Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Два Пришествия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ. Тема исключительно популярная в нынешнее время в пострхристианском мiре, хотя благополучное минование пресловутой даты перелома тысячелетий и снизило несколько накал апокалиптической истерии. Вообще говоря, Апокалипсис, в переводе с греческого, это отнюдь не всемирная катастрофа и конец мiра, как думают сегодня, под влиянием этой самой истерии многие, образование своё о сем предмете дочерпывающие исключительно из голливудских кинолент. АПОКАЛИПСИС, в переводе с греческого, это всего-навсего ОТКРОВЕНИЕ. Откровение Господа нашего Иисуса Христа. Соответственно, и все, столь пугающие нынешнюю публику апокалиптические образы Нового Завета - это всего лишь знаки и символы этого Откровения. Хотя, впрочем, для подлинно верующего Христианина Откровение, исходящее непосредственно из самых уст его Бога - Господа Иисуса Христа, должно бы значить, по правде, гораздо больше, чем все возможные плотские перемены, катастрофы и неурядицы вместе взятые. Так вот, именно для такого христианина, бодрствующего в духе, в ожидании ВТОРОГО ПРИШЕСТВИЯ Господа Бога своего, и была написана эта статья.


Васильев А.В.

ДВА ПРИШЕСТВИЯ

   Видел я, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его - как чистая волна; престол Его - как пламя огня, колеса Его - пылающий огонь. Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги.
   Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его - владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится. (Дан. 7; 9, 10, 13, 14)
   Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, - не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам.
   Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне", -- не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах", -- не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы.
   И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их. (Матф. 24; 23-31)
   Во многих местах Святого Писания предсказано было, что Господь придёт на облаках небесных. Но никто до сих пор не знал, что означают здесь облака небесные; всякий думал, что Он явится на них лично. Тем более было неизвестно, что облака небесные означают Слово в его буквальном смысле, и что слава и сила, с которыми Он явится, как предсказано, означают духовный смысл Слова. Всё потому, что никто не мог и предположить, что Слово имеет духовный смысл, который, в данном случае, и составляет суть высказывания. Поскольку же Господь открыл мне духовный смысл Слова, и позволил мне общаться с ангелами и духами в их мiре, словно бы я был одним из них, то теперь явлено, что облака небесные означают Слово в его природном смысле, а сила означает силу Господа через Слово.
   В подтверждение можно привести следующее. В духовном мiре, как и в природном, тоже есть облака, но происхождение их иное. В духовном мiре над небесами ангелов иногда бывают сияющие облака, а над адами - мрачные тучи. Сияющие облака над ангельскими небесами знаменуют собой неясность, происходящую в них от буквального смысла Слова; а когда облака рассеиваются, это значит, что духовный смысл принёс им свою ясность. Мрачные тучи над адами знаменуют собой искажение и извращение Слова. Облака в духовном мiре имеют такое значение по той причине, что свет, исходящий от Господа, как солнца того мiра, представляет собой Божественную истину, отчего Он и называл Себя светом. Поэтому же и само Слово, хранимое в святилищах тамошних храмов, является в окружении чистого белого сияния, которое может затуманиваться облаками.
   Из следующего места у Иоанна понятно, что Господь есть Слово: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотью. (Иоанн 1:1,14.)
   Слово в приведенном отрывке - это Божественная истина, потому что у Христиан нет иного источника Божественной истины, кроме Слова. Это тот источник, из которого все церкви, носящие имя Христа, в изобилии черпают живые воды, и хотя они находятся как бы в облаке, состоящем из его природного смысла, тем не менее, они также в славе и силе, которые состоят из его духовного и небесного смыслов.
   Если спросить современных мудрецов, что означает в вышеприведенном изречении Слово, то они ответят: Слово в его исключительности; а в чём же исключительность Слова, как не в Божественной истине?
   Из всего этого очевидно, что Господь сейчас является в Слове. Он не явится лично, потому что с того момента, когда Он вознёсся в небеса, Он пребывает в Своей прославленной Человечности, и будучи в ней, не может явиться никому из людей, не открыв сначала глаза его духа; а это совершенно невозможно, если человек находится в состоянии зла и происходящей от него лжи, то есть ни с кем из козлищ, которых Он поместил слева от Себя. Поэтому, когда Он явился ученикам, Он сначала открыл им глаза; ибо написано: Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. (Лука 24:31)
   То же самое произошло и с женщинами у гробницы после Его воскресения. Потому-то они и увидели ангелов, сидящих в гробнице, и говорящих с ними, которых никто не мог бы увидеть материальными глазами. И Апостолы перед воскресением видели Господа в Его прославленной Человечности не телесными глазами, а в духе, в состоянии, которое кажется сном при возвращении из него. Это понятно из Его преображения перед Петром, Иаковом и Иоанном, о которых читаем, что они отягчены были сном (Лука 9:32). Поэтому нельзя думать, будто Господь лично явится на облаках небесных; Он явится Словом, которое от Него; потому что Он и есть Слово.
   Поскольку, как только что было показано, Господь не может явить Себя лично, но предсказал, что придёт основать новую церковь, то есть Новый Иерусалим, из этого следует, что Он осуществит это через человека, который сможет не только принять разумом учения этой церкви, но и издать их в печатном виде. Я свидетельствую в истине, что Господь явился предо мной, Его слугой, и послал меня исполнить эту обязанность. Вслед за тем Он открыл зрение моего духа, дозволив мне, таким образом, войти в духовный мiр, и дал мне возможность видеть небеса и ады, а также беседовать с ангелами и духами, чем я и занимаюсь в течении уже многих лет без перерыва. Я подтверждаю также, что с первого дня моего призвания я не получил ни одного наставления в учениях этой церкви ни от одного ангела, но только от Господа при чтении мною Слова.
   Господь, для того, чтобы быть всё время со мной, открыл мне духовный смысл Его Слова, в котором всякая истина освещается своим собственным светом, и Он присутствует в этом свете. Ведь именно духовным смыслом, и не иначе, присутствует Он в Слове. Его присутствие проникает светом, льющимся из духовного смысла, в тень, скрывающую буквальный смысл. Нечто подобное бывает, когда днём солнечный свет пробивается сквозь закрывающее его облако. (Э. Сведенборг Истинная Христианская Религия 776, 777, 778, 779)
  
   Бог Иегова есть сама Любовь и сама Мудрость, или Само Благо и Сама Истина. Он нисшёл Божественной Истиной, которая есть Слово, и которая была Богом у Бога, и принял Человечность, дабы привести к порядку всё в небе, и всё в аду, и всё в церкви; ибо в то время мощь ада превозмогала над мощью неба, и на земле мощь зла над мощью блага, и поэтому всеобщая погибель надвигалась неотступно. Эту неотвратимую погибель Иегова Бог отвёл благодаря Своей Человечности, Которая была Божественною Истиной, и, таким образом, искупил ангелов и людей, и, затем, Он соеденил, в Своей Человечности, Божественную Истину с Божественным Благом, или же Божественную Мудрость с Божественной Любовью; и, таким образом, со Своей, и в Своей прославленной Человечности Он вернулся в Свою Божественность, в которой Он был от вечности.
   Из всего этого ясно, что без пришествия Господа в мiр никто не мог бы спастись. Ныне произошло тоже самое, и если бы бы Господь опять в мiр не пришёл бы в Божественной Истине, которая есть Слово, то также никто не мог бы быть спасённым. (Э. Сведенборг Истинная Христианская Религия 3)
  
   Идея о том, что Откровение Учения Веры Нового Иерусалима является Вторым пришествием Господа, тем самым пришествием, обетование которого заключено было в двадцать четвёртой главе Евангелия от Матфея, всегда являлась, да и поныне является для относящих себя к старохристианской церкви таким же камнем приткновения, каким была, в начале нашей эры, идея мессианства Иисуса Христа для принадлежавших к церкви иудейской. Но камень этот, о который непрестанно претыкается всё существо веры их, есть, тем не менне, именно тем камнем который отвергли строители, и который сделался главою угла, (Мф. 21; 42) точно так же, как это произошло и две тысячи лет тому назад, при первом сошествии Господа в наш мiр.
   И оба эти отторгновения, когда церковь не принимает Того, Кого она так напряжённо и с такою надеждою многие и многие века ожидала, Того, в верности Кому она так вдохновенно и самозабвенно всегда клялась, когда народ божий отвергает своего Бога, и раб лукавый и ленивый (Мф 25; 26. Лк. 19; 22) не желает исполнить волю своего Господина, при всей видимости внешнего различия времени, обстоятельств и действующих лиц, оба отторгновения эти похожи, тем не менее, между собою, по внутреннему родству породивших их причин, как единокровные близнецы-братья. И то, что столь роднит их между собою, что сообщает им столь кровное родство и столь великую духовную близость, то, что соединяет оба эти события единой цепью причинно-следсвенных связей, этим есть, прежде всего, исключительно их отношение к Слову Божьему, или же тому Священному Писанию, на котором и из которого церковь их основана была, а также их отношение к заповедям жизни этого Слова, сотавляющим его самую суть и самую его святость.
   Для того, чтобы яснее увидеть, и лучше уяснить, что же именно произошло и в том и в другом случае, для того, чтобы яснее уразуметь для себя параллели, объединяющие оба эти отвержения, и пролегающие, в основном, в субъективных суждениях и в индивидуальных оценках верующих, причислявших себя, в те критические моменты в священной истории, к церквам иудейской и христианской, для этого нужно прежде всего сравнить между собой те поворотные пункты суждений этих, которые, в одном случае, были зафиксированы в Слове Нового Завета, а, в другом случае, всё ещё являются неотъемлимой частью того исторического периода, в котором мы с вами сейчас и обитаем.
   Для человека, изначально утверждённого в вере в то, что Иисус Христос и есть тот самый Мессия, который был столь ожидаем в церкви иудейской две тысячи лет тому назад, для него кажется чем-то совершенно непостижимым, как же могло произойти так, что иудеи, современники Господа, ну просто таки не желали видеть вещей, для него столь совершенно очевидных и само собой разумеющихся. Ему кажется, что будь он на их месте в ту эпоху, уж он-то точно стал бы если уж и не выше Петра в вере и Иоанна в любви, то, по крайней мере, без особого труда поднялся бы вровень с ними, войдя, тем самым, легко и свободно, в число Двенадцати Апостолов. Но человек такой должен учитывать то обстоятельство, что Господь, для церкви иудейской, был не внешней принадлежностью их Слова, или же Слова Ветхого Завета, твёрдо, поэтому, укоренённой во внешних познаниях их памяти и врождённого почитания, а был исполнением обетования внутреннего этого Слова, то есть того обетования, которое в Слове пребывает скрыто от внешнего взгляда, и открывается внутреннему взгляду верующего исключительно по наитию свыше.
   Обетование это для того пребывает исключительно завуалировано, лишь во внутренних, требующих квалифицированного истолкования загадочностях смысла буквального Священного Писания, дабы люди злые, пришедшие в церковь, или же остающиеся в ней по достижении сознательного возраста, по мотивам корыстным, себялюбивым, мiрским и материальным, не могли бы осквернить святость этого обетования, ибо в нём, в обетовании этом, Сам Господь присутствует во всей Своей Силе, во всей Своей Славе и во всей Своей Святости. Злым же и недостойным остаётся на растерзание лишь смысл Слова внешний, который затем становится для них лишь мёртвою буквой и смертью духовной.
   Для того же, чтобы увидеть обетование это, и для того, чтобы не сказать Господу, по выслушании исходящего уже непосредственно от Него Самого и вживе нарождающегося из уст Его в данную минуту Его Нового Священного Божественного Слова: Ты сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно (Иоан. 8; 13), для этого необходимо, по совету Самого же Господа, уметь читать внутренние знаки Священного Писания, в каком бы внешнем образе, подчас для него весьма неожиданном, оно человеку не явилось бы. Когда Господь говорил иудеям: Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют обо мне (Иоан. 5; 39), Он, прежде всего, поучал их не погружать ума своего в предания отцов, неизбежно наслаивающиеся в любой церкви вокруг её Священного Писания, и состоящих из человеческих предвзятых мнений, кем-то и когда-то о Божественном Слове высказанных, а затем освящённых традицией и временем в непререкаемый авторитет, и ставящихся общим мнением если и не выше самого Слова, то уж, во всяком случае, на один с ним уровень. По этой-то причине Он и призывал их тогда (да и не только их, но и, в том числе, верующих будующей Своей Церкви) взирать всегда к одному лишь Слову, и к нему единственно и исключительно.
   Ибо здесь Господь говорит, и им, и нам, и всем, кто захочет Его услышать, о таком пути мышления, или же о такой дороге ума человеческого, которая лишь и ведёт ум этот к подлинной вере, и которая только и сотворяет из человека истинного члена церкви Господней, или же о вере в то, что Священное Писание, или же Слово, как Божественная Истина, есть Истиной единственной и исключительной, с которой всё, до самой наималейшей частности ума и жизни человеческой срвниваемо должно быть, как подлежащее со своей доминантой, и к которой всё жизни и ума человеческого приводимо и отдаваемо должно быть безоглядно и без остатка.
   Вера эта, называемая ортодоксальной (или же, на русском языке, православной), для людей, к церкви не принадлежащих, является чем-то совершенно загадочным и непостижимым, порабощающим и ограничивающим, тиранично подчиняющим и лишающим , по их мнению, их всего того, что, в их представлении, есть краеугольным камнем свободного человеческого мышления, глубоко возмущающей их и поносимой ими. Но без такой веры для человека входа в церковь нет и быть попросту не может, ибо без неё он - всё ещё лишь оглашенный, то есть - хотя и ознакомленный с учением веры церкви, и в чём-то ему очень симпатизирующий, но всё ещё стоящий вне её подлинных таинств, что в раннехристианском богослужении и символизировалось изгнанием оглашенных в момент начала его наиболее священной и сокровеннейшей части богослужения.
   Но даже если человек и становится непререкаемым докой в букве Слова, если он знает его от сих и до сих, если он плавает в нём так же легко и свободно, как яхта в родной гавани, если даже он делает его единственным источником всех своих познаний и убеждений, то из этого вовсе ещё не следует, что он-то первый и распознает Господа своего сразу же, как только Его увидит. Совсем нет, и даже, скорее наоборот.
   В Слове Нового Завета этот тип людей, принадлежащих церкви, представлен был фарисеями и книжниками, которые квалифицированно отвергли Господа именно на основе Слова Ветхого Завета, и смогли сделать это столь основательно и доказательно, с иудейской точки зрения, именно потому, что они, в каждой частности своего опровержения, опирались исключительно на буквальный смысл своего Священного Писания, который знали, действительно, как подлинные мастера своего дела, что называется от альфы до омеги. Совершенно обосновано заявляя, что Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он и что мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает (Иоан. 9; 29, 31), они, как дважды два, доказали и себе, и многим, многим другим вокруг, что Иисус Христос никто иной, как богохульствующий проходимец, которой должен быть не просто отвергнут и изгнан, как разрушающий покой, благополучие и богоспасаемость избранного народа божьего, но и, по возможности, примерно, в назидание другим, наказан. Что они и осуществили со всеми подобающими такому святому делу серьёзностью и рвением.
   Однако же, одна очень маленькая маленькая заковырочка, при этом, была лишь в том, что, как объяснил им Сам Господь, Вы судите по плоти, Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего (Иоан. 8; 15, 19), и что если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остаётся на вас (Иоан. 9; 41),
   Беда фарисеев была (да и поныне остаётся) в том, что для них грех - это отступление от понятных ИМ буквальностей Слова Божьего, или же грех против их СОБСТВЕННОЙ в него веры. И они охраняют эти самые, разумеемые ими, буквальности своего Священого Писания, вверенного, как они думают, им Самим Богом для подобного попечения, с настойчивостью и рвением цепного пса, зарабатывающего себе, таким образом, похвалу хозяина и обетованное ему пропитание. И формально, они, в общем и целом, совершенно правы. Действительно, нарушение буквального смысла Слова есть, для человека церкви, тягчайшим грехом против Господа и Его Церкви.
   Да дело ведь в том, что тот буквальный смысл Слова, нарушение которого таковым грехом является, - это исключительно заповеди жизни из Священного Писания, или же поучения, относящиеся там к пребыванию внешних начал человеческих во внешних служениях баголюбия, или же к непосредственной жизни в мiре через веру его. Откуда и следует, что тот грешит против веры в Слово, кто не принимает буквально заповедей его, относящихся там к любви к ближнему, в жизнь своей воли, и в понятия своего разумения, с жизнью этой связанные. Как поучал ещё апостол Иоанн : Кто говорит: я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Иоанн. 4; 20) И тому лишь, кто находится, таким образом, в видимых для него буквальностях заповедей Слова, Господь и может оживотворить мёртвую букву Священно Писания, сделав для него там видимым то Божественное начало, которое для него, без исполнения этого условия, там пребывает невидимо.
   Лишь только для такого человека мёртвая буква Слова и превращается в его оживотворённый буквальный смысл. И вот здесь-то фарисей, провозглашающий своей главной добродетелью полировку внешнего чаши, или же тщательное блюдение без разбору всякой буквальности, и поучающий всех остальных, что именно они, эти другие, по Слову, в его понимании, делать должны, то есть налагающий на людей бремена неудобоносимые, но сам, при этом ни одним перстом своим не дотрагивающийся до них (Лук. 11; 46), и сделавший себя добровольным надзирателем за исполнением святости Слова другими, и, на этом основании, полагающий себя от исполнения непосредственных заповедей жизни, там находящихся, и связанных исключительно с побуждениями братской любви к ближнему, совершенно освобождённым, фарисей этот, на самом деле, отделён от Слова Божьего ещё больше, чем самый последний и необразованный язычник.
   И так как такой дока в законе, мнящий себя знатоком Священного Писания, при этом совершенно не знает Отца (или же Божественного Блага), познание которого приобретается лишь исполнением заповедей и делами благолюбия, то он не в состоянии опознать и Сына (или же Божественную Истину), и распознать Божественный голос, присутствующий телесно в каждом слове, Сыном Этим вживе изрекаемом.
   Более того, он неизбежно обречён также ненавидеть Сына всем сердцем своим, всею душою своею, и всем разумением своим, ибо он строит надежду своего вечного благополучия на лжи и заблуждении, а так как Божественная Истина является непримиримым и смертельным врагом для всякого зла, и всякого заблуждения, то он и обречён, поэтому, с неизбежностью видеть в Сыне самого смертельного врага для своего вечного благополучия. Что, разумеется, более чем забавно, ибо вне Сына никакого вечного благополучия нет, и быть не может, а есть лишь ад и вечное проклятие. Но фарисей, в своём безумии, обречён, по причине безумия этого, сражаться против своего же подлинного благополучия, и за своё вечное проклятие с упорством и рвением, заслуживающими, право же, гораздо более достойного применения.
   Итак, среди отвергших Господа в Его первом пришествии, или же пришествии во плоти, мы выделили два основных типа, обретавшихся в ожидавшей этого Его пришествия церковью - тех, кто строил свои ожидания на легендах, возникших вокруг Слова Ветхого Завета, или же Преданиях Отцов, и относящихся преимущественно к простонародью, и тех, кто строил свои ожидания хоть и на самом этом Священном Писании, но, при этом, исключительно на его смысле буквальном.
   Ожидания первых Господь не оправдал самым коренным образом, да и не мог их оправдать, ибо являлся воплощением Слова, или же вочеловечиванием Божественной Истины в последних Её началах, а не человеческих побасенок, пусть даже и от Слова отталкивающихся. Для таковых Он навсегда остался лишь бродячим магом, философом, калоритным персонажем современности, заслуживающим, разве что, наряда сумасшедшего и соответствующего наряду этому отношения. Ожидания же вторых Господь оправдал, что называется на все сто, но отнюдь не таким образом, на который они рассчитывали, и совсем не так как они того ожидали и хотели. И именно потому, что они видели, что в Нём и с Ним Писания сбываются практически адекватно, но сбываются как-то совсем не так, то, по этой причине, Он и сделался для них воплощением святости Писания, но с отрицательным знаком, то есть воплощением поругания и богохульства Божия, или же Сатаной во плоти. И как разрушитель всего того, что для них было свято, дорого и божественно, Он, с неизбежностью должен был быть ими унчтожен, и уничтожен, при этом, эффективно, быстро и страшно.
   По антитезе же, те, кто его принял в церкви иудейской, также разделились на два идентичных разряда. К первому относились профаны в законе, которые приняли Его просто по голосу своего сердца, а не по вычислениям теологического ума, и для которых Он был именно тем Мессией, Какового они себе приблизительно так и представляли, по своим простонародным прикидкам, воспитанным на околобиблейском фольклоре. Эти бросали дома, промыслы, семьи и доходные места, и следовали за Ним беззаветно повсюду, куда бы Он не направил Свои стопы, слушая Его с немым обожанием, понимая пятое через десятое, или же не понимая ничего вообще, но готовые перенести и отдать многое, если не всё, за простую возможность быть возле Него, слушать Его и видеть Его. Для них Он был Сын Бога Живого (Мф 16; 16), за Которым следовать, Которого слушаться и Которому служить было для них неодолимым повелением души, не терпящим ни рассуждений ни, тем более, хоть малейших сомнений.
   Ко второму же разряду относились те учителя закона, которые смогли переломить себя, и принять, с содроганием или без, со внутренней скорбью по утраченным идеалам и прижившимся в уме представлениям, или почти без таковой, но, тем не менее, смогли и сумели, по велению ума своего, и, понуждаемого умом этим сердца, принять новое Учение и поклониться Учителю, прийти к Нему, смиряясь гордыней своего многознания, и начать учиться заново, почти с нуля, новой науке о Слове Божьем. Для таковых он был авторитетным Учителем, совершенным в Священном Знании, Который заслуживал того, чтобы стать у Него учениками, и, по досадной своей кончине, быть погребённым с достоинством и подобающими почестями, если уж и не публичными, то, хотя бы, с соблюдением всех, предписанных законом приличий.
   И если первому разряду, из принявших тогда Господа, было вполне достаточно Его свидетельства о Самом Себе, подтверждаемого, пусть и не очень высокоучёным, но твёрдым и могущественным голосом их собственного сердца, то для вторых Господь, прежде приятия их, должен был предъявить им неопровержимые доказательства из Слова Ветхого Завета, и доказать Свои претензии именно стопроцентным исполнением Собою буквы и духа известного им уже Закона. Для этих знатоков Его собственное о Себе свидетельство, само по себе не стоило бы и ломаного шеккеля.
   Но, как бы то ни было, тогда в иудейской церкви Господа приняло исчезающее меньшинство, а еще меньше ему до конца воспоследовало. Подлинное признание, и подлинное приятие Господа ожидало именно там, где, на это, казалось бы меньше всего стоило бы рассчитывать, а именно среди язычников.
   С язычниками же всё было совсем иначе, чем с верными. У язычников Слова Ветхого Завета или не было вообще, или же оно у них было в поругании и осмеянии. Если язычники и приходили к Нему, то совершалось это лишь после того, как Господь был ими уже безоговорочно признан как Господь мой и Бог мой, и они уже ни в каких таких доказательствах этого факта из Еврейского Слова совершенно не нуждались. Таинство признания и принятия Господа язычниками заключалось в дарованных Им для них историях и притчах Слова Нового Завета, в которое преобразовалась, наитием Святого Духа Его в умы Евангелистов, судьба Господнего пребывания в нашем мiре. Оно, это новое Слово, было написано языком, понятным язычникам, образами, доступными их воображению, и стилем для них, в общем и целом, достаточно привычном и родным.
   И именно потому, что они признали это Слово, приняли его, полюбили его, и ему воспоследовали, они и смогли принять затем и Самого Господа, принять Его в совершенно Новой Ипостаси, уже не как Мессию Ветхого Завета, но как Учителя Божественной Мудрости и Сына Божия Завета Нового, который, однако же, был гораздо ближе ко внутреннему божественному духу Ветхого Завета, чем Мессия его буквального, или же иудейского истолкования.
   Со вторым пришествием Господа к Своему народу, или же к верным церкви, названной Его именем, и возникшей среди народов, прежде языческих, после принятия Его ими через Слово Нового Завета, повторилась совершенно аналогичная, и почти что во всём подобная история, с той лишь поправкой, что, всвязи с пришествием Его в Божественном Духе Слова, и по отсутствии поэтому у Него, в этом новом Его пришествии материальной плоти, современным фарисеям так и не представилась возможность снова Его распять, что они, впрочем, до некоторой степени компенсировали измываясь над буквальным смыслом Слова Его Нового Завета.
   Доказательства подлинности Своего Пришествия, которые Господь явил народу церкви Своей в Учении Веры Нового Иерусалима, которым, и в духе которого Он и совершил это Своё Новое Пришествие, также, как и в Первом Его Пришествии, были двоякого свойства. Небесное Учение просто наполнено утверждениями, в которых Господь говорит нам, что учение это, во первых, исходит исключительно от Него Самого, и что Сведенборг здесь лишь орудие Его Откровения, а, во вторых, что учение это и Есть Его Второе Пришествие, а именно то самое, которое и было обещано в Слове Нового Завета. Для тех же, кто опять недоверчиво повторяет: Ты сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твоё не истинно, Им приведено было, в Учении этом, ну просто необозримое множество истолкований Слова Нового и Ветхого Заветов, доказывающих, с неизбежной очевидностью строжайшей логики, что там, в этом Слове, говорится именно о духовном Его Втором Пришествии, и что ни о каком ином Божественном пришествии Слово Божье не говорит и говорить попросту не может. И в Учении этом, с неизменным постоянством, Господом повторяется тот же самый совет, который, в своё время. Им уже преподнесен был сомневающимся иудеям: - Исследуйте, в духе разума рационального и зравого, последовательного сравнительного анализа текстов Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют обо Мне.
   Откуда следует, что христиане здесь были поставлены совершенно в то же положение, что и иудеи семнадцать веков тому назад - им предлагалось принять исполнение внутреннего обетования того Слова, во внешнем истолковании которого они всю историю своего существования непрестанно до того обретались. И, надо сказать, что христиане, столь презрительно посмеивающиеся над неразумными иудеями, так позорно и ужасно упустившими свой шанс в должное время приобщится к вечному благополучию, судя по всему, что мы видели и видим, имеют полную возможность если и не перещеголять, в аналогично предложенном им выборе, иудеев, то, по крайней мере, обнаружить себя в полном соседстве с ними, в одной и той же грязной и глубокой исторической луже.
   И так же, как, в своё время иудеи, христианские отрицатели Божественной очевидности, представшей глазам их ослеплённым, разделились на два лагеря. В одном, живущем иллюзиями и побасенками околохристианского фольклора, и о Священном Писании своей церкви имеющем ну уж самое приблизительное и всесьма туманное представление, Небесное Учение Веры всегда расссматривалось как не более чем просто нчтожное порождение больного ума человеческого, которое заслуживает посему лишь быть помещённым в исторические анналы клинической психиатрии. Другие же, или же современные законники и фарисеи, знающие оба Завета Слова Господнего как свои пять пальцев, блюдущие веру в их святость и божественное происхождение, и читающие знаки откровения, присущие Небесному Учению Веры, в полной ясности своего теологического разумения, как открытую и истолкованную книгу, они, отвергшие заповеди жизни в Слове, и добрые дела, из них вытекающие, как оскверняющие чистоту их заслужливой веры, по которой они оправданы, по чистому Божественному Милосердию, уже бесповоротно и навечно, если только не потеряют девственной чистоты этой веры, так вот они ополчались и ополчаются на книги этого Учения как на Сатану во плоти, не гнушаясь, для его компрометации, даже самыми сатанинскими клеветой, передёргиваниями и обманом. У них, по причине их небережения сутью Священного Писания, или же заповедями жизни смысла буквального Слова Нового Завета, также, как у фарисеев и законников церкви иудейской, умы ослеплены, ибо то же самое покрывало, которое Моисей полагал на лице своё, чтобы сыны Израелевы не взирали на конец происходящего, доныне остаётся неснятым при чтении Ветхого Завета (для них, впрочем, также и при чтении Нового Завета) потому что оно снимется Христом. Доныне, когда они читают Моисея (т.е. Слово Божье), покрывало лежит на сердце их (2 Кор 3; 13, 14) Ибо покрывало это со Слова Божьего снимается исключительно Единым Господом, если только к Нему, в чистоте и сокрушении сердца верного, следующего заповедям Слова Его неукоснительно и беззаветно, и исповедующего его как своего Господа, в Котором обитает вся полнота Божества телесно (Колоссянам 2; 9), за этим приходят. Но фарисей, древний, или же современный - безразлично какой, к Господу идти не может и не хочет, ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы (Иоан. 3; 20).
   Именно по этой причине и смогли прийти, из принадлежащих к церкви старохристианской, к Господу в Его Новом Пришествии только те из неё, кто всем сердцем своим, всем разумением своим и всею душою своею, любили творить правду заповедей Его Нового Завета, веровали в святость и боговдохновенность Его Слова, веровали в Него, как в Сына Божьего, единого с Отцом, и признавали Его, и только Его Единого, Господом своим, и Богом своим, ибо лишь поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны (Иоан. 3; 21).
   Совершенно аналогичным образом и те, кто, в церкви христианской, приняли Господа в Его новом Пришествии, они также поделились или же на принимающих свидетельство Его в чистоте своего сердца, и следующих за Ним, не спрашивая, и не требуя доказательств, или же на смирившихся перед необорной силой теологических аргументов Небесного Учения Веры законников и знатоков Священного Писания, следующих за ним не повелению сердца, но по понуждению своего разума, хоть и в определённой скорби сердечной по погребённым своим иллюзиям и безвременно усопшим, но столь горячо любимым ими прежде заблуждениям.
   И так же, как и тогда, во время Первого Его к нам Пришествия, малым, исчезающе малым было число, в церкви Его Ему воспоследовавших. И также, как и тогда, единственной надеждой, и единственной возможной перспективой для Новой Церкви Господней остаются язычники, которые примут Его не через слово Его прежней, или же отвергнутой Им церкви, но примут Его в Его Новом Слове, написанном для них на их собственном языке, языке им близком и понятном. Там, в Подлинной Новой Господней Церкви, или же в Святом Его Новом Иерусалиме, примут и признают Его как Господа Его Нового Слова, где Он явлен во всей мощи и во всём сиянии духовной рациональности подлинной Божественной Истины. И там, в этой Новой Церкви, основанной Им на Его Новом Слове, данном Господом для неё в Его Небесном Учении Веры, там, как предсказывал об этом Сам Господь: уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: "познайте Господа", ибо все сами будут знать Меня, от малого и до большого (Иер. 31; 34).

7 февраля 1999 года


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | Х.Нина "Сатана" (Короткий любовный роман) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дибенко "Картежник - Реабилитация " (ЛитРПГ) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"