Ватный Василий Колорадович: другие произведения.

Книга 5. Гибель империи

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ГГ в составе варварских войск Аттилы посещает исторические места Европы

  Книга пятая. ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ
  
  Глава первая
  В вечном городе Риме скончалась Галла Плацидия - мать императора Валентиниана III. Нынешний император в детстве был трудным ребенком, в отрочестве он был извращенцем, а как стал совершеннолетним то превратился в настоящее чудовище, и в таком состоянии проправил до самой смерти своей матери. После смерти Галлы Плацидии в 33 года Валентиниан остался один, без друзей и надежных советников. Люди его матери начали бежать к императору востока Феодосию.
  С целью укрепления своей власти, Валентиниан III решил отдать свою дочь Евдокию за муж за сына Аэция по имени Гауденций, тем самым привязав лучшего стратега империи к себе. Аэций был не против брака, однако эта свадьба могла резко ухудшить отношения Западной Римской империи с вандалами. В те времена, когда угроза вандальского нашествия стала преобладать над другими угрозами и подлым варварам удалось захватить Сицилию, Галла Плацидия - мать Валентиниана III обвенчала свою пятилетнюю внучку Евдокию с сыном царя вандалов Гунерихом, тем самым замирив варваров.
  Аэций и Валентиниан понимали, что если они нарушат слово, данное умершей матерью Валентиниана и не отдадут Евдокию замуж за Гунериха, то Гейзерих объявит войну.
  Умелыми и хитрыми интригами Аэций подкупал, стравливал и покорял варваров. Аэций предпринял неимоверные усилия по защите империи, его ум и хитрость позволили спланировать и провести уникальную операцию по примирению готов Теодориха и бургундов. Потом Аэций потратил тысячу литров золота на подкуп франков и устроил фактически переворот во франкской земле с целью приведения к власти Рамахера - одного из франкских про римских вождей. После наведения порядка в тылу, пришло время занятся вандалами. Готы царя Теодориха получили заверения в дружбе от франков, галлов и алеманов, получили много качественного оружия, после чего всеми силами навалились на испанские владения вандалов Гейзериха и в нескольких тяжелых битвах разгромили вандалов. Результатами этих кровопролитных войн стало полное изгнание вандалов в Африку. Однако, несмотря на поражение от готов, вандалы продолжают оставаться самой большой угрозой для империи после диких гуннов, потому, что вандалы своими пиратскими акциями практически полностью блокировали морскую торговлю. Варвары удушали Рим, лишая его поставок африканского зерна. Именно в этот момент еще живая Галла Плацидия и пообещала свою внучку в жены Гунериху, чтобы окончательно примирить вандалов. Но Галла Плацидия умерла, а её безмозглый сынишка, насмешкою богов называемый императором, одним только словом рушил всю политическую игру, позволяющую Риму существовать. Валентиниан считал, что после смерти матери теперь никто и ничего вандалам более не должен, император решал сиюминутные вопросы, а на стратегию ему было плевать. Сейчас главное с помощью Аэция усидеть на троне, а варвары, варвары-вандалы будут уничтожены, но чуть позже.
  Сам же Аэций считал, что самым опасным противником являются не вандалы, а бунтующие галлы. И именно сейчас пришло время решительными действиями уничтожить непокорных галлов, которых ромеи называли - багаудами. Однако решительных действий Аэций предпринять не успел, потому, что багауды напуганные союзом готов, франков и ромеев обратились с мольбой о помощи к Аттиле - императору варваров.
  Аэций давно вел свою игру с Аттилой, когда то эти два человека были хорошими друзьями, однажды заговорщики пытались посадить на трон Западной Римской империи Аэция, но теперь Флавий Аэций только смеялся над теми планами. Зачем ему самому лезть в эту змеиную яму, зачем подставлять свою дорогую шкуру под кинжал наемного убийцы? Тот, кто сидит на троне, всегда подвергает себя опасности. Поэтому Аэций решил пересмотреть предыдущий замысел и посадить на трон своего сына. А глупый варвар Атли пусть мнит себя вершителем судеб, пусть думает, что Аттила может назначать и снимать императоров по своей воле. Пришло время Аэцию начать новую, кровавую войну, теперь уже войну против своего бывшего товарища, не раз спасавшего и самого Аэция и Рим. Нужно только запугать этих жадных патрициев, нужно сделать так, что бы каждый человек в Риме и Равенне говорил о спасителе империи Аэции, а далее он пройдет под триумфальной аркой, как это сделал великий Юлиано Чезаро (Юлий Цезарь) и посадит на престол вместо мерзкого Валентиниана своего сына.
   Дабы иметь при Аттиле своего шпиона и быстрее получать все сведения из ставки врага, Аэций направил к варварскому императору своего личного секретаря и друга Константа, который был сведущ не только в делах Рима, но и в делах Константинополя. Атли доверял константу точно так же как и доверял Оресту, но Орест ко всему прочему был еще и отличным военачальником, а Констант - всего лишь политик.
   - Ну что скажешь Констант? - спросил Атли.
   - Прости великий царь, но я не могу прочитать сии письмена, они точно не ромейские.
   - Вот как? А я думал что сии буквы есть суть греческие - удивился Атли.
   - Некоторые буквы очень похожи на греческие письмена, однако слова не наши и прочесть их я не могу.
   - Значит все таки греческие? - задумался Атли - это письмо вчера пришло от царя лесного Чеслава, мне уже его перевел толмач царя кривичского.
  Аттила задумался, он не мог понять кто и какую игру ведет за его спиной? После больших праздников, после того как уехали оба посольства, вдруг внезапно заболела и умерла его любимая жена Керка.
  Керка была самой известной женщиной в Гунленде, ее обожали все не только за красоту, но и за ум. Для Керки был построен особый дворец, где она любила общаться с представителями различных родов и государств. По сути Керка была секретарем администрации Аттилы, то есть ни один гость не смел высказать прошение царю, если до этого не обговорил просьбу с Керкой. Царица могла сразу сказать любому просителю будет удовлетворена его просьба или нет, и что нужно сделать, чтобы её муж, а по совместительству царь вселенной был снисходителен к просителю. Любил ли Аттила Керку, ведь у него было сотни женщин? Ответ на этот вопрос только один, после смерти царицы великий император варваров приказал сжечь дворец, где Керка устраивала роскошные и изящные приемы для важных особ всей Европы, ибо не мог более взирать на то место, где нет теперь его женщины и верного советника.
  Но беда никогда не приходит одна, зимой от болезни умерла вторая жена Аттилы по имени Энге. И теперь на руках великого царя остался малолетний Эрнак, самый балованный и самый любимый сын престарелого царя. В несколько месяцев покоритель вселенной потерял двух любимых женщин, но самое главное, он потерял веру в богов, ибо боги забрали у него то, что он когда то любил. И вот теперь, пришла весть, что неизвестные враги пытались отравить его дочь Сердолик. Кто то, подлый и непримиримый объявил войну великому царю, но поскольку сил у подлеца нет, как нет и смелости бросить открытый вызов, то враг действует подло - исподтишка.
  Чеслав, славный малый - царь земли кривичской, дреговичской и вендской прислал письмо в котором было указано, что кто-то подсыпал в кувшин с квасом отраву, благо, что этот яд выпила старшая жена Чеслава по имени Цветана и сейчас она сильно болеет.
  Может быть Аттила и не был параноиком, может до этого все свои взоры он направлял на богов, что так подло отобрали у него двух любимых женщин, но письмо, письмо от своего зятя Чеслава привело царя в состояние бешенства и ярости. Чеслав писал, будто люди греческие, что живут в городе Херсонес подкупили его торговцев и через ведьму пытались отравить дочь Аттилы Сердолик, а также её мужа - царя лесного Чеслава.
   Атли перевел взгляд на поле, где резвились кони и продолжил.
   - Думаю я о том, что кто-то неизвестный пытался отравить и меня также как зятя моего Чеслава. Только боги отвели то зло. У Чеслава яд выпила его жена Цветана, а вместо меня, возможно яд выпили мои жены Керка и Энге. И вот теперь просит у меня Чеслав справедливого суда над кесарем Константинопольским, и желает идти в поход, чтобы покарать людей Херсонесских.
   Констант сглотнул, дело плохо, дело очень плохо, Атли не простит такого коварства. Даже если никто никого не травил, то все равно уже трудно будет переубедить великого царя в обратном, а большой поход можно повернуть на любого из императоров. Сколько золота было потрачено на подкуп и подарки, чтобы склонить Атли отказаться от походов, и пойти по простому пути, ограничившись сбором ежегодной дани, а тут такой провал.
   - Ведь это не первый раз, когда римляне показывают подлые глубины своей души. Даже меня пытались отравить посланники Феодосия, теперь вот мою дочь и моего зятя хотели коварно убить. - Аттила посмотрел на личного секретаря своего друга Аэция - Я думаю, что кто-то из ромейских императоров не отказался от подлых помыслов и пытался отравить меня.
  Констант был мужем бесстрашным, он прекрасно знал варваров, но даже у него сейчас предательски началась подергиваться щека, он ведь знал как скор бывает на расправу бич божий.
  - Иди же к своему господину и скажи, что теперь у Аэция нет никаких преград, его любовница Галла Плацидия умерла, теперь он может сделать задуманное. Я помогу в его замыслах, и это также верно, как я помогу Феодосию отправиться к богам, а если Аэций поторопиться, то сможет стать царем не только в Риме, но и в Константинополе, пусть женится на сестре Феодосия после его смерти.
  Констант склонил голову.
  - Что мы должны сделать, чтобы усмирить твой гнев?
  - У меня за зиму умерли две самые любимые женщины - задумчиво как бы сам с собой заговорил Аттила - а десять лет тому назад, сестра твоего царя Гонория прислала мне кольцо и просила взять её замуж. После этого она пропала, говорят гнусные служители распятого бога, упрятали прекрасную Гонорию аки птицу в клетку. Скажи своему царю, что я согласен взять в жены его сестру, пусть освободит ее немедля, и вот - Аттила протянул свернутый и опечатанный гербовой печатью свиток - передай мое письмо Гонории.
  - Прости великий царь, я не скажу тебе точно, но Гонория, она сейчас не в клетке, а давно вышла за муж за лучшего из патрициев империи. Однако твое письмо я передам, не сомневайся.
  Констант безбожно врал, но ведь он не мог сказать, что Атли прав и таки сидит до сих пор сестра императора в монастыре. Теперь нужно только извести Валентиниана, чтобы он побыстрее сделал то, о чем соврал посланец, иначе быть беде. А письмо, письмо нужно вначале показать Валентиниану.
  - Вот как? - как бы удивился Аттила - но мне было обещано, что вместе с женой я получу и римские земли как приданное.
  Посланник и личный секретарь Аэция побледнел, он понял, что Аттила задумал новый поход, и сейчас только ищет повода для новой войны, а этот поход может стать последним для Рима.
  - Мы всегда выполняем свои обязательства великий царь - склонил голову Констант - я передам твои слова императору, но мой господин и твой товарищ Флавий Аэций спросит, что взамен? Что ты попросишь взамен того, чтобы ты помог Аэцию сесть на Римский стол?
  - Просить мне у Аэция нечего - отрешенным тоном проговорил Аттила - голову Каллиграфа и лишенного яиц Хрисафия я возьму сам, они ответят за гнусные преступления, чего бы мне это не стоило. А от Аэция я прошу всего лишь честную плату данника, как ранее было оговорено, а еще я хочу себе варварскую Галлию. Мне ведь была обещана земля в качестве приданного Гонории. То, что она вышла замуж за другого это её личное дело и я не против её счастья, но разве я должен теперь от этого страдать? Те люди, что у вас зовутся багаудами очень хотят стать моими подданными и я обещал им защиту, поэтому я и прошу всю Галлию, и заметь не для себя, а для своих будущих верных подданных. Я слышал, что скоро в Риме состоиться свадьба, скажи Валентиниану, что я приду на свадьбу Гауденцио и Евдокии.
  - О великий царь - обрадовался Констант - ты придешь к нам в гости, тогда я передам, чтобы для тебя подготовили лучшие палаты в Равенне.
  Аттила посмотрел на секретаря Аэция рассеянным взглядом, как будто смотрит сквозь него.
   - Время игр прошло, теперь каждый из императоров должен будет заплатить за свои деяния, а твой господин Флавий Аэций должен принять решение и известить меня о том, чего же он хочет.
  
  Я сидел в деревянном срубе возле окошечка и читал письмо от Аттилы: "Прознал я про твои беды и про козни подлого кесаря Феодосия. Приди же ко мне сын мой и славный царь лесной Чеслав. Хочу совет держать с вождями народа своего и людей воинских осмотреть, а там, всем миром решать будем, как наказать подлого отравителя и помощь тебе учредить. Прийти же тебе повелеваю не позднее того, как отцветут первые травы в бескрайних лугах, и иметь при себе ты должен не меньше десяти сотен воинов. Царь твой и господин Аттила!".
   Я пятый раз прочитал это письмо, которое мне только что вручил посланник Атли. Читал и офигевал, все мои планы пошли коту под хвост, по сути мои планы относительно завоевания мира - это планы маленькой букашки. Я тут мечтал сослать в поход Радко и его людей, а сам хотел втихаря походить по его землям и лично принять присягу от всех вождей родов буссовых. Я то думал, что Радко подохнет там в великом походе вместе со всей своей дружиной. А тут такое дело "приди лично и приведи десять сотен воинов".
   А может заболеть? Или с коня упасть? Сломать там что нибудь не очень важное, и под этим делом в поход не пойти? Справку взять от психолога, проктолога, или о, справку о том, что я единственный гей в земле кривичской и меня нужно беречь, как будущий росток свободы и демократии на руси. Похоже у меня начинается нервный тик, впервые происходит то, от чего я не могу уклонится, не потеряв при этом все.
   Да, попал я походу как цыпленок в бульон.
   Ладно, плакать будем потом, а сейчас нужно опять совет мля, всей земли собирать и в поход готовится.
  Для проведения большого совета старцев я направил по всей земле глашатаев, чтобы оповестить вождей о времени и целях встречи. Саму встречу я решил проводить в Орше, так как к Орше было легче всего добираться моим новым подданным людишкам буссовым, то есть родовичам Радко, а также вождям различных родов, что жили южнее Припяти. Постепенно прибывали кривичи, дреговичи, волыняне, людишки буссовы, водь, весь, чудь, приехали даже вожди от переселенных в мои земли Аттилой склавинов.
  Каждый из прибывших вождей рассказывал обстановку, жаловался, предлагал или даже требовал. Требовали в основном защитить от злого соседа, который пользуясь большим количеством мужчин отжимает у более слабых охотничьи угодья, пастбища или посевные поля. Постепенно я вычислил несколько имен вождей, что так или иначе хулиганили в тех землях, что теперь по праву принадлежат мне. Не кривя душой могу сказать, что времена терпения и толерантности закончились, закончились с тех пор, как Аттила все эти земли передал в мое личное пользование и назначил с лесного царства приличный налог. И вот терерь получается, что некоторые люди игнорируют и мое решение и приказ Атли не затевать ссор, а некоторые, особо тупые бегают по лесам, грабят торговцев, показывают всем факушку и при этом еще и моих подданных достают.
   Перед советом я обговорил с некоторыми воеводами и лично преданными старцами, что бы те поддержали мое предложение и всячески высмеивали трусов, отказывающихся от похода.
   - Что сказать вам старцы - я тяжелым взглядом обвел всех присутствующих - есть у меня слухи что принесли люди торговые с земли великого нашего царя. Говорят, что умерли сразу две жены славного Атли. Помните ли вы как меня греки хотели отравить?
  Все присутствующие закивали головами и зашушукались.
  - Так вот вожди, думаю, что такую же подлость пытались сотворить и против царя нашего, но потравили его жен.
  - Говори уж Чеслав - тихо проговорил Боян - не девицы мы красные, не нужно издалека заходить.
  - Ну раз не нужно, так и не буду - кхекнул я - Требует царь наш воинов для большого похода на ромеев собрать и по весне к нему прийти, а воинов тех должно быть не менее тысячи.
  Старцы вначале как будто бы даже дышать перестали, такая стояла тишина, а потом как с цепи сорвались, все вдруг начали возмущатся и причитать, только воеводы сидели молча и уже начали что-то сами про себя подсчитывать.
  - Тишина - я поднял руку - Не о богатствах земель чужих помышляю, а токмо о земле своей пекусь. Знать должны все, что нет у нас возможности уклониться от войны, не властны мы над собой. Сейчас не возмущаться нужно, а думы думать о том, как нам живыми с той войны возвернуться. Как сделать так, чтобы пока я в походе буду, земли наши тати не грабили да людей наших на рынки рабские не уволокли. Знаю я, что в нашей земле есть те, кто не смирился с волей царя нашего и не желает идти под мою руку. Ну, что же, неволить таких не буду. Коли пойдут сами в поход и преклонят колени перед отцом нашим, то пусть и поступают как он им укажет. Однако же вы все должны понимать, что не могу я вывести рать в поле, зная, что у меня за спиной остались тати, что не подчинились воле царя нашего.
  - Тише старцы, угомонитесь, не бабы чай языками трепать! - припечатал Боян, затыкая самых говорливых старцев - Войне быть! Нет в том вины ни нашей ни царя Чеслава. Подлые ромеи против нас всех тяжкое преступление замыслили. Они в нашей земле себе татей нашли и яд в царский терем пронесли. Разве должно нам прощать врагов за такое деяние? Разве предки наши прощали врагов своих? А коле и простим, разве можем мы уклониться от воли царя более сильного и не прийти на его зов? А что касается людишек лесных, которые не признают Чеслава царем, то я вам так скажу старцы, перед тем как в поле овец выводить, нужно вначале всех волков повывести, а то порвут они все стадо, и никто вас не спасет ни пастух с копьем, ни боевые псы. Чеслав прав, за зиму мы должны найти каждого, а там уж судить будем по делам их, кого с собой возьмем, чтобы воду тут не мутили, а кого и к предкам отправить придется.
  - А чего тут думать, в поход сей же час идти надобно - заворчали воеводы - всех на арканах в Полоцк привести следует, а там уж мы спросим кто добровольно в поход пойдет, а кто в болотах поплавать решит.
  Воеводы были решительными и грозными, порывались немедля идти в карательный поход, чтобы за спиной врагов не осталось, когда мы на ромеев пойдем, а вот старцы притихли. А что тут думать, воевода он для сечи живет, воевода все расклады сразу же понимает. Вот сейчас у нас сила, а как уйдет дружина, то любая банда в сотню разбойников может уже и города штурмовать. А простой староста таких вещей не понимает, простым старцам кровь проливать не охота, они думают, что от татей можно будет дарами откупиться. Обычным людишкам сложно даже подумать о том, что вся их мирная жизнь в одну минуту может перемениться.
  - Царь наш требует выставить десять сотен воинов - подвел итог я - и это должны быть истинно воины, те, что не полягут в первой же сече. Потому не могу я надеяться только на наймитов от родов песиголовцев. Брать будем людей к железу приученных, и с нашей земли и от людишек буссовых, а коле найдутся люди военному делу обученные от соседних родов, то и их призовем, чай серебро и золото для найма есть. Возьму всех даже бунтарей, так и передайте. Пусть придут ко мне вожди от родов волынян и дреговичей, говорить будем.
  Я повернулся к Радко.
   - Земли наши людьми одинаково заселены, поэтому и воинов мы можем выставить одинаково. Но так будет не правильно, у тебя Радко земли степные, зерна да сена множество имеется, от того коней много, да и люди твои к конному бою приучены, а в наших лесах воины в основном пешим боем биться обучены. Посему порешим так, поскольку собрать конное войско больших затрат требует, то ты Радко выставишь всего три сотни воинов конных, я же тебе дам луков и копий столько, сколько попросишь. Остальное снаряжение и оружие делайте себе сами.
  Радко покачал головой, хотел возмутиться но не стал, три сотни воинов все таки не пять, я ведь мог потребовать выставить и пять сотен, к тому же воины Радко в основном легко конному бою обучены, то есть стрельбе из луков на больших дальность, а луки я дам, выходит, что большую часть затрат я беру на себя и от этого возмущатся как бы и не стоит.
  - Если собрать со всех поселений воинов, то я смогу набрать пять сотен воинов пешей рати, да еще сотня конных имеется. До зимы сделаю все, но из лучших пеших воинов обучу и посажу на коней еще сотню. Так, что приказ нашего царя мы выполним. Однако это не все, кроме воинов нам нужны люди обозные, нужны мастера бронные и лекари, а для обслуживания наших огнеметных машин нужны людишки, что огненному бою обучены. Но самое главное, что для обоза нужны особые возы и кони, а еще нужно много припасов для дружины и для коней.
  - Ох беда-беда царь - покачал головой бургомистр Полоцка - ты ведь сам знаешь, что амбары наши почти пусты стоят. До весны продержимся и землю зерном засеем, но для войска припасов нет. Серебра много, но что толку от того серебра, когда жрать будет нечего.
  - Знаю я люди, все то знаю. Посему прошу вас тряхнуть мошной и выкупить у соседей все остатки овса. Я сам лично отдам все серебро и злато на подготовку похода, но от вас прошу напрячь силы, вывести всех людей в леса на загонные охоты, да на реки для зимней рыбалки. Направим обозы санные к соседям, скупим припасы по любой стоимости. Еще прошу вас увеличить поставку угля и руды для печей.
  - Отдашь ли ты нам Чеслав свои запасы солнечного камня? - спросил дед Боян, что играл роль председателя совета старейшин.
   - Хотел я продать весь солнечный камень грекам, но если ваши людишки могут выкупить хотя бы часть, то берите сколько нужно. Однако же мы продаем солнечный камень очень дешево и все потому, что не умеем его обрабатывать. Найдите старцы в своих родах людей мастеровых, чтобы провели хотя бы первичную обработку янтаря, тогда и цена его возрастет втрое.
  - Мыслю так, каждой бабе от рождения приданое нужно - задумчиво молвил Боян - а приданное то вся семья собирает, вот и выставим мы солнечный камень, пусть вместо серебра в уплату за труды людям пойдет. Все для казны помочь будет. А что касается мастеров, то тут дело такое, если наши родовичи себе камень купят, то пусть сами и мастеров ищут, а вот тот камень, что грекам продавать будем, тот уж обработанным вывозить нужно.
  - Правильно Боян, забирай янтаря сколько нужно и раздавай по селищам, а все что останется, то в мастерские направь, а по весне караваном в Херсонес на торг вывезем.
  - Позволишь ли леса жечь? - спросил один из вождей - по весне нужно зерно на новые поля сеять, старые поля уж не дают и сам в три.
  - На тех полях, что зерно плохо дают сеять нужно брюкву и гречу, а зерно так и быть на паловые поля сейте. Только головой прежде думайте, я за уголь добрую цену даю, не жгите леса почем зря, добывайте уголь, а все, что с угля останеться то и сожгите на полях. К тому же знаю я что вы зерно на пал бросаете, а перед этим поля плугами железными не обрабатываете, от того все ваше зерно мыши лесные да птицы почитай все подъедают. Много раз уж говорено, что прежде чем зерно сеять нужно поля на ладонь железными плугами перепахать. Плугов наделано множество, однако жадность ваша не позволяет эти плуги у кузнецов выкупить. От того вот вам мое слово, я сам уплачу за те плуги серебром с казны, и каждому селению сии приспособления к весне раздам, а вы уж не подведите, все честь по чести к работе приспособте. А коли чего непотребного с теми плугами сделается, тут уж не взыщите, спрошу втрое.
  - Работу добрую кузнецов тових мы в обиду не дадим и поля по весне все перепашем. Однако же не о поляхголова болит моя. Думая, что не сможем мы столько воинов выставить, может к брату твоему людей отправить да у него добровольцев спросить? - спросил Орша - К томуже Радомир может руду добрую добыть, все легче чем по болотам зимним шнырять.
  - Прав ты Орша, прав конечно же - только сейчас морем до Радомира не дойдем, а по весне уж поздно будет. Есть у меня в запасе почитай пару десятков пудов железного камня, все отдам, все на копья да топоры пойдет. Мечей делать не будем, только сабли, топоры да булавы. А самое главное, мне нужно по две сотни болтов на каждый самострел сделать, а самострелов не менее трех сотен понадобится, да еще и баллист тару десятков.
  Долго судили-рядили, обговаривали кто и сколько людей даст, кто сколько припасов выставит, да кому сколько янтаря выдать? Моё серебро уйдет все, придется даже заначку из Новгорода доставать, там как ни крути а гривен сто золота припрятано, на поход хватит.
  По итогам совещания выйдет такая картина: я возьму с собой царевну Сердолик, пусть у папки пока погостит, а то не дай боги её тут опять травить начнут, тогда меня в походе точно прикончат. У Сердолик есть воевода Асаф и сотня гуннских воинов, они тоже уйдут и не будут раздражать мое население.
   Лично я возьму две сотни конных воинов кованой рати и пять сотен пешцев. К сожалению своих воинов столько я не соберу, потому придется взять готовых к походу наемников от родов песиголовцев. Радко в своих землях три сотни конных пастухов соберет без проблем. Вроде бы все сходится, вот только это не будет тысяча воинов, это будет тысяча оборванцев, против таких же соседей оборванцев мы ого-го, а вот против римлян, даже думать страшно о том, как быстро они нас прикончат.
   Делать будем так, Радко в походе будет командовать легкой кавалерией и выполнять задачу разведки. Я поведу основную дружину, численностью в семь сотен человек. Кроме того придется взять минимум две сотни возов для транспортировки припасов и снаряжения, а это означает что мне понадобится несколько сотен мужиков для обслуживания и охраны каравана. Остальные воины пусть землю мою охраняют. Ну, что же первичные расчеты показывают, что я могу собрать и привести к Атли тысячу оборванцев пеших и конных, да еще пару сотен посошной рати, то есть отряд обеспечения.
  Людям Радко я уже давал сотню луков, ну что же выдам еще сотню, кроме того дам пару сотен наконечников для копий и много кричного железа, пусть стрелы сам делает. Нехрен только на мою казну рот разевать, у Радко тоже амбары имеются и он тоже со своих земель налоги собирает, так, что пусть сам свою дружину и обеспечивает, хотя бы частично.
   Сотня конных воинов в броне и при оружии у меня есть, еще сотню придется готовить и одевать всю зиму. Новым всадникам я должен выдать каждому какую никакую бронь. Ламеллярный доспех стоит дорого, да и делать его не быстро, поэтому попробую наклепать сотню кирас и сотню шлемов. Кроме того конным латникам нужны полные ноговицы, что прикрывают и голень и бедро, а еще наручи, сабли, копья и запасное оружие в виде чекана или булав каждому.
  Для боя пешей рати нужны крепкие ростовые щиты, сделаю каплевидные щиты из прото фанеры, благо ромеи научили моих людишек делать прочную и легкую фанеру. Стальных шлемов для такой оравы мне не выковать, поэтом придется делать ретро вариант, то есть шлем из железных дуг, обшитых дубовыми дощечками и внутри проложенных валиками из бараньей шкуры, для смягчения удара. В пешем строю кроме копейщиков первой шеренги должно быть не менее трех сотен застрельщиков-арбалетчиков с запасом в несколько сотен болтов на каждого. Для прорыва вражеского строя придется подготовить несколько десятков воинов с огнеметными сифонами, а для взятия крепостей или ведения осадной войны сделать минимум два десятка огнеметных машин. Бревна уже не рулят, придется что-то более совершенное мастерить, чтобы огненной смесью шагов с двадцати-тридцати можно было врагов поливать, а самим при этом оставаться под защитой.
  При встрече с противником, первым в бой я брошу легкую конницу Радко, пусть там ворага стрелами засыпает, да с вражеской конницей перестрелки ведёт. Своих воинов в это время я поставлю вместе с обозниками в круговую оборону, а две сотни кованной конной рати будут играть роль дубины, которая может при необходимости ударить копьями в лоб. При таком низком уровне подготовки и слаженности моей дружины, нечего даже думать о ведении полноценного наступательного боя, тут нужно играть от обороны, в надежде на умения конных лучников Радко и моих стрелков арбалетчиков.
   Тестюшка просил 20 огнеметных бревен и огнесмесь по пять бочек на каждое бревно, но я сделаю лучше, я привезу ему новые огнеметные машины. Итого в обозе придется иметь не менее 50 огнеметчиков для обслуживания огнеметных машин и еще я возьму 20 своих огнеметных сифонов, 10 лекарей, кроме того придется взять 50 тяжелых стальных арбалетов-полубаллист. При таких расчетах, мой обоз вместе с возницами увеличивается минимум до трех сотен человек.
  Для перевозки припасов нужно взять 100 телег и 200 коней, а это почти гуляйгород. Если встать в круг, то такой обоз отгонит кого угодно даже без помощи основной армии Атли. Вот только проблемка, у меня нет столько коней для обоза, а еще наверное нужно взять и заводных коней для кованой рати, а где их взять? Купить у Кугума, а на что купить? А чем кормить? Вот млин, придется мне еще одну заначку доставать. Я года четыре назад заложил два схрона с золотом, вот и пришло время эти заначки вскрывать. И не дай боги эти клячи начнут дохнуть в походе, то мне придется либо еще докупать коней, либо бросать ценные телеги с припасами. Да и припасов этих на весь поход не напасешься, каждому воину нужно по две больших кружки зерна в сутки, да два ломтя сушеного мяса, а еще лошадей нужно зерном подкармливать не менее 4 стаканов на голову, потому как на одной траве долго не протянут. Пипец, да это просто невозможно - этот поход меня разорит к чертям собачьим, ведь моя чудо армия будет съедать не менее 20 мешков зерна в сутки, а еще мясо, рыба, брюква, чеснок и еще куча съестных припасов. Если рассчитать время похода в 30 суток только до земель Аттилы, то придется с собой брать 45-50 тонн продовольствия. Учитывая то, что современные телеги тащат по 300-400 кг груза, то у меня почти все телеги обоза придется загрузить едой. А может ну его нафиг этот пеший переход, может попробовать дойти до земель тестя на ладьях, а там уже купить себе телеги? А что, так и лошадей меньше придется из родов изымать, да и груза в каждую ладью я могу накидать гораздо больше, одна ладья может до десяти тон спокойно вывезти. Моя конница пойдет самостоятельно вдоль берега, а пешая рать пойдет на челнах.
  Так, кроме продовольствия я возьму с собой побольше готового оружия и железа на продажу, потому как в походе придется менять или докупать припасы. Надежды на то, что удастся добыть продовольствие методом грабежа у меня нет. Я то помню как мы с Воломиром в походы ходили, я тогда поперся в самом центре колонны и мы никогда не поспевали к грабежу. Потому как все было украдено до нас.
  Оружие для продажи должно быть минимально дешевым, чтобы любой оборванец мог его купить или обменять, а таким оружием являются в первую очередь топоры и наконечники небольших длинной с ладонь копей, добрые старые шлемы, склепанные из железного обода и дубовых дощечек и длинные боевые ножи скромансаксы.
   Ну а сейчас нужно срочно менять планы по сотрудничеству с Радомиром, он то ждет оружия для продажи франкам и готам, а если мы пойдем с Атли в поход, то возможно столкнемся с теми воинами, которым ранее продали оружие. При таком раскладе, там и смерть принять можно от проданного нами копья. Хотя, в чем проблема? Мне нужно иметь доход, война это такая вещь интересная. Вон пиндосы в Великую отечественную через свои Шведские компании продавали Гитлеру никель с марганцем и другие сплавы для производства бронебойных снарядов и собственно самой танковой брони, и ниче, не парятся. А в 21-м веке эти светочи демократии через своих союзников - Саудовскую Аравию и Катар, активно вооружали старым советским оружием из бывших стран Варшавского договора боевиков запрещенной в РФ террористических организации Алькаида, ИГИЛ и Джебхат-Ан-Нусру, и ни одна тварь в мире не вякнула, а я что хуже пиндосов? Мне ведь тоже деньги нужны, а еще я мечтаю о мировом господстве. Так, что пусть покупают мое оружие франки и готы, к тому же легенда у меня есть, я ведь по факту продам оружие конунгу прото шведов Радомиру, а кому уж он это оружие перепродаст, то его дела, я тут не при чем. Но придумать, что то нужно, например продавать копья с небольшими наконечниками, топоры не тяжелые как у американских индейцев, а вместо мечей, обычные длинные ножи - типа скромансаксов. При таком подходе вроде бы и оружие продал, но такими ковырялками доброй брони не пробьешь.
   Всё оставшееся время было направлено на подготовку к походу.
   Мы плавили привезенную прошлым годом от Радомира руду и получали много чугуна, этот чугун мои мастера называли "свиным железом", то есть не годным для производства оружия, так как оно очень хрупкое. Но я ведь давно проводил эксперименты. Еще год назад я сделал несколько особых тиглей в которые закладывал вперемешку чугун и болотное железо. В результате получилась таки плохенькая сталь, качество конечно же не айс, но для сабель пойдет, нужно только обуховую часть делать потолще и все. Для пехоты например, можно сделать что то типа кавказского кинжала, или тот же скромансакс у которого режущая часть будет из качественной тигельной стали, а обуховая часть из простого железа. А основное внимание уделить производству тяжелых, но узких копий, то есть копий с длинной наконечника в две ладони и шириной в два пальца.
   А еще можно провести эксперименты, заложить в 10 тиглей разные пропорции чугуна и кричного железа, а также присадок и сравнить качество стали, только все это не то, все не то. Упустил я с этими войнами время прогрессорства. Ведь я то точно знаю, что вся сталь там в 21-м веке добывается в мартеновских печах, а почему у них получается сталь, а у меня выходит плоховатый чугун. Может там какая то пост обработка чугуна еще проводится?
   Так будем подумать. Подумал, потом еще подумал. Вспомнил слово "высоко углеродистая сталь", а потом построил логическую цепочку: углерод, уголь, чугун.
   Выходит, что в чугуне или мало, или много этого самого углерода. Что будет, если я добавлю углерод, или скажем попробую уменьшить его количество, сталь получится? Вопрос как добавить углерод простой, а вот как убрать углерод? Я добавлял кости, рога и песок в тигель, а зачем? Что такое кость, правильно это кальций, а что такое песок - абсорбент? Может кальций и песок убирают вредные примеси из железа? Так, а еще мой дед при ковке сабель почему-то добавлял известь, зачем не знаю, но известь у меня есть, поэтому опираясь на опыт будущих поколений сделаю то же самое, стану добавлять и известь. А еще нужно подумать про уголь в домнице. Вот я стараюсь поднять температуру плавления и для этого в печь засыпаю в два раза больше угля, чем засыпал при обработке кричного железа. Поэтому в железе и образуется так много углерода, получается, что я его сам в печь засыпаю, нужно проработать вопрос повышения температуры печи при уменьшении количества добавляемого угля.
   Мне мои чудины, что добывают сланцевый камень, притягивают все находки что выкопали в песке или земле, чисто так, а вдруг странный Чеслав купит эту фигню. И вот как то принесли что то сероватое, я поковырял и сказал "известняк", несите. Сказал и забыл, а вот теперь вспомнил, вопрос с известью решен, теперь вопрос повышения температуры плавления металла.
  Но для начала проверю вариант создания новой системы плавления железа, добавление разных элементов в печь. Значит так, рядом с домницей строим новую печь и новое колесо. Мне нужны большие меха для выдувки углерода и костре дробилка.
  Поставили достаточно быстро. Разожгли вторую печь и стали ждать выхода чугуна из первой печи. Появившийся чугун принимали в ящики размером локоть на ладонь.
   Ящик был полностью выложен огнеупорным кирпичом, а дно было засыпано измельченным составом обожженного известняка, песка и костей. Заливали чугун засыпали сверху еще ведро толченки и после остывания разбили ящик и посмотрели на структуру металла. Странное дело, по краям, то есть сверху и снизу там где мы засыпали известь и кости металл примерно на два пальца был скажем так зашлакован, а вот посередине имелся плотный металл, напоминающий тигельную сталь. Отбили зубилами верхний и нижний слой, и закинули этот полу шлак в новую печь на переплавку. А серединку я отдал кузнецам, пусть пробуют выковать что небудь, сравним потом, что получилось.
  Вот так, по итогам первого эксперимента я сделал вывод, что обожженный известняк, песок и кости животных способствуют вытягиванию вредных примесей даже из чугуна и собирают все эти примеси в виде шлака. А что если известняк засыпать в печь сразу вместе с рудой?
  Засыпали в ту печь, где плавился полу шлак пару корзин известняка. Искрящееся пламя поднялось на целый метр над горловиной печи, а через какое то время пламя осело и искры пропали, после чего из печи пошел бурый дым. Офигеть, что там произошло? Химические процессы доселе мне неизвестные. Беда только в том, что я то знаю такие слова как "химические процессы", однако мои людишки воспринимают этот дым и искры как колдовство 80 левела. Прошло немного времени и из второй печки потек металл, я осмотрел его и почесал затылок.
  - Мля, охренеть, ничерта не получилось - я покачал головой - выходит это тот же чугун, примеси выгорели, а чугун вот он. Только геморроя с его выплавкой стало больше.
  Хотя, если использовать принцип оптимизма, то что получится? Ну вот например, ранее у меня был только чугун, а потом я этот чугун научился разделять на фракции почти стали и почти шлака, а потом, вместо того, чтобы просто выбросить шлак, я научился его переплавлять в чугун и в результате этого у меня значительно повысилась выработка ценного в эти времена металла. О-о, такой подход мне нравиться, так я выгляжу более достойно в своих глазах.
  Гильд Мастер впервые в жизни услышал словосочетание "химические процессы", поэтому ничего из моего спича не понял, он взял палочку и поковырял остывающий металл.
  - Этот металл другой.
  - В каком смысле другой? - переспросил я.
  - Ну, тот металл, что ты чугуном зовешь выглядит по другому, я его уже научился различать, а тут другой.
  - Но ведь это не сталь? - я задумался, словосочетание "высокоуглеродистая сталь" о чем то должна мне говорить. Я только сейчас понял, что углерода нужно больше, а не меньше.
  - А ну тащите угольную пыль.
  Принесли.
  - Добавьте в металл пока он не остыл.
  После того как весь угольный порошок растворился в металле, выплавленную чушку утащили в кузню для проверки качества.
  Продолжаем эксперименты, во второй печи решаем вопрос увеличения притока воздуха. Для повышения температуры плавления, нужно много воздуха. И для этого в печь была поставлена еще одна воздушная труба. Теперь на супер печь у меня работали три механизма подачи воздуха по трубам. Всего каких то 30 минут и расплав спускался на дно печи, после чего его шлак выгребали с верхней дверки, а металл сливали с нижней.
   Теперь, когда скорость плавления увеличилась, мы проводим те же махинации, что и в первом эксперименте, то есть разделяем выплавленную чушку с помощью извести и костей на фракции, разделяем фракции. Получилось неплохо. Это конечно не инструментальная сталь, но качество намного лучше чем у многократно обработанного кувалдами кричного железа. А если повторить такое разделение фракций три раза, то может получиться более качественная сталь? Нужно пробовать.
  Так включим мозг, я в этом мире стал редко заниматься этим делом. Все война, война. Итак, за сутки попеременно меняя рабочих я могу делать до 10 ящиков металла, после отбивания шлака, с каждого ящика выходит кусок стали, весом до 10 кг и 15 кг зашлакованного металла. Из шлака можно довыплавить еще до 25% чугуна. Итак, я могу получить вместо 300 кг чугуна, примерно 100 кг хорошего железа в день и примерно 50 кг чугуна. Неплохо.
  Качественные мечи я из такой стали делать запретил, а вот сабли, топоры, наконечники копий, и все остальное массовое оружие еще как пойдет, по крайней мере это быстро и относительно недорого, но эксклюзивные мечи мои мастера пусть продолжают делать только из особого состава тигельной стали.
   Собрал мастеров, раскрыл свои размышления и сказал в чем беда "свинной стали".
   - Много газов от горения угля метал поедает - сказал я - вот мы и попробовали этот угольный газ чистым воздухом выдуть, но видно выдули не весь.
   - Видно не весь - подтвердили мастер - может еще мехов поставить, четвертый мех приспособить?
   - Мехов? - я задумался, - а почему мехов? Ведь действительно с мехами мы тут в тупик уперлись. Не дают нам меха требуемого напора воздуха, к тому же воздух в печь мы холодный загоняем, а нам вообще то горячий воздух нужен, тогда мы температуру в печи сами собой поднимем и нам потребуется меньше угля в печь класть.
  - А как же ты воздух нагревать собрался? - удивился гильдмастер.
   Я почесал затылок, хороший мля вопрос.
  Для начала нужно признать, что в мехах невозможно создать большого давления, поэтому мне вместо мехов нужен поршневой насос. Но как его сделать? Так, ну например я могу попробовать выплавить чугунный цилиндр и сделать деревянный поршень. Вот, уже и идея созрела, а в цилиндре сделаем ну например по кругу шесть больших отверстий под впускные клапана для забора воздуха и в центре один большой выпускной клапан для подачи воздуха в печь. Это не сложно, по крайней мере в моем уме, я то в прошлой жизни техникум как никак окончил - сельскохозяйственный.
   Теперь нарисуем схему. Рисовал я долго, аж три дня. Потом взялся за изготовление формы. Дубовую колоду диаметром сантиметров в 50 и длинной в 1 метр намазал толстым слоем мокрой глины и выровнял края. Потом подсушили бревно с глиной на солнце, после чего обожгли бревно с глиной в печи.
   Так теперь бревно аккуратненько вытаскиваем из закаленной глиняной заготовки, а саму заготовку ставим в большой ящик. Теперь мое бревнышко стачиваем на пять пальцев и повторяем весь процесс.
   Теперь внутрь первой заготовки вставляем вторую заготовку меньшего диаметра, и закрепляем перемычками из глины, между двумя заготовками заливаем расплавленный воск.
   Накрываем все это глиняной крышкой, а внутри крышки пальцем делаю шесть дырок по кругу и одну в центре, а в эти дырки вставляю палочки.
   Ну все, варим чугун. Сварили и залили чугун в заготовку.
   Когда моя первая выплавленная сложным процессом деталь была извлечена и очищена все увидели странное железное изделие с одной стороны полое, а с другой запаянное, но с семью дырками.
   - Что дальше? - спросил мастер.
   - А дальше будем делать поршень - почесав затылок ответил я.
   - Что делать?
   - Вот смотри нужно дубовую чурку подобрать ровненько под этот диаметр, чтобы вот в эту воронку в цилиндре входил - показал я пальцем - понятно?
   - Понятно - почесал затылок мастер - а зачем?
   - Значит так, ты сначала подбери, только так, чтобы это бревно было в локоть длинной, а потом я покажу.
   Подобрали, я показал как пробить отверстие для шатуна. После чего выплавили шатун и палец, а также семь клапанов. Ну все собираем поршневой нагнетатель.
   Собрали вначале на земле. С трудом передвигали поршень внутри цилиндра, проверили открывание клапанов на впуск и выпуск, потом вытащили бревно и обильно смазали жиром шатун. Ну теперь главное подключить это чудо к водяному колесу.
   Получилось красиво, такой цилиндро-поршневой насос давал больше воздуха чем меха, особенно если поставить несколько таких цилиндров на одну печь.
   Я объяснил как можно поставить в ряд четыре таких цилиндра и наказал приступать к массовому изготовлению сего чуда.
   Первый вопрос почти решен, теперь приступаем к решению второго вопроса то есть к повышению температуры поступающего в печь воздуха. Тут оказывается все просто, нужно, чтобы воздух, который мы взяли с улицы сначала нагревался в печи, а потом уже нагретый попал в огнедышащий зев домницы.
  Решили переработать домницу, внутри в метре от места кипения чугуна аккуратно проложили кольцами глиняные трубы и выведя отверстия наружу печи, собрали домницу.
   Я разъяснил мастерам, что теперь воздух, который мы будем брать с улицы сначала пройдет через наши трубки, там нагревается и попадает в печь уже горячим, что увеличивает температуру горения смеси. Вроде бы простое решение, и простое объяснение, но я все же услышал тупой вопрос - а зачем?
   - А вы подумайте люди мастеровые - сказал я.
   Подумали и покачали головами, типа не поняли.
   - Мы сейчас много угля в печь закладываем чтобы побольше жару в печи было, а потом в печь холодный воздух гоним и сами же печь остужаем. А если мы сразу горячий воздух гнать в печь будем, то и температура там будет больше, а угля нужно будет класть меньше. Выйдет, что мы с чугуна сможем больше углеродистых примесей выдуть и получим не чугун а сталь, как из тигля.
   Мастера покивали головой, типа - мужик, молодец, а потом спросили.
   - А мы такой горячий воздух сразу в домицу загонять будем и нам меньше угля понадобится?
   - Молодцы, вопрос хороший, но ответить на него я не могу, нужно пробовать - задумавшись ответил я - только вы свои эксперименты на другой домнице проводите. Вот постройте себе другую печь и экспериментируйте.
   - Чего делать? - переспросил мастер - слово чудное эспррименты!
   - Я говорю пробуйте сколько угодно, только на новой печи, а эту не трогать. У вас воздух должен вначале с улицы поступать, потом по нагревательным элементам проходить и только после этого в домну вдуваться.
   - А, понятно - закивал головой мастер - я вот тут подумал, что очень много шлаков всяких у нас выходит. А может эти шлаки сразу из руды выводить?
  - Не понял - теперь уже охренел я - а ну разъясни, что ты там придумал.
  - Ну мы в печь сейчас что забрасываем? - спросил гильдмастер, а потом не дождавшись моего ответа сам начал отвечать - руду болотную перетертую в порошок и смешанную с угольной пылью. А руду из болота мы достали вместе с землей, глиной, песком и всякой остальной гадостью, вот я и подумал, а что если мы все это заранее очистим.
  - Слушай, а ты прав - я задумался, как же можно очистить руду - значит так, строим большие бочки, наполняем их водой, а потом засыпаем в эти бочки руду, добытую из болота и начинаем вращать бочку под наклоном, по идее там должно произойти разделение песка, глины и частиц желез. Железо тяжелее и оно должно осесть на дно бочки, а все примеси в это время поднимутся вверх и с грязной водой выльются из бочки.
  - А как мы узнаем, что есть что?
  - Думаю так, наклоним бочку под углом и будем постоянно подавать по лотку воду, а бочку будем вращать.
  - А как мы потом железо из бочки достанем?
  - Интересный вопрос, - я задумался - бочки придется остановить и дать железу осесть, а после разобрать и аккуратненько извлечь железо со дна.
  В течении нескольких дней сделали бочки и проверили нашу теорию, а после того как несколько десятков корзин руды мы пропустили через те вращающиеся бочки, аккуратно вычерпали воду и выбили одну из досок.
  Так, на глаз видно, что осевшие частицы имеют минимум четыре разных фракции, поэтому оккуратно вытаскиваем фракции по частям и рассыпаем по разным корзинам. В теории самая нижняя фракция это и есть чистейшее железо, потому как оно самое тяжелое и осело на дно быстрее всех, далее вероятно идет какое либо легкое железо, а вот можно ли назвать железом третью и четвертую - самую высокую фракцию, нужно еще проверить, может это просто грязь.
  Проверили, долго не думая, соорудили глиняную трубу, завели её в печь и подключили к мехам. Подаем воздух, он проходит через печь, нагревается, далее подносим корзину и горячим воздухом высушиваем наши фракции. После этого отправляем получившийся материал для проведения дальнейших экспериментов в цех производства тигельной стали. Пусть мастера пробуют какая из фракций после переплавки даст более качественную сталь.
   Запуск новой мастерской, то есть совмещенной доменной печи и печи по переплавке чугуна в сталь произвели через восемь дней.
   Ляпота, красотища неописуемая. Горячий воздух в печь подавался с такой скоростью, что огнестойкий кирпич треснул. Мастера радовались как дети, у них ведь проблема поддержания высокой температуры в печи все время висела на плечах, а тут царь эдакую радость с трубами и насосами придумал, ляпота. Только от горячего воздуха начали трескаться деревянные поршни в насосах. Поэтому мастера предложили другой вариант, переподключить наш насос, то есть, нужно брать насосом холодный воздух с улицы, а потом пропустив его через кольцевые нагревательные трубы сразу подавать в печь. И тогда горячий воздух будет как положено идти в печь, минуя насос и поршень от нагрева не треснет. Переделка труб заняла всего два дня.
   Теперь переплавка чугуна в сталь проходила быстрее. Кроме того пришлось построить еще пару молотов, иначе не получится метал в пластины клепать. А пластин для кирас и других элементов брони нужно много.
  В за припятские земли были направлены три сотни воинов, чтобы нашли селения неподконтрольных кривичей и волынян и "пригласили" их вождей ко мне в гости. Через месяц первая сотня вернулась и привела с собой несколько десятков человек. Это были старые знакомцы, я как то уже воевал с этими людьми и они клятвенно обещали мне жить в мире и дружбе, однако же эти тати продолжают нападать на своих соседей.
  В теплом помещении моего замка сидели несколько вождей от за припятских родов кривичей.
  - Скажите вожди, чего вам не хватает? - спросил я, отпивая горячий взвар из глиняной кружки.
  Вожди молчали.
  - Вот ты, Быстрый вепрь - я указал на одного из вождей - ты обещал мне соседей не обижать, дважды обещал.
  - Тогда мы не клялись тебе в верности, поэтому наши молодцы ходили за полоном. Так все делали, так чего же ты на нас серчаешь?
  - Но ведь после того, как вас Радомир побил, вы вот тут в Полоцке клялись мне не затевать войн с соседями своими.
  - Клялись, но и соседи клялись на наши земли не зариться. А теперь мы должны с копьями в руках охранять свой лес от непрошенных гостей - старец на секунду замолк - сам ведь ведаешь, зверя меньше стало. Наши дети не доедают потому, что мы зимой зверя не бьем. Зачем зверя зимой брать, он худой, мяса мало. Мы зверя в своей земле не трогаем, но жадные тати приходят в наш лес зимой и бьют оленя без нашего позволения.
  - Ведаю я, что зимы лихие стали, только ведь не я в том виноват, разве я не давал вам все лето трудиться, чтобы вдосталь припасов заготовить? Разве не могли вы как другие рода соли накупить и вдосталь рыбы да мяса по осени заготовить? Теперь же вы решили кровь соседей проливать только за то, что в вашем лесу голодный охотник зайца подстрелил.
  - Это наш лес, за тот лес наши отцы и деды кровь проливали.
  - Хорошо, нет у меня желания распри дальше углублять. В поход я иду дальний, потому не могу я ваших мужчин за спиной у себя оставить, слишком они к соседям своим неравнодушны. Вот вам мое повеление, по весне всех мужчин прислать сюда, дам им железа доброго, воинскому делу обучу. С похода каждый получит долю в добыче. А чтобы соседи ваши мстить не удумали за пролитую кровь, как воины родов ваших в поход пойдут, то велю и им всех мужей в дружину выставить. Чай бабы не станут меж собой воевать, когда все мужи в поход уйдут?
  - Бабы не станут, да только воины взбунтуются, не будут они нас слушать. Ты же рода наши без охотников оставить хочешь, а это верная смерть от голода. Как родовичам без мужей прожить?
  - Выбора у вас нет, и у меня нет. Послушайте внимательно старцы, даю вам только один шанс спасти свои рода. Выставите всех мужчин, что могут держать копье в руке, будете жить как и прежде, никто вас трогать не посмеет. А коли уклонитесь от похода и решите в дрягве спрятаться, найдем всех и каждого, детей и баб ваших лично в болотах перетоплю, а с мужей ваших живыми шкуру сдеру. Не могу я идти в поход, коли за спиной змеиное кубло имеется.
  Старцы поохали, постреляли глазками, да и ушли восвояси, а мои воины продолжали притаскивать все новых и новых вождей, которые пытались уклониться от похода.
  
  Однажды прискакал посланец от одного из селений волынян и сказал, что старцы их вопросы войны и мира не решают, а избранный военный вождь-рикс в мои земли идти опасается, просит провести встречу на нейтральной территории.
  Ну что же, я собрал полторы сотни конных воинов, взял с собой сотню стрелков-арбалетчиков на санях и выдвинулся по Данапрасу от Орши до реки Рся. Там встали и я приказал сотне конных воинов разбивать лагерь в месте впадения Рси в Днепр, а сам с полусотней конных, сотней пешцев и обозом продвинулся на сутки пути вверх по течению Рси, заходя таким образом в земли волынян. Там мы встали, поставили сани в круг и развернув импровизированный лагерь стали дожидаться переговорщиков. Со мной был воевода Орша как один из знатоков южных земель.
  - Орша, предупреди стрелков, как только подъедут воины волынян, то каждый из них должен выбрать себе одного и со взведенным самострелом за гостем следить. Как увидят сигнал атаки, то бить болтами пока все вороги не полягут.
   - Опасаешься?
  - Думаю, что могут попробовать напасть на нас - я покрутил головой, разминая шею - мало нас пришло, а соседи у нас дурные, что там у них в голове, кто знает? А ну как удумают лесного царька прямо тут прирезать.
  - Так, зачем ты сотню воинов позади оставил?
  - Если бы нас много было, то волыняне могли на встречу и вовсе не явиться.
  - Сами по себе волыняне людишки то смирные, но вот вожди их, да и этот рикс - Орша покачал головой - рикс у них молод, от того глуп, хоть и силен не вмеру. Говорят, что даже с гепидами недавно схватился. Большой войны не вышло, но и с налета бед можно многих натворить, особенно, когда Ардарий этого не ждет.
  - Отправь несколько конных разъездов по десять воинов, пусть окрестности лагеря осмотрят и людишкам местным укажут, что мы уже прибыли.
  Через несколько дней появился отряд почти в сотню воинов, они ехали на конях по льду замерзшей реки. Я взял десяток конных воинов, приказал стрелкам приготовиться и выехал к гостям.
  - Я Чеслав - царь кривичский, дреговичский и вендский, кто ты воин?
  - Что ты делаешь в моей земле Чеслав? - усмехнулся прибывший вождь - тут нет ни кривичей, ни дреговичей, а кто такие венды я даже и не ведаю. Что тебе нужно?
  - Моя земля и земля тех о ком ты не ведаешь находится на полуночной стороне - я указала на север - ваши воины много раз ходили с набегами на моих подданных, вот и пришел я о их беде с тобой говорить.
   - Ты пришел спросить меня за своих рабов?
  - У нас нет рабов, все люди живут свободными, но ходят подо мною. Земля наша выбрала себе царя, и этот царь я.
  - Ты царь людишек, что прячутся по болотам?
  - Ты знаешь кто я, иначе не пришел бы сюда, поэтому не будем терять время.
  - Ну, что же - рикс волынян усмехнулся в усы - говори, что хочешь. Ты позвал меня на встречу, я пришел. Говори, что тебе надобно.
  - Там в шатре, мед и горячее мясо - я повернулся и показал на свой полевой штаб, что стоял за санями - возьми воинов сколько хочешь и пошли отведаешь нашего меда, там и поговорим.
  - Я не знаю, что ты удумал. Зачем собрал сани в круг? Не умыслил ли ты чего не доброго против нас?
  - Если бы умыслил воевать, то привел бы не две а двадцать сотен воинов.
  Я развернул коня и медленно поехал к нашему лагерю.
  - Орша скажи пусть раздвинут сани и пропустят волынян к моему шатру, смотри в оба, не нравятся мне эти люди.
  Орша кивнул и пошел распорядиться, а я спрыгнув с коня, привязал его к коновязи и пошел в шатер. На улице было зябко, с трудом спасала даже медвежья накидка, под которой холодила душу железная бронь.
   Через какое то время в колонну по два воина внутрь нашего импровизированного оборонительного лагеря въехал отряд в два десятка волынян, а остальные остались за ограждением. Вождь и его люди спешились и пять человек зашли в шатер. В шатре кроме меня было еще четыре воина личной охраны, что стояли по разным углам шатра, обеспечивая полный прострел из арбалетов опасного пространства.
  - Тепло у тебя - удивился гость.
  - Мы делаем передвижные железные печки - я указал рукой на буржуйку, что стояла в центре шатра.
  Вокруг печки стояли небольшие столы буквой "П" и скамьи. На столе стояли закуски, кувшины с пивом и медовухой, а на печке стояла увесистая чугунная сковорода, в которой жарилось мясо. Печь топилась уже несколько дней и было действительно тепло, поэтому я снял накидку и бросил её на лавку.
  - Садись рикс, отведай моей медовухи и жареного мяса - я посмотрел на недоверчивое лицо гостя - не бойся, не собираюсь я тебя травить, если нужно будет, то я тебя и так убью.
  - Похвалялся мужик всего порося съесть, только кто ж ему даст? - усмехнулся рикс.
  - Знаешь ли ты царя и отца нашего?
  - Отец у меня один, а царей никогда не было и не будет над родами нашими.
  Я подошел и посмотрел на глубокую сковороду в которой жарились несколько кусков мяса, достал кинжал и начал переворачивать ароматные куски мяса стоя спиной к гостю, но иногда стрелял глазами по углам на своих охранников. По их глазам и позе можно понять, не задумал ли чего там за спиной наш "дорогой гость".
  - Этот мир устроен так, что все под всеми ходят - я указал над своей головой, изображая мироздание - ты вождь народа малого, сидишь у себя в болотах и ведать не ведаешь какие силы вокруг вас обитают.
  - Что мне с тех сил? Мы на своей земле сидим, испокон веков нашими предками заселенными.
  - Нет у вас никакой земли воин - я повернулся и внимательно посмотрел в глаза риксу - вся эта земля сейчас принадлежит Аттиле, царю царей, у которого под рукой несколько десятков тысяч воинов. А вы, всего лишь букашки на лугу. Сейчас сила несметная в поход на ромеев собирается. Многие тысячи воев идут на Истр, а женщины их, старики и дети остаются в своих землях, без охраны.
  - Так и пусть идут, то их дело - усмехнулся рикс, и смахнув снег со своей куртки уселся на лавку, перед этим вытащив из кольца на ремне и бросив свой топор на стол. Возле входа в шатер, как бы закрывая возможность моим людям быстро войти в шатер стояло четыре воина волынян, которые зыркали по сторонам и ждали сигнала своего вождя.
  - Если ты думаешь, что тебе позволят уклониться от похода и остаться в своей земле, то ты глубоко ошибаешься. Нет у вас другого выхода, кроме как пойти в поход вместе с нами. Вот и предлагаю я тебе пойти под мою руку.
  - А-а, теперь я понял - заржал рикс - ты меня в поход нанимать пришел. Так не пойду я с тобой, с чего ты вздумал, что сможешь командовать моими людьми? Не знаю я ни тебя, ни твоего царя, мы сами по себе.
  - Ты так и не понял рикас, - я покачал головой - те кто не пойдет в поход, будут уничтожены. Аттила не позволит вам сидеть у него за спиной, в то время когда все наши воины будут биться с ромеями, а пришел я сюда, чтобы спасти рода ваши от гнева царя царей.
  - У тебя есть царь - рикс встал, отряхнул свою шкуру-юбку и взял топор.
  Я краем глаза посмотрел как рикс схватил топорище. Если бы он решил уйти, то перед этим ему понадобилось бы вновь вдеть топор в кольцо на ремне, а для этого нужно брать топор рукой у самого лезвия, но рикс взял топор по боевому.
   - Если у тебя есть хозяин, значит ты раб, я же свободный человек. Я сам реша...
  Договорить рикс не успел, полшага назад и я с разворотом плеча и левой руки рубанул его чугунной сковородкой по бородатой роже, а когда рикс стал падать, то воткнул ему правой рукой кинжал в глаз. В это время мои стрелки подняли арбалеты и влупили болтами в охрану, а за пределами шатра раздались гучные команды и затренькали тетивы арбалетов. Сопровождающие рикса воины, которые было кинулись на меня получили несколько болтов и первые два упали как подкошенные, третьего раненого я добил одним ударом меча, вонзив клинок в раскрытый рот. Последний враг, что находился в палатке попытался перепрыгнуть через тела убитых товарищей, но напоролся на меч одного из моих охранников.
  На улице завязалась настоящая сеча, на выживших после удара болтами всадников врага кинулись мои конные латники, я же спокойно вышел наружу.
  - Мне нужны пленники - крикнул я, чтобы не допустить полного истребления вражеского отряда.
  Однако полностью добить врага и так не получалось, часть вражеских воинов на юрких конял уклонились от болтов и быстро улепетывали в лес.
  - Орша, допроси пленников, вызнай где их селения и пройди седмицу по их землям, выжечь всё, руби всех, кто под руку попадется, нечего нам этот змеюшник за спиной оставлять.
  - Я понял, дашь еще одну сотню?
  - Дам. Я заберу десяток воинов и в Полоцк, а ты смотри не увлекайся, жди подхода конной сотни и иди вверх по течению Рси.
  Я быстро собрался, забрал десяток воинов личной охраны и поскакал к месту, где мы оставили резервную сотню конных воинов, там отдал приказ командиру двигаться на помощь к Орше, поскакал дальше.
  Вот так приходилось собирать людей в поход, к сожалению иногда приходилось применять силу. И не было в этом какой то особой жестокости или цинизма, все прекрасно понимали, что многие рода остаются без защиты, потому как воины уходили в поход по зову Аттилы, а оставлять у себя в тылу неадекватных соседей, это вообще было за пределами здравого смысла. Думаю, что много крови сейчас льется в окрестных лесах, ибо не только я решаю таким образом проблемы обеспечения безопасности своего тыла. По соседству гепиды и аланы сейчас зверствуют, сгоняя всех мужиков под повальную мобилизацию, а уклонистов всех под топор палача. Такое время, такие нравы.
  Некоторые рода решили сниматься всем составом, то есть готовили луки, копья, щиты, огромные возы и собирались идти в поход всем селением. Вместе с мужьями готовились в поход жёны, дети и старики, потому как многие не решались оставлять рода без защиты. Был ли риск от таких решений? Конечно же был, но сейчас время такое, легче всех посадить на телеги, запрячь быков и двинутся в путь, чем всё время думать о том, как там твои родовичи остались одни без защитников и кормильцев?
  
  
  
  Глава вторая
  По прибытию в Полоцк, я стал активно собирать свой обоз. Еще в то время, когда я возвращался от Аттилы в свои земли, то закупил у тестя несколько десятков огромных гуннских телег, и вот теперь мы эти телеги модернизируем под себя, так, чтобы можно было их переправлять через реки, а при необходимости составить из телег оборонительный гуляйгород. Телеги пойдут с всадниками и брать их нужно значительно меньше ранее предполагаемого количества.
  Специальные тележки делали набивая доски впритык, которые снизу просмолили толстенным слоем вязкой смолы, а в небольшие щели забили мох и опять его просмолили. Теперь такая телега могла держаться какое то время на воде как лодка, однако этого хватало, чтобы преодолевать водные преграды вплавь, таким образом решался вопрос преодоления водных препятствий. Я конечно же понимаю, что под воздействием воды дерево будет разбухать, а потом на солнце высыхать и щели буду увеличиваться, но ведь мы же освоили паклевание, так что шанс пройти с этими телегами нелегкий поход имеется.
  Кроме того все телеги были крытыми, а метровой высоты борта состояли из двух сантиметровой доски. Если потребуется, то можно поставить все телеги в круг и достаточно долго удерживать врага и спасаться от стрел.
  Для передвижения пешей рати, я приказал переправить два десятка имеющихся ладей на Днепр, а еще десяток ладей срочно сбить за зиму, при этом все понимали, что качество такого быстрого строительства будет не очень, но все таки, идти водой привычнее, чем по суше, а там либо продадим, либо просто бросим наши ладьи.
  Кроме производственных подвигов мы всю зиму проводили занятия по боевой подготовке. К этому моменту у меня была уже целая сотня воинов, что прошли боевую подготовку под руководством константинопольского центуриона и теперь эти люди у меня стали десятниками, полу сотниками и сотниками. Все прибывающие люди тут же сбивались в подразделения по 12 человек, эти подразделения я по привычке назвал дюжинами, из восьми дужин формировалась сотня. Каждая дюжина под руководством более подготовленных товарищей сначала тренировалась самостоятельно держать строй, обороняться, прикрывшись щитами и наступать. А ближе к концу зимы мы провели ротные тактические учения. Учились одновременно метать сулицы в набегающего врага, быстро прикрываться щитами от стрел, а самое главное резко ощетиниваться копьями для встречи конницы, бить по врагу арбалетами со второй линии. По моему мнению, это воинство нужно учить еще полгода минимум, но кое какая слаженность у пешей рати уже появилась, особенно мне нравились стрелки. Пять десятков тяжелых арбалетов творили просто ад в стане врага. Сила полукопья, выпущенного из тяжелого арбалета сбивала всадника с коня, а щитоносца просто выносила из строя. И мои стрелки наконец то научились взаимодействовать между собой. То есть вначале пять десятков тяжелых арбалетов долбили в одну точку вражеского строя по два три залпа, а потом по расстроившемуся противнику в образовавшуюся дыру били обычные арбалетчики, после такого обстрела в прорыв летела тяжелая конница, получалось красиво, но сработает ли это в реальном бою?
  Легкая конница училась бить стрелами из кочевого круга, то есть, в нескольких сотнях метров от линии щитов противника конница Радко вставала в круг и лупила стрелами по противнику, а при появлении вражеской конницы, люди Радко учились быстро отступать, продолжая обстрел неприятеля с поворотом корпуса в седле.
  Учения тяжелой конницы имели самый примитивный вид, то есть вся моя кованая конная рать насчитывала всего 200 человек. При этом даже из числа этих 200 всадников более менее опытными были только воины первой сотни, а вторая сотня только села на коней. Поэтому все учения ограничивались умением ехать ровно в две шеренги по сто всадников и при этом строго держатся стремя в стремя и не более того. В качестве индивидуальной подготовки всадники учились попадать копьем в подвешенный на веревке мешок, а потом быстро вытаскивать саблю после того, как копье либо сломается, либо застрянет в теле врага. С конницей у меня были просто колоссальные проблемы, я бы даже сказал, что этих людей нужно учить больше года, сейчас такое мясо в топку истории бросать преступно, поэтому долго не думая я выдал всем своим всадникам самые простые деревянные арбалеты и по 50 болтов каждому. Если эти люди не смогут играть в бою как конница, то я могу их использовать как мобильный резерв, то есть объехали врага, спешились, ударили болтами во фланг или лучше в тыл, а далее на коней и уже можно преследовать морально подавленного противника, или убежать если враг обиделся и решил вас наказать.
  За зиму мы смогли провести революцию в огнеметании. Я используя опыт подготовки чугунных поршневых насосов для домниц, сделал себе небольшие сдвоенные насосы для прокачки огнесмеси, установил эти насосы на телегу и подключил их к 200 литровой бочке со смесью. Два воина качали ручные насосы, огесмесь поступала из бочки под давлением в длинную медную трубу, на конце которой горел факел. Такая телега обшивалась толстой кожей, которая прикрывала огнеметный расчет от вражеских стрел. В походе телега тащилась двумя лошадьми, а в боевой обстановке, лошади выпрягались и телега задом на перед толкалась десятком воинов. Воины прикрывались ростовыми щитами, а расчет огнеметчиков сидел внутри "бронемашины" и наяривал насосами струю горящей смеси длинной почти в 40 шагов. Поскольку трубкой можно было вращать, то получалось, что мой "огнеметный танк" обтреливал огромный участок под углом примернов 50%. Это конечно же не ядерное оружие, но убервафля точно, при необходимости такими машинами можно огнесмесь и на стену вражеких крепостей заливать. Вот таких телег я и сделал 20 штук, как и просил Аттила.
  Обоз формировался вдумчиво. Кроме припасов для людей и коней, огромной кучи болтов, запасных наконечников копий и резервного оружия, еще я взял десяток кузнечных мехов, наковальни, молоты, щипцы и другие инструменты, и также почти сотню готовых стальных брусков и столько же брусков обычного кричного железа. Кузнецы у меня были в обозе, да и сам я могу помахать молотом, так что в большом походе мне передвижные кузни пригодятся, можно будет на месте непосредственно не только ремонтировать оружие своих воинов, но и выковывать необходимое оружие на продажу.
   В ладьи мы взяли много, очень много бочек. В бочках повезу солонину, рыбу и мясо, моченые яблоки, брюкву и капусту, а еще много зерна. А телеги для всадников были груженые только припасами для конницы и на всякий случай бочками с водой, если придется останавливаться в степи далеко от водопоя.
   По весне я отправил к брату два корабля с известиями о начале моего похода в ставку Атли. Брата Радомира нужно подготовить, чтобы имел корабли в Северном море, если что пойдет не так, то мне можно будет отступить к проливам, а там с помощью кораблей Радомира можно переправиться в Швецию и там уже отсидеться.
   А то если Атли разобьют, бежать от готов по лесам будет сложно, могут догнать и покарать. А то, что придется бежать и не раз, я пятой точкой чувствую. Плохая будет война, очень плохая. Я помню только то, что Атли проиграет, но как и где не помню, где то во Франции, но до этой Франции нужно еще дойти.
   Если ты начинаешь войну не по своей воле, то всегда нужно продумывать план отступления, на случай если твой главнокомандующий окажется мудаком. А план отступления у меня прост, если что случиться, то мне нужно добежать с дружиной до Лабы (Эльбы), а потом броском через лес дойти до Балтийского моря, и уже вдоль моря идти к Риге пока не встречу свои корабли или корабли Радомира. Главное не попасть в руки варнов, а то я как то случайно по приказу Атли казнил сына царя варнов, как бы мне эти варны ноги не поотрывали.
  
   Как начало светить приличное солнце, земля подсохла а по Днепру перестали плыть огромные льдины, я вывел в поход свое огромное воинство. Радко у меня типа воевода конной рати, а я как положено "Царь Гвидон" на ладьях с пешцами и посошной ратью.
   Три сотни конных стрелков Радко да две сотни моих "конных рыцарей" образовывали небывалую мощь лесного царства-государства, а подпирали всю эту "мощь" гуляйгород в пять десятков полубронированных телег. Мои пешие воины и отряды посошной рати плывущие на ладьях расселись по 20 человек на каждое плавсредство и тронулись в путь. Я слышал, что на Днепре есть пороги, но что это такое посмотрю впервые, поэтому мы взяли средства перетаскивания ладей на волоках и порогах.
  Здоровенный конный отряд с обозом прется на юг вдоль берега Днепра, преодолевая мелкие реки вброд, а большие реки вплавь, а мы спокойно спускаемся вниз по течению реки на ладьях.
  В устье реки Рся мы остановились и я решил направить наших всадников еще раз пройтись по землям волынян, так-как они не пошли в поход по воли Аттилы даже после карательного похода Орши по их землям.
  - Я пойду рекой до первого порога, там перетащим ладьи и пойдем ко второму порогу, после преодоления второго порога мы встанем лагерем и подождем тебя - я посмотрел на Радко - ты же пройди изгоном вдоль Рси на десять дней. Руби всех мужей, не жалей ни детей ни стариков.
  Я посмотрел на сузившиеся глаза брата Цветаны.
  - Радко? Ты меня понял?
  - Зачем же нам сейчас это нужно?
  - Затем Радко, что мы всех мужей в поход увели и селения наши остались без защиты. А рода волынян в поход идти отказались. Если мы сейчас их всех не вырежем, тогда уж они придут, чтобы наших женщин насиловать, а детей и стариков резать. Пойми Радко, это приказ Атли, те кто не пошел в поход - те враги. И не важно считаешь ты их врагами или нет, важно то, что они нас всех считают врагами, а земли наши станут для них законной добычей.
  - А если бы я не пошел в поход, ты бы и меня также?
  - А ты что, отрок безусый? Ты чего меня второй раз об одном и том же спрашиваешь? У тебя жена и дети где остались? На Десне? А ты представь, что теперь защищать ни жену твою, ни детей твоих некому. Я тебе уже сказал, что не собираюсь оставлять за спиной никого, кто отказался выполнить приказ царя нашего. Ибо сейчас враг Аттилы и наш враг тоже. Мы выбрали сторону, теперь мы здесь, а они с другой стороны. Любой, кто встал с другой стороны - враг, и не важно кем он был вчера. Запомни Радко, если ты встанешь с другой стороны, то станешь для меня врагом, независимо от наших родственных связей.
  - Ты даже не попробуешь с ними говорить?
  Я хотел нагрубить Радко, по нашему, с трехэтажным матом, но потом передумал.
  - Ты ведь хотел править самостоятельно на своей земле - я посмотрел Радко в глаза - ты думаешь это просто, вот так вот взять и принять решение, от которого зависят жизни тысячи людей? Я уже один раз принял слишком мягкое решение, помнишь ли как я отдал все свое серебро, чтобы выкупить ваш род из рабства аланов? А как вы мне отплатили за это? Помнишь ли как под надуманным предлогом, будто бы защищая моего сына, вы напали на своего царя?
  Радко отвел глаза.
  - Хочешь сам решать свою судьбу? Тогда вот мое слово, заставишь вождей волынян принести тебе клятву на крови, забирай все эти земли под свою руку. Мужчин всех в поход, а с остальными поступай как знаешь, то твои люди. Это и будет твоим испытанием. А коли все эти люди, после того как мы уйдем, соберут ватажку и придут резать твоих детей, то это будет только твоя вина. Может быть тогда ты поймешь, что вождь иногда платит кровью своих людей за принятые им решения. Кровью не только своей, но и своих близких.
  Радко хлестнул коня плеткой и уехал к своим людям.
  - Креслав! - позвал я одного из воевод.
  - Что, проследить? - усмехнулся Креслав, смотря вслед уезжающему Радко.
  - Ты пойдешь с ним. Возьмешь под свою руку Полоцкие конные сотни. Смотри за Радко. Вздумает уйти - убей, начнет сговариваться с волынянами - убей, почувствуешь, что он замыслил недоброе - убей.
  Креслав усмехнулся и пошел к своему коню, а мы погрузившись на ладьи, продолжили спуск вниз по течению Днепра.
  
  Да, нехорошо начинается поход, но дело нужно было довершить. Зимой Орша не смог добить волынян и потерял несколько десятков наших воинов, вот теперь я отправляю пять сотен конных воинов, чтобы покарать непримиримых идиотов, что решили ослушаться воли Аттилы. По сути царь царей прав, не можем мы идти в дальний поход, когда непримиримые рода за спиной остались. Ладно бы сидели смирно, так нет же, ходили воевать своих соседей, даже на гепидов напали, повезло им тогда, что Ардарий с войском у византийских границ сидит, а то не было бы уже на карте никаких волынян. Ну ничего, я тоже их успокою не хуже гепидов, научу царскую волю уважать, а то вздумали. Если сегодня они Аттилу не уважают, то завтра меня запросто могут стрелами нашинковать, нет уж, не нужны нам такие соседи. Всех под топор.
  На втором пороге я простоял аж две недели дожидаясь Радко, все думал придет или нет, а может Креслав мне голову Радко привезет. Но нет, обошлось, приехали мои всадники и как водится с победой. А что тут думать, против пяти сотен конных воинов, в это время ни один род не мог устоять, к тому же мы волынян зимой неплохо проредили.
  После небольшого отдыха нашей конницы, мы двинулись дальше.
  В землях Кугума к нам присоединился отряд его сына Обияра, числом в 1000 всадников, чуть позже появился еще один отряд в тысячу всадников, а ближе к морю всех конных встретил отряд сына Аттилы Денгизиха, который вел почти три тысячи конных акациров аж от самого Каспийского моря.
   И так мы относительно спокойно к концу весны дошли до Дуная. Там нам выдали припасы на людей и коней. При чем выдали так, что я аж завис. Я только сейчас понял, что такое "земли Атли", это мать его ИМПЕРИЯ со всеми вытекающими последствиями.
   Как только мы пересекли границу личных земель Атли и пристали к берегу, нас встретил отряд сопровождения и разделив на колонны повели в разные полевые лагеря, где наказали ставить шатры и ожидать дальнейших указаний. Ожидали мы четыре дня, а потом подъехал важный сановник и устроил, мать его так, СТРОЕВОЙ СМОТР. Я почувствовал себя в нормальной армии, ну реально командир части проводит строевой смотр. А я тут даже не царь, а так комбат получается.
   Чиновник говорит: "Предъяви царь Чеслав какое оружие имеешь ты лично, и оружие всех своих людей". Ну я предъявил, а сановник написал: Чеслав - царь лесной имеет при себе двух коней добрых подкованных на все копыта с седлом одним, два копья, меч длинной в два с половиной локтя, саблю кривую в три локтя, топор-чекан, палка с цепью и гирькой, бронь железную полную с наручами и ноговицами, шелом железный, попону стеганную конную, самострел и пять десятков стрел к нему.
   И вот так вот каждого воина описали. Вы думали, что знаете о том, что такое бюрократия? Щас, как бы не так, вот у Атли БЮРОКРАТИЯ! И все это имело феноменальные последствия, мне потом по итогам смотра выписали грамотку, которую я отдал Креславу. А грамотка та имела перечень продуктов, что я должен получать раз в седмицу, ну типа накладная на весь личный состав и на коней. Так я сразу Креслава за продуктами и отправил, а потом мне воевода сообщил, что наш отряд получил больше продуктов чем отряд Обияра, о чем сын Кугума долго ругался с тыловиком Атли, но был послан под кобылий хвост. Типа, кто круче воинов привел, тот больше и получает, выходит уже частично окупаются мои вложения в подготовку войска. Интересно, а добычу как делить будут?
   В мае 450 года в междуречье Днестра и Дуная собралась великая армия, эта армия еще не имела цели, однако она уже была готова обрушится на того, на кого укажет сотрясатель вселенной, великий и непобедимый царь царей Атли.
   В ставку меня вызвали через десять дней после смотра. Там я встретился с царем гепидов Ардарием, который привел аж три тысячи воинов.
  Видел я и сыновей Воломира. Я как то воевал вместе с ними против Онегесия. С Валамером мы неплохо ладили, но то было давно, а вот с Тиудимиром у меня не сложились отношения, он ведь в плен попал и теперь думает, что в его бедах виноват Радко, что первым отступил с того нехорошего поля, где наши всадники попали в засаду. Кроме того, я прообещался помочь Воломиру в войне с Атли, но не пошел к нему на помощь. Теперь думаю все родичи ободритского царя на меня сильно обиделись. А посколько Тиудимир был слишком заносчив и кичлив, то мне с ним лучше вообще не встречаться, воизбежание проблем в походе.
  Сам Воломир как собственно и его младший сын Видимер в поход не пошли, прикинулись больными. Воломира типа подагра мучит, а Видимер вероятнее всего мои мысли прочитал и сослался на то, что является единственным геем Европы, поэтому как цветок будущей свободы и демократии, он не имеет права рисковать своей жизнью. Сидит теперь гад на берегу Балтийского моря и мой янтарь добывает.
  
  В небольшой библиотеке мраморного дворца собрались некоторые члены малого совета. За окном, на котором висели пурпуровые занавеси слышалось пение птиц и шум ветра. В такие времена нужно сидеть на открытой террасе, а не в такой душной комнате.
   Марциан Флавий сидел с прямой спиной как истинный высший патриций, несмотря на то, что по спине текла струйка пота, а дышать становилось все труднее. Наступила сиеста, а он в окружении малой группы особо доверенных людей слушал доклад Анатолия. Антолий присутствовал на встрече императора и посланца Атли.
   - Что же будет, что будет? - визжал маленький толстый человек - прибывший посол подлого пса Атли сказал, да-да, я сам это слышал, он сказал: "Аттила, мой и твой господин, приказывает тебе подготовить для него дворец, поскольку он уже идет к тебе", Феодосий в расстройстве закрылся в опочивальне, никаких указаний не отдает.
   - Ничего не будет, ни золота, ни дворца, ни женщин, - громко высказался Марциан - я соберу три десятка легионов и проучу подлого пса, однако мне нужны полномочия императора, мы не можем более терпеть на троне это недоразумение.
   - Никто вам не позволит уважаемый Флавий снимать легионы с восточной границы - отозвался поджарый византиец, больше напоминавший атлета чем политика.
   - Мне нужно лишь ваше согласие о признании сестры Феодосия правительницей. Всех недовольных я проучу сам, мы их просто придушим, вы должны понимать, что империя находится в опасности и нам придется принять крайние меры. После провозглашения Пульхерии императрицей, я должен быть назначен главнокомандующим.
   - Ты предлагаешь страшные вещи Флавий, это возмутительно, боги не простят нас!
   - Перестань Анатолий, сколько врагов отправил на тот свет ты, сколько людей были умерщвлены по твоему приказу? Сегодня же враг у нас общий и имя ему Феодосий.
   Маркиан сделал для империи больше чем любой из этих напыщенных уродов сенаторов. Чего только стоит работа с Юстой Граттой Гонорией. Когда Маркиан узнал, что Гонория отправила тайное письмо Атли с предложением брака. Именно в этот момент идея созрела сразу же. По просьбе Маркиана, его любовница и по совместительству сестра императора Византийской империи Пульхерия отписала в Рим. В том письме Пульхерия сообщала о всех замыслах своей подруги и двоюродной сестрицы Гонории выйти замуж за императора варваров Атли. После того письма Гонорию потребовали немедля вернуть в Рим и пристроили в женский монастырь, подальше от греха. Теперь же, когда появилась угроза похода бича божьего на одного из императоров, Марциан тайно направил письмо Атли, о злостном заточении Валентинианом его невесты. После такой вести, Атли не остановится ни перед чем и выжмет из подлых ромеев все золото, а то и земли в придачу.
  - Как это должно случится? - спросил один из заговорщиков.
  - Скоро большая загонная охота - задумчиво проговорил Марциан - на этой охоте один несчастный наездник упадет и сломает себе шею.
  - А вы уверены, что наши эскулапы не раскроют причины смерти Феодосия и не обвинят нас в заговоре?
  - Кто? - возмутился Марциан - кто посмеет нас обвинить в несчастном случае, который подвластен только богам?
  - Хрисафий!
  - Хрисафий умрет следующим.
  
   25 июля 450 г. к воротам стен Равенны прибыл гонец Аттилы и потребовал проводить его к императору Западной Римской империи Валентиниану III. На аудиенции посланник объявил: "Теодорих, король вестготов из Аквитании, пообещал мне выдать всех дезертиров гуннских и подписать договор о дружбе, но не сделал ни того ни другого, а вместо дружбы он подбивает готов к восстанию в моей земле. Я говорю тебе, брат мой Валентиниан, что Теодорих стал слишком большой угрозой и для тебя и для меня. Позволь пройти по твоей земле моим славным воинам, дабы покарать презренного гота, а земли, что он украл у тебя, ты получь обратно, за малые подарки моим людям".
   Услышав это Валентиниан потерял дар речи.
   - Что это? О боже, ты оставил нас! Вначале эта засуха, погубившая добрую часть урожая, потом землетрясение, разрушившее стены Рима, теперь гунны. Это что конец света?
   - Нет это всего лишь Атли. - с улыбкой ответил Флавий Аэций - В этом он весь, он любит удивлять и я не удивлюсь если такое же письмо сейчас читает твой брат император востока. Главное для него - сиюминутное удовлетворение собственного тщеславия и ваш страх.
   - Что ты сказал?
  - Я предупреждаю тебя, что Аттила начала свою игру, и последствия этого письма могут быть ужасны.
   - В этом письме говорится, что Атли собрал большую армию и готов обрушится на своих врагов. Варвар обещает, что как лучший наш друг восстановит порядок. Поэтому он просит нашего позволения перейти Рейн, чтобы раз и навсегда научить вестгота уму-разуму. Как думаешь, это хорошо, что Атли собрался бить Теодориха? - с дрожью в голосе спросил Валентиниан - смирение готов будет нам на руку, а то после разгрома вандалов готы стали слишком заносчивыми.
   - Теодорих не враг ни нам, ни тем более Аттиле - с усмешкой ответил Аэций - Всё это ложь, сейчас Аттила обхаживает варварских царей, франков, галлов, готов, чтобы настроить их против нас.
  - И почему мы ничего не делаем? - возмутился император.
  - Спроси у тех людей, что берут золото из казны и похваляются тебе о том, что они примеряют варваров - холодным тоном ответ Аэций - Мерзкие придворные лжецы плетут свои интриги против меня, твоего самого верного и преданного друга. Пока они протирают задницами лавки в сенате, я работаю с варварскими царями. Недавно я помог Рамахеру - вождю римских франков побить Вааста, что дружил ранее с Аттилой, теперь же франки переходят на нашу сторону. Теодорих же вовсе не собирается противостоять Риму, ему хватает земель Испании, да и враги у него не слабые, вандалы нам нужны как пугало для готов. Если нам захочется усмирить Теодориха, то мы попросим об этом вождя вандалов Гейзериха, а не Аттилу.
  - Но что мы скажем если Гейзерих потребует себе мою дочь?
  - Те обещания, что давала Гейзариху твоя мать, не были одобрены и согласованы с тобой. Но ты не можешь допустить вражды между Римом и вандалами, поэтому ты, как самый справедливый император дашь вандалам столько золота, сколько потребуется для устранения обиды с их стороны, или любую другую знатную девицу в жёны для его сына. Вандалы должны стать нашими союзниками, скажи Гейзериху, что в противном случае никаких подарков не будет, если царь вандалов будет медлить, то подарки получит Теодорих.
   - Ты хочешь стравить вандалов с готами, это мне понятно, но как ты собираешься защитить наших франков? Ведь прежний вождь франков Вааст был данником Атли, а теперь получается, что мы поставили на его место своего человека, теперь франки платят дань Риму. Атли не простит, франки будут разбиты и побегут в наши земли. - Валентиниан поерзал на стуле, как же ему не хватает умершей недавно матери - кроме того, бич божий может спросить с нас за то, что мы сместили его человека в землях бургундов?
   - Ты, великий император, отправишь псу Атли дань в полном объеме. А еще напиши, что то золото, которое ты так любезно отправляешь в качестве подарка великому царю гуннов взято с франков, галлов, готов, бургундов и других народов. Ежели Атли собирается сам брать дань с франков и бургундов, то откуда же мы возьмем золото для великого и грозного царя?
  - Этот ответ выглядит слишком вызывающим - испугано и как то тише проговорил Валентиниан - по сути мы предлагаем уменьшить выплачиваемую Римом дань.
  - Не забывай Валентиниан, что ты будешь писать грамоту варвару, а варвары не знают слова дань, - усмехнулся мастер по варварам Аэций - варвары воспринимают наше золото как ежегодный подарок на празднества. Если у нас стало меньше золота из-за хитрости гуннов во франкских и бургундских владениях, то и подарки стали беднее. А коли Атли захочет от нас дорогих подарков, то пусть оставит в покое всех наших варваров-федератов, мы с ними сами разберемся, и тогда будем преподносить такие же дорогие подарки как и ранее.
  - А может начать подкуп людей Атли? - спросил император - может отправить золото гепидам? Пусть откажутся от похода и ударят в спину воинам песьего царя, а после мы дадим гепидам землю в Галлии?
  - Нет - Аэций покачал головой - я слишком хорошо знаю гепидов и их царя Ардариха - в землях Атли, гепиды большие гунны, чем сами гунны. Напиши в письме, что ты император Запада благодаришь царя гуннов за послание и понимаешь его доводы, но не можешь позволить карательного похода против готов Теодориха, не нарушив законов римского гостеприимства. Потому как готы находятся у нас в гостях и воюют сейчас по твоему повелению против вандалов. Переход же великой армии гуннов через Галлию недопустим, ибо какой бы дисциплинированной она ни была, гуннским воинам придется грабить несчастных местных жителей, а это неминуемо вызовет беспорядки.
  - Но бич божий требовал Галлию! - вскрикнул император, вдруг осознав весь ужас и прикрыл рукой рот испугавшись своей догадки - он тогда нам ответит, что и так собирался идти в Галлию на защиту багаудов.
  - Ты еще не понял - Аэций прищурил глаза и внимательно посмотрел на императора - войны не избежать, но мы не должны никоим образом ускорять начало этой войны. Нам нужно время на подготовку, чем дольше будет идти переписка, тем больше у нас шансов разгромить варваров.
  
  Через десять дней в Рим на взмыленном коне прискакал доверенный посланец Теодориха и привез письмо в котором Аттила, обращаясь к Теодориху сообщает, что намеревается вторгнуться в Галлию, чтобы помочь несчастным багаудам, угнетаемым Римом. При этом в письме Аттилы указывалось, что он уже направил весть Валентиниану о том, что мол поход будет направлен против готов. "Но "могущественному готскому царю Теодориху", который знает, как велика дружба к нему Аттилы, нечего бояться. Аттила всего лишь хочет наказать кичливых ромеев и взять под свою руку сбежавшишь к ромеям франков, а также освободить из римского рабства несчастных багаудов". Аттила предложил Теодориху, заключить мир с Гейзерихом - царем вандалов и вместе напасть на Рим. После победы над Римом, Аттила, Гейзерих и Теодорих по-братски разделят его земли между собой.
  После получения этого известия, власть в Равенне можно было брать голыми руками, трусливый Валентиниан бросил свою столицу и сбежал в Рим. Аэций узнав об отъезде императора немедленно последовал за ним, но в Риме Валентиниана не застал, тот уже сбежал далее. Аэцию с трудом удалось догнать кортеж императора у самого берега моря и убедить Валентиниана вернуться в Рим.
  - Вы бросили меня, - дрожащим голосом проговорил император - все мои патриции сбежали в Бизанту, варварские вожди предали меня, только ты остался, но ты ведь тоже предашь меня. После того, как состоится свадьба твоего сына и моей дочери я буду вам не нужен.
  - Скажи мне Валентиниан, кто тебе сказал об этом? Какой мерзкий язык наговаривает на меня, на твоего самого верного стратега, кто пытается вбить клин между нами? - Аэций с прищуром посмотрел на императора, потерявшего волю к борьбе - то, что сейчас происходит всего лишь игра, тяжелая и очень опасная игра. Мы не собираемся сдаваться, и у нас есть много союзников.
  - О ком ты говоришь?
  - Я говорю о твоем брате Феодосии.
  - Феодосий! - вскричал Валентиниан - этот трус ни на что не способен! Какой из него союзник?
  - У тебя есть я, твой лучший друг и стратег, а у Феодосия есть Марциан. Мы отпишем личное послание Марциану в котором предложим совместные действия против варваров. Как только армия варваров пересечет Рейн, войска твоего брата должны немедля ударить по иллирийским и дунайским землям Атли, варвар развернется и мы тогда мы ударим ему в спину. Против двух величайшим императоров этого мира, варвару не устоять. Но ты должен будешь отдать мне все легионы Рима.
  Лицо Валентиниана стало наполнятся подозрением. Все легионы Рима, он просит все легионы? Как бы не так, Валентиниан как бы сразу успокоился, его взгляд стал более осмысленным. Ему нужен план, чтобы уничтожить этих двух скарпионов одним ударом. Аэций и Аттила сговорились между собой, это точно, но как их стравить?
  - А что мы ответим Теодориху? - спокойным голосом спросил император.
  - Теодорих, умнейший из варваров - Аэций усмехнулся - ты ему так и скажи, скажи ему, что он теперь тоже часть Рима, а его храбрейшие люди должны приложить все усилия для спасения республики. Пусть Теодорих проявит всю свою проницательность, соединившись с нами для обуздания вселенского зла, алчущего поработить весь мир. Теодорих и без нас знает, что Атли подобен волку, что хочет лишь мяса, он интриган, ему хорош любой предлог, чтобы развязать войну, а вчерашние союзники завтра же станут кормом.
  
  Теодорих, получив послание Валентиниана пришел в ярость и с размаху бросил кувшин с вином в посланника Рима.
  - Вы мерзкие пустобрехи, втравили меня в войну с вандалами, теперь же вы пытаетесь втравить меня в войну с гуннами? Иди смерд и передай своему царю, что я не встану на сторону Рима. С моего народа хватает земель Испании, нечего нам воевать ни за Валентиниана, ни за Атли.
  
   28 июля 450 года император восточной Римской империи Феодосий Каллиграф упал с лошади, разбил себе голову и умер на месте. Его тело выставили в большом тронном зале дворца для прощания. Личный советник императора евнух Хрисафий вышел из своего прекрасного дома, чтобы проститься с покойным, но на первом же перекрестке на его и особо приближенных сопровождавших особ малой свиты напали несколько десятков "вооруженных бандитов". Не выдержав схватки придворные разбежались, бросив своего господина, а прибежавшая толпа, узнав в евнухе "министра финансов империи", то есть главного сборщика налогов, тут же забила его камнями.
  30 июля 450 года перед членами сената зачитали завещание Феодосия, по которому империя переходила к его сестре Пульхерии.
  Со смертью Феодосия и Хрисафия отпали два невыполненных требования Аттилы к византийцам, то есть предоставление в его распоряжение дворца в Константинополе и посылка головы главного евнуха, умышляывшего отравить Аттилу. Однако новая императрица не прислала Атли положенной выплаты, то есть ежегодного подарка в 2000 литров золота, поэтому долго не думая, Аттила написал в Константинополь письмо: "Царевна Августа, ты понесла тяжелую потерю. Твой брат и мой лучший друг покинул наш мир и предстал пред богами, теперь его путь лежит в небесные легионы, где твой брат Феодосий непременно предстанет великим воином. Однако же ты, несчастная женщина не можешь вынести на своих плечах тяжесть государственной власти и борьбу с многочисленными врагами, поэтому говорю тебе я - царь Аттила. Стань моею женой и мир содрогнется от нашего величия. Весь мир падет к нашим ногам, а ты станешь не царицей греческой, а царицей мира!"
   Пульхерия прочитав письмо Аттилы брезгливо двумя пальцами удерживая пергамент за краешек листа отвела его от себя и отпустила. Сероватый лист медленно и вальяжно скатился к ногам императрицы.
   - Марциан, что это?
   - Это варвар, моя дорогая. У них, у варваров так принято. Как только видят свободную женщину, то сразу стараются сделать её своей. А сегодня самая прекрасная свободная женщина нашего мира это ты.
   Пульхерия улыбнулась.
   - Но я ведь не лошадь для его конюшни.
   - Это так, но варвар то этого не знает.
   - И что мне делать?
   - Странный вопрос моя дорогая, а я то думал, что ты от меня без ума.
   - Мне ведь действительно нужен супруг - задумчиво сказала царица - а Атли хоть и стар, но он все же великий вождь. Я могу выйти за него замуж, а когда он умрет, то мне достанется все его земли и целая армия гуннов.
   - Зря ты принижаешь его достоинства, он не просто великий вождь - он царь царей и властелин всех северных варваров, кроме того у него много сыновей.
   - Так ты не против?
   - Ты с ума сошла Пульхерия! - возмутился Марциан - подлый варвар достоин только топора, а голова его должна валяться у твоих ног. Идеи твои опасны, они говорят о том, что ты не вполне ощущаешь угрозу от действий Атли, он силен и опасен, но идея со свадьбой может немного сдержать его действия.
   - И когда?
   - Он уже собрал великое войско, поэтому не нужно его злить. Скажи ему, что у тебя траур по умершему брату, и патриарх нашей великой церкви наказал тебе держать пост 90 дней.
   - Почему 90 дней? - не поняла Августа.
   - Потому что большая армия не будет сколько ждать, армию нужно кормить. Ты дашь псу надежду, что он может оказаться рядом с тобой, а в это время мы займемся сбором налогов и подготовкой легионов. Пусть подлый пес уйдет в поход на закат за Золотым всадником. Мы же с тобой поженимся через 40 дней. Нам нужно только дождаться, когда армия гуннов сцепится с армией Валентиниана, вот тогда мы и ударим.
  
   Мля, ну сколько можно. Я уже стал настоящим кочевником. Мы второй месяц сидим на заднице. Тестюшка не решается напасть ни на одного из императоров. Чего он ждет? Говорят выжидает 90 дней пока пройдет траур об умершем императоре Феодосии. Будто Атли мечтает женить царевну на себе и самому стать императором. У него явно с бабами проблема. Тут недавно требовал в жены сестру императора Римма, а теперь Атли переключил самонаводящийся прицел своего члена на другую жертву на Пульхерию. И вот уже осень настала, а мы все занимаемся тренировками. То большая загонная охота, то очередное учение.
   Учение это хорошо, особенно для моих людишек. Я вот тут приемчик классный отработал. Радко разделяет своих людей на два отряда легкой конницы по полторы сотни человек и поднимая копытами пыль летит на врагов, осыпая тех стрелами. Примерно со ста метров начинает разворачивать свои отряды в разные стороны и убегает обратно, и так раз за разом. Когда противник сообразив, что так может продолжаться долго, то бросается догонять людей Радко. Те же отступают в тесном строю отстреливаясь из луков. А я со своими двумя сотнями кованной конницы стою за какой либо сопкой или лесочком, и как Радко пролетает мимо меня, я выскакиваю в двух шереножном строю опустив копья и бью врага мощным катком. Радко же развернувшись за моими спинами начинает преследование отступающего врага, либо оказывает мне помощь на флангах.
   Мы провели много тренировок и довели этот маневр до автоматизма. За врагов выступал то Обияр со своими аланами, то конные гепиды Ардария. Иногда Ардарий выставлял пеших гепидов, и тут меня ждало разочарование, они сука бегали со скоростью моих лошадей, так что не всегда удавалось от них оторваться. Иногда они ловили Радко даже на развороте, резко стартовав с места и вклиниваюсь в мою легкую конницу валили всадников на землю. Вот это сила, радует только то, что наши пешие армии примерно равны по силе, а то не хотелось быть полным лохом по сравнению с Ардарием.
  При этом я еще не видел конных гуннов самого Атли, говорят, что самые подготовленные воины это люди Денгизиха - сына Аттилы, но они ни в каких учениях не участвуют и с нами практически не общаются, западло им видите ли с лузерами общаться. Уроды.
  Один только раз Денгезих объявил праздничный турнир, на него собрались все самые уважаемые вожди, приехал и я. Турнир назывался "гуннский футбол", то есть в поле выходит по десять человек от каждой команды, команды играют на выбывание, финалист получает призы от сына Аттилы, а остальные команды получают утешительные призы от своих вождей, кроме того в этих соревнованиях были ставки. Суть соревнований в том, что двадцать всадников борются за баранью тушку. Тушку нужно найти в поле, после чего схватить и принести судье. При этом, отбирая тушу игрока можно атаковать руками и ногами, сбивать его с коня. Тех игроков, что не имеют туши - атковать нельзя, нарушителей удаляли с поля. То есть это типа конного регби, где вместо мяча баранья туша.
  Мне очень нужно было втереться в доверие к Денгезишу, поэтому я долго не думая выбрал девять самых опытных всадников и сам лично возглавив коману, выешал на игровое поле. Как бы мы не старались, но пройти даже отборочный этап мы не смогли, я походу игры получил пару раз локтем по зубам, меня несколько раз пнули коленом в бок, при этом я даже несколько минут подержал тушу в руках, но получив финальный пинок слетел с коня. Обидно блин.
  Денгезих увидев как царь кривичей полетел с коня очень долго смеялся, а потом позвал меня к себе.
  - Садись Чеслав - Денгезих показал рукой рядом с собой - не пойму тебя, зачем ты полез в этот круг. Там бьются самые опытные всадники степи, они на коне рождаются, на коне живут и на коне умирают, а ты пеший воин.
  - Хотел проверить, так ли сильны твои воины как о том говорят.
  - И что, проверил? - усмехнулся сын Аттилы.
  - Сильны - я покачал головой - если они так деруться без копий и мечей, то с оружием в руках им не будет равных и никто не сможет остановить.
  - Почему же не сможет, сможе. Нас много раз били, но сила наша в том, что сколько бы раз нас не сбрасывали с коней, мы все время поднимаемся и идем в бой снова и снова. Сила гунна не в коне и даже не в луке. Сила гунна в его духе.
  - Но ведь и у других народов есть воинский дух - возразил я.
  - Есть, как не быть, есть сильные воины и у ромеев, и у других народов, но ведь ромеи нам платят дань, а все остальные народы принесли клятву верности моему отцу.
  - Я привел пять сотен конных воинов и хотел бы обучить их биться на ваш манер.
  - Зачем? - искренне удивился Денгезих - неужели ты не понимаешь, что волк не может летать как ястреб, а ястреб не может плавать как щука в реке. Каждый из родов, что покорил мой отец сильны чем то особым. Вот ты живешь в лесу, почти в болотах и ни один из моих воинов с тобой в болотах воевать не решиться. А люди Ореста так те вообще ромеи, они умеют оборонять крепости так же верно как и штурмовать эти крепости, а вот мои люди на крепостные стены даже под страхом казни не полезут, ибо наша сила в конном бою.
  - Так ты предлагаешь мне биться в пешем строю?
  - Я видел твоих людей - через какое то вермя ответил Денгезих - ты привел много людей, но воинов у тебя мало. Я бы на твоем месте не стал бы биться даже на земле. Но это не значит, что ты не можешь участвовать в походе. Я слыхал, что ты любишь всякие машины, так и воюй с машинами. У моего отца дивными машинами управляют люди Эдекона, иди к нему. К тому же я слышал, что ты не сдружился с Онегесием и тот на тебя затаил обиду.
  - А чем мне поможет Эдекон? Может возьмешь меня в свою дружину?
  - Нет, твои люди станут мне только обузой - отмахнулся Денгезих - Эдекон так же как и Онегесий от рода геруллов и если ты сдружишься с Эдеконом, что никто из геруллов, даже сам Онегесий не посмеет тебя обидеть.
  - Спасибо за совет - я склонил голову в приветствии - с умными людьми всегда приятно разговаривать, особенно когда они дают дельные советы.
  
  Так, после совета Денгезиха я стал подбивать клинья под Эдекона. Как позже оказалось, Эдекон был очень увлеченным и достаточно образованным человеком в годах, его сын Одоакр был почти мой одногодка. Поэтому долго не думая я начал охотиться на Одоакра, то копье ему крутое покажу как бы невзначай, то новую бронь, а то и свои тяжелые арбалеты. Уже на седьмой день знакомства с Одоакром я стал его самым заядлым старшим товарищем, а еще через какое то время меня познакомили с Эдеконом, к тому же и повод был, мне нужно было продемонстрировать Эдекону новые огнеметные машины.
   Как то слишком быстро на фоне общих интересов мне удалось сойтись с приближенным Аттилы, который меня практически назначил своим заместителем. Эдекон оказался бывшим посланником Аттилы в Константинополе и только сейчас я узнал, что Эдекон при этом был еще и двойным шпионом. То есть ромеи думали, что Эдекон это их человек и даже с его помощью пытались отравить Аттилу. А по факту Эдекон, находясь в Византии изучал устройство и порядок применения всяких инженерных машин. В армии Атли он был самым технически подготовленным военачальником. В распоряжении Эдекона были в основном баллистарии, требушетники, строители передвижных башен и других штурмовых машин. Это по меркам 21-го века, типа начальник инженерных войск и артиллерии при Атли.
  Я показал Эдекону принцип устройства и работы огнеметных машин, примерно рассказал и даже на практике показал как применять такие телеги в бою, после чего пришлось оставить своих огнеметчиков в войске Эдекона.
  С Онегесием мы не сошлись от слова совсем, он категорически избегал общения, а при встрече старался меня не замечать, ведет себя как баба, пиздец. Пытался я присмотреться и к римлянину Оресту, но так и не понял как вообще с ним себя вести. Римлянин Орест в открытую называет нас всех варварами, но при этом является одним из самых доверенных советников и личных друзей Аттилы. Армия Ореста набрана из бывших варваров, что охраняли римские границы, но после перебежали к Аттиле, и составляет эта армия примерно десять тысяч человек. С Орестом мне не попути, не люблю таких, слишком самовлюбленный и заносчивый этот ромей, а его люди меня вообще не впечатляют. Не люблю предателей, ведь эти люди уже единожды предали своего императора, которому поклялись служить вечно, за это их родам позволили пересечь римский лимес (границы) и сесть на землю. А теперь они поклялись служить Аттиле, кто даст гарантию, что эти же люди теперь не предадут в самый неподходящий момент. Поэтому все время ожидания большой войны я в основном общался с Ардарием. Гепид был сам по себе незлобным и достаточно умным, по сравнению с другими варварскими царями, кроме того я наказал волынян, что подло напади на земли гепидов, так, что Ардарий мне должен.
  
  Очень много внимания мы уделяли тренировке воинов Радко. Я посмотрел как тренируются роксоланы Обияра и решил повторить все эти экзорцисии. То есть, аланы просто устраивали всякие там праздники. При чем постоянно. А на каждом празднике они мерялись силами, пытались голыми руками стащить своего соперника с коня, соревновались в стрельбе из лука на скаку, и после каждого турнира победитель получал приличные призы, что являлось дополнительным стимулом в обучении.
  Поэтому я тоже взял этот опыт на вооружение и стал каждую субботу проводил турниры. Конных лучников Радко я тренировал метко стрелять на ходу, а победитель турнира получал серебряную гривну. Упражнение простое, всадник разгоняется, потом поворот корпуса и с 50 шагов меткий выстрел в соломенный щит.
   Однако увидев наши соревнования всадники Обияра только смеялись над людьми Радко. Любой из аланов мог на скаку со ста шагов попасть в шлем, а это уже серьезная заявка на победу и намек мне, что нужно всегда опускать личину шлема, а то такие вот джигиты быстро тебя с седла на землю грешную спустят.
   Пробовал и я стрелять из арбалета на ходу, но не получается. От тряски болт подпрыгивает и вылетает. А если не вылетел болт, то после выстрела все равно арбалет с коня не зарядишь. Поэтому своих всадников я тренировал быстро спешиваться, заряжать арбалеты и плотным огнем встречать вражеских всадников, прикрывшись от стрел щитами. Два-три залпа и враг не выдержит, это точно. Тут преимущество арбалета просто зачетное. Арбалетный болт в два раза тяжелее стрелы и попав в коня, болт заглубляется в тело почти на ладонь, а при удачном попадании входит и на две ладони. Стрела втыкается либо в круп, либо в спину лошади всего на три пальца. Ценные жизненно важные органы лошади при этом не повреждаются и вражеский всадник еще успевает от вас уехать.
  В чистую проиграл турнир по стрельбе из лука я со своими воинами всегда брал первые места в рыцарских турнирах. Каждую пятницу мы бились за разные призы и конно, и в пешем порядке. Наблюдатели и болельщики только охали, но никто участвовать не желал. Так как бронь у моих воинов была не в пример другим отрядам, а оружие более продуманное позволяло легко разогнать противостоящий отряд копейщиков.
   Уже через месяц после таких турниров выстроилась очередь из достаточно богатых военачальников разных родов чтобы мы сделали им такие же доспехи как у меня, ну или хотя бы только грудную пластину и настоящий железный шлем, что так прекрасно держит удар топором по голове.
   Это конечно хорошо, я взял с собой в качестве передвижной мастерской и несколько наковален и полный комплект инструментов, и даже несколько сотен криц железа для изготовления наконечников болтов и стрел, если возникнет такая необходимость.
   Но вот мастеров я взял всего пять, и на каждого по одному подмастерью. И эти мастеровые у меня были в качестве воинов. То есть им нужно тренироваться, отдыхать, а соседи просят меня заставить этих людей еще и поработать, трудно. Однако я не мешал людям, все таки у меня свобода, а не рабство. Те кузнецы, что захотели подработать, брали заказы и клепали пластинчатые доспехи, а потом показывали как правильно эти пластины связать. Железо и работу полностью оплачивали заказчики.
   И вот тут я понял, что в войске Атли собрался практически до средневековый бомонд. Или как бы их назвали наши историки - "военная аристократия" сотен родов, а если вы аристократ, хоть и военный, то вы должны и выглядеть как аристократ.
   Когда меня достали попрошайки, молящие сделать им такие же доспехи как и у меня, я направил посланца в Полоцк с требованием снарядить караван и привезти мне сотню готовых доспехов. Так как всё привезенное оружие я уже распродал, и еще к моему отряду прибились два соседних вождя, что привели по две-три сотни воинов. Оказывается можно было и так сделать, привести всего то три сотни своих воинов и кучу вассалов или друзей. Вот эти вожди то ли прото славян, то ли недобитых Днепровских готов пристроились ко мне и всюду следовали как привязанные. Все таки имидж зятя самого царя Атли делает великие дела, ко мне стали тянуться люди, так глядишь и прирастет моё царство-государство дружескими родами. Пришлось и им продать оружия, так как их вооружение вызывало только слёзы умиления. Вот теперь я стал грозным царем лесным имея при себе почти две тысячи воинов, из которых конных было почти семь сотен.
   Доспехи везли как то очень долго, я уже испугался, что моих посланцев кто то мог перехватить, или караван ограбить. Но все произошло в плановом порядке. Оказывается буквально за месяц до моей просьбы приходил Радомир и выкупил почти все оружие, что успели наклепать мастерские. Заплатил привезенными тремя сотнями пудов железной руды.
   Ну это нормально, мы ведь с Радомиром договаривались, что он выкупит мое оружие и повезет его франкам и готам, но вот про бронь договора не было. Я не могу так палиться, тут теперь каждая собака узнает руку моего мастера. Любой может указать, что вся бронь Полоцкая, работа лучших мастеровых царя Чеслава. И не дай боги кому не будь увидеть такую бронь на вражеских воинах, я думаю меня спросят: "а скажи ка царь Чеслав, а когда ты успел сговорится с нашими врагами?".
  Ежедневно приходили разные слухи. Например первым пришел слух, что царевна или императорша Восточной римской империи, а в упрощенном варианте "царица греческая" вышла замуж за своего полководца и теперь тот стал императором, предварительно перевешав всех несогласных. Вот это ход. Я честно сказать историю не очень знаю, и не помню вообще мы такое изучали в школе или нет? Но вот теперь стоит вопрос, что сделает Атли? Ведь дура баба, его кинула, а ну как пойдет Атли походом на Константинополь, а этого не входило в мои планы.
   Всех вождей созвали на большой совет и зачитали письмо нового императора греков по имени Марциан.
   - Этот наглый и хитрый иллириец - молвил Атли - что был полководцем у Валентиниана, смог обуздать гордую кобылку Августу Пульхерию, и теперь сенат этих подлых греков избрал Марциана императором.
   Атли брезгливо скривил губы.
   - А теперь этот проныра прислал нам письмо, зачитай его Иов.
   Чтец встал, прокашлялся и начал громким голосом что-то декларировать на греческом. Поскольку я греческого не знаю, то получал информацию от переводчика. Переводчик нам сказам примерно вот что: "Царь варваров Атли, ты просишь у меня золото, но знай, что всё свое золото я приберег только для друзей, а для врагов у меня ничего нет, кроме стали. Любых войн следует избегать, пока есть возможность сохранять надежный мир без унижения своего достоинства. Однако ты собрав войско у наших границ, тем самым оскорбляешь достоинство императора Константинопольского. Никто из варваров, даже ты их царь не смеют более оскорблять наше достоинства употреблением слова 'дань'. Я готов с надлежащей щедростью награждать своих союзников за их преданность, но если они позволяют себе нарушить общественное спокойствие и оскорблять нас, то узнают, что у меня есть достаточно войск, оружия и мужества, дабы отразить любое нападение".
   После прочтения письма наступила гнетущая тишина, все молча взирали то на своих соседей, то на царя Атли.
   - Ну и что это такое? Что хочет этот горделивый иллириец? Будет он нам платить или нет? - спросил Атли - Марциан расторг договор, заключенный Феодосием Каллиграфом со мною или нет? Я ничего не понял!
   - Судя по тональности письма, Марциан платить не хочет, но не платить боится - усмехнулся Орест - царь мой, ты можешь отписать Марциану, что готов получить с него вознаграждение как верный и преданный союзник.
   Все заржали.
   Люди понимают, что эти красивые политические словеса, всего лишь тонкий троллинг греческого императора.
   Атли повернул голову направо.
   - А ты что скажешь сын мой, какое бы ты письмо отписал Марциану?
   Молодой человек не высокого роста встал и осмотрел присутствующих, а потом улыбнулся. Толпа подзадоривала его криками.
   - Давай Скааба, давай, яви нам свой стих - толпа смеялась, видно этот сын Атли был известный приколист, ну или местный КВНщик.
   Скааба призадумался и молвил - отпиши отец Марциану следующие слова "Сказывали мне люди наши, что вокруг императора Марциана сидит множество врагов, что замышляют гнусное злодеяние по отношению к нашему вернейшему союзнику. Пришли же мне вознаграждение в размере 3 тысяч пудов золотом, и я, как твой верный друн, обязуюсь прийти со 100 тысячами лучших воинов и покарать всех твоих врагов, что сидят в Константинополе".
   Атли кивнул, ему очень понравился такой вариант ответа. Такой ответ понравился и толпе, но очень не понравился мне. Я то представлял Аттилу и его людей как монголо-бурятов, или аваро-аланов, или тувино-киргизов. Ну вообщем тупых степняков, которые кроме как кизяки за своими конями собирать и из них лепить себе хатки, как лепят себе людишки Радко больше ничего и не умеют, а тут такой образчик древнего международного троллинга. Да тут Лавров со всем своим МИДом отдыхает, Лавров он все больше озабоченности выражает.
   - Хорошо мы напишем письмо и дождемся ответа от Марциана - проговорил Атли - теперь мы решим как наказать отравителей. Где мой сын? Где царь Чеслав?
   Я аж подпрыгнул со скамейки, во сука, замыслил что то не доброе.
   Я встал и поклонился царю.
   - Я здесь, твой верный слуга мой царь.
   - Смотрите люди добрые на этого мужественного воина - Атли указал на меня рукой - два года назад, многое из вас присутствовали на свадьбе моей дочери и царя лесного Чеслава. И весь наш народ радовался сему событию. С тех пор я называю сего славного воина своим сыном. Однако враги наши затаили зло, и пытались отравить мою дочь и царя Чеслава.
   Толпа ахнула и зашумела.
   - Обратился ко мне царь лесной с просьбой суда над подлыми греками, и каждый из вас должен знать, что всегда я буду защищать вас, верных моих слуг. Однако прошу я сейчас у тебя царь Чеслав прощения, так как не смог отомстить я подлым грекам и призвать к ответу отравителя Феодосия царя греков, ибо раньше меня его покарали боги!
   Толпа зашумела еще больше.
   - Есть ли у тебя доказательство, что кроме кесаря Феодосия еще кто либо из греков виновен в покушении на тебя?
   Ага поиграть решил Атли, мог бы и предупредить.
   - Нет царь мой, - ответил я и посмотрел на Аттилу. Хитрый гунн наверное давно меня раскусил, и понял что я достаточно хитрожоп для таких приколов, и все пойму сам.
   - Все испытуемые показали только на одного человека, на Феодосия.
   - Ну что же, тогда причин немедля мстить подлым грекам за их гнустный поступок у меня более нет - произнес Атли и посмотрел на меня - Ты смог собрать достаточно много хороших воинов, хотя мне сказали, что ты потратил все свое серебро на выкуп у царя аланского Кугума его подданных?
   - Так и есть мой царь - я поклонился - люди, что живут у берегов реки Десна и её притоков, есть родственники моего рода, и я как честный царь должен был отозваться на их мольбы и выкупить их у хана Кугума, отдав тому все, что имею.
   Толпа одобрительно закивала головами, подтверждая правильность поступка лесного царя.
  - Какой молодец, ах, ах, ах - Аттила похлопал в ладоши - ты показал пример любви к родичам своим и добродетельного смирения перед судьбой. Теперь мне царю царей стоит поступить также и помочь нашим несчастным родичам аланам, что сейчас находятся под пятой Рима. Если царь Чеслав отдал все свое серебро за родичей своих, то я, готов отдать свою жизнь на спасение наших родичей.
  Все заорали - да, отдадим жизнь за родичей наших.
  - Ты еще что-то хочешь сказать? - спросил Аттила, увидев, что я продолжаю стоять.
   - Я привез тебе, великому царю, серебряный меч. Ты можешь наградить сим оружием лучшего из твоих воинов.
   Я махнул рукой и помощник притащил мне меч, завернутый в тряпицу. Я развернул тряпицу и подойдя к царю протянул Атли меч.
   Меч конечно же не серебренный. Это так сказка для лохов, но мои мастера сделали все, чтобы это походило на правду. Я еще при ковке меча зубилом нанес на дол красивейший полу эльфийский узор, а после закалки в этот узор мы вплели серебряную нить. И вот теперь на солнце эта серебряная нить играла и казалось, что меч действительно серебряный.
   - Это меч не воинов, а императоров - сказал Атли - а поскольку у меня императора мира уже есть меч, то я подарю этот меч императору Рима.
   Умен гад, умен.
   Вроде ничего и не сказал, но обосрал Валентиниана знатно. И толпе мля нравится, типа крутой у нас царь, царь царей, полубог, император мира, а что там какой то мелкий император Рима.
   - Я отписал письмо ромейскому кесарю Валентиниану, и с этим письмом направлю в Рим серебряный меч ему в дар. Прочитайте письмо моим вождям, я хочу чтобы они его услышали - махнул рукой Атли.
   Из за столов вышел невысокий человек с бородкой и развернув свиток зачитал: "Валентиниан друг мой! Я приду на свадьбу твоей самой прекрасной дочери и сына Аэция, а что бы ты увидел как я уважаю тебя то приведу с собой еще 100 тысяч друзей, приготовь же столы дубовые у вина покрепче в своем дворце".
   - Ну как вам сие послание? - спросил Атли и осмотрел всех присутствующих повернулся влево, где сидел Орест.
   - Орест друг мой, скажи свое слово, ведаю я, что ты хорошо знаешь Валентиниана, как думаешь выступит он нам навстречу с войском или нет?
   - Ты мой царь сам знаешь какой трусливый царь сейчас сидит в Риме, так, что навстречу тебе он точно не выйдет.
  - А почему в Риме - не понял Аттила - почему не в Равенне, его же дворец там?
   - Увы, говорят что получив твое письмо с просьбой разрешить пройти в Галлию, он бросил свой дворец и сбежал, если бы не Флавий Аэций, то не было бы сейчас у ромеев царя.
  - Аэций! - вскрикнул Аттила и пристально посмотрел на Ореста - ты говоришь, что Аэций, вместо того, чтобы занять пустой дворец, побежал аки пес за своим хозяином?
  - Так и есть.
  - Жаль, я был другого мнения об Аэции, видно времена пришли тяжкие. Нет более в римской земле людей сильных духом, способных побороться за престол.
  Потом Аттила обвел всех тяжелым взглядом.
  - Эй бездельники, кто из вас хочет стать императором Рима?
  Я долго не думая тут же поднял руку, а потом осмотрелся и увидел лес рук, а еще ухмыляющиеся рожи варварских вождей.
  - Вот видишь Орест, ваш Рим обречен, потому, что у меня каждый конюх может править империей, а у Рима, даже великий полководец Аэций боится сесть на трон. Конец ознакомительного фрагмента - продолжение тут: https://author.today/work/114003
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"