Васильева Татьяна Николаевна: другие произведения.

Крутой баттхёрт

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
  • Аннотация:
    Финалист конкурсов Абсурд -2014, Анималистическое фэнтези-19

За окнами совсем стемнело, когда судья, еле сдерживая зевок, предложил мне последнее слово. Я начал издалека, дабы продлить на пару суток пребывание на свободе.
- Наш бездетный отец, ваша светлость, не занимался нашим воспитанием, он женился на нашей несчастной матери, когда та, инфеличе донна*, была беременна от него пятым ребенком.
Судья поморщился, поправил на груди медальон, моргнул пару раз, сделал вид, что слушает, а я продолжил исповедь:
- Мой старший брат был моложе меня на восемь лет, которые он провел, свив гнездо на старом гуэрца*, когда я волнуюсь, то перехожу на родной язык нашей матери, чиедо скуза, востроноре*, - я изящно поклонился.
Судья заинтересованно свесился с люстры, поправив черную повязку на левом глазу.
- Ваша честь! Если бы видели, как рыдала наша матушка, когда мы за несколько минут съедали все приготовленные ею булочки с белладонной и снова раскрывали рты, как голодные птенцы.
- Подсудимый, - судья кашлянул для важности, - вы пгизнаёте свою вину?
- Нет, ваша светлость, я защищал своё жилище!- скромно скрестив руки, робко возразил я.
- Как это нет?!- заорал мерзкий рыжий субъект в выцветшем, отполированном на заднице фраке, очевидно, прокурор.
- Вот так. Нет. - Я был твёрд, как скала, та самая, что рухнула, когда мой младший брат поедал траву у её подножия. Было очень смешно смотреть, как его засыпало обломками скалы и старыми деревьями. Знаете, наш младший очень боялся щекотки. Раньше. Сейчас перестал.
Мне показалось, что в глазах у судьи мелькнуло недоумение.
- Велика смертность в наших местах, востроноре.
Судья стукнул молоточком по кафедре, раскачиваясь на люстре:
- Молчать! Подсудимый, я вас по делу спгашиваю!
- Мы были похожи, как пять капель воды. Когда же съели всю белладонну в округе, родители наши умерли, в наследство осталось старое гуэрце* с обшарпанным гнездом, свитым моим старшим братом, который моложе меня на пять лет, то самое, что горько рыдает, если в дупло опускаешь монетку в десять лир, а, если не опускаешь, то ором орёт: "гони монету, кольоне*". У вас найдется сотня лир, чиедо скуза, востроноре?
Малахольный судья сглотнул судорожно, постучал по люстре и спросил гнусаво:
- Куда делись тги года?
- Какие три года, ваша светлость? - надо же, засёк, придурок.
Тот пробежался по столу и заумничал:
- Три года вашего стагшего бгата!
-Ааа! Ну так он провёл их под дубом, добывая пропитание, - и, не давая опомниться, я продолжил, - а ещё полдома, востроноре! Мне, а моему младшему брату - 3D-принтер, который упорно выдавал вместо денежных купюр "Уголовный кодекс" в пятистах томах. Если б вы видели, как плакал несчастный брат, читая его вслух холодными зимними вечерами своему лучшему другу, маленькому рыжему таракану. Как они горько рыдали, листая страницу за страницей! Как-то брат спросил меня, не скучно ли одному в таком огромном полудоме, на что я ответил, нет, не скучно, но хочу нанять охранников, мало ли, кто шляется по окраине.
- Разглядев алчность в глазах брата, тут же подал объявление, повесив его под дуплом старого гуэрце. Явившийся вскоре начальник ЧОПа приятно грассировал, что превращало беседу с ним в легкую головоломку, однако уверенность, идущая из широко открытых глаз, подкупала, а чёрный хитиновый плащ говорил об интеллигентности, в общем, мы заключили договор, и уже на следующий день я спал спокойно, доверив своё жилище двум охранникам.
Тут я замолчал, глядя, как рассаживаются присяжные. Потом продолжил погромче, разбудив судью:
  - Вчера вечером, а он был очень теплый и тихий, лишь невдалеке шумел, повизгивая, принтер моего младшего брата,сидели мы втроём с телохранителями, резались в карты. Понятное дело, выпили.
Судья резво подпрыгнул и шмякнулся, звякнув медальоном, на стол к присяжным.
- Пгостите! Уточните, что вы такое пили? Экстгагт белладонны? Тгёхпгоцентный гаствог богной кислоты? Е284?
- Что вы, ваша светлость! Мы пили 3,2 - процентный раствор парного молока, что любезно предложила дикая козочка, которую мы, будучи детьми, держали в гнезде старого гуэрце вместе с выкопанными желудями, из которых наша несчастная матушка, инфеличе донна, готовила лекарства от энуреза и импотенции для нашего бездетного отца, когда была беременна от него пятым ребенком.
Мне показалось, или глаза судьи в самом деле поменялись местами? Он судорожно перетащил повязку с левого на правый глаз. Воодушевлённый, я продолжил свою исповедь.
- Значит, мы выпили экстракт белладонны, тьфу, по стаканчику парного молочка от дикой козочки, царствие её небесное, - тут я закатил глаза и замер в глубоком страдании, одним глазом отслеживая нервное передвижения судьи по краешку стола.
- Ну, и разумеется, нам захотелось поразвлечься, мы и решили вызвать, нет, не проституток, чиедо скуза, востроноре, а кого-нибудь позадорнее. Вскоре в дверь вежливо постучал шустрый менеджер. Он производил хорошее впечатление. Умный открытый взгляд, хорошо поставленный голос, прямо как у вас, умение держаться в любой обстановке, тонкий юмор.
- Это будет г"гандиозный концегт! - убеждал он нас, тряся кипой распечатанных прайсов, сияя прекрасными чистыми глазами с изящным рыжим пятнышком на одном зрачке.
- Мы обговорили условия сделки. Видите ли, ваша светлость, у меня не было свободных наличных среств, а Уголовный кодекс частично сохранился лишь в дупле старого гуэрце, куда его затащила голодная коза, царствие ей небесное, - и я снова закатил благопристойно глаза к небу, успев отметить, что судья нервно задёргал усами,- вот я и предложил в качестве платёжного средства это самое старое дупло, в котором мой старший брат...
  Судья подскочил, как паралитик, и рявкнул:
  - Не надо пго бгата! Когоче!
  - Удивительно, но менеджер согласился, правда выдвинул райдер:
  -Только никаких Машенек! У нас нагод погядочный, без вгедных пгивычек!
  - А кто был против? Машеньки у меня и самого не было, я, ваше светлость, чиедо скуза, беспорочный девственник - вот уже много лет, как завязал с этим неблагородным делом, вспомнив, как моя несчастная матушка, инфеличе донна...
  Судья перепрыгнул со стола на портрет моей матушки и завопил:
  - Не надо пго матушку! Когоче!
  Я пожал плечами - не надо, так не надо.
  - В общем, мы договорились, и менеджер умчался за своей труппой. Не прошло и нескольких минут, как вокруг зашуршало, и покой нашего старого полудома был нарушен топотом множества ног и разноголосым гомоном. Когда я увидел, какой толпой явились гастролёры, то чуть не рухнул. Выцепив взглядом рыжего менеджера, спросил как можно строже:
  - Подождите! Мы так не договаривались!
  - Как это? Очень даже договагивались! - и он потряс в воздухе стотомником концертного договора, - вот, смотгите: солисты, шоу-балет, акгобаты!
  За окнами пролетели листочки, на улице подул легкий ветер, поскрипывая, шумел невдалеке 3D -принтер младшего брата.
  - Хорошо, а остальные? - мне стало реально плохо.
  - Бэк-вокал, конфегансье, иллюзионисты, подтанцовка.
  - Подтанцовка?
  Рыжий кивнул, шевельнув длинными усами. В глазах его мелькнуло такое, что расхотелось спорить, но я всё же предложил отменить концерт.
  - Они уже здесь, - Рыжий ехидно осклабился. Сверкнули хищно глаза с маленькой желтинкой-горошинкой, от ушей до ушей разверзлась отвратительная улыбка.
  Да, было поздно. Ветер усилился, деревья лупцевали друг друга корявыми ветками. Полчища рыжих тараканов под бравурную музыку и звяканье принтера заполонили помещение - всё ходило ходуном, казалось, танцуют сами стены. И тогда, ваша светлость, один из моих глухонемых охранников, тот, что страдал от светобоязни, поэтому всегда носил тёмные очки, вызвался пригласить спецагентов. Машеньку и Комбата. Пока охранники с остервенением чертили "Машенькой" длинные защитные полосы, я заливал актёров "Комбатом". Они опадали со стен, как пожухлые листья с осенних деревьев, - тут я издал горестный протяжный стон и смиренно промолвил:
  - А больше я ничего не помню, потому, как потерял сознание. Прошу вас о снисхождении, ваша светлость...
  Ответом на моё признание стало громкое рыданье присяжных заседателей. Судья отжал мокрый от слёз рыжий фрак, поправил повязку на левом глазу, и всхлипывая, произнёс:
  - Зачем вы напичкали актёгов метадоном?
  - Чем? - я выпучил глаза, как наша старая коза, которая нанизывала на тонкую леску жёлуди, что мы кидали в дупло старого гуэрце.
  - Не пгидугивайтесь! - судья снова заскочил на люстру. Из-под стола выкатился пустой баллон "Комбата". Присяжные хором заверещали, тыча в него мерзкими лапами.
  - Но, прошу прощения, востроноре, ничего подобного и в мыслях не было, и вообще...
  О, чёрт! Я задумался. Один из охранников, тот самый, в очках, исчез сразу после сражения, на месте остались лишь чёрный хитиновый плащ да темные очки. Предатель! Если я его найду, то...
  Впрочем, что-то подсказывало мне, что не найду. Я пригорюнился. И было из-за чего!
  Суд удалился на совещание.
  Ветер на улице стих, почему-то замолчал и принтер моего младшего брата, сломался, наверное.
  Надо ли сомневаться в том, что я был осуждён, а жилище подлежало раздаче родственникам погибших от моей руки рыжих тараканов?
  - Ваша светлость, чиедо скуза, как же вы поделите эти полы, стены, выбитые стекла?
  - Ничего, - снимая мантию, проговорил судья. Повязка с глаза свалилась на пол. Коварная улыбка, левый зрачок с мерзкой желтизной, о, я узнал этого рыжего мерзавца, как ловко он меня трижды обманул!
  А тот, забравшись по лацкану моей майки, перешитой из старого пиджака нашего бездетного отца, уставился в мои отчаянные глаза и прошипел, шевеля огромными усами:
  - Мы не будем ничего делить! Мы очень дгужная семья! - при этих словах лже-судья достал увестистый ржавый ключ от тюремной камеры, мерзко хихикнул, раскрыл медальон, и, о боже, я увидел портрет моего младшего брата.
  Не знаю, сколько лет из данного мне срока я вживую пробуду за решёткой, страдая от блаттофобии* - нанятые счетоводы всё ещё пересчитывают число погибших...
  
  
   Инфеличе донна* - несчастная женщина; гуэрца* - дуб; чиедо скуза* -прошу прощения; кольоне* - придурок, *востроноре - ваша честь. Всё итальянский, в транскрипции ГГ. Блаттофобия - боязнь тараканов.

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"