Романов Василий Николаевич: другие произведения.

Времена года

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Времена года (Весна)
  
  
  
   Предвесенье (март)
  
  
   Предвесеньем в небе пахнуло.
   В надхвостье отхлынувших туч
   Как будто птенец трепыхнулся
   Играющий огневью луч.
  
   И кажется время метелей
   Навек отошло в никуда,
   И кто-то ключи нам доверит
   От вечного царства добра.
  
   Вон в небе плывет берестянкой
   Огромного облака клок.
   Встречать луговую веснянку
   Отправишься в ближний лесок.
  
   Там хвойницу в небо вздымает
   С болотной елани пихтач,
   И темную зелень качает, как парус,
   Меж древовых мачт.
  
   И кажется, вздует ветрило,
   Корму от руля поведет.
   И парусник, вытянув крылья,
   К неведомым странам уйдет.
  
  
  
   Проводы зимы (март)
  
   Сегодня по старому стилю
   Ходили зиму провожать,
   Корявые сосны клубились
   В лесную дремучую падь.
  
   Ходили на дальние плесы
   В верховья реки ключевой:
   Веснянку звать юную в гости,
   Прощаясь со снежной красой.
  
   На облачном парусе ветра
   С полуденной стороны
   Она прилетит неприметно
   В объятья лесной глубины.
  
   И будет бездонное эхо
   В березовых рощах мелькать,
   И будет костер сизым шлейфом
   Зиме на прощанье махать.
  
   Тот день: не весна и не осень,
   Зима - не зима, и в глаза
   То тучи кололися в просинь,
   То в мокрые хлопья снега.
  
   То солнце сквозь донные сколы
   Проглянет в древесную муть,
   И тенью ветвистых заторов
   Украсит вскользь зимний наш путь.
  
   Я сбросил рюкзак у порога,
   Шесть лыж бечевою связал-
   До будущих вьюг и морозов
   Упрячем их на сеновал.
  
  
  
  
   Предвесенье на реке
   Юшуте (март )
  
   На речке открылись водницы,
   Глухие всплыли полыньи.
   Вот-вот ручейковые искры
   Стремнине проторят пути.
  
   И маковку мерзлой крушины
   Вот-вот расклюет свиристель.
   И оттепель сочно на льдину
   С ресниц отряхнет акварель.
  
   А лед посинел, истончился.
   И лес с двух сторон вростся ввысь.
   И легкой стрелою быстрицы
   На том перекате сошлись.
   Весеннее равноденствие (март)
  
   Сегодня сравнялся день с ночью.
   Дороги вчера развезло:
   В квашню разжевало и в клочья
   Воздушных потоков тепло.
  
   В лощинах бутых отсыреет
   Стена из ольшанных стволов.
   И дымчато-влажная ветерь
   Поест переметки снегов.
  
   Горланит небесная прорва
   На семьдесят семь голосов:
   Грачиная черная торба
   Весенний приносит покров.
  
   Узорчатый вышив проталин,
   Сосулек литых бахрома.
   В надоблачье пылом распарен
   Покров голубого сукна.
  
   Наряжена Дева-Весница
   В сквозной шелковистый убор.
   И словно в зеркала глядится
   В ламбины туманных озер.
  
  
  
   Позимье в ближнем логу (март)
  
  
   Воздушный пузырь от тепла раздувался,
   Густел, наполняемый влагой живой,
   И, краем сверкая над облачной мглой,
   В стропилах небесных едва колыхался.
  
   Вдруг солнечный луч проблеснул и насквозь
   Проткнул необъятного шара громаду.
   И в уши лесные, свистя до упаду,
   Проточье лихих ветерков ворвалось.
  
   А лес одурел и, держа одеяло
   Из снежных сугробов и настов цветных,
   Спросонья хрипел ветерку, чтоб он стих,
   Что время весны для него не настало.
  
   И вновь с головой под свое покрывало,
   Чтоб в сладкую дрему берложную впасть,
   А Ветер мешает - ну что за напасть:
   "Вставай, лежебока, весны то начало!"
  
   "И солнце слепит сквозь сосновые веки,
   И птичая трель, как будильник, звенит,
   Да ветр-шалопай тут под ухом гудит-
   Пусть лучше в поля совершает набеги."
  
   Ну, нечего делать, снегами умыться,
   Бурливым ручьем кровь по телу погнать,
   В порядок свой терем привесть, да и ждать,
   Весны, ту, что с теплого края примчится.
  
  
   Снеготал (апрель)
  
   Заиграй овражки,
   Загуди леса.
   Перезревшей бражкой
   Хлынула весна.
  
   Загуляй на воле
   Ветерок в полях,
   Будешь теплой долей
   Наделен на днях.
  
   Перетянет чашу
   Ростепель-апрель
   И ручьи погонит
   В снежную купель.
  
   И в лесных поветьях,
   Просветленных вглубь,
   Водоталье слепит,
   Отражая муть.
  
   Скапливал воды
   Под осевший снег,
   Силы лог готовит
   Для разлива рек
  
  
  
   Ледоход (апрель)
  
  
   Лещ ли ширкнет плавником,
   Иль хвостом ударит щука-
   Загудит порожняком
   Плеса дымного излука.
  
   Прободит поток речной
   Льда рыхлеющего спину
   И оставит за собой
   Мутной отследи пучину.
  
   Снеговица вешних вод
   По полоям настоится-
   И стремнина заревет,
   Ледяным стуча копытцем.
  
   Сокрушатся ежечас
   Става зимнего оковы.
   Трясогузок ломкий глас
   Возвестит благие мовы.
  
   С верхотурья бор глядит
   В задалечные изломы.
   Ледоходу путь тропит
   В гулевые окоемы.
  
   У муравейника в кожласолинском
   бору(апрель)
  
   Складень солнца виснет в небе,
   Наст, как залощенный луб,
   Теплит стены на угреве
   Муравейниковый сруб.
  
   У сосны он примостился,
   Там, где с полудня пекло.
   Точит снежные полати
   Ручейковое сверло.
  
   Дверь берестяная скрипнет,
   Снят соломенный засов-
   Снова плотницкие мысли
   Будоражат муравьев.
  
   Кинут жердочку как мостик
   На ручейный желобок
   И сухой хвои наносят
   Залатать осевший бок.
  
   Водополье им как море,
   Как гора большой сугроб.
   И играет луч в узоре,
   На шестке лесных дорог.
  
  
   Песня в березнике (апрель)
  
   Просвечен насквозь белоствол-березняк
   И воздух волнующ и свеж.
   Без цели по кронам бредет просто так
   Веселый и теплый мардеж.
  
   Как будто бы изнутри льет белизну
   В светлицу лесов береста.
   И ветки махали, сшиваясь в тесьму,
   Зовя музыканта скворца.
  
   Он с юга принес для родной стороны
   Напевы невиданных птиц.
   Зверье, переживши холодные дни,
   Послушать его собрались.
  
   Кудлатые уши медвежьей души
   Приладились в зычную тишь.
   Но ветром попутным хладясь по пути,
   Охрип долгожданный солист.
  
   Такая досада, но дятел-желна,
   Надбив своим клювом сучок,
   Сказал: "А живицы березовый смак
   Отпей-ка хотя бы глоток".
  
   Отпил, и смочило живою водой
   Гортани осипшей узлы,
   И отголос скворчих напевов волной
   Обплыл все лесные углы.
  
  
  
  
   Зеленые стихи (май)
  
  
   Бельчонок в сумерках увидел из дупла,
   Как по болотистым лесам, купаясь в сини,
   Крутя хвостом заоблачным, всплыла
   Луна в глухом березовом кувшине.
  
   Кувшин держал за ручку старый дуб,
   И в серебристо-сумеречном свете
   По чащам заклубился дымный клуб,
   Туманя крон прозрачные повети.
  
   Бельчонок удивился: "Ну и ну!"
   И лег, в клубок свернувшись на подстиле.
   Но только солнце встало по утру,
   Как лес предстал во всей волшебной силе.
  
   В фате зеленой крылся березняк,
   Трава зеленым шелком отливала.
   И даже сверху облачья рука
   Зеленый свет от рощи отражала.
  
   И этот свет, рассеясь с высоты,
   Повторно отражался по озерам,
   И впитывая зелени путы,
   Осел на клейких лиственных заторах.
  
   В зеленом царстве молодой весны
   Царь птичий скрипку первую настроит.
   И блики изумрудные с воды
   Бельчонку нос, как пыльцею, покроют.
  
  
   Речная ильмень (май)
  
   В тенистой болотной низине
   Река три петлицы дает.
   Озерышко - бок половодный
   По майской теплыни цветет.
  
   Там сердцу пригоже и ладно,
   Как в сказочном рай - шалаше.
   Там дивно, светло и отрадно,
   Как в детской невинной душе.
  
   Лягушечье разноголосье
   Калужницы кроет с утра.
   Зеленое многоволосье
   Качают лесные ветра.
  
   Лесная ли даль необъятна,
   Не выслухать птиц за весь день.
   Лазурные яркие пятна
   Сочатся в листвяную сень.
  
   Покроет янтарную воду,
   Как опушью, ивова цветь.
   В заросших русалочьих бродах
   Сверкнет перекатом Илеть.
  
  
   Начало черемуховых холодов
   (май)
  
   Туча огромной ладошей
   Вдруг погасила закат.
   Чащи зеленой порошей
   Май осыпал наугад.
  
   В воздухе сумеречь тонет,
   В небе клочки седины.
   Грустно пронзительно в омут
   Смотрит зрачок синевы.
  
   Поветерь все ускоряет
   Сверху поток облаков.
   Круг горизонтовый тает
   В дальнем охвате лесов.
  
   Пасмурный вечер замесит
   В речье белесый раствор.
   Скоро черемуха свесит
   Пенно-цветущий убор.
  
   Будто бы босые ноги
   В яре куски корневищ.
   Тихо молюсь за того я,
   Кто, как и я, духом нищ.
  
  
   Первая весенняя гроза
   (май)
  
   Ласточка летела
   По небесным кручам.
   Огненные стрелы
   В колчане у тучи.
  
   Первою дождинкою
   Туча отмыкается.
   Шелковой травинкою
   Поле устилается.
  
   Злат-кузнец Весница
   Стрелы отковала.
   Кажет грозовица
   Огненное жало.
  
   С грохотом метает
   Громовую стрелку.
   В землю попадает
   Молния-горелка.
  
   Пашня яровая
   Охнет-задымится.
   Празелень ржаная
   Густо народится.
  
   Изольются ливни
   В пожни, перелески.
   Окаймятся синью
   Веки у пролески.
  
  
   На одуванчиковом лугу (май)
  
   Луч-птенец спустился вниз
   В полумрак полойных блюдиц.
   На травиночке повис
   Ранней каплей изумрудец.
  
   Матерь-солнце вяжет круг -
   Одуванчиков разводья:
   Закипел весенний луг
   Желть - цветущим половодьем.
  
   И запахло во всю ширь
   Терпким ладаном медовым.
   Озлатилась квитнем вырь,
   Чудным сказочным узором.
  
   Вылетает из гнезда
   Шмель на утреннюю тягу.
   Звукоцветом красота
   Расплескалась словно брага.
  
   Нежно бабочка порхнет,
   Как летающий цветочек.
   Слышь, медведица ревет
   Меж густых еловых кочек.
  
   На весеннем лугу (май)
  
   За пушинкой одуванчика
   Полетит лохматый шмель-
   Так влечет к себе заманчиво
   Колокольчиков кудель.
  
   Над медовым цветоложем
   Лепестковый хоровод.
   Ароматом заворожен
   Тонких крылышек развод.
  
   Позади снега и вьюги,
   Беспробудный зимний сон.
   Стрекозе- своей подруге
   С крыльев льет лиловый звон.
  
   Будет май в цветочной дымке
   В луговых задремах жить.
   Травянистой паутинкой
   Скок кузнечиков ловить.
  
   Грозовая тучка мимо,
   Гомоня ушла в леса.
   И к венку соцветий дивных
   Льнут лазурные глаза.
  
  
  
  
  
   Времена года (Лето)
  
  
   Ландышевый ветер (июнь)
  
   Облачко, будто бы как зеркальце,
   Зелень озер манило за собой.
   И настоянный в калужницах ветрице
   Примерял одежду буйных хвой.
  
   Отлежался на пригретом солнцепеке,
   Обсушил свой нежно-синий плащ.
   И помчался вслед за облачком к истоку
   Нежащихся ландышевых чащ.
  
   За день не надышишься припарами
   От жемчужных гроздий цветника.
   В полудреме под хмельными чарами
   Затененность скромного ростка.
  
   Словно лопотки берестяные
   Белые кувшинчики цветков-
   Затаился ландышник в гущине,
   В стреловидной пазухе листов.
  
  
   Прояснение после дождливых
   дней (июнь)
  
   Лохматил ветер гриву непогодью,
   Ненастился туманами закат.
   И каждый клок распаренного водья
   Пропитывал густого неба спад.
  
   Едва лишь народился тонкий месяц:
   Снимал серпом воздушную траву,
   И складывал в остожины над лесом
   Охапками в тугую синеву.
  
   Последний луч ушедшего светила
   Окрашивал ту гущу в алый тон.
   Молочный берег облаков сносило
   В небесном океане за кордон.
  
   И край дождей разведривался на ночь,
   Как будто спать должны и облака.
   В подлеске закурилась вяло замочь
   И мягко вытекала на луга.
  
  
   Вечерний помаштурский луг (июнь)
  
   Через куртинки мелколесья, по некоси, по купырям
   Тропинка вьется неприметно к далеким пойменным лугам.
  
   Под кровом росных паутинок уснул вечерний травостой,
   И опочивший мир былинок пронизан гулкой тишиной.
  
   Но, чу, из скрытой западенки даст перепелка тонкий свист.
   Ветряк с заречной окоемки смиренномудр и влажночист.
  
   Из-под крыла горящей тучи дымились веером лучи,
   Зардевший блеск закатной кручи стекал в глухие елачи.
  
   Так утаено - сокровенен в душе природы переход
   К ночному сну поры вечерней. Туманцем свежим отдает
  
   Покос во след небесным дугам, и вот рассыпался над лугом
   Последний луч, а небосклон огнистым заревом пылает
   Одним плечом, с другого края темна покойная лазурь.
   Под сенью леса сутемь - хмурь к уремам дремлющим выходит.
   В росистых чашечках забродит пахучий клеверный медок.
   Затишлив дивный уголок.
  
   На речушке Вонча (июль)
  
   Залешена речушка черемухой, ольхой,
   И грезится опушкам безмолвье и покой.
  
   А зеркало затона - синюшное стекло,
   Что не поймешь с уклона куда течет оно.
  
   Водица томно дремлет под высверки стрекоз,
   Зеленокудрый ельник потешно вздернул нос.
  
   Злат - струйчатые блики на щеках никлых ив,
   Капелью земляники лужайки окропив.
  
   И тишь невозмутима и в сердце любота,
   Где почивает дивно лесная красота.
  
  
   Маковка лета (июль)
  
   Малиновые рожки взвил кипрей,
   Высокотравьем стежка вольная заглохла,
   Умолк в веселых чащах соловей -
   И горло певческое леса пересохло.
  
   Вот вышло лето в межень, сок и цветь,
   Стремится всякая былинка в свое время
   Из семени подняться, загустеть,
   Чтоб отцвести и бросить в землю свое семя.
  
   Опушка полевая тут и там
   Плетет венцы для наливающихся ягод,
   Пришла страда на земляничный стан,
   И наберешь лукошко под завязку на год.
  
   Светлица-утро в полдень перейдет,
   И неподвижный воздух колким зноем пышет.
   Чу, перепел в пшенице попитьнет:
   Перепелят, наверно, в хлебостое ищет.
  
   Жар-марево вскалилось до бела,
   Оплыла даль тягуче-мутной каплей воска.
   И темечко земное напекла
   Зеница неба цвета выцветшего лоска.
  
   В угарный зной тропинкой заверну
   Под сень лесную, где привольно и отрадно.
   К хрустальной струйке родника прильну,
   Что вешней силой веет мне прохладно.
  
  
   На рассвете (июль)
  
   Буснева ночного неба
   В рань рассветную вплелась.
   Стежка звездного посева
   Над лазурью порвалась.
  
   В камышовые перины
   Лег затон заночевать.
   Пестрый выводок утиный
   Пересек речную гладь.
  
   В власяницу из тумана
   Приоделся борщевик.
   Скоро взблещет по полянам
   Солнца огненного лик.
  
   С бора дремлющего вздохом
   Засмолится полымя.
   Сдобыш месяца по крохам
   Поглотит голубизна.
  
   Росовейник гущь покосов
   Перламутром окропил.
   Гуд комарьих остроносов
   Новый день благословил.
  
   Уход дождей (июль)
  
   Провожая взглядом тучу
   Уходящего дождя,
   Тыщелиственные кущи
   Мокрой зеленью клубя,
  
   Рассмеялись на острастку-
   Беглых ливней молотьбу,
   И лазурную покраску
   Лили в солнечью дугу.
  
   Капли на сырых предлистьях,
   Радужась во все цвета,
   Заискрятся мелкой брызгью
   С резвощекого куста.
  
   Луговою незабудкой
   Обернется ливней лоск.
   И щавельник на просушку
   Развернет ладошек воск
  
  
   Ночь в марийском бору
  
   Таежный бор под лунной сенью непостижимо обмирал,
   И дол в сквозистом раствореньи затишью вечному внимал.
  
   В лесной таинственной глубинке, теряясь, тая как во сне,
   Сливались лунные тропинки с тенями сосен в темноте.
  
   А бор колоннами взносился высокоствольно, широко,
   И свет туманный мягко лился к подножьям словно молоко.
  
   Был лес на храм похож немножко - готический и вековой,
   Где лунь сквозь бойницы-окошки стекала в полог травяной.
  
   А свод терялся в полумраке, святыни бережно храня,
   И звезды - ангельские зраки гляделись из-за алтаря.
  
   Я - человек, ничтожной тварью внимал святилищу сему,
   И мир величественной далью внимал молчанью моему.
  
  
   Рассвет в марийском бору
  
  
   Из-за воротья глухолесья стремительно разлился свет,
   Там солнце с радостною вестью будил постельничий-рассвет.
  
   И вот оно, большое, встало, и было заспано слегка,
   И в пол накала засияло над ободочком сосняка.
  
   И стать кондовых сосен смело в заутренний шагнула час,
   И алым заревом зарделась в высокоствольный канифас.
  
   Вот луч сквозь хвойное окошко скользнул на моховой прогал,
   И по его наклонной стежке пар закурился - встрепетал.
  
   Струистым маревом вздохнула земля привольно и легко.
   Пичужка резвая порхнула с росистой ветки высоко.
  
   И горстку песенок - искринок, рассыпав дробью, наугад,
   Спешила с этим утром дивным в бору поздравить всех подряд.
  
   А бор златыми рушниками остатки темени стряхнул,
   Качая статными плечами под светлый окающий гул.
  
   Знойный день в бору - беломошнике (июль)
  
  
   Перекосило солнце через полдень, ликует свет в покоях боровых,
   И дух смолистый терпко был настоян средь половиц протяжно-моховых.
  
   В обнимку с ветром вдруг качнутся сосны, вздохнут, таежно - дико заскрипят,
   Помянут-вспомянут былые весна, и снова непрослышно замолчат.
  
   В затишье затаится редкоборье, а земляничный плавающий зной
   Пахнет с медвежьих вырубок на взгорье топлено - сладкой веющей волной.
  
   И в раскаленном мареве июльском неутесненно высятся леса,
   В глазницы плесов по речным излукам любуется кленовая краса.
  
   Как будто шелухой сквозной медяной стволов покатых грудь окружена,
   А голова хвоей густой, духмяной торжественно в лазурь вознесена.
  
   Сиреневеет на полянках вереск, брусника не дозрела, зелена,
   Умолкший рог кукуший в клеть, под берег, упрятала лесная глушина.
  
  
   Закат на Тихом плесе
   (август)
  
   Заката багрянец в затоне
   Над ним дымовище костра.
   Болотного филина стоны
   Не смолкнут уже до утра.
  
   Вот бор вечереющей сенью
   Укрыл перекаты реки.
   И сизою дымчатой тенью
   Сплелись перетяги хвои.
  
   Легка, неколеблема посинь
   Над ровной глазурью воды.
   Багряным угольем костровым
   Всплыл месяц с лесной борозды.
  
   Отухает филин как может,
   Багрянец утухнет за час,
   А месяц - небесный прохожий
   Потонет в рассветных лучах.
  
  
   Росистый закат (август)
  
  
   Закат, как жар- птица, в золоченой свитке,
   Хвостом распушенным кося на восток.
   Из шерсти тумана нитка по нитке
   Сквозняк все вытягивал пряжи клубок.
  
   В поемных лугах, в лесодремной глушине,
   Росилася влага, в капорник мастясь,
   Что воздух нагретый, ложась на росины,
   Туманной похлебки заваривал вязь.
  
   Клыками елей в спину запада скалясь,
   Ночные леса под шатром тишины
   Глотали на ужин похлебкину завязь,
   Черпая серебряной ложкой луны.
  
  
   Грибные дожди (август)
  
   Грибородный дождь пролился
   Из небесной крутизны.
   В теплолетье обрядился
   Круг листвяной тишины.
  
   Тучка посолонь, вслепую
   Тащит бороду с собой-
   И уходят в даль лесную
   Полоса за полосой.
  
   С легкой свежестью играет
   Шелк дневного ветряка.
   Подберезовик сверкает
   Мокрой шляпкой из куста.
  
   Над озерным лучепарьем
   Процедился млечный зной.
   И доплыл из глуходалья
   Грома жженного отбой.
  
  
   Грибной день (август)
  
   Обогнув веселый курень зоревого сосняка,
   Луч с рассветной верхотуры подпалил избе бока.
  
   От застрехи в низовую три венца отчел - скакнул,
   И в оконницу рябую свет на лавочье плеснул.
  
   Мы с охоткою макали хлеб в тарелку с молоком,
   Короба в сенях забрали с крепким ягодным душком.
  
   Вышли - солнца блесковины уж лежали у крыльца,
   Зябко парились лещины от ночного холодца.
  
   Пьем колодезную воду, гулко бухаем ведром.
   Широченной огородой лес раскинулся кругом.
  
   За грибным податься счастьем во глухой медвежий бор,
   Был назначен днем вчерашним предосенний грибосбор.
  
   Одуванчиком пушистым лунный лик превознесен,
   Ветром солнечным гонимый вскоре сдут - погашен он.
  
   С каждым днем роса свежее - росяница на кустах,
   Лишь за веточку заденешь: с головой тебя обдаст
  
   Дождь затейливых росинок. Зябко в утреннем лесу.
   Вдоль каких плутай - тропинок соберем грибов красу.
  
  
   Вдруг тропинка раздвоилась легкой прытью: кто - куда,
   В дремный ельник закатилась рогатулечка одна.
  
   А вторая по откосу стороной пошла другой,
   За дымящимся покосом вышла на берег речной.
  
   Нам в потемную чащобу: ветви елей в мхе седом,
   Как лежалые колоды обросли бородачом.
  
   Разогнать не в силах солнце тот овражный полумрак,
   Через узкий лаз-оконце задымился луч-сквозняк.
  
   Наконец из лога вышли во просторный чудо-бор,
   Под ногами лег брусничник, беломошника ковер.
  
   Тут натачивай сноровку и без дела не зевай:
   Собирай без остановки грибородный урожай.
  
   Вот и первая находка: подсосенок-моховик,
   Липнет хвойная ободка на его зеленый лик.
  
   Пальцем мякоть переломишь, аромат вздохнешь: ого!
   И потом уже положишь в короб на пустое дно.
  
   Есть почин грибной охоте, но постой, не торопись,
   На замшелой околоте хоть разочек оглянись.
  
   Так и есть, у можжевеля видишь три моховичка -
   Из кукушкиной кудели три чернеют колпачка.
  
   Хлопнув крыльями в подлеске, томно тетерев взлетел,
   Знать на ягодниках крепко он за лето разжирел.
  
   Чуть пройдешь: лисичек стайка у прогалины стоит,
   Вот и в коробе затайка - первый слой грибной лежит.
  
   И в сверкающей оправе росной, пахнущей травы,
   В боровой великой славе, с гордым взъемом головы,
  
   Как в литом чугунном шлеме воеводой Белый гриб,
   Не зазорно с извиненьем перед ним склониться взгиб.
  
   И пока томит светило влагу утренних лесов,
   Бродим мы неторопливо по угорьям сосняков.
  
   Своим правым плечом бор подводит ко излучине тихой реки,
   На полудень и солнце выходит, но лучи его зыбко - мягки.
  
   Как нежна эта грустная прелесть предсентябрьских тающих дней.
   На огромном свороченном древе отдыхаем без лишних затей.
  
   Толокнянка - медвежья брусника все росинки стряхнула с волос.
   А коряга, как злая шишига, тянет руку на ведренный плес.
  
   Не хитра деревенская пища: огурцы, пять картошин и хлеб,
   Разве только теньковка просвищет и опять тишина на весь свет.
  
   После вынем пузатую фляжку, там приправлен смородиной чай.
   Все ж грибы - это Божия пашня, ведь не сеян никем урожай.
  
   Похвалимся своею добычей - ножки крепкие боровиков,
   И как древний таежный обычай сыроежки не бросим остов.
  
   Все сгодится в грибные готовки, пахнет рыжиком хвойная прель.
   Над речною струистой подковкой чуть наклонена старая ель.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Времена года (осень)
  
  
   Осенняя пора (сентябрь)
  
   Облака кучевые все ниже
   Зависают над далекими полями.
   Их грудины темные все площе
   Под уже прохладными ветрами.
  
   С каждым днем все позже и бледнее
   Всходит солнце в дымных перелесках.
   И лишь к полудню тепло его разносит
   Туманные завесы в тихих рощах
  
   С крутояров, крыльями мелькая,
   Стаи первых птиц - отлетниц собирались:
   Это ласточки-береговушки
   С уходящим летом распрощались.
  
   Будто б навсегда...
  
  
   Молодое бабье лето (сентябрь)
  
   На траве трепещущие капли
   Утренней нетронутой росы.
   Ближний выступ леса среди пашни
   Полон неувянувшей красы.
  
   Взвысил из серебряных стропилок
   Свой шатер охранник-паучок,
   И от злых ватажек комариных
   Защитил куста лещины бок.
  
   В куполах лесов уже блеснула
   Первых прядей золотая кисть,
   Словно осень крыльями махнула-
   Ее перья в чащах разнеслись.
  
   Но еще томится летним жаром
   Тихий полдень в сохнущей стерне.
   И стоит в величии и славе
   Древний дуб в броне-голубизне.
  
  
  
   Рябиновый осенишник
   (сентябрь)
  
   Рябиновый осенишник
   Хлопочет у крыльца.
   Все голубей водица
   У лужи-озерца.
  
   В покладь положит белка
   Рябиновую кисть.
   К опятам-скороспелкам
   Прильнет грибная жизнь.
  
   В туманах заозерья
   Неспешный крик утвы.
   В котомку редкоборью
   Насыпано листвы.
  
   В закатном окоеме
   Спешит сквозь облак - свей
   К осеннему приему
   Дозор ненастных дней.
  
  
   Теремочек березовой рощицы
   на Кленовогорье
  
  
   В теремочек березовой рощицы
   Постучался вчера Листопад,
   На купеческой щедрой лоточнице
   Разложил дар - осенний наряд.
  
   В пляс пустился по тихим озерышкам,
   Не считаясь, кидал медяки.
   Нарядились девицы - березушки
   С его легкой разгульной руки.
  
   Дубу-батюшке кланялся в пояс:
   Сватал белых сестричек-невест,
   И на бражной поляне устроясь,
   Пир раскинул - гуляй вольный лес.
  
   Взяли братины, чары - полнухи
   В них стоялые влили меда.
   Задымилися лиственным духом
   Золотые лесные уста.
  
   Гей, прохожий, чужой ли, знакомый,
   Ты на свадебный стан приходи.
   На янтарный огонь чудо - кленов
   Вдоль опушки сквозной погляди.
  
  
  
   Осенние сумерки (октябрь)
  
  
   Незаметно в лесу осмеркалось,
   Долги осенью зорь - вечера.
   Вот и солнца закатная алость
   Призатухла как искра костра.
  
   Как лиса моя тропка крадется
   Меж древес и сторожких кустов.
   То в логу у ручья спотыкнется,
   То под пихтовый канет покров.
  
   То лешачие ели с наскоку
   Рукавом своих хвойных одежд
   Позапрячут тропинку под боком
   И откроют болотную брешь.
  
   У наката березовой гати
   Оглянешься: падучий туман
   В моховые приляжет полати,
   Свесив ноги в слепой бадаран.
  
   А потом словно рог изогнется,
   Меж деревьев просветы заткнет,
   На еловый кафтан обопрется
   И еланку в глуши обоймет.
  
   Перейду я болот страхобродье,
   Подымусь во сосняк верховой.
   И сосновый прогал, как колодец,
   Полон звезд над моей головой.
  
  
   Где-то шишечка о земь ударит,
   Где-то листик спросонья зевнет,
   Где медведищем вывороть встанет
   Лапы-корни в охват разведет.
  
   Но поверьте, ей Богу, не страшно.
   Тишь осеннюю любо внимать.
   И уже средь ветвистых кудряшек
   Огоньки деревеньки видать.
  
   Журавлиный отлетник
  
   Запоздалая синица
   В чаще тинькает с утра.
   Золотой резьбой теснится
   Листопадная пора.
  
   За окном лесной избушки
   Листьев клена красный сгиб.
   На покатые волнушки
   Лист осиновый налип.
  
   Лишь недавно, жарким летом,
   Косарей тут был постой,
   Нынче ж стоговым наметом
   Оттенен покос пустой.
  
   На заре, туманясь стаей,
   Журавлей осел тут клин.
   Видно уговор держали
   Средь поблекших луговин.
  
   Уговор, какой дорогой
   Унесется завтра клин,
   Раскурлыкавшись над логом,
   В край, где нет холодных зим.
  
  
   В моей лесной стране
  
   Опять разлистопадилось
   В моей лесной стране
   Из тучелетной завязи
   На солнечной блесне
  
   Опять в моей душе покой
   Осенний тихий шум
   Не будоражит боли рой,
   Не отягчает дум.
  
   И шелест давит гнет времен,
   И вечная краса,
   Как листовертье между крон,
   Мне радует глаза.
  
   Уже с весеннего денька
   Я осень в гости жду,
   Она одна поймет меня,
   Вернет мою мечту.
  
   И птиц собрав в полетный крен,
   И увяданьем лья,
   В который раз покажет тлен
   Земного бытия.
  
   И тем близка, что иногда
   На срезе долгих лет
   Надежде в руки даст узда
   И вдохновенью свет.
  
  
   Отлет гусей (октябрь)
  
  
   В лиственной шубе желтая ость,
   Рассыпана в воздухе мороси горсть.
  
   Гусь - рыбогон по плавням скользнул.
   О чем-то подруге своей гоготнул:
  
   "Пришло расставанье с озерным теплом,
   На юг отлетим мы все пасмурным днем.
  
   Пусть копоть ненастья зазастит нам путь,
   Соловою мглою ошерстится грудь.
  
   В полуденном крае, в морской синеве
   Мы вспомним с тобой о далекой стране."
  
  
  
   Поздняя осень на Кугу Купе (ноябрь)
  
   Журавику по болоту первый иней лобызнул.
   Бадарана позевоту перволедком затянул.
  
   Глубока и незалежна раскопытинка лося,
   И надолго ли бесснежна луговая полоса.
  
   Студенец бежит-играет где пенечком, где кустом.
   Никогда не замерзает, хоть шныряет босиком.
  
   Народился на болоте - по ручейнице в овраг,
   Под трухлявую колоду подлезает как ужак.
  
   Поприкрыты бережочки стылой жухлицей листвы,
   В голых ветках ободочки одичалой синевы.
  
   Весь в прозрачности хрустальной перелесочек застыл,
   Над ручьем сосновой стланью кто-то жердник настелил.
  
   Кое- где на брезостоях одинокий лист висит:
   Листобросница в покое и его не шевелит.
  
   Золотисто-темной медью он недавно был червлен,
   А теперь в сквозных поветьях от лучей не затенен.
  
   Этот лист снежка дождется, и однажды в январе
   Светлой памятью вернется о прекрасной той поре.
  
  
   Первые приметы зимы (ноябрь)
  
   Снеговеи с океанов ледяных понагнали туч соловых и седых,
   Весь вечор они бродили над тайгой непричесанной грудастой голомней.
   А сегодня отемнел весь окоем, сиверок чуть-чуть припугивал снежком.
   Даль застлало косохлестной полосой, бахмурь мрачно осыпалася крупой.
   Лес плечами передернул знобко, встал - обезлиственно ненастье он встречал.
   Без шубеек, без кафтанов, без сермяг - покорился непогодью просто так.
   Следом лепень волглой проседью упал - кряж пихтовый за удольями пропал.
   Только ближних колок рощищных канва в снегопадье проступается едва.
   Лес сторожкий потерял весь глазоем, затаившись за околичным лужком.
  
  
  
  
   Первоснежье (ноябрь)
  
  
   Глянь-ка утром: под оконьем свежевыпавший сугроб,
   Обновлю в лесу окольном серебристый белотроп.
  
   Бор вдали застывшей сказкой встал, как снежный теремок,
   Будто дядьки Берендея то украшенный чертог.
  
   А вблизи на важных кронах, на ажурнице ветвей
   Виснет батружьем узорным опушь завитых кудрей.
  
   Снег настолько бел и ярок, что не вольно жмуришь глаз.
   Вот, как утренний подарок, малик лег на канифас.
  
   Знать барсук никак не хочет лечь в зимовие свое,
   И нет-нет да вдруг прострочит переследицей крушье.
  
   Словно празднуя смотрины нашей матушки-Зимы,
   Принаряжены осины в шелк каемчатой тесьмы.
  
   Гости тоже не забыты, не смотря на глухомань,
   Белой скатертью покрыта красногорская елань.
  
   И копытом раздвоенным великан таежный - лось
   Пересек набродом ровным ту полянку наискось.
  
   Через проседь непогодья вдруг анева проблеснет,
   Берендеевы угодья полусветом обольет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Времена года (Зима)
  
  
   Начало зимы (декабрь)
  
  
   Вечор над озером пах ветер
   Зимою близкой и пургой,
   Сегодня ж снежный свет в окошке
   И подоконник пуховой.
  
   Как будто совершилось чудо,
   Природы осветлился лик:
   На крыши, на траву, на срубы
   Снежок нарядненький приник.
  
   Наверно Землю-молодуху
   Сряжают замуж отдавать,
   И Осень позднюю - старуху
   Решили свахою послать.
  
   Та поистратила намедни
   Все золотые медяки,
   И очи чистою наледью
   Поголубила у реки.
  
   На пробу мягкой черной пашне
   Подали свежего снежка,
   И нежной озимью вчерашней
   Уже не устланы поля.
  
   Над трубами печных затворов
   Кудряшки дыма и золы,
   И наша печь, как тучный боров,
   Все ждет лучины и смолы.
  
  
   Белотроп (декабрь)
  
   Лес- молчун обелотропился за ночь снегом верховым,
   На опушках скособочился, испустив ледащий дым.
  
   Гулко вольным первоснежьем дол озерный огласил,
   К луговому обережью первопуток настелил.
  
   Кедр в роскошном малахае, под ушанкою сосняк,
   Легкой проседью свисает холст побеленный в овраг.
   (кедры посажены на лесопитомнике вблизи деревни Озерки)
  
   То холстиной осветленный бор к утру помолодел,
   Опушенный, осветленный - прель осеннюю отпел.
  
   Небо с ровной пеленою лиловато-сизых туч.
   С величавостью немою смотрит край таежный с круч.
  
   И в зерцале подсиненных незамерзших еще вод
   Строй елей осеребренных ратью дружною встает.
  
  
   Погляд солнца в снежной пыли
   (декабрь)
  
   Выжелтень солнца в небесной пороше
   Рыжей чесалкою ельник взъерошит.
  
   Снежная опушь на ветках, как пух,
   В спящее царство зовет зимний дух.
  
   Блестки на срезах лучистого круга-
   Снежная пыль оседает упруго.
  
   Из буреломья на выгул в луга
   Снежного тянет Пуржайло коня.
  
   Шапку из клевера сшил себе дятел,
   Сбрую коня пурговому мастачил.
  
  
  
   Глухозимье (декабрь)
  
   Все ближе и ближе пора глухозимья,
   В лесу непроглядная тишь.
   Под пологом леса незримою синью
   Орешника лапится пыж.
  
   Светает так поздно, смеркается рано:
   Чуть за полдень время зайдет.
   Сквозь слой тучемяты незвано - нежданно
   Пропавшее солнце мелькнет.
  
   Хватая соломинки с санной дороги,
   Что с дальних кривилась лугов.
   Глухарь - краснобров заночует в сугробе
   Под мягкой периной снегов.
  
   Уснула вся живность, лишь заяц не дремлет
   И липовы поросли гнет,
   Но чует беляк, что сезон волчьих свадеб
   Закрутит лесной хоровод.
  
   Солнцеворот (декабрь)
  
   В своей берложной пади последние деньки
   Отлеживалось солнце, доглядывая сны.
  
   С оснеженного кряжа, едва протрет глаза,
   Как снова опускалось в закатные леса.
  
   Еловые вершины едва переплывет.
   А все в морозном дыме. Когда солнцеворот?
  
   Медвежью шерсть рассыпет, ворочаясь в ветвях.
   И гулким эхом зыкнет подлубок на дубах.
  
   Ведь день - короче нету, хвостом, как лис мелькнет.
   Когда, когда же солнце на лето повернет?
  
   Глухой снегопад
   (январь)
  
   Снегопад в безветрии
   Прилетит как стриж.
   Слушай заповедную
   Вековую тишь.
  
   Свыкнешься с безбрежною
   Белой густотой.
   Забредешь порошею
   В сумрак лесовой.
  
   То ли сосен выступы-
   В моховине ствол.
   То ли можжевельника
   Выснежен подол.
  
   Нет конца снежинкам-
   Топок хвойный мрак.
   С луговых заимок
   Выйдешь на большак.
  
   И узришь взаправду
   То, как Божья длань,
   Осыпает в чащу
   Снеговую дань.
  
  
   Крещенские морозы (январь)
  
   Отлитый из жидкого золота шар
   В полудень к вершине еловой навис.
   Всклокоченный стужей с открытых водниц
   В долине речной подымался кумар.
  
   Как будто крещенских морозов боясь,
   Вода укрывалась парной пеленой.
   Чуть видимый лес над прибрежной дугой
   Звенел, под куржачной одеждой таясь.
  
   Казалось, одета в тончайший хрусталь
   Пихтовой кисти изумрудная длань.
   На каждой хвоинке очерчена в грань -
   Кумаром разлитая солнца эмаль.
  
   Нет птиц, и попряталось где-то зверье,
   Стремясь переждать холода января.
   Но шишку смолистую клювом дробя,
   Лишь клест - зимобор не взирал ни на что.
  
  
   Вьюга в полях (январь)
  
   Замешает ночь полянки в снежном вареве пурги.
   В переливах тьмы потают сел далеких огоньки.
  
   Нет ни зги за круговертью над раздольями полей.
   Пламя белое метели раздувается сильней.
  
   Посшибает кучи вешек - клин дорог погинет в тьму,
   К крову теплому добраться не удастся никому.
  
   Из густого криволесья, помела держа в руках,
   Стая ведьм со страшным криком нагоняет жуть в полях.
  
   Столько нечисти глумится по овражной стороне,
   Самый страшный - бес хвостатый восседает на сосне.
  
   В лапы им попробуй, дайся, если жизнь не дорога.
   Лишь на чудо уповая, ты дотянешь до утра.
  
   Даже если тишь проглянет в мрачном посвисте ветров,
   То тогда сожмется сердце, слыша дикий вой волков.
  
   В злую непогодь не думай собираться в дальний путь:
   На рассвете все утихнет, потерпи еще чуть-чуть.
  
  
  
   Ветер и снежная Пурга (февраль)
  
  
   Ветер сдружился со снежной Пургой
   В снежную вьюгу в полях за рекой.
  
   Нежные пряди пшеничных волос
   Скрыты под беличьей шапкой враскос.
  
   Рушились веси небесных основ,
   Ветер дарил ей охапки цветов.
  
   Белых гвоздик заплетался венок.
   В прорве тонул горизонта дымок.
  
   По утру непогодь скрылась в лесах.
   Ветер один кочевал на полях.
  
   В зыби литой замолоченной мглы
   Виделись Ветру глаза той Пурги.
  
   Вширь или в даль- все одно- пустота.
   Где ты, откликнись, радость моя.
  
  
  
   Зимнее полнолуние (февраль)
  
   Лунь серебристым горностаем
   Купалась в снежной пелене.
   В клубисто - белом малахае
   Сверкал чапыжник в стороне.
  
   За темными вратами елей
   Лесной поляны зрим охват.
   Медвежьими когтями тени
   С таежной завеси грозят.
  
   К сторожке лесника тропинка.
   И в полутемах у стены
   Соломой вяжется стожинка
   Под лошадиные следы.
  
   Здесь глушина не шелохнется,
   Морозной ночи царствен стан.
   В бесплотной дымке изовьется
   Заиндевелый лунный жбан.
  
  
   Оттепель (февраль)
  
   С утра все туманы, туманы-
   Разлапистый облачный след.
   На землю кудряшкой бараньей
   Спустился в орешный подсед.
  
   То оттепель зиму разносит
   Оческом своей седины.
   И то ль поминает прошедшую осень,
   То ль метит погоду ближайшей весны.
  
   Так утро протянется в вечер
   Без взора на солнечью звень.
   И будешь дорогами лесья
   Искать потерявшийся день.
  
   Смеркалось с чуть видной истомой.
   С оснеженных шапок сосен,
   Подтаявши, падали комья
   В сугробах зарытый уклон.
  
   Хлопки их незримых падений
   Мне мнились как поступь шагов.
   Кто бродит неясною тенью
   За створкой кондовых стволов?
  
  
   Солнечный край (февраль)
  
   За лесом в небе разметался
   Вчерашней бури вьюжный след.
   Каймой над горизонтом стлался
   С затучья солнечный отсвет.
  
   Казалось там, на окоеме,
   Лежит иной - счастливый край.
   Захватишь лыжи, и от дома
   Ты верст пятнадцать прошагай.
  
   У лыж скользящая походка,
   И уши вдаль навострены.
   Лишь в феврале проступят четко
   Приметы будущей весны.
  
   Вдруг поветерь дыханьем легким
   Поднял завесы дальний край.
   И полыхнул огнем стоостным
   В лесах затерянный мой Край.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"