Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Господне Слово

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья посвящена рассмотрению соотношений различных внутренних уровней Господнего Слова

Эпиграф:

Всеобщим мнением является то, что Слово было дано от Бога, что оно божественно вдохновлено, и поэтому свято, но до сих пор неизвестно было, в чём именно эта божественность в нём заключается, ибо Слово, в буквальном смысле, не отличается ничем от обыкновенных мирских сказаний, и, более того, многие мирские книги кажутся превосходящими его в красоте и изысканности стиля. По этой причине, люди, поклоняющиеся природе вместо Бога, и предпочитающие таковое божественному поклонению, те, которые мыслят только от себя и через свою собь, и не через небо от Господа, могут очень легко впасть в ошибочное мнение относительно Слова, и в полное к нему небрежение, и начать говорить в себе при чтении его: "Что бы это всё могло значить?", "Что всё это могло бы означать?", "Разве всё это божественно?", "Подобает ли Богу, который обладает мудростию бесконечной, разговаривать таким образом?", "Где же здесь приписываемая святость, и не произошла ли она попросту от человеческой религиозной доверчивости?".

Человек, так мыслящий, не думает о том, что Сам Иегова, Сам Бог неба и земли, изрек слово через Моисея и пророков; и что поэтому Слово не может не быть Божественной Истинной, потому что то, что сказано Самим Иеговой есть Сама Божественная Истина. Он и о том не думает, что Господь, будучи одно с Иеговой, изрек Слово, писанное Евангелистами - многое из уст Своих, а остальное из Духа уст Своих, который есть Дух Святой; отсюда и следует сказанное Им самим, что в словах Его есть жизнь, что Он есть Свет просвещающий , и что Он есть Истина. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 1, 2)

Текст статьи:

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Бог был Слово (Иоан. 1; 1)

Обычно, когда христианин произносит "Слово Божье" или же просто "Слово", он, прежде всего, имеет ввиду священные тексты, и чаще всего - Библию. Не исключение здесь и принадлежащие к Новой Господней Церкви, которые, при этом, опираются на следующее место из Небесного Учения Веры:

Книги, составляющие Слово суть все те, которые имеют внутренний смысл; не имеющие внутреннего смысла не составляют Слова, Книги, составляющие Слово в Ветхом Завете следующие: Пятикнижие Моисеево, Книга Иисуса Навина, Книга Судей Израелевых, четыре Книги Царств, Псалтирь, все Пророки (Исайя, Иеремия, Плачь Иеремии, Иезекииль, Даниил, Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Иона, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария, Малахия); а, в Новом Завете: четыре Евангелия (Матфея, Марка, Луки и Иоанна), и Откровение Иоанна Богослова. Прочие внутреннего смысла не имеют. (Э. Сведенборг "Тайны Небесные" н. 10 325)

При всей напрашивающейся очевидности такого определения, оно, определение это, тем не менее отнюдь не исчерпывает собою всей сути вопроса, является крайне ограниченным, и более того, этой своей ограниченностью может привести несведущего и нелюбопытного верующего к весьма опасному для его духовного благополучия заблуждению - а именно к непоколебимому убеждению в том, что сами эти священные тексты, и исключительно в том виде, в котором он их видит и воспринимает, и являются непосредственно Словом Божьим, или же Божественной Истиной в Её последней инстанции. Заблуждение это потому так исключительно вредно и опасно, что оно прямиком ведёт верующего к позиции религиозного фундаментализма, когда книги Священно Писания становятся для него не источником духовного познания и подлинной духовной веры, но лишь идолом совершенно мёртвой и безжизненной буквы, раз и навсегда погребающим под своим мёртвым культом любые его попытки пробиться к чистому и животворящему Свету подлинной Божественной Истины.

Поэтому каждый, причисляющий себя к подлинной Господней Новой Церкви, и имеющий сколь-нибуть малейшее желание войти, постижением своим, в истинные таинства её духовной веры, должен прежде всего составить для себя чёткое понимание того, что хотя Небесное Учение Веры и употребляет часто термины "Слово Божье" и "Святое Писание" как взаимозаменимые понятия, оно, Учение это, тем не менее отнюдь не имеет, при этом, ввиду, что понятия эти совпадают между собой стопроцентно.

Уже в Новом Завете была проведена чёткая черта между Словом Божьим, как Святым Писанием, и Словом, как некоей высшей духовной сущностью, воплощением которой и явился Богочеловек Иисус Христос.

Слово в своём высшем смысле, то самое, которое было "от вечности", и о котором сказано было, что: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Бог был Слово. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть (Иоан. 1; 1-3), именно это самое Слово и "стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины" (Иоан 1; 14).

Исключительно в это Слово, пребывающее в мiре личностью Богочеловека Иисуса Христа, и надлежало, по заповедям Нового Завета, верить и ему же надлежало совершать и поклонение (Иоан. 9; 38), ибо в Его личности Слово от Вечности, или же Сам Господь Бог, воплотилось телесно.

Слово же Божие, представленное Священным Писанием, или же Закон Божий, данный людям от Самого Бога и проречённый Им Самим, хотя и являлся присутствием Бога среди народа Его церкви, тем не менее, он не был Богом Самим, а лишь на него указывал, к Нему приводил и с Ним соединял.

Но так как ни иудейская церковь не могла познать Иегову Бога вне Его Слова Ветхого Завета, ни церковь христианская не могла познать Господа вне Слова Его Нового Завета, то отсюда следовало, что Бог всегда, за исключением, разве что, самого момента откровения, присутствовал в церкви своей исключительно Словом Его Священного Писания.

И вот здесь, как раз, и заключается та двойственность, которая и создаёт достаточно существенное разделение между Собственно Словом и Его присутствием в священных текстах, которая, без надлежащего и просветлённого различения между этими двумя состояниями Слова, по отношению к человеку, и может превратить искреннего верующего в твердолобого фундаменталиста, преобразующегося, по мере своего костенения в почитаемой им мёртвой букве, в последователя навсегда застывшего и лишённого совершенно всякой духовной жизни культа, ничего общего уже не имеющего с подлинной и живой Господней Церковью.

Если со Священным писанием, или же Словом Божиим, впечатлённым в священные тексты, а, также и со Словом воплощённым, или же Богочеловеком Иисусом Христом, в старой христианской догматике всё было более или менее определённо, то вот Слово от Вечности, или же Слово, которое и есть Сам Бог, это Слово всегда оставалось для теологии старохристианской церкви чем-то, хотя и с необходимостью реально существующим, но не становящимся, от этого, более постижимым и менее загадочным. Представление, которое об этом Слове можно было извлечь из текстов Нового Завета, нельзя было не только уложить в какие-либо нормы формальной логики, или же вещественные понятия ума человеческого, но невозможно даже было просто объять каким-либо образным представлением воображения, за исключением, разве что, мистического чувства внутреннего откровения.

Но такое внутреннее откровение, с неизбежностью, всегда носило на себе отпечаток сугубой персонализации, было совершенно невыразимым, и не поддающимся, никоим образом, какой-либо передаче от одного человеческого ума к другому. Поэтому-то христианская церковь, как целое, в вопросе своего отношения к Божественному Слову в Его высшей сущности, полагалась в основном на утверждённые официально догматы, в которые строго рекомендовалось веровать не мудрствуя лукаво. Догматы же эти, ничего не решая по существу, лишь фиксировали наличие этого Слова от вечности, давая уму верующего лишь тот минимум, который не позволял ему уклониться от утверждённого пути учения веры, господствующего в церкви на сей счёт.

Таким образом, высшая суть понятия "Слова" для старохристианской церкви так навсегда и осталась тайной за семью печатями, хоть и присутствующей вещественно в церкви, но, при этом, совершенно скрытой от какого-либо просветлённого восприятия, или же таинством, запечатанным навеки от любого проникновения в сущность его святыни.

Лишь после того, как Господь, посредством Своего Небесного Учения Веры, открыл, для рационального восприятия человеческого Небесные Таинства, скрытые до того исключительно в неизреченной мудрости ангелов Его высших небес, и стало возможным для постижения человеческого восходить даже до тех пределов разумения ума природного, где, в свете небесной истины, явлена была для нас самая суть понятия "Слово Божье", во всей его священной полноте и многогранности.

Наиболее простым, и наиболее ёмким определением того, что же именно Небесное Учение Веры понимает под Словом, упоминаемым в самом начале Евангелия от Иоанна, будет, пожалуй то, что: Слово означает здесь Божественную Истину, Или же Самого Господа относительно Его Божественной Человечности (TCR 777, AC 3195)

Или же что: Слово есть Божественная Истина, которая, в своей сути, есть бесконечное исходящее из бесконечного бытия, и есть Сам Господь в отношении к Его Человечности. (AC 4687)

Но простота и ёмкость такого определения зиждутся, прежде всего, на том, что оно, определение это, само опирается здесь на несколько терминов, являющихся, в системе Небесного Учения веры, понятиями не менее обширными, и не менее ёмкими, чем то, что ими тут определяемо. Термины "Божественная Истина" и "Божественная Человечность Господа" для большинства нынешних поклонников Небесного Учения веры являются понятиями не менее туманными и загадочными, чем понятие "Логос" было для большинства принадлежавших к старохристианской церкви во все века её существования.

Но, в отличие от христиан старой церкви, новые христиане имеют, однако же, то преимущество, что Слово их Церкви, или же Небесное Учение, позволяет им, при наличии надлежащего подхода, терпеливости и чистоты намерений, возвышать постижение ума своего природного даже до степени рационално-просветлённой, в которой природные понятия этого нового Слова могут сиять в свете Самой Небесной истины, послужившей для них прототипом и основой для их нисхождения в мiр. А в таковом свете понятия эти становятся не только постижимыми рационально, но могут быть постигаемы даже в свете рационально-духовном, или же приобретать, для постижения человеческого, ту полноту и завершённость, каких постижение это только и может достичь в мiре материальном, или же полноту высшей степени постижения, доступного уму человеческому. Ибо дальше идут уже постижение и премудрость чисто духовные, и доступные, поэтому, исключительно обитателям мiра духовного.

В отношении к Божественной Человечности Господа, Небесное Учение Веры учит, что она, Человечность эта, троична, или же содержит в себе три раздельные степени - Небесную, Духовную и Природную, и степени эти, естественно, степени не непрерывные, а раздельные, или же степени высоты.

(Вообще говоря, для того, чтобы хоть чуть-чуть уразумевать что-либо, из того, что нам открыто было в писаниях Небесного Учения Веры, для этого верующему необходимо усвоить, прежде всего, два основных учения, на которых зиждется, как на своём основании, любое положение, находящееся в этом откровении. Этими двумя основополагающими учениями являются учение о степенях - степенях высоты и степенях протяжённости, и учение о соответствиях. Всё моё дальнейшее изложение предполагает от вас, слушателей, хотя бы минимального знакомства с понятиями этих учений, без чего, я боюсь, уловить смысл излагаемого мной ниже будет чрезвычайно сложно, если вообще возможно.)

В Господе от вечности троичность эта составляет раздельно одно, то есть от вечности в Господе все Его степени пребывают в совершенной полноте, или же в единстве, где, тем не менее, каждая степень не смешиваема с другими, а существует отдельно от них, составляя с ними, теме не менее, одно единую непрерывность. (Для лучшего восприятия этого положения, я рекомендовал бы обратиться к книге "Ангельская премудрость о Божественной Любви и Божественной Мудрости" н. 17-22)

Но в сотворённой вселенной, Божественная Человечность Господа воспринимается ангелами, духами и людьми раздельно, в соответствии с их личностным качеством. Здесь небесные ангелы воспринимают Небесную Степень Его Человечности, духовные ангелы - Духовную Степень, духи же и люди - Его Природную Степень. Господь, собственно, и обитает в этих восприемниках исключительно в воспринятой ими от Него Его человечности. Человечность, которую они воспринимают, в Самой Себе содержит, разумеется, все эти степени в их полноте и единстве, но в восприемниках проявляет эту свою полноту исключительно в соответствии с личным качеством восприятия этого восприемника. А так как все восприемники эти, в тои или иной степени, существа ограниченные, то Божественная Человечность Господа и проявляет себя в них также ограниченно, то есть не как Божественная Человечность, а как просто человечность, варьируемая в зависимости от восприемника.

Единственной личностью в целой сотворённой вселенной, в Которой Божественная Человечность Господа была воспринята во всей Свой Полноте, была личность Самого Господа. Более того, процесс восприятия этой Божественной Полноты не был завешён прежде Воскресения Господа из гроба Своего, поэтому-то мы и говорим о богочеловеке Иисусе Христе до Его Воскресения, и о Господе, Боге неба и земли, лишь после этого события.

Собственно же восприятие Божественной Человечности Господа, истекающего непрерывно в виде постоянного наития, происходит также исключительно по степеням высоты, или же степеням раздельным. И восприятие это может происходить двумя различными способами, которые, являясь зеркальным отражением друг друга, повторяют один и тот же порядок восприятия с точностью наоборот, или же являются проявлениями восходящей и нисходящей последовательностей этого порядка.

Последовательность нисходящая, соответствующая духовному порядку существования вселенной, заключается в том, что наитие Божественной Человечности Господа нисходит сначала в ангелов небесных, которые воспринимают Её Небесную Степень, затем, через них, или же через Свою Небесную Степень, Она наитствует в ангелов духовных, воспринимающих Её духовную Степень, и, затем уже, через Эту Свою Духовную степень, Она наитсвует в людей, которые воспринимают Её Природную Степень. Здесь наитие это и оканчивается, а Божественная Человечность Господа успокаивается, в Своей Полноте, в Своём Собственном творении, или же в сотворённой вселенной.

Полнота эта, однако же, является полнотой наития, но отнюдь не полнотой Самой Этой Божественной Человечности. Это потому так, что даже вся сумма Её неполноценных восприятий, каковой является единство всех степеней в сотворённой вселенной, а именно Небесной, Духовной и Природной, является, тем не менее, единством и суммой полноты неполных восприятий Божественной Человечности Господа, или же просто человечностью в её максимальности, или же Большим Небесным Человеком.

Единственный раз, когда Божественная Человечность была воспринята во всей Свой Полноте, был тот, когда Божественная Человечность Господа от вечности стала плотию, или же когда Господь воплотился в мiре, посредством Богочеловека Иисуса Христа.

Последовательность божественного наития нисходящая, или же соответствующая порядку, существовала до падения. После же падения, когда наитие из Небесной Степени Божественной Человечности Господа на следующих уровнях, или же в низлежащих степенях уже, не могло воспринимается в Своей чистоте, и в Своём порядке, но искажалась и подавлялась, вследствии этого падения, так как качество восприемников, через это падение, перестало соответствовать качеству блага, присущему этим уровням, и обратилось в противоположное качество, или же качество зла, то порядок этого наития был частичным образом изменён.

Для изменения этого порядка, Господу понадобилось воплотить все степени Своей Божественной Человечности, которые Он имел к Себе от вечности, в соответствующие им степени также и в сотворённой вселенной, во всей полноте этих Его степеней. Это он и осуществил путём Своего воплощения в мiре. Воплощение Его происходило наитием, соответствующим порядку, и отличавшимся от предыдущего тем, что результатом его явилось воплощение в ОДНОЙ личности ВСЕЙ полноты Его Божественной Человечности. Таким образом, Господь от вечности, или же Иегова - Сущий, воплотился в сотворённой вселенной, или же во времени и в пространстве, исполнив Собою все времена и все пространства, но пребывая, тем не менее, и вне всякого времени, и вне всякого пространства. (Желающим подробнее разобраться в таинстве такого Его пребывания в сотворённой вселенной я могу порекомендовать прочесть книгу "Ангельская премудрость о Божественной Любви и Божественной Мудрости" от её начала и до её конца)

После же этого воплощения, Господу стало возможно, согласно Собственному Духовному Порядку Своего Божественного Провидения, который Он не нарушает никогда, наитствовать одновременно на ВСЕ уровни вселенского порядка, или же на Небесную, Духовную и Природную его степени одновременно.

После этого, Господь смог учредить такую Последовательность божественного наития, которая начинается с природной степени порядка, и, затем, восходит аж до его небесной степени. Необходимость установления такой Последовательности, которая называется восходящей Последовательностью, заключается в том, что всякий человек зачинается в степени порядка вселенной, называемой природной. После падения же, степень эта в человеке была настолько искажена, что никакого наития из высших степеней она восприять или не может совсем, или же будет его искажать и подавлять. Соответственно, единственный уровень, с которого природная степень в человеке может быть, в этом случае исправлена, и возведена обратно в подлинный для неё порядок - это сам же природный уровень. И исправление это совершаемо должно быть исключительно средствами этого же уровня.

Только после преобразования этого природного уровня, Господу становится возможно перейти к уровню духовному, и, действуя уже на нём средствами духовными, преобразовать и исправить и его. Затем преобразование поднимается на последний, или же небесный уровень, и с его преобразования начинается собственно возрождение человека, когда в нём происходит полное преобразование и восстановление порядка, и Божественное наитие в нём может вернуться к подлинному порядку вещей, или же к нисходящей Последовательности. Ибо Последовательность восходящая совершенно противоречит предустановленному порядку вещей, и возможна исключительно благодаря наитию Господа во все уровни порядка одновременно из Своей Божественной Человечности, пребывающей в сотворённой вселенной.

Вы можете спросить сейчас, так что же проистекает из всех этих вышеприведенных здесь рассуждений о Божественной Человечности Господа, в отношении собственно Слова?

Божественная Человечность Господа является Бытием Его Божественной Любви, каковая Любовь и является самой Его Сутью. Или же, говоря по другому, Божественная Человечность Господа есть та форма, содержанием которой является Его Божественная Любовь. А так как Божественная Любовь - это то единственное, что вообще существует, ибо всё остальное существует лишь потому, что ЕСТЬ Она, то соответственно, форма этого ЕСТЬ с необходимостью является единственно возможной существующей формой, или же формой в абсолюте. А абсолютная и единственно возможная форма, с полным на то правом, может быть названа абсолютной и единственно возможной истиной, или же истиной в абсолюте. Отсюда Небесное Учение Веры и говорит, что Божественная Истина, есть Сам Господь в отношении к Его Божественной Человечности. Поэтому-то также и Господь говорит у Иоанна "Я ЕСТЬ ИСТИНА" (Иоан. 14; 6), а не, скажем, что "я учу истине", или же что "у меня истинное учение".

В этом-то, кстати, и заключается вся суть христианства - Господь не просто учитель истины, преобразователь религии или же пророк (хотя Он, разумеется, и всё это также), но Он, Сам по Себе, уже и есть Истина во плоти, или же Божественная, абсолютная Истина. Поэтому также не только каждое Его слово - это Божественная Истина во всей полноте своей троичности - Небесной, Духовной и Природной, откуда, кстати, и происходят три смысла Его писанного Слова, или же Священного Писания, но и Сам Его Образ, даже в Своих Последних - это Образ Самой Истины, или же истины как Она Есть. Откуда, кстати, происходит и святость даже Его лика, зафиксированная для нас навечно чудом Образа Его плащаницы. Отсюда же и Божественная Сила Его Писанных Ликов, происхождение своё ведущих от этой плащаницы.

Но это Слово, или же эта Божественная Человечность Господа, даже в её последних, или же природных началах, присутствует в такой полноте и в такой силе, что никакая Истина, исходящая от Полноты этой, никаким человеком или даже ангелом восприняты быть не могут. Это всё равно, что пытаться поселиться на поверхности Солнца - будешь испепелён быстрее, чем успеешь это заметить.

Поэтому-то Слово, или же та Его Человечность, которая может обитать в существах сотворённых, исходит от Господа, даже на ангельские небеса, исключительно через длинную цепь посредующих сфер. К человеку же Его Человечность должна прийти, по этой же самой причине, опосредованно, через все небеса, согласно порядку нисходящей Последовательности.

Если же, как это обычно для человека из падшего человечества, он сам не в состоянии быть восприемником нисходящей Последовательности, то Господь должен начать оперировать в нём, в Последовательности восходящей, исключительно начиная с его природного уровня. И оперировать средствами коммуникации, присущими исключительно этому уровню, или же поучениями, заключёнными в обороты языка природного, который был бы понятен такому человеку.

И вот здесь мы подходим к писанному Слову Божьему, или же к Святому Писанию.

Для создания писанного Слова, Божественная Человечность Господа, пройдя все небеса в нисходящей Последовательности, должна быть трансформирована в понятия языка человеческого. В том, что формы языковых оборотов могут нести в себе всю полноту человечности того, кто говорит ими, заключена определённая тайна мудрости ангельской. Слово Господне учит нас, что:

Все, принадлежащее трем Степеням природного сознания (в человеке), заключено также и в поступках, совершаемых посредством тела. Всё, что находится в сознании природном (человека), или же, что то же, в воле и разуме у человека, заключено также и во всех его действиях или в поступках, точно так же как всё видимое и невидимое заключено в семени, в плоде или в яйце; самые действия или поступки представляются на вид только в своей внешности, но во внутреннем их присуще бесчисленное, ибо силы двигательных фибр всего тела участвуют в произведении их, и всё, в целом сознании природном, устремляется на возбуждение и определение этих сил, действуя всюду, по трем степеням; и так как в поступках участвует всё принадлежащее сознанию природному, то участвует в них и всё из воли, или все расположения любви у человека, составляющее первую степень; участвует также всё из разума, или все мысли его постижения, составляющее вторую степень; участвует наконец всё из его памяти, или все идеи мышления, ближайшее к его слову, заимствуемое им из памяти, и составляющие третью степень. (DLW 277)

Из этого видно, что всё, присущее человечности в её природной степени, заключённой в сознании человека, живущего в мiре, присутствует, также, во всей полноте своей, также и в каждом его слове, как и в каждом его поступке. Поэтому у Самого Господа любое Его слово, и любой Его поступок заключали в себе всю полноту Его Божественной Человечности. Полнота эта, конечно, умерялась, во время Его жизни в мiре, его непрославленной человечностью, которая и служила посредием между мiром и Его Божественной Человечностью в Её высших степенях.

Когда же человечность Его была окончательно прославлена, что в Евангелиях описано Его вознесением на небо, то никакое Его непосредственное общение с людьми было уже совершенно невозможно, как никому из живущих невозможно приблизится непосредственно даже к природному Солнцу мiра, которое лишь изображает для нас мощь и силу Его прославленной Человечности. Отныне Он мог общаться с человечеством только опосредовано, через ангельское небо. И последним звеном такого общения, обращённым непосредственно к мiру, является всегда пророк, создающий Писанное Слово Божье, или же Святое Писание.

Процесс же нисхождения Слова, или же Божественной Человечности Господа, в Слово Писанное, или же Святое Писание, заключается в следующем.

Божественная Человечность Господа, исходящая, по степеням и соответствиям, от Господа в вечности, нисходит, в форме живой и совершенно человеческой, но умеряемой в своём совершенстве, по мере нисхождения через небеса, всё ниже и ниже, пока, наконец, не обретает своей завершённости в степени природной сознания человека, пребывающего в мiре, и называемого пророком (а точнее, в материальных понятиях его сознания, где Господь, затем, присутствует, в полноте природной степени Своей Человечности). Человечность эта, трансформируется, затем, через природное сознание пророка, в словесный текст, или же в Книгу Слова. Причём, так как каждое слово в этой книге изошло, через сознание пророка, непосредственно от полноты Божественной Человечности Господа в этом сознании, то, поэтому, в каждом таком слове заключена также и вся полнота этой Человечности, и не только Её природная полнота, но, также, и связанные с нею соответствиями полнота духовная и полнота небесная, и, в самой высшей степени, полнота и Самого Господа от Вечности.

А затем уже Божественная Человечность Господа, в природной своей степени, через этот текст, начинает процесс порядка восходящей Последовательности, являющейся обратным отражением Последовательности нисходящей, по которой Она низошла в ум природный пророка, формируя в уме читателей (на этот раз начиная уже снизу вверх), лесенку для преобразования их сознания, и приуготовления его для возможного восприятия более высокой степени Своей Человечности. Преобразование же это осуществляется путем реструктуризации личности человека природными истинами Слова, как матрицами, и превращением личности читателя в подобие личности Самого Господа, в каковое подобие Господь и может затем сойти, и обитать там в полноте Своей Человечности, или же в полноте Своего подлинного, духовного Слова.

Cама по себе книга, в форме своего предметного существования, не содержит, при этом, никакого смысла (даже буквального), а есть лишь передаточным звеном, или же посредием, а все смыслы, от высшей своей степени, и до степени низшей, или же природной, находятся, собственно, в сознании пишущего пророка, или же читающего книгу человека, где они, эти смыслы, пребывают в совершенной (или же несовершенной) человеческой форме. В совершенной, если она принадлежит нисшедшему туда Своей Божественной Человечностью Господу, и в несовершенной, если нисхождение это было, в процессе своём искажено, извращено или же подавлено.

Откуда следует то заключение, что писанное Слово Божье, или же Святое Писание, соотносится с подлинным Словом Божьим, или же с Божественной Человечностью Господа, таким же образом, как внешнее жизни человеческой, или же его дела и его поступки, соотносятся с самой личностью этого человека, с той лишь разницей, что, так как Божественная Человечность Господа есть Жизнь в самых своих началах, то и внешние проявления этой Человечности несут на себе не просто отпечаток этой Её живительной силы, но являются как бы сосудом, куда вся живительная сила Человечности Этой заключена, во всей своей чистоте и во всём своём живительном могуществе, как прекрасное, дорогое и выдержанное вино бывает, подчас, заключаемо в какой-либо, найденный подходящим для такого употребления, сосуд, иногда, даже из весьма простой и не очень благородной глины.

Васильев А.В.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"