Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Священная Чаша Грааля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта статья посвящена рассмотрению самой сокровенной составляющей Священного Писания, или же Господнего Слова, а именно - его смыслу внутреннему, или же духовному.

Эпиграф:

Во всяком Божественном деле есть Первое, Среднее и Последнее, и Первое шествует через Среднее к Последнему и, таким образом, существует и пребывает; почему Последнее и есть основанием. Затем, первое находится в Среднем, и оно же, посредством Среднего, в Последнем; таким образом Последнее есть Содержащим. А как Последнее есть Содержащее и основание, то есть оно также и опора.

Ученый понимает, что сих Три назвать можно Конечная цель, Причина и Следствие; а также Бытие, Становление и Существование; и что конечная цель есть Бытие, Причина есть Становление, а Следствие есть существование; следовательно, что во всякой полной вещи - есть тройственность, которая называется: Первое, Среднее и Последнее; потом - Конечная цель, причина и следствие; также и быть, становиться и существовать. Когда это понято, понимается также и то, что всякое Божественное Дело полно и совершенно в Его Последнем; также и то, что в Последнем, которое Тройственно, находится Всё, потому что в нем находятся вместе и предшествующие.

В Слове Господнем находятся три смысла. Смысл Небесный есть его Первый смысл, Духовный - его Средний а смысл Природный - Его последний смысл. Рассудительный человек может из этого заключить, что Первое, принадлежащее Слову, которое есть небесное, шествует через среднее его, которое есть духовное, к его Последнему, которое есть Природное, и что таким образом Последнее его есть основание, потом, что Первое его, которое есть небесное, находится в среднем его, которое есть Духовное, и через это в Последнем его, которое есть природное; и что потому Последнее его, которое природное, и есть буквальный смысл Слова, есть Содержащее, а как оно есть Содержащее и основание, то есть оно также и опора. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 27, 28, 31)

Текст статьи:

Можно было бы подумать, что Учение подлинно Истинного можно снискивать посредством духовного смысла Слова, которое получается через науку Соответствий; но Учение не снискивается через него, а только озаряется и укрепляется им, ибо никто через соответствие не приходит в духовный смысл Слова, если он наперед не находится в подлинно истинном из Учения. (Э. Сведенборг ""Учение о Священном Писании" н. 56)

Внутренний, или же сокровенный смысл Священного Писания всегда оставался той таинственной, и глубоко сокрытой в своей недостижимости от взглядов непросвещённых профанов чашей Грааля, на поиски которой, рано или поздно, считал долгом чести своей отправятся всякий, в той или иной мере причисляющий себя к священному братству покорителей духовных вершин и исследователей нематериальных реальностей.

Подавляющее большинство последователей всякой религиозной традиции не только не взыскует этого смысла своего Слова, но и, более того, ко всяким попыткам такого рода всегда относится исключительно враждебно. В Священном Писании своей религии большинство это неизменно ценит прежде всего его незыблемость и фундаментальность, справедливо усматривая в таковых качествах данного им Слова главнейший гарант для своего существования, как религиозного этноса. От священников большинство это требует лишь функции охранения и безынициативного служения установившейся традиции, и лишь за подобные услуги оно, большинство это, согласно одаривать Священничество как своими почитанием и обожанием, так и материальной поддержкой. По этой-то причине любые реформаторы религиозные, даже если они приходят для спасения и очищения традиции, и возвращения её к своему животворному источнику, реформаторы эти обречены всегда на жестокие преследования и гонения, ибо их воспринимают неизменно лишь как насильников и разорителей святыни.

И, там не менее, любая религия, любое жречество или же Священничество порождают в себе постоянно определённую группу взыскателей истины внутренней, или же духовной, ибо если таковое порождение в какой-либо религиозной традиции прекращается, то перед нами уже не живая религия, и лишь её иссохший труп. Лишь только посредством искателей таких, или же членов священного ордена рыцарей Божественного Духа, и поддерживается Богом вселенной непрерывная и живая связь Самого Себя со всякой существующей от Него в мiре религией, и исключительно посредством подвижников этих и осуществляется среди людей непрестанное присутствие Божественной Премудрости Его Божественной Любви.

Представители этого духовного братства, с одной стороны, всегда гораздо более открыты для взаимного общения и обмена мнениями и идеями, чем подавляющее большинство их братьев по культу, составляющее, тем не менее, основное тело их собственной религиозной традиции. Скажем, суфий и каббалист гораздо быстрее придут ко взаимной терпимости и к примиряющей резольвенте какого-либо более или менее общего религиозного знаменателя, нежели ортодоксальный хасид и правоверный последователь Пророка. Но, с другой стороны, именно результатом живого биения богопознавательский исканий во всякой религии, хотя и результатом и побочным, всегда являются любые религиозные извращения и ереси.

Так что, путь рыцарей святого духовного братства, как и положено всякому воинскому пути, весьма обильно усеян тяжкими бореньями, сражениями и смертельными опасностями, и путь этот может привести, с большой долей вероятности, следующего по нему рыцаря отнюдь не к славной победе и не к почётному венцу, но лишь к безвестной гибели, или же к поражению и тяжкому позору. И это с той лишь разницей, что у рыцарей духа поражения, распад и гибель не телесны, а духовны, из чего следует, что рыцарь такой подвергается опасностям и превратностям рока гораздо более ужасным и смертельным, чем его мiрской прототип.

Но, правда, и призы для него, в этой битве куда как более возвышенны и заманчивы, чем все сокровища, награды и достижения мiрские, даже во всей их общей совокупности. Поэтому-то и в претендентах на поиск священной Чаши Грааля, или же на отыскание сокровенного, и такого манящего в своей таинственной недостижимости духовного смысла Священного Писания в мiре нашем никогда недостатка совершенно не испытывалось.

И уж, конечно, не было недостатка в подобных искателях и в христианской традиции, начиная с самого первого дня её зачатия Господом в нашем мiре. Уже и среди апостолов взыскание сокровенного смысла Словес их Божественного Учителя почиталось если и не первейшей, то весьма почтенной добродетелью, чему непосредственным свидетельством для нас является, прежде всего, Евангелие от Иоанна. А затем, во все последующие века существования церкви христианской, фантом некоего смысла, сокрытого от непросвещённого взора профанов за буквальностями Ветхого и Нового Заветов, был непременным возмутителем спокойствия для всякого её серьёзного богослова, не обойдя даже таких, казалось бы, насквозь ортодоксальных учителей церкви, как Августин, или же Фома Аквинский.

Протестантство, кстати, в самых своих основаниях, как раз и было всегда неизменным противником отступления от буквы Писания. Именно поэтому-то Лютеру и удалось не только развязать свою войну против могущественнейшего Рима, но и успешно её вести, а также и победоносно её закончить (насколько это было для него вообще возможно), ибо он обвинял папство в отступлении от Писания, или же от Традиции, и, поэтому, в глазах консервативного большинства верующих (из тех, что обладали хоть сколь-нибуть рудиментарным мышлением), он выглядел скорее не реформатором и ниспровергателем Традиции, а наоборот, её восстановителем и защитником от опасных нововведений.

По сходной же причине, возможно, последователям Небесного Учения Веры всегда гораздо проще было уживаться в рамках православной или же католической традиций (включая сюда и англиканскую церковь), где они могли (пусть даже и "контрабандой") проповедовать подчас почёрпнутые из Учения идеи, не вызывая, при этом, немедленной реакции отторжения у окружающих, чем последователям Учения в протестантских церквах, каковые были искореняемы из своих общин буквально огнём и мечём. Поэтому-то, вполне возможно, Новая Господня Церковь, как отдельное церковное тело, и возникала с гораздо большей частотой именно в странах протестантских.

В самой же Новой Церкви догмат о смысле Слова внутреннем, или же духовном, с самого начала был одним из её основополагающих принципов. И хотя последователи её в мiре и спорят неизменно между собою о том, что же именно нужно считать Словом, а, также, что именно нужно считать его смыслами буквальным и духовным, но наличие самого духовного смысла в Священном Писании в Новой Господней Церкви никогда не подвергалось, да и не могло подвергаться ни малейшему сомнению. Неустанные поиски этого смысла, а также его уразумение, усвоение и истолкование является первейшей добродетелью и одной из наиглавнейших обязанностей её священнослужителей, к какому бы из направлений Новой Церкви они бы себя не причисляли, и именно догмат о внутреннем смысле Слова и является одним из базовых постулатов всей системы религиозного образования в общинах Новой Церкви.

Но, при этом, отсюда вовсе не следует, что с самим этим понятием, и, особенно, с конкретной практикой адаптации его к нормам повседневной церковной жизни, у нас, в Новой Церкви, всё обстоит так уж замечательно и прекрасно. Отнюдь нет. Вся история церкви нашей буквально переполнена поучительными примерами разнообразнейших извращений и мерзостей, как телесных, так и духовных, фундаментом и основанием для которых послужило именно злоупотребление понятием смысла Слова внутреннего, или же духовного.

Поэтому-то провозглашая ту истину, что святость Слова принадлежит в нём исключительно смыслу духовному, и что без смысла духовного буква Слова, сама по себе, мертва, и лишена наималейшей святости, Небесное Учение Веры говорит нам здесь же и том, что учение, или же Слово, пребывающее во внутренних началах ума человеческого, должно быть извлекаемо человеком не из смысла Слова духовного непосредственно, а лишь посредством смысла Слова буквального, ибо лишь смыслу Слова буквальному принадлежат в Слове вся его мощь и всё его могущество.

Это может показаться парадоксом, так как в других местах Небесного Учения Веры сказано также, что смысл буквальный должен умереть в человеке, дабы он мог войти в подлинный смысл Слова, которым является исключительно его смысл внутренний, или же духовный. И это будет продолжать казаться нам парадоксом до тех пор, пока мы будем оставаться в том заблуждении, что когда Небесное Учение Веры говорит нам о смыслах Слова, оно имеет ввиду исключительно обретание смыслов этих в интеллектуальной части сознания человеческого, и, более того, если мы решим, что оно имеет ввиду лишь усвоение понятий смыслов этих человеческой памятью.

Подлинный смысл Слова духовный, о котором постоянно говорит нам Небесное Учение Веры, может присутствовать в сознании человеческом лишь исключительно посредством соответствий, когда чистая и святая Божественная Любовь, наитсвующая в понимание человеческое через возрождённую человеческую волю, формирует, затем, в восприятии человеческом, соответствующие любви этой представления ума природные, пользуясь, при этом, как исходным материалом, приобретёнными человеком ранее, посредством различных наук, предметными понятиями, хранящимися в его памяти. И лишь в этом случае, в сознании таком человеческом Господне Слово присутствует затем в Своей полноте и в Своей святости, где духовная составляющая сознания такого, или же образующие его субстанции духовные, является тогда смыслом внутренним, или же духовным смыслом Господнего Слова, а природные понятия его, или же субстанции его природного тела, от своих первичных начал, заключённых в мозгу его, и до своих начал последних, составляющих его внешние органы в их конкретных служениях и деяниях, являются там смыслом Слова Господнего в нём природным, или же смыслом буквы этого Слова.

Именно по этой причине Небесное Учение и предупреждает нас, что:

Смысл (Слова) духовный не есть тот, который извлекаем из смысла буквального, если кто-либо испытывает и изъясняет Слово, для утверждения какого-нибудь положения учения веры в Церкви, этот смысл есть также буквальным смыслом Слова. Но смысл духовный не виден в смысле буквальном - он пребывает внутри его, как и душа пребывает в теле, или же как мысль пребывает в глазах, или как чувство - в лице, которые действуют совместно, как причина и действие. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 5)

Тот смысл, который извлекаем из смысла буквального, если кто-либо испытывает и изъясняет Слово для утверждения какого-нибудь положения учения в Церкви, и который принадлежит исключительно внешней составляющей интеллекта человеческого, входя в интеллект этот не изнутри, посредством наития, а снаружи, путём изучения и осмысления Слова писанного, или же Священного Писания, смысл это является не более чем наукой из Слова, и поэтому, также назван здесь лишь деривацией смысла Слова буквального. Это может быть или же наука истории народа иудейского, или же наука истории нисхождения Господа в мiр, и Его здесь распятия и Воскресения, или, даже, наука соответствий, пусть и соответствий самого Слова, но, тем не менее, это не более чем наука, то есть нечто внешнее по отношению к волительной части сознания человеческого. И, более того, посредством науки соответствий, несущей в себе информацию о законах и свойствах внутреннего смысла Слова, человек может, смыслу этому духовному в самом себе учинить насилие, повреждение и ущемление.

По этой то причине Небесное Учение Веры и предупреждает нас, что:

Смыслу этому может человек сделать насилие, если он введен в науку соответствий, и посредством оной захочет, из собственного разумения, исследовать духовный смысл Слова, ибо он может, из некоторых ему известных соответствий, извращать смысл ея, и принуждать оный также к утверждению ложного; а это было бы - насиловать Божественное Истинное, равно и Небо. Почему, если кто хочет постигать этот смысл от себя , а не от Господа, то Небо затворяется; а когда оно закрыто, то человек или не видит ничего, или духовно безумствует. Причиной сему и то, что Господь учит каждого посредством Слова, и учит из тех истин, которые у человека находятся, а не вливает в него непосредственно новых. Почему, если человек не находится в Божественном Истинном, или находится только в немногих истинах, и вместе в ложном, то может он из них искажать истинное, как это делается также всякими еретиками в отношении к буквальному смыслу Слова, что тоже известно. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 26)

До тех пор, пока человек не возрожден Господом, он с неизменностью будет пытаться постигать смысл Святого Писания исключительно от самого себя, или же под руководством своей невозрождённой воли. Причём то, что он, посредством различных наук, будет извлекать для себя оттуда, будет отнюдь не истиной, а лишь видимостью истинного, ибо оно будет входить в сознание человека не посредством порядка, то есть наитием от внутренних его начал во внешние, а вопреки порядку, или же наитием внешних начал на относительно более внутренние начала его восприятия. А таким путём в человека могут войти лишь исключительно видимости истины, которые, если подтверждены бывают, становятся, затем, в нём ложностями, и даже заблуждениями. Ибо для того, чтобы в Священном Писании усматривать не видимости истинного, а собственно истинное, нужно уже изначально в этом истинном, относительно сознания своего, и обретаться. И это потому так, что: Если Человек не находится наперед в подлинно истинном, то может он, посредством некоторых соответствий, искажать Слово, присовокупляя и изъясняя их к утверждению того, что к духу его, из принятого уже начала, приметилось. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 56)

Итак, отсюда следует, что для того, чтобы человеку видеть в Священном Писании подлинно истинное, ему в этом истинном необходимо уже изначально и обретаться, ибо: Подлинно истинное, которое есть предмет Учения, в буквальном смысле Слова никому не открывается, как только находящимся в озарении от Господа. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 57)

И вот тут может создаться впечатление, что мы вышли на замкнутый круг. Для того, чтобы правильно воспринимать Слово, во всей его полноте, нужно пребывать в озарении, или же быть уже возрожденным Господом. А для того, чтобы возродиться, и, таким образом, получить возрождение, нужно правильно и верно понимать Слово Господне. Достаточно неожиданный и ужасающий вывод для всех нас грешных, не правда ли?

Но, вообще то, ситуация хотя и сложна, но отнюдь не так безнадёжна, как может показаться на первый взгляд. Как говорит нам Небесное Учение Веры, озарение возможно, по милосердию Господню, даже и для нас, обитателей нашего проклятого железного века, при наличии, однако же, для этого некоторых предварительных условий. Итак, об озарении там, сказано буквально следующее:

Озарение происходит от единого Господа, и находится у тех лишь, которые любят истинное потому, что оно истинно, и обращают оное в служения жизни. У других не бывает озарения в Слове. Что озарение бывает от Единого Господа, это потому так, что они в Господе, и Господь в них; ибо Господь есть Свое Божественное истинное. Когда же его любишь, потому что оно есть Божественное Истинное, а любишь это тогда, когда оно становится делом жизни, тогда Господь находится в том у человека. Сему также учит Господь у Иоанна: "В тот день, будете знать, что вы во Мне, и я в вас; имеющий заповеди Мои, и соблюдающий их, он есть любящий меня и я буду любить его, и буду являть ему Себя Самого, и к нему придем и обитель у него сотворим" (Иоан. 14; 20, 21, 23); у Матфея: "Блаженны чистые сердцем, ибо сии Бога узрят" (5; 8). Сии суть те, которые находятся в озарении, когда читают Слово, и у которых Слово светит и просияивает. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 57)

Как видим, для того, чтобы обрести озарение от Господа, человек должен, во первых, любить истину исключительно ради неё самой, то есть не ради мiрских прибылей и мiрского почёта, а любить её интимно, скрыто, в самой глубине сердца своего, и любить более, чем что бы то ни было другое на свете. И, во вторых, человек любовь эту подтверждать и доказывать должен непрестанно (не другим, и не себе подтверждать и доказывать, а ей самой, то есть собственно истине) исполнением и принятием истины этой в наималейшие частности всей своей актуальной жизни. Что, в общем-то, и следует одно из другого, ибо человек (если он только в здравом и неповреждённом уме) всегда поступает исключительно в согласии с тем, что он принимает за истинное, и обратно, анализируя поступки человека можно понять со стопроцентной точностью, что же именно он полагает для себя за истинное и непреложное.

Скажем, ни один человек, в здравом уме и нормальном психическом состоянии, не сунет ноги своей под трамвай добровольно, и, более того, будет до конца сопротивляться любым попыткам заставить его это сделать насильно, ибо он принимает за истинное ту идею, что результат такого поступка для него будет гораздо более чем просто болезненным и неприятным. И, с другой стороны, если мы видим, что кто-либо беззастенчиво и с лёгким сердцем прелюбодействует, лжёт и ворует, то, что бы он нам не говорил на эту тему сам, мы с абсолютной точностью можем сделать о нём то заключение, что человек такой ни в Бога, ни в посмертное воздаяние за грехи свои совершенно не верит, а если и говорит, при этом, что верит, то он, по какой-либо внешней причине, попросту нам лжёт.

Итак, для того, чтобы получить озарение от Господа, человек должен, прежде всего, полюбить Истинное Слова, которое доступно его восприятию, и начать это истинное исполнять жизнью своей. И поскольку, для человека неозарённого и невозрожденного единственное истинное, которое он способен увидеть в Слове, есть истинное, принадлежащее писанному Слову, или же Священному Писанию, то, поэтому:

Первым (действием) у этих людей есть то, что они, из смысла буквального (Святого Писания), снискивают себе учение, и, таким образом, возжигают себе светильник для дальнейших успехов. После же, когда учение снискано, и возжён светильник, они видят Слово уже из оного. Те же, которые не снискивают себе учения, испытывают наперед, согласно ли со Словом Учение другим данное, и общим собранием принятое, и соглашаются со всем тем, что согласно; с тем же, что не согласно, не соглашаются; таким образом составляют они свое учение, а посредством Учения - свою Веру. Но это происходит у тех только, которые могут видеть, не будучи отвлекаемы делами мiра. Эти люди, если любят истинное, потому что оно истинно, и обращают его в служения жизни своей, то находятся в озарении от Господа. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 59)

Итак, как мы видим, восхождение к подлинному озарению начинается с самой нижней ступеньки, или же с буквальных заповедей Писанного Слова. И только по мере совершенствования во внешнем заповедей этих, Господь, всё более и более, вводит в человека Озарение в Слове от Него Самого происходящее, и такой человек может, затем, восходить к уразумению, и к исполнению заповедей Слова всё более и более внутренних. И лишь по завершении всего этого Господь попускает человеку подняться от научностей мышления его, к его мышлению рациональному природному, и, затем, к мышлению рациональному духовному. И лишь после приобретения человеком мышления рационально-духовного Господь насевает, в этом высшем уровне сознания человеческого, Свои субстанции духовные и небесные, в которых Он может, затем, упокаиваться в человеке Своей Божественной Любовью и Своей Божественной Премудростью. И лишь от такого в нём Господнего пребывания, человек, затем, сподабливается и Господнего Святого Духа, который входит в ум человеческий истинами божественными природными, с соответствующими истинам этим служениями в воле и в жизни природных такого человека.

И человек такой воистину пребывает, затем, во всех смыслах Слова Господнего, где пребывание в нём Господней Любви и Господней Премудрости составляет смыслы этого Слова Небесный и Духовный, а Святой Дух, которого он оттуда сподабливается, составляет в нём смысл Слова буквальный, или же природный, и человек такой, тогда, становится собственно письменами Бога живого, и вписан затем навечно в Его книгу жизни.

И лишь такое состояние ума человеческого и есть подлинный смысл Слова, как буквальный, так и духовный. И о том, что подлинный смысл Святого Писания есть не учение и разумение умственное лишь, а только определённое внутреннее состояние сознания человеческого, вкупе с актуальными состояниями соответствующей его жизни в мiре, знают также и подлинные буддисты, и подлинные мусульмане, и просветлённые индуисты, и язычники, сподобившиеся благодати (своего рода), и, даже, если хотите, некоторые иудеи. Ибо истина эта универсальна и всеобъемлюща, как и подлинное милосердие Господне.

А что же насчёт остальных? - можете вы спросить. Насчёт тех, что не готовы пожертвовать мiрскими своими заботами и привязанностями, не имеют внутренней силы возлюбить лишь истину, и только её одну, кто хотели бы (пусть и в печали сердечной) служить то одному господину, то другому, или же тем, кто пока иначе жить, по различным причинам, ещё не в состоянии?

Что ж, и на это в Небесном Учении Веры есть свой ответ: Прочие же, находящиеся в какой-либо жизни, согласной с истинным, могут научиться от (просветлённых Господом). (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 59)

Для этого-то и существует в мiре положительная церковь, со всеми её храмами, школами, иерархами, клиром, мiрянами, священными праздниками и регулярными богослужениями, с блеском злата, богатством росписей, в общем, со всем своим мiрским великолепием и благообразием, так смущающим, подчас, иные, претендующие на исключительную "духовность" умы.

Ибо без всего этого, не то чтобы уж совсем нельзя, но нельзя для очень и очень многих, для тех, для кого учение о внутреннем смысле Слова оставалось и продолжает оставаться лишь только учением, и ничем иным более. Или же для тех, для кого излишние познания в священных науках могут оказаться куда как опаснее, чем все мiрские яды, даже слитые в единый кубок, и для кого даже внешние заповеди писанного Слова, или же Священного Писания, всё ещё остаются идеалом хотя, возможно, и желанным, но, всё же, несколько чересчур высоким и строгим.

И именно для них (как, прочем, равно и для всех тех, чьё просветление в Слове Господнем ещё не достигло той высшей божественной стадии, которое называется там состоянием полного возрождения человеческого, от его внутреннейших до его самых последних начал), так вот, для всех тех, чья жизнь ещё не стала единым Словом Господним, в его неразделимых Могуществе внешнем и внутренней Святости, для них для всех в Небесном Учении Веры был дан весьма простой и прозрачный совет, которому, право, лучше всё-таки следовать, во избежание весьма возможных и очень крупных неприятностей:

Итак, лучше, чтобы человек прилежал к Слову в его смысле буквальном, ибо из него одного сообщается Учение. (Э. Сведенборг "Учение о Священном Писании" н. 56)


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Шавлюк "Песня волка" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"