Васильева Татьяна Николаевна: другие произведения.

По линии отца...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  КРЕПОСТНЫЕ
  
  Мой папа Васильев Николай Васильевич родился 6 декабря 1922 года в семье Екатерины Ивановны и Василия Ивановича Васильевых в селе Бизяр Пермской губернии.
  Прадед моего отца, Яков Иванович, был горнозаводским крепостным, работал мастеровым на Бизярском медеплавильном заводе Петра Осокина. Имя прапрабабушки мне не удалось узнать, а было у них три дочери: Анна, Наталья и Александра, и сын Иван, дед моего отца, родившийся в 1872 году.
  Точных данных о годах жизни деда Якова нет, на момент рождения внука Василия Якову было около пятидесяти лет.
  Анна Яковлевна рано вышла замуж, уехала с мужем на поселение Юговского завода, что в двадцати верстах от Бизяра, где и родила четверых детей, больше о ней нам ничего не удалось узнать. Но так как про детей все же наши родные говорили, то какое-то время связь со старшей дочерью Яков, очевидно, поддерживал.
  Иван Яковлевич женился на односельчанке Наталье, у них в 1890 году родился сын Василий, мой дедушка. Прадед Иван с четырнадцати лет работал на руднике, возможно, это и послужило причиной серьезного заболевания. Он скоропостижно умирает от воспаления легких, и тогда Яков с женою отпускают молоденькую семнадцатилетнюю сноху в Пермь учиться, оставив у себя маленького Васю. Было ему всего 1,5 года.
  Наталья нашла в Перми свою судьбу, зажиточного торговца, и не стала его законной женой, но родила трех дочерей, которые до конца жизни общались с Василием. Две из них даже приезжали к нам, кстати, внешне они были очень похожи с дедушкой.
  Васина мать поддерживала связь с сыном, была на его свадьбе и помогала материально. Почему не забрала его к себе? Как знать... Возможно, Яков Иванович с супругой очень не хотели расставаться с внуком, так рано потеряв сына.
  
  Аюшка и Натальюшка
  
  Александра Яковлевна вышла замуж за бизярца Федора Панова, детей у них не было. Поэтому она посвятила свою жизнь племяннику Васе и его детям. Её звали в семье Аюшка, баба Ая. Оправдала Аюшка имя свое - надёжная, помощница, защитница.
  Служила она в прислугах у инженера в Бизярском лесхозе, муж Федор работал там же конюхом, жили неплохо, держали хозяйство: корова, лошадь, земля. Ещё Панов клал хорошие печи, видимо, он и научил Василия нелегкому печному делу.
  Бабу Аю я почти не помню - очень смутное представление: высокая, худощавая, и на голове словно чепец, корона, нечто очень старинное. Была в ней особая сила, стать, словно не дочь крепостного, а боярыня. Возможно, была Айя прорицательницей, экстрасенсом, было в ней что-то такое, аура особая вокруг. А, может, это и не головной убор я помню, а некое свечение над бабушкиной головой? Или солнце так осветило пышные волосы? Мне она внушала какой-то необъяснимый трепет. Не страх, а бесконечное благоговение.
  
  Жена деда Якова долго и серьезно болела, домом занималась дочь Наталья, наша милая, добрая баба Таля. В молодости она получила травму, стала горбатенькой и так и не вышла замуж.
  С бабой Талей мы немного жили вместе, а потом она частенько водилась со мной - в садик я не ходила. Её страшную смерть я пережила тяжело. Уже будучи в преклонном возрасте бабушка решила искупаться. Залезла в ванну, и тут выбило кран с горячей водой. Обварившуюся, её увезли в больницу, но спасти не смогли...
  Имя Наталья означает рождественская, родная. И была баба Таля очень добрая, никогда не ругалась и до самой смерти любила пошутить. С ней было очень тепло и уютно.
   Похоронены они рядышком, хотя баба Таля прожила дольше Александры. К ним обеим у нас очень трепетное отношение, правда, мне сейчас не найти их могилки... Но каждый год в дни рождения папы и бабы Кати, 6 и 7 декабря мы вспоминаем и Александру с Натальей.
  
  ИВАНЫЧИ
  
   Даже в самые трудные годы в селе бывали вечеринки. Летом на берегу Бизярки, зимой в просторных избах. Рукастые, крепкие семьями уральцы не ленились строить основательные дома, да и семьи было большие - всех надо было в доме разместить.
  Молодость в любую эпоху стремится к любви. На одной из вечеринок в доме односельчан Пановых и повстречались мои будущие дедушка и бабушка. Екатерина Ивановна Панова была на год моложе Василия, ему было девятнадцать, ей восемнадцать. Семья Екатерины была зажиточной и большой. За сходство отчеств стали называть молодую пару Иванычами.
  Вася никогда слова плохого не говорил своей Кате, что по дому, что в огороде - первый женин помощник. А какой печник знатный был! Не только в родном Бизяре, но и по окрестным селам печки починял да ставил. А Екатерина управлялась по дому, по хозяйству. Ну, и любились по ночам, как же без того-то, и деток рожали.Родилось у них десять детей, трое умерли в раннем младенчестве.
  
  Первенца Катя не доглядела. Пока спускалась в голбец за холодным квасом, чтобы угостить юродивую соседку, мальчик захныкал, та его и задушила. Катерина Ивановна с горячкой долго пролежала, потом не то, что беременеть, с мужем в одной постели спать боялась, всё раскрытые стеклянные глазки Мишеньки вспоминала, считала, бог им не велел детей рожать. А когда Василий ласками да уговорами вернул жену к жизни, сразу понесла. Дочкой затяжелела. Верой, Верочкой. Может, от того так и назвали? Что в жизнь и в любовь поверили?
  
  дед Василий и бабушка Екатерина, Надежда - слева сидит, Нина - стоит справа, рядом её муж [семейный архив] ( Иванычи. Рядом с дедом тетя Надя. За бабушкой и дедом Нина с мужем)
  
  Жили Иванычи дружно и зажиточно: своя скотина, огороды, дом большой. Катя в доме, а Василий старшим в бригаде печников ездил по делам и городам, печи ставили.
  Революцию встретили по-разному, но ни к белым, ни к красным особой симпатии не проявляли. Работали, растили детишек. Обошли семью стороной и две суровые войны: Первая мировая и Гражданская. Может, потому, что в доме был один мужик-кормилец да детки малые? Да и не были Иванычи крестьянами, числились мастеровыми, а на все войны прежде всего крестьян забирали.
  Потом, как чума, набросились на сёла продразверстка и продналог. У жителей отобрали документы, а следом началась коллективизация. Надо сказать, что семья моего отца считалась не бедной, все хозяйство немалое тащили на себе, а если кого и привлекали к помощи, то всегда щедро делились урожаем. Конечно, им не хотелось в колхоз. Да поначалу никто и не настаивал, а позднее село разделилось на два лагеря, и не только кулаков, но и середников ждала невеселая судьба. Жить там становилось невозможно. Решили уехать, а как?
  
  До конца жизни Василий и Екатерина были благодарны ставшему для них святым односельчанину Ивану Уткину, который сделал поддельные документы, скрепив их печатью, вырезанной из медного пятака. Думаю, спас таким образом не одну семью.
  Ночью, крадучись, собрали детей и тронулись в дальний путь. До станции ехали на уткинской подводе, там сумели сесть на поезд и отправились из Бизяра в Сибирь, в Анжеро-Судженский, что недалеко от Кемерово, посёлок тогда активно развивался за счет работающих шахт и строительства электростанции.
  В доме остались Ая с мужем, Таля и Федор с Надей. Потому как была надежда, что все ещё вернутся в родной дом.
  Ехали через Кукуштан и Черемхово. В Анжере жили в бараке в одной комнате несколько семей - четырнадцать человек.
  
   Господи, за что, скажи на милость,
   Им судьба тяжелая дана.
   Никому такая страсть на снилась-
   Голод, страх, забитые дома...
  
   Уходили, оставляли семьи
   Чтоб потом соединиться вновь.
   Их вели по жизни три богини -
   Вера в жизнь, надежда и любовь...
  
   А в 1931 году началось строительство Уралмашзавода. видимо, потянуло уральцев на родину, да Федор к тому времени сумел выбраться из села.
   Когда после долгих скитаний, осели, наконец, в Свердловске, поселились в бараке, мужики устроились на Уралмашзавод, было радостно - и денег поболее, и город все же перспективный, и Бизяр - совсем недалеко. Тогда и соединились, забрав из села Пановых с Надей и Наталью.
  Вот так судьба тесно связала их с Уралмашем.
  
  Бараки строителей Уралмаша [] (В такого типа бараках жили строители завода,видно здание магазина Царабкопа)
  
  ВЕРА
  
  Старшую дочь Екатерина Ивановна любила больше всех, разве что сын Федор вытеснял порою Верушку из материнской души, но ненадолго.
  Тетя Вера рассказывала о себе сама - не боялась людских сплетен и оговоров. Жили мы долго в одном доме, бывали друг у друга частенько. Особенно любила про молодость свою вспоминать.
  Отчаянная девка росла. Красивая, волосы в мать - густые да пушистые, парни табуном за ней ходили. Вот и выскочила совсем молоденькой замуж за Николая Андреева, выучилась все же на продавца и работала, по её словам, "в лавке-потребиловке". Так называли в народе лавки ЦАРАБКОПА.
  Жили душа в душу. Звал он её ласково Вербочкой. За любовь к вербе-красавице да за голову пушистую. Друг за другом детки народились - трое мальчонок да девчоночка. Да вот девочка-то болезная родилась - сухая одна рука оказалась, не смогла и знахарка заговорить, да и ножку левую приволакивала, а так вся в мать, красивая.
  Николай на баяне хорошо играл, через этот самый баян и пить начал, а пьяный больно ершистым становился, вот и угодил после драки в неволю. Да и сгинул там совсем.
  Вскоре новая беда пришла. Встретила Вера другого мужчину, а он вором оказался, её же и ограбил, утащил выручку.
   Восемь лет отсидела Вера, отработала на тяжелом строительстве - Новосибирскую атомную станцию чуть ли не руками возводили. Жильё отобрали, имущество описали...Детей младших в детдом увезли, как ни просила Екатерина Ивановна - не отдали ей. Старший с тетками остался - уже паспорт получил, помогли ему на завод устроиться. Всей родней за малых бились, вытащили, вернули в семью из детских домов.
  
  Никому не надо зарекаться
  От сумы, несчастья и тюрьмы,
  А в беде опасно разлучаться,
  В одиночку слезы солоны.
  
  Вернулась Вербочка домой - к тюремной жизни приученная, сотни раз битая, не один раз изнасилованная, вот только волосы все также вербным пухом голову обвивали. Одна пачка "Беломора" в кармане. Руки наложить на себя хотела, да опомнилась. Дети же!
  Не один раз она нам про это рассказывала, учила нас: 'зубы сцепите, но не сдавайтесь, и детей своих не бросайте, даже если за них на коленях ползти придётся'.
  Устроилась на завод, получила комнату и до самой смерти жила там с дочерью-инвалидкой, бабье счастье вдвоем искать стали. Мужички приходили с вином, закусками, дым стоял коромыслом, а потом и ублажали сначала мать, а после и дочь.
  
  Как-то весной послала дочь за водкой, выпили. Долго сидели молча. Тут стукнула форточка, Вера на дверь глянула и прошептала,
  - Валька, слышь! Баян играет! Коля за мной пришёл...
   Эти последние слова дочь хорошо запомнила. Да не придала значения в пьяном угаре, только потом поняла, когда мать, в нарядном, самом лучшем платье утром на пороге нашли соседи мертвой.
  
  НАДЕЖДА
  
  Старшая, Вера, ещё и не подросла, а Катя снова понесла. Айя - мужева тетка Александра - двойню увидела в округлившемся животе снохи. Спорить с Айюшкой не стали, а Василий лишь хмыкнул:
   - А и двойню прокормим, и тройню, - да обнял Катерину покрепче.
   Накануне дня Святой Софии появились на свет две сестренки, Надежда и Любовь. Первая выходила тяжело, Катерина кричала, рвала руками простынь, губы в кровь искусала Верушку легче рожала, чем эту. Думала: всё, не разродиться, не выжить. А после и передохнуть не успела роженица наша, как тихонько, словно давно ожидала очереди, вышла на свет и вторая дочка.
  
   За напористость и стремление к жизни назвали первую Надеждой, а вторую за кроткий нрав - Любовью. Жизнь девкам определили именами этими. Надя титьку с каким-то остервенением хватала и ночами ором кричала, а потом, чуть подросла когда, взгляд коричневых глаз исподлобья все время напоминал Катерине ту тяжелую ночь. А Любушка - тихая, молочка чуть пососет и засыпает, и в играх Надежде заметно уступала, и шла от неё какая-то неземная доброта, вот Катерина-то лишний раз и старалась приголубить девочку.
  Помогали с детишками да по дому справляться Васины тетушки - Александра и Наталья. Какое-то время сестренки-близнецы так и жили у Пановых, а потом до конца жизни баба Таля так и была с Надей.
  
  Надежда работала крановщицей в одном из цехов УЗТМ. Ух, как она любила эту высоту, от которой дух захватывало. Стройкой тогда весь район был, краны как гордые лебеди с длинными шеями парили над поселком, дома маленькие, а люди внизу - совсем как букашечки. Может, отсюда и отчаянная смелость, и надежда не на авось, а на себя? Страшно же там, на кране! Я со своей никудышной вестибуляркой или сразу бы кувыркнулась в тартарары, или бы, что вероятнее, ни в жизнь не полезла туда.
   Была Надежда резковатой, не терпела возражений, сказать могла так, что многие обижались.
  
   Как-то на вечеринке в клубе познакомилась Надя с эвакуированным ленинградцем Коленькой, Николаем. Влюбилась, родила дочь. А любимый вернулся в родной город, забыв о военном романе. Вот тогда и стала вместе с Надей жить тетка Наталья - помогать с маленькой Раиской, а Айя в то время заботилась о Вериных детях.
  Замуж Надежда Васильевна так и не вышла, да и не помню около неё мужчин - может, надеялась, что вернется ленинградец Николай к ней да к дочке Раисе? А потом уже только Раисой и жила - у той трое ребятишек было, приходилось помогать
  
   И всё с ней какие-то странные истории случались, с Надеждою. То она между железнодорожными составами угодила, друг другу навстречу мчащимися, какая сила спасла, не дала упасть под колеса? То электропровод в грозу от ветра оборвался, током ударило так, что чудом выжила. То чуть в болоте не утонула. Может, было в ней что-то такое особенное?
  Однажды у соседки ребенок маленький - году не было, весь криком изошел, никто уснуть не мог. Надя вертелась долго, потом постучалась, зашла, глянула на мальчика и ясно увидела в паху что-то лишнее, задела рукою, ребенок громче закричал. Откуда у Надежды появилась уверенность, что она поможет? Но руками поводила - успокоился ребенок, затих, уснул. Вот так и стала тетя Надя грыжи заговаривать - многие к ней за помощью обращались.
  Думаю я, что это ей от тетушки Александры, Аюшки перешло, особая прозорливость, интуиция да способность к врачеванию.
  
   А как на картах гадала! Мы, девки молодые от страха замирали, верили - все сказанное сбудется.
   - Вот, кильки, что вас ожидает, - полушутя-полусерьезно возвещала тетка Надя и уже крючковатыми к старости пальцами раскладывала карточную колоду. А кильки сидели, открывши рты, с надеждой ожидая каждая своей очереди.
   Говорят, такие люди долго мучаются, умирая. Лежала долго и Надя. Ушла в иной мир, почти черная - от усталости, незаживающих пролежней и каких-то только ей известных мыслей. Такая же строгая, как всегда.
  
   ЛЮБОВЬ
  
   Любушка веселая была и озорная и очень добрая. Однажды соседская бабка, глянув на рассыпанные на Любином носу веснушки, пригрозила пальцем хохотушке:
   - За рыжего выйдешь замуж! За рыжего!
   В ответ Люба только ещё громче смеялась. А потом встретила Михаила, заводского парня, ничем неприметного, у братьев Любиных буйные кудри росли, а этот почти лысый, волосы гладкие, круглолицый. Да вот присохло сердце. А самое-то удивительное - рыжий был Мишка-то, как бабка-соседка напророчила. Свадьбу-вечеринку сыграли да полог ситцевый растянули над кроватью - вот и весь был уголок для молодых.
  Это уже когда ребятишки пошли, завод выделил Михаилу и Любе сначала комнату в бараке, потом в квартире коммунальной, а уж после и трехкомнатную дали - детей-то Люба нарожала пятерых. И все вокруг неё ребятишки вертелись, как свои, так и других братьев и сестер - всех привечала, угощала, чем было. Да и взрослых не обходила заботой - коли шла к кому в гости, то не с пустыми руками.
  Люба была как невидимка - вроде её не слышно и не видно, а все вокруг от неё исходит. Настоящая любовь - и сама любила, и любима была, и детей своих, и братьев уму разуму учила. Моих родителей от развода спасла.
   И слова плохого никогда и никто от Любови не слыхивал. Михаил очень любил Любушку свою. Но судьба распорядилась так, что ушла Люба раньше его, когда младшей дочке исполнилось семнадцать...
  
   СЫНОВЬЯ
  
   Бабушка моя Екатерина строгою была, не особо ласковой. Было в ней что-то царственное: поджатые крепко губы, прямая спина, особые манеры, аккуратно уложенные в корону из заплетенных кос пышные волосы.
  Каково было ей, выносившей под сердцем старшего сына Федора, до самой старости не знать, что с ним, где он? Как забрали в армию в мае 1941, обняла крепко, как чувствовала, перекрестила и больше не видала. Письма приходили больше к жене с маленькой дочкою - родилась в конце 1941 года наша Нинушка. Да так и сталась одна - мать бросила девочку, выбрав личное счастье: уехала с военным интендантом. Так и воспитывали Нину всей семьею, особенно много Любушка помогала: где мол, где двое, там и трое вырастут.
  Уже после войны отыскались документы на Федора, похоронка вовремя не дошла, потерялась. 8 мая 1968 года состоялось открытие памятника погибшим уралмашевцам на площади Первой Пятилетки, отмечен там и он - любимый Катин сынок Феденька, Васильев Федор Васильевич.
  Бабушка Катя тогда на площадь приехала бодрая, хорошо держалась, а когда к памятнику подошла да прочла там имя родное, ноги подкосились. Дрожащей рукой долго буквы на памятнике гладила. Потом её с площади увезли на скорой - так тяжело стало, когда поняла, что уже никогда сын старший не вернется. На такое чувство только мать способна.
  
  Два других сына, Николай и Владимир, получившие бронь от УЗТМ, войну в тылу проработали, да так всю жизнь на Уралмаше и оставались. Дядя Володя по административно-партийной линии, а мой отец токарем, позднее сменным мастером в цехе, заработав почти полувековой рабочий стаж.
  Мужики как мужики - хозяйственные, рассудительные, но не святые: и в футбол играли, и выпить любили, и, чего скрывать, гульнуть на сторону могли, да видать что-то было в них крепко-надежное, что и моя мама, и дяди Володина жена прожили с мужьями, не расставаясь.
  
  Наша семья в 1961 году [семейный архив] (Наша семья в 1961 году)
  
  Папу я очень любила, и он меня тоже, а ещё нас даже маленьких уважали и считались с нашим мнением. Дядя Володя был, пожалуй, единственным в отношениях, с которым не было сердечности. Ему одному дали обидное прозвище "Куркуль". А моего отца все звали по-домашнему Кольша.
  
   ЛАНЧИКОВЫ
  
  Елизавета Васильевна, сестра моего отца, окончила в Свердловске педучилище по специальности воспитатель, и всю жизнь проработала по выбранной профессии в СКБУ УЗТМ, да ещё и стала основателем династии воспитателей - дочь Елена пошла по материнским стопам.
  Ещё во время учёбы проходила Лиза практику в селе Букор Пермской области. Вот там она и влюбилась в красавца Геннадия Комова, забеременела, а тут началась война. В 1942 году родился Алик. Пожениться молодые не успели, а с войны Геннадий не вернулся.
  В 1948 году она знакомится с Кузьмой Александровичем Ланчиковым. Он воевал на фронте в составе Уральского Добровольческого танкового корпуса, был награжден медалями и Орденом Отечественной войны 2 степени. В боях на Орловско-Брянском направлении Кузьма Александрович прославился, по словам однополчан, как 'мастер огня из танковой пушки'. А после освобождения украинского города Волочиска ему, как и другим танкистам, было присвоено звание почетного гражданина.
  Дядю Кузю уважали. Он сразу влился в нашу большую семью, за добрый характер многие звали его просто Александрычем. Мы же, дети, его обожали. Александрыч всегда находил время, чтобы поиграть с нами, любил пошутить, посмеяться. Он мало рассказывал о войне, может, мальчишкам - больше, а девочек оберегал.
  Лично для меня он был ближе родного дяди Володи, с моим папой Кузьма Александрович крепко дружил, ездили вместе на рыбалку.
  На привокзальной площади Екатеринбурга стоит памятник Танкистам Урала, теперь в нем есть и частичка души Кузьмы Александрыча. А жители ласково зовут этот памятник Варежкой...
   А Елизавета Васильевна всю жизнь безумно любила отца своего сына Алика. А сын, такой любимый, ушел из жизни раньше матери. И она, всегда суровая, не терпящая возражений, командирша, сразу поникла, утратила желание жить.
  
  
  МОЛОТОВА, 6
  
   Я помню их всех лет с трех-четырех. Жили мы тогда на улице Молотова, потом её назвали в честь Сталина, а сейчас это улица 40 лет Октября. Улица была не очень широкой, но по ней ходил автобус. Остановка была недалеко от нас. Хорошо помню, что в продуктовом магазине через дорогу стояла сгущенка высокими треугольными столбиками, полные витрины: мясо, куры, конфеты, сыры... и очень вкусно пахло хлебом.
  Жили мои родные в коммунальной четырехкомнатной квартире. Ой, а сколько их там в двух комнатах помещалось! Василий Иванович с бабой Катей, тетя Лиза с сыном, тетя Надя с дочкой, мама и папа с братом моим старшим, Шуриком, баба Таля и Нина-дочь Федора да дядя Володя с женой и дочкой.
  
   К моему рождению Иванычи уже жили в частном доме на Ярославской, куда переехали вместе с Ниной и папиным братом Владимиром с семьей. В то время Уралмаш выделял земли для строительства домов и участки для сотрудников завода. Строили, однако, сами, Иванычам помогали всей семьей. Потом дом на Ярославской, 13 стал родовым гнездом.
  
  На Молотова я прожила пять лет. Но до сих пор помню наш дом, соседских ребятишек, с которыми играла в детстве, канавы, полные воды, где мы бултыхались после дождя, уютный двор, знаменитые уралмашевские Пять углов с красивыми клумбами и стук костяшек домино во дворе до поздней ночи.
   Кухня была большая, я туда старалась не заходить , там всё кипело и скворчало, помню столы и плиту посредине большущую с паром над кастрюлями и тазами, умывальник. Вода была только холодная. Мыться ходили в баню по выходным. Ещё был огромный коридор, куда выходили двери четырех комнат и туалета. Зимой мы там классики рисовали и на велосипедах катались, а ещё на... счетах! Обычных канцелярских. А ещё помню чердак, которого я жутко боялась, хотя жили мы на первом этаже.
  Старый рынок Уралмаша []
  
  Недалеко был старый рынок с деревянными прилавками, где чем только не торговали. Уже на подходе тебя окутывал манящих запах жареных семечек, хрустящих соленых огурчиков, перед глазами и сейчас яркие лотки со сладкими ягодами и фруктами. В другом углу морщишь нос от резкого запаха керосина, в третьем - любимые киосочки с игрушками и канцтоварами.
  Посредине рыночной площади - мясо-молочный павильон, встречающий прохладной и специфическим запахом молока и мяса. Почему-то я побаивалась туда заходить, терялась в этом многообразии непонятных тогда для меня мясных кусков.
  Особое место для заводчан - пивной ларек, знаменитая Пивнушка. Папаши маленьких уралмашевцев стаями тусовались в этом небольшом прокуренном помещении, а мы, жутко довольные купленными нам семечками, конфетами - батончиками, ирисками или мороженым, терпеливо нарезали круги вокруг Пивнушки, ожидая своих отцов. А ещё умудрялись пошустрить по рынку, налопаться разных вкусняшек - там же все можно было пробовать!
  Но самое памятное - цветочные клумбы, на Пяти углах высаживались каждое лето красивые разнообразные цветы, мы подолгу любовались ими и даже трогали, но по клумбам не бегали. А осенью цветы можно было рвать, унося домой букетики анютиных глазок, белые и розовые астры и шикарные георгины.
   Когда Уралмаш объявил о строительстве Самстроя, папу включили в число самстроевцев, и он полгода после смены на заводе строил новый дом вместе с другими заводчанами. Помогали нам все, кто мог, а дед Василий снова стал бригадиром печников - в домах отопление проводили, но печи нужны были для готовки еды.
  
   БИЗЯР - КРАСИВОЕ СЕЛО
  
   Несколько лет назад, путешествуя из Кунгура к Белогорскому монастырю, что в 150 км от Бизяра, мы сделали крюк и разыскали, правда, с трудом, село Бизяр. Место там очень красивое, но заброшенное. Хотя до сих пор привлекает рыбаков и грибников.
  Что же означает слово Бизяр? Есть разные предположения. Более вероятное - по аналогии с татарским женским именем Гуль-бизяр - цветок-украшение. А село? Украшенное? Красивое? Название, действительно, очень созвучно слову бисер.
   А места тут и, правда, очень красивые! Лес - береза и ели, река, горы Уральские невдалеке. Только разрушено село...От 600 дворов осталось несколько домов, исчез, зарос пруд.
  Название села созвучно реке Бизярка, которая сложными путями через Бабку, Сылву, Каму в итоге вливается в красавицу Волгу.
  
  Мы пытались найти старый дом или кого-либо из тех, кто мог помнить наших бизярцев, но, увы... Возможно, те документы, с которыми нашим родным пришлось уехать, были сделаны на другую фамилию? По имени главы семьи? И никаких Васильевых в селе сроду не бывало! Конечно, можно было поискать в архивах по составу семьи, но не представилось возможным.
  Подумалось: как взяли фамилию, так и отдали... Только один мальчик родился у сыновей Василия и Екатерины, мой брат Саша, остальные четверо - девчонки., а у Саши тоже родилась дочка. И родовую фамилию сейчас ношу только я.
  ...Мы стояли на берегу Бизярки и, казалось, что вот сейчас выйдет из леса мальчуган Кольша с корзиной грибов, как знать, может и он обнимал руками вон тот старый дуб, что второе столетие стоит на лесной опушке? Мостки, с которых, возможно, бабушка Екатерина с дочками полоскали выстиранное белье.
  
   река Бизярка []
  
  Как урок нам, суровое напоминание об уходящем в забытье селе - заброшенная церковь. Возможно, туда в праздник Пасхи и Рождества ходили мои прадеды и деды?
  Глядя на речку, представляла я отца с удочкой в руках, он же у меня заядлый был рыбак, даже маму втянул в своё увлечение! А я рыбку очень люблю, но рыбачка никакая.
  Лес для папы тоже как дом родной, где какие грибы прячутся, Кольша - так папу моего по-домашнему звали, знал лучше многих. Грибы его за своего признавали: белые от всех прятались, а к моему отцу, как на параде, выстраивались, особенноон любил грузди собирать, и нас заразило азартом своим: приедешь из леса, закроешь глаза а там - сосны... под ними...чу! Бугорок, он, груздь. Крепкий, руками не снять, повредить можно, кричишь папу, он приходит, молча кивает и срезает гриб у самой земли.
  И уж никто из бизярцев никогда не спутает черемуху с вороньим глазом и костянку с волчьей ягодой. Дед Василий тоже лес любил и знал его. Когда мои родители купили машину Москвич, частенько с ними, привозя полные корзины грибов и ягод.
   С собою мы привезли горсть бизярской земли и несколько кусочков медного шлака - его там до сих пор много.
  
  
  ДОМ 13 НА ЯРОСЛАВСКОЙ
  
  Семнадцать двоюродных братьев и сестер у меня было по отцовской линии. Спасибо бабушке Екатерине и деду Василию. Мы и сейчас со многими общаемся, хотя встречаемся очень редко.
  Каждый выходной кто-нибудь навещал родителей, переехавших в частный дом на Ярославской, а уж раз-то в месяц собирались большой компанией. Несли все, что могли, да рядком и ладком за дело. Женщины стряпали пельмени, готовили салаты да открывали банки с соленьями - капуста, грибочки, огурчики, винегрет, мужики по хозяйству - в частном доме и во дворе полно дел для рук мужских находилось. А какие пироги пекла баба Катя! Особенно с повидлом-вареньем, с плетеными поджаристыми хрустящими полосочками поверх начинки.
  А мы, толпа малявок, носились ураганом по дворе, гоняли кошек и собаку и как саранча обдирали огород и сад: сметали ягоды, горох, огурчики и обалденно вкусный мак. И удивительно: не дрались, не ругались.
  
  Дед выставлял самогон и бражку. Всей стаей садились за стол, пили, ели. Ох, как они пели потом все вместе - не ором, как это бывает в застолье, а душевно, напевно. Запевалой была тетя Вера - голос изумительный имела, уже и охрипла почти - курила много и пила, а как песню заводила, голос словно оживал. Дядя Володя играл на баяне, порою и до плясок доходило.
  Насидевшись в хате, выходили в ограду, кто на лавочку, а кто так - на траве да на вёдрах перевёрнутых, на дровах сидел, любуясь закатом и уже высыпавшими звездами.
  
  Зимой же частенько играли в карты. Да, да, у нас все от мала до стара умеют играть в карты! Федька, сын Нины, названный так в честь погибшего на фронте дедушки, будучи первоклассником, играл не хуже взрослых! Не в подкидного дурака, а в более азартные : очко21, три карты, бура, 66, мушка. Эти были у нас фирменные родовые игры - ставки были невелики по копейке да по 5,10 копеек... но набегал кон порою не маленький. Главное - азарт! За игроками интересно было наблюдать: баба Катя лишь иногда головой качала да губы поджимала, дед Вася от души матерился, спокойно так, но очень душевно, тетя Надя с прибауткам да поговорками, тетя Вера -дымя сигаретой, хрипловато посмеиваясь, тетя Лиза - с шумом выбрасывала карты - ну, чем не настоящее казино?! Отец мой, тихонечко посмеиваясь, внимательно следил за всеми и... подлавливал карты в нужный момент.
  
  Все дети Иванычей с женами и мужьями на Ярославской 13 [семейный архив] (На фото: все дети Иванычей с мужьями-женами, в том числе мои родители. Мама стоит за дедом, а сзади неё смеющийся отец)
  
  Бабу Катю мы уважали и немного побаивались, строгая она была. А деда Васю все очень любили. Дед всегда приходил ко мне на день рождения с шоколадкой. Вручал, смущаясь, а я его непременно обнимала и целовала в щеку. А вот бабушка Катя... не умела она ласку показать, хотя за всех переживала, а больше всего отдавала внучке Нине.
  Они очень редко говорили о тяжёлых предвоенных годах, о войне, о том, как кочевали по Сибирским стройкам, мыкались, чтобы потом все же вернуться на Урал и собраться всем вместе. Как-то было не принято вспоминать тяжелое. А вот пошутить, посмеяться над собой - это запросто.
  
  Умер дед Василий Иванович в апреле 1972 года, передав свою добрую душу моей племяннице Леночке, родившейся за неделю до его ухода. Баба Катя после смерти Василия поникла и потеряла интерес к жизни. Не находила себе места, забывала поесть. Ухаживали за ней всей родней, перевозя друг к другу. Екатерина Ивановна ушла следом за мужем через девять месяцев, словно ожидала, кому отдать свою душу - в январе у моего двоюродного брата Сергея родилась дочь Екатерина.
  Давно нет дома 13 на Ярославской, на его месте поднялись серые высотки, но когда бываю в том районе, щемит сердце, а маленький белый магазинчик, что стоял на пути в поселок, всё ещё работает. И я непременно захожу в него, словно встречу там деда Василия, покупающего нам ириски или сладкие карамельки.
  Степенность и мастеровитость - вот эти черты присущи были всем членам семьи Василия и Екатерины.
  Поражает то, что многие из них, родившиеся в XIX - начале ХХ веков, несмотря на ни на что, оказались старожилами.Может, в том и заключалась их жизненная сила, что они никогда никому не жаловались, про трудности рассказывать не любили, больше вспоминали о хорошем? Вот такие были у меня родные по отцовской линии - простые уральские рабочие. Мастеровые. Заводчане.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"