Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Пасха 2016

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В данной статье демонстрируется, что в сознании верующих Новой Господней Церкви может быть множество различных представлений о Божественном Человеческом Господа из Латинского Слова, базирующихся на различном восприятии соответствующих мест в его смысле буквальном. Но что для спасения человеку Новой Церкви вполне достаточно иметь и самое базовое, самое простое, и даже самое неразвитое представление о Божественности Господа - буде это представление основано у него именно, и исключительно на буквальностях Божественного Слова Третьего Завета, и буде он, из этого своего представления, будет вести жизнь благолюбия, то есть - отвергать зло жизни как грех перед Господом этого самого своего представления о Его Божественности, заимствованного им из Священного Писания Церкви.

Пасха 2016

Эпиграф:

В начале было Слово и Слово было у Бога, и Бог был Слово. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. ... Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца. ... И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать, ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа. Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил. (Иоанн. 1. 1-5; 9-14; 16-18)

(Состояние) Господа, когда Он родился; ... по причине своей глубокой сокрытости, не может быть так просто изложено для разумения. Достаточно лишь сказать, что Господь был как и все остальные люди, исключая лишь то, что Он был зачат от Иеговы, но родился от девственной матери, и рождением этим заимствовал всё те же немощности от девственной матери, которые свойственны человеку вообще. Эти немощности телесны, и потому (было) сказано в ...(Слове), что Он должен отступиться от них, с тем, чтобы небесности и духовности (восприятия) могли бы быть открыты к Его созерцанию. Человеку свойственны две наследственные природы, одна (заимствуема) от отца, а другая - от матери. У Господа наследственность от Отца была Божественной, но Его наследственность от матери была немощностью человеческой. Эта немощность, которую при рождении человек получает наследственно от своей матери, есть нечто телесное, которое рассеиваемо в процессе возрождения, тогда как то, что человек получает от отца, остается у него в вечности. Но у Господа наследственность от Иеговы, как было сказано, была Божественной. Другая тайна заключается в том, что Господне Человеческое также была соделано Божественным. В Нём одном пребывало соответствие всех телесностей (восприятия) Божественностям, которое есть соответствием наиболее совершенным, бесконечно совершенным, и приводящим к воссоединению телесного (восприятия) с Божественными небесностями, и чувственностей (восприятия) с Божественными духовностями. Таким образом, по этой причине, Он был Совершенным Человеком, и Единственным Человеком.

Так как Божественное Человеческое Господа было не только зачато, но и рождено Его Божественным Сущим, каковым Был (Сам) Иегова (или же Сущий), и поэтому Господь, относительно Человеческого (посредством этого) соделался Иеговою, и Жизнью в себе.

То, что Господь был от вечности, это совершенно очевидно из Слова .., хотя Он затем был рождён во времени; ибо Он говорил с Моисеем, и Пророками: Он также являлся и многим иным, и (при этих явлениях) было говорено, что он был Иеговою. Но это глубочайшее таинство может быть открыто лишь пребывающим в Божественном постижении (или же в Божественной Перцепции), и, таким образом, вряд ли хоть кому-нибудь, как лишь только людям Древнейшей Церкви, которые были небесными, и, таким образом, (пребывали) в оном постижении. (AC 1414, 3061)

Статья:

Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил. (Иоанн. 1: 18)

1. Для правильной веры в Божественное Человеческое нашего Господа и Бога Иисуса Христа христианину Новой Господней Церкви просто необходимо иметь об этом достаточно ясное, и непротиворечивое представление. То есть представление, которое не противоречило бы, с одной стороны, букве Священного Писания, а, с другой стороны, не было бы противоречивым самом же себе в его рассудке. Да и, попросту говоря, не противоречило бы элементарному здравому смыслу рационального мышления. Ибо законы подлинной рациональности, или же законы анализа и синтеза в мышлении, существуют у человека как отражение, представительностями по соответствиям, структуры Света Духовного, нисходящего по степеням от Солнца мира духовного. И, по этой причине, здравое суждение из смысла Слова буквального не может противоречить законам рационального мышления, даже природного. Ибо и смысл буквальный Священного Писания, в своих основах, и рациональное мышление, также в своих основах, происходят от одного и того же источника. А именно - от духовного Света Солнца мира духовного.

2. С другой стороны, любые представления человека Церкви могут быть заимствованы из смысла буквального Священного Писания, могут, в его сознании, быть с этим смыслом полностью согласованы, и, в то же самое время, быть в себе духовным безумствованием. Скажем, идея "о трёх богах от вечности", в сознании богословов Старого Христианства, пребывала в полном согласии с буквальным смыслом Библии, и, тем не менее, даже самый последний образованный язычник ясно мог видеть всё рациональное безумие этого представления - о "трёх богах", которые в себе есть "единый бог". А они - не видели. Так что слепое, рабское, не поверенное хотя бы природным рациональным осмыслением следование за буквой Писания не только не гарантирует человека от грубейших ошибок в умозаключениях отуда, но более того - часто служит наиболее верной дорогой к духовному безумствованию.

3. Поэтому Латинское Слово и говорит нам, что сама по себе вера человека в божественность буквального смысла Слова не только не обеспечивает ему постижения Божественного Истинного там, но и наоборот, может вводить его собь, которая иначе оставалась бы лишь в похотях чувственных, в подлинные духовные безумствования. Чтобы понять, почему это так происходит, давайте рассмотрим здесь следующее место из книги "Тайны Небесные":

[Ныне] совершено неизвестно, какое ещё такое иное Божественное Истинное пребывает в Слове, ... нежели прозираемое там (исключительно) в смысле буквальном. Подобным образом думают и рассуждают пребывающие в (предметностях) внешних, без внутренних: и те пребывают во внешнейших без внутреннейших, кто обретаются в любви собственного и мирского. Ибо у оных внутренний человек закрыт, а открыт лишь человек внешний, и то, что человек внешний, без человека внутреннего, видит, когда читает Слово, (оное) он видит в соврешненнейшей тьме, ибо в предметностях духовных свет природный, без света небесного, есть сплошной тьмою, свет же небесный входит во внешнего (человека) лишь через человека внутреннего, и, таким образом, его просвещает. Именно посредством этого и восстали многочисленные ереси, таким образом, что некоторыми Слово даже называемо Книгой Ересей, и по этой причине совершенно неизвестно, что в Слове пребывает что-либо внутреннее, и даже те, кто думают, что там оное внутреннее пребывает, всё равно не знают в чём оно там состоит. ... И пусть такие (для себя) помыслят, если захотят, о том, понимает ли нынче хоть кто-либо иначе, нежели лишь таким образом, что собственно Божественным в Слове есть именно его смысл буквальный. Но пусть они подумают также и о том, может ли хоть кто-либо постигать Божественные Истинности Слова в этом (буквальном) смысле без помощи Учения оттуда (извлечённого), и если он не будет иметь такого Учения, как светильника, то он непременно будет затем увлекаем в заблуждения, куда тьма его разумения, и удовольствия воли будут его уводить и затягивать. Учение же, которое должно быть светильником, есть тем, чему учит смысл внутренний, и, таким образом, оное есть собственно этим самым смыслом внутренним, который, до определённой степени, лежит открытым практически для каждого (даже если он понятия не имеет о том, чем есть смысл внутренний), кто пребывает во внешнем из внутреннего, или же у того, у кого человек внутренний открыт. Ибо Небо (которое есть смыслом внутренним Слова) втекает внутрь такого человека, когда тон читает Слово, просвещает его и дарует ему постижение, и, таким образом, наставляет его. ... Это может быть видимо также из того, что внутреннейшие рассудочные представления у человека вовсе не таковы, как его представления природные, которым оные, тем не менее соответствуют. (AC 10400)

4. И вовсе не стоит думать, что всё сказанное здесь относится исключительно к человеку Старой Христианской Церкви. Ведь здесь упоминаемы и те, "кто думают, что там оное (Божественное Истинное) внутреннее пребывает, (и) всё равно не знают в чём оно там состоит". Нынче любой, читавший книги Латинского Слова, узнавший оттуда о наличии в Слове Ветхого и Нового Заветов некоего такого "смысла внутреннего", и принявший его там наличие на веру, через определённого рода внешнюю доказательность этого, которая ему в книгах Латинского Слова открылась, начинает верить в то, что там есть смысл внутренний. Но - как показывает опыт, многие, ОЗНАКОМИВШИЕСЯ таким образом с идеей о "Божественном Внутреннем в Слове", тем не менее "всё равно не знают в чём оно там состоит".

5. Такие люди, уверовав в наличие "смысла внутреннего" в Ветхом и Новом Заветах, но не будучи способными, или даже вовсе не желая внимательно проанализировать, что именно Латинское Слово имеет ввиду, употребляя этот термин, не в состоянии бывают не только осмыслить наличие подобного же Внутреннего Божественного Истинного в книгах самого же Латинского Слова, но они даже не способны понять того, что мёртвые в себе научности, извлекаемые ими из этих книг, не являются не только собственно этим самым "смыслом внутренним", но даже и подлинным духовным Учением из этого смысла. И это потому так, что "смысл внутренний" и "внутреннее духовное Истинное в Слове" - это понятия хоть и смежные, но - отнюдь, отнюдь не одно и то же в терминологии Латинского Слова.

5. Ибо, хотя Учение из смысла внутреннего Слова "до определённой степени, лежит открытым практически для каждого (даже если он понятия не имеет о том, чем есть смысл внутренний)", но, при этом, оное Учение "пребывает во внешнем из внутреннего, или же (исключительно лишь) у того, у кого человек внутренний открыт". Потому что ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЕ свойство Учения внутреннего истинного состоит в том, что хотя в научностях памяти природной оно ПОТЕНЦИАЛЬНО "лежит открытым практически для каждого", и - даже для того, кто "понятия не имеет о том, чем есть смысл внутренний", тем не менее АКТУАЛЬНО оно открывается лишь в том "кто пребывает во внешнем из внутреннего, или же у того, у кого человек внутренний открыт".

6. То есть - Учение из смысла внутреннего может быть открытым даже для такого современного христианина, который и зелёного понятия не имеет о научностях Латинского Слова, в которых о смысле этом подробно рассказывается, но кто, при этом, посредством простой жизни в невинности, по доступным его разумению христианским заповедям Слова Нового Завета "пребывает во внешнем из внутреннего, или же у того, у кого человек внутренний открыт" жизнью по заповедям буквальным Священного Писания и верой в Иисуса Христа, описываемого там, как в своего единственного "Господа и Бога". И совершенно противоположно - человек из Латинского Слова может знать все научности там относительно этого внутреннего смысла Слова, более того - он может знать и те научности, из дальнейшего доктринального развития Новой Церкви, что и в самом Латинском Слове есть этот самый внутренний божественный смысл, он может много рассуждать о соответствиях там, и делать удивительнейшие умозаключения на основе анализа этих научностей, и синтеза новых идей из этого анализа, и из такого природного рационального умозаключения у него могут рождаться, как отражённый отблеск небесного ангельского света, в этих научностях пребывающего, даже истинные новые научности этого самого смысла, и - при этом, у такого человека в сознании может не быть вообще никакого такого пребывания Учения "во внешнем из внутреннего". Если, если у этого высокообразованного в научностях Латинского Слова человека человек внутренний не был открыт вышеописанным способом.

7. В наших занятиях и проповедях утверждение о том, что человек внутренний открываем в человеке внешнем лишь жизнью благолюбия, или же жизнью по буквальностям Божественного Слова - давно стало для нас неким совершенно общим местом. Таким общим, что вроде бы мы уже как бы и не нуждаемся в постоянном его напоминании. Но - не стало ли оно для нас НАСТОЛЬКО общим, что мы попросту уже постоянно упускаем его из виду, углубляясь в более глубокие, как нам кажется, аспекты духовного постижения? Собь человеческая - очень, очень коварный враг всего духовного в человеке. И одним из испытанных орудий её воздействия на сознание есть именно коварное убеждение оного в том, что, дескать, на базовом уровне уже всё давно освоено, делать ему там уже нечего, и нужно возноситься в духовные выси. Дескать - давно пора!

8. Но пока любовь воли у человека не возвышена в небесную Любовь Господню, каковым только возвышением и раскрывается человек внутренний, возвышение его рассудочного создаёт в сознании у человека лишь ложную убеждённость в своей "высокой духовности". Каковая убеждённость есть наиболее совершенным инструментом соби, с помощью такой убеждённости отваживающей человека от непрестанной работы над возвышением своей воли. То есть над допущением проявления Любви Господней в его жизни актуальными делами благолюбия. Каков же человек тогда, когда соби удаётся поймать его на этот свой крючок, Латинское Слово показывает нам в следующем месте из книги "О сообщении Души и Тела":

Каков человек, если любовь его воли не возвышена разумением, покажем сейчас сравнениями: Он подобен Орлу, подымающемуся в воздушном пространстве, но немедленно, как только завидит внизу добычу, способную соблазнить его аппетит, как-то кур, гусей и даже ягнят, бросающемуся на нее и пожирающему ее. Он также подобен прелюбодею, скрывающему в одной из нижних комнат своего дома развратную женщину и выходящему по временам в покои верхнего этажа и разумно беседующему с находящимися там о целомудрии и, вскоре затем, исчезающему из этой компании, чтобы удовлетворить сладострастие свое с женщиной дурной жизни. Он также подобен вору, который поместился наверху башни и принимает вид, будто он там в карауле, но, как только увидит внизу предмет, который можно похитить, поспешно спускается оттуда и похищает его. Он может быть уподоблен также болотным мухам, летящим кучкою около головы коня, несущегося галопом, но отстающим, когда лошадь отдыхает и улетающим обратно в свои болота. Таков человек, чья воля или любовь не возвышена разумением, ибо тогда он держится внизу, на земле, погруженный в нечистоты природы и в беспорядочность чувств. (IBSB 14)

9. И поскольку самым высшим и главным предметом в Учении из духовного внутреннего в Слове есть Учение о Господе, то всё, сказано выше о смысле внутреннем Слова в гораздо большей степени можно отнести именно к понятиям Божественности Человеческого Господа Иисуса Христа.

10. В конце книги Латинского Слова "Учение Нового Иерусалима о Господе", после многих страниц, полных раскрытия таинств, объясняющих суть Божественного Человеческого в Господе, Троичности в Боге, а также и таинства Боговоплощения, раскрытия, совершающегося из духовного истолкования смысла буквального Нового и Ветхого Заветов, сказано было:

Что новая Церковь будет установлена Господом в конце первой, и в Ней это (Учение о Господе) будет Самым Главным правилом. Эта Церковь .. разумеется под Новым Иерусалимом, и в нее может вступить только тот, который признает Одного Господа за Бога неба и земли ... Этого прежде не было видно из Слова, ибо если бы и было прежде видно, то не было бы принято; потому что еще не был совершен Последний Суд; до него же Адское могущество превышало Небесное могущество, а Человек пребывает в средине между Небом и Адом, поэтому, если бы было прежде усмотрено, то Дьявол, то есть, Ад, исторг бы из их сердец, и даже осквернил бы. (DL 61)

11. И тем не менее, нам известно, из того же Латинского Слова, что Начальная Христианская Церковь, или же община верных, принявших воскресшего Иисуса Христа как своего Господа и Бога во времена античные, что эта община была именно подлинной Господней Церковью. Что все, кто там жил жизнью благолюбия, или же те, кто отвергал зла жизни, описанные в Десятисловии Пятикнижия Моисеева, как грех против своего Господа и Бога Иисуса Христа, что все таковые принимались Господом, как живые члены Его Божественного Тела. Что все добрые дела жизни их гражданской и семейной обращались тогда Господом, посредством духовной составляющей Своей Божественной Любви, или же посредством Благолюбия, в деяния этого Благолюбия, или же в духовно доброе. И что таким образом Царство Его входило в них, и они приобщались этому Его Царству по своём отрешении от тела. И что всё это продолжалось до тех пор, пока Церковь эта не погибла духовно. Не от недостатка духовного знания, а от недостатка жизни природной по заповедям Слова.

12. Пока же они жили в добром, и отвергали зло как грех против Бога, то неважно было, что в их Учении из Слова не было научностей ни о внутреннем, духовном смысле, ни о внутреннем единении Отца в Сыне. Отсутствие такого рода научностей в Учении той Церкви, после её духовной гибели, потом весьма аукнется на Никейском Соборе, где её гибель будет, так сказать, "документально оформлена" погружением мёртвых остатков её в страшные ереси Ария и "учения о трёх богах от вечности", которые одна другой стоили. Но пока она была жива, отсутствие таких научностей вовсе не мешало внутреннему пребыванию её верных членов в духовностях Учения Благовестия, или же Учения, заключённого в духовном Истинном из буквальностей Евангельского Слова. "Ибо Небо (которое есть смыслом внутренним Слова) втекало внутрь такого человека (первоначальной христианской Церкви), когда он читал Слово, просвещало его и даровало ему постижение, и, таким образом, наставляло его." Наставляло для такой жизни природной, которая могла бы служить основой для втечения в неё жизни духовной от Господа.

13. И вовсе неважным для их спасения было то, что их внешние, рассудочные представления о Господнем Божественном были донельзя примитивными. Если мы, скажем, вчитаемся внимательно в апостольские послания, включенные в Новый Завет, то мы не сможем не отметить, что их, апостолов, проблема соотношения Сына, Отца и Святого Духа не волновала вовсе. Для них и Отец - Бог, и Господь - Бог, и дух его в них - Бог, и, обращаясь к одной Его Ипостаси, они совершенно игнорируют существование других, даже не пытаясь спекулировать на эту тему, да и не испытывая в этом никакой нужды. У них мы во всей его полноте наблюдаем так называемое "параллельное мышление" чисто мифологического качества, когда глобальное противоречие нескольких информационных потоков потому лишь не конфликтует между собой, что они проходят по совершенно непересекающимся между собой линиям мышления. Что, при этом, совершенно не мешает им веровать в Иисуса Христа буквальностей евангельского мифа как Своего Господа и Бога, и, из верности Его наставлениям там, отвращаться от зла жизни, как греха перед Ним, и, таким образом, обретать в нём, и от него, жизнь духовную, и духовное в ней спасение.

14. В среде этих первых христиан Павел, с тем его представлением о Господе, что "в Нем обитает вся полнота Божества телесно" возвышается, по сравнению с примитивными представлениями того же апостола Петра, как гора Эверест возвышалась бы над приморской равниной. Но.. Из Латинского Слова нам ведь хорошо известно, как завершил в вечности Павел, и как - апостол Пётр. Из чего вполне можно сделать тот вывод, что хотя научности рассудочных представлений Павла были настолько приближены к определённым научностям Латинского Слова, что эта его фраза там даже применяема для их обоснования наравне с цитатами из собственно Слова Ветхого и Нового Заветов, тем не менее - собственно сами его рассудочности ничего общего из Божественных духовностей Слова, при этом, отнюдь не заимствовали. А также и такой вывод, что хотя представления памяти природной апостола Петра о Господе и были донельзя примитивными, тем не менее, со всей очевидностью, "внутреннейшие рассудочные представления у .. (него были) вовсе не таковы, как его представления природные, которым оные, тем не менее соответствовали". И именно благодаря такому взаимному соответствию внутренних, подлинно духовных представлений, и внешних, природных, в себе - вроде бы донельзя примитивных, и этими внутренними напрямую не согласующихся, природные деяния апостола Петра, на которые тот же Павел взирал с плохо скрываемыми издевкой и насмешливостью, были обращаемы Господом, в своём внутреннем, в подлинные природные служения благолюбия. А вот природные деяния Павла, которые немало способствовали распространению и укреплению общины Господней Церкви в тогдашнем мире, так и остались в себе лишь тем добрым природным, которое, оставаясь внешне добрым, и принося в мир природный немало доброго от Господа, в них пребывавшего, и Им, через - и посредством Павла совершаемых, тем не менее не приносили творящему их никакого личного духовного благополучия. А скорее - даже наоборот.

15. Разумеется, после Второго Господнего Пришествия наитие Небес в сознание всякого христианина, в отношении идей Божественной Человечности, кардинально изменилось. В вышеприведенной цитате недаром же было сказано, что "новая Церковь будет установлена Господом в конце первой, и в Ней это (Учение о Господе) будет Самым Главным правилом. ... В неё может вступить только тот, который признает Одного Господа за Бога неба и земли". После Страшного Суда, совершённого во время Второго Господнего Пришествия, в процессе которого были рассеяны прежние Первые Небеса, составлявшие ту основу в сознании члена Старой Христианской Церкви, посредством которой изначально высшие небеса наитствовали в представления природные человека этой Церкви, и были образованы новые Первые Небеса, непосредственно Господня Церковь на земле отныне может стоять лишь на тех представлениях природных о Господе, которые заимствуемы из буквы Учения Латинского Слова.

16. Не входящие в эту Новую Господню Церковь христиане, заимствующие представления своего мышления природного лишь из Слова старого христианства, или же из буквальностей Библии, являющей собою смешение как книг Слова, так и книг, к нему не относящихся - вроде тех же посланий Апостолов, и принимающие эту мешанину за ту букву Божественного Писания, в которой всякое слово абсолютно божественно, так вот - в представления этих христиан, после того Страшного суда, не существует НЕПОСРЕДСТВЕННОГО наития из духовностей Божественного Истинного. Соответственно, в представления их рассудка Небо наитствует лишь опосредовано, собственно как и в сознание всех остальных язычников. Поэтому их представления о Божественности Господа, в отличие от представлений начальной Христианской церкви, есть лишь определённого рода духовным идолом сознания. Поэтому ложности их доктринального восприятия не губят уже ни человечество, ни их самих, но, тем не менее, всё же используются Господом для их спасения от зол жизни, как и у иных язычников. Но - спасения лишь ЧЕРЕЗ посредство Его Новой Церкви.

17. Поэтому ныне, когда мы говорим о формировании подлинно христианского представления о Божественном Человеческом Господа - такое формирование возможно ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО лишь из, и посредством книг уже нового Господнего Слова, или же Третьего Божественного Завета. И в эти представления может быть введён лишь исключительно тот, кто "признает Одного Господа за Бога неба и земли" именно ЧЕРЕЗ буквальности книг этого Нового Господнего Слова.

19. Но концепция Божественного Человеческого, содержащегося в этих книгах Латинского Слова, в отличие от подобной же концепции раннехристианской Церкви, базировавшейся на буквальностях Ветхого и Нового Заветов, в себе самой исключительно сложна и многогранна. Да, в Латинском Слове приводятся и самые и простые формулировки этой концепции, вроде вот этого извлечения из книги "Новый Иерусалим и его Небесное Учение":

Рожденные в Церкви, должны признавать Господа, Его Божественное и Его Человеческое, веровать в Него и любить Его; ибо от Господа проистекает всё спасение. ... Поэтому те, которые находятся в Церкви и не признают Господа и Его Божественного, не могут быть связаны с Богом, а потому не могут иметь с ангелами на небе ничего общего, ибо никто не может быть связан с Богом иначе, как только Господом и в Господе. ... Так как Отец - в Господе, и Отец и Господь суть одно, и так как должно в Него веровать, и верующий в Него имеет жизнь вечную, то ясно, что Господь есть Бог. ... Что Господь зачат от Иеговы Отца, а потому от самого зачатия есть Бог, известно в Церкви, а равно и то, что Он воскрес со всем Своим телом, ибо Им не было оставлено в гробу. ... Бытие жизни, называемое душой, во всяком человеке от отца; существование же из него есть то, что называется телом. Поэтому тело есть образ души, ибо душа посредством его проявляет свою жизнь по своему произволу. ... Из этого ясно, какое Тело или какое Человеческое имел Господь, а именно: оно было подобно самому Божественному, которое было Бытием Его жизни или Душой от Отца; поэтому Им сказано: "Видевший Меня, видел Отца" (Иоанн. X1V, 9.). (NJHD 282-287)

Из которых вполне можно сделать заключение, что ИСТОРИЧЕСКИЙ Иисус Христос, или же исторический человек, рождённый от Марии, и живший во временах и пространствах и был Богом от вечности НЕПОСРЕДСТВЕННО сошедшим в некий СОСУЩЕСТВУЮЩИЙ ему мир природы. При этом - когда здесь говорится, что такой вывод отсюда МОЖНО сделать, то из этого вовсе не следует, что здесь пристусвует хоть какое-либо действительное основание для подобного вывода. Вовсе нет. Просто в этом месте Латинского Слова концепция Господнего Человеческого изложена АДАПТИРОВАННО для людей в Церкви, ИЗНАЧАЛЬНО склонных к такого рода восприятию. То есть она здесь в такого рода восприятием не спорит, но ИНСИНУИРУЕТ туда подлинности Духовного Истинного в формах, доступных их рассудочному восприятию, каковые формы, тем не менее, представительствуют в себе по соответствиям именно подлинно духовное истинное. Вплоть - вплоть даже до форм рассудочных сугубо внешних в этом тексте, хотя для читателя, лишённого внутреннего просветления, и мыслящего исключительно по материалистическим парадигмам восприятия Божественного Человеческого Господп это здесь и не очевидно.

20. Но именно по той причине, что в этих определениях, ориентированных на самое внешне восприятие, наитие подлинно духовного восприятия Божественного Человеческого пребывает исключительно в общностях, и оттуда непосредственно не "проглядывает", то в Латинском Слове есть и иные места, в которых разъясняется, что не всё так просто иоднозначно было с Господним воплощением. Что, скажем, "Господь был как и все остальные люди, исключая лишь то, что Он был зачат от Иеговы, но родился от девственной матери, и рождением этим заимствовал всё те же немощности от девственной матери, которые свойственны человеку вообще. Эти немощности телесны, и потому (было) сказано в ...(Слове), что Он должен отступиться от них, с тем, чтобы небесности и духовности (восприятия) могли бы быть открыты к Его созерцанию. Человеку свойственны две наследственные природы, одна (заимствуема) от отца, а другая - от матери. У Господа наследственность от Отца была Божественной, но Его наследственность от матери была немощностью человеческой. Эта немощность, которую при рождении человек получает наследственно от своей матери, есть нечто телесное, которое рассеиваемо в процессе возрождения, тогда как то, что человек получает от отца, остается у него в вечности."

21. Когда человек в Новой Церкви лишь только приступает к постижению таинств смысла буквального Господнего Латинского Слова, ему всё же лучше придерживаться именно той базовой формулировки, которая была выше заимствована из главы "О Господе" в книге "Новый Иерусалим и его небесное Учение". Представления, заимствуемого оттуда сознанием верующего уже вполне достаточно для преобразования и возрождения человека в Новой Церкви, буде он станет, в невинности сердца своего, взирать на Господа Иисуса Христа так, как там, в этой главе предписано, молиться Ему, испрашивать у Него просветления и руководства, и отрешаться от зол жизни, описываемых в буквальностях Латинского Слова, как от грехов перед Господом этого своего представления о Нём, оттуда заимствованного.

22. И единственное, чего он не должен, при этом, делать, так это абсолютизировать это своё собственное представление, оттуда изначально заимствованное, всегда памятуя ту базовую концепцию из Латинского Слова, как первую и непреложную истину, что пока он преобразуем и возрождаем Господом его "внутренний человек закрыт, а открыт лишь человек внешний, и то, что человек внешний, без человека внутреннего, видит, когда читает Слово, (оное) он видит в соврешненнейшей тьме, ибо в предметностях духовных свет природный, без света небесного, есть сплошной тьмою". Поэтому он и должен всегда помнить о том, что его невозрожденная собь прозирает в Божественном Слове Третьего Завета лишь буквальности его смысла внешнего. И что собь эта будет постоянно использовать, как свой главный метод увести его от простой жизни в невинностях его невозрожденного постижения именно постоянное внушение ему того, что он УЖЕ находится в самом полном духовном постижении Священного Писания. И что ему там уже ничего нового открыться не может по определению. Тем более такого, что заставило бы его отбросить полностью его СЕГОДНЯШНИЕ представления, как лишь ВИДИМОСТИ истинного, которые послужили, на определённом этапе, для выведения его сознания из "совершенней тьмы" сугубо природных и плотских представлений, ибо, по этим своим представлениям, он мог быть ведом к их оставлению лишь подобного рода видимостями. Так как ничего более-менее подлинно истинного в буквальностях Слова, не говоря уже о подлинно духовно Божественном там он попросту не смог бы воспринять в этом своём непреобразованном и невозрожденном сознании.

23. И "пусть он подумает также и о том, может ли хоть кто-либо постигать Божественные Истинности Слова в этом (буквальном) смысле без помощи Учения оттуда (извлечённого), и если он не будет иметь такого Учения, как светильника, то он непременно будет увлекаем в заблуждения, куда тьма его разумения, и удовольствия воли его будут уводить и затягивать." Ибо постепенное расформирование ложностей представлений человеческих возможно лишь посредством того Учения из смысла буквального оттуда, которое складывается из тщательного сравнения и анализа различных мест в Слове, и выведения оттуда умозаключений, построенных на таком сравнении, их анализе, и согласовании выводов, оттуда получаемых, и на них базирующихся. Да и это будет служить тогда для человеческого сознания исключительно той природной основой, самой по себе никакой духовной ценности не имеющей, в которую он, возможно, будет затем в состоянии обретать наитие уже из Божественного истинного духовного, или же с Неба от Господа - если только его внутренний человек будет, прежде этого, открыт жизнью служений благолюбия. Ибо Божественное Истинное в Слове "никому не может быть прояснено лишь кроме как через откровение внутреннего смысла, а также из сравнения мест в Слове, где встречаются подобные выражения (параллельно истолковывающие один и тот же предмет)" (AC 294)

24. Именно в этом и заключаются два непременных условия для втекания в сознание человека такого подлинно истинного представления о Господе Иисусе Христе, Боге неба и земли, которое бы соответствовало, и происходило бы от подлинно духовного Божественного истинного. Первое условие в том, что в нём должен быть открыт человек внутренний, который открываем лишь жизнью благолюбия, в согласии с заповедями буквального смысла Божественного Слова в его Трёх Заветах, с превалированием именно Слова Завета Третьего, через который уже затем воспринимаемы и воспоследуемы заповеди Заветов Нового и Ветхого. Ибо если внутренний человек не открыт - то любые научности природной памяти, и любые усилия природного рационального в этом постижении будут совершенно бесполезны, и будут создавать лишь мёртвых идолов сознания человека природного. Второе же условие заключается в формировании того соответствующего базиса из анализа научностей смысла буквального Латинского Слова, который будет построен на рациональном осмыслении, и сравнении одних мест о сути Господнего Боговоплощения с иными местами в Слове, говорящими о том же, и часто непреобразованному таким осмыслением сознанию представляющимися даже как бы противоречащими друг другу.

25. Ибо при отсутствии такого базиса, даже духовному наитию из человека внутреннего, буде оное имеет место, в сознании у человека Церкви не будет возможности упокоится на подлинных истинностях сознания природного из Божественного Слова, и тогда у него "внутреннейшие рассудочные представления", рождающиеся во внутреннем открытого в нём внутреннего человека, будут "вовсе не таковы, как его представления природные, которым оные, тем не менее (с его сознании природном) соответствуют."

26. Но, ещё раз хочу подчеркнуть напоследок - всё же первейшим и важнейшим условием для человека Новой Церкви является не столько стяжание для себя непременно самого доподлинно истинно духовного представления о Господе, сколько твёрдое пребывание в том уничижении сознания, в котором он не абсолютизирует в себе своих "рабочих", сиюминутных представлений о Господе Иисусе Христе. Ибо:

Так как Божественные истинности в смысле буквальном Слова по большей части являются лишь видимостями истинного, и простые верой и сердцем не могут быть над оными возвышены, то отнюдь не является грехом, или же богохульством истолковывание Слова соответственно видимостям, если только фундаментальности (постижения) не формируемы из этих видимостей, и не подтверждаемы (рационально) таким образом, что (этим) уничтожаемо (в постижении) Божественное истинное в своём подлинном смысле. (AE 778)

АМИНЬ

Текст проповеди, прочитанной в Общине Господней Новой Церкви, или же в Новом Иерусалиме,

г. Львова, Украина

Пастором общины Васильевым А.В.

27 марта 2016 года


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"