Васильевский Александр Владимирович: другие произведения.

Тайник Княжны.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Знаете, меня стали иногда упрекать, что я куда-то пропал и ничего о себе не рассказываю. Обязательно расскажу, обещаю. Я над этим работаю. Но из-за постоянной загруженности работа продвигается безумно медленно. А чтобы не мучить Вас долгим ожиданием, я, кажется, придумал частичный выход из положения. Многие мои знакомые и друзья с какой-то патологической регулярностью вляпываются в разного рода истории и приключения. Я, правда, сильно подозреваю, что они их намеренно ищут. Иные случаи бывают забавными, а иные откровенно драматическими. Они не настолько масштабны, чтобы оформиться в полновесное многостраничное произведение, называемое романом, но заслуживают того, чтобы о них рассказать.
  
   В общем, я решил некоторые из них довести до Вашего сведения. Можно даже объединить их в некий цикл, и назвать его, скажем, "Заметки Комара", коли уж под этим именем читатель меня уже знает.
  
   Первая история, с которой я намереваюсь начать, называться будет:
  
  ТАЙНИК КНЯЖНЫ.
  
   Произошла она в столице княжества Сенан при непосредственном участии Дэны, Коры, в микроскопической дозе вашего покорного слуги и ещё некоторых персонажей в большинстве своём читателю абсолютно незнакомых.
  
   Кто-то хорошо помнит прежнюю историю сестёр и представляет, о ком пойдёт речь, кто-то мог её уже порядком подзабыть, а кто-то вообще не имел удовольствия (или неудовольствия) с ней ознакомиться. В общем, чтобы было понятнее, я немного поведаю о событиях приблизительно двухлетней давности.
  
   Начались они с того, что волею злостного заговора небольшую, но очень сплочённую группу Земной нечисти, возглавляемую потерявшим память языческим богом Перуном и Змеем Горынычем, забросило на мало кому известную и находящуюся в стадии позднего средневековья планету, затерявшуюся где-то в далёкой предалёкой галактике. В состав нечисть-группы входили так же чёрт Макак, леший Кизюк, говорящий ворон Чернух по совместительству стихоплёт, и ведьма Илана. Немаловажно отметить, что перенеслись они не из сказочного мира былинных героев и тридевятых царств, а из нашего с вами двадцать первого века со всеми вытекающими.
  
   Страна, а точнее большущее княжество, в которое они угодили, оказалось до безобразия похоже на Европу начала четырнадцатого века за исключением несущественных мелочей. Ну, например, названия населённых пунктов по большей части не имели земных аналогов, а имена туземцев либо вообще не походили ни на что знакомое, либо вызывали ассоциации с самыми разными этническими группами. Зато местный язык оказался практически дословно русским, так что у "переселенцев" проблемы в общении с местным этносом возникали исключительно из-за отсутствия в лексиконе последнего некоторых более поздних понятий, которые тут ещё просто не существовали.
  
   Обстоятельства свели тогда землян, если такое определение уместно в отношении вышеперечисленной нечисти, куда, кстати, можно отнести и меня, как нечисть псевдонаучную, с представителями коренного населения, и сподвигли решать свои и чужие проблемы сообща. Так иногда бывает, когда интересы совпадают или же просто интересно.
  
   Особого смысла влезать в детали той истории (подробно она изложена в романе "Неисповедимы тропки божьи") нет, потому что с этой она практически никак не связана. Нужно лишь упомянуть, что сам я тогда же находился на этой же планете по секретным делам одной тоже очень секретной организации и случайно оказался свидетелем и даже в какой-то мере участником тех удивительных событий. Не намеренно. Спровоцировало очень уж разыгравшееся любопытство и сочувствие к попавшим в абсолютно безвыходное положение аборигенам. Но я ничуть не жалею, ибо благодаря этому обрёл сразу целую чёртову дюжину очень хороших, надёжных и верных друзей, и Кора с Дэной без всяких оговорок входят в их число. И вот о них-то следует немного рассказать.
  
   Им не исполнилось тогда ещё и семнадцати, а они уже сопровождали местного Великого Инквизитора в инквизиторских рейдах в качестве полноправных и весьма умелых с профессиональной точки зрения телохранительниц. Невероятное, можно сказать, сочетание, учитывая, что обе с рождения являлись ведьмами. Так уж случилось, что попали они к магистру Зеану (это имя и одно из званий Великого Инквизитора) ещё в младенчестве. Сам того не желая, он постепенно к ним привязался и девочки стали ему практически приёмными дочерьми.
  
   Периодические контакты с представителями земной цивилизации, продолжающиеся и по сей день, существенно повысили общеобразовательный уровень сестёр и помогли им даже освоить кое-какую земную технику. Особенно к этому приложила руку их третья сестричка, Стэфа, осевшая теперь в Москве и учащаяся в МГУ. Но у Стэфы своя отдельная история, и образование она изначально получала отнюдь не средневековое.
  
   Кора же с Дэной, насмотревшиеся с лёгкой руки Стэфы всяких детективных фильмов и сериалов, загорелись идеей и обосновались в столице княжества - Крестограде, где учредили ни много ни мало - сыскное бюро.
  
   Вы даже не представляете, какую бурю общественного негодования вызвала неслыханная наглость со стороны двух захолустных соплячек, посмевших покуситься на незыблемые многовековые устои мира, в котором безраздельно господствует мужской шовинизм, и в котором женщина вообще за полноценного человека не считается, прав имея не многим больше, чем, скажем, мебель или лошадь. Женская доля - сидеть дома, тащить на своих хрупких плечах домашнее хозяйство, воспитывать детей и всячески ублажать мужа, как и когда тому восхочется. А коли жинка взбрыкивать удумает - пороть её нещадно, ибо, как говорится в писании, "да убоится жена мужа своего". Сие уложение почти дословно прописано в своде законов княжества и его правильность со стороны мужской части населения сомнению отродясь не подвергалось. А коли девица не замужем, дщерь ведёт, указывает и наказывает отчая десница.
  
   Ни Дэна, ни Кора мужьями пока что не обзавелись и отнюдь к этому не стремились, дабы ни от кого не зависеть и не вступать с законом в открытый конфликт, где шансов постоять за свои права у них будет ровно ноль целых, ноль десятых. Что до Великого Инквизитора, то он хоть и являлся, по сути, их приёмным отцом, но по тому же самому закону семьи иметь не мог, а потому девочки, подрастая и взрослея под его неусыпным и бдительным присмотром, имели всего лишь статус воспитанниц. Другое дело, что послушания от воспитанниц порой требуют даже большего, нежели от родных дочерей, но методы воспитания магистра Зеана изначально были довольно-таки своеобразными, благодаря чему младым ведьмам дозволялось многое из того, о чём подавляющее большинство остальных женщин княжества даже помыслить не могли.
  
   Но Кора с Дэной отнюдь по этому поводу не унывали и шибко не расстраивались, с потрохами погрузившись в атмосферу сыска. И бросать столь увлекательное дело, судя по всему, в обозримом будущем не намеревались. Да и с чего бы? Обе при деле, работа интересная, рисковая даже, а к риску у обеих прямо-таки врождённая тяга имелась. Но самое главное - она ещё и весьма прибыльной оказалась. Прибыль, правда, пошла не сразу. Поначалу деятельность детективного агентства раскручивалась туго, и основной тому причиной, как ни прискорбно это признавать, являлась всё та же половая принадлежность новоявленных сыщиц.
  
   Тем не менее, обе уже успели основательно проникнуться "демократическими ценностями", "передовыми нравами" и техническими достижениями более развитого земного общества, а идея эмансипации очень хорошо сочеталась с их собственными желаниями, и потому они намеревались потихоньку внедрять её в массы. По крайней мере, в отношении себя.
  
   Но это всё была преамбула, а дальше я поведу рассказ о событиях более свежих и ещё не предававшихся огласке. Излагать их буду по большей части от третьего лица, может, кроме тех случаев, когда сам окажусь на сцене. Но не обещаю. Моя роль тут не то что второстепенная, а почти абстрактная, так, что не исключено, что я вообще предпочту остаться за кадром, если мне покажется, что моя персона плохо вписывается в сценарий.
  
  
   Случилась эта история уже тогда, когда сыскное бюро с достаточно двусмысленным названием "Последняя Надежда" успело получить определённую известность в столице, а буря гневных возмущений в адрес его основательниц более-менее поутихла, сменившись не слишком сильным, но весьма устойчивым ветром кулуарного ворчания особо непримиримых.
  
   Немного стоит остановиться на самом бюро. Точнее на строении, в котором оно обосновалось. Ведь понятно, что любое уважающее себя учреждение как минимум должно располагать собственной штаб-квартирой.
  
   После скрупулёзного изучения сдаваемых внаём домов и помещений по всему Крестограду под мудрые и местами поэтически рекомендации Чернуха было принято совместное и единогласное решение: ничего из предлагаемой в черте города недвижимости в аренду не брать. Вместо этого сестрички и их добровольный крылатый наставник избрали другой путь, гарантирующий им максимальную независимость и неуязвимость. В общем, они приобрели аж целый трёхэтажный каменный дом на Трапезной улице. Сумма на подобную покупку потребовалась немалая, но у бабушки Елавы за триста лет такие залежи золота и серебра образовались, что она при желании могла бы скупить пол столицы. Внучки оказались благоразумными и от щедрого подарка отказываться не стали, поломавшись для виду ровно столько, сколько нужно, чтобы не прослыть хапугами. Тут главное не переусердствовать и вовремя остановиться, а то благодетель и вправду решит, что его благотворительность излишня.
  
   Нужно сказать, что до того, как здание перекупили сёстры, им владел некий господин Батюмар, рода бывший хоть и не знатного, но отнюдь небедного и весьма хваткого. Ещё шестьдесят с гаком лет назад давно уже почивший в бозе дед Батюмара нынешнего отстроил этот дом на самой окраине Крестограда. Строил он его с прилежностью и тщанием, не жалея средств ни на качественные и долговечные материалы, ни на составившего персональный проект отнюдь не самого дешёвого архитектора, успевшего снискать среди горожан авторитет и заслуженное уважение. Закладка и возведение фамильного гнезда, должного одновременно стать обеспечивающим безбедное будущее предприятием, велись надёжно, продуманно и монументально, ибо для себя. На века, что называется.
  
   По завершении строительства и окончательной отделки помещений третий этаж строения незамедлительно занял с семьёй сам хозяин, второй пошёл под сдаваемые гостиничные номера, а на первом в скорости открылась фамильная траттория с не блещущем оригинальностью названием - "У Батюмара". Траттория задумывалось изначально, потому планировка соответствовала. В проект заранее была заложена кухня с варочными и духовыми печами, просторный столовый зал с двумя симметрично расположенными каминами и ещё один зальчик поменьше для особо богатых посетителей. На Земле это называлось бы VIP. Но в итоге он оказался не востребован, так как особо богатые на окраину редко захаживали. В результате практически не используемое по прямому назначению помещение постепенно превратилось в подсобку, куда складывали всё, что оказывалось ненужным, но выбрасывать вроде бы жалко, а также то, что приобреталось про запас. К примеру, многочисленные стулья и столы, которые подвыпившие и не в меру разгулявшиеся граждане иной раз ломали.
  
   Большой склад во дворе, соединённый с домом коротким подземным переходом, дополнялся ещё более глубоким погребом, имеющим даже специальный отсек для льда, что становилось особенно актуально с приходом лета.
  
   Траттория быстро раскрутилась и завоевала популярность, так что недостатка в кредитоспособных постояльцах, а также просто зашедших перекусить, а то и попировать посетителях, не наблюдалось. В общем, дело с самого начала оказалось успешным, а перспективы виделись ещё более радужными.
  
   Шло время, род Батюмаров процветал и преуспевал, а город рос и ширился, постепенно превращая тратторию из заведения окраинного в одно из почти центральных, так как размеры столицы за длительным отсутствием войн и постоянным притоком населения возросли многократно. И вот тут-то у семьи благополучных гостиничных предпринимателей-рестораторов и начали возникать проблемы, стремительно переходящие из разряда неизбежных потерь и относительно мелких неприятностей в разряд событий просто катастрофических. Сначала от старости и болезней с небольшим интервалом умерли мать и отец Батюмара младшего. Вернее старшего из двух братьев и сестры, но последняя недавно удачно вышла замуж и уехала из столицы, а вслед за ней младший брат, нарушив семейную традицию, вдруг заявил, что намеревается попытать счастья в мореплавании и тоже отбыл в неизвестном направлении, поддавшись на уговоры приятелей.
  
   Правда вскоре забеременела жена последнего остававшегося в доме Батюмара, и он немного оттаял. Хоть одна радостная весть среди следовавших друг за другом смертей и неурядиц, ибо замужество сестрицы тоже можно было рассматривать как потерю для дела. Но по сравнению с тем, что воспоследовало через несколько месяцев, всё предшествующее показалось уже несущественным.
  
   Как-то раз некий благообразный господин, внешне выглядящий вполне импозантно и добродушно, откушав тушёных с кореньями говяжьих рёбер и запив их превосходным гузельским, выбрался из-за стола и неспешно приблизился к Батюмару. Тот по издавна заведённому распорядку находился в зале и, облокотившись спиной о стойку, придирчиво наблюдал за работой разносчиков и разносчиц, циркулирующих между столами и кухней. Наёмных работников следовало контролировать, чтобы не грубили посетителям и не пытались присвоить втихаря часть выручки.
  
   - А скажите, милейший, - осведомился незнакомец у хозяина, - вы не хотели бы продать ваше заведение за очень достойную сумму золотом?
  
   - Что вы, что вы, - усмехнулся тот, на голову возвышаясь над задающим странные вопросы человеком и ещё не почуяв беды, - это же наше семейное предприятие. Негоже традиции ломать. Уже третье поколение Батюмаров тут живёт, да и четвёртое вот-вот народится. Жёнушка моя на сносях ходит.
  
   - Вот, - благообразный господин ослепительно улыбнулся, - вот поэтому вам и стоило бы сменить обстановку. Негоже дитю посреди каменного города расти. Ему к деревьям надо быть ближе, к травке зелёной, к цветочкам, к воде чистой.
  
   - Ну да, - Батюмар всё ещё не улавливал реальной подоплёки разговора, - а зимой ближе к снегу и морозу? Так что ли, по-вашему, получается?
  
   - Зачем же. Зимой следует сидеть у горящего камина и рассказывать сынишке или дочурке занимательные истории. Но только не здесь.
  
   Теперь на лице благообразного господина не осталось и тени улыбки, да и сам он уже совсем не выглядел благообразным. Напротив, хоть он и казался на фоне высокой и массивной фигуры хозяина траттории чуть ли не лилипутом, но в его глазах отчётливо читалась безжалостность волка, глядящего на уже обречённую, но ещё не понимающую этого добычу.
  
   - Я даю вам два дня на раздумья, - продолжил он, - а потом... Потом мы вновь обсудим условия сделки. Но вряд ли они останутся столь же выгодными.
  
   Ни слова больше не говоря, незнакомец развернулся и стремительно вышел на улицу, а на третий день в кабинет хозяина, запыхавшись и с перекошенным от волнения лицом, вбежал один из помощников главного повара и выдавил панически:
  
   - Гос... Господин Батюмар, на складе кто-то вышиб дверь и забросил внутрь трёх дохлых и уже воняющих собак... Столько червей...
  
   Но это оказалось только началом. Взбешённый хозяин траттории, удостоверившись в содеянном, бросился в ближайшее отделение городской стражи и возмущённо потребовал, чтобы блюстители порядка незамедлительно разобрались, кто смеет так нагло покушаться на собственность законопослушного и исправно платящего налоги гражданина, из которых, кстати, платят содержание и самим стражникам. Лишь поостыв немного, он сообразил, что говорить в таком тоне с представителями власти было, по меньшей мере, неосмотрительно.
  
   Но стражники, что для них совсем не характерно, почему-то не стали возмущаться из-за несдержанного поведения исправного налогоплательщика, спокойно и доброжелательно пообещав, что обязательно всё проверят, и если противоправное действие на самом деле имело место, то отреагируют на него незамедлительно и должным образом. Батюмару стоило бы насторожиться уже тогда, но бурлящие эмоции не всегда удачно сочетаются со здравым рассудком.
  
   Удовлетворившись, он не остался ждать и ушёл, доверившись обещаниям. Предстояло ещё договариваться с мастером, чтобы тот починил пострадавшую дверь и поставил на неё более надёжные петли и замок.
  
   - Слышал, у вас неприятности? - встретил возвращающегося хозяина на пороге траттории давешний благообразный господин. - Сочувствую. Если бы вы были благоразумнее и продали мне дом тогда, когда я вам предлагал, то ваши проблемы стали бы уже моими.
  
   Мгновенно закипевший от такой наглости Батюмар, зверски оскалившись и рыча, словно пёс, у которого пытаются вырвать из пасти сочную мясную кость, ухватил незнакомца за грудки и, тряся того словно тряпичную куклу, оторвал от земли. И именно в этот момент из-за поворота показались идущие по вызову стражники.
  
   - Что тут происходит? - осведомился старший, нахмурившись и выразительно выгнув бровь.
  
   - Да вот, - потерпевший принялся разглаживать помятый и порвавшийся на груди костюм, - попытался выразить участие сему господину, а он... Вы сами всё видели.
  
   - Претензии будете предъявлять? - спросил стражник, жёстко беря хозяина траттории за локоть, но обращаясь к незнакомцу.
  
   - К чему? Видите же, что человек сильно расстроен.
  
   - Тогда и мы не станем выдвигать против вас обвинений, господин Батюмар, если вы избавите нас от необходимости разбираться с дохлыми собаками, - старший наряда всё ещё продолжал удерживать несдержанного ресторатора.
  
   - Хорошо, - пробурчал тот мрачно. - Я уже понял, что вы заодно.
  
   - Что?!.. - глаза стражника очень натурально налились кровью.
  
   - Простите. Я и вправду изрядно расстроен. Не хотел вас оскорбить.
  
   На том и расстались, но до Батюмара дошло наконец, насколько всё серьёзно. Сомнений в том, что против него организована хорошо спланированная акция, имеющая целью вынудить его продать за бесценок, а то и вовсе бросить собственный дом, а вместе с ним и источник благополучного существования, больше не оставалось. Но он не намеревался так просто сдаваться. Распустив весь персонал и попросив в срочном порядке съехать всех без исключения постояльцев, он ушёл в глухую оборону, заперев все двери и ставни на окнах. Предварительно он объявил, что траттория на неопределённое время закрывается на ремонт. Запасов на складе оставалось ещё много. Не все их успели испортить трупами собак. Можно вполне выдержать длительную осаду, если придётся.
  
   Несколько дней всё было тихо, но затем началась одна нескончаемая атака. Нет, никто дом не штурмовал, высаживая камнями окна или круша тараном двери. Здание требовалось злоумышленникам целым и невредимым, поэтому мерзавцы действовали уже проверенным способом, подкидывая по ночам дохлятину. Но если в первый раз её зашвырнули только на склад, то теперь порубленные на части трупы собак, кошек, птиц и просто куски гниющего мяса грудами сваливали в печные трубы, коих в доме имелось больше десятка. Как те, кто это проделывал, собирались потом очищать от мертвечины дом - оставалось только гадать.
  
   Омерзительные и удушающие миазмы гниения успели пропитать всё без исключения и теперь, даже если нашествие тухлятины прекратится, выветриваться она будет неимоверно долго, обрекая бизнес хозяев траттории на верную смерть. А заодно и их самих, ибо длительный контакт с разлагающейся органической субстанцией почти неизбежно приводит к тяжелейшим и практически неизлечимым заболеваниям. Во всяком случае, в мире, не знающем антибиотиков и эффективных методов обеззараживания.
  
   Зато средневековые рейдеры поставленной цели практически добились. Не выдержав многодневного психологического и физического воздействия доводящей до безумия умопомрачительной вони, вконец отчаявшаяся беременная жена Батюмара распахнула окно на третьем этаже и сиганула из него прямиком на каменную мостовую. Муж, заслышавший подозрительный звук и влетевший в комнату в тот момент, когда супруга плавно рушилась с подоконника вниз, ничего предпринять уже не успевал. Он вмиг поседел от ужаса и уже собрался было, сломившись окончательно, последовать за своей половиной и не рождённым ещё дитём, как вдруг, выглянув из окна, увидел, что она сидит посреди дороги и недоумённо крутит головой по сторонам. С виду она казалась абсолютно целой и невредимой.
  
   Из шока, заставив вздрогнуть от неожиданности, его вывел не очень приятный и немного скрипучий голос, который своей будничной тональностью и невозмутимостью абсолютно не вписывался в трагизм ситуации и звучал вроде бы из-за спины, но почему-то откуда-то сверху:
  
   - Предлагаю взаимовыгодное сотрудничество, - сообщил голос. - Мы решаем твои проблемы, а заодно и свои. Дома как собственности ты, конечно, при этом лишаешься, но продолжишь спокойно жить в нём с семьёй и дальше. Все доходы от траттории тоже останутся твоими. Обременять себя рестораном мы ни в коем разе не намереваемся. По рукам?..
  
   Последние два слова, исходившие из клюва здоровенного чёрного ворона, взгромоздившегося под потолком на самой верхотуре резного шкафа, прозвучали несколько странно. Но сам он и тем более его речи выглядели куда как страннее, а потому ввергли обернувшегося хозяина в ступор. Он лишь уверился, что сходит с ума.
  
   - Только не подумай, что спятил, - сразу же попытался успокоить его Чернух, ибо это был он. - На меня почти всегда именно так поначалу реагируют. Настоятельно рекомендую тебе хлебнуть твоего же гузельского. Очень недурственное должен сказать.
  
   Батюмар не понял, каким образом в его руке оказалась доверху наполненная почти литровая кружка. Как он выпил её до дна, он тоже не понял, но почувствовал себя заметно лучше. Вокруг что-то неуловимо изменилось, но одуревший от несчастий, впечатлений, вина и вони организм никак не желал идентифицировать, что же именно.
  
   Скрипнула дверь, и в комнату, поддерживаемая с двух сторон молодыми, красивыми и явно очень сильными девушками, пошатываясь, вошла его жена. И в этот миг до Батюмара наконец дошло, что он больше не чувствует убийственного запаха разлагающейся плоти.
  
   - Тут дурно пахло, - словно прочитав его мысли, прокомментировал Чернух. - Надеюсь, вы не в обиде, что я слегка продезодорировал строение?..
  
   - Кто вы? - это было первым, что смог произнести хозяин траттории, когда к нему вернулся дар речи.
  
   - Однозначный ответ сформулировать трудно, - отозвался ворон и полез клювом под крыло. - Нас можно трактовать по-разному, - продолжил он, снова обратив бусины чёрных глаз на собеседника. - В самом неприглядном для вас варианте - конкуренты тех, кто устроил вам ароматную жизнь. Но к нам можно ещё отнестись как к ангелам-спасителям или как к инвесторам, пришедшим с весьма выгодным деловым предложением. А ещё нас можно расценивать, как самую надёжную крышу из тех, что вы можете себе позволить. Ещё вопросы?..
  
   - Я почти ничего не понял, - честно признался Батюмар, обессилено садясь на кровать. Ноги его уже не держали.
  
   Дэна с Корой (а кто, по-вашему, ещё мог быть вместе с Чернухом?) усадили впавшую в ступор жену рядом с мужем, и отошли к шкафу, предоставляя ворону право и дальше вести переговоры. Что-что, а убалтывать кого бы то ни было, крылатый поэт умел куда лучше, чем они сами. Сказывалась многовековая практика. Правда, в последнее время он не так уж часто снисходил до того, чтобы складывать вирши. Ворчал больше, но это видимо тоже возрастное.
  
   - Извольте. Изложу языком более доступным, - пошёл Чернух навстречу хозяину. - Только, пожалуйста, меня не перебивайте и дослушайте до конца. И не делайте поспешных выводов. Давить на вас мы не будем и беспрекословно уйдём, коли вы того потом пожелаете. Я даже не стану возвращать назад не слишком приятный запах, благоухавший тут до нашего появления. А суть предложения такова. Мы покупаем дом по его рыночной стоимости на сегодняшний день, но оставляем за вами право обратного выкупа за ту же цену, правда, не раньше, чем через три года. Дальше. И ты, и твоя жена будете по-прежнему занимать весь третий этаж и делать с ним всё, что вам заблагорассудится. То же самое относится и к траттории. Но лучше будет, если она снова начнёт функционировать... э-э... работать в прежнем режиме. Ну как всегда, короче. Мы тоже люди и тоже иногда едим. Доходы от неё, как я уже говорил, полностью останутся вашими.
  
   При слове "люди" жена Батюмара посмотрела на ворона с лёгким недоумением, чем доказала, что она вовсе не безучастная кукла. Не обращая внимания на подозрительные взгляды, Чернух продолжал вещать:
  
   - Девочки займут весь второй этаж и помещение внизу, заваленное сейчас резервным инвентарём и прочим хламом, место которому по моему разумению не в доме, а на ближайшей помойке или в печке. Всё, что имеет хоть какую-то ценность, вполне можно переместить на склад, что во дворе. Он достаточно вместительный и к тому же наполовину пустой. А для наших целей очень удобно, что у захламлённого помещения имеется отдельный выход на улицу, хоть сейчас он и заколочен изнутри вместе с окнами.
   Теперь предлагаю оценить, что вы приобретаете, и чего лишаетесь. Собственно, лишаетесь вы только второго этажа да того самого помещения, которое всё равно толком не используется. Стоит учесть, что без многочисленных постояльцев в доме станет намного спокойнее. В преддверии рождения вашего первенца это немаловажно. А что вы приобретаете? Во-первых, уверенность в том, что больше никто не покусится на вашу собственность, ибо юридически она станет уже не вашей и все проблемы по её защите автоматически перейдут к нам. А уж мы сумеем её защитить даже от самых изощрённых посягательств, поверьте. Во-вторых, вы получаете на руки кругленькую сумму денег, которую можете просто сохранить в качестве будущего выкупа, а можете истратить по своему усмотрению. Это уж как вам будет угодно. И, наконец, в-третьих, что, в общем-то, мало отличается от "во-первых", вы избегаете того, что ещё какие-нибудь гнусные сволочи, сговорившись со стражниками, вновь попытаются выжить вас из собственного дома. Он по нынешним временам стал очень уж лакомым кусочком. Решение за вами.
  
   Батюмар молчал. Больно гладко всё получалось со слов говорящей птицы. А что если так и было задумано с самого начала? Сначала запугать, довести до отчаяния, а потом поманить куда более мягким и даже привлекательным на первый взгляд предложением. Ведь не выселяют, оставляют, как есть, тратторию, а заплатить обещают за весь дом целиком. Только где гарантия, что после завершения сделки их сразу же не вышвырнут на улицу? Что-то тут не так. Трудно поверить, что кто-то в этом мире способен заниматься почти что благотворительностью. Так не бывает.
  
   - Соглашайся, Ижен, - нарушил томительную тишину робкий голос супруги. - Я бы может, и не поверила словам, но девушки остановили моё падение прямо в воздухе буквально в локте от камней и бережно усадили. Зачем им было это делать, если они намеревались нас обмануть? С трупами уже ненужно договариваться.
  
   Только сейчас до Батюмара дошло, что на жене ни синяка, ни единой царапины, а такого при падении с почти десятиметровой высоты на камень просто не может быть. Как же они её сумели поймать, да ещё не причинив вреда плоду?
  
   - С дитём всё в порядке? - спросил он, побледнев и протянув руку к животу супруги.
  
   - Сучит ножками, - улыбнулась она. - На волю просится. А девушки меня не ловили. Думаю, они - ведь... - женщина замолкла на полуслове и испуганно прикрыла ладонью рот. Кажется, до неё только сейчас по-настоящему дошло, благодаря кому она осталась цела и невредима.
  
   - Волшебницы, - предложил более удобное и благозвучное слово Чернух. - И дабы не возникло в будущем ненужных осложнений, крайне нежелательно, чтобы вы кому-нибудь об этом говорили. В том случае, разумеется, если мы придём сейчас к согласию.
  
   - Считайте, что уже пришли, - Батюмар и сам не знал, что окончательно подвигло его к такому решению. Скорее следовало возмутиться и попросить непрошенных и крайне опасных гостей уйти. Будучи человеком неглупым, он с самого начала, невзирая на потрясение, прекрасно понимал, что разговаривающая как человек птица иначе, чем колдуном, никем больше быть не может. А колдун и две ведьмы, принявшие твою сторону, это уж точно защита понадёжнее любой городской стражи, которая, как хозяин траттории успел убедиться, совсем не обязательно стоит на страже интересов законопослушных граждан. Так что раскрывать тайну спасителей совсем не в его интересах. К тому же, коли её раскрыть, то и самому на костёр недолго угодить за соучастие.
  
   Вот так Кора с Дэной обзавелись собственными апартаментами в престижном районе. Упомянутое выше помещение быстренько освободили от хлама, подремонтировали, вернув дверям и окнам надлежащий вид, обставили удобной по местным понятиям офисной мебелью и превратили его в ту самую штаб-квартиру, без которой любое уважающее себя учреждение вовсе не учреждение. Над дверью со стороны улицы красовалась скромная, но изящная, выполненная на доске морёного дерева вывеска: "Сыскное бюро "Последняя Надежда"".
  
   С тех пор минуло около года.
  
   - Корка, как прошёл вчерашний бал у барона Крайдада? - меланхолично поинтересовалась Дэна, настолько глубоко погрузившаяся в мягкое кресле, что сбоку были видны только её закинутые на стол ноги, бесстыдно торчащие из-под задранного выше колен зелёного платья, да время от времени вздымающаяся над подлокотником рука с наполовину обгрызенным яблоком, которым она периодически похрустывала.
  
   - Не зна... - ...аю, - Кора сладко зевнула в кресле по соседству и, потянувшись, звонко прощёлкала суставами. - Я так туда и не дошла.
  
   - Да?.. А где ж ты тогда всю ночь шлялась?
  
   - Не твоё дело.
  
   - Понятно. Опять морочила голову младшему Филису?..
  
   - Дэна!
  
   - Что? Не хочешь, не рассказывай. Я вот тебе всё, как на духу выкладываю.
  
   - А я тебя не принуждаю. У самой словесное недержание.
  
   Ещё раз куснув яблоко, Дэна распрямилась, убрав ноги со стола, и метко зашвырнула недообгрызенный огрызок в стоящую у двери, ведущей в главный зал траттории, плетёную корзину для мусора.
  
   - Что-то к нам давно никто не заходит, - промолвила она, резко сменив тему. - В столице что, перестали воровать и убивать?..
  
   - Это был вопрос? - покосилась на неё сестра.
  
   - Недоумение. В прошлом месяце у нас и дня свободного не выдалось, а сейчас уже почти две недели никого. Ни странно ли?
  
   - Пожалуй, - согласилась Кора. - Такого продолжительного перерыва у нас уже давно не было. Может, все воры и убийцы внезапно заболели?
  
   - Или мы очень высоко задрали стоимость наших услуг, - выдвинула ещё одно предположение Дэна.
  
   - Не думаю. Расценки мы нигде не афишировали. Пойдем, что ли, какое-нибудь кино посмотрим, а тут пусть Перес подежурит. Всё равно по утрам в траттории почти пусто.
  
   - Пойдём.
  
   Чтобы избавить читателя от недопонимания, необходимо кое-что пояснить. Про кино - это не оговорка, а взаимопроникновение культур, если подразумевать под этим периодические контакты сестёр с представителями Земной цивилизации. Именно оттуда поступали в местное средневековье всякие технические новшества, которые рядовой магией на месте никак не воспроизвести.
  
   По понятным причинам обе мадемуазели Келон хранили всё это в строжайшей тайне, но сами постоянно и с удовольствием пользовались. Стэфа снабдила их качественным ноутбуком и научила некоторым простейшим операциям, вроде воспроизведения видео файлов, переноса цифровых снимков с фотокамеры на жёсткий диск и ещё паре-тройке программ, существенно облегчающих работу детектива. Девочки легко научились бы и большему, но основной проблемой оказался язык, вернее его письменное воплощение. Они и с русской-то письменностью с трудом разбирались, ибо с грамотой знакомы были не шибко, а уж об английской и говорить не приходилось. А она в компьютере присутствовала. В общем, активно сказывался недостаток образования, а свободного времени, чтобы его пополнить, оставалось не так уж много. Да они к этому особо и не стремились, вполне удовлетворяясь тем, что успели усвоить и освоить.
  
   Упомянутый выше Перес непосредственным сотрудником сыскного бюро не являлся, но всегда с удовольствием соглашался за минимальную плату покараулить возможных заказчиков, пока "профессиональные" детективы где-нибудь развлекались или же расследовали какое-нибудь конкретное дело. Постоянно он работал разносчиком в траттории, но Батюмар не возражал, если девушки привлекали юношу, когда особого наплыва посетителей не наблюдалось. Да и когда наблюдался, тоже не возражал, ибо реальными хозяйками тут теперь были они.
  
   Правда покинуть помещение сёстры так и не успели. Выходящая на улицу дверь внезапно распахнулась, и через порог переступил незнакомый чопорный господин средних лет, обряженный в тёмно-бордовый камзол, пошитый по последней моде, коричневые замшевые сапоги до колен и высоченную тоже бордовую шляпу с орлиным пером на боку. Пройдясь по интерьеру надменно-брезгливым взглядом, явно присовокупив к нему и девушек, он не менее надменно осведомился, не здороваясь и не снимая головного убора:
  
   - Я могу видеть некоего господина Келона?
  
   - Это вряд ли, - недобро посмотрела на визитёра Дэна. Он не понравился ей с первого же взгляда. - Господин Келон очень далеко отсюда, и я сильно сомневаюсь, чтобы он когда-нибудь пожелал увидеть вас.
  
   - А зачем он вам нужен? - спросила более благоразумная и сдержанная Кора.
  
   - Не вашего ума дело, - посетитель продолжал вести себя крайне неуважительно и пренебрежительно. - Извольте передать господину Келону, что его срочно ждут в приёмной князя.
  
   - Задница дьявола! И долго ты намереваешься терпеть этого хама? - задала Дэна сестре вполне уместный вопрос.
  
   - Что?!.. - у незнакомца от негодования даже усы зашевелились.
  
   - Вон выметайтесь, - Дэна выразительно указала пальцем на дверь. - А если захотите ещё что-нибудь спросить, то сперва постучитесь, потом, войдя, поздоровайтесь, как подобает любому уважающему себя и других человеку, и только затем изложите ваше дело в более вежливой форме.
  
   Видимо посетитель никогда прежде не сталкивался с подобным отпором со стороны каких-то простолюдинок. Он побагровел, щёки его затряслись, а рука потянулась к рукояти висящего на поясе меча. Но ещё до того, как пальцы успели её коснуться, нравоучавшая его только что девица уже стояла рядом, приставив к горлу вмиг утратившего надменность незнакомца кинжал.
  
   - Я разве не доходчиво объяснила? - спросила она вкрадчиво, слегка царапнув остриём кожу на шее.
  
   Кадык под кинжалом нервно дёрнулся, а из горла послышался какой-то булькающий звук. Кора не вмешивалась. Она, конечно, понимала, что от имени князя вполне может выступать кто-то достаточно знатный, но терпеть по отношению к себе и сестре неприкрытое хамство она тоже не намеревалась.
  
   Обострившуюся ситуацию немного разрядила другая открывшаяся дверь, ведущая в столовый зал траттории. В дверном проёме с открытым ртом и вытаращенными глазами застыл Перес. Увиденная сцена откровенно его напугала и шокировала.
  
   - Я только хотел спросить, госпожа Келон и госпожа Келон, не хотите ли вы перекусить? - пролепетал он.
  
   - С удовольствием, - буркнула Дэна, опуская кинжал. - Ты не знаешь случайно, что это за чучело? - она легонько ткнула бордовый монумент лезвием в живот. Тот вздрогнул и громко икнул.
  
   - Это?.. Это граф Гамальяр, - произнес юноша вымученно, не представляя, как следует себя вести. Корить сестёр за неосмотрительность претило, они ему слишком для этого нравились, но и выступать на их стороне не слишком умно. Граф Гамальяр, это всё-таки граф Гамальяр. Он вполне способен и легко может доставить им всем очень серьёзные неприятности, и это ещё мягко сказано. - Он один из приближенных князя, - пояснил, тем не менее, так не вовремя зашедший сюда разносчик.
  
   - Вот как? - Дэна веером крутанула кинжал на пальцах, ничуть не смутившись, когда услышала довольно известное в столице имя. - А я уж решила было, что к нам случайно забрёл заблудившийся клоун с ярмарки. Уж больно у него для знатного дворянина повадки грубые.
  
   Клоун прочистил горло и промолвил, не слишком убедительно пытаясь изобразить смущение:
  
   - Простите. Я принял вас за...
  
   - За трактирных шлюх, за кого же ещё, - закончила недосказанную фразу Кора. - Только в этом заведении вы их никогда не встретите.
  
   На самом деле граф просто кипел от ярости, но у него был чёткий приказ: во что бы то ни стало привести в княжеский дворец какого-то там Келона, занимающегося сыском. Кто ж знал, что у него тут ещё и родственницы имеются? Девка была абсолютно права, он действительно принял их за местных шлюх.
  
   Прояви граф к заданию чуть больше интереса, он легко выяснил бы, что именно эти две едва не прирезавшие его молодые девицы и есть тот самый Келон. Но его самолюбие оказалось настолько уязвлено тем, что столь благородного, как он человека используют в качестве простого гонца, что он вообще не удосужился навести хотя бы минимальные справки о том, за кем его посылают. Он был уверен, что князь просто вымещает так злобу за то, что Гамальяр осмелился заигрывать с княжеской дочерью. И в итоге он оскорблён теперь ещё сильнее да к тому же прилюдно унижен.
  
   Этот мальчишка, думал он лихорадочно, обязательно растрезвонит всему городу, что какие-то мерзавки напугали знатного и близкого самому князю дворянина до мокрых штанов, что является хоть и преувеличением, но не таким уж далёким от истины, ибо штаны он в самом деле капельку намочил. Что уж говорить, дамочка с кинжалом действительно сумела его напугать. Следует распорядиться, чтобы юнца как можно быстрее прикончили, а потом, когда князь про Келона позабудет, и до девиц очередь дойдёт. Такого, что они себе позволили, не спускают даже благородным дамам, а уж этим...
  
   - Ещё раз простите, - произнёс он вслух. - Обознался. Но как бы мне всё же переговорить с господином Келоном?
  
   - Господина Келона здесь никогда не было и вряд ли он тут в обозримом будущем появится, - снизошла до ответа Кора. - Вас видимо неправильно информировали.
  
   - Но как же?.. - растерялся граф. - Меня убеждали, что он проживает именно здесь и за плату занимается сыском.
  
   - Всё верно, - неожиданно подтвердила его слова Дэна. - Но только живём тут и занимаемся сыском мы с сестрой. И если вам требуются наши услуги, то в качестве компенсации за грубость мы возьмём с вас двойную плату.
  
   Гамальяр растерялся ещё сильнее. Такого неожиданного поворота он никак не предполагал. Получается теперь, что он должен доставить во дворец не мужчину, а двух этих гнусных тварей? Вот уж попал так попал. Они чего доброго поднимут его там на смех до того, как он успеет что-либо предпринять. Да и предпринимать-то ничего нельзя, коли он не хочет ещё больше разозлить князя. Надо как-то выкручиваться.
  
   - Вопрос о вашем найме и оплате к величайшему прискорбию решаю не я, - заговорил он, стараясь, чтобы голос звучал доброжелательно. - Но если вы не станете предавать возникший тут досадный инцидент огласке, то я удвою сумму, которую вам заплатят. Я выплачу вам достойную компенсацию даже в случае отказа от ваших услуг.
  
   - Ну и замечательно, - легко согласилась Дэна, ни на секунду не поверившая словам опозоренного графа. После такого унижения он обязательно будет искать способ отомстить, а Переса попытается убить в самое ближайшее время. Не сам, конечно. Кого-нибудь либо наймёт, либо просто подручным прикажет. У подобных негодяев практически всегда людишки для грязных дел на службе имеются.
  
   - Как я поняла, вы намереваетесь сопроводить нас во дворец, - не спросила, а констатировала Кора. - Позвольте нам переодеться во что-нибудь более подобающее для такого визита.
  
   - Конечно-конечно, - закивал Гамальяр суетливо и даже немного заискивающе. - Очень разумное решение. Я подожду столько, сколько потребуется.
  
   Его льстивый тон и слова ничуть не обманули сестёр. И переодеваться им было совсем не обязательно. Надетые на них платья и так выглядели вполне пристойно, но требовалось вооружиться и срочно предпринять меры по защите Переса, иначе, пока они отсутствуют, парня легко могут успеть отправить к праотцам. Да и Батюмара следует предупредить. Пусть тоже будет начеку.
  
   Жизнь в столице вынудила привыкших к более универсальным мужским нарядам амазонок сменить форму одежды. На них и без того косо смотрели, а уж расхаживания по городу в штанах не потерпели бы вовсе. Эмансипацию следовало подавать дозировано, иначе вообще не прокатит.
  
   Переговорив с Батюмаром и отослав Переса из города с наказом, чтобы не смел в ближайшие дни показываться поблизости от траттории или своего дома, девушки всё-таки переоделись, дабы не вызывать у графа лишних подозрений, и отравились вместе с ним во дворец. Кинжалы и метательные ножи они давно приспособились прятать на себе так, что со стороны и не подумаешь. Могущее понадобиться следственное оборудование сложили в не привлекающую внимание сумку, которую Кора повесила на плечо.
  
   По дороге практически не разговаривали. Гамальяр опасался каждого лишнего слова, случайно могущего достичь чужих ушей, что же касается ведьм-детективов, то они ещё в детстве научились при необходимости общаться друг с другом при помощи жестов и мимики, а с недавних пор ещё и полноценно разговаривать беззвучно. Они тоже опасались ушей, только ни чьих-нибудь, а конкретно сопровождающего.
  
   Прежде им не доводилось бывать на территории княжеской резиденции, поэтому разглядывали они её с живейшим интересом. По сути, она представляла собой не что иное, как сильно раздавшийся замок внутри крепостных стен. Когда из-за увеличения численности населения меж ними становится слишком тесно, а непосредственной угрозы извне нет, они начинают потихоньку обрастать постройками и домами снаружи, и если процесс не прекращается, то со временем возникает город. Тот также может обзавестись внешней крепостной стеной, и порой даже не одной, нанизывая их на себя по мере роста концентрическими окружностями. В местах периодически подверженных нападениям дело вполне обычное и более того - жизненно необходимое.
  
   В Крестограде имелись лишь две стены, и вторая располагалась не так уж далеко от первой. В то время, когда она строилась, набеги кочевников не были редкостью. Но вот уже более семидесяти лет на столицу княжества никто не нападал, и она успела изрядно расползтись вширь, обходясь пока без всяких дополнительных монументальных и дорогостоящих сооружений.
  
   Сам дворец являл собой структуру весьма неоднородную. Его и дворцом-то в полном смысле слова назвать было трудно, ибо обычно оно подразумевает целый конгломерат гармоничной роскоши, как изнутри, так и снаружи. Здесь же сразу бросалось в глаза, что сооружение несколько раз достраивалось, причём более поздние его части выглядели заметно богаче и представительней. Оно и понятно. Находящийся в самом центре огромный донжон, служивший когда-то в первую очередь убежищем и фортификационным сооружением, возводился максимально прочным, чтобы выдерживать натиск врага, если стены падут. На его красоту при строительстве внимания обращали мало, ставя на первое место надёжность и крепость, что наглядно выражалось в толщине и массивности стен, а также в окнах, обрамляющих верхнюю часть узкими бойницами. Недаром слово "крепость" обозначает одновременно и название и качество.
  
   Раскинувшиеся позже дворцовые крылья уже не угнетали глаза скальной монументальностью, смотря на свет не бойницами, а полноценными окнами, пусть и не слишком большими. Самые же последние пристройки и вовсе на фоне прежних казались чуть ли не ажурными и вполне изящными. Но всё в целом выглядело как минимум аляповато и несуразно. О гармонии говорить не приходилось.
  
   За крепостной стеной сейчас строился новый дворец, но ещё не один год пройдёт, прежде чем он вступит в строй, и княжеская резиденция переместиться туда. Да и надо ли? Здесь хоть и безвкусно, зато надёжно. С другой стороны в случае опасности сюда всегда можно будет вернуться.
  
   Граф сопроводил девушек в правое крыло и, проведя через анфиладу помещений, по размеру скорее относившихся к залам, в пятом по счёту усадил их на резную атаманку, попросив немного подождать. Прежде, чем уйти, он ещё раз извинился за своё хамство, как бы невзначай заменив его словом "неделикатность", и вторично попросил никому не разглашать подробности инцидента, а ещё лучше не упоминать о нём совсем.
  
   - Что обо всём этом думаешь? - спросила Кора сестру негромко, когда они остались в зале вдвоём.
  
   Правда, у дальних дверей застыл изваянием некий тип в ливрее неопределённого возраста. Речь, разумеется, о возрасте самого типа, ливрея выглядела абсолютно новой. Зато её носителю с равным успехом можно было дать и сорок, и пятьдесят. Не то просто слуга или лакей, что, в общем-то, практически одно и то же, не то ненавязчиво приставленный конкретно к ним надзиратель.
  
   - Думаю, у нас наклёвывается что-то интересное и неординарное, - отозвалась Дэна, с интересом оглядываясь вокруг. - А может и нет. Приглашали-то господина Келона, а мы можем по половому признаку не подойти.
  
   - Надо будет как-нибудь Габриэля в гости пригласить, - при упоминании "господина Келона" мысли Коры ассоциативно перекинулись на брата, ибо полноправным "господином" в их семействе на данный момент являлся лишь он один. - Пусть полюбуется на столицу, и на нас заодно.
  
   - Точно. Вот покончим с этим делом, если оно вообще начнётся, и сразу пригласим. Вместе с бабулей.
  
   При слове "бабуля" обе заулыбались. Они улыбались почти всякий раз, когда вспоминали бабушку Елаву. Старушка была чуть ли не в двадцать раз старше, но благодаря одному лишившемуся памяти богу выглядела практически их ровесницей. Постоянный повод для шуток, особенно если учесть, что она вышла замуж за своего собственного пра-пра-пра... в давно утерянном по счёту колене внука и уже успела родить от него двойню. Мальчика и девочку, что тоже стало подходящим поводом для шуток среди тех, кто хорошо знаком с историей Дэны, Коры и Стэфы, хотя на самом-то деле ничего весёлого в ней не было. Но так уж человек устроен, что спустя годы воспринимает минувшие невзгоды, как нечто забавное.
  
   Внезапно стоявший истуканом человек шевельнулся и поспешно направился в сторону девушек. Видимо он получил какое-то распоряжение, но когда и как - они не зафиксировали.
  
   Приблизившись, он вежливо поклонился и церемонно произнёс:
  
   - Госпожа Келон, госпожа Келон, позвольте сопроводить вас к месту переговоров.
  
   Обменявшись короткими взглядами, сёстры встали и молча последовали за слугой. Судя по тому, что он не представился, скорее всего, он принадлежал именно к обслуге. Но повёл он их не в ту дверь, у которой стоял, и даже не в ту, через которую они попали в зал. Оказалось, что в боковой стене за портьерой скрывается ещё одна дверь. Она вывела их в узенький тёмный коридор, освещаемый редкими тусклыми светильниками, через длинные промежутки крепящимися к стенам. Коридор вывел их к уходящему вверх колодцу с винтовой лестницей, по которой пришлось накрутить изрядное количество витков. Судя по старым каменным стенам из массивных блоков и порядком истёршимся ступеням, они находились сейчас внутри центрального донжона и поднимались куда-то на самый его верх.
  
   Так и вышло. Блеснувший впереди дневной свет вывел их на верхнюю площадку донжона, являвшуюся его же крышей. Слуга, молча поклонившись, тут же снова исчез в зеве винтового колодца, и сёстры оказались предоставленными сами себе. Девушками они были отнюдь не робкими, поэтому, ничему не удивляясь и не страдая от излишней скромности, сразу же принялись с интересом осматриваться.
  
   Площадка представляла собой выложенный каменными плитами квадрат метров двадцать на двадцать. Невольно возникала мысль: какими же должны быть перекрытия, чтобы держать на себе такую тяжесть? По углам расположились четыре небольшие башенки, вздымающиеся примерно на два человеческих роста. Из одной из них гостьи как раз и вышли. Периметр площадки, смыкаясь с башнями, опоясывал, доходя почти до уровня пояса, каменный барьер, прорезанный кое-где у основания узкими желобами для стока воды. По верху барьера шли отдельные прямоугольные зубцы, доводя суммарную высоту ограды метров до двух. Такая конструкция позволяла обороняющим замок воинам при необходимости укрываться от стрел, не пригибаясь.
  
   - Задница дьявола! - восхищённо пробормотала Дэна, любуясь панорамой.
  
   Открывавшийся сверху город казался отсюда игрушечным макетом и обозревался практически весь за исключением разве что самых окраин. Во всяком случае, в пределах второй городской стены всё, что не перекрывалось строениями, виделось как на ладони. Панорама впечатляла и даже завораживала, поэтому сёстры не слишком отчётливо уловили момент, когда на площадке появился ещё кто-то.
  
   - Красиво, не правда ли? - осведомился за их спинами мелодичный женский голос.
  
   Обернувшись, они обнаружили рядом собой практически сверстницу. Приветливо улыбающаяся девушка появилась тут одна, держась при этом непринуждённо и свободно. Несмотря на простое светло-серое платье, она, тем не менее, не казалась какой-нибудь случайно забредшей сюда служанкой или кухаркой. Писаной красавицей её вряд ли можно было назвать, но лицо приятное и даже одухотворенное. Ростом, пожалуй, даже немного повыше сестёр, но точно не сказать. Может, просто каблуки высокие. Под доходящим практически до пола подолом не рассмотреть. Густые светло-русые волосы заплетены в тугую косу и обёрнуты венцом вокруг головы.
  
   - Простите за ожидание, но я позволила себе немного понаблюдать за вами со стороны, - продолжила незнакомка. - Хотела окончательно определиться, стоит ли мне вообще с вами связываться или предпочесть, чтобы Гамальяр подыскал для моих целей кого-нибудь другого. Я и сейчас не уверена, что вам по силам задача, которую я намеревалась возложить на господина Келона.
  
   - Что ж, сейчас самое время определиться, если мы не хотим отнимать его друг у друга, - безапелляционно заявила Дэна, ничуть не смутившись от столь откровенно высказанного сомнения в их с сестрой профпригодности, особенно учитывая статус персоны, которая с ними разговаривала. - Вы ведь никто иная, как дочь князя. Верно? - высказала догадку прозорливая представительница сыскного бюро "Последняя Надежда".
  
   - Верно, - персона медленно кивнула, словно что-то обдумывая. - Вы намекаете, что не знали, кто я такая, и догадались только что?
  
   - Мы не намекали, это так и есть, - на сей раз заговорила Кора. - Наверное, вас, княжна, знает в лицо, по меньшей мере, половина города. Но не мы. Так уж случилось, что в столице мы всего около года и далеко не всех успели повидать лично. И позвольте нам представиться. Меня зовут Кора, а это моя сестра - Дэна. Кора и Дэна Келон. Фамилию вам указали верно.
  
   - Ну, хоть в чём-то не ошиблись. Это ведь вы нашли похищенную брошь баронессы Гисмарк?
  
   - Дело оказалось совсем несложным, - припомнила Дэна эпизод полугодовой давности. - Дворецкий оставил столько следов, что найти пропажу смог бы любой, будь он повнимательнее.
  
   - Неужели? - княжна чуть приподняла бровь. - И что же это были за следы?
  
   - Позвольте нам не раскрывать профессиональные секреты, - Кора легонько ткнула локтём сестру в бок.
  
   Вовсе ни к чему распространяться направо и налево, что на вооружении сыскного бюро "Последняя Надежда" имеются столь могучие инструменты, как дактилоскопия и миниатюрные подслушивающие устройства. Спасибо друзьям и советчикам с Земли. Да и собственная магия - подспорье весьма полезное и совсем не лишнее.
  
   - Хотите, я расскажу, что вы делали сегодня до нашего появления? - сменила тактику Дэна, заодно взявшись увести разговор в другое русло. - Если, разумеется, вы рискнёте удостовериться, что ваши секреты не такие уж секреты.
  
   - Любопытно, - княжна склонила голову набок и приготовилась слушать. - Приступайте. Сможете меня удивить - считайте, что работу получили.
  
   - Что ж, - Дэна сосредоточилась и принялась обходить княжну по кругу, не спуская с неё внимательных глаз и стараясь не упустить ни единой мелочи. - Поутру вы, не завтракая, сперва отправились на верховую прогулку. Думаю, она была не слишком продолжительной. Затем, вернувшись во дворец, вы откушали свежевыпеченного пирога с вязигой и запили его молоком. Не парным, а чуть подкисшим, вчерашним. Вам такое, судя по всему, нравится. Далее, придя в свои покои, вы неожиданно обнаружили, что у вас кое-что пропало, правда, не стали сразу же поднимать по этому поводу шум. Видимо что-то личное, о чём вам не хочется громогласно заявлять. Тем не менее, вы навели потихоньку справки о том, кто в городе занимается розыском похищенного. Вам ведь понадобился кто-то такой, кто не слишком привлекает внимание и не ставит на уши всех вокруг. Потом, заранее простите, что позволяю себе некоторые вольности толкования, вы пригласили к себе Гамальяра и целенаправленно спровоцировали его на не вполне подобающее в отношении вас поведение.
  
   По мере рассказа Дэны лицо княжны всё больше хмурилось и она даже пару раз куснула губу. Но она пока молчала и слушала.
  
   Вошедшая в раж детективщица, видя, что её не обрывают, вдохновенно продолжала:
  
   - А дальше вы бросились к батюшке и обвинили графа в непристойностях, после чего подбили отца в качестве наказания заставить Гамальяра привести к вам некоего господина Келона. Я не слишком сильно ошиблась в умозаключениях, княжна?
  
   - Вы либо шпионили за мной целенаправленно, либо вы - колдуньи, - слова княжеской дочери звучали жёстко, словно приговор. - И в том и в другом случае вас следует незамедлительно передать в руки батюшкиным дознавателям.
  
   Повисла напряжённая пауза.
  
   - Олинка. Можете звать меня Олинкой, не княжной, - неожиданно рассмеялась она. - Что, напугала?
  
   - Самую малость, - не стала отрицать Кора. - Надеюсь, моя сестричка не слишком задела вас своей бесцеремонностью?
  
   - Самую малость. Но я, кажется, сама пожелала, чтобы вы меня удивили, так что не вправе обижаться. Только вы меня не просто удивили, а поразили донельзя. Я могу узнать, откуда вам всё это известно, или это тоже профессиональный секрет?
  
   - Цепочка рассуждений всего-навсего, но мне просто повезло, если вся она оказалась верной, - Дэна скромно потупила глаза, но поверить в её скромность после того, что она только что демонстрировала, мог разве что самый доверчивый и неискушённый человек. Княжна не поверила.
  
   - Чтобы умерить мои подозрения, я бы хотела ознакомиться с этой цепочкой, - выразила пожелание Олинка.
  
   Дэна ненадолго задумалась, собираясь с мыслями, и заговорила:
  
   - Объяснять несколько сложнее, чем строить предположения в уме, но я попробую. Начну с самого начала. Пока обходила вас по кругу, ветерок донёс до меня слабый запах свежего конского пота, аромат пирога с вязигой и кислого молока. Первое моё допущение: вы были недавно на конной прогулке, но вовсе не обязательно. Это вполне мог оказаться просто визит на конюшню. Но уж коли я выбрала прогулку, она должна была состояться до завтрака, ибо сразу же скакать верхом после еды не слишком большое удовольствие. Меню вашего завтрака я тоже определила по запаху.
  
   - У вас, Дэна, нюх не хуже, чем у охотничьих собак моего отца, - улыбнулась княжна. - Пока что ваши рассуждения меня устраивают. Но простите, что прервала. Как я понимаю, самое интересное ещё впереди. Там на запах уже не сослаться.
  
   Убедившись, что дочка князя закончила комментарий, Дэна продолжила:
  
   - На самом деле последующие предположения делать было намного проще. Тут следовало отталкиваться от обратного. Я имею в виду, что вам потребовался сыщик, а остальная цепочка моих умозаключений шла от конца к началу. К нам заявился Гамальяр, и его настроение было весьма далеко от благодушного. Он был крайне зол и несдержан. Значит, данное ему поручение счёл за оскорбление, но противиться не посмел. Вывод: его отправил к нам сам князь, иначе он просто не пошёл бы. Но граф не сказал прямо, что господина Келона хочет видеть непосредственно ваш батюшка. Тогда это, скорее всего либо княгиня, либо кто-то из детей князя. Например, вы, Олинка. И последнее уже не требует доказательств.
  
   Теперь немного о том, почему гонцом стал именно граф. Вы желали обратиться к господину Келону тайно, а для этого кто-то знатный - идеальная кандидатура. Дабы скрыть унижение, он будет молчать о столь нелицеприятном поручении в отличие от слуг, любящих посудачить за спинами хозяев. А чтобы граф не артачился, его просто нужно было подставить перед батюшкой, что вы, как мне думается, и проделали. Вот, собственно, примерно все мои рассуждения. Можно только добавить, что раз вам понадобился сыщик, значит, у вас что-то украли. Будь это убийство или грабёж, вы не стали бы разыгрывать спектакль, используя Гамальяра, а действовали бы совсем по-другому.
  
   - Браво! - княжна была поражена и не скрывала этого. - Когда вы всё объяснили, ваша осведомлённость уже не кажется невероятным чудом, но всё равно впечатляет. Да что там впечатляет, восхищает! Думаю, в этом городе лучше вас мне никого не найти.
  
   - Мы тоже так думаем, - заявила Дэна без ложной скромности. - Лучше и деликатнее нас вы точно никого не найдёте.
  
   - Насчёт последнего я бы поспорила, - улыбнулась Олинка. - Но давайте пройдём туда, где до сегодняшнего утра, как я думала, хранилось похищенное. На самом деле пропажа могла случиться и раньше, просто обнаружила я её лишь сегодня.
  
   Не мешкая, все трое уже спускались вниз по другой винтовой лестнице.
  
   - Так что же всё-таки пропало, и когда вы видели это в последний раз? - задала идущая вслед за княжной Кора вполне правомерный вопрос.
  
   - Давайте дойдём до места, там я вам всё покажу и расскажу. Здесь слишком хорошо звук разносится, а некоторые секреты не предназначены для чужих ушей.
  
   Спуск закончился и, миновав несколько коридоров, троица оказалась в покоях княжны, состоящих из четырёх комнат, расположенных анфиладой. Обычная для дворца планировка. Сразу можно было отметить, что Олинка не из числа тех богатеньких дочурок, которые любят окружать себя роскошью и ни в чём себе не отказывать. Всё относительно скромно, насколько это слово вообще применимо к дворцу. Во всяком случае, никаких явно бросающихся в глаза излишеств. Из украшений лишь несколько небольших, но изящных гобеленов. Под ногами там и сям набросаны ковры, но они не столько для красоты, сколько для защиты от холодного пола. Немного удивило большое количество присущего обычно мужским помещениям оружия, развешанного в самых разных местах или уложенного на специальные подставки.
  
   Для уюта и тепла каменная основа стен была задрапирована тканями, но не яркими и узорчатыми, а спокойными и однотонными. Преобладали светло-коричневые и бежевые тона. Из мебели несколько резных, но не вычурных шкафов, шкафчиков и комодов, да высокое ложе под балдахином в самой дальней комнате. Ещё два стола с дюжиной стульев и полудюжиной мягких кресел, два небольших дивана ну и, разумеется, во всех четырёх помещениях по камину. Без обогрева при местном климате никак не обойтись. Иные зимы в столице бывают весьма холодными, да и в межсезонье дополнительное тепло почти всегда востребовано.
  
   - Задница дьявола! Можно? - не удержалась Дэна, завидев во второй по счёту комнате целую лесенку мечей на крутых ступенях из тёмного дерева. Узкие сверкающие лезвия необычайно походили на те, которыми они с сестрой совсем недавно активно пользовались и с которыми до переезда в столицу практически не расставались.
  
   - Вы умеете с ними обращаться? - немного удивилась княжна.
  
   Вместо ответа Дэна ухватила за рукояти сразу два меча и, буквально за несколько секунд прикинув баланс, закрутила их, как пропеллеры у вертолёта. Олинка вряд ли была знакома с этими летательными аппаратами, но амазонки-детективы видели их многократно. Правда, главным образом в кино, но как-то раз и в небе, когда несколько дней гостили в Мычах* на родине земных друзей. (*Мычи - название хутора, одно из мест действия в романе "Неисповедимы Тропки Божьи").
  
   Кору тоже захватил азарт, и через три секунды она изображала уже второй вертолёт.
  
   - А я смогу взять у вас несколько уроков? - глаза княжны прямо-таки светились от зависти. - Я заплачу, сколько запросите.
  
   - Без проблем, - Дэна завершила демонстрацию навыков и вернула оружие на место. - Но давайте сперва всё же разберёмся с тем, для чего вы нас пригласили. Чем горячее следы, тем легче найти пропажу. А поупражняться с этими штуками можно будет и в свободное время.
  
   - Да, - Кора последовала примеру сестры и тоже водворила мечи на место, - мы что-то отвлеклись.
  
   Кивнув и заперев на засов дверь, Олинка проследовала в спальню, придвинула стул и вскарабкалась с его помощью на комод в углу, после чего аккуратно поддела пальцами и отделила от стены полутораметровый отрезок планки под самым потолком, крепивший заметно выцветшую от времени драпировку. С обратной стороны деревяшки выступали семь коротких круглых штифтов, пропущенных через ткань, до этого плотно вогнанных в ответные отверстия в камне. Затем той же процедуре подверглась верхняя секция вертикальной угловой планки, вследствие чего большой треугольный лоскут драпировки откинулся вниз и в сторону. В обнажившейся кладке отчётливо выделялся деревянный квадрат со стороной сантиметров около двадцати. Через секунду он был уже в руке княжны, а на его месте зияла темнотой кубическая ниша. Что называется - тайник налицо, а в нём, судя по всему, пусто. Разве что на самом дне что-нибудь лежит, ибо оно располагалось немного выше линии глаз стоящих на полу сестёр и оставалось вне поля их зрения.
  
   - Я бы не хотела, что бы вы кому-нибудь об этом рассказывали, - кивнула Олинка в сторону пустого проёма. - Я никому и никогда о нём не говорила.
  
   - Тем не менее, секрет кому-то известен, раз из него что-то пропало, - отметила Кора. - Возможно давно. Сколько лет этим стенам и тайнику?
  
   - Я соорудила его сама ещё в детстве, вытащив пару камней и сразу же сделав для получившегося проёма крышку, - сообщила княжна. - С тех пор прятала туда самое сокровенное, и оттуда ни разу ничего не пропало. До сегодняшнего дня я была уверена, что о моей захоронке никто не знает. Что до стен, то им уже несколько веков.
  
   - Но кто-то тайник всё же обнаружил, - констатировала Дэна. - В общем-то, на него должен был наткнуться любой, кто когда-либо обновлял тут драпировку.
  
   - С того момента как я его соорудила и по сей день этого не делали ни разу, - вздохнула Олинка, слезая с комода. - Я противилась, говоря, что старая ткань мне нравится, и я не хочу её менять. К тому же она пропитана каким-то особым составом, чтобы не портиться.
  
   - Тем не менее, её всё равно требуется периодически чистить, чтобы грязью не заросла, - резонно заметила Кора.
  
   - Да, - не стала спорить княжна. - Но для этого ткань вовсе не обязательно снимать. К тому же на ощупь место тайника ровное. Стена и стена.
  
   - Не совсем, - не согласилась Дэна, беря в руки крышку от ниши. - Во-первых, звук будет отличаться, если постучать снаружи, а во-вторых, дерево покажется намного теплее, чем камень, если руку приложить. Даже через ткань. Кто и когда чистил тут драпировку последний раз?
  
   - С уверенностью не вспомню, но кто-то из постоянных слуг. Где-то с неделю назад, наверное. Но в спальне я дозволяю делать это лишь в моём присутствии. Неужели вы думаете, что я совсем уж дурочка? - произнесла Олинка с оттенком обиды.
  
   - Судя по тому, как вы воспользовались сегодня Гамальяром, нам бы и в голову не пришло усомниться в ваших умственных способностях, - улыбнулась Кора. - Но с чего-то же нам надо начинать. Теперь, думается, самое время вам сказать, что же всё-таки из тайника пропало.
  
   - Я могу надеяться, что это останется сугубо между нами?
  
   - Княжна, думать об этом вам следовало немного раньше. - Дэна недовольно сжала губы и наморщила нос. - Когда первый шаг сделан, а сейчас их уже как минимум два, если не три, назад поздно поворачивать. Могу лишь сообщить, что в несоблюдении договорённостей нас ещё никто ни разу не обвинял. Молчание в пользу нанимателя в нашей работе условие обязательное и неукоснительно нами соблюдаемое, за исключением разве что тех случаев, когда преступником является сам наниматель. Такое, как ни странно, тоже иногда случается. Видимо, мнят себя умнее других и надеются с нашей помощью всех провести, свалив вину на кого-нибудь другого. И давайте к вопросу о неразглашении больше не будем возвращаться.
  
   - Простите мою сестру за излишне наставительный тон, но суть она изложила верно. Вам с нашей стороны нечего опасаться, - добавила Кора, заметив, что Олинка нахмурилась.
  
   Всё-таки сейчас самозваные детективы имели дело с дочерью князя, а не с рядовым горожанином. То, что обе являются приёмными дочерьми Великого Инквизитора, они нигде не афишировали и громким именем магистра Зеана никогда не пользовались, не без основания опасаясь, что потенциальные клиенты в этом случае будут шарахаться от них как от прокажённых. Всё, к чему прилагалось слово "инквизиция" популярностью среди населения столицы не пользовалось. Да и не только столицы. Перед безжалостным церковным "инструментом" трепетали все и повсеместно. Любого при "необходимости" можно было обвинить в ереси или колдовстве, предав сначала мучительным пыткам, а затем и смерти. А потому, коли уж Кора с Дэной сохраняли инкогнито, среди сильных мира сего им следовало вести себя осмотрительно.
  
   - Хорошо, - кивнула княжна, решив, что не станет до поры одёргивать не шибко учтивых сестёр. - Тянуть и молчать дальше и вправду глупо. В тайнике хранился подарок от... от одного человека и ещё вещь, которую он просил меня сберечь для него на время.
  
   - А нам позволительно будет узнать, кто этот человек, и что представляли собой подарок вместе с принятой на хранение вещью? - Дэна сразу же попыталась получить более конкретную информацию.
  
   - Имя вам ничего не скажет, - щёки Олинки слегка порозовели, что не укрылось от зорких глаз амазонок-детективов. - А подарок... это небольшая инкрустированная перламутром деревянная шкатулка с браслетом, ожерельем и серьгами, выполненными из драгоценных камней, золота и серебра. Столь тонкой работы я никогда прежде не видывала. Ещё, наверное, я должна поставить вас в известность, что никогда и нигде на людях в этих украшениях не появлялась и полагала, что о них никто не знает. Помимо украшений в тайнике лежал ещё гладкий кубик тёмно-серого цвета размером с два моих кулака из какого-то лёгкого, но очень прочного материала. Не из металла точно. Он был не тяжелее двух-трёх яблок. Что это такое и что находилось внутри, мне неизвестно. Он казался цельным. Вместе со шкатулкой они едва-едва помещались в нише.
  
   При упоминании о странном материале, который княжна не смогла идентифицировать, сёстры многозначительно переглянулись. Эти слова могли ровным счётом не значить ничего, а могли очень многое.
  
   - А вашему... знакомому было известно, где вы храните его вещь? - поинтересовалась Дэна.
  
   - Нет, - Олинка отрицательно покачала головой и почему-то покраснела ещё больше. - Вы первые, кто узнал о существовании тайника. От меня, по крайней мере.
  
   - Могу я взглянуть поближе? - кивнула Кора на обнажённый участок стены с тёмным провалом.
  
   - Разумеется, - княжна немедленно подвинулась в сторону, освободив подход к комоду, возле которого продолжала стоять.
  
   - Хотите, пока моя сестра будет осматривать место преступления, я покажу вам несколько упражнений с мечами? - внезапно предложила Дэна.
  
   На самом деле ей вовсе не хотелось этим заниматься, но Олинку следовало увести. Ни к чему дочке князя видеть, как Кора снимает отпечатки пальцев, пользуется электрическим фонарём и уж тем более, как фотографирует.
  
   К счастью княжна не стала возражать, и уже через минуту-другую Кора услышала характерный звон клинков. Пора было приниматься за работу.
  
   Натянув на руки тонкие матерчатые перчатки, девушка приступила к осмотру. Встав на комод и осветив фонарём внутренность ниши, она убедилась, что там настолько пусто, что даже пыли нет, словно внутри всё вымыли и вычистили. На всякий случай проверила место на следы остаточной магии, но на них не оказалось и намёка. Это хорошо. Отыскать вещь, подвергшуюся магическому переносу значительно сложнее, чем вычислить обыкновенного вора. При использовании колдовства вору даже не обязательно проникать в покои княжны. Достаточно просто знать, где именно расположен тайник. Умелая ведьма или колдун легко смогут украсть желаемое, находясь где-нибудь в соседнем квартале, а то и на другом конце города.
  
   К счастью такие преступления довольно редки, ибо магистр Зеан неусыпно бдит и отправляет нечистых на руку магов на костёр без долгих разговоров, невзирая ни на пол, ни на возраст, ни на общественное положение. Его позиция хоть и не афишировалась открыто, ибо вообще-то инквизиция создана именно для того, чтобы искоренять ересь и колдовство на корню, оставалась абсолютно чёткой. Пока ты просто колдуешь, не принося вреда людям и, тем паче, им помогая - живи и здравствуй. А коли пользуешь дар во зло - зло и получай. В этом магистр оставался непреклонен.
  
   Сняв вокруг тайника и в нём самом отпечатки пальцев, которых оказалось на удивление мало, и запечатлев камерой место преступления в разных ракурсах, Кора спустилась на пол и убрала криминалистические принадлежности в сумку. Затем на всякий случай разместила в спальне подслушивающее устройство, незаметно воткнув его под пологом балдахина. Покончив с этим, пошла на звук продолжающего звенеть железа.
  
   Княжна и Дэна увлечённо фехтовали. Глаза светились азартом, а мягкая, но стремительная пластика тел заворожила бы любого, особенно если учесть, что девушки скинули мешающие двигаться длиннополые платья, оставшись лишь в тонких нательных рубашках, едва доходящих до колен. Кора не стала исключением и, привалившись к косяку, позволила себе немного и с удовольствием понаблюдать за спортивным поединком. Вообще-то подобные фокусы с боевым оружием - дело крайне опасное, но в сестре Кора не сомневалась. Она сумеет контролировать и себя и "противницу" и не допустит, чтобы кто-то пострадал.
  
   - Знаешь, - Дэна сделала ложный выпад и, уйдя с линии атаки "провалившейся" вперёд Олинки, легонько шлёпнула ту плашмя по плечу, - а из княжны выйдет толк, если с ней немного поработать.
  
   - Ах, так! - Олинка извернулась и едва не достала кончиком меча бок соперницы. - Ещё неизвестно, кто кого должен учить!
  
   - Известно, - Дэна воспроизвела кистью неуловимое вращательное движение, и меч княжны, пронзительно взвизгнув, вонзился в потолок. - Я всё время поддавалась.
  
   - Ну и ладно, - буркнула Олинка немного обиженно и начала одеваться. - Что-нибудь удалось обнаружить?
  
   Последние слова относились уже к Коре.
  
   - Пока практически ничего, - отозвалась та, глядя, как сестра змеёй ввинчивается в платье. - Потребуется время, чтобы всё как следует проверить, обдумать и выработать стратегию расследования. А сейчас нам желательно опросить всех, кто вхож в ваши покои.
  
   - Ну, опросить вообще всех, кто здесь бывал, у вас вряд ли получится. Кто-то в отъезде, кто-то уже умер, а кого-то понадобится искать. Не все при дворце живут. А так без моего ведома сюда всегда дозволялось заходить моим братьям, да только в столице они уже давно не появлялись. Отец поставил их наместниками в окраинных городах княжества, чтобы опыта и самостоятельности набирались, а так же присматривали за соседями. Придворные дамы иногда помогают мне одеваться к официальным приёмам, но это случается не так уж часто и, разумеется, при моём непосредственном участии. Гораздо чаще тут бывают, например, мойщики окон. Во дворце их то ли трое, то ли четверо, но приходит обычно из них кто-то один. А совсем уж постоянно сюда вхожи три мои служанки, Варта, Милита и Софья. Ещё без спросу может заходить Рамс, каминщик. Ну, это который приносит дрова и чистит камины, - добавила княжна зачем-то. Всё равно, что объяснять, что трубочист чистит трубы.
  
   - Понятно. Хоть с кем-то из них мы можем сейчас поговорить? - спросила Дэна, подпрыгнув и выдернув торчащий из потолка меч, ухватив его не за рукоять, а за гарду. Разумное решение. Теперь осталось только улучить момент и снять с рукояти отпечатки пальцев княжны для сравнения.
  
   - Конечно. Служанки и каминщик должны быть здесь, да и мойщиков, я думаю, не сложно будет найти. Мне их всех позвать сюда?
  
   - Лучше пройти прямо к ним, если здесь имеются постоянные помещения для слуг, - выдвинула Кора контрпредложение. - Случается, что пропажа обнаруживается именно у них и почти сразу. Вы, кстати, сами не проверяли?
  
   - Нет. Во-первых, у меня до сих пор не было оснований кому-либо из них не доверять, а во-вторых, я не хотела никому говорить ни о тайнике, ни о подарке, - щёки княжны снова порозовели, непонятно правда от смущения или физических упражнений. - Пойдёмте, - зашагала она вперёд. - Варта и Милита занимают общую комнату, а у Софьи своя, отдельная. Она старшая как по возрасту, так и по положению.
  
   Как и следовало ожидать, комнаты служанок находились неподалёку. Всего в нескольких шагах по коридору. В первой, крохотной, но довольно уютной и аккуратно прибранной, никого не оказалось.
  
   - Это Софьина, - пояснила княжна, что и без комментариев было понятно при взгляде на единственную кровать.
  
   Распахнув дверь в следующее помещение, Олинка каменным изваянием застыла на пороге.
  
   - Задница дьявола! - Дэна, а следом за ней и Кора проскользнули мимо остолбеневшей княжны и наклонились над тремя валяющимися на полу женскими телами, из которых успело натечь целое море крови. Все три были ещё совсем тёплыми, а кровь даже свернуться, толком не успела. Вероятнее всего, трагедия произошла именно в то время, когда обе сыщицы и их нанимательница находились на верхней площадке донжона.
  
   Двум жертвам, лежащим лицами вверх, кто-то безжалостно перерезал глотки. Видимо для гарантии, так как на обеих имелись ещё и многочисленные следы колющих и резаных ударов. На третьем теле ран видно не было, но если наносились они аналогичным образом, то должны находиться со стороны пола, ибо в отличие от первых двух третья жертва лежала лицом вниз.
  
   - Пока не зовите никого, ладно? - повернула Кора голову к впавшей в ступор Олинке.
  
   Княжна медленно кивнула, после чего согнулась пополам и, выскочив в коридор, уже там разродилась рвотными звуками, сопровождаемыми характерным плеском.
  
   - Снимай быстрее, - Дэна чуть толкнула сестру локтем, но та уже сама вытаскивала из сумки фотокамеру. - А дело-то принимает совсем скверный оборот. Боюсь, княжне тоже может угрожать опасность.
  
   - И шума теперь не избежать, - Кора начала быстро обходить трупы по кругу, переключив снимающее устройство в режим видео. - Скоро сюда набежит толпа, и все следы затопчут. Есть какие-нибудь идеи?
  
   - Есть. Убраться отсюда куда-нибудь подальше. Очень мне не нравится, что тут происходит.
  
   - А как же профессиональная гордость?
  
   - В задницу её. Ты что, шуток не понимаешь?
  
   - Да как-то не очень обстановка к шуткам располагает. Как там княжна? Что-то её больше не слышно.
  
   - Пойду, посмотрю, - Дэна исчезла за дверью.
  
   Покончив со съёмкой распростёртых на полу тел, Кора прошлась глазами и объективом по интерьеру. Ничего примечательного. Большая комната видимо была одновременно ещё и складом, ибо вмещала в себя не только две кровати, но и четыре громадных шкафа где, по всей видимости, хранилось бельё, посуда и прочие предметы обихода Олинки. Интерьер дополняли квадратный деревянный стол, два стула и два табурета. На стенах никакой драпировки, один камень, лишь местами прикрытый древними, но ещё окончательно не рассыпавшимися гобеленами. Похоже, попали они сюда вместо помойки. Камина тоже не было, его заменяла небольшая кирпичная печурка с уходящим в стену наспех кованым кривым дымоходом. В отличие от апартаментов госпожи - не хоромы.
  
   Стол хоть и стоял на ногах, но как-то косо и явно не на месте, а все четыре сиденья валялись опрокинутыми, что, скорее всего, указывало на попытку сопротивления со стороны служанок. Об этом же свидетельствовали и глубокие порезы на их на руках. Но против холодного оружия у безоружных женщин не было шансов. Они наверняка кричали, когда их убивали. Почему же их никто не услышал и не примчался на шум? Странно. Хотя нет, не странно. Вокруг тихо как в склепе. Видимо распространённое мнение о том, что дворцы просто кишат придворными и слугами не совсем верно. Ведь дворец - тот же дом, только очень-очень большой. Если гостей нет, а слуг мало, то тут в самом деле можно горло сорвать, но ни до кого не докричаться.
  
   Шкафы в комнате оставались закрытыми, а беглый осмотр подтвердил, что впопыхах туда не лазили. В них действительно в основном лежало бельё, посуда и всякие другие вещи, используемые в хозяйстве. Сложено всё было очень аккуратно, и даже усматривалась чёткая система. Наволочка к наволочке, простыня к простыне, тарелка к тарелке. На вид тут никто посторонний не рылся. Значит, служанок убили именно для того, чтобы убить, а не обокрасть. Скорее всего, они что-то увидели, что не должны были, либо услышали что-то не предназначавшееся для их ушей. А может их вообще укокошили просто так, на всякий случай, чтобы не оставлять возможных свидетелей. Теперь нужно побыстрее найти этого каминщика и мойщиков, если они ещё живы. А то при текущем раскладе и за них могут взяться. Кража у княжны и убийство служанок наверняка как-то между собой связаны, хотя и необязательно.
  
   За спиной вдруг раздался протяжный стон, и Кора стремительно обернулась. Та служанка, что лежала спиной вверх, теперь шевелилась и явно пыталась приподняться. Сыщица немедленно к ней подскочила и, стараясь не испачкаться, помогла сесть. Боже, вид женщины был ужасен. Соприкасавшиеся с полом одежда и волосы обильно напитались кровью и слиплись. Вместо лица виделась лишь одна сплошная кровавая маска. Зато горло оказалось целым и невредимым.
  
   - Вы ранены? - озабоченно спросила Кора.
  
   Кровавая маска медленно повернула к ней глаза и бесцветно произнесла:
  
   - Не знаю. Как будто нигде не больно. Вы кто?
  
   - Гостья княжны. Вы знаете, что здесь произошло?
  
   Маска так же медленно обвела глазами комнату, увидела трупы и снова рухнула без чувств. Только теперь уже лицом вверх.
  
   Обнаружив в углу за печкой небольшую деревянную кадку с водой, Кора вытащила из шкафа первую попавшуюся тряпку, оказавшуюся наволочкой, и, намочив, принялась обтирать ею лоб, щёки и шею несчастной. Через пару минут кожа более-менее очистилась и позволила разглядеть лицо всё ещё довольно привлекательной сорокалетней женщины. Может, даже чуточку постарше. Внимательно осмотрев её одежду и руки, сыщица убедилась, что ран на теле действительно нет. Абсолютно вся кровь на нём чужая.
  
   - Софья? - позвала Кора, методом исключения определив, кто остался в живых. Трупы, принадлежавшие двум другим женщинам, выглядели значительно моложе.
  
   Ответа не последовало, и пришлось немного похлопать бесчувственное лицо по щекам, прежде чем глаза снова открылись.
  
   Не желая, чтобы повторилось та же история, Кора сразу же предложила:
  
   - Давайте переберёмся отсюда в вашу комнату, и там хоть немного приведём вас в порядок.
  
   То ли женщина сама поняла, что так лучше, то ли просто послушалась, но она резко вдруг встала и целенаправленно устремилась прямо в дверь. Выйдя за ней в коридор, Кора не увидела там ни княжны, ни сестры. Лишь большая лужа рвотной массы расплескалась по полу широким фронтом. Дэна не ошиблась. Вязига даже не успела перевариться, хотя пахло от неё сейчас не слишком приятно.
  
   - Кто-то тут напачкал, - автоматически зафиксировала беспорядок Софья. - Велю Милите убрать.
  
   Вот так годами вырабатывавшийся профессионализм иной раз срабатывает даже тогда, когда нужен в последнюю очередь или вообще абсурден. Правда, упоминание о Милите наверное всё же следует отнести к последствиям шока. Пока Кора обтирала обморочное лицо от крови, хорошо представила себе картину произошедшего. Софья видимо таки услышала крики Варты и Милиты, но почему-то примчалась на них не сразу, а когда всё было уже кончено. По всей видимости, она была не у себя, а в покоях княжны или скорее где-нибудь ещё дальше. От Олинки идти тоже недолго. Возможно, именно это женщину и спасло, иначе убийца или убийцы разделались бы и с ней. А так...
  
   ...А так Софья заходит, видит кровавую бойню и от переизбытка чувств благополучно их же лишается. Для неискушённого человека именно так и должно всё выглядеть. А у искушённого сразу же возникают вопросы. Почему командирша служанок, коль уж она такая впечатлительная, свалилась в обморок не у двери, благо, и оттуда всё прекрасно видно, а подошла поближе и, как свинья, плюхнулась в самое грязное место? И, кстати, о той самой грязи. Человек, большую часть жизни занимающийся тем, что её убирает, при такой впечатлительности просто не смог бы этим заниматься. Олинкина блевотина, например, у неё никаких эмоций, помимо чисто профессиональной реакции, не вызвала.
  
   И что это значит? Спектакль? Но какой в нём смысл? В общем, есть над чем подумать.
  
   В комнате Софьи Кора начала с того, что безжалостно содрала при помощи ножа с безучастной ко всему женщины окровавленную одежду, а затем сунула ей в руки мокрое полотенце, приказав заканчивать чистку самостоятельно и никуда не уходить. Если она не притворяется, то толку от неё сейчас всё равно никакого, а если притворяется, то и дальше будет. И сбегать не станет, иначе уже бы сбежала. Непосредственная опасность сейчас ей вроде не грозит, и продолжать тратить на неё время сыщица посчитала нецелесообразным.
  
   Вернувшись в покои Олинки, Кора не застала там ни княжны, ни сестры.
  
   "Дэна, вы где?", - позвала она напарницу немного обеспокоено.
  
   Одновременно, пользуясь удобным моментом, она начала обрабатывать рукоять снятого с потолка меча на предмет отпечатков.
  
   Большое подспорье, когда умеешь общаться на расстоянии магически. К сожалению, такое возможно лишь при должном умении и только между теми, кто владеет магией на достаточно высоком уровне. Этому фокусы сестрички научились сравнительно недавно. Спасибо друзьям с Земли.
  
   "Я заставила княжну пока отвести меня к Рамсу", - отозвалась Дэна почти сразу. - "Она хоть и проблевалась от души, но в целом держится неплохо. А у тебя что-нибудь есть?"
  
   "Так, мелочь. Один из трупов внезапно воскрес".
  
   Дэна присвистнула и с чувством помянула задницу дьявола. Кора посвятила её в подробности и спросила в заключении:
  
   "Каминщик, кстати, жив?"
  
   "Без понятия. Во всяком случае, здесь нет ни трупа, ни крови, ни его самого. Зато перевёрнуто всё вверх дном. Явно что-то искали".
  
   "А у меня такая поначалу удобная и стройная теория зародилась", - вздохнула Кора. - "Но это было бы слишком просто, слишком весело и практически недоказуемо. А убийство служанок и кавардак у Рамса разом всю картину испортили. Придётся писать новую".
  
   "Да уж. Ты Олинкины отпечатки успела снять? А то мы уже возвращаемся".
  
   "Сняла. А ты мне метку догадалась оставить?"
  
   "Задница дья... сестрёнка! Ты меня обижаешь. Давай быстрее, пока там никто не объявился".
  
   Через секунду Кора уже стояла посреди каморки Рамса, разглядывая учинённый кем-то погром. Да, здесь точно что-то искали. Подушки и матрас выпотрошены, мебель перевёрнута и поломана, даже доски от пола в нескольких местах отодрали. Интересно, нашли, что искали? И что вообще искали? Неужто содержимое тайника?
  
   Стерев на всякий случай магическую метку, оставленную сестрой, чтобы напарница смогла переместиться точно туда, куда нужно, Кора приступила примерно к той же процедуре, что проделала в помещении служанок. А именно - к видеосъёмке. Хорошо бы, конечно, найти какую-нибудь личную вещь каминщика, чтобы заполучить образец отпечатков, но бог знает, кто тут был и за что хватался. Раз всё перерыто, то хватались за всё подряд. По уму всё равно нужно бы отпечатки собрать, но это долго, а сюда уже кто-то идёт.
  
   Издали слышались чьи-то громкие голоса, и Кора, не испытывая судьбу, поспешила убраться. Посчитав, что рискует не слишком, она материализовалась прямо в спальне княжны. Получилось удачно, так как Дэна и Олинка ещё только вступали в первую комнату.
  
   - Я должна сообщить обо всём отцу, - проговорила княжна хмуро, когда все трое снова собрались вместе. - А вам, наверное, следует, не мешкая уйти. Кто-нибудь может попытаться связать убийства с вами и свалить вину за них на вас. Я естественно, заверю, что мы всё время были вместе, и что сама проводила вас до ворот. Собственно, именно так и было, и так будет. А когда шум уляжется, я с вами свяжусь.
  
   - Возможно, вы и правы, - согласилась Кора. - Но раз уж не получается прямо сейчас опросить мойщиков, то давайте прежде, чем мы уйдём, хотя бы попытаемся поговорить с Софьей.
  
   - Так она жива?! - вскинулась Олинка.
  
   Тут только сыщица сообразила, что разговаривала с сестрой по "закрытому" каналу, и княжна ничего не знает. Пришлось повторить историю ещё раз.
  
   Олинка даже комментировать не стала, а просто бросилась к дверям.
  
   Софья всё ещё оставалась голой и с прилежной монотонностью водила по телу давно ставшим красно-бурым полотенцем.
  
   - Софа, - заглянула ей в глаза княжна, - ты можешь мне рассказать, что случилось?..
  
   - Девочки очень напачкали у себя, - проговорила служанка ровно. - Я велю им прибраться и накажу за нерадивость.
  
   - Софа, - ещё раз попробовала достучаться до женщины Олинка, - Милита и Варта прибраться уже не смогут. Они мертвы. Тебе известно, кто их убил?
  
   - Да. Это вы, княжна. Это вы. Зачем вы убили моих девочек? Кого я теперь буду наказывать за нерадивость?
  
   Олинка отпрянула и с испугом посмотрела на сестёр.
  
   - Такое иногда быстро проходит, - ответила Дэна на немой вопрос, - а бывает, что никогда. Её надобно как можно скорее показать лекарю. Бог знает, какие больные мысли роятся в её голове. В любом случае одну её оставлять нельзя. Она запросто может в самый неподходящий момент учудить что-нибудь абсолютно непредсказуемое.
  
   - Я сейчас же кого-нибудь к ней приставлю, - княжна решительно вышла и заперла комнату Софьи снаружи. - А вы идите. Мойщиков я постараюсь найти и прослежу, чтобы они никуда не исчезли.
  
   - Олинка, - Кора старалась говорить так, чтобы смысл дошёл до княжны в полной мере, - позвольте дать вам совет. Вернее не совет, а настоятельную рекомендацию. Во-первых, пока ничего никому не говорите про тайник и, соответственно, о том, что из него пропало, а во-вторых, вам опасно оставаться одной. И уж коли вы намеренны нас отослать, хотелось бы знать: у вас есть кто-нибудь надёжный, кому вы можете доверить свою охрану?
  
   - Отцу. Он обо всём позаботится, не беспокойтесь. Думаете, кража из тайника и убийства как-то между собой связаны?
  
   - Утверждать мы не можем, - промолвила Дэна. - Но они произошли практически друг за другом, так что такой вывод напрашивается. Тем не менее, категорически считать его однозначным нельзя. Иной раз настолько невероятные совпадения случаются, что в них даже при большом желании поверить трудно. И, как правило, мы в них не верим. Дайте нам время, и мы постараемся распутать оба преступления. А если вдруг всплывут какие-нибудь новые обстоятельства, незамедлительно сообщите нам о них.
  
   - Обещаю.
  
   Олинка действительно самолично сопроводила сестёр до самых ворот и только после этого пошла к князю.
  
   День стоял погожий, и на улицах столицы было оживлённо и людно. Там и сям звучали зазывные голоса лавочников; какой-то торговец, развернувший прилавок на углу Бронной и Синанской, начинающейся прямо от ворот замка, клятвенно убеждал сомневающегося покупателя, что лучшего товара тому нигде не найти; визгливо поскрипывали телеги, с трудом разъезжавшиеся на узеньких центральных улочках; где-то неподалёку по характерному звяканью железа угадывался наряд городской стражи, надзирающий за порядком в городе.
  
   - Ты заметила, что за нами от самого дворца попятам топает чей-то соглядатай? - поинтересовалась Кора у сестры, когда девушки прошли как минимум два квартала.
  
   - Заметила. Но, по-моему, это не соглядатай, - усомнилась Дэна, - по-моему, это человек, который хочет нам что-то сказать, но никак не может решиться. Будь он шпионом, прятался бы лучше.
  
   - Пожалуй, - согласилась Кора, аккуратно понаблюдав за преследователем ещё пару минут. - В таком случае, давай ему немного поможем.
  
   Не сговариваясь, сёстры разделились. Кора неспешно пошла дальше, а Дэна остановилась у галантерейной лавки, якобы заинтересовавшись обильным ассортиментом тканей, выложенных на всеобщее обозрение. Следовавший за ними мужчина также остановился в замешательстве, словно не зная, как поступить. На вид ему было около тридцати, может чуть больше, сложения не так чтобы богатырского, но не хилый, жилистый и силой явно не обделённый. Судя по одежде - сословия не знатного. Не то слуга, не то посыльный, не то какой-нибудь не шибко процветающий ремесленник. Оружия на виду никакого, да и не полагалось в столице простому люду при себе его иметь.
  
   Наконец, решившись, он последовал за Корой, опасаясь, видимо, заговаривать с Дэной в людном месте. Но когда он с ней поравнялся, та, всё это время исподтишка за ним наблюдавшая, внезапно обернулась, схватила за руку и радостно воскликнула:
  
   - Рамс, как я рада видеть тебя в добром здравии! Что-то давненько ты к нам не захаживал. Батюшка всё спрашивает, не случилось ли чего? Навестил бы старика.
  
   - Да я... - начал человек.
  
   - Пойдём-пойдём, - не выпуская инициативы, Дэна подхватила каминщика под руку и буквально потащила в ту же сторону, куда ушла сестра. - И веди себя, пожалуйста, более естественно.
  
   - Как вы узнали, кто я? - отважился он спросить, когда прохожих поблизости не оказалось.
  
   - О, это просто. Потом объясню, если будет всё ещё интересно. Я другого понять не могу: зачем ты за нами пошёл и почему, если желаешь что-то спросить или сказать, вместо чтобы подойти, плетёшься у нас в хвосте? Как-то это не по-мужски.
  
   - Да я всё как бы ждал подходящего момента. Я видел вас с княжной, видел, что вы заходили в мою комнату, и видел, что там всё перевёрнуто вверх ногами. А ещё видел, что та женщина, - Рамс махнул рукой в направлении ушедшей вперёд Коры, - как бы появилась у меня словно из ниоткуда, а затем, проделав какие-то странные манипуляции, непонятным образом как бы исчезла. Почти сразу после вашего ухода во дворце поднялся переполох, там как бы кого-то убили, потому бежать с вопросами к княжне я как бы не решился. Вот и ринулся вслед за вами.
  
   - Знаешь, что самое странное? Что ни я, ни моя сестра тебя почему-то не заметили. Такого быть просто не... - Дэна вдруг оборвала себя на полуслове, стремительно вытянула руку и вытащила из-за шиворота опешившего от такой наглости каминщика нашейный шнурок. На плетёной верёвочке висело что-то вроде амулета в виде деревянной бляшки пальца в три диаметром и в палец толщиной, покрытой с обеих сторон витиеватым узором. На одной стороне виднелось что-то вроде стилизованного солнца, а с другой - полумесяца. - Задница дьявола, откуда это у тебя?!..
  
   - Что вы себе позволяете?! - возмутился Рамс, перехватывая руку девушки и с изумлением обнаруживая, что не может с ней справиться.
  
   - Да успокойся ты! - сердито цыкнула Дэна, внимательно разглядывая бляшку. Секунд через десять она выпустила амулет. - Что ж ты дёрганный-то такой? Не собираюсь я забирать твой оберег от чужого глаза. Мне он без надобности.
  
   - А ты откуда знаешь, что это такое? - на волне возмущения каминщик осмелел и тоже перешёл на "ты".
  
   - От верблюда, - припомнила Дэна выражение, частенько используемое Чернухом. - Лучше заткнись и давай догоним мою сестру, чтобы потом ни тебе, ни нам не пришлось по второму разу на одни и те же вопросы отвечать.
  
   Кора ждала их за поворотом и дальше, после краткого представления, они шли уже втроём. Разговоры о деле и другие насущные вопросы решено было оставить до бюро и обсудить всё в более комфортной обстановке, когда не приходится отвлекаться на комья лошадиного навоза под ногами и периодическое распластывание по стенам, чтобы разминуться с гужевым транспортом.
  
   За время, пока добрались до траттории, Рамс успел освоиться и держался уже достаточно свободно и раскованно. Он даже начал вести себя "как бы" несколько свысока, когда выяснилось, что его спутницы вовсе не дворянского происхождения. Что поделать. Издержки средневековья. Незнатные женщины в ту пору прав практически не имели и сами не могли за себя постоять. Каминщику невдомёк было, что любая из сестричек способна отправить его к праотцам в мгновение ока, даже не прибегая к оружию. Правда, девушки не спешили демонстрировать свои умения. Сначала нужно вытрясти из добровольно пришедшего в их руки источника всё, что можно и даже то, чего нельзя, а уж затем преподавать ему уроки вежливости, если понадобится.
  
   Оказавшись в штаб-квартире, Кора сразу же предложила гостю присесть, а Дэна достала из шкафчика три надраенных до блеска медных чаши и узкогорлую глиняную бутыль с вином. Водрузив их на стол, она наполнила сосуды почти доверху и, придвинув один из них Рамсу, произнесла обманчиво-добродушным тоном:
  
   - Угощайся, не стесняйся. А заодно не спеша и по порядку выкладывай нам всё, что тебе известно о событиях во дворце. И постарайся ничего не пропустить. Лучше, если ты расскажешь что-нибудь лишнее, нежели позабудешь про какую-нибудь несущественную по твоему разумению мелочь.
  
   - Вообще-то... - каминщик пригубил вино, пополоскал его немного во рту, а затем сделал сразу три больших глотка, признав тем самым, что напиток понравился. - Вообще-то я как бы надеялся, что это вы мне расскажете, кто рылся в моей комнате, всё в ней переломав и перевернув.
  
   - У-у, - Кора покачала головой, продублировав движение указательным пальцем, и тоже сделала маленький глоток из чаши. - Так не пойдёт. Вопросы здесь задаём мы, а ты изволь на них отвечать. Таков приказ княжны, - добавила она для убедительности.
  
   - Княжна не могла такого приказать. Она меня сегодня как бы вообще не видела и не могла знать, что я как бы пойду за вами, - не растерялся Рамс. - Не придумывайте того, чего не было.
  
   - Вот тут ты ошибаешься, - Дэна резко придвинулась к нему вплотную, заставив вздрогнуть. - Зачем, думаешь, мы навещали твою берлогу при дворце? Именно для того, чтобы ты "как бы" ответил на наши вопросы. Рамсик, тебе лучше нас не сердить, не артачиться и рассказать всё, что тебе известно. Поверь, это в твоих же интересах. Ведь в убийстве легко могут обвинить и тебя, а ты на эту роль, между прочим, прекрасно подходишь. И у нас пока нет никаких доказательств, что убийца не ты, зато подозрений - сколько угодно.
  
   Каминщик немного растерялся. Возможно, под этим углом он ситуацию ещё не рассматривал. Нервно пробарабанив пальцами по столу, он попросил почти умоляюще:
  
   - Скажите хотя бы, кого убили? Я ведь как бы даже не знаю, в чьём убийстве меня захотят обвинить.
  
   - Врёшь, - не поверила Кора. - Уж об этом-то ты должен был выспросить.
  
   - Хотел, конечно, но как бы побоялся, что пока буду разузнавать, вас упущу. Не успел я ничего вызнать.
  
   - Давай мы попытаемся поверить, что он "как бы" не врёт, - предложила Дэна сестре. - По крайней мере, в том, что не знает, кого убили.
  
   Рамс благодарно кивнул девушке и спросил, словно спохватившись:
  
   - Кстати, ты ведь мне как бы так и не ответила, откуда узнала, кто я такой.
  
   - А, "как бы" это. Тут "как бы" простейшая последовательность умозаключений. Учитывая, что во дворце нас кроме княжны да Гамальяра пока что никто не знает, а мы с ними обоими общались, легко могли вызвать у кого-нибудь интерес. Какой именно, это уже вопрос другой. Этот кто-то вполне мог пустить по нашему следу шпиона, да вот только вряд ли тот повёл бы себя столь топорно, как ты. По тебе за версту было видно, что ты, во-первых, не профессионал и, во-вторых, что идёшь конкретно за нами. Единственный мужчина, которого княжна при нас упоминала - тоже ты. Вернее не единственный, но других она поимённо не называла. Но, что гораздо важнее, мы сами тебя искали и даже не поленились посетить твою конуру. Это послужило первой предпосылкой для моих подозрений. А когда ты подошёл ближе, я заметила, что рукава твои изрядно запачканы сажей, хоть ты и постарался её очистить. Да только въедается она намертво, и её просто так не ототрёшь. А ещё множественные древесные волокна на твоей одежде. Они как занозы, хрен вытащишь. Тебе ведь постоянно приходится дрова таскать. Мне было известно, что ты каминщик, так что вывод напрашивался.
  
   Рамс прочистил горло, сделал ещё один гигантский глоток и, стукнув пустой чашей о стол, тоже сделал вывод:
  
   - С вашими как бы способностями да в инквизиции работать. Ни одной ведьме или колдуну от костра тогда не уйти. Жаль только, что женщин туда берут исключительно, чтобы из них как бы жаркое делать.
  
   - В инквизиции столько не платят, сколько мы на вольных хлебах зарабатываем, - поделилась Кора альтернативным соображением. - Да и работа там дольно таки однообразная. Допросы, пытки, костёр. Допросы, пытки, костёр. Скучно.
  
   - Можно подумать, что вы как бы там бывали.
  
   - "Как бы" слышали кое-что, - поведала Дэна по секрету. - А теперь может, перейдём к делу?
  
   - Давайте перейдём, - Рамс, похоже, даже не замечал, что Дэна активно его "как бы" передразнивает. - Только скажите всё-таки, кого убили? Сами-то вы, как я понял, об этом как бы осведомлены.
  
   - Угу, - буркнула Кора, - как бы. Только совсем не уверены, что тебе должны говорить. Давай так. Ты рассказываешь всё о погроме в твоей комнате и что сам по этому поводу думаешь, а мы, так уж и быть, по-дружески поделимся с тобой после, кого и как во дворце убили.
  
   - Не пойдёт. Я ведь могу прямо сейчас встать, уйти и сам всё узнаю во дворце, только вы в этом случае от меня как бы больше ни слова не услышите.
  
   - А он умеет торговаться, - хмыкнула Дэна. - Твоя "как бы" взяла, каминщик. Так вот. Кто-то перерезал сегодня глотки Варте и Милите прямо у них комнате.
  
   Рамс, ни слова не говоря, заграбастал со стола кувшин и, не останавливаясь, перелил в себя всё его содержимое. А оставалось там без малого литра полтора, к тому же винцо было далеко не из самых слабеньких. Чтобы получше разговорить "клиента", сыщицы давно взяли на вооружение вина креплёные. Чернух в своё время присоветовал и продемонстрировал, как повышенную градусность наколдовать.
  
   С минуту помолчав, каминщик проговорил бесцветно, но с болью в глазах:
  
   - Мы собирались в скором времени с Милитой обвенчаться. Княжна дала добро. Уже известно, кто их убил? - пальцы его стиснули горло кувшина, и оно с хрустом рассыпалось.
  
   - Думаю, у нас появился повод исключить из списка подозреваемых тебя, - проговорила Кора. - Жён убивают довольно часто, но невест - практически никогда. Во всяком случае, не их суженые. На её руку другие претенденты имелись?
  
   Каминщик отрицательно покачал головой и потянулся, было к чаше, но вспомнил, что она уже пуста.
  
   - Не пей больше, если хочешь помочь нам отыскать убийцу или убийц, - по-доброму посоветовала Дэна, удержав рвущуюся с языка "задницу дьявола". - Ты и так влил в себя гораздо больше, чем следовало. Давай, друг мой, выкладывай всё, что у тебя есть, пока не развезло. Ждать, когда ты проспишься, нам будет недосуг.
  
   - Значит так, - Рамс напрягся и с полминуты собирался с мыслями. - Так, значит. Сейчас хоть и лето, но в покоях ночами как бы всё равно прохладно иной раз. Накануне княжна почитай весь день с папаней на этой, на охоте была, а я воспользовался и... - судорожный ик спровоцировал небольшую паузу, - и понёс дрова в неурочное время. Так-то я обычно разношу по утрам, когда они с князем завтракают, чтобы, значит, как бы под ногами у ней не путаться. Но вчера как бы позволил себе поспать подольше и пошёл уже... ик!.. днём пошёл. Во. Ну и приключился как бы некоторый казус... В покоях нежданно наткнулся я на барона Телинзе, которому там как бы быть совсем незачем. Не знаю, сказала ли вам княжна, но самовольно заходить в её покои дозволено... дозволялось токма мне и... - по заросшей щетиной щеке скользнула слеза.
  
   - Милите с Вартой да Софье, мы знаем, - Кора сочувствующе положила ладонь на мозолистую руку каминщика. - Что делал там этот... барон?
  
   - Сказал, что потерял где-то тут прошлым вечером свой кошель. Враньё... ик!.. Княжна ни в жисть не допустила бы его к себе. Она этого хлыща как бы на дух не переносит. Только эта... ик!.. барон как бы пригрозил, что меня прирежет, если я проболтаюсь о его незваном визите, и я малодушно пообещал молчать. Меня ведь как бы и не должно было там быть. Да и какой с меня спрос? Я должон как бы дрова разносить да камины чистить, а не доносить на всяких. Я и не донёс.
  
   - А барон там так и остался? - поспешила Дэна уточнить немаловажную деталь, пока рассказчик ещё ворочал языком и хоть немного соображал.
  
   - Как бы нет... ик!.. Сколько он тама до меня был и что делал - мне неведомо, но ушёл как бы раньше. Мне ж ещё дрова как бы покласть нужно... ик!.. было.
  
   - Интересный факт. - Кора автоматически постукивала пальцами по рукаву Рамса, а самого его, похоже, развезло уже настолько, что он вряд ли заметил бы, начни она даже его целовать. - А вообще у княжны часто гости в покоях бывают? - спросила она, перестав стучать.
  
   Каминщик попытался сфокусировать на девушке глаза, но не преуспел, помотал головой и с грохотом уронил её на стол.
  
   - Технический перерыв, - констатировала Дэна. - Какие будут предложения?
  
   - Хотя бы снимем у него пальчики, пока он в отключке. Посмотри, на чаше не размазались?
  
   - Пятерня просто идеальная. Но здесь только правая, а нам и левая может пригодиться. Давай потом что ли сходим, перекусим? Я что-то проголодалась.
  
   - Не возражаю. Я тоже голодная. Как бы, - Кора дёрнула щекой, но улыбки не получилось. В сотрудницах сыскного бюро "Последняя Надежда" хоть и присутствовала изрядная доля здорового цинизма, без этого при их работе просто никак, но всё же не беспредельная.
  
   Завершив процесс дактилоскопии, сёстры перетащили начавшего уже храпеть Рамса на диван и, заперев двери и установив на них охранные заклятья, передислоцировались в главный зал траттории.
  
   Разносчики и повара девушек любили и почитали за практически полноправных хозяек, хотя ни та, ни другая никогда официально на эту роль не претендовали. На их излюбленный столик в углу незамедлительно поставили блюдо с дымящимся печёным мясом, большую деревянную миску со всевозможной зеленью и кружки с душистым свежевыжатым ягодным соком. Хоть вкусы сестёр особой притязательностью не отличались, им всегда норовили принести всё самое-самое. Сегодня на кухню поутру доставили свежайшую оленину, и именно она и была подана.
  
   Выждав, когда девушки насытятся, к ним приблизился Батюмар.
  
   - Можно? - спросил он, кивая на один из свободных стульев.
  
   - Ижен, - укоризненно посмотрела на него Кора, - ты намеренно над нами издеваешься? Знаешь ведь, что тебе вовсе не обязательно спрашивать у нас разрешения. Мы всегда тебе рады. А когда и если мы желаем уединиться, то сидим у себя в бюро и еду просим подать туда же.
  
   - Да. Но существует такая штука, как правила хорошего тона. Почему вы не можете допустить, что мне приятно обращаться к вам как к истинным леди? И хоть вы почему-то упорно умалчиваете о своём происхождении, я склонен считать, что не так уж далёк от истины. Но сейчас я к вам не за этим. Вы оказались абсолютно правы в отношении Переса. Вернее в отношении того бордового графа. Хотелось бы ошибиться в намерениях, но вашего юного помощника и моего работника уже спрашивали. Парочка вполне благопристойных с виду молодых людей. Расспрашивали ненавязчиво так, даже деликатно. Мол, задолжали ему давеча в кости, в которые он отродясь не играл, и пришли вернуть долг. Сожалеют очень, что не смогли застать. Двусмысленность улавливаете? А потом, конечно, спросили, где он живёт. Я тоже постарался быть деликатным и поведал, что без согласия оного Переса никак не могу сообщить им его адрес, о чём крайне сожалею, но разглашать не вправе.
  
   - Задница дьявола, тебе стоило ответить, что просто не знаешь, - высказалась Дэна прямолинейно и без всяких экивоков. - Когда его не смогут отыскать, начнут давить на тебя. И ладно бы на тебя конкретно, но под удар можешь попасть не только ты, но и Марита с ребёнком. Смекаешь?
  
   - После того случая, - Батюмар явно намекал на историю с неудавшимся захватом дома, - с угрозами сюда вряд ли кто посмеет сунуться. Или я не прав?
  
   - Понимаешь, - Дэна хрустнула свежим огурчиком, - те, кто пытался лишить тебя собственности тогда, и те, с кем мы имеем дело сейчас - представители абсолютно разных кругов разношёрстного столичного общества. Мне думается, что те и другие никогда друг с другом не пересекались и сегодняшние гости могут вообще ничего не знать о событиях годичной давности. Этих придётся учить заново, а у нас со временем не очень, чтобы постоянно тут дежурить. Неожиданно наклюнулось очень серьёзное дело аж в самом княжеском дворце, и мы на него вроде бы уже подписались.
  
   - В смысле? - Батюмар ещё не слишком поднаторел в адаптации под себя специфического сленга девушек, так что не всегда мог с уверенностью переводить выражения, почерпнутые теми из фильмов и периодических контактов с представителями земной цивилизации на доступный местный язык. Например, сейчас он не взялся бы утверждать, что точно определил значение слов "наклюнулось" и "подписались", хоть и склонялся к тому, что применительно к контексту понял их правильно.
  
   - Убили служанок княжны, и она подрядила нас выяснить, кто и почему это сделал, - выразилась Кора более понятно.
  
   О том, что детективы понадобились Олинке для расследования кражи из тайника, а вовсе не из-за убийств, о которых утром даже известно не было, она благоразумно умолчала. Этот секрет так и должен остаться секретом. Во всяком случае, если о нём кто и узнает, то не от сестёр. А о насильственной смерти служанок всё равно скоро будут на каждом углу судачить. Такие уж в столице нравы. Можно спокойно укокошить десяток-другой рядовых граждан, и об этом разве что на рыночной площади кто-нибудь невзначай упомянет, зато во дворце лошади достаточно сдохнуть, чтобы об этом к вечеру в каждой подворотне шушукались.
  
   Услышав об убийствах, Батюмар тихонько присвистнул.
  
   - Так выходит, что граф за этим к вам сегодня пожаловал? - спросил он.
  
   - Предлог был несколько иным, но в общем да, - уклонилась от прямого ответа Кора.
  
   - И как, вы что-нибудь уже раскопали? - бывший хозяин, а ныне главный управляющий траттории уже позабыл о местных неурядицах и воспылал жадным любопытством обывателя. Его восхищала всегда виртуозная работа сестёр, и он являлся безусловным поклонником их сыскного таланта.
  
   - К сожалению, нам пока мало, что известно, кроме самого факта убийства, - пожаловалась Дэна. - У нас даже для предварительных предположений информации недостаточно. Ждём весточки из дворца.
  
   - По-моему, уже дождались, - Кора кивнула в сторону только что вошедшего в тратторию посетителя. Тот явно кого-то искал, и это явно не имело отношения к еде или напиткам.
  
   - Задница дьявола, это ж наш старый знакомый! - воскликнула Дэна, узнав того самого слугу, который недавно стоял у дверей в зале, а затем сопроводил сестёр на верхнюю площадку донжона.
  
   Посетитель, наконец, тоже их заметил и прямиком направился к столу.
  
   - Госпожа Келон, госпожа Келон... - начал он.
  
   - Присаживайтесь, - перебила его Кора. - Выпьете чего-нибудь?..
  
   Повинуясь знаку Батюмара, к ним уже спешил один из разносчиков.
  
   - Что вы, что вы, - замахал гость руками, но на стул всё же присел. - Я к вам по служебной надобности. Сунулся, было в дверь бюро, но там оказалось закрыто. Вот я и решил попытать о вас тут, а вы и сами... нашлись. Могу я с вами переговорить?
  
   - Пойду, погляжу, что на кухне делается, - засуетился Батюмар.
  
   - Ижен, - остановила его Дэна, - не уходи. Вместе послушаем, что расскажет нам... А, кстати, мы ведь так и не знаем, как вас зовут, уважаемый.
  
   - Это необязательно, - засмущался дворцовый посланник. - Я всего лишь простой слуга.
  
   - Обязательно-обязательно, - настаивала Дэна. - У любого человека, даже у слуги, существует имя, и обращаться к нему следует исключительно по нему, иначе вы ставите нас в неловкое положение.
  
   - Что ж, - посетитель кивнул, - если вам угодно, то матушка с батюшкой назвали меня Саратом.
  
   - Сарат, стало быть, - проговорил Батюмар, забирая из рук стоящего рядом разносчика кувшин с вином и пустую кружку. Поставив последнюю на стол, он наплескал в неё из кувшина почти до краёв. - Если вы, Сарат, не изволите отведать моего гузельского, я на вас обижусь.
  
   - Настоятельно рекомендую, - поддержала хозяина траттории Кора и за отсутствием под рукой свободной кружки, ибо сок выпить не успела, отхлебнула прямо из горлышка. - Не пожалеете.
  
   Оказавшись в безвыходном положении, Сарат пригубил от предложенного ему сосуда, а затем... ещё раз пригубил или даже приложился.
  
   - Князь меня убьёт, если учует, - сообщил он, утерев губы. - Но столь знатного вина мне даже во дворце вкушать не доводилось.
  
   - Так захаживайте ко мне почаще, да друзьям рекомендуйте, - расплылся в довольной улыбке Батюмар. - Коли друзей много приведёте, конкретно для вас угощение бесплатным будет.
  
   - Заманчиво, - кивнул Сарат. - Да только со службы у нас не больно-то уйдёшь. Когда ещё случай представится.
  
   - Вы упомянули князя, - заметила Кора. - Вас разве не княжна к нам прислала?
  
   - Она рассказала о вас отцу, а он распорядился, чтобы я за вами... Ну, чтобы привёл к нему то есть. Уж извините, коли ваши планы порушил. Сами знаете, слуги - народ подневольный, а князю перечить никому не рекомендуется.
  
   - Мы-то вовсе перечить не намерены, - не стала возражать Дэна, - но у нас тут... как бы... небольшая проблема имеется.
  
   - Что, Рамс пожаловал? - вскинул брови Сарат.
  
   - А вы чересчур проницательны для простого слуги, - отметила Кора. - Всего по двум словам вердикт вынесли.
  
   - Да это несложно совсем. Во дворце его отыскать никак не могут, невеста его мертва, а вы чуть ли не первыми её и Варту мёртвыми нашли. Я бы и без всяких "как бы" подумал, что он за вами пошёл.
  
   - Как там Софья, кстати, - полюбопытствовала Кора. - Не оправилась ещё?
  
   - Не знаю. Князь распорядился к ней лекаря прислать и держать пока под замком. Видать головушкой-то Софа основательно тронулась. Всё твердит, что это княжна девочек порешила за то, что они якобы у неё что-то украли.
  
   Сёстры многозначительно переглянулись. То ли у старшей служанки навязчивая идея, то ли...
  
   - Я тут случайно увидал, - продолжил тем временем Сарат, - что поблизости парочка подручных Гамальяра околачивается. Вы с ними поосторожнее. Им кровь человеку пустить, что вам высморкаться.
  
   - А если им самим кровь пустить? - невинно поинтересовалась Дэна. - А то я с детства сморкаться не люблю.
  
   - Доброе дело свершите, - ответил Сарат абсолютно серьёзно. - Я бы и сам... да только мне с ними не сладить. Не место этим душегубам на земле. Они столько уже горя честным людям причинили... Но, коли возьмётесь, делайте так, чтобы к вам потом ни одна собака не подкопалась. Здесь их трогать нельзя, иначе сразу с вами увяжут. Заманить бы их куда подальше...
  
   - Ижен... - Дэна наклонилась и что-то начала шептать управляющему на ухо. Судя по его нахмурившемуся лицу, вряд ли анекдот.
  
   - Хорошо, - кивнул он, когда Дэна выпрямилась, - пойду, поговорю с Алатаем. Он парень рисковый и с Пересом в друзьях ходит. Наверняка согласится.
  
   - Вы что задумали? - спросила Кора, подозрительно глядя в удаляющуюся спину Батюмара.
  
   - А то ты не догадалась, - отозвалась сестра язвительно.
  
   - У нас сейчас, между прочим, поважнее дела имеются.
  
   - Да? А о безопасности Ижена и Мариты ты подумала? Давайте-ка вы с Саратом протрезвлением каминщика займитесь, а я пока что другую нашу проблему улажу. На время хотя бы.
  
   - Ладно. Ты только смотри там, поаккуратнее и по возможности не задерживайся. Всё-таки нас сам князь ждёт.
  
   - Обижаешь. Люблю работать быстро и чисто.
  
   План был предельно прост. Алатай подойдёт к людишкам Гамальяра и по секрету предложит им за хорошую мзду указать, где живёт Перес. Только встретит их там не скрывающийся разносчик, а Дэна. Сразу граф вряд ли своих людей хватится. Искать их, конечно, начнут, но точно не сегодня и искать будут долго, потому что найти то, чего уже нет, попросту невозможно. В общем, по меньшей мере, пару-тройку дней ни Батюмарам, ни Пересу непосредственная опасность грозить не будет. А за это время, даст бог, цепочку преступлений во дворце сёстры раскроют и смогут заняться конкретно Гамальяром, если тот к тому времени сам не "поумнеет".
  
   Всё случилось в точности так, как и было задумано. За одним маленьким исключением. Когда в дверь постучали, и Дэна, зевая, её открыла, представ перед посетителями с распущенными волосами и в короткой мужской рубашке, едва прикрывающей бёдра, обнаружилось, что посетитель за порогом всего один.
  
   - Перес дома? - поинтересовался тот вежливо, делая шаг вперёд и словно бы не замечая, в сколь непристойном виде пребывает открывшая ему девица.
  
   - Не-а. А я не смогу его заменить? - Дэна ещё раз зевнула и томно потянулась.
  
   - Отчасти, - незнакомец, не купившись на эротическую уловку, стремительным движением выхватил из-под полога куртки кинжал и ударил им девушку в грудь. Вернее думал, что ударил. На самом-то деле он ткнул лезвием в пустоту и уже в следующий миг лежал, чувственно прижимаясь щекой к шершавому и не слишком чистому полу с заломленной за спину рукой, а колено амазонки "нежно" упиралось в его поясницу. Чтобы распластавшийся в горизонтальной плоскости субъект гарантированно не дёргался, к его горлу было приставлено его же собственное оружие.
  
   - Вы ведёте себя неприлично, милейший, - Дэна тряхнула головой, откидывая назад свалившиеся на лицо волосы, и дальше перешла уже на "ты". - Дружка своего где потерял?
  
   - Сука.
  
   - О, я столько раз это уже слышала. Хоть бы кто-нибудь что-нибудь новенькое сказал. Но ты не ответил. Хочешь, чтобы стало ещё больнее? - она поддёрнула взятую в плен руку поближе к шее владельца.
  
   Тот вскрикнул и грязно выругался.
  
   - Тварь, - прошипел он, когда Дэна чуть ослабила давление. - Если я отсюда не выйду, тот щенок, что заманил нас сюда, умрёт. Неужели ты думаешь, что мы не предусмотрели возможность ловушки?
  
   - Зачем же вы тогда в неё пошли?
  
   - Её могло и не оказаться.
  
   - Верно. Что будем делать?
  
   - Я уже сказал. Ты меня отпускаешь и говоришь, где прячется Перес, я ухожу, а заложник остаётся целым и невредимым. Все довольны. В конце концов, это просто работа.
  
   - Тебе только осталось добавить: "Ничего личного", - вспомнила Дэна расхожую фразу, чуть ли не через раз встречавшуюся во всяких смотренных ими с сестрой остросюжетных фильмах.
  
   - Точно. Так мы договорились?
  
   - Нет, - Дэна, чтобы не разводить лишнюю грязь, резким движением свернула неудачливому убийце шею. В конце концов, как он выразился, это просто работа. Подобные риски в её профиль по умолчанию включены.
  
   Теперь нужно постараться спасти Алатая.
  
   Одевшись и приведя себя в порядок, она собралась и с минуту просто неподвижно стояла. Вроде получилось. Суть состояла в том, чтобы навесить на себя заклятие образа. Тогда те, кто окажется поблизости, увидят не её, а наложенный образ. В данном случае убитого. К несчастью это очень ненадёжное средство, требующее глубокой сосредоточенности. Стоит отвлечься, как фантом тут же растает и обнажит основу. Чтобы Алатай не пострадал, необходимо добраться до того, кто его удерживает, раньше, чем прервётся действие заклятья.
  
   Хуже всего, что Дэна, во-первых, абсолютно не представляла, где именно находится сейчас напарник убитого, а во-вторых, не знала, как он выглядит. Разве что благопристойно, если вспомнить слова Батюмара. Этот со свёрнутой шеей тоже именно таким на первый взгляд показался. И не подумаешь, что хладнокровный убийца. Хорошо, если второй убийца находится непосредственно рядом с Алатаем, тогда будет понятно, что это он. А если нет? А если парнишка лежит сейчас связанный в каком-нибудь сарае и с ужасом ждёт своей участи?
  
   Всё-таки она, пожалуй, немного поторопилась. Следовало для начала подручного Гамальяра допросить, прежде чем ломать ему шейные позвонки. Уж как разговорить особо упирающихся ей досконально известно. В этом смысле опыт работы в инквизиции неоценим. Да только время поджимает. Нельзя заставлять князя ждать слишком долго. Может боком выйти.
  
   Впрочем, можно всё проделать значительно проще. Зачем вычислять убийцу, если можно вычислить Алатая? Парня она знает неплохо и вполне сможет на него настроиться. Трудно найти того, кого не знаешь, а кого знаешь - не шибко большая проблема. Тут главный критерий - расстояние. Чернух, помнится, что-то говорил про какой-то квадрат этого самого расстояния. Квадрат не квадрат, а чувствительность к объекту действительно угасает гораздо быстрее, чем ты от него удаляешься. Но сейчас объект, он же Алатай, навряд ли далеко. У убийц просто времени не было, чтобы специально прятать парня. Он наверняка должен быть где-то поблизости.
  
   Только образ всё равно сбрасывать нельзя. Покойник сказал, что напарник за выходом следит. Значит, покойник и должен отсюда выйти.
  
   Снова сосредоточившись, Дэна приступила к магическому сканированию пространства. Напрягаться особо не пришлось. Алатай, как и предполагалось, оказался, неподалёку и направление на него теперь известно. Странно. Рядом с ним ощущается ещё что-то очень знакомое.
  
   - Задница дьявола! - Дэна рванула на себя дверь и, проскочив через короткие сени и распахнув дверь уже внешнюю, стремглав бросилась к заброшенному домику, расположенному на другой стороне улицы метрах в пятидесяти от дома Переса. Сиганув рыбкой в раскрытое окно, она едва успела уклониться от брошенного в неё ножа. Перекатившись к стене справа, она вскочила на ноги и замерла в недоумении. Напротив, на полу лежали два неподвижных тела, а третье, находящееся в вертикальном положении, стиснуло двумя руками короткий меч и, яростно сверкая глазами, держало острие направленным прямо на неё. Ещё это тело прерывисто и часто дышало.
  
   - Перес...
  
   - Не подходи, убью!
  
   - Задница дьявола, Перес, это же я!
  
   Парень чуть дрогнул, но меча не опустил.
  
   Дэна в третий раз помянула задницу дьявола и, сообразив наконец, в чём дело, сбросила с себя личину оставшегося в доме убийцы. Заклятье продержалось на удивление долго без всякого старания.
  
   - Тебе где было велено находиться? - спросила она строго, забирая меч и нагибаясь над лежащими на полу телами.
  
   - Если б не я, этот гад Алатая уже бы зарезал, - насупился Перес. - Но я успел раньше.
  
   - Я бы его сама спасла, - проворчала Дэна, перерезая туго стягивающие руки и ноги второго парнишки верёвки. Тот глухо застонал.
  
   - Не спасла бы, - в тон ей ответил Перес. - Я тут прятался и слышал, как тот, что зашёл ко мне в дом, велел этому, - он кивнул на соседнее тело, под которым уже натекла внушительная лужа крови, - прикончить Алатая, не дожидаясь, пока из дома кто-нибудь выйдет. Неважно кто. Свидетеля в любом случае следует убрать. Так он сказал.
  
   - Ты сам-то как? - сменила тему Дэна, вдруг остро ощутив вину за собственную авантюру, едва ни приведшую к смерти доверившегося ей юноши.
  
   - Ещё не понял, - честно признался Перес, понемногу отходя от стресса. - Это был первый человек, которого я собственноручно убил. В спину. Ублюдок! - добавил он, долбанув по мёртвой голове ногой. - Алатай, ты как, живой?
  
   - Угу, - промычал тот, отчаянно морщась от боли в пробуждающихся конечностях и, привалившись к стене, поочерёдно массируя то правое, то левое запястья, то лодыжки. - Жаль, что этот уже мёртвый. Я бы его ещё раз убил. Обоих.
  
   - Вот что, - распорядилась Дэна. - Отправляйтесь-ка вы в тратторию. Ни сегодня, ни завтра, я думаю, никакие подручные Гамальяра туда больше не сунутся, если они у него вообще остались. Приводите себя в порядок, делитесь впечатлениями. Будет потом, что вспомнить. Алатай, сможешь идти?
  
   - Попробую. А ты как же?..
  
   - А я должна прибраться. Никто не должен узнать, что тут произошло, и никто не должен ничего найти. Идите, я вас догоню.
  
   - Нам никому ничего не рассказывать? - решил уточнить Перес.
  
   - Только Коре и Батюмару. Но так, чтобы никто другой ни слова не услышал. Это ради вашей же безопасности.
  
   Юноши медленно направились к выходу, так как Алатай ещё заметно прихрамывал, а Дэна невольно подумала, что буквально пару лет назад ей и сестре было столько же, сколько этим парнишкам сейчас. И обе мнят себя взрослыми. Но так ли это? Да, жизненного опыта у них значительно больше, нежели у этих ребятишек. Можно ли приравнивать опыт к лишним годам? Наверное. А можно и не приравнивать. В таком случае все они практически ровесники. В задницу дьявола всё. Философии допустимо разводить, когда других забот нет. А сейчас ждут трупы, ждёт князь и ждёт расследование.
  
   Вздохнув, Дэна на всяких случай сняла с мертвеца отпечатки, вдруг пригодятся, а затем сконцентрировалась на простейшем стихийном заклинании - заклинании материального переноса.
  
   Миг - и тело вместе с кровью испарилось. Словно его никогда тут и не было.
  
   Вернувшись в жилище Переса, Дэна собралась, было проделать те же манипуляции со вторым трупом, но что-то её остановило. Что-то подспудно не давало ей покоя ещё с того момента, когда она только увидела Гамальяровского душегуба, открыв ему дверь. Перевернув убийцу, который больше уже никого не убьёт, на спину, она повнимательнее всмотрелась в лицо мертвеца. Такое ощущение, что она где-то его уже видела, причём совсем недавно. Но сколько ни силилась, так и не смогла вспомнить. Возможно, он просто заходил в тратторию выпить и случайно попался ей на глаза. В любом случае от него необходимо как можно быстрее избавиться, что она и поспешила сделать.
  
   Стихийные заклинания просты, действенны и почти не требуют предварительной подготовки, но у них есть один существенный недостаток: уж больно они энергоёмкие. Правда у сестёр на этот случай с некоторых пор в запасе имеется такая вещь, как шоколад, тайно и беспошлинно импортируемый агентами бюро "Последняя Надежда" прямо с Земли. Раньше, чтобы быстрее восстановиться, приходилось таскать с собой мёд.
  
   Вытащив из сумки стограммовую плитку, Дэна развернула фольгу и приступила к технической дозаправке. В общем-то, можно было бы сделать это и после, но ей предстоит ещё переместиться домой, а три подряд переброски за короткий промежуток времени истощают основательно. Была, кстати, ещё и четвёртая, по счёту первая, когда она, чтобы не опоздать с западнёй, переместилась из бюро непосредственно в комнатушку Переса. С самого начала всё приходилось делать в ускоренном темпе, и даже теперь она не может позволить себе возвращаться пешком. Им ещё нужно к князю явиться и при этом умудриться не слишком сильно опоздать.
  
   Жуя, Дэна вдруг зацепилась глазами за какой-то малюсенький тряпичный узелок на полу под окном. Она могла голову на отсечение дать, что его тут не было, когда она поджидала в засаде охотников на Переса. Потом была скоротечная драка, минутная буквально беседа профессионалов и сворачивание шеи. Всё последующее тоже происходило впопыхах. Значит?.. Значит, этот узелок мог попасть сюда только из кармана или с пояса ныне покойного убийцы.
  
   Ускоренно заглотав остатки плитки, Дэна нагнулась и узелок подобрала. Завязан он оказался туго и довольно мудрёно, и чтобы не ломать ногти, девушка прибегла к помощи проверенного и универсального средства, а именно - ножа. Как известно, это режущее приспособление легко справляется практически с любыми узлами.
  
   Миг работы, и на её ладони, переливаясь драгоценными камнями и посверкивая золотом, лежат две серьги тончайшей работы.
  
   По спине сыщицы пробежался лёгкий озноб. А вдруг это те самые серьги? И если так, то где в таком случае искать браслет и ожерелье? Разве что на трупе. А труп... Задница дьявола, да она понятия не имеет, куда зашвырнула трупы! Что первый, что второй! Просто отправила их по произвольным координатам куда-то в северное море и дело с концом. Это можно сравнить, например, с бросанием камня в озеро со всего маху, только сила броска на несколько порядков больше, а расстояние вообще непредсказуемо. Ошибка может составлять десятки километров. Да к тому же мертвецов наверняка уже рыбы жрут, а может и уже сожрали, если достаточно крупные.
  
   Дэна сглотнула и почувствовала себя очень неуютно. Но разве можно было такое предвидеть? Впрочем, совсем не факт, что она держит в руке конкретную часть содержимого шкатулки княжны. Мало ли всяких серёжек на белом свете?..
  
   Вот же незадача. Успокаивать и убеждать себя, что находка не имеет к делу никакого отношения можно, конечно, сколько угодно, да только внутренний голос и интуиция, что, впрочем, одно и то же, подсказывают... Не подсказывают! Орут во всю глотку, что это оно самое!
  
   В общем так. Сделанного, как говорится, не воротишь, и чтобы не впасть в уныние следует оставаться оптимисткой. А для оптимизма есть прекрасный повод: в её руках самая настоящая зацепка! Часть краденного уже найдена, и теперь осталась сущая малость: зацепившись за кончик ниточки, пройти по ней от начала до конца. Проще простого.
  
   Через несколько мгновений Дэна уже находилась в собственной комнате, и первое, что она сделала, позвала:
  
   "Корка, бросай всё и немедленно ко мне. Прежде чем мы снова попрёмся во дворец, ты должна кое-что узнать".
  
   - Что? - Кора уже стояла посреди комнаты, взволнованно глядя на сестру.
  
   - Садись и слушай.
  
   После этого Дэна детально изложила всю историю, в заключении положив находку на ладонь напарницы.
  
   - Значит, ты считаешь, что это те самые серьги, - не спросила, а просто озвучила Кора.
  
   - А твоя интуиция что говорит?
  
   - Говорит, что согласна с твоей. И мы неизбежно приходим к выводу, что следы ведут к Гамальяру. Вернее вели до того, как ты их уничтожила. Теперь осталось только направление.
  
   - Накладки почти всегда случаются, - Дэна не оправдывалась, а скорее просто сетовала на судьбу. - А у тебя есть какие-нибудь новости?
  
   - Даже не знаю можно ли назвать это новостями. Воскрешать Рамса из мёртвых я предоставила Сарату и Батюмару, а сама засела за обработку собранных отпечатков. Результат, надо сказать, получился обескураживающим.
  
   Дэна лишь вопросительно подняла бровь.
  
   - В тайнике и вокруг, - продолжила Кора, - все пальчики принадлежат исключительно самой княжне. Получается, что кроме неё самой туда никто больше не лазил. Или же вор то ли работал в перчатках, то ли начисто всё после себя вытер, что, применительно к нашим реалиям, довольно необычно. Не думаю, что кроме нас с тобой тут кто-то ещё имеет представление о дактилоскопии. Но даже обнаружь я там ещё чьи-нибудь следы, сравнивать их всё равно не с чем. В нашей базе пока лишь образцы Олинки да Рамса. Ах да, теперь ещё и Сарата, но его пальцы я обработать не успела, потому что получила их буквально перед твоим возвращением.
  
   - Присовокупи туда ещё и эти, - Дэна вынула из сумки два листка. - Я трупы хоть и выбросила, но снять отпечатки с них не забыла. Благо никто не мешал. А сейчас нам пора выдвигаться к князю, а то ещё обвинят в неуважении.
  
   - Пора. Только об этом, - Кора перебросила серьги с ладони на ладонь, - пока что молчок. Да и вообще следует для начала убедиться, что они те самые.
  
   Дэна только поморщилась. Ну не любила она выслушивать прописные истины в виде назиданий. Дураку понятно, что посторонним детали можно раскрывать лишь тогда, когда расследование закончено и преступник схвачен. Да и то не все. И убедиться, что серёжки принадлежат именно княжне тоже нужно. Кто ж спорит?
  
   Рамс выглядел неважно, но на ногах кое-как стоял и словам худо-бедно внимал. Как бы. Пересказав Батюмару, а заодно и Сарату буквально в нескольких словах историю с засадой и предупредив, что героические разносчики вот-вот придут, и о них следует позаботиться, агенты детективного бюро "Последняя Надежда" уже вторично за сегодняшний день отбыли во дворец.
  
   День получался весьма насыщенным и очень длинным, а ведь ещё даже не вечер, хотя он близко. Летом понятие "вечер" почему-то смещается куда-то в область ночи. Зимой, к примеру, сейчас было бы уже темно.
  
   Убедившись, что каминщик как-нибудь доковыляет сам, Сарат и девушки прибавили шагу.
  
   В отличие от первой половины дня теперь дворец напоминал не пустынную аллею, а кипящий улей. Да и стражи основательно поприбавилось. То ли тут всегда ближе к вечеру так, то ли стимулом послужило трагическое известие. Пожалуй, что всегда. Вряд ли смерть простых служанок вызвала в местном сообществе слишком уж сильный резонанс. Для этого нужно убить кого-нибудь познатнее, типа Гамальяра или, скажем... как его там... барона Телинзе. Можно и ещё кого-нибудь, но других имён из дворцовой тусовки девушки пока не знали. Олинку, разве что, но её лучше оставить в живых. Княжна им пока нравилась, хоть Софья и сумела пробудить в сыщицах в адрес нанимательницы некоторые подозрения. Но девизу: "Никому не верь на слово", сёстры следовали неукоснительно, поэтому ставили под сомнение всё, чему не имелось неопровержимых доказательств.
  
   Ориентируясь во дворце, как рыба в воде, Сарат почти сразу нырнул за ни чем не выделяющуюся портьеру, и последовавшие за ним девушки оказались в абсолютно безлюдном коридоре, освещённом факелами, вроде того, по которому шли утром. Коридор больше напоминал тоннель, так как на всём его протяжении не встретилось ни одного окна. Впечатление особенно усилилось, когда каменная кишка пошла вниз и плавно повернула влево. Они явно опустились ниже уровня земли. Страдающим клаустрофобией тут вряд ли бы понравилось.
  
   Стали появляться боковые ответвления неизвестно куда ведущие. Правда, девушки не представляли, куда ведёт и тот путь, по которому они шли. Судя по всему, под дворцом существует целая сеть подземелий или правильнее сказать коммуникаций, что в военное время может оказаться большим подспорьем. Да и сейчас весьма полезно. Куда лучше передвигаться незамеченными тут, чем протискиваться сквозь толпу придворных, ловя на себе вопросительные взгляды, а то и выслушивая комментарии.
  
   Вооружившись снятым со стены факелом, Сарат повернул направо, затем налево и ещё раз налево. Из темноты навстречу вынырнули ступеньки, ведущие, слава богу, вверх, а не вниз. Непродолжительный подъём закончился массивной обитой железом дверью. Проводник как-то хитро постучал, меняя продолжительность промежутков между стуками, и дверь слегка приоткрылась.
  
   - Сарат, ты? - спросил чей-то сиплый, видать простуженный бас.
  
   - Мы это, Мойс, мы. Открывай.
  
   Дверь медленно поползла в сторону, и вскоре через неё можно стало пройти, что все трое и не преминули сделать. Оставшееся сзади подземелье не показалось девушкам особо привлекательным, и там было почти холодно. Теперь они стояли в просторной квадратной комнате по уже отмеченной традиции со стенами из камня. Во дворце практически всё было из него. Разница лишь в качестве обработки, а так же в наличии поверх драпировки или её отсутствии.
  
   Здесь было тепло, даже жарко. В углу лучилась оранжево-седыми углями жаровня, а метрах в полутора над ней нависал конусный кованый колпак, переходящий в трубу, через потолок идущую куда-то дальше. В комнате имелись ещё три двери, по одной на каждую стену, а по углам, за исключением того, где стояла жаровня, горели десятка полтора свечей.
  
   - Позвольте приветствовать вас на Перекрёстке, леди, и простите, что голос мой малость того, - просипел Мойс, лязгнув за их спинами засовом. - Простыл я тут маленько на сквозняках-то. Тута как две двери сразу откроешь, знатно дует.
  
   Фигурой страж Перекрёстка оказался более чем колоритной. Во-первых, он был громаден, причём как ввысь, так и вширь. Если когда-то и существовали великаны, то один из них вполне мог быть его папочкой. Девушки от силы на голову оказались выше пояса гиганта. Во-вторых, он был бородат, а в-третьих, абсолютно лыс. Штаны и жилетка из лоснящейся тёмно-коричневой кожи плотно облегали мощное тело, а обнажённые руки, напоминающие брёвна, заросли шерстью настолько густо, что казались укутанными в мех. Костюм дополнял висящий на широком поясе меч, воспринимавшийся на фоне хозяина безобидным ножиком. Но это было не единственным оружием в помещении. Над спинкой то ли очень большого стула, то ли списанного трона, немного сдвинутого от перекрестья дорог в сторону, возвышалась очень внушительная обоюдоострая секира.
  
   - Здравствуйте, - заговорила Кора, а Дэна лишь кивнула, с любопытством осматриваясь по сторонам. - Мы тоже рады с вами познакомиться. Перекрёсток, это потому что тут четыре двери, а через них вроде как две дороги идут?
  
   - Ага, - заулыбался Мойс. - Похоже, правда? Это я сам придумал. Даже князю понравилось и прижилось.
  
   - А сам он нас ждёт ещё? - поинтересовался Сарат.
  
   - Ну, ты спросил. Я тут за дверьми слежу, а не за князем. Он мне только сказал, что ты с двумя женщинами придёшь, и я должен вас впустить. А здесь он, иль ушёл куда - мне неведомо. Путей-то из его любимой комнаты много. Могу сказать только, что здесь он не проходил. А так сами смотрите.
  
   - Посмотрим, - Сарат распахнул дверь напротив той, через которую они вошли. - Прошу вас, - это относилось уже к сёстрам. - Нам сюда.
  
   Миновав ещё несколько комнат, Сарат остановился перед очередными двустворчатыми дверями и тихонько постучал. Одна из створок открылась практически мгновенно, а на её пороге стояла Олинка.
  
   - Ну наконец-то, - не сказать, что произнесла она это радостно, но с заметным облегчением. - Сарат, ты извини, но нам тут немного без тебя посекретничать нужно.
  
   - Тебя, Олина, это, кстати, тоже касается, - раздался ещё один голос откуда-то из глубины помещения.
  
   - Пап!
  
   - Давай-давай. Мне с твоими гостьями необходимо предварительно переговорить кое о чём наедине. Но не уходи далеко, я тебя скоро позову.
  
   - Пап!
  
   - Олина, не спорь! Так надо.
  
   - Если вы мне потом обо всём не расскажете, я на вас обижусь, - заявила княжна сёстрам и, задрав нос, прошествовала мимо.
  
   Дэна с Корой только переглянулись, откровенно чувствуя себя не в своей тарелке.
  
   - А вы обе заходите, нечего в дверях стоять, - распорядился голос. - И не забудьте их за собой поплотнее прикрыть, а то тут некоторые страдают неумеренным любопытством.
  
   Робея, но, не смея ослушаться, детективы-любительницы в точности исполнили повеление. Визит к князю начинался совсем не так, как они его себе представляли. Впрочем, они вообще никак его не представляли, потому, что понятия не имели, что их ждёт.
  
   Помещение оказалась задрапировано полностью, даже потолок. Исключение составляли только дверь, камин да окно напротив, открывающееся в сад, выглядящий продолжением комнаты. Ткань насыщенного зелёного цвета создавала ощущение, что находишься под пологом весеннего леса, когда листва уже полностью распустилась, но ещё не утратила нежного оттенка молодости и свежести. Запах древесной смолы, тянувшийся от поленницы дров у камина, лишь усиливал эффект.
  
   Центр комнаты занимал просторный стол из светлого дерева, на котором горкой высилась широкая ваза, наполненная фруктами. Пейзаж дополняли три расписных фарфоровых кувшина и несколько изящных серебряных чаш на высоких тонких ножках.
  
   Единственный человек, находившийся в помещении, не сидел, а стоял с другой стороны стола, уперев в него ладони и слегка наклонившись вперёд. Глаза его были устремлены прямо на девушек, отчего обе оробели ещё больше. Вообще-то робость им была абсолютно несвойственна, но всему есть предел. Многие перед князем трепетали, а они всего-то навсего смущались немного.
  
   Князь был высок, всё ещё статен, хотя ему и было, наверное, под пятьдесят, с живыми серыми глазами на строгом лице. Короткие русые волосы ещё не утратили густоту, но уже подёрнулись сединой, особенно на висках. Охватывающая нижнюю половину лица ухоженная борода придавала ему мужественности и даже мудрости. С виду, по крайней мере.
  
   Тёмный почти чёрный охотничий костюм смотрелся на нём абсолютно гармонично и на своём месте. Отсутствие всяких модных ныне рюшечек и ажурных излишеств лишь добавляло солидности.
  
   Князь улыбнулся:
  
   - Что ж, давайте знакомится, хотя повод, к сожалению, не самый приятный. Я давно хотел с вами повидаться, да всё как-то недосуг было. Понадобилось приключиться беде, чтобы наша встреча наконец состоялась.
  
   - Ваше Высочество?.. - недоумевающее произнесла Кора.
  
   - Да, да, моё высочество. Вы тоже без этого никак не можете. Понимаю. Да вы присаживайтесь, - князь махнул рукой на полудюжину кресел, неплотным кольцом охватывающих стол. - Присаживайтесь, и сначала немного меня послушайте. Договорились?
  
   Упрашивать не пришлось. Дэна уселась первой, пожав плечами, а вслед за ней то же самое сделала и Кора. Обе продолжали молчать, плохо понимая, что сейчас происходит.
  
   - Вижу, вы в замешательстве, - продолжил князь. - Но я не стану вас мучить, и раскрою один маленький секрет, известный в столице, надеюсь, только мне. Я знаю, кто вы такие.
  
   Девушки напряглись и невольно подались вперёд.
  
   - Да-да, не удивляйтесь. Так уж случилось, что Великий Инквизитор доверил мне эту тайну, но только мне. А ещё просил в вашу жизнь без крайней необходимости не вмешиваться. Видите, как получилось? Не мне, а вам пришлось вмешаться в нашу. Имейте в виду: Олинка ничего не знает, и я не намерен её во что-либо посвящать. Потому я и попросил её выйти.
  
   - Ваше Высочество, - на сей раз заговорила Дэна, - когда вы разговаривали с нашим отцом?
  
   - Вы о магистре Зеане, или ещё о ком-то?
  
   - Да. Простите, я неправильно выразилась. Просто мы с Корой всю жизнь его так называем. Он нас воспитал, и мы его любим, как родного отца. Так, когда же?
  
   - А вы настойчивы. Дэна, как я понял? А вы, стало быть, Кора. Догадываюсь, отчего вы так упорны. Могу сразу вас успокоить. Нет, я никоим образом не причастен к тому, что вам удалось обосноваться в городе и открыть сыскное бюро. Это исключительно ваша собственная заслуга. С магистром мы общались несколько позже. Я совершал рейд по княжеству и заодно навестил его в его резиденции. С тех пор, как я уже сказал, не раз хотел с вами познакомиться, но постоянно в последний момент что-то мешало или отвлекало. Но наконец, мы это исправили, хоть и не так, как хотелось бы. Теперь вы всё знаете. Олинку можем звать, или вы хотите ещё что-нибудь спросить?
  
   - Да. - Кора немного поёрзала в кресле. - Что именно вам рассказал о нас... ну... магистр.
  
   - Рассказал, что воспитывал вас с раннего детства, что вы обучены военному делу и в совершенстве владеете многими видами оружия, что не единожды участвовали в рейдах инквизиции. По-моему, это говорит об очень высоком доверии Его Преосвященства ко мне. Надеюсь, для вас это послужит примером, и вы тоже будете мне доверять.
  
   - Несомненно, - покивала Дэна. - Как мы можем не доверять тому, кому принесло присягу всё княжество. Это будет государственной изменой.
  
   В ответ князь расхохотался.
  
   - Наконец-то... - он шумно вдохнул и выдохнул. - Наконец-то у меня появились собеседники, которые передо мной не лебезят, не заискивают, а смеют даже ёрничать. Но мне придётся законодательно закрепить за вами это право, иначе вы в любой момент рискуете подвергнуться нападкам моих так называемых приближенных. Они очень ревностно относятся к любым нарушениям этикета, следя друг за другом денно и нощно. Вам и шагу среди них не ступить без того, чтобы они вас в чём-нибудь не обвинили.
  
   - Тогда мы не будем ступать среди них, Ваше Высочество, - Дэна изобразила поклон, не вставая с кресла. - Мы будем ходить к вам и от вас тем же путём, которым провёл нас Сарат. Хоть он нам и не очень понравился. Я имею в виду путь.
  
   - Договорились. Распоряжусь, чтобы вас пропускали беспрепятственно в любое время. Так я зову Олинку?
  
   - Позвольте мне, - предложила Кора, вставая.
  
   Княжна обнаружилась непосредственно за дверью. Вне всякого сомнения, она пыталась подслушивать. Вопрос - что смогла услышать?
  
   - Чем это вы так рассмешили моего отца? - спросила она подозрительно.
  
   - Удачной шуткой, - ответила Кора, как ни в чём не бывало. - У вашего отца замечательное чувство юмора.
  
   - Да? Не замечала что-то. Разве что когда приказывает кого-нибудь на кол посадить.
  
   - Олина, у наших гостей может сложиться обо мне превратное мнение.
  
   - Во, слышали?! - воскликнула княжна победно. - О каком чувстве юмора можно говорить, когда он даже самых примитивных шуток не понимает.
  
   - Вообще-то причина нашей встречи совсем невесёлая, - напомнил князь. - Тебе следовало сразу пригласить госпожу Келон и госпожу Келон ко мне, вместо того, чтобы выпроваживать их из дворца, стоило вам наткнуться на трупы. Они, между прочим, единственные на весь город никому неподотчетные профессиональные сыщицы, а ты их сразу за дверь.
  
   - Пап, да что ж ты такой жестокосердный? Это вы, мужики, на трупы можете смотреть с интересом и даже с радостью, а мы, женщины, существа ранимые и нежные. Я не хотела травмировать чувства Коры и Дэны, вот и попросила их уйти. Да ты сам представь. Я приглашаю их, чтобы отыскать всего-навсего кулон, который ты мне подарил, а они вместо этого натыкаются на три мёртвых тела, плавающих в лужах крови. Вернее два.
  
   Наконец-то прозвучало самое главное, потому что до этого момента княжна не удосужилась сообщить, какой легенды сёстры должны придерживаться.
  
   - Всё верно, - согласился князь. - Да только мне почему-то кажется, что этих бравых барышень видом какой-то крови не испугаешь. Даже если её целое море и в ней плавают трупы.
  
   - Очень верное замечание, Ваше Высочество, - прокомментировала Дэна почти безразлично. - При нашей работе мы много чего повидали, и кровь с мертвецами в этом перечне будут далеко не самым неприятным. Если можно, нам бы хотелось осмотреть тела чуть более внимательно, чем мы успели сделать это утром. Надеюсь, их ещё не успели похоронить?
  
   - Я приказал на время расследования поместить их на ледник, - сообщил князь. - Я правильно поступил?
  
   - Это лучшее, что можно было сделать, Ваше Высочество, - подтвердила Кора. - И если вы не возражаете, мы приступим к работе незамедлительно. Чем сильнее остывает след, тем труднее по нему пройти. Я не про холод, про время.
  
   - Не то что не возражаю, а сам вас об этом настоятельно прошу. Очень неприятно, знаете ли, осознавать, что где-то по дворцу разгуливает убийца. Мы, как ни как, в нём живём. Мне пришлось чуть ли не на каждом углу гвардейцев расставить. Дозволяю вам заходить куда угодно и кого угодно опрашивать. А чтобы вам не докучали праздным любопытством, придам вам звено гвардейцев под командованием виконта Колета. Он уже знает, что любой ваш приказ всё равно, что мой.
  
   - А вы предусмотрительны, Ваше Высочество, - улыбнулась Дэна. - Всё уже к нашему приходу подготовили.
  
   - А как же иначе, - ответно улыбнулся князь. - На моём посту по-другому попросту нельзя. Недоглядишь за какой-нибудь мелочью, а там глядишь, тебя уже свергли. А теперь не смею вас больше задерживать.
  
   Последнюю фразу нельзя было истолковать двусмысленно, поэтому все разом поднялись.
  
   - И не забывайте ставить меня в известность обо всём, что раскопаете, - раздалось из-за спин, когда девушки находились уже в дверях.
  
   - Я прослежу, - ответила за сестёр Олинка и легонько подтолкнула их вперёд.
  
   - Ну? - незамедлительно вопросила она, как только дверные створки за ними захлопнулись.
  
   - Что ну? - переспросила Кора с видом простодушной дурочки, непонимающе хлопая ресницами.
  
   - Вот овечками только не надо прикидываться. Что такого сказал вам мой отец, что даже меня из комнаты выставил?
  
   - Мы не имеем права разглашать государственные тайны, - нашлась Дэна. - Под страхом смерти.
  
   - Припомню, - шмыгнув носом, Олинка в молчании зашагала вперёд. - Я же теперь спать спокойно не смогу, - снова нарушила она тишину, когда троица подошла к Перекрёстку.
  
   - И не надо, - не растерялась Кора. - Спокойно спать, когда по дворцу разгуливают убийцы, могут только самоубийцы.
  
   - Вы хоть понимаете, что перечите княжне? - попыталась Олинка зайти с другой стороны.
  
   - Понимаем, - кивнула Дэна. - Но князю перечить ещё страшнее.
  
   Ступив на Перекрёсток, княжна вынуждена была временно отступиться, потому что помимо великана Мойса там находились ещё четыре вооружённых человека, которые при виде девушек подтянулись и учтиво поклонились.
  
   - Княжна, госпожа Келон, госпожа Келон, - заговорил тот, что выглядел среди них главным, - князь повелел мне следовать за вами и неукоснительно выполнять все ваши указания.
  
   - Не мои, а госпожей Келон. Простите за косноязычие, но не хочу одни и те же слова два раза повторять. Позвольте представить, - из взбалмошной сверстницы Олинка вдруг преобразилась в чопорную и высокомерную особу, перешедшую на официальный тон, - это виконт Колет. Я рада, виконт, что вы уже здесь. Извольте сопроводить госпожу Келон и... - княжна сделала над собой усилие, - и госпожу Келон к леднику. Им надобно осмотреть тела покойниц. А я вынуждена вас покинуть. Дела, знаете ли.
  
   Виконт ещё раз поклонился, а следом поклонились и трое его гвардейцев.
  
   "Эта княжна на княжну гораздо больше похожа", - магически шепнула Кора сестре.
  
   "Думаю, князь на людях тоже совсем другой. Наверняка наш папуля его обработал, чтобы при случае, вот как сегодня, например, он с нами был поласковее", - высказала соображение Дэна.
  
   Олинка исчезла за дверью справа, а сёстрам пришлось снова спуститься в подземелье. Да и где ещё быть леднику? Чем глубже, тем холоднее и тем дольше сохраняется лёд, запасаемый зимой.
  
   В предположениях девушки не ошиблись. Вскоре они свернули в одно из тех ответвлений, мимо которых прошли вместе с Саратом. Тоннель пошёл под уклон, и если поначалу было просто прохладно, то по мере продвижения вперёд и вниз становилось откровенно холодно.
  
   Неожиданно шедший впереди с факелом виконт остановился и обернулся:
  
   - Госпожа Келон, госпожа Келон, могу я предложить вам облачиться в меховые накидки?
  
   - Это стоило сделать шагов двести назад, - не слишком вежливо отозвалась Дэна. - Только я что-то ничего похожего при вас не вижу.
  
   - А мы их при себе и не носим, - в отличие от замёрзшей сыщицы, Колет не позволил себе оскорбительного тона. - Просто сейчас мы находимся рядом с кладовой, где они хранятся. Не таскать же их с собой каждый раз, когда приходится сюда спускаться.
  
   - Простите мою сестру, - извинилась Кора за напарницу, - у неё сегодня был тяжёлый день. И мы крайне вам признательны за заботу.
  
   - Извините, - буркнула Дэна. - Я вовсе не хотела никого обидеть. Эмоции.
  
   Мало того, что кладовка оказалась под боком, в ней кто-то недавно затопил жаровню и растянул вокруг на кольях несколько накидок. Очень предусмотрительно. Облачаться в ледяные шкуры - удовольствие сомнительное.
  
   - Князь распорядился, - пояснил виконт. - Он предполагал, что вы захотите спуститься на ледник.
  
   - Спасибо. - Дэна уже примеряла одну из накидок на себя. - И князю, и вам. И ещё раз простите за грубость.
  
   Колет слегка поклонился, принимая извинения.
  
   Через несколько минут процессия вступила на ледник. Кто-то весьма прагматичный воспользовался для этих целей естественной пещерой внушительных размеров, залегающей то ли под самим дворцом, то ли где-то поблизости на глубине нескольких десятков метров. Света трёх факелов не хватало, чтобы развеять тьму до противоположной стены, зато на его фоне очень хорошо был виден пар, облачками вырывающийся из ртов пожаловавших сюда людей.
  
   Тела Милиты и Варты лежали вовсе не на подтаявшем льду, начинающемся чуть дальше, а на двух деревянных столах, расположенных поблизости от входа в пещеру, где было относительно сухо.
  
   - Виконт, - заговорила Кора, - вы можете попросить своих людей, чтобы они сняли с покойниц одежду?
  
   - Всю? - даже при тусклом свете факелов было заметно, что на щеках Колета проступил румянец. Впрочем, это могло быть от холода.
  
   - Разумеется, всю, - подтвердила Дэна. - Только аккуратно. Возможно, её нам тоже понадобится осмотреть. Не хотелось бы, чтобы на ней появились дополнительные дыры или что-нибудь оторвалось.
  
   - Вы слышали, - обернулся виконт к гвардейцам.
  
   Вряд ли им понравился приказ. Одно дело раздевать живых и тёплых, а холодных и мёртвых как-то не очень. Но перечить или возмущаться никто не рискнул. Что поделать, они на службе.
  
   Наконец тела были обнажены, и сёстры, запалив для лучшего освещения ещё несколько свечей по углам столов, приступили к осмотру. К сожалению, при посторонних пользоваться электрическими фонарями они не могли себе позволить, но по идее должно хватить и этого.
  
   Гвардейцы деликатно отошли в сторонку и не мешались. А может, им просто было неприятно. Не всякому понравиться работать патологоанатомом или даже находиться с ним рядом.
  
   - Посмотри, - негромко позвала сестру Кора, осматривающая Милиту. - По-моему, это следы от ногтей.
  
   - Угу, - согласилась с ней Дэна, приблизившись. - На Варте практически то же самое.
  
   Сыщицы переместились к Варте.
  
   - Что думаешь? - поинтересовалась Кора.
  
   - Думаю, пора посмотреть, что у обеих под ногтями.
  
   - Они дрались, - заключила Кора ещё через несколько минут. - Друг с другом дрались. И вот эти ножевые раны на руках и груди. Без одежды хорошо видно, что это не смертельные и хорошо рассчитанные удары убийцы, а неумелое тыканье абсолютного дилетанта. Дэнка, мы с самого начала пошли не по тому пути. Не знаю пока, кто перерезал им глотки, но началось всё с драки именно между ними. Сначала по-девчачьи, ногтями, а потом видимо и ножики вход пошли. Мы где-то, что-то упускаем.
  
   - Не-а, - Дэна даже заулыбалась. - Наоборот. Наконец-то отдельные кусочки начинают складываться в единую картину. Осталось уточнить ещё парочку деталей и, думаю, можно требовать плату.
  
   - Точно! Я поняла. - Кора тоже расплылась в торжествующей улыбке. - Пошли. Здесь нам делать больше нечего.
  
   Над столицей окончательно утвердился вечер. Солнце село, и тени от днём безобидных и даже умиротворяющих яблоневых ветвей за окном теперь зловеще подрагивали на стене, подтанцовывая в такт нервным выплескам языков пламени на разожжённых во дворе факелах.
  
   Сыщицы вольготно развалились в креслах в покоях княжны и неспешно потягивали слабенькое вино из кубков. Сама же Олинка монотонно мерила шагами комнату, циркулируя от одной двери к другой и обратно. На её хмуром личике отчётливо читались недовольство, озабоченность и напряжённость.
  
   - Хотите сказать, что мои служанки были мне неверны? - остановилась она.
  
   - Мы в этом практически убеждены, - отозвалась Дэна безмятежно. - Но если вы хотите, чтобы мы полностью огласили результаты расследования и передали преступника в объятия княжеского суда, мы будем вынуждены задать вам ещё несколько не слишком приятных вопросов и, что вам наверняка понравится ещё меньше, рассказать о вашем тайнике князю.
  
   - Но...
  
   - Погодите, - оборвала Дэна Олинку, - я не договорила. Мы вовсе не собираемся доносить вашему отцу, что у вас был или всё ещё есть... поклонник, подаривший вам те самые похищенные драгоценности. Историю их происхождения вы будете выдумывать сами, но о них самих придётся рассказать. Только о драгоценностях. Странную кубическую коробочку упоминать не обязательно.
  
   - Хорошо, - княжна закусила губу и несколько секунд помолчала. - Хорошо. Я подумаю. А пока задавайте ваши вопросы.
  
   - Они весьма деликатные, - проинформировала Кора. - Вам они могут не понравиться.
  
   - Не понравятся - не отвечу! Спрашивайте, пока не передумала.
  
   - В каких вы отношениях с бароном Телинзе? - в лоб спросила Дэна.
  
   - Телинзе?.. - казалось, Олинка даже опешила от такого вопроса. - Да ни в каких. Он не особо мне нравится, но мы с ним редко пересекаемся. На охоте если только. Он у отца главный птичник. В том смысле, что ловчими птицами заведует.
  
   - А на вчерашней охоте он был вместе с вами? - поинтересовалась Кора.
  
   - Конечно. Как раз вчера мы в основном с соколами охотились. А причём тут это?..
  
   - Может, и ни при чём, - пожала плечами Дэна. - А здесь он бывал?
  
   - Телинзе?..
  
   - Ну, мы вроде пока только о нём говорим.
  
   - С чего бы ему тут бывать? В моих покоях его отродясь не было.
  
   - А это правда, что вы разрешили Милите и Рамсу пожениться? - задала Кора новый вопрос.
  
   - Правда. Они по-настоящему любили друг друга, я это видела.
  
   - Княжна... - Дэна дважды огладила подбородок, словно у неё там борода растёт. - У вас на теле есть какие-нибудь особые приметы в интимных местах? Ну, там, родинка на попе, или, допустим, шрам на груди?
  
   Олинка аж язык едва не проглотила от возмущения.
  
   - Да я!.. Да вы!..
  
   - А что я такое особенное спросила? - не дала ей опомниться Дэна. - У меня, например, шрам есть даже на...
  
   - Не хочу ничего слышать!
  
   - Ладно, - сыщица пожевала губами и на секунду выпятила их трубочкой. - Тогда не буду показывать. Так всё-таки: есть или нет?
  
   Княжна ещё секунд двадцать попыхтела, гневно сверкая глазами, а затем вдруг совсем не по-княжески сплюнула и пробурчала не слишком внятно:
  
   - Родинка есть. Только не на самой попе, а прямо над правой половинкой. Зачем вам это?
  
   - Вдруг пригодится, - Дэна снова пожала плечами.
  
   - А у Варты жених имелся? - продолжила перекрёстный допрос Кора, как ни в чём не бывало.
  
   - Жениха точно не было. Она девушка ветреная... была. Ухажёры у неё постоянно менялись. А что?
  
   - Да просто стараемся получше представить себе ваших служанок, - Дэна отхлебнула вина и облизнулась. - Ну, в то время когда они ещё живыми оставались.
  
   - И что, представили?
  
   - Более-менее, - Дэна сделала ещё один глоток. - Давайте-ка мы на сегодня закончим. Поздно уже и спать хочется. А завтра, когда вы окончательно определитесь, что говорить отцу, а что не говорить, кого-нибудь за нами пришлите. Сарата, например.
  
   - И всё?!.. Вы вот просто так сейчас уйдёте?!..
  
   - Нет, не просто так, - сказала Кора, вставая. - Во-первых, я по-прежнему настоятельно рекомендую, чтобы у входа в ваши покои кто-нибудь всю ночь караулил, виконт Колет со своими гвардейцами вполне подойдёт, а во-вторых, присмотрите ещё и за Рамсом. Ему тоже может угрожать опасность.
  
  
   Поздним утром, когда сёстры, улёгшиеся спать далеко за полночь, спустились в зал траттории позавтракать, Сарат уже сидел за одним из столов с кружечкой гузельского перед носом.
  
   - Этот парнишка, - сообщил он сыщицам, указав на стоящего рядом с лестничным пролётом Переса, - не позволил мне вас будить. А этот, - взгляд княжеского слуги переместился на сидящего перед стойкой на высоком табурете Алатая, - добавил, что убьёт любого, кто посмеет нарушить ваш покой. Чем вы их подкупили?
  
   - И тебя с добрым утром, Сарат, - Дэна демонстративно чмокнула в щёку Переса, от чего тот зарделся.
  
   Кора обняла за плечи Алатая и промолвила:
  
   - Мы их не подкупали, мы их просто любим. А они нас. Они нам как братья, - дополнила она после короткой паузы, чтобы парни вдруг не подумали чего всерьёз.
  
   - Сидишь тут давно? - поинтересовалась Дэна.
  
   - Не особо. Видишь, кружка почти полная.
  
   - Может, это уже вторая или третья, - предположила Кора.
  
   - Если бы. Мне и первую-то выдали лишь в качестве утешения. Чтоб от ожидания не так мучился.
  
   - Ладно. - Дэна подсела рядом. - Яичницу вместе с нами будешь?
  
   При слове "яичница" Перес сорвался с места и исчез за дверью на кухню.
  
   - Я уже откушал, - сообщил Сарат. - Спасибо.
  
   - Какие новости? - полюбопытствовала Кора, тоже присаживаясь рядом.
  
   - А какие могут быть новости? Пока никого больше не убили и ждут вас. С нетерпением.
  
   - Ну, это и так ясно, раз ты уже сюда припёрся, - проворчала Дэна. - Но только без завтрака я и шагу не ступлю.
  
   - Это я уже понял, - Сарат вздохнул и припал к кружке. - Знатное винцо у вашего хозяина.
  
   Дэна хмыкнула.
  
   - Я что-то не так сказал? - наморщил лоб княжий слуга.
  
   - В определённом смысле. - Кора взяла со стола нож и покрутила им над головой. - Это наш дом, и мы его хозяйки.
  
   - А...
  
   - А Батюмар лишь управляет тратторией, - Кора положила нож на место. - Год назад мы выкупили у него всё строение.
  
   - Понятно, - по лицу Сарата было видно, что на самом деле ему ничего не понятно.
  
   Снова появился Перес и переместил с подноса на стол две тарелки с яичницей, лежащей поверх поджаренной ветчины, и две чашки кофе.
  
   - Это что? - почувствовав незнакомый запах, спросил слуга князя.
  
   - Отвар из печёных бобов, - попыталась объяснить Дэна наиболее доступными по местным меркам понятиями. - Бобы заморские.
  
   - Понятно, - снова протянул Сарат всё с тем же выражением полного непонимания на лице.
  
   После этого девушки некоторое время в молчании насыщались, а дворцовый гонец старался в соразмерном темпе уменьшать содержимое кружки. В итоге к финишу подошли практически ноздря в ноздрю.
  
   - Нам осталось только кое-что взять, - сообщила Дэна, - и можем выдвигаться.
  
   Сарат кивнул и с сожалением посмотрел на обнажившееся дно сосуда.
  
  
   В резиденции князя их точно ждали. В отличие от вчерашнего дня, когда до полудня во дворце было пусто и безлюдно, сейчас придворных было разве что немногим меньше, нежели накануне вечером. Только они не гудели как пчёлы, а провожали проходящих мимо сестёр напряжёнными и одновременно заинтересованными взглядами.
  
   На сей раз сыщицам не пришлось передвигаться по подземельям. Почётный эскорт во главе с явно не выспавшимся виконтом Колетом сопроводил их другим путём, но до той же самой зелёной комнаты, где они накануне имели удовольствие познакомиться с князем.
  
   - Рад вас видеть, - князь вышел навстречу и даже позволил себе галантно поцеловать сёстрам руки, от чего те, как и вчера, вторично почувствовали себя не в своей тарелке.
  
   Маячившая на заднем плане за спиной отца Олинка о чём-то отчаянно жестикулировала и гримасничала, но ни Дэна, ни Кора так и не поняли, что она хочет им сказать.
  
   - Олина сообщила мне, - продолжил князь, самолично закрывая двери и отсекая таким образом чужие уши, - будто бы вы уже почти раскрыли свершившиеся вчера во дворце преступления.
  
   - Вы говорите о них во множественном числе, Ваше Высочество? - удивилась Кора.
  
   - Да. Сегодня поутру у нас с дочерью состоялся продолжительный и весьма познавательный, для меня, по крайней мере, разговор, - князь хмыкнул и чуть дёрнул вправо головой. - Олина под давлением обстоятельств разоткровенничалась и поведала мне о своём тайнике, о том, что из него украдены дорогие её сердцу подарки, и даже о том, что у неё имеется некий таинственный поклонник, имя которого раскрывать категорически отказалась. Оказывается, в число похищенного попала даже какая-то его личная вещь, также лежавшая в тайнике. Признаться, я с самого начала подозревал, что дело не ограничивалось одним лишь преподнесённым ей мною кулоном. То не такая уж ценная безделушка. Должно было случиться нечто более серьёзное, чтобы она рискнула осуществить столь наглую авантюру с графом Гамальяром. И я вижу не одно, а как минимум два преступления. Или вы считаете, что кража и убийства взаимосвязаны? То есть, нет, я неправильно выразился. То, что они связаны, сомнений практически не вызывает, но это всё равно остаётся не кражей с убийством, а кражей и убийством. И ещё погром в каморке каминщика. Это уже третье преступление, хоть оно и не выглядит столь же тяжким. Но ведь кто-то же его совершил?
  
   - Всё верно, Ваше Высочество, - заговорила Дэна. - Преступлений три, но все они звенья одной цепи. Думаю, нам с сестрой удалось наконец составить полную картину, увязав их в единое целое.
  
   - Не томите нас, барышни, - князь не приказывал, а чуть ли не умолял. - Мы сгораем тут от нетерпения и праведного гнева. Убиты две женщины, третья тронулась умом, и никто не знает, оправится ли она когда-нибудь. А моя дочь лишилась ценностей не только материальных, но и душевных, что порой гораздо важнее. Такие деяния не должны оставаться безнаказанными.
  
   - Вы абсолютно правы, Ваше Высочество, - не стала отрицать Кора. - Но мне кажется, что будет гораздо нагляднее, если мы изложим цепочку наших рассуждений, сопоставляя их с фактами, не здесь, а непосредственно на месте преступления. Это существенно поможет нам уличить преступника. Но от вас потребуется не только покинуть эту замечательную комнату и переместиться в покои княжны, но и собрать там довольно многочисленную группу людей. Поэтому позвольте мне вновь открыть эти двери и пригласить сюда Сарата и виконта Колета. Мы подскажем им, кого следует найти и туда привести.
  
   - Женщины будут распоряжаться в моём дворце и командовать моими людьми, - князь то ли иронизировал, то ли констатировал, то ли высказывал недовольство. Ровный тон не позволял сделать однозначный вывод. Наконец он улыбнулся и добавил: - Открывайте, зовите, командуйте. Я подтвержу любое ваше слово.
  
   Девушки не замедлили этим воспользоваться, пока самый главный человек в княжестве не передумал.
  
   Прошел, по меньшей мере, час, прежде чем в покоях княжны собрались все, на кого указали сыщицы. А именно: сам князь, Олинка, граф Гамальяр, барон Телинзе, каминщик Рамс, безымянный мойщик окон, работавший тут последним, Софья в сопровождении дворцового лекаря, Сарат и не выспавшийся виконт Колет с нарядом гвардейцев. Гвардейцы в отличие от командира были выспавшиеся, потому как другие и на сей раз в удвоенном количестве. Упоминать о том, что присутствовали и сами сёстры даже глупо. На стадии составления списка "гостей" Дэна предложила было для колорита пригласить ещё и великана Мойса, но Кора шикнула рассержено, что совсем уж наглеть и зарываться, необоснованно пользуясь временным карт-бланшем, не следует. Могут припомнить потом.
  
   Никто из присутствующих ни с кем не разговаривал и только подозрительно друг на друга косились, особенно на сыщиц. Спокойными оставались лишь сёстры, да ещё Софья, углядевшая на столе какое-то пятно и безуспешно пытавшаяся оттереть его рукавом.
  
   - Барон, - начала Кора издалека, приблизившись к Телинзе, - вам когда-нибудь доводилось здесь бывать?
  
   - Вы о покоях княжны? - уточнил барон на всякий случай.
  
   - Ну да. А что, слово "здесь" можно истолковать как-нибудь по-другому?
  
   - А... Нет, не бывал. Здесь не бывал.
  
   - Тогда как вы объясните, что Рамс застал вас шастающим в одиночку по комнатам княжны буквально позавчера, когда по её же словам вы были на охоте?
  
   - Это и я могу подтвердить, - подал голос князь. - Мы почитай весь день в лесах да полях провели. Барон никак не мог здесь находиться.
  
   - Следовательно, - Дэна подошла к каминщику и оправила тому воротник, - врёт Рамс. Мы не можем поставить под сомнение слова сразу нескольких человек, тем более, что один из них - князь. Рамс, ты не желаешь изменить показания?
  
   - Что изменить?..
  
   - Враньё на правду.
  
   - Но я как бы это, не врал.
  
   На каминщика жалко было смотреть, настолько он выглядел растерянным и подавленным.
  
   - Я как бы барона видел и даже как бы с ним разговаривал, - посмел он настаивать, хоть и робко.
  
   - Заметьте, - обратилась Дэна ко всем присутствующим, - ключевые слова здесь - "как бы". И они же, пожалуй, единственные истинно правдивые.
  
   Никто явно ничего не понимал, но сыщиц не перебивали и ждали продолжения.
  
   - Барон, - теперь говорила уже Кора, - вы случайно не теряли позавчера или ещё раньше свой кошель?
  
   - Да. Я думал, что у меня кто-то спёр его в городе. Он нашёлся?
  
   - Сейчас посмотрим, - Дэна подошла к ближайшему камину и раскатала ногой поленницу дров перед ним. - Тут не видать.
  
   Пройдя в соседнюю комнату, она проделала ту же операцию.
  
   - Барон, посмотрите, это не он?
  
   Вместе с Телинзе туда ринулись почти все. На месте осталась лишь Софья, лекарь и половина гвардейцев. Сестрички дали им чёткий наказ, чтобы никто, за исключением разве, что самого князя не оставался без присмотра.
  
   - Это мой... - барон выглядел одновременно обескураженным и обрадованным. А когда нагнулся и поднял кошель с пола, обрадовался ещё больше. - И деньги все на месте, - продемонстрировал он, распустив стягивающую устье кошеля верёвочку. - Но как он здесь оказался?..
  
   - Случайно, - пояснила Кора. - Хотя нет. Случайность то, что его "спёрли", как вы выразились, именно у вас. На вашем месте мог оказаться любой, кто часто бывает во дворце и таскает при себе много денег. Но подвернулись вы.
  
   - Кому подвернулся? - барон явно ничего не понимал, как, впрочем, и все остальные.
  
   - Тому, кто хотел, чтобы Рамс ваш кошель нашёл. Где каминщик наткнётся на него в первую очередь? Понятно, что либо в самом камине, либо в дровах. На том и расчёт строился.
  
   - Чей? Зачем? - теперь терпение закончилось у князя.
  
   - Быстро отвечай, над какой половиной попки княжны родинка?! - внезапно рявкнула Дэна на ухо Рамсу.
  
   - Над правой, - ответил он инстинктивно, резко отшатываясь.
  
   Воцарилась немая сцена.
  
   - Могло и не получиться, между прочим, - непонятно кому сказала Кора.
  
   - Но ведь получилось же? - довольно отозвалась Дэна. - Сразу же нижайше молю вас о прощения, княжна, но я не смогла придумать другого способа заставить каминщика проговориться. Зато теперь мы получили практически неопровержимое доказательство, что это он вас обворовал. И всё благодаря вашей родинке.
  
   - О которой благодаря теперь уже вам знают все вокруг, - не осталась в долгу Олинка.
  
   - Не волнуйся, - попытался успокоить её князь. - Любому, кто проговорится, я велю отрезать язык. Всем понятно?
  
   Нестройный хор голосов и кивки показали, что вроде всем.
  
   - С родинкой разобрались, - продолжил князь, - но как она доказывает, что вор - Рамс? Я всё равно ничего не понял. Свяжите, кстати, ему руки, да и ноги заодно.
  
   Последние слова относились уже к гвардейцам, и те незамедлительно выполнили указание.
  
   - Я объясню, - заговорила Дэна. - Когда мы с сестрой только о краже узнали, конкретного подозреваемого у нас не было. Но в подавляющем большинстве случаев в подобных кражах замешан кто-то из своих. Друзья, слуги, родственники - неважно. Этот кто-то либо крадёт сам, либо, чтобы отвести от себя подозрения, даёт наводку какому-нибудь подельнику. Во втором случае приходится делиться, поэтому особо жадные или особенно бестолковые предпочитают первый, хотя он и опаснее. При наличии подельника всегда можно заранее обеспечить себе ал... обеспечить себе свидетеля, который подтвердит, что в момент совершения преступления подозреваемый находился совсем в другом месте.
   Естественно, мы сразу же начали выяснять, кто вхож в покои княжны. Подозрение тот час легло на служанок, так как две из них оказались мертвы, а это могло быть следствием неудавшегося дележа добычи. Мы подумали, что кто-то из соучастников решил не делиться и захапать всё сам. Мы бы, пожалуй, начали раскручивать именно эту ниточку, но тут к нам в руки по собственной инициативе, граничащей с глупостью, приплыл Рамс. Он то ли переоценил себя, то ли недооценил нас, но с первых же шагов серьёзно прокололся. Ну, в том смысле, что, пойдя за нами, допустил непоправимую ошибку.
   Очень скоро он превратился для нас в подозреваемого номер один. Начать с того, что его рукава оказались основательно перепачканы сажей. Казалось бы, а что тут странного? Нормальный не отлынивающий от работы каминщик и должен быть в саже. Никто не спорит. Но!.. Его куртка выглядела совсем чистой, а испачканы лишь края рукавов. А вот так уже не бывает. Понятно, что рукава во время работы пачкаются сильнее, но сажа всё равно оседает на всей одежде, а не в одном конкретном месте. Значит, оказалась она там неспроста. Например, ей можно попытаться замаскировать попавшую туда кровь.
  
   - Ты же сама говорила, что у меня на одежде как бы ещё занозы от дров, - подал голос связанный теперь Рамс, пытаясь выкрутиться. - Это тоже как бы грязь от работы.
  
   - Верно, - не стала отрицать Дэна. - Но понимаешь, какая штука. Сажа при хорошей стирке отмывается, а вонзившиеся в ткань занозы - нет. Чтобы от них избавиться, каждую нужно по отдельности вытаскивать. Тебе ли не знать. Но сажа на рукавах, это ещё полбеды. Окончательно я начала тебя подозревать, когда обнаружила на тебе оберег от чужого глаза. Был бы ты поумнее, догадался бы его заблаговременно снять, а не таскать с собой. Ты, кстати, так и не сказал, откуда он у тебя. Такую вещь просто так на улице не купишь.
  
   - А ты как бы не сказала, как смогла его увидеть сквозь одежду. Я вот думаю, что ты как бы ведьма.
  
   Дэна рассмеялась:
  
   - Неуклюжая попытка, мой каминный друг. Ты сам сказал, что видел и меня, и сестру, и княжну, но только никто из нас троих почему-то тебя при этом не видел. Тогда я и подумала, что у тебя должно быть при себе что-то вроде оберега. Просто проверила догадку и убедилась в её достоверности. Другой вопрос кто его изготовил и заколдовал? Ваше Высочество, что если нам передать вора в руки инквизиции?
  
   - Я всё ещё не услышал, почему он вор, а коли он ещё и убийца, то я сам буду решать его участь.
  
   - Не всё так просто, Ваше высочество, - заговорила Кора. - Мы точно знаем, что он вор, но вот убийца ли? Мы так не думаем, Ваше Высочество. Убийца кто-то другой.
  
   - И кто же?
  
   - Об этом чуть позже. Позвольте, Ваше Высочество, мы сначала закончим с Рамсом, - осмелилась воспротивиться Кора. - Скакать с одного на другое - только всё запутывать.
  
   - Хорошо, заканчивайте. Но только так, чтобы это выглядело убедительно.
  
   - Когда мы уже сидели в бюро, - повествование теперь продолжала Кора, - неожиданно выяснилось, что Милита и Рамс должны вскоре обвенчаться. Олинка потом подтвердила, что это правда. Каминщик очень натурально изобразил перед нами убитого горем жениха, якобы не знавшего, что убита его невеста. Мы тоже не остались в долгу и сделали вид, что верим ему и сочувствуем. Он изрядно выпил и захмелел, а я, воспользовавшись подходящим моментом, прощупала пальцами край его рукава. Он был твёрдым, словно на нём застыла какая-то корка. Таким он вполне мог стать от засохшей крови, и это вроде бы должно подтверждать, что перед нами убийца. Но уж очень смущала меня эта предстоящая женитьба. Ну не убивают женихи невест и уж тем более не перерезают им хладнокровно горло. Убить может соперница или соперник, убить может грабитель, вор или даже отец, и такое бывает, но не собственный жених. Это уже потом, когда обоих засосёт рутина семейной жизни и от изначальной любви не останется и следа, рукоприкладство становится чуть ли не обыденностью. Мужья жён частенько избивают и нередко, увлёкшись, убивают. Что поделать. Но даже в этих случаях жёнам горло не режут. Нет, это дело рук профессионального убийцы.
   В общем, Рамс на эту роль не подходил. Но нам ещё следовало убедиться, что вор именно он. Рассуждая, мы с Дэной пришли к выводу, что каминщик легко мог злоупотреблять свободным доступом в покои княжны и бесстыдно за ней подглядывать, пользуясь оберегом от чужого глаза.
  
   - А где он, кстати, и как он действует? - задал вполне правомерный вопрос князь.
  
   - Думаю, что там же, где и всегда, - встряла Дэна. - На шее владельца. Но только он больше не работает. Мы его на всякий случай разрядили. Для этих целей у нас имеется свой собственный амулет, одобренный инквизицией.
  
   При упоминании об инквизиции князь едва заметно кивнул и улыбнулся краешком рта.
   Один из гвардейцев по сигналу виконта извлёк из-под рубахи каминщика злополучный амулет и, сдёрнув шнурок через голову, протянул правителю.
  
   - Видите, - продолжила комментировать Дэна, - он двусторонний. А работает очень просто. Когда он солнцем наружу, обладателя видно, когда месяцем - невидно. Но это достаточно условно. Чтобы оставаться невидимым, нужно стоять абсолютно неподвижно. Стоит пошевелиться, как тебя сразу же увидят. Не слишком надёжно, но если нужно просто спрятаться, то в самый раз.
  
   Предположив, что Рамс подсматривал за княжной, мы так же предположили, что однажды он увидел, как она открывает тайник. А потом он уже просто не смог устоять перед искушением. Проверка с родинкой показала, что он видел княжну... гм... без одежды видел. Расчет был на испуг, и он оправдался. Смотрите...
  
   Дэна неожиданно что-то кинула в князя, и тот инстинктивно поймал летящий в него предмет рукой. Это оказалась всего-навсего пуговица.
  
   - Всё в порядке, - остановил он, дёрнувшихся было вперёд гвардейцев. - Я понял. От неожиданности делаешь что-то слёту, а осознаёшь, что сделал, только потом. Поэтому Рамс и ляпнул про родинку до того, как понял смысл того, о чём его спрашивают. А если бы он успел уловить подвох? Я ведь, например, мог сейчас вместо того чтобы ловить просто уклониться в сторону.
  
   - Иногда очень эффективно помогают пытки, Ваше Высочество, - скромно озвучила Дэна запасной вариант, а внимательно слушающий их каминщик непроизвольно поёжился.
  
   - Хорошо. С кражей как будто бы стало всё понятно, - согласился князь. - Но причём тут барон Телинзе, его кошель и два убийства? И кто перевернул вверх дном берлогу Рамса?
  
   - Я думаю, что погром у Рамса случился лишь из-за того, что кошель он так и не подобрал, - сменила Дэну Кора. - Ведь фальшивый барон ему со всей определённостью сказал, что потерял тут деньги. Рамс, почему ты не подобрал кошель?
  
   - Я как бы не совсем ещё дурной. Откуда мне было знать, что барон как бы не барон? Возьмёшь его деньги, а он тебя потом как бы мечём насквозь. Не, я не совсем дурной.
  
   - Дурной, раз драгоценности у княжны спёр. Куда ты их, кстати, дел? - Кора, конечно, сомневалась, что получит ответ, но чем чёрт не шутит?
  
   - Спрашивайте у того, кто всё у меня перевернул. Я их больше не видел.
  
   - Ага, - Дэна многозначительно посмотрела на сестру. - Значит, ты был настолько идиотом, что спрятал их у себя? А ещё говоришь, что не совсем дурной. Кто ж ворованное держит там же, где живёт?
  
   - В следующий раз буду умнее.
  
   - Следующего раза у тебя не будет, - пообещал князь.
  
   - Убьёте?
  
   - А ты чего хотел?
  
   - Ну, там, на каменоломни как бы или болота мостить.
  
   - На каменоломни только за убийство по неосторожности отправляют, на болота за вооружённый грабёж без убийства. А ты, червь каминный, за моей дочерью подглядывал. За это виселица полагается.
  
   - Лучше на кол, - внесла коррективу Олинка.
  
   - Ладно, - не стал спорить отец. - На кол, так на кол. Только не говори потом, что у меня нет чувства юмора.
  
   - Не буду. И я, кажется, догадалась, зачем Рамсу кошель подкинули. Он должен был его найти, подобрать и положить к драгоценностям. За ним бы проследили и их нашли. Выходит, про них ещё кто-то знает и за ними охотится. Так?
  
   - Княжна, - предложила Кора вместо ответа, - если вам вдруг станет скучно, и вы не будете знать, чем себя занять, приходите работать к нам в бюро. Нам всегда пригодятся прозорливые помощники.
  
   - Я подумаю. Но кто же это всё-таки был?
  
   - Кто?
  
   - Ну, тот второй барон, которого не было на охоте.
  
   - Боюсь, этого мы никогда не узнаем, - преувеличенно сильно вздохнула Кора.
  
   - Почему? - не поняла Олинка. - Ведь вы же догадались, зачем он кошель подбросил.
  
   - Это вы догадались, княжна.
  
   - Да погодите вы со своим бароном, - перебил увлёкшихся девиц князь, - мы ещё не услышали, кто убил Варту и Милиту, а главное - за что?
  
   - Ваше Высочество, вы с приоритетами не напутали? - вежливо поинтересовалась Дэна.
  
   - Теперь уже без разницы, - нашёлся князь. - Вы знаете, кто убийца?
  
   - Думаем, что знаем. Но тут всё зависит от позиции. Софья, например, считает убийцей Олинку.
  
   - А вы?
  
   - Мы? Мы нет. У нас совсем другая теория. Больше того: мы знаем, что Софья хладнокровно смотрела, как девушкам режут глотки. Не исключаю даже, что это именно она велела сделать. - Дэна бросила короткий взгляд через открытую дверь в соседнюю комнату, где спятившая старшая служанка с монотонностью автомата тёрла рукавом стол. Находящийся при ней лекарь смотрел на пациентку с выражением смертника, обречённо ожидающего на эшафоте финального удара палача. - Боюсь, дальше всё пойдёт не так гладко, как получилось с Рамсом, - снова заговорила Дэна. - Ваше Высочество, позвольте мне пошептать немного на ухо вашим гвардейцам, но так, чтобы они считали, что исполняют ваши указания.
  
   - Я вам и раньше это обещал, но если хотите, подтвержу ещё раз. Все слышали?
  
   - Так точно, Ваше Высочество, - хором прогавкали гвардейцы. Лишь Колет на пару секунд опоздал, что объективно подтвердило вредное влияние недосыпа.
  
   Пока Дэна обошла каждого, все остальные молча и напряжённо ждали. Скорее всего, просто пытались услышать, о чём речь, но сыщица была осторожна. Закончив инструктаж, она предложила всем вновь вернуться на прежнее место, где они с сестрой и продолжат оглашать результаты расследования.
  
   Оглашать продолжила Кора:
  
   - Мы довели до вашего сведения наши соображения о том, почему не считаем Рамса убийцей, но никак не объяснили, от чего края его рукавов пропитались кровью. Видите ли: наш влюблённый жених не удержался, и на радостях от удачно свершившейся кражи отважился преподнести невесте поистине царский, вернее княжеский подарок. А именно - сдуру подарил Милите украденные из тайника серьги. Уж не знаем, что он ей там наплёл, но наверняка велел при княжне их ни в коем случае не надевать, а ещё лучше вообще никогда и никому не показывать. Только какой тогда от них прок. Но это так, к слову. Скорее всего, подружка каминщика с самого начала была в деле.
   Я намеренно пропускаю сейчас ту часть, где происходит двойное убийство, и сразу перехожу к тому, откуда взялась кровь на рукавах.
   Причина нам сейчас не важна, так как ни на что уже не влияет, но Рамс успел побывать в комнате с убитыми служанками до того, как туда зашли мы с княжной. Увидев трупы, он вовсе не запричитал, как положено убитому горем жениху, и не помчался за помощью, здраво рассудив, что тому, у кого перерезано горло, она всё равно уже ни к чему. Вместо этого он принялся искать на теле и в одежде Милиты подаренные им серьги. Во-первых, улика, а во-вторых, не пропадать же добру. Отсюда и кровь на рукавах. Не исключено даже, что он, воспользовавшись амулетом, находился в комнате одновременно с нами. В любом случае серёжек он так и не нашёл, правда, Рамс?
  
   Каминщик, которого гвардейцы тоже перетащили сюда и водрузили на стул, неохотно кивнул. Может, он где-то что-то слышал о смягчении приговора за помощь следствию, а может, ему просто было уже на всё плевать, но отнекиваться он не стал.
  
   - А теперь я передаю слово сестре, - сообщила аудитории Кора. - В той части расследования, о которой сейчас пойдёт речь, она принимала более активное участие.
  
   - Граф, - начала Дэна с обращения к Гамальяру без всяких предисловий, - у вас есть дети?
  
   - Что за дурацкий вопрос и какое он имеет отношение к делу?! - немедленно возмутился тот.
  
   - Боюсь, что самое непосредственное, - Дэна деланно вздохнула. - Так есть или нет?
  
   - Ответьте, граф, - пришёл на помощь сыщице князь. - Вопрос-то несложный.
  
   - Ну есть, и что с того?
  
   - А нет ли среди них случайно молодого человека лет двадцати с небольшим с повадками наёмного убийцы? - продолжила Дэна.
  
   - Что за грязные намёки?! Я вас не понимаю! Мы с графиней женаты всего пятнадцать лет и нашему старшему недавно исполнилось лишь тринадцать!
  
   - Нет, этот нам не подходит, - огорчённо покачала головой Дэна. - Но может быть, вы забыли упомянуть какого-нибудь бастарда из более ранних времён?
  
   - Да что вы себе позволяете?! - вскипел граф. - Не будь вы женщиной, я немедленно вызвал бы вас на дуэль за такое оскорбление!
  
   - О! Я к вашим услугам хоть сейчас, - незамедлительно откликнулась сыщица. - Какое оружие предпочитаете?
  
   Гамальяр наконец сообразил, куда его занесло, и что выйдет из такой дуэли, тут же пойдя на попятную:
  
   - Не знаю, госпожа Келон, не знаю. Всем нам в юности свойственно совершать ошибки и делать глупости, так что полностью я не исключаю, что у меня где-нибудь может существовать внебрачный ребёнок.
  
   - Но сами вы об этом, конечно, ничего не знаете?
  
   - Конечно. Если и случилось мне когда-то поставить какую-нибудь даму в неудобное положение, она мне об этом сообщить не удосужилась.
  
   - Что ж, - Дэна опять вздохнула, - значит, мне показалось.
  
   - Что показалось? - насторожился граф.
  
   - Что один из двух убийц, отправленных вами за головой Переса, чрезвычайно похож на вас.
  
   - Это какое-то недоразумение, - заверил Гамальяр. - Я никого никуда не отправлял.
  
   - Хорошо если так, - Дэна сделала вид, что поверила. - Мне было бы очень прискорбно сообщать родителям, что их дети мертвы.
  
   Душераздирающий вопль огласил помещение, и в следующий миг Софья с искажённым от ярости лицом и глазами разъярённой фурии рванулась к Дэне. Предупреждённые гвардейцы успели перехватить её на полдороге, но удерживали с трудом.
  
   - Доктор, - попросила Дэна, - вы не можете дать ей что-нибудь, чтобы она не так орала?
  
   - Ничего такого, что подействовало бы сразу, - с сожалением ответил тот. - Разве что яду.
  
   - Нет, с ядом лучше пока повременить. Её ждёт ещё справедливый княжеский суд. Придётся пока связать и заткнуть чем-нибудь рот, - сыщица подала соответствующий знак гвардейцам. - И не стыдно вам, граф, бессовестно врать в глаза князю, стоя рядом с женщиной, родившей вам сына? Она хоть и преступница, но, по крайней мере, сразу же ринулась мстить за своё потомство в отличие от вас. Вы же стыдливо отнекиваетесь от собственного сына, не брезгуя между тем использовать его для своих грязных делишек. К счастью он больше никому уже не навредит. Кстати, второй убийца тоже был вашим сыном?
  
   - Нет, - ответил Гамальяр потеряно. - Он был дружком Макея. Что со мной теперь будет, Ваше Высочество?
  
   - С вами? Не знаю. Но во дворце вам лучше не появляться.
  
   - Дэна, так выходит, что служанок убил этот самый Макей? - спросил князь, демонстративно отворачиваясь от графа.
  
   - По всей видимости, Ваше Высочество. Во всяком случае, серьги я нашла у него. Судя по изученным нами следам, представление развивалось примерно в такой последовательности. Сначала каким-то образом серёжки обнаружила у Милиты Варта. Может, невеста Рамса их плохо спрятала, а может, не удержалась и захотела похвастаться подарком, но в итоге у них с Вартой вспыхнула ссора. Можно только гадать из-за чего, но для нас это уже несущественно. Разве что Софья когда-нибудь расскажет, только я почему-то в этом сомневаюсь.
   Не исключено, что Варта откуда-то знала, что драгоценности принадлежат княжне и вознамерилась вернуть их хозяйке. Точно так же она могла захотеть поиметь свою долю, но тут важен лишь результат: между ней и Милитой началась драка. От ногтей они перешли к ножам, которыми в качестве оружия пользоваться абсолютно не умели, и поэтому успели нанести друг другу множество мелких ран. Ни одна из них сама по себе не была смертельной, но общая потеря крови всё равно рано или поздно могла их убить. Видимо где-то на этом этапе появились Софья с сыном. Они быстро воспользовались ситуацией, завершив бойню самым радикальным способом: перерезав и той и другой горло. А после Макей забрал серьги с собой и ушёл по заданию графа. Думаю, он же унёс и ножи, которыми кромсали друг друга служанки, потому что мы так их нигде и не нашли. Софья же осталась и продолжила спектакль с обмороком, чтобы гарантированно отвести от себя и сына подозрения.
   А потом мне помог Его Величество случай. Спасая от смерти Переса, это разносчик из нашей траттории, которого Гамальяр приказал убить, я была вынуждена расправиться с этим самым Макеем. Серьги я обнаружила только, когда он был уже мёртв. Тогда и поняла, что лицо убитого кого-то мне очень сильно напоминает. Сразу не сообразила, но потом до меня дошло, что он очень похож на графа, да и черты матери хорошо угадываются. В общем, сложила два и два, а остальное вы уже знаете.
  
   - Не всё. - Князь как-то по-особому посмотрел сперва на Дэну, потом на Кору, словно раздумывая: то ли наказать обеих за самоуправство, то ли наградить за столь блестяще проведённое расследование. - Но в итоге сказал совсем другое: - Вы уж доведите дело до конца. Серьги-то вы нашли, но где же всё остальное? Где шкатулка с ожерельем и браслетом?
  
   - А, это, - Кора махнула рукой в сторону спальни, - это всё уже на месте. В тайнике. Серьги только туда для полного комплекта доложите, - она протянула руку, и они очутились на ладони Олинки.
  
   - А мне показалось, что вы не поняли моих знаков, - проговорила княжна озадаченно, глядя не на сыщицу, а на вернувшийся назад остаток подарка.
  
   - Вы про те кривляния, когда размахивали руками и корчили рожи за спиной отца? - предположила Кора. - Их мы точно не поняли.
  
   - Тогда откуда же...
  
   - Олинка, вам же хватило проницательности понять, зачем Рамсу подбросили кошель. Продолжите эту мысль дальше, и вы неизбежно придёте к тому...
  
   - Я поняла! - радостно воскликнула княжна. - Поняла! Но выходит, он о тайнике тоже знал?..
  
   - Вы сами это сказали, - улыбнулась Кора. - А теперь, если ни у кого вопросов больше не осталось, и никто не возражает, мы бы хотели вас покинуть и вернуться домой. У нас там назначена одна очень важная встреча, и мы бы крайне не хотели её пропустить. Вопрос с оплатой наших услуг вы можете решить чуть позже. На срочности мы особо не настаиваем.
  
   - Вообще-то некоторые вопросы остались у меня, - сообщил князь, - но я так понял, что ответить на них способна даже моя собственная дочь.
  
   - Совершенно верно, - кивнула Дэна, а Кора тем временем перешла в соседнюю комнату и, убедившись, что её никто не слышит, произнесла в пространство:
  
   - Миша, сможешь уделить нам хотя бы несколько минут и встретиться с нами в бюро? Или я напрасно про встречу врала?
  
   - С удовольствием, - ответило пространство, ничуть не удивившись, что с ним разговаривают. - Скажу честно, я просто наслаждался вашей работой. Вы только особо тут и по дороге не задерживайтесь, а то у меня цейтнот. Куча дел ещё осталась, и нужно быть одновременно в нескольких местах.
  
   - Мы не задержимся, - пообещала Кора...
  
  
   Я всё-таки решил на сцене показаться и сказать в заключение несколько слов. Говоря Коре, что впечатлён их работой, я нисколько не приукрашивал. Изящно, элегантно и всё в точку. Девушки определённо нашли своё призвание. Даже меня вычислили, хотя я им намеренно подставился. Хотелось, чтобы они знали, что у них на крайний случай союзник за спиной имеется. Я о том, что подбросил Рамсу кошель и представился ему липовым бароном. При моих способностях принимать любой облик и даже становиться невидимым, в этом нет ничего сложного. Сёстры должны были после этого обо мне догадаться и догадались, хотя подозревать начали ещё раньше, как только услышали от княжны про таинственный кубический контейнер. Я понимаю и ценю ваше любопытство, но о содержимом говорить не имею права. Уж простите. Специфика работы такая. Да и не имеет он по большому счёту никакого значения в этой истории. Так, случайный попутчик.
  
   С девчонками мы встретились в бюро буквально через несколько минут, а после того, как наобнимались и нацеловались, Дэна немедленно потребовала от меня ответа:
  
   - Задница дьявола, Миша, как ты можешь так вести себя с женщинами?!
  
   - Как так? - не понял я.
  
   - У тебя две жены уже есть, а теперь ты ещё и с княжной путаешься! Изменщик!
  
   - Стоп-стоп, - попытался я её успокоить. - Даже странно при твоей-то проницательности такие обвинения выслушивать. С Олинкой у меня дальше пары целомудренных поцелуев никогда не заходило. Прости, но работа такая. Приходится иной раз лицемерить, чтобы в доверие втереться. Мы с ней просто друзья и не больше. И подарки друзьям делать не возбраняется. Вот я с вами, например, только что целовался. Это что, тоже измена?
  
   - Прости, - Дэна подошла и демонстративно поцеловала меня сама. - Иногда проницательность даже меня подводит.
  
   - Мог бы, между прочим, к нам и раньше зайти, раз уж ты здесь, - упрекнула меня Кора.
  
   - Зашёл бы, но из-за этого чёртова кубика вынужден был заниматься тем же, чем и вы. Мне он позарез был нужен, а этот придурок зачём-то забрал его вместе со шкатулкой. Всё равно, что обезьяне украсть телевизор. Его точно на кол посадят?
  
   - Про это лучше у Олинки спрашивай, - посоветовала Дэна. - Её идея. Я бы посадила. А где ты, кстати, шкатулку со своим кубиком нашёл?
  
   - Я ж говорю, что он придурок. Засунул в старые сапоги. Шкатулку в один, кубик во второй, а сверху вонючими-превонючими портянками заткнул.
  
   - Это ты поэтому у него всю мебель переломал? - хмыкнула Кора.
  
   - Это я вам весточку оставил.
  
   - Я же тебе говорила, что погром он специально для нас учинил! - заметила Дэна, торжествующе глядя на сестру.
  
   - Мог мы просто отпечатки в тайнике не стирать, раз уж захотел нам весточку оставить, - буркнула та.
  
   - Я ж не знал, что расследование будете вести вы. Такое мне даже в голову не приходило. К тому же пустой тайник я обнаружил раньше Олинки, а следов за собой я не оставляю. Стараюсь, по крайней мере.
  
   Проговорили мы потом ещё долго, хоть я и жаловался на нехватку времени. Меня даже уговорили отведать гузельского и познакомили с Батюмаром, Пересом и Алатаем. В общем, в кругу друзей время летит незаметно, и просидели мы до самого вечера. Я катастрофически опаздывал сразу в три места.
  
   Да в задницу дьявола их!..
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"