Васильев Александр Валентинович: другие произведения.

Всадник Мёртвой Луны 29 ("Нежданный поворот судьбы ")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отряд Тайноведа, в полном составе, принимает участие в завершении дела с их таинственной находкой, спустившись при этому туда, куда они, по своей воле, предпочли бы никогда не спускаться. Затем у Тайноведа с Главнокомандующим происходит весьма насыщенная беседа, результатом которой становится совершенно ошарашивающее для него, и для всего его отряда сообщение об их дальнейшей доле.

  Нежданный поворот судьбы.
  
  Тесный двор детинца ярко освещался шестью огромными, чашеобразными светильниками, расставленными равномерно по квадрату его пространства, в которых ярким багровым пламенем пылали сосновые плахи. Чёрный провал неба тонул в этом багровом освещении, окрашивавающим в ало-розовый, кровавый оттенок белесое тленье окружающих стен. Промозглый холод предгорья уже пробирал всех до костей. Из устья ущелья тянуло лёгким ледяным ветерком, старательно забирающимся под форменные куртки - плащи они все скинули, чтобы они не мешали им работать.
  Уже распряженную повозку с находкой гвардейцы подкатили, и поставили прямо напротив входа в башню, но, по указанию Главнокомадующего - всё же на определённом расстоянии от него. Затем тот начал внимательно изучать каменные плиты, положенные на землю перед входом. Здесь все обратили внимание на то, что, перед самым подъёмом ступеней, лежала одна-единственная огромная плита, длиной аршин с восемь, и шириной - пожалуй что с семь, короткой свей стороной обращённая прямо ко входу. Внимательно изучив её, Главнокомандующий указал командиру караула на две небольшие квадратные плитки, глее-то с пол-аршина размером, которые были врезаны в плиту по её краям у её дальнего завершения, обращённого ко двору.
  Тот подозвал двух гвардейцев с монтировками, и они, малость повозившись, аккуратно подняли эти плитки. Под ними обнаружились неглубокие врезы в большую плиту, из которых, теми же монтировками, извлекли огромные, толстые прямоугольные скобы, со скрипом повернувшиеся вдоль оси, когда их поддели монтировками, и ставшие торчмя. Судя по всему, скобы эти, как, впрочем, и сама плита, не поднимались уже несчётное количество лет.
  Пока они возились с плитой, на втором этаже, из двух бойниц, расположенных над аркой входной двери, и разнесённых меж собою на такое же расстояние, как и короткий конец плиты, кто-то спустил изнутри две толстенные стальные цепи, хорошо ухоженные и густо смазанные каким-то жиром. На концах каждой цепи был огромный крюк, который тут же продели в скобы. Затем, по команде, внутри башни заскрипели вороты, цепи натянулись, и каменная плита, с тяжёлым, утробным вздохом, оторвалась от земли, и начала медленно задираться кверху. С краёв её осыпался мелкий мусор, и в кристально чистом воздухе двора вдруг остро запахло потревоженной вековой каменной пылью.
  Плита стала почти вертикально, перекрыв собою подход к лестнице, ведущей ко входной двери. Под нею обнаружился широкий, крутой спуск вниз, уводящий куда-то под башню.
  - Пусть твои орлы станут по бокам, и будем скатывать туда повозку потихоньку, - вполголоса обратился Главнокомандующий к Тайноведу, - а ты сядешь на место кучера - там есть тормоз, и будешь притормаживать, чтоб не покатилась бы ненароком. Справишься?
  - Да чего там, конечно справлюсь! Ответил тот.
  - А я вот, с твоим порученцем, возьмём по факелу, и пойдём перед повозкой, будем освещать вам дорогу.
  - Но ты там уже был внутри-то? Дорогу знаешь? - Озабоченно осведомился Тайновед, взбираясь на повозку.
  - Нет, не был. - Коротко ответил тот. - Но - мне всё подробно объяснили. Так что, думаю, справимся без проблем.
  Парни из отряда распределились по трое, и стали по сторонам повозки. Главнокомандующий и Владислав получили в руки от караульных по факелу, и начали осторожно спускаться вниз.
  Спуск оказался хоть и крутым, но каменный пол был выложен шершавым, ровным мелким квадратным булыжником, судя по серо-чёрному цвету - базальтовым. Через каждые две пяди пол равномерно перегораживался во всю длину спуска рядом чуть выступающих из пола камней, которые заметно облегчали спуск как лошадям, так и гужевым повозкам. Потолок был сводчатый, и достаточно высокий. Так что, пожалуй, повозку без труда могли бы спустить сюда и лошади.
  Осторожно сойдя где-то на полдороги, они начали подсвечивать снизу парням с повозкой. Сверху же им подсвечивал Тайновед, держа правую руку на тормозе, а в левой - высоко поднятой, зажав факел. Спуск, впрочем, пошёл достаточно легко - парни работали слажено, а груз действительно был не тяжёл.
  По мере спуска воза Владислав и Командующий, косясь назад, постепенно продвигались всё ниже и ниже. Сходить пришлось достаточно долго - видимо подземелье находилось достаточно глубоко под башней. В конце наклонного колодца обнаружились огромные двустворчатые ворота с закругленным верхом, из позолоченной бронзы, покрытые сплошной вязью магических переплетений, ярко засиявшие в свете факелов. На створках у них были выложены барельефы с такими же, как у въезда на мост, через реку, ужасающими изображениями людей и животных. И эти барельефы также перегораживали вход в подземелье такой же непреодолимой стеной ненависти и ярости, как и те, у реки. Главнокомандующий поднял над головой небольшой золотой жезл, длиной где-то с полторы пяди - гранёный, с ярко сияющим шарообразным навершием. Перегораживающая дорогу невидимая стена тут же отступила. В руках у него тут же оказался огромный стальной, позолоченный ключ весьма затейливой формы. Ключ в скважине замка повернулся очень легко, и совершенно бесшумно, из чего Владислав сделал вывод, что к их приезду тут тщательно подготовились.
  Дверь открывалась в поперечный ход, и когда они развели створки, то за ней оказался широкий коридор, убегающий во тьму по обе стороны. Впрочем, их путь лежал к другой двери, тоже двустворчатой, и расположенной как раз напротив той, которой они сюда попали. Тут тоже были охранные барельефы, так же подчинившиеся жезлу в руках у Командующего, и тоже пришлось открывать замок, впрочем, сработавший столь же легко и бесшумно. За второй дверью они увидели небольшой проём стены - аршина с два, пожалуй, со сводчатой аркой, за которой их встретило совершенно призрачное багровое сияние, разлившееся вокруг, и дрожащее в воздухе, словно ледяной студень.
  Оно было неярким, но вполне достаточным для того, чтобы факелы в их руках вдруг оказались совершенно ненужными. Сияние это равномерно заполняло огромный зал, перекрытый высоким чашеобразным куполом. Стены зала были сложены в виде равностороннего десятиуголника, возвывшегося на высоту в полтора человеческих роста, а затем накрытого круглой чашей купола. Одна сторона этого многоулоьника служила для арки входа, которым они туда попали, а все остальные стороны были заняты встроенными в стены престолами, помещенными, каждый, на возвышение из пяти крутых ступенек, с высокими, округлыми спинками, и закругленными подлокотниками. Престолы были целиком вытесаны из чёрного, отполированного гранита, прямых и плавных линий - без всяких украшений или же резьбы.
  Из полированных до зеркального блеска плит того же материала были выложены также стены и пол зала. Но в этих плитах каким-то образом сплетались внутри, бесчисленными прожилками, сияющие багровым пламенем толстые, как разряды молний, нити тесно переплетающихся магических узоров, которые и наполняли этим призрачным светом весь зал. Мерцаине было таким изменчивым, словно бы в плитах стен и пола действительно постоянно метались бесчисленные багрово-красные молнии.
  В зале господствовал совершенно пронзительный, пробирающий до самых костей ледяной холод. Но не влажный, пропитанный сыростью - как это бывает обычно в подземельях, а совершенно сухой. Как в замороженной в лютую зиму степи под Звездоградом - подумал вдруг Владислав. Запахов тут почти не было - лишь чуть-чуть пахнуло замороженным камнем, но вокруг стояло хорошо ощутимое веяние древнего склепа, насквозь пропитанного тлением и распадом всего живого.
  Потолок был сделан из чего-то светло-бирюзового, и в эту синь были вплетены рисунки созвездий, искусно выложенные из алмазов, рубинов и изумрудов. Багровый свет, преломляясь в полированных гранях этих драгоценных камней, и разлагаюсь ими в бесчисленные оттенки багрово-красной радуги, наполнял чашу потолка переливчатым, призрачным переплетением, создававшим впечатление как бы подлинного звёздного неба, но, при этом - какого-то, вовсе не земного, до жути потустороннего. В самом центре этого купола лучился, отполированным серебром, лик полной луны - такой, какой она иногда бывает, когда низко встаёт над предзакатным ещё горизонтом - янтарно-багровой, сочащейся тихим тлением полуживого ещё отражения солнечного сияния.
  Прямо под этим, лучащимся светло-багровыми переливами диском, в центре многоугольника залы из пола поднималась невысокая - в рост человека, чуть сужающаяся кверху, но толщиной у основания не меньше трёх пядей, шестигранная колонна из чистого, полированного золота. Грани её, чуть закругленные вовнутрь, также переливались жёлто-багровыми мерцаниями.
  Колона эта венчалась раскрытой чашей цветка - полной копией тех, которые росли там - внизу, у реки, по обе стороны моста. Чаша эта, широко раскрытая, и заметно приплюснутая, была в окружности, пожалуй, где-то в аршин, и её выковали из цельного куска то ли чистейшего серебра, то ли ещё чего-то, на серебро похожего, но гораздо более ценного. Лепестки этого дивного и, при этом, совершенно ужасающего творения магического мастерства лучились таким же завораживающе-жутким сиянием, как и настоящие цветы, там у реки. Только сияние это была и ещё намного ужаснее, ибо - даже мимолётно уловленное глазом, оно тут же опрокидывало сознание в кратковременный, но глубокий обморок. Из последствий которого сознание, случайно на сияние это глянувшего, долго ещё потом не могло никак выкарабкаться. Так что всё дальнейшее для них затем проходило как в каком-то глубоком, совершенно полуреальном кошмаре.
  Рядом с колонной стоял совершенно, до дикости здесь неуместный предмет - грубо сколоченный из неотёсанных деревянных плах строительный деревянный "журавль". Действуя как в полусне, они с Командующим, словно бы проплыв в море багрового мрака, подошли к колонне. За ними, также совершенно полуоглушённые, парни из отряда подкатили повозку - коробом прямо под журавль. Никаких дополнительных распоряжений не потребовалось - невзирая на своё полузабытье все они и так хорошо понимали, что здесь нужно сделать.
  Отбросив крышку, Тайновед принял от Весельчака цепь с "журавля" - с таким же капканоподобным зажимом, какой был и на подъёмнике с недавно упокоившегося на дне реки судна. Захватив им шар с двух сторон, и защёлкнув зажимы, Тайновед подал знак, и несколько парней, из всех сил налегли на длинный рычаг "журавля", подняв шар над коробом, и затем плавно переместили его в серебряную чашу цветка на колонне. Весельчак, став на цыпочки, отщёлкнул зажимы, цепь дёрнули, края держака отскочили, и шар лёг в эту чашу так, словно чаша эта именно под него и делалась. Хотя колона эта выглядела весьма, весьма древней.
  "Журавль" тут же впопыхах взвалили на повозку, с которой до этого соскочил Тайновед, и парни, дружно взявшись за неё с боков, покатили её из зала. Они так спешили убраться отсюда, что даже не стали ждать троицу командиров с факелами, которая, словно заворожённая, всё ещё медлила у колонны.
  Обступив её, они все, как зачарованные, уставились на совершенно, угольно чёрную, равномерно сияющую маслянистыми отражениями в багровом отсвете, округлую поверхность шара. Тот выступал над держащей его чащей почти что полностью, хотя и сел в неё как влитой. Сначала поверхность его была абсолютно, непроницаемо чёрной. Но затем, откуда-то из глубины, начали всплывать какие-то неясные, слегка размытые образы - то ли человеческие лица, то ли отблески нездешних огней на далёких изваяниях из металла. Сознания их всё глубже и глубже уходили в эту чреду проступающих изображений.
  Первым опомнился Главнокомандующий. Резко отшатнувшись, по провёл ладонь левой руки по глазам, и затем грубо дёрнул ею стоящего рядом Тайноведа, который от этого толчка тут же пришёл в себя.
  - Скорее! Уходим! - Испуганно крикнул Главнокомандующий. - А то мы можем остаться тут навсегда!!!
  Тайновед точно также грубо дёрнул за собой Владислава, у которого от этого резкой болью резанула рана в плече. И вот от этой-то боли он словно бы выпал опять назад - в свою реальность, из уже почти поглотившей его липкой багровой трясины потусторонья.
  На плохо слушающихся, заплетающихся ногах они, шатаясь, вывалились за ворота, и Главнокомандующий, с огромным облегчением, захлопнул их створки за собою. Багровый отсвет исчез, и в коридоре осталось только грубое тление факелов у них в руках.
  - Фу-ты! - Выдохнул Главнокомандующий, запирая замок дрожащей рукой, - вот - всю свою жизнь мечтал однажды войти сюда, а теперь искренне надеюсь, что второй раз это мне сделать уже никогда не пройдется!
  Они молча пересекли коридор, закрыли за собой вторую дверь, и, поднявшись наверх, с невыразимым облегчением вдохнули чистый воздух, и ощутили над собой открытое небо.
  По знаку Главнокомандующего плиту опустили назад, скобы спрятали под маленькими плитками, и цепи втащили в башню. Парни из отряда стояли посреди двора тесной, плотно сбившейся кучкой. И лица их были совершенно белыми, а глаза - вытаращенными из орбит. Рядом стоял Ладненький, и молча, с пугливым любопытством рассматривал их физиономии.
  - Хорошо, - выдохнул Главнокомандующий, - на этом, можно сказать, что дело мы закрыли полностью. Ну- замечательно то, что хорошо кончается. И - тут он повернулся, и сузившимися, недобрыми глазами оглядел каждого, включая Тайноведа и Владислава, - помните! На полслова о том, что вам пришлось за это время увидеть! Никому и никогда! Если что сболтнёте - да пусть просто намёком каким проболтаетесь, то пожалеете, что на свет этот народились! Поняли?
  Все они истово замотали головами, и неслаженный хор "Так точно!" и "Поняли, могила!" пронёсся над ними.
  - Ладно, - повернулся Главнокомандующий к Тайноведу, - мы сейчас с тобой пройдём в башню. Будет долгий и серьёзный разговор. А вы, - тут он обратился к отряду - пока что можете расположится на отдых. Горячего у нас к сожалению тут нету, но перекусить что отыщется - спросите у начальника караула, и он вам выдаст всё, что нужно.
  Сделав Тайноведу знак следовать за собой, он направился к ступеням входа. Владислав, по приобретённой уже привычке, было пристроился уныло за Тайноведом, но Главнокомандующий тут же запретительно отмахнул ему:
  - Нет-нет, парень! Тебе с нами не нужно! Иди - отдыхай с остальными!
  Владислав, с огромным облегчением, отстал от них, и направлялся к возу их отряда, где уже молча топтались всё ещё не пришедшие в себя парни, а Тайновед, поднявшись по высокой лестнице, проследовал за Главнокомандующим в башню.
  За дверью входа располагался огромный, почти на весь первый этаж башни, овальный покой, практически полностью пустой, лишь с несколькими дверьми, ведущими в караулку, а также и всякие иные вспомогательные службы. Стены здесь были из того же самого белого, чуть тлеющего мрамора, и помещение лишь едва освещалось несколькими факелами в держаках на стенах. Даже в этом неверном свете, всё же, весьма неплохо просматривалась разноцветная, затейливая мозаика пола, но гораздо хуже - искусно выложенная разноцветными камнями картина на чуть выпуклом, с претензией на невысокой купол, потолке. Хотя там смутно всё же угадывалось звёздное небо, в котором плыл золотой корабль. На носу корабля стоял человек, держащий в руках камень, яро светившийся молочно-белым, звёздным светом. Они быстрым шагом прошли весь покой, вытянувшийся аж до широкой, во всю стену лестницы в противоположном его конце.
  Лестница выводила на узкую площадку, стена которой была также украшена картиной из цветных камней. На ней был изображён берег, за которым плескались морские волны, и вдали - в дымке, угадывался далёкий остров. На берег - носом, был вытащен огромный корабль со сложенным парусом, а рядом с кораблём стоял, видно только что с него сошедший, человек в кольчуге, фигурчатом панцире и белом крылатом шлеме. Он с гордостью и властно взирал на поднимающихся по лестнице, и в правой руке его была поднята золотая Держава, а в левой он держал свёрнутый пергаментный свиток.
  От площадки, по обоим её бокам, в противоположном направлении вели вверх две лестницы с беломраморными перилами, значительно более узкие. Они поднялись по левой, которая шла к большим, двустворчатым дверям из позолоченной бронзы, затейливо украшенной барельефами и узорами. Открыв эту дверь, они попали в большую квадратную залу такого же белого мрамора, как и всё остальное здесь. Потолок её, выложенный в виде шатра, был покрыт золочёной резьбой, а возле противоположной стены стоял высокий престол на возвышении из трёх ступеней, из белого, сияющего мрамора - затейливых, благородных очертаний, весть также покрытый густой золочёной резьбой.
  Главнокомандующий искоса глянул на Тайноведа, и сказал вполголоса:
  - Это - престол старшего сына первого короля отщепенцев. Его приёмная зала. Он тут, собственно, и обитал до первого падения города. Ну - да ты ведь знаешь историю.
  - Да я тут уже побывал однажды. - Чуть смутился Тайновед. - Сюда-то я поднимался. На этот этаж. Тут ведь рабочая комната командира почётного гвардейского караула. Того, что назначен был Высочайшим предводителю Кольценосцев. Ну, та, что была рабочей комнатой ещё первого хозяина крепости.
  - А, ну хорошо. Мы, собственно, туда сейчас и направляемся. Я тут пока расположился. На время посещения крепости. Выше - вот выше меня уже никогда не пригашали, - и он криво усмехнулся при этих слова.
  - Меня - тоже нет. - Вежливо отозвался Тайновед.
  - Да.. Вроде бы все одно дело делаем. Одному властителю служим. А ведь нет же! Не любят они никого к тайнам своим подпускать! Даже меня! Меня! - Совершенно оскорблённым тоном произнёс Главнокомандующий, пересекая наискось залу, и подходя к золочёной, но уже изрядно рассохшейся деревянной двустворчатой двери, расположенной по правую руку от престола. Дверь с натужным скрипом распахнулась, и они вошли в не очень просторную, чуть выгнутую - по внешней стороне башни, комнату, также с беломраморными, украшенными посеребренной резьбой стенами. Два её стрельчатых окна, с широко распахнутыми ставнями, глядели в сторону реки.
  В комнате находился огромный рабочий стол, выложенный из того же белого мрамора, с чёрной деревянной доской поверху, книжные лари, кресла весьма затейливой резьбы, и всякая иная мебель - всё из чёрного, морёного дуба, выглядящее весьма и весьма древне, но, в то же время, не ветхо.
  На столе тлели два семисвечника, с наполовину сгоревшими, оплывшими свечами. Видимо, командующий покинул его совсем недавно, увидев прибытие их отряда. В камине ярко пылали смолистые поленья, и, не взирая на открытые окна, всё же было достаточно тепло.
  Командующий не стал садиться за рабочий стол, а, пригласив Тайноведа к небольшому, круглому столику, стоявшему у окна, сам присел в соседнее кресло. Затем он звякнул в небольшой серебряный колокольчик, и его ординарец тут же принёс золотой поднос с двумя большими фарфоровыми чашками, расписанными чёрными узорами, таким же заварником, и серебряным чайником, полным кипятку, стоящем на чуть тлеющей жаровенке. Также там была плетённая серебряная корзиночка с кусками пахлавы.
  - Уж извини, брат, но любимого тобой кофею тут нету. Сам, видишь ли, запасами начальника здешней почётной стражи пользуюсь. - Развёл он руками. - Я ведь только сегодня в полдень сюда прибыл, да и сейчас же немедленно отбываю. Сласти - и те третьедневочные. А что поделаешь? Ужасы войны - ничего не попишешь! - И он слегка, криво усмехнулся.
  Они посидели некоторое время молча, разлив чай по чашкам, и попивая его неторопливо. Командующий, при этом, наливал его маленькими порциями в изящное, глубокое блюдце, и громко сёрбал напиток оттуда. Мёда почему-то не принесли, но пахлава была хоть и чуть подсохшей, но очень вкусной, так что вполне заменила собою его отсутствие.
  Оба всё ещё находились под гнетущим впечатлением посещения подземелья под Башней.
  - Ты не знаешь, это что - место их постоянного обитания, что ли? - Осторожно спросил Тайновед.
  - Что? А - зала эта, в подземелье? Ну - они ведь, по сути, не нуждаются ни в каком месте для постоянного обитания, как ты понимаешь. Это, скорее, место концентрации их силы и власти. Даже удивительно - как они нас туда допустили-то! Но, впрочем, у них и особого выхода не было. Кто-то же туда это должен был доставить, нет?
  - Ну, "журавль"-то строительный туда кто-то всё же снёс для нас, - заметил Тайновед.
  - Э.. Я думаю, о судьбе тех, кто это сделал лучше и не спрашивать. Мне так представляется. Впрочем - не боись! - Отозвался тот, заметив тревогу, мелькнувшую при его словах в зрачках глаз у собеседника. - Мне-то они ничего не сделают, да и тебе, впрочем, также. Я тебя и твоих орлов под свою защиту возьму, не трусь! Да после окончательной победы это уже будет и не столь важно. А то что-то они, со своими тайнами, чересчур как-то от нас, ото всех, отделяются! Это нужно постепенно сворачивать! А то - тоже мне выискались! Создали себе, понимаешь ли, государство в государстве! Так дальше не пойдёт! Не должно так быть!
  - Там.. Колона эта - такое впечатление, что она древняя до ужаса, а ведь под нашу находку подошла, словно под неё изготавливалась-то! - Глухо отозвался Тайновед.
  - А! На той колонне до этого много веков почивал младший брат нашего сегодняшнего обретения. Но он, как ты уже, думаю, догадался, после возвращения Высочайшего перекочевал в Башню. Тот, конечно, там, наверное, лежал как жемчужина в раковине устрицы. Но, может быть, колонну и создавали как раз с оглядкой на будущую находку - кто знает? - задумчиво покачал головой Командующий.
  - То есть залы этой в подземелье изначально не было? - Уточнил Тайновед.
  - Да, конечно же. Камень-то был там, на верхушке. А уж эти - когда осваивали город, нашли ему применение по своим нуждам. Они-то в нашем мире всё равно почти что не бельмеса не видят. Так что камень в том качестве, для которого его использовали раньше, им был совершенно без надобности. Вот они его и спустили под землю. А уж для чего, и как они там им пользовались - я могу лишь догадываться. А тебе - тебе я даже и этого делать не советую. Ну его к лешему - о подобном говорить, и - даже размышлять тихо!
  Они снова немного помолчали, прихлёбывая чай. Потом Тайновед снова нарушил тишину первым:
  - Я очень извиняюсь Главнокомандующий. Но мне нужно срочно кое-что доложить тебе. Может быть важным.
  И тут он кратко изложил молча, терпеливо выслушавшему его начальнику всю историю их похода. Особо отметив появление на том берегу лошадников, и - стяг, виденный им на передовом корабле флота, столь неожиданно появившегося у стен речной гавани столиц отщепенцев.
  - Да, - рассеяно отозвался тот, когда Тайновед закончил свой доклад, - мне уже доложили обо всём об этом. В общем, и в целом, конечно же. Но - спасибо, что ничего не упустил из виду. Собственно, я-то тебя сюда и позвал для того, чтобы ознакомить с деталями происходящего вокруг. Ты умён, опытен, может - и сделаешь из всего этого какой полезный для нас вывод.
  - Мне-то ведь, обо всё о том, что происходит на реке и там, под городом, постоянно сообщают. Везде есть наблюдатели. А у них - разумеется есть и быстрая связь. Птички, конечно же, и.. - Ну, в общем, я ведь постоянно общаюсь и с нашими друзьями из этой крепости. Благо - они сейчас и сами порхают везде, как те же птички. Так что я узнал о захвате флота почти тотчас же после того, как это и произошло. Просто поделать уже ничего нельзя было - грустно вздохнул он. - На тот берег после этого и так ушли все собранные здесь подкрепления. А силы, скопленные за горами, уже не успевали в любом случае.
  -Я только, собственно, одного здесь никак не пойму, - мрачно заметил Тайновед, - как же этот.. Этот наследничек-то.. Как он оказался по ту сторону гор? Ведь он-то ещё совсем недавно был по другую их сторону - в стране лошадников? По побережью он обойти не успевал, да и с этой стороны - разве что уже пришёл бы с лошадниками вместе? А и они-то, как они смогли так обойти Вторую ударную? Не постигаю!
  Главнокомандующий искоса глянул на него, и ответил, опустив глаза к долу:
  - Ну, что тебе сказать-то? Лошадники - они ведь на своей земле. Они тут каждый камешек знают. Вторая ударная перекрыла те пути, что нам были известны. Но - видимо нам оказались известными не все дороги меж рекой и горами. В общем - кто-то в приказе дальней разведки за этот промах ещё ответит головой. А вот с наследником.. С ним - всё и проще, и - сложнее. Там, в Белых горах, за древними Убежищами, которые сейчас используют лошадники, был очень страиный проход на ту сторону гор. Очень, очень старинный. Те, кто его построил, в нём и остались навсегда. Они, ещё в первую войну, сначала принесли клятву королю отщепенцев, а потом клятву эту не исполнили, убоявшись могущества Высочайшего. Но - видно крепка была магия заключённой, и -нарушенной ими клятвы. Стремясь сокрыться от возмездия этой магии, они всё глубже и глубже уходили в потусторонье. Пока - пока полностью не обратились в тени, застрявшие меж мирами. Вот они и скитались с тех пор в этом, построенном ими когда-то проходе. И - никто из живущих после этого уже воспользоваться им не мог никогда. Попашие туда, по глупости, или случайно - назад никогда уже не возвращались. Высочайший ведал, конечно же, об этом проходе. Но он был закрыт так давно и надёжно, что он его попросту не принял во внимание. И - как оказалось, совершенно зря!
  Тут он раздражённо откинулся на своём кресле, и, сильно стукнув, поставил наполовину пустую чашку на столик, зябко потерев ладонями друг о друга - от окна, возле которого они сидели, отчётливо повеяло ночным холодком.
  Видимо, как законный наследник древних королей отщепенцев, этот парень владеет ключами от весьма многого. В том числе, как оказалось, и от этой древней клятвы. Забытой, в этом мире, практически всеми, кроме сокрывшихся там, под горами. И - видимо, также наследниками королей отщепенцев. В общем - он не только прошёл под горами, этим проходом, но и повёл эти тени за собою всед. Они-то, затем, и очистили для него корабли наших союзников от их команд. После чего он загрузил туда всю ту шваль, которую смог собрать вокруг, в устье реки, и - отплыл на помощь Белгороду. И вас, вот, едва не прихватил по дороге. - Тут он слегка усмехнулся. - Вот так-то.
  В комнате на какое-то время воцарилось тяжёлое, гнетущее молчание. За окном на всём пространстве также царствовала полная тишина, нарушаемая лишь далёким, едва-едва слышимым плеском воды на камнях в реке. У обоих на мгновение вдруг возникло такое ощущение, словно бы они по прежнему всё ещё находятся там, глубоко под землёй, в дано забытом, и безнадёжно похороненном под завалами камня могильнике. По телу у Тайноведа прошла непроизвольная дрожь неконтролируемого ужаса. Он повёл плечами, и быстро спросил, чтобы развеять наконец это невыносимо тяжкое молчание:
  - Так это ты сюда из Чернограда переместился, чтобы быть поближе к происходящему, что ли? Или ты тут сидел с начала вторжения?..
  - Нет, я сюда прибыл лишь за пару часов перед вами, - небрежно отмёл его предположения Главнокомандующий.
  - А, так мы ведь вполне могли и встретиться на перекрёстке! - Воскликнул тот.
  - Нет. Не могли. - Его собеседник в упор глянул в лицо Тайноведу. - Я сюда прибыл совсем с другой стороны. И - откровенно говоря - совершенно по иному, чем ты предполагаешь, поводу.
  - То есть... То есть ты пришёл по?!. - И Тайновед, с крайним изумлением во взгляде, выразительно кивнул в темноту за окном, где на фоне тёмного неба еле просматривался ещё более тёмный гребень горной гряды напротив крепости.
  - Да, по проходу и лестницам - от верхней твердыни. Там я оставил большую часть охраны и лошадей, а затем спустился сюда.
  У Тайноведа аж глаза на лоб вылезли:
  - Да ведь.. Да ведь там же!.. Как же ты рискнул-то! Это чудовище же никого не боится, и никому не подчиняется. Ведь если б оно вас там встретило, то тебе же никакая охрана не помогла бы! Ну ты и даёшь!
  Главнокомандующий отвёл глаза к пламени камина, и на лицо ему лёг багровый отблеск, в свете которого тени на его лице вдруг сложились в маску насмешливой, и, в то же время, какой-то совершенно безнадёжной усталости.
  - Нету. Нету там уже ничего такого, чего следовало бы опасаться. Было - да сплыло!
  - То есть... То есть - как это сплыло?! - У Тайноведа аж перехватило дыхание от такой новости. Что, неужто ж таки само издохло?!
  - Ага, как же! Жди - издохнет такое само, - усмехнулся в ответ собеседник. - Да нет - помогли. Уж не знаю, издохло оно в результате, или ещё где всё ещё мыкается, но, думаю, опасным для идущих через эти норы оно снова ещё не скоро станет в любом случае. Очень нескоро.
  - Ну да! - Только и нашёлся, что ответить Тайновед, будучи всё ещё никак не в состоянии переварить услышанное.
  - Разгром Первой ударной событие, конечно же, само по себе печальное. И даже очень. Но только ради этого я сюда выдвигаться не стал бы. Да и смысл? Чем бы я тут помог бы?
  - А что, там уже всё так безнадёжно? - Глянул ему в лицо Тайновед.
  - Начиная с того момента, как Предводитель Кольценсцев утратил там, на равнине, своё бренное тело, вопрос уничтожения этой армии был лишь делом времени, и того количества врагов, которое наши парни всё же сумеют забрать с собой в вечность. - Грустно усмехнулся Главнокомандующий.
  - Как?! - Тайновед аж вскочил со стула, расплёскивая на пол остатки уже почти допитого чая из своей кружки. - Их Предводитель утратил своё тело?! Каким же образом!?
  Садись, садись, не кипешуй так, - успокаивающим жестом указал ему на его стул собеседник. - Что произошло, то уже произошло. Тут ничего не поделаешь.
  - Но ведь как?! - Всё не мог успокоится Тайновед, совершенно бессознательно сев назад, так же бессознательно взяв в руки заварник, наполняя свою кружку, чистой заваркой, и ничего при этом из своих действий не замечая.
  - Вот как раз всё это, собственно, я и хочу сейчас обсудить с тобой, - болезненно, и как-то совершенно затравленно морщась, пробурчал ему собеседник. - Мож, вместе до чего и докумекаемся. Потому что во всём произошедшем я и сам пока мало что понимаю. А чую - что нужно понять всё, и немедленно. Иначе - возможно всё. Даже... Даже - самое худшее.
  У Тайноведа по лицу прошла мимолётная судорога, челюсти сжались, он как-то враз успокоился, и приготовился внимательно выслушать всё, что ему сейчас сообщат.
  От леденящего сквознячка из окна по комнате метались тени, бросаемые язычками колеблемого пламени свечей, в каминной трубе гудел ток горячего воздуха, и под этот, монотонное, гнетущее завывание Главнокомандующий начал своё неторопливое, обстоятельное изложение всего, произошедшего за этот страшный и тяжёлый день.
  - В общем - так. Утром, когда пали ворота Белгорода, на равнине возле крепости, с севера, внезапно, как демоны из полного ничего, возникли лошадники. Это была весьма неприятная неожиданность, конечно же, но, в общем и целом - ничего непоправимо серьёзного. Предводитель Теней пнул следопытов, послал обычную весточку мне в Крепость с птичкой, а заодно и слился с Высочайшим во внутреннем своего сознания - у них эта связь существовала всегда. Таким вот образом деталей происходящего не уловишь, конечно же, но зато можно получить наставляющее вразумление от того, с кем ты так связан. Высочайший, к тому времени, уже ведал всё - и про захват флота, и про появление лошадников, и даже про то, что в крепости Правитель Белгорода сошёл с ума, не без его помощи - разумеется, - тут он усмехнулся - и сам разрушает последние попытки к сопротивлению. Вообще говоря - если б не присутствие в крепости Серобрада, который туда успел таки проскользнуть перед тем, как её взяли в кольцо, то её взятие было бы для Предводителя Кольценсосцев лишь детской забавой. - И тут он, в злобном раздражении, ударил по столику ладонью, так что на нём подпрыгнула посуда, и колебнулись язычки пламени на углях в жаровенке.
  - В общем - они приняли совместное решение, и Предводитель начал действовать. Он как буря налетел на своём крылатом скакуне на короля лошадников, сбил его на землю, разогнал и смял острие их удара, и уже готовился заняться вплотную этим королём, беспомощно валявшимся на земле, как вдруг, совершено неожиданно, возникло некое непредвиденное препятствие. Что там произошло в точности - то ещё нам неведомо, даже и Высочайшему. Он за происходящим, понятное дело - НАБЛЮДАЛ. - И тут Главнокомандующий снова бросил свой косой, насмешливый взгляд на Тайноведа. - Ну, да ты и сам, вроде, догадываешься, как и чем?
  Тайновед на его насмешливый вопрос предпочёл не отвечать, и после небольшой задержки тот продолжил:
  - В общем - с кем-то там он вступил в словесную перепалку. Рядом с лежащим телом короля лошадников. Что, зачем, почему - пока неизвестно, да и не суть важно. Но в процессе этой перепалки его противник совершенно неожиданно отмахнул голову его крылатой твари!
  - Ну да! - Воскликнул совершенно поражённый Тайновед. Это он как же допустил-то такое!
  - Ну - бывает. На то и война. - Поморщился нетерпеливо Главнокомандующий. - Не суть. В общем - когда Предводитель уже размахнулся своей палицей, чтобы размазать наглеца по почве тонким слоем, ему в бедро внезапно и подло вонзил клинок кинжала тот, на кого он до этого совершенно не обращал внимания! Мелкая и подлая тварь! Ничтожный червяк!
  - И.. И что? Что ему человеческие клинки-то? - Крайне изумился Тайновед. Насколько мне известно..
  - Угу. Да. Это было известно, собственно и ему самому. Поэтому он и не особо берёгся. Потому что знал, что от такой глупости плохо будет не ему, а покусившемуся на него наглецу. Можно сказать - не в первый раз. И не во второй. А - в неисчислимо который. И вот тут-то оказалось, что всё в мире случается в первый раз. И что - раз на раз иногда не приходится. В общем - клинок оказался вовсе не просто клинок. А - жало, пропитанное магией отщепенцев, давно уж, казалось бы, в этом мире утраченной. В общем - несильный укол, который, будь это обычный клинок, даже обычному человеку нанёс бы досадную, но неопасную рану, укол этот разорвал связь его неуничтожимого сознания, и того бренного тела, которое влияние его кольца, казалось бы, навсегда заморозило меж мирами живых и бессмертных теней!
  - Вот это да! - Только и смог выговорить Тайновед. Вот это - потеря так потеря! Да кто же был этот, сумевший нанести такой укол, и где он взял себе такой клинок?! - И он в полном исступлении уставился глазами в лицо Главнокомандующего.
  Тот не спешил с ответом. Внимательно, пристально, не отводя взгляда он какое-то время пристально смотрел прямо в зрачки Тайноведу, а потом, тихо и раздельно произнёс:
  - Полурослик.
  - Что?! Какой такой полурослик? - Не понял тот.
  - Ага. Один из тех, которых вы там упустили, помнишь? Которых парни присной памяти негодяя Углука захватили тогда на водопадах. Помнишь? Который избежал счастливо, и неведомо как, гибели при разгроме его отряда лошадниками. И который вот так, совершенно неожиданно, всплыл на самом острие удара этих самых лошадников. Всплыл лишь для того, чтобы, выждав, в самый решительный момент вдруг вонзить совершенно эпический клинок в плоть такого противника, который, по правде сказать, не по зубам был не то что тебе или мне, допустим, но и практически любому богатырю и воителю современности! Я отнюдь не уверен, что с ним бы даже и тот же Серобрад бы справился, если б они таки схлестнулись в поединке. А тут - какой-то, как мы их презрительно именовали - крысёныш! Вот тебе и крысёныши! Ну, и что ты на это всё скажешь?
  - Кры.. Полурослик-то?! - Всё никак не мог поверить услышанному Тайновед. - Да ты что! Я же это породу пусть и недолго наблюдал, но основательно! Это же сплошь мелочь пузатая! Безобидная, и беззубая, как.. Как - хомячки!
  - Да, вот тебе и хомячки! - Издевательски покачал головой Главнокомандующий. - Хомячок хомячком - а КОГО загрыз-то! А? Хомячок - с зубами королевской кобры!
  - Нда.. - Всё ещё совершенно ошеломлённый услышанным, пробормотал Тайновед. - Ладно - я понимаю, клинок он мог получить из какого-нибудь тайного, сокрытого, древнего запасника. Тут ведь магия, которой нынче уж никто не владеет. Никто из отщепенцев, да и из нас тоже - никто ничего подобного сейчас отковать не смог бы. Но.. В конце-то концов - они ведь прошли через Заколдованный Лес. А оттуда можно было бы ожидать всего, чего угодно. Но вот - ударить Кольценосца! Пусть сзади, пусть не глядя в лицо, пусть неожиданно и сокрыто! Вот это ведь уж ни на какие древние клинки не спишешь! Тут нужно сердце льва, и бесстрашие пантеры! Хотя - выйти живыми из той заварушки с Углуком - да, тут уже вполне можно было бы и задуматься, после этого, кое о чём.
  - Что есть, то есть. - Угрюмо подтвердил собеседник. - И это - мой друг, отнюдь, отнюдь не все неожиданности, которые нам успели уже преподнести эти полурослики. И - отнюдь не самые удивительные неожиданности, чтобы не сказать больше.
  Тайновед глядел на него чуть ли не раскрыв рот, совершенно очумевшим взглядом.
  - А теперь вот переедем к вещам и ещё более удивительным. - Мрачно продолжил Главнокомандующий. - Теперь я тебе объясню, чего это ради я припёрся-то сюда, в это проклятое место, где вовсе не должно пребывать существам из плоти и крови, кому бы они ни служили под солнцем этого мира.
  - В общем - так. - Ещё более видимо озлобляясь начал он, - Позавчера, днём - ну, условно "днём", конечно же, уже ближе к вечеру, в Башню совершенно неожиданно является Кольценосец. Ну - твой старый знакомый, тот, с которым вы так слажено потрудились тогда, на водопадах. Сел во дворе - на ужас всей страже, и - сразу же поднялся ко мне. Я как раз в рабочей комнате был весь по уши в делах - утром ведь приступ, а ещё массу всего нужно было подготовить и обеспечить. И вот тут вваливается это чудо чудесное - при всей их полезности и нужности нашему делу, всё же, это не те существа, от общения с которыми испытываешь большое удовольствие в любом случае. Ну, ты сам понимаешь. И - огорошивает меня, прямо с порога, совершенно невероятными известиями. Говорит, в своей манере, что он только что с верхней крепости, на этом вот перевале. Что в крепости ни единой души - перебита не только её постоянная стража, но и большая часть стажи с нижней крепости, то бишь - с ихней. После того, как я, выпучив глаза, инетерсуюсь, что именно там делала стража с нижней крепости, он сообщает, что вчера у них тут была тревога - волновались невидимые стражи на мосту, да и он сам, сверху, почувствовал, что на лестницах есть кто-то чужой. Ну, дал распоряжение начальнику местной стражи взять побольше парней - и прочесать все переходы. Но осбой тревоги ещё не было - чего там, ну, какие-то лазутчики, совершенно поехали крышей от нашествия, и сдуру забрались туда, куда нормальные люди из Белгорода и в гораздо для них лучшие временя совать нос не решались. Так что он даже в Башню сообщать пока что не стал. Бы уверен, что проблему влёгкую разрулят на месте.
  Тут он замолк, и уставился совершенно отсутствующим взглядом в пустоту перед собой.
  - В общем - да. Возразить нечего. В Башне в этот момент вообще дурдом был. Не до таких мелочей, как какие-то там лазутчики на границах было бы. - И он снова помолчал некоторое время, совершенно подавленно. - Он знал, что те кого-то взяли. А больше ему ничего сообщить не успели. Он как раз был сверху, когда вдруг услышал отчаянных зов невидимых стажей на воротах верхней твердыни. Кинулся вниз, а там - рухнувшие ворота. Стражи сообщили, что в крепость кто-то прошёл, и кто-то из неё потом вышел! Так вот - взял, прошёл - и вышел! Всё, что они смогли сделать - это попробовать обрушить ему арку ворот на голову. И то - без толку!
  Он замолчал, и некоторое время снова смотрел в лицо Тайноведу, степень удивления которого, кажется, уже достигла своего предела, и была совершенно исчерпана.
  - В общем - быстро обыскав крепость, и не найдя ни единой живой души - только трупы перебитой стражи, он метнулся вниз, поднял там по тревоге всех в нижнем лагере, и послал их прочёсывать окрестности. А сам - помчал в Башню. Всяко лучше, чем слать писульки.
  - В общем, безнадёжно махнув рукой, продолжал Главнокомандующий, - я тут же поднялся с ним наверх к Высочайшему. Ну - чего там, ничего не ясно туман, струна в тумане. Но Высочайший встревожился не на шутку. Способный пройти, так себе - спокойненько, мимо невидимых стражей, перебить полную крепость орков, и - так же спокойно уйти из крепости! Это - очень серьёзно! Ну, я получил распоряжение немедленно прибыть на место, и самому, с помощью Кольценосца, разобраться - что там и к чему. Взяв лишь сотню охраны - подымать больше войска не было ни времени , ни особого смысла - я, во весь апорт, рванул по прямой дороге - той, что возле Огненной горы проходит. Получив дозволение от Высочайшего воспользоваться его личным путём. Когда мы, миновав гору, уже приближались к нижним лагерям, на нас буквально выскочил никто иной, как сам командующий постоянной стражей верхней крепости! Бежал, как слепой заяц - никого не видя, не слыша, и не обращая ни на что никакого внимания!
  Тут он опять приостановился, видимо наскоро складывая заново в памяти подробности этой встречи.
  - Вот это была действительно удача! Побеги он по окружной дороге - мы бы разминулись бы. Уж и не знаю, чего он побежал по этой - в общем-то это путь практически для всех заказанный. Хотя - может он рассчитывал уже возле крепости вернуться на обычную дорогу. А может - и вообще ни о чём не думал, а просто бежал кратчайшим известным ему путём. Потому что парень этот был попросту невменяем от ужаса. Первый допрос мы учинили ему там же, на месте. Он рассказывал об ужасном сияющем, чудовищном богатыре, в огненной броне, прорвавшемся в башню, и чуть не уложившем его на месте одним ударом. Когда сопровождавший меня лекарь малость привел его в чувство, отпоив своими травами, наконец удалось выяснить всё о предшествовавших событиях. Оказалось, что они, совместно со стражей нижней крепости, прочёсывая проходы в скалах, уже извне их нашли тело какого-то мелкого лазутчика, которого куснула в шею "кошка" Высочайшего - ну, это чудовище, что обитает.. В общем - что обитало здесь, на перевале, несчётное количество лет. Неуязвимый ужас в виде гигантского паука - ну, ты должен знать.
  Тайновед утвердительно кивнул в ответ.
  - Только мне что-то слабо вериться, что эта тварь так легко рассталась бы со своей добычей! - Воскликнул он.
  - А она вовсе и не рассталась. - Криво усмехнулся Главнокомандующий. - Ни в коей мере. Её ЗАСТАВИЛИ расстаться. Воткнув в неё что-то такое, что для неё оказалось, видимо, очень и очень убедительным.
  - Вот это да! - Выдохнул Тайновед, снова вскакивая на ноги. - Да ведь это будет почище удара в Предводителя Кольценосцев!
  - Угу. - Мрачно подтвердил собеседник. - Почище. У нас, когда мы это услышали, просто волосы дыбом встали. От мысли, что нечто такое перешло перевал, и где-то у нас впереди ошивается на дорогах. В общем - они думали, что этот, второй, разделавшись с паучищем, попросту бросил второго за ненадобностью. И - поволокли в крепость. Там они его раздели. И - нашли на нём вот эти вещи.
  Здесь он встал со стула, подошёл к одному из книжных ларей, открыл его, и аккуратно, как горячую сковородку с горящей плиты тряпкой, снял со средней полки небольшой сундучок чёрного дерева. Затем он поставил его на столик, сдвинув посуду к самом краю, и - открыв его, вынул оттуда сначала плащ очень странной серой ткани, и передал его Тайноведу.
  - Тот плащ осторожно развернул, повертел в руках, и так же осторожно вернул Главнокомандующему.
  - Что тут скажешь? Добротная, эльфийская работа. Я такое в своей жизни уже встречал. Немного, и не часто - но попадалось. Хотя - по росту, как для эльфа - так явно маловато будет. Я бы сказал - на эльфийского ребёнка. Но - эльфы детей с собой на серьезное и опасное дело брать ну никак не будут. По крайней мере - без совсем уж крайней нужды.
  Сунув плащ назад в сундучок, Командующий достал оттуда следом что-то, заигравшее в багровых отблесках свечей бесчисленными огнями, и тихо, мелодично зазвеневшее у него в руках. Тайновед благоговейно взял в руки это чудо, и начал внимательно изучать предмет. Потом он поднял на Главнокомандующего свой, совершенно потрясённый взгляд, и произнёс оторопело:
  - Побей меня гром! Да ведь это же эльфийское серебро! Кольчуга из эльфийского серебра! Добротная гномья работа! Маловата правда - тоже как раз на ребёнка-то будет. Но - сколько же такая кольчуга может стоить-то?! Даже не представляю!
  - Много. Уверяю тебя - исключительно много. Это было, кстати, у того, кого они нашли на тропе, под рубашкой.
  - И что - второй его так и бросил на дороге? В этой-то кольчуге?! - недоверчиво осведомился Тайновед.
  - Как показали дальнейшие события - с очевидностью нет. Видимо - пока он был занят выяснением отношений с паучихой, то эти вот, на свою беду, и подобрали бесчувственное, но - отнюдь не мёртвое тело. И - не нашли ничего умнее, как потащить его себе в башню. Не разбираясь, что и как там происходит вокруг.
  - Да когда они увидели эту кольчугу, они же там все попросту с ума должны были бы посходить! - Продолжал изумляться Тайновед.
  - А они и посходили. Собственно - стажа верхней цитадели была наша, от Башни. Они-то как раз порядок знали - понимали, что их, в случае чего, из-под земли достанут. А вот те, нижние, были шваль ещё та. Недавно набранная, и совершенно безбашенная. В общем - ну, если верить рассказу единственного, выжившего в этой заварухе, конечно же. В общем - командир нижней крепости возжелал кольчугу, верхней, если ему верить, конечно же, стал за порядок - и стражники прецапались - каждый за своего командира. В общем, когда второй лазутчик, наконец, соизволил навестить крепость, чтобы забрать своего, то там, согласно словам этого самого, оставались лишь два живых орка - он, и его порученец. Утверждает, что будучи раненым, пытался послать порученца за помощью. А тот наотрез отказывался, утверждая, что в крепость уже проник тот, второй, который как раз сейчас и разгуливает по лестницам их башни. В общем - пока они там препирались-то, тот, второй, как раз и добрался до самого верха, где они сидели. Командир каким-то чудом, по его словам, увернулся от пришедшего, и уже, невзирая ни на какие раны, помчал вон из крепости - куда глаза глядят. А его ординарец, суда по тому, что Кольценосец потом никого живо там не нашёл, оказался гораздо менее удачливым.
  - Так он эту кольчугу-то что, в Башню волок, что ли? - Недоверчиво поинтересовался Тайновед.
  - Ну, утверждает, что да. Его ещё проверят, конечно же, но это уже не столь важно. Важно, что он нам попался в руки со своим грузом. В общем, мы дали знак Кольценосцу, который кружил над нами. Выслушав всё то, что мы узнали, тот понёсся вперёд, чтобы дать более конкретные указания на розыски. А мы, подхватив этого командира, помчали дальше.
  - В общем, прибыв в крепость, и убедившись в правдивости рассказанного, я решил выпотрошить нашего единственного очевидца получше. Что, да как - пусть-ка вспомнит все образы, все детали. Дали ему освежающий память напиток. Да и он сам уже более-менее в себя пришёл за это время. Ну - когда он подробно описал того, кого они взяли там тёпленьким, то я внезапно сообразил, кто это мог бы быть. Описание твоего ординарца, и этого - командира крепости, совпали один в один! Оказывается, сюда добрался один из потерянных нами в холмах порлуросликов!
  - Это совершенно точно? - Подобрался Тайновед - Сомнений быть не может?
  - Ни малейших! - Отрезал Командующий.
  - Но тогда тот, второй, тоже должен быть полуросликом! - Изумился Тайновед - Другому спутнику вроде неоткуда было бы взяться!
  - Ну, был ещё вариант, что их по дороге перехватили отщепенцы. - Неохотно отозвался Главнокомандующий. - Там как раз на днях было нападение на один из отрядов с юга, которые проходили в крепость по дороге. По времени вроде совпадало. Но, конечно же, это было бы уж совсем дико. Тем более, что от этих отщепенческих следопытов мы, в общем и целом, знаем, чего ожидать. Там никаких неожиданностей быть попросту не могло. А тут - если эти полурослики, выбравшись из холмов, пошли не на север, что было бы куда как ожидаемее, а на юг, да ещё затем оказались здесь, у этого города, то это говорит лишь о том, что они сюда двигались явно целенаправленно.
  - Но тогда, - прищурился Тайновед, - там, на водопадах, это было вовсе не случайное бегство? А они переправились на этот берег тоже целенаправленно? Тогда получается, что они сюда собирались заранее. А история с нападением лишь помогла им организовать прикрытие? На которое мы тогда и повелись?
  - Выходит, что так. - Мрачно отозвался Командующий сдавленным голосом. - О том, что они сюда не просто так пришлялись, а шли с определённой целью, и с определённым заданием, говорит всё произошедшее. Мы-то их принимали за селюков, по чистой случайности вовлечённых в эту историю. Но сейчас я уже понимаю - с какой стати в таком серьёзном отряде оказались бы случайные личности? Да ни с какой! - И он снова ударил по столу рукой.
  - Наша беда в том, что у нас тогда было слишком мало исходных данных. - Вкрадчиво отозвался Тайновед. - Да и времени особой на тщательное изучение ситуации не было. Я так вообще от вас знал, что какие-то случайные проходимцы стырили малозначительную, но памятную Высочайшему безделушку, и с нею гуляют так себе в Белгород. И что надоть их перехватить, чтобы проучить за наглость.
  - Но ты-то знал, кто там идёт в отряде? - Быстро окрысился на Тайноведа Командующий. - И потом - ты же не только свыше спущенное знал о предмете охоты, не так ли?
  - Ну, - отозвался Тайновед самым невинным тоном, - чего я там знал такого? Ну - да, сын Управителя Белгорода возвращается домой из дальнего путешествия. Ну - с ним на юг идёт лучший следопыт севера, и глава их народа. Ну так - понятно дело. Может - какие посольские дела у них там. Вполне естественно - такого гостя провожает такой же по чину посланник. Ну, Серобрад на юг путешествует. Так мало ли? Он ведь постоянно туда-сюда шастал. Ну, гном, ну эльф. Может - всё это посольство в Белгород, для почётного караула направляющееся. Раз уж такого гостя приняли. Ну - захватили с собой каких полуросликов. Мож - собираются шутами при дворе того правителя пристроить такую редкость. В знак благодарности за принятие посольства с севера. А что я ещё мог думать из того что мне сообщили? А уж мои собственные догадки - так что ж? Мало ли баек в гвардейской пивной меж народом ходит? Байку-то к делу не пришьёшь, и на ней рабочего плану не построишь. Что от меня требовали, на основании сообщённого, так я и действовал.
  - Да уж, не поспоришь. - Хмуро зыркнул на него Главнокомандующий. - Задница у тебя прикрыта со всех сторон. Даже дырочку простраться себе не оставил! Но потом-то, когда всё всплыло - после допроса твоего порученца, ведь мог бы и сообразить что к чему, не так ли?
  - Что тут сказать, - вяло отбивался Тайновед, - нас всех ввело в заблуждение это самое нападение отряда Углука. Уж больно всё выглядело естественно. Два крысёныша бегут, спасая свои шкурки, а за ценными крысёнышами ушла погоня. Нет, не думаю, что мы могли бы хоть как-то догадаться, что тут дело жареным пахнет. Видно умён этот наследничек-то! Моментально среагировал на обстановку, и разыграл всё, как по крюкам в опере! Да и то сказать - до того, как они воткнули шило в зад паучихе, и разгромили верхнюю крепость, кто мог даже догадываться, что они с собой ТАКОЕ ВОТ несут!
  Главнокомандующий молча забрал у Тайноведа из рук кольчугу, которой тот всё никак не мог налюбоваться, непрерывно перебирая её в пальцах, и наслаждаясь мелодичным перезвоном драгоценных звеньев, сунул её назад в сундучок, и достал оттуда длинный кинжал в ножнах.
  - Вот, посмотри. Это лежало рядом с этим, найденным орками лазутчиком. Между прочим - предводителя Кольнценосцев, по нашим сведениям, уничтожили именно точно таким же!
  Тайновед аккуратно взял в руки кинжал, достал его из ножен, прищурился внимательно на переплетения цветной гравировки на лезвии, провёл над ним правой рукой, потом с почтением, боязливо, вернул клинок обратно в ножны.
  - Да уж, - наконец выговорил он как бы с лёгким придыханием. - Вот это клинок так клинок! Я думаю, что он был бы опасен даже и.. - Тут он не договорил, и тревожно зыркнул на собеседника.
  - Да, возможно. - Рассеяно отозвался тот. - Ума не приложу, откуда они это всё выкопали. Кольчуга, кинжалы. И потом - нечто таинственное, которым тот, второй, распечатал ворота верхней крепости. Я думаю - это же самое он пустил в ход и против паучихи. Потому что сколь этот кинжал ни хорош, но она за свою долгую жизнь клинки и почище видывала. Я так думаю. Да и - клинок-то клинком, но нужно же было получить возможность его как-то использовать. А ведь она-то, в обычных условиях, такой возможности не предоставляла и гораздо более могущественным воинам. Это хорошо известно из хроник. Это вам не ткнуть сзади зазевавшегося Кольценосца! Тут совсем, совсем другая стать!
  - Да, - согласился Тайновед. - Там должно было быть что-то ещё. Д а и, как ты говоришь, этот свидетель-то, он ведь его нос к носу видел, а описывал-то вовсе не как полурослика!
  - Да, тот, хоть тресни - утверждает, что видел эпическую фигуру, облачённую в яростную чернь, и в белый пламень. Притом же - он ведь это действительно ВИДЕЛ! Мой лекарь, напоив его соответствующим зельем, смог ему в сознание заглянуть. Отсюда мы совершенно однозначно и получили независимое подтверждение образу захваченного ими полурослика. А с тем, вторым, мы лишь по догадкам прикинуть смогли, кто это. Потому как этот командир крепости действительно видал то, чего быть в реальности попросту не могло бы! Такие личности из ничего не возникают, и из воздуха соткаться не могут. Если б такой существовал, то он бы заствеился бы для нашей дальней разведки куда как раньше!
  - Да, безусловно. - Отозвался Тайновед. - Я думаю, что ему что-то такое вручили то ли в Заколдованном Лесу, то ли там, откуда они изначально вышли. Тоже ведь место непростое. Но - скорее именно в Лесу. Потому что если б это было с ними там, в норах, то они бы это в дело пустили бы непременно. Когда с Древним нос к носу столкнулись.
  - Ну, значит, в Лесу их существенно перетасовали внутри. Недаром же они там столько сидели! - Раздражённо мотнул головой его собеседник. - Может быт там и вся эта бадяга с разделением была продумана. Только ждали, как бы это половчее устроить. А эти недоумки Углука им и помогли! Так сказать - хорошо подгадали!
  - Да, скорее всего. - Опять согласился Тайновед. - Впрочем, давай не будем гадать на кофейной гуще, а будем брать только то, что мы имеем с очевидностью.
  - Ну, попробуй сложить здесь хвост и голову, посмотрим, что у тебя выйдет! - Заинтересовался Главнокомандующий.
  - Итак, что мы имеем здесь совершенно наверняка? - Начал Тайновед, напряжённо уставившись взглядом в непроницаемую темень за провалом окна. Давай отсеем всё остальное, и будем рассматривать только совершенно непреложное!
  - Итак - во-первых, у нас есть четыре полурослика, которые себя ведут совершенно несвойственно для своего племени. Но - при этом, они всё же продолжают оставаться всё теми же полуросликами. В основном. Что бы с ними там не сделали - в Заколдованном лесу - но из хомяка никак не слепишь тигра. Даже из тысячи хомяков всё равно не соберёшь и одного тигра. Это значит - что при всех изменениях в них, они, в основе своей, остались всё теми же извечными селюхами. Правда - при умелой перетасовке даже слабости, изначально присущие изменяемому, можно обратить ну, скажем так, не в сильности, понятно, но - в некие неожиданные особенности действия привитой силы. Вот, к примеру, случай с Колценосцем. Полурослик, в свойственной их племени манере, не стал бросаться в открытый бой. А - выждал, выказывая всем видом свою, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО свойственную ему незначительность. На что тот и купился. Потому что если б там была ТОЛЬКО эта незначительность, то она ему совершенно ничем не грозила бы. Что он правильно и оценил. Да только - под покровом этой незначительности, оказывается, скрывалось, во-первых, уже совсем иное, не селюховское сердце. А во-вторых, в руках у селюха были отнюдь не свойственные его роду вилы. А кое-что куда как более страшное.
  - Если б это сердце, и этот клинок были бы в руках у богатыря по стати, то добраться до Кольценосца, я думаю, у того не было бы никакой возможности. Ни малейшей. Да нам-то и известно, что за своё долгое существование тот наверняка встречал, в древности, воинов с отнюдь не худшим оружием в руках. И - никто ему так ничего и не смог сделать. А вот здесь - изначально свойственная полурослику незначительность, которая с ним так и осталась, оказалась тем самым покровом, под которым он смог подобраться к Кольценосцу, убаюканному этой незначительностью - и нанести свой смертельный удар! Так что, когда мы будем рассчитывать дальнейшие действия этой парочки, которая сейчас уже гуляет по нашей стране, то эту их особенность нам нужно учитывать в самую первую очередь! Рассматривая все эти, так теперь упорно бьющие нам в глаза свойства того могущества, что они несут с собою!
  - Неплохо, братец, неплохо! - Похвалил его Командующий. - Эт ты правильно отметил. Действительно - ценное наблюдение! Ну-ка, давай-ка дальше!
  - Во-вторых, мы точно знаем, что они зачем-то рвались проникнуть за стены нашей страны. И - что они несут на себе предметы невиданного могущества. И что сознания их подверглись очень, очень существенной переделке. Потому что - вот так, бросится на паучиху, это, знаешь ли - тут действительно внутри должен был появиться какой-то такой стержень, который и у большинства богатырей не всегда отыщется. Невзирая ни на что такое, что там у него в руках было. То есть - мы можем быть совершенно уверены в том, что у них здесь, у нас, есть какая-то очень важная цель. Наличие такой цели нам показывает и чёткая направленность их продвижения. А об исключительной важности её - нам говорит их подготовка.
  - Вот, с тем же полуросликом, сразившим Кольценосца. Он ведь не случайно оказался именно там - рядом с королём лошадников, на самом острие их удара. То есть - он там был поставлен специально - для прикрытия короля. Сам он на коне скакать, понятное дело, не мог бы. Это значит, что он действовал в паре с тем, кто его, рядом, совсем рядом с королём, нёс на коне. И действия их оказались настолько слаженными, что именно действуя совместно им и удалось, в результате, уничтожить Колценосца. Действуя поодиночке, они бы этого никогда не добились бы. Кольценосец ни за что не позволил бы воину себя ударить. Более того - обычно Кольценосец в пререкания не вступает. Действует быстро и на бахвальство не разменивается. Не тот у него возраст и опыт, чтобы понапрасну воздух пустословьем сотрясать. А вот - чем-то его этот воин смог ведь его заговорить! Почему-то же он вступил с ним в бессмысленные пререкания, вместо того, чтобы сразу же его положить, и заняться королём? Деталей мы не ведаем, но случайностью это ну никак не может быть. Ну никак!
  - Да, пожалуй ты прав. - Отозвался его собеседник.
  - Отсюда следует, что другая пара, идущая к нам, хорошо знает, зачем она сюда идёт, и чего собственно добивается. Поэтому - если мы будем лишь бестолку ловить их по всем буеракам, то можем и проиграть. Скорее всего - проиграем. Потому что маленькая мышь свою щель найдёт в любой облаве! А они, по сути, так и остались вот этой самой маленькой мышкой. И вот здесь-то их малость и незначительность, обычно являющаяся их слабостью, как раз и может проявиться своей сильной стороной. Пока мы будем ловить великих и беспощадных львов, мышка таки просочится в незаметную щёлочку. Чего ото льва аж никак не ожидаешь!
  - Да, эт ты опять верно заметил! Это - действительно исключительно важно! - Снова похвалил его Командующий.
  - Теперь, когда мы знаем, что у них есть определённая цель, то, если мы сможем хотя бы предположить круг возможных целей - то ловить их станет гораздо проще. И здесь нам может помочь знание того, в чём они уже, при преодолении перевала, "засветились". Потому что законно будет предположить, что то, что они с собой несут, предназначалось не только для преодоления трудностей на перевале. А что это предназначено, прежде всего, именно для какой-то цели там, внутри страны!
  - Ну, если над этим поразмышлять, то я могу здесь различить только одну цель - самого Высочайшего! - Воскликнул, в невероятном волнении Главнокомандующий. - Ведь, по сравнению, если один из них, работая так слажено, устранил Предводителя Кольценосцев, то заданием этих может быть лишь устранение Высочайшего! Очень, очень возможно! Это действительно решило бы все их проблемы! Ибо в прямом бою они нас уже победить никогда не смогут! Невзирая ни на что!
  - Вот, - продолжил он - хоть мы, сейчас, под Белгородом, уже с очевидностью потерпели поражение, но ведь это так - мелочь! Мы себе можем позволить потерять и в десять раз больше, и не особенно по этому поводу потом волноваться! С той силой, что мы собрали сейчас, да с теми, что на походе - мы их попросту задавим простым количеством. Да, сейчас они торжествуют. Но вот завтра - когда они подсчитают свои потери, они заплачут горькими слезами. Потому что восстановить эти потери им будет неоткуда. Войну на истощение они заведомо проигрывают! Если.. Если, конечно.. Но на это они пока что тоже не могут рассчитывать однозначно. И они не могут этого не знать!
  Тайновед быстро, внимательно поглядел на Главнокомандующего, но уточнять у того насчёт "если" ничего не стал. Вместо этого он вдруг, сузив глаза, значительно поднял указательный палец своей правой руки вверх.
  - Да, что ты хочешь сказать? - Остановился Главнокомандующий.
  - Я хочу заметить одну важную вещь. Об их ГЛАВНОМ задании мы, и это нужно признать, ТОЧНО ведь ничего не знаем. Поэтому мы и можем легко купиться на кажущиеся очевидности, и, при этом - прошляпить главное. Когда не знаешь чего-то абсолютно точно, то ни в коем случае рабочим предположениям нельзя приписывать непререкаемости!
  - И.. И что ты имеешь ввиду? Тревожно дёрнулся Главнокомандующий.
  - А то, что хоть мы и ДУМАЕМ, что УЖЕ знаем, ЧТО ИМЕННО они с собой туда несут, но мы, прежде всего, должны помнить, что очень велика возможность того, что они несут туда что-нибудь такое, о чём мы ещё не только НЕ ЗНАЕМ, но даже - НЕ ДОГАДЫВАЕМСЯ!
  - А.. А что же именно? - Изумился его собеседник.
  - Э.. Ели б мы знали, что именно, то и волноваться не было бы смысла. Даже - если б мы могли предположить ВСЕ возможности, то и это было бы легче. Ибо нам тогда пришлось бы лишь выбирать между известными возможностями. Но - и это мы должны учитывать ПРЕЖДЕ ВСЕГО, там ведь вполне могут быть и возможности, нам совершенно неизвестные. И - нами даже не предполагаемые. И вот это возможное неизвестное и должно быть нами продумано, и - тщательно продумано в самую первую очередь!
  - Нда! - Раздражённо отозвался Главнокомандующий, - тебя наверное всё же, скорее Хитровывернутоумом нужно было назвать, а вовсе не Тайноведом.
  - Ну, какой есть, такой есть. - Отозвался тот. - Но свой хлеб ведь не зря жую?
  - Не зря. - Подтвердил тот. - Кстати, тут есть ещё одна деталь, которую тебе знать будет полезно, я думаю. Извиняюсь, что сразу же не припомнил. Тут есть ещё одна странность - во всей этой истории присутствует и некто третий. Каковое явление мне здесь совершенно, пока что, непонятно.
  - Да? - изумился Тайновед. - И кто же тогда этот третий? Ещё один героический полурослик, что ли? Так ведь на наш берег, вроде, только двое переправились тогда?
  - Мда... - Задумчиво произнёс его собеседник, внимательно изучая лицо Тайноведа, и совершенно ясно прикидывая, что именно стоит рассказывать ему, а что нет. - Не совсем уж так чтобы полурослик. Но.. Где-то, можно сказать, и нечто в этом же роде. Ты, кстати, должен помнить - когда вы там, у реки, готовили засаду, то неожиданно выяснилось, что за лодками тех, кого вы поджидали, следует по реке и ещё кое-кто.
  - А.. Ну да. Помниться, все мы ещё там тревожились, что он спугнёт добычу. Думали, что это ваш лазутчик, о котором вы нам не сообщили.
  - Ну, частично вы даже были правы. Он был, правда, не совсем уж нашим, но мы держали его под присмотром. Или - думали, что держим. - Скривившись добавил Главнокомандующий. - Впрочем, мне представляется всё же, что тебе полезно будет узнать всю эту историю полностью. Чего уж там сейчас... - И он как-то совершенно безнадёжно махнул рукой.
  - В общем - так, слушай! Это существо полупонятного происхождения, много-много столетий тому случайно обнаружило то кольцо, за которым мы всё это время охотились. И - все эти столетия, аж до недавнего времени - хранило его у себя. Но - относительно недавно оно его умудрилось посеять. После чего это кольцо оказалось у полурослика. Не из тех что вы там поджидали, но - близкого родственника одного из них.
  Тайновед впился глазами в лицо Главнокомандующего. Он понимал, что сейчас ему оказывается акт величайшего доверия, и что тот сейчас раскрывает для него одну из величайших тайн этого мира. Ему было одновременно и жутко, и - до жути интересно.
  - Так вот - существо это было одержимо ненавистью к нашедшему кольцо полурослику. И - к его родственнику, которому тот передал затем кольцо.
  - Что? Так-таки и передал? - Изумился Тайновед.
  Собеседник бросил на него косой взгляд, и едва заметно усмехнулся:
  - Ты, я вижу, кое в чём таки разбираешься. По кольцам-то этим. Нет? Ну да ладно - сейчас это даже и к лучшему. Да, ты прав. Тут такая особенность - владевший кольцом, пусть даже кратковременно, навсегда остаётся под его властью. И уже обречён следовать за ним, и пытаться вернуть его себе любой ценой. Если вдруг его лишится. Но вот с полуросликами этими.. В общем - мы знаем лишь, что оно было у одного, а оказалось у другого. И что переход кольца от одного к другому не был насильственным. Как, почему? Кто знает? Важно для нас сейчас лишь то, что эта мелкая, мерзкая вонючка - та, которая владела кольцом много столетий, так и не сумев добраться до первого полурослика, попала затем нам в лапы. Она-то и навела нас, собственно, на след кольца. Поработав с ним, Высочайший отпустил его, пустив как гончую по следу, чтобы он попробовал пробраться туда, куда раньше не смог. И - привёл бы нас, следовательно, к тому, у кого кольцо тогда находилось. Он ведь его знал в лицо. Но эта вонючка снова не смогла дойти куда надо, затерявшись где-то в Норах. И там она очень удачно оказалась на пути следования того нашего отряда, который через Норы пробирался на юг. Видимо - эта вонючка может как-то чувствовать кольцо, или что-то в этом роде. В общем - она решительно последовала за ними, и уже следа их не упускала. Но вот с нами связаться -даже и не попробовала! В общем - тварь ещё та!
  - Так что, после водопадов эта вонючка последовала за теми полуросликами, что переправились сюда, на наш берег? - Изумился Тайновед.
  - Выходит, что так. - Неохотно подтвердил Главнокомандующий. - Более того, возможно именно эта вонючка, снюхавшись с ними, и привела их сюда.
  - Зачем?! И как?! - Потрясся Тайновед. - Если она следовала за кольцом, то чего это ради не последовала за его носителем и дальше, на том берегу?!
  - Точно сказать этого тебе никто сейчас не сможет. Высочайший, после того, как полурослик надел кольцо, и ему явился, в последовавшей затем сутолоке потерял его из виду. Там тогда вмешался в дело Серобород, и Высочайшему, после их столкновения, некоторое время было не до отслеживания. А потом он полностью уже сосредоточился на происходящем на том берегу - помнишь, сомнений, где находится носитель кольца у нас уже не было, и ни эти два беглеца, ни вонючка уже его особо не занимали. Да и увидеть их в холмах и болотах было бы для него непростой задачей. А смысла тратить силы и время ещё и на это он не видел.
  - В общем, - Продолжил Главнокомандующий после некоторого молчания - когда эта троица вдруг, совершенно неожиданно, всплыла в нашей долине - это было для всех, включая и Высочайшего, совершенно полной маленькой неожиданностью. Тем более, что пока сообщение отсюда дошло до Башни, пока разбирались что и к чему - то, всё, что тут могло произойти - уже и так произошло. Вонючка, между прочим, так ничего и не сообщив нам, тем не менее, встретился с этой самой паучихой - они как-то между собой сумели поладить ещё в его первое посещение этих мест, перед тем, как мы его сцапали - как это ни удивительно. И - хоть убей меня, но я не верю, что он предупредил своих спутников о её существовании. Иначе они бы сюда так беспечно не сунулись бы. По крайней мере - были бы куда как осторожнее. Что, возможно, и стоило одному из них близкого знакомства с её жалом. Правда, то, что второй вонзит в неё своё собственное, и укатает её в результате, этого вонючка тоже вряд ли мог ожидать.
  - То есть - ты думаешь, что он вёл их сюда ей на праздничный ужин? - Поинтересовался Тайновед. - Только ужин вдруг оказался, неожиданно для него, с волчьими зубами?
  - Да где-то на это и похоже. - Отозвался с некоторой натугой в голосе его собеседник.
  - Это имело бы смысл, конечно же, если б он следовал за тем, к кому он имеет собственные счёты. Но - если я понял правильно, личные счёты он имеет лишь к владельцу кольца! Почему же он последовал именно за этой парочкой?
  - Ну, может быть его носитель таки успел передать кольцо следопыту на водопадах? Прежде чем отправилться сюда? - Предположил тот.
  - Нет, не получается, - отозвался Тайновед напряжённо раздумывая - если б кольцо уже и тогда было бы у следопыта, то чего ради он преследовал бы орков, унёсших остальных двух? Ну - польстились те на пустышку, и ладно. Пусть бы и носились с ними, как дурак с писанной торбой?
  - Ну, может быть личная привязанность? - Предположил тот.
  - Ну да! Это же не сопляк какой! Это - зрелый воин, и предводитель всего племени северных отщепенцев. К тому же - находящийся на пути войны с Башней! Который прекрасно понимает, что в этот момент для судеб войны дорога всякая лишняя секунда! В этом случае единственным оправданием для такого долгого преследования было бы лишь наличие кольца у похищенных. Иначе - я не вижу в происходящем элементарного здравого смысла!
  - Ну хорошо, - поморщился собеседник, - но тогда где смысл в том, что эта вонючка следует за двумя "пустышками" на наш берег? Тут как раз гораздо осмысленнее ей было бы следовать за похищенными бандой этого Углука. Ну - или за следопытом, если б кольцо оказалось бы у того. Может быть кольцо всё же передали, но вонючка не разобралась сразу же в происходящем? И последовала за БЫВШИМ носителем? И всё это время думала, что кольцо находится у него?
  Тайновед ещё поразмышлял немного, а потом тихо сказал:
  - Вонючка ведь не имела личных претензий ко второму полурослику, ну - второму носителю кольца. Претензии были к носителю, как таковому. Более того - она никогда в жизни не встречала его лично, да и не знала даже, что кольцо передали от одного к другому. Если она последовала за отрядом в норах - значит, почувствовала там кольцо! Я не вижу другой причины тому, почему вонючка эта начала следовать за отрядом, а не продолжила и дальше искать первого носителя кольца! А это значит только одно - что вонючка - как собака по свежему следу, следует, ДОЛЖНА следовать - ТОЛЬКО за тем, у кого кольцо пребывает в данный момент!
  - Ну, и что ты хочешь этим сказать? - Крайне недовольным голосом прервал его Главнокомандующий, - Что носитель кольца переправился на этот берег? Что он упорно лезет сюда, в нашу страну, никуда не сворачивая? Зачем?! Лично отыскать Высочайшего, и торжественно передать ему кольцо из рук в руки?! Ну ты сам подумай - что ты тут городишь?!
  - Я ничего не пытаюсь утверждать определённо - тут же отморозился Тайновед - Я лишь пытаюсь складывать разрозненные кусочки сведений, и делать на их основании выводы. Конечно - для меня это тоже звучит дико. Но - куда тут денешь поведение этой вонючки? Куда?
  - Не заю куда. - Раздражённо отозвался тот - Но предполагать, что носитель с кольцом отправился к нам в гости, а на том берегу по этому поводу никто даже не обеспокоился - как на меня это полной берд!
  - Да, это ВЫГЛЯДИТ как бред. - Согласился с ним Тайновед. - Но - не меньшим бредом ведь здесь выглядит поведение этого вонючки! Может - его удаться поймать, и опросить всё же?
  - Да ловят его, ловят! - Неохотно отозвался Главнокомандующий. - Он тоже гед-то там, наверху уже. И - вряд ли снова мельтешит вместе с этими полуросликами. После того, как он сдал их паучихе - а оно смориться так, что таки сдал, вряд ли они не попытаются всунуть ему клинок в пузо при следующей встрече. Но возможно - он не прочь продолжить с ними те же игры, которые уже начал. И поэтому тишком следует за ними.
  - В таком случае, - Ядовито заметил Тайновед, - самым простым способом для него расправиться с ними - было бы сдать их нам. И - ловить их уже совместными усилиями.
  - Не без того, что он опасается, что мы сначала с него спросим по всей строгости за то, что он не связался с нами гораздо раньше, - угрюмо заметил Главнокомандующий.
  - Ну, может быть и так, - неохотно ответил Тайновед, - Но ведь него могут быть и какие-то иные причины, не правда ли? И пока мы его не поймали, и не выпотрошили - мы можем обо всё об этом лишь неопределённо гадать. А такое гадание на кофейной гуще может, в этом деле - окончится полной катастрофой!
  - А что ещё делать-то? Можешь предложить лучший способ кроме того, что уже делается? - Вызверился на него Главнокомадующий.
  - Я уже высказал своё мнение, - замкнуто отзывался Тайновед. - Ловить их, конечно же нужно. Но этого - мало. Особенно, пока в этом деле отовсюду выглядывают какие-то совершенно дикие непонятки. И пока мы тут не сложим хвост и голову всему, что нас тревожит - мы будем лишь метаться, как слепые котята. И спасти нас, а я почему-то думаю, что дело идёт именно о СПАСЕНИИ всего нашего дела - чуйка у меня тут такая, может лишь одна счастливая случайность. А зависеть от слепой случайности - согласись, это уж совсем никуда не годиться!
  - Ну хорошо, а что ты можешь здесь предположить-то? - вопросительно глянул на него собеседник.
  - Ну, Задумчиво ответил тот, - предположим, сейчас самое дикое. Предположим - что кольцо продолжает находиться всё у того же полурослика. И что он с ним на этот берег отправился не просто так - а с какой-то целью. Целью, связанной именно с присутствием кольца здесь - в нашей стране. Я понимаю - звучит совершенно дико. - Тут он остановил взмахом руки вскинувшегося было Главнокомандующего, - Но - предположим. Тогда присутствие здесь вонючки смотрится вполне разумно - он продолжает следовать за кольцом, не оставляя попыток овладеть им, тем или иным способом. Понятно - почему и те, оставшиеся там, не обеспокоились по этому поводу - если они сами заранее эту цель полурослику поставили. Так что это предположение позволяет сложить здесь многое в единое, и вполне непротиворечивое целое.
  - Ага, - Саркастически отозвался Главнокомандующий, - осталось лишь понять, что это может быть за такая удивительная цель. Ну - кроме торжественного вручения кольца Высочайшему, в знак признания полной сдачи своих позиций всеми отщепенцами и эльфами запада. Но - согласись, это можно было бы сделать и гораздо более простым и явным порядком! - Издевательски рассмеялся он.
  - Слушай, я ведь выдвигаю лишь рабочее предположение. - Раздражённый его насмешками, сварливо отозвался Тайновед, - Мы ведь пока лишь размышляем, не правда ли? Откуда я знаю, что можно, и чего нельзя делать здесь, у нас, с этим кольцом? Да и ты, я думаю, знаешь о нём далеко, далеко не всё. Мне представляется, что имело бы смысл довести это наше предположение до самого Высочайшего. Ибо лишь он один, зная всё о своём кольце, мог бы вывести окончательно заключение по этим размышлениям.
  - Наше предположение?! - Выразительно оскорбился тот. - Даже и не пытайся меня подписывать под своей глупостью! Ты что, и вправду думаешь, что я пойду докладывать весь этот бред Высочайшему?! Я, знаешь ли, слишком ценю его хорошее расположение ко мне, чтобы испытывать его терпение подобной бредятиной! И мы здесь не размышляем, между прочим. Мы вырабатываем рабочую основу для сугубо практических действий! Так что, уж пожалуйста, давай ограничимся сугубо вменяемыми предложениями. Которые могут быть немедленно употреблёнными в дело поимки всей этой развесёлой братии!
  - Ну, как знаешь. - Безнадёжно отозвался Тайновед. - В конце-концов ты - командир, ты и решаешь, что куда пойдёт и как. Я понимаю. Но тогда я вижу лишь одну-единственную возможность для нас - перекрыть все дороги - и наедятся при этом на удачу. А что ещё?
  - Нда.. - Отозвался Главнокомандующий недовольно, - Это я и без тебя уже начал делать. Сейчас вот заберу отсюда всю местную команду, или скорее то, что от неё ещё осталось здесь - и поднимусь наверх, пинать там всех на облаву.
   - А.. То есть - как заберёшь? Всех?! - Изумился Тайновед. - Зачем?
  - Всех.. Тут из этих "всех" только что привратники на выездных воротах и остались. Я, собственно, сюда, кроме вашего дела, прежде всего именно за ними и спустился сверху. Чтобы лично допросить, и забрать на правёж в Башню. Кто-то же должен ответить за всё произошедшее! С тех - наверху, кто собственно погром устроил-то, уже особо и не спросишь. Мёртвые, знаешь ли, не потеют. А кто-то ведь за такое вопиющее безобразие всё же должен быть показательно покаран! Впрочем, ты это и сам понимаешь, думаю!
  - А тут кто же тогда останется? - Мимоходом поинтересовался Тайновед.
  - Ну, соберём новую команду, и пришлём сюда. Когда соберём, да с хозяевами крепости согласуем. Правда - сейчас, когда нету их Предводителя, им придется быстренько определяться, кто будет его замещать пока что, и - принимать решения. А я, признаться. Не очень-то разбираюсь - кто там кому и как. Так что будем ждать от них сообщения.
  - А что, Высочайший не может вернуть ему плоти? - С удивлением спросил Тйновед.
  - Может. Но - не сейчас. - Криво усмехнулся тот. - Для этого ему нужна сущая мелочь - Великое кольцо. Как снова себе его вернёт, так и этого в мир живых сразу же опять вышлет. А пока что - оставшимся придется как-то уж ввосьмером тут перебиваться.
  - А пока тут команды нету, то что же здесь-то будет в это время?
  - Здесь? Вот вы здесь пока и побудете. До прибытия новой команды.
  - То есть как это?! - Поразился Тайновед. - У нас же следующее задание! Я-то как раз и собирался сразу же и выехать, после разговора!
  - Задание? Ну вот, это и будет сейчас вашим заданием - пока что тут помыкаться. - Усмехнулся Главнокомандующий. - С прежним-то заданием - полный отбой выходит. Белгород не взят, наследник - уже в городе. Куда вы там сейчас сунетесь? Там, братец, такое охранение по завершении битвы на берегу будет - мышь не проскочит! Так что это всё пока пройдется отложить. До прояснения обстановки. А что делать?
  - Хорошо, - недовольно поморщился Тайновед, - Но у меня ведь только шесть бойцов! Что мы тут навоюем, в случае чего? Сюда хороший отряд постоянной стражи нужен!
  - Да ты не бойся, - Усмехнулся Главнокомандующий, - сюда, по своей воле, навряд ли кто без уж совсем крайней нужды сунется. Да и по крайней, тоже - не думаю. А если вдруг прейдет большая армия, то не переживай - кольценосцы тотчас и возвернутся. Они-то о своём позаботятся - а как же! Им сейчас туда-сюда перелететь - раз плюнуть! Так что вы тут только для общего пригляду будете. На - пока что. А как решим вопрос с отрядом постоянной стражи - так сразу же вас и сменим!
  Наблюдать совершенное неудовольствие, явственно проступившее на лице у Тайноведа, явно доставляло тому огромное удовольствие. Ещё раз полюбовавшись на лицо собеседника он продолжил:
  - Вы тут останетесь совершенно одни, но у вас будут все запасы от гвардейской стражи. Советую пожить в их расположении - там, у ворот есть дом, где они обитали на постоянке. Там же есть рядом кухня, запасы пищи и дров. Можете смело пользоваться всем, что найдёте - вплоть до личных вещей. Думаю, что никто из них никогда уже из-под стен Белгорода не объявится. Так что недовольства высказать будет некому.
  - Что, все так там и остались? - Поинтересовался Тайновед.
  - Да, все. Они там расположились в ставке Предводителя Кольценосцев. Почти напротив ворот, на расстоянии двух выстрелов стрелы от них. С ними и вся обслуга уехала. Воспользовалась предлогом, что господ нельзя оставить без внимания на поле брани - поспешили убраться отсюда все.
  - Да уж, в этом я их хорошо понимаю. - Подавлено отозвался Тайновед.
  - Да ты не горюй так! - Успокоил его Главнокомандующий. - В башню - то вам, понятное дело, без крайней надобности лучше не соваться. А там - там ведь эти годами здесь жили. Ничего - как-то вынесли. Не померли, и с ума не походили. Хозяев тут всё это время, скорее всего, и не будет - так что здесь вам как раз большое облегчение вышло. Не то, что им! - И он усмехнулся. - Запрётесь в Детинце. Если кто-нибудь прибыть от меня должен будет, то я весточку заранее вышлю - твои орлы выйдут, откроют им ворота. По условному слову. А так - пусть стоят запертыми. Да не куксись ты - думаю, долго это не продлиться в любом случае!
  - Ладно, чего уж там, - с мрачным раздражением отозвался Тайновед. - Если надо, то что тут поделаешь! Единственная просьба - не мариновать нас тут сверх необходимости!
  - Да уж конечно - не буду. Думаю, вы в любом случае скоро понадобитесь для очередного дела. Как только обстановка проясниться-то. А это будут дни - не недели!
  - И кстати - вдруг спохватился Тайновед. - А вода? Мы ж не запаслись надолго! А я слыхал, что к воде в реке лучше лишний раз даже не прикасаться! Что мы пить-то будем?
  - Не беспокойся. С гор в крепость издавна был проведен водопровод. Там, наверху, есть небольшое ледниковое озеро. Вот с него вода сюда и поступает по этому водопроводу. Вода вполне себе нормальная. Она не только заполняет протоком питьевые колодцы, но и крутит всю затейливую многочисленную механику в крепости. Ну - ту, что ещё в рабочем состоянии, конечно же. А потом стекает во рвы Детинца, а затем, по подземному протоку, рвы соединяющему - и в тот, что вокруг города. Так что от жажды не загнётесь. Тут можно даже многолетнюю осаду выдержать без проблем - так что не волнуйся ты так!
  Они встали из-за стола.
  - Ладно - иди к своим, порадуй их! - Усмехнулся Главнокомандующий. - А то они там, я видел, всё ещё на стрёме стоят. Кстати - смотрю я, что порученец-то твой ничего так - выдюжил. Как он там себя проявил в деле?
  - Да хорошо проявил. - уже от двери обернулся Тайновед - И сметливость показал, и способность к сбору данных - когда на острове стояли, документы там разбирали. И в минуту опасности - когда нас преследовали, проявил себя отважным, расторопным и собранным. Хорош парень - ничего не скажешь. Вроде и от раны уже почти оправился. Кроме того.. - И тут он слегка замялся.
  - Что кроме того? - Насторожился Главнокомандующий.
  - Ну - я не уверен пока что. Но такое впечатление, что у него внутреннее зрение открываться начало-то. Тут, например, в городе, жаловался, что видит оставшихся здесь после своей гибели горожан. Ну - в общем.. И ещё кое-что там...
  - Да, любопытненько. - Отозвался тот. - Впрочем, после того, что он пережил на водопадах - это и неудивительно. Растёт, значит, парень. Растёт. Ну да ладно - сейчас не до того, впрочем. Потом напомнишь при случае - может, и пригляжусь к нему повнимательней.
  Тайновед аккуратно закрыл за собой дверь, и вышел в тронную залу. Тут по прежнему горели факелы, но он с неудовольствием почувствовал, что предпочёл бы сейчас здесь идти хоть с кем-нибудь, а не в полном одиночестве. Стараясь не поднимать головы, он вышел на лестницу - другую, не ту, которой они сюда поднялись, и быстро сбежал на площадку, свернул налево, и побежал как можно скорее вниз. При этом он буквально чувствовал у себя на спине взгляд древнего короля, враждебно упёршийся ему в затылок. Полутьма со всех сторон просто таки душила его, а полная тишина словно бы наполнялась откуда-то жуткими, потусторонними шепотами.
  Пересекя нижнее помещение, он с огромным облегчением выскочил за дверь, покинув, наконец, давящую полутьму башни. Его люди сбились возле лошадей тесной, отчаявшейся кучкой. Никто, за время их разговора с Главнокомандующим, не попытался даже хотя бы присесть, не говоря уже о том, чтобы пройтись по двору, или заглянуть хоть куда-нибудь. Видно было, что они готовы были немедленно вскочить на коней, чтобы как можно скорее покинуть это проклятое место. Лишь совершенно вымотанный Владислав присел на крохотную раскладную матерчатую табуреточку, которую ему заботливо подал с воза Ладненький.
  Все они тоже пребывали под совершенно гнетущим впечатлением недавнего посещения подземелья. Небо у них над головой было угольно-чёрным. Вдоль ущелья чуть продувал ледяной ветерок, вымывавший тепло из-под одежды. Но у них перед глазами всё ещё стояло совсем, совсем другое небо. Низкое - с рассыпчатым, завораживающим сверкием созвездий, лучившихся всем оттенками багрового, и над всем этим - господствующий сверху лик ужасной, полной луны, своим спокойным, ровным сиянием засасывающий сознание куда-то в совсем иное существование, полное тьмы, теней и неописуемых ужасов. Каждый из них был совершенно подавлен тем гнетущим предчувствием, что сознанию их так никогда уже и не удастся вырваться окончательно из плена этой страшной залы. И что она будет для них полузыбко проступать всегда и постоянно, откуда-то изнутри глазных яблок. Даже в самый солнечный, самый яркий день. Напоминая им неизменно о том, что они так навсегда и остались там пенниками, обречёнными к вечному в ней пребыванию.
  Понятно, что новость, принесенную их командиром, они восприняли поэтому с совершенным ужасом. У них в головах лишь укрепилось от этого то твёрдое убеждение, что вырываться из этих, лучащихся тленом стен, им более никогда уже суждено не будет. Тайновед постарался успокоить их тем, что он получил самые твердые заверения от командования, что они будут нужны там, на войне, в самые ближайшие дни. Но ему сейчас никто в этом совершенно не верил.
  Так или иначе - но нужно было распрячь коней, почистить их, и как-то располагаться на ночь. Степняки, и парни с востока, увели их в огромные конюшни, располагавшиеся в длинном, двухэтажном здании слева от ворот. Туда же Ладненький отвёл и свой воз, вместе с той повозкой, на которой сюда они доставили находку.
  Кучер с повозки исчез куда-то сразу же после того, как её распрягли - ещё в самом начале. Отвёл коней в конюшню - всё чин чином, и - исчез. То ли тут же сбежал немедленно. То ли - скорее всего, быстро спустился ко внешним воротам, чтобы незаметно примкнуть к уходящему отряду. В общем - он всё равно был не в подчинении Тайноведа, по завершении задания. Так что оставшуюся бесхозной повозку они прицепили к возу Ладненького - чтоб не торчала во дворе, и тот увез её в конюшни.
  Когда из башни вышел Главнокомандующий со своими порученцами, то по его сигналу из двухэтажки, расположившейся справа от ворот, вышел с десяток гвардейцев его личной охраны. По их лицам было ясно видно, что они попросту до смерти рады, что наконец-таки выбираются отсюда.
  Тайновед послал с ними Весельчака и Вырвиглаза, чтобы те закрыли за уходящими внешние ворота города. Посылаемые немного поскулили по этому поводу - но делать было нечего. Кто-то же должен был идти. Когда ворота за ними всеми захлопнулись, то Тайновед оставил дежурить у них двух восточняков, которых кликнул из конюшни, а сам, захватив с собой Владислава, отправился изучать место их будущего постоя.
  Здание, к которому они подошли, вытянувшееся вдоль стены Детница, было построено из того же белого мрамора, что и стены. Но здесь он, видимо, не был также хорошо обработан, потому что стены выглядели весьма обветшавшими, и хорошо источенными временем. Широкая, двустворчатая дверь смотрелась относительно свежеизготовленной, как, впрочем, и закрытые железные, крашенные в чёрное, ставни на окнах - по шести окон с каждой стороны двери. На втором этаже - прямо над дверью, было расположено два дополнительных окна. За дверью оказалась большая, квадратная зала, в дальнем конце которой находилась каменная, с источенными мраморными ступенями, широкая лестница, ведшая на второй этаж. Туда они, впрочем, подниматься не стали.
  По бокам лестницы были проходы в коридоры, шедшие вдоль задней, глухой стены дома. В самой же зале, по сторонам, были две двери. Заглянув в правую, они обнаружили прекрасно меблированную комнату, со столиками, одежными ларями, камином, и расставленными горящими светильниками. Видимо - тут пережидали, сидя в креслах, гвардейцы охраны Главнокомандующего. В ней находились четыре прекрасные кровати, застеленные чёрными шёлковыми покрывалами. В стене, выходившей во двор, были два больших окна, с каменными подоконниками, сейчас наглухо забранные ставнями. Левая дверь вела в точно такое же помещение, с такими же четырьмя кроватями. Тайновед заметил Владиславу, что тут, в этих комнатах, скорее всего, размещалось командирство почётной охраны.
  Пройдя под лестницу, и повернув в левый коридор, они обнаружили там по сторонам двери - слева две большие, а справа - три поменьше, и узкие. За первой же левой дверью оказалась такая же, по размерам, комната, как и те, у входа. Но здесь кровати были попроще, двухэтажные, затканные матерчатыми покрывалами чёрного цвета, да к тому же их было тут уже десять. Столиков не было - только небольшие простые тумбочки, и множество грубых одежных ларей, натыканных меж кроватями. Здесь явно располагались нижние чины.
  - Да уж, - высказался Тайновед с отвращением - слыхал я не раз, что служба здесь - не мёд. Правда - и платили за неё не в пример лучше, чем у нас. И выслуга была особой. Но, по сравнению с Башней - то тут и командирство, видимо, жило похуже, чем рядовые там, у нас. Любопытно, где же их сотник-то обитал. Неужели ж в самой башне? Ладно - пока что разместимся здесь. Думаю - нам будет спокойнее сегодня спасть всем вместе. Пусть и не так удобно. А там - увидим.
  Завернув одно из покрывал, они убедились, что бельё на кроватях качественное, и совершенно свежее - видно перед уходом тут всё привели в полный порядок.
  - Ладно, - начиная потихоньку выходить из лёгкого ступора, не отпускавшего его с того момента, как он покинул Главнокомандующего в рабочей комнате, отреагировал на это Тайновед, - Хоть на чистых простынях выспимся сегодня. И то - уже неплохо.
  За дверьми в противоположной части коридора оказались какие-то подсобки, забитые до самого верху запасным бельём, и прочей нужностью, а также - десятиместный нужник типа "очко". Где-то внутри, под дырами, слышалось тихое журчанье проточной воды, и тут же было пять умывальников, в раковины которых из стены, по каменным желобам, непрерывно стекали толстые струи чистой, ледяной воды.
  - Что ж, - весело сказал Тайновед, - можно будет перед сном и ополоснуться по пояс. Где-то у них тут и баня должна быть. Но сегодня мы её искать, конечно же, уже не будем.
  Когда они вышли наружу, во двор, как раз ворота закрывались, впустив только что вернувшихся Весельчака и Вырвиглаза. Весельчак, впрочем, никак сейчас не оправдывал своего прозвища, а у его товарища глаза были выпучены так, словно их ему прям только что сперва вырвали из глазниц, а потом тут же кое-как засунули обратно.
  - Ну, я вам скажу, и возвращеньице же у нас было! - Угрюмо пробормотал Весельчак, подходя к Тайноведу. - Туда-то пока шли - так ничего. Там его уже ждали остальные люди из его охраны. Видимо - размещались в караулке близ ворот. Там такое помещение, я вам скажу, что и пятьдесят человек без проблем влезли бы! И не кавардак какой, а всё чин-чином - видно на воротах вовсе не орки стояли раньше. А когда энтих-то, видимо, поставили, то - за пару дней оне не успели ещё всё там вдребезги пополам разнести. Или - не посмели.
  - Те-то, из охранные евойной, даже заранее выстроились, когда услыхали, что мы из Детница-то выходим! Видно уж совсем невтерпёж им было отсюда скипануть поскорее! Местных-то орков уже в цепях вывели. А как вымелись оне из города, то мы ворота сразу же намертво и запечатали - они нам там наскоро раскумекали - что и как, да и - обратно побежали. Мост бы тоже поднять не помешало бы. Эх.. Но я так понял, что там всё давно проржавело и закисло. Да и леший с ним!
  - А обратный-то путь был куда как хуже! Может, тут никого живого уже и не осталось, за стенами. Но хижины эти, орочьи, совсем, совсем не пустые! Пока шли - уж страху-то натерпелись! Какие-то шепоты постоянно, голоса - словно издалёка, а и как бы рядом, слышаться! Стоны со всех сторон! Из дверных провалов вроде на тебя как бы поглядывают, а никого не видно при этом! И как глядят-то! Чувствуется - тут же бы и схрумали, не сходя с места! А то - и похуже чего! Факелы два раза пришлось вновь зажигать-то! Гасли от дуновений ветра! Мы там едва умом не тронулись, пока сюда добрались! Ну, командир, ты меня к воротам ночью теперь уже даже под угрозой смерти спуститься не заставишь! Если что нужно будет - сам вот иди со своим порученцем!
  - Ладно, ладно! - Примирительно сказал Тайновед беря его за плечо ласково. - Проводили - и ладно. Нам туда, судя по всему, не скоро ещё надобность спускаться выйдет. А мы вот тута, пока вы там ходили, место для ночлега нашли. Сейчас парни там с лошадьми закончат возиться, быстренько перекусим - и на боковую! Зато уж завтра спим сколько влезет - спешить нам пока что некуда!
  Сначала предполагалось, что Ладненький с кем-нибудь останутся при лошадях, в конюшне. Но потом уж больно тот заартачился. Плюнули. Заперли конюшню, и все, скопом, попёрлись в присмотренную Тайноведом комнату. Ночь уже хорошо таки перелополовинилась, и спать всем хотелось до одури. Но - поскольку все были пропыленные, и пропотевшие за поездку весьма основательно, то всё же не поленились обмыться. К конеце-концов там отыскались и губки, и мыло. А также - деревянные лохани, и свежие, чистые полотенца в ларях, что стояли в нужнике. Которые они с Тайноведом сначала как-то пропустили осмотреть. Так что все, разделавшись догола, всласть обтёрлись водой из лоханей. Вода была ну совершенно ледяной, но Ладненький успел вовсю раскочегарить печь (именно добротную - хорошо сложенную кафельную печь, а не камин) в спальной комнате, так что хоть комната и была сильно выхоложена, но, закутавшись в добротные, толстые - верблюжьей шерсти, коричневые, колючие одеяла они, всё же, быстро согрелись. Заодно Заднепят и попользовал рану у Владислава, сменив повязку. Та, вроде - по его словам, уже вовсю шла на полную поправку.
  Чтобы ночью не выскакивать поодиночке в нужник, они поискали - и тут же нашли под кроватями керамические ночные горшки - добротные, глазированные. Хотя обтирание и взбодрило их - но спать повалились все моментально. Даже перекусывать не стали, хотя Ладненький и притащил торбу с остатками тормозков. Но после всего пережитого жрать никому совершенно не хотелось. Наоборот - у всех постоянно от воспоминаний тошнота к горлу подкатывала.
  Сон их принял как большая, засасывающая воронка в абсолютно чёрную пустоту. Всех тут же сковал единый, чёрный кошмар, в котором они тыкались туда и сюда, как слепые котята, постоянно натыкаясь, в его нескончаемом ужасе, друг на друга, и на что-то невероятно липкое, холодное и отвратительное. Кое-что видел лишь Владислав, но, возможно, для него лучше было бы оставаться столь же слепым, как и все остальные.
  Скованные липким студнем этого общего кошмара, они уже не слышали, как в самый холодный, предрассветный час над городом вдруг зашумели крылья, и на сочащиеся белесым тленьем дворовые плиты Детинца пала чёрная крылатая тень. Сделав петлю вокруг башни, огромная, летучая тварь коснулась этих плит своими когтистыми лапами, и с громим клёкотом коротко пробежалась по двору, складывая крылья. Затем с её спины соскользнула высокая, плотная тень, утвердившаяся на сочащихся белесостью плитах, полностью закутанная в угольно-чёрный балахон, с глубоким капюшоном, скрывающим лицо. Она постояла немного, совершенно неподвижно, обратив этот чёрный провал - словно дыру в ничто, глубоко прикрываемую капюшоном, которая у нёе была вместо лица, в сторону здания, где спали люди. Вокруг стояла полная, совершенно могильная тишина, и лишь в конюшнях бились и хрипели от ужаса лошади. Затем из-под капюшона раздалось что-то вроде короткого смешка, закончившегося тихим, словно бы змеиным шипением. Тень в балахоне развернулась, стремительно взбежала по ступеням башни, бесшумно открыла дверь, и скрылась внутри, так же бесшумно прикрыв за собою её створки.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"