Васильевский Александр Владимирович: другие произведения.

Лекарство От Принцессы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Лекарство от принцессы.
  
  
   - Сэр Томас!
  
   - Я весь внимание, Ваше Величество.
  
   - Сэр Томас, что вы думаете по поводу по-тихому улизнуть из дворца и инкогнито немного поохотиться. На баб, скажем.
  
   - Очень оригинальная мысль, Ваше Величество. И как вы себе представляете это инкогнито?
  
   - Чёрт побери, сэр Томас! Почему каждый раз, когда я вас об этом спрашиваю, вы задаёте мне один и тот же идиотский вопрос!?.. Если бы я себе это представлял, то не просил бы вашего содействия. Вы у нас мастер конспирации, вот и думайте!
  
   - Понял. И сколько времени, Ваше Величество, вы мне отводите для разработки плана этого э-э... этого мероприятия?
  
   - Чем меньше - тем лучше. Но не позднее сегодняшнего вечера. И прекрати называть меня Величеством. Мы одни.
  
   - Как скажешь, Чарли. Только если ты вдруг не заметил - сегодняшний вечер уже наступил.
  
   - А я разве непонятно выразился, Томми? Чем меньше - тем лучше. А совсем мало это когда сразу. Уяснил? И учти: назовёшь меня Чарли при посторонних - прикажу повесить.
  
   Том Керн довольно ухмыльнулся. С будущим королём они росли бок о бок ещё с сопливо-мальчишеского возраста, но положение обязывало обоих блюсти этикет. Не часто им теперь выпадала возможность дружески похлопать друг друга по плечу и уж тем более пофамильярничать. А в свете предстоящей свадьбы короля Чарльза с принцессой Сальвинией подобные отношения и вовсе грозили уйти в историю. Хуже всего было то, что саму Сальвинию никто никогда живьём не видел, а весть о её скором приезде грянула как гром с неба средь ясного дня. Хотя, если подумать, ничего странного в этой вести не было. С большой долей вероятности это должно было случиться.
  
   По каким-то там политическим соображениям Чарли старший (было принято, что все наследные принцы в стране носили это имя) и папочка злополучной принцессы просватали друг за друга своих детишек, когда Чарли младший, ещё не нагибаясь пешком под стол ходил, а его будущая невеста помимо общепринятых для её возраста воплей умела говорить лишь слово "агу" и писалась в пелёнки. За прошедшие с тех пор годы будущий король настолько свыкся с мыслью о своей грядущей женитьбе, что давно перестал о ней всерьёз думать. Ранняя и неожиданная для всех смерть отца, во время королевской охоты неудачно упавшего с лошади и свернувшего себе шею, сделала Чарльза младшего полным сиротой и королём тогда, когда он ещё о своём монаршем предназначении не особо задумывался. Потеря отца (королева умерла от тяжёлой пневмонии двумя годами ранее) и вовсе задвинула призрак грядущего брака в область маловероятных событий. Как оказалось - зря.
  
   Три дня назад ко двору нынешнего короля Чарльза прибыл уполномоченный посол Мурмляндии и, рассыпаясь в поклонах и заверениях в глубочайшем уважении, сообщил, что Её Высочество принцесса Сальвиния в сопровождении почётного свадебного кортежа имеет честь прибыть сюда через две недели во исполнение воли отца, дабы вступить в законный брак с поименованным выше королём Чарльзом.
  
   Сказать, что король был ошарашен этим известием, значит, ничего не сказать. Он уже и думать забыл о папиных обещаниях королю какой-то там Мурмляндии, пребывая в полной уверенности, что папины прожекты и договорённости после его смерти сами собой аннулировались. Похоже, однако, что в Мурмляндии к данным когда-то королевским обещаниям относились более серьёзно.
  
   Легкомысленно оставив без должного внимания папины обязательства, Чарльз теперь оказался в весьма щекотливом положении. С одной стороны он совершенно не желал обременять себя законной супругой, тем более что не имел о ней ни малейшего представления, а с другой, отказавшись от обязательств, легко мог прослыть монархом, слово которого ничего не стоит, хоть и не он его давал. Не самая лучшая характеристика для молодого короля пытающегося вести активную внешнюю политику. А ведь лучший друг короля, Томас Керн, неоднократно советовал молодому монарху после восшествия того на престол сочинить какую-нибудь вежливую отписку в Мурмляндию, дабы не поставить себя потом в неловкое положение. Чарли лишь отмахивался. Пришла пора за легкомыслие расплачиваться.
  
   И что? Вместо того чтобы думать о том, как с наименьшими потерями выпутаться из, прямо скажем, непростой ситуации, Его Величество возжелали прогуляться по девочкам. При таком раскладе сэр Томас уже начинал было подумывать о том, что женитьба может пойти его венценосному другу на пользу. Конечно, было бы очень неплохо знать, что представляет из себя эта пресловутая Сальвиния, но по нелепым обычаям Мурмляндии никто из мужчин, за исключением родного отца, лица принцессы не должен до её замужества видеть. Нет, чтобы Чарли старшему взбрело в голову породниться с каким-нибудь другим королевским двором, где принцессы, как у всех нормальных людей, доступны для обозрения и своему собственному народу, и прочему цивилизованному миру. А вдруг вместо законной принцессы Чарли подсунут какую-нибудь подставную куклу? Где доказательства, что принцесса является именно той за кого её выдают? Не в смысле, за кого замуж, а в смысле, что она настоящая.
  
   Кстати, это наилучший аргумент, чтобы оттянуть свадьбу. Пусть сначала мурмляндцы представят неопровержимые доказательства, что принцесса подлинная.
  
   - Чарли, - заговорил сэр Томас, - я знаю, под каким предлогом можно отложить твою свадьбу.
  
   Король молча вперил глаза в друга, ожидая продолжения.
  
   - Пусть докажут, что Сальвиния есть Сальвиния, - закончил свою мысль Керн.
  
   - Очень умным себя считаешь, да? Неужели ты думаешь, что королю посмеют подсунуть липовую принцессу? Да это же прямое оскорбление Моего Величества, всего государства в целом и замечательный повод к войне. Но я даже был бы рад, если бы обернулось именно так, как ты говоришь. Во-первых, удалось бы, не уронив лица, избежать женитьбы, а во-вторых - не нужно ломать голову, где нам удобнее всего провести обкатку нашего нового оружия. И вообще. Я тебя, кажется, просил продумать программу ухода из дворца на сегодняшнюю ночь, а ты ко мне со всякими дурацкими советами лезешь.
  
   - Прошу прощения, Ваше Величество.
  
   - Да не обижайся ты. И без твоих обид тошно. Я для того тебя о содействии и прошу, чтобы от мыслей об этой маразматической женитьбе отвлечься. Принять, так сказать, лекарство от принцессы. И не говори, что ты меня уже сто раз предупреждал о вероятности подобного развитии событий. Как будто это сейчас может что-нибудь изменить. Сам знаю, что дурак.
  
   - Приятно видеть, что наш король ещё хотя бы на самокритику способен.
  
   - Заткнись. Иди лучше подготовь пути для незаметного ухода.
  
   Сэр Томас отвесил монарху издевательский поклон и, не дожидаясь ещё какой-нибудь колкой реплики на свой счёт, неслышной тенью выскользнул из королевских покоев.
  
   Проблема перед ним стояла довольно сложная, но уже привычная. Не так-то просто королю незамеченным покинуть дворец, да ещё так, чтобы до утра об этом никто не проведал. И назад нужно будет вернуться незаметно, а это обычно оказывалось ещё сложнее потому, что в большинстве случаев они возвращались уже после рассвета. Для самого Керна в этом не было ничего сложного, отвести от себя глаза он умел легко, но делать незаметным другого человека у него получалось плохо. Магом он был недоразвитым.
  
   К сожалению, обладание магическими способностями имело и свою негативную сторону, а среди дворянского сословия, мягко говоря, вообще не приветствовалось. Поэтому Томасу приходилось тщательно скрывать свой редкий дар. И по этой же самой причине он не мог его полноценно развивать. Чтобы как следует овладеть азами магии, не говоря уже о высоком уровне постижения этого искусства, требовалось серьёзно учиться. По крайней мере, так об этом рассказывали. Сразу стать настоящими магами могли только те, у кого дар оказывался очень сильным, а такие люди на свет уже много лет не появлялись. Способности Томми по сей день оставались очень ограниченными, поэтому, чтобы достичь хотя бы незначительных успехов, без учёбы ему было не обойтись. А начни он учиться, о его способностях неизбежно станет известно. После этого у него останется лишь два пути: либо отправляться на долгие годы в Зелёную Обитель, где в полной изоляции от внешнего мира и под строгим надзором учёных магистров ему придётся постигать тайны мастерства, либо свести знакомство с топором палача. Свободно и независимо разгуливать по миру магам любых категорий категорически запрещалось. И для этого имелись весьма веские причины. Магические способности возносили их обладателей на совершенно другой уровень бытия по отношению к подавляющей части всего мирового населения. Добавьте такому независимому колдуну пару-тройку негативных черт характера и не особо сильную любовь к ближнему, и вы получите чудовищной силы разрушительный фактор. Без возможности контроля магов человечество в любой момент рисковало оказаться на краю гибели.
  
   К счастью это, в конце концов, осознали и сами маги, которые много веков назад пришли к всеобщему компромиссному соглашению и создали своего рода орган самоконтроля - Зелёный Орден, поклявшись не допускать самостоятельного и неподотчётного существования практикующих магию собратьев. Последние были обязаны либо примкнуть к Зелёному братству и творить волшебство лишь разрешённое и под контролем, либо подлежали безжалостному уничтожению. Других вариантов выбора им не предоставлялось. Это вовсе не означает, что бесконтрольные маги целиком и полностью исчезли с лица земли, но их количество с тех пор всегда оставалось очень незначительным. По большей части это были люди с не очень высоким магическим потенциалом. Порой они и сами не подозревали, что являются магами. Просто некоторые их дела уж больно хорошо удавались, а своё необъяснимое везение в них они объясняли везением необычайным. Но это уже казуистика.
  
   Что до сэра Томаса, то ему посчастливилось или не посчастливилось, это с какой стороны посмотреть, обнаружить у себя магические задатки в том возрасте, когда он уже в полной мере осознавал последствия их обнародования. И даже его друг-король был бы бессилен изменить положение вещей, захоти он официально оставить Томаса-мага рядом с собой. Но вполне возможно, что он бы и не захотел. Слишком уж глубоко было заложено в дворянское подсознание неприятие волшебства. Вернее неприятие того, что чья-то чистая древняя кровь оказалась вдруг замарана колдовской грязью. Считалось, что истинный дворянин не может воспроизвести на свет уродливого мага. Именно уродством полагали кичащиеся своими родословными дворянские роды появление в их семьях одарённых волшебным умением отпрысков. Таковые, будучи обнаруженными, в подавляющем числе случаев изгонялись из семей и отправлялись, как уже говорилось, либо в Зелёный орден, либо на плаху. Случалось, конечно, что некоторые особенно чадолюбивые семейства тщательно скрывали от всего света появление в своих недрах потенциального мага, но как правило, тайна всё равно выплывала наружу, а скрывающих её ждало суровое наказание.
  
   Томас был человеком умным, идти в подмастерья к магам или в руки к палачу не хотел, поэтому держал свои способности при себе, и не раскрывал своей тайны даже своим родителям.
  
   Сейчас он скрупулёзно рассчитывал маршрут, чтобы в точно вымеренное время все те, кто может оказаться очевидцем их с королём скрытного ухода в срочном порядке оказались заняты другими делами и непременно в другом месте. Сложнее всего обстояло дело с охраной. Даже если и заставить стражников вспомнить о каком-нибудь неотложном деле, чувство ответственности и долга не позволит им покинуть пост. Простого внушения в данном случае будет недостаточно. Но и эту трудность сэру Томасу уже не единожды удавалось преодолевать. Он научился погружать стражников в своеобразную дрёму, когда те, продолжая оставаться на посту, уносились мыслями куда-нибудь далеко-далеко и переставали внятно воспринимать окружающую обстановку. Проблема была в том, что дрёма эта не была достаточно глубокой, и чтобы стражник из неё вышел достаточно было всего лишь какого-нибудь неожиданного звука. Хлопка, например, чьего-то чиха или вскрика, а то и просто слишком громких шагов. Одним словом риск оставался.
  
   Был ещё и другой риск: король во время подобных вылазок всё чаще начинал поглядывать на своего друга с подозрением. Но пока, слава богу, вслух о своих подозрениях не высказывался. То ли не хотел в них верить, то ли наоборот - хотел, но по понятным причинам предпочитал молчать. Король - тоже человек, а людям свойственно закрывать глаза на некоторые "недостатки" друзей, особенно если очень хочется друзей не потерять, а их недостатками пользоваться. Чарли, по всей видимости, потерять лучшего друга не хотел, поэтому укрепляться в своих подозрениях, если они всё же были, категорически не желал.
  
  
   Когда все подготовительные мероприятия были завершены, Томас вернулся в королевские покои и застал венценосного друга уже в простом, но очень элегантном костюме.
  
   - Сидит нормально? - спросил тот, медленно поворачиваясь вокруг оси.
  
   - Я давно заметил, Ваше Величество, что вы совершенно спокойно можете обходиться без помощи слуг. Они бы Вас значительно хуже одели.
  
   - Опять ты за своё?
  
   - Что ты, Чарли, я просто восхищаюсь твоим умением самостоятельно одеваться.
  
   - Щас в рыло получишь!
  
   - Слышала бы Вас Ваша покойная матушка, Ваше Величество. Какой изысканный слог, какая изящная лексика!
  
   - Прибью!
  
   - И отправитесь на ночную охоту в одиночестве. Прибитый я уже навряд ли смогу составить Вам компанию.
  
   - Сам себе поражаюсь, Томми, как я столько лет терплю тебя рядом с собой?
  
   - А уж как я поражаюсь, Ваше Величество. Вы даже представить себе не можете, сколько требуется терпения, чтобы сносить ваши самодурство и глупость.
  
   Несколько секунд король смотрел на Томаса таким яростным взглядом, что тот уже испугался, было, что перегнул палку.
  
   - Что, в штаны наложил? - довольно улыбаясь разрядил обстановку Чарльз. - То-то. В следующий раз думай, что королю говоришь.
  
   - Так ты сейчас король? Или друг всё-таки?
  
   - Знаешь, говорят, что у королей друзей не бывает. Так вот: я постараюсь опровергнуть это утверждение. Новые друзья, конечно, у меня вряд ли теперь появятся, хотя на словах у меня сплошь друзья, но старых я не хочу потерять. Мы уже можем отправляться?
  
   Томас испытующе посмотрел на своего сюзерена и, кивнув о чём-то сам себе, проговорил:
  
   - Можем. Только постарайся не шуметь, пока мы будем выбираться из дворца. Да и потом не следует привлекать к себе внимание. Но ты и сам знаешь. Не впервой.
  
   Крадучись, словно ночные тати, две рослые фигуры в тёмных плащах неслышно просочились через галерею дворцовых залов и благополучно миновали глубоко и дружно задумавшихся о чём-то стражников.
  
   Отойдя от дворца на приличное расстояние, где их уже не могли услышать, Чарли озабоченно произнёс:
  
   - Тебе не кажется, что мою стражу следует к чертям собачьим разогнать? До какой же степени нужно уйти в себя, чтобы нас не заметить? Завтра же подниму этот вопрос на совете.
  
   - И поведаешь там, как ночью тайком покидал дворец? Не слишком разумно.
  
   - А на кой чёрт мне такая стража? Раз так легко можно из дворца выбраться, то так же просто кому-нибудь в него попасть. И где гарантия, что это не окажется подосланный ко мне убийца?
  
   - Зачем кому-то тебя убивать, Чарли? Конкурентов на престол у тебя явных нет, а нажить серьёзных врагов ты ещё просто не успел. Да и не станет убийца ломиться во дворец мимо стражи. Если тебя захотят убрать, то действовать будут намного тоньше. Гораздо проще подкупить кого-нибудь из слуг и подсыпать тебе яду в еду или напиток.
  
   - Считаешь, моих слуг можно подкупить?
  
   - Подкупать совсем не обязательно. Существует масса других способов заставить человека сделать то, что он не хочет или боится. Тебе ли не знать. Например, можно пригрозить убить кого-нибудь из его близких, а такой аргумент зачастую действует намного убедительнее денег. Или вообще колдовством воспользоваться. Как ни пыжится Зелёный Орден, но всех колдунов и ведьм выявить они всё равно не в состоянии. Так что вариантов укокошить тебя, как я уже сказал, существует масса.
  
   - Не порти мне настроения.
  
   - Ты сам начал. Кстати, Твоё Величество, ты не уточнил, какого рода охота нам сегодня предстоит. Надеюсь, ты не в бордель собрался идти?
  
   - Иногда ты бываешь просто туп, сэр Керн. Когда такое было, чтобы я в бордели захаживал? К тому же какая там охота. Это не охота, это рынок. Никакой романтики.
  
   - Всё когда-нибудь в первый раз случается. А сейчас ты в умопомрачении от своей неизбежной женитьбы, так что вполне способен на неадекватные поступки.
  
   - Хочешь сказать, что тайное сбегание из дворца и ночная охота для короля вещи адекватные?
  
   - Когда какие-либо действия, даже неадекватные, происходят с достаточной регулярностью, то они переходят в разряд традиций.
  
   - Демагог. Ты подо что угодно можешь обоснованные объяснения подвести. Ладно. Думаю, мы, как обычно прогуляемся по ночным заведениям, а там, если повезёт, приключения сами нас найдут.
  
   - Угу. Только они почему-то далеко не всегда в виде симпатичных девочек нас находят.
  
   - Пессимист.
  
   - Просто мне не нравится когда, прикрывая твою королевскую задницу, мне приходится свою подставлять. Знали бы члены королевского совета, чем их монарх по ночам развлекается. Завёл бы себе, как все нормальные короли, официальную любовницу, можно даже нескольких, и никуда по ночам ходить не надо. Тебе только свистнуть, как к твоим услугам все красавицы королевства в очередь выстроятся.
  
   - Вот в этом-то и беда. А где удовлетворение от завоевания? Где радость от осознания победы личной, а не королевского титула?
  
   - Победа! Завоевание! Не слишком ли громкие слова для небольшого любовного приключения с девицами, которые сами его искали? Ты бы ещё подвигом это обозвал.
  
   - Вечно ты всё опошлишь, Томми. Лучше посмотри, что там за парочка за нами уже некоторое время попятам следует.
  
   Томас и сам заметил, что на протяжении последних двадцати минут на значительном отдалении за ними движутся две подозрительные среднего роста фигуры так же укутанные в длиннополые плащи. Тем не менее, никакого интуитивного опасения, которое у потенциального мага было хорошо развито, они не вызывали. С другой стороны преследователи, если это всё-таки не было совпадением, уже несколько раз повернули следом за ними, что не могло не обратить на себя внимания, особенно учитывая, что ночные улицы оставались практически пустыми.
  
   При скудном свете факелов, тускло и неровно разгоняющих тьму на перекрёстках и почти не проникающем вглубь городских улочек, даже оказавшись рядом, было бы довольно трудно, как следует рассмотреть лица возможных преследователей. Королевский друг давно отметил, что их ночные походы находятся на грани безрассудства, а то и за гранью. При этом он продолжал идти на поводу у короля и до сих пор ни разу не попытался того образумить. Да чего уж говорить: он и сам был склонен влезать во всякие рискованные авантюры. Возможно, именно это и сблизило их с королём ещё в раннем детстве. Много всевозможных безобразий творилось ими сообща. Сообща за них они и отвечали, если звёзды на небе складывались против них и их заставали с поличным на месте преступления.
  
   За что Томас Керн всегда уважал Чарли, так это за то, что тот, будучи с рождения кронпринцем, никогда не пытался прятаться за спину друга. Даже сейчас, когда им доводилось влипать в неприятности, Тому с трудом удавалось оттеснить короля и не допустить, чтобы тот пострадал. А неприятности с ними иногда случались намного серьёзнее, чем в детстве.
  
   В лицо короля знал далеко не каждый, а уж допустить, что Его Величество развлекается, шляясь по ночным кабакам, и вовсе не приходило в голову завсегдатаям злачных мест. Вот и случалось Томасу время от времени подставлять себя под чужие кулаки, а то и от ножей отбиваться.
  
   Сейчас сэр Томас успокаивал свою совесть тем, что это, возможно, одна из последних их ночных вылазок, если не последняя. Вряд ли после вступления в законный брак у его венценосного друга останется возможность пропадать по ночам неведомо где.
  
   - У нас на траверзе приличная забегаловка, мой король. Помнишь, как тебе в прошлом году здесь чуть глаз не выбили? Пиво тут хорошее, помнится. Пропустим по кружечке и поглядим, заглянет ли сюда наше таинственное сопровождение. Заодно и рассмотрим их получше, если повезёт.
  
   - Девочек тут почти не бывает, насколько я помню, - немного недовольно пробурчал Чарли.
  
   - Я же не предлагаю тебе тут всю ночь торчать, - попытался успокоить друга Том. - С хвостом разберёмся и дальше пойдём.
  
   - Уговорил.
  
   Несмотря на свою непритязательность, заведение было чистым и уютным. Бармен без лишних вопросов нацедил две большие деревянные кружки отменного светлого пива и наши искатели приключений, прихватив с собой миску с солёными орешками, уселись за столик в углу, повернувшись так, чтобы иметь возможность видеть всех входящих.
  
   Некоторое время они сидели молча, отдавая должное благородному напитку (кто сказал, что пиво не может быть благородным) и поглядывая на дверь, откуда можно было ожидать появления их таинственного эскорта. К тому времени, когда кружки почти опустели, стало ясно, что опасения, скорее всего, оказались ложными. После них в кабачок зашёл лишь один посетитель, но он явно не походил ни на одного из преследователей, поскольку был под два метра ростом, без всякого плаща и в одежде наёмника. Не обращая ни на кого внимания, он прямиком направился к стойке, грохнул об неё монетой и сразу же присосался к большущему кувшину с вином, который бармен поспешил ему подать. Судя по тому, что они обошлись без слов, и бармен и наёмник были уже знакомы, и озвучивать заказ не требовалось.
  
   Тем не менее, появление здесь солдата удачи, да ещё знакомого с барменом, показалось Томасу странным, поскольку в королевскую гвардию их не принимали, а кроме неё расквартированных в городе других воинских частей не было. Чего бы наёмнику делать в столице?
  
   Пообещав себе разобраться с этим вопросом в отсутствии короля, Том Керн предложил другу продолжить ночной поход. Король сделал глубокий завершающий глоток вкуснейшего пива, не оставлять же, утёр, словно простолюдин, тыльной стороной ладони губы и согласно кивнул. Через минуту они стояли на улице, внимательно осматриваясь по сторонам. Никаких признаков преследователей не было.
  
   Списав свою подозрительность на разыгравшуюся фантазию, чему темнота всегда усиленно способствует, друзья направились дальше. Пройдя ещё пару кварталов и окончательно убедившись, что их никто не преследует, они полностью переключились на поиски изначальной цели.
  
   Очень скоро их привлёк к себе весёлый шум, исходивший из-за дверей заведения под весьма неоригинальным названием "У Толстяка". К своему немалому удивлению они осознали, что раньше этот кабак почему-то оказывался вне поля их зрения. А они-то полагали, что все близлежащие питейно-развлекательные заведения им известны.
  
   Не сговариваясь, они дружно распахнули двустворчатую входную дверь и шагнули через порог.
  
   Внутри вовсю шла праздничная гулянка. Оставалось только понять, что и по какому случаю здесь праздновали. На витых подставках по стенам и на круглой люстре под потолком горели многочисленные свечи, поэтому обычный для ночи полумрак помещений, который не в силах разогнать несколько отдельно горящих свечек, здесь практически отсутствовал. Не сказать, чтобы в зале было светло как днём, но света было достаточно.
  
   Вокруг полудюжины прямоугольных деревянных столов, расставленных по периметру зала, сидели не менее четырёх десятков человек обоих полов и, судя по одежде, из самых разных слоёв общества. Ещё человек десять-двенадцать лихо отплясывали под незатейливый аккомпанемент скрипки, рожка и бубна на свободном пространстве, специально оставленном для этой цели в центре.
  
   Не успели король с другом толком сориентироваться, как к ним подскочил румяный дородный парень и, схватив обоих за руки, повлёк к ближайшему столу, по ходу скороговоркой сообщая:
  
   - У Бронса сегодня тройня сыновей родилась! Все посетители угощаются за счёт заведения!
  
   В следующий миг в руки слегка опешивших от неожиданного попадания на незапланированную гулянку искателей приключений впихнули солидных размеров глиняные кружки с очень приличным, судя по запаху, вином и призвали присоединиться к числу поздравителей.
  
   - За здоровье счастливчика Бронса, его семейства и пополнения его семейства! - провозгласил тост сэр Томас, вздымая кружку над головой и не имея ни малейшего представления о том, кто такой этот Бронс и что у него за семейство.
  
   - За Бронса! - подхватили со всех сторон уже изрядно подогретые голоса, и их обладатели принялись со стуком сдвигать друг с другом кружки. Две из них при этом разбились, окатив своих обладателей и их соседей фонтанами вина, что лишь вызвало дружный хохот, а пострадавшим тут же были протянуты новые кружки.
  
   Вино и в самом деле оказалось очень неплохим даже по меркам дворцовых стандартов.
  
   Какое-то время наши искатели приключений, дабы не оказаться заподозренными в неуважении к текущему собранию, были вынуждены выпивать и закусывать вместе со всеми, пуская в ход для полного погружения в окружающую среду дежурные шутки, байки и анекдоты. Быстро выяснилось, что счастливчик Бронс - ни кто иной, как хозяин этого замечательного заведения и до сих пор у него раз за разом рождались лишь дочери. Их было уже четыре и наконец многодетному папаше улыбнулось счастье обрести сразу трёх сыновей. Срастаясь с местной публикой, король с другом параллельно пытались вычислить, есть ли тут потенциальные объекты могущие послужить главной цели их вылазки. Хотя на взгляд Томаса пока и так всё складывалось неплохо, и вполне можно было обойтись без всяких объектов. Почему бы просто не повеселиться?
  
   Неожиданно его размышления прервал небольшого роста мужичок лет сорока в поношенной одежде и уже основательно набравшийся, который, пошатываясь, выбрался из-за соседнего стола, подошёл к ним и небрежно хлопнув по плечу Чарльза, с пьяной ухмылкой вопросил:
  
   - Слышь, паря, а тебе никто не говорил, что ты чертовски похож на нашего короля Чарли?
  
   У Томаса внутри нехорошо похолодело. До сих пор во время их вылазок ещё никто не обращал внимания на сходство его друга с королём, учитывая, что так и есть на самом деле. Постепенно оба привыкли, что их принимают за обычных горожан и расслабились. А зря, как оказалось.
  
   - Ты ещё больше удивишься, друг мой, - послышался совершенно спокойный голос Чарльза, - когда узнаешь, что меня тоже зовут Чарли. Когда мой милый папочка впервые увидел покойного короля, то сразу же учинил мамуле допрос с пристрастием, начав сомневаться в своём отцовстве.
  
   Те, кто среди всеобщего шума сумели расслышать эту реплику, весело заржали, а Чарли предложил выпить за спокойствие папули, поскольку сам его успокоить не может, ибо подробностей своего появления на свет по понятным причинам не знает.
  
   Очередной взрыв хохота с опасной темой практически покончил, а к королю, кокетливо улыбаясь, приблизилась очаровательная белокурая девушка в красивом красно-белом платье и с удивительными фиалковыми глазами, которая, присев в низком реверансе, скромно спросила:
  
   - Могу ли я просить вас, господин Чарли, оказать мне честь и станцевать со мной? Потом буду рассказывать подругам, что танцевала с самим королём.
  
   От сэра Томаса не ускользнуло, каким азартом загорелись глаза друга, но тот быстро взял себя в руки и ровным тоном ответил:
  
   - Увы-увы, моя дорогая, потанцевать с королём у вас никак не получится, - на лицо девушки набежала лёгкая тень, - но, - продолжил Чарльз, - лично я не смогу вам отказать.
   Улыбка вернулась на лицо незнакомки.
  
   - Только, - снова продолжил король, чем вновь заставил девушку насторожиться, - у меня будет к вам одна маленькая взаимная просьба. Вы видите вот этого человека? - он кивнул на сидящего рядом Томми. - Я не могу его просто так оставить. А у вас наверняка найдётся подруга, которая также не прочь потанцевать. Пусть она его пригласит, хотя по этикету вроде бы кавалеры должны приглашать дам. Будем считать, что это белый танец. Тогда моя совесть останется чиста, а я уделю вам столько времени, сколько вы пожелаете.
  
   Белокурая красавица быстро бросила короткий взгляд в противоположный конец зала, а в следующее мгновение в их сторону уже двигалась ещё одна женская фигура. И у Томаса и у короля сложилось впечатление, что этот вариант был отрепетирован заранее. Что ж, девушки успели подготовиться. А это значит, что их намерения могут быть серьёзнее, чем просто танец. Любопытный расклад. Кто тут на кого охотится?..
  
   Вторая девушка не стала утруждать себя полноценным реверансом, а лишь вежливо кивнула обоим друзьям, чем ещё больше разожгла их любопытство. Она разительно отличалась от своей подруги. Во-первых, она была почти брюнеткой, во всяком случае, при текущем освещении она таковой казалась, а во-вторых, она была почти на голову выше первой девушки, хотя, не зная, что одето на их ногах, можно было и ошибиться. Длина платьев не позволяла рассмотреть спрятанную под ними обувь, не говоря уж обо всём остальном. Да и сами платья были абсолютно не похожи друг на друга. Если на первой ярким контрастом чередовалось красное с белым, то преобладающим цветом на второй был фиолетово-синий. Единственное, что девушек объединяло - красота. Правда, красивы они были каждая по-своему, сёстрами их никак нельзя было назвать, но попав в зону восприятия мужских глаз, обе приковывали их надолго.
  
   Словно вознамерившись опровергнуть сложившееся у друзей впечатление, блондинка прощебетала:
  
   - Знакомьтесь, моя сестра - Диана.
  
   - Как зовут меня, вам уже известно, - король, казалось, не слишком поверил в родство девушек, - а это мой друг - Томас. Но мы до сих пор не услышали вашего имени, прекрасная незнакомка, - обратился он к белокурой собеседнице.
  
   - Простите, - отчего-то смутившись и чуть порозовев, ответила та, - меня зовут Мишель.
  
   В это время Диана стрельнула глазами в сторону входной двери и, перехватив её взгляд, Томми успел заметить нового посетителя, которого уже спешно тащили к столу, впихивая в руку кружку с вином. По спине и груди королевского друга прокатилась отвратительная волна влажного озноба, которая, достигнув пояса, холодным комом укоренилась в животе. Это был тот же самый наёмник, которого они уже видели сегодня. Сэр Томас не верил в совпадения. Во всяком случае, не тогда, когда рядом с ним был король. А ещё он отметил, что Диана как-то внутренне подобралась, хотя внешних признаков для подобного заключения никаких не было. Такое повышенное восприятие появлялось у него, когда его зачаточный магический дар начинал чувствовать опасность. Этого не было, когда они заподозрили чьё-то преследование на пустынных улицах. Это ещё не началось, когда наёмник впервые попался им на глаза. Но сейчас тревога прочно поселилась в душе недоразвитого мага.
  
   Прежде чем Томас решил, как им следует действовать дальше, на его плечо опустилась лёгкая рука, и нежный голос мелодично проворковал:
  
   - Потанцуем?
  
   Чтобы не показать себя бескультурным мужланом, ему пришлось улыбнуться, что получилось немного натянуто, и сделать вид, что всё в порядке и праздник продолжается. Он аккуратно положил правую руку на осиную талию Дианы, чего никогда бы не смог себе позволить на официальных балах, где этикет максимум дозволял прикасаться к рукам партнёрши кончиками пальцев, левой взял её за правую ладошку и под не очень стройный аккомпанемент местного оркестра поплыл с ней по залу в ритме вальса.
  
   Чарли и Мишель отдались на волю танца ещё раньше и сейчас, явно ни о чём не подозревая, весело кружились в нескольких шагах от Томми и его новой знакомой.
  
   Томас к своему удивлению отметил, что под фиолетово-синим платьем пряталось очень пластичное и сильное тело, которое визуально казалось довольно хрупким. Словно с ним в паре танцевала дикая хищная кошка, скрывающая под красивой шкуркой машину для убийства. И без того взвинченное внутреннее напряжение стало от этого ещё сильнее. Всё вокруг было явно не таким, каким казалось.
  
   Что за парочка следила за ними на улицах? Что нужно от них этому наёмнику, который даже не пытается прятаться? И почему именно в тот момент, когда они с королём начали присматривать себе возможных подружек на сегодняшнюю ночь, откуда ни возьмись, сразу появляются две более чем привлекательные особы? И ещё. Теперь Томас мог бы с полной уверенностью сказать, что никакого кабака ещё совсем недавно на этом месте не было. Ну не мог он не заметить подобное заведение прежде, тем более что по этой улице ему случалось проезжать верхом довольно часто. Нужно немедленно уносить отсюда ноги, если уже не поздно.
  
   - О чём задумались, сэр Томас? - с лёгкой усмешкой поинтересовалась партнёрша.
  
   Томми вздрогнул и почувствовал, что бледнеет. А ещё он почувствовал, что его руки и ноги больше ему не повинуются, хотя они и продолжали исправно вытанцовывать все три четверти вальса.
  
   - Вам не понравилось, что я назвала вас сэр? - продолжила свой ироничный допрос Диана.
  
   - Непривычно как-то, - выдавил из себя Томми.
  
   - А вам бы очень пошло, - не унималась грациозная напарница. - Ведь если Чарли так похож на короля, то его друг просто обязан быть сэром, особенно если его зовут Томас.
  
   Узел серьёзных неприятностей вокруг опрометчивых искателей любовных приключений затягивался всё туже и туже, а недоразвитый маг к своему ужасу обнаружил, что уже ничего не может делать самостоятельно. Его, словно марионетку, кто-то дёргал за верёвочки. Попытавшись крикнуть королю, что им следует уходить, он понял, что и рот раскрыть не в силах.
  
   - Не волнуйся так, Томми, - промурлыкала Диана и, приблизившись, жарко поцеловала его прямо в губы.
  
   Чуть отстранившись, она обвила ошалевшего от неожиданности и беспомощности Томаса за шею и тихонько заговорила ему на ухо:
  
   - Не вздумай поднимать панику, мой милый. Мы не сделаем вам ничего плохого, но для вашей же безопасности тебе лучше меня слушаться. Чарли и так будет делать всё, что скажет ему Мишель. С тобой сложнее. Я не хочу тратить силы, чтобы держать тебя в подчинении. У меня и без тебя забот хватает. А чтобы ты меня лучше слушался и меньше боялся, обещаю, что не сдам тебя Зелёному Ордену.
  
   От последних слов красавицы Томасу стало окончательно не по себе. До сих пор ни одна живая душа, по крайней мере, он так думал, ничего не знала о его скрытом даре. Но тогда получалось, что Диана сама незаконный маг! Ведьма! Впрочем, как раз об этом догадаться было несложно, учитывая, что его конечности по-прежнему двигались независимо от его воли.
  
   - Мне уже можно тебя отпускать? - спросила ведьма.
  
   Видимо ответа на свой вопрос она дожидаться не собиралась, потому что Томми вновь почувствовал своё тело свободным. Не прерывая танца, он тщательно проанализировал свой организм и убедился, что им никто больше не управляет. А дальше он проделал то, чего сам от себя не ожидал. Он привлёк Диану к себе и наградил её ответным поцелуем, на что она лишь удовлетворённо хмыкнула.
  
   Размеренный вальс сменился более плавной и спокойной музыкой, но вместо того, чтобы разойтись в стороны, темноволосая партнёрша лишь ближе придвинулась к Томасу, вновь обвив его руками за шею. Танцы в такой манере, пожалуй, даже для кабака были чересчур раскованными. Томас заметил, что белокурая сестра его напарницы, если в их родстве есть хоть доля правды, поступила с королём точно так же, а тот, похоже, лишь слепо радовался подобному везению.
  
   Чего уж говорить, Чарли питал к прекрасному полу очень нежные чувства, которые удивительным образом переплетались в нём со столь же удивительным непостоянством. Затащив очередную красотку в постель, он очень быстро после этого терял к ней интерес. Он мог ещё раз или два с бедняжкой встретиться, оставался вежливым и ласковым, но уже начинал себе присматривать новый объект для охоты. Томми эта черта друга откровенно не нравилась, но он предпочитал об этом молчать, справедливо полагая, что Чарли хоть и друг, но всё же король. А читать нравоучения королю бывает вредно для здоровья. И теперь этому законченному бабнику, прости господи, приходится из-за собственной дури жениться. Не удивительно, что он с таким пылом бросился принимать красно-белое лекарство от принцессы. Невозможно представить, какая жизнь ожидает короля после вступления в брак. Даже если Мурмляндская невеста окажется не страшилищем, удержать мужа около себя ей навряд ли удастся. А это неизбежно повлечёт за собой целую вереницу малоприятных взаимных претензий и разбирательств.
  
   Что до самого Томаса, то он старался в совместных с королём охотничьих вылазках дело до постели не доводить и ограничиваться с попадавшимися трофеями лишь ни к чему не обязывающими поцелуйчиками, а то и вовсе дружеской беседой. И не то чтобы ему женщины не нравились, просто от подобных отношений у него почему-то оставался неприятный осадок. Словно он кого-то обманул, или занял что-то, а отдавать не хочет. Совесть, одним словом. Получалось, что она у него есть. Или она работает не так как надо. Почему-то если ему случалось кого-нибудь убить, а такое иногда бывало на дуэли или в драке, то она его не мучила. Какая-то она у него избирательная.
  
   - ...Томми, я здесь, - достиг наконец его слуха голос Дианы, - и мне очень нужно, чтобы ты меня внимательно выслушал.
  
   Томас даже удивился, что его мысли, учитывая происходящее, уплыли куда-то в сторону.
  
   Том посмотрел в бездонные карие глаза и понял, что тонет в них. Такого с ним ещё никогда не было. С усилием стряхнув с себя наваждение, он едва заметно кивнул.
  
   - Мне потребуется твоя помощь, - продолжила ведьма, удостоверившись, что её слушают. - Ты верно заметил, что тот человек одетый как наёмник не просто так сюда зашёл. Только сделал неправильные выводы. Мы не с ним заодно и вы с другом ему абсолютно не нужны. Стечение обстоятельств. Ему нужны мы с сестрой и он, скорее всего не один. Ты должен, вернее только ты можешь мне помочь. Именно ты. Ни король, ни Мишель не в счёт. И не делай вид, что удивлён, я знаю кто вы такие. Мне почему-то кажется, что ты захочешь меня ещё раз увидеть, а для этого нам нужно отсюда выбраться невредимыми.
  
   - Ты же ведьма, - с недоумением отозвался Томас, - чем какой-то пьяный наёмник, хоть он и выглядит здоровенным, может тебе навредить? Судя по тому, что ты только что проделала со мной, опрокинуть этого кабана для тебя плёвое дело.
  
   - Он кабан, да, но не наёмник. Он очень сильный колдун и мне в одиночку с ним не справиться. К тому же я тебе говорила, что он, возможно, не один.
  
   - И чем я могу тебе помочь?
  
   - Своей магической силой. Не до конца разбуженной, к сожалению. А может и к счастью, иначе ты вряд ли смог бы оставаться рядом с королём. Я тебя сейчас ещё раз поцелую, и ты проглотишь то, что окажется у тебя во рту. Только постарайся потом себя удержать, потому что контролировать разом пробудившуюся силу с непривычки будет трудно. Ты готов?
  
   Томми несколько мгновений беспомощно смотрел в лицо ведьмы, но, сделав над собой усилие, сказал:
  
   - Да!
  
   Поцелуй получился долгим и страстным. И Томас был почти уверен, что Диана намеренно не торопилась сделать его всего лишь актом передачи изо рта в рот неизвестно чего. Со стороны столов даже послышались подбадривающие возгласы, когда на них наконец обратили внимание.
  
   "Не хватало только", - подумал про себя Томми, - "чтобы нам сейчас закричали "горько".
  
   В какой-то момент у него во рту оказалась небольшая горошина, но он даже не заметил, когда её проглотил, так как не мог себя заставить оторваться от прелестных губ. Некоторое время ничего не происходило и он начал уже сомневаться, что вообще что-нибудь произойдёт.
  
   Поцелуй закончился, Диана немного раскраснелась, а отвлёкшаяся, было, на них публика вновь вернулась к своим напиткам.
  
   В ожидании хоть какого-то эффекта от глотания неизвестной субстанции, Томас спросил:
  
   - Почему я раньше не знал про это место?
  
   - Это был экспромт, - не очень понятно ответила ведьма. - Ты ничего не чувствуешь?
  
   - Ничего.
  
   - Пора бы уже.
  
   - А что я должен...
  
   Договорить Томми не успел, потому что внезапно на него обрушился весь мир. Сначала он задыхался под тяжестью континентов. Затем, когда их удалось раздвинуть в стороны, его попытался утопить мировой океан. Сведя его до размеров обычной лужи, родившийся маг выплюнул изо рта остатки солёной воды и... и обнаружил себя стоящим на том же самом месте, где его придавило.
  
   Вокруг всё так же веселился народ, разрумянившийся Чарли вдохновенно нашёптывал Мишель какую-то хрень о высоких чувствах, и только Диана и разом протрезвевший наёмник смотрели на него, вытаращив глаза. Но если в глазах Дианы читались восхищение и восторг, то у наёмника совершенно очевидно душа ушла в пятки.
  
   - Со мной что-то не так? - спросил он ведьму.
  
   - Эффект получился немного сильнее, чем я предполагала.
  
   - Это плохо?
  
   - Для тех, кто захочет тебе навредить.
  
   - А если это будет Зелёный орден?
  
   - Думаю, ему тоже будет плохо.
  
   - Тогда давай не будем им об этом говорить.
  
   - Боюсь, не получится. Такой магический выброс они не могли не заметить.
  
   - И что мне теперь делать?
  
   - Немедленно уничтожить наёмника с его людьми и закрыться.
  
   - Как?
  
   - Уничтожить или закрыться?
  
   - И то, и то.
  
   - Всё в твоей власти, Том, тебе нужно только пожелать.
  
   В следующий момент уже спешащий к выходу наёмник побагровел, захрипел и рухнул на пол как подкошенный.
  
   - У бедолаги удар случился, - прокомментировал подбежавший к нему парень, тот самый, который в самом начале затаскивал за свой стол короля с другом.
  
   - Снаружи были ещё двое, - буднично сообщил Томас Диане. - Ещё что-нибудь нужно сделать?
  
   - Ты забыл закрыться. А заодно закрой меня. Сейчас сюда нагрянет стража Зелёного Ордена и мне без твоей помощи от них не спрятаться.
  
   - Они же увидят короля!
  
   - Тогда нам самое время исчезнуть. Всё в твоей власти, Том.
  
   В это время двери кабака распахнулись, и...
  
   ... и сэр Томас, король Чарльз, Мишель и её ведьма-сестра оказались в королевских покоях.
  
   - Видел бы ты сейчас свою рожу, Чарли, - злорадно сообщил королю его лучший друг.
  
   - Ты забыл, что я обещал тебя за Чарли повесить?
  
   - Нет. Но ты не повесишь.
  
   - Не будь таким самоуверенным. Кстати, кто-нибудь из вас может мне объяснить, что сейчас произошло?
  
   - Мы бы тоже были бы не против про это что-нибудь узнать, - ответил Томас, с нежностью обнимая за плечи улыбающуюся Диану. - Может Мишель что-то знает?
  
   - Знаю только, что танцевала сегодня с королём. Я права?
  
   - Да, - ответил Чарли, - и прости, что пытался тебя обмануть. Вина кто-нибудь хочет?
  
   - И он ещё спрашивает! - воскликнул сэр Томас. - После такой встряски следует, по меньшей мере, кувшин каждому проглотить. Только не вздумай слуг для этого вызывать. Как ты объяснишь им появление в своих покоях посторонних женщин, особенно в преддверии собственной свадьбы?
  
   - Ну ты и сволочь, сэр Томас! Я только что нашёл свою настоящую любовь, а ты мне про эту гнусную свадьбу напоминаешь!
  
   - Не могут короли жениться по любви! - убеждённо изрёк маг Том Керн.
  
   - Ты кретин! Небось, песенок каких-нибудь наслушался?! Я - король, и я могу! Вот прямо сейчас с Мишель и обвенчаюсь! Тащи сюда вино сам, паразит, раз слуг звать нельзя. Мишель, пойдёшь за меня?
  
   - Что, вот так, сразу, Ваше Величество?.. - растерялась белокурая красотка.
  
   - Тьфу ты! Только что милый Чарли был, а теперь опять Величество! Мне что, от трона отречься?!
  
   - От трона не надо, - поспешила исправить положение Мишель, - от меня надо.
  
   - Я тебе уже не нравлюсь? - упавшим голосом спросил её король.
  
   - Что вы, Ва... Чарли. Вы... ты мне очень нравишься. Но не могу же я допустить, чтобы из-за меня международный скандал разразился!
  
   Томас почувствовал, что вот-вот взорвётся безудержным хохотом. До него только сейчас наконец начал доходить весь маразматизм ситуации. Похоже, что Диана тоже была на грани истерики.
  
   - Держись, милая, - шепнул он ей на ушко и чмокнул в висок.
  
   - Ну ты, скотина, гад ползучий, лучший друг, скажи, что мне делать-то теперь, а?! - воззвал к Томасу король.
  
   - Тебе не понравится мой ответ.
  
   - Я же говорю - скотина. Выкладывай!
  
   - Для начала я принесу вина.
  
   Не спрашивая высочайшего позволения, Томми вышел за дверь, сотворил из воздуха четыре кувшина лучшего вина, какое запечатлелось в его памяти, четыре же хрустальных бокала и расписной поднос под всё это.
  
   Зайдя обратно, он попал под мрачный и очень подозрительный взгляд Чарльза. Ну да. Не мог он так быстро дойти до винной и вернуться.
  
   - За дверью стояло, - на всякий случай сообщил Том.
  
   Судя по выражению лица, король ему не поверил, но докапываться до правды не стал. Томас в полной тишине наполнил бокалы и раздал всем присутствующим. Всё так же молча, все четверо свои бокалы осушили, и Томми вновь поспешил их наполнить.
  
   - Ну, - нарушил тишину король, - я жду.
  
   - Тебе следует жениться на принцессе, - промолвил сэр Керн.
  
   - А как же Мишель? - убитым голосом переспросил Чарли.
  
   - Будешь встречаться с ней время от времени "У Толстяка".
  
   - Нет уж! Мой отец матери никогда не изменял, и я не хочу нарушать эту традицию. До свадьбы - сколько угодно, но после - ни-ни!
  
   Томас по-новому и с уважением посмотрел на своего друга.
  
   - Девушки, - тихим и почти умаляющим голосом заговорил король, - я могу попросить вас об одном одолжении?
  
   - Для тебя всё, что угодно, Чарли, - с готовностью ответила Мишель.
  
   - Я хочу, чтобы вы обе присутствовали на этой дурацкой свадьбе. Пусть хоть ваши лица будут там меня согревать. Если вам это не в тягость, разумеется.
  
   - Обещаю, Чарли, - промолвила Мишель.
  
   - Обещаю, - добавила Диана.
  
  ***
  
   Оставшиеся дни до свадьбы Чарльз был мрачнее тучи. Ни на какие уговоры друга пойти принять лекарство от принцессы он не соглашался, пригрозив, что если тот от него не отвяжется, то он точно прикажет сэра Томаса повесить.
  
   Сэр Томас отступился. Решив без нужды больше не докучать другу, он зачастил к "Толстяку", где, как выяснилось, были и отдельные комнаты, и где он продолжал активно встречаться с Дианой. Под её руководством, когда они не занимались чем-нибудь другим, а это случалось не так уж и часто, он постигал тонкости владения магическими навыками. Вернее делал вид, что их постигает. Тот чудовищный выплеск энергии, который полностью пробудил его дар, оказался поистине уникальным. Магов подобной силы помимо него в мире просто не существовало. Но он уже успел это понять и не хотел огорчать этой правдой свою подругу, хотя она и так о ней догадывалась. Ведь как бы хорошо другой человек к тебе ни относился, со временем его начнёт подавлять твоё превосходство, и он начнёт шаг за шагом от тебя отдаляться, а Томас не хотел потерять дорогого и близкого для него теперь человека.
  
   Мишель уехала из города, сказав, что ей тяжело здесь оставаться. Но от своего обещания королю она не отреклась и заверила, что на саму свадьбу приедет.
  
   Зачем девушки понадобились наёмнику, Диана так и не захотела сообщить, сказав, что того больше нет, и ей не хочется об этом вспоминать. Из деликатности Томми не стал настаивать. Не стал он и допытываться, что за экспромт был связан тогда с "Толстяком". Захочет - сама когда-нибудь расскажет.
  
   Окончательно усвоив, что он теперь может проделывать, Томас пришёл в ужас. Нельзя такую власть давать одному человеку. Да и не одному тоже нельзя. Впервые он по-настоящему понял, что создание Зелёного Ордена было не пустой прихотью желавших оградить себя от конкурентов магов, а насущной необходимостью. Правда от осознания этого у него не возникло желания мчаться туда с повинной или сдать на их суд свою Диану. Как говорится - мухи отдельно, котлеты отдельно, если за мух принять Зелёный Орден.
  
   Настал день, когда в столицу прибыла пресловутая Сальвиния. Вместе с нею заявились не менее полусотни сопровождающих, среди которых были даже два аккредитованных мага из Зелёного Ордена, и всю эту толпу требовалось куда-нибудь на время поселить. У дворцовых слуг работы заметно прибавилось.
  
   Король вежливо встретил свою невесту, про себя отметив, что все сопровождавшие её женщины своих лиц ни от кого не прятали, и только лицо принцессы было скрыто под густой вуалью. Хорошо хоть не под паранджой, как у некоторых народностей. Сопроводив её до дверей отведённых ей до свадьбы покоев, Чарльз, опять же вежливо, поклонился, предложил невесте располагаться как дома и поспешил удалиться.
  
   На взгляд Томаса, принцесса была немного полновата и её фигура не шла ни в какое сравнение с точёной фигуркой Мишель. Но чтобы не задевать чувства друга, вслух он этого не произносил.
  
   К великому сожалению, лицо Сальвинии можно будет увидеть только после венчания. Отвратительная традиция у этих Мурмляндцев. Глядя на короля, у Томми сжималось сердце. Ведь это он заставил Чарли сделать дипломатически правильный выбор. Это на его совести загубленная любовь, которая, похоже, всё-таки в последний момент сумела подобрать ключики к сердцу короля. Особенно стыдно ему было за терзания друга в те минуты, когда, находясь рядом с ним, он вспоминал жаркие объятья Дианы. Хотелось сквозь землю провалиться, и он даже опасался, что это может случайно произойти, так как его магический дар, как выяснилось, иногда срабатывал абсолютно буквально.
  
   Следовало чётко отделять мысли реальные от мыслей иносказательных. Реальные, впрочем, тоже непрерывно приходилось держать под контролем, иначе рано или поздно кто-нибудь начнёт догадываться, от чего временами вокруг происходят необъяснимые вещи. Пока спасало то, что маги просто не в состоянии были определить источник волшебства, если их более могущественный собрат от них закрывается. Поэтому приписанные ко дворцу магистры Зелёного Ордена с момента рождения великого мага - Томаса Керна всё время прибывали в мрачном настроении. Томас им не сочувствовал. Наоборот. Из-за их излишнего рвения он опасался, что кто-нибудь из них может случайно наткнуться на Диану. Она не столь сильна, как он и может угодить в их сети.
  
   Вопрос с безопасностью Дианы решился довольно оригинальным способом. Как только во дворец прибыла Сальвиния, Томас поспешил пристроить свою подругу в качестве одной из фрейлин принцессы. Таким образом он, во-первых, находясь поблизости, мог легко распространить свою защиту и на неё, а во-вторых, отпала нужда без конца бегать к "Толстяку". Сразу двух зайцев пришиб, так сказать.
  
   Единственное, о чём попросил Томас подругу - чтобы она постаралась не попадаться на глаза Чарли и лишний раз не травмировать короля, напоминая собой о Мишель.
  
   Столь отвратительного настроения у друга, которое сопровождало короля со дня приезда Сальвинии, Керн припомнить не мог. Вечером, накануне свадьбы, Чарли спросил:
  
   - Она приехала? Хочу её напоследок увидеть.
  
   Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что речь идёт о Мишель.
  
   - Диана сказала, что сестра приедет завтра прямо на свадьбу, - Том даже глаза отвёл в сторону, настолько больно было ему смотреть на друга.
  
   - Зря я тебя послушался, сэр Томас Керн, - в голосе короля слышались лишь уныние и обречённость. - Ну был бы скандал. Ну и что? На кой ляд мне сдалась эта Сальвиния? Понимаю, если бы государство было великое, а то не пойми чего. Слово-то какое, Мурмляндия. От одного звука тошнит. На что оно нам?
  
   - Видимо были у твоего батюшки какие-то причины для этого брака.
  
   - Может и были. Только он мне о них рассказать забыл. А теперь некому.
  
   - Всё образуется, Чарли.
  
   - Да пошёл ты...
  
   - Могу и уйти. Только легче тебе от этого вряд ли станет.
  
   - Ладно. Не уходи. Только притащи сюда того вина, которое мы вчетвером здесь пили, и побольше. Сегодня у нас такое лекарство от принцессы будет. И Диану позови. Думаешь, я не знаю, что ты её к моей невесте пристроил? Садист.
  
   - Прости.
  
   - Нечего извиняться. Пусть хоть кому-то хорошо будет. Иди, давай.
  
   Позвать Диану, было делом нескольких минут. С вином всё ещё проще обстояло.
  
   Сестра Мишель вежливо присела, войдя в покои, и осторожно произнесла:
  
   - Добрый вечер, Ваше Величество. Вы хотели меня видеть?
  
   - Прекрати, Дианка. Никакое я для тебя не Величество. Просто Чарли.
  
   - Ага, - добавил Томас, - только если ты его так при посторонних назовёшь, он прикажет тебя повесить.
  
   - А ты заткнись. Это только к тебе относилось. Женщин я не вешаю.
  
   - И на том спасибо.
  
   - Заткнись, говорю. Лучше вина налей, чем королю прекословить.
  
   - Давно уже налил. За что пить будем?
  
   - Поминать будем.
  
   - Кого?
  
   - Меня. Жизнь мою прошедшую. С завтрашнего дня можете считать, что я умер.
  
   - Не торопись себя хоронить. Кто знает, а вдруг тебе семейная жизнь по вкусу придётся?
  
   Король нехорошо посмотрел на друга, залпом выпил весь бокал, затем самостоятельно налил и выпил второй, после чего злорадным тоном произнёс:
  
   - У меня только что родилась великолепная идея.
  
   Диана с Томасом насторожились. Сочетание мерзопакостного настроения и великолепной идеи применительно к королю ничего доброго обычно не сулят.
  
   - Я - король, - громыхнул Чарли, словно кто-то в этом сомневался, - и я приказываю вам двоим завтра сыграть свадьбу вместе со мной. Вдруг вам тоже семейная жизнь по вкусу придётся? А? Как я вас?
  
   - Это несколько неожиданно, Ваше Величество, - немного растерянно пробормотала Диана.
  
   - А жизнь вообще штука довольно неожиданная, - добавил король, наливая себе уже третий бокал вина. - За семейную жизнь, и попробуйте только за это не выпить!
  
   Они выпили. Пить можно за всё что угодно, и это вовсе не значит, что так и будет. А вот перечить королю не всегда стоит, и в этом случае, скорее всего, станет так, как сказал король. А если надумаете перечить, то стать может намного хуже. И если Его Величество не передумает, а на это не похоже, то придётся завтра колдуну с ведьмой тоже идти под венец. Не то чтобы сэр Томас Керн вообще не рассматривал подобный вариант, но уж точно не так скоро. Впрочем, судя по не особо разочарованной физиономии будущей леди Керн, ей этот вариант кажется вполне приемлемым.
  
   - Пусть твоя сестрёнка, - продолжил Чарли, опустошив очередной бокал, - если не за себя, так хоть за вас порадуется. В том случае, разумеется, если она соизволит выполнить своё обещание.
  
   - Она соизволит, поверь мне, - поспешил развеять сомнения друга Томми.
  
   - Откуда такая уверенность?
  
   - Чувствую.
  
   - Ну-ну. Короче, ещё по бокалу и проваливайте готовиться к свадьбе. Чтоб завтра в форме были.
  
   - К тебе, Чарли, это тоже относится.
  
   - Вон!
  
   - Пошли, милая, он что-то не в духе сегодня.
  
   - Вон!!!
  
   Оказавшись за дверью, сэр Томас впился поцелуем в губы своей будущей жены, а когда отдышался, произнёс:
  
   - Всё время забываю тебя спросить. Что за штуковину я тогда проглотил в "Толстяке"?
  
   - Странно. Я думала, ты меня давно об этом спросишь. Почему только сейчас?
  
   - Сказал же - забыл. Так что это было?
  
   - Врёшь. Не мог ты забыть. Всё ждал, пока я сама скажу. Это был магический активатор. Папочка мой изобрёл, для пробуждения дара. На обычного человека активатор никак не подействует, а потенциального мага разбудит.
  
   - А как тебе удалось определить, что я потенциальный маг?
  
   - Достаточно было проследить, как вы из дворца выбираетесь. Мы за вами давно наблюдаем. Но ты ведь и так об этом знаешь, да?
  
   - Да.
  
   - Зачем тогда спросил?
  
   - Захотел от тебя это услышать. Ты меня со своим папочкой познакомишь?
  
   - Когда-нибудь. Он очень своеобразный человек.
  
   - Мы с тобой тоже очень своеобразные. Пошли костюмы на завтра примерять, леди Керн.
  
   Та только довольно улыбнулась и испарилась, оставив Томаса в глубокой задумчивости. Не давала Тому покоя мысль, как поведёт себя завтра король, увидев среди гостей Мишель. Может серьёзный конфуз приключиться. А ведь гостей море понаехало и ещё завтра понаедет. Из разных городов, из разных стран. Случись скандал - во всём мире Чарли доверие разом утратит и прослывёт взбалмошным не отвечающим за свои слова мальчишкой. Никто никаких дел с ним иметь не захочет. Может даже и хорошо, что ему в голову втемяшилась безумная идея - присовокупить к своей свадьбе, свадьбу друга. Проще за ним присматривать будет.
  
   Тяжело вздохнув, Томас отправился... к своей невесте. Пусть она сама костюм для него подбирает. У большинства женщин пунктик на этот счёт. Им зачем-то нужно, чтобы мужской костюм с их платьем хорошо гармонировал. Дурь, право слово, но пусть ей приятно будет.
  
   Хоть главный зал храма Всех Святых и был огромен, свободного места в нём осталась лишь дорожка, по которой венчающиеся идут да небольшой пятачок перед алтарём, где кардинал Феофаний обряд венчания проводить будет. Вдоль "венчального пути", дабы уберечь монарха от любых неожиданностей и покушений, при таком скоплении народа всякое может случиться, выстроилась стража, перемежающаяся вкраплениями братьев Зелёного Ордена.
  
   "Интересно", - думал сэр Томас, следуя рука об руку вместе с Дианой за королём и Сальвинией, которые шли шагов на десять впереди, - "вся эта толпа пришла только на королевскую свадьбу посмотреть, или их больше волнует возможность в числе первых увидеть лицо принцессы?"
  
   - Им всё интересно, - услышал он тихий голос невесты.
  
   - Я что, вслух думал?
  
   - Нет. Но твои мысли у тебя на лбу написаны. Лучше о свадьбе думай.
  
   - А чего о ней думать. Свадьба - она и есть свадьба. Думаешь, мы после неё другими станем? Лишь на бумаге. Это Чарли на Мурмляндии женится, а мы с тобой только друг на друге.
  
   - Нет в тебе утончённости, Томми, один сплошной прагматизм.
  
   - Здоровый прагматизм, заметь. Но я всё равно тебя люблю, милая.
  
   - Не забудь это перед алтарём повторить.
  
   - Постараюсь.
  
   - Ты Мишель не видишь? - Диана озабоченно поглядывала по сторонам.
  
   - Сейчас посмотрю. Думаю, она где-нибудь ближе к алтарю должна стоять. Ага. Вон она. С красно-белым платком на плечах, чтобы Чарли проще было её заметить.
  
   Видимо Чарли её уже заметил, потому что внезапно споткнулся и сбился с шага. Люди в храме оживлённо зашушукались. На несколько секунд процессия замерла, после чего король деревянными ногами продолжил свой самый тяжёлый, наверное, в жизни путь, каждый шаг по которому неотвратимо приближал неизбежное.
  
   Достигнув конечной точки и обернувшись, он впился глазами в смотрящую на него с грустью Мишель. Похоже, что Сальвиния это заметила, потому что скрытое под вуалью лицо повернулось в ту же сторону.
  
   - Только не наделайте сейчас глупостей, Ваше Величество, - едва слышно прошептал королю, догнавший его Томас.
  
   - Удавлю, - так же еле слышно ответил король.
  
   - После венчания, - уточнил сэр Керн.
  
   Чарльз сделал над собой усилие и, выдавив на лицо улыбку, обратился к стоящему тут же кардиналу Феофанию:
  
   - Ваше преосвященство, я хочу сделать моему другу сэру Томасу Керну и его невесте леди Диане небольшой подарок. Пусть их венчание состоится первым.
  
   - Как будет угодно Вашему Величеству, - слегка склонил голову кардинал. - Сэр Томас, леди Диана, будьте добры подойти ближе к алтарю.
  
   Что было дальше, сэр Томас Керн не пытался особо осмысливать. Для него главными оставались три вещи: не выпускать из поля зрения короля; не упустить тот момент, когда будет нужно сказать "да"; и когда нужно будет поцеловать невесту. Или уже жену.
  
   Кажется, со всеми тремя пунктами он благополучно справился. Король был по-прежнему на месте, сейчас тряс ему руку и что-то при этом приветливо говорил. Из-за поднявшегося в храме радостно-возбуждённого гула сэру Томасу удалось отчётливо разобрать лишь слово "сволочь". Томас согласно кивнул. Диана держала его под руку и светилась счастьем. Значит, точно жена.
  
   И вот сейчас наступала кульминация сегодняшнего дня. Сейчас всё зависело от выдержки короля. У него больше не оставалось легальных приёмов, чтобы оттянуть брак. Второго друга с невестой у него под рукой не было.
  
   Церемония началась и в храме вновь воцарилась тишина. Тишина гораздо более глубокая, нежели сопровождала венчание Томаса с Дианой. Всё-таки короли не каждый день женятся. Люди в храме даже шевелиться не решались. А когда наступил черёд Чарльза произнести "да", тишина стала просто мёртвой.
  
   Король долго молчал, не издавая ни звука, и не отрывал блестящих от навернувшихся слёз глаз от лица Мишель. Наконец он произнёс "да", и весь храм облегчённо вздохнул. Лишь Томас и Диана поняли, что это слово предназначалось её сестре.
  
   Король впал в какую-то прострацию и долго не мог понять, что от него ждут, когда он поцелует невесту. Из ступора его вывел знакомый голос, который из-под вуали нетерпеливо произнёс:
  
   - Чарли, ты меня поцелуешь наконец или нет? Мне уже ждать надоело.
  
   Робко приподняв вуаль, Чарльз в ту же секунду провалился в фиалковые глаза.
  
   - Ты Сальвиния? - ничего не понимая, спросил он.
  
   - Сальвиния, Мишель - какая разница! Теперь я твоя жена.
  
   - А кто же тогда...
  
   Договорить у него не получилось, потому что Мишель, Сальвиния - какая разница, решила взять дело в свои руки и самостоятельно притянула не отошедшую ещё от шока королевскую физиономию к себе.
  
   А потом завертелась, закрутилась вселенская пьянка-гулянка. Череда подарков и поздравлений со всех концов света. Застолье, здравницы, королевский бал и праздничные фейерверки, акробаты, жонглёры, аттракционы и много чего ещё. Короче, для главных участников день выдался крайне тяжёлым, а для слуг ещё тяжелее. Когда полумёртвые от усталости гости и хозяева начали наконец расползаться по домам и гостиницам, король заявил:
  
   - А вы трое, - понятно, о ком речь, - будьте любезны немедленно проследовать в мои покои.
  
   - Наши покои, - поправила его Сальвиния, или Мишель, так привычнее. - Я, кстати, туда и направлялась.
  
   - Точно, - согласился Чарли, - наши.
  
   По уже заведённой традиции сэр Томас притащил с собой четыре кувшина с вином.
  
   - Нет, - остановил его король, - хватит. Если я выпью ещё, то до завтра уже не смогу вас выслушать.
  
   - Ну и прекрасно, - тут же согласился Томми, - выспимся, отдохнём, как следует, позавтракаем, а там, глядишь, и побеседуем.
  
   - Не пойдёт. Я и так весь день терпел, дожидаясь, пока нас в покое оставят.
  
   - И что же ты хочешь от нас услышать? - с невинным видом поинтересовался сэр Томас Керн.
  
   - Всё. И не строй из себя идиота. У тебя это плохо получается. А чтобы вам было проще - я помогу. Я сам буду рассказывать, как я понимаю всё произошедшее, а вы меня будете дополнять и восполнять пробелы. Устраивает? Впрочем, я - король. Значит, вас всё должно устраивать.
  
   - Кто бы спорил, - ввернул Томми.
  
   - Вот и не спорь. В общем так. Моя дражайшая невеста, а теперь ваша королева, - Чарли выразительно посмотрел на друга и его жену, чтобы они как следует, уяснили новый расклад, - задумала внести собственные коррективы в Мурмляндские предсвадебные традиции. А именно: открыть своё лицо, благо его всё равно никто не знает, и под видом э-э... под видом, короче, прогуляться в гости к будущему муженьку. Ко мне, то есть. Думаю, ей не меньше моего хотелось узнать, за кого её хотят выдать. Пока правильно?
  
   - Пока правильно, - подтвердила Мишель.
  
   - Далее. Предпринять такую авантюру одной ей было не под силу. Слишком сложно. Поэтому она заручилась поддержкой сестры, которой у неё никогда не было. Я узнавал. Кстати, её якобы сестру действительно Диана зовут, или это тоже имя вымышленное?
  
   - Действительно, - подтверждение на сей раз исходило от самой колдуньи.
  
   Король кивнул.
  
   - А вот дальше начинаются допущения, - продолжил свои построения Чарли. - Я склонен считать, что вы, дорогая леди Керн - ведьма. Подтверждать это допущение от вас не требуется.
  
   - Чего это ты мою жену вдруг ведьмой обозвал? - возмутился сэр Томас.
  
   - Помолчи. С тобой тоже в этом плане не всё ясно. Один мудрец сказал, что если из нескольких решений проблемы нужно выбрать одно - выбирай самое простое. Оно и будет верным. Не множьте сущности сверх необходимого, так сказать. Применительно к нашим жёнам самое простое объяснение я только что озвучил. Не исключаю, правда, что и королева - ведьма. Но это вряд ли. Идём дальше. Учитывая, что мы с сэром Томасом иногда позволяем себе ночные прогулки... э-э... позволяли себе ночные прогулки, с большой вероятностью можно предположить, что там вы нас и засекли. Уверен, что это вашу слежку мы заметили непосредственно перед нашим знакомством. Так?
  
   - Так, - согласилась Диана.
  
   - Видите? Я не так уж и глуп, - отметил Чарли самодовольно.
  
   - А никто этого и не утверждал.
  
   - Заткнись, Томми, я слова тебе пока не давал. А дальше начинаются сложности. Не могу понять, каким образом, даже используя колдовство, вы так быстро смогли устроить нам ловушку в "Толстяке"?
  
   - Это был экспромт, - пояснила Диана, - и мы не были полностью уверены, что нам удастся вас туда заманить. Просто сделали в крохотное заведение Бронса, что на окраине города крупные инвестиции, прикупили подходящее помещение поближе к дворцу, вывесили яркую вывеску и за неделю раскрутили.
  
   - С такими умениями вас обеих следует в королевский совет ввести, - восхитился предприимчивостью девушек Чарли, - для процветания страны. Впрочем, королева туда по умолчанию входит. Но вот чего я совсем не понял, так это каким образом мы все ни с того ни с сего из "Толстяка" мгновенно сюда перенеслись?
  
   - Эта загадка и для нас тайной остаётся, - подала голос Мишель - Единственное, что приходит в голову - это тот скончавшийся от внезапного апоплексического удара наёмник. Он был приближенным колдуном моего отца, и я уверена, что он занимался моими поисками. Правда это не объясняет, зачем ему понадобилось переносить нас сюда. Он скорее должен был меня захватить и отправить домой. Но другого объяснения не могу придумать.
  
   Такая трактовка и Томаса и Диану вполне устраивала. К счастью королева почему-то упустила из виду ту деталь, что они перенеслись во дворец уже после смерти наёмника. Король пока тоже. Мишель ничего не знала о магическом даре Томаса, а сообщать ни ей, ни королю об этом ни сам маг ни его ведьма-жена не собирались. Неважно, что Чарли и так друга подозревает. Подозрение не есть доказательство. Незачем без особой нужды опасную информацию о себе выдавать.
  
   - А теперь вопрос ко всем троим сразу, - каким-то уж чересчур спокойным тоном снова начал король, - по каким таким причинам вы оказались столь гнусными заговорщиками, что почти две недели морочили мне голову, заставляя страдать и мучиться?! Я ведь чуть было с собой не покончил! И не вздумайте сказать, что хотели сделать мне сюрприз!
  
   - Не сердись, - вступилась за всех Мишель, - просто я хотела в твоих чувствах убедиться.
  
   - Тебя-то я прощаю, как и сестру твою липовую, но вот этот мерзавец, мой лучший друг - Томас Керн, долго ещё будет передо мной этот грех замаливать!
  
   - Я замолю, - пристыжено вставил Томас.
  
   - Ты уж постарайся. И не жди снисхождения. И наконец, последний на сегодня вопрос. Почему у Сальвинии была другая фигура, и почему я видел во время венчания ещё одну Мишель, если она же под вуалью скрывалась?
  
   - Это уже два вопроса, - не удержался Томми.
  
   - Убью! Тебе разрешается говорить только по делу.
  
   - Куда делась твоя проницательность, Чарли? - заговорила Мишель. - Чего сложного в том, чтобы натянуть на себя сверху пару лишних платьев? Единственное неудобство - жарко. Сегодня, кстати, я только в одном платье. А никакой другой Мишель мы не видели.
  
   - Вы меня за идиота держите? - глаза короля пылали праведным гневом. - Она стояла от нас в трёх шагах с красно-белым платком на плечах!
  
   - Ваше Величество, - прошелестел голос Дианы, - никого похожего на Мишель там не было. Вы можете у кого угодно спросить.
  
   - Просто тебе очень хотелось её увидеть, и ты её увидел, - взял на себя смелость дополнить жену Томас. Не говорить же королю, что тот смотрел на фантом, который кроме него и сэра Керна с Дианой больше никто не видел. Всё-таки магические фокусы иногда бывают очень полезны, только раскрывать их секрет не всегда следует.
  
   Король с недоверием несколько раз обвёл взглядом всех троих, каждый раз натыкаясь на абсолютно честные глаза.
  
   - Я же обещала на твоей свадьбе быть, Чарли, и я своё слово сдержала, - нарушила тишину королева. - Чего тебе ещё надо?
  
   Король ещё немного помолчал, а затем с недовольным видом буркнул:
  
   - Всё пока что. Вы двое можете проваливать. У вас сегодня первая брачная ночь всё-таки, - добавил он с ядовитой улыбочкой, - а Мишель со мной останется. У нас действительно первая.
  
  ***
  
   Две недели спустя обе новобрачные пары в приятной расслабленности сидели на берегу моря, куда отправились проводить медовый месяц. Король оттаял, повесить лучшего друга пока больше не обещал, и принимать лекарство от принцессы тоже больше не предлагал. Наилучшим словом для описания его состояния будет, пожалуй, блаженство.
  
   Сэр Томас за прошедшее время, как он думал, окончательно научился контролировать свой дар. В отличие от короля и их жён, которые с увлечением рассматривали сейчас севшую на их столик какую-то особо экзотическую бабочку, он следил за стаей уток, летящих над морем. Мимолётно подумалось, что их можно было бы подстрелить из хорошего лука или арбалета и приготовить прекрасное жаркое.
  
   Вся стая уток, кувыркаясь словно подстреленные, одна за другой свалились в море.
  
   - Знаешь, Чарли, - немного задумчиво обратился он к королю, - если кто-нибудь когда-нибудь тебе скажет, что Зелёный Орден следует расформировать, отправляй такого советчика прямиком на виселицу. Нельзя допускать, чтобы маги по собственной прихоти произвол творили.
  
   - Ты это к чему?
  
   - Да так. Навеяло что-то...
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"