Васильева Наталья: другие произведения.

Туманная дева

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантазия на тему английских и ирландских легенд.

  
  
  Старые кладбища с ветхими надгробиями, полускрытыми пышно разросшейся травой и цветами. Сколько загадок скрывают они в своем вечном покое. Сколько историй могли бы они поведать, остановись торопливый путник и приникни ухом к потрескавшемуся камню. Я люблю бродить по безлюдным улицам города мертвых и прислушиваться к шепоту прошлого. Эту удивительную историю мне вчера напел ветер - историю о Старой Англии, любовной магии и сыновней любви.
  
  Юный Джеффри обожал свой розовый сад. Единственный сын почтенной богатой вдовы рос склонным к размышлениям и меланхолии. Его матушка мечтала, что он пойдет по церковной линии, но суровая монашеская жизнь не привлекала Джеффри. Повторить же боевой путь предков не позволили слабость здоровья, сыновняя любовь и привязанность к саду. Его отец - славный оруженосец отважного сэра Генри - из похода в Святую землю привез только свое изможденное заморскими хворями тело и черенки редких восточных роз. Тело, истосковавшееся по супруге, смогло зачать наследника, а укоренившиеся черенки превратились в лучший розовый сад во всем графстве. Сад, ставшей источником дохода для скоро осиротевшей семьи. Такую память оставил о себе Джеффри Гордон-старший. Он умер, когда сыну исполнилось неполные три года, и об отце мальчик знал только по рассказам матушки.
  Селение, в котором испокон веку жили Гордоны, располагалось в долине между двух гор, и время от времени со склонов вниз наползала плотная стена тумана, скрывающая все вокруг во влажном белом безмолвии. В такие дни люди старались не выходить из дома, потому что бытовало поверие, что с туманом в долину спускаются файори. Христианской душе встреча с нелюдями ничего хорошего никогда не сулила. Джеффри же любил туманные дни. Он выходил в сад, забирался в беседку, которая становилась маленькой лодкой в белом таинственном океане, и погружался в мечты. Эти грезы были о будущем и, конечно же, о любви. Однажды Джеффри услышал девичий голосок, поющий балладу на чужом языке. Юноша не узнал ни одного слова, но грусть невидимой певуньи передалась и ему. В груди Джеффри поселилась тоска. Туман рассеялся, а сердечная мука осталась.
  В следующий раз юношу словно потянуло на зов песни. Джеффри слепо блуждал в белой мгле меж колючих кустов, а певунья, словно дразнясь, все удалялась и удалялась от него. Он заблудился в собственном саду, так никого и не найдя. Когда он случайно наткнулся на свою маленькую беседку, то нашел на остывшей скамье спелое красное яблоко и желтую розу. Первые лучи солнца, разогнавшего пелену тумана, упали на цветок, и тот стал золотым. Джеффри спрятал розу на своей груди, а потом вонзил зубы в яблочную спелость. Никогда в жизни он не ел ничего вкуснее и слаще. После этого яблока вся пища стала казаться пресной и невкусной. Какие бы блюда ни готовила матушка, пытаясь угодить ему, юноша съедал лишь столько, сколько необходимо, чтобы не умереть с голоду. Он похудел и осунулся. Синие, как летнее небо, глаза слепо смотрели куда-то внутрь его тоскующей души. Пышные каштановые кудри обвисли вдоль впалых щек тусклыми прядями. Он перестал встречаться с друзьями, замкнулся и почти не разговаривал с матушкой. Куда бы ни направил он свой шаг, Джеффри обязательно оказывался на скамье в беседке, доставал золотую розу и часами, вздыхая, смотрел на нее.
  
  Миновало два месяца. Снова пришел туман. Только накануне с улицы можно было рассмотреть каждый дом в селении, а теперь все вокруг затянуло белой вуалью. Джеффри, затаившись, сидел в своем убежище и ждал. Наконец, до его ушей донесся приглушенный звук. Но то был не голос певуньи, а топот лошадиных копыт. Туманная стена словно расступилась, и перед юношей оказалась прекрасная юная дева с огненными волосами и изумрудными глазами. Ее плечи прикрывал сверкающий, шитый золотом плащ, а в поводу она вела двух вороных коней. Изумленный увиденным юноша невольно ахнул. Прекрасные животные с иссиня-черными шкурами были крылаты.
  Дева заговорила с Джеффри, не раскрывая рта. Ее голос звенел серебристым колокольчиком прямо у него в голове:
  - Я приглашаю тебя в свой замок на острове, о мой преданный рыцарь. В твою честь мои слуги приготовили сказочный пир. Ты отведаешь вкусные яства, выпьешь молодого вина, а потом мы будем танцевать с тобой, танцевать до тех пор, пока наши ноги не попросят пощады.
  С последними словами дева улыбнулась, а юноша упал пред нею на одно колено и поцеловал край серебристого плаща незнакомки. Его губы ожгло холодом, а сердце обдало жаром.
  Оседлав крылатых коней, они понеслись по воздуху сквозь туман. Сложно было запомнить дорогу, но не это волновало Джеффри, а собственная скованность и неловкость: сможет ли он угодить такой изысканной юной леди, не окажется ли он посмешищем - жалким шутом на ее великолепном балу.
  Они поднялись выше облаков, лежащих под ногами их коней, как сугробы снежной зимой, и дева запела всю ту же печальную песню. Но теперь Джеффри понимал каждое слово в этом плаче об одиночестве и неразделенной любви. Слезы хлынули у него из глаз, а когда зрение прояснилось, юноша увидел внизу небольшой овальный, словно блюдо для рыбы, остров, а на нем - изящный, как игрушка королевских детей, белый замок на зеленом холме. Все вокруг утопало в цветах, а когда кони стали снижаться, до ушей донеслось нежное пение птиц. Оставив коней подбежавшим слугам, по белой песчаной дорожке Джеффри и его спутница вошли в замок. Они попали в огромную зеркальную залу. В центре ее стоял большой стол, источающий аппетитные ароматы. Сотни свечей отражались в больших зеркалах. Откуда-то сверху струилась чарующая музыка невидимых музыкантов. Подойдя ближе, юноша понял, что других гостей не будет: стол накрыт на двоих. Но не королевские яства, роскошь залы и чудная музыка занимали его. Он смотрел только на деву, ждал звука ее серебристого голоса, мечтал прикоснуться к ее белокожей руке с нежными пальчиками. Джеффри машинально съедал то, что ставили перед ним слуги, пил сладкое вино, не пьянея, и ждал момента, когда можно будет пригласить ту, что похитила его сердце, на танец. Он и робел, и страстно желал этого.
  И вот, музыканты заиграли танцевальный мотив, дева поднялась с резного черного кресла, и танец начался. Одна мелодия сменяла другую, тело машинально выделывало нужные па, а глаза юноши не отрывались от изумрудного взора партнерши. Джеффри не помнил, сколько они танцевали: прошли часы или даже дни. Ощущение времени исчезло, как испарились и все мысли, кроме одной - она рядом с ним, им хорошо вместе, они - прекрасная пара. Наконец, прелестница сама утомилась и велела слугам проводить гостя в отведенные ему комнаты. При расставании она позволила кавалеру поцеловать кончики пальцев на правой руке.
  Когда Джеффри остался в покоях один, то не смог сомкнуть глаз. Он выпил кружку родниковой воды и сел у окна. Странный морок растаял с утренней зарей. Джеффри вдруг осознал, что уехал неведомо куда, даже не предупредив матушку. Он почувствовал в этом месте какую-то притягательную, но злую силу и понял, что если немедленно не вернется домой, то потом вернуться уже не сможет. Джеффри тихо приоткрыл дверь -коридор оказался пуст - выскользнул из комнаты и прокрался к конюшням. Оседлав одного из крылатых красавцев, он вывел коня на булыжный двор. Там стояла она. Прекрасная дева. Хозяйка колдовского замка.
  - Я не могу задержать тебя силой, - печально сказала она, и из глаз ее покатились жемчужины слез, - но поверь, друг мой и рыцарь, тебе нельзя возвращаться обратно.
  - Я не могу не вернуться, - ответил ей Джеффри и изыскано поклонился. - Спасибо за гостеприимство, благородная леди, но я не могу остаться с вами навеки.
  Он вскочил в седло и пришпорил коня. Тот без разбега взмыл в небеса, и тоскующее по дому сердце подсказало юноше путь.
  
  Вот и знакомые вершины гор, родное селенье в долине. Вот и их дом с розовым садом. Но что это? Джеффри не поверил своим глазам: их миленький домик совсем разрушен, вокруг остатков фундамента вместо цветущего розового сада разрослись дикие кусты, кривые деревья и сорные травы. Он не стал спешиваться, а посмотрел по сторонам. Недалеко прямо на дороге играли трое детишек, и Джеффри верхом направился к ним.
  Дети во все глаза уставились на необычную лошадь и странного всадника, но не оробели и не разбежались. Юноша ловко подбросил на ладони серебряную монету, сверкнувшую, как крохотная рыбка в солнечном луче, и спросил самого старшего:
  - Не подскажите ли, любезный юноша, кто жил в этом доме, и куда делись его обитатели?
  Мальчик посопел немного, вытер грязноватой ручонкой нос и ответил:
  - Здесь уже сотню лет никто не живет. Мамка рассказывала, что это дом старой вдовы Гордон. Но она давным давно умерла и покоится рядом с мужем на кладбище. Она умерла от тоски по пропавшему сыну. Люди говорят, что его забрали к себе файори, поэтому никто не хочет жить в этом месте.
  - Она умерла сто лет назад? - переспросил Джеффри.
  Дети испугались и отшатнулись - таким страшным стало у него лицо. Он же понял, что время в заколдованном замке текло не так, как дома, и часы там равнялись годам в селении.
  Джеффри тронул за уздцы коня, бросил серебряный кружок мальчишке и направился в сторону кладбища. Какой-то добрый человек ухаживал и за чужими могилами. Ни одно захоронение не выглядело заброшенным и позабытым. Джеффри сразу нашел серый каменный крест на могиле отца. Рядом с ним стоял второй - из белого камня. Резец гравера высек печальные слова: "Розалина Гордон, верная жена и безутешная мать. Да покоится душа твоя с миром".
  Джеффри спрыгнул с коня, чтобы прижаться губами к камню, под которым нашла последний приют его бедная матушка. Но стоило юноше коснуться ногами земли, как с ним что-то произошло. С первым шагом его тело налилось такой усталостью, что плечи опустились, а руки бессильно повисли вдоль туловища. О, если бы он мог видеть себя со стороны! По его каштановым кудрям словно пробежала белая волна, и они моментально стали седыми. Второй шаг, и его плоть съежилась, мышцы иссохли, кожу покрыли глубокие морщины и темные пятна, синие глаза выцвели и по-старчески заслезились, а в пышной седине появились проплешины. А с третьим шагом дряхлый старик, в которого превратился шестнадцатилетний юноша, рассыпался прахом, и только белые кости глухо стукнули о камень родительского надгробия.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"