Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Истина и буква в Писании

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Это текст проповеди, прочитанной в Львовской общине Новой Церкви. Проповедь посвящена вопросу соотношения истинностей природной и духовной в смысле буквальном Священного Писания, или же Господнего Слова

- Истина и буква в Писании -

1

Истина и буква в Писании

Услышьте Слово Господне, как проречено было Господом в книге "Бытие":

Был голод в земле, сверх прежнего голода, который был во дни Авраама; и пошел Исаак к Авимелеху, царю Филистимскому, в Герар. Господь явился ему и сказал: не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе, странствуй по сей земле, и Я буду с тобою и благословлю тебя, ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии и исполню клятву, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему; умножу потомство твое, как звезды небесные, и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы земные, за то, что Авраам послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои. Исаак поселился в Гераре. Жители места того спросили о жене его, и он сказал: это сестра моя; потому что боялся сказать: жена моя, чтобы не убили меня, думал он, жители места сего за Ревекку, потому что она прекрасна видом. Но когда уже много времени он там прожил, Авимелех, царь Филистимский, посмотрев в окно, увидел, что Исаак играет с Ревеккою, женою своею. И призвал Авимелех Исаака и сказал: вот, это жена твоя; как же ты сказал: она сестра моя? Исаак сказал ему: потому что я думал, не умереть бы мне ради ее. Но Авимелех сказал: что это ты сделал с нами? едва один из народа не совокупился с женою твоею, и ты ввел бы нас в грех. И дал Авимелех повеление всему народу, сказав: кто прикоснется к сему человеку и к жене его, тот предан будет смерти. И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь. И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей, и Филистимляне стали завидовать ему. (Быт. 26; 1-14)

Здесь завершается наше первое чтение из Слова

Слушайте, из святого Слова Господнего, как проречено было в евангелии от Матфея:

И выйдя, Иисус шел от храма; и приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма. Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено. Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века? Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: "Я Христос", и многих прельстят. ... Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне", -не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах", - не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы.

И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их. (Матф. 24:1-5, 26-31)

Здесь завершается наше второе чтение из Слова

Слушайте снова из святого Слова Господнего, как проречено было в книге "Тайны Небесные":

И призвал Авимелех Исаака и сказал. То, что это означает Господню перцепцию из Учения очевидно из представительствования Авимелехом учения, взирающего к рациональному, ... а также представительствования Исааком Господнего Божественного рационального ..., а также и от значения "сказать", как постижения. ... И так как "Авимелех" означает то учение, в котором Божественное было постигаемо, то, соответственно Авимелехом был представительствуем Господь, относительно этого учения. Ибо в смысле высшем всё во Слове, как вообще, так и в частности, относится к Господу, и Господь есть Самоим Учением, или же Словом, не только относительно высшего смысла там, но также и относительно смысла внутреннего, и даже до смысла буквального, ибо этот смысл есть представительством и означательностью смысла внутреннего, а смысл внутренний есть представительством и означательностью смысла высшего; а то, что в Слове есть представительством и означательностью, есть, в сущности своей тем, что оно представительствует и означает, таким образом оно есть Божественным Господа; ибо предствительствующее есть ничто иное, как образ того, кто (этим) предствительствуем; и (соответственно оно) есть образом Самого Господа, представленным обозрению. Это может быть увидено из речи человеческой, а также из человеческой жестикуляции, которые есть лишь образами того, что нисходит внутри человека, в его разумении и воле; и, таким образом, речь и жестикуляция есть разумение и воля в образе; ибо если лишить их разумения и воли, то останутся лишь неодушевлённые телодвижения, и, таким образом, ничего человеческого. Это показывает нам, как обстоит дело со Словом, даже относительно смысла буквального, или де то, что и это (в нём) Божественно. (AC 3393)

АМИНЬ

Здесь завершается наше чтение из Слова

Да будет известно, что Слово на нашей Земле, дарованное через небо от Господа, есть единением неба и мира; для чего существует соответствие всего, принадлежащего смыслу буквальному Слова, с Божественностями неба; и что в своём главнейшем и высшем смысле Слово говорит о Господе, Его царствии в небесах и на земле, а также о любви и вере от Него и к Нему, или же о жизни от Него и в Нём. Именно это открываемо ангелам неба, с какой бы иной земли они не были бы, когда Слово нашей земли читаемо и проповедуемо бывает (AC 9357)

1. В этой цитате из Латинского Слова заключена как бы самая квинтэссенция Небесного Учения о Слове, или же Священном Писании Церкви. Тут присутствуют три главнейших существенности этого Учения, а именно, что Слово дано, через, и посредством неба от Самого Господа, что оно служит для соединения духовного и природного в человеке, и что в своём высшем и существеннейшем смысле оно говорит исключительно о вещах духовных и небесных - о Самом Господе, и о всём, от него непосредственно исходящем.

2. Эти три существенности вовлекают, и нуждаются для своего правильного разумения, иные, также исключительно базовые концепции Учения.

3. Скажем, здесь подразумевается, что соединение духовного с природным происходит посредством соответствий, и поэтому Слово есть в себе чистейшими соответствиями, соответствия же пребывают там исключительно в степенях раздельных, но что в смысле буквальном все раздельные степени отображаются и пребывают в виде степеней сплошных, или же что Слово и в смысле буквальном также напоминает трёхступенчатую пирамиду, или как бы плод, у которого есть твёрдая и несъедобная кожура, съедобная, и приятная на вкус мякоть, и сокрытое в глубине этой мякоти семя, которое содержит в себе бесчисленные потенциальные возможности для дальнейшего его произрастания и размножения в человеке, каковое семя и является, собственно, высшей целью и существенностью в Слове.

4. И внутренние степени пребывают скрыто в степени первой, она же и наружная, как по степеням раздельным, так и по степеням сплошным.

5. Из чего следует, что в Слове сокрыты и неочевидны не только его степени внутренние раздельные, но также и репрезентирующие их степени внутренние сплошные. Т.е. что человек, приступая к Слову, сначала имеет дело там со внешними покровами, или же скорлупой, единственным и главнейшим назначением которых есть сокрытие мякоти плода, или же степеней внутренних, от повреждения и профанации человеком же. Или же, скорее, теми червями и хищностями злобы и внутренней ненависти, из которых состоит волительная часть его сознания, от самого рождения его.

6. Ибо никто в сегодняшнем мире не рождается возрожденным, а наоборот, падшая натура составляет самую основу человеческого существования в нашем мире, и преобразование и возрождение может быть совершено лишь посредством правильного потребления именно этого вот плода, или же Слова Господнего, посредством которого только и может совершиться соединение в человеке духовного Господнего с природным в нём.

7. Причём не с природным его собственного в нём, но с тем природным в нём, которое будет очищено от его собственного, в чём и состоит важнейшая часть учения о преобразовании и возрождении человеческом. Ибо природное в человеке от рождения соединено, по соответствиям и степеням, как раздельным, так и сплошным, и с небесами, и с преисподней.

8. То, что относится в нём к его соби, то уходит корнями в преисподнюю, то же, что относится в нём к жизни, и даёт ему возможность существования - то соотносится с небом и с Господом. Он здесь как бы плод, плод Господнего Сада, но плод от рождения червивый, зараженный. От самого рождения его, черви и хищности его соби начинают неустанно пожирать его плодовую часть, и со временем доедают её окончательно, приводят человека последовательно и к смерти природной, и к смерти духовной.

8а. Мы не раз говорили об этом ранее, а именно о том, что до падения человеческого смерти не существовало, а было лишь постепенное преображение, и отбрасывание покровов материальных, когда человек древнейшей церкви входил в вечность уже окончательно. Ибо у древнейших, до падения, не было не только смерти духовной, но и смерти природной, в нашем, сегодняшнем её восприятии. Для них мир внутренних начал духовных, или же мир духовный, что адекватно, быт открыт ещё при жизни в материальных началах, и они, от рождения, всё менее и менее обитали сознанием своим в материальных и природных началах, и всё более и более в началах духовных, так что под конец природные чувства восприятия материальной реальности служили им лишь для мышления и жизни в началах внутренних, или же духовных. Поэтому когда наступал час окончательного перехода в вечность, для них это не было, как для нас, гибелью одного мира, и воскресением в новом, совершенно незнакомом мире, но лишь окончательным отрешение от материального плана своего единого сознания. Современный же человек, хоть он также живёт духовной составляющей своего сознания в мире природном, тем не менее этой своей составляющей в себе не видит и не чувствует, ибо его ощущения полностью погружены в природную степень бытия. Эта же природная степень в нём извращена, и заражена бесчисленными духовными паразитами, которые живут за счёт поедания его части духовной, что он зачастую им с радостью и позволяет, постепенно, по мере поедания и уничтожения в нём всего духовного, сам превращаясь в такого же паразита, к которым он, затем, когда всякая жизнь разрушена в нём, и присоединяется навечно, что и называется и чувствуется как смерть без воскресения - как всего добра природного так и всего добра духовного, которыми человек был жив от своего рождения.

9. Врождённую плодовую часть в человеке невозможно очистить от червей и хищностей зла. Она обречена в нём от самого рождения, ибо хотя высшие ёе степени и принадлежат в человеке к духовному и небесному благу, низшая степень её извращена, и поэтому наитие в неё двух высших степеней неизбежно воспринимается извращённо в человек, и обращается во зло, т.е. как бы "пожирается" червями и паразитами, которыми заражена эта низшая степень. Но возможно насадить в нём ту новую ветвь, на котором могут вызреть плоды, не зараженные червями. И эта ветвь насаждается, или прививается, в рассудочной части сознания человека, что совершается посредством и с помощью Священного Писания, которое затем обращается в человеке в Господне Слово.

10. Такое насаждение возможно, разумеется, лишь если у человека рассудочная часть культивирована до состояния появления рационального начала, о чём мы уже неоднократно говорили ранее. Ибо рациональное есть те зубы в человеке, посредством которого он может как бы "вгрызться" в эту кожуру, прокусить её, добраться до собственно мякоти.

11. Но если человек, добравшись до мякоти, соприкоснётся с нею неочищенным от червей сознанием, то черви и хищности его прежнего плода тут же набросятся на эту новую мякоть, съедят её и переварят, и семена Царствия Господня никогда не смогут взойти в сознании человеческом. Поэтому поедание этого плода лишь укрепит и возрастит зло в нём, но останется совершенно бесполезным для плода спасения.

11а. И в этом-то и заключается тот страшный дуализм происходящего, а именно то, что даже привитое и взращенное в сознательной части человеческой правильное на уровне природном восприятие Слова ещё отнюдь ничего ему не гарантирует, и не обеспечивает ему однозначного спасения. Ибо конечный результат зависит от того именно, что это проращенное Слово в нём будет питать. Это можно сравнить, к примеру, с хлебом, который, как мы знаем, представительствует божественное доброе, и с виноградной лозой, представительствующей божественное истинное. Когда эту пищу вкушает человек, то она перевариваясь образует в нём органические формы человеческие. Если же на неё наползают, скажем, черви, и пожирают её, то в них оно обращается в органические формы отвратительных насекомых. Так что важно даже не столько, что усвояемо, как то, кто именно это всё поедает и усваивает. Здесь и кроется известное заблуждение, когда человек думает, что он то, что в себе переварил и усвоил, хотя, на самом деле, он то, во что переваренное в нём обратилось. Так, для примера, иногда и неблагородная пища, усвоенная в благородном человеке, переходит и поддерживает его благородные формы, пусть и не так хорошо, как пища благородная. И наоборот, негодяй и святотатец, питающийся по самой что ни на есть, так сказать, "кошерной" системе, с неизбежностью будет обращать это в себе в формы негодяя и святотатца, а не преобразовываться ею в что-либо благородное и святое. По соответствиям, благородный язычник может, верным следованиям заповедям своей языческой, и поэтому удалённой от подлинных истин природных религии, постепенно преобразовываться в ангела, пусть и своего собственного, но неба. И, в то же время, недостойный сын подлинной Господней Церкви, основанный на подлиннейших истинах Слова, может перерабатывать их в себе в образ демона преисподней, где он, под конец, и оканчивает своё бытие.

12. По этой-то причине, и предусмотрены у Древа Слова не только плоды, но и листья - или же истины внешние, питаясь которыми прежде плодов человек очищается и исцеляется плотью своею. В результате плод его порченный покрывается твёрдою кожурою, которая как бы капсулирует в нём всех хищных червей его соби, и не даёт им соприкоснуться с плодом новой ветви в нём. Эти листья есть истины внешние Слова, истинность которых самих в себе заимствована из мирского, или же природного, и с их подлинной истинностью связана лишь посредством самых внешних соответствий, или же соответствий с самой нижней, природной степенью Слова.

12а. Из чего следует, что их внешняя, или же воспринимаемая истинность, не есть их подлинной истинностью, но истинностью лишь представительствующей соответствующую истинность. Т.е. они есть не собственно соответствиями, но представительствами соответствий смысла буквального Слова.

13. Теперь я попробую объяснить эти аллегории.

14. В смысле буквальном всех трёх Заветов - Еврейском, Греческом и Латинском есть немало образов, которые, взятые сами по себе, относятся исключительно к миру природному, и описывают принадлежности его тем или иным способом.

15. Скажем, в Ветхом Завете это различного рода "истории", как мифологического, так и вполне исторического характера, начиная от истории Творения, и кончая историческими хрониками племени иудейского. В Новом Завете это исторические описания внешних событий жизни богочеловека Иисуса Христа, а также и различного рода притчевые истории. В Латинском Слове, или же Завете Третьем, это различного рода исторические описания различных сообществ в мире, как древнейших, так и современных Сведенборгу, а также разного рода истории из его путешествий в мире потустороннем.

15а. Эти внешние историчности, мифологемы, наставительности и иллюстрации, сами в себе, не содержат совершенно ничего внутреннего и духовного, ибо говорят исключительно о мирском и материальном.

16. Параллельно, все эти части Божественного Слова содержат также и фрагменты, относящиеся исключительно к жизни внутренней и духовной. Это всегда заповеди жизни, которые, даже преподаваемые в формах предписаний для поведения в мире природном, тем не менее всегда ориентированны исключительно к целям жизни духовной и внутренней, ибо наставляют они всегда к поведению не ради чего-то внешнего, но исключительно как предписания свыше.

17. В этом, кстати, их принципиальное различие с разного рода моральностями и предписаниями человеческими. Для примера, сравним их с так называемыми "общечеловеческими ценностями", или разного рода "кодексами морали" - коммунизма, либерализма и пр. Вторые всегда ориентированны на максимальную защиту природного благополучия человеческого индивида, и при некоторой похожести на Заповеди Писания, они им, на самом деле, абсолютно антагонистичны. Это неочевидно в самом начале их появления, так как они, в основном, выводятся именно из приспособления наставлений Писания к жизни общества природного, но по мере их развития их природа становится совершенно очевидной, что может быть прослежено на примере, скажем, заповеди о прелюбодеянии. Сначала мирские кодексы настаивают на соблюдении правил семейного общежития, потом они начинают защищать "свободу чувств", приписывая равноправие любым видам сексуальных наслаждений, и уравнивая прелюбодеяние и извращения с удовольствиями супружественными, и, затем, они начинают высмеивать последние, объявляя их "пережитками", и откровенно глумясь над ними, и их разрушая.

18. То же самое можно показать и на примере всех остальных заповедей, но я думаю, что и уже сказанного достаточно, чтобы увидеть, что часть в Писании, относящаяся к заповедям жизни, на самом деле есть их внутренней степенью, которая не может быть истинной сама по себе, как мирская мудрость, и при попытке отыскать и утвердить в ней таковую, оторвано от мудрости духовной, тут же погибает и распадается. Ибо в них соответствующее духовное гораздо более внутренне, и поэтому более непосредственно связанно с природным в них, и они соответствуют более внутренним степеням духовным в Слове.

18а. То есть все моральные ценности безрелигиозных, и даже атеистических систем, своё основание берут всегда от каких-либо религиозных ценностей. Но поскольку они теряют главную отправную точку религиозных заповедей, а именно, что они должны исполняться не по какому иному резону мирскому, но потому, что ни предписаны свыше, и в их исполнении человек должен взирать всегда на Бога Творца, как высшую цель жизни в них, то они, изначально будучи взяты в чистоте из какого-либо Писания, со временем, через человеческие мудрствования и "улучшательсва", на основании "практического", т.е. чисто материально и природного опыта, со временем размываются, разрушаются, и, под конец, обращаются в свою противоположность. Второй пример здесь будет, скажем, стремление к справедливости, изначально заложенное в заповеди Писания о нежелании и неприсвоении имущества ближнего своего. Извлекаемая из своег духовного контекста материалистами, эта заповедь сначала обращаема ими в "священное" право частной собственности. Затем, с целью восстановления попранной справедливости, приходят следующие, заявляющие, что "всякая собственность есть кража", потом приходят взыскующие "экспроприации экспроприаторов" для установления попранной, как им кажется, здесь справедливости, и, в результате, эта заповедь обращается в "священный" призыв "грабь награбленное!".

18б. Из сказанного видно, каким образом внутренние составляющие Писания, представительствующие там степени внутренние духовные раздельные, при попытке обратить их в истинности чисто природные, со временем обращаются в свою полную противоположность.

19. Но вот историчности Писания, даже взятые сами по себе, могут существовать, и составлять как бы область истинностей природных, даже совершенно отделённые от своего внутреннего, духовного содержания.

20. Эти историчности могут преподаваться и сами по себе (как это и происходило в иудейской, христианской и даже в Новой Церкви). И через науку, вкореняемую в сознание людей этими историчностями (поскольку в них есть соответствия, представительности и изобразительности истин духовных) небо сочетается с человечеством, и ангелы буквально обитают в сознании, проструктурированном такими историчностями. Но до тех пор, пока человек, путём жизни по заповедям Слова, не искоренит в себе всякое зло, и не будет возрожден Господом, такое соединение не даёт ему лично никакой духовности, хотя он тогда, сам по себе, и служит небу и Господу тем "посредием", благодаря которому поддерживается общий вселенский порядок.

21. При этом вопрос исторической, природной истинности историй, утверждений и характеристик смысла буквального Слова не имеет ни малейшего отношения собственно к его духовному предназначению. Скажем, одинаково полезны духовно для возрождаемого человека в частности, и для сочетания начал природных и духовных вселенной в человеках вообще как истории подлинные в своей историчности, так и чистые, внеисторические мифы (вроде мифа о Творении в книге Бытия). С другой стороны, для человека мёртвого духовно природная истинность или неистинность последних начал в Слове, с духовной точки зрения, также совершенно адекватна - для него не вредна историческая ложность мифа, и совершенно бесполезна природная истинность попавших туда фактов истории, политики, географии и т.п.

22. С другой стороны, буквальные правдивости историчностей Писания могут быть используемы в даже и в целях чисто мирских. Скажем, книги Ветхого Завета могут служить пособием для реконструкции и изучения истории, социологии и географии древнего мира Ближнего Востока, книги Нового Завета могут служить неплохим экскурсионным пособием по географии и истории Палестины и рядом лежащих земель начала нашей эры, или же пособие по возникновению и развитию морали, этики и социальных принципов так называемой "иудо-христианской" цивилизации, а книги Третьего завета дают обширнейший материал по множеству отраслей прикладного характера, от этнических, социальных и естественнонаучных, до духоведческих и метафизических. Вот в этом смысле фактологические истинность или же ложность содержащихся там описаний и могут иметь огромное практическое значение. Но ни к собственно Слову, самому по себе, ни к Религии, ни к подлинной Церкви, ни к её Доктрине это не будет иметь уже ни малейшего отношения.

23. По этой причине, для подлинной Доктрины Церкви, предметом рассмотрения которой является исключительно относящееся к Господу, Вере, Духовному, Спасению и Возрождению человеческим, историческая и психологическая верность или же неверность истинностей природного и фактологического характера смысла буквального Священного Писания не имеет ни малейшего значения. Как не имеет в этом контексте значения, скажем, были ли Ной или же Авраам реальными историческими персонажами, и вели ли они себя в реальности так, как это описано в Ветхом Завете. Скажем, следуя за Небесным Учением, мы полагаем, что Ной - это личность мифическая, а Авраам - историческая. Но собственно для духовного Учения в церкви это совершенно неважно. А важны лишь те духовные истины, которые эти персоны репрезентируют.

24. С этой точки зрения и всё, что в Небесном Учении сказано исторически о национальностях, конфессиональностях, социальных отношения и естественнонаучных и метафизических фактах, всё это важно лишь как инструмент, ведущий к духовной связи с Господом, и к духовному восприятию, преобразованию и возрождению человеческим. А об истинности их исторической и природной каждому предоставляется судить самому для себя - в той мере, в которой это для него интерес представляет.

24а. То же самое, как ни странно, можно сказать и о собственно метафизической части Небесного Учения. Все эти описания ангельских сообществ, различных взаимоотношений и потусторонних историчностей, ценны отнюдь не сами по себе, а лишь в той степени, в которой они позволяют нашему сознанию войти во внутренние, духовные истинности, относящиеся к Господу, к Его Царствию Небесному, как совокупности духовных состоянии сознания нашего, и, главное, во внутренние состояния нашего собственного духовного возрождения. Именно поэтому, когда мы слышим от людей, не принадлежащих к Церкви, "ну зачем мне все эти описания ангелов, их обществ и потусторонней жизни", мы должны отдавать себе отчёт, что определённое зерно в этих утверждениях таки присутствует. Ибо они, не видя для себя в этом какого-либо практического, внутреннего наставления, искренне удивляются, почему нам всё это нужно и интересно. И во многом они не столь уж неправы, так как числящие себя принадлежащими к Новой Церкви и действительно слишком часто увлекаются всеми этими интересными фактологичностями, проводя время в бесконечных фантазиях и интерпретациях, в духе того, сколько, дескать "ангелов может уместиться на острие иглы", забывая о том, что всё это было открыто нам Господом исключительно для иных целей, столь же далёких от простого, суетного, мирского любопытства, как небо отстоит от преисподней. Более того, есть немало теософических сообществ, которые обширные части своих теорий и практик базируют в том числе и на метафизичностях Небесного Учения, но не имеют, при этом, собственно к Новой Церкви ни малейшего отношения, и не извлекают из этого никакой для себя внутренней, духовной пользы, хотя могут всю жизнь очень глубокомысленно изучать и рассуждать об этих метафизичностях.

25. Ибо это всё там представляет определённую внутреннюю ценность лишь для преобразования ума человеческого, и для засевания у него определённого рода научностей, из которых потом, в сознании его, может быть сформировано то рациональное, действуя в котором Господь может вести его к подлинной, духовной жизни в заповедях Своего Слова.

26. Ибо ни рациональность, даже самая подлинная, сформированная сама по себе, ни жизнь в заповедях Слова, без формирования рациональности, не ведут человека к преобразованию и возрождению, но лишь их в нём гармоничное сочетание.

27. Ибо жизнь в заповедях без рационального восприятия и подтверждения необходимости такой жизни, превращают человека в марионетку внешнего послушания, которому он следует лишь по мирским, чисто природным причинам, и с исчезновением этих причин, человек отбросит и жизнь по заповедям, пойдя по внутреннему зову своей невозрожденной природы.

28. Рациональность же без жизни по заповедям даст ему лишь инструмент для "вгрызания" во внутренности Слова, и для профанации святыни этого внутреннего, т.е подвергнет его и ещё гораздо более худшему падению духовному, чем просто отдание себя на побуждения природного зла своей врождённой натуры.

29. Из вышесказанного можно увидеть, каким образом, и почему именно такими образом Господь вводит людей в Свою Новую Церковь.

30. Человек всегда приходит к Новому Господнему Откровению руководствуясь побуждением какого-либо внешнего, чисто природного свойства. Даже если он был рождён и воспитан в рамках общины последователей Учения, он всё равно не приходит к Писанию до тех пор, пока не проявит к нему личного, своего собственного интереса, точно также, как и человек, приходящий со стороны. Единственное, что ему проще принять для себя положения этого учения, так как они насаждались в нём с детства, и он не имеет против них того внутреннего сопротивления насаждённых истин, которое есть у человека, в детстве воспитывавшегося совершенно в иных научностях.

30а. У него, правда, есть и ещё одно огромное преимущество, если оно есть. А именно - с детва насаждаемая привычка жить по заповедям этого Писания. Но, опять же, до пробуждения его личного интереса к Писанию, и до образования рационального восприятия его, эта привычка не даёт ему никакого решающего преимущества.

31. Но, как бы то ни было, человек всегда сначала входит именно в эти научности, или же в образные и фактологические описания комплекса книг, подписанных именем Эммануила Сведенборга, и когда он проявляет к ним личный интерес, это всегда интерес именно к природной грани этого Учения, основанный на определённого рода любопытстве. Это может быть интерес к его метафизической, богословской, естественнонаучной, нравственной или же социальной составляющей, и этот интерес заставляет человека накапливать научности оттуда, и формировать какого-либо рода рациональное восприятие, для усвоения и осмысления этих научностей.

32. Посредством научностей такого рода в нём формируется почва, или же земля определённого мира его внутреннего восприятия, и пока такой мир в нём не воссоздан, Господь не может войти в его внутренние начала Своим подлинным присутствием.

33. Собственно, как мы знаем, аналогичным образом Господь формирует почву, и мир внутри у человека посредством любой религии, и ведёт его к его собственным небесам, которые тот может принять. Но почва для подлинного царства Господнего, и для его непосредственного наития может быть сформирована в человеке лишь посредством Священного Писания, или же Слова Господня.

33а. Т.е. научности, которые засеваются в человека в процессе его жизни в мире определённого человеческого сообщества, какого рода это сообщество ни было бы, от теократического до атеистического, не способны сформировать его начал внешних в комплекс, могущий служить восприятию наития Господнего Блага, и, таким образом, не может служить основой для Царства Небесного в нём, но лишь основанием для какой-либо преисподней. Поэтому практически в каждом человеческом сообществе есть какая-либо религия со своим Священным Писанием, образы которого, по соответствиям, скоординированы с Господом от вечности, и могут служить инструментом для образования в сознании человеческом того сосуда восприятия, той почвы, на которой Господь мог бы затем взрастить семена спасения, и которая могла бы послужить затем основанием для его индивидуальных небес. Ибо Господь не может действовать в человеке помимо писания, и сформированного посредством его внутреннего мировосприятия.

34. Но сформирование такого внутреннего мира, само по себе, ещё не есть образованием церкви внутри человека, а лишь формированием в нём какого-либо аспекта восприятия соответствий самых внешних смысла буквального Слова. Да и то, человек тогда обретается лишь в соответствиях внешних самой нижней степени этого смысла, но отнюдь не собственно даже в смысле буквальном, хотя, как мы сказали, он уже может служить посредием между небесами Новой Церкви и миром.

35. О таком человеке Слово говорит, что он пребывает во внешнем Церкви, или же в Церкви внешней, но отнюдь не во внутреннем Церкви, или же отнюдь не в Церкви внутренней, которая и есть подлинной Новой Церковью.

36. Человек такой тогда лишь скорлупа Церкви, и он тогда обретается в скорлупе Слова, или же в представительностях смысла буквального, а не в его соответствиях.

36а. Каждый такой человек, тем не менее, полагает себя именно Новой Церковью, а своё восприятие Писания, или же свою часть скорлупы - внутренним, подлинным смыслом Слова Божьего. Одни из таковых становятся начётчиками богословия, другие - записными метафизиками и апологетами "чисто духовного восприятия", третьи концентрируются на социальных аспектах, четвертые провозглашают моральности Учения. При этом жизнь по заповедям часто отходит на второй, а то и третий план, а иногда и исчезает вовсе, хотя именно жизнь по заповедям, в самом их механистическом, в самом что ни на есть буквалистском восприятии, должна быть главнейшей существенностью этого периода обитания человека в Церкви Господней, ибо именно она есть тем главнейшим, наряду с образованием рационального начала посредством этих научностей, что только и в состоянии подготовить человека к следующему этапу его преображения.

37. Ибо для того, чтобы человек такой преобразовался в Церковь Подлинную, или же внутреннюю, Господь должен сойти в человека, и произвести над ним свой суд, дабы отделить в нём плоды от скорлупы, всю шелуху от чистого зерна, всё правое от неправого, всё истинное от ложного, и всё доброе от злого.

38. Собственно, Господне пришествие неизбежно для любого человека, независимо от того, какой религии он принадлежит, и принадлежит ли вообще. Но на этом суде человек судится согласно принципам своего сознания, и приобретённому посредством их добру, как природному, так и духовному. Вся жизнь всякого человека в мире - это подготовка к этому суду, знает он этого или не знает, и на этом суде христианин судится как христианин, мусульманин как мусульманин, иудей как иудей, язычник как язычник, и от этого суда засвистит судьба человека в вечности.

39. Ибо без такого Господнего Пришествия Писание продолжает оставаться у человека лишь набором внешних истинностей и поучений, т.е. оно не преобразуется в нём в Слово Божье, и не становится в нём частью его духовной веры и духовной жизни, но лишь, темперирует аспекты его жизни природной.

40. О таком посещении, и о таком суде и преобразовании внутреннего восприятия в человеке Латинское Слово говорит следующее:

"Посещая я посетил вас". То, что это означает Его пришествие к принадлежащим духовной церкви, очевидно из значения (слова) "посещение", что значит пришествие Господне, которое предшествует последнему времени церкви, каковое время названо в Слове "Последним Судом". То, что именно это называется "Господним Пришествием" очевидно из этих слов у Матфея: "ученики сказали Иисусу: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?" (Матф. 24:3); и тогда Господь наставил учеников относительно последнего времени церкви, ... и Он сказал, что когда всё это произойдёт, "тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда всплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою" (Матф. 24:30).

То, что под "Господним Пришествием" не означается Его появление с Ангелами на облаках, но признание в сердцах любовью и верою .., а также его проявление из Слова, высший, или же главнейший смысл которого говорит исключительно о Господе. Это пришествие понимаемо как пришествие Господне, которое происходит тогда, когда старая церковь отвергаема бывает, и новая церковь учреждаема Господом. ...

"Посещая посетить вас" в смысле буквальном, здесь означено (в Слове) освобождение от рабства в Египте, и введение в землю Ханаанскую, но это смысл буквальный слова

Духовное в Слове говорит о Господе, о Его Царствии и о церкви, а также о любви и вере; и поэтому под "посещая посетить" в смысле духовном означаемо освобождение от ложностей, и отсюда введение в то, что от Господних церкви и царствия, и, таким образом, пришествие Господне в любви и вере у тех, кто будет принадлежать к новой церкви. (AC 6895)

41. Такое внутренне посещение означает освобождение человека от "рабства египетского" восприятия природных истинностей буквальности Слова как истинностей духовных, и формирования своего сознания на основании такого восприятия.

42. Лишь после такого пришествия человек обретает просветление от Господа, и начинает прозревать в Слове его подлинный, внутренний, духовный смысл, который там говорит исключительно об относящемся к духовному Церкви, к духовному Царствию Господнему, и к Божественному Духовному Самого Господа. Только тогда человек начинает, наконец, видеть в Слове не книгу природностей и научностей, пусть даже и с духовным подтекстом, но начинает прозревать в нём Самого Господа, или же видеть там Бога Израилева, как говорит об этом само Писание:

То, что пришествие и присутствие Господни в Слове означаемы под (словами) "видели Бога Израилева", то это потому, что под законом, провозглашённым с Горы Синайской, означаемо, в более широком смысле, всё Божественное Истинное, или же Слово относительно как всякой (частности), так и всего (вообще) в нём. То, что пришествие и присутствие Господни в Слове означаемы, то потому, что Слово есть Божественное истинное, исходящее от Господа, и то, что исходит от Господа, есть Сам Господь. И поэтому те, кто читают Слово, и, при этом, взирают к Господу, признавая, что всё истинное и доброе от Него (происходит), и ничего - от них самих, те просветляемы бывают, и видят истинное, и постигают доброе из Слова. Это просветление есть из света небесного, каковой свет есть собственно Божественное истинное, исходящее от Господа, ибо оно проявляется светом перед ангелами небес. ... Более того, во внутреннем смысле Слова говориться исключительно о Едином Господе и Царствии Его. От этого происходит святость Слова, а также пришествие и присутствие Господни у тех, кто, как выше было сказано, не взирают к себе, но к Господу, и ко ближнему, или же, ко благу своих сограждан, своей страны, церкви, и неба. Причина здесь в том, что взирающие к Господу допускают Ему возвышать себя во свет небесный, тогда как взирающие к себе самим не допускают возвышать себя, ибо они держат свой взор прикованным к себе, и к миру. (AC 9405)

43. Отсюда видно, что для прозрения подлинного смысла в Слове, человек, во первых, должен обратить своё существование в служения жизни по Писанию, начиная с самых буквальных и телесных, что здесь обозначено как взирание ко благу своих сограждан, и до самых внутренних и духовных, что здесь показывается через прогрессию и восхождение служений через Церковь к Небесам.

44. Но из вышесказанного следует, что подлинное разумение даже буквального смысла Слова, в его последних началах, человеку может дать лишь Просветление от Господа, и пока такого просветления нет, то он будет там видеть лишь истинности природные этого смысла, и нечего более, воспринимая их за истины духовные, и постоянно утверждая себя в этом заблуждении теми местами в Латинском Слове, где говорится о том, что эти истинности природные есть раскрытие смысла духовного Слова Ветхого и Нового Заветов.

25. Ибо может быть два разумения Слова - разумение человеческое, и разумение Божественное. И разумение человеческое обращает даже Божественности смысла внутреннего, присутствующие по степени сплошной в Слове, лишь в природные истинности, тогда как Божественное разумение, даруемое человеку Господним просветлением, обращает даже природности самого внешнего смысла Слова в Божественности Господнего Природного (начала).

Ибо в смысле высшем всё во Слове, как вообще, так и в частности, относится к Господу, и Господь есть Самоим Учением, или же Словом, не только относительно высшего смысла там, но также и относительно смысла внутреннего, и даже до смысла буквального, ибо этот смысл есть представительством и означательностью смысла внутреннего, а смысл внутренний есть представительством и означательностью смысла высшего; а то, что в Слове есть представительством и означательностью, есть, в сущности своей тем, что оно представительствует и означает, таким образом оно есть Божественным Господа; ибо представительствующее есть ничто иное, как образ того, кто (этим) представительствуем; и (соответственно оно) есть образом Самого Господа, представленным обозрению. (AC 3393)

АМИНЬ

Текст проповеди, прочитанной в Общине Господней Новой Церкви, или же в Новом Иерусалиме,

г. Львова, Украина

Пастором общины Васильевым А.В.

9 Декабря 2007 года



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"