Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

О римо-католической религиозной убеждённости (продолжение)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О Римо-католической религиозной убеждённости в Новой Церкви

- о римо-католической религиозной убеждённости (продолжение) -

2

О римо-католической религиозной убеждённости (продолжение)

Услышьте Слово Господне, как проречено было Господом в книге "Бытие":

На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле. (Быт. 11:1-9)

Здесь завершается наше первое чтение из Слова

Слушайте, из святого Слова Господнего, как проречено было в книге "Откровение Иоанна Богослова":

И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих; с нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле. И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. (Откр. 17: 1-5)

Здесь завершается наше второе чтение из Слова

Слушайте снова из святого Слова Господнего, как проречено было в книге "Апокалипсис Открытый":

"И на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудодеяниям и мерзостям земным" означает, что такова Римско-католическя религиозная убеждённость в отношении качества её внутренних начал, которое скрыто; и что в результате её происхождения от любви к господству из любви к себе над святынями Церкви и над небом, то есть над всем, исходящим от Господа и Его Слова, оно осквернило и профанировало всё, принадлежащее Слову и затем Церкви. ... Поскольку такие слова были написаны на ее челе, а "написанное на челе" означает присущее любви, любовь же их есть любовь к господству от любви к себе над всем, принадлежащим Церкви и над небом, таким образом, над всем, что исходит от Господа и от Его Слова, поэтому таково значение. Из этого может быть видно, что словами "на челе её было написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудодеяниям и мерзостям земным" означается, что такова Римско-католическя религиозная убеждённость в отношении внутренне скрытого качества; которая в результате её происхождения из любви к господству и из любви к себе над святынями Церкви и над небом, таким образом, над всем, что исходит от Господа и Его Слова, осквернила и профанировала всё, принадлежащее Слову и затем Церкви. Что это есть любовь к господству над всем, принадлежащим Церкви, известно из законного права, присвоенного себе над душами людей и над всем, принадлежащим их богослужению. Что это есть господство над небом, известно из того, что они приняли на себя власть разрешать и связывать, таким образом, отворять и затворять. Что это есть любовь к господству над всем, исходящим от Господа, известно из наместничества, через которое они приписывают себе всё, исходящее от Него. Что это есть любовь к господству над всем, принадлежащим Слову, также известно из того, что они оставляют его толкование только за собой. Это называется любовью к господству из любви к себе, потому что также существует любовь к господству из любви к службе. Эти две любви совершенно противоположны одна другой. Так как любовь к господству из любви к себе есть дьявольская, поскольку она видит только себя и мир для себя; но любовь к господству из любви к служению есть небесная, поскольку она взирает на Господа, от которого все происходящее составляет службы, и службы для неё составляют делание добра Церкви для спасения душ; поэтому такая любовь ненавидит любовь к господству из любви к себе. (AR 729)

АМИНЬ

Здесь завершается наше чтение из Слова И на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудодеяниям и мерзостям земным (AR 729)

В прошлый раз мы говорили с вами в частности о том, что:

Римо-Католическая религиозная убеждённость (ведёт своё происхождение) из любви к господству и из любви к себе над святынями Церкви и над небом, таким образом, над всем, что исходит от Господа и Его Слова (AR 729)

И что, таким образом она есть любовью всего священного, духовного, и исходящего от Господа исключительно ради своего собственного. То есть она тогда царствует в человеке, когда он любит доброе и истинное не само по себе, но лишь как средство удовлетворения своих самых низменных похотей. А именно - прежде всего похоти возвышать себя над всем остальным во вселенной, посредством духовно доброго в себе, и, во вторую очередь, похоти присваивать себе, путём внутренних и внешних магических манипуляций над религиозными чувствами других людей в мире, того природного доброго, которое им принадлежит.

Нам не следует особо заблуждаться - хотя исторически эта религиозная убеждённость в максимально доступных для внешнего восприятия формах воплотилась в историческом Папстве, и находящейся под его господством Католической Церкви, тем не менее, она отнюдь не ограничилась рамками этой организации. И её отнюдь нельзя считать раз и навсегда поверженной Вторым Господним Пришествием, и навсегда оставшейся в далёком историческом прошлом первичного христианства.

Ибо хотя эта религиозная убежденность и была низвержена с первых, или же природно-духовных небес, после Второго Господнего Пришествия, и поэтому она никогда уже не сможет инсинуироваться внутрь, и затенять духовную связь человечества с Господними Святынями, тем не менее она вполне способна действовать на уровне индивидуального человеческого сознания. Ибо будучи низверженой с духовно-природных небес она нашла себе обиталище среди духов, обитающих на так называемой "нижней земле".

Нижняя земля, как её описывает Латинское Слово - это самые нижние слои духовно-природных состояний человека, напрямую связанные с его чувственным, или же природным восприятием. То, что в человеке относится напрямую к его осознанию себя как обитателя мира природного, и со всем в его восприятии связанном с пятью внешними чувствами, посредством которых он есть обитателем мира природного. Или же всех тех композитных форм последней степени творения, которые служат для фиксации, на самом нижнем уровне, всех форм творения духовных, пребывающих в более высоких раздельных степенях творения.

Нижняя земля - это последняя, или же самая нижняя степень мира духовного в человеке. Под ней уже находятся лишь безжизненные композитные формы последней из раздельных степеней творения, которую Латинское Слово называет собственно миром природным. Это та степень, на которой зачинается индивидуальное сознание всякого человека после его зачатия и рождения. Собственно индивидуальное сознание всякого новорожденного и есть как бы "каверна", или же яма в этой почве. Откуда видно, что современный человек, относительно своего индивидуального, или же своей соби, рождается в такого рода "духовных пещерах", соединяемых между собою многочисленными переходами.

Система этих пещер в мире духовном составляет то, что называется коллективным сознанием современного человечества. У каждого там свой сектор обитания, а эти сектора, согласно Латинскому Слову окружены со всех сторон пещерами адов, которые их постоянно наваждают. Сама Нижняя Земля - это хоть и не собственно преисподняя, но от преисподней она отличается лишь тем, что находящегося там всё ещё потенциально можно оттуда вывести на более высокие уровни, соседей же его, находящихся в адах - уже нельзя. А так - это взаимосообщающиеся сосуды, откуда похоти перетекают туда и сюда достаточно свободно, да и реальность у них практически общая.

Собственно, поэтому и можно сказать, что современный человек рождается в аду. Только он этого не замечает, ибо его внешнее восприятие, через чувства телесные, связанно с композитными формами так называемой "природной реальности", которые в свою очередь, через соответствия, связаны с формами духовными высших слоёв творения. Поэтому человек, будучи внутренне на духовном уровне преисподней, во внешних своего восприятиях может наслаждаться великолепным природным небом, отражающим, по соответствиям, формы неба духовного, благоухающими полезными растениями, соответствующими постижениям духовным небес, разного рода полезными и приятными животными, соответствующими духовным небесным чувствам, и всякими подобными же природными благами, воспринимаемыми его внешними чувствами как удовольствия из-за этой своей связи с благами подлинно духовными.

Понятно, что эти блага природные есть лишь тенью благ подлинных, или же благ небесных, которым они соответствуют. Но они всё равно для внешнего восприятия гораздо приятнее, чем духовные зловредности адов, которые впрочем тоже, как тень, приcутствуют в своих отражениях мира природного - вроде вредных растений, животных, болезней и несчастий этого мира. И которые также есть лишь хоть и неприятной для восприятия, но лишь тенью подлинных зол и ужасов адских.

Но пока у человека, через связь с телом природным, открыты для восприятия внешние чувства, он по восприятиям своим живёт в этом мире природы, где есть разнообразие и хорошего, и плохого. Поэтому его жизнь наполнена и хорошими переживаниями, и хорошими возможностями, самая важная из которых - это возможность преобразования и возрождения, посредством Слова Природного, включающего в Себя Священное Писания и связанные с ним служения природные, посредством которых может совершится его преобразование и возрождение. Что в мире духовном будет выглядеть, как его выведение из пещер уровня преисподней во всё более и более высокие слои мира духовного.

Если же такого выведения не состоится, то когда прервется связь человека с телом природным, он "проснётся", после некоторых метаний, чувствами своего внешнего восприятия в своей индивидуальной пещере, которая, замкнувшись от выхода к телу природному, уже навсегда превратится для него в его индивидуальный личный ад.

Именно поэтому Латинское Слово и говорит, что ныне ВСЯКИЙ человек нуждается в преобразовании и возрождении. Ибо те природные блага, пусть даже и блага религиозные, к которым, по рождению своему, люди имеют доступ через тело природное, и через которые к ним имеют доступ даже ангелы самых высших небес, и посредством которых человек может быть сопричастен к самым высшим состояниям благодати, блага эти не есть для него спасительными, ибо если они, в процессе преобразования и возрождения, не стали его собственным внутренним обиталищем, или же он не вошёл в них внутренне лично - что адекватно, то он лишается к ним доступа, с того момента, когда со смерть физической прерывается его связь с телом природным. Каковым прерыванием связи, собственно, и является так называемая "смерть природная".

Так вот, после Второго Господнего Пришествия, духи, одержимые Римо-Католической религиозной убеждённостью, были сброшены с духовного уровня, соответствовавшего небесам природно-духовным, на уровень этой нижней земли. Уровень небес природно-духовных был отдан ангелам нового первого неба, или же ангелам Нового Иерусалима, где Господь построил им эти новые первые природно-духовные небеса. И с тех пор духи эти блуждают по этим пещерам, и наваждают там всякого человека, рождающегося ныне в мире. Или же - возникающего, путём зачатия и формирования индивидуального сознания, через тело природное, на этом уровне. Где, напомню ещё раз, начинает всякий ныне рождающийся человек.

И именно в этом заключается та причина, по которой нам, людям Новой Церкви, необходимо тщательно изучать то, что было об этой убеждённости сказано в Латинском Слове. Ибо мы для этих духов, постоянно стремящихся вернуться назад - хотя бы на уровень первых небес, и есть самая главная, самая генеральная цель. Конечно - их основное обиталище - это сознание атеистов, язычников, мусульман, и постхристиан старой, отвергнутой церкви. Но там для них радости мало. Ибо поскольку все эти виды сознания не связаны непосредственно с новым Господним Словом, посредством которого ныне и совершается исключительная связь человечества с Небесами, то для них такое сознание - не более чем замурованная тюремная камера. Они же постоянно стремятся выйти на, так сказать, открытые системы, где они могли бы по настоящему развернуться.

Для читавших книгу "Хоббит" Толкиена здесь можно вспомнить образ Голлума, вынужденно удерживаемого Кольцом Власти в подгорных пещерах, и питающегося исключительно пещерной живностью, в крайнем случае - подвернувшимися под руку гоблинами. Но который мечтает о чём-то и более вкусненьком, вроде пришедшего их дневного мира хоббита. Так вот, для этих духов нынешние люди всех религиозных систем - это как гоблины для Голлума. Включая сюда и читателей книг Сведенборга, для которых это не более чем интересное природное учение.

Но вот человек, посредством Латинского Слова начавший преобразовываться и возрождаться, и, посредством этого, обрётший некоторое количество субстанциональной духовной плоти, для них представляется кусочком необыкновенно лакомым. Посредством которого они могут даже присосаться к чему-нибудь духовному от Новых Господних Небес, если только смогут себе отгрызть немного такой плоти. Безусловно, отгрызя её, они её этим убивают, и в себе опрелюбодействуют, и вместе с ней, и её хозяина, отрывая того от Небес, и губя духовно. Но - на какое-то время они получают чувство насыщения новым видом духовного зла. А через такое действо в Новой Церкви совершается определённое опрелюбодействование и осквернение доброго и истинного - в индивидуальном человеческом сознании. И хоть сознание при этом индивидуальное, но подобного рода осквернение касается, и отражается на всей Церкви, к сожалению.

В чём же собственно тогда заключается суть подобной религиозной убеждённости в современном человеке?

Согласно Латинскому Слову:

[Вавилон означает] богослужение, внешняя сторона которого кажется святой, тогда как внутренняя осквернена. ... В начале такое богослужение не было настолько оскверненным, каким стало впоследствии. Ибо качество внешнего богослужения полностью определяется внутренним; чем более чистым является внутреннее, тем более чистым является внешнее богослужение, но чем более нечистым является внутреннее, тем более нечистым является внешнее; и чем более осквернено внутреннее, тем более оскверненным является внешнее богослужение. Словом, чем больше любви к миру и любви к себе в человеке, состоящем во внешнем богослужении, тем меньше жизни и святости в его богослужении; чем больше ненависти к ближнему в его любви к себе и к миру, тем больше профанации в его богослужении; чем больше злобы в его ненависти, тем еще больше профанации в его богослужении; и чем больше коварства в его злобе, тем еще больше профанации в его богослужении. Эти виды любви и эти формы зла являются внутренними аспектами внешнего богослужения, означаемого "Вавилоном". (AC 1182)

Отсюда видно, что для духов этой убеждённости целью являются люди, состоящие хоть в каком-либо богослужении, то есть хоть сколь-нибудь религиозные. Явные атеисты и агностики - для них не есть особой пищей, ибо там, где нет признания Божественного, там нет и никакого богопоклонения и богослужения. У таких людей эти духи могут разве что лишь усиленно развивать чувство морального превосходства над остальными, если те живут природной моральной и гражданской жизнью. Но подобного рода возвышение соби для них - слабое утешение. Ибо их внутренние амбиции простираются, по старой привычке, к вещам духовным и небесным, а не к амбициям человеческого породного.

И, вполне возможно, Господь ныне по этой причине и удерживает большинство постхристиан в таком примитивном, плотском атеизме, погружая их уж в совсем примитивные похоти природные, и держа моральное и нравственное сознание их на уровне практически диких животных. Ибо для них-то, по их наследственному, эти духи и представляю самую первую и непосредственнейшую опасность. А так - Господь их защищает от возможности выкопать себе ещё более глубокую пещеру, нежели та, в которой они родились на нижней земле по наследственности своей.

В нормальном состоянии человеческого сознания:

Всякий желает пребывать в каком-либо богослужении, ибо это желание является общим для всех и существует даже среди язычников. Ибо всякий, кто созерцает вселенную, и еще больше, кто рассматривает ее порядок, признает некую высшую Сущность, а поскольку он ищет своего благополучия, то приносит свое поклонение этой высшей Сущности. Кроме того, есть нечто внутри, что побуждает к этому, ибо такое побуждение приходит от Господа через ангелов, пребывающих с каждым человеком. Человек, который не таков и который не признает Бога, находится под властью адских духов. Зная это, те, кто строят Вавилонские башни, делают себе имя, используя предметы учения и святые вещи, поскольку без этого они не могли бы быть почитаемы. ... Из этого также следует, что чем выше такие люди могут возносить голову к небу, тем больше они делают себе имя. (AC 1308)

Конечно, безбожник, как тут сказано, всё равно "находится под властью адских духов". Но это духи самого нижнего уровня преисподен, обретающиеся в похотях совершенно внешних и сугубо телесных. То есть адские духи, связанные с любовью грубого мирского и телесного, и, соответственно, пребывающие в самой низшей и внешней степени любви соби.

Вавилонянам же, ввергающим человека в гораздо более внутренние степени любви соби, для построения своей Башни нужно хоть какое-то богопоклонение в человеке. Причём, чем более внутреннее в себе это богопоклонение, и чем на более подлинных истинах оно в человеке строится, тем больше у них материала для этой самой башни. Ибо они берут в человеке его камень веры, дробят его в песок, замешивают из него глину, делают из неё кирпичи лжей, и сооружают затем из этой лжи свою Вавилонскую Башню.

Причём их не очень устраивает по качеству человек, уже родившийся в одной из прежде построенных ими башен. Ибо, согласно латинскому Слову:

Существует два источника лжи, один - от неведения истины, а другой от злых желаний. Ложь, происходящая от неведения истины, не столь пагубна, как ложь, происходящая от злых желаний. ... Ложности, происходящие от невежества, не причиняют много вреда, если только человек не очень утвердился в них и таким образом не убедил себя, будучи побуждаемым некоторыми злыми желаниями, в том, чтобы защищать эти ложности. (AC 1295)

По этой причине людей, УЖЕ родившихся в различного рода извращённых, по сути, религиозных системах Господь может выводить из адских состояний посредством невинности их остаточностей, и посредством тех остаточностей истинного в заповедях, которое Он сохраняет в любой, даже самой выродившейся религии. Тут Его главная забота - уберечь их от утверждения в ложностях их наследственной религии, и сосредоточить их более на практической жизни. Это видно, если присмотреться, что в подавляющем большинстве нынешних религиозных систем людей больше озабочивают какой-либо практической деятельностью, непосредственно связанной с жизнью - вроде собственных семейных дел, разного рода внешней благотворительности, и даже пусть на псевдорелигиозной политической активности, но - не погружением в исследования богословия и богопознания. Там даже существует у абсолютного большинства внутреннее отвращение к подобного рода занятиям. И всё это - по Божественному Провидению. Ибо для человека гораздо безопаснее быть, скажем, черносотенным погромщиком или мусульманским шахидом, нежели взыскателем православного богословия или же догматики Корана. Ибо такие люди, пусть даже обретаясь во всех похотях чувств внешних, тем не менее не развивают в себе самой страшной разновидности ложного - ложного, исходящего от зла, и подтверждаемого, развиваемого рационально. Они обретаются во внешних ложностях, но - ложностях не ими созданных, не ими развитых, и ими подтверждённых. А лишь навязанных их внешнему воспитанием и привычками, и которые потому легче могут быть усыпляемы в вечности.

По каковой причине их индивидуальные ямки на нижней земле не особо глубоки и ужасны. Потому что в этих ямках властвую лишь примитивные адские духи, но не Вавилоняне, которым нужна, для своей башни, материя сознания, получаемая лишь собственным осмыслением истин религиозных. Которые могут быть олжетворяемы в индивидуальном сознании лишь его собственными, личными рациональными усилиями.

Ибо, согласно Писанию:

Бывает ложь, происходящая от злых желаний, когда источником лжи является злое желание, то есть любовь к себе и к миру; когда кто-то пользуется каким-либо положением учения и употребляет его, чтобы улавливать души и уводить их, объясняя или извращая учение в свою пользу и подтверждая это как научными рассуждениями, так и буквальным смыслом Слова. Богослужение, происходящее от этого, является оскверненным, однако внешне оно может казаться святым, ибо внутренне оно не является богослужением Господу, но богослужением себе. При этом такой человек не признает никакую истину, кроме как в той мере, насколько он может объяснить ее для собственной пользы. Такое богослужение понимается под "Вавилоном". ... Профанация в богослужении не столько зависит от самого богослужения, как от качества человека, состоящего в богослужении. (AC 1295)

Чтобы человек пребывал в своем собственном богопоклонении и богослужении он должен самостоятельно в себе истины своего Священного Писания осмыслить. Пока этого не произошло, он пребывает в чужом богослужении, которым он связан, как раб цепью, и которое он внутренне не любит, не разумеет, и поэтому не может предоставить возможности его в себе использовать и извращать Вавилонянам. Наоборот, в таком механистическом богопоклонении Вавилоняне чувствуют себя как в запечатанной тюремной камере, и сами стремятся оттуда вырваться как можно скорее. И найти себе то, сознание, где для них есть рациональные механизмы для инсинуирования туда своего зла. А также и некоторое доброе духовное, полученное посредством нисхождения в сознание благодати, или же индивидуального чувства святости принадлежностей Господнего Слова.

Ибо, если вы вспомните прошлую проповедь, Вавилон, в своём начале, всегда отталкивается от чувства благодати в человеческом сознании. Без такого чувства нет тех святынь, которые Вавилон мог бы в человеке извращать. По этой-то причине мёртвая, механистическая религиозность не может служить для вавилонян стартовой площадкой. Для вавилонян нужен не мётвый культ, а живая Церковь, которую они могли бы в человеке извратить и опрелюбодействовать.

Церковь же, как мы помним, есть в человеке соединение доброго с истинным. Или же, в наше время, духовно доброго, происходящего у него в сознательной части от присутствия там духовной степени Божественной Любви, или же благолюбия. Первым проявлением которого в человеке есть любовь к истинному по той причине, что оно есть истинным.

Вот когда в человеке появляется эта любовь, и особенно же когда это любовь к подлинно истинному в себе, каковым является Третий Завет, или же новое Господне Слово, вот тут-то и появляются в сознании у такого человека Вавилоняне, которые там стремятся опрелюбодействовать эту любовь, и превратить в нём её в любовь к истинному из своего собственного, и - исключительно ради своего собственного. То есть обратить в нём Новую Господню Церковь в её противоположность - внутренний Вавилон духовный. Ибо:

Церковь такова, что когда благолюбие к ближнему уходит и любовь к себе занимает его место, то учение веры ни во что не ставят, кроме как насколько его можно обернуть в поклонение себе; и ничего вообще не считают святым в богослужении, если это не ради себя и, таким образом, если это не является поклонением себе. Это относится ко всякой любви к себе, ибо тот, кто любит себя более других, не только ненавидит всех, кто ему не подчиняется, и не проявляет к ним никакого расположения, кроме того, когда они подчиняются, но также настолько, насколько он не ограничен, он стремится даже возвыситься над Богом. ... Любовь к себе и всякое желание, происходящее от нее, являются самым нечистым и скверным, самым настоящим адом. Из этого всякий может заключить, каким должно быть качество богослужения, которое содержит внутри такой ад. (AC 1304)

Одержимые такого рода любовью соби члены Новой Церкви начинают проявлять повышенный пиетет ко внешним признакам богопоклонения, выводя долгие теории почему они необходимы, по законам соответствия, для приобщения к жизни небес. Или наоборот - почему богослужения должны быть "духовно возбуждающими и нескучными", и почему они не должны быть "формальными" - то есть построенными исключительно на заимствованиях из Писания, а должны идти спонтанно и "от сердца" - то есть от их соби. Они начинают искать и выдумывать различные техники и практики "приобретения духовного опыта". Они впадаю в агрессивные вегетарианство и непитие, стремясь стать подобными людям "древнейшей церкви".

Они начинают выискивать в Учении Церкви, и у других её членов ереси, и активно с ними бороться. Причём ересью для них становится тогда не противоречие смыслу буквальному Писания, а противоречие их собственному разумению этого смысла. Причём самим себе они кажутся тогда героями борьбы за чистоту Учения, и внешне часто трудно отличимы от людей, действительно озабоченных чистой Учения и благополучия Церкви. Как трудно бывают подчас отличимы желание господствования из любви к служению, и желание господствования из любви собственного.

Они утверждаются внутренне в чувстве ложного благополучия, пребывая во внутреннем убеждении, что у них уже "всё будет путём", ибо они УЖЕ находятся в "Короне Всех Церквей". И это чувство благополучия в них, и их вера в спасение тогда происходит вовсе не по канону Латинского Слова, гласящему, что "Верить в Господа - означает быть уверенным, что Он спасает, а поскольку такой уверенности не может быть у того, кто не живёт доброй жизнью, это также подразумевается под верой в Него" (TCR 2), а лишь по чувству "приобщения к вещам сугубо небесным", за которые они тогда принимают буквальности Латинского Слова. И это чувство внутреннего благополучия, происходящего от внутренней благодати, свойственной внутреннему наитию Небес через Латинское Слово в их сознании тогда совершенно затмевает в них внутреннее осознание того, что уверенным в спасении может быть лишь тот, кто "живёт доброй жизнью". Или же жизнью добра духовного. За каковую жизнь они тогда начинают принимать жизнь добра природного, часто смешиваемого с жизнью различных похотей, которым они находят бесконечные извинения и рациональные оправдания в буквальностях Латинского Слова.

Ибо они тогда начинают любить истинности Латинского Слова не ради их употреблений, а ради своего собственного чувства причастности к ним, или же из своей соби. А также и ради этого самого ложного чувства внутреннего благополучия, и спасённости, которым они как бы сами себе "открывают небеса".

И они часто бывают при этом мучимы чувством внутреннего возмущения тем, что все остальные люди в мире не признают "ихнего", которое они принимают за чувство ревнования о Господней Церкви в мире. То есть хотят быть открывателями и закрывателями небес и для остальных людей. Тут, кстати, тоже очень токая грань, которую можно различить проанализировав, отчего у человека исходит это чувство и чем оно сопровождаемо. Ибо подлинное ревнование о Церкви сопровождаемо всегда чувством жалости к людям, которым не открыта истинность Нового Откровения, чувством боли и сострадания к ним, и умеряемо чувством смирения пред Всеведением Божественного Провидения по отношению к этим людям. Неподлинное же, "вавилонское" рвение порождает чувство возмущения и негодования "на них", за неприятие ими "моего понимания истиного", и агрессивной ненависти к ним за те зла жизни, в которых, по неведению своего рождения он обретаются. Порождает подспудное желание загнать человечество в Новую Церковь "жезлом железным". И, часто, полуосознанное негодование на Господа - почему же Он, дескать, всех не приведёт к "моему"! Куда Он, дескать, смотрит!

И неважно, при этом, что они с высочайшим рвением читаю книги Латинского Слова, возмущаются по поводу Римских Католиков, как прошлых, так и настоящих, проклинают эту самую религиозную убеждённость у них, и усиленно пытаются приобщиться к небу, и к духовностям Слова посредством его углубленного изучения. Ибо эта их доктринальная жизнь тогда идёт лишь параллельно их жизни повседневной, на которую Священное Писание оказывает тогда минимальное влияние, если вообще оказывает. Ибо и всё их доктринальное и "духовное" рвение тогда воспаляемо вовсе не духовной любовью к истине, которая есть любовью к истине ради духовных служений по этой истине, а лишь любовью своего собственного.

Любовь же к себе такова, что является меньшей из всех в отношении к небесной жизни, ибо от нее исходит всякое зло, не только ненависть, но также месть, жестокость и прелюбодеяния; еще менее она соответствует небу, когда приступает к богослужению, ибо оскверняет его. Поэтому ады состоят из таких людей, которые чем более желают вознестись к небу, тем глубже они погружаются в ад и ввергаются в более суровые наказания. (AC 1307)

Поэтому чем больше они жаждут и стремятся вознестись к небесам этим своим рвением, тем вольготнее в них овладевшие ими духи Вавилона используют все эти познания для олжетворения и осквернения истинного и доброго в них, и тем во всё большую внутреннюю преисподнюю их ввергают, пропорционально их амбициям и рассудочным приобретениям из Писания.

Когда преобладает поклонение соби вместо богослужения Господу, тогда всякая истина не только извращается, но даже разрушается, и, наконец, ложь признается вместо истины, а зло - вместо добра. Ибо всякий свет истины исходит от Господа, а всякая тьма - от человека; и когда человек занимает место Господа в богослужении, тогда свет истины становится полной тьмой, и тогда свет видится людьми как полная тьма, а полная тьма видится как свет. ... Пока они находятся в мире, они действительно могут говорить истину и даже делать это красноречиво и с видимым рвением; и поскольку такие люди постоянно думают о себе, то им кажется, что они мыслят так же, как говорят. Но поскольку их истинной целью является поклонение себе самим, то эта цель и определяет их мысли, так что они признают истину лишь в той мере, насколько в истине присутствует собь. Когда человек, говорящий истину, таков, то ясно, что в нем нет истины. (AC 1321)

И создаваемое тогда их дружными усилиями сообщество, которое они искренне полагают тогда воплощённой Господней Новой Церковью, и небесами Господними на земле, может даже долгое время расти и развиваться, становясь всё более солидным, фундаментальным и респектабельно выглядящим снаружи. Оно может исполнятся различного рода богатств внешних доктринальных, выносимых посредством настойчивых исследований из буквальностей Писания, даже изначально озаряемых изнутри небесным светом благодати Господней. Оно может приобретать всё больший авторитет, и всё большее административное и материальное благополучие. Ибо:

Люди (Вавилона) могут объединяться в своем принятии положений учения или обрядов, однако общим интересом, удерживающим их вместе, является почитание самих себя. Их принятие соответствует возможности участвовать в общем интересе; но насколько они не могут участвовать, или не имеют надежды разделить эту общую цель, они разделяются; ... ибо никто из таких людей не обладает истиной, но каждый имеет ложь вместо истины и зло вместо добра. (AC 1322)

По этой причине такие псевдоновоцерковные сообщества со временем всё же увядают и гибнут. Ибо чем больше в них становится Вавилона, тем меньше в них остаётся истинного и доброго. И в результате наступает всеобщее разложение, когда такое сообщество из внешне респектабельного церковного превращается в подобие интеллигентской тусовки, где каждый руководствуется уже чем его собь желает, и они, в результате, отвергают Латинское Слово как "слишком доктринальное и консервативное", и разбегаются каждый в своё безумие, поделив остатки материального благополучия между собой.

К сожалению, история Новой Церкви уже знает немало подобных исторических примеров.

Поэтому-то человек, причисляющий себя к Новой Церкви, и желающий следовать за Господом в Его Новом Откровении, больше всего должен наблюдать в себе, и опасаться укоренения в своём сознании Вавилонского Духа, ибо дух этот может похоронить в нём всё, относящееся к Господу, опрелюбодействовав и извратив в нём даже самые что ни на есть подлинности и истинности Латинского Слова. И чем дальше он восходит по лестнице преобразования и возрождения внутренних, тем более лакомым кусочком становится он для духов Вавилона, и тем более изощрёнными и настойчивыми они в нём становятся. Черпая силы свои и мастерство своё как раз из укореняемых в нём плодов Господней Благодати. И поэтому он должен быть всё более осторожным, всё менее самоуверенным, и всё более смирённым перед Господом. И самое главное, с чем он должен в себе тогда бороться, так это с желанием начать использовать дары Господни в себе, обретаемые в процессе преобразования и возрождения, для своих собственных внутренних и внешних целей. Каковыми являются любые цели в человеке, отличные от целей очищения сознания от лжей и заблуждений, а воли - от зол, как грехов перед Господом. Ибо:

В той же мере, насколько что-либо от любви к себе или от соби человека вводится в богослужение, внутреннее богослужение исчезает, ... Внутреннее богослужение состоит в побуждении к доброму и в признавании истинного; и в той мере, в которой любовь к себе, то есть собственное человека, приближается или входит, в той же мере побуждение к доброму и признавание истинного исчезает или отходит. ... В этом состоит причина, по которой среди такого рода людей, чье богослужение называется "Вавилоном", не существует никакого внутреннего богослужения, но вместо этого почитается нечто мертвое и внутренне подобное трупу. (AC 1326)

АМИНЬ

Текст проповеди, прочитанной в Общине Господней Новой Церкви, или же в Новом Иерусалиме,

г. Львова, Украина

Пастором общины Васильевым А.В.

7 ноября 2010 года


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Роман "Игра богов" (Боевое фэнтези) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Родом из ниоткуда" (Любовные романы) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"