Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Энциклопедия подлинного христианства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта статья - предполагаемое предисловие к изданию русского перевода книги Э. Сведенборга "Истинная Христианская Религия"

Энциклопедия подлинного христианства

Последняя и завершающая книга нового Господнего Откровения, или же Небесного Учения Нового Иерусалима, была названа, провидением Господним, "Истинной Христианской Религией". Главной особенностью книги этой, столь заметно отличающей её среди остальных текстов нового Господнего Откровения, является, прежде всего, то, что книга эта есть универсальным изложением всего, относящегося к учению веры Новой Церкви, в окончательной и однозначно зафиксированной форме. Именно в этой книге все частности этого Учения были сконцентрированы Господом в едином и неразрывном комплексе, о котором сказано было, что он, комплекс этот, является универсальной наукой веры Новой Церкви, или же основой и фундаментом её внешних, или же природных познаний, происходящих из Слова, и относящихся к Божественности Господа, и к духовным началам церкви.

И так как церковь всегда зачинается, как у отдельного человека в частности, так и в любом сообществе человеческом в целом, именно во внешних, или же в природных началах, к которым и относятся все научные познания из Слова, принадлежащие науке веры в церкви, то, посему, как в книге "Истинная Христианская Религия" было написано: "Когда эта книга была окончена, Господь созвал двенадцать Своих учеников, которые воспоследовали Ему в мире; и выслал их, на следующий день, проповедовать всей общности духовного мира Евангелие о том, что Господь Бог Иисус Христос владычествует отныне, и что Царствие Его пребудет во веки вечные, как и предсказано было через (пророка) Даниила (7:13,14) и в Откровении Иоанна Богослова (11:15). (н. 791)

Отсюда, из этой цитаты, видно, какое значение имеет эта книга для Новой Господней Церкви в частности, да и для всего христианского мира вообще а также и то, что именно через это книгу Господом утверждено было, в Его Новой Церкви, всё то, что относится к области религиозных познаний у человека природного и мирского, в каковых познаниях последние, или же природные начала Церкви Господней всегда зачинаются и покоятся.

Отсюда также видно, каким именно образом возникло и собственно название книги этой.

Согласно Небесному Учению, все события во вселенной происходят одновременно в двух раздельных степенях её существования, и мир духовный опирается и существует посредством форм материальных мира природного, как своей основы, и фундамента своего существования. Согласно Учению, божественное наитие, зачинаясь в Господе от вечности, исполняет собою, сначала, мир духовный, образуя там духовные субстанции, а затем завершается в мире природном, образуя здесь формы материальные.

Но такая последовательность относится именно к порядку нисхождения форм, как раздельному, так и одновременному. Из чего следует, что, хотя, по порядку нисхождения, духовные субстанциональности всегда предшествуют формам материальным, но они, тем не менее, не могут существовать вне этих форм, и, соответственно, не предшествуют им по абсолютному существованию. Понять это в совершенстве нельзя, если не абстрагироваться предварительно, в мышлении своём, от понятий пространства и времени, и не осмысливать порядок таковой в понятиях раздельных и сплошных степеней, а также и состояний субстанциональных; но, если воспринимать это из реальности пространства и времени, то, в первом приближении, можно сказать, что любое событие происходит одновременно в мире духовном, и в мире природном, каждое в своих особых формах, которые связаны между собою лишь соответствиями, по степени раздельной, но, при этом, по порядку раздельных степеней, формы духовных субстанций предшествуют формам природным, или же материальным - "предшествуют" не по времени, а по порядку происхождения из "центра" Бытия, каковым есть Господь от вечности.

При этом, события и формы не существуют и не завершаются в своём существовании до тех пор, пока они не пройдут полного круга нисхождения и восхождения к Господу от вечности. Круг этот заключается в том, что наитие Господне должно не только от Него сойти, через формы промежуточные, даже в самые последние степени существования вселенной, или же в формы материальные, но, затем, оно должно к Нему также и вернуться, уже обратно, от форм природных, или же материальных, через соответствующие им формы духовные, или же субстанциональные. Именно так всё сотворённое во вселенной и обретает свою полноту и завершённость.

В нашем случае, в рамках Небесного Учения Веры, мы имеем именно этот самый полный круг, когда Сущий от вечности подвигся, дабы сойти на землю и посетить вновь народ свой, как Он это, время ото времени, и совершает, дабы восстановить падшее, и оживотворить вновь погибающее.

Всякий раз когда Господь от вечности нисходит, и посещает человечество, происходит очередной религиозный переворот. Старые формы веры уходят, и приходит новая Господня Церковь, в которой дух Господень упокаивается до следующего периода. Из описанных в Священном Писании, в материальных формах, такие Посещения нам известны, к примеру, под явлением Господа Аврааму, под явлением его Моисею, и под инкарнацией Господней в Богочеловечности Иисуса Христа в Его первом, непосредственном пришествии в мир, или же пришествии во плоти.

Такое Посещение всегда имеет своё начало, своё продолжение, и своё завершение. В случае с Моисеем, скажем, началом было явление ему Сущего в пылающем кусте, и выход народа израильского из Египта, продолжением были странствования этого народа, и завоевание им земли обетованной, а завершением было создание Церкви Иудейской среди народа израильского в земле Ханаанской, и возникновение Слова этой Церкви - Пятикнижия Моисеева. При этом, Слово продолжало развиваться, вместе с той Церковью и дальше - ибо Дух Сущего продолжал исполнять её. Т.е. завершающий этап длился дольше всех остальных и завершился лишь с распятием Господним.

Когда Церковь Иудейская была опустошена полностью и Дух Всевышнего уже не мог действовать в ней, из-за её опустошения от благ и истин (какими они там ни были сами по себе), тогда Господь Лично низошёл на землю, родившись среди людей человеком, но не просто человеком а Богочеловеком, в Котором одновременно, в простой человечности, присутствовала и Человечность Божественная, от Его Божественности от вечности. Это присутствие началось моментом непорочного зачатия, и завершилось Прославлением Господним, когда его Человечность Божественная от Отца в мире, исполнилась и сочеталась с Его же Божественностю от Вечности, став, после прославления, Божественной Человечностью в творении, или же Божественностью в самых последней, природной степени существования вселенной. Результатом стало появление нового Божественного Слова - Евангелий и Апокалипсиса, а также и основанной на нём Церкви Христианской, в которой, опять же, всю её историю было осуществляемо телесное присутствие Его Святого Духа, которым была пропитана, как губка пропитывается водой, жизнь праведников этой Церкви.

Здесь мы видим повторяющиеся параллели, в каждом случае - Посещение Господне начинается событием Его Явления будущему пророку-родоначальнику (Аврааму, затем Моисею, а в случае Господнего Пришествия во плоти - Он Сам выполнил роль этого пророка-родоначальника, исполняя Своим Внутренним Божественным присутствием простую человечность, которой Он жил, страдал, искушался и побеждал в мире), затем пророк проповедует, ведёт, основывает новую Церковь, по преимуществу базирующуюся на новом Откровении, превращающемся затем в Божественное Слово, или же Священное Писание этой Новой Церкви (Авраам, скажем, здесь был как бы исключением из правила, так как старое Слово в его время себя ещё не исчерпало, и не было заменено на новое, но поскольку то, древнее Слово, в основном, существовало соответствиями культа внешнего богослужения, то основание Авраамом нового культа практически было полным переоснованием того Слова), после чего пророк уходит, и Церковь затем живёт опосредованным общением с Богом через это новонизошедшее Откровение, или же Господне Слово.

Отличие Христианской Церкви от предшествующего ей периода Церкви Иудейской, заключалось, правда, в том, что не было дальнейшего развития Писанного Слова, или же Священного Писания, и оно там раз и навсегда осталось в тех формах, которые отражали Божественную Человечность Господню в мире, или же как писанное Слово Евангельское. Суть этого заключалась в том, что, с Прославлением Господним, вся полнота Слова отныне пребывала в Его Божественной Человечности, какова присутствовала в Церкви Христианской Духом Святым, и от этого духа они имели постоянное истечение Господней Человечности, или же живого Божественного Слова в души свои. Евангелия же служили лишь тем медиумом, посредством которого христиане приобщались к Божественной Личности Господней, посредством соответствующих там личности этой описаниям.

Принципиальная разница между этими двумя периодами заключалась в том, что в Церкви Иудейской практически не было присутствия Господнего в Духе Своём Святом в человечности сознания её членов, ибо, до Прославления Господня Святого Духа ещё не было (см. Евангелие от Иоанна 7:39), а был особый Дух Святости, т.е. не непосредственное наитие Господне во все степени существования человеческого, в том числе и в степень природную, через Свою Божественную Человечность, а лишь наитие сугубо посредственное, через Его Небеса, по нисходящим степеням раздельным. В Церкви же Христианской присутствие Господа, в Духе Святом, сначала было безраздельным, но, по мере её отступления от Господа, и от жизни в заповедях Его Слова, присутствие это становилось всё менее и менее заметным, пока, наконец, не воцарилась уже окончательно и бесповоротно предречённая в Евангелии от Матфея "мерзость запустения, реченная через пророка Даниила, стоящая на святом месте".

Нельзя сказать, что в Церкви Христианской не было пророков и пророчеств Духом Святым, но эти пророчества не могли породить, как в предшествующей, или же Иудейской Церкви, адекватного дополнения и развития к Священному Писанию (вроде Псалтыря, или же Книг Пророческих), ибо период этот не был окончательно завершён с Прославлением Господним, и вознесением Его на Небеса, а также с написанием Евангельской части Нового Завета и Апокалипсиса (которые и являются собственно Словом в Писании Нового Завета). В суть причин, по которым это произошло, я сейчас вдаваться не буду - ибо эта тема требует гораздо больше времени и места, чем позволяют рамки этой статьи, но незавершённость периода совершенно очевидна из концепции Второго Господнего Пришествия, лишь после которого обещано было, что "Господь Бог Иисус Христос возвладычествует" окончательно, и что "Царствие Его пребудет во веки вечные".

До Второго Пришествия, которое завершит период, и в котором Божественный Логос (или же, иначе говоря, Божественная Истина в своих Последних Началах) воцарится окончательно и навсегда, последователям Господним было заповедовано не "мудрствовать лукаво", но "бодрствовать в посте и молитве", т.е. веровать, в простоте сердечной и без излишнего мудрствования, в Иисуса Христа, как своего ЕДИНСВЕННОГО Господа и Бога, и бороться со злами жизни, как с грехами супротив Него. И - ждать, в простоте сердечной, а добре жизни, когда Господь, согласно Своим пророчествам, вновь вернётся к ним, чтобы завершить дело Спасения и восстановления Владычества Своего до полного конца.

Поэтому, падение Христианской Церкви, вплоть до полного её запустения и разорения, шло, в общем и целом, именно по этим двум основным магистральным путям - во-первых, по впадению в мерзости жизни и блудодеяния похотей, да таких степеней этого, каких, по словам Павле, "не слышно даже у язычников", а, во-вторых, по пути отпадения от веры в Господа, как своего ЕДИНСВЕННОГО Бога (тут были разные варианты - от Арианизма, с его открытым отрицанием Божественности Господней Человечности, до разного рода скрытых форм, вроде присвоения себе власти наместничества на земле за Господа, или же замаскированной проповеди многобожия, во всех её вариантах). Но результат был всегда одинаков - забвение заповедей, мёртвое поклонение в рамках культа, оторванного от жизни, и обращение поклонения этого от Единого Господа к различного рода идолам, сначала идолам духа (где Господь присутствовал лишь как "один из многих", число и иерархия которых варьировались), а потом уже и к прямым материальным идолам, полностью обращающим Церковь в языческое псевдохристианство.

Вообще говоря, если вернуться к периодам Господнего Посещения Церкви Своей, то полный период однозначно выделяется лишь рамками Страшного Суда, т.е. он начинается таким Судом, и таким Судом завершается. Но, при этом, бывает также, что период не обрамляется подобным образом. Скажем, период, начавшийся Авраамом, и завершившийся Моисеем, не имел Страшного Суда ни в своём начале, ни в своём конце. С другой стороны, период Церкви Христианской и начался Страшным Судом, и им завершился, но, тем не менее, он не характеризуется полным отбрасыванием форм прежнего периода, особенно что касается Священного Писания, и он не был связан с радикальной сменой этих форм при переходе к следующему периоду - в том числе не произошло и смены Священного Писания. Хотя, в обоих случаях, и происходило его дополнение - Откровения Нового Завета дополнили Слово Завета Ветхого, а Откровения Небесного Учения дополнили Слово Ветхого и Нового Заветов, как утвердившегося в прежнем периоде священного канона.

Если кого-то заинтересует вся картина в целом, связанная с последними судами, я рекомендую обратиться к книгам Сведенборга "О Последнем Суде и разрушении Вавилона", "Продолжение о Последнем Суде и духовном мире", "Апокалипсису открытому", а также и к соответствующим местам анонсируемой здесь "Истинной Христианской Религии" (благо все эти книги сегодня уже доступны на русском языке). Здесь же, вернувшись к той теме, с которой началось это изложение, я хочу ещё раз отметить, что любое событие в мире материальном лишь отражает, в формах природных, события в мире духовном.

Это касается всех слоёв существования человеческого, от чисто телесных (так, скажем, минералы, растения и животные мира природного существуют лишь как эманации определённых степеней человеческого сознания - животные, к примеру, соответствуют различным человеческим чувствам, а растения - различного рода побуждениям и духовным перцепциям), до социальных и интеллектуальных - скажем, история государств и народов соответствует определённым изменения мира религиозных и социальных идей в единой душе человечества нашего, а в определенных географических ареалах - собственно частной Церкви Господней. Так, до Господнего Пришествия во Плоти, вся история Народа Израильского и его соседей, со всеми их войнами, переселениями, геноцидами, основаниями городов, и т.п., существовала лишь как отражение, по соответствиям, различных процессов формирования и внутренней борьбы субстанциональностей духовных (как хороших, так и плохих) в Израильской Церкви, и, в более высшем Смысле, в Господе (но там, понятно, лишь вариациям различных субстанций блага), после же Господнего Прославления, таковым соответствием была история народов Европы.

Скажем, сражаются израильтяне с филистимлянами в каком-либо географическом пункте земли Ханаанской (или англичане с французами под Орлеаном), а в то же время, в мире духовном, силы ангельские сражаются с духами злобы, в субстанциональных состояниях, соответствующих тому географическому месту, у которого происходит сражение материальных армий на земле. При этом, жалкой кучке земных воинов могут соответствовать в духовном мире подвижки биллиардов духов, и результаты этого сражения могут носить вселенский характер, и оказывать на мир земной, и, даже, на вселенную в целом огромное влияние, в том числе (по соответствиям опять же) и на чисто материальном макроуровне.

Так как Церковь Господня, её Слово, и те, кто в нем обретаются, составляют собою, по соответствиям, самые высшие начала мозга, а также сердце и лёгкие человечества, как единого организма, то, по закону соответствий, всё, что происходит в этой, относительно малой по материальной численности группке людей, оказывает колоссальное, определяющее влияние на судьбы всего остального человечества, как бы это ни казалось невероятным тому, кто не информирован о подлинных механизмах, благодаря которым существует реальность. От этой, такой внешне незначительной точки в мире природном, часто зависят судьбы как остального человечества, так и, в определённом смысле судьбы Небес, и духовного мира - а эта реальность относится к реальности материального человечества приблизительно так же, как, скажем, США соотносятся с какими-нибуть горным аулом в Афганистане. По этой причине, Господь всегда прилагает такое огромное внимание к контролю ситуации в этой судьбоносной точке реальности, и поэтому иногда даже кажущийся незначительным эпизодом какой-нибуть теологический диспут внутри Церкви может оказать огромное влияние как на судьбы духовного мира, так и, через механизм соответствий, на судьбы мира материального.

Ибо мир идей, или же первопричин, первичен (это знал ещё Платон), а мир материальный, или же мир эффектов, вторичен, и вселенная идей гораздо более субстанциональна, и, посему, гораздо более реальна и значима, чем вселенная композитных, или же материальных объектов.

По этой причине, всякое Божественное Посещение происходит в двух мирах одновременно, и события, которые меняют и потрясают самые основы вселенной в духовной реальности, в реальности природной иногда могут теряться, для внешнего наблюдателя, в своей кажущейся полной невзрачности и незначительности. Скажем, пылающий куст с Сущим в нём видел только сам Моисей, но если б кто и наблюдал бы это событие со стороны, то решил бы, что он является свидетелем лишь случайного пожара. Выход Народа Израилева, и его дальнейшие похождения в пустыне, войны по завоеванию Ханаана, и последующее там сидение, с точки зрения мировой истории выглядит не более, чем микроскопической локальной флюктуацией истории небольшого кочевого племени, совершенно меркнущей в масштабах таких событий, как завоевания фараонов, персов, китайских династий, или, скажем, того же татаро-монголького нашествия. И, тем не менее, именно исторические передвижения Иудеев были связаны, по закону соответствий, с огромными духовными внутренними преобразованиями в общей душе человечества нашего, по сравнению с которыми внутренние духовные причины, породившие, скажем, военные походы и империю Александра Македонского, выглядят не более значимыми, чем блоха по сравнению с динозавром.

Точно также и с Господним Пришествием во плоти. Недаром это пришествие прошло практически незаметно для современного ему античного мира. Ибо, скажем, тот же Сенека наделал куда как больше шума в Римской империи. И, тем не менее, на шкале подлинных духовных ценностей вся философия мира, от Сократа, Будды, Конфуция и Лао Дзы, до Гегеля и экзистенциалистов включительно, есть, по внутренним, духовным масштабам человечества не более чем, скажем, маленькая песчинка по сравнению с бесконечностью целой вселенной, если сравнить её достижения с духовными последствиями Господнего Воплощения. Ибо вся проповедь того же Сенеки в духовном мире вряд ли изменила и единое волоконце в духовном органическом теле человечества, Господне же Пришествие вызвало крушение старых небес, колоссальные бури и перемены в реальности духовной, и образование целого нового духовного мира, которого, до этого Пришествия, попросту не существовало.

Совершенно аналогичным образом обстояло дело и с тем Откровением, которое мир получил через Сведенборга. В перспективе мира природного это выглядело не более чем чудаковатостью старого, почтенного натурфилософа, личности хоть и не последней в ранге европейской аристократии и, особенно, науки, но, тем не менее, отнюдь не звезды первейшей величины. Ну, пишет и печатает он там какие-то трактаты на мистические темы, ну рассылает их епископам и университетам, ну породило это несколько крупных скандалов в теологических кругах, и одни провалившийся локальный антиеретический процесс. Но, с точки зрения исторически-социальной даже проходимец Калиостро наделал куда как больше шума в европейском бомонде, не сравнивая уже с такими событиями, как, скажем, войны Карла XII, или вскоре разразившаяся французская революция.

А, на самом деле, каждая строчка, каждое слово, даже каждая буква, продуманная, мысленно произнесённая, и зафиксированная пером на бумаге пожилым шведским аристократом, вызывала колоссальные, в буквальном смысле катастрофические изменения в той подлинной, невидимой простому взгляду человеческому реальности, ибо ныне этому взгляду доступен лишь мир мёртвых, композитных предметов - самой последней, и наиболее безжизненной степени в иерархии вселенских реальностей. В мире же духовном, повинуясь каждому такому движению мысли и руки этого человека, вздрагивала и раскалывалась земля, рушились вековечные дворцы и грозные твердыни, низвергались потоком в преисподнюю легионы демонов, и возносились к возникавшим из Божественного Света новым небесным чертогам праведники, веками мучимые демонами в страшных подземных темницах. Ибо каждому движению пера старого философа сопутствовало два судьбоносных условия, придававших перу этому такую колоссальную внутреннюю силу - а именно, раскрываемое им изнутри Господне Слово, и раскрывающая Слово это перцепция, принадлежавшая внутри сознания у Сведенборга не кому иному, как Самом Господу Богу от вечности Иисусу Христу.

Как говорит об этом сам Сведенборг в книге "Истинная Христианская Религия": "Я свидетельствую по истине, что Господь явил Себя мне, своему служителю, и повелел мне исполнить эту службу (получить учение для Новой Церкви и опубликовать его); что Он затем открыл глаза моего духа, и, таким образом, ввел меня в мир духовный, позволив мне увидеть небеса и ады и, соответственно, общаться с ангелами и духами, и это всё в продолжении многих лет. Я также свидетельствую, что от первого дня моего призвания я не получил ничего, относящегося к учению этой Церкви, ни от какого ангела, но лишь от Господа Единого, в процессе чтения Слова." (н. 779)

Именно в этом и заключается то принципиальное отличие, которое отделяет книги, вышедшие из сознания, и из-под пера Эммануила Сведенборга ото всех остальных богословских трудов, появившихся в мире за всю историю христианской церкви. Ибо в этих книгах исполнилось то пророчество, которое было оставлено Господом, верным своим, во времена Его пребывания человеком в мире, и в котором "Господь, беседуя с учениками своими о скончании века как о последнем времени церкви, под конец предсказаний о последовательных состояниях ее относительно любви и веры говорит: И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные, и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. И пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною; и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их (Мат. 24. 29-31). Кто понимает эти слова в их буквальном смысле, тот думает, что все в них сказанное случится, как описано, под конец века, называемый последним судом; что, таким образом, не только солнце и луна померкнут, звезды падут с неба, и на небе явится знамение Господа, и Его самого узрят на облаках, а вместе с Ним и ангелов с трубами, но что даже, как местами предсказано в Священном писании, погибнет весь видимый мир и что после этого будет новое небо и новая земля. В настоящее время весьма многие в церкви живут в этом убеждении; но кто так думает, тот не ведает тайн, сокрытых в каждом речении Слова Божия, ибо в каждом его речении есть внутренний смысл, в котором заключается не природное и мирское, как в буквальном смысле, но одно духовное и небесное. И это не только относительно смысла некоторых слов, но даже относительно каждого слова, ибо Слово Божие написано от начала до конца по соответствиям для той цели, чтобы в каждой частице его был внутренний смысл. ... В этом же самом смысле надо разуметь сказанное Господом в вышеприведенном изречении о пришествии Его на облаках. Солнце, которое омрачится, означает Господа относительно любви; луна означает Господа относительно веры; звезды - познания блага и истины, или любви и веры; знамение Сына Человеческого на небесах - появление Божественной истины; племена земные, которые восплачутся, - все, что относится к истине и благу, или к вере и любви; пришествие Господа на облаках небесных с силой и славой - присутствие Его самого в Слове и откровение; облака означают буквальный смысл Слова, а слава - внутренний смысл его; ангелы с трубой громогласной означают небеса, откуда исходит Божественная истина. Из этого можно видеть, что значат эти слова Господа, а именно: что под конец церкви, когда не станет более любви, а затем и веры, Господь откроет Слово в его внутреннем смысле и объявит тайны небесные. ... Такое непосредственное откровение совершается ныне потому, что оно то самое, которое разумеется под пришествием Господа". (Э. Сведенборг "О небе и об аде" н. 1)

В этом пророчестве, во внутреннем, или же подлинном его смысле, было предсказано, что Господь, дабы завершить дело Своего первого Пришествия, вновь вернётся к Своей Церкви, по исчислении должных времён, во всей Своей Силе и Славе, но сила эта тогда будет исходить уже от присутствия Его Божественной Человечности в буквальном смысле Слова Своего, или же в материальном представительстве в мире того Божественного изначального Логоса в творении о котором в Евангелии от Иоанна говорится, что "В начале было Слово, и Слово было у Бога и Бог был Слово. Сие было в начале у Бога. Все через него сталось и без Него не сталось ничто, что ни сталось."

Люди плотские, читая это пророчество, и понимая его лишь по убогости своей греховной, ждали возвращения Господнего в той мощи, которая единственная признаётся ими подлинного могущественной - в мощи грубой, зримо материальной силы явлений природных, или же сугубо материальных. Но во вселенной нет силы большей, чем внутренняя, субстанциональная, вечная и неразрушимая сила Слова Божественной Истины, которым Единым вся вселенная, на всех её уровнях бытия, возникает, продолжается ежемоментно, и существует. И именно поэтому, когда Господь "явил мышцу свою" во всей внутренней силе Своего Божественного Духа, в своём Божественном Писании, которое есть последними, или же природными началами на земле нашей Его Изначального Слова, рухнули многовековые твердыни зла на окраинах Его Духовного Царствия, возведённые там хитростью и злобностью фарисеев и лицемеров, веками прокрадывавшихся в Его Церковь в мире этом, и, после перехода в тот мир, оккупировавших и попытавшихся "приватизировать" под свои подлые цели эти окраины.

Поэтому-то, когда из-под пера Сведенборга выходил очередной параграф следующего трактата Небесного Учения, это производило к катастрофическим переменам на всех высших уровнях бытия вселенной, ибо каждый такой параграф был, на самом деле, во внутренних, духовных степенях своих, Господним шевствованием на облаках буквального смысла Слова Своего, или же "присутствием Его самого в Слове". Каждая книга учения - это инструмент такого Божественного Нисхождения и Шевствования в Слове, посредством которого радикально, катастрофически менялись органические субстанции и формы духовного тела Большого Человека Небес. А так как органические субстанциональные формы эти есть ангельскими сообществами, или Господними Небесами, то, как писал об этом Сведенборг, он видел, как по мере чтения и прозрения им пассажей Слова из Пророков менялись расположения и структура целых небесных сообществ. Менялись, разумеется, вовсе не по силе собственно личного ума старого философа, который, сам по себе, был не боле значим во вселенной, чем разум любого другого человеческого существа, но под воздействием Господнего Божественного Присутствия там, которое действовало, во всей своей Силе и Славе, в немощи этого человеческого сознания.

Тому, что площадкой проявления Силы Своей изначальной Господь выбрал сознание именно старого шведского натурфилософа, то этому было несколько причин, главной из которых послужило то, что научности природные, на которых сознание это построено было, оказались необыкновенно полезными для создания научностей духовных, посредством которых и действовал Господь, создавая Свой материальный инструмент для раскрытия и воздействия из смысла буквального Слова Ветхого и Нового Заветов.

Суть этой главной причины Сведенборг так описывает в диалоге, помещённом им в небольшое произведение, названное "О сообщении Души и Тела":

"Однажды некто спросил меня, каким образом я из философа стал Богословом, и я ответил: "точно таким же образом, как Рыбаки стали Учениками и Апостолами через Господа"; и я присовокупил, что я также, с самой ранней молодости, был Рыбаком духовным. После этого ответа, он спросил, что такое значит рыбак духовный, я возразил, что "Рыбак, в духовном смысле Слова, означает человека, разумно ищущего и изучающего Истины природные, а затем и духовные". ... После сего, я доказывал происхождение этого значения Рыбаков по Апокалипсису открытому (Apocalypsis revelata - изданный в Амстердаме в 1766 г.), а именно, что Воды означают Истины природные п. 50 и п. 932; точно так же Поток п. 409, 932; Рыбы - тех, которые находятся в природных истинах, п. 405 и, следовательно, Рыбаки - тех, кои исследуют и изучают истины. Услышавши эти объяснения, вопрошавший меня возвысил голос и сказал: "Теперь мне понятно, почему Господь избрал Рыбаков своими Учениками, и потому я не удивляюсь более тому, что он и тебя избрал и призвал, так как ты, по твоим словам, с самой ранней молодости был Рыбаком в духовном смысле, то есть Исследователем истин природных; если теперь ты делаешь это относительно Истин духовных, то это потому, что они основаны на первых". К сему он присовокупил, как человек разумный, что один Господь знает, кто способен постигнуть и учить тому, что принадлежит к ЕГО НОВОЙ ЦЕРКВИ, должен ли это быть кто-либо из Первосвятителей, или кто-либо из подчиненных. Он говорил, между прочим: "Кто из Богословов между Христианами не изучал сначала философию в Академиях, прежде чем быть посвященным в Богословы? Откуда он иначе взял бы Разумение?" (н. 20)

Необходимость же появления этого нового "богословия" (которое, на самом деле, есть непосредственным Господним Откровением, совершаемым в полной духовной Силе Самим Господом Иисусом Христом из Предвечного Слова Своего) он, там же, объясняет следующим образом: "Наконец, он сказал мне: "Так как ты стал Богословом, сделай известным твое Богословие". Я ответил: "Вот какие в нем два принципа: Бог один, и сочетание милосердия и веры". "Кто отрицает эти два принципа?" - возразил он. Я ответил: "Нынешнее Богословие, внутренне проверенное".

Отсюда становится понятным, почему книга, завершающая это Откровение, названа была именно таким образом, а именно - ИСТИННАЯ христианская религия. А именно потому, что богословие церкви христианской дошло до таких пределов, что стало внутренне отрицать два главнейших принципа, на которых подлинное христианство в человеке церкви только и может существовать и базироваться. Вот Господу и пришлось вновь посетить Свою Церковь, дабы вручить ей, как противоядие, то подлинное, нисшедшее с Неба, христианское богословие, ту подлинную духовную науку веры, из которой только и возможно присутствие в сознании у христианина духовного просветления в Писании, исходящее от наития туда Господнего Святого Духа.

Отсюда же ясно также, почему именно по завершении этой книги, посредством которой всё в мире духовном, в формах субстанциональных, и всё, в мире природном, относящееся к познаниям и научностям в Священном Писании, или же к подлинно христианскому богословию, было приведено Господом в полный и окончательный порядок, Им, Господом, были высланы Двенадцать Апостолов, проповедовать подлинное, истинное христианство всей общности тех, кто, оставив мир материальный, должен был выбрать свою окончательную судьбу в вечности. Ибо книгой этой завершена была та часть круга Откровения, которая относилась к нисходящей линии нового Господнего Пришествия, и отныне началась другая часть круга, а именно - восхождение, возвращение нисшедшего от Господа от Вечности в творение нового духовного субстанционального комплекса состояний Церкви к самому же Господу, что совершается возрастанием и развитием субстанциональностей духовных, посредством познаний из Слова Господнего, уже в членах Его Церкви, возрастанием, которое, раз начавшись в мире природном, продолжается непрестанно уже в целую вечность, постепенно возвышаясь, всё более и более, обратно к породившему его Источнику. Каковое возрастание и развитие совершается лишь посредством духовных служений, совершаемых, по Святому Писанию, членами Церкви ближним своим. Именно в таких служениях, направленных ко благу (или же собственно к Господу) в ближнем и возвращается назад благо любви, нисшедшее, наитием свыше, в первом, или же нисходящем цикле Божественного Посещения.

Завершение Откровения, которым замыкается всякий цикл Божественного нисхождения в мир последних начал, или же в мир природный, дарует всегда новые начала жизни для всех уровней бытия во вселенной, от самых высших, и до самых низших. В случае Небесного Учения, по написании последней его книги, началось постепенное проникновение и утверждении истин нового, подлинного христианства, оживотворение ими всех уровней существования человечества нашего, как в мире том, так и в мире этом, природном.

В том мире Апостолы вышли вновь, как и за семнадцать веков до этого, благовествовать обновлённое Евангелие - "о том, что Господь Бог Иисус Христос владычествует отныне, и что Царствие Его пребудет во веки вечные". И начиная с того момента, и до сего времени Апостолы Господни странствуют со своим Благовестием, неся его всякому, приходящему в тот мир, и Истина Господня, над всяким тогда там совершает свой Последний Суд, определяя ему его судьбу в вечности, ибо никто не может избежать своей окончательной, определяющей встречи с этим Откровением Господним - если не здесь, на земле, то уже в мире том, духовном, и своего личного, последнего, окончательного Страшного Суда, когда судим он бывает по делам жизни своей, и по вере сердца своего, и по самым сокровенным помышлениям духа своего. И, таким образом, постепенно формируются и образуются новые Господни Небеса, Которые есть подлинный, духовный Новый Иерусалим в вечности, предсказанный и описанный, по соответствиям, в Откровении Иоанна Богослова.

В мире же этом, природном, по соответствиям, с того момента также совершается медленное, неслышное Благовестие апостольское, которое совершается людьми, представительствующими, по соответствиям, благовествующих апостолов духовного мира, и повторяющими их путь небесный здесь, в мире праха и тлена, ибо всё, происходящее в том мире видимо присутствует, по соответствиям, в событиях мира нашего, составляя тогда собою единую и неразрывную цепь событий, где происходящее в мире духовном является душою происходящего, а соответствующее ему в мире природном - его телом, или же основанием, базисом и содержащим субстанциональностей духовных.

Связь это осуществляется по определённого типа ассоциации, когда обитатель мира природного имеет связанного с ним, ассоциированного духа - ангела или демона, в вечности. Согласно живому опыту Небесного Учения:

Каждый человек относительно своего духа сообщается в духовном мире с себе подобными, и составляет с ними как бы одно целое. Мне часто дано было видеть людей, до сих пор живущих в мире, как духов, в обществах (в мире духовном), некоторые в небесных, некоторые в адских, а также говорить с ними целыми днями. И я удивлялся, как же человек, пока живёт в своём теле, не знает об этом сам. ("Истинная Христианская Религия" н. 14)

Было показано живым опытом, что когда те, с кем дух наиболее тесно ассоциирован, убираемы бывают, то он тогда становится как бы совершенно мёртвым, и тогда он не может ни мыслить, ни делать хоть что-либо ("Духовный Дневник" н. 1769)

Поэтому, в каждом новом поколении на земле, постолы продолжают свой путь среди человечества, посредством людей, ассоциированных с ними в мире природном, которые несут здесь Благовестие истин Нового Откровения, и опорой в этом Благовестии им служат книги Небесного Учения, подписанные именем Эммануила Сведенборга, но на самом деле, являющиеся непосредственным Откровением Единого Господа и Бога Иисуса Христа, в Силе и Славе Предвечного Слова, открытого отныне к рациональному постижению человеческому.

Именно так исполняется в мире природном пророчество Господне, актуальное вновь и вновь в каждом следующем поколении на земле нашей, о том, что "Пошлёт Он ангелов Своих, и соберут они избранных Его от одного края небес до другого." (Матф. 24; 31)

И книга "Истинная Христианская Религия" в этом Благовестии занимает совершенно особое положение. Ибо в ней, как в своеобразной Энциклопедии, собраны все начала и фундаментальные истины этого Нового Откровения, и она составляет собою как бы фундамент той стены, которая огораживает Новый Иерусалим со всех сторон, и очерчивает однозначно границы этого Учения, и, в то же время, служит для многих теми формальными воротами, которыми они в Учение входят.

Там, дальше, за воротами, во глубине Священного Града возвышаются и башни "Ангельских Премудростей..", и мощные стены Университета "Тайн Небесных", и прекрасные, блаженные сады "Любви Супружественной..", и просветительский гимназиум "О Небесах..", и изящный Храм Премудрости, где на алтаре лежат духовные аналоги книг Учения. Но чтобы войти в Священный Град, новопришельцу непременно нужно пройти ворота этой книги, а чтобы случайно его не покинуть, подвергнувшись риску обрушится ненароком в пропасть геенны огненной, ему нужно постоянно сверяться с планом границ Града, очерченным на её страницах.

Именно поэтому книга эта и была названа так - ИСТИННАЯ христианская религия, ибо она несёт в себе всю ту универсальность познаний в вере, посредством которой человек, стремящийся постигнуть Учение Христово в его подлинной чистоте и истинности может в полной мере приобщится к такому постижению.

Но из названия этого, приёмом антитезы, можно сделать также и вывод, заключающийся в том, что поскольку там изложено всё, что относится к ИСТИННОЙ христианской религии, то в мире существует также и НЕИСТИННАЯ христианская религия. Слово "неистинная", кстати, здесь вовсе не означает непременно "ложная", ибо понятие неистинного может колебаться в некоторых пределах - от незначительно затеняющей видимости истинного, скрывающей в себе подлинную истину, до совершенно однозначного заблуждения в ней.

Отсюда возникает с неизбежностью и вопрос, какую же именно религиозную позицию в христианстве Учение Нового Откровения определяет как неистинную, или же какую разновидность христианской религии, какую веру, относимую к области христианства, оно, Откровение это, объявляет неистинной и, поэтому, не весьма христианской.

Для того, чтобы это понять, нам нужно, прежде всего, определиться, что же именно отличает и выделяет христианство из общего ряда других религий, что именно исключительно и делает его тем религиозным явлением, которое можно определить единственно его собственным названием. И ответ здесь с очевидностью заключён уже в самом названии религии этой. Ибо Христианство определяется и выделяется, в ряду других религий, прежде всего, и исключительно своим абсолютно религиозным отношением к Божественности личности Иисуса Христа, личности, о Которой нам говорят, и Которую нам открывают и описывают исключительно книги, относящиеся к Новому Завету. Отсюда следует вывод, что Христианство является феноменом религиозного отношения к Божественности Личности Иисуса Христа, в том Её описании, которое было зафиксировано в книгах Нового Завета.

Ничего в этом определении, кстати, изменить не может и существование апокрифов. Книги эти, хоть и говорящие также о Божественности Личности Иисуса Христа, являются, с религиозной точки зрения, не более чем антитезой к Слову Нового Завета, которая соотносится с религиозной позицией, относительно Его Божественности, основанной на Новом Завете, как тень соотносится с отбрасывающим её предметом.

Вполне очевидно отсюда, что когда Небесное Учение Веры говорит об истинной, неистинной или же ложной христианской религиозной позиции, оно имеет ввиду, прежде всего, именно отношение к Божественности Господа. И хотя Учение, в подобном же разрезе, часто рассматривает и другие аспекты жизни и веры той или иной ветви христианства, всё же позиция, занимаемая по отношению к Божественности Господа, там всегда называется главной, и всё последующее определяющей. Ибо, согласно Учению:

Идея о Боге входит во всё, принадлежащее церкви, религии и богослужения, и понятия теологические занимают, в уме человеческом, наивысшее положение, а идея о Боге среди них располагается выше, чем все остальные. Отсюда и следует, что если она ложная, то всё, расположенное под нею, в согласии с этим высшим принципом, от которого всё остальное лишь истекает, также с необходимостью будет ложным, или же олжетворённым, ибо то, что господствует, будучи высочайшим, составляет самую суть всего того, что от него производимо бывает. Эта существенность, как душа, формирует всё, ей подлежащее, как бы в своё тело, по подобию своему, и когда она входит, своим собственным светом, в истины, то неизменно наваждает их своими порочностью и извращенностью. ("Краткое Изложение Учения Веры" Љ 40)

Отсюда следует, что истинно христианской может быть названа только та церковь (или же та деноминация в христианстве), в основу которой положено истинное, верное, и неискажённое восприятие Божественности, принадлежащей Господу, ибо если эта истина, определяющая самую сущность христианства, была усвоена неверно, или же, более того, ложно, то, соответственно, и всё иное, к церкви такой относящееся, будет искажено и извращено, соответственно степени заблуждения в главной и определяющей идее. Небесное Учение Веры говорит нам об этом так:

Только тогда, когда поклонение воздаётся исключительно Господу, в Котором заключена совершенная троичность, и Кто пребывает в Отце, как и Отец в Нём, как Он Сам говорит: "Если не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во мне и Я в Нём" (Иоан. 10, 38); "Видевший Меня видел Отца; разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне" (Иоан. 14, 9-11); "И видящий Меня видит Пославшего Меня" (Иоан. 12, 45); "И всё Моё Твоё, и Твоё Моё" (Иоан. 17, 10), то лишь тогда и присутствует христианская церковь. ("Тайны Небесные" Љ 4766)

Собственно сама проблема столь укоренённого нынче разногласия в отношении к Божественности Господа возникла в христианстве потому, что, благодаря некоторым особенностям Слова Нового Завета, где троичность Господа описана завуалировано, подлинное понятие об этой троичности может быть даровано уму человеческому, при чтении Нового Завета, только если в его понимании изначально утверждена будет идея о том, что Человечность Господа Божественна, или же, что Господь Нового Завета и Иегова Завета Ветхого, Бог и Создатель Вселенной, Тот, Кто Есть Само Бытие, и кто называем в Новом Завете Отцом, являют собою нечто Единое, и что Господь и Отец - это, по сути, одно и то же. Слово Небесного Учения Веры Говорит, относительно этого, что:

Если эта Божественная Истина, заключающаяся в том, что Человечность Господа Божественна, не принята, то затем с необходимостью воспоследует, что поклоняться следует троице, а не кому-либо одному; а также и то, что лишь одной части Господа, или же Его Божественности, следует воздавать поклонение, но никоим образом не Его Человечности; ибо кто же будет поклоняться тому, что не Божественно? И что тогда останется от церкви, в которой поклонение воздаваемо троице, то есть каждому из её (человечности этой) составляющих в отдельности, или же, что адекватно, в которой обожествляемы трое? Ибо, не взирая на то, что трёх называют одним, тем не менее разумение всегда различает именно трёх, и лишь уста об одном глаголят. Там же, где поклоняются трём богам, ни о какой церкви не может быть и речи. ("Тайны Небесные" Љ 4766)

И так как незавуалированное учение о Божественности Человечности Господа, в понятиях рационального мышления, было дано только в Небесном Учении, или же в Новом Господнем откровении для Церкви Своей, то поэтому и церковь, на этом Слове основанная, называется там Истинно Христианской, в отличие от церкви Христианской прежде бывшей, которая там, соответственно, называется примитивной, подразумевая - неистинной. Не обязательно, кстати, при этом, ложной, ибо Господь, милосердием Своим, постоянно укоренял в умах некоторых, принадлежащих к той, прежней церкви, более или менее правильное восприятие истин Нового Завета, насколько это тогда соделать Ему возможно было.

Но, тем не менее, учения ПОДЛИННОЙ христианской истины в прежней, или же примитивной христианской церкви, основанной на Новом Завете, всё же никогда не было, и быть, по определённым причинам, просто не могло бы, ибо, как говорит по этому поводу Небесное Учение:

Его не было потому, что если бы оно и было, то не было бы принято; ибо еще не был совершён Последний Суд, до него же Адское могущество превышало Небесное могущество; посему, если бы это Учение прежде было даровано, устами Господа, то не осталось бы в человеке, да и ныне оно остается в тех только, которые поклоняются Одному Господу, и Его признают за Бога Неба и Земли. ... И хотя это же Учение прежде было даровано в Слове, но его нельзя было усмотреть из Слова, потому что Церковь, вскоре после своего установления, обратилась в Вавилон, впоследствии же, у некоторых, в Филистию; а Церковь рассматривает Слово только из основания своей религии и ее Учения Веры. ( "Учение о Господе" Љ61, 63)

Исходя из этого увидеть можно, что, невзирая на присутствие учения о Божественности Господа в Слове Нового Завета, оно, учение это, не нашло никакого отражения и, более того, было почти полностью искажено и извращено в учениях веры, исповедовавшихся повсеместно всеми деноминациями старохристианской церкви, без единого исключения.

И именно здесь проходит тот основной водораздел между христианством старым, определяемым в Небесном Учении как примитивное и неистинное христианство, и христианством новым, называемым там христианством подлинным, истинным и завершённым в своей полноте.

Причём он, водораздел этот, настолько серьёзен и принципиален, что Небесное Учение говорит нам не о некоем продолжении и улучшении старохристианской церкви, а также и того учения веры, на котором церковь эта основана была, но оно говорит нам об основании Господом Церкви совершенно новой, Церкви решительно и бесповоротно рвущей со всем старым и устоявшимся в прежнем христианстве. Причём учение веры этой Новой Церкви, в самых своих основах и началах, не выводимо, посредством какой-быто ни было науки веры, из старого, бывшего прежде у христиан Слова, но оно, учение это, даруемо миру Самим Господом Богом через Его Небеса, или же есть непосредственное Откровение, исходящее исключительно от Единого Господа, или же есть само Его Новое Слово. И Откровением этим установляются, для этой будущей церкви, такие принципы и начала веры, которые, с соответствующими им принципами и началами, принадлежавшими старой церкви, попросту не имеют, да и не могут, по сути своей, иметь ничего общего.

В Писании Нового Откровения прямо было сказано, что:

Вера Новой Церкви ни в коем случае не может уживаться с верою церкви прежней, и если они будут соединяемы между собою, то отсюда произойдёт такое столкновение и разногласие, что абсолютно всё, относящееся к церкви у человека, разрушено будет. ...Это потому неизбежно, что вера прежней церкви и вера Новой Церкви совершенно разнородны, ибо вера прежней церкви порождаема была идеей о трёх божествах, но вера Новой Церкви порождаема идеей одного Бога. Из этого следует, что те, кто утверждён в вере прежней церкви, не в состоянии, не подвергая жизни своей духовной великой опасности, войти в относящееся к вере Новой Церкви. Это они сделать смогут лишь тогда, когда совершенно разуверятся в наималейших частностях, и искоренят в себе совершенно всё, к этой старой вере относящееся, вместе со всеми её догматами. ("Краткое Изложение Учения Веры" Љ 102, 103)

Основополагающие же принципы, которыми Новая Господня Церковь, или же Новый Иерусалим, столь решительно и бескомпромиссно отмежевываема от старого христианства, и которые делают её именно Церковью подлинного и абсолютного христианства, христианства как по букве учения, так и по его духу, в отличие от того, прежнего, вроде бы христианства, где Человечности Господа, под любым теологическим предлогом, так или иначе всегда отказывалось в неотъемлемой от неё Божественности, так вот, принципы эти заключаются в следующем:

Есть две существенности особо Новой Господней Церкви принадлежащие. Первая из них та, что Господь Единый есть Богом неба и земли, и что Его Человечность божественна. Из этого следует, что Бог един как сущностью, так и личностью, и в Нём заключена Божественная Троица, и что Господь и есть этот Бог. Вторая же (существенность) заключается в том, что только те обладают благолюбием и верой, кто живёт в соответствии с заповедями Десятисловия, заключающимися в том, что зла не должны быть творимы, и лишь в той мере насколько кто-либо избегает зол, отвращаясь от них, как от грехов перед Богом, в той же мере он творит и добро, принадлежащее благолюбию, и в той же только мере он почитает истины, вере принадлежащие. ("Апокалипсис Открытый" Љ 484, 537)

Может показаться, что вторая из этих существенностей была присуща также и старому христианству, по некоторому внешнему подобию проявлений добра природного, совместно обретающегося в жизни как у находящихся в заповедях старого христианства, так и у подлинно живущих в заповедях учения веры Новой Церкви. Но, невзирая на всё их внешнее подобие, если заповеди эти извлекаемы исключительно и единственно из Слова Нового Завета, то они, во-первых лишены того подробного и непосредственно согласующего их с повседневной практикой жизни благолюбия в мире истолкования, которое дано им в Небесном Учении, а, во-вторых, в уме верующего, руководствующегося учением о Человечности Господа, присущего вере старой церкви, они, по этой причине, подвергаются постоянно затемняющему наваждению этого учения веры, как уже выше было об этом сказано.

Затемняющее же наваждение это лишает ум человека всякого наития Господнего, которое только и может оживить для него букву Святого Писания, откуда он черпает непрестанное руководство для жизни своего благолюбия. Без такого же оживотворения, буква Писания для него почти лишена какой-быто ни было духовной жизни, и ввергает ум его постоянно или же во зло присвоения заслуги за творимое им добро, или же в противоположную крайность - погружение в учение оправдания одной верою, и отвержения любого доброго дела, как не ведущего к спасению. Вся история существования старохристианской церкви является живописной и исключительно поучительной иллюстрацией такого положения дел.

В определённом смысле это похоже на замкнутый круг - отсутствие верной идеи о Господе лишает человека Его наития, а отсутствие этого наития мешает человеку извлечь верную духовную идею о Божественности Господа из Слова, которое для него тогда - не более чем просто мёртвая буква. Именно поэтому, для завершения Первого Пришествия Господня, совершённого Им во плоти, или же для исполнения обетований Слова Его Нового Завета, где непросветлённому взгляду явлена исключительно Его непрославленная человечность, и существовала необходимость Его Второго Пришествия. В этом же втором Своём пришествии Господь нисшёл в мир уже Своей Прославленной Человечностью, или же таким Своим Словом, где Его Божественность не отделена от смысла буквы, но со смыслом этим согласована. Поэтому и наитие Господне теперь, в Его Новом Слове, может нисходить в рациональное начало мышления человеческого независимо от состояния воли последнего, и там утверждать подлинно духовные идеи Слова Божьего в соответствующих им природных познаниях, или же научностях, извлекаемых человеком из буквального смысла Святого Писания.

Поэтому-то провозглашение этих принципов, без признания которых вхождение человека в Новую Церковь попросту невозможно, и зафиксировано было столь однозначно в Кредо Новой Церкви, помещённом в самом начале книги "Истинная Христианская Религия". Поэтому, также, эти принципы, и, особенно, первый из них, провозглашающий веру в Божественность Человечности Господа, вошли непременной составной частью, в положения учения веры Новой Церкви, представленные ворошениями, обретающимися в формулах обряда её крещения, а также и в определения минимума исповедания веры, необходимого для принятия крещения в ней.

Другой вопрос, разумеется, в том, что человек, провозглашающий принципы эти, при его вступлении в Новую Церковь, обязуется не только мыслить в соответствии с ними, но также и жить в соответствии с принципами этими. Разрушающий эти принципы, после искреннего их принятия, то ли жизнью своей, то ли искоренением и искажением их в убеждениях своей веры, подвергает вечное благополучие духа своего более чем просто смертельной опасности. Новое Господне Слово учит нас, в отношении этого, что:

Те, кто уничтожат эти две главные существенности, принадлежащие Новой Церкви Господа, погибнут от любови адской, ибо тот, кто не живёт в соответствии с заповедями Десятисловия, так же как и не приходящий к Богу Спасителю и Искупителю, не может пребывать иначе чем в любви адской, и не может он также избежать и участи быть ею погубленным навсегда. ("Апокалипсис Открытый" Љ 494)

И уж совсем, кажется, излишне говорить о том, что причисляющие себя к Новой Церкви и:

Отвращающиеся от этих двух главных существенностей Новой Господней Церкви, не в состоянии получать никакой истины с неба, каковой истиною является истина учения веры из Слова, ибо они пребывают в своих собственных лжах и заблуждениях. И они постоянно низвергают себя во зло и ложь всякого рода, в той же степени, насколько они от этих двух существенностей отвращаются и их разрушают. ("Апокалипсис Открытый" Љ 496, 498)

Для таковых Слово Нового Господнего Откровения, или же Небесное Учение Веры Нового Иерусалима навсегда останется не более чем просто забавным курьёзом, любопытной игрой просвещённого ума человеческого, и закрытой наглухо книгой, которая не сможет доставить им ни подлинно духовного наслаждения Божественной Господней Истины, ни подлинного блаженства Духовного Царствия Господня, ни сейчас, ни, тем более, в вечности.

А. В. Васильев


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"