Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Всадник Мёртвой Луны 19 ("Засада")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На перекатах Великой Реки подготавливается засада, для нападения на отряд Братства Кольца.

  Засада
  
  Поднявшийся уступом берег образовывал здесь, меж рекой и скалами, достаточно широкую полосу постепенно повышающейся к холмам, и изрытой сухими протокам земли, покрытой скудной травяной растительностью. Тут можно было более-менее продвигаться и конным, хотя, конечно, это было гораздо сложнее, чем по относительно ровной прибрежной кромке у самой воды. Владислав, сквозь сонное оцепенение, опять вяло подивился следопытскому нюху Весельчака, так удачно выведшему отряд на единственно правильную дорогу к этому месту.
  Оставляя скалистые холмы справа, они начали продвигаться практически противоположно тому направлению, по которому спустились сюда по реке. Местность постепенно повышалась, они перевали за высокий гребень, и перед ними открылось ложе глубокой промоины, вымытой сезонными потоками, сбегавшими к реке с холмов. Промоина была достаточно широкой, и верхний её край убегал меж двух холмов, в проложенный этими потоками широкий овраг. У самого его устья уже поджидал их на своём коне Вырвиглаз. Весельчак, видимо, сразу же углубился в овраг, чтобы исследовать его повнимательнее.
  - Да, хорошо бы было, если б там нашлось подходящее место для отдыха, - негромко сказал Тайновед, повернувшись к Заднепяту, во время короткой остановки, когда они съехались на дне вымоины, поджидая результата этого обследования. - не больше двух вёрст от перекатов будет. Да и вообще - неплохо было бы уже определиться с постоянной стоянкой. А то ещё чуть-чуть, и совсем стемнеет.
  Тот лишь молча кивнул головой в ответ. Ждать им пришлось где-то с полчаса, и солнце уже почти спряталось за низкими вершинами холмов на противоположном берегу, когда, наконец, Вырвиглаз махнул им рукой, и скрылся в овраге.
  Взбираться пришлось по толстому, осыпающемуся слою щебёнки, густо устилавшей дно вымоины. Уставшие за день кони шли тяжело. Когда они въехали в устье оврага, там уже лежали сумерки. Весельчак с Вырвиглазом, поджидавшие их, уже успели достать из седельных сумок и зажечь факелы. При их красноватом, неверном свете отряд начал медленно подниматься по оврагу, постепенно переходившему в неглубокую извилистую расщелину с достаточно крутыми, слоистого серого камня стенами.
  - Тут с полверсты будет подняться, или даже меньше, - тихо докладывал на ходу Тайноведу Весельчак, и там есть такое, крестообразное место пересечения нескольких расщелин с не очень широкой, но вполне достаточно ровной площадкой. На ней и можно будет разбить лагерь - места хватит и нам, и лошадям.
  - А не смоет лагерь-то если в холмах хороший дождь пройдёт? - Встревожено допытывался Тайновед. - Вымоина-то смотри какая!
  - Не, не смоет, я посмотрел. Там канава приходит посреди расщелины. По ней видимо потоки и сбегают. Расщелину-то за многие столетия меж холмами проточило небось. И сухо там - я дно щупал. Видимо в основном вода по ней течёт когда снега сходят. А они здесь уже сошли. Холмы-то невысокие.
  Тут они как раз достигли площадки - небольшой, но достаточно широкой, вытянутой по направлению главной протоки.
  - Ну, - недовольно покрутил головой Тайновед, - при факелах особо ничего и не разглядишь-то, но вроде стены от ветра закрывают, и от постороннего взгляда тоже. Ладно. Сегодня расположимся здесь - дождя вроде в ближайшее время не предвидится, а завтра уж и посмотрим.
  Они торопливо разгрузили лошадей, привычно набросали под восточным склоном кошмы на небольшую каменную полку, перекусили наскоро уже изрядно поднадоевшими Владиславу вяленным мясом с сухарями, и, по распоряжению Тайноведа тут же повалились спать, выставив предварительно караул.
  Тайновед разбудил Владислава ранним утром, когда небо над восточной стеной лагеря ещё едва-едва светлело.
  - Вставай, - деликатно толкнул он его в плечо. - Всю броню можешь оставить в лагере, да и перевязь тоже. Возьми с собой разве что кинжал, на всякий случай - сунь за пояс. Тут нам вряд ли угрожают опасные встречи сегодня.
  Скинув кольчугу, в которой он провёл по привычке всю ночь, Владислав натянул было свою походную форменную куртку. Но Тайновед дал ему из багажа другую - грубого полотна бледно-зелёного цвета, с глубоким капюшоном, уже изрядно выгоревшую и полинялую.
  - Надень-ка вот эту - нечего нам тут гвардейским светить.
  В лагере никого не было - только два вчерашних орка скрючилась в сторонке на кошмах, тесно прижавшись друг к другу и зябко кутаясь в свою рванину.
  - Парни-то ещё затемно коней на оправку к реке повели, - пояснил Тайовед. Чтобы засветло не мелькать на берегу. А мы с тобой к реке сейчас неторопливо пешочком прогуляемся. Пока завтрак поспеет - кое-что там прикинем с тобой. Так что захвати из лагеря пожевать что-нибудь.
  Торопливо сунув в сумку пару сухарей, и кусок вяленого мяса, Владислав кинулся догонять Тайноведа, уже начавшего неторопливо спускаться по промоине. Здесь, на дне, было всё ещё темно - хоть глаз выколи. Факела зажигать не стали, так что идти приходилось почти что наощупь, и они постоянно спотыкались о торчавшие из щебёнки острые поперечные гребни.
  Когда выходили из оврага, в который переходила вымоина, уже достаточно посветлело. Здесь они столкнулись с возвращавшимся с реки бойцами. Весельчак соскочил с лошади и подошёл почти вплотную к командиру.
  - Лошадок-то в порядок привели полный. Холодно малость было в воде плескаться-то. Этот овраг прямиком к реке выводит. И спуск хороший - даже для конного. Мы там с собой сухого плавника набрали - на берегу его - целые завалы. Чичас погреемся в лагере, и чайку сврганим!
  Тайновед при упоминании о костре недовольно покачал головой. Потом махнул рукой:
  - Ладно. Только - дождитесь уж пока уже совсем рассветёт! Лучше всего - поищите какую пещерку рядом. И - сморите, чтоб никакого дыма и большого пламени! У наших-то врагов, небось, и свои птички также имеются. Нужно быть предельно осторожными! Вот.
  - Да я понимаю, вашпревосходительство. - Покивал тот головой. - Можете быть спокойны, Весельчак всё сделает как надоть.
  Он оседлал коня, направил его вверх по оврагу, и отряд, вслед за ним, потянулся к лагерю, а Владислав с Тайноведом продолжили спускаться к реке. День потихоньку разгорался за холами, и идти им стало не в пример легче.
  Ложе реки скрывалось в белесой туманной тьме, лежавшей на воде мутным покрывалом. Вокруг стояла дивная, совершенно покойная тишина. Хруст щебёнки под тяжёлыми подошвами их сапог, казалось, разносился вокруг на многие вёрсты. На берег они вышли, когда край солнечного диска показался у них за спиной над холмами, и под его лучами туман над водой стал быстро таять. Спуск к реке действительно оказался широким и пологим. Гораздо более удобным, чем тот, по которому они поднялись с берега вчера вечером. От воды тянуло ночной сыростью. Где-то ниже по течению вода шумела на перекатах, а тут течение было всё ещё плавным, и почти бесшумным.
  - Давай-кось подождём малость, пока туман рассеется, - негромко сказал Владиславу Тайновед. - Заодно и перекусим.
  Они сгребли сухие палки и щепки, чтобы не сидеть на холодной гальке, и примостились почти что у самой реки. Владислав сходил и наполнил фляги свежей водой. Река была мутноватой, но пить воду, за неимением лучшего, всё же было возможно.
  Молча, неторопливо пожевали поднадоевшее мясо с сухарями.
  - Ты, брат, не морщся-то, - усмехнулся командир, заметив с каким кислым выражением лица Владислав пережёвывал свою пайку. Судя по всему нам этим давиться ещё дня четыре, не меньше. Да и вряд ли что к этому времени подвезти-то успеют. И то - радуйся, что хоть это есть-то. А что не на подножном корме перебиваться приходится. Как у нас, кстати, часто и бывает, - снова усмехнулся он. - А что ты хочешь? Мы - разведка. Глубокая. Нам ведь обычно как - живы, ушли от верной гибели - и то славно. Бывало - в болотах, ползком, под ледяным дождём сутками. Почти ничего не евши. Тут жабу пойманную живьём зажуёшь - и тому как малое дитя радуешься!
  Владислав аж передёрнуло от этого рассказа.
  - Жрачка-то - ладно. Не помрём. А вот то, что лодки нам как пить дать подвезти не успеют к сроку - вот это гораздо хуже. - Внезапно нахмурился Тайновед. - Без лодок нам наизнанку вывернуться пройдется, чтобы плывущих по реке перехватить-то!
  - А кого мы ловим? - Полюбопытствовал Владислав. - Ежели не секрет, конечно же. - Тут же спохватился он.
  - Когда в лагерь вернёмся, я всё, что вам знать надо, подробно растолкую. Сразу для всех, - отозвался Тайновед. - То, что положено, конечно же. То, что вам знать нужно, чтобы дело своё исполнить. Впрочем, - тут он снова улыбнулся, - тебе по должности придется быть всё время радом со мною. Так что ты неизбежно наслушаешься и узнаешь гораздо больше, чем парни из отряда.
  - Я, собственно, вовсе и не напрашиваюсь, - угрюмо отозвался Владислав.
  - Э, парень! - Протянул Тайновед внимательно глядя на него, - тут дело не в том, что ты случайно услышишь. Тебе больше именно по должности твоей знать положено. Для дела. Ты в отряде - для чего, как ты кумекаешь? Мечом ты махать в основном не будешь, без крайней нужды-то - здесь от тебя толку всё равно мало. - Безжалостно добавил он. - Но для этого в отряде все остальные есть. Они это умеют мастерски. А тебе дело будет как раз там, где надо головой, а не клинком работать. Я чего именно тебя-то взял в отряд? Потому что ты, судя по всему, достаточно образован, начитан, и - соображать умеешь. Ведь в отряде, скажем, кроме тебя и меня читать и писать вовсе никто не умеет. Стелу пустить, брюхо вскрыть тесаком - пожалуйста. А вот когда что прочесть, карту посмотреть, донесение написать, прокумекать быстро что и зачем вокруг происходит - вот тут ты и нужен будешь. И никто кроме тебя и меня с этим здесь не справиться, а я не всегда смогу оказаться в нужное время и в нужном месте. Потому как у меня свои, командирские дела есть для исполнения. Правда, - хмыкнув, добавил он, - в наших делах ты ещё ни бельмеса пока не соображаешь. Тебе, брат, всему на ходу, на живом опыте учиться придется. Кровью учиться. И - если ошибёшься, то жизнью заплатить. За ошибку. И, что хуже - мы ведь тоже можем за твою ошибку дорого заплатить. И задание ведь можно сорвать-то тоже, скажем - из-за твоей ошибки, по неопытности допущенной. Что гораздо хуже. Но - что же делать? Такие уж наши, брат, сейчас обстоятельства. Крепость - на грани войны. А мы-ста в этой войне - уже по самые уши, значит.
  Пока они так перекусывали и общались солнышко уже взобралось достаточно высоко над холмами. Под его лучами туман стеремительно рассеивался. И во всей ясности поступили ярко высвеченные его лучами серые изломанные вершины холмом на противоположном берегу. Там берег был гораздо круче - скалы подступали почти что к самой воде.
  - Хорошо, что солнце светит с нашей стороны, - прищурившись довольно сказал Тайновед, - тот берег у нас как на ладони, а мы для них - пока что в тени. Надо-ть этим воспользоваться, пока солнце с нашей стороны. Пошли!
  Он вскочили, и по указанию Тайноведа Владислав разбросал горку деревянных обломков, на которой они сидели - чтобы и следа от пребывания человека здесь не осталось, значит. Затем начали спускаться вниз по течению, причём Тайновед постоянно останавливался, и внимательно изучал гладь реки, и противоположный берег. Достаточно быстро они дошагали до первых камней перекатов. Внимательно изучив протоку, Тайновед дал знак, и они вскарабкались по промоине на собственно берег, круто возвышавшийся над неширокой кромкой гальки не меньше чем на семь аршинов. Походив по кромке, и дойдя аж до скал, перегораживавших здесь берег аж до воды, Тайновед махнул рукой, и они стали взбираться по промоине в теле холма, пытаясь добраться до его вершины. Это оказалось вовсе не простым делом. Под ногами постоянно крошилась и сползала вниз белесая, меловая щебёнка. Помогая друг другу, они кое-как всё же вскарабкались на верхушку прибрежной скалы. Наверху они увидели небольшую, неровную площадку, всю изрезанную острыми гребнями кварца, выступающими из более мягкой породы, и по краям изъеденную бесчисленными вымоинами. Здесь Тайновед моментально лёг на брюхо, и заставил Владислава последовать его примеру. Затем они осторожно подползли к обрывистой кромке, и начал изучать реку сверху.
  Отсюда река прекрасно просматривалась и вверх, и вниз по течению. Вверх по течению в далёкую дымку, петляя меж скалистыми камнями, петлями убегали её серебристые извивы, а внизу по течению, достаточно далеко отсюда еле просматривалась каменная стена, в которой исчезала река. Вроде бы меж двух гигантских каменных фигур, не очень хорошо просматривавшихся в предутренней дымке. За этой стеной смутно проступали три далёких вершины, значительно возвышающихся над общей цепью холмов. Почти что пред ними, несколько выше по течению, на противоположном берегу в цепь холмов вдавалась ярко-зелёная от травы площадка с небольшой бухточкой, а вся река слева аж кипела от бурунов на перекатах. Солнце у них из-за спины заливало всю картинку перед глазами ясным, чистым утренним светом. Отсюда, сверху, было хорошо видно, что перекаты особенно густо усеивали течение реки у противоположно берега, и основная струя воды устремляюсь именно к их стороне. Впрочем, бурунов хватало и в главной протоке.
  - Так-так, - довольно скалясь тихонечко произнёс Тайновед, - смотри-ка - основное русло выносит плывущего на лодке именно к нашему берегу! А дальше - прямиком на камни! Если с ними не будет опытного проводника, который их заранее направит к западному берегу - вон к той вон зелёной бухточке, а я думаю - что, скорее всего, такого у них не отыщется, то когда они увидят перекаты, то поворачивать будет уже поздно, и течением их выкинет прямо к нам в руки!
  Он повернулся направо, и искоса посмотрел на Владислава, лежащего у него под боком, на самом краю обрыва, которым холм был обращён в сторону реки.
  - Я в этих местах проходил как-то. - Сообщил он - Давно это было, правда. Там, с другой стороны, есть волок. Обходит перекаты. Но выход на волок - гораздо выше по течению, и достаточно скрытен. С реки его заметить непросто. А лужайка эта, собственно - устье ручья, сбегающего с холмов. Очень удобное место для стоянки. Ручей там вымыл небольшой заливчик в реке. Есть где поставить лодки, и вода в ручье - кристально чистая. Но - надо знать это место. Я тут был с торговым караваном - по реке-то раньше в основном купцы ходили. Так что вряд ли тут был кто из тех, кого мы сейчас ждём. А вот с нашей стороны реки тут вряд ли кто вообще бывал. Я - тут тоже впервые. Но, кто же знал, какое значение это место заимеет сегодня? - И он покачал головой.
  - А вдруг у них всё же карта реки есть? - Спросил Владислав - Может, стоило бы часть людей на тот берег всё же переправить?
  Тайновед перевернулся на спину, и продолжал разговор не глядя уже на собеседника, а уперев взгляд в ясное сейчас небо у них над головой.
  - Карта, говоришь? Конечно - не исключено. Всё может быть. Если уж их снабдили лодками, то, конечно, могли и карту дать. Однако.. Понимаешь - карта дело хорошее. Но если нет проводника, знающего место, то она предупредит о перекатах, конечно же, но вот уследить точное место, где они начинаются, карта особо не поможет. Тут нужно точно приметы знать. А насчёт того берега... Хорошо бы, конечно. Но у нас людей и так мало, да и лодок нету. И деревьев тут в округе не видно, чтобы плот какой соорудить. Кроме того - с той стороны должна подойти подмога. Возможно. Скорее всего. - Тут он досадливо поморщился. - Кроме всего прочего - ведь у нас ещё есть время. Те, за кем мы охотимся, видимо, плывут как на прогулке. Значит - пока не очень опасаются. Пока что.
  - А они вообще знают, что за ними охотятся? - С любопытством поинтересовался Владислав.
  - Ну, в общем - наверное, догадываются. По крайней мере - не могут не подозревать. Но это так - в общем. А вот то, что они не особо торопятся, как раз говорит о том, что точно они ничего не знают. Предполагают - да, скорее всего. Но если бы знали точно - то постарались бы пролететь реку как на крыльях. Я так думаю. Так что сейчас - главное их не вспугнуть. А там - посмотрим по обстановке.
  - Ладно. - Он опять перевернулся на живот. - Всё, что можно было сегодня увидеть мы уже посмотрели. Больше нам тут сейчас делать нечего. Нужно всё обсудить с парнями. Я после завтрака проведу беседу. Там ты услышишь всё важное. Давай - спускаемся.
  Легко было ему сказать - "спускаемся"! Владислав как посмотрел вниз, по промоине, так у него аж сердце стало от ужаса, и голова закружилась! Спуск казался сверху почти что отвесным, и он попросту не мог понять, как им ещё удалось по такой крутизне подняться снизу! Тайновед, глядя на него, только усмехался беззлобно.
  - Ладно, парень. Я пойду первым - буду тебя подстраховывать. Ты ж вроде рядом с горами жил, что, неужели ж в горы не ходил ни разу?
  Что правда, то правда, угрюмо думал про себя Владислав. Какие там горы! Он всю жизнь был книжным ребёнком, и если и выбирался за город, так только к деду в имение. Кто ж знал, что судьба ему такую стезю выберет!
  Вниз они практически на брюхе сползли по крошеву щебёнки. Пожалуй, если б Тайновед не подстраховывал его постоянно снизу, то Владислав съёхал бы с холма с гораздо большими повреждениями для своего тела. А так - только ободрал в кровь руки и живот, когда съехавшая курка и задравшаяся рубаха обнажили пузо.
  До лагеря, впрочем, они добрались без всяких проблем. Спускаться к реке Тайновед запретил - "конечно, мы с той стороны, вроде бы, никого не видели, но - бережённого судьба бережёт, давай-ка лучше поверху." Но и поверху пешими, и днём оказалось идти достаточно просто. Так что солнце ещё не успело приблизиться к полудню, как они уже были в лагере.
  В лагере же к их приходу обустройство кипело вовсю. Был растянут на распорках навес над кошмами (полноценных палаток они с собой не взяли из-за веса), а в одной из боковых промоин Весельчак отыскал даже небольшую пещерку - скорее глубокую нишу, недалеко от лагеря, и затащил туда все припасы, сёдла и амуницию. А также устроил там место для огня у входа. Сухой плавник действительно практически не давал дыма, и при этом великолепно горел. На огне после их возвращения, сварганили овсянку, из лошадиных запасов, и заварили чай. Мисок не было - пришлось сесть вокруг котла и хлебать оттуда ложками, закусывая всё тем же вяленым мясом. Но похлебать горяченького после того, как они последние дни давились сухомяткой, было просто восхитительно. А после кружки великолепного чёрного, бархатного чаю (оловянная кружка таки оказалась у него в дорожной сумке - видимо сунул Ладненький в последний момент) Владислав вообще почувствовал, что жизнь его обрела совершенно новые краски.
  Орков в лагере не оказалось. Весельчак сообщил, что они обещали скоро вернуться - им надо было перенести в лагерь свои припасы.
  - Ну, может оно и к лучшему, - ответил Тайновед, выслушав его. - Может, и свежих новостей тоже на хвосте притащат. А пока их в лагере нету - самое время нам провести рабочее совещание.
  Все перешли под навес - солнце как раз вовсю сияло у них над головами, и расположились там на кошмах, окружив Тайноведа плотным кольцом. Под навесом было душно, крутились какие-то мухи. Солнце просвечивало тускло жёлто-зелёным сквозь выгоревшую почти что добела толстую ткань. Пыльно пахло залежалой тряпкой.
  - Итак, начал командир, - мы с вами будем тут терпеливо дожидаться тех же, за которыми мы выходили на охоту и в прошлый раз. Тогда мы их не дождались - они внезапно ушли под землю - в Норы. Ну, тот древний, заброшенный город. Вы о нём, впрочем, должны были слышать, и не раз.
  - А как же они оттуда выбрались-то живьём? - Крайне удивился Заднепят, так что даже не смог сдержаться, перебив речь командира. - там же орков видимо-невидимо? И тот отряд, что с нами шёл, он же к норам направился, вроде?..
  - Гм.. - Откашлялся Тайновед, ничуть не обидевшись на прервавшего его речь Заднепята, - Как они оттуда выбрались - то пока в Крепости никому не ведомо. Связи с Норами нету, да никто и не ожидал, что они туда сунутся. Отряд туда направили так - без особой цели, просто перекрывая ВСЕ возможные пути. И - частично, для отвлечения внимания от нашей экспедиции. Чтобы как-то замаскировать нашу переправу на тот берег. Уж и не знаю, на что он там сгодился. Но то, что они оттуда всё же выбрались в резульатете - это говорит о многом. Не правда ли? Так что враг у нас крайне серьёзный. Очень.
  - Но, правда - надо отметить, что выбрались они оттуда не без потери. - И тут он жизнерадостно ухмыльнулся. - Один из них там остался, вроде бы, навсегда, хотя в этом никто не может быть до конца уверен, конечно же. И - знаете кто это был? - Тут он хитро и внимательно оглядел всех по очереди, сделав многозначительную паузу, и внезапно выпалив на повышенном голосе - Не кто иной, как знаменитый Серобрад!
  Сказать, что его сообщение поразило всех в отряде, за исключением Владислава, для которого это было лишь пустым звуком - это значило ничего не сказать. На всех без исключения лицах проступило выражение полного изумления, и даже не очень скрываемого ужаса.
  - Так среди них был Серобрад! - Аж привстал Весельчак, и злобно сплюнул куда-то за спину. И они нас отправили туда ничего не сказав об этом! Вот гады!!!
  - Эээ.. - Отмахнулся на него рукой Тайновед, - Идти-то было всё равно надо. Кому-то. Да и силы у нас тогда, вместе с этими выродками Углука, были вполне достаточными. Ты что ж думаешь, зачем Крепость такую прорву бойцов согнала? Да и не только эти. Там вокруг всяких хватало, хоть вы их и не видели. И потом - то, что в отряде шёл именно Серобрад выяснилось уже значительно позднее. Ну, в общем - проехали. Как бы там ни было - его в отряде наших врагов сейчас нет. И вы все должны по этому поводу встать на колени, и вознести Року благодарственные подношения. Вы же понимаете.
  Владислав видел, что все это действительно понимают. Запоздалый страх на лице сменился выражением громадного облегчения и радости.
  - Впрочем - не будем расслабляться, повода пока нету. - Внезапно посуровел Тайновед, и все попритихли, тревожно заглядывая ему в глаза. - В общем, выбравшись из нор те, кто остались живы, а это были практически все, за исключением Серобрада, видимо таки ускользнули от погони, и скрылись в Заколдованом Лесу.
  При одном упоминании этого леса, название которого Владиславу, опять же ничего совершенно не говорило, лица бойцов снова поскучнели.
  - Там, в Лесу, они, понятное дело, нашли себе союзничков. Отдохнули, получили значительную помощь, лодки, и - кто знает что ещё. И вот - теперь плывут вниз по Великой Реке. Прямо, значит, к нам в лапы.
  - А куда плывут-то? - Снова встрял Весельчак. - по дороге-то не слезут? Не растворяться на равнинах западного берега?
  - Ну, - задумчиво протянул Тайновед, - плывут они, понятное дело в Белгород. Куда же им ещё плыть-то? А по дороге - вряд ли сойдут. Зачем? Лодками - такое путешествие самое быстрое и безопасное. Если лодки не тяжёлые, то они их спокойно могут и по волоку, мимо перекатов протащить. И по лестнице возле водопадов спустить им тоже несложно будет. Это же вниз, а не вверх. Конечно - всё возможно. Но пока мы надеемся на то, что они непременно здесь появятся. Их тесно отслеживают, и если что - сообщат. Но судя по тому, что они сплавляются как на прогулке, то можно предположить, что они никакого подвоха пока не ждут. То, что на них объявлена охота - они ведь могут и не знать. На перевал их не пустила непогода. Откуда у этой непогоды ноги росли - то вряд ли им ведомо. А под землю их, как мне сообщили, загнали чересчур ретивые вовкулаки. Решили напасть на них преждевременно. Хотя от них требовалось только следить, и незаметно сопровождать. В общем - отгребли от Серобрада по полной. Вполне ожидаемо. Так, кстати, и выяснилось окончательно, что он идёт в отряде. Ну и - судя по всему, Серобрад тут же, понятное джело, насторожился - и решил увести отряд под землю.
  - Да, вздохнул Заднепят, - представляю себе, как же эти звери от него отгребли. Ну и уроды! Но, значит, поплатились за дурь звериную по полной!
  - Угу, из стаи ноги унесли немногие. - Подтвердил Тайновед.- Как раз столько, чтобы было кому донести весть о случившемся. В общем - мы пока исходим из того, что отряд появится именно тут, на перекатах. Дня через четыре, максимум - пять. Мы тут с моим порученцем походили с утреца, посмотрели что к чему. В общем - скажу сразу, что есть хорошая уверенность в том, что они идут без знающего проводника. Всё конечно возможно, но пока будем исходить именно из этого. А без проводника - для них перекаты станут весьма неприятной неожиданностью. Там камни основной поток оттесняют к нашему берегу. Если не знать заранее, то у плывущего может не остаться никакого иного выхода, как лишь сойти на наш берег. О перекатах они, скорее всего, конечно знают. И о волоке, возможно, тоже. Если знают о прекатах. Но - вряд ли имеют точное представление где и когда высаживаться. И вот тут, на бережку, мы их и возьмём тёпленькими!
  - Ну да, - скептически отозвался Заднепят. - А если они всё же получили должное наставление? Даже если из них никто здесь никогда и не был. Да и не обязательно будут на наш берег высаживаться. Не полные же дураки, в конце-то концов. Могут и на вёслах против течения выгрести. Если лодки не очень гружённые. Течение-то тут - так себе.
  - Могут. - Досадливо отозвался Тайновед. - Всё возможно. Но в таком случае будем менять планы на ходу. Приноровляясь к текущей обстановке. А что делать? На тот берег мы переправиться не в состоянии. Здесь не то что брёвен на плот - ветки толстой на растопку не отыщешь. А никаких плавсредств нам до их подхода доставить в любом случае не успеют. Так что остаётся лишь исходить из своих реальных возможностей. Кроме того, с той стороны должны бы подойти несколько отрядов. Из Нор, и, скорее всего, наш старый знакомец Углук со своими вонючками. Поэтому мы вплотную будем заниматься именно тем, что мы здесь обеспечить можем. А именно - горячую встречу им на этом берегу, если они на перекатах споткнуться. Ну, а если выгребать будут, что ж, обеспечим хороший обстрел из луков. Чтобы им не до выгребания было. Под стрелами ведь особо не погребёшь.
  - Так что давайте луче сосредоточимся на рабочих деталях нашей задачи. Вообще говоря, сюда вовсю уже пыхтит наш старый приятель Гришнак со всем, что у него после истории в последнем походе осталось. Если эти будут так же неторопливы, то у него есть все возможности успеть к их подходу. Но если не успеет, то выгребать всё дерьмо пройдется нам самим. А его будет, поверьте - вполне достаточно. Потому что в отряде идут два человека, которые вполне определённо входят в первую десятку мечей Среднеземья. А может даже - и в первую пятёрку.
  Тут лица бойцов снова поскучнели. Становилось ясно, что это дело похоже на что угодно, только не на лёгкую увеселительную прогулку. Хотя всё и будет происходить, вроде бы, на своей земле, и по чужим тылам шнырять не придется.
  - Кроме них, - продолжал их радовать дальше Тайновед, - в отряде имеется гном. С гномами мы уже встречались, и я думаю, вы успели заметить, что в бою они - страшны, неутомимы и упорны. Гвардейские шлемы, расколотые как скорлупа ореха от удара гномьего топора небось видели? А если этот попал в тот отряд, то он явно не может быть молоксосом. Потом - там есть также и молодой эльф. Из знатных. Эльфов вы ещё не встречали. А я - видал. Не бою, к счастью. Но как они стрелы кладут из своих луков в цель - это мы тоже наслышаны. А наш эльф тоже должен быть опытным в бою, я так думаю.
  Бойцы, слушая, сопели, гадая горькую думу, и прикидывая свои шансы в возможном бою. Владислава же последнее услышанное просто поразило. Эльф! Живой! Да возможно ли такое! Он-то до сих пор полагал эльфов не более чем эпическими персонажами, под которыми были выведены великие герои из отщепенцев! А тут - об эльфе говорят вот так, просто, между делом, как о реальном существе!
  - Да неужто ж эльф, живой эльф там будет? - не выдержав зашептал он в ухо своему соседу справа - одному из вечных молчунов, старшине Тихому. - Вот никогда не думал, что встречу что-то подобное.
  Тот покосился на него с издевательской насмешкой во взгляде своих раскосых глаз:
   - Ты, паря, как раз молись чему там молишься, чтоб тебе ничего такого никогда близко не встретить. Нашёл чему радоваться! Эльф в темноте белке в глаз на дыхание без промаха попадает. И жалости они не ведают. Встретить эльфа, и встретить смерть - это для тебя, паря, почитай - почти то же самое. Да и не только для тебя, - и тут он сморщился как от сильной зубной боли.
  Владислав поражённо затих. Вот оно как - встрече не со всяким чудом, оказывается, в это мире стоит радоваться.
  - Потом - самое главное. - Продолжал в это время Тайновед, досадливо покосившись на перешёптывающихся, - Воины в отряде - это всего лишь помеха заданию, а отнюдь не наша главная цель. Наша же главная цель в их отряде - это четыре полурослика.
  - А это что ещё за пакость такая? - Поморщившись вклинился Весельчак, - я лично ни о чём таком никогда и слыхом не слыхивал. Тоже небось что-то исключительно зловредное?
  - Ну, вы-то их ещё не встречали. - Усмехнулся Тайновед, - А я вот как-то видел. Пришлось. На северо-западе. Там, где они нерестятся. Это такой народец - ростом, как детки лет эдак пяти-шести. Но при этом - выглядят как вполне себе взрослые люди. Только махонькие. Шустрые. Но - совершенно не воины. Все без исключения - сельский люд, живущий с полей и садов, и занимающийся исключительно этим. По каковой причине - крайне пугливые, и в случае опасности предпочитающие сразу же уносить ноги и прятаться. В чём они - мастера великие. - Усмехнулся он.
  - А что они тогда в таком отряде делают?! - Аж разинул рот от изумления Весельчак.
  - Вот это мы и посланы как раз разъяснить. - Прижмурившись как кот на сметану, со странной усмешечкой зыркнул Тайновед на Весельчака. - Наша главная задача - взять всю вот эту мелюзгу. И притом - живой. Запомните - живой и невредимой. Это - приказ. Их нужно связать как кули, и - доставить в Цитадель с наиболее возможной скоростью. При этом - ни в коем случае не обыскивать, и, уж тем более, ничего на них не трогать! Это - тоже приказ. И приказ нерперекаемый! За нарушение которого такая смертная мука, что нарушивший его попросту пожалеет, что на свет белый народился! Это - запомните прежде всего!
  Бойцы только молча зыркнули друг на друга. Желания уточнять и расспрашивать по этому вопросу никто не проявил.
  - В общем - вижу эта часть приказа усвоена хорошо. - Удовлетворённо крякнул Тайновед. - И правильно. Тут дело особой важности, самого Высочайшего касающееся. Лично. Так что в случае чего - возмездие будет непередаваемо страшным и неизбежным. А за тщательным выполнением этой части приказа проследят не кто иные, как Кольценосцы. Как мне сообщили - кто-то из них будет неподалёку от нас во время столкновения.
  Тут лица опять посерели какой-то совершенно безнадёжной серостью неизбывного страха. Опять же - для Владислава Кольценосцы были лишь мифическими созданиями. Страшными, но - никогда не виденными. А эти, судя по всему, хорошо знали о чём речь идёт.
  - Итак, - продолжил Тайновед, - всех остальных можно и нужно будет положить. А вот этих - только вживую. То, что вообще это народец мелкий и слабый, не должно вас расслаблять. Эти, возможно, вооружены ножами, или кинжалами. И ткнуть при случае снизу наверняка смогут. Особенно в общей свалке. Особенно же, если от них не ждать подобной пакости. А поскольку их пройдется брать голыми руками - то смотрите, чтобы эти крысёныши вас не покусали при этом ненароком. Думаю - вполне могут. Идут они, как мне сообщили, на трёх лодках. Точно кто где из них в какой именно сидит - разведчики ещё постараются уточнить. Но, во всяком случае, перед самой схваткой нужно будет подробнейшим образом проработать все детали. Исходя из расположения их в каждой лодке. Чтобы всякий из нас точно знал что он делает, и на кого конкретно он нацелен.
  Народ помолчал немного, обдумывая услышанное. Наконец Вечсельчак с досадой спросил:
  - Я вот чего не понимаю - всё это выглядит для меня, уж извиняйте, какой-то детской бестолковщиной! Что - нельзя было заранее сюда хотя бы плавсредства подогнвть, если уж такая важная замуть образовалась?! Что, людей нагнать нельзя было? Они же в этом лесу такую прорву времени сидели! Неужто непонятно было, что они дальше пойдут! Туда, куда изначально собирались! Ладно - мы по оврагам петляли! Но куда смотрел Тайный Отдел? Куда смотрел отдел Войскового Планирования? Куда смотрело старшее командирство в конце концов! - Он открыл было рот, видимо, хотев прибавить к этому перечислению ещё кое-кого, но не решился, и продолжил, сбавив тон, - а теперь вот мы всё это должны разгребать, подставляя лбы под лучшие мечи Среднеземья!
  Выслушав эту запальчивую речь остальные невнятно, но одобрительно заворчали тоже.
  - Ладно, сбавь напор, сбавь! - Недовольно остановил его Тайновед, - побереги задор до боя. Я так себе думаю, - тут он снова, как кот, чуть прижмурил один глаз, - что никто и не ждал что они из этого Леса выйдут, раз уж туда нежданно попали. Они ж ведь там изначально вовсе не стремились оказаться - это всякому понятно. У них, когда они из Нор выбрались, просто уже другой дороги не было. Или обратно оркам в лапы, или - в Заколдованный Лес. - Тут он снова внимательно оглядел каждого. - А из лесу их, судя по всему, НЕ ДОЛЖНЫ были выпустить! Почему - этого ни вам, ни даже мне, официально, - тут он криво усмехнулся, - ведать вовсе не положено. Но по всему видно - то, что их из лесу отпустили с миром было для всех в Цитадели, не исключая и самых высших, а может для них и в первую очередь, ну совершенно полной неожиданностью! Тут, парни, такие расклады - что вам о них лучше и не ведать. Так что Цитадель сделала что могла. И как могла. При вновь открывшихся обстоятельствах. И то хорошо - что мы сюда всё же вовремя поспели. Перейди они водопады, и дальше никому неведомо, как обстоятельства повернулись бы. Да и после водопадов они могли бы сойти с лодок в любую минуту. Там у них и союзники уже есть - те же лошадники. И река куда как шире. Так что обстоятельства пока что складываются вовсе не так уж и плохо.
  - А то, что нам разгребать - так ведь за то Высочайший нам денежку платит. И немалую, кстати. Совсем немалую. А уже если разгребём - поверьте! Дальше всю жизнь в любимцах высочайшего ходить будем. И награда будет вполне себе на уровне. Так что радуйтесь, парни! У нас появился случай так выслужиться, какого ни до этого, ни после уже не представится. Больше сказать вам ничего не могу - но подумайте над уже сказанным. Хорошо подумайте!
  Да, подумать явно было о чём. Владислав, и тот сообразил без труда, что кто-то из этих полуросликов явно несёт при себе что-то настолько исключительно ценное, что любой, кто только сможет наложить на эту ценность свою лапу - тут же попробует это сделать. Если только сможет. И почему всё же полурослика так и не выпотрошили в этом Заколдованном Лесу (интересно, кто же такой страшный там сидит?) - это до сих пор, с очевидностью, для всех в Цитадели - большая, очень большая загадка. Судя по лицам, такие же соображения бродили в голове и всех остальных. Но вот высказывать свои догадки явно никто не спешил. Видно - предмет был уж очень запретным.
  - Лады, - наконец примирительно сказал Весельчак, - выходит, что на четырёх первоклассных бойцов нас тут семеро. От Счастливчика, думаю, толку будет мало даже в ловле крысёнышей. - И он только пренебрежительно махнул рукой при этом, - Так - для отвлечения внимания в свалке мож он и сгодится. Но рубить эту четвёрку придётся нам всемером. Меньше чем по двое на каждого. И если они сумели выбраться из нор, и отмахаться от погони, которая несомненно оттуда шла за ними, и - зуб даю, была там целым скопищем, то боюсь, что нам туго придётся!
  - Поэтому-то нам и нужно будет всё продумать до мелочей. - Жёстко сказал Тайновед. - И то радуйтесь, что возможно Гришнак со своей бандой успеют к этому времени подтянуться. Если б те были настороже, и гребли бы быстро, то вот тогда действительно - нам пришлось бы вступать в дело одним, да ещё прямо с похода, без осмотра места, без подготовки. И тут я очень, очень сомневаюсь что исход дела был бы хоть сколь-нибудь положительным. А так - всё не так уж пока и плохо для нас складывается. И главное - есть время подумать, во всём не торопясь разобраться. И тщательно изготовится. А уж если подойдёт подкрепление, и на этом берегу, и на том - то тут все расклады будут уже на нашей стороне.
  - Да, ещё, теперь - вопросы быта. Запасов нам, судя по всему, подвезти не успеют в любом случае. А нам тут ещё дней пять сидеть не высовываясь. Что у нас есть в наличии? - Обратился он к Весельчаку.
  - Ну, - скривился тот, - сами-то мы с голоду не помрём, хотя и жировать не будем. С лошадьми - сложнее. Выпасать их - ну, сами видели. Негде. Овса в торбах... Поскольку лошади будут в основном простаивать без движения... Ну - может и хватит... Посмотреть, прикинуть всё нужно. Вот, рыбки бы половить.. Так бы ушицы сварганили - легче бы было...
  - Нежелательно, - поморщился командир в ответ, - ну да ладно. Если на зорьке, пока не рассвело ещё.. Я попрошу наших пластунов, пусть сейчас их птички прочешут, выяснят, что на той стороне происходит. Всё равно это нам нужно выяснить досконально в любом случае.
  - В общем так - состояние дел на сегодня вроде бы обсудили полностью, - подвёл итог беседе Тайновед, - а детально уже всё прикинем на местности. Сегодня отдыхайте - время вроде есть, а завтра с утра и приступим плотно к подготовке засады.
  Народ зашевелился, кто-то встал, кто-то наоборот, откинулся и прилёг на кошме. В это время Заднепят, постоянно наблюдавший за выходом из ущелья к лагерю подал знак - там показались орки, наполовину пригнутые к земле огромными торбами, которые они волокли на спинах.
  - О, замечательно, - радостно отозвался Тайновед, - не расходитесь ещё, сейчас свежие новости узнаем! - И он приглашающе кивнул пластунам, предлагая им присоединиться к собранию.
  Те, сбросив свои тюки у навеса, снаружи, тут же уселись на них, громко сопя и размазывая пот по грязным лицам.
  - Что, есть какие свежие новости от птичек? - Поинтересовался у того, с кем он общался вчера Тайновед.
  - Да.. Дайте только отдышаться. - неприветливо пробормотал тот.
  - Хорошо. Кстати, не мешало бы нам и познакомиться, наверное?
  - Ну, я тебя знаю, кто ты, и что ты. - Ответил орк, всё ещё пыхтя и потея. - Меня можешь звать Ухтак. Я буду у тебя на связи. Вода у вас тут есть? А то мы свою уже вылкали.
  Тайновед, кивнул, и дал знак Весельчаку, а тот, в свою, очередь толкнул Тихого, как раз разминавшего ноги рядом с ним.
  - Сходи-ка ты приволоки бурдюк. А заодно принеси чего пошамать. Перекусим чуть-чуть, что ли? - И он вопросительно посмотрел на командира.
  - Да, наверное. - Согласно кивнул тот. Думаю, что наши пластуны тоже не откажутся.
  В общем - неожиданно организовался быстрый совместный перекус. Орков тоже угостили своими припасами, и они не отказались. Пока они пережёвывали сухари и вяленину, солнце уже ушло за западный склон ущелья, вокруг легла тень, и сразу же здорово похолодало. Когда все доели свои пайки, Ухтак сделал Тийноведу знак, что хочет говорить. Тот разрешающе кивнул в ответ.
  - Те, на лодках - они значительно прибавили ходу. - Тихим, чуть бормочущим голосом начал орк. - Потом - раньше плыли только днём. А сегодня гребли почти что всю ночь. Днём стали на отдых. Что-то их насторожило. Птички говорят, что за ними кто-то следует. В воде. На бревне. Очень, очень скрытно. Что-то такое, мелкое. Не зверюшка, но и не человек. Для орка - слишком хорошо плавает. Непонятно. Послали сообщение об этом в Крепость. Если и дальше будут так грести - за пару дней уже будут у перекатов.
  - Да, вот это новость так новость! - Тайноведа аж перекосило. - Я ж просил их не спугнуть до времени! Ну зачем, зачем это недоразумение у них на хвосте?! - И он возмущённо повернулся к пластуну.
  - Нет, я не думаю, что это дознатец из Крепости. - Покачал тот головой. - Я бы знал. А это что-то совсем непонятное.
  - Да уж, - отозвался Весельчак, и злобно сплюнул, - если после того, как всё обернём здесь, мне эта жаба в руки попадётся - шкуру спущу, на ремни порежу!!!
  - Да ладно уж - настрополился! - Жестко заткнул его бурчание командир отряда, - что бы там ни было, будем исходить из этого, как из того, на что мы всё равно повлиять не можем. Что ж делать - отдых не получится. Ближе к вечеру выдвинемся к реке, определим кто и как расположится при нападении. Плохо только то, что они теперь плывут ночами. С одной стороны - это их большая глупость. В темноте выскочить на перекаты - это же верная гибель! Или же они таки действительно о перекатах ничего не ведают. Это-то как раз нам, вроде, на руку.
  - Если лодки побьются о камни, то мы их как карасей голыми руками переловим. Может те, кто вооружены и потопнут, при этом. Полурослики скорее всего выплывут, если они без доспеха. Да ладно - можно будет тела потом прособирать и на камнях, утречком. Поплаваем, поныряем немного. Но в темноте мы тоже мало что увидим. О стрельбе из луков придется тогда забыть. Нам бы сейчас Гришнака с его охламонами! Во как пригодились бы! Те ведь ночью почитай как мы днём видят! Ты об них ничего, случаем, не знаешь? - Обратился он к пластуну.
  - Да, знаю. Вовсю сюда пыхтят. Бегут даже днём, болезные. - Тут он язвительно усмехнулся. - Скорее всего - успеют. Караван с припасами и лодками тоже вышел. А вот эти - не. Эти не успевают при любом раскладе. Да, вот ещё - на равнине, под большим лесом, с той стороны реки, птички заметили большой отряд. Наши, из Нор, и парни того, который сидит с той стороны, в древнем горном укрытии. Отряд большой. Спешит к реке тоже изо всех сил.
  - А вот поблизости мож какие наши патрули есть? - Перебил его Тайновед беспокойно.
  - Да, на дороге есть. Но далековато. Доехать, позвать и вернуться не успеете.
  - А птички не могут их к нам направить?
  - Нет. С патрулями нету пластунов, умеющих говорить с птичками.
  - Да, это я как-то упустил в горячке. - Поморщился Тайновед. - Впрочем, если Гришнак с парнями успевают, то патрульные нам собственно и без надобности. Только под ногами мешаться будут. А врагов каких на том берегу нету, случаем? Не знаешь?
  - Поблизости - нету. Птички тот берег хорошо осмотрели. Там вообще никого нету. На всём протяжении реки. От плывущих и до нас.
  - А что - с отрядом из Нор, связь есть-то?
  - Нет. Там тоже нету никого, кто с птичками говорить может. Хуже того, - тут орк злобно дёрнулся, и лицо его перерезал звериный, страшный оскал - эти, которые из горной крепости, птичек-то наших, если заметят, то отстреливают. Несколько неосторожных уже успели получить по стреле в перья. А те, из нор, когда одна до них на бегу подлетела всё же, видно - что понимают, зачем эта птичка, но только руками машут. А что машут - то птички не разумеют. Так-то. - и он снова беспокойно и злобно дёрнулся.
  Под навесом на какое-то врем повисла тяжёлая, полная еле сдерживаемой злобы тишина.
  - Да уж. Чувствую будет нам помощь от этих недоносков. Как же! - Снова не выдержал Весельчак.
  - Этого вполне можно было ожидать. - Хмуро бросил Тайновед. - Я, собственно, и предупреждал кого надо. Но.. Выхода ведь нету никакого. Во всяком случае прихлопнуть этих путешественников они нам помогут без лишних разговоров. Я в этом не сомневаюсь. Весь вопрос лишь в том, что будет потом... Да ладно, - махнул он рукой, - будем разбираться с неприятностями по мере их поступления.
  - Вы, - обратился он к оркам, - в случае чего помочь нам своими луками сможете? Если те ночью подплывут?
  - Ну.. - Неопределённо заметил Ухтак, - стрельнуть-то мы можем, конечно. Но - нас ведь только двое. А там - эльф. Мы чего - мы неплохо стреляем. Но с эльфом - сами понимаете. - И он зябко передёрнул плечами.
  - Ничего - вы ведь с берега стрелять будете, а он - из лодки. Которая меж камнями будет прыгать как взбесившаяся лошадь. И потом - ведь на нашей стороне будет неожиданность. Если сразу в эльфа сумеете поцелить, то возможно дальше уже пойдёт легче. А клинками мы потом и без вас дело завершим.
  - Ну... - Неопределённо повёл головой орк. - Там видно будет. Как сложится.
  Тайновед быстро зыркнул на него, но ничего не добавил к сказанному. Какое-то время все угрюмо молчали.
  - Ладно, - наконец поднялся на ноги Тайновед. - времени рассиживаться нету. Рискованно конечно на берег вылазить, когда солнце уже с той стороны. Но если там действительно никого нету, как нас пластуны уверяют - то придется рискнуть. Кто знает - что ещё там будет утром. Тут все повыскакивали. Начали собирать амуницию, облачаться в доспехи. Тайновед и Владислав тоже натянули на себя кольчуги, панцири, шлемы, обвязались перевязью. Все захватили также небольшие кавалерийские щиты, луки и колчаны, которые были в багаже. Владислав взял в поход свой собственный лук со стрелами, который он привёз с собой в Цитадель, и он поймал, когда забрасывал его за спину, несколько одобрительных взглядов. Тайновед вслух погоревал, что не захватили с собой бердыши - слишком уж стремились облегчить грузовых лошадей. Да при отъезде вроде бы и надобность в них не была столь очевидной.
  Орки оттащили свои клунки к пещере с костром - Весельчак объяснил им, как её найти.
  Оставив в лагере на присмотре Вырвиглаза и Тихого, которым Тайновед особенно строго наказал приглядывать за лошадьми и сумками с провизией - поблизости вполне могли шататься и дикие орки, от которых можно было ждать чего угодно, весь отряд, под его руководством, немедленно выдвинулся к реке. Пластунам он тоже приказал следовать в отряде. Те не очень охотно, но всё же подчинились. Знак в его руке, предъявленный им, видимо действительно давал большую власть его носителю.
  До берега по дороге, уже начинавшей становиться привычной, добрались очень быстро. Солнце низко повисло над холмами западного берега, и в его свете река блестела, как лента текучего серебра. Вода белыми бурунами кипела на чёрных камнях, протянувшихся поперёк потока. Впрочем - основная масса их сгрудилась у западного берега, а вдоль восточного вела достаточно длинная чиста протока, впрочем, там, где холмы сбегали к самой реке, тоже терявшаяся в бесчисленных белых бурунах на острых как ножи чёрных каменных гребнях.
  От первых камней посредине реки протока тянулась где-то саженей тридцать-сорок - не более, а в ширину была саженей с десять-пятнадцать, но к концу, правда, сужалась уже до пяти саженей. Тайновед с Весельчаком стоя на крутом берегу, там, где начинались первые камни, внимательно изучали протоку сверху. Потом они подошли к саму краю обрыва, пригнулись, и начали внимательно рассматривать покрытую галькой узкую прибрежную полоску. Остальные же тесно толпились у них за спиной с напряжёнными лицами.
  - Ну, и что ты об этом думаешь? - Задал Тайновед под конец вопрос Весельчаку.
  - Да что тут думать, - ответил тот непроизвольным движением сдвигая шлем на затылок. - Если они о камнях не знают, и вовремя не поберегутся, то даже если и днём прибудут, то всё равно в эту протоку заскочат. Камни достаточно низкие, чёрные. Буруны шумят конечно, но течение несёт достаточно быстро - времени оглядеться хорошо у них не будет. Вряд ли сообразить успеют что к чему, пока не выскочат к первой гребёнке. А там уж только сворачивать влево, и - или к берегу грести, или же выгребать назад. Но если лодки хорошо груженные, то вряд ли так, с ходу развернутся. А вот ежели ночью, в темноте, то да - тут уж или налетят на камни, или заскочат в протоку с концами.
  - Если не знают, что перекаты непроходимы, то могут ведь пройти и до конца протоки. Пока увидят что и там прохода нету. - озабоченно заметил Тайновед.
  - Могут, вполне. - Спокойно согласился Вечсельчак. - это тоже надо предусмотреть.
  - Итак, каков план? - Подвел черту под рассуждениями Тайновед, - Я думаю, что засаду надо делать именно здесь, как раз где первый гребень. Наверху пусть будут лучники. А там - внизу, мы все и заляжем на гальке. Если они налетят на камни - то дождёмся, пока выгребут к берегу. На лодках, или без - уж как выйдет. И - у самого берега, лучники выбирают цель. В худшем случае может хоть одного подстрелим. Первым делом - конечно же эльф. - Тут он повернулся к пластунам, хмуро его слушавшим, - не распыляйтесь там, заранее премигнитесь, и поражайте оба одну цель. Если эльфа свалите - то следующие пусть будут люди. Сначала один, потом - другой. Напоследок - если будет время, то гном. Но в полуросликов стрелять не следует ни в коем случае! Зарубите это себе на носу! Это приказ от Высочайшего! Только - живыми! Надеюсь - вы знаете как они там в лодках сидят-то?
  - Да, знаем. - Неохотно отозвался Ухтак. - Птички хорошо присмотрелись. В первой - человек с севера и два полурослика. Во второй - человек с юга, и два других полурослика. А в последней - гном с эльфом. Последняя лодка - с основным грузом. Думаю - потяжельче остальных будет.
  - Хорошо, тогда первым берите на прицел эльфа в последней лодке. Если завалили - сразу же переносите прицел на первую. Человек с севера - среди них самый опасный, насколько мне известно. Ну а потом, если тот брыкнется - то человек с юга. Гном так - на закуску. Цель менять даже если предыдущая ещё не гигнулась, но уже тяжело ранена. Раненый эльф вам вряд ли будет опасен. А мы на берегу лучше будем иметь дело с четырьмя ранеными, чем даже с одним из них - невредимым.
  - На гальке мы лежим до тех пор, пока какая-нибудь лодка не коснётся берега. Тут вскакиваем - и скопом на того, кто в ней сидит. Пока на берег выскочит вторая, на первой уже всё должно быть кончено. Приготовьте арканы - полуросликов обездвиживать, и валить в кучу на камни. Остальных - арканом замедлять, и тут же рубить мечами в капусту!
  - А вы, стрелки, и тут не зевайте, - обратился он к оркам. Даже если схватка началась, всё равно поражайте тех, кто выскакивает на берег. Только нас не перестреляйте впопыхах!
  - А если несколько лодок одновременно выскочат на берег? - Озабоченно поинтересовался Весельчак.
  - Ну, - почухал себе лоб под шлемом Тайновед, - если две лодки, то первую атакуешь ты с Вырвиглазом, Тигрой и Заднгепятом, а вторую - Я, Тихий, Карапут, и Счастливчик. Если же три - одновременно, что вряд ли, то первую, ту, с человеком с севера, берём я, и ты с Вырвиглазом, вторую - с человеком с юга, Тигра и Заднепят, ну а, а третью - с гномом и эльфом - Тихий, Карапут и Счастливчик. Впрочем - Счастливчик в любом случае будет больше для мельтешения, чтоб распылить внимание, как ты понимаешь. И - не забудьте разом выстрелить из луков, пред тем, как вскочите. Стрелять будете практически в упор. Распределение - такое же, как и при одновременной атаке трёх лодок. Тут каждый будет держать свою цель, заранее договоритесь, кто в кого. И - помните! В полуросликов целить нельзя ни в коем случае!
  - Стреляю я как раз очень неплохо! - вмешался обиженный замечанием командира Владислав.
  - Ну и замечательно, - отмахнулся Тайновед от него. А теперь - что делаем, если они таки проскользнут в протоку?
  - Ну, что делаем, - рассудительно заметил Весельчак. Тогда вскакиваем, и сопровождаем их вниз по течению. Если это днём, и видно - что проскальзывают, тогда все сразу же целим из луков. Тогда мы действуем по тому же распорядку, что и стрелки. Эльф, и так далее. Ну а потом следуем за ними по берегу. С одной стороны - уже никакой скрытности. А с другой - к этому времени многие в лодках наверняка будут ранены или убиты. Ну а ночью - ночью пусть пластуны стреляют сразу, потом бегут, и продолжают стрелять. Мы же в темноте скрытно следуем за ними по гальке. И - как только они выйдут на берег, а они непременно должны будут выйти, дальше уже действуем по предварительному плану.
  - Да, пожалуй так будет лучше всего, - Согласился Тайновед. - Тогда приступим к отработке. Стрелы из колчанов не доставайте - нечего добро разбазаривать, у нас их в обрез. Будем только намечать стрельбу.
  И началась нескончаемая, утомительная отработка. По команде Тайноведа они то падали на гальку, гремя панцирями и звеня кольчугами. То срывались, и бежали вниз по течению, гремя подошвами сапог, до самого конца протоки, и потом торопливо возвращались назад. Пластуны бегали по берегу сверху. Отрабатывалась и совместность внезапной атаки во всех её разновидностях.
  Мягко журчала вода на перекатах. От реки несло сыростью, солнышко сверху припекало. Внизу, возле воды, стоял хорошо различимый запах гнили - кромка была усеяна полуразложившимися травой, листьями, и мелкими кусками мокрого дерева. В тишине, разлитой в воздухе, резкие команды Тайноведа, и окрики Весельчака звучали оглушительно и звонко. Они далеко разносились над водой, и - если кому было слушать, долетали, судя по всему, и до противоположного берега. Впрочем, Тайновед, ради отработки, видимо окончательно плюнул на скрытость.
  Когда солнце окончательно скрылось за холмами на том берегу, и тьма накрыла реку и берега, начали отрабатывать ночной план атаки. Тайновед требовал от них, чтобы они хорошо запомнили каждую малейшую кочку, и даже малейший извив берега, и могли бы и в темноте действовать, как при свете дня, практически наощупь.
  В речке билась и прыгала с громким всплеском за летающими над водой мухами рыба. По воде везде шли широкие круги. Рыба там видимо, просто таки кишела. Поддавшись уговорам Весельчака, что он будет бегать и за себя и за Карнапута, последнему было поручено натаскать рыбы к ужину. Он с этим справился очень быстро - благо снасть у него была с собой, и наживку он заготовил заранее.
  Когда все буквально уже валились от усталости, а время подошло к полуночи, Тайновед дал команду на возвращение к лагерю. В гору они плелись гораздо медленнее, чем спускались к реке днём. Кроме того ночь была - словно чернила разлили. Луны не светила, а звёзды еле пробивались через легкую дымку на небе.
  В лагере рыбу отдали Тихому, и он быстро сварил уху, добавив в неё немного овса, за неимением других круп, а также закипятил крепчайшего чаю, не заваривая, а выварив его в котелке. Похлебав горяченького, и опрокинув в себя целую кружку такого варева Владислав почувствовал, что дневная усталость стремительно отпускает тело, а голова проясняется, заполняясь каким-то розоватым блаженством.
  Все уже начали укладываться ко сну, когда Тайновед взял Владислва за руку, и тихонько отвёл в сторону.
  - Не спеши. Нам, братец, предстоит сегодня ещё немного потрудиться. Собственно - трудиться буду в основном я. Но ты мне тоже будешь нужен. Сними броню - и оружия с собой не бери, даже ножа. Оно тебе не понадобиться. Давай, шевелись!
  Затем он достал, при свете факела, из своей дорожной сумки большой серебряный фонарь с выгнутой верхней крышкой, на которой была закреплена на шарнирах затейливая ручка чёрного дерева. Передняя стенка фонаря была собрана из небольших кусочков драгоценного прозрачного стекла, привозимого на север откуда-то с юга, вроде бы из эимиратов. Стёклышки были разной формы, обоюдовыпуклые, и закрепленные затейливой вязью тонких золотых держаков. Внутри был держак для восковой свечи, а за ним - выгнутая, хорошо отполированная - до зеркального блеска серебряная пластина. Вставив в фонарь свечу и зажгя её, он молча передал факел Владиславу и махнул рукой вдоль расщелины, убегающей вглубь холмов.
  Они начали медленно, устало подыматься по сухому руслу. Луна совершенно истощилась последней ночью, и на дне расщелины царствовала кромешная темень. Лишь тусклые звёзды еле искрили где-то высоко над головами, почти не давая света. Впрочем, фонарь, раскачивающийся на шарнирах в руках у Тайноведа, и факел у Владислава давали им достаточно света под ногами. По крайней мере - чтобы на спотыкаться на каждом шагу о неровные выступы русла. Фонарь выбрасывал вперед целую свору весёлых лучиков, которые затейливо скакали под самыми ногами у Тайноведа, но особо не освещали дорогу впереди.
  У Тайноведа с очевидностью не было никакой возможности исследовать ущелье заранее. Так что он явно шёл куда-то совсем наудачу. Время ото времени он останавливался, убирал фонарь за спину, ждал какое-то время, пока глаза привыкнут к темноте, и начинал внимательно изучать вершины холмов по сторонам, чуть выделявшиеся белесым отсветом на фоне более тёмного неба. По дороге они наткнулись на развилку встречи нескольких расщелин, очень похожую на ту, в которой они разбили лагерь - только гораздо меньшего размера. Вообще - ущелье по мере подъёма постепенно сужалось, а его края опускались всё ниже. Повернув на развилке влево - и взобравшись уж по совсем крутому стоку, они оказались меж двух невысоких холмов. Вершина у того, что был от них по правую руку смотрелась как хорошо срезанная, шировкая площадка. Удовлетворённо хмыкнув Тайновед стал взбираться по невысокому и достаточно покатому склону. Щебёнка то и дело сползала у них под ногами - приходилось быть очень осторожными.
  Владислав просто до безумия хотел спать. Он до одурения набегался за день на этих, представлявшихся совершенно нескончаемыми боевых учениях. В голове у него всё кружилось, он плохо соображал, и лишь тупо следовал за своим командиром, просто-таки засыпая на ходу. Когда они наконец взобрались на вершину, то слева ударил пронизывающий, ледяной ветер, который в ущелье почти не чувствовался. Он совершенно сорвал пламя с факела в руке у Владислава, а фонарь у Тайноведа начал раскачиваться в сумасшедшей пляске. Впрочем, огонь внутри, защищаемый от ветра стеклом и металлом, продолжал гореть так же ровно.
  Взобравшись наверх, при неверном свете фонаря Тайновед тщательно изучил площадку. Она была достаточно ровной, почти круглой, аршин с семь, судя по всему, по размеру. Наметив приблизительно её середину, командир приказал Владиславу окончательно затушить уже почти бесполезный, сильно коптящий факел. Поставив его на середину площадки с фонарём, и приказав светить ему под руки, он достал из сумки свернутую тонкую бечёвку с двумя маленькими петлями на концах. Вставив в одну из петель небольшой бронзовый колышек он деревянным молоточком вколотил его в щель под ногами Владислава. Потом размотал бечеву, оказавшуюся длиной (на глаз) где-то на четыре пяди. Здесь Владислав с изумлением увидел, как он вставил в другую петельку тонкий кусок мела и принялся, перемещаясь почти что на крачках, тщательно вычерчивать мелом круг на площадке.
  Закончив окружность, он что-то прикинул по звёздам на небе, и поставил на окружности этим же мелом отметку. Выдернув колышек, он отмерил на бечеве какое-то расстояние, по покрывавшим её узелкам, и сложив её, скользящей петлёй завязал, укоротив её дину. Потом он опять вбил колышек на отметке, положенной им на окружность, натянул её на всё дину, и сделал новую отметку на окружности, забив туда другой колышек, который он вставил в петлю вместо мела. Мелом же он прочертил по натянутой бечеве линию. Потом он повторил это действие ещё несколько раз. В результате внутри окружности образовалась пятилучевая звезда.
  Меж лучами этой звезды он начал чертить древними рунами какие-то знаки. Потом он исчертил такими же знаками опрокинутый пятиугольник внутри звезды. Владислав наконец начал понимать происходящее. Тайновед явно готовился к какому-то магическому ритуалу. Владиславу вдруг стало весьма неуютно. Зловещее предчувствие как клещами сдавило ему сердце. Темнейшая ночь, жуткие завывания ветра на вершине холма, посвистывания воздушных потоков в каменных щелях соседних склонов - всё это разом закружилось вокруг него в каком-то совершенно ужасном хороводе. Владислав хорошо знал, что такого рода ритуалы, с магическими кругами, обычно связаны с вызыванием духов умерших. Ему вдруг отчаянно захотелось молча рвануться вперёд, скатиться по склону, и бежать из этого зловещего места совершенно без оглядки. Но он лишь молча стиснул зубы.
  Завершив магическую фигуру, Тайновед перегнал Владислава к краю площадки. Здесь он, с тем же макаром, помощью бечевы, начертил другой круг - гораздо меньший, не более двух аршин в полной протяжке бечевы. После этого они вернулись к первой фигуре.
  - Так, - Тихо сказал Тайновед, - думаю, ты мальчик учёный, и уже понял, к чему дело идёт. Когда-нибудь в некромантических забавах уже учувствовал? - И он попытался в неверном свете фонаря заглянуть Владиславу в глаза. Тот вздрогнул, и лишь отрицательно покачал головой, - Ну ладно. Как говорят - лиха беда начало, - невесело усмехнулся он. - Тогда слушай меня внимательно. Ты - будешь моим посредником. Но делать тебе ничего не будет нужно. Просто ляжешь в фигуру, как я тебе скажу. Расслабишься. И - будешь лежать там как мёртвый, без малейшего движения, что бы ты вокруг себя не видел, и что бы вокруг, и с тобой не происходило бы. Запомни - это очень и очень важно. Пока ты внутри фигуры - тебе ничего не угрожает. Но - только пока ты внутри. Ни в коем случае не шевельнись, и не выйди за пределы фигуры. Иначе - загрызут. Без шуток. - И он снова невесело усмехнулся, - Я буду стоять во втором круге и - руководить происходящим. Когда всё кончится - я подойду и сам подниму тебя. До этого же - никакого шевеления, даже малейшего. Хорошо это запомни. Ладно - начали!
  Тайновед, поставив фонарь на камни, аккуратно уложил Владислава в пятиконечную звезду, голову поместив в тот луч, острие которого упиралось в самую первую, поставленную им на круге метку. Руки и ноги его он вытянул по остальным четырём лучам. Потом он перешёл во второй круг, и закрыл оконце в фонаре глухой заслонкой, не став гасить его совсем.
  На плоскую вершину упала почти полная тьма. Постепенно глаза Владислава, которыми он смотрел прямо в небосвод над собой, начали привыкать к ней, и различать там, высоко над собой тусклые в ночной дымке созвездия. Перед тем, как лечь, он положил себе под спину свернутый плащ. Но холодный камень всё же начал постепенно леденить его тело. Ветер, холодными пальцами, также забирался под плотную одежду.
  Какое-то время ничего не было слышно кроме пронзительных завываний ветра. Потом Владлислав услышал тонкий, срываемый ветром голос Тайноведа, громко, нараспев, произносивего заклинание. Оно было на каком-то совершенно незнакомом Владиславу, гортанном, чуть каратавящем языке. Слова заклинания сплетались в обволакивающую вязь, словно постепенно охватывая сознание коричнево-золотистыми нитями толстого шёлка. Заклинание начинало звучать всё громче и громче, и в этой вязи постепенно растворялись, и куда-то уходили шум и завывание ветра в скалах. Голос Тайноведа становился всё отчетливее и отчетливее, и тут Владислав вдруг осознал, что в тоне этого голоса временами прорывается наружу хорошо скрываемый страх.
  Тьма наваливалась сверху, словно огромная, удушающая подушка. Звёзды растворились в каком-то бледном, синеватом, ничего не освещающем свечении, которым вдруг гниловато залучилось небо над его головой. И из этой гнилостной синевы стали постепенно проступать тронутые тлением, полуразложившиеся лица. Оскалы ломанных зубов из выгнивших губ, глаза, жутко взирающие тёмными бельмами из ввалишихся глазниц под вылезшими совершенно бровями. Развевающиеся, свалявшиеся серые волосы, комковато сбившиеся на полуобнажённых черепах. Изржавленные, проломанные доспехи, под которыми угадывались полуразложившиеся тела. Иссхошие руки, сжимающие зазубренные от ржавчины мечи. Краем глаза Владислав видал, как всё больше и больше тёмных фигур выступает из этого жуткого свечения, смыкаясь постепенно вокруг внешней линии того круга, в котором об был распластан.
  Шёпот, словно шорох шершавых, сухих листьев, звучащий совсем рядом, и, в то же время, как бы из какого-то бесконечного далёка, пронёся над ним, словно порыв чёрного ветра из нездешних глубин. Шёпот этот постепенно слагался в обрывки каких-то маловразумительных слов. Он вдруг понял, что заклинание Тайноведа прекратилось, и тот теперь уже совершенно севшим от нескрываемого ужаса голосом бормочет хорошо известные Владиславу охранные заклятия на языке древнего Запада. До сих пор Владислав воспринимал эти заклятия не более, чем как вежливую дань традиции, которой их зачем-то пичкали бесконечной зубрёжкой с самых младших классов в Доме. А здесь он с изумлением вдруг увидел, что заклятия эти как бы накидывают сдерживающую сеть на тёмные фигуры призраков, словно скручивая их вместе, и гася их ужасные продвижения.
  Из-за круга всё равно сочился словно бы обморочный холод, постепенно обволакивая сознание. Владислав вдруг с ужасом понял, что давно уже не чувствует своего тела. Он словно бы лежал, совершенно обнажённый, на пылающей ледяным, тёмно-красным пламенем огненной пятиконечной звезде, которая, в свою очередь, покоилась на диске пронзительно тёмного, голубоватого льда. А в чёрной пустоте, за гранью этого диска всё кружились, и звали его непрестанно какие-то совершенные чудовища, с ужасными, распахнутыми пастями, горящими, как красноватые угольки, огненными глазами, всё пытающиеся выхватить его из пылания пламени этой звезды, и уволочь туда, в свою тьму, непрестанно тянущимися к нему иссохшими руками полуразложившихся мумий.
  И когда он понял, что сил сопротивляться этому зову у него уже совсем не осталось, и начал было приподниматься со своего пылающего ложа, из синеватой тьмы вдруг выступили совсем другие образы. Это были истекающие пронзительно-белым пламенем фигуры рыцарей с суровыми, лучащимися неземной белизной лицами. Они вступили в жестокую схватку с чудищами первого круга. Те, дружно обернувшись, образовали кольцо пылающей тьмы, атакуемой непрестанно сполохами белейшего света. Там, где кольцо тьмы соприкасалось со сполохами, на мгновение рождалась вдруг сиянием совершенно волшебная радуга, такой яркости и чистоты цветов, которой Владиславу в своей жизни видеть ещё не доводилось. Пространство вокруг него наполнилось глухим, словно бы доносящимся издалека звоном клинков, криками боли и ярости.
  И вдруг откуда-то сверху ударил острейший луч совершеннейшей белизны, и как копьё вонзился в грудь Владиславу - прямо в самое сердце. Грудь его вскипела, словно охваченная ослепительным, пожирающим пламенем. Он глухо вскрикнул, и потерял от боли сознание, провалившись куда-то в совершенно ледяные пространства. На изломе восприятия он уловил ещё совершенно отчаянный, просто нечеловеческий крик Тайноведа, и всё погрузилось в липкую, и густую как смола тьму.
  Очнулся он от того, что Тайновед отчаянно тряс его за плечо и осыпал ледяными пощёчинами.
  - Вставай, вставай, Счасливчик! - Жалобно заклинал он лежащего Владислава, - ты же такой везучий парень, не уходи, вернись обратно!
  Владислав еле поднял тяжёлую, как чугунный казанок голову.
  - Где я?.. Что со мной?..
  - Уфф.. - радостно выдохнул склонившийся над ним Тайновед, - вставай поскорее, нам нужно уносить отсюда ноги как можно быстрее!
  Тело у Владислава, полностью окоченевшее, было как деревянное. Без посторонней помощи он смог бы подняться с земли очень нескоро. Рядом с его головой стоял фонарь со вновь открытой заслонкой, бросая яркие блики света почти на его лицо. Еле поднявшись на негнущиеся ноги он потащился по некрутому склону за торопящимся сойти вниз Тайноведом. Ветер толкал каждого из них в правое плечо, словно стремясь поскорее сбросить вниз со склона.
  - Эх! Надо было бы за собой убрать всё, но ни сил, ни желания нет. - Горестно бормотал себе под нос Тайновед. Пусть уж.. Ладно. Всё равно в этих местах никого носить не будет.
  Спустившись туда, где ветер уже не так буйствовал, Тайновед, остановившись буквально на пару мгновений, лучиной от огарка свечи зажёг факел, и передал его шатающемуся, еле стоящему на ногах Владиславу. После этого он немедленно начал подгонять его толчками в спину перед собой вниз по ущелью.
  - Скорее, скорее! Уносим ноги, пока есть такая возможность. Да что ж ты ползёшь как вошь по ворсинке! Только когда они дошли до основного ущелья, и прошли развилку, он начал понемногу успокаиваться, и приходить в себя. Настолько, что даже позволил им остановиться, и передохнуть немного.
  - Эх, парень! Горячо зашептал он. Я такого ужаса не ожидал вовсе! И сколько же их пришло-то! Чуть было не прорвали мой круг! А потом - последним ударом меня чуть со скалы вниз не сбросило! Сколько жить - буду, не забуду этой ночи! И главное - вовсе не те пришли, что я ждал. А у этих - у этих ничего выведать так и не удалось. Только зря силы и время потратили! И чуть-чуть, и сожрали бы нас, парень! Косточек бы не оставили! Вот это да так да! Что-то в тебе есть такое, парень. Непонятное. Может, сможешь ещё хорошим некромантом со временем стать. Если - доживёшь, конечно. - Тут он коротко рассмеялся, и уже с гораздо большим облегчением в голосе скомандовал, - ладно, пошли. В лагере отдохнём. Там и спокойнее будет. Да и день завтра у нас стало быть решительный и нелёгкий. Отдохнуть надо, сколько успеем. Пошли!
  Владислав плохо помнил, как они добрались до лагеря. Там уже все спали, за исключением часового. Лишь только коснувшись своей кошмы, он тут же и провалился в черноту совершенно усталого беспамятства.
  Утро опять началось с деликатного трясения за плечо - "Вставайте, вашблагородие, пора!" Небо ещё едва только начинало светлеть у них над головой. Дрожа от холода, и кутаясь в тёплый плащ, Владислав подсел к исходящему паром котлу, вокруг которого уже собрался весь отряд. Там была ещё булькающая с огня овсянка, густо заправленная мелко порубленными кусками вяленного мяса. У него отчаянно кружилась голова, всё тело ломило, и хотелось только одного - закрыть глаза, и провалиться в немедленный сон. Тайновед тоже выглядел достаточно помятым. Его лицо сегодня походило на вытянувшуюся, усталую морду старой шахтной клячи. Даже обычно весело поблёскивавшие глаза на его лице были сейчас чуть мутноваты, как два запыленных, полупрозрачных сероватых сердолика. Разговоров за едой почти не велось. Следопыты сидели на корточках чуть поодаль, и тоже молча что-то прожевывали из своих запасов. Утро выдалось тихое, даже ветра совсем не было слышно.
  Покончив с кашей, которую хлебали ложками прямо из котла, разложили кошмы кругом, наполнили кружки вареным чаем из малого котелка, и уселись, ожидая командирского наставления. Тот сначала дал слово старшему следопыту.
  - Птички сообщили, что те, на лодках, гребли всю ночь. - Начал тот. - Гребли хорошо, они уже на подходе. Вошли в холмы. Если выйдут днём, то могут сюда догрести и до вечера. Парни из Крепости пыхтят вовсю. Могут прибыть к полудню. А могут - и ближе к вечеру.
  - А что на том берегу, как там эти, из Нор, и банда ведуна? Что-то о них известно? - поинтересовался Тайновед.
  - Да. Птички следят. Издали. Они тоже на подходе. Но - идут судя по всему прямиком к водопадам.
  - Ага, - задумчиво заметил Тайновед, - скорее всего о перекатах и волоке там зелёного понятия не имеют. Так что подстраховки с того берега нам ждать не приходится. И даже не знаю - огорчаться этому, или радоваться? Что ж, если что пойдёт не так, пусть уж ждут хоть те на водопадах.
  - Так что делать-то сейчас будем? - Поинтересовался Весельчак.
  - Ну - сейчас то же, что и вчера. Пойдём на берег - опять будем упражняться в подготовке к бою. Птички, надеюсь, будут нас снабжать сведениями непрерывно? - обратился он к следопыту.
  - Да. Конечно. Там сейчас целая стая порхает. И ночных, и дневных. Всё налажено. - угрюмо отозвался тот.
  - Ну и замечательно! - Тайновед явно стал потихоньку оживать, и приходить в себя, и даже чуть улыбнулся на последнем слове - краешками губ. - В общем - сломя голову нам бежать не нужно, но и медлить не стоит. Будет наше счастье - до вечера они не тронутся. Если так, то на перекаты они вылетят по темноте. Сегодня будет новая луна, так что света она даст немного, да и та вроде рано зайдёт. Конечно - если я ошибаюсь, и они знают о волоке, и к нему идут, то они могут нас и с носом оставить. Но тут уж ничего не поделаешь - мы к водопадам по любому не успеваем. Им по волоку недолго, а нам - все холмы огибать. Но я думаю, что Гришнак часть своих людей уже и так послал к водопадам. Тогда это уж их пусть заботит. И - тех, на том берегу. Мы же работаем по моему плану, а там - что судьба даст.
  Они ещё немного молча посидели, дохлебывая горячее, густое, чёрное варево. Отчаянно горькое - но возвратившее Владиславу толику сил, и согревшее ему брюхо и сердце. Когда над головам совсем рассвело, Тайновед тяжело поднялся и скомандовал - "Ладно, тронулись!".
  По его распоряжению захватили с собой кошмы, плащи, и большую торбу с мясом и сухарями, чтобы хватило на весь день, и вечер. Весельчаку он тихо отдал распоряжение, чтобы в лагере до полудня оставался Карапут, проследил за порядком и лошадьми, которых отвели на ночь в боковую рсщелину.
  - А как солнце пройдёт полдень, то пусть оружие возьмёт, и к нам подтягивается. - Негромко сказал он Весельчаку. - Рискнём бросить лагерь без присмотра во второй половине дня. А что делать? У нас там каждый человек на счету будет. Следопытов мы всё равно с собой забираем, они будут под присмотром. А более тут никого вроде и нету. Так что коней пусть хорошо стреножит, чтоб не разбежались случаем. Вроде бы - сегодняшний вечер, или ночь - всё и решат.
  Владислав опять захватил с собой на берег свой лук, и колчан со стрелами. Остальные тоже полностью вооружились. До полудня опять бегали до одурения туда-сюда по берегу, упражняясь в маскировке, внезапных бросках и быстрых перемещениях. Командир с них семь потов согнал до обеда.
  Сонные как осенние мухи орки по преимуществу прятались в тени холмов, у самых скал. Старший из них постоянно спускался вниз, к реке, с докладами. Судя по всему птички прибывали с завидным постоянством, хотя Владиславу до сих пор не привелось видеть, как он их там опрашивает. Следопыт явно не стремился показывать им свои секреты.
  К полудню, когда стало ясно, что те, на кого они охотятся, рано не выплывут, Тайновед немного успокоился. Даже на стал торопить после обеденного перекуса к немедленному возобновлению учения - дал передохнуть, и даже вздремнуть на кошмах немного. Потом ещё какое-то время потренировались. Но когда солнце начало склоняться к закату, он отзывал их, и приказал отдыхать - чтобы к бою не были вымученными. Тут к ним присоединился и Капрапут, прибывший из лагеря.
  Они вольно лежали на кошмах под крутым скатом берега, даже поснимав панцири, поножи, наплечники, кольчуги и шлемы. Солнце уже низко висело над холмами противоположного берега. Было тепло, тихо. Распаренные тела потихоньку остывали, пропотевшая одежда быстро сохла под его ласковыми лучами. Владислав лежал на животе справа от Тайноведа, и бездумно смотрел на бегущие мимо речные струи, на тени противоположного берега, сонно щурясь от бьющих почти что в глазах лучей уже не очень яркого к вечеру солнца. Тайновед, сидевший на своей кошме со скрещенными ногами, и оживлённо разглядывавший всё по сторонам, вдруг внезапно очень заинтересовался колчаном Владислава, лежавшим у того под боком.
  Взяв, он начал его внимательно изучать, особенно занявшись тем отделением, где Владислав хранил заговорные стрелы. Осторожно вытащив их оттуда, он тщательно ощупал древки и наконечники своими живыми, тонкими, жилистыми, быстро перебирающими пальцами, и затем уставился на Владислава, искоса наблюдавшего за ним, искрящимися весёлым изумлением глазами.
  - Ты эти стрелы приобрёл где, что ли? Или - твоя работа?
  - Моя, - нехотя сознался Владислав.
  - Да ну! - Выразительно изумился тот. Так тебя что, в Тайную комнату в библиотеке Дома допустили, что ли?
  - Да, допустили. По отношению Мастера - моего учителя. - Всё также нехотя сознался Владислав.
  - Вот это да! Вот это новость! - Продолжал изумляться Тайновед. - Да ты у нас просто кладезь тайных умений! Стерлы-то ладно заговорены. Очень ладно! Уже опробовал где?
  Владислав рассказал ему историю нападения горцев на караван.
  - Да, братец, это ты правильно поступил, - одобрил Тайновед, внимательно выслушав его рассказ. - Ты хорошо сообразил, какую стрелу в ход пустить. Если б ты его там кончил, то они могли бы попробовать вас в отместку всё же вырезать. Стрелы там или не стрелы. У горцев, знаешь ли - честь и кровная месть всегда на первом месте стоят. Выше жизни!
  Владислав признался ему, что очень опасался тогда того, что горцы могут попробовать захватить его живьём, чтобы выпытать секреты боевых заговоров.
  - Нет, парень. Это бы им ничего не дало - успокоил его Тайновед. - И они это хорошо знали.
  - То есть как не дало бы? - Изумился Владислав, - Ежели бы пытать-то начали бы..
  - Э, парень - ты заблуждаешься. Тебе в комнате смотритель чёрный круг показывал ведь? Перед тем, как допустил к свиткам?
  -Ну, показывал, и что?
  - А вот то и оно! Ты что же, думаешь, что секреты Запада на одном честном слове допущенных к ним держаться? Нет, брат. Слово - вещь такая. У кого есть, а у кого - и не очень. Но вот после того, как ты на круг глянул, слово твоё теперь жизнью твоей обеспечено. Даже если ты под пыткой вынужден будешь что рассказать из заученного тобою - пусть и недобровольно, то и тут лишь только первое слово произнесёшь, как сердце у тебя немедленно остановится!
  - Да ну! - Поразился Владислав, и у него в груди пробежал лёгкий холодок оторопи и ужаса. - Я ж тогда ничего и не почувствовал-то! Да и не сказали мне они ничего об этом! Почему?!
  - А зачем собственно? - Весело покосился на него Тайновед. Тебя ж ведь предупредили, что за разглашение сведений - смерть? Предупредили ведь?
  -Ну да. Но ведь...
  - А что "ведь?" Ты ж согласился с этим условием? Согласился. Совершенно добровольно. А уж каким образом возмездие за разглашение тебя настигнет - это для тебя неважно. Важно лишь то, что ты знаешь, что оно есть, и что ты на эти условия согласился. Так-то брат. На том и стоит Запад. Не на человеческой твёрдости одной, но и на силе тайного закона возмездия. Одно другое подпирает.
  Тут вдруг Тайновед вскочил, и начал тревожно вглядываться в небо. Потом закричал
  - Быстро, быстро, прячетесь под обрывом! Всем прижаться под склон! Подхватив в охапку разложенную броню, кошму и плащ Владислав кинулся со всеми под обрыв, ещё ничего не понимая.
  Там, прижимаясь к склону, он проследил тревожный взгляд командира, тревожно вглядывавшегося в небо над головой. Солнце уже ушло за холмы на другой стороне реки, и оба берега тонули в глубокой тени. Но на фоне светлого неба совершенно чётко прорисовывался, прямо над ними, силуэт огромной птицы, парящей кругами прямо у них над головой.
  - Вот дерьмо! - Тихо выругался Тайновед, - это что ещё за напасть?
  - Может птичка к нашим следопытам прилетела? - Высказал предположение Весельчак.
  - Горный орёл-то? Ты что - с этими северными орлами у Крепости вражда смертельная. Это однозначной враг! - Тревожно отзывался Тайновед.
  - Мож просто охотится? - Высказал предположение Весельчак.
  - Так далеко от своих гор? Не думаю. Вовсе не думаю. Не нравится мне эта птица. Крайне не нравится. - Скривился тот в ответ.
  - Может - пробовать снять? Стрелой?
  - Ну да, конечно. Как ты до него дострелишь-то? Вишь как высоко кружит! Только себя обнаружим, если стрелять вздумаем. Нет уж, лучше затаимся, и будем наедяться на то, что он нас не успел увидеть.
  - Орёл-то? - Усомнился весельчак.
  - Ну, а что прикажешь делать? Уже ничего не попишешь. Что есть, то есть. Это мы зря расслабились-то. Успокоились. А не стоило. Совсем не стоило! Решили, что птички только у нас есть, а оно ведь вон как! - продолжал озабоченно бормотать командир.
  Все притихли.
  Орёл кружил у них над головами до тех пор, пока совсем не стемнело, а потом улетел куда-то вверх по реке. Тут вниз к ним скатился Ухтак, и принёс сразу две новости. Первая - что те, кого они ожидают, наконец-то спустили лодки на воду. А вторая - что прибыл Гришнак со своими парнями, и ожидает Тайноведа наверху, над обрывом.
  - Так, - раздумчиво промолвил Тайновед, выслушав новости, - ну, если не высадятся к волоку, то гостей следует ждать где-то за полночь. Странно конечно. Ночью к перекатам идти - тут или нужно реку как свои паять пальцев знать, или вообще не иметь о ней никакого представления. И сдаётся мне, что тут скорее именно второе. Ладно! Будет видно. А теперь пойдём общаться с Гришнаком. Самое время.
  При слабом свете тонкого полумесяца, вышедшего на небосклон ещё в последних солнечных лучах, и теперь быстро сползающего к горизонту, его лицо перекосила кислая гримаса. Он дал знак Владиславу следовать за ним, и оба они, уже по многократно накатному пути - Владиславу начинало казаться, что он может бегать теперь вверх-вниз по промоине даже с закрытыми глазами - полезли за Ухтаком наверх. Там, почти у самого обрыва, их ждала, сидя на корточках, и тяжело отдыхиваясь, небольшая кучка орков. Один из них нехотя поднялся навстречу Тайноведу, и небрежно махнул рукой в виде приветствия.
  Свет молодой луны, мешаясь с необычайно ярко сияющими сегодня звёздами был не так уж и слаб. И при этом свете Владислав неожиданно узнал в этом орке того самого предводителя отряда, который отобрал у него коня на подходе к Крепости! По издевательскому, пренебрежительно скользнувшему по его лицу взгляду орка, и по тому, как весело перемигнулись между собой остальные, он понял, что и его узнали.
  - Так-так, - начал насмешливо Тайновед отмахнувшись на приветствие Гришнака, - вижу, что вы всё же успели. Почти что к шапочному разбору, но - успели ж ведь!
  - А ты будто не очень рад этому, - угрюмо отозвался Гришнак, всё ещё с шумом выпускающий из лёгких воздух после долгой пробежки. - Мы бы и раньше могли подойти, но тут над головами эта грязная птица с севера кружила. Решили переждать.
  - Что ж, правильно решили.- отозвался уже без издевки в голосе Тайновед, - мы тоже полдня почитай прятались. Птичка-то не наша была, правда ведь? - Обратился он к Ухтаку, стоящему рядом.
  - Нет. Конечно нет. Эта тварь и моих птичек тоже распугала. Какое-то время мы боялись, что она их перехватывать начнёт. Но нет. Только наблюдала.
  - Нда, - задумчиво пробормотал Тайновед, - ещё хотелось бы очень понять, что именно она тут наблюдала. Что увидела, какие выводы сделала - и главное, кому их на хвосте понесла. Мне признаться не понравилось, что она улетела на север. Совсем не понравилось.
  - Мои птички за ней проследили. Ну, немного проводили. К тем, на реке, она точно не спускалась. - Отрапортовал Ухтак.
  - Ну, и хорошо. - Облегчённо отозвался Тайновед. - Будем считать - тревога была ложной. Хотя - кто-то же ведь послал этого орла. И именно - к перекатам. Значит, за продвижением отряда с того берега этот кто-то таки внимательно наблюдает. Но - ладно. Будем решать эти вопросы по мере поступления. Пока же наша основная цель - лодки на реке. Пока вы там вовсю пыхтели, - обратился он к Гришнаку, - мы тут имели возможность всё хорошо изучить, и всё обкумекать. У меня есть хорошо разработанные прикидки, что и кто должен будет делать. А чего ты так мало парней привёл-то? Отослал часть на водопады? Всё равно ведь - мало.
  - Да, - отзывался нехотя Гришнак, - половина отряда пошла на водопады. А мало потому, что мои испытанные парни в основном все не вернулись с того берега. Пока что. А других брать смысла не имело бы. Только замедлили бы продвижение. Но, - тут он поднял голос, - ты мной командовать всё равно здесь не будешь! Разогнался! Доложишь мне обстановку, и я сам буду принимать решения!
  Тайновед было встрепенулся досадливо, что-то собираясь ему возразить. И тут вдруг их сверху словно накрыло облако чёрного, чернее окружающей ночи леденящего ужаса! Владислав ничком упал на землю, и вцепился в неё намертво, словно пытаясь червяком ввинтиться с скалистую почву, заползти хоть в самую малейшую щёлочку - лишь бы спрятаться от этого кошмара. Сидящие на корточках орки тоже повалились в общую кучу-малу, жалобно и тихо повизгивая. На ногах устояли лишь Гришнак с Тайноведом, но и те корчились стоя, зарывая лица руками.
  Затем их накрыла как ветром, какая-то крылатая тень, и с шумом опустилась несколько поодаль. Ужас становился всё нестерпимее и нестерпимее. Это была какая-то предельно мучительная пытка сознания, очень напомнившая Владиславу вчерашнее ночное приключение. Только теперь вокруг него не было спасительного мелового круга. Он всё ещё продолжал корчится на земле, и вдруг услышал негромкий, как бы свистящий голос, напоминающий шипение гадюки, которое однажды ему как-то в жизни привелось услышать: "А ну - остыньте-ка вы оба! Распоряжаться всем здесь буду только я!"
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | Х.Нина "Сатана" (Короткий любовный роман) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дибенко "Картежник - Реабилитация " (ЛитРПГ) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"