Васильева Татьяна Николаевна: другие произведения.

Женя, Женечка...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нашла пронзительное видео с песней "Прощание славянки" Рассказ занял 4 место в конкурсе Отражение-21, номинация Мировая история

Ночь порвёт наболевшие нити,
Вряд ли я доживу до утра.
Напишите, прошу, напишите,
Напишите два слова, сестра...
(Неизвестный автор.
Фронтовой текст Первой Мировой войны)
  
   Аэролекс, предупредительно просигналив, сделал вираж и мягко опустился на посадочную площадку. А уже через несколько минут пара молодых людей - миловидная девушка в строгом костюме из твида и элегантной маленькой шляпке и молодой человек в аккуратно посаженном костюме-тройке - вошли в уютную чайную на одной из улиц Старого Лондона.
Девушка, Джейн Стэрли, на секунду замерла от восхищения и, повернувшись к спутнику, воскликнула:
- Вилли, это точно не сон? Боже мой, Старый Лондон...
Её кавалер, Уильям Олбрайт-младший, мягко улыбаясь, кивнул и, следуя за подоспевшей дамой-менеджером, провел девушку к маленькому столику у окна.
Пока Дженни выбирала пирожное к чаю, мужчина открыто любовался, радуясь её восторгу. Этот уик-энд он готовил давно и с очень серьезной целью - маленькая бархатная коробочка с изящным колечком приятно грела сердце и ожидала своего появления на свет.
Они сделали заказ. Она - ничего серьезного, лишь овощной суп-пюре с гренками, шоколадное пирожное со сливочным кремом и овсяный флепджек к чаю, он, как истинный мужчина - стейк из говядины с овощами, приправленный горчицей, и такое же пирожное, как заказала Джейн.
  
Звякнул тоненько дверной колокольчик, впустив в чайную новых посетителей - немолодую супружескую пару, стайку школьниц и девушку с пышными каштановыми волосами. Шатенка невольно привлекла внимание Джейн - в ней чувствовались благородство, легкая усталость и особый шарм во всём, да вот хотя бы эти странные, но элегантные белые перчатки.
"Жаль, нынче так не принято", - Джейн, вздыхая, косится на маленькое родимое пятно на своем тонком запястье - беду всех женщин рода.
Угощаясь комплиментом шеф-повара, знаменитым йоркширский пудингом, Джейн и Уильям негромко разговаривали о разных мелочах, когда менеджер поднесла им Карту Гипноснов - каждый посетитель мог по желанию выбрать любое время из прошлого и будущего, чтобы совершить виртуальное путешествие.
- Меня интересует начало двадцатого века, город Ковель, тысяча девятьсот шестнадцатый год,- задумчиво произнесла Джейн.
- Первая Мировая Война? Битва под Ковелем? - мельком глянув на экран голофона, переспрашивает менеджер, явно удивленная выбором клиентки. Но та уверенно кивает.
- Вас интересует событие или конкретные люди в этом событии? - уточняет менеджер.
- Если можно, люди, - Джейн открыла сумочку и достала старинное фото, - вот эти.
Менеджер задумчиво посмотрела на двух молодых девушек в одежде сестер милосердия. Та, что стоит, очень похожа на Джейн.
- А что ещё известно? Хотя бы имена?
- Фото сделано в госпитале Святой Анны. Сидит Мари. А рядом Женя. Евгения Андреевна Самойлова, русская,- Джейн морщит лоб, аккуратно выговаривая трудно произносимое русское имя, переворачивает фото, на обороте которого видна полустертая запись, сделанная бисерным почерком.
Менеджер кивнув, осторожно забирает фотографию, чтобы отсканировать в память умной машины.
  
- Дженни, ты уверена, что хочешь именно этого? - встревоженно уточнил Уильям.
Джейн прищурила карие глаза. Разные - на одном зеленоватое пятнышко.
- Да, Вилли. Знаешь, в нашей семье есть тайна. Мои прапрапра,- она нахмурилась,- не могу точно сказать, в каком поколении, буду их называть просто прабабушка и прадедушка, жили в России. Сохранились лишь вот эта фотография и два письма из госпиталя без почтового штемпеля, датированные августом тысяча девятьсот шестнадцатого года, и есть сведения о том, что бабушка после революции эмигрировала в Англию, где ещё до начала войны поселилась её старшая сестра, вышедшая замуж за англичанина.
А вот след прадедушки, увы, потерялся, но ведь он был, прадедушка! А никаких данных у нас нет. То ли он погиб в первую мировую войну, то ли канул в годы революции, то ли по какой-то причине оставил прабабушку - неизвестно. Мне очень хотелось бы узнать правду.
  
Уютное кресло-трансформер приняло девушку в мягкие объятья. На Джейн надели датчики-браслеты, очки, и она тут же погрузилась в виртуальный мир, отражённый на большом экране головизора.
Кадры мелькали с такой быстротой, что Джейн буквально вцепилась в ручки кресла - кружилась голова. Аэролексы сменились самолетами, прогрохотал длинный поезд по мосту через Ла-Манш, летающие огромные цветные шары-аэростаты медленно проплыли над территорией Франции. Колоннами проскрежетали утопающие в цветах танки, как в калейдоскопе мелькали людские лица. Вдруг ушные раковины буквально разорвали вой сирен и грохот орудий, крики и стоны. Потом - красивая музыка, аэропланы, и снова грохот орудий...
А после - полное ощущение приземления, как после полета на старинном самолете. И вот уже Уильям услышал взволнованный голос любимой.
- Госпиталь Святой Анны...
А после всё, что происходило там, в начале двадцатого века, отражалось на экране головизора, как в кинематографе.
  
Сестричка милосердия, Евгения Андреевна Самойлова, для раненых бойцов и врачей - просто Женя, Женечка закончила перевязки, и, вымыв руки, вышла освежиться - было удушливо жарко и до ломоты в висках тихо.
- Перед боем,- словно услышал её мысли Всеволод Ильич Бурятов - главный врач госпиталя. От его слов хотелось втянуть голову в плечи и спрятаться. Да, ей страшно. На фронт Женя подалась следом за женихом, Николя Лесунским, наивно полагая, что будет все время с ним рядом. Но военные пути развели влюбленных - Николя на фронт, а Женечку сюда, в госпиталь.
- Сейчас бы посидеть на берегу с удочкой, - мечтательно и грустно произнес Бурятов, - ах, Женечка, скорее бы всё это закончилось, а вы смогли бы гулять по бульвару с детками и любящим супругом.
  
Внутри помещения воздух наполнен запахом пота, крови и гноя, запахом беды, отчаянья и надежды. Стонущие от боли, теряющие сознание мужчины, зрелые и молодые, почти мальчики, морфия не хватает, он только для самых тяжелых.
Иногда боли отсупают, и тогда кто-то читает стихи, кто-то поет, многие спят. А ещё травят анекдоты и обсуждают женщин, порою не смущаясь присутствия молодых сестер милосердия. На войне как на войне.
Кто-то просит пить, кому-то нужно поправить постель, кому-то справить нужду. Снуют от одной койки к другой уставшие санитарки и сестры милосердия.
  Одна из них, рыжеволосая, присев на корточки, пишет письмо, что диктует раненый боец - у него что-то с руками, и голова замотана окровавленной повязкой.
  
Вот сестричка встает, гладит мужчину по руке. Джейн вздрагивает - на запястье раненого родимое пятно. Сердце ударяет, словно молния. Мимо снуют люди, им невдомёк, что посреди огромной палаты застыла в растерянности гостья из будущего.
Сестричка кладет письмо в карман и просит пробегающую мимо гимназисточку из волонтеров:
- Оленька, подайте воды Николя.
Раненый медленно пьет воду, Джейн взволнованно делает несколько шагов к постели.
Кто такой Николя?!
  
- Мари, - зовет шатенку раненый, что лежит у дальней стены. Сестричка подходит, ах, как они смотрят друг на друга! О чем-то тихо говорят, он держит её за руку, она улыбается, поправляет одеяло.
- Ах, какие у нас в городе каштаны, милая Мари,- шепчет раненый. Мари нехотя отнимает руку - её ждут другие бойцы.
- Что, Андрей Палыч, пропал? Запала в сердце сестричка? - беззлобно шутит мужчина с соседней койки. Андрей мечтательно улыбается.
Николя открывает глаза, Джейн замирает, окутанная жарко сжимающей сердце волной. Глаза у Николя карие, с зеленоватым пятнышком на одном. Медленно, ноги словно ватные, она подходит к раненому, падает на колени, касаясь дрожащей ладонью родимого пятна.
  Показалось? Или мужчина вздрогнул? Губы что-то безмолвно шепчут, кажется, имя... Женя.
  
Дверь в палату раскрывается и впускает девушку. Джейн не хватает воздуха, она отступает, сжимается, забыв, что бесплотна. Отчего-то очень страшно, ведь эта девушка - полная её копия.
Девушка тоже остановилась. Неужели почувствовала? Нет, она кого-то ищет, господи боже, неужели видит? Остановившись взглядом где-то рядом с Джейн, она буквально срывается с места и кидается к постели Николя, сжимает его ладонь, прижимается щекой:
- Николя...
Раненый оживляется, пытается подняться, но не может. Шепчет очень тихо:
- Женечка, Женя...
- Николя, я здесь, с тобой. Все будет хорошо, слышишь, родной?
Джейн не может больше вот так стоять, как третий лишний. Но и не может уйти. Не хочет. Стоит и плачет вместе с Евгенией. Мелькают люди, откуда-то доносятся голоса, говорят, Николя умирает. Шансов ноль...
Мари - так зовут шатенку - утешает Евгению молча. Наливает чай - крепкий напиток из листьев смородины. Кто-то из раненых, стуча костылями, приносит сестричкам по кусочку сахара. Женя никого не видит и ничего не слышит. Полное отчаянье... Мари устало снимает платок, поправляет волосы, мелькает серебристая прядка в каштановой пышной косе.
  
- Работать! Работать! - гневно кричит рассерженный доктор. Сестрички встают, поддерживая друг друга, Мари надевает платок. Вытирает Женины слезы, шепчет что-то утешительно. Джейн вдруг понимает, что где-то видела эту девушку раньше.
Невдалеке идет бой, слышны орудийные залпы. В госпиталь заносят очередную партию раненых. Операции, перевязки, уколы, ампутации, кровь, много крови... Откуда столько силы у хрупких девушек? У них нет времени для сна, да и Бурятов уже третьи сутки не ложился спать.
Снова наступает тишина, она страшнее шума боя - она кричит о боли.
Женя урывает минуточку, чтобы побыть рядом с Николя, он не видит, не понимает, он уже где-то на пути в иной мир.
-Сестричка, - позвал тихо боец, лежавший у дальней стены. Женя подошла, аккуратно поправила одеяло.
- Напишите письмо, сестричка.
Джейн улыбается, понимая, кому это письмо - миловидной девушке с серебристой прядкой в волосах. Женя тоже улыбается. Сквозь слезы. Как знать, может, Мари ответит парню взаимностью. Со сложенным треугольником письмом Женя возвращается к Николя. На неё больно смотреть... Джейн с трудом сдерживается - ей хочется обнять Женю, согреть теплом, помочь...Но нельзя, да и невозможно.
  
Медленным шагом к влюбленным подходит задумчивая Мари.
- Я попробую, Женя, да простит меня бог, - шепчет она самой себе и нервно кусает нижнюю губу. Опустив руку в карман длинного белого фартука, достаёт маленькую пластиковую ампулу. Осторожно отодвинув плачущую Евгению, склоняется над умирающим Николя.
- Что вы делаете? - резкий окрик Бурятова заставил девушек вздрогнуть. Ампула выскользнула из рук и покатилась по полу к ногам доктора, девушка кинулась поднимать, но он успел раньше.
- Что это такое? Откуда это у вас?
- Вытяжка пенициллина, аминопенициллан,- Мари протянула руку за ампулой. Доктор удивленно рассматривал незнакомый ему препарат:
- Как вы посмели принести в госпиталь невесть что?
- Это очень хороший препарат! - воскликнула Мари.
- Шарлатанство это! Вы будете наказаны, вы, - Бурятов покраснел от негодования, бросил ампулу на пол и раздавил. Мари ахнула. Тяжело дыша, с пылающими гневом глазами, она решительно достает из кармана другую ампулу, ту, что приберегала для себя.
- Разрешите, пожалуйста, разрешите. Он же умрёт! - доктор, скрипнув зубами, машет рукой - этому парню уже навредить невозможно. Мари осторожно вводит лекарство в вену Николя.
  
Снаружи нарастает грохот, жуткий со свистом, ухает в землю что-то тяжелое, кажется, сейчас рухнут стены, вздрагивают стекла. Одно лопается, и осколки летят прямо на кровати, Мари, стоящая рядом, скидывает стекла на пол. Второй удар выбивает ещё пару окон - и уже ей самой нужна помощь - осколки рассекают ладонь, когда девушка поднимает руку, чтобы защитить лицо.
Женя кидается на помощь - забинтовать рану.
Мари протягивает Жене письмо и бегом спешит на зов доктора. Евгения всматривается в знакомый почерк, целует конверт, и, вспомнив, кидается следом за подругой. Новый удар, снаряд влетает в окно и разрывается, разделяя одну половину палаты от другой.
Здесь рядом с Джейн - Николя и Евгения. Там, где дым и огонь, доктор и Мари
И всё.
  
Джейн возвращается в Старый Лондон.
- Как вы себя чувствуете? - заботливо спрашивает менеджер.
- Спасибо, хорошо,- не хватает дыхания, в ушах всё ещё разрывы бомб, стоны раненых, в глазах - слезы и отчаянье.
- Вы что-то смогли узнать? - Джейн молча кивает, теперь она знает, что Николя выжил, очевидно, помогло волшебное лекарство, которое невесть откуда взялось у Мари.
Конечно, загадка остается. Что сталось с Николя позже? Почему не сохранились никакие документы? Как разошлись пути Женечки и любящего её мужчины? И что за лекарство было у Мари? Джейн нахмурилась, вспоминая название - "Аминопенициллан".
Введя данные в айпад, удивленно поднимает брови. Пенициллин? Но...
- С тобой всё в порядке, дорогая? - озабоченно спрашивает Уильям.
Джейн кивнула. Она растеряна - возможно, что-то напутано в программе? Сдвиг времен? Хотя... нет. Ведь и Мари, и Женя одеты были одинаково.
  
Она задумчиво обводит взглядом чайную - здесь почти ничего не изменилось, разве что появился молодой мужчина с букетом, все также ворковала супружеская пара за маленьким столиком у стены, щебетали школьницы, сидела за чашкой чая молодая девушка с каштановыми волосами. Непослушная прядка упала на глаза, девушка подняла руку в белой перчатке, чтобы поправить прическу, мелькнула серебристая волна в каштановом водопаде. Что-то ухнуло под сердцем, окатив Джейн сразу и холодом и жаром.
Девушка почувствовала её взгляд, подняла глаза и застыла. Они смотрели друг на друга с немым удивлением. Джейн медленно встала и подошла к незнакомке. Та поднялась, растерянно улыбаясь, поправила выбившуюся прядку. Ну, конечно же! Никакие это не перчатки, это свежая повязка на пораненной ладони!
Достав из сумочки пожелтевший треугольник, Джейн протянула его Мари:
- Это вам. Спасибо. За Евгению и Николя. За всех нас.
  
В кафе всё также пахло сладковатым десертом и крепким кофе. Аэролексус уже умчал Джейн и Уильяма в современный сумасшедший мир. А девушка с седой прядкой в пышных каштановых волосах ещё долго сидела за столиком, глядя на старинное фото, в который раз перечитывая несколько строк написанных для неё почти два века назад.
Закрыв глаза, она слышит мягкий с легкой хрипотцой голос Андрея, словно он снова рядом:
- Ах, какие у нас в городе каштаны, милая Мари...
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"