Васильев Ярослав: другие произведения.

Что было и что будет, или заметки на полях трудов Александра Зиновьева

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некоторые рассуждения о ситуации в мире и в стране на конец 2014 года

    В 1991 году распался Советский Союз. Люди разных взглядов оценивают произошедшее весьма противоречиво - но сходятся в одном: гибель могущественной сверхдержавы стала одним из важнейших событий второй половины XX века. Событием, определившим жизнь Земного шара на много десятилетий вперёд. Причин, вызвавших распад, немало. Это и экономика (бомба под фундамент государства была заложена ещё катастрофичным правлением Хрущёва), это внешняя политика, это окончательно пройденный при Горбачёве информационный барьер[1] для союзных республик, и многое другое. Едва в какой-то момент суммарное количество центробежных факторов превысило критическое значение - неизбежно начался процесс дезинтеграции.
    Однако исчезновение СССР с политической карты мира отнюдь не означало прекращения всех связанных с его существованием экономических, политических и прочих процессов. Особенно социальных и культурных. Но если взаимодействие и конкуренция Западноевропейского и Евразийского (русского) суперэтносов начались с XIV века, и два-три поколения для измеряющихся столетиями процессов - срок ничтожный, то внутреннее устройство нашего общества и характер его взаимоотношений с соседями за последние несколько десятилетий менялись стремительно. Тем не менее нельзя и сказать, что события 1991 года заставили социальные процессы начать своё развитие в новом направлении "с нуля".
    Советский Союз образовался в начале XX века на развалинах Российской империи, когда на внутренний культурный перелом (момент естественного перехода этноса из одного "культурного возраста" в другой") наложилась катастрофа Первой мировой. Поэтому неудивительно, что уставшие от социальных проблем довоенного времени, измученные разрухой войны люди принялись искать себе новую идеологию и новые формы общественного устройства. Поиск шёл и в духовной сфере: если в XIV веке Церковь свято соблюдала заповедь "Богу - Богово, а кесарю - кесарево" и была аналогом социальной совести, то к концу существования Российской империи Церковь всё чаще использовалась как часть пропагандистского аппарата. Поэтому неудивительно, что новой идеологией стал марксизм и идея построения социального рая на земле - коммунизма.
    Сразу стоит оговорить два момента. Идеология - не вера и не наука, её основы нельзя доказать или опровергнуть, постулаты не требуют обязательно принятия, как это происходит с религией. Главное - если с основами (искренне или формально) соглашается основная масса населения. Отсюда вытекает вторая особенность идеологии. Её основы должны быть интересны большинству, а для этого просты и понятны. В условиях же тотальной неграмотности населения требование к простоте вырастает ещё сильнее. И поэтому смело можно утверждать, что отцом марксизма был именно Сталин, преобразовавший смутные философские идеи Маркса и Ленина в стройную, отбросившую шелуху доктрину. И с её помощью начавший воплощение придуманной Лениным коммунистической утопии в жизнь.
    Результаты вышли, смело можно сказать, фантастические. Сейчас модно говорить, что, мол, если заметна разница между красивой картинкой в телевизоре и пустеющим холодильником - то это первый шаг к народным волнения. Но в 30х годах жизнь была крайне тяжёлой, голодной - однако известный социолог Александр Зиновьев в своих воспоминаниях писал, как его мать, ревностная христианка, пережившая коллективизацию и гонения на православие - держала в Евангелие портрет Сталина. А после смерти ставила ему свечки как ещё одному святому. И причина была проста: хотя семья Зиновьевых до 17го года и была зажиточными крестьянами, достигалось относительное богатство каторжным ежедневным трудом. И потомки были обречены на то же самое. В Советском же Союзе все дети получили образование, один из сыновей стал профессором, второй директором завода, третий достиг высоких чинов в армии. Немыслимая до революции карьера! И это на фоне индустриализации, гарантированных социальных благ - что тоже до этого было немыслимо ни в одной стране мира.
    Однако именно первоначальный успех стал тем социальным фактором, который с 60х годов всё сильнее начал подталкивать страну к гибели. Следующие поколения, приспособившиеся к новой социальной среде и воспринимавшие её как нечто само-собой разумеющееся, захотели не только духовных и социальных благ - но в первую очередь материальных. Способная же дать эти блага фракция технократов-промышленников в советском правительстве была полностью разгромлена в 1953-1956 годах, прежнюю социально-экономическую модель, ориентированную на уже несуществующее заполнение нехватки культурно-социальных благ продолжили эксплуатировать без изменений. С учётом того, что из руководящих структур при Хрущёве были вычищены наиболее грамотные кадры, провалы в экономике были неизбежны. Если же добавить нарастающее ощущение бессмысленности существования (работай - не работай, всё равно получишь гарантированный минимум материальных благ, но только этот минимум), то в стране начало нарастать неприятие официальной идеологии. А поскольку природа не терпит пустоты, в определённых кругах появилось новое идеологическое течение - западнизм.
    Сам термин западнизм был введён социологом Александром Зиновьевым как характеристика общества, сформированного странами Западной Европы и США. В СССР же доктрина западнизма свелась к одному простому постулату: "Всё что у нас - плохо, в США и Европе всё всегда хорошо"[2]. С этой мыслью вырастает поколение диссидентов. Не столько обманутых, сколько желавших обмануться людей. Искренне желавших отбросить старый марксизм... Но не способных на творчество, чтобы подойти к реформированию системы с современных позиций и создать марксизм новый, как это случилось в Китае при Дэн Сяопине - а стремившихся к достижению западных (и столь же псевдонаучных, как и марксизм) представлений об идеальном рыночном обществе. Со стремлением "догнать и перегнать США" к власти приходит целое поколение чиновников во главе с тщеславным Горбачёвым. Ведь это так лестно - войти в историю революционерами, перевернувшими мир без революции, одними указами сверху.
    Кризис наступил неожиданно для всех. Да, Запад готовился к разрушению СССР, вкладывал в это усилия, строил свои теории Бжезинского ("Новый мировой порядок будет строиться против России, на руинах России и за счёт России")... Вот только понимания происходящих в России процессов не было и в Европе. Хотя многочисленные сочинения и теории про коммунизм до сих пор поражают своей наукообразностью. Но что делать после распада такой большой страны не знал никто. Максимум, на что хватило политического расчёта - это навязать обломкам режим колониальной демократии. Благо руководители новообразованных стран, спасая свою шкуру и репутацию, стали с одной стороны послушными марионетками, а с другой принялись превозносить правильность сделанного выбора. А населению начали навязывать западнизацию.
    Западнизация есть стремление сделать другие страны подобными себе по социальному строю, экономике, политической систему, идеологии психологии и культуре. Идеологически это изображается как гуманная, бескорыстная освободительная миссия Запада, являющего собою вершину развития цивилизации и средоточие всех мыслимы добродетелей. Мы свободны, богаты и счастливы - так будьте же и вы такими. На практике цель западнизации - включить другие страны в сферу своего влияния на подчинённых правах. В качестве равноправного партнёра не входящая в Запад страна может быть принята только на недолгое время и только с целью тактических уступок для дальнейшего развития западнизации.
    Западнизация не исключает добровольности со стороны населения и желания пойти западным путём. Наоборот, искреннее желание есть непременное условие успеха. И чем большая часть населения будет поддерживать стремление войти в "мировую семью народов", тем успешнее будет результат. А главным итогом западнизации должно стать неизбежное вытеснение и поглощение местной культуры прозападной имитацией: частичное или полное. Ведь быстро навязать свое мировоззрение чужой культуре можно только разрушив её - это тоже непреложный закон природы. Естественно, национальная традиция сопротивляется, всегда остаются не согласные группы. К тому же чем глубже исторические корни, чем богаче атакуемая культура, тем дольше и яростнее она сопротивляется деструктивному воздействию, тем жёстче она старается вытолкнуть чужеродные элементы. Наглядный тому пример - Иран, где итогом прозападного правления последнего шаха стала исламская революция.
    В СССР результатом насильственной западнизации стала социальная катастрофа. Страна мгновенно потеряла свою идеологию - один из краеугольных камней существования любого государства. Начала разваливаться экономика, которую рвали по абстрактным лекалам мифического свободного рынка. Победители начали тотальное разграбление страны, расцвела преступность, исчезла большая часть социальных завоеваний. Начался разрыв поколений - молодёжь всегда подвержена влиянию чужой идеологии в большей степени, че старшее поколение. Не зря в годы холодной войны противники в первую очередь приглашали к себе учиться студентов и школьников. И теперь эти воспитанные в духе отрицания СССР парни и девушки презрительно плевали в завоевания дедов. Одновременно началось сильнейшее имущественное расслоение общества - и это в стране, где не одно столетие пропагандировался примат духовного над материальным.
    Что же предполагалось для осколков СССР, в первую очередь для России? Тут интересно заглянуть в сборник статей Александра Зиновьева "Распутье". В статье от 1999 году "Русская трагедия"" он пишет, что после крушения СССР запущенный процесс уничтожения (если он не прекратится), пойдёт следующим образом. На первых порах, сохраняя страну как единое целое, способствовать автономии регионов, усилению в них сепаратистких тенденций, а также поддерживать дальнейшее разделение общества на различные группы. На втором этапе необходимо разделить проблемы как государства России и проживающего на ней народа ("Я люблю Родину, но не государство" - звучит очень знакомо). На третьем этапе - полное отрицание русской нации и русского языка как связующих разные народы. Одновременно, поддерживая "оптимизацию" в социальной сфере стимулирование детских заболеваний, алкоголизма, наркомании, проституции и гомосексуализма, снижение численности популяции. Дальше распад стран бывшего СССР на как можно более мелкие государства. На первых порах желательно применение армии для силового принуждения требующих всего лишь автономии регионов - пролившаяся кровь, особенно если будет замешан этнический фактор, не даст странам соединиться обратно. (Тоже знакомо... Но до удачной реализации этого сценария ещё больше десяти лет, хотя первые пробы в Грузии, в Приднестровье и Нагорном Карабахе можно признать вполне успешными). При этом должна проводиться массовая фальсификация истории как внутри бывших республик, так и за их пределами: замалчивание роли СССР в победе над нацизмом, подмена реальных исторических событий выдуманными сказками, где все достижения страны выглядят как случайное стечение обстоятельств. Желательно приравнивание коммунизма и нацизма.
    Сейчас, полтора десятка лет спустя можно сказать, что известный учёный оказался прав не полностью. Изгнать советскую и русскую идею частично удалось из ряда стран Средней Азии и Закавказья, полностью подчинить себе Прибалтику и поддержать запущенные в 1991 процессы на территории Украины. В прочих странах, где национальная традиция имела достаточно глубокую историю и исторический иммунитет, на колониальную демократию началась ответная реакция. Формирование общественного устройства вождисткого типа. В Белоруссии это стал Лукашенко, в Казахстане Назарбаев. В России создателем такого общества стал Путин.
    К началу его правления недовольство ельцинским режимом достигло высочайшего уровня, причём не только среди рядовых граждан, но и среди большинства тех, кто вроде бы неплохо устроился при новом порядке. Мелькавшие один за другим премьеры и чиновники много говорили, но ничего не умели - и страна всё явственнее скатывалась к хаосу. В этот момент и пригласили "технического специалиста". Человека, который мало занимался политикой (это можно было заметить, как в начале своей карьеры Путин позволял себе резкие изречения, недипломатичные вбросы - как принято среди "своих", но не на публике), но который был профессиональным аппаратчиком - то есть мог заставить хоть как-то работать разболтанный механизм государственной власти. И при этом сохранил систему, чтобы она, не дай Боже, не скатилась обратно к СССР.
    Именно при Путине сложилось то, что вслед за Зиновьевым мы назовём постсоветизмом. Постсоветизм начал формироваться в России не в результате естественноисторического процесса, а как результат смешения своей и навязанной традиций, с добавлением национально-русского фундаментализма по образцу Российской империи. Черты советизма заметнее всего. Президент вынужден обязательно играть роль вождя не только для властных группировок, но и для населения. Именно к президентской власти всегда апеллируют люди абсолютно всех взглядов - даже завзятые западнисты-либералы видят главную задачу в смене "неправильного" президента на "правильного". Социальные гарантии являются частью обязанностей государства даже для тех, кто никогда не жил в СССР. И этот список можно продолжить. Вторая составляющая постсоветизма - это пропаганда примата частной собственности и всего с ней связанного, требования уровня жизни и возможностей не хуже привилегированных слоёв европейского общества. Поскольку мы, мол, достойны этого самим фактом своего существования. Сегодняшняя экономика - тоже гибрид советской и капиталистической.
    Третий ингредиент - самый незаметный, но, тем не менее, самый важный. Поскольку он связан с идеологией общества. Обломки советской идеологии способны породить лишь мазохистскую тоску - поскольку даже самые яростные сторонники СССР жертвовать сегодняшним благополучием ради светлого будущего не желают. Попытка возродить в качестве идейной основы религию и образ "погубленной большевиками Российской империи" в 90х провалилась. С одной стороны были сильны атеистические тенденции, с другой то же православие при патриархе Алексии сосредоточилось на внешней стороне дела, следом по церквям кинулись вчерашние партийные бонзы и новоявленные нувориши - а идей, способных тронуть души людей так и не нашлось. Возникшая в конце 90х - начале 2000х идеологическая труха вроде "национального подъёма" или "русского мира" могла в какой-то мере сгладить трясину идеологического болота, но стать надёжной опорой не могла.
    Тем не менее, к окончанию первого президентского срока Путина можно было сказать, что система заработала. Прозападная элита была согласна на роль региональной державы, лишь бы не лезли в её вотчину и не угрожали отобрать страну вместе с набранными богатствами - судьба Горбачёва, вынужденного коротать век на американских пляжах не у дел никого не прельщала. Поддержал новый режим и бизнес: переход от права автомата к праву юридическому позволил хоть что-то планировать. Если по закону ты знаешь, что твой налог составляет, скажем, 15% или даже 50% и можешь быть уверен, что примерно те же 15 будут и в этом году, и в следующем, и через 10 лет, то можешь сегодня взять кредит, чтобы за 3 года построить новое предприятие, которое ещё 2 года будет окупаться и только затем станет приносить тебе прибыль. Вот только прибыли ещё нет, а 3 года платят зарплату строителям, которые будут возводить твое новое предприятие, есть работа у строителей, шоферов, поставщиков стройматериалов, всех, кто их будет кормить, поить, одевать, обувать, отапливать их дома и присматривать за их детьми в детских садах. Поэтому население, получив хоть какую-то стабильность, согласилось с костылями новой внутренней политики "национального единства" на уровне кота Леопольда: "Ребята, давайте жить дружно". Хотя это и призывало ограбленных согласиться с тем, что их ограбили. Чётким сигналом, что реализовать планы по дальнейшей дезинтеграции не дадут, стало жёсткое подавление чеченского сепаратизма с одновременной интеграцией лояльных чеченцев из числа местной элиты в элиту российскую.
    Для Европы и США происходящее стало неожиданностью. Сегодня никто не скрывает прогнозов тогдашних американских аналитиков, смело планирующих распад России к 2003 году, самое позднее - в результате цветной революции 2004-2005 годов. С мирными протестами регионов, на подавление которых бросят армию - и которые тут же превратятся в затяжные конфликты гражданской войны. Следом то же самое должно было ждать и Казахстан с Белоруссией. На Россию тут же стали давить, причём всё сильнее и сильнее. Реакция последовала, но довольно замедленная и вялая: правящая верхушка, да и население отнюдь не стремились к конфронтации. "Мы часть мирового демократического сообщества, лишь бы не было войны". К тому же Путин - отнюдь не диктатор, а вождь. Сила которого в том, что он единственный уважаемый арбитр в столкновении интересов всех влияющих на ситуацию в стране. Поэтому президент далеко не всегда способен протолкнуть решения нужные, но не устраивающие заметную часть имеющих право голоса. На Западе это восприняли как готовность возврата к ельцинизму с его "чего изволите" - нужно лишь подтолкнуть. И помочь "либеральным силам", как это удалось сделать в некоторых других странах. Например, на Украине в 2006. Грянул Осетинский конфликт.
    Результат стал ещё более неожиданным. Выше я говорил, что в советские времена при избытке духовного была тоска по колбасе. Которую пропустили сторонники коммунизма. Но и сторонники либерализма по другую сторону границы оказались ничуть не умнее. Дав эту колбасу, они успокоились, ведь люди получили желаемое. Но сменилось поколение, которое привыкло к относительному материальному изобилию, ему теперь нужно что-то большее. Оно само ещё не понимает, что именно - но готово за это бороться. Недовольна была и элита. Ведь ей фактически поставили ультиматум и потребовали снова превратиться в несамостоятельную колонию. И с верхов, и с низов прозвучало единогласное: "Нет". Сторонники же либеральных идей из непопулярного меньшинства тут же превратились в отвергнутых маргиналов. А вся либеральная оппозиция - в клоунов-неудачников, даже в глазах той части населения, которая против нынешнего режима. И главное - Россия активно начала поиск национальной идеи, которая искренне приглянется самым разным слоям населения. Показательна в этом плане инициатива Патриарха Кирилла, выступающего с размышлениями, что Россия всегда была хранительницей традиций и семьи - и в этом она противостоит современному либерализму, стремящемуся превратить людей в серую аморфную массу. Инициатива своевременная, интересная, способная объединить и верующих разных конфессий, и атеистов, и даже ряд зарубежных консерваторов - так что дай Бог ему в этом успеха.
    Конфликт между Россией и Западом обмен щелчками вокруг Грузии не остановил и не остановит. И дело даже не в примитивном объяснении, что США привыкли к своей гегемонии. Просто вся экономика Запада с 90х годов была выстроена с учётом ограбления России, а когда это перестало удаваться - американские политики привычно стали искать внешнего врага, чтобы за счёт новой гонки вооружений попытаться заткнуть бреши в своей экономике. К тому же уровень западных политиков заметно упал: недавнее заявление, мол, Россия говорит, а мы смотрим только на действия - показал, что международная дипломатия стараниями США и европейцев снова медленно, но верно откатывается к уровню XVII века. От переговоров и договорённостей к праву сильного. Которое теперь звучит следующим образом: "Все страны делятся на те, кого НАТО может завоевать, и кого не может. И вторые, как и НАТО, имеют право вмешиваться в дела первых ничего не опасаясь".
    События на Украине показали, что поводом для истерии и попытки развязать новую "холодную войну" может стать любое событие. Однако повторить сценарий прошлого века вряд ли удастся. С одной стороны, сил замкнуть на себя остальные страны и изолировать Россию у Запада уже нет. С другой - нынешние российские власти изо всех сил будут сопротивляться втягиванию в военное противостояние, вынуждено развивая страну до необходимого минимума, контратакуя по жизненно важным направлениям (как это было с признанием референдума в Крыму), заключая альянсы и союзы с соседями... Но отнюдь не стремясь к возрождению СССР - как бы об этом в США не мечтали. К тому же, как показала практика последних лет, крупные политические кризисы всё чаще становятся цуцвангом[3], и выигрывает тот, кто делает ход вторым. А нервы у Путина и его свиты крепкие, и положение внутри страны стабильное, поэтому они в отличие от противников могут позволить себе ждать.
    Что же будет дальше? На ближайшие года два-три прогноз сделать, наверное, можно. Будет обмен санкциями, будут взаимные сложности в экономике, в том числе и мировой - пол столетия Запад выстраивал её под свои интересы, а сейчас в угоду сиюминутной растерянности бездумно ломает. Украина продолжит оставаться формальным поводом, всё больше скатываясь к ливийско-сомалийскому сценарию. С вероятным выделением отдельных квазигосударств по образцу Приднестровья под протекторатом соседей: России, Венгрии, Польши. Провал попытки европейцев захватить черноморские месторождения газа хорошо показал, что на захват значимых ресурсов Россия будет реагировать решительно: нам они не нужны, но и навести относительный порядок для грабежа, если нам не захотят выделить отдельную долю, мы американцам не позволим. Как минимум до лета 2015 года продолжится стрельба - слишком уж много Россия и США отправили на Украину своих "отпускников", и слишком много внутриполитических факторов двух этих держав (особенно в США) завязаны на размен украинских пешек. Может быть будут и другие столкновения. Россия из опасения открытого вторжения срочно довооружит армию, не считаясь с расходами, президентская власть от вождисткой будет вынуждено медленно дрейфовать в сторону единовластного правления. А вот дальше... дальше слишком много неизвестных факторов. Дождётся ли экономика США момента, когда её начнут кормить военные заказы от остального Запада - или нет. Тот же Фергюссон, где сейчас начались волнения чернокожего люмпмена показал, что дела в амриканской экономике возможно хуже, чем пытается рассказать официальная статистика. Сколько согласится терпеть убытки Европа и каковы внутриевропейские цели Франции и Германии, не захотят ли два главных локомотива экономики ЕС под шумок подсадить внутреннего главного конкурента? Рискнёт ли Европа признать поражение в западнизации стран ОДКБ[4], или продолжит попытки внутреннего вмешательства, с раскачиванием оппозиции и попытками спровоцировать на постсоветском пространстве новые цветные революции? Сколько времени Европа согласится кормить Украину вместо России или же бросит её на произвол судьбы, рискнув хаосом на восточных границах? Как на это отреагируют прочие крупные мировые игроки, увидят ли для себя выгоду в новых политических блоках или займут нейтральную позицию? И каковы будут связи новой мировой экономики, в обход поражённых политическими санкциями участков? Через два-три года мы это узнаем. Но будем надеяться, всё закончится хорошо.


[1]     Информационный барьер существования государства состоит в том, что скорость реакции центральной власти на значимые для региона проблем должна быть не меньше времени реакции местного руководства. В противном случае регионы начинают принимать решения полностью самостоятельно и тяготеть к автономии
[2]     Самый наглядный пример, подтверждающий данный постулат - это отношение к частной собственности как "к основе процветающего государства". Провозгласившие требование священности частной собственности сторонники западнизма совершенно забывают, что если в Европе социальные права и обязанности вытекали в первую очередь из факта владения землёй, то в России сложилась римско-византийская система, когда поместье (бенефиция) и служба чётко разделялись: земля и доход могли стать наградой, но привязывала к господину клятва верности, а статус определялся только общественным положением
[3]     Цугцванг - (нем. Zugzwang "принуждение к ходу" ) положение в шашках и шахматах, в котором любой ход игрока ведёт к ухудшению его позиции
[4]     ОДКБ - Организация Договора о коллективной безопасности. На сегодня в неё входят Республика Армения, Республика Казахстан, Киргизская Республика, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Республика Беларусь
 

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Алая "Хозяйка приюта магических существ"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Субботина "Чужая игра для Сиротки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"