Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Опрелюбодействование Господнего Слова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В данной статье раскрывается механизм внутренней связи между прелюбодеянием телесным и прелюбодеянием духовным в человеческой жизни.

3

Опрелюбодействование Господнего Слова

Услышьте Слово Господне, как проречено было Господом в книге пророка Иеремии:

И скажи им слово сие: да льются из глаз моих слезы ночь и день, и да не перестают; ибо великим поражением поражена дева, дочь народа моего, тяжким ударом. Выхожу я на поле, -и вот, убитые мечом; вхожу в город, - и вот истаевающие от голода; даже и пророк и священник бродят по земле бессознательно. Разве Ты совсем отверг Иуду? Разве душе Твоей опротивел Сион? Для чего поразил нас так, что нет нам исцеления? Ждем мира, и ничего доброго нет; ждем времени исцеления, и вот ужасы. Сознаем, Иегова, нечестие наше, беззаконие отцов наших; ибо согрешили мы пред Тобою. Не отрини нас ради имени Твоего; не унижай престола славы Твоей: вспомни, не разрушай завета Твоего с нами. Есть ли между суетными богами языческими производящие дождь? или может ли небо само собою подавать ливень? не Ты ли это, Иегова, Боже наш? На Тебя надеемся мы; ибо Ты творишь все это. (Иер. 14; 17-22)

Здесь завершается наше первое чтение из Слова

Слушайте, из святого Слова Господнего, как проречено было в книге "Откровение Иоанна Богослова":

И увидел я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах. И услышал я глас с неба, как глас вод многих и как глас сильного грома; и услышал я голос арфистов, играющих на своих арфах. Они поют как бы новую песнь перед престолом и пред четырьмя животными и старцами; и никто не мог научиться этой песне, кроме этих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли. Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу, И в устах их нет лукавства; они непорочны перед престолом Божьим. (Откр. 14; 1-5)

Здесь завершается наше второе чтение из Слова

Слушайте снова из святого Слова Господнего, как проречено было в книге "Апокалипсис Истолкованный":

"Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники" означает, что они не фальсифицировали истины Церкви и не осквернили их неправдами веры, но они любили истины, потому что они истинны. .. "жена" означает Церковь, происходящую из расположения к истине, следовательно, в противоположном смысле - Церковь, происходящую из расположения ко лжи ... Здесь означается Церковь, происходящая из расположения к истине, поскольку говорится "они не осквернились с женами". "Оскверниться с женами" имеет то же значение, что и прелюбодействовать и блудодействовать. .. "прелюбодействовать и блудодействовать" означает опрелюбодействовать и фальсифицировать Слово... "Ибо они девственники" означает, что они любят истины за то, что они истинны, таким образом, по духовному побуждению. Они понимаются под "девственниками", потому что "дева" означает Церковь как невесту, желающую соединиться с Господом и стать женой, а Церковь, желающая соединиться с Господом, любит истины, поскольку они истинны, так как через истины производится соединение в той мере, насколько по ним живут. Поэтому Израиль, Сион и Иерусалим в Слове называются "девами" и "дочерями", так как "Израилем", "Сионом" и "Иерусалимом" обозначена Церковь. Что все, кто таковы в Господней Церкви, девы ли они или юноши, жены или мужья, юнцы или старики, девочки или старухи, понимаются под "девами", может быть установлено из Слова, где "девы" упоминаются, как то: Дева Израилева (Иер. 18:13; 31:4, 21; Aм. 5:2; Иоиль 1:8). Дева, дочь Иуды (Плач. 1:15). Девствующая дочь Сиона (4 Цар. 19:21; Ис. 37:22; Плач. 1:4). Девы Иерусалимские (Плач. 2:10). Дева, дочь народа моего (Иер. 14:17). И поэтому: Господь уподоблял Церковь десяти Девам (Мф. 25:1). (AR 620)

АМИНЬ

Здесь завершается наше чтение из Слова

"Прелюбодействовать и блудодействовать" означает опрелюбодействовать и искажать Слово (AR 620)

В Латинском Слове достаточно часто встречается выражение - "adulterare et falsificare Verbum", что на русский язык буквально переводится именно так - "опрелюбодействовать и искажать Слово". И если выражение "искажать Слово" звучит вполне привычно для нашего уха, то вот употребление "опрелюбодействования" по отношению к текстам Священного Писания, которые первыми приходят на ум современному человеку, когда он слышит выражение "Божественное Слово", такое словосочетание звучит для него несколько дико. Оно представляется ему уж скорее некоей стилистической фигурой, употреблённой там для усиления общей экспрессии выражения, нежели каким-либо смысловым буквальным элементом. Поэтому при переводе на русский некоторые переводчики употребляют для перевода латинского "adulterare" русское "осквернять", которое им кажется более подходящей гиперболой для данного случая.

Но на самом деле, употребление здесь термина, буквально звучащего по русски именно как "опрелюбодействование" имеет колоссальное практическое значение. Ибо употребляемое в связке с ним "Слово", или же "Слово Божье" здесь означает отнюдь не писанные тексты, или же "Священное Писание", а несёт в себе совершенно иную смысловую нагрузку, которая хорошо раскрывается в следующей цитате:

Под прелюбодействованием в духовном смысле, разумеется опрелюбодействование доброго, принадлежащего Слову, и искажение истинного его; в высшем же смысле, под прелюбодействованием разумеется отвергать Божественное Господа и осквернять Слово (Life 74)

Здесь очень ясно показана связь между тем, что определяемо в мире природном как прелюбодеяние телесное, и тем, что определяемо как прелюбодействование духовное. Ибо оба этих вида прелюбодействования являются, на самом деле единым действием, единой сущностной конструкцией, связанной между собой, по соответствиям, таким же образом, каким духовное связано с материальным, или же душа связуема со своим телом. А именно - они являются проявлением одного и того же в различных раздельных степенях, где степень высшая, или же духовная проявляема в степени низшей, или же степени природной. Проявляема по соответствиям.

Латинское Слово говорит нам, что:

Божественное Наитие во вселенной нисходит по степеням которые, хотя между собою совершенно различны, как конечная цель, причина и следствие или же как предшествующее, последующее и последнее; но составляют, тем не менее единство, посредством Соответствий, ибо природное соответствует Духовному, также как и Небесному. (SS 5, 6, 7)

Это единство выражается в том, что там, где присутствует одна степень чего-либо, там же неизбежно присутствует и другая степень, хоть она может быть и сокрыта от глаз взирающего лишь на относящееся к одной из этих раздельных степеней. Как, скажем, видя проявления жизни телесной человека, наблюдатель в мире природном, мыслящий лишь по феноменам, наблюдаемым природными глазами, может и не догадываться о том, что все эти проявления есть лишь отражениями, по соответствиям, действия духовного человеческой души, пребывающей в мире духовном. И, тем не менее, существование природных проявлений невозможно без соответствующих им причин духовных, и они есть для этих причин содержащими и заключающими сосудами, через которые те существуют. С другой стороны, дух наблюдающий духа в мире духовном может и не догадываться о том, что всё, что он видит имеет непосредственное отражение, по соответствиям, в мире природном, или же в каком-либо человеке-восприемнике, и что более того - без наличия такого восприемника, или человека, ассоциированного с этим духом, собственное существование этого духа было бы практически невозможным. Ибо:

Так как Божественное наитие не останавливается на середине, а идет до своих последних степеней, и так как среднюю степень, через которую оно проходит, составляют ангельские небеса, а последнюю - человек, и вообще ничего не существует бессвязного, то связь и соединение небес с родом человеческим таковы, что одно существует другим и ... род человеческий без небес был бы то же, что цепь без прицепу, а небеса без рода человеческого - то же, что дом без основания. (HH 304)

По этой-то причине прелюбодеяние природное и прелюбодеяние духовное представляют собой единый феномен существования, и опрелюбодействование Слова существует в прелюбодеянии телесном, как душа в своём теле, и одного без другого существовать попросту не может. И где есть дух прелюбодеяния, там всегда присутствует и его телесное, пусть и не всегда актуально, а лишь в потенции; и там где есть телесное деяние, там всегда присутствует и действующий в нём дьявольский дух опрелюбодействования Божественного Слова, хотя это и не всегда очевидно для очей природных.

Каким же образом это происходит - так сказать "механику процесса" я сейчас и попробую объяснить.

В вышеприведенной цитате сказано было, что "под прелюбодействованием в духовном смысле, разумеется опрелюбодействование доброго, принадлежащего Слову". Такое конкретизирование происходящего помогает нам лучше осмыслить совершающееся здесь. Но для этого нам надо уразуметь, что же имеется ввиду конкретно именно здесь под "добрым, принадлежащим Слову".

Нам известно, что Слово есть, в сути своей, учением жизни, и что оно говорит, в подлинном смысле своём, лишь о том, что относится непосредственно к жизни человека в Господе, и ни о чём ином, ибо "учение, которое извлекаемо из буквального смысла Слова, есть исключительно учением благолюбия и любви, благолюбия ко ближнему и любви к Господу; это так, ибо всё Слово есть ничто иное, как лишь это учение, вместе с соответствующей учению этому жизнью. (AC 3445 (?))

Отсюда, под "добрым, принадлежащим Слову" здесь понимаемо доброе жизни в Господе, или же доброе жизни по любви ко благу, или же доброе жизни по заповедям Священного Писания. И поскольку доброе жизни по духовной любви в человеке принадлежит Единому Господу, и есть непосредственным Господним присутствием во внешних, или же природных началах жизни у человека, и, соответственно, в его природных органических формах, то "доброе, принадлежащее Слову" есть органическими формами Господнего присутствия в человеке в служениях его жизни природной, относящихся вот именно к этому конкретному доброму.

Конкретные же служения конкретного доброго, противоположного прелюбодеянию в человеке, есть служениями его жизни в супружестве природном. То есть всеми теми действиями, которые человек совершает, пребывая в чистом супружестве, и, также, теми действиями, которыми он сопротивляется в себе против искушений в совершении действий противоположных служениям супружественным.

Соответственно, когда человек осуществляет в себе служения чистого супружества, и избегает совершать действования, ведущие к формам внешним прелюбодеяния, и делает это по любви к истинностям Слова, или же по духовному побуждению к воплощению в жизнь заповедей буквального смысла его, то в нём тогда, в служениях этих, укореняется доброе жизни от Господа, в котором затем Сам Господь в нём пребывает. И такой человек, через это доброе, "любит истинности (Слова), поскольку они истинны, так как через истинности производится соединение в той мере, насколько по ним живут" (AR 620)

И, противоположно, когда человек "блудодействует, делает бесстыдные дела, говорит сладострастное, и мыслит срамное"(Life 74), то в этих его действиях повреждаемо и уничтожаемо то доброе Слова, или же те органические формы принадлежности Господней, которыми Господь потенциально, с рождения, присутствует во всяком человеке. Ибо "доброе Слова" это именно и буквально есть те органические формы, в которые дух человеческий облекается в материнской утробе, и которое составляет все те органические формы тела его, через которые он имеет в себе жизнь органическую природную.

Ибо все органы в теле человеческом, все их клеточные органические формы соответствуют Небесам Господним, и эти Небеса в них по соответствиям пребывают, как в своём содержащем. И эти органы живут и существую именно этой связью, человек же в этой совокупности живых органических форм - как червячок в яблоке. Ибо человек, в своей личностной совокупности, это всё, в формах этих, относящееся до соби его, или же совокупности всего, вырожденного органически, и происходящего от любви мирского, и любви собственного.

Повреждённые органические формы - здесь буквально. Это то, что передаётся по наследству в человеке от его предков. Ибо человеческое тело состоит из двух видов органических форм. Происходящих наитием Господним через Его Небеса, или же органических форм здоровых, которыми тело его живёт и поддерживаемо в добром здравии, и происходящих от наития духов преисподней, получаемых им по наследству от родителей, из которых в этом теле состоит его "личное сознание". Это собственно не суть органических форм, ибо суть, или же здоровые формы, в которых поддерживаема жизнь, могут происходить лишь соответствиями от Господа через Его небеса. Это болезненные и губительные повреждения этих форм. От которых происходят в человеке все физические немощи, слабости, болезни и органические сбои.

Наиболее ярким примером проявления таковых повреждённостей в природных органических формах может служить раковая клетка. Которая, в основе своей - это здоровая клетка какого-либо органа, но перерожденная адским наитием в нечто, что живёт лишь для самоей себя, уничтожая весь остальной организм своим паразитированием, и, в конечном итоге, идущая через это и к своей собственной гибели, через гибель всего того здорового, на котором она паразитирует.

Так вот, здоровому существованию органических форм человеческого тела отвечает именно состояние сознания, проявляющееся в служениях чистого супружества. Тогда в человеке пребывает доброе жизни из предвечного Слова, которым Есть Господь от вечности. И тогда человек есть Божественное Слово в его органических формах - от первого своего, и до своего последнего. Сознание его тогда есть формой истинного Слова из этого доброго. Священное же Писание тогда для него есть тем инструментом, посредством которого в его сознание насеваются духовные побуждения к жизни в добром из Слова.

И наоборот - когда человек "блудодействует, делает бесстыдные дела, говорит сладострастное, и мыслит срамное", то он, тем самым, опрелюбодействует доброе Слова в себе, или же способствует перерождению и повреждению в себе тех органических форм, которые в нём присутствуют от наития небесного, и которые есть Господним Словом в нём в своих последних. И от такого повреждения доброе Слова, или же здоровые органические формы в теле его, обращается в доброе опрелюбодействованное, или же в органические формы больные, умирающие, с разрушенной внутренней структурой. Отчего сознание его принимает форму искажённого истинного Слова, то есть он начинает мыслить ложностями, в которое сознание его тогда обращает познания памяти, образованные в памяти его посредством текстов Священного Писания. Которое тогда для него обращается в книгу ересей, безумий и заблуждений.

Это надо хорошо запомнить. Совершая действия прелюбодеяния телесного мы, на самом деле, тут же, по соответствиям, прелюбодействуем духовно, опрелюбодействуя формы духовные предвечного, духовного Господнего Слова в нас. А также олжетворяем все связанные с этим присутствием и наитием истинности Слова в сознании своём. После чего познания памяти нашей, приобретённые из Священного Писания, сколь бы ни были они истинны сами по себе, для нас превращаётся в мёртвую и безжизненную букву. Со всем, отсюда для нашей духовной жизни вытекающим.

Но поскольку, согласно Латинскому Слову, все степени раздельные высшие присутствуют в последней, или же природной степени как степени продолженные, но более внутренние, то по этой причине срабатывает и закон обратного отражения. То есть, у человека невозрожденного может рождаться не только ложное от злого, но и злое от ложного. То есть человек может не только входить в новое ложное сознания своего из присутствующего в нём опрелюбодействованного доброго из Слова, но он может также входить в новое для него опрелюбодействованное доброе из ложного, усвоенного им через познания памяти, образуемые в нём посредством Священного Писания.

Механизм здесь тот, что всякое познание рождает в сознании у человека какое-либо побуждение к изменению его жизни, пусть такое побуждение и не всегда очевидно и немедленно. Поэтому, по сути, абстрактное познание отличается от конкретно побуждающего лишь более отдалённой степенью своего побуждения.

Скажем, человек, не считающий прелюбодеяние злом, и полагающий его допустимым, часто не побуждаем этим к немедленной реализации этого полагания в действие. Ибо он может избегать прелюбодейных действий по причинам чисто природным и мирским - боязни потери репутации, здоровья, самоуважения и пр. Но потенциально он уже "к разврату всегда готов". И рано или поздно, пусть даже и лишь в мире духовном, после совлечения своего тела природного, он это абстрактное допущение начнёт реализовывать в конкретных действиях. Ибо всякое знание побуждает человека, даже самое абстрактное - путём формирования внутренней парадигмы его существования.

Тем более это относится к познаниям, заимствованным человеком из Священного Писания, которое, по соответствиям, является отражением, опорой, вместилищем и содержащим предвечного духовного Господнего Слова - вместилищем через сознание человеческое, который это Писание усваивает памятью природной.

Именно по этой причине блудодействование означает не только, и даже не столько чисто природное поведение определённого стиля жизни, но:

"Блудодействовать" обозначает извращать и искажать Слово. Это обозначено блудодеянием, потому что в малейших частях Слова есть супружество доброго и истинного, но это супружество разрушается, когда доброе отделяется и забирается от истинного. ... Вот, почему словом "любодействовать" означается извращать доброе и искажать истины Слова; а так как в этом состоит духовное блудодеяние, то искажавшие Слово собственным рассудком становятся блудниками, когда приходят в духовный мир ... Запомните это и исследуйте после смерти, и вы убедитесь. (AR 134)

Доброе отделяется и забирается от истинного тогда, когда познания из Священного Писания не служат сознанию человеческому в качестве инструмента, побуждающего его к жизни в этом добром. И когда происходит это разделение, то они тогда внутренне начинают побуждать его к чему-либо иному. А всё, иное доброму, ему, в той или иной степени, противоположно. Ибо доброе всегда едино. Пусть оно едино в разных степенях, ибо есть большая и меньшая степень доброго. Но то, что не есть добрым, уже есть по определению злым, в той или иной степени.

Когда же нет внутреннего побуждения к доброму из Слова, а такого побуждения не может быть, если нет побуждающего инструмента, или же истинного из Слова в сознании у человека, то нет и никаких служений доброго. И даже если есть видимость таковых служений, то они происходят тогда у человека не от духовных побуждений, а от побуждений связанных с чисто мирскими резонами, таковые же побуждения происходят из преисподней. По этой причине, человек иногда может даже имитировать, на уровне природных начал, жизнь вполне благопристойную, и не вступающую в противоречие с природными заповедями Священного Писания, но если, при этом, во внутреннем его "доброе отделяется и забирается от истинного", то он совершает внутреннее опрелюбодействование доброго в себе. Что, неизбежно, примет формы и опрелюбодействования внешнего, ибо внутреннее с неизбежностью в результате воплотится в свойственные ему однородные формы. Именно по этой причине " искажавшие Слово собственным рассудком становятся блудниками, когда приходят в духовный мир".

Разумеется, всё это относится не только к прелюбодеяниям. Совершающий природное убийство повреждает в себе доброе Слова относящееся к противоположному убийству добру. Совершающий кражу - противоположное духовному воровству доброе. Лгущий - доброе, относящееся к жизни в истинном. И так далее. И, соответственно, "искажавшие Слово собственным рассудком" впадают в том мире во внешние зла также и убийств, воровства и лжи, наравне с прелюбодействованием. Какими бы добропорядочными относительно внешней жизни своей они не казались бы другим, и даже себе самим в мире природном.

Но прелюбодеяние из всех видов зол духовных занимает совершенно особое место. Оно - как бы корень всех зол, ибо оно разрушает в человеке самое высшее духовное и небесное добро, относящееся наиболее непосредственно к супружеству доброго и истинного в Предвечном Духовном Слове. Оно для духовного благополучия человека гораздо опаснее, к примеру, греха убийства, что выглядит, конечно, с мирской точки зрения несколько странно. Но совершенно иначе это представляется если ведаешь именно духовные причины всего сущего в мире.

Именно поэтому Латинское Слово и предупреждает нас, что:

Прелюбодеяние столь великое зло, что оно называться может самим дьявольским; ибо кто находится в природном прелюбодеянии, тот и в духовном прелюбодеянии находится, и наоборот. ... Те, которые из веры и жизни не почитают прелюбодеяния за грех, находятся во всех родах прелюбодеяния вместе. (Life 74)

АМИНЬ

Текст проповеди, прочитанной в Общине Господней Новой Церкви, или же в Новом Иерусалиме,

г. Львова, Украина

Пастором общины Васильевым А.В.

2 мая 2010 года


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"