби и некромантам? Или она не в силах противостоять инфернальным силам?
   - Не знаю как и ответить вам, капитан, - задумчиво проговорил Эллинг, уставившись в играющее пламя костра. - Если говорить о зомби, то, думаю да, моя магия сможет противостоять им. Но, появляющиеся ныне зомбиз всего лишь чьи-то марионетки, коих, скорее всего вызывает какой-то объявившийся могущественный некромант. А некроманты, это уже совсем другое дело - тут одними рунами не обойдешься... Тут уж нужно что-то посущественнее...
   - Если сомневаетесь в своих возможностях касаемо некромантов... - продолжил капитан-рыцарь. - Значит, вы можете быть также неопределенны в своих возможностях и против демонов с дьяволицами?
   - К сожалению да... - кивнул рунный старец. - Но, к чему эти вопросы, капитан?
   - Да, так, просто... - смутился Дагон, уже ощутив на себе его дивный взор. - Просто любопытно, отец...
   'Все равно, этот маг бы нам не помешал... - подумал он про себя. - Кто знает, может только он и сможет избавить меня от кошмарных явлений назойливой демонессы Инфанты... Кто знает...'
   В этот момент, отделившись от отдельно ужинающих от них оруженосиц, к ним подошла рослая Греда и бросила дополнительных веток в пылающее чрево огня (будучи сегодня с сержантом в дозоре, именно она в этот вечер натянула 'колючку' проволоки и разожгла сей природный очаг). Бросила и не успела уйти - хорошо опохмелившийся Фиренс, внезапно схватив её за руку, резко опустил подле себя, да смачно... поцеловал в губы!
   - Ого! - только и ухнул маг Эллинг, изумленно вылупившись на них. - Как я вижу, у вас царят довольно смелые отношения!
   - А то! - едва 'охмелив' устами оруженосицу, довольно пробасил Выпивоха. - Куда нам скитаться без дев! Если бы не капитан, я, лично бы только и делал что лакал эль, да огуливал Гредочку!
   - Сержант! - увидев сие, невольно вскрикнул Дагон, но, тут же смущенно осекся. - Сержант, после нападения на нас лесных разбойников, вы, кажется, утверждали, что вас саданули в колено... Так вот, вы показали его Джелиру?
   - Никак нет, - ответил ламеллярный берсерк, так и не выпуская из объятий вмиг покрасневшую деву. - Если честно, я уже не чувствую никакой боли, поножи оказались весьма хороши...
   - Тогда я вам приказываю немедленно показать колено старшему сержанту! - процедил капитан-рыцарь, и взглянув уже на рыцаря-хергита с конным стражем, отдал распоряжения. - Джелир - осмотреть ногу сержанту! Вуад - подправить поножи сержанта!
   - Есть, капитан! - откликнулись соратники, только что окончившие свой ужин.
   Видя, что он непреклонен, Фиренс приказал Греде стянуть его левые поножи и, вскоре, отдав их отдохнувшему стражу, показал свое колено долговязому лекарю отряда.
   - Ничего серьезного, капитан, - доложил Джелир, быстро осмотрев колено рыжебородого сержанта. - Всего лишь легкий ушиб.
   - Хорошо, старший сержант, - проговорил Дагон. - Можете готовиться к отбою.
   - Я же говорил, капитан, что ничего особенного, - подал глас Выпивоха. - Подумаешь ушиб. Его даже исцелит поцелуй девицы! А ну-ка, Гредочка, целуй мне коленку! Целуй!
   С сими словами, положив свою руку белокурой оруженосицы на затылок, он тут же нагнул её лицо к своему колену! И, ошеломленная дева, поколебавшись всего лишь мгновенье... принялась лобызать подставленную ей часть сержантской ноги!
   - Опять 'дедовщина'?! - в тот же миг вскричал на берсерка Дагон, просто вылупившись вместе со всеми на это действо. - Отставить, сержант, отставить!
   - Ну, какая это 'дедовщина', капитан... - лукаво блеснул на него серебристыми очами Фиренс. - Всего лишь тонкое проявление нежности девицы к своему рыцарю...
   Однако, видя, что взор капитана, из изумленного стремительно превращается в грозный, все-таки остановил лобзание Греды и, жестом повелел ей вернуться к другим оруженосицам - сильно раскрасневшаяся дева, смущенно опустив взгляд на землю, в тот час быстро засеменила обратно.
   - М-да... - только, многозначительно и издал из себя маг Эллинг. - 'Высокие отношения'...
   - Не обращайте внимания, достопочтенный, - проговорил ему с улыбкой Джелир. - Наш друг хоть и груб в манерах, но, всё же хороший человек.
   - Да-да, я хороший! - поддакнул ему вконец охмелевший берсерк, причудливо 'пылая' отражением костра в пластинах своей ламеллярной брони. - И, поэтому, хо-хо, меня так уважительно лобзает девица! Только вы, кудесник с совушкой на плече, губу особенно-то не раскатывайте - для вас, увы, здесь не найдётся свободной девки! Разве, только что недавно новоявленная маркитантка Вилка вдруг даст! Она же Вила Даст, значит даст! Но, и она у нас в то же время особая 'ярка'... Вряд ли капитан разрешит вам так просто ей запендолить меж...
   - Так, всё, заткнитесь сержант! - грубо прервал его Дагон, весь клокоча от напора вновь пробуждённой ревности. - Похоже, вы сегодня совсем переборщили с элем - пьете с самой полудни! А вам ведь сегодня в дозор! Немедленно привести себя в порядок! Всем остальным - отбой! Завтра, нас ждет очень ответственный день!
   Внемля его приказу, все стали сразу готовиться к отходу ко сну.
   Однако, сержант, действительно опустошив за день почти уже с полбочки трофейного 'напитка богов', так и не двинулся с места, продолжив тупо растягивать свою бороду в пьяной улыбке.
   'Вот же черт! - лишь выругался про себя капитан-рыцарь. - Ну, почему столь классный боец, порой ведет себя как невыносимый оболтус?! Эх, боги-боги, почему?!'
   И, с сим риторическим вопросом к звездному небу, недолго думая отцепил с пояса флягу с водой, да резко... плеснул её прямо в лыбящуюся морду сержанта!
   - Ой?! - тут же ойкнул ламеллярный берсерк, с изумлением вытаращив на него глаза. - Капитан, вы это... чего?!
   - Чтобы вы хоть чуть освежились от хмеля, - с улыбкой пояснил Дагон, в сию же секунду прощая ему всё. - А теперь марш в дозор. Сегодня вы с Гредой стоите на страже.
   - Слушаюсь... - уже тише буркнул Фиренс, грузно поднимаясь с расстеленного плаща. - Раз наша очередь, так наша очередь...
   Поднявшись из-за костра, он достал арбалет и, вскоре приступил со своей оруженосицей к патрулированию небольшой территории бивака. Все остальные же, уже вовсю укладывались на ночлег прямо под сенью деревьев, хорошо заворачиваясь в свои походные голубые плащи.
   'Вот и пролетел ещё один вечер... - подумал про себя Дагон, тоже закутываясь в плащ. - Вечер воинствующих скитальцев...'
   Заметив, что только лишь маг Эллинг как-то растерянно смотрит на укладывающихся, он, осознав то, что ему не на чем спать, жестом подозвал Клюзи и повелел дать могучему старику дополнительный походный плащ - весело сверкнув улыбкой, чернявая оруженосица мгновенно исполнила его приказ, выдав неожиданному гостю необходимое.
   - Благодарю, - кивнул ему старец в доспехах. - Хотя, признаюсь, давно уж не спал так прямо в траве под открытым небом...
   Мягко отогнав со своего плеча сову (коя, тут же взметнулась на ветвь ближайшего дерева), он расстелил поданный плащ, да лег на него, подставив под голову свои руки.
   'Да, для вас, всяких там жрецов, спать под небом действительно не пристало... - лишь усмехнулся про себя Дагон. - Это мы, рыцари, привыкшие к вечным походам, спим где попало... Даже если и пребываем вне основной армии... Эх...'
   Задумчиво глядя в слабеющее пламя больше никем неподдерживаемого костра, он, будучи вполне сытым кабаниной, внемля прекрасному ноктюрну прохладного леса, стал стремительно впадать в волны томительной дрёмы и, вскоре, окончательно провалился в раскрывшуюся бездну глубокого сна...
  
    []
  
   6) Освобождение торгового каравана.
  
   'Чорт, похоже, нам ничего не досталось! Эти дикие свиньи просто смели всех! Начисто!' - сержант Фиренс Силс.
  
   Привычно ласкаясь в веяниях утренней прохлады, лес бодро шелестел лиственными шевелюрами высоких деревьев, щедро вплетая в воздух дивные ароматы диких цветов, да пряные запахи свежей смолы. Принимая на себя пробившиеся сквозь листву косые лучи раннего солнца, покрытые росою травы волшебно заискрились в мириадах серебряных бликов. Над верхушками же самих деревьев, то тут, то там, будто приветствуя наступление нового дня, звонко взвивались ввысь трели вспархивающих лесных птиц.
   Ощущая на себе все сии веяния, ароматы и звуки, Дагон, оставив бивак, двинул свой отряд дальше по петляющей лесистой тропе. Помня, по словам мага Эллинга, что впереди возможны банды из дровосеков, он приказал всем продвигаться как можно тише и быть предельно готовыми к возможному бою.
   Внимательно глядя вперед на всё открывающиеся впереди новые лесистые кущи, он ехал во главе отряда, держась рядом с Джелиром и самим рунным жрецом. За ними шел со своей ношей отдохнувший конный страж Вуад, далее, сонно держались рядом отдежурившие ночь Фиренс с Гредой. Следом Зимар с маркитанткой Вилой. И, вновь, последней замыкала группу Клюзи.
   - Бррр, ну и дубак же начался по утрам... - услышал за собою капитан-рыцарь недовольное бормотанье берсерка. - Как будто весна взяла да изменила лету с осенью... Бррр...
   - Согласен, мой друг, - даже не оборачиваясь к нему, отозвался рыцарь-хергит. - Я тоже заметил, что, в последнее время, дни стали явно прохладнее. Хотя, вполне возможно, нам это так только кажется. Может этот лес более густой, чем прежде, либо, это все из-за нашей амуниции - ведь на нас же десятки килограммов железа. А железо притягивает прохладу...
   - А у меня на этот счет своё мнение... - в свою очередь промолвил маг Эллинг. - Я думаю, что похолодание это признак наступления новой Темной эры... Ибо, в её первые дни, люди и скот тоже ощущали необъяснимые изменения погоды...
   - Если это так, то это очень тревожно... - ответил Джелир. - Но, давайте, пока будем избегать столь явных выводов...
   - Действительно, - подал голос сам Дагон и, невольно скосившись на так и спящую на плече мага сову, продолжил. - Не будем множить различные домыслы... Лучше скажите, отец, если что, вы сможете противостоять нечисти?
   - Смотря какой, капитан, - лишь повел ватной бровью старец в рунических латах. - Чтобы бороться с инфернальными силами, мне нужно активизировать все свои магические возможности. А они у меня в основном заключены лишь в моем старом посохе...
   - И как же вы их активизируете?
   - Я беру кору березы и несколько определенных диких цветков, все это высушиваю-измельчаю, после чего делаю нечто вроде табака, коим, потом набиваю свою курительную трубку. Используя некоторые заклинания, я курю эту трубку, одновременно окуривая сам посох. Вот он и активизируются на несколько часов. Да так, что я могу палить из него мощным огненным пламенем, пускать на врагов прямо начертанные им в воздухе различные руны и, даже, в некоторых случаях, через его силу, швырять в них всяческие предметы.
   - Здорово, отец! А какие именно цветки вам нужны для такой, как я понимаю, табачной манны?!
   - Цветки мильсы и фока. Думаю, пойдет и хесаль - так называемая в народе волчья трава.
   - Хесаль у нас есть! Старший сержант, ведь так?!
   - Так точно! Если нужно, я буду готов предоставить её.
   - Хорошо, тогда дело остается лишь за цветками. Не беспокойтесь, отец, мы однажды раздобудем их.
   - Спасибо, капитан. Они сейчас бы очень бы не помешали...
   - Кстати, отец, вы говорите, что ваш посох может поднимать и метать любые предметы? А может ли он, например, метать ножи?
   - Само собой, капитан. Достаньте мне все компоненты для манны и, я смогу им взметнуть на врага не только ножи, но и даже самое тяжелое стенобитное орудие!
   - Круто, отец! Круто!
   'Да этот маг просто настоящая находка! - тут же, с очередным восхищением взглянул на него Дагон. - Надо сделать все необходимое, чтобы он остался в моем отряде! Всё необходимое!'
   Продолжая вести отряд дальше, он, кидая восхищенные взоры на необычного старца с совой, невольно заметил что лесистая тропа внезапно расширилась, выходя к новой небольшой елани! Елани, на коей он в тот час приметил группу... бородатых мужчин, четверо которых отдыхало у пепелища погасшего костра, в то время как ещё один, находящийся чуть в стороне, приставал к явно привязанной к дереву женщине!
   - Боги, это леди Джульлана! - тут же воскликнул маг Эллинг, пораженно вскидывая свои оранжевые 'лупы'. - Моя знакомая хозяйка каравана! И, её удерживают эти треклятые разбойники! Боги, это значит, что и все остальные должны быть где-то неподалеку!
   - Спокойно, отец... - прошептал ему Дагон. - Вы оставайтесь со всеми тут, а я, со своими сержантами подъеду к ним. Не беспокойтесь - мы разберемся, в чем дело.
   И, жестом подозвав к себе верных соратников, спокойно двинул коня прямо к елани.
   В свою очередь, дровосеки, завидев надвигающихся рыцарей, тут же вскочили на ноги и, подняв с земли свои топоры, вызывающе преградили им путь. К ним в тот час присоединился и пятый, встав впереди всех остальных.
   Одетые в куполообразные темно-фиолетовые фетровые шляпы, светло-серые робы (опоясанные темным ремнем), темно-голубые штаны и тяжелые темно-серые сапоги - они - будучи ужасно грязными да косматыми - грозно выдвинулись на рыцарей своим небольшим бандитским отрядом!
   - Спасите! - в тот же миг, истошно выкрикнула привязанная к дереву рыжеволосая женщина, как только заметила подъехавших всадников. - Умоляю вас всеми богами, спасите меня! Спасите!
   Видя, что дровосеки настроены весьма решительно, соратники, не сводя с них своих взоров, всё же остановили коней в нескольких метрах от них.
   - Капитан, - тихо обратился к Дагону Фиренс. - Позвольте мне вступить в переговоры с этими 'шляпниками'. Эта болотная лимита как раз по мою душу...
   - Хорошо, сержант, действуйте... - разрешил капитан-рыцарь. - Мы будем наготове...
   Берсерк кивнул и, выдвинувшись вперед на своем тяжелом боевом коне, уже бесстрастным взглядом окинул бандитов:
   - Здорово, мужики! Вижу тут у вас настоящие посиделки! Это прекрасно - с друзьями, да у костра! И, вроде все хорошо, но, только меня вот смущает одно - ни много ли вас на одну бабу?! Ась?!
   - А тебе-то чё?! - в ответ, сплюнув сквозь зубы, огрызнулся самый главный из них. - Не уж-то тоже желаешь присоединиться к ней?!
   - Мне-то ни 'чё'! - усмехнулся Фиренс в рыжесть бородки. - Просто как-то нехорошо получается. Вы, вроде бы, все здоровенные лбы, а мучаете слабую женщину. Что, не нашлось противника по силам?
   - Слышь, ты, давай плати со своими дружками за проход и проваливай! - вновь грозно процедил дровосек, рассудив, что сержант главный из троицы. - Иначе скинем с седел, вскроем ваши 'консервные банки', да хорошенько огуляем как 'петушков'!
   - Хо-хо, так вы ещё хотите и платы?! - рассмеялся берсерк, злобно сверкнув серебром своих глаз. - Ну, это вы уж хватили! Не для того я бросил треклятую армию, чтобы пресмыкаться перед тявканьем каких-то придорожных собак!
   И, пришпорив коня, первым ринулся в бой! Ринулся, конным тараном, сразу сбив с ног главаря с двумя сообщниками!
   Вслед за ним, мгновенно вытащив из-за спины длинную воинскую косу, поскакал на белом рысаке Джелир - выставив косу наперевес словно копье, он хотел было слету рассечь её лезвием рожу четвертого бандита, однако... пролетел мимо!
   Дагон же, тронувшись последним, первым же выстрелом из тугого хергитского лука, вмиг уложил последнего, поразив его стрелой прямо в сердце!
   Спустя несколько мгновений, трое, с проклятьями сплевывая пыль земли, снова поднялись на ноги и... тут же вновь попали под раздачу сержанта: лихо повернув коня, неистовый берсерк с наскока снес мечом первому пол черепушки, второго эффектно рассек им до самой груди, третьего же... просто втоптал в землю копытами своего тяжелого коня!
   - О, черт! - пораженно вымолвил последний 'шляпник', увидев, что все его сообщники уже корчатся на земле в предсмертных судорогах. - Похоже, кранты!
   И, бросив наземь топор, в панике кинулся прочь! Кинулся, но не успел уйти - вновь налетевший рыцарь-хергит, на сей раз оказался точен, со всего маха всадив меж его лопаток острое лезвие верной косы!
   - Победа! - тут же ликующе вскинул над своей головой меч Фиренс, под тяжкие хрипы сраженных, первым провозгласив очевидное. - Собакам собачья смерть!
   - Точно! - поддакнул ему Джелир и, взглянув на окровавленную косу, уже с некой задумчивостью продолжил. - Однако, я так и не могу понять таковых как они - тех, кто, будучи вооруженным не ахти как, настойчиво пытается ограбить хорошо экипированных всадников, а порою даже солдат...
   - В этом нет ничего удивительного, старший сержант, - проговорил Дагон, вновь убирая свой лук. - Эти мерзавцы не имеют мозгов, и от этого 'обстоятельства', почти всегда что смертники.
   Рыцари рассмеялись, однако, вспомнив о так и связанной хозяйке каравана, тут же смущенно смолкли - подчиняясь жесту капитана, Джелир соскочил с рысака, подошел к связанной и, быстро высвободил её от веревок!
   - О, благодарю вас, благородные странники! - сразу же рассыпалась в благодарностях спасенная женщина, с восторгом глядя на соратников. - Я уже думала, что мне конец, но, вы избавили меня от этих проклятых душегубов! Однако, эти мерзавцы ещё были не все - там, дальше, их около трех десятков и, они удерживают мой торговый караван вместе с людьми!
   - Мы уж осведомлены об этом, - проговорил ей Дагон, внимательно рассматривая её. - Не беспокойтесь, мы думаем, как спасти ваш караван...
   - Осведомлены?! - удивилась женщина. - Откуда?!
   Будучи в простом темно-коричневом крестьянском платье, она обладала длинными огненно-рыжими волосами, большими светло-голубыми глазами, не менее выделяющимися скулами и... чуть более четырьмя десятками лет непростой жизни.
   - От вашего друга Эллинга, - ответил капитан-рыцарь. - А вот, кстати, и он, с моим другом стражем и оруженосицами...
   Действительно, заслышав шум боя, боевой маг, сразу двинувшись вместе с оставшимися, только что объявился в елани.
   - Эллинг! - только и вскрикнула спасенная женщина, сразу ринувшись к вороному коню рунного жреца. - Вы живы! Живы!
   - Дужльлана! - в свой ответ, не менее эмоционально воскликнул старец в латах. - Как же я рад видеть вас вновь!
   В один миг, спрыгнув с коня (да мягко смахнув с плеча дремлющую сову!) он подошел к ней и заключил её в свои объятия!
   И, уже немногим спустя, он, дав ей из фляги воды, быстро поведал о том, что с ним приключилось вчера, а после, представил ей своих новых друзей. Представил, не забыв рассказать об условии, ради которого они готовы попытаться освободить её караван, а именно - ради части находящегося там провианта.
   - Я согласна на ваше условие! - сразу кивнула Джульлана, обращаясь к Дагону. - Более того, я согласна вам дать в придачу к съестному даже нескольких вьючных лошадей! Главное, вызволите моих людей из лап этих негодяев!
   - Вызволим, - уверил капитан-рыцарь. - Но, сначала, расскажите примерно о самом месте, где удерживают ваши обозы?
   - О, оно труднодоступно! - тяжко вздохнула рыжеволосая хозяйка каравана. - Боюсь, вы не сможете туда отправиться на конях, да и со всеми людьми, так как, оно находится между холмами в весьма узком ущелье, прямо вниз по ручью...
   - Не беспокойтесь, мы что-нибудь придумаем, - ответил ей Дагон и, кивнув своим сержантам, отъехал с ними в сторонку. - Ну, что скажете, друзья? Как будем действовать?
   - А чего тут долго думать, капитан?! - изумился Фиренс. - Вначале, скрываясь под тенями кустов на холмах, начнем внезапный обстрел из стрелкового оружия, а уж потом, вблизи, окончательно 'нашинкуем' их в капусту оружием ближнего боя!
   - Нет, я против лобовой атаки в таких стеснённых условиях, - в свою очередь высказался Джелир. - Ведь, во-первых, перевес все же не в нашу пользу, а во-вторых, к тому же, есть огромная вероятность потерь и среди невинных торговцев...
   'Мда, положение... - задумался Дагон. - Старший сержант прав. Если, благодаря нашей внезапной атаке мы даже и победим их, то, в такой ситуации, по любому погибнет часть пленных... Надо придумать что-то другое... Эх, вот именно сейчас бы не помешала магия Эллинга, однако у него нет манны без нужных цветков... В итоге, что я имею - вместе с собою двух рыцарей, одного уставшего конного стража, а также мага без магии... Плюс три девы оруженосицы с маркитанткой, кои, если не считать стрелковых навыков, в бою с полвзвода закаленных мужчин, не очень надежная поддержка... Конечно, можно надеяться на то, что опять вмешается демонесса Инфанта... Но, если она и поможет, то лишь для своих дьявольских целей и... то, только, в крайнем случае мне одному... Да, ситуация так ситуация...'
   Не зная, что предпринять, он глубоко задумался.
   - Капитан! - вдруг обратился к нему берсерк, в сие время странно оглядывая землю. - Если мне не изменяют старые навыки охоты то, я вам вынужден доложить о том, что впереди не только с полвзвода 'шляпников', но, и ещё практически с целую роту диких кабанов!
   - Кабанов?! - удивился капитан-рыцарь и, вдруг воссиял. - Друзья, похоже, у меня возникла идея! Слушай мою команду - Джелир с Зимар, вместе со мной в разведку! Фиренс, остаетесь здесь за главного вместе с остальными, да ждете нас! Исполнять!
   - Слушаюсь! - отозвались рыцари.
   И, спешно оставив отряд во главе рыжебородого сержанта, он пешим двинулся на разведку вместе с учтивым рыцарем-хергитом и его очаровательной полукровкой!
  
   -------
  
   Расположившись на правом холме лесистого ущелья, они, лежа в траве, да скрываясь за пышностью кустов, внимательно осматривали небольшую местность, открывшуюся их взору вниз по ручью. Местность, коя действительно оказалась занята уже большой группой дровосеков с захваченными ими обозами торгового каравана: шумно горланя у ряда костров, сии 'шляпочные' бандиты расположились прямо на земле, в то время, как одна часть захваченных ими людей была заперта внутри собственных фургонов, а другая, чуть в стороне, привязана веревками к стволам высоких деревьев.
   - Капитан, - тихо обратился к Дагону лежащий рядом Джелир. - Насколько я могу верить своим глазам, разбойников действительно около трех десятков человек. И, все они вооружены топорами да тесаками...
   - Вижу, старший сержант... - откликнулся капитан-рыцарь, будучи прям меж ним и Зимар. - Перевес, действительно, не в нашу пользу...
   - Что же будем делать, капитан? Вы, кажется, говорили, что у вас была какая-то идея. Не поделитесь ею?
   - Верно, друг. Но, дайте мне ещё немного времени на обдумывание положения...
   Вглядываясь вниз из-под тени собако-мордого забрала, он, невольно вдыхая свежий запах травы, да чувствуя хорошо проникающую под латы утреннюю прохладу, вновь ушел в свои думы.
   'Что же предпринять? - всё размышлял он. - Хозяйка каравана оказалась права - это ущелье слишком узко для эффектного использования конницы. Но, и если начать дальний бой, пустив в ход стрелковое оружие, то, часть захваченных людей, скорее всего, будет убита вместе с разбойниками... Вот задачка!'
   Всё сильней озадачиваясь положением, Дагон, слыша близкое дыхание оруженосицы рыцаря-хергита, непроизвольно глянул на неё - тихо мерцая кольчугой в рассеянных паутинках солнечного света - дева, с вытекшим из-под шлема огнем буйных волос, вмиг показалась ему вблизи невероятно очаровательной! Да настолько сильно, что он, с вспыхнувшей ритмикой затрепетавшего сердца, тут же потянулся к ней и, коснулся её сочных губ в... легком поцелуе!
   - Мой капитан... - только и вымолвила ими Зимар, пораженно вылупив на него лучистые изумруды больших глаз. - Вы... это... что?
   - Я?! - в тот час, сам изумляясь себе, покраснел Дагон. - Я... я не знаю... Прости...
   Увидев, что и Джелир в удивлении, он, смущаясь ещё больше, вновь устремил взор на ущелье.
   'Действительно, что это было со мной? - подумал капитан-рыцарь, уже вполне ощущая на себе недоуменный взор внезапно поцелованной оруженосицы. - Неужели мне стало не хватать нежности? Ладно, пока оставим это. Сейчас в первую очередь надо спасти людей...'
   Не без труда уняв в себе внезапно пробудившееся желание, он, стараясь не глядеть на озадаченных спутников, снова принялся размышлять над положением и, вновь... отвлекся, на сей раз, увидев неподалеку от себя желтые цветки фока с алыми цветками мильсы: те самые цветки, которых так жаждал боевой маг для создания необходимой манны!
   - Джелир! - тут же, едва не вскричал он на радостях от неожиданной находки. - Я знаю, что вы, как лекарь, разбираетесь в различных травах и цветах! Скажите, вон те цветки, это не цветки фока и мильсы?!
   - Так точно, капитан, это они! - хоть и не без нового удивления, в тот час подтвердил рыцарь-хергит, взглянув на указанные им растения. - Но, почему вы так радуетесь этому?!
   - Старший сержант, как помните, они нужны магу Эллингу для воссоздания манны! - пояснил Дагон. - Если у него все получится, он вернет своему посоху магическую способность, а это, в свою очередь, может сыграть главную роль в нашей предстоящей битве с разбойниками... Главное, теперь осталось лишь найти кору березы...
   - За этим дело не встанет, - проговорил Джелир. - Оглянитесь вокруг, здесь полно берез...
   - Действительно, друг! - вновь возрадовался Дагон, только сейчас заметив находящиеся на холме молодые березки. - Тогда слушайте мою команду - сорвите все эти цветки и наскребите кору с деревьев! И, как можно быстрее, старший сержант, как можно быстрее!
   - Слушаюсь, капитан! Но, все же, скажите, какие у вас появились идеи по спасению торгового каравана?
   - Я думаю, я всё ещё думаю над этим вопросом...
   - Ясно, капитан...
   Подчиняясь его приказу, Джелир, стараясь не делать лишнего шума, пополз по траве в сторону и, вскоре, используя зазубренный нож, стал быстро срезать указанные желто-алые цветки.
   'Так что же делать, что делать?! - в сию минуту, вновь задумался Дагон, оставшись лежать с поцелованной полукровкой. - Если учесть то, что теперь у нас будет магическая сила Эллинга, наша внезапная атака будет воистину сокрушительной! Однако, опять-таки, вероятность каких-либо жертв среди захваченных все равно остается... Ведь, кто его знает, насколько мощны будут огненные руны этого мага... Того и гляди, может он только взмахнет своей 'заряженной палкой' и... вообще всех нафиг спалит!'
   - Мой капитан! - вдруг подала глас Зимар, сим мгновенно выводя его из дум. - Вы только взгляните вниз, мой капитан!
   Ничего не понимая, Дагон бросил взор вниз по склону холма и увидел огромную группу... прибывших кабанов! Кабанов, просто заполнивших всё начало ущелья!
   'Да, так точно, да! - тут же, внутренне вскричал он про себя, наконец, целостно осознав ранее возникшую в нем интуитивную мысль. - Зачем нам вообще вступать в неравный бой с бандитами и рисковать жизнями захваченных ими людей, когда можно натравить на них этих диких свиней! А именно, как только маг Эллинг восстановит свою магию, я прикажу ему, чтобы он, огнем погнал это стадо прямо на сам лагерь бандитов! Обезумевшие от страха свины наверняка сметут со своего пути основную часть бандитов, а остальные пока поймут что и как, уже получат от нас острые стрелы да холодную сталь! Именно в таком случае, учитывая, что схваченные ими люди находятся в основном взаперти фургонов, риск невинных жертв минимален! Минимален! Да-да, это просто потрясающий план!'
   И, преисполненный возбуждением от своей же необычной задумки, в сердцах чмокнул Зимар уже в её пухлую щеку!
   - Капитан... - вновь сразилась она, густо краснея.
   - Зимар, ты просто умница! - лишь весело выпалил он. - Благодаря тобою замеченным кабанам мы спасем весь караван от разбойников! Слышишь, мы спасем всех людей!
   Ничего не понимая, рыжеволосая оруженосица сверкнула улыбкой, но, залившись смущением, тут же опустила взор своих потрясающих глаз.
   Он же, едва дождавшись окончания важных 'сборов' рыцаря-хергита, вскоре, быстро повел их обратно к елани, на коей, во главе с берсерком, так и ждал их возвращения его невеликий отряд.
  
   -------
  
   - Чорт, похоже, нам ничего не досталось! - с досадой вскрикнул Фиренс, первым оказавшись в ущелье. - Эти дикие свиньи просто смели всех! Начисто!
   - Вижу, сержант! - пораженно вымолвил Дагон, вставая рядом с ним. - Невероятно, но мой план превзошел всякие ожидания!
   Вбежав в ущелье следом за ним с Джелиром, Вуадом, Клюзи и Зимар, он уже сам видел, что все бандиты были страшно растерзаны от недавно прошедшего по ним 'смерча' серой роты взбесившихся... секачей! Ибо, маг Эллинг, получив от рыцаря-хергита нужные 'компоненты', быстро создал магическую манну и, будучи в курсе капитанского плана, принялся тут же осуществлять его - а именно, пуляться огнем в сторону находящихся вначале ущелья большой группы диких кабанов, сим, в тот час, вынудив их в ужасе настоящей лавиной ринуться вниз меж холмами! Ринуться, за считанные мгновенья уничтожив на своем пути находящийся лагерь самих недружественных дровосеков!
   - Да, капитан, ваш план оказался идеальным... - промолвил и долговязый Джелир, задумчиво оглядывая валяющиеся трупы сраженных 'шляпников'. - Можно сказать, что, мы, впервые одержали победу до того как сами вступили в бой...
   - Верно, подмечено, старший сержант... - кивнул капитан-рыцарь. - Однако, если бы не маг Эллинг со своей руной огня, вряд ли бы все прошло столь гладко... Вряд ли...
   - Нет, ну я так не 'играю'! - тут же заворчал Фиренс, так и держа наготове свой большой меч. - Если наш кудесник и впредь будет использовать всякие колдовские штучки, то потеряется весь смысл сражений! Ибо, я всегда жажду сам сокрушать врагов, видя ужас в их 'лупах', да чувствуя на лице вкус свежо-пущенной крови! Сам!
   - Я хорошо понимаю ваши желания, сержант, - невольно улыбнулся Дагон. - Но, в данном случае, нам пришлось сменить тактику открытого боя на магию, дабы избежать любых жертв среди пленённых людей. И, как видите, это решение оказалось разумным. Кстати, приказываю немедленно освободить пленных торговцев из фургонов и из-под привязи!
   - Слушаюсь! - отозвались соратники и, тут же стали исполнять приказ.
   Не прошло и пары минут, как двери в фургонах были ими раскрыты, а все привязанные к деревьям люди освобождены - однако, спасенные, ещё прибывая под впечатлением от недавнего кабаньего 'урагана', не спешили благодарить отряд - находящиеся в фургонах, не решаясь сойти на землю, лишь опасливо выглядывали на них. Спасенные же от пут, сразу попрятались за деревья.
   - Люди, не бойтесь нас! - обратился к ним Дагон. - Мы прибыли к вам по просьбе вашей хозяйки Джульланы, дабы спасти вас от разбойников! Теперь вы освобождены и можете идти куда угодно!
   Но, торговцы, будучи облаченными в простецкие светло-серые льняные туники (поверх коих были кожаные коричневые жилеты-безрукавки), так и медлили покидать свои укрытия, явно не доверяя ему.
   Лишь только тогда, когда в ущелье появился главный 'виновник' освобождения с самой хозяйкой каравана, спасенные, с радостными криками открыто высыпали к ней и... стали рассыпаться в бесчисленных благодарностях!
   - Спасибо, спасибо вам! - поддерживаемая всеобщим ликованьем своих людей, обратилась Джульлана к Дагону. - Если бы не вы, я даже не знаю, что бы случилось со всеми нами! Спасибо!
   Переполненная радостью, она крепко обняла его, став благодарно осыпать его щеки быстрыми поцелуями!
   - Мне лестно это слышать, но... - в тот час покраснел от смущения капитан-рыцарь, вместе с пылкостью её уст ощутив на себе и её горячее дыхание. - Но, я лишь создал план - главным же его исполнителем был все-таки ваш друг Эллинг. Если бы не его магия, то, я не уверен в том, как всё бы ещё закончилось...
   - Ну, не скромничайте, капитан, - улыбнулся седовласый маг, также утопая в 'объятиях' спасенных. - Ведь, без вашего вчерашнего спасенья меня, возможно, не случилось бы сегодня ничего остального. Поэтому, вам и вашим спутникам большая слава!
   - Слава, славой, но хотелось бы получить что-либо определенное! - проворчал Фиренс, так и недовольный столь быстрой развязкой. - Капитан, напомните им, что мы непросто так согласились освобождать этих людей, а за припасы...
   - Ай-яй-яй, друг, какой вы порою бестактный... - лишь покачал головою стоящий возле него Джелир. - Эти люди пережили весьма трудный день, а вы уже требуйте от них съестное...
   - Да, это не по-людски... - поддержал рыцаря-хергита и немногословный Вуад. - Это нехорошо...
   - Ничего-ничего, доблестные путники! - в свою очередь, наконец, отлипнув от Дагона, проговорила рыжеволосая хозяйка каравана. - Уговор есть уговор - раз я вам обещала за спасение людей часть провианта, я его дам. И, даже, может дам ещё нечто большее...
   И, игриво подмигнув рыцарям, развернувшись, пошла к оставленным телегам. Пошла, вдруг... шаловливо завиляв своей выдающейся попкой!
   - Оууу, хо-хо! - только и присвистнул ей вслед ламеллярный берсерк, сразу поняв сию 'игру'. - А эта дамочка, похоже, с нами уже заигрывает! Что-ж, раз она готова поделиться не только едой, элем, но и ещё и 'тем самым', то, так и быть, считайте, что я все-же доволен сим днем. Весьма доволен, хо-хо!
   - Да, Джульлана очень благодарная женщина, - проговорил маг Эллинг и, весело скосившись на рыцарей, добавил. - Мне кажется, вы все ей очень приглянулись.
   Рыцари вспыхнули дружеским смехом.
   - Ладно, друзья, - обратился ко всем Дагон, осматривая территорию ущелья. - Вуад с Клюзи, подтяните сюда оставшихся у елани Греду с Вилой и, приведите наших коней. Сегодня разбиваем привал прямо здесь - с этим караваном.
   Исполняя его поручение, конный стражник с немой оруженосицей мгновенно бросились назад к елани и, вскоре, отряд уже в полном составе, вместе с освобожденными торговцами леди Джульланы, разбил новый бивак в самом ущелье, став не спеша подготавливать общий лагерь к встрече очередного весеннего вечера.
  
   []
  
   7) Воспоминание о былой... войне.
  
   "Разве не здорово было, друзья, когда мы, едва встав спозаранку, сломя голову неслись на конях в густое молоко ещё не рассеявшихся туманов?! Неслись, сражая на скаку то тех, то иных 'выныривающих' из них противников! А, друзья?! Разве это было не здорово?!" - капитан Дагон Шеппе.
  
   Вспыхивая серебристыми огоньками, потемневший свод неба быстро наполнился новым бисером мерцающих звезд. Словно вторя их далекому свету, в травах и кустах тут же заиграли искры блуждающих светлячков. Мягко окутывая все пространство туманно-дымчатым светом, над верхушками высоких деревьев вновь всплыл полный диск бледной луны.
   Именно под сии бледно-серебристые излияния опустившегося вечера, да под привычные трели сверчков-цикад, отряд, с освобожденными торговцами и разбил новый бивак, расположившись прямо в ущелье. Разбил, оградившись рядами костров, у которых, люди, уже вовсю придавались вечернему ужину.
   Само воинство Дагона, тоже вкушало у костра пищу, только недавно окончив распределение полученного провианта в виде новых сыров, вяленой рыбы, сметаны, эля и... в счет той же благодарности хозяйки каравана, трех новых лошадей для погрузки!
   - Хо-хо-хо, вот это я понимаю пикник! - довольно пробасил уже охмелевший от эля Фиренс, только что покончив с тремя большими кусками жареного мяса. - Хоть рубиловки сегодня толком не вышло, я, все же доволен этому пиршеству!
   - Почему это не вышло? - изумился Джелир, в свою очередь, лакомясь рыбой. - А как же наш небольшой бой у елани ради спасения хозяйки этих торговцев? Он, что, по-вашему, не в счет?
   - Да разве это бой? - усмехнулся в бородку берсерк, вновь поднимая кубок с элем. - Подумаешь, опрокинул конным тараном пару-тройку гадов, а затем порубил мечом... Нет, Миротворец, это вышел не бой, а какая-то разминка. Настоящий бой же, это когда влетаешь конем в толпу врагов, рубишь их направо и налево, да ощущаешь на лице брызги их горячей крови... Хо-хо, и у нас бы вышла такая славная сеча, если бы не наш кудесник со своими фокусами с дикими свиньями...
   - Я? - не понял сержанта маг Эллинг, вместе с совой на плече вновь наслаждаясь кусочками сыра. - Я лишь выполнил приказ капитана...
   - И у вас это вышло блестяще! - поддержал его сам Дагон, тоже вкушая мякоть сыров. - Не слушайте Выпивоху - главное, не как прошел или не прошел бой, а то, что все захваченные люди остались живы.
   - Точно! - поддакнул Вуад, уплетая деревянной ложкой из жбана выданную сметану. - И люди целы и мы, теперь, вполне сыты...
   Все рассмеялись и, заслышав их смех, к ним подошла сама рыжеволосая хозяйка каравана.
   - Над чем смеетесь друзья? - спросила она соратников, тут же расплывшись в широкой белозубой улыбке. - Можно и я посмеюсь в вашей компании?
   - Присаживайтесь, леди Джульлана, - улыбнулся ей Дагон, чуть отодвигаясь в сторонку. - А смеемся мы от того, что, впервые, практически без боя, мы не только одержали победу, но и спасли всех ваших людей.
   Заметив, что она, на сей раз в каком-то новом платье из алого бархата (с длинным подолом, но глубоким декольте!), он, также как и берсерк, уже неплохо 'вкаченный' элем, невольно... подмигнул ей!
   - Ну, я и не сомневалась в этом, капитан, - тут же в ответ, подмигнув ему, присела рядом Джульлана. - Признаюсь, как только увидела вас с вашими людьми, то сразу поняла, что буду спасена вами... Кстати, а что это от вашего костра веет каким-то необычным запахом? Вы кинули в него какую-то особенную траву?
   - Верно, леди... - ответил капитан-рыцарь, наливая и для неё кубок эля. - Джелир бросил в костер некоторые пучки, так называемой, волчьей травы. Именно её приятный аромат и расслабляет нас...
   - Капитан, прав, - с улыбкой подтвердил рыцарь-хергит. - Я иногда бросаю в огонь пучки этой священной хергитской травы для очищения наших чувств и преображения духа. Хоть она слегка пьянит, дышать её дымом весьма полезно для здоровья.
   - Угу, слушайте-слушайте нашего Миротворца... - лишь усмехнулся берсерк, сразу скосившись на декольте подсевшей женщины (в коем хорошо белели округлости её весьма пышной груди!) - Какая там волчья трава! Нет! Лишь эль, только эль поднимает боевой дух настоящим воинам, да и саму любовь к этой вечно стервозной жизни!
   И, с сими словами, под новый смех соратников, подняв очередной кубок с элем, мгновенно осушил его! Осушил, как обычно пролив несколько янтарных струй на пластины своей элитной ламеллярной брони!
   'Сержант есть сержант... - не без улыбки глядя на него, только и подумал Дагон. - Вроде бы мужественный и отважный, словно, один из героев баллад странствующих трубадуров, но, все-таки, иногда ведет себя как обычный мужлан с глухомани...'
   - Сержант! - продолжая сиять улыбкой из-под тени раскрытого собако-мордого забрала, уже в слух обратился он к рыжебородому берсерку. - Неужели вкус к этой жизни у вас заключается только в эле?!
   - Ну, почему же, капитан?! - изумленно повел мохнатостью бровей Выпивоха. - Вы же знаете, меня ещё опьяняют настоящие схватки на поле брани да оргии с девицами... Да-да, нет ничего лучше, чем кого-то изрубить на куски, а затем забыться в сладком угаре диких оргий!
   И, вновь оросил свое горло хмельным трофеем!
   - Я вижу, ваш Фиренс весьма страстен в желаниях... - весело глядя на него синевой глаз, шепнула Дагону скуластая Джульлана. - Прям не человек, а огонь...
   - Не удивляйтесь, леди, он ведь берсерк... - также, шепотом отозвался ей капитан-рыцарь. - К тому же ещё и рыжий...
   - Да-да, мы рыжие, бойкие люди! - тут же 'подхватила' хозяйка каравана, принимая от него кубок с элем. - Мы очень горячие, импульсивные и, порою, вовсе непредсказуемые...
   - Вот-вот, об этом я и говорю... Думаю, вы бы прекрасно смогли с ним сойтись на почве своих необузданных желаний...
   - Возможно, капитан. Однако, учитывая то, что не он, а вы тут главный, я готова удовлетворить сначала все ваши желания...
   - Благодарю вас, леди, но, я пас. Вы, конечно, симпатичная женщина, но, в данный момент я не склонен к интиму. Уж извините.
   - Что-ж, как хотите, капитан, как хотите...
   Озадаченная таким откровенным отказом, Джульлана, испив свой кубок эля, уже без всякой улыбки растеряно уставилась в пламя потрескивающего костра. Он же, не сводя глаз с ламеллярного берсерка, вновь обратился к нему:
   - Сержант, а можете ли вы, прямо сейчас, вспомнить какую-нибудь из наших былых битв, которая опьянила вас не хуже эля? То есть, ещё тогда, когда мы служили в королевской армии маршала Вилюса Гюва...
   - Легко! - звонко причмокнул губами охмеленный Фиренс, вновь наполняя элем кубок. - Например, помните, капитан, как весной в год Высокого Гребня Волны, наша армия всеми силами штурмовала хергитский город Нарра?! Так вот, я прекрасно помню то, как тогда, с трудом пробившись уже за меловые стены этого чертового города, мы, стоя на одной из лестниц, наблюдали настоящий 'камнепад' из хергитских лучников, сражаемых под действием мечей и секир наших воинов! Помните, какие под нами возникли горы окровавленных тел?!
   - Как же не помнить - помню! - только и вымолвил Дагон, мгновенно прокручивая в мыслях вновь ожившие воспоминания некогда забытого штурма. - Тел было столько много, что мы с трудом уже бились на улицах с оставшимися защитниками города... Кстати, потом, именно мы с вами первыми ворвались во внутрь тамошнего замка, где вы, сразив последних стражников, одного уложили так, что его тело смешно упало прямо на какой-то котел с варящимся рисом! И, вы даже не повели бровью, видя, как труп буквально варится в масле!
   - Точно, капитан! - чуть ли не вскрикнул ламеллярный берсерк, от сих воспоминаний возбужденно вспыхнув серебром глаз. - В кураже того долгого боя, я, сначала сразу и не понял, на что это вы так странно уставились?! А когда обернулся, аж ахнул - на свежо-сваренного в котле хергита!
   Рыцари прыснули смехом и, чокнувшись деревянными кубками с элем, дружественным 'залпом' оросили им свои глотки!
   Джелир, Вуад и Джульлана же, лишь неловко переглянулись между собою.
   - Друзья, - обратился к ним рыцарь-хергит, сразу помрачнев от оживших воспоминаний о былой войне с соплеменниками. - Я считаю, что, мы также не менее успешно штурмовали и северные крепости нордов...
   - Успешно?! - изумился Фиренс. - Может мы и захватывали замки нордов, но, они, из-за своих стойких хускарлов, всегда доставляли нам весьма ощутимый урон... Из-за них в нашей армии были лишь пирровы победы...
   - Да, потери были огромны... - поддержал его Дагон. - Ведь, вы, старший сержант, сами вспомните, скольких раненных тогда не удавалось спасти...
   - Ваша правда... - согласился Джелир. - Потери были потрясающими... Лишь одно в той войне немного утешало меня - можно было свободно препарировать трупы, не спрашивая разрешения родственников умерших...
   - Вот именно! - воскликнул Выпивоха, тянясь за очередным элем. - Однако, вы, Миротворец, вели себя с нашими врагами иногда более чем скромно! Например, вспомните тот момент, когда, в одном из наших конных налетов, вы, вместо того чтобы разить недругов своей косой, любезно 'награждали' их пощечинами! Да-да, простыми пощечинами! Капитан, ну подтвердите мои слова!
   - Да, было так! - кивнул Дагон, невольно прыснув уже со всеми. - Я тогда сам не поверил своим глазам, но, это было!
   - А с чего это вы?! - не выдержав, вступил в разговор и конный страж Вуад, изумленно уставившись на рыцаря с боевой косой. - Вы забыли взять с собою оружие?!
   - Нет... - не без смущенной улыбки, отозвался Джелир. - Дело в том, что тот бой произошел ранним утром, а я, до него, всю ночь провел за лечением раненных и, просто не выспался...
   - Ага, 'просто не выспался'! - тут же, передразнил его ламеллярный берсерк. - А когда мы однажды штурмовали одну вегирскую крепость, вы, с лейтенантом Фундуком, тоже, что-ль были сонными?! Ибо, вместо того чтобы бежать со всеми на приступ, вы, ни с того ни с сего, вдруг принялись с ним 'танцевать' прямо на вершине холма! 'Танцевать'!
   - Как это - танцевать?! - пораженно уставился на рыцаря-хергита теперь маг Эллинг. - В смысле - шаманить?!
   - Никак нет, достопочтенный... - ещё больше смутился Джелир, под новый взрыв всеобщего хохота. - Просто мы с Фундуком тогда решили, что наши войска вполне справятся без нас и, остались держать позицию. А чтобы в нас случайно не попала какая-нибудь шальная стрела, на всякий случай принялись бегать вокруг холма...
   - Разумно, - удовлетворился ответом рунный жрец. - Вполне разумно.
   Однако, все остальные снова брызнули в веселом смехе, невольно привлекая внимание ужинающих у своих костров оруженосиц и спасенных торговцев.
   - Джелир, а вы, все-таки, скромничаете, - через минуту, обратился к вконец смущенному старшему сержанту, сам Дагон. - Я вот, например, помню, как вы, однажды, довольно ловко метали ножи в самих нордских стражей, поражая их ими прямо в глотки! Кстати, а почему вы сейчас отказались от метательных ножей?
   - Мне хватает подарка Фиренса... - лишь улыбнулся рыцарь-хергит, указывая на заткнутый за пояс зазубренный нож. - Вполне хватает, капитан...
   - Хо-хо, Миротворец! - рассмеялся берсерк, дружески хлопнув его по плечу. - А вот у меня, из-за этих воспоминаний, теперь не выходит из головы тот самый лейтенант Фундук. Например, капитан, во мне только что вдруг всплыло воспоминание, как однажды, в конной атаке, он, находясь перед вами на тяжелом боевом коне, вдруг повернулся к вам корпусом, пре сем, укрывшись своим кавалерийским треугольным щитом! То есть, повернулся, явно прикрываясь от вас!
   - Помню-помню, сержант, - тут же улыбнулся Дагон от вспышки нового воспоминания. - Только это было отнюдь не единожды... Он почти всегда, почему-то, так 'защищался' от меня, когда в конной атаке был чуть впереди... Почему? Я до сих пор не знаю...
   - Капитан, - улыбнулся Джелир. - Смею предположить, что, он, видимо, не совсем доверял вам в бою...
   - Вполне возможно, друг, - проговорил капитан-рыцарь, вновь поддерживая соратников веселым смехом. - Странный был лейтенант... Хотя, если мне не изменяет память, своими стрелками командовал он разумно. И, я даже не говорю о битве при Савенне, а в целом. Вот, к слову, помню, как его взвод, однажды отбился от целых двух рот горных разбойников. А как именно - заняв круговую оборону на холме, его родокские стрелки, ощетинившись своими большими щитами, только и делали, что ссыпали на атакующих бандитов болтами из тяжелых арбалетов! И, вскоре не только отбили все их атаки, но и добили фальшионами раненых, этим одержав просто феноменальную победу! Так что, пусть и со своими странностями, Фундук был довольно превосходным командиром!
   - Дааа, помню-помню эту историю... - кивнул Фиренс. - Ещё помню то, что он ненавидел всяких купцов и аристократов. Называл их 'говнократами'. Да всегда радовался, когда, кто-то из нас, лично выбивал из седла какого-нибудь лорда... Помню, когда, во время Пустынной кампании, я сокрушил своим мечом самого сарранидского султана Хакима, он, на радостях, за свой счет купил мне в таверне целых две пинты эля! А когда я, во время гражданской войны Северных Нордов, обычным тесаком оглушил не кто иного, а нордского короля Рангара, его радости не было просто предела!
   - Помню! - поддержал его Дагон. - Вы, сержант, тогда почти на целую неделю ушли с Фундуком в загул! Да в-такой, что в армии даже пошли слухи о том, что вы и вовсе с ним 'на радостях' дезертировали!
   - Так точно... - слегка смутился берсерк. - От полевого суда меня только тогда и спасло то, что наш маршал Гюв, из-за захвата мною самого нордского короля, как бы не заметил сего проступка... Почему говорю 'как бы'? Потому, что гауптвахты мне, все же, не удалось избежать...
   Рыцари вздрогнули новым смехом и, смех их, взметнувшись над кострами торговцев, эхом прокатившись по ущелью, вновь канул в звездное небо.
   'Всё же Фиренс великолепен! - подумал Дагон, не без восхищенья уставившись на уже изрядно опьяневшего сержанта. - Он, действительно, главная сила нашего отряда! Тем более, сейчас, когда мы вне основной армии, он ценен как никогда! О, боги, как же я вам благодарен, что среди моих людей, есть такой уникальный боец!'
   Вовсе позабыв о рядом сидящей леди Джульлане, он просто залюбовался своим ценным нордом, став быстро проматывать в мыслях все те воспоминания, где сражался с ним стоя плечом к плечу: от дремучих лесов Свадии, да широких степей Хергитии, до беспощадных пустынь Сарранидского султаната с суровыми тундрами Вегирии!
   Всюду ламеллярный берсерк был рядом с ним! Всюду, он, почти всегда верно вытаскивал его из тяжелого положения!
   Особенно перед глазами у Дагона всплыл тот момент, который касался уже упомянутого им штурма хергитской Нарры - ибо, пред тем, когда они ворвались в последнюю крепость кочевников, они неожиданно попали под настоящий град стрел оставшихся там хергитских лучников! Под настоящий обстрел, в коем он наверняка мог погибнуть, если бы ни берсерк, который, не мешкая ни секунды, крепко... обнял его, выставив в сторону лучников свою спину с висящим на нем щитом! Обнял, сим практически укрыв его от стрел, кои, гулко всаживаясь в щит, уже не могли достать их своими острыми наконечниками!
   Тогда это спасительное объятие Фиренса так взволновало его, что он ещё долго не мог забыть о нем и выкинуть из мыслей в связи с... неожиданно возникшими в сердце странными чувствами. Необъяснимыми чувствами не просто товарищеской благодарности, а некой особенной теплоты. Теплоты, коя, сегодня, с градусом выпитого эля, да всеми этими пробужденными воспоминаниями, вновь невольно окутала собою его томным волнением!
   'М-да, похоже, сегодня с меня вполне достаточно выпивки... - тут же покраснел Дагон. - Я, все же, капитан и мне напиваться не пристало... Но, как же он хорош! Как хорош Фиренс, черт возьми!'
   - Да, друзья! - в тот час, уже вслух обратился он к соратникам. - Чего с нами только не происходило. Однако, сейчас, лично мне всё больше вспоминаются не какие-то там конные битвы, утомительные осады или кровопролитные штурмы, а... наши небольшие конные рейды по туманным утрам! Ведь, разве не здорово было, друзья, когда мы, едва встав спозаранку, сломя голову неслись на конях в густое молоко ещё не рассеявшихся туманов?! Неслись, сражая на скаку то тех, то иных 'всплывающих' из них противников! А, друзья?! Разве это было не здорово?!
   - Здорово, капитан, здорово! - тут же воскликнул Фиренс, уже просто пылая глазами. - Я помню такие туманные рейды и очень хорошо понимаю вас!
   - Да, капитан, здорово! - в свою очередь поддержал его и Джелир. - Лететь на конях на сокрытые туманами позиции, мне тоже всегда было весьма по нраву!
   И, дружно чокнувшись кубками, они с новым 'залпом' осушили их хмелящее содержимое!
   - Ой, простите, леди Джульлана, - вдруг осекся Дагон, все же вспомнив о рядом сидящей хозяйке каравана. - Вам, наверное, не очень интересно слушать все эти наши воспоминания?
   - Ну, почему же, отнюдь, - проговорила рыжеволосая женщина, тоже осушив свой кубок. - Ваши воспоминания занимательны... Но, скажите, а ваши оруженосицы принимали участия в этих битвах?
   - Нет, - ответил капитан-рыцарь. - Этих оруженосиц мы получили в последние месяцы нашей службы в королевской армии и, поэтому, они не успели поучаствовать ни в одной крупной кампании...
   - Понятно, капитан, понятно... А почему одна из ваших оруженосиц не имеет военного снаряжения? Вон та, что в соломенной шляпе да обычном платье...
   - Вила Даст? Она не оруженосица, а маркитантка, коя лишь недавно была обычной селянкой, случайно спасенной нами от толпы зомби в одной деревеньке...
   - Понятно, капитан... Красивая девушка... А знаете, у меня насчет неё появилась одна идея! Идея!
   И, с сими словами, хозяйка каравана, не обращая внимания на удивленный взор Дагона, встала из-за костра, быстро подошла к костру оруженосиц и, выманив оттуда Вилу, вскоре исчезла с нею за одним из своих фургонов.
   - Капитан, а что это рыжая бестия вдруг решила уединиться с нашею Вилкой? - спросил его не менее изумленный Фиренс. - Не уж-то она из тех, о которых шепотом говорят, что они 'розовые сестрицы' любви?!
   - Понятия не имею, сержант... - озадаченно проговорил Дагон. - Но, чую, что здесь не в этом дело... Давайте пока повременим с всякими выводами...
   И, действительно, не прошло и пяти минут, как хозяйка каравана вновь вышла на свет костров с их маркитанткой! Вышла, тут же вызвав у соратников невольный вздох изумления! Ибо, стоящая возле неё бывшая селянка предстала перед ними уже не в каком-то простом платье, а в облачении настоящей воительницы: на ней был легкий латный доспех (с целым рядом доспехов-наплечников и светлым капюшоном из крепкой ткани!), светлая грубая туника, темные кожаные перчатки и кольчужные чулки! Кроме того, она была преображена ещё и внешне: рассеянные космы её золотых волос были стильно взяты в один большой пучок, а ангельское лицо просто сияло серыми озерами хорошо подведенных темным карандашом глаз, да красиво накрашенной ярко-алой помадой пухлостью сочных губок!
   В сем разительном преображении, казалось, что перед соратниками предстала не какая-то там маркитантка, а что ни на есть воинственная амазонка! Амазонка, с ликом прекрасной богини сурового Севера!
   - Вот те и на... - просто потерял дар речи Фиренс, вылупившись на 'воительницу' всем серебром своих 'луп'.
   - Да, поразительно... - проговорил не менее пораженный Джелир.
   - Вила... - следом промолвил Вуад, с трудом узнавая в латной девице свою землячку.
   - Великая Хольда... - в свою очередь, лишь буркнул за ними маг Эллинг.
   Дагон же, недоуменно смотря то на накрашенную 'воительницу', то на хозяйку каравана (коя также подкрасила глаза и губки!), только и вымолвил:
   - Простите, но что это всё значит?!
   - То, капитан, - весело подмигнула ему леди Джульлана. - Что, ваши девушки хоть и симпатичные на лица, им, все-таки, необходима хотя бы какая-нибудь косметика. Например, вот ваша Вила ещё не оруженосица, а смотрите, как благодаря ей выглядит гораздо выигрышнее всех остальных сестер по отряду! Разве не так?! Впрочем, можете не отвечать - выражение вашего лица, да восторженные вздохи ваших соратников 'говорят' лучше всякого слова!
   Она звонко рассмеялась, а, Вила же, чувствуя на себе удивленные взгляды соратников (да соратниц!) лишь покраснела да опустила глаза.
   - Но, где же вы достали для неё легкие доспехи?! - продолжал удивляться Дагон, не отрывая с маркитантки своего пораженного взгляда.
   - Ну, у меня они оставались в одном из обозов... - ответила с улыбкой Джульлана. - Оставались от одной давнишней знакомой воительницы...
   - Ясно... - промолвил капитан-рыцарь. - Что-ж, признаюсь, вы очень удивили нас...
  'Блин! - в тот час, подумал он уже про себя, так и оглядывая Вилу с головы до ног. - Действительно, косметика, да амуниция с девами творит настоящие чудеса! Похоже, эта селянка и впрямь миловиднее всех наших оруженосиц... Даже Греды... И, как теперь, после такого преображения, ей приказать надеть снова обычное деревенское платье?! Нет, похоже, придется посвящать сразу в воительницы... Да, слишком быстро... Да, это не по уставу... Но, ведь мы и не в армии, и к тому же разве не я тут главный в конце концов?! Разве не я?!'
   - Капитан, а это ещё не весь сюрприз! - вмиг выводя его из сих раздумий, звонко расхохоталась хозяйка каравана. - Я узнала что, Вила, оказывается, знает немало народных песен, да, к тому же, сама прекрасно поет! Поэтому, дабы хоть как-то отвлечь вас и ваших соратников от дум о кровавых бойнях, позвольте ей чего-нибудь исполнить прямо у вашего костра?! Позвольте ей ещё более раскрыться пред вами?!
   - Конечно! - сам не веря себе, проговорил Дагон. - Мы с удовольствием послушаем песни! Вила, можешь начать!
   Совсем покраснев от смущения, маркитантка в броне воительницы, покорно кивнула и, не поднимая глаз, не без легкой ряби волнения затянула:
  
   На морозе, точно яблоко, краснея,
   Сочной радостью прохожих озарив,
   Мыльной пеной свежевыпавшего снега
   Чистит женщина кудрявые ковры...
  
   - Хо-хо, вот дает! - резко оборвал её уже хорошо охмеленный Фиренс. - Вы только послушайте - 'мыльной пеной свежевыпавшего снега чистит женщина кудрявые ковры'! Ну ты и 'стихоплетница'! Хо-хо-хо!
   - Сержант! - тут же бросил сквозь зубы Дагон. - Отставить всякие разговорчики!
   - Есть, капитан... - вздохнул Выпивоха, скосив глаза на уже практически опустевший бочонок эля. - Есть, отставить разговорчики...
   - Вила, - уже обратился капитан-рыцарь к невольно замолкшей маркитантке. - Прошу, продолжай дальше...
   Лишь мельком глянув на него, преображенная косметикой и железом белокурая дева, снова 'разлилась' трелью чистого пения, вынудив обернуться к ней уже всех торговцев, мирно ужинающих у своих бивачных костров:
  
   От которых сквозь метели холод адский,
   Под снежинок еле слышные хлопки
   Густо веет диким зноем азиатским,
   Северянкам расширяющим зрачки...
  
   - Что-что?! - вновь перебил её ламеллярный берсерк. - Как это зной азиатский расширяет нашим северянкам зрачки?! Джелир, она, что, исполняет песнь какого-то хергитского акына?!
   - Сержант! - вместо рыцаря-хергита, снова накинулся на него капитан-рыцарь. - Я же сказал молчать! Если ещё раз перебьете маркитантку - два наряда вне очереди!
   - Понял... - кивнул Выпивоха, слегка покачиваясь от хмеля. - Всё, я могила...
   - Продолжай, Вила, - сызнова обратился к деве капитан-рыцарь. - Прошу, продолжай песнь...
   - Да-да, продолжай, девица! - хором поддакнули ему подошедшие к их костру торговцы спасенного каравана. - Мы, просим, пожалуйста, продолжай свое пение!
   И, Вила, воодушевившись такому желанию людей, уже без всякого волнения, вольно 'полилась' дальше, через звонкое эхо ущелья, красиво взвивая слова чудной песни к самому звездному небу:
  
   И глядишь во все глаза на семицветный,
   Отразивший образ Азии ковер,
   Словно это перекинуты букеты
   В беспорядке через зябнущий забор.
  
   Наклоняясь, дышит женщина на маки,
   На степной слегка желтеющий ковыль,
   Веселы её старательные взмахи,
   Что хрустящую подхватывают пыль.
  
   В каждом взмахе скрытый возглас: снега сколько!
   Не печалится как будто ни о ком,
   И на лоб её пшеничный сбился локон,
   Пересыпанный колючим серебром.
  
   - Браво! - вместе с единым всплеском оваций, тут же, по всему ущелью прокатились восторженные крики торговцев. - Браво! Браво! Браво!
   - Спасибо... - лишь прошептала Вила, просто огорошенная таким всеобщим вниманием. - Большое спасибо...
   - Да, ты молодчина! - приятно сраженный сим исполнением, в сердцах воскликнул сам Дагон. - И, так как ты, этой песней весьма хорошо подняла всем нам боевой дух, я, пользуясь положением капитана, посвящаю тебя в воительницы! Припади на колено передо мной и получи посвящение!
   - Слушаюсь, мой капитан... - только и выдохнула, вконец изумленная дева в доспехах. - Я буду рада принять от вас эту честь...
   И, тут же припала перед ним на колено, покорно склонив свою светловолосую голову.
   - Вила Даст! - в тот час, торжественно обратился к ней Дагон, вытаскивая из ножен свой меч. - Как капитан вольных рыцарей, я посвящаю тебя в воительницы отряда! Служи нам с честью и правдой!
   И, под новый взрыв всеобщих оваций, он, клинком меча, плашмя звонко хлопнул по её плечевым доспехам, сим моментально даруя ей новое звание!
   - Подумаешь, 'воительница' выискалась! - тут же съязвил Фиренс, явно не разделяя всеобщего ажиотажа. - Все-таки, как девчонкам, в этой жизни всё просто дается! Лишь спела песенку - получай повышение! Без всяких баталий-осад сразу в 'дамки'! Хо-хо...
   - А вы считаете это легко? - с улыбкой обратился к нему Дагон. - Легко спеть так, чтобы у всех поднялся боевой дух?!
   - Конечно, капитан! - ответил Выпивоха. - Чего там мудохаться-то? Да раз плюнуть!
   - Ну, раз так, то прошу, и вы исполните нам что-нибудь вдохновляющее! - вовсе расплылся капитан-рыцарь, заключая в объятия новоявленную воительницу. - Давайте-давайте, раз вам лишь 'раз плюнуть'!
   - Я?! - чуть растерялся от неожиданности берсерк, но, в тот же миг взял себя в руки. - Да легко!
   И, буквально вылакав прямо из бочки последние остатки эля, во всё горло забасил:
  
   Привыкший сражаться не жнет и не пашет -
   И так хватает забот!
   Так налей же, трактирщик, берсеркам полные чаши -
   Им завтра снова в поход!
  
   - Превосходно! - весело вскрикнула леди Джульлана уже под более скромные крики торговцев. - Необычайно бравурно!
   - А то! - улыбнулся Фиренс. - Мы, берсерки, тоже весьма разносторонние! Можем и драться, можем и выпить, а если надо, то и споем к месту!
   - Мммм, хотела бы встретить хоть одного такого... - тут же, в ответ улыбнулась ему она. - Чтоб взял меня так, что я словно растаяла в нем...
   - Хо-хо, рыжая бестия! Я есть берсерк! И, если вправду желаете, то, готов вас 'взять' хоть сейчас! Всю!
   - Прекрасно, тогда сейчас же пройдемте в мой фургон, о, храбрый северный воин...
   Просто не веря своим ушам, Выпивоха, предвкушая бурную ночь, вмиг вскочил из-за костра и, пошатываясь, было двинулся к хозяйке каравана, но, вдруг замер на месте, лишь... бросив на капитана вопрошающий взор!
   - Идите-идите, - не сдерживая улыбки, кивнул ему Дагон. - Раз женщина просит, рыцарь обязан исполнить! Только одна незадача - у нас, если помните, так и нет противозалетной настойки...
   - Не беспокойтесь, капитан, - с улыбкой, кинула на него взор уже леди Джульлана. - От такого мужчины, как ваш Фиренс, мне 'залететь' будет лишь в радость...
   - Нууу, если так, - рассмеялся со всеми капитан-рыцарь. - То, тогда, сержант, дерзайте, смело дерзайте! А там, глядишь, на этот свет, однажды появятся маленькие Фирентисы!
   - Кто появится?! - не понял ламеллярный берсерк, едва не потеряв равновесие. - Кто-кто, капитан?!
   - Ой! - тут же осёкся Дагон, слегка покраснев. - Не слушайте меня! Я, кажись, от эля, уже сам не знаю, что и несу... Вы же, идите-идите - женщина ждет бойца!
   И, под новый взрыв всеобщего смеха, опьяненный берсерк, увлекаемый хозяйкой каравана, исчез вместе с ней за светлым пологом одного из ближайших фургонов.
   - Похоже, капитан, сегодня соединятся две рыжие страсти... - смеясь, проговорил Дагону, рыцарь-хергит. - Я же, если позволите, пройдусь перед отбоем вдоль костров, да проверю, как чувствуют себя люди...
   - Дозволяю, старший сержант, - кивнул ему Дагон. - Действительно, проверьте людей.
   - Тогда, капитан, позвольте и мне отлучиться, - вслед за Джелиром, обратился к нему уже вполне наевшийся сметаны конный страж. - Посмотрю там как наши кони...
   - Действуйте, Вуад, - разрешил капитан-рыцарь.
   Поднявшись с травы, они удалились по своим делам, оставляя его с новой воительницей и боевым магом.
   Видя, что Вила, из-за нового звания, не знает, то ли ей сесть к ним, то ли вернуться к кольчужным девам, Дагон обратился к ней:
   - Если что-либо понадобится, мы тебя позовем. Сейчас же, можешь пока вернуться к оруженосицам. И, да, спасибо за песню. Кстати, как она называлась?
   - 'В калейдоскопе зимы', - ответила воительница и, учтиво отвесив поклон, воротилась к девичьему костру.
   - Хороша деваха... - проговорил маг Эллинг, плавно перейдя от ужина к неспешному курению своей трубки. - Жаль, что у Джульланы нет в караване таких помощниц... Одни мужики... У вас же, настоящий 'цветник', капитан... Настоящий 'цветник'...
   - А вы присоединяйтесь к нам, отец, - тут же предложил Дагон, мгновенно вспомнив свои раздумья о возможной ценности для отряда сего необычного старца. - Признаюсь, что ваши способности, очень бы не помешали отряду...
   - Благодарю за приглашение, капитан, - задумчиво проговорил рунный жрец, красиво выпуская из-рта белые клубы ароматного дыма. - Но, как же я, после всего произошедшего, теперь оставлю Джульлану и её людей? Кто будет защищать их в дальнейшем пути?
   - Думаю, они уже смогут постоять за себя сами, - возразил капитан-рыцарь. - Им достаточно вооружиться топорами этих растерзанных разбойников, да начать обеспечивать хорошую защиту привалов и... 'дело в шляпе'! А вы, отец, все-же, подумайте над предложением и не забывайте, что именно мой человек избавил вас от верной погибели...
   - Да, что правда то правда... - шумно вздохнул маг Эллинг, чуть ли не спугнув с плеча пернатую 'подружку'. - Я действительно обязан вам жизнью... Это конечно сильный довод в вашу пользу... Однако, скажите, что я буду иметь с того, если соглашусь вступить в ваш отряд?
   - Ну, всё то, что имеют мои соратники... Например, я могу выдать вам в полное подчинение какую-нибудь деву...
   - О! Раз так, капитан, то, я согласен! Можете уже считать меня своим новым бойцом!
   - Прекрасно, отец! Я с радостью принимаю вас в свой отряд!
   И, разом поднявшись с ним на ноги, Дагон дружески пожал ему крепкую руку, сим символично ставя точку в их уговоре.
   - Только, капитан... - лукаво блеснул 'лупами' рунный жрец, вдруг перейдя на шепот. - Только выдайте мне в помощницы эту девицу, что недавно так красиво пела у костра... Мне неловко об этом говорить, но, она мне очень пришлась по сердцу...
   - Хорошо... - кивнул Дагон и, с улыбкой добавил. - А у вас отец, как я смотрю, 'губа не дура'...
   Они тихо рассмеялись и, вскоре, вновь опустились на расстеленные голубые плащи.
   'Есть-есть-есть! - в тот же миг, уже мысленно возликовал капитан-рыцарь, ещё сам не веря в произошедшее. - Я, все же, заполучил этого мага в отряд! Ну, теперь, держитесь зомбяки и всякая там бесовщина! Теперь мы действительно сила!'
   На сих радостях, стараясь не думать о том, как будет неприятно удивлен Вуад, когда узнает, что его землячка так неожиданно отдана им новому члену отряда, он, с уже вполне спокойным сердцем (да также насыщенной плотью!), вольно откинулся на плаще. Откинулся, устремив полупьяный взор карих глаз в мерцающее звездами вечернее небо.
   В это же время, как торговцы, так и оруженосицы, вполне отужинав за кострами, стали также укладываться на ночлег и... вскоре, в их своеобразном лагере стало так тихо, что лишь треск огня, да стрекотание насекомых полилось по ущелью воцарившейся романтикой звуков.
   И, только лишь одно, через некое время, стало вдруг слегка рушить сию раз лившуюся романтичность - неожиданно вспыхнувшие из одного фургона выплески томных вздохов со звонкими руладами пошлых 'чпоканий': словно и впрямь сорвавшийся с цепи зверь, рыжебородый Фиренс принялся дико сношать рыжеволосую леди Джульлану...
  
  
   8) От заброшенного села до придорожной таверны.
  
  'Ну и грозное же мы воинство! Только и оставляем позади себя пылающие в огне поселения!' - сержант Фиренс Силс.
  
   То, почти исчезая из виду, то явно очерчивая себя, лесная тропа всё убегала вперед, гибко огибая кусты и деревья пробуждающегося леса: едва багровый рассвет нежно пролился на них косой россыпью первых лучей, отряд, расставшись в ущелье с торговым караваном леди Джульланы, выступил в новые лесистые дебри. Выступил, сквозь понесшееся пение птиц, да шелест зеленой листвы, вновь глухо затопав копытами коней, скрипами седел, да звонким лязгом элитной стальной амуниции.
   'Вот мы и снова в пути... - подумал Дагон, задумчиво глядя на сию петляющую ленту тропы через щели 'псиного' шлема. - Мы снова движемся навстречу неведомому...'
   Приятно 'вкушая' сочащееся сквозь забрало прохладное дыханье нового утра, он, выставив в авангарде Греду с Клюзи, держался рядом с Вуадом и Вилой позади пары Фиренс-Эллинг, но впереди Джелира с Зимар.
   'Что же ещё нас ждёт там, впереди? - всё размышлял капитан-рыцарь, не сводя взора с лесной дороги. - Впрочем, чтобы там не было, у меня теперь есть боевой маг. Настоящий боевой маг. И, если впереди нас ожидает совсем уж какая-то чертовщина, то, можно быть спокойным, он, наверняка одолеет её своим священным огнем. Наверняка... Кстати, о чертовщине... Странно, что вот как вторую ночь мне не является демонесса Инфанта... Неужели, действительно, из-за появления этого мага? Странно...'
   С сей мыслью, он, все-таки оторвал взгляд от дороги и бросил его уже в спину впереди едущего седого жреца - тот, гордо восседая на своем вороном коне (да привычно 'держа' на плече сову!), спокойно беседовал с держащимся рядом берсерком. Беседовал, откровенно обсуждая события его... бурной ночи!
   - Все же, друг, и дали же вы вчера 'жару'! - рассмеялся маг Эллинг, весело подмигнув рыжему соратнику. - Кажись, леди Джульлана только и сотрясалась в экстазе!
   - Хо-хо, дааа! - кивнул Фиренс, сонно тянясь за флягой эля. - Ваша Джулька, оказалась капец, бойкой бабой! Ибо, клянусь богами, я, наверное, кончал в неё не менее шести раз, а ей все было мало! Уххх, и отдал почти все свои силы, да по ходу, не до конца выспался...
   - Что-ж, сочувствую! - тут же подколол его рунный жрец. - Но, зато теперь-то уж вы сполна утолили свою интимную жажду?!
   - Нет, кудесник, совершенно нет, - возразил ламеллярный берсерк, уже слегка отхлебывая любимый 'нектар богов'. - Наоборот, после такой бурной ночи, я наконец понял, как же мне сильно недоставало огула... Как же сильно я жаждал его...
   - Ну вы даете! Вы всерьез хотите вновь кого-нибудь огулять?!
   - Хо-хо, в точку, кудесник! Не удивляйтесь, ведь я же говорил, что весьма не обуздан в желаниях! Для примера, расскажу любимый солдатский анекдот. Однажды, капитан одного гарнизона нордских лучников выстроил их перед собою и, достав обычную метлу, приказал каждому из них сказать, что он видит. Ну, вот первый лучник выходит и говорит, что, мол, видит у него лишь связку из сухих веток. Второй отвечает, что это просто обычные палки. Третий же, прямо выпаливает: 'Это девица!'. 'Как это девица?!' - изумляется капитан. - 'А если подумать?!' Третий: 'Так я только о девицах и думаю!'
   - Ха-ха-ха-ха, какой смешной анекдот, Фиренс!
   - Такова правда жизни солдата! Солдатская правда!
   'Ну и ну! - поразился Дагон под всплеск их обоюдного смеха. - Не думал, что сержант любит травить ещё солдатские анекдоты!'
   - Кстати, друг, - вновь обратился к берсерку маг Эллинг, едва уняв в себе смех. - Мне тоже, что есть сказать насчет этой 'правды'. А именно, капитан убедил меня остаться тем, что мне тоже будет дарована личная девица. И, он даровал мне её!
   - Как это?! - в тот час едва не поперхнулся элем Фиренс. - Разве вы примкнули к нам не из благодарности за спасенную жизнь?!
   - Это был, конечно, очень весомый аргумент, но, окончательно перевесило то, что я буду иметь личную деву...
   - И какую же девицу вам отдал в подчинение капитан?!
   - Вашу воительницу Вилу Даст...
   - Вилку?! Хо-хо, тогда ладно! Для вас эта невинная ярка будет в самый раз! Поздравляю!
   - Спасибо, но, что значит невинная ярка? Она, что, ещё девственна?!
   - Как пить дать! Хотя, если сомневаетесь, спросите у неё самой! Спросите!
   В изумлении полыхнув оранжевыми глазами, старец в доспехах слегка поддался назад, да в тот же миг громко рявкнул через плечо:
   - Вила, сюда!
   Тут же, услышав сей зов, новоявленная воительница, погнав своего вьючного коня, предстала рядом.
   - Вила, - сразу обратился к ней рунный жрец. - Во-первых, я хочу уведомить тебя о том, что по вчерашнему решению капитана, отныне ты находишься в полном моем подчинении как настоящая оруженосица. И, посему обращайся ко мне как к жрецу, типа 'мой жрец', 'слушаюсь, мой жрец' и далее в таком духе. Ясно, девонька?
   - Слушаюсь... - только и вымолвила латная дева, вмиг обалдев от такой неожиданной новости. - Слушаюсь, мой жрец...
   - Во-вторых, - продолжил боевой маг. - Скажи мне, ничего не тая, ты и вправду ещё пребываешь в чистоте непорочности?
   - Да, мой жрец... - вмиг опустив подведенные лупы, прыснула она краской смущения. - Я ещё невинна...
   - Я же говорил, друг! - в то же мгновенье вмешался Фиренс, пошло причмокнув губами. - Вилка у нас не дева, святоша!
   - Здорово! - в свой черед воссиял маг Эллинг. - Очень здорово, девонька! Ну, ничего-ничего, этот вопрос мы ещё решим в каком-нибудь ближайшем уютном месте! Как-нибудь решим! А сейчас вновь вступай на свое место! Ступай, моя девонька!
   Вконец ошеломленная сим обращением (да новым раскатом их смеха!), Вила рассеяно кивнула и, повернув назад, снова вернулась на свое место. Вернулась, в тот час, уйдя в разверзшиеся беспокойные думы.
   - Что это значит, капитан?! - тут же обратился к Дагону изумленный Вуад, невольно став свидетелем разыгравшейся сцены. - Вы, что, отдали мою Вилу этому магу?!
   - Да, мне пришлось это сделать... - не без некой неловкости ответил Дагон. - Эллинг хотел уйти с караваном, но, я его убедил остаться с нами, пообещав личную деву. Он сразу избрал себе Вилу и, я вынужден был согласиться... Поймите, когда вокруг творится какая-то чертовщина, глупо упускать такого человека как он...
   - Понимаю... - лишь вздохнул конный страж. - Надеюсь, он не обидит мою землячку...
   - Я прослежу за этим, Вуад, - уверил его капитан-рыцарь. - Вы же, если хотите, можете иногда использовать на свое усмотрение Клюзи... Да, понимаю, что она не блондинка, но, пока могу предложить лишь её...
   - Спасибо, капитан... - смущенно буркнул Вуад. - Я прекрасно помню, как ваша Клюзи выручала меня в бою и, поэтому учту это предложение...
   'Вот и славно... - подумал Дагон. - Можно сказать, что с женским вопросом в отряде на время покончено...'
   Тем временем, лес, всё обильней ласкаясь в расцветающих лучах солнца, вдруг стал резко редеть, да, вскоре, вовсе исчез, уступив место слегка волнистой редко-кустарной равнине, коя, в свою очередь, плавно скатившись вниз, неожиданно обнажила в низине несколько десятков... бревенчатых хат! Немудреных хат какой-то деревеньки!
   - Мой капитан, - в тот час подлетела к Дагону белокурая 'авангардка' Греда. - Впереди замечено поселение сельского типа. Какие будут указания?
   Получив накануне от хозяйки каравана набор легкой косметики, она (как и все остальные оруженосицы!) красиво мерцала преображением темно 'подчеркнутых' 'луп', да сочным цветком губ, ярко накрашенных молочно-фиолетовой помадой!
   'Поселение?! - удивился про себя капитан-рыцарь, невольно отметив сию косметичность. - Что-ж, надо быть осторожным. А то было у нас уже одно 'поселение'...'
   И, одобрительно кивнув рослой оруженосице, тут же воскликнул вслух:
   - Отряд, внимание! Впереди неизвестное поселение! Фиренс, Греда, Клюзи, выдвинуться вперед и разведать местность! Всем остальным же, остановиться, достать оружие дальнего боя, да быть наготове!
   - Есть! - разом пронеслось среди соратников и соратниц.
   И, в тот час, подчиняясь приказу, Фиренс, вместе с двумя оруженосицами, отделившись от отряда, двинулся на тяжелом боевом коне вниз по склону. Двинулся, машинально вытащив из-за спины блестящую сталь своего увесистого меча.
   - В чем дело, капитан? - в ту же секунду спросил Дагона маг Эллинг, не понимая такой предосторожности. - Вы чего-то опасаетесь?
   - Так точно, отец, - кивнул капитан-рыцарь, так и не раскрывая забрала. - Дело в том, что не так давно мы пересекали деревню Вуада и оказались внезапно атакованы там целою группой зомби. Зараженные люди как безумные накинулись на нас и, к ним вскоре присоединилась даже стая воронов... И, если бы мои люди были не искусны в бою, думаю нас уже давно не было...
   - Невероятно! - изумился рунный жрец. - Тогда вполне понятно, почему вы теперь так осторожны! Вполне понятно! Однако, не беспокойтесь, если какие-то зомбиз тут есть, я мгновенно испепелю их своим огоньком. Будьте уверены, мой посох абсолютно заряжен.
   - А если налетят вороны? - тут же спросил его Дагон.
   - Вороны? - усмехнулся маг Эллинг. - А для ворон у меня есть особый сюрприз!
   И, с сими словами эффектно распахнув плащ, представил кожаную ленту с ножами! Ленту, крест-накрест обтягивающую его необычную руническую броню!
   - Откуда у вас появилось столько ножей?! - в тот час поразился капитан-рыцарь. - И что это значит?!
   - Взял у торговцев леди Джульланы, - улыбнулся старец в доспехах. - А значит то, капитан, что на все эти двадцать ножей я сегодня с утра наложил руну подчинения. И, теперь, стоит мне лишь взмахнуть посохом, как они все разом полетят на любого врага! Полетят настоящим рубящим вихрем!
   - Потрясающе, отец! Но, вы точно уверенны, что ваша руна сработает?!
   - Уверен, капитан. Вот увидите, если в небе появится хоть какое-нибудь воронье, от него в тот же миг останутся одни только перья!
   - Интересно, отец! В таком случае всецело доверяю вам 'воздух'! Обеспечивайте нам защиту!
   - Благодарю, капитан! Для меня честь служить вам!
   'Поразительно! - подумал уже про себя Дагон. - Этот маг, действительно, настоящая находка! Козырной туз в моей латной перчатке!'
   В это время, Фиренс, достигнув с оруженосицами неизвестной деревни, поднял руку с мечом над своей головой, сим сигналя ему о том, что вокруг всё 'чисто'.
   - Отряд, - в тот же миг, обратился капитан-рыцарь ко всем остальным. - Продвигаемся дальше.
   И, хлопнув по бокам коня латными пятками, неспешно повел всех прямо в низину. Повел, сквозь щели забрала став внимательно всматриваться в раскинутое поселение.
   Находясь в окружении мелкотравчатых холмов, обнажившееся под чистым небом село, встретило их неровными рядами угрюмых темно-сосновых хат, одним иссохшим колодцем, несколькими ригами с полусгнившей соломой и... тишиной. Таинственной тишиной, нарушаемой лишь вольно пылящим по улицам ветром, да скрипом раскрытых ставен.
   Где-то между домами, бесшумно мечась средь хаоса брошенных телег, одиноко проскакивало перекати-поле.
   'Мда, снова заброшенная деревенька... - констатировал про себя Дагон, задумчиво глядя в натянутые бычьи пузыри окон хат. - Снова лишь тишь да гладь... Что-то мне это напоминает...'
   Однако, несмотря на всю эту заброшенность открытого поселения, да почти витающую тишину, его интуиция на сей раз была абсолютно спокойна. На сей раз, он не чувствовал никакой затаившейся опасности.
   - Похоже, капитан, здесь действительно никого нет, - словно подтверждая его ощущения, обратился к нему Фиренс. - Просто ещё одна кем-то оставленная деревенька...
   - Вот именно, оставленная, - произнес Дагон, наконец, раскрывая забрало. - Вопрос - почему оставленная? Что именно могло заставить селян покинуть её?
   - Хороший вопрос, капитан... - кивнул Джелир, держа наготове воинскую косу. - Я думаю, что только очень серьезная причина могла вынудить людей оставить свои дома... Очень серьезная...
   - И, судя, по ветхости домов, селяне оставили их давно... - подал голос и маг Эллинг. - Да и этот безводный колодец, все эти запорошенные пылью брошенные телеги, лишь сильней подтверждают сие...
   'Хммм, что же произошло? - задумался капитан-рыцарь, вновь, невольно ловя взглядом мелькнувшее перекати-поле. - Неужели снова виновата какая-то чертовщина? Что-то мне это уже совсем не нравится...'
   - Джелир, Клюзи! - в тот час обратился он уже вслух. - Не сходя с коней, попытайтесь через окна обследовать дома. Эллинг, следите за воздухом! Остальным же, держаться всем вместе, да быть начеку! Исполнять!
   - Есть! - единым эхом откликнулось его невеликое воинство и, в то же мгновенье принялось исполнять повеления.
   Мягко сверкая в лучах раннего солнца как стальным бацинетом, так и большим лезвием воинской косы, рыцарь-хергит, под прикрытием арбалета чернявой оруженосицы, тут же принялся ловко вышибать ею все бычьи пленки окон, да всматриваться вовнутрь заброшенных помещений. В то же время, рунный жрец, следя за небом, снова откинул плащ, с готовностью обнажив свою ленту с заговоренными ножами. Ламеллярный берсерк же, следуя приказу капитана, сразу предстал возле него с остальными, заняв выжидательную позицию.
   - Капитан! - уже через минуту обратился к Дагону Вуад, указав рукою куда-то на землю. - Капитан, похоже, я кое-что обнаружил.
   Не говоря ни слова, Дагон тут же тронул коня и, подъехав к нему вместе с Фиренсом, увидел на земле почти иссохшую... темно-коричневую жижу! Ту самую жижу, с остатками специфичного запаха рвоты уже некогда виданного им зомби-толстяка!
   - Вот вам и ответ, капитан! - увидев сие, пораженно присвистнул Фиренс. - Вот и ответ, почему эта деревенька такая заброшенная!
   - Зомби... - лишь выдохнул Дагон. - Опять эти проклятые зомби... Тогда, сержант, действительно, все ясно...
   - Что будем делать, капитан? - в тот час спросил берсерк, все ярче вспыхивая 'осколками солнц' в пластинах брони. - Похоже, 'ловить' нам тут больше нечего...
   - Верно, но подождем Джелира с Клюзи. Может они найдут ещё что-нибудь необычное...
   - Хорошо, капитан. Подождем.
   И, действительно, не прошло и пяти минут, как рыцарь-хергит, бегло обследовав хаты, воротился к ним со своей немой спутницей:
   - Капитан, мы не обнаружили в домах никаких признаков жизни. Более, того, Клюзи случайно взглянув в сторону кладбища, увидела то, что оно будто всё вскопано и, без погребенных! Похоже, капитан, что и тут всех селян поразила чума зомбиз и, они куда-то ушли...
   - Мы это уже поняли, - лишь проговорил Дагон, указывая на обнаруженные конным стражем остатки жижи. - Что-ж, в таком случае, здесь нам больше нечего делать. Двигаемся дальше...
   - Капитан, - вновь обратился рыцарь-хергит. - Раз так, то позвольте мне спалить это селение. Как помните, в целях профилактики чумы зомбиз...
   - Лучше доверьте мне это дело! - вдруг вклинился в разговор маг Эллинг. - Своими рунами огня я спалю все эти хаты за считанные мгновенья!
   - Хорошо, отец, - кивнул Дагон. - Действуйте...
   И, в тот же миг, рунный жрец, забормотав какую-то грозную абракадабру, взмахнул своим посохом да... жахнул из него красно-оранжевым пламенем! Жахнул, вмиг погрузив всё село в горячие пучины огня!
   - Ох-хо-хох, вот это да! - только и охнул Фиренс, пораженно уставившись в ярко занявшиеся хаты. - Вы, кудесник, оказывается, просто властелин пламени!
   - Верно, друг! - улыбнулся ему старец в доспехах и, повернувшись уже к Дагону, доложил. - Капитан, ваш приказ выполнен!
   - Вижу, отец, спасибо, - поблагодарил его капитан-рыцарь. - Теперь же, выдвигаемся дальше! Выдвигаемся с оружием дальнего боя!
   Внемля его приказу, отряд вновь двинул коней и, вскоре оставил за собою очередную пылающую деревню, устремившись по возвышенности к зеленой границе нового леса.
   - Ну и грозное же мы воинство! - весело пробасил ламеллярный берсерк, как только они вступили в него. - Только и оставляем позади себя пылающие в огне поселения!
   Отряд тут же взорвался дружественным смехом, да неспешно продолжил путь уже по новой ленте лесистой тропы. Селенье же, оставшись далеко позади, вскоре, вовсе растворилось в огне, окончательно пав в испепеляющей силе его инфернальной стихии.
  
   -----
  
   Нежно шелестя зеленою листвой пушистых крон деревьев, очередной лес уже вовсю плескался в злате лучей нового дня. Незримо, словно овеивая его, в воздухе, вновь, с пышной пряностью слышались запахи текущей смолы, да волнующие ароматы диких цветов. Тихо серебрясь в искорках света, повсюду, в косматых кустах таились расставленные 'силки' искусно сотканных паутин.
   Снова, невольно погружаясь в сии метаморфозы лесистой природы, Дагон, верно ведя отряд по тропе, предавался своим думам. Предавался, не без некой озадаченности все размышляя о недавно оставленном поселении.
   'Нет, все-таки, нам надо уже что-то делать! - вдруг вспыхнула в нем мысль, озарившись необычайной яркостью. - Если даже в селах и деревнях люди не чувствуют себя в безопасности то, мы, скитаясь по лесам, да долам, вовсе уязвимы к возникшим вызовам! Тем более, что пару-тройку раз, мы уже едва не погибли в пути... Да-да, наверно таки нам придется покончить с всей этой кочевой жизнью и остепениться... Да, видимо, все-же придется найти какое-нибудь укрытие и остаться в нем... Я, как-никак, капитан, и несу ответственность за жизни этих людей...'
   - Вуад, - тут же, вслух обратился он к едущему рядом конному стражу. - Учитывая то, что какой-то мор выносит целые деревни и поселения, мы, в своей вольной жизни, ещё больше подвержены опасности? Может быть, нам надо найти какое-нибудь убежище и хотя-бы переждать эти смутные времена?
   - Не знаю, капитан, - отозвался тот, не без удивленья взглянув на него. - Мы, пока преодолевали все опасности. Но, если на нас нападут тысячи окаянных зомбиз, то, думаю, на открытой местности, нам, все же придет конец. С другой стороны, я не знаю, в каком таком укреплении нам 'окопаться', чтобы быть в полной безопасности от этой напасти... Поэтому, не знаю, что вам и посоветовать, капитан...
   - Спасибо за ваше мнение, - поблагодарил его капитан-рыцарь. - Я тоже, вот нахожусь в раздумьях...
   'Действительно, - вновь принялся размышлять он про себя. - Где это нам так укрыться, чтобы быть под надежной защитой от любых потенциальных зомбиз и прочих врагов? Может построить в лесу какое-нибудь укрытие? Надо подумать...'
   Всё озадачиваясь сими мыслями, он издал тяжкий вздох и, в тот час почувствовал то, что воздух стал каким-то... прохладно-влажным! Таким, что, словно где-то неподалеку, скрываясь за плотной ширмой леса, находилось какое-то озеро!
   'Неужели рядом вода?! - в то же мгновенье вздрогнул Дагон, разом сметя все иные думы. - Эх, вот бы искупаться!'
   Утомленный нескончаемой чередой необычных событий последней недели, он, всё явнее чувствуя сочащуюся сквозь дебри приятную влажность, раскрыл забрало и... двинул вперед своего тяжелого рысака! Двинул, вмиг оказавшись в самом авангарде своего невеликого воинства!
   - Капитан, вы куда?! - тут же, услышал он за собою изумленный выкрик Фиренса, машинально тронувшегося за ним. - Вы что-то учуяли?!
   - Так точно! - ответил Дагон, держась возле их насторожившихся оруженосиц. - Я чую, сержант, прохладу воды! Впереди либо река, либо озеро!
   - А ведь точно, капитан! - согласился с ним прискакавший берсерк. - Я тоже почувствовал влажность... Но, скорее это озеро, так как от реки был бы слышен шелест теченья...
   И, действительно, не прошло и пары минут, как лес, вдруг расступившись пред ними, раскрыл красиво обрамленное им тенистое озеро, у самых вод которого оказалось ещё и некое деревянное... здание! Здание, состоящее сплошь из темно-коричневых сосновых бревенчатых стен, да темно-серой чешуи черепичной крыши!
   Будучи смеженным из двух корпусов (в которых левый корпус возвышался двумя этажами над правым!) оно, имея ряд застеклённых оконных проемов, подобие лоджии, да немудренного крыльца - выглядело ни что иной, как придорожной таверной. Обычной таверной, в коей, однако, уже явно давно не было никаких признаков посетителей.
   'Одинокая таверна у озера... - только и промелькнуло в Дагоне. - Что это может значить? Неужели, сами боги указывают мне на то, чтобы я... остановился здесь? Остановился, да 'окопался' на время?'
   - Капитан, - обратился к нему Фиренс, как только все оказались на месте. - Ваше чутье не подвело вас - здесь действительно озеро. Однако, здесь ещё и эта таверна, в которой, по ходу, как и в селе, никого нет. Что прикажете делать, капитан?
   - Обследуем её, сержант! - решительно проговорил капитан-рыцарь. - Сейчас же, мы с вами и Джелиром обследуем помещение! Всем остальным - рассредоточиться по периметру и, быть в полной боевой готовности! Исполнять!
   - Есть! - разом откликнулись соратники и соратницы, машинально вытаскивая оружие.
   Дагон же, соскочив со своими сержантами на землю, тут же двинулся вместе с ними к таверне. Двинулся, в правой руке сжимая меч, иной, прикрываясь рыцарским треугольным щитом.
   Не обращая внимания на три стоящие возле помещения серые бочки, да на стольких же присоленных к стене колес от телеги, он первым зашел на крыльцо и, вскоре приблизился к самой деревянной двери.
   - Похоже, и впрямь никого нет, капитан, - прошептал за его спиною Фиренс, через приклад арбалета внимательно всматриваясь в сильно запыленные окна таверны. - Никого нет.
   - Вроде бы да... - тихо откликнулся Дагон, сразу подметив, что входная дверь слегка приоткрыта. - Но, все же, друзья, входим в полной готовности и по моей команде. Входим на счете три... Итак: раз... два... три!
   И, резко пнув латным носком дверь (так, что она, сорвавшись с петель, тут же громко шмякнулась на пол!), в тот же момент 'влетел' вместе с ними вовнутрь помещения! Влетел, да сразу... расслабился - внутри действительно не оказалось ни единой души!
   Вместо обычно уютного питейного заведения, их встретило окутанное белесой дымкой затхлости безлюдное помещение с тремя большими деревянными столами (на коих виднелись пустые сковородки и чашки), десятком хаотично разбросанных стульев, парой полок с пустой глиняной тарой и, нишей для очага, в коей таился сильно закоптелый котел.
   - Ну и запах! - невольно сморщил курносость носа Фиренс, кивнув на лежащую в центре таверны полусгнившую медвежью шкуру. - Такое ощущение, что здесь вытянул лапы целый медведь!
   - Да, запашок ещё 'тот', - согласился с ним Джелир, сразу принявшись открывать окна. - Надо как можно быстрее проветрить помещение...
   - Хорошо, друзья, - в свою очередь проговорил Дагон, в тот час, заметив то, что в таверне, помимо лестницы идущей наверх, есть двери, ведущие к конюшне и в подвал. - Я пойду на вверх, вы же проверьте все остальное.
   - Есть! - откинулись сержанты, в то же мгновенье, двинувшись к оставшимся дверям.
   Он же, быстро забравшись по лестнице на второй этаж смеженного здания, обнаружил там ещё две комнаты, в которых, судя по паре кроватей в каждой (состоящей из белых матрасов с тонкими светлыми подушками), тут же понял то, что, это спальные помещения для посетителей. Помещения, с коих, через небольшой коридор, можно было, как спуститься вниз, так и выйти на своеобразную террасу, расположенную прямо на крыше таверны.
   'Неплохое место... - констатировал Дагон, едва окончив осмотр всех комнат. - Чуть-чуть привести в порядок и будет как новое...'
   С сей мыслью, он раскрыл одно из окон спальной комнаты и, с высоты сего второго этажа, уже окинул взором всю близлежащую территорию: прикрытая сзади гладью невеликого озера, сия заброшенная таверна, была расположена как раз между двух морей лесов, разделенных лишь небольшою лентой дороги. Расположена так, что была словно сокрыта ими от всего остального честного мира.
   'Да, решено! - внутренне произнес сам себе капитан-рыцарь. - Мы останемся тут! Ибо, лучшего места для временного укрепления, видимо, больше уже не найдется!'
   - Капитан! - в сию же секунду, окликнул его Фиренс, поднявшись к нему вместе с Джелиром. - Докладываю вам о том, что я обследовал подвал - он пуст. Если, конечно не считать нескольких полок забитых бутылями какого-то красного вина... Кстати, не разрешите ли его испробовать?
   - Позже, сержант, - ответил Дагон и, тут же глянул на Джелира. - А вы что-нибудь обнаружили?
   - Никак нет, капитан, - в тот час, отозвался рыцарь-хергит. - Я вышел через заднюю дверь таверны к приставленной к ней конюшне - хоть она и не в плохом состоянии, но, ни каких лошадей, ни даже следов людей, я не обнаружил.
   - Хорошо, друзья, тогда слушай мою команду, - решительно проговорил капитан-рыцарь. - Ступайте вниз и, быстро выстройте всех на построение. Я сделаю одно важное заявление... Исполнять!
   - Есть! - удивленно переглянулись между собою сержанты, да сразу бросились вниз.
   Он же, дождавшись того, что они выстроили всех остальных у таверны, вскоре, вышел на улицу и, обратился уже ко всему своему небольшому воинству:
   - Отряд! Учитывая то, что, похоже, некий мор, всё сильнее охватывает земли Форцальдии, я считаю, что нам становится совсем уж небезопасно скитаться по её итак неспокойным дорогам. Поэтому, увидев эту придорожную таверну, я решил, что мы пока прекратим свои странствия, и временно 'окопаемся' в ней. Учитывая, что у нас полны запасы еды - я предполагаю то, что мы остановимся в ней как минимум на месяц. Однако, я не зря произнес слово 'окопаться' - пред тем как мы поселимся в ней, нам нужно уже сегодня сделать из неё если не неприступную крепость, то что-то подобие форта. Поэтому, каждый внимательно слушай мою команду. Оруженосицы Греда и Клюзи - сейчас же берете всю оставшуюся у нас 'колючку' и ограждаете ею весь этот периметр в границе леса. Фиренс, Джелир, Вуад - вы берете лопаты и прямо за ними роете ров вокруг таверны - ров в три на два метра, в который, потом, пустите воду из озера. Маг Эллинг - ваша задача, помимо обеспечения защиты от 'воздуха', хорошо зарядить своими рунами огня как 'колючку' дев, так и все расставленные ими после капканы. А вам - Вила и Зимар - я повелеваю сначала, завести всех наших коней в здешние стойла, затем привести помещения таверны в полный порядок, и, под конец, что-либо сготовить нам всем на ужин. Итак. Задачи ясны? Нет ли у кого-нибудь каких-либо вопросов? Хорошо! Исполнять!
   - Есть капитан! - только и выдохнули его соратники и, тут же приступили к делу.
   Он же, взяв сразу чету стульев, поднялся на террасу, да вольно откинувшись на них, стал... праздно наблюдать за начавшимися работами! Наблюдать, впервые отдавшись сполна невероятно приятному чувству собственной власти!
   'А ведь это создание обороны... - вдруг вспыхнула в его голове мысль. - Создание, что ни есть, настоящей круговой обороны...'
   И, действительно, едва верхушки лесных деревьев окрасились рыже-алыми красками нового вечера, его отряд соорудил вокруг таверны некое подобие оборонительного укрепления! Укрепления, состоящего главным образом из колючих паутин проволоки (заряженной невидимой магической силой!), россыпи медвежьих капканов, да... глубокого рва, уже практически доверху заполненного настоящей озерной водой!
   'Вот теперь-то можно быть вполне спокойным, - с удовлетворением подумал про себя Дагон, довольно взирая на сию возникшую линию обороны. - Такую защиту вряд ли прорвут какие-нибудь звери или разбойники. А зомби? Зомби если и пройдут 'колючку', то, все равно сгинут во рве! Да-да! Они просто сгинут во рве!'
   И, невольно прыснув смешком, двинулся по лестнице вниз к помещению самой таверны. Таверны, в которой, собравшись к вечернему ужину, его уже ждали верные соратники да соратницы.
  
  
   9) Круговая оборона или... зомбиз новая волна!
  
  'Ведь, соратники, кем для нас являются девушки, да и вообще женщины?! А тем, что именно они для нас настоящие драгоценные сосуды, которые, мы, мужчины, иногда любовно наполняем нектаром самой жизни! И, поэтому, будет просто чудовищно то, если мы, сейчас вдруг решим вот так взять и бесславно сдать эти 'сосуды' в 'утиль' сему толстому некрофилу!' - капитан Дагон Шеппе.
  
   - Уммм, вкуснятина! - довольно протянул Фиренс, уже практически опустошив в тарелке свою порцию жареной картошки. - Давненько же я не лакомился такими подземными 'яблоками'!
   - Точно, сержант, картошка восхитительна! - тут же поддержал его Дагон и, кивнув воительнице с полукровкой, радушно добавил. - Молодцы, девчонки, вы более чем управились!
   Действительно, действуя строго по его приказу, Вила с Зимар, едва загнав всех коней в стойла, привели в порядок таверну и сготовили к ужину на котле великолепную жареную картошку. Картошку, которую, вот уже как с полчаса, все, кроме конного стража (оставшегося следить за периметром с террасы), жадно уплетали за столами, овеиваемыми розовой пеленой мягко изливающегося вечера.
   - Да, друзья, словно как в старые добрые времена... - в свою очередь заметил Джелир, довольно блеснув восточной улыбкой. - В те времена, когда, мы, будучи в походах, останавливались на отдых в таких придорожных тавернах, да весело кутили в них до самых первых лучей рассветов...
   - Было дело, Миротворец, - вновь пробасил рыжебородый берсерк, тянясь уже за кружкой эля. - Только тогда не было никаких девиц, явствующих за соседними столами.
   - Так точно, друзья! - в тот час, рассмеялся капитан-рыцарь. - Всё было так, но без девиц!
   - Кстати, капитан, а почему они ужинают у вас всегда отдельно? - присоединился к их разговору маг Эллинг, ещё смакуя вкусное яство. - Почему девы у вас всегда в сторонке?
   - Потому, отец, что так было заведено в нашей королевской армии, - спокойно ответил Дагон. - А именно, все воительницы, оруженосицы, маркитантки и всякие там остальные куртизанки, должны держаться в стороне от своих господ. И, главным образом, в часы таких естественных фуршетов.
   - Что-ж, раз уж так заведено... - вздохнул рунический жрец. - То так заведено... И, с сими словами, в то же мгновенье смахнул с плеча свою сову, коя, воспарив к потолку, вскоре устроилась на верхней полке в самом углу таверны - смахнул, вызвав мгновенный взрыв хохота у соратников!
   - Что вы смеетесь? - улыбнулся им старец в доспехах. - Моя Талула ведь тоже дама, поэтому, и ей тогда не пристало ужинать с нами, этакими прожженными вояками.
   - Хо-хо, кудесник, да вы оказывается тоже шутник! - продолжал гоготать Фиренс, обмочив свою бородку любимым хмельным 'нектаром'. - Зрите аж в корень! Да, кстати, о 'корешках'! Когда, вы, уже вдуете своим 'корешком' нашей девственнице?! Мне кажется, для неё это была бы отличная благодарность за все сегодняшние труды!
   И, вновь, что было мочи, разорвался бурностью смеха - смеха, от причины коего, Вила тут же невольно вспыхнула краской смущения среди соратниц девичьего столика!
   - Не беспокойтесь, друг, - совсем расплылся в улыбке маг Эллинг. - Я награжу свою девоньку хорошим огулом. Награжу сегодня же ночью.
   - Вот это по-нашему! - воскликнул Выпивоха, в тот час, взмывая ввысь очередной кубок эля. - Давайте же, тогда чокнемся, чтобы ваш огул стал для нашей Вилки самым незабываемым в жизни!
   'Боги, хорошо, что Вуад не сидит с нами! - в то же мгновенье мелькнуло в Дагоне, под общий смех дружно стукаясь с соратниками деревянными кубками. - Хотя, воительница, судя по её горящим щекам, кажется, прекрасно все слышит...'
   В едином порыве обрушив в глотку приятно хмелящее содержимое, он с емким ударом опустил на стол кубок и, задумчиво уставился уже на Греду. Греду, коя (просто плескаясь в нежных лучах льющегося с окон вечера!), сидя за соседним столом прямо спиной к нему, тихо мерцала шикарным златом своих распущенных волос, да серебром великолепной кольчуги.
   'Всё же, надо, наверное, признать, что наши естественные желания к девам, сильнее нас... - подумал капитан-рыцарь, задумчиво забродив взором по сему мерцанию. - Ведь, если даже седовласый маг Эллинг остался в моем отряде ради девы, и, сейчас предвкушает сладостное соитие с ней, то, что говорить о нас, вольных рыцарях, находящихся в самом расцвете сил?! В конце концов, для некоторых из нас, одна только мысль об огуле, поддерживает высокий боевой дух. Поэтому, наверное, мне надо отбросить всякие предрассудки и разрешить в отряде более свободные отношения. Разрешить, но... для начала надо самому признаться в своих чувствах... В чувствах к этой белокурой нордке... Да-да, хватит скрывать от самого себя то, что ты любишь Греду! Хватит! Немедленно признайся ей в этом и... будь что будет!'
   С сей мыслью, вмиг покрывшись легкой рябью волнения, он, решительно отдал приказ:
   - Греда, возьми тарелку с картошкой и отнеси её наверх конному стражу! Думаю, ему тоже надо подкрепить свои силы...
   - Слушаюсь, мой капитан! - тут же вскочила из-за стола слегка сраженная от неожиданности рослая дева. - Я сейчас же отнесу ему еду!
   - Да-да, отнеси-отнеси! - поддержал приказ капитана Фиренс. - Да не забудь отнести ему и кубок эля! Сегодня он тоже весьма напахался с нами в копании треклятого рва...
   - Слушаюсь, сэр... - кивнула ему Греда и, быстро положив на поднос тарелку с оставшейся картошкой (да кубок хмельного!), понесла его наверх.
   'Действуй! - в ту же секунду вспыхнуло в Дагоне. - Сейчас или никогда!'
   И, глотнув для храбрости ещё одну пинту эля, поднялся из-за стола, да в тот час, засеменил по лестнице вслед за ней! Засеменил, да так и... остался на лестнице!
   - Вуад, по велению капитана, я принесла вам еды, - услышал он сверху её глубокий девичий голос, лишь только сильнее взвинтивший ритм его всколыхнувшегося сердца. - Здесь жареная картошка и кубок с элем.
   - Спасибо, дочка, - отозвался зрелым гласом конный страж отряда. - Передай капитану, что я ему весьма благодарен...
   'Ну же, что ты встал, словно столб?! - спросил сам себя Дагон, как только после сего заслышал её возвращающиеся шаги. - Давай же, действуй! Ты вообще здесь капитан или кто?!'
   И, все-таки взяв себя в руки, снова двинулся вверх - двинулся, тут же... столкнувшись с Гредой в коридоре!
   - Капитан?! - в то же мгновенье вскрикнула дева, от неожиданности роняя пустой деревянный поднос. - Я... я выполнила ваше поручение...
   - Греда... - только вымолвил он, моментально 'ныряя' в её распахнутую серебряную лазурь искусно подведенных глаз. - Я хочу признаться тебе в том, что я... что я... я...
   'Ну же, скажи это! - уже с отчаяньем 'выстрелил' в нем внутренний голос. - Скажи, что ты любишь её!'
   Однако, видя так близко перед собой её огромные 'озера', сочный цветок фиолетовых губ, да мраморную белизну гладкой шеи, он так и завис с... бессильно раскрытым ртом! Завис, не в силах вымолвить больше ни единого слова!
   - Капитан! - в сей момент, вдруг раздался с террасы явно встревоженный голос Вуада. - Внимание, капитан! Похоже, у нас незваные гости!
   Он кинулся в коридор и тоже... замер на месте! Замер, увидев Дагона с Гредой не в нижней таверне, а в трех метрах от двери собственной террасы!
   - К-какие незваные гости? - все же выйдя из оцепенения, тут же переметнул на него взор и так не в шутку взволнованный Дагон. - Возле нашего п-периметра объявились какие-то враги?
   - Так точно, капитан! - подтвердил конный страж, недоуменно поглядывая то на него, то на застывшую оруженосицу. - Не могу разглядеть кто именно, но с южной стороны, к нашей линии приближается какая-то толпа...
   'Блин, только этого ещё не хватало! - в тот час про себя в сердцах воскликнул капитан-рыцарь. - Я ведь, наконец, чуть ли не признался любимой девушке в чувствах, а тут уже опять надвигается какая-то проблема! Что-ж, такое уж нынче смутное время! Не до романтики!'
   И, решительно двинувшись с Вуадом и Гредой на террасу, взглянул вдаль - действительно, на расстоянии почти, что с двухсот метров от их таверны, с юга, со стороны дороги, к их оборонительной линии быстро приближалась толпа неизвестных.
   - Интересно кто это такие? - в то же мгновенье спросил себя вслух Дагон, изо всех сил щуря свои глаза. - Э-эх, было бы у меня такое зрение, которое у меня было лет десять назад, я бы различил кто. А так, вижу лишь сплошную нечеткую темную кашу из каких-то двигающихся силуэтов. Вуад, значит, и вы не видите, кто это там надвигается?
   - Как уже доложил - нет, - отозвался конный страж. - Я, капитан, давно уж лишен сильной зоркости...
   - Греда? - тут же машинально спросил капитан-рыцарь оруженосицу.
   Как и они, пышно окрасившись пунцовыми красками тлеющего за лесом заката, белокурая нордка, вдруг побелев как стена, только и вымолвила:
   - Зомби...
   - Чего?! - изумленно переспросил её Дагон.
   Однако, уже в следующий миг, сам смог различить в нечеткой 'каше' неровно идущей толпы... оживших мертвяков! Мертвяков, с некогда хорошо знакомыми уродливыми серо-зелеными мордами!
   - О, боги! - в тот час изумился он. - Действительно, зомби! На нас надвигается толпа ходячих мертвецов!
   - Да неужели, опять, капитан?! - в ту же секунду поразился Вуад. - Неужели опять нам предстоит биться с этой проклятой нежитью?!
   - По-видимому, так, конный страж! - подтвердил капитан-рыцарь, быстро разворачиваясь к двери. - Сейчас же следуйте за мной вниз - я отдам немедленные распоряжения!
   И, с сими словами, быстро войдя в коридор, спустился по лестнице, да вскоре вернулся в помещение таверны, обратившись уже ко всем своим соратникам да соратницам:
   - Отряд! Благодаря бдительности нашего конного стража, мы заметили то, что к нашей линии обороны, с юга, со стороны дороги к нам движется толпа зомби! Однако, так как я не уверен что это только одна группа зараженных людей, я, несмотря на всю нашу возведенную днем защиту, приказываю всем немедленно занять круговую оборону! Оборону этой таверны, ибо, с этой секунды, она, теперь не только наше убежище, но и в каком-то роде форпост! Итак, слушай мою команду! Фиренс-Греда встать у окон с юга! Зимар-Клюзи занять позицию у восточного окна! Джелир-Вила обеспечить защиту первого этажа смеженного с таверной здания! Вуад, обеспечить защиту всех наших лошадей в стойлах за зданием! Эллинг же, за мной на защиту верхнего этажа и террасы! Выполнять, друзья, выполнять!
   - Есть! - только и пронеслось по таверне почти в едином порыве.
   Следуя его указаниям, каждый, в считанные минуты, занял позицию в строго указанном месте.
   - Дааа, капитан... - вздохнул маг Эллинг, едва оказавшись с ним на террасе. - Если я ещё могу доверять своему зрению, то, судя по простецким рубахам, да немудреным платьям, на нас движутся зомби-селяне. И, вполне возможно что, они, вернувшиеся жители того самого сожжённого днем селения...
   - Хотите сказать, отец, что они, теперь, типа хотят от нас 'компенсации'? - невесело усмехнулся Дагон, доставая из-за спины тугой хергитский лук. - Что-ж, мы обеспечим им 'компенсацию', но только в виде повторных похорон в землю. Притом, совершенно бесплатно... Отряд, использовать стрелковое оружие только в крайнем случае! Использовать его только тогда, если кто-то из этой нежити сможет все же прорваться через наши оборонительные линии!
   - Есть! - в тот час раздалось уже снизу, вспыхнув глухим эхом из разных углов смеженных зданий.
   'Ладно, - уже спокойней проговорил себе капитан-рыцарь, не сводя взора с приближающейся толпы зомбиз. - Вот теперь посмотрим, как вы попытаетесь добраться до нас. Посмотрим...'
   И, именно в этот момент, передняя группа 'гостей' (действительно облаченная в сельские полу-рваные льняные рубахи, да грязные темно-кожаные безрукавки с серыми штанами и светлыми онучами!) достигнув линии южной 'колючки', смело бросилась на сию немудреную 'амбразуру' и, в то же мгновенье, с мощным разрывом вспыхнувшего пламени... пораженно разлетелась в разные стороны!
   - Невероятно! - только и слетело с уст Дагона под удивленный вздох всего рассредоточившегося отряда. - Отец, похоже, ваши руны сработали! Они сработали!
   - Вижу, капитан... - спокойно отозвался маг Эллинг. - Но, не думаю, что это спугнет остальных...
   Действительно, несмотря на то, что первых зомби-селян практически разорвало на охваченные огнем 'клочья', остальные лишь ускорили свой бег, с хриплым ревом (да вытянутыми руками!) тут же кинувшись в образовавшуюся брешь! Кинувшись, падая уже от зубастых 'ловушек' капканов, да в мутную воду рва - в последнюю сооруженную оборонительную линию, в коей, вскоре, все дружно и... потонули!
   - Ура! - в тот же миг, победоносно пронеслось по всем закуткам помещений таверны. - Уррр-ааа!
   'Неужели наша оборона сработала?! - ещё не веря своим глазам, под сие ликование спросил сам себя Дагон. - Да неужели?!'
   Однако, так и толком не успев обрадоваться, он увидел новую серо-зеленую 'кашу' зомбиз! Зомбиз, одетых уже как лесные разбойники и дровосеки, кои, выскочив из-под тени лесов, устремились на них уже со всех возможных сторон!
   - Вот же напасть! - лишь зло сплюнул он. - Похоже, к нам сегодня в 'гости' рвется прямо-таки целый ассортимент зараженных!
   Но и 'ассортимент', ворвавшись в остальные линии 'колючки', тоже оказался молниеносно сраженным заряженной рунной огня - однако, даже раненый и охваченный пламенем, продолжил натиск под волнами все прибывающей поддержки! Продолжил, также попадая в медвежьи капканы, да сигая, в конце концов, в воду глубокого рва!
   - Вот же бараны... - невольно улыбнулся капитан-рыцарь, глядя на сих беспомощно барахтающихся 'камикадзе'. - Куда один на погибель, туда и все остальные...
   - Верно, капитан, - кивнул рунический жрец, всё озабоченней вглядываясь вдаль. - Идут на погибель, хоть, по сути, и так не жильцы...
   И, действительно, тупо повторив 'подвиг' предыдущих групп, хоть и разорвав всю остальную 'огненно-взрывную колючку' (да получив в придачу и все капканы!), вторая волна зомбиз также потонула во рве!
   'Да, о да, победа! - видя сие, вновь внутренне возликовал Дагон, под новый взрыв 'ура!' своих соратников и соратниц. - Похоже, этих чертовых зомби больше не осталось! Победа!'
   И, вскинув свой меч над головой, уже было хотел вслух констатировать очевидное, но маг, неожиданно придержал его:
   - Нет, капитан... Нам ещё рано радоваться - это также ещё не победа... Я чувствую приближение последней и самой большой волны зомбиз... Зомбиз, вместе с которыми движется к нам и сам их повелитель...
   - Повелитель?! - не понял Дагон.
   - Да, капитан... - кивнул старец в доспехах. - Некий могущественный некромант, который, вполне возможно и сеет мор в этих землях...
   Лишь только он договорил это, как с окончательно погасшим за лесом 'костром' заката, всё в один миг поглотили прохладные сумерки, мгновенно наполнив пространство какой-то зелено-белесой струящейся дымкой!
   В этот же миг, словно по некому сигналу, как со стороны дороги, так из гущ близстоящих лесов, в сторону таверны хлынули уже целые лавины... новых зомбиз! Самых смешанных зомбиз, среди которых, появились и вспученные телеса необычайно крупных зомбиз-толстяков!
   - Вот черт! - сразился Дагон, в тот час, услышав в небе ещё и карканье некогда забытых воронов. - Отряд, к нам приближается самая большая волна противника! Всем приготовиться к встрече!
   - Есть... - откликнулось снизу уже более скромное эхо его невеликого воинства.
   - Капитан... - тут же обратился к нему маг Эллинг, медленно откидывая свой синий плащ. - Так как, в небе слышны крики ворон, позвольте применить на них свои заговоренные ножи?
   - Нет, отец... - отказал капитан-рыцарь, не без волнения всматриваясь в жутко ревущие толпы приближающейся нежити. - Поберегите пока свою манну... Возможно, она ещё пригодится нам в схватке с самим некромантом...
   Тем временем, первые толпы основной волны зомбиз, пройдя мимо ещё тлеющих кусков первых товарищей, да окончательно растоптав всех 'застрявших' в медвежьих капканах, спокойно достигла рва и, тоже ринулась в... его сильно помутневшие воды! Воды, и так уже доверху забитые трупами!
   Сим, целыми кучами падая в ров, они, давя ранних и друг друга, тоже стали погибать в нем, бессильно барахтаясь в воистину ставшей чудовищной жиже! Погибать, падая туда вместе с зомбиз-толстяками, которые, под бесконечным наседанием других, стали попросту лопаться, эффектно подбрасывая в воздух 'сородичей' фонтанами своей вонючей желто-коричневой крови!
   Однако, несмотря на сие массовое самоубийство (неся колоссальные потери!) зомбиз, окончательно заполнив ров невероятными горами трупов, вскоре воспользовались ими как своеобразными 'мостами' и, все-таки преодолели его, тут же устремившись уже к... самой таверне!
   - О, великая Хольда! - в тот час 'вспыхнул' внизу бас Фиренса, просто сраженного сим необычным 'прорывом'. - Глядите, ради того чтобы отведать наших мозгов, эти чортовы мертвяки пошли даже по собственным костям! По костям! Ишь, мозгов у них, видите ли, не хватает, что хотят вкусить наши! А вот фиг вам! Фиг!
   'Действительно, фиг вам! - мысленно поддержал его Дагон, сам уже прекрасно слыша в стонах надвигающихся глухое 'мозги'. - Мы лучше погибнем в бою, чем отдадим им свой разум!'
   - Отец! - тут же, вслух обратился он к старцу в доспехах, видя, что зомбиз уже буквально в пятидесяти метрах от их таверны. - Вот теперь я разрешаю применить вам свою магию - попытайтесь с её помощью уничтожить противника метаниями бочек и колес от телег! Действуйте!
   - Есть, капитан! - вмиг отозвался маг Эллинг, вытащив свой магический дубовый посох. - С превеликой радостью!
   С сими словами, издав колдовскую абракадабру, он взмахнул ярко вспыхнувшим древком и, в то же мгновенье, неведомой силой взметнул все бочки с песком в толпу приближающейся нежити!
   - Мозз-ззги... - лишь только рявкнули зомбиз да, в тот час, потрясающе разлетелись как рюхи.
   И... окончательно смолкли, мгновенно схоронившись двумя остальными - обрушившиеся на них бочки, разбились, щедро накрыв всех песком!
   Бегущую же следом иную толпу зомбиз, седовласый маг вовсе 'скосил' 'снарядами' всех оставшихся колес от телег!
   - Браво, отец! - в сердцах выкрикнул Дагон под новый всплеск ликования отряда. - Это просто невероятно! Теперь 'воздух', отец, обеспечьте нам воздух! Остальных же оставшихся зомбиз мы перестреляем уж сами...
   Действительно, хоть осталось не так мало зомбированных, в воздухе уже вовсю бесились вороны, с минуты на минуту грозясь обрушиться на их таверну своеобразным черным градом!
   - Сделаем, капитан... - спокойно отозвался рунный жрец. - 'Воздух' так 'воздух'...
   И, снова выдав с уст нечто сакральное, вновь полосонул воздух сверкнувшим посохом, сим, тут же, магически вынудив им взметнуться ввысь уже все свои двадцать ножей! Ножей, кои, грозно засвистев в воздухе, в тот час, смертоносной стаей метнулись в сторону воронов, принявшись прям на лету... бойко шинковать их своими безумно вертящимися лезвиями!
   - Да, так их, так! - вновь снизу 'взыграл' бас Фиренса, пораженного сим потрясающим зрелищем. - Рубите их! Рубите их всех как капусту!
   И, впрямь, не прошло и минуты, как заговоренные ножи мага Эллинга уничтожили всю стаю зараженных ворон, невероятно перемолов их в одни только перья, кои, тут же стали красиво осыпать собою периметр дивным... 'вальсирующим дождем'!
   - Выполнено, капитан... - в тот час, довольно прошептал рунический жрец. - Ваш приказ выполнен...
   И, собрав остаток всех своих магических сил, 'отправил' ножи с 'воздуха' на землю, в мгновенье ока, окончательно добив уже последних оставшихся зомбиз!
   'Победа! - только и выстрелило в мозгу Дагона. - Это победа!'
   Медленно осыпаемый вороньим 'перьепадом', он во все глаза глядел на периметр и ещё не верил самому себе! Однако, это было именно так - щедро орошенный гнилостной кровью периметр с разорванной в клочья колючей проволокой, да сплошь покрытым трупами зомбиз озерным рвом, был просто заполонен десятками тел убитых зараженных людей и, сим, действительно говорил о... победе! Его стратегической победе над всеми этими проклятыми ходячими мертвяками! И, пусть он видел, что кто-то из зомбиз, даже лишившись рук и ног (а кто-то даже и с полтуловища!), ещё барахтается в коричнево-кровавом месиве грязи, с шипением пытаясь так и ползти к таверне, это все равно была победа! Его самая масштабная победа над нечистью!
   - Победа! - тут же выкрикнул он, на радостях совершенно забыв о ранних словах боевого старца. - Отряд, мы победили!
   - Ура! - в тот час грянуло под ним из смеженных зданий. - Ура-ура-ура!
   - Капитан... - лишь покачал головой маг Эллинг. - Вы что забыли, о чем я говорил? А именно - я чувствую приближение некого некроманта... Впрочем, а вот и сама его основная армия...
   С этими словами он указал посохом в сторону лесов, из сумерек которых, сначала послышался причудливый лязг металла с потрескиванием костей, затем вспыхнуло множество зеленных огоньков и, наконец, 'выплыли' бесчисленные шеренги самих... скелетных стрельцов!
   Самых настоящих скелетных стрельцов, с серо-жестяными шлемами мисками на головах, большими костяными луками в руках, массивными колчанами с костными стрелами и, в тяжелых армейских коричнево-кожаных сапогах!
   Сверкая в полутьме зелеными огоньками пустых глазниц, они молча окружили заваленный трупами зомбиз периметр и, тут же нацелились в сторону таверны... вспыхнувшим огнем стрел! Нацелились, явно ожидая чьего-то приказа!
   - Что это?! - просто отвисла у Дагона челюсть, с вмиг притихшим отрядом, пораженно взирая на мерцающие вдали бесчисленные зеленые 'огоньки' новых 'гостей'. - Отец, что это?!
   - Это скелетные стрельцы... - вполне спокойным тоном, проговорил рунный жрец. - Они и есть основная армия этого некроманта...
   - То есть... - еще больше поразился капитан-рыцарь, взглянув уже на старца в темных доспехах. - Вы хотите сказать, что все эти зомби, которых остановили наши оборонительные линии и ваша магия, это были ещё 'цветочки', а сами 'ягодки' вот только сейчас перед нами?
   - Именно, капитан, - кивнул маг Эллинг, невесело вспыхнув оранжевыми глазами. - И против этих 'ягодок' у меня не осталось манны...
   - Капитан! - в тот час крикнул снизу ламеллярный берсерк. - Похоже, теперь мы окружены целым батальоном из настоящих скелетов! И, все они, как один, целятся огненными стрелами в нашу таверну! Что будем делать капитан?! Ведь, если они сейчас накроют нас единым залпом, мы, от такого огненного дождя, просто сгорим вместе с таверной!
   'Действительно, что делать?! - вновь, со всплеском тревоги задумался Дагон, глядя на этот застывший в сумерках холодный огонь зеленых 'звезд'. - У мага манны больше нет, а их много и нашими стрелами их всех также не перебить... Критическая ситуация... Впрочем, хоть они нас и окружили, но что-то не стреляют. Может их некроманту что-то от нас нужно? Посмотрим... Повременим...'
   - Всем к нам наверх, сержант! - только и отдал приказ он. - Всем наверх!
   - Есть, капитан! - откликнулся Выпивоха, с новым 'эхом' всего остального отряда.
   И, вскоре, все соратники и соратницы были уже на втором этаже смеженного с таверной здания, сразу же взяв в 'кольцо' капитана-рыцаря. Взяв, не без тревоги принявшись ожидать дальнейших его распоряжений.
   - Отец, - тут же обратился Дагон к руническому жрецу. - У вас действительно не осталось больше никакой манны?
   - Так точно, капитан, - смущенно склонил голову старец в доспехах. - Всё ушло на заговор ножей и метание бочек с колесами...
   - Значит нам конец... - в то же мгновенье, вздохнул Фиренс и, посмотрев на свою встревоженную оруженосицу, тихо продолжил. - Эх, а я хотел было сегодня, наконец, засадить Гредочке... Что-ж, раз уж суждено умереть, то, прошу, капитан, прикажите пойти в последний бой в конной контратаке... Я лучше погибну в седле, чем в деревянной коробке этого здания...
   - Подождите, сержант, со своими 'контратаками'... - промолвил капитан-рыцарь, продолжая лихорадочно искать выход из ситуации. - Меня пока волнует то, почему эти костяные лучники хоть и окружили нас, но, не стреляют? Почему они не покончат с нами?
   - Смею предположить, капитан... - снова заговорил маг Эллинг, несмело глянув в окно. - Что их предводителю что-то от вас надо... Я чую его приближение... Чую... А вот, кстати, и он...
   Дагон в тот час подошел к окну и, действительно увидел всадника (облаченного в черную робу с покрытой главой капюшоном!), который, с емким хрустом давя копытами темно-бронированного коня трупы павших зомбиз, выехав со стороны дороги, встал всего лишь в пятидесяти метрах от их... таверны! Встал, в то же мгновенье грозно сверкнув из-под тени капюшона светящимся изумрудом своих круглых 'луп'!
   И, хоть сей неведомый всадник был в этой относительной дали, Дагон мгновенно понял, что он огромен.
   - П-приветствую с-смертные! - в тот час, каким-то шипяще-чмокающим басом обратился выехавший ко всем укрывающимся. - Я, г-генерал-некромант Орззон и, в-вы находитесь в полном окружении м-моих скелетных стрельцов! В-вы в полном м-моем окружении!
   - Некромант?! - тут же пораженно охнул со всеми Фиренс. - Это почмокало - некромант?! Хо! Так вот кто, оказывается, в здешних местах насылает мор и превращает людей в зомбиз! Вот оно кто!
   - Спокойно, сержант... - осадил его капитан-рыцарь, вмиг накрывшись мурашками уже просто нешуточного волнения. - Попытаемся выяснить, что ему надо...
   И, прикрывшись щитом, громко обратился к темному всаднику через окно:
   - Странник, я не знаю что вы за генерал и, тем более какой-то там некромант, но, меня зовут Дагон! И, как капитан своего вольного отряда, спрашиваю - чего вам от нас надо?!
   - К-капитан?! - не без усмешки, пробурчал некромант в капюшоне, вновь сверкнув зеленью глаз. - Д-действительно, что мне п-повелителю... Н-нет, в каком-то роде д-даже богу зомбиз, оказалось н-нужно от какого-то т-тленого капитаношки?! Но, оказалось н-нужно... М-моя разведка в л-лице воронья, доложила мне, ч-что у тебя есть в отряде н-несколько девиц. И п-притом таких с-симпотишных, коих н-нет больше в округе... Так вот, отдай их в-всех мне и, я обещаю ч-честью повелителя нежити, что с-сохраню тебе и твоим с-соратникам жизнь...
   Все оруженосицы с воительницей в тот же миг испуганно взглянули на Дагона.
   - Ты смотри чего захотел! - первым зло процедил сквозь зубы Фиренс. - У самого дикция не абы как, а, видите ли, подавай ему на блюде самых 'симпотишных' девиц! Капитан, я не знаю, что вы решите, но, лично я лучше сложу голову, чем так просто отдам наших соратниц этому толстому чмошнику!
   - Вы благородны, друг... - совсем тихо ответил ему маг Эллинг. - Но, боюсь, если мы не повинуемся его воле, то его стрелки мигом утопят нас в огне... И, мы даже не успеем оседлать коней, как все сгинем в пламени...
   - Вы правы... - помрачнел и Джелир. - Однако, раз мы рыцари, мы, все-таки, не имеем никакого права так просто сдавать наших девушек какому-либо врагу... Пусть даже и такому могущественному как этот некромант...
   - Да-да, мы не имеем права! - тут же поддержал его Вуад. - Я тоже лучше умру, чем отдам их без боя!
   - Спасибо, друзья, вот это по-нашему! - дружески обнял соратников ламеллярный берсерк и, вновь взглянув на капитана, снова обратился к нему. - Теперь капитан, осталось лишь слово за вами...
   Чувствуя на себе напряженные взоры соратниц, Дагон, все же собрав всю свою волю в кулак, обратился уже ко всем:
   - Отряд! Как вы помните, главное правило в походах то, что отряд живет и умирает вместе! Исходя из сего, за всю прошедшую неделю вольного странствия, наши девушки не раз показывали себя хорошими соратницами, способными также защищать и оберегать нас, как мы, в свою очередь их. Поэтому, я не отдам их никакому врагу, пусть даже ценой собственной жизни и жизни всего отряда... Ведь, соратники, кем для нас являются девушки, да и вообще женщины?! А тем, что именно они для нас настоящие драгоценные сосуды, которые, мы, мужчины, иногда любовно наполняем нектаром самой жизни! И, поэтому, будет просто чудовищно то, если мы, сейчас вдруг решим вот так взять и бесславно сдать эти 'сосуды' в 'утиль' сему толстому некрофилу! Да ни за что! Никогда!
   - Ура! - только и вздрогнули в ответ соратники под разом вспыхнувшие улыбки соратниц.
   Дагон же, вдохновленный всеобщим ликованием, вновь подойдя к окну, решительно выкрикнул:
   - Генерал, вы конечно простите, но я не отдам вам своих девчонок!
   - Г-глупец, г-глупец... - в свой ответ, совсем злобно зашипел темный всадник. - Я бы из них с-сделал своих г-главных наложниц зомбин... Ч-что-ж, тогда г-горите вы все синим пламенем! С-стрелки, я п-приказываю в-вам открыть огонь! С-стрелять!
   И, тут же, сотни пущенных огненных стрел, красиво озарив вечернее небо, с оглушительным свистом кинулись в сторону... деревянной таверны!
   'Конец... - лишь глухо екнуло в сердце Дагона. - Вот и конец...'
   Ожидая неминуемого, он хотел было закрыть глаза, но, вдруг услышал невообразимый девичий крик: огласив всю округу пронзительным воплем (который, своей звуковой волной разом повернул все стрелы вспять!), да пробив черепичную крышу здания, к ним, метеором влетела нагая... демонесса Инфанта! Влетела, в тот час, бессильно рухнув на четвереньки!
   - О, Хольда! - в ту же секунду вскричал Фиренс, вместе со всеми пораженно уставившись на неё. - Дык, это же... дьяволица! Настоящая дьяволица!
   - Поздравляю, получи конфетку... - лишь усмехнулась инфернальная дева, злобно взглянув на него. - Ты очень сообразительный бородач...
   'Инфанта! - в свою очередь замер Дагон, просто вылупившись на свалившийся объект своих необычных сновидений. - Демонесса Инфанта!'
   - Да, я бородач! - в сей момент также зло усмехнулся ей берсерк, с лязгом вытаскивая из-за спины массивный зазубренный меч. - И, я сейчас же собью все твои рожки!
   - Постойте! - вдруг остановил его Джелир, стоя у оконного проема. - Вы только выгляните в окно - все скелетные лучники уничтожены!
   Все мгновенно бросились к окну и, действительно увидели то, что все скелетные стрельцы пали, пораженные своими же... горящими стрелами! Воротившимися стрелами, от коих, уже вовсю полыхали в огне даже высокие верхушки лесов!
   - Г-где м-мои с-скелетоны?! - тут же, потрясено вскричал некромант Орззон, вмиг оказавшись один серди костей своего батальона. - Г-де мои с-скелетоны?!
   - Хм, где-то я это уже слышал или читал... - задумчиво произнес Фиренс, глядя на тлеющие скелетные горы. - Только там полководец вроде бы вопрошал о легионах...
   - Что это всё значит?! - уже напрямую спросил откровенно явившуюся демоницу Дагон, взволнованно сжав рукоять меча. - Как это всё понимать?!
   - А так, мой милый... - оскалилась Инфанта, слегка вздрогнув сложенными крылами. - Что я вновь спасаю от смерти твою молочную шкуру...
   - В смысле - вновь?! - не понял капитан-рыцарь, снова окружив её своим воинством.
   - В прямом смысле, милый, в самом прямом смысле... - усмехнулась инфернальная дева, сверкнув фиолетовым огнем глаз. - Ибо, вспомни, кто тебя предупредил однажды о засаде лесных разбойников, превратив при этом почти в труху их стрелы и бревна-ловушки? Вспомни, кто тебя предупредил одной ночью и об атаке волков? Кто?
   'О, нет! - невольно вздрогнул Дагон, наконец, сложив всё прошедшее в одну картину. - Она почти всё это время помогала нам! И, судя по тому, что не мы сейчас горим в огне стрел, а сами скелеты, то... она выручила нас и в этот критический момент! Она вновь спасла нас!'
   'Не вас, а тебя, дорогой! - глядя прямо в него исподлобья, уже мысленно проговорила ему Инфанта. - И, действительно, только для того чтобы защитить тебя, я сейчас отдала почти все свои адские силы!'
   - Капитан, о чем это она?! - изумился Фиренс, растеряно взглянув на него вместе со всеми. - На что она намекает?!
   - На то, что она спасла нас в некоторых переделках... - невесело проговорил капитан-рыцарь. - И, теперь, после того, как она сейчас вновь спасла нас, мы, по ходу, ей должны... То есть, я, главным образом должен ей...
   - Ммм-да! - лишь причмокнул губами ламеллярный берсерк, начав невольно осматривать изящное тело парнокопытной девы. - Долг дьяволице... Это необычно... Да, это важно... Но, какие будут дальнейшие ваши распоряжения, капитан? Слышите, этот некрофил за окном всё так и орёт, где его скелетоны, где скелетоны...
   - Вы и Джелир, на конях вместе со мной выдвигаетесь прямо к этому некроманту! - тут же решительно отдал приказ Дагон, тоже не сводя глаз с демоницы. - Остальные же, быстро по коням и, за нами! Мы должны покинуть это место! Исполнять!
   - Есть! - в тот час дружно откликнулся отряд.
   - А как же я, мой милый Дагон? - вновь, хищной улыбкой озарилась демонесса Инфанта. - Ты, так просто оставшись здесь свою прекрасную спасительницу? Бросишь, оставив её такой обессиленной и беззащитной?
   - Прости, - усмехнулся капитан-рыцарь. - Но, в моем отряде нет мест для красавиц из бездны...
   И, с сими словами, двинулся последним к лестнице за ушедшим отрядом. Двинулся, вскоре, вместе со своими сержантами смело выехав на конях к самому некроманту.
   - Ну, что, генерал, похоже, вы, наконец-то остались без войска, - уже с усмешкой обратился Дагон к темному всаднику, остановившись от него в нескольких метрах. - Признайтесь, сегодня для вас выпал весьма неудачный вечер.
   Оказавшись так близко к нему, он заметил, что его конь под темной броней тоже был почти что скелетом, глядящим из пустых глазниц всё тем же холодным изумрудным огнем. На груди самого же необычайно толстого некроманта он увидел своеобразное ожерелье из золотых монет с изображением серебристого черепа посередине - сама же голова темного всадника была затемнена сводом большого капюшона плаща и лишь злобно сверкала зеленым светом необычных 'луп'.
   - С-смеете острить, к-капитан? - вспыхнув сими 'лупами', лишь злобно прошипел Орззон. - Да если б-бы не в-ваша н-неожиданная союзница в л-лице какой-то п-парнокопытной девки, от вас остался б-бы один п-пепел!
   С сими словами, он немного откинул назад голову и, наконец, открыл полусвету свою... толстую морду! Невероятно толстую, мертвецки бледно-зеленую морду, с большим пупырчатым двойным подбородком, толстыми блеклыми губами, почти плоским слегка вздернутым носом и... круглыми зелеными огоньками суровых глазищ!
  
   []
  
   - Тьфу ты! - тут же невольно сплюнул Фиренс, передернувшись от отвращения. - Где его шея?! Я вижу лишь рожу какой-то болотной жабы!
   - На с-себя посмотри, с-смертный! - в свою очередь огрызнулся на него генерал-некромант. - Твоя м-морда сама б-будто бы ищет какого-нибудь к-кирпича!
   - Чего?! - в тот час вскинул бровями берсерк. - Капитан, похоже, это пупырчатое желает отведать моего меча! Позвольте же мне радушно угостить его им!
   - Я это сделаю... - ответил Дагон и, наконец, сам обратился уже к темному всаднику. - Генерал, раз мы уж тут, предлагаю вам конный поединок на мечах... Поединок, в котором целью победы будет являться выбивание противника из седла... Условия просты - если победите вы - можете забрать всех моих дев... Если же я - вы навсегда убираетесь с этих мест и прекращаете насылать на людей чуму зомбиз... Идет?
   - С-согласен, капитан, - прошипел Орззон, вздувая все 'пузыри' уродливой жирной морды. - Т-только одна з-загвоздка - у меня н-нет меча, у м-меня лишь своя л-любимая дубовая д-дубина людоеда.
   И, отдернув свой черный плащ, он обнажил висящую на его тёмном поясе увесистую дубину, почти всю покрытую острыми клыками какого-то древнего ящера!
   - Ладно, пусть у вас будет дубина, - лишь пожал плечами капитан-рыцарь и, развернув вместе с сержантами коней, стал готовиться к бою.
   - Капитан... - вдруг шепотом обратился к нему Фиренс. - Если что, я враз прострелю этому жабенышу пупырчатую черепушку...
   - Ненужно, друг... - в ответ прошептал Дагон. - Это поединок чести - всё должно быть по-честному...
   - А если он применит на вас какую-нибудь магию? - тут же обратился к нему и Джелир.
   - Ну, тогда... - запнулся капитан-рыцарь. - В таком случае можете тоже смело вступать в бой...
   Отъехав от некроманта на некое расстояние, он вновь повернул к нему своего белого рысака, опустил забрало и, с емким лязгом вытащил из ножен меч. Вытащил, будучи готовым в любой момент кинуться на противника!
   'Лишь бы не проиграть... - с сим только и забилась в его голове мысль, вместе с мысленно замелькавшей вереницей лиц всех дев отряда. - Иначе... иначе даже и представить страшно, что этот 'пузырь' сделает с ними...'
   - Т-так как, к-капитан?! - наконец донесся до него шипящий бас также приготовившегося к бою Орззона. - Н-начнем наш п-поединок?!
   - Да, генерал, да! - глухо вскликнул из-под 'псиного' шлема Дагон. - Начнем!
   И, стукнув по бокам коня, размахивая мечом, во весь опор помчался на могущественного некроманта - некроманта, который, в свою очередь, издав зверский рык, в тот час, помчался к нему на своем, высоко подняв свою клыкастую дубину!
   'Лишь бы не проиграть... - вновь всплыло в Дагоне, где-то уже с посвистом встречного ветра. - Лишь бы не проиграть...'
   И, сблизившись с темным всадником до критической точки, со всего лета рубанул... воздух! Рубанул, в ту же секунду получив 'ответку' в виде потрясающего удара дубиной прямо в лицо - от коего - враз 'вылетел' из-под седла рысака, со страшным грохотом обрушившись наземь!
   'Что произошло?!' - лишь вспыхнула в нем мысль и погасла.
   Чувствуя тупую боль в лице (а вместе с нею и теплую соль крови из носа!), он открыл ошалевшие глаза и, увидел сквозь трещины разбитого забрала всё того же темного всадника - уже возвышающегося над ним странника, гоготавшего... неимоверно громовым смехом!
   - Ха-ха-ха, что в-вкусил моей д-дубины, с-смертный?! - во всю хохотал над ним Орззон, тряся толстой мордой словно вспученным на дрожжах тестом. - Хотел так п-просто одолеть б-бога зомбиз?! Г-глупец, г-глупец...
   'О, нет! - тут же, чуть ли не вскрикнул Дагон в ответ, всей пронзительностью вернувшегося сознания поняв произошедшее. - Я проиграл поединок! Он выбил меня из седла! Нет-нет-нет-нет!'
   Некромант же, непрестанно раскатываясь смехом, метнул какую-то зеленую пыль в сторону самого его собравшегося отряда и, в один миг подчинил их всех своей воле! И, так, что, всегда было верные ему соратники да соратницы (вместе с боевым магом!), разом вспыхнули светящейся зеленью глаз, да перешли на сторону... нежити!
   - Нет! - уже с отчаяньем выкрикнул капитан-рыцарь.
   И, внезапно поднявшись, хотел было пронзить некроманта ударом меча снизу, но... тот, уже ударом ноги, снова опрокинул его на землю!
   - С-смирись, с-смертный... - наконец, успокоившись, холодно блеснул на него 'лупами' Орззон. - М-может ты и н-неплохой рыцарь, но т-ты бессилен биться с таким некромантом как я. Ты п-проиграл и, теперь, ч-что было твоим, будет п-принадлежать мне...
   - Он ещё не проиграл! - вновь, кинувшись метеором с небес, снова 'вышла из тени' демонесса Инфанта. - Твоя сила, в сравнении с его истинной силой, просто гниль болотная!
   - Г-гниль?! - скривил бесцветные губы генерал-некромант. - Ч-что-ж, тогда пусть, наконец, п-покажет мне её! Пусть, например, с-сейчас же ею спасет тебя!
   И, сими словами, внезапно подскочив на коне к прекрасной дьяволице, грубо схватил её за горло, эффектно поднял над землей, да стал тут же... душить!
   - П-пусть спасет! - засим, зло повторил он, приблизив свою бледно-зеленую морду к её темно-красному лику. - Или, всё это б-было лишь т-твое бла-бла-бла?!
   'Дагон! - в тот час, мысленно обратилась к изумленному капитану-рыцарю, захрипевшая в удушье инфернальная дева. - Теперь, всё лишь в твоих руках! Вспомни, как при нашей первой встрече я побуждала тебя раскрыть себя?! Ныне, только этим ты и сможешь изменить всё! Слышишь, можешь изменить всё!'
   'Прости, но, я вовсе уже перестал что-либо понимать! - удивился в ответ, так и лежащий на спине Дагон, глядя, как беспомощно в воздухе дергаются её копыта. - Как это я раскрою себя, что смогу изменить всё?! Как это?!'
   'Прошу тебя, Дагон... - совсем мысленно взмолилась она, ещё сильней захрипев вслух. - Если ты сейчас же не раскроешь себя, то, всё пропало! Прошу, хотя бы ради нашей любви!'
   'Какой нашей любви?!' - вообще пораженно ухнул капитан-рыцарь.
   И, в ту же секунду, на его сознание словно обрушился ослепительный райский свет, который вдруг озарил юную кареглазую девушку в пушистом белом платьице, с коей он... весело бежит по какой-то зеленой лужайке у синей реки! Бежит и, с хохотом валится с нею под тень некого дуба, где долго-долго, с трепетом юных сердец, придается нежным ласкам и сладости поцелуев!
   'Ветла, это ты!!! - тут же, взорвалось в его мозгу имя самой первой возлюбленной им дамы, некогда загадочно пропавшей в своем имении. - Ветла это правда - ты?!!'
   Однако, никто ему не ответил - сумеречная реальность с оглушительной силой вновь вернула его перед некромантом, который, только что задушив демонессу, бросил её тело на землю! Бросил, вновь загромыхав воистину чудовищным смехом!
   'Нет, Ветла, нет! - в тот час истошно выкрикнул Дагон, глядя уже на бездыханное тело той, которую когда-то давно любил. - Н-н-н-нет!'
   И, взглянув уже на гогочущего темного всадника с вспыхнувшей невероятной жаждой мщения (а вместе с нею и явившимся вмиг зудом во всем своем теле!), в одно мгновенье вскочил на ноги и, исторгнув из себя вопль чудовищной боли, красиво воспарив ввысь, поразил его... костным лезвием хвоста прямо в глотку! Поразил, погрузив её в неё почти до самого основания!
   - Д-дьявол! - в ужасе прошипел генерал-некромант, в то же мгновенье став захлебываться своей же темно-гнилостной кровью. - Т-ты, оказывается, с-сам д-дьявол!
   И, издав последний вздох, в тот же миг грузным мешком слетел со своего коня на землю!
   Дагон же, даже не обращая внимания на то, что у него впервые появились красно-бурые копыта (напрочь разорвавшие собою латные поножи!), вырос длинный 'огненный' хвост и выявились два темных увесистых рога (пробивших собою бацинет!), сорвав с себя окровавлено-смятое забрало, медленно подошел к телу обнаженной Инфанты и... поднял его на руки!
   'Ветла... - только и вымолвил мысленно он, не без невольно хлынувших слез, впервые видя в её инфернальном лике знакомые черты из прошлого. - Как же так?.. Почему же ты сразу не сказала мне кто ты такая?.. О, Ветла, прости... Прости меня... Я ведь даже и не догадывался... Ветла...'
   Всё пуще пуская слезы, он занес её вовнутрь таверны и, вскоре, возложил её тело на один из столов.
   - Прости, Ветла... - глотая слезы, проговорил он уже вслух. - Прости, что был все время так глуп...
   И, развернувшись, решительно вышел из помещения, в один миг мысленно предав его... буйному пламени! Пламени, которое полностью охватило его всей своей испепеляющей силой!
   'Мда, а вокруг, похоже, наступил настоящий ад... - лишь печально глянул он по сторонам. - Только лишь один сплошной ад...'
   Действительно, так и обагряя землю своей вонюче-гнилостной кровью, весь периметр уже просто утопал в трупах зомбиз, вместе с которыми лежали ещё и обрушившиеся кости лучников, в свою очередь 'присыпанных' сверху черными перьями выпотрошенных ворон!
   Тихо мерцая мириадами бликов под серебряным светом вечерних звезд, все это казалось большой братской могилой павшей нежити, раскинутой на потрясающем фоне уже вовсю занявшейся в огне линии леса!
   И, посреди всех этих десятков гниющих трупов, сотен павших костей и бушующего в лесах моря огня, остался только он - рыцарь-полудемон, да его конный отряд, до сих пор пребывающий под... чарами убитого некроманта!
   Чувствуя, что может легко снять эти чары, Дагон было поднял свою руку (в коей латные перчатки эффектно пробили темные острые когти!) и, хотел было одним взмахом снять их, но... отпустил.
   'Нет, я все же должен расколдовать их... - в ту же секунду возразил он сам себе. - Пофиг, если увидев меня таким демонизированным, они отвернутся от меня... Главное, что все живы и... что мы победили...'
   Так, приободрив себя, капитан-рыцарь вновь поднял когтистую руку и, все-таки расколдовал всех, вмиг потушив в очах соратников и соратниц зеленый свет зомбиз!
   - О, Хольда! - тут же вскрикнул расколдованный Фиренс, пораженно взглянув на Дагона вместе со всеми. - Капитан, вы что... демон?!
   - Нет, он полудемон! - в тот час вспыхнул оранжевым пламенем глаз маг Эллинг. - И, кажется, всегда им и был!
   - Капитан?! - в свою очередь изумленно вытянул лицо Джелир. - Что с вами произошло?!
   - Да, что с вами?! - просто 'вылупил' на него 'лупы' и Вуад. - Вас заколдовали?!
   Все девы же, испуганно заискрив глазами, разом отшатнулись назад!
   - Отряд! - в ответ обратился ко всем Дагон. - Во-первых, как можете убедиться, мы снова одержали победу, пусть, возможно и самую необычную из всех побед. Во-вторых, Эллинг прав - я оказался полудемоном. Однако, честно не знал, вплоть до недавнего момента, что все время являлся им... Поэтому, в связи с этим открывшимся нетривиальным обстоятельством, вы, теперь, имеете полное право не подчиняться мне... Я же, могу лишь сказать вам то, что хоть внешне и изменился, но по-прежнему в сердце храню идеалы воинской чести и рыцарской добродетели... Так что, решать вам...
   - Дык, что тут решать?! - в то же мгновенье, хоть и без некой растерянности, ответил за всех ламеллярный берсерк. - Если вы, капитан, утверждаете, что, как и прежде верны себе, то... лично я по-прежнему остаюсь верен вам! И, мне все равно, что у вас появились какие-то там 'рожки да ножки'! Главное, что вы мой друг, соратник и капитан! Да, я остаюсь верен вам!
   - Спасибо, друг! - в тот час в сердцах воскликнул Дагон. - Спасибо, мне очень приятны ваши слова!
   - Я тоже остаюсь верным вам! - в свою очередь признался ему рыцарь-хергит. - Можете, как прежде рассчитывать на меня как на соратника!
   - Спасибо, Джелир! Я не сомневался в вас!
   - И я остаюсь с вами! - сознался и конный страж. - Я в полном вашем распоряжении!
   - И мы, капитан, мы тоже с вами! - сразу выступила за всех дев Зимар. - Мы не оставим вас!
   И, вытащив оружие ближнего боя, весь отряд грянул пред ним троекратным криком 'ура'!
   - Что-ж, тогда слушай мою команду! - вспыхнул в улыбке рогатый Дагон, в один прыжок запрыгивая на своего коня. - Мы движемся дальше! Мы продолжаем поход!
   - Ура-ура-ура! - вновь, дружной триадой выкрикнуло его невеликое воинство.
   И, следуя за ним, тут же тронулось в путь! Тронулось, снова оставляя после себя горы трупов, да бушующие моря всепоглощающего пламени...
  
  
   10) Рыцари Форцальдских дорог.
  
   'Что-ж, друзья. Раз уж пошли такие откровения то, в таком случае объявляю всех нас Рыцарями Форцальдских дорог! Да-да! Мы Рыцари Форцальдских дорог!' - капитан Дагон Шеппе.
  
   Мягко стелясь по прохладной земле, окучивая тонкие космы кустов и буйные шевелюры деревьев, по предрассветному лесу, словно парным молоком, бурно разлились белесые клубы тумана. Почти утопая в их волнах, петляющая лесная тропа всё продолжала убегать дальше, всё время таинственно растворяясь будто в дымчатом занавесе. Насыщенный же, влагой воздух, тихо серебрился свежей росою в расстеленных коврах пышных трав, да пестрых вереницах диких цветов.
   Словно плывя в сем тумане, отряд, пережив тяжелую бессонную ночь, продолжал двигаться дальше под привычный глухой топот коней и звонкое позвякивание своей амуниции. Впервые, разбившись на трое, в авангарде ехали Греда, Зимар, Клюзи. В центре - Джелир, Дагон, Фиренс. В арьергарде - Вуад, Эллинг и Вила.
   Тускло блестя в серых сумерках каплями влаги на тяжелом стальном снаряжении, усталые соратники задумчиво вели своих коней вперед. Не менее уставшие оруженосицы же, вновь подретушировав немудренной косметикой свои прелестные лица (да искусно покрыв свои шлемы венками из диких красно-белых роз!), верно держались рядом - испытывая благодарность мужчинам за то, что те не отдали их жестокому некроманту, они хотели сегодня казаться им наиболее красивыми и, были готовы выполнить любую их прихоть!
   - Вот это туман! - пораженно промолвил Фиренс, сонно взирая на густо клубящуюся вокруг бело-серую дымку. - Словно не туман, а какая-то раз лившаяся воздушная пена!
   - Точно, - кивнул ему Джелир и, взглянув уже на капитана, в тот час расплылся в мягкой улыбке. - Капитан, как раз как вы любите...
   - Верно, сержант, - улыбнулся в ответ Дагон, пряча свернутый вокруг талии демонический хвост под занавес плаща. - Только лишь не хватает каких-нибудь выныривающих из него врагов... Хотя бы вчерашних проклятых зомби...
   Рыцари дружно грянули в смехе.
   - Зря смеетесь, друзья... - подал сзади голос маг Эллинг. - То, что среди весны вдруг так похолодало, что, везде всё затянуло туманами - это ещё один признак того, что Темная эра возвращается в наши дни...
   - Отец, - улыбнулся ему капитан-рыцарь. - Я думаю, что мы, даже и без этого, ещё вчера хорошо убедились в этом...
   Рыцари вновь грянули в смехе.
   - Тем более... - продолжил Дагон, едва не цепляя ветви деревьев своими увесистыми рогами. - Как видите, я и сам теперь обладаю инфернальными силами. Поэтому, не беспокойтесь насчет наступления новых темных времен - раз мы вчера выстояли против могущественного некроманта Орззона, выстоим и против любого другого врага!
   - Ура-ура-ура! - в тот же миг, поддержали его ликованьем сержанты.
   - И вас действительно, капитан, ничего больше не беспокоит? - изумился рунический жрец, растеряно переглянувшись с Вуадом.
   - Ну, почему же, отец? - удивился капитан-рыцарь. - Если не считать того, что, я, отныне выгляжу не совсем обычно то, я озабочен ещё тем, что мы вновь остались без крова. Что, мы, снова всего лишь воинственные скитальцы...
   - Да, таверна была хороша... - вздохнул Фиренс, привычно тянясь за элем. - Однако, капитан, лично я все же рад, что мы снова в пути. Признаюсь, что лишь только вчера осознал то, что в седле да на природе, я, все же, чувствую себя более уверенно. И, хоть понимаю, что, настоящий рыцарь должен иметь хоть какое-нибудь имение с замком, я, все-таки рыцарь дорог...
   - Я тоже, капитан, вчера понял это, - тут же следом признался Джелир. - И мне также приятнее кочевать, чем быть где-то всё время в одном месте...
   - Что-ж, друзья, - улыбнулся им Дагон. - Раз уж пошли такие откровения то... в таком случае объявляю всех нас Рыцарями Форцальдских дорог! Да-да! Мы Рыцари Форцальдских дорог!
   - Ура-ура-ура! - в то же мгновенье, вытащив свое холодное оружие, вновь возликовали сержанты.
   И, вместе с сим ликованьем, ламеллярный берсерк хотел было торжественно отпить из фляги эля, но, Дагон, вдруг 'выстрелив' из-под плаща гарпуном хвоста... выхватил им её у него! Выхватил, в тот час став жадно испивать хмелящее содержимое!
   - Капитан, вы чего?! - только и вскинул бровями Выпивоха.
   - А то, сержант, что, я вам пока запрещаю пить хмельное! - оторвавшись от фляги, не без улыбки проговорил ему рогатый капитан-рыцарь. - Ведь вы и так не свежо выглядите после бессонной ночи, и, если вам дать сейчас ещё и выпить эля то, боюсь, вы вовсе наляжете на гриву коня, да будете весь последующий путь сопровождать диким храпом!
   Все, кроме берсерка, тут же окатили лес шумным смехом!
   - Возможно, вы правы, капитан... - слегка смутился Фиренс. - Пока нет привала, надо действительно хранить ясность сознания... Но, как же нам тогда взбодриться, капитан? Ведь, после прошедшей треклятой ночи, ох, как клонит ко сну...
   - Да, капитан, как нам взбодриться? - поддержал его Джелир. - Может, остановимся ненадолго и я на костре заварю бодрящего хальмарского чаю?
   - Нет, старший сержант, - отказал Дагон, хвостом возвращая берсерку опустошенную флягу. - Так как, у нас больше не осталось никакой проволоки для ограждения биваков, считаю, что останавливаться нам пока рано... Но, вы правы - взбодриться нам как-то надо... Как? Дайте подумать...
   'Как же взбодриться? - спросил уже мысленно он себя, задумчиво устремив взор во всё вьющуюся 'кашу' тумана. - Может приказать всем спеть какую-нибудь бодрящую песню? А что - это мысль! Но, какую именно? Надо что-то бравурное, патриотическое, но не про королевскую армию... Хммм, такая песня есть только о... Форцальдии! Да, именно - мы споем 'Форцальдию'!'
   - Отряд! - в тот час, обратился он ко всему своему небольшому воинству. - Для поднятия боевого духа и бодрости, приказываю спеть 'Форцальдию'! Зимар зачинай - девы подхватывают - все остальные же потом 'берем' основу! Исполнять!
   И, подчиняясь сему его необычному приказу, полукровка, вспыхнув веселым взором глаз, в то же мгновенье 'полилась' серебряным а-капелла:
  
   О, снова в путь зовет звезда -
   Звезда утра - всегда.
   Туда, где реки и поля,
   Форцальдия моя...
  
   И, в тот же миг, вновь 'разлилась' сим куплетом в 'подхвате' уже дуэта иных дев, этим, в одно мгновенье, вознеся песню к самим... отуманенным верхушкам деревьев!
   'Да, о да! - внутренне возликовал Дагон, всеми фибрами души вмиг ощутив красоту их пения. - Как это прекрасно! И, что это я раньше не додумался использовать походные пения?!'
   Периодически опуская рога от наиболее низких ветвей деревьев, он, дождавшись окончания женской 'партии', сразу начал первым мужскую:
  
   И, если там найду тебя -
   Любовь свою - всегда.
   Любя сольюсь с тобой тогда,
   Форцальдия моя...
  
   Не смея рушить ни на секунду гармонию песни, за ним следом подхватили куплет все соратники отряда, 'разлив' её уже по всему лесу!
   'Великолепно! - всё поражался Дагон, видя весело замерцавшие глаза поющих соратников. - Пение действительно нас приободрило! Оно приободрило нас!'
   И, уже вместе со всем отрядом (кроме немой, но также улыбающейся Клюзи!) дружно, на весь сумеречный лес 'жахнул' последние куплеты:
  
   Да, буду я не одинок -
   Любя тебя - всегда.
   Ты свет любви, её венок,
   Форцальдия моя...
  
   И, как бы не окончил путь
   Любви к тебе - всегда.
   Ты - моя плоть, моя ты суть,
   Форцальдия моя!
  
   И, троекратно грянув 'ура', отряд торжественно завершил песнь!
   - Хо-хо, капитан! - в тот час, вспыхнув улыбкой, довольно пробасил Фиренс. - Да мы, оказывается, прям отряд скальдов! Как здорово спели, а?!
   - Точно, спели так спели! - рассмеялся в ответ Джелир, как всегда, случайно рассекая листву деревьев торчащим из-за спины лезвием косы. - Но, только я, в отличие от вас, почувствовал себя настоящим акыном! Правда, и девушки тоже весьма неплохо спели - красавицы!
   - Верно, старший сержант! - согласился с ним сам Дагон, невольно глянув на едущих спереди оруженосиц. - Их голоса только лишь украсили эту старинную песню!
   - Да, красиво спели... - в свою очередь, сразу отозвался маг Эллинг, ласково ероша пальцами белую грудку сидящей на нем совы. - Думаю, капитан, вам надо и впредь устраивать нам такие 'концерты'. Ведь, согласитесь, с песнями, походы будут только веселее!
   - Верно! - поддакнул ему и Вуад. - Например, у меня, всю сонливость словно рукой сняло!
   Все тут же окатили лес новым выплеском дружного смеха.
   - Хорошо-хорошо, друзья! - улыбнувшись, обратился ко всем Дагон. - Отныне, обещаю, мы будем петь походные песни!
   - Ура-ура-ура! - в тот час, в унисон грянули все соратники да соратницы.
   'Эх, как же все-таки здорово, что мы все вместе! - счастливо вздохнул про себя капитан-рыцарь. - Что мы все живы и здоровы! Что мы продолжаем свой путь дальше и, как прежде остаемся воодушевленными!'
   Пребывая на сем гребне всеобщего воодушевления, он, заметив на земле белые звезды крупных ромашек, одним рывком хвоста вырвал целую охапку и... протянул её впереди едущим оруженосицам!
   - Берите по ромашке! - кивнул он им в ответ на вмиг вспыхнувшую их растерянность. - Вы, сегодня, вполне этого заслужили!
   Разом полыхнув смущенными улыбками, Греда, Зимар и Клюзи, взяли по одному цветку и, в знак благодарности кивнули ему - он же, слегка поддавшись назад, отдал последнюю ромашку и прекрасной воительнице Виле.
   - Ну, капитан, теперь у нас просто цветник! - заметив сей жест, тут же рассмеялся Фиренс. - Наши девицы и так украсили свои шлемы венками из цветов, так у них ещё сейчас и ваши ромашки! Ну и ну!
   - А чему удивляетесь так, сержант?! - улыбнулся ему Дагон. - Девушки издревле украшали себя цветами. И, им всегда они шли к лицу. Или, вам стало вдруг завидно, что я уделяю им особое внимание? Хорошо, я отщипну целый букет и для вас!
   И, с сими словами, вновь 'выстрелив' хвостом, он преподнес ламеллярному берсерку большую охапку новых ромашек!
   - Капитан?! - в ту же секунду удивленно уставился на него Выпивоха под грянувший взрыв всеобщего смеха. - Это вы... мне?!
   - Берите-берите, сержант! - с нисходящей улыбкой, подтвердил капитан-рыцарь. - Дарю от чистого сердца как самому ценному соратнику!
   - Спасибо... - вмиг покраснев от смущения, только и вымолвил берсерк, принимая цветы под всё несущийся хохот. - Я вам очень признателен...
   - А как же я, капитан? - не без смеха, в тот же миг спросил его седобородый маг Эллинг. - Неужели я вам менее ценен, чем наш друг Фиренс?
   - Отец, - улыбнулся и ему Дагон. - Учитывая то, что в последние дни, нас только и выручала ваша магия, я должен признать, что вы и вовсе бесценны для нас! Вот поэтому, именно ранее предвидя сие, я вам авансом и отдал Вилу! Неужели вам этого мало и, вы хотите ещё и ромашек?!
   - Я шучу, капитан, шучу! - ответил, рунный жрец, в смехе невольно тряся на плече свою пернатую спутницу. - Конечно, я вполне доволен вашим 'авансом'! Хоть так ещё и не воспользовался им!
   - Ещё воспользуетесь, отец, - рассмеялся капитан-рыцарь. - Вот как только найдем безопасное место для привала, то, можете смело и пользоваться! Вы, этого, как никто заслужили!
   - Ловлю вас, на слове, капитан! - игриво подмигнул ему старец в доспехах. - Ловлю на слове!
   'Да, и мне бы не помешало развлечься с девицей, - подумал уже про себя Дагон, взглянув на движущийся 'цветник' из оруженосиц. - После всего того кошмара, что произошел ночью, забыться в женских объятиях, было бы самое то... Правда, хотелось бы забыться в миловании Греды, которой, я, вчера, так и не признался в своих чувствах... Впрочем, вряд ли она ответила бы взаимностью... Тем более сейчас, когда у меня появились рога и копыта...'
   Задумчиво уставившись в висящий на спине треугольный щит всегда волнующей его рослой нордки, он слегка загрустил - однако, дева, словно почувствовав спиной его взгляд, обернулась, да, в тот час... одарила его сияньем веселой улыбки!
   'О, боги! - тут же встрепенулось всё в Дагоне. - Греда улыбнулась мне! Она улыбнулась мне! А это значит, что... я по-прежнему ей нравлюсь! Что-ж, в таком случае, для меня ещё ничего не потеряно! Хотя о чем это я?! Она же дева Фиренса! Все равно, по уставу она принадлежит лишь ему...'
   - Капитан... - в то же мгновенье, тихо обратился к нему вновь 'оживший' берсерк, заткнув подаренный букет ромашек за пояс. - Хоть мне это весьма непривычно, я ещё раз благодарю вас за подаренные мне цветы. Однако, я хотел бы поговорить об ином, а именно, о своей девице Греде... Пусть вы и признаете, что я ценный для отряда боец и преданный друг, я вижу, что, вы по-прежнему считаете меня неотесанным грубым воякой, этаким солдафоном, который, кроме битв и эля, больше вокруг себя ничего особо и не замечает... Так вот, должен сказать, что это не так. За прошедшее время наших лесистых скитаний, я заметил то, что вы, хоть и имеете свою оруженосицу, но, явно неравнодушны и к моей Греде... Я догадался об этом потому, что вы всегда защищали её от любых проявлений моей дедовщины и всяких других интимных обязанностей... Так, к чему это всё я? А к тому, что если вы и вправду неравнодушны к ней, то, можете тоже спокойно брать её в свое полное подчинение... Прямо в любое удобное для вас время... Да, я разрешаю это вам, капитан, из большого уважения к вам и нашей дружбе...
   - Спасибо, друг! - сразился сим откровением Дагон и, похлопав его по плечу, с заговорщической улыбкой добавил. - Отныне, будем считать, что Греда наша общая дева!
   - О чем это вы там секретничаете?! - улыбнувшись, окликнул их Джелир, весь просто мерцая в серебристой влаге тумана. - Или это военная тайна?!
   - Узнаете, старший сержант! - рассмеялся капитан-рыцарь, хитро переглянувшись с ламеллярным берсерком. - Узнаете на первом же ближайшем привале! А пока, давайте, снова затянем нашу 'Форцальдию'! Да уже сразу все вместе! За-пе-вай!
   И, вновь, словно полившись над кучерявыми волнами тумана, на весь лес дружно грянуло 'О, снова в путь зовет звезда...'! Грянуло, тут же взметнувшись ввысь потрясающим унисоном октета из женско-мужских голосов воодушевленных соратников и соратниц!
   Так, во всю распевая эту старинную песнь, они, строго двигаясь по лесистой тропе, продолжали, да продолжали уходить в манящую глубину сумеречного леса и, вскоре, окончательно растворились в нем, исчезнув за дымчатым занавесом густого, всё изливающегося тумана...
  
   КОНЕЦ.
  
   (Апрель-Сентябрь. 2013-2016 гг.)
  
    []
  
  Интересные факты, связанные с романом 'Рыцари форцальдских дорог':
  
   * Роман создавался по мотивам видеоигр 'В седле и с клинком' и 'Героев меча и магии'.
   * Работа над романом началась в апреле 2013 года. Завершилась в сентябре 2016 года.
   * Роман состоит из 10 глав. С под главами - из 19 глав.
   * Всего в романе около 60 тысяч слов.
   * Это мой второй роман с рыцарской тематикой после романа 'Легенда о рыцаре Кристиане Бенолли' (2006-2011 гг.) и, первый в стиле приключенческого фэнтази.
   * Образы сержанта Фиренса и старшего сержанта Джелира, списаны с двух помощников героя в 'В седле и с клинком' - т.е. с Фирентиса и Джеремуса. Однако, Фирентис списан больше, т.к. вместо Джеремуса я больше представлял Тахира Хусаинова. (Человека, с которым я работал в городской экспертизе с сентября 2012 по май 2013 годов)
   * Хоть в 'В седле и с клинком' Фирентис с Джеремусом выступают за Свадию (прототип Священной Римской империи), в моем романе Фиренс норд, а Джелир и вовсе хергит.
   * Если Джеремус являлся лекарем, то его реальный прототип Тахир Хусаинов является инженером (В 'В седле и с клинком' инженером был сарранид Артименнер.)
   * Не знаю каким образом, но, я уверен, что и Джеремус из 'В седле и с клинком' списан с Тахира Хусаинова. (Да-да, именно персонаж из того самого 'Mount&Blade' и 'Mount&Blade.Warband'!)
   * Кстати название Джелир носит падь в Читинской области в России.
   * Оруженосица сержанта Греда Норме списана с Юлии Гребневой, уроженки Херсонеса (Украина), в последнее время проживающей в Москве. Прототипа отличают красота, высокая набожность и жизнелюбие.
   * Прототипом старого охотника Вуада Суммона, являлся известный белорусский альпинист Владимир Сиротин. Он трагически погиб 1 августа 2015 года в горах Кавказа. Т.е. спустя четыре дня, как только я окончил третью главу романа, в коем мой образ (Дагон) сидит ночью у костра рядом с ним, чистящим одежду от рвоты зомби-толстяка!
   * Образ прекрасной демонессы Инфанты, списан с современной Веры Гриценко.
   * Прототип мага Эллинга - рунный жрец Эрлинг - один из представителей Севера во вселенной Heroes.
   * В начале романа у Джелира конь - породистый гунтер. В дальнейшем же у него неожиданно появляется белый рысак.
   * В первых главах романа Фиренс пару раз произносит фразы на литовском языке.
   * Впервые, в своем творчестве, я, именно в этом романе описал телепатическую связь.
   * Маг Эллинг активирует полет заговоренных ножей с помощью волшебного дубового посоха - эта способность, подражание способности мага из приставочной игры на SEGA 'Кадаш'.
   * Уже к пятой главе романа герои окончательно формируют отряд из группы 9-ти человек.
   * В седьмой главе "Воспоминание о былой... войне", герои вспоминают все те ситуации, которые происходили с моим героем и спутниками в "В седле и с клинком". Также, в ней, Вила Даст (прототип Дианы Амфт) исполнят у бивачного костра песню одним из ранних стихов советской поэтессы Натальи Бусыгиной "В калейдоскопе зимы". Именно я написал об этой поэтессе статью (см. "Наталья Бусыгина. Самарская поэтесса") и инициировал внесение её имени в Википедию. Кроме того, я считаю себя солдатом таинственной поэтессы.
   * В предпоследней девятой главе 'Круговая оборона или... зомбиз новая волна!', никто из героев (кроме мага Эллинга), несмотря на огромное количество зомби, так и не вступил с ними в бой! Более того, никто даже ни разу не выстрелил по ним из стрелкового оружия!
   * Прототип генерал-некроманта Орззона - известный генерал-некромант Орсон из фракции Некрополиса во вселенной Heroes.
   * То, что, главный герой в конце оказывается полудемоном и этим побеждает главного злодея некроманта - моё подражание 'Темному мессии' Сарефу, история которого является одним из ключевых эпизодов в той же вселенной Heroes.
   * В последней главе герои исполняют песню 'Форцальдия' стихом моего сочинения.
   * Главное, что я хотел показать в этом фантастическом романе, так это то, что если группа людей действительно по-настоящему дружна и по-военному дисциплинированна, то им никогда не помешают никакие возрастные, половые и национальные отличия. Они всегда справятся с поставленными задачами и преодолеют самые неожиданные препятствия.
   * Именно после того, как я выложил на Прозе.ру всего лишь первые главы данного романа, я получил уведомление, что номинирован на соискание национальной литературной премии "Писатель года" за 2015 год.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"