Ватный Василий Колорадович: другие произведения.

Книга 6. Варвары без царя в голове

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последняя книга серии. После смерти Аттилы, варвары пытаются в строиться в существующий мир, при этом иногда не хило подкидывают люлей тем, кто возомнил себя гегемонами

  Книга щестая. Варвары без царя в голове
  
  Глава 1
  
  Небольшая шести весельная лодка приближалась к берегу.
  Несколько мгновений назад к левому берегу Данубиса подъехала сотня всадников, потом десяток воинов слезали с седел и погрузившись в лодку начали грести к правому берегу.
   И вот они здесь.
   Прииск Понтийский - философ, дипломат и переводчик, отличный знаток варварских обычаев и языков стоял на правом берегу в окружении десятка легионеров и поджарого легата по имени Гревтус.
   Гревтус выполнял очень важное задание, он должен встретить и сопроводить на переговоры одного из варварских царей, а Прииск был при Гревтусе переводчиком.
   Мерно скрипели весла, наклонялись и опускались плечи гребцов, а в такт движениям плеч настораживающее и угрожающе шелестела бронь.
   Все воины были похожи друг на друга как близнецы, все в одинаковых железных панцирях и таких же одинаковых островерхих шлемах. Все кроме двоих, один из гостей был вовсе без брони, а одет был этот человек в длиннополую подвязанную нешироким поясом рубаху. А второй был сам царь варваров Чеслав. У варварского царя был богато украшенный золотом шлем, а ножны обильно усыпаны блестящим желтым камнем. В остальном же доспех варварского царя ничем не отличался от остальных его воинов.
  Да-а, подумал Прииск, эти варвары отстают от нас наверное лет на сто. Вот буквально недавно, ну по меркам мировой цивилизации конечно. Римские войска так же одевались в железо и старались прикрыть как можно больше частей тела, а потом все стало упрощаться. Вначале опытные легионеры вместо полноценной лорики-сегментаты стали носить обычную кельтскую кольчугу и шлем. Типа в этой кольчуге легче совершать длительные переходы, чтобы иметь возможность вступать в бой или встречать внезапное нападение врага не очень уставшим, а потом по примеру опытных ветеранов, и молодые бойцы начали снимать железо. Только всадники продолжали таскать на себе эту тяжесть, ну правильно ведь тяжесть таскает не всадник, а его лошадь. Хотя, подумал Прииск, тут наверное тоже виноваты варвары. Вот например всего то три сотни лет назад варвары - эти дикие воины бегали голопузыми, пугая врагов своей удалью, а потом римские императоры начали нанимать в свои легионы варварские когорты, а потом и целые легионы формировались исключительно из германцев. И вот прошло каких две сотни лет, и варвары надели кольчуги, а римские легионеры посмотрев на это сняли тяжелые лорики-сегментаты. Так варвары способствовали облегчению легионов.
   Только эти странные и далекие от цивилизации, а также последних достижений воинского искусства болотные люди сейчас одеваются в железо. Пройдет каких то пара десятков лет и мода у варваров тоже изменится, и они станут снимать с себя все это тяжелое и дорогое железо. Сейчас при встрече с врагом, тяжело вооруженные варварские отряды достаточно спокойно могут громить легкие римские легионы и только высокие достижения ромеев в тактике спасают просвященную нацию от полного уничтожения.
  Но нам нужно продержатся каких то пару десятков лет и всё пройдет, болотные варвары переймут высокие достижения ромеев и сниму свою тяжелую бронь. Варвары перейдут на простую и легкую кольчугу, какую носят сейчас римские легионеры, и вот тогда никто не сможет противостоять размеренному порядку и натиску римских легионов. Всего каких то пару десятков лет, задумчиво помечтал Прииск, даст ли нам история эти годы?
   Лодка пристала и воины, выскочив на берег потащили маленький кораблик на прибрежный песок, все это время царь варваров так и стоял в лодке рассматривая встречающих.
   - Приветствую тебя царь Чеслав - проговорил Гревтус, и дождавшись перевода первой фразы продолжил - мой император ждет тебя в шатре, ты можешь взять с собой двоих воинов и переводчика, остальные твои люди должны находится возле вашей лодки.
   Прииск перевел сказанную фразу, Чеслав кивнул и что то сказав своим людям, показал рукой на стоящий неподалеку от берега шатер, приглашая Гревтуса следовать первым.
   Делегация вошла в шатер, Прииск вошел за Гревтусом и встал слева от императора Марциана, а варвар вошедший в шатер огляделся, медленно мазнул взглядом по двум воинам охраны императора и по сидящему на большом стуле Марциане, после чего скривил в не удовольствии рот, прошел в другой конец шатра и воссел на приготовленное ему место. Охранник и переводчик встали возле стула варварского царя.
   Да варварский царь непрост. Прииск уже научился читать эмоции этих воинственных скифов, некоторые из них жадны и лицемерны, они рассматривают дорогие одежды императора и его охраны, другие жадно смотрят на накрытый яствами стол, отдельные варварские вожди стреляют глазами на стоящие возле императора сундуки, стараясь понять сколько золота можно стребовать с греков. А вот этот варвар только мазнул взглядом по окружающей обстановке и с неудовольствием сел на приготовленное ему место. К слову сказать место варварского царя ничем не отличалось от такого же убранства в углу где восседал император Восточной Римской империи стоял такой же стул, такой же небольшой столик рядом, те же фрукты и кувшин вина, всё обустроено абсолютно одинаково, что бы ненароком не обидеть переговорщика, только маленький нюанс - стул у императора стоял на небольшой подставке, чтобы показать превосходство кесаря над варварским вождем.
  Расстояние между двумя креслами было примерно десять шагов, чтобы исключить внезапное нападение варваров, если с ними не удастся договорится, к тому же такое расстояние показывало ту бездну, что разделяла лучшего из вождей варваров и настоящего потомка богов - римского императора. Видно этот факт и огорчил царя варваров, так как явно показывал, что император не доверяет своему визави и презирает его.
   - Приветствую тебя царь варваров на своей земле - проговорил хриплым голосом Марциан - ты хотел встретится с императором ромеев, так знай же, не каждому скифскому царю выпадает такая честь. Вот я здесь и я хочу услышать что ты хочешь предложить нам?
   Прииск преклонил голову подтверждая, что понял послание императора и пошел вперед. Дойдя до середины шатра остановился и стал ждать человека в длиннополой рубахе, что должен переводить варварскому царю слова императора.
   Толмач варвара подошел ровно в центр шатра и выслушал слова Прииска, после чего пошел к своему царю и наклонившись к нему перевел всё услышанное.
   Не дослушав и половину речи, Чеслав поднял руку, прерывая слова толмача, после чего что то резко сказал ему и кивнул в сторону Марциана.
   Толмач поклонился Чеславу и пошел к центру шатра, после чего проговорил Прииску слова своего царя.
   Прииск задумался, стоит ли дословно переводить сказанное, но решив, что в его словах не будет оскорблений пошел к императору.
   - Мой император, - преклонил голову Прииск - сей варварский царь сказал, что хочет говорить с тобой как с равным, ибо никакие договоры не могут рассматриваться честными, если переговаривающиеся стороны не разговаривают друг с другом лично. Он предлагает говорить не толмачам а царям.
   Марциан сдвинул брови.
   - Скажи этой болотной жабе, что я не царь, а император. По их варварским обычаям, я царь царей, и мне не позволено общаться с вождями диких племен как с равными, ибо никто из них не смел общаться с Аттли как с равным, так неужели этот Чеслав хочет оскорбить меня, и сказать, что я хуже его бывшего царя Аттли?
   Прииск, побледнел, переводить такую речь опасно, ибо он знал жестокий нрав этих скифов. Учитывая, что в словах императора слышалось прямое оскорбление, то все это могло привести до кровопролития. И зря император надеется на разделяющее двух переговорщиком пространство, ведь если варварский царь кинется на императора, то остановить его не сможет даже десяток личной гвардии, что стоял за тонкой перегородкой шатра. И вот тогда все будут обвинять именно его - Прииска, скажут что во всем виновен толмач, что не так трактовал слова великого, тем самым нанес непоправимое оскорбление гостю, из-за чего гость вспылил и пролилась кровь невинных.
   Философ, вовсе не означает дурак, Прииск не будет переводить такие слова, нужно извернутся.
   - Скажи своему царю, что он всего лишь один из вождей, который платил дань вашему царю по имени Аттила, а Марциан - есть великий император, потому невместно императору общаться с простыми вождями как с равными. Каждый должен быть на том месте, которое ему указали боги, император же сидит выше всех вождей и ближе все к богам.
   Толмач заслушал слова Прииска, кивнул и пошел к своему царю. Через какое то мгновение царь варваров заржал как дикий жеребец. Это произошло так внезапно, что охрана встрепенулась и потянулась руками к мечам, но вовремя спохватились и приняли расслабленную стойку.
   - Передай своему императору, что он тоже платил дань великому Аттли и потому кесарь греков является таким же обычным вождем как и лесной царь Чеслав, а владения мои ничуть не меньше чем земли Марциана. Выходит мы равны перед богами и можем говорить напрямую не стесняясь обид и недомолвок.
   Прииск сглотнул, теперь ему предстояло испытать терпение Марциана, а этот император был страшен в гневе. Марциан был стратегом командующим при бывшем императоре. Он вождь огромного рода амалов, а по сути точно такой же варвар, что сумел извернутся взобравшись на самый верх и сесть на трон великой империи. И вот теперь один варвар хочет казаться выше другого варвара, а меж ними стоит маленький скромный философ. Если эти два варвара сойдутся в схватке, то мало не покажется никому.
   Лучший из способов избежать скандала Прииск нашел простой, нужно начать перевод со слов: "Прости мой император, но этот варварский царь сказал....". Такая форма повествования снимала с Прииска всю ответственность за дерзновенные слова.
   Император выслушал перевод спокойно, а потом сказал: "спроси у него, зачем же он просил у меня землю в Меотийской луже, если у лесного вождя земли и так вдосталь?".
   Прииск опять побрел к центру шатра, где топтался варвар в длинной рубахе.
   Ответ Чеслава оказался достаточно простой.
   - Я всего лишь хочу приблизить свои товары к твоим границам, чтобы облегчить нашу взаимовыгодную торговлю.
   Марциан выслушал ответ, после чего чуть задумался, видно соображая будет ли считаться его поступок унижением достоинства кесаря, но потом одним движением встал и махнув своим охранникам рукой, пошел к центру шатра. А два могучих воина схватили кресло и потащили его за своим императором.
   Царь варваров же поступил так, как и должно поступать варвару. Он встал, схватил большое кресло и легко подняв его одной рукой принес и поставил свою ношу в трех шагах от Марциана.
   Переговорщики опять воссели на свои места, а толмачи встали рядом со своими вождями.
   - Чего же ты хочешь лесной царь?
   - Я хочу договора.
   - О чем?
   - О вечном мире и торговле.
   - Разве мы не позволяем тебе торговать в наших землях?
   Варвар усмехнулся.
   - Мои люди могут ходить лишь в Херсонес и другие прибрежные города Тамани, а там нет возможности вести взаимовыгодный обмен товаров, потому как купцы Херсонесские не очень богаты. У них не достает злата и серебра, чтобы выкупить весь мой товар, а их лавки бедны и не позволяют мне забить грузом корабли, что возвращаются в наши земли.
   - Чего же ты хочешь?
   - Ну первое, я хочу чтобы ты в знак нашей дружбы и вечного мира, подарил мне десять своих лучших кораблей для перевозки моих людей через море. Далее мы с тобой подпишем договор о предоставлении моим купцам права вести торговлю в Константинополе. Я же со своей стороны обязуюсь соблюдать вечный мир, и помогу сделать твой флот непобедимым на море.
   - Что ты мне поможешь сделать? - не понял Марциан.
   - Я дам тебе то, что безуспешно пытались добыть твои шпионы - варвар улыбнулся - я дам тебе возможность вооружить корабли ромеев огненным боем, и ты станешь хозяином не только земли, но и моря.
   - Я и так хозяин моря. Сегодня нет ни одного флота, что может сокрушить наши корабли.
   - Я знаю, что варварский царь Гейзерих собрал под свою руку разные народы, и многие сотни кораблей. Может он пойдет воевать твоего брата - императора Рима, а может наведается и в твои земли. Я могу сделать так, что ты не будешь опасаться варваров на море.
   - Плевать мне на человека, что зовет себя императором Рима, ибо он не имеет и капли императорской крови, он простой узурпатор. - Марциан сверкнул глазами, потом успокоившись продолжил, - а что насчет кораблей, это какой то обман? Зачем тебе это?
   - Никакого обмана. А что касается вопроса "зачем?", то мой ответ прост. Я торговец, и мне нужно кому то продавать свой товар.
   - Какой с тебя торговец? Ты волк в овечьей шкуре.
   - Оооо, я очень хороший торговец, я могу поставлять в Константинополь очень хорошие товары - варвар махнул рукой, и один из его охранников вышел.
   А через какое то время в шатер внесли непонятное приспособлении очень похожее на большой железный сундук с трубками.
   Наступила гнетущая тишина, император думал.
   А вот варвар видимо устав от переговоров встал со своего места и вернувшись туда, где стоял маленький столик с яствами. Там взял кувшин с вином и понюхав содержимое налил себе в золоченый бокал вина. Так с кубком и уселся на свое место.
   - Что это?
   - Это твоя победа на море. Это приспособление может метать огонь и поджигать вражеские корабли. Я держу свое слово. С моими товарами ты станешь хозяином морей.
   - Что же тебе надо, что ты хочешь взамен?
   - Я не могу торговать по Данапрасу - покачал головой Чеслав - все пороги в руках сынов Аттли, и война еще не завершена, поэтому я и просил земли в Меотийском озере, на другом берегу напротив вашего города Пантикапея. Вся торговля наша пока что будет идти по Танаису, но нам нужно сговориться как противостоять общим врагам.
   - Кто же по твоему является общим врагом?
   - Глупость людская и жадность, а еще стремление всё взять без особого труда. Многие рода сидели при сильной руке царя Аттли тише воды и ниже травы, и трудились аки пчелы, носят мед в улья. Теперь же они остались без властителя и без жесткой руки. Твои земли богаты, но беззащитны, твои легионы не смогут прикрыть все границы, вот и полезут в ваши земли все, кто не желает работать, но может держать в руках меч. А мне незачем воевать с тобой, все что мне нужно я получу с торговли. А других жадных и глупых варваров ты можешь направить против какого либо своего врага, ну например против Рима, тебе ведь не нравиться, что Петроний Максим воссел на престоле.
   Марциан молчал и внимательно всматривался в лицо наглого варвара, что медленно тянул вино с кубка.
   - Ты говоришь об императорском столе, не забывай об этом варвар.
   - Я говорю лишь о том, что варварским царям нужна цель. Если целью станет Рим, то это уведет варваров подальше от твоей земли. Лучшая цель, это земли Петрония Максима. Любой из варварских царей, что сможет взять Рим будет думать лишь о том, как удержать в своих руках сей богатый город. Останется только немного подтолкнуть других варварских царей, разжечь в их душах жадность и честолюбие, тогда они тоже пойдут на Рим и будут воевать друг с другом за бесполезный и ненужный тебе городишко. А ты таким образом избавившись от ненужного конкурента.
   - Что получишь от этого ты?
   - Думай о том, что получишь ты.
   - И что же по твоему мнению получу я?
   - Лучшие люди Рима сбегут к тебе, лучшие торговцы, философы, военные и мастеровые. Все они прибегут и падут ниц к твоим ногам, будут молить позволить им жить в твоей земле. Ты же как великодушный правитель, позволишь им сделать это, и тогда они вознесут молитвы в твою честь, ты соберешь все регалии императорской власти в одних руках, ты станешь спасителем отечества и единственным императором ромеев.
   - Это понятно, но всё же, что нужно царю варваров Чеславу?
   - Мой народ живет в холодных лесах за большими болотами, там где даже не растет зерно. Если все южные варвары уйдут воевать земли италийскую, то я смогу вывести своих людей из болот и занять более плодородные земли. Ты же получишь у своих границ хорошего соседа и возможно союзника. Недавно к тебе пошел мой товарищ, сын варварского царя Эдекона, ты его знаешь - это Одоакр. Сейчас он молод и горяч, но любит и чтит силу. Возьми его под свою руку и он станет тебе служить как преданный пес. Для меня же полезно будет если с левого берега Данубиса уйдут буйные герулы. Тогда на эти земли сядут мои союзники гепиды, а я займу бывшие земли гепидов.
   Хитрый, очень хитрый варвар.
  Он не говорил, он как адский змей сеет зерна сомнения в голову Марциана. По сути этот змий пытался убрать с доски очень сильного соперника в лице Марциана. То есть, пока злобные варвары будут рвать тело умирающей Италии, император Марциан должен будет сидеть тихо, чтобы с престола руками варваров убрать Петрония Максима. Сидеть тихо, ожидая возможно своей очереди, чтобы стать будущей жертвой какого то хитроумного плана. Этот змий обманом пытается исключить взаимную поддержку двух империй против варварских вторжений.
   Император был мрачен.
   Видно великий стратег понял, что пришло новое время, время умных и очень хитрых варваров. Время, когда просто стравливать между собой соседние варварские народы уже не получится. Нужно применить что то более хитрое, нужен новый план, план полного истребления этих мерзких тварей, что как шакалы бросились на ослабевшего быка. А пока, что нужно их приручать, варваров нужно кормить с руки, как опытный охотник приручает волчицу подзывая её к себе, а потом одним неуловимым движением нужно вогнать меч точно в сердце врага.
  
   Когда варварский царь вышел с шатра кесарь града Константина махнул рукой подзывая к себе советника.
   - Прокл, найди этому варвару десяток старых бирем и проследи, чтобы сделка была честной, мне нужны его огненные машины.
   - Я всё сделаю мой император.
   - А еще я хочу чтобы ты пошел с этим царем болотных жаб в его земли - Марциан презрительно скривил губы - он считает себя достойным на равных разговаривать с императорами. Я не знаю, что ты будешь делать, но ты должен сделать всё, чтобы этот варвар умер, чтобы он сдох как собака. Возьми золота столько, сколько потребуется.
   - Позволь мне присоединится к варвару Чеславу чуть позже. А пока, что я бы хотел сходить на Данаприус к алеманскому хану Кугуму.
   - Нет, ты иди с Чеславом, стань его тенью, стань моими устами рядом с ним. Он должен верить тебе безоглядно, а когда ты узнаешь этого варвара получше, то сможешь найти его уязвимое место. К Кугуму же пойдет другой человек.
  Император Марциан повернулся и махнул кистью.
   - Подойди ко мне мой друг.
  К Марциану сгибаясь в пояс подошел Прииск Понтийский.
   - Ты не просто философ, всегда об этом помни Прииск - император сделал паузу и внимательно посмотрел на своего переводчика, - ты пойдешь к порогам Борисфена и там найдешь алеманского хана Кугума. Пора заканчивать эту вражду между сыновьями Эттли и алеманами, у нас появились более достойные враги. Нужно помирить алеманов Кугума и гуннов Денгизиха.
   Прииск поклонился ещё ниже.
   - Оставшиеся в живых воины детей Эттли теперь кочуют в междуречье Танаиса и Эдиля, найди их, и сговорись о мире между нами, алеманами и гуннами. Мне нужен их общий поход на эту болотную жабу, что возомнил себя равным великим императору.
   Марциан повернулся к своему главнокомандующему.
   - Друг мой пошлите письмо нашему командующему в Пантикапее, я хочу чтобы он купил всех и каждого в этом городке, что построил болотный царь в Меотийской луже.
   Маркиан - император великого народа, задумался, он понимал, что сейчас именно сейчас нужно все организовать по горячим следам, и нужно это сделать так, что бы комар нос не подточил.
   - Друг мой Синекрил, как твои отношения с варварским королем Ардарихом?
   - Отлично мой император, я встречался с ним десять дней назад и он просил вас встретится с ним, чтобы принять его смирение и дары.
   - Ну что же, как только уплывут корабли этого Чеслава, я хочу встретится с Ардарихом.
   Император вновь посмотрел на Прииска.
   - Не забудьте мой дорогой философ, что варвары бывают очень непредсказуемы, а что если скажем какой либо алеманский вождь нападет на земли Ардариха?
   - Мой император хочет, чтобы кто то напал на Ардариха?
   - Это должно случаться постоянно. Я хочу, чтобы эти варвары постоянно беспокоили границы Ардариха, я хочу видеть ненависть в глазах гепидов, а когда алеманы пойдут в поход на север, против болотного царька Чеслава, то нужно сообщишь об этом Ардариху.
   Прииск опять поклонился, показывая императору, что понял его глубокий замысел.
   - Вы считаете, что Ардарих сможет уничтожить алеманские становища?
   - Он должен это сделать, а сможет или нет это его проблемы, он должен разозлить кочевников и спровоцировать объединение их родов против себя.
  Император повернулся к молчаливо стоявшему человеку.
   - Лаврентий направляйся в верховья Данубиса. Там находится наш знакомый Орест. Скажи, пусть падет ниц пред императором, я подарю ему землю и назначу военным магистром империи. Что касается сына Эдекона, то примите его с распростертыми объятиями, дайте лучший из дворцов, приставьте к Одоакру хороших учителей, он мне пригодится, чуть позже.
   Лаврентий поклонился императору.
   - А ты мой друг Андрей пригласи во дворец сарматских вождей Бевку и Бабайа, они должны просить у меня земли во Фракии, что у самого моря. Эти варвары пригодятся против гепидов.
   План по уничтожению мерзких варваров у императора Марциана созрел уже давно, сразу же после смерти Эттли, но пока его империя существовала, пока никто не осмеливался бросить вызов сыновьям Эттли, ничего не возможно было сделать. Однако тяжелая политическая игра и переговоры с Ардарихом позволили создать коалицию против Эллака и Узиндура. Теперь же, после того как дунайские гунны уничтожены, пришло время разделять, стравливать и властвовать. Теперь необходимо создать коалицию против самых сильных варварских царей, против Ардариха и Чеслава. А что касается Рима - император задумался, шпионы сообщили ему о странных приготовлениях в земле африканского варварского царя Гейзериха. Злые языки говорят, что Гейзерих собрался идти на Рим. Ну что же, пусть идет. Нужно убрать свой флот поближе к Криту. Не стоит мешать вандалам, пусть Петроний Максим умрет от руки вандалов, не зачем плодить ненужные слухи о причастности к его смерти императора Марциана.
   Через полторы седмицы, когда корабли варварского царя Чеслава отплыли всё в том же шатре как и положено в разных его углах заседали переговорщики. С одной стороны сидел император Марциан, а в другом конце шатра сидел царь гепидов Ардарих.
   Переводчики и толмачи поочередно бегали к центру шатра, передавая слова императора и варварского царя.
   - Ты царь варваров Ардарих просил нас, императора римлян Марциана, принять твой род в качестве добрых друзей и союзников, и даровать тебе землю, дабы своими мечами твои храбрые воины обороняли нашу границу?
   - Так и есть, мы устали от войн и насилия, и мой народ готов подписать договор о вечном мире, чтобы сеять зерно и вести торг с великим народом греков и ромеев.
   - Ну что же, наш бог призывает к человеколюбию, и наказывает нам относится ко всем народам как к сыновьям божьим. Мы готовы нести просвещение и даровать свободу всем раскаявшимся в грехах заблудшим душам. Ты получишь землю по левому берегу Данубиса от Тисы и до самого Данастра (Днестра), ты будешь оборонять её вместе со своими людьми так, как бы ты берёг свои собственные земли. За добрую службу мы будем платить тебе по пять гривен серебра на каждого твоего воина в год, а твоим торговым людям будет позволено продавать свои товары в наших землях за мизерную пошлину, всего в пятую часть от стоимости товара. Кроме того мы позволим твоим людям прийти в наши храмы дабы преклонить колени пред истинным богом. Цени наше доверие царь Ардарих, ибо не каждому мы его оказываем.
   После очередного акта евроинтеграции варваров в лоно свободных народов мира, император встал и вышел из шатра, ему было неприятно находится рядом с варварами, особенно с такими, что в первые же минуты разговора начинали вилять хвостом, как преданная шавка виляет хвостом перед своим хозяином. Марциану, императору из рода амалов был более приятен варвар Чеслав, что не преклонял колен даже пред богами. Но это тоже перебор, каждый в этом мире должен знать свое место, место собаки на поводке, место императора на троне, место наглеца - в яме. Место варваров в этом мире указано давно, они либо будут в рабском ярме, либо их тела съедят черви.
   После смерти царя царей Аттли времена всевластия варварских дружин закончены, началось время новой империи.
  
   Мне подарили десять полусгнивших бирем, чтобы я мог как можно быстрее свалить в свои болота. Однако, как бы не критиковали мы подаренные корабли, но я выбрал лучшие из тех, что подсовывали мне охреневшие в атаке греки. Я просил флот для перевозки почти тысячи воинов по морю. А мне предлагали какие то лоханки для плавания по рекам, ссылаясь на то, что несчастным грекам приходится все лучшие корабли держать на юге против варваров Гейзериха.
  Поэтому пришлось немного потратиться на подкуп чиновников, после чего я приобрел лучшие из всех представленных вариантов и взял не речные ладьи, а настоящие морские биремы. На огромные сорока весельные корабли я приобрел полное парусное вооружение и даже уболтал греков, что бы мне предоставили специальную десантную версию бирем, которые позволяли перевозить 12 коней на каждом корабле.
  Перед отправкой пришлось провести строевой смотр моего конского состава. Мы выбрали самых рослых и сильных коней, а остальных я наказал поменять или продать. Обмен длился долго, подлые греки все пытались меня обмануть и подсунуть за почти пять сотен продаваемых коней всего три корабля, но я стукнул кулаком по столу и пригрозил продать добрых коней варварским вождям, которые с радостью будут грабить римские границы, от чего приставленный ко мне посол греков по имени Прокопий аж побледнел от ужаса. Пять сотен коней делало любого мирного варварского вождя сразу активным воинским начальником. Любой из варварских вождей, что получал в свои руки пять сотен всадников так или иначе, начинал мечтать о мировом господстве и постоянно беспокоил своих соседей, а если это происходит у границ великой империи, то страдали прежде всего граждане империи Марциана. Поэтому чуть поломавшись, греки отдали мне взамен коней еще пять кораблей и я стал владетелем огромной эскадры в 15 кораблей. Но примитивные подсчеты показали, что если я загружу на нижние палубы по 12 добрых коней, то каждая бирема сможет взять на борт максимум пять десятков человек. По моей просьбе пригнали еще десяток арендованных у купцов кораблей для доставки моих людей на побережье Меотийской лужи, то есть Азовского моря, где я уже надеялся увидеть начало строительства своего торгового поста.
   И вот почти через 15 суток после встречи с императором Константинополя я вышел в море имея огромный флот аж в 25 кораблей, на которых мы перевозили 912 человек и 180 отличных гуннских скакунов.
  Несмотря на желание ромеев избавиться от нас как можно быстрее, мы всё равно путешествовали по Чёрному морю целый месяц. Вначале мы медленно дошли до Крымского полуострова, потом посетили так сказать с дружеским визитом Херсонес, пополнили там запасы провизии, продали часть трофеев, что взяли в усадьбе Атли и закупили множество неплохих греческих товаров. Особенно моим людям понравились различные сладости: финики, инжир, апельсины, изюм и другие радости.
  Подлые греки пользовались тем, что варвары ранее не ели таких вкусняшек. Поэтому пытались загнать нам этот товар по завышенным ценам. Точно так же как в СССР отдельные кавказские "бизнесмены" пользовались любовью советских граждан к грузинским апельсинам. Например, на рынках Советской Грузии апельсины стоили 30 копеек за килограмм, а вот где то в Москве или Ленинграде - уже три рубля за килограмм.
   Пользуясь идеями Карла Маркса, о том, что спрос рождает предложение, подлые греки и обманывали моих людей, поднимая цены до заоблачных высот. Я же для интересов казны приобрел в основном хорошие ткани, сотню бочек вина, много неплохой медной посуды, особенно небольшие котелки и фляги для обеспечения воинского похода. Походные палатки я тупо истребовал с местного губернатора. Как то я увидел на рынке разодетого грека, что пытался собирать налоги с торговцев, потребовал его привести меня к самому главному начальнику. А там предложил поторговаться походным военным имуществом легиона, вот и выкупил у греческого военачальника почти сотню походных шатров, а заодно и провел разведку Херсонесской крепости. Шатры мне конечно же не нужны, но я потом из них сделаю себе паруса.
   Греческие начальники изображали всяческое почтение варварскому царю и я нагло этим пользовался, иногда подставляя под упрямого местного начальника своего переводчика Прокла. Его мне подарил император Марциан, так почему же я не могу использовать этот 'подарок'. Ну например, какой либо полу трезвый прокурор или помощник депутата размахивает перед гаишником красивой красной корочкой, что бы уклонится от ответственности за совершенное правонарушение и все прекрасно работает. Вот и я размахивал наличием у меня ЧЕЛОВЕКА САМОГО ИМПЕРАТОРА, а Прокл сразу бледнел, как только я поворачивал свой взор в его сторону. И в его глазах так и было написано: 'опять этот болотный варвар что-то решил украсть у нашего императора'. Но я ничего не крал и даже не обманывал торговцев, наоборот эти наглые рожи постоянно обманывали моих людей.
   Один раз они меня реально разозлили, я чуть не прибил одного из торгашей топором по голове, потому как тут произошло реальное изменение моего торгового мировоззрения.
   Я тупой варвар привык, что в этом мире всем правит чистое золото и как его эквивалент - чистое серебро. А всё остальное рассматривается как товар, который можно просто поменять на другой товар по значимости для твоего оппонента, или купить за серебро с золотом.
   Ну например мне нужен греческий корабль. Сколько он в реальности стоит? Например 50 гривен золота, или примерно 600 гривен серебра. Так вот, если у меня нет серебра, но есть сотня не нужных мне лошадей, то я могу просто поменять сотню лошадей на один корабль. Хотя одна гуннская лошадь стоит примерно 8-10 гривен серебра, но обменивал я своих лошадей дешево только потому, что мне они сейчас не нужны, а вот корабль мне очень нужен. Вот это и есть ЗНАЧИМОСТЬ товара, то есть продавец четко понимает, что мне нужен именно этот товар, и дерет с меня свою выгоду, а я не могу отказаться.
   Вы скажете, что я ведь могу поменять свой товар например на серебро, и вроде бы все должно быть честно, но как бы не так.
   Все опять запутанно.
   Например, я хочу купить сотню греческих военных палаток и за каждую палатку я даю две гривны (800 грамм) серебра в палочках, а продавец крутит головой и говорит, что я его обманываю и требует с меня греческие серебряные монетки милитарии.
   Торговец достает половину серебряной монетки и показывает мне десять раз по десять пальцев, типа за одну гривну серебра он даст 100 серебряных полумонет, которые называются - кетарии, или 50 настоящих монет - милитарий.
   Я кладу пять десятков серебряных милитарий на одну чашку весов, а на другую кладу гривну серебра. Потом пытаюсь выровнять вес и получается, что моя гривна весит как 85 монеток, которые греки называют милитариями, грубые подсчеты говорят мне, что одна монетка весит почти 4,5 грамма серебра. Показываю на пальцах, что за мою красивую гривну я хочу получить минимум 85 монет, а торгаш сворачивает кукиш, сует мне его в нос и говорит, что мое грязное серебро стоит всего 100 кетариев, или 50 полных монет.
   Да это же грабеж, вот суки! То есть они, кривыми руками, на чеканили монет из палочки серебра и берут за свою работу почти 30% реальной стоимости драгоценного металла. А я что вам идиот, я что сам не могу начекатить этих монеток, да я вам сейчас таких монет нарисую, что все императоры мира обзавидуются.
  Из-за такой вот торговли, я чуть не объявил геноцид всех торгашей в отдельно взятом городе Херсонесе. Достали мошенники конченные, но я вам отомщу, я вам покажу что такое ЗАО "МММ", я еще покажу вам, что такое ничем не обеспеченные зелененькие бумажки дяди Сэма, вы уроды не с тем связались, ваши вонючие монетки любой лох с дерибасовской за день тысячу штук начеканит, если у этого лоха конечно же есть серебро. А еще у меня есть золотые безделушку типа блюд и кубков, из этого барахла можно пробовать чеканить золотые монеты.
   Вот в таком плохом настроении, когда меня практически обули на 30% от цены товара я и наткнулся на лавку стеклянных бутылок. Постоял, посмотрел товар, покрутил в руках, а потом случайно взял и уронил зеленую бутылку. У хозяина лавки чуть инфаркт не случился, но сука-бутылка упала на песок и не разбилась.
  - Что это так торгаш испугался? - спросил я у Прокла, изобразив удивленное лицо.
   - Этот товар очень хрупкий и дорогой - покачал головой переводчик.
   - Твой товар плохой, - я изобразил тупого варвара, скривил губы и презрительно толкнул ногой бутылку к хозяину - продавай лучше медные кувшины, они крепче и дешевле, ведь ни один медный кувшин никогда не разобьется упав на землю.
   Теперь уже торгаш скривил губы.
  - Уважаемый северный гость (намек на то, я то я варвар) ничего не понимает в красоте винного напитка, - произнес торговец - этот дивный напиток в прекрасном стеклянном кувшине играет всеми цветами радуги.
  Эльф, бля, недоделанный.
   - Сом - я наклонился к уху своего заплечных дел мастера и тихо произнес - установи наблюдение за этой лавкой и выясни, кто и откуда привозит товар. Я хочу узнать, где тут мастерские.
   - А зачем? - так же тихо произнес Сом.
   - Нужно выкрасть пару мастеров и увезти их в Полоцк.
   Рожа Сома расплылась в хищной улыбке. Ему было абсолютно плевать на стекло и на новые кувшины, а вот провести спецоперацию на территории противника. Это именно то, о чем мечтает настоящий "варварский спецназовец". Сама мысль о том, что можно наказать жадных греков вскипятила кровь Сому, и он приступил к бурной деятельности.
   Мы провели на полуострове почти десять дней, и как только мои люди сказали, что готовы к проведению операции похищения мастеров, то я засобирался в поход.
   Самое главное я узнал и увидел реальные торговые возможности крымских городов Византии, и эти возможности меня не впечатлили. Константинополь конечно может выставить более богатый ассортимент товаров, но меня туда не пускают. Поэтому мне пора реально заняться диверсификацией своих торговых рынков, пора идти на рынки прото Европы и рынки восточных государств, а сейчас нужно уходить подальше от Херсонеса.
  Через несколько дней после отхода от Херсонесского порта мы пристали в бухте Пантикапеи - это городок, который стоит на месте будущей Керчи. Пристали типа на привал для покупки припасов и заправки водой. Простояли там два дня, изображая бурную торговлю, пока в порту не появился шестивесельный шлюп, на котором люди Сома привезли двух уворованных с Херсонеса греческих мастеров стекольного производства. Промышленный шпионаж, это такое дело, тут главное не повредить товар, потому как товар то у меня живой.
  
   Городище моего наместника Тмутаракани Яробуда мне не понравилось. Стена городища на реке Кубань была возведена в два человеческих роста, но имела ширину всего то сажень (1,5 метра). Стена была сделана только в одну сторону к полю, а вот на пристани, где в устье реки стояли с десяток маломерных чаек никаких укреплений не было вовсе.
   Сам городище представлял собой десяток деревянных домов, поставленных из разобранных речных чаек, что сплавлялись от Воронежа до Тмутаракани. Склады были завалены сушеной рыбой, шерстью и солью, что мой наместник активно скупал у греков, а вот самому наладить производство соли у моего ставленника ума не хватает. Но это нормально, ведь никто не обещал, что какой либо мэр или губернатор окажется умным, там в 21-м веке самое главное, что бы он был предан как собака, вот их и назначали по принципу абсолютно преданный, но при этом и абсолютно тупой, чтобы не задавал лишних вопросов. У меня не получилось назначить умного, ведь даже как там в 21-м веке не получалось. Мой губернатор оказался и тупой, и не очень преданный. Всё, на что хватило ума у моего наместника, так это тупо менять наши товары на греческие, а с торговой пошлины жить себе припеваючи. Ну чистый чиновник образца 21-го века, про импортозамещение и обеспечение рабочими местами своего население этот наместник даже и не слыхивал.
   - Слушай Валислав, а много ли врагов обитает около Тмутаракани? - спросил я у воеводы Тмутаракани.
   - Так это царь, наезжают иногда кочевники, но Яробуд им соль продает, да и товары иные имеются. Бывает грозятся воевать нас, коли цену не снизим, иногда мзду платить за мир заставляют, но в целом живем спокойно.
   - А сколько рядом с вами воинов у ворога имеется, что за люди, сколько в поле выставить смогут коли война начнется?
   - Так это, не знаю я сколь их там, да и бес с ними, как приходят, так и уходят. Иногда если мы платить отказываемся, они по округе шалят, стрелами нас забрасывают, но мы не боимся, у нас вон корабли есть, коли оборону не сдюжим, то просто водой уйдем, товар конечно жалко, но людей у нас мало, их беречь нужно.
   Да уж, воевода тут такой же упоротый как и наместник. Он думает, что я их тут типа в Артек на курорт отправил, воевать они ни с кем не собираются, торговать особо не хотят, так отбывают "почетную ссылку", загорают, едят виноград, купаются. Я вот думаю, что от слов про национальные интересы лесного царства и честь царя Чеслава моих чиновников как Дракулу от чеснока корежить начнет, если я подумаю о том речь завести.
   Я просидел в Тмутаракани почти месяц, так как плыть до Воронежа пустыми не было желания, а брать с собой эту сушеную рыбу не имело смысла. Поэтому еще целый месяц мои кораблики шныряли по округе стараясь выторговать как можно больше полезного для северного царства. Но как мы не спешили, однако затягивать время отплытия нельзя, по моим подсчетам уже наверное сентябрь, вон и зерно на рынке в Крыму появилось, а это значит, что мне пора в путь, иначе до снегов не успею дойти до Воронежа.
   Пока мои торговцы выезжали в степь на закупку баранов и коз, я со своими людьми оказывал активную помощь местному губернатору, посильную помощь в строительстве крепости.
   Показал как готовить и сушить саманный кирпич из обычной глины и травы, потом как из высушенного кирпича ставить стену. Мы прямо перед городом выложили на просушку несколько тысяч огромных саманных кирпичей, и каждые два-три дня специально обученные людишки выходили в поле, чтобы переворачивать эти кирпичи. На 40 градусном солнце уже за две недели наши кирпичи превратились в настоящие цементные блоки, из которых мы и сложили новую коробку огромного склада. Для того, что бы соорудить крышу этого склада пришлось разобрать с десяток деревянных строений.
   Вот так и пролетел целый месяц. За это время наши корабли сделали несколько рейсов в греческие города за зерном. Кроме того, мы приобрели у местных скотоводов-кочевников почти три тысячи овец, срезали всю шерсть, забили овец, пересыпали мясо и шкуры солью и заложили триста бочек солонины. Две сотни бочек солонины я взял с собой, а сотню оставил Яробуду в качестве зимних запасов.
  Кроме того за это время от Воронежа пришел наш караван на речных ладьях, что позволило нам оставить самые гнилые византийские корабли в Тмутаракани. Загрузив на корабли тысячу пудов зерна, огромные кучи сушеной рыбы, почти всю шерсть, сотню пудов соли мы двинулись к устью Дона.
  На третий день после того как мы вошли в устье Дона, параллельно нашему курсу на берегу появился конный разъезд, а еще через пару дней вдоль берега ехали уже несколько сотен конных кочевников. На привалах мы организовывали оборонный периметр и враги не решались нападать на такую ораву воинов, но я думаю, что это не надолго. Еще через какое то время на берегу гарцевал уже приличный отряд почти в пять сотен конных кочевников. Странные товарищи, не нападают, но намерения их очень агрессивные, думаю что ждут подкрепление.
   На очередном привале появился богато украшенный серебряными и золотыми побрякушками конный отряд в сотню воинов, что сразу направился к берегу. Сопровождали богато одетого воина сразу несколько десятков воинов в золоченых панцирях гуннской гвардии, и еще несколько сотен находились в степи.
   И кто это пожаловал?
   О да это сам Денгезих - сын Аттли, фигасе, а я то думал, что он где то в предгорьях Кавказа в районе Терека кочует, а он вот туточки, и чо приперся, никак про брата узнал?
   - Где Чеслав - царь лесной? - прокричали с берега.
   Я встал у носа ладьи - приветствую тебя славный хан.
   - Как ты песий сын посмел сунутся в мои земли после убийства моих братьев?
   - Ты что то путаешь Денгезих, нежто я посмел бы переступить через гордость царскую и убить твоих братьев? Эллак и Узиндур погибли в честном бою, и в их смерти нет позора, ибо они как смелые воины отправились к вашим предкам за стол богов, где буду вечно пировать с тысячами девственниц как подобает воину погибшему с мечом в руке.
   - Вы бесчестно убили моего младшего брата Эрнака и обесчестили моих сестер.
   - Навет то все, укажи того наглеца, что оболгал меня и я вырежу ему язык.
   - Я сам вырежу твой язык собака - взревел Денгезих.
   - Как же ты будешь биться со мной ведь ты на коне, а я на корабле? Если мы сойдемся в пешем бою, то я легко убью тебя, а потом поставлю над твоей ордой своего хана.
   Я повернулся к Сому.
   - Эй воевода приведи сюда малолетнего Эрнака.
   Царевича привели, с ним пришел и начальник личной охраны Сердолик.
   - Я спас твоего брата и свою жену и еще много хороших воинов, а ты вместо благодарности слушаешь наветы клеветников - возмущенно проговорил я - так что хан, позволишь ли мне отрезать язык клеветнику, что оболгал меня в твоих глазах?
   - Верни мне брата!
   - Отдай мне голову клеветника, я верну тебе брата, и тогда меж нами будет вечный мир.
   - Нет тех людей, что принесли мне печальные вести. То были люди Кугума, они привезли мне весть о твоей жадности и злобе, с которой ты грабил царский дворец на Данубисе.
   - Вот жена моя Сердлолик, вот воины твоего отца и брата, что охраняли дворец, спроси их, было ли это правдой, что сказал тебе подлый Кугум. Нет веры хану аланскому, много раз он клялся мне в дружбе и столько же раз направлял своих воинов, дабы те грабили мои земли и убивали землепашцев, а теперь он решил обмануть и тебя. Подумай Денгезих, зачем подлый Кугум хочет стравить нас с тобой, может у тебя более богатые чем у него стада, может твои земли имеют лучшие пастбища чем у подлого Кугума? И все это достанется ему после твоей гибели. Подумай, может сговорился подлый Кугум с нашими врагами греками и хочет что бы мы убивали друг друга на радость Марциану?
   - Отдай брата, и тогда мы поговорим.
   - Не могу я тебе отдать Эрнака, ибо он не раб мой, он свободный человек, и на моем судне находится, как гость. Спроси его сам, хочет ли он пойти к тебе, или может он возжелает остаться со своей сестрой Сердолик и жить в моих землях?
   - Эрнак, брат мой - крикнул Денгезих - сойди на берег и мы поговорим с тобой, не бойся Чеслава, он не посмеет тебя тронуть.
   Эрнак встал рядом со мной.
   - Царь Чеслав не угроза мне, - крикнул пацан - а вот ты Денгезих? Ты ведь воевал против наших братьев, ты не поддержал Эллака и увел своих людей. Скажи зачем я тебе, может ты хочешь убить последнего наследника на трон отца нашего?
   - Не говори так брат, мне не нужен был трон отца и при его жизни, у меня и свое земли в достатке, а вот врагов наших прибавилось во сто крат. И тебе может угрожать опасность в чужих землях. Под моей рукой пять тысяч воинов, иди ко мне, ты получишь свой улус и тысячу воинов.
   Эрнак повернулся и начал о чем то разговаривать по гуннски со своим начальником охраны, потом повернулся ко мне.
   - Ты и вправду отпустишь меня Чеслав?
   - Я же сказал, что ты мой гость. - я пожал плечами - Если ты доверяешь своему брату, то можешь идти под его рукой. Однако знай, хотя я и не могу дать тебе тысячу воинов, но в моих землях ты всегда можешь укрыться от врагов.
   - Я иду к тебе брат - крикнул Эрнак и спрыгнул с борта корабля, за ним тут же сиганул в воду Мунздук - начальник его личной охраны.
   На берегу, куда подъехал Денгезих два брата о чем то долго говорили, потом мой "гость" подошел к носу корабля.
   - Я решил пойти к своему брату - крикнул Эрнак - спасибо тебе царь Чеслав, что помог мне спастись из дворца, но я должен уйти.
   - Это только твое решение, я не могу тебя удерживать, однако люди твои тоже должны сделать свой выбор. Я не могу им приказать идти с тобой или оставаться с моей женой Сердолик, пусть каждый из них сделает свой выбор.
   Из восьми десятков воинов гуннской охраны, на берег сошли почти все. С Сердолик остались только семь престарелых гуннских воинов, что были неконкурентоспособны в великой степи, к тому же они были женаты на служанках Сердолик.
   Вот так и ушел мой первый знатный заложник, а жаль. Я планировал его использовать в своей анти аланской игре. Теперь нужно менять свои планы, но это будет потом, а сейчас в путь до самого Воронежа, надеюсь больше не будет незапланированных остановок и приключений.
  
   Оставив в Воронеже вторую женушку Сердолик с сотней лучших воинов, а также кучей привезенных рабов я направился в Полоцк. В Смоленске я оставил сворованных у греков мастеровых по изготовлению стекла, пусть там налаживают стекловарение.
   Первое, что я сделал после прибытия в Полоцк, так это начал воплощать мой давний план по подрыву экономики Византии.
   Я собрал самых доверенных мастеров и высыпал перед ними два десятка константинопольских серебряных монет.
   - Вот мастера, делайте, что хотите. Можете не есть, не спать и даже не ходить в нужник, но вот такие монеты, что греки называют 'милиарисиями' вы должны научится выплавлять и чеканить из наших серебряных гривен. Сделайте несколько штампов и вылейте пару десятков монет, потом сверьтесь с образцами и устраните недостатки, оставьте только хорошие штампы, а остальные переплавить под моим личным присмотром.
   Мастера покивали головами, поразбирали монетки и собрались на выход.
   - Эй мастеровые, я забыл сказать, что ваша работа, сие есть великая тайна. Будете болтать, языки поотрываю. Весной пойдет караван с товаром в Тмутаракань, так что к весне несколько тысяч таких монет должны быть готовы. После выплавки тщательно взвести полученные образцы, и прокрутите готовые монетки в бочке с мелкими камешками и песком, чтобы состарить монеты. Идите, теперь у вас есть новая работа. А того, кто научится лить золотые монеты 'безанты' (иногда их называли - 'солидами'), сделаю гильдмастером монетного двора.
  
  
   Глава вторая
   Распрощавшись с мастерами я начал потихоньку обход своей Полоцкой собственности. Шлялся по мастерским, по амбарам. Совал нос повсюду, со всеми разговаривал, спрашивал как дела, какие мол проблемы? Услыхав проблемные вопросы и жалобы, я вначале кивал головой, потом вздыхал, иногда сочувствовал, ну а потом предлагал какое нибудь решение, как правило в пользу просителей. А под такую небывалую для царя щедрость и заботу, я повстречался с многими своими послухами-агентами (стукачами), и то что я вызнал, причём замечу сам вызнал, никакого доклада со стороны моего наместника, воеводы или главного таможенного начальника в Риге не было. А ситуация меня не просто напрягла, меня аж разрывало от злости, но я ходил и улыбался, делая вид будто бы все нормально.
   Оказывается пока царь то наш - светоч и всё такое, по дальним землям в походах ходит у меня потихонечку казну растаскивают. Ладно бы просто серебро воровали, так эти суки решили в обход моего приказа слитки тигельной стали Светозару продавать. Сделали две морские чайки с тайниками и вывозят потихоньку самый страшный секрет за границу. И самым главным вором у меня числится гильд мастер плавильного цеха Руальд. И продает то секретные материалы по дешевке, по крайней мере золота у него не прибавилось, а это значит... это много, что значит.
   Например ни один контрразведчик этого времени не поймет в чем прикол, так как опыта такого пакостнического поведения врагов они еще не знают, но я то знаю. Ворует мой гильдмастер, а денежки оставляет у Светозара на хранении. Как придет время, Руальд просто пошлет мое лесное царство нахрен и свалит на Рюген под крыло нового царя. Купит там себе домик поприличнее и откроет себе новые мастерские в 'приличном европейском государстве'.
   А что? У меня тут Рюген как у вас там остров Британия, там тоже много наворованного прятали, и домики себе покупали, даже замки и имения древних баронов скупали не взирая на стоимость, все хотели бабушку королеву ублажить. Купят старое историческое здание, сделают ремонт и всё, "...видишь бабулька, какой я нужный русский олигарх. Давай гражданство, я там у клятых москалей еще что не будь сворую, а потом тут еще что нибудь починю, или футбольную команду прикуплю. Ты бабулька главное не сомневайся, я ваш, по самые помидоры ваш...".
   Ну ничего это еще Световит не знает, что такое гибридная война, я ему продемонстрирую в цветах и красках.
   Я поставил задачу своей агентуре по вскрытию всех списков пятиколонщиков. Нужно знать всех, кто в мастерских Руальда помогает вывозить стратегический товар, а кто тупо не знает о глобальной краже.
  
   Весной опять пришел флот Радомира, а посланец от прото шведского брата привез мне почти десять тонн железной руды и рассказал много очень интересной информации.
   Мне уже более-менее стало известно что происходило в Риме и его окрестностях. Оказывается, кто то таки раскрыл императору Рима все замыслы и хитрые ходы Флавия Аэция, и Валентиниан зарубил пришедшего к нему с докладом Аэция. А позже Валентиниан был убит слугой Аэция варваром Рицимером и теперь в Риме правит бывший высокий чиновник Петроний Максим, который сам назначил себя императором и силой заставил выйти за него замуж вдову представившегося Валентиниана. Оказывается жена Валентиниана была дочерью восточного императора Феодосия II, а женившись на бывшей империатрице, узурпатор таким образом хотел узаконить свою власть.
   Несмотря на то, что Марциан - император Константинополя не признал власть Петрония в Риме, но войск в Рим восточная Римская империя не послала, потому как опасается нападения Гейзериха.
   Вот тогда ушлая баба и отправила в Африку письмо к царю варваров Гейзериху с мольбой прийти и освободить её от узурпатора Петрония, а заодно и женится на перспективной вдовушке.
  В землях франков объявился какой то хитроумный конунг Хильдерик, что достаточно успешно сейчас воюет с остатками римской империи в Галлии. Говорят, что эти хитроумные прото викинги вошли в Сену и с налета отбили у римлян древний город Париж. Тот самый Париж, что не смог взять Аттила.
   Правда долго Хильдрик не смог быть новым властелином Парижа, те же готы через полгода собрали приличную дружину и вышвырнули Хильдрика восвояси. При чем готы оказались настолько сильными, что за одно раздолбали и дружину бургундов, что пытались напасть на готов с тыла.
   На британское побережье высадился крупный отряд саксов и разгромил там какого то местного царька, теперь саксы решили окончательно осесть в Британии и перевезли на остров почти все свои рода, тем самым освобождая датский полуостров. И теперь проливы в Северное море полностью открыты, ни одного более-менее сильного конунга, что мог бы брать налог за проход там более нет.
   Брат мой и его банда уже ходили в земли вандальского короля Гейзериха, и почти без проблем пограбили некоторые римские прибрежные города, взяв крупную добычу.
   Из рассказа человека, приплывшего от брата я узнал самое главное, что меня расстроило в рассказе о событиях последовавших после смерти двух великих людей Аэция и Аттилы. Оказалось, что подлые германцы окончательно сумели снюхаться с римлянами и почти все мерзкие готы перешли на службу к Римскому императору, а хитрый император Восточной римской империи назначил Ореста магистром-милитиумом своей западной армии - это должность типа командующего всей армией западного военного округа.
  Вот до чего дошла римская империя. Оказывается теперь великие варварские вожди решают судьбы двух империй. Если бы не сын Теодориха - царя готского, то Рим давно бы пал под ударами варваров, а Константинополь охраняет бывший друг Аттилы по имени Орест, вот это дела.
  Может мне попробовать выйти на старого знакомца Ореста? А что, ведь он сейчас официально имеет под своей рукой приличную армию. Ведь можно попробовать захватить власть в Риме или Константинополе. Я даже вспомнил слово "цветная революция", там ведь в 20-м и 21-м веках добрые заокеанские "друзья всех свободных народов" очень охотно организовывали перевороты в какой либо варварской стране.
  Так, идея у меня есть. Берем узурпатора Петрония, говорим всем, что он мудак - а он мудак и есть, поэтому даже врать не придется. Потом организовываем погромы, в которых "варварские погромщики" как бы случайно станут убивать "честных граждан империи". После чего эти самые честные граждане захватывают административные здания в приграничных районах, объявляют независимость от узурпатора Петрония Максима, и просят помощи у ближайшего демократического лидера.
  А кто тут у нас самый ближний?
  Правильно - Марциан.
  Поэтому Марциан должен отрефлексировать, то есть бездумно послать на спасение "восставших граждан Западной Римской империи" свои войска, а этими самыми своими войсками сейчас управляет мой друг Орест. Чисто и красиво, мы сажаем Ореста на Римский трон и посылаем Марциана на три буквы, даже на заборе напишем "Марциан-чмо, да здравствует свобода, демократия, равенство и братство!". Несколько красивых движений и этот Рим даже грабить не нужно будет, выноси все под чистую, все что угодно душе "нового демократического лидера".
  Общественность в Константинополе конечно же возмутиться такому повороту событий в соседней стране, потребуют принять решительные меры, но Марциан ничего сделать не сможет, ведь у него по факту раствориться целая армия, а это откроет огромную дыру в охране западного стратегического направления. В эту дыру сразу же побегут добрые дикари, они то помнят как Аттила барагозил на ромейских границах. После этого мои торговцы завезут в Константинополь несколько тысяч серебряных монет, подкупают "общественность", выведут людей на улицы и под лозунгом "Марпциан трус, Марциан бросил Рим!", замутят очередную революцию, а какой либо шустрый претендент на престол Константинополя втихаря зарежет Марциана!
  О-оо-о! Я аж кайфанул от предстоящей перспективы, вот это план! Да тут аж два плана, на каждую империю по одному. Теперь главное не просрать полимеры.
  Даешь демократию, бля!
  Казалось бы обычный торговый караван от Радомира, что пришел с просьбой променять корабли на руду, а столько информации он мне принес. Сколько перспектив?
   Корабли я конечно продал, ну не продал, а поменял на железную руду, к тому же узнав о том, что в поход собирается вся северная банда я пообещал в установленный срок прибыть к Датским проливам на собственных кораблях и при хорошей дружине. Дружину мою нужно немедленно уводить в поход, а то такую прорву народа мое царство просто не прокормит. Такую кучу воинов может прокормить только захватнический поход.
  
   В общем пока я спокойно сидел в своем болоте, там реальные пацаны решили поделить бесхозное римское золото, что пока еще лежит в карманах жадных патрициев. Да так мне захотелось в этот поход, что аж в заднице у меня засвербило, прямо невмоготу, не могу усидеть на месте. Вот захотелось мне во что бы то ни стало посмотреть древний город Рим и все, ничего с этим поделать не могу, посмотреть, и пограбить заодно. Кроме того от долгого сидения на печи, на меня уже стали косо поглядывать самые боевые мои дружинники, они тоже хотели в поход за римским золотом, но я был категоричен, и рассказывал о том, что мы мол к походу не готовы, нужно готовить много припасов и типа вообще, нечего нам делать в далекой земле, а то вон наши уважаемые мастеровые уже и последний хрен без соли доедают, собирая год от года дружину в поход.
  Я не хотел показывать нашим уважаемым мастеровым, что царь сильно заинтересован в этом походе. Пусть думают, что я хочу остаться дома под любым предлогом, пусть напрягают все свои извилины, пусть попробуют уговорить меня пойти в поход, а я послушаю, посмотрю и возможно соглашусь на великие уговоры. А за это время я немного укреплю свою власть и выведу всю оппозицию. Но самое главное, что прямо сейчас ко мне маленькими ручейками текли люди, бежали прото славяне с юга, бежали в ужасе подальше от разбушевавшейся степи, а пока царь на месте сидит, эти людишки ко мне на поклон и целыми семействами и поодиночке приходят, чтобы разрешение на поселение выпросить. Я принимаю их всех, даю землю, при необходимости пристраиваю к мастерским, а если прямо сейчас я уйду, то кто станет заниматься этим важным для царства делом? А ну как прервутся сии живительные людские потоки. Я вот думаю, что именно сейчас мы сможем совершить исторический рывок и выйти в районы юго-западной украйны, а может даже и к границам Византийской империи прорваться, чтобы занять освободившееся от готов место. Потому, что готы бегут, бегут безоглядно на запад, спасаясь от одичавших орд детей степи. Вот и пошли опять в мои земли беженцы. Казалось бы всего несколько лет назад мои городища Орша и Смоленск имели всего по полторы-две сотни поселенцев, а сегодня там уже вавилонское столпотворение. Десятки больших и малых родов со скотом и барахлом пытаются пройти в землю богатого и сильного залесского царя Чеслава.
   Да, беда, наши земли опять оказываются под угрозой голода, кроме того вся торговля летит в тартарары. Зерно, что возили мне с южных земель теперь надолго уйдет с нашего рациона и мы опять сядем на мясную и рыбную диету. И это не хорошо, потому что в моих землях уже имеется огромное количество коней, коров и коз, которых кроме травы нужно подкармливать зерном. А если зерна нет, то мне придется опять резать скот. Хорошо хоть рыба есть, в реках, и в море ловят таких монстров, что можно одним трехметровым хвостом кормить целую неделю не очень большую деревеньку.
   Примитивный подсчет показал, что я опять вышел на приличное количество населения, и сейчас имел под рукой почти 50 тысяч подданных, из которых можно формировать уже НАРОД. Правда этот самый НАРОД был не очень дружелюбным, то есть слова "толерантность", "интернационализм", "добрососедство" и все остальные красивые слова из 21-го века, были моим новым людишкам совсем не известны, более того - они эти слова презирали, а всех тех кто бы попытался навязать здесь эти "исторические ценности" были бы просто уничтожены так, как голодные волки уничтожают домашних собак.
   То там, тот тут постоянно возникали ссоры, иногда перерастающие в настоящие схватки. Появились первые трупы, и мне даже пришлось казнить нескольких зачинщиков кровавых разборок из числа переселенцев.
   Иногда даже мои дружинники вели себя не очень достойно, да что там сказать ну совсем по скотски, как ведут себя обнаглевшие от безнаказанности наемники.
   А получилось почти банальное событие, так сказать у половины моей дружины обнаружился "боевой синдром". Вернувшись с похода самые без башенные дружинники стали просто кошмарить моих работяг и жителей городов. То кто-то набьет рожу обнаглевшему мастеровому, что пытался накрутить цены на свои товары, то бабу чужую кто то из воинов в углу прижмет, а мне потом разбирайся с ними. В общем беспредельщики меня достали, и я не знал, что с ними делать, кроме как отправить их в очередной большой поход. В придачу к беспредельщикам я выделил несколько десятков бывших бунтовщиков из родов буссов, что с их вождем Радко ходили на штурм Орши. И всей этой банде я наказал спустится вниз по Западной Двине к Риге и готовится к большому морскому походу с моим братом Радомиром.
   На очередном военном совете мне вожди как то намекнули, что мол самые отчаянные дружинники жаловались на то, что их царь хочет отсидеться в болотах в то время как боги требуют идти на подвиги.
   Ага, на подвиги мля. Суки!
   Жадность их зовет на новый грабеж, а не на подвиги.
   А вот идти на этот самый грабеж под рукой чужого вождя по имени Радомир они не хотят, так как боятся что всю эту гоп компанию Радомир просто сольет где нибудь в ненужной залихватской атаке, просто так, ну чтобы не делится добычей. Вот и мутят мои варвары воду, распускают слух, что боги мол указали знаками о том, что дружина должна идти на Рим под моей рукой, так как первый раз в походе с Аттли мы мол не выполнили волю богов и не захватили сей град, вот жители небес и осерчали на Аттилу, поэтому и умертвили его рукой женщины. Типа смерть от руки женщины - это позор для воина.
  Неурожай, склоки в народе, то да сё, это мол всё намеки богов, что царь должен довершить начатое, иначе беда ко всем родам залесским придет.
   Слухи это очень плохо, особенно если эти слухи подрывают мой авторитет не смотря на то, что я сам давно решил идти с братом на Рим. Однако вы товарищи варвары не на того напали, я вам покажу - самки собаки, что с царем лесным в такие примитивные игры играть не стоит, потому как у меня все карты крапленые.
   Однако беда не приходит как говорится одна. Пришел доклад, что охотники обнаружили пустой острог на северном берегу Ладожского озера. Там почти уже пять лет назад назад мой переселенец по имени Малобуд должен был осваивать дикие места и искать оловянно-серебряные рудники в Карелии, а тут надо же пропали все люди. Острог стоит, а людишек нет. Быстрое расследование показало, что моих людей никто не побил, следов битвы вообще нет, а местные охотники из народа Весь сказали, что мол ушли большие лодки за солнцем.
   Сбежал Малобуд, тварь.
   Сбежал к Радомиру, я этого и боялся. Предатель это генетика, предателя бесполезно прощать и давать ему второй шанс, он никогда не исправится, ибо у таких людей нет понятия ни совести ни чести. Иудино семя.
   Я долго не думая наказал совершить тихий розыск беглецов в земле своего брата Радомира, и потихоньку нанять людишек охочих до серебра чтобы выкрасть зачинщиков побега или прибить там втихаря. При чем заплатить не от моего имени, а от имени бургундского короля. Бургунды давно на Радомира взъелись, что тот продает оружие франкам, вот я и подумал, что будет неплохо наказать перебежчиков, да и братца лишить носителей государственных секретов. А то не дай боги, освоит Радомир сам плавку руды и останусь я в этих болотах без качественного металла. На одной болотной руде не проживешь.
   А тут еще и в Полоцке бунт стал назревать, опять мастеровые да купчишки стали плакать о непомерных требованиях царя, да о неприличном поведении дружины.
   Старейшины просто умоляли меня придумать какую либо войну, и на ту войну спровадить буйных воинов. Ну я конечно внял их просьбам и потребовал серебра на морской поход.
  С какой радостью полоцкие людишки клепали огненные сифоны и баллисты для оснащения новых чаек, тут даже ударники коммунистических строек позавидовали бы. Вот что такое мотивация, она просто чудеса творит.
   Когда доносчики сообщили о самых говорливых людишках, я порешил готовить ритуал отбытия дружины в большой поход.
   В дубовой роще, где уже десять лет стоял истукан молниерукого бога Перуна перед каждым походом по совету моих воевод мы приносили кровавую жертву, то есть забивали быка, смазывая губы истукана кровью, а потом мы собственно пили, веселились и жрали жареное мясо убиенного животного, а больше всех жрали, пил и веселился мой жрец, который ранее прислуживал Хорсу, а теперь стал любить Перуна. Жрец просто упивался собственным величием на этом празднике, потому, что на этих праздниках проводился и день богини матери, то есть девушки выходили за все рамки социального приличия и вели себя распутно, пытаясь зачать от самых сильных воинов.
  Я вот именно тут понял, почему эта скотина с безразмерным пузом зовётся жрецом, это потому, что он жрет в три горла, а говорит всем, что через его чрево еда попадает на стол богам, вот урод. Но любой урод должен служить своему господину, причем не тому, что на небе, а тому, что на земле. Именно тогда его можно терпеть и закрывать глаза на некоторые слабости. А этот жрец служил мне уже почти полтора десятка лет, с тех пор как я сжег в печи его дружков - любителей Хороса.
   И вот старейшины, по науськиванию неизвестных мне недоброжелателей пытались сбагрить меня подальше от Полоцка в очередной поход. Я же стараясь отомстить старцам поговорил со жрецом и подготовился к представлению праздника Перуна. Я узнал имена троих самых гнусных уродов, что распускали слухи о том, будто бы подлые гунны нашего царя подменили, и вместо смелого и отчаянного Чеслава подослали народу залесскому трусливого голубоглазого самозванца.
   А тут еще воеводы мои гундели всё время. Мол не отпускай царь людей к Радомиру, переманит он наших людишек, и останемся мы без дружины, а чего хуже так и надумает братец твой отобрать всё царство государство, и приведут мои бывшие дружинники ворогов на нашу землю, так как воины идут не за царем, а за силой. А сидючи в Полоцке ты силу воинам не покажешь, силу мол нужно в делах ратных показывать. Дружина мол идет не за тем, кто сидит на троне да злато под себя подгребает, а за тем, кто впереди строя мечем булатным разит рать неприятельскую.
   В общем братва, то бишь дружина моя, уже была готова выдать своему царю черную метку. Типа ты царь того, не зарывайся, нам в поход надо, ну очень надо, а то там девки Римские не топтанные и золото ничейное лежит, непорядок. А если не хочешь на Рим, то пошли на Константинополь, там тоже золото есть.
   Не, неа!
   Нет, парни, мне на Константинополь нельзя, с кем я тогда торговать то буду, если вы уроды мне Византию разграбите.
   Лучше уж на Рим, там все равно бардак, и в том бардаке можно достаточно легко разжиться золотишком, не ожидая серьезного сопротивления немаленькой армии.
  
   Святилище Перуна было огорожено и имело всего один вход и один вход. На входе я поставил двух дружинников и писаря. Всех мужчин Полоцка я наказал гнать в святилище для совершения жертвоприношения. Ну все и пришли, люди думали, что мы опять быка резать будем, а потом опять бухать, пить и трахаться всю ночь, а с утра все дружинники во главе с бесноватым царьком свалят в поход.
   Ага, щаз, я в поход конечно пойду, но вы суки мутные меня долго помнить будете.
   На входе каждому мужу выдавали маленькую табличку, а писарь выводил на этой табличке имя посетителя. Когда в загон вокруг идола вошли почти пять сотен мужчин, жителей Полоцка я пнул прикормленного жреца и тот выйдя в центр начал свою песню и пляску вокруг идола. Потом жрец поднял руки в верх и о чем то начал спрашивать небеса.
  Жрец рычал, скулил и как будто бы умолял небесных жителей о чем то. От такого представления все перепугались до усрачки, даже я. Хотя я конечно знал, что этот юродивый может и не такие театральные сценки показывать.
   Вот в установленное время жрец рухнул на колени и склонился перед идолом Перуна. Постояв так несколько мгновений жрец встал и на трясущихся ногах подошел к сидящим отдельно старейшинам.
   - Перун, бог воинов гневается на нас - завопил жрец - будто не исполнили мы волю его и вместе с золотым всадником не вошли в город Ром. Теперь же нам наказание будет. Три лета не будет рождаться зерно на полях, и три зимы морозы будут стоять такими лютыми, что все звери уйдут из наших лесов.
   Толпа загудела, все присутствующие прямо здесь и сейчас получили ясное подтверждение тем слухам, что гуляли уже целую луну по Полоцку.
   - Боги наказали дружине идти в поход и завершить недоделанное великим царем Аттли, ибо золотой всадник зовет всех на Рим - продолжил свое вещание жрец - также боги требуют к себе трех достойнейших из наших мужей, что будут прислуживать Перуну в небесных чертогах.
   Народ зашумел громче, а я все это время сидел задумчив, аки древнегреческий мыслитель, даже руку под подбородок подставил и брови свел.
   Думали шушукались, совещались старейшины, типа мои бояре. Потом они что-то решили и вытолкали перед мои ясные очи своего представителя.
   - Кхе, кхе - вывел меня из задумчивости плюгавый мужичок - прости нас царь, но не в силе мы противится воле богов, сам ведь слышал, требует Перун себе троих слуг в царство небесное.
   - Слыхал, слыхал - задумчиво произнес я, как бы не веря в предсказание жреца - только думаю, что в новом походе мои воины проявят не меньшую храбрость в боях чем было ранее, и многие из дружинников наших попадут на небеса, где станут служить богам. Так почему здесь и сейчас мы должны дать трех моих воинов в слуги Перуну?
   Я посмотрел на старцев, потом обвел взглядом всех присутствующих.
   - Может подождем первой битвы и уже там на поле бранном определим, кто из смертельно раненных воинов достоин служить Перуну?
   - Нет-нет, что ты! - завопил жрец - воины не могут быть слугами! Воины, что с честью примут смерть на бранном поле, они есть братья младшие бога войны, славного сына Сварога - молниерукого, отважного Перуна и будут сидеть с ним за пирственным столом, а те кто замарает свою честь в бою и помрет как трус, так такие недостойные собаки богам не нужны, таким недостойно быть в чертогах небесных, а место им в помойной яме.
   - Так что ж вы предлагаете? - переспросил я.
   - Тут присутствуют самые достойные мужи града Полоцка - проговорил старейшина - пусть каждый испытает свою судьбу, каждый кроме твоих воев. Пусть каждый попробует достоин ли он быть слугой в чертогах небесных.
   Я кивнул.
   - Ну что же, раз вои не могут быть слугами, то выбор достойных проведем среди простых мужей города Полоцка. Пусть каждый из вас бросит табличку со своим именем в мешок и испытает свою удачу.
   В центр полянки тут же вынесли большущий мешок, и передали его жрецу, а тот двинулся вдоль ошарашенных людей требуя бросить свою табличку в мешок.
   Все это действие заняло достаточное время, и толпа гудела не переставая, обстановка накалялась и требовала своего разрешения.
   Когда все таблички были брошены, жрец завязал мешок, и с песнями да плясками опять стал ходить вокруг идола. После третьего круга жрец остановился, потом с протянутыми руками медленно пошел ко мне.
   - Сделай выбор сварожич, избери троих достойнейших мужей.
   - Может выбор сделают старейшины? - я посмотрел на лавки своих бояр, но те отрицательно замотали головами.
   - Кому еще позволено делать такой важный выбор, как не внуку самого Сварога - прогундосил один из стариканов - тебе царь доверили боги пригляд за землей нашей, тебе и выбирать достойнейших.
   Я встал со своего кресла, что по непонятному недомыслию называлось троном и подошел к жрецу, что так и стоял с протянутым в руках мешком. Потом я посмотрел на идола, поднял голову вверх, а все присутствующие по инерции тоже стали пялится в небеса, стараясь в проплывающих облаках увидеть какой то сигнал. Я его увидел и качнув головой решительно засунул руку в мешок, вытащит одну табличку и бросил её к ногам идола, потом проделал то же самое еще два раза. Затем не смотря на упавшие таблички развернулся и пошел назад к своему креслу. Таблички с нужными именами своих недоброжелателей я заранее сунул под куртку у кисти руки, и в мешке только поворачивал кисть и нужная табличка тут же падала мне в ладонь.
   Шаман достал какую то палочку и распевая заунывный мотивчик стал приближаться к идолу, потом присел и палочками начал переворачивать и придвигать к себе таблички.
   - Есть, есть - радостно заорал жрец - боги сделали свой выбор. Искусеви - заорал первое имя жрец, Прастен - тишину капища огласило второе имя, Улеб - прокричал третье имя жрец.
   И в этот момент что-то в толпе начало происходить, и там послышались истерические крики.
   - Нет, этого не может быть, моего имени там не может быть.
  
   Улеб давно подрабатывал на одного из богатейших людей Полоцка. С тех пор как царь Чеслав стал ходить в дальние походы, людишки Полоцка зажили более спокойно, особенно те, кто был при власти. Теперь можно было не сдавать весь товар в царский амбар, а втихаря подсовывать добрые мечи и целые корзины солнечного камня заморским купцам, а купчишки платили хоть и меньше реальной стоимости товара, однако все то серебро да злато шло мимо царя в карман уважаемого мастера Руальда. А уж мастер Руальд не был жаден и подбрасывал серебришко своим верным слугам. Когда в очередной раз часть дружины стала собираться в поход в далекие земли, все оставшиеся дома мужи почесывали руки. Вот-вот уйдет в поход жадный царь Чеслав и все пойдет так же как и было ранее, но Чеслав не захотел идти в поход, сославшись на дела в Полоцке.
   Вот тогда и придумал Руальд распускать слухи о воле богов и о не выполненном ранее пророчестве, о походе за золотым всадником. Руальд говорил, что Чеслав не захочет прослыть трусом и вынужден будет подчинится воле богов, ведь царю очень важно, чтобы людишки Полоцкие и окрестных городов считали его самым храбрым и самым удачливым вождем. Вот пусть и идёт песий сын в земли ромейские и не мешает добрым старейшинам и мастерам управлять землёй Полоцкой, авось сгинет там на поле бранном или утонет в пучине морской.
   Всё о чем было уговорено уже свершилось, вот уже весь люд Полоцкий шепчется о том, что мол нужно идти Чеславу в поход, вот и жрец подтвердил. Видно жрец тоже был подкуплен щедрым мастером Руальдом, а потом началось такое, что и в голове не укладывалось.
   Когда Улеб услышал свое имя он не выдержал и заорал: ".. нет, этого не может быть, моего имени там не может быть".
   Улеб даже не бросал табличку со своим именем в этот мешок, пусть дурные людишки Полоцкие испытывают волю богов, а Улеб сам хозяин своей судьбы и он не собирался играть в эти варварские игры с жертвоприношениями, которые назывались "выбор достойных".
   Однако более кричать Улебу не дали, четыре сильные руки схватили его как тисками и потащили к идолу Перуна. Улеб было пытался что-то сказать, но мерзкий жрец сунул в рот несчастного что-то горьковатое и липкое, после чего голова Улеба закружилась и он поплыл по небу аки бесформенное облако. Улеб видел как жрец поднес к его шее кривой нож, но его уши уже ничего не слышали, ничего не держало его в этом мире. Улебу хотелось туда в облака, туда, где бежали по небу огромные белые облака. Рука жреца метнулась перед глазами Улеба и тот вознесся вверх, потом помчался догонять убегающую тучку, а тело свалилось в лужу собственной крови у ног истукана.
   Наконец то это варварско-сюрреалистическая картина закончилась, все радовались, пили, молодые отроки взявшись за плечи и встав в круг танцевали воинственный танец, а рядом с ногами идола стояли три отрезанные головы. Уже наступала ночь и в ночной мареве полыхал погребальный костер, сжигая безголовые тела троих провокаторов. Жаль, что на том костре нет "уважаемого" мастера Руальда, но это не страшно, не всё сразу, нужно вначале как то перехватить управление и отобрать у Руальда плавильные мастерские. Хотя нет, раз пошла такая пьянка, то нужно все довести до логического конца, до моего отплытия в далекие земли.
  
   Когда все уже было подготовлено и я получил доклад о том, что мои мастеровые спустили на воду десяток морских чаек я решил зайти в мастерские, где выплавлялись якоря для новых кораблей.
   Мастер Руальд улыбался и скакал козликом вокруг меня, кудахчет непрерывно как курица, рассказывая и показывая как он освоил новый способ литья больших якорей. Под навес, где стояла доменная печь зашел я и четверка моих личных охранников, а остальные шесть человек из десятка личной стражи остались снаружи.
   Четверо подмастерьев притащили форму и подставили её поближе к печи, затем поклонившись вышли задом из мастерской.
   - Сейчас мой царь, сейчас ты увидишь как рождается из огненной массы якорь для лучшего твоего корабля - улыбался и прыгал маленьким барашком мастер Руальд.
   А я стоял и думал, думал о том почему? Почему они такие? Почему все эти чинуши рождаются нормальными людьми и пока они живут в бедности они тоже нормальные, а как дорвались до власти и денег, то превращаются вот в это. Это ничтожество, что улыбается тебе и кланяется почти в пояс, а тем временем думает только о том, как бы воткнуть тебе кинжал в спину.
   Служба внутренней безопасности работала как швейцарские часы и я точно знал, всех кто распространял эти мерзкие слухи про своего царя, кто мечтал сбагрить меня и дружину в дальний поход в надежде на то, что римляне таки разобью нас и сгину я в далеком краю. А они станут новыми царями, они подхватят упавшую власть, кого нужно купят, кого нужно отравят или на шинкуют болтами, ведь это все они, они построили это царство. Они думали, что будут править лучше чем этот выскочка Чеслав, потому как всё тут должно принадлежать самым достойным, то есть - им.
   Что то такое я помню и из той жизни. Там после развала СССР, после краха великой державы бывшие партийные чинуши быстренько прибрали к рукам тысячи заводов, фабрик и пароходов, а потом с пеной у рта доказывали тупому электорату, что это именно они являются самыми эффективными собственниками. Все кто был до них, всё, что было до них - это было не правильно, а вот теперь всё будет как надо. Тысячи фабрик, заводов, пароходов, что строили миллионы рабочих, всё должно принадлежать именно им, потому как они ЭЛИТА. Деятели мля.
   Когда единственный стоявший у домны подмастерье заглянул через маленькое отверстие в печь и кивнул, показывая что пора. Руальд потер ладошки и крикнул - давай.
   - Нет, что ты - остановил я подмастерье поднятием руки - пусть сам уважаемый мастер Руальд пробьем дорогу металлу, и выплавит мне якорь, а ты подмастерье иди, постой там снаружи.
   Услышав мои слова, плечи мастера дрогнули и опустились.
   Руальд взял из рук подмастерья длинный металлический лом и с недоверием сопроводил взглядом выходящего из мастерской своего помощника, потом неуверенно ткнул глиняную заглушку печи ломом.
   Но с первого раза пробить заглушку и освободить путь сплаву не удалось.
   Руки Руальда тряслись и он не мог пробить толстую глиняную заглушку, он ударил раз, потом другой, третий и вот наконец-то металлическая река медленно, все набирая темп потекла из печи наружу, а Руальд отбросил лом схватился за выдвижной лоток и надавил его всем весом, стараясь совместить желоб с отверстием в форме.
   Вот в этот момент я и схватил предателя за отворот кожаной куртки у плеча и с силой притащил к себе, укладывая несчастного мордой на лоток.
   Дикий вопль разнесся по мастерской.
   Желтый ручеек металла вначале недоверчиво ощупал препятствие, а потом начал пробивать себе дорогу через щеки и зубы Руальда, стараясь сбежать вниз по лотку в умело подставленную форму для выплавки якоря.
   Воздух наполнился запахом горелого мяса.
   - Не ори урод - я наклонился к уху кричащего мастера - ты думал, что хитрее своего царя? Ты предал меня Руальд, а я предательства не терплю, прощай мастер, передавай привет предкам.
   Когда я закончил свою не очень трогательную, но очень злую речь, тело мастера уже не шевелилось, он потерял сознание от болевого шока и начал заваливаться на спину.
   - Зовите подмастерьев - повернулся я к охране - пусть заберут этого неудачника и тащат его к знахарке.
   Знахарка была толковой бабой и когда я вчера ей сказал, что у нее в доме завтра умрет человек, она посмотрела на меня внимательно но ничего не сказала, лишь кивнула.
   Когда принесли бесчувственного, обожженного мастера Руальда, что так не умело управлялся с металлом, то знахарка Тильда взяла настой зелья забвения и влила в рот тому, кто должен был по предсказанию царя сегодня умереть.
  
   - Долгомысл - я крикнул своего доверенного человека - принимай плавильные мастерские, все людишки, что служили Руальду теперь твои, делай с ними что хочешь, весь метал на учёт.
  Долгомысл кивнул и вышел с мастерской.
   - А ты сотник собери самых доверенных людей Руальда из тех, что осмелились без моего разрешения опоясать себя мечами, подготовь их к походу, мы возьмем их с собой.
   Десятник кивнул и пошел работать по списку, что подготовили мне доносчики. Хотя нет, слово то какое то паскудное, не доносчики, а СОЗНАТЕЛЬНЫЕ ГРАЖДАНЕ.
  
   На широкой лавке у стены моего "дворца", то есть огромного двухэтажного сруба с приличным чердаком, где имелись оборудованные по кругу бойницы сидел седобородый старик.
   - Здравствуй Боян - я приобнял старика и уселся рядом с ним.
   - Поздорову и тебе Чеслав.
   Дед был мне дядей, то есть братом отца настоящего Чеслава, да и относился он ко мне намного теплее, чем к своему настоящему сыну Радомиру. Вот и я относился к старику не просто с почтением, а как к главному мужчине в роду. А посему старый Боян имел право говорить когда вздумается и присутствовать на любом совете, даже там где я пытаясь сохранить тайну и очень многих воевод не призывал.
   Однако уже давно дед Боян чувствовал себя не очень хорошо, годы брали свое, и старый Боян всё больше сидел дома, рядом с печью, которую топили даже летом.
   - Лютуешь царь?
   Дед покачал головой, видно не одобряя мое поведение в Полоцке.
   - А что мне делать дядька? - возмутился я - пока дружинный люд кровь свою проливает, да каждую гривну трудом тяжким добывает эти - я махнул рукой на посадские дворы - казну мою разворовывают, да с соседями нашими против царя своего замышляют.
   - Замышляют - вздохнул старик - а ты как думал? Многие люди и не помнят уже как их царь да владетель земли залесской выглядит. Ты всё по землям заморским шляешься, а до своей земли тебе и дела нет.
   - Не говори так Боян, ты же не отрок малый и прекрасно понимаешь, что проливая кровь дружинников своих там за лесами и болотами, я мир в нашей земле стерегу. Коли есть в лесах тати, душегубы да воры, на то старшины городские и младшая дружина имеется, пусть уж за порядком в своих волостях сами смотрят, а вот за ворогом сильным я присмотрю и все напасти заранее отведу. Посему мы и порешили бить наших ворогов в их земле, а не ждать когда они жадностью своей обуянные, придут наши городища жечь да грабить.
   - Всё так, всё так - вздохнул старик - только вот и ты понять не можешь, что кроме тебя некому землёй править. Старшины да головы городские всё о себе да о близких своих думают, а о земле нашей им мысли не приходят, так как и земля то не их. Как пришли так и уйдут восвояси, коль беда случиться, лить кровь за неё не будут.
   - Вот поэтому я и лютую дед - я приобнял старика - не знаю что делать, я ведь не царь, я воин, и нет у меня в голове мыслей как заставить всех старшин служить себе. Я могу их купить, да только вряд ли это даст пользу, так как серебра у них теперича более чем у их царя. Я могу попробовать их запугать, да только дружина моя не будет в распри между царем и старшинами городскими влазить, а коли не удержу дружину, то вои мои разбираться не будут, а порубят всех скопом, делов то. Вот и приходится мне кровь малую пускать, да самых наглых на тот свет спроваживать.
   - Не уводи дружинников с земли - тихо как будто от усталости молвил Боян - пусть в землю заморскую только пришлые вои идут, а дружину под рукой воеводы верного оставь.
   - Так и сделаю, в поход пойдут только добровольцы от соседних родов, да от тех воев, что со мной еще в земле галльской воевали, а дружинников полоцких брать не буду, токмо охранную сотню заберу.
   - Кого оставишь за себя?
   - Радагаста оставлю, он человек правильный, сговориться с кем сможет, а с кем не сговориться, того головы лишит не задумываясь. А купить или запугать такого воеводу невозможно.
   - Тогда накажи прямо сейчас, чтобы Радагаст всех людишек буссовых, что в Смолянке сидят в Данапрас выселил. Там Цветана сидит, вот пусть её родовичи туда и уезжают.
   - Что бузят?
   - Не то слово, за спиной воеводы Смолянского сговор с аланскими вождями учиняют, железо твое вывозят беспошлинно, да и нет веры им, что городище отобьют коль ворог пожалует.
   Накажу, сослать их в городища разные, а самых неспокойных с собой в поход заберу.
  
   Раздав всем доверенным лицам задачи и распределив зоны ответственности я дождался прибытия трех десятков дружинников от родов буссовых, что жили в Смолянке, собрал свою сотню, и на конях спустился к Риге, где меня ждали готовые к походу пять сотен добровольцев. А добровольцами оказались именно те, у кого в заднице шило, те, кого потом назовут людьми длинной воли. Держать таких воинов без войны очень опасно, если у них нет приключений на заднее место, то эти товарищи приключения найдут себе сами. Они опасны в мирной жизни для граждан собственной страны, а вот в военное время они незаменимы как кислород для огня. Именно на пассионариях держится моральный дух дружины, и если в вашей дружине нет хотя бы десяток пассионарно настроенных личностей, то ваше дело швах. А у меня таких пять сотен, вот и выкручиваюсь как могу, трудно быть лучшим среди лучших.
   Я распределил на каждый корабль по 35-40 человек и через две седмицы мои пятнадцать кораблей медленно вышли в Рижский залив.
   Пройдя солеваренный остров корабли по сигналу опустили паруса. Я вскочил на нос лидера эскадры и поднял руки к небу.
   - Чернобог, позволь нам свершить задуманное и наказать кичливых ромеев, сделай наш поход спокойным, чтобы волны морские не топили наши корабли и солнце не пряталось в густом тумане, сбивая с пути смелых ратников, прими в дар жертвы наши.
   Я кивнул головой и на каждом корабле тут же схватили самых пакостных Смоленских воинов заговорщиков, что подбивали людей на бунт.
   Быстрыми движениями мои ратники перерезали предателям горло и побросали тела в море.
  
   Новый поход начался вполне удачно, зарождающийся бунт подавлен, самые неуправляемые воины убраны из царства, все недруги получили последнее китайское предупреждение, по крайней мере я так надеюсь. Да и Радогаст, тот мужик непростой, он грабить земли не даст, и ни один корабль без досмотра более в земли заморские не выпустит, хоть тут я спокоен. А вообще мне нужно подумать не просто о сторожевой службе, а о настоящей таможенной службе. Что бы ни один хапуга не имел возможность вывозить кораблями железо без моего дозволения и уплаты надлежащих налогов. А то закон то я придумал, и даже пошлины торговые установил, а вот как это всё контролировать и собирать я не придумал, вот и воруют собаки женского пола, найдя лазейку в законодательстве.
   Мои корабли подняв огромные треугольные паруса пошли на юго-запад к Датским проливам, где должен собираться флот северных конунгов для похода к царю вандалов Гейзериху. Мы целенаправленно шли вдоль Руяна, чтобы показать силу нашего флота, а заодно и добровольцев с собой позвать. Как ни странно, но Святозар встретил мой флот без раздражения и даже отпустил четыре корабля с добровольцами в поход. Хотя конечно я видел, что этот поход Руянцам уж точно не нужен, но вот то, что огромный флот северных конунгов и ярлов сваливает с Белого моря, это Светозар оценил, и пользу для себя сразу просчитал. Не факт, что даже половина этих кораблей и дружинников назад вернутся, а сейчас можно окончательно ютландские проливы почистить. Я в принципе именно для этого и шел через Руян, чтобы показать местным жрецам, что пора приступать к более решительной внешней политике, и пользоваться положением. А то сидят, ждут черти знает что. Нужно додавливать бошей и саксов, мне очень нужно, чтобы руянцы направили всю свою политику именно за запад, а не на север. Так, что пусть дерзают.
   Прошлый раз, поход Аттли был не окончен, мы Рим не взяли, хотя золота награбили приличное количество, а самое главное, что в том походе были серьезно сдвинуты цивилизационные границы. Германцы, что ранее расселялись от Лабы до Рейна, теперь все ушли на запад, и сдвинули со своих мест франков, а те собственно сдвинули со своих мест саксов и англов, как оказалось загнали окончательно их на остров Бретань. Именно теперь получается начало образовываться то самое новое объединение "англо-саксы". Где-то там на юге будущей Франции господствуют готы, в жаркой Испании еще сидят непонятные свебы, а вот за ними простираются огромные владения царя вандалов Гейзериха. Варвары медленно но верно начали поглощать земли Западной римской империи, осталось всего несколько набегов и Западная римская империя будет окончательно разгромлена и низвергнута с пьедестала истории. И я собираюсь в этом поучаствовать. "Просвещенные европейцы" должны ответить за тысячелетия геноцида и военных преступлений, за уничтоженную кельтскую цивилизацию, за кровь Галлии и Карфагена, за миллионы рабов, что сделали Рим великим городом, а сами рабы в этом городе по статусу были ниже собаки.
   Рим, встречай нас, мы идем! конец ознакомительного фрагмента, продолжение тут: https://author.today/work/123003#first_unread
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"