Васильева Наталья: другие произведения.

Ему нравится зеленый цвет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Душещипательная история на внеконкурс "Страшных историй на японский лад".

  
  
  
  
  День первый
  
  
  Не прошло и дня после нашего приезда сюда, как я уже пожалел о своем решении. Все утро мы гуляли по пустынному берегу. Затянутое облаками тяжелое низкое небо, серые волны, тошнотворный йодистый запах гниющих водорослей и тоскливые вопли чаек. Прогулка оказалась, должен признать, впечатляющей. Только впечатление совсем не то. Скорее - наоборот. Мицуко молчала, смотрела под ноги, чтобы не споткнуться о камни, и время от времени зябко поводила плечами. На предложение набросить мою куртку на продуваемый ледяным ветром джемпер, она отрицательно кивнула головой и застегнула верхнюю пуговицу. Мы бродили, взявшись за руки, словно дети, и нам нечего было сказать друг другу. Зря мы приехали сюда. Я надеялся, что вырвавшись почти на неделю из суеты ежедневных забот, мы сможем стать ближе, что нам удастся вернуть потерянное два года назад... Зря, все зря.
  
  После обеда Мицуко захотела, чтобы я немного развлекся - сходил в биллиардную, поболтал там с мужчинами, сыграл партию-другую, а сама с вязанием отправилась в сад. Она в последние полгода совсем забросила курсы икебаны, перестала ходить в клуб и, сидя дома, много вязала из радужно-разноцветной пряжи.
  Я вяло погонял шары, перекинулся с партнерами ничего не значащими словами, выпил пива, но унылое настроение и не подумало испариться. Вернувшись часа через два, я застал Мицуко в комнате. Она сидела у окна, ритмично позвякивала спицами и тихо напевала веселую детскую песенку. Я отлично помнил эту песню, ее обожал Хироши, и от такой мирной домашней картины у меня вдоль позвоночника пробежал холодок.
  - Знаешь, - весело сказала Мицуко, откладывая вязанье, - у нас маленький сосед. Я с ним познакомилась в саду. Его зовут Таро. Он очень славный мальчуган. Смотри, что он мне подарил.
  Она порылась в узелочке с пряжей и достала небольшой ярко-зеленый шарик с белыми мраморными разводами. Точно такие же собирали мальчишки во времена моего детства.
  - Как мило, не правда ли? - Мицуко улыбнулась, покрутила подарок в пальцах и аккуратно положила его на край стола. - Знаешь, ему шесть лет. Столько было бы Хироши-тяну...
  Улыбка стаяла с ее лица, губы задрожали, на глазах выступили капельки слез. Я подошел вплотную, нежно обнял Мицуко за узкие плечи, обтянутые колючим джемпером, а она всхлипнула и уткнулась лицом мне в грудь.
  
  
  День второй
  
  
  - Я, пожалуй, не пойду в кафе. Принеси мне бенто с рыбой и попроси, чтобы налили в термос жасминового чая. Запомнил? Жасминового, - у Мицуко ярко розовели обычно бледные щеки, и я встревожился.
  - Говорил же, надо теплее одеваться. Тебя вчера у моря наверняка продуло.
  - Нет-нет, я не простыла, - Мицуко ласково похлопала меня по руке. - Просто, мне что-то не хочется никого видеть. Никого, кроме тебя. Да и Таро собирался с утра забежать в гости. Я ему обещала рассказать сказку про злую няньку-ямамбу и доброго оборотня-тануки. Понимаешь, здесь нет других детей, и малышу скучно. А мне... мне с ним хорошо. Правда, хорошо.
  
  Погода улучшилась. Сквозь облака пробивались осторожные лучики солнца, заметно потеплело. На обратном пути я решил сделать небольшой крюк и пройтись по берегу. Я размахивал ярко-красным термосом, носком ботинка подбрасывал створки раковин и насвистывал привязавшийся в кафе простенький и, кажется, модный мотив. Недалеко от нашего дома на складном стульчике сидел пожилой рыбак с удочкой и желтым пластмассовым ведром. Я подошел поболтать об улове и, между делом, расспросить о соседях. Старичок оказался неудачливым рыбаком - в ведре плавал одинокий малек - и словоохотливым собеседником.
  
  - Родители о нем совсем не заботятся, - неожиданно сказала Мицуко и удрученно вздохнула. Она вяло тыкала палочками в рис, подцепила пару кусочков рыбы, медленно пожевала их и отложила коробочку с завтраком в сторону. - Бедняжка Таро. На дворе осень, а малыш одет в легкую рубашку и шорты.
  - Какой малыш? - осторожно спросил я.
  - Какой ты рассеянный, - Мицуко улыбнулась. - Таро, наш сосед. Я же тебе рассказывала. Он приходил поиграть в сад вчера и сегодня. Ему очень понравилась сказка. Это тихий и грустный малыш. Он сказал... и так серьезно сказал, что новая жена его папы - тоже ямбабу. Злая ведьма, которая ненавидит маленьких детей. Он печальный и замерзший. Ручки просто как ледышки. Я решила связать и подарить ему свитер.
  Мицуко приподняла и показала мне вязание. Вместо вчерашней половинки пестрого шарфа на спицах было начало чего-то такого же ярко-зеленого, как тот мячик, что ей подарили вчера. Она разгладила работу ладонью и тихо сказала:
  - Таро очень нравится зеленый цвет.
  Я внутренне содрогнулся.
  - Понимаешь, Мицуко, сегодня я разговаривал с господином Кобаяси. Он родственник хозяина отеля и присматривает за домиками зимой. И он очень общительный человек, поэтому немного знает про всех отдыхающих. Господин Кобаяси уверил меня, что ни одной семьи с детьми в отеле нет. Только одиночки и такие пары, как мы с тобой. Ни одного ребенка, понимаешь!
  - Злая шутка, - резко бросила Мицуко, надулась и не разговаривала со мной до вечера.
  А мне было о чем подумать. Дома мы - вынужден признаться - общались очень мало. Я подолгу задерживаюсь на работе, не упускаю случая заглянуть вечером в бар, чтобы расслабиться после напряженного дня, не пропускаю ни одной корпоративной вечеринки. В выходные и праздники мы попеременно навещали моих и ее родителей или ходили в гости к моим сослуживцам. Мне сложно заметить странности в поведении Мицуко. Да, она обычно неразговорчива и невесела. Но для замкнутости и печали у нее есть основания. Очень серьезные основания. Но этот выдуманный ею Таро - дурной знак. Тот тревожный звоночек, который нельзя не услышать. Мне нужно что-то со всем этим делать. И поскорее.
  
  
  День третий
  
  
  Утром я проснулся один. Мицуко не было ни на кровати, ни в комнате, ни в доме. Быстро набросив халат и умывшись, я выбежал в сад. Она сидела там на скамейке под старой сливой, мурлыкала под нос и вязала зелеными нитками. Услышав мои шаги, она подняла голову и улыбнулась. Мне же при виде ее лица стало дурно. Вчерашний розовый румянец сменился болезненными багровыми пятнами на щеках. Эти пятна и темные круги вокруг запавших глаз резко выделялись на фарфорово-бледной коже. Мицуко всегда походила на хрупкую куколку, но сейчас она была явно нездорова.
  Я сел рядом и осторожно дотронулся до ее руки. Кожа холодная, как у покойницы.
  - Мне кажется, ты заболела. Давай, пригласим доктора.
  - Я прекрасно себя чувствую, - непривычно раздраженным тоном отозвалась она и добавила. - У меня бессонница. На новом месте я всегда плохо сплю. Ты же знаешь. Или и это тоже забыл?
  Она помолчала немного, вздохнула, и голос ее заметно смягчился:
  - Утро такое красивое, вот я и ушла, чтобы не разбудить тебя ненароком. Здесь спокойно, и дышится легко.
  Меня не убедили ее наивные отговорки. Я решил после завтрака расспросить служащих отеля о местных врачах. Мицуко снова отказалась идти в кафе и попросила принести только чая.
  - Вчерашнюю рыбу и овощи пришлось выбросить. Это грех - выбрасывать еду, но у меня совсем нет аппетита. И мисо в обед было совсем безвкусным. Я не хочу есть. Совсем-совсем не хочется. Кроме жасминового чая, ничего не надо, пожалуйста, - она поцеловала меня в щеку.
  Я заметил, что она нервничает и поглядывает в сторону сквозь полуоблетевший кустарник. Наверное, ждет своего мифического малыша.
  - Ну, иди же! - торопила меня Мицуко.
  С больными лучше не спорить, поэтому я погладил ее тонкие пальцы, восхитился тем, как быстро идет у нее работа. Действительно - большая часть свитера уже готова, и Мицуко начала вывязывать правый рукав. Раздражение ее опять нарастало. Она недовольно поглядывала на меня и вздыхала. Больше тянуть время было нельзя. Ничего не оставалось, как снова завтракать в одиночку.
  
  Я не стал рассказывать Мицуко о разговоре с эскулапом. Лучший семейный врач, которого мне порекомендовал все тот же господин Кобаяси, внимательно выслушал меня, покивал и выписал рецепт на витамины, успокаивающие и легкие снотворные средства. При этом он несколько раз повторил, что в нашей ситуации нет ничего особенного. Что мать, потерявшая дитя, всегда страдает от чувства вины, и это принимает подчас весьма странные формы.
  Мицуко виновна? Какая чушь! Во всем виноват я. Только я. Если бы я отказался от командировки. Если бы почувствовал, что болезнь Хироши гораздо серьезнее, чем мне тогда показалось. Если бы я не послушался Мицуко, которая отпустила меня. Если бы, если бы... Мой сын умирал от двусторонней пневмонии, пока я уламывал клиентов обратиться в наше и только наше самое лучшее в Японии рекламное агентство. Я не был с ним рядом, не держал его за ручку, не вытирал пот с его пылающего лихорадкой лба, не капал воду на потрескавшиеся от жара губы, не рассказывал ночью сказки, когда он так задыхался, что боялся заснуть. Все это делала Мицуко. Моя Мицуко. А этот глупый доктор что-то бормочет про ее вину!
  
  
  День четвертый
  
  
  Она ничего не ела, только пила чай маленькими глотками. Пила чай и довязывала зеленую вещицу, которую я уже ненавидел. Ни слова упрека, когда я признался, что все-таки сходил к врачу. Она покорно приняла все лекарства, но когда я неожиданно проснулся среди ночи, Мицуко так и не спала. Она сидела возле окна в длинной - до колен - белой футболке, сидела с распущенными волосами, такая призрачно-нереальная, словно привидение. Я опасался напугать Мицуко и не издал ни звука, только осторожно повернулся так, чтобы лучше видеть ее. Постепенно глаза мои закрылись, и я снова погрузился в сон. В кошмарный сон, в котором были демонические дети с горящими алым глазами. Они безмолвно перебрасывались огромными зелеными мячами. Было еще что-то бесформенно-жуткое, преследующее мою маленькую Мицуко. Я же не мог сдвинуться с места и даже позвать на помощь, только смотрел на все с замиранием сердца, оставаясь немым свидетелем игрищ этих адских созданий. Наутро я встал совершенно разбитый, невыспавшийся, с дикой головной болью. В зеркале над раковиной я увидел свое измученное лицо с воспаленными глазами. Даже после ночных попоек, даже мучимый диким похмельем я выглядел гораздо свежее. Я бросил в стакан шипучую таблетку, и пока она растворялась, попытался собраться с мыслями. Сзади раздались тихие шаги Мицуко, и ее холодная рука легла на мой лоб.
  - Ты неважно выглядишь, - в голосе жены была тревога и забота.
  Я обернулся к ней и кисло пошутил:
  - Да, что-то морской воздух оказался нам вреден. Видно, мы с тобой сухопутные крабы. Может, вернемся домой раньше? Как насчет сегодняшнего дня? Сразу после обеда? Доедем автобусом до Осаки, и синкансен домчит нас быстрее ветра.
  - Отложим хотя бы до завтра, - Мицуко умоляюще сложила ладони. - Будем оба глотать таблетки и... попросим Дзидзо-босацу о покровительстве. Может, он сотворит чудо. Ты ведь веришь в чудеса?
  - Конечно, верю, - хмыкнул я и даже попытался сыронизировать. - Если ты сейчас пойдешь со мной завтракать, то это не иначе, как из-за чудотворной магии Небожителя Дзидзо.
  Мицуко недовольно сморщилась, но не стала спорить. За столом она склевала пару зернышек риса, как маленькая птичка, то и дело поглядывая на большие настенные часы.
  - Ты боишься куда-то опоздать? - невинным тоном спросил я ее.
  - Нет, но малыш Таро очень огорчится, если не застанет меня на обычном месте. Я так мечтаю увидеть на его лице улыбку и услышать его смех. Думаю, мой подарок должен его порадовать.
  Опять эти выдумки! Я уже пожалел, что согласился на уговоры остаться, и, проводив Мицуко до дома, вернулся в центральный офис отеля, чтобы заказать билеты на завтра. Выходя из здания, я чуть не столкнулся с господином Кобаяси. Тот поклонился и заулыбался мне, как старому знакомому.
  - Пойдемте, промочим горло пивом, - предложил он и, видя, что я собираюсь отказаться, добавил. - Я хочу кое-что вам рассказать. Про маленького мальчика.
  Когда мы удобно уселись за уличными столиками под навесом, господин Кобаяси шумно сдул пену, отхлебнул несколько глотков, забросил в рот горстку соленых орешков и отставил кружку в сторону.
  - Видите ли, - прожевав, начал он, - отель сейчас принадлежит моему двоюродному племяннику, но землю купил еще мой уважаемый кузен господин Хикару Кобаяси. Участок продала семья Сайто. Избавилась от него после всех происшедших у них трагических событий. Дело в том, что сначала пропал единственный сын хозяина. Шестилетний малыш. Предполагали, что мальчик утонул, но тело так и не нашли. Потом в доме стала происходить какая-то чертовщина. Пригласили монаха, но это не помогло. Когда же кто-то или что-то так толкнуло госпожу Аоко, а она была на сносях, что бедняжка разрешилась мертвым младенцем, они и решили избавиться от этого проклятого для семьи места. Не знаю, куда господа Сайто перебрались, но явно не по соседству, потому что я о них больше не слышал. Мой кузен снес старые постройки и построил вот этот отель. Хороший отель. По европейским стандартам. Для планировки территории и проекта основного здания кузен пригласил известного архитектора-немца. Когда я вышел на пенсию, то перебрался жить сюда. Это славное место, и ничего необычного я никогда не замечал. Но вы заинтересовались ребенком, вот мне почему-то и подумалось...
  - А как звали того пропавшего мальчика? - вопрос вырвался независимо от моего желания.
  - Он был первенец в семье. Сын первой жены господина Сайто. Поэтому его так и назвали - Таро.
  Я двумя глотками допил пиво, поблагодарил господина Кобаяси за занимательную историю и быстрым шагом, сдерживаясь, чтобы не побежать, направился к дому.
  В моих ушах звенели голоса.
  
  - Его так и назвали - первенец. Таро.
  - Наш сосед. Малыш Таро.
  - В доме стала происходить какая-то чертовщина.
  - Ему очень нравится зеленый цвет.
  - В доме стала происходить какая-то чертовщина. Кто-то или что-то так толкнуло госпожу Аоко...
  - Малыш Таро очень огорчится, если не застанет меня на обычном месте.
  
  Он застал Мицуко. Я услышал непривычно звонкий смех моей жены и веселый детский голос. Возле старой с раздувшимся искривленным стволом сливы стояли они. Оба. Мицуко была в своем любимом шелковом кимоно, расшитом цветами сакуры, а на крепко вцепившемся в ее руку Таро красовался ярко-зеленый, как молодая листва, новый свитер. Малыш тянул женщину за собой, и та покорно следовала рядом. Я хотел крикнуть, чтобы она остановилась, чтобы бежала прочь от этого исчадия ада, но из моего горла вырвался только слабый всхлип. Мицуко оглянулась и помахала мне левой рукой, Таро нетерпеливо дернул ее за правую, и их силуэты стали бледнеть и таять.
  На старой скамье у сливы, привалившись к стволу, сидела моя Мицуко. Ее губы зашевелились, я наклонился, почти прижавшись к ним ухом.
  - Он... он попросил меня... попросил быть его мамой. Прости. Я люблю тебя. Люблю, но я... я не могла отказать малышу.
   Я сидел в саду. На моих коленях лежала голова моей мертвой жены. На ее изможденном, напоминающем обтянутый кожей череп лице застыла улыбка. Счастливая улыбка матери, обретшей свое дитя.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"