Ватагин А.: другие произведения.

Тёмный. Часть 2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.36*65  Ваша оценка:

  Глава 1
  
  Существует множество историй, начинающийся с пробуждения после попойки. Моя как раз из таких. Не буду утомлять вас обычными для подобных историй причитаниями насчёт собственного самочувствия в момент пробуждения, скажу лишь, что это было неприятно. Впрочем, я уже привык.
   - О, моя голова! - Я разлепил веки и кое-как приподнялся на локтях. На полу рядом с кроватью валялся, опустошённый перед сном, кувшинчик. - О-о! Голова моя!
   Я снова рухнул на подушку и потёр ладонями глаза. Теперь мне полагалось как можно скорее прочитать заклинание, дабы ликвидировать последствия вчерашнего одиночного загула. Бормотать заклинание пришлось минуты две, ведь пол литра эльфийского пойла - не шутка.
   На завтрак я спустился не особенно посвежевшим, но вполне дееспособным. Оказавшись в гостиной, я с удивлением отметил присутствие в ней Первого. Обычно Отаро просыпался на рассвете и в это время уже во всю работал.
   - С добрым утром, - хрипло поприветствовал я, усевшись рядом за стол.
   - Ты опять, - со вздохом констатировал он, хмуро разглядывая мою помятую физиономию. - И так уже каждый день!
   - Ничего не могу с этим поделать, - пожал плечами я.
   - Неужели так плохо?
   Я лишь невесело усмехнулся.
   А вот начиналось всё вполне хорошо. После разгрома ватарьего логова прошло около полугода. С тех пор я почти безвылазно сидел в Селении. И мне это нравилось - здесь как на курорте, где всё включено. Вкусная пища и отсутствие срочных дел благоприятно сказались на моём общем состоянии. Не то, чтобы я жаловался на здоровье, просто приятно отдохнуть от волнений и суеты. И всё было бы прекрасно, если бы не последствия моего контакта с Алтарём. Причём я говорю не о последнем контакте. От того раза, правда, у меня только совершенно гладкие ладони остались - на вновь наросшей коже не было никаких линий, но это всё ерунда. Дело в том, что участились кошмары, появившиеся после обряда над осколком. Вот так вот, постепенно они стали сниться мне еженощно.
   Что я только не перепробовал, чтобы вернуть себе здоровый сон! И заклинания придумывал и специально себя утомлял, даже в отчаянии проглотил какую-то настойку, предложенную целительницей (о чём в последствии сильно пожалел). И только пьяное забытье позволило мне хоть как-то отдыхать - надравшись, я вообще никаких снов не видел. И всё же это были лишь полумеры, и с обрушившимся на меня недугом нужно было что-то делать.
   - Нужно что-то с этим делать! - Воскликнул Отаро, вскочив из-за стола. - Если и дальше так пойдёт, ты себя изведёшь!
   - Знай я, что делать, ты уж не сомневайся - сделал бы! - Проворчал я.
   - Если ты сам не знаешь, как это вылечить, нужно обратиться к специалисту!
   Я даже чуть отстранился от вставшего рядом Первого.
   - Нет! Я больше к ней не пойду! Меня после прошлого раза три дня подряд выворачивало!
   - Я говорю не о Мриам, а о настоящем специалисте в таких делах!
   Я недоверчиво взглянул на эльфа.
   - О каком таком специалисте? Почему я раньше о нём не слышал?
   - Да я сам только недавно узнал! Я с твоей проблемой к Паккарду обратился, ну он мне и присоветовал...
   - К Паккарду? - Удивился я. - Да у него самого в мозгах не пойми чего!
   - Именно поэтому мне показалось, что он сможет помочь.
   - И что он присоветовал?
   - Сказал, что тебе необходимо обратиться к гуру Сяо.
   - К кому?
   - К гуру Сяо, - по слогам повторил Отаро. - Это старый отшельник, который разбирается в подобных делах.
   - И где этот гуру-мозгоправ обретается? - С возросшим интересом спросил я.
   - По словам Паккарда, в какой-нибудь глуши на Восточном Континенте. - Пожал плечами эльф.
   - Запоминающийся адресок, - тут же сник я. - А что, никого поближе нет?
   - Не думаю, - признался Первый, - я бы знал. Ну, так как, будешь этого гуру искать?
   - Его можно полжизни искать.
   - Но ведь ты странник! Да и засиделся ты уже на одном месте, я же вижу! Пора тебе немного постранствовать, развеяться!
   - Это ты меня, таким образом, пытаешься, наконец, из Селения вытолкать? - Не без обиды, огрызнулся я.
   - Эзи! - Строго сказал Отаро и посмотрел мне в глаза. - Не говори глупостей, ты всегда здесь желанный гость! Но... мне больно смотреть, что с тобой твориться! Ты просто обязан разобраться с этими снами! Да и...
   - Что?
   - Ты слишком деятельная натура, чтобы прозябать в нашей глуши, вот что!
   - Ерунда... - отмахнулся я.
   - Нет, не ерунда! Ты и сам это прекрасно знаешь! Рано или поздно, ты всё равно ушёл бы, так сделай это сейчас, пока есть подходящий повод!
   Как ни крути, а эльф со всех сторон прав. Как всегда. Безделье - это, конечно, хорошо, но и оно надоедает. У меня нет в Селении никакой работы, я живу на всём готовом и иногда развлекаю эльфийских малышей своими сказками - и это всё, чем я в последнее время занимаюсь. Мне даже со своим Даром развернуться негде! Разве это жизнь для полноценного чёрного колдуна? Да мой папаша в гробу перевернулся бы, увидь он, в какой идиллии я прозябаю! То есть, если бы у него был гроб. Почему-то, хоронить поверженных чёрных колдунов у благородных сэров и их белых приспешников не в чести. Хотя, в случае с отцом, это значения не имеет - его останки погребены под развалинами его рухнувшей Башни Мрака. Он специально заколдовал её на разрушение после собственной гибели, чтобы врагу нечего было смародёрить. Ну и я, до кучи, наследства лишился. А там была такая библиотека...! Так, отвлёкся малость. Короче, если бы он это увидел, то заворочался бы под своей башней.
   - Ты прав. Завтра отбываю. - Решил я.
   - Что, так скоро? - Опешил эльф.
   - А чего тянуть то? Раньше начну, раньше закончу.
   - Но... завтра рейнджеры в Сорей не плывут!
   - А они то здесь, каким боком?
   - Ну как... - Замялся Первый, удивлённый тем, что я не понимаю какие-то очевидные для него вещи. - Тебе же в Сорей надо! А там ты себе судно до Восточного Континента найдёшь.
   - Ха, - улыбнулся я, - мореходство - не мой метод.
  
   На следующий день отбыть не удалось. Отаро уговорил меня задержаться на пару деньков, чтобы собрать всё необходимое в дорогу. Правда я попытался заверить его, что всё необходимое при мне, но он ответил, что хоть я и странник, но путешественник из меня хреновый. Мне пришлось согласиться с этим утверждением, как только я увидел, что именно эльфы мне насобирали.
   Гельма пошила куртку из волнубусовой кожи, не забыв сделать внутренние карманы и петельку, чтобы я мог носить магическую монтировку подмышкой. Палвин сковал мне отличный охотничий нож. Хотя, на мой взгляд, он являлся настоящим тесаком с хищно изогнутым лезвием и был ненамного короче моего старого меча, находящегося теперь во владении у кузнеца.
   Айвел насобирала мешочек полезных травок, а Вентис подарил совершенно бесполезный, но прикольный амулетик из чёрного дерева, вырезанный в виде черепка. Я тут же повесил его на шею - для антуража - и тепло поблагодарил эльфа.
   Кайрил собрала мне на первое время свёрток с сухим пайком.
   Последним подарок вручал Отаро.
   - Лишним не будет, - сказал он, протягивая круглую фляжку. - Эльфийский самогон, тройная перегонка, один глоток и можешь спать, не опасаясь кошмаров. Главное - не пей, если не ночуешь в безопасном месте.
   - Спасибо, - улыбнувшись, сказал я, убирая флягу в свою сумку. - Действительно, лишней не будет.
   Потом мы отправились на Ту Самую полянку. Провожало меня довольно много эльфов, но до самой полянки дошли только четверо: Отаро с Кайрил, да Айвел с Вентисом. Там я начал создавать свой второй в жизни сверх-пространственный портал. Руку я в этом деле пока не набил, потому возился несколько минут. Когда было готово, повисла напряжённая тишина. То, что можно сказать, было сказано на вчерашней прощальной вечерухе. Сейчас же эльфы смущённо топтались на месте, грустно смотря на меня своими большими глазами.
   - Да ладно вам, успеете ещё наглядеться. Я же не навсегда ухожу! - Нарушил молчание я.
   - Действительно. - Поддержал меня Первый. - Ты обязательно вернёшься!
   Он приблизился и взял меня за руку.
   - Удачи тебе, странник Эзи, - произнёс он, крепко сжав мою ладонь, затем неожиданно усмехнулся. - Если бы ты уплывал с рейнджерами, мне было бы спокойней. На корабле хоть точно знаешь, куда прибудешь. - Он недоверчиво покосился на портал за моей спиной. - А так даже попутного ветра не пожелаешь.
   - Можешь пожелать попутных мельчайших частиц пространственной материи, - ответил я, подходя к порталу. Остановившись у самой его поверхности, я обернулся и помахал провожавшим рукой. - Бывайте ребята! Простите, если что не так! Не поминайте лихом! Пишите письма мелким почерком! Ну... вы меня поняли!
   И я решительно перешагнул межпространственную границу.
  
   Да, всё же торопиться не следовало. Даже не проверил куда выхожу! На этот раз до нужного континента я не долетел. Не хватило каких-то нескольких тысяч метров. Вывалившись из портала, я ухнул в воду. Надо заметить, что такая резкая смена среды обитания вполне может сбить с толку. Именно поэтому, я успел изрядно наглотаться солёной воды, после чего всплыл на поверхность и отплевался.
   Море (или океан, в зависимости от того, с какой стороны континента я появился) было неспокойно. Небо покрывали свинцовые тучи, но дождя не было. Я болтался на волнах и никак не мог сориентироваться. Пришлось прибегнуть к одному из моих самых ненавистных способов передвижения и прошептать заклинание левитации. Взмыв примерно на метр над волнами, я тут же сжался из-за пронизывающего холодного ветра. Казалось, он дует ото всюду. Тем не менее, я начал совершать медленный разворот. Вскоре мне удалось разглядеть берег. Он оказался ближе, чем я ожидал, и это меня несколько взбодрило. Я медленно, но уверено полетел к суше.
   Преодолев треть пути, я заметил невдалеке покачивающееся на волнах судёнышко с мачтой со спущенным парусом. До него было ближе, чем до берега, поэтому я решил сменить курс. Уж очень мне надоело летать. К тому же, на этом ветру было так холодно, что я беспрерывно стучал зубами.
   Через несколько минут я остановился рядом с небольшой рыбацкой лодкой. На ней суетились два человека, один помоложе, второй постарше. Оба были одеты одинаково - в коричневые халаты до колен и без рукавов, подпоясанные широкими матерчатыми лентами такого же цвета. Обуви и штанов не было. У того, кто помоложе, длинные волосы были собраны на затылке в хвостик и подвязаны куском верёвки, у другого вообще волос не было. И оба местных жителя отличались, непривычной для меня, узкоглазостью.
   Я с любопытством их разглядывал, а они, в свою очередь, совершенно меня не замечали, занятые со своей сетью.
   - Эй, муж-ж-жики! - Позвал я. - Д-д-до б-б-берега н-не п-п-под-дбросите?
   Наконец, рыбаки изволили обратить на меня внимание и... застыли с разинутыми ртами. Я вполне мог их понять. Не каждых день встречаешь парня в странной одежде, прижавшего колени к груди, обхватив их руками, висящего при этом в воздухе и дрожащего всем телом.
   - Что это, отец? - Срывающимся голосом спросил тот, который с хвостиком.
   - Водный демон... - выдохнул лысый и прыгнул за борт.
   - Спасайся! - Прокричал он, уже успев отплыть на несколько метров.
   - А он-н-но т-т-тебе н-надо? - Спросил я, вовсе не желая разбираться с лодкой в одиночку, но ответом мне был всплеск. Торчащий хвостик быстро удалялся вслед за лысиной.
   Я покачал головой - местные оказались отменными пловцами. Я плавно опустился на палубу, первым делом вытолкал за борт наполовину опущенную сеть и тесаком обрубил удерживающие её верёвки. Теперь следовало заняться парусом. Варварская конструкция оказалась достаточно проста в использовании и, через несколько минут, косой грязно-серый парус уносил меня прочь от суши. Пришлось читать заклинание, изменяющее направление ветра, после чего лодка, совершив плавный поворот, двинулась в нужном мне направлении. Плыл я не особенно быстро - сопротивление дующего с берега ветра было слишком сильным, а если бы я ещё и свой ветер усилил, мачту вполне могло оторвать, возможно даже с "мясом". Слишком уж хлипкой казалась рыбацкая лодчонка, чтобы на ней со стихией соревноваться. Однако теперешнее моё продвижение было куда более быстрым, чем полёт.
   Воспользовавшись появившимся свободным временем, я решил немного согреться. Создав обычный боевой огненный шар, я повесил его перед собой, вытянул над ним руки и направил разогретый им воздух в свою сторону. Постепенно меня обволокло тепло. Вокруг моей фигуры образовался кокон из тёплого воздуха. Процедура согревания потребовала изрядной доли силы, но оно того стоило! Не хватало мне ещё простудиться! Простуда, конечно, заболевание не смертельно опасное, но заклинаний для лечения подобных болезней не существует. Зельем лечить - это пожалуйста, с десяток разных наделать можно, хоть глотай, хоть в различные места капай, а вот чтобы наколдовать - ни в какую! К тому же, эта зараза здорово снижает боеспособность. Попробуй, подерись, когда башка болит, под носом хлюпает и общее ощущение такое, будто тебе лицо оттянули и узлом завязали. При такой жизни как у меня и эта болезнь вполне может окончиться летальным исходом. Поэтому, сил для профилактики заболевания я не жалел. И без того не в лучшей форме.
   Вскоре стало возможным полюбоваться на береговую полосу, и первым, что я углядел, были деревянный причалы и множество пришвартованных к ним лодок вроде моей. Дальше шёл холм, застроенный небольшими хижинами. Холм был не пологим, а ступенчатым. На трёх широких "ступенях" и разместились жилища. На вершине холма расположилось самое большое здание, опоясанное высокой стеной. Так как ворот я не увидел, то сделал вывод, что ко мне обращена отнюдь не фасадная сторона этого строения.
   Подплыв ближе, я вполне чётко разглядел небольшую толпу, собравшуюся на площади перед причалами. Что можно сказать о явно поджидавших меня людях? Ничего особенного. Серость, типичные крестьяне, не лишенные, правда, местного национального колорита. Это наспех собранное ополчение было одето в разномастные халаты неприметных тонов, некоторые нацепили на ноги деревянные сандалии. Вооружение они имели такое же необычное. Вообще, всякий приличный крестьянин, случись чего, сразу берётся за своё любимое орудие трудопроизводства, если, конечно, смелости хватит. Стоящие передо мной люди исключением не были. Некоторые воинственно потрясали мотыгами, некоторые серпами, похожими на уменьшенные косы. Несколько человек вооружились какими-то штуками, напоминающими цеп. Только две короткие палки, соединённые друг с другом то ли шнуром то ли чем-то ещё, были одинакового размера и выглядели увесистыми.
   Когда лодка поравнялась с причалом, я убрал ветер. Парус резко обвис, и скорость уменьшилась, но судёнышко по инерции продолжало движение. Не дожидаясь пока оно остановится, я перепрыгнул на мостки причала и зашагал к встречающей меня делегации. Сойдя с деревянного настила на землю, я остановился, скрестил руки на груди и оглядел толпу строгим взглядом выражающим: и что это вы тут собрались? Толпа дружно отодвинулась от меня на пол шага. Вообще, разглядев людей поближе, я понял, что настроены они были не более воинственно, чем мои знакомцы с лодки. Но хоть меня и побаивались, но настороженности не теряли - сжимали своё "оружие" вполне уверенно.
   Молчание затягивалось, никто не решался со мной заговорить. Я тоже не горел желанием общаться со сбродом, но и топтаться на берегу мне наскучило. Я нахмурил брови и спросил:
   - Ну и?
   Ответа не последовало, но толпа отодвинулась на вторые пол шага. Мне стало интересно, что будет, если я пойду им на встречу? Может просто разбегутся? Или, всё же, в драку полезут? Мне, в принципе, было всё равно - пара заклинаний и путь свободен. Конечно, смертельные заклинания на местных трудягах я использовать не стал бы, но успокоил бы их надолго.
   Тем временем, по толпе прошло шевеление. Народ озирался куда то вправо. Я посмотрел в этом направлении и увидел, бегучих со стороны хижин, людей. Их было трое, и приблизились они довольно быстро. Двоих я узнал - те самые пугливые рыбаки. Третий, скорее всего, считался здесь за старшого. Во всяком случае, выглядел он соответствующе - высокий старикан с зачёсанными назад волосами и аккуратно подстриженной бородой. Одет он был в лёгкие пластинчатые доспехи из... непонятно чего (наверное, какая-то кожа), скреплённые по бокам и на плечах жёлтыми ленточками. Оружие он тоже имел вполне профессиональное, но мной раньше не виденное. Это было что-то типа копья, с устрашающего вида клинком вместо наконечника. Под самым клинком развевались ярко-жёлтые ленты.
   - Это не может быть водный демон, - заявил старик, разглядывая меня с не меньшим интересом, чем я его.
   Лысый мужичок подобрался вплотную и что-то яростно зашептал ему на ухо.
   - Да ну брось! - Отмахнулся от него этот старый вояка. - Что ж я, водного демона от человека не отличу! Кожа у него не синяя, перепонок меж пальцами нет, да и рогов что-то не замечаю! Какой же демон без рогов?
   Лысый опять собрался что-то нашептать, но был резко оборван.
   - Хватит! И так мне всё ухо своими слюнями забрызгал, идите к остальным, сам здесь разберусь.
   Погрустнев, лысый потрусил в сторону толпы, хвостастый, безвольно опустив плечи, последовал за ним. Старик же бодрым шагом двинулся ко мне и остановился, не дойдя пары метров.
   - Здравствуй, юноша, не поведаешь ли, кто такой будешь?
   - Сам то кто? - Недовольно спросил я.
   - Я староста этой деревни Шень, - представился старик, не обратив внимания на мою напускную грубость. - Так кто же ты? И что тебя к нам привело?
   - Я обычный, ничем не примечательный странник, - туманно ответил я.
   - Не примечательный, говоришь? - Хитро прищурился Шень. - А над морем летал?
   - Летал. - Кивнул я.
   - И выглядишь ты как чужеземец, а чужеземные корабли досюда с роду не доходили. Уж не своим ли ходом ты к нам... прилетел.
   - Типа того.
   - Ну вот! А говоришь не примечательный! Так что ты у нас делаешь?
   - Вот конкретно от вашей деревушки мне ничего не надо, если у вас, конечно, не проживает человек, которого я ищу. Правда, это маловероятно.
   - А кого ты ищешь?
   - Да есть тут один. Статус - гуру, отзывается на имя Сяо. Может, слышал о таком.
   - Нет, - озадаченно помотал головой Шень, - гуру у нас точно не живут, а про этого Сяо я и слыхом не слыхивал.
   Я, в общем, и не надеялся, что мне с ходу повезёт. Хотя, если бы он знал про Сяо, я бы посчитал это крайне тревожной закономерностью. В прошлое моё прибытие на чужой континент, на меня налетела израненная эльфийка, что дало мне возможность сдружиться с местными эльфами. И, узнай бы я сейчас, в каком направлении топать, не смог бы избавиться от ощущения, что всё идёт слишком хорошо. А как говориться: если всё идёт хорошо, значит, ты что-то пропустил. Самые неприятные неприятности имеют свойство случаться неожиданно и с неожиданной же стороны.
   - Понятно, - протянул я. - А у вас тут трактир имеется?
   - Трактир? - Переспросил Шень.
   - Место, где можно заказать пожрать и, желательно, снять комнату на ночь, - уточнил я.
   - Так тебе нужна гостиница или чайный домик! - Догадался староста.
   - Вот, вот.
   - К сожалению, наша деревня слишком мала и расположена далеко от основных трактов, поэтому и гостиница нам без надобности. - Грустно объяснил старик. - Но, если хочешь, можешь погостить пока у меня. Ужином и ночлегом я тебя обеспечу.
   Было самое время, чтобы озаботиться и тем и другим, потому как солнце уже начало заходить. Непривычно, конечно, ведь для меня утро было совсем недавно, но эти часовые пояса...! Короче, предложение старосты я принял, после чего тот, для начала разогнав толпу, повёл меня к себе.
   Жил он не в том большом строении с оградой, как я поначалу подумал. Оказалось, что эта гасиенда принадлежит местному мелкому феодалу, хозяину деревни. Сам же Шень обитался в одной из хибар. Перед домом старосты нас встретила пухлая пожилая женщина. Она просеменила к Шеню и, уперев глаза в землю, коротко поинтересовалась:
   - К нам гость, муж мой?
   - Да, подай нам поесть и чаю не забудь.
   Женщина ответила коротким кивком, отодвинула от стены панель и прошла в дом. Мы вошли следом, предварительно разувшись на пороге. Шень просто скинул свои сандалии, а вот мне пришлось повозиться с сапогами.
   Обстановочка внутри была та ещё. Длинный стол у дальней стены - видимо для готовки - небольшая печь и полки с посудой, низкий широкий столик посреди комнаты, сундук у единственного окна и две сложенные циновки в углу. И всё. Однако, неприхотлив народ в быту. У меня в Хилзготе крестьяне позажиточней были.
   Облокотив своё оружие о стену, староста сел на колени перед столом и сделал приглашающий жест. Сидеть на коленях на жёстком деревянном полу желания не было, поэтому я устроился по-простецки на собственной сумке, благо там ничего острого и хрупкого не держал.
   - Так как, говоришь, тебя зовут? - Тут же приступил к дальнейшим расспросам старикан.
   - Можешь звать меня просто странник, - недовольно ответил я.
   - Но это... не имя!
   - Зачем тебе знать моё имя, если я завтра свалю отсюда? Кстати, не подскажешь, как добраться до ближайшего города?
   - До города отсюда далеко. Сначала надо идти по дороге, что ведёт от поместья господина Фу-Хоня, пока не выйдешь на тракт, а там уже по прямой до столицы провинции.
   Я хотел, было, поподробнее расспросить об этой столице, но тут поднесли ужин. Передо мной на подносе стояло блюдо с запечённой рыбиной и миска с рисом. Ну и ещё две деревянные палочки в качестве столового прибора. Я глянул на Шеня, тот управлялся с этими палочками с завидной ловкостью.
   Я попробовал поковырять ими рыбину, потом подцепить немного риса, но чуть не сломал пальцы и принялся действовать руками. Покорно стоящая подле стола жена старосты чуть заметно поморщилась, но на местный этикет мне было наплевать - после водных процедур и всего остального, жрать хотелось немилосердно.
   Под конец нам подали две неглубокие чашки с зелёным чаем.
   - Пусть твой поиск завершится успехом, странник! - Изрёк Шень, приподняв двумя руками чашку, и сделал маленький глоток.
   Чай я не очень люблю, но тут, почувствовав его аромат, не удержался и попробовал. Как оказалось, зря. Не успел я высказать одобрение по поводу напитка, как перед глазами поплыло. Сразу переполошившись, я вскочил на ноги, которые меня уже не слушались. Я попытался развернуться к выходу, но спотыкнулся ватными ногами о собственную сумку, после чего, потешно размахивая в воздухе руками, повалился на пол и отключился.
  
  Глава 2
  
  Расплата за ошибки приходит всегда. Она неминуема. Вот теперь и мне досталось. Живя у эльфов, совсем отвык от элементарной осторожности, даже не проверил то, чем меня угощали! И намерения хозяев отследить не попытался! Вот за свою беспечность и расплачиваюсь.
  Всё-таки беззаботная жизнь здорово расслабляет. Где теперь моя хвалёная подозрительность? Ну, ничего, раз ещё жив, наверстать не проблема. В пользу того, что я жив, говорила болезненная ломота во всём теле и ужасное жжение в горле. Однако, знатно меня травонули. Поначалу я даже пошевелиться не мог. Но вот собрался с силами и открыл глаза. Огляделся. Как бы странно тюремная камера не выглядела, узнаётся она легко - холод, решётки и стены из грубо отёсанного камня. Правда вместо обычных ржавых металлических прутьев в глаза сразу бросилась решетка, смонтированная из - как ни странно - дерева. На мощных рамах крест-накрест переплетались не менее мощные на вид, широкие планки, образуя квадратики со стороной сантиметров в десять. Каменный пол в моей клетке был скудно присыпан соломой.
  Вообще, как следует оглядевшись, я понял, что нахожусь в обычном большом подвале с оборудованными в нём камерами, которых было всего три. Я сидел в центральной. Справа кто-то ворочался и сопел, левая пустовала. Остальное пространство было занято винными бочками и какими-то ящиками. Освещалось всё это тусклым светом немногочисленных факелов, развешанных по стенам. Короче, довольно унылое местечко, задерживаться в котором мне совсем не хотелось. Достав из-за пазухи монтировку, я решил использовать её по прямому назначению. Надо заметить, что изъять у меня особо ценные предметы просто невозможно, заклинание я на них наложил что надо - чужой глаз не заметит, чужая лапа не сгребёт. Таким образом, при мне, кроме монтировки, осталась фляжка и кошель с валютой. А вот сумку, тесак с ножнами и сапоги кто-то нагло притырил.
  Мысленно сказав себе, что своё завсегда сумею найти и возвернуть, я приблизился к решётке и почесал изогнутым концом фомки за ухом. Дерево было старым, но отнюдь не трухлявым. Время, казалось, его только закалило. Хмыкнув, я прошёл сквозь решётку и, шлёпая босыми ногами по полу, направился в сторону ближайшей бочки, поигрывая монтировкой.
  Подобрался к цели вплотную, поддел крышку инструментом, резко нажал. Крышка поддалась легко и, откинув её, я, сложив руки лодочкой, зачерпнул заветную влагу. Винцо оказалось слабеньким и немного кисловатым, но это не важно - бедное горло требовало срочного вливания жидкости. Если бы выбор зависел от меня, я бы ублажил его пивком, но, как говориться, за неимением... Не чай, и на том спасибо.
  Вволю напившись, я утёр рот рукавом и громко выдохнул.
  - Эй, друг, как ты выбрался? - Донесся из занятой камеры удивлённый возглас. - Слушай, дай попить! Мне кроме дурацкого чая и риса сюда ничего не носят!
  Я сочувственно покачал головой.
  - Да, от чая ничего хорошего не жди, - подойдя к решётке и тщетно пытаясь разглядеть своего собеседника, протянул я. - За что лямку тянешь, любезный? Спёр чего, али сдушегубствовал?
  - Если бы, - вздохнули за решёткой, - за любовь сижу.
  - Что, насильник?
  - Да какой я тебе насильник?! - Взвился субъект. - Я жертва обстоятельств! Ну, подумаешь, на меня девка здешнего хозяина запала! Я же ничего такого не хотел! Да и не успел, если быть точным! Как через стену перебрался - сразу сцапали, будто ждали!
  - И теперь сидишь, значит? - Хмыкнул я.
  - Сидеть мне недолго осталось, - обречённо донеслось из камеры. - Обещались на днях меня того...
  - Через что?
  - Что через что?
  - Ну того, через что? Вешать будут или башку рубить?
  - Резать.
  - Вены?
  - Хуже - хозяйство.
  - Так тебя кастрировать собрались?!
  - Ага. Говорят, блудником меньше будет. - Мрачно усмехнулся заключенный и тут же сорвался на крик:
  - А я не блудник! Я просто мимо проходил, а тут эта своими прелестями трясёт да глазки строит! Вот я и повёлся!
  - То есть, ты не местный, - заключил я.
  - Я путешествую с Великой Миссией! - Высокопарно произнёс узник.
  - Представь себе, я тоже, - пробормотал я, после чего запустил руку через решётку, ухватил своего собеседника предположительно за рукав и перетащил прямо сквозь деревянные планки.
  Паренёк лет шестнадцати еле удержался на ногах от моего рывка. Его довольно смазливое лицо, с хитрющими узкими зенками и следами недавних побоев, выглядело донельзя ошарашенным. Длинные чёрные волосы были собраны на затылке в растрепавшийся пучок. Одет же он был в тёмно-синий короткий халат с рукавами, перехваченный широким жёлтым поясом, серые мешковатые штаны до колен и популярные здесь деревянные сандалии.
  - Ч-что ты сейчас сделал? - Нервно заозиравшись по сторонам, спросил он.
  - Ну, ты ведь сам попить просил, а никакой подходящей ёмкости, чтобы её в твою клетку протиснуть я здесь не наблюдаю.
  - Да, точно, - с интересом разглядывая меня, кивнул он.
  Затем, видимо налюбовавшись моей персоной, он кинулся к бочонку и опустил в него голову. В этой позе он простоял не менее двух минут, и я начал опасаться, не утоп ли он там на радостях, но при моём приближении он вынырнул и громко втянул в себя воздух. Постоял, отдышался, после чего снова повернулся ко мне.
  - Ты чародей! - Обвиняюще тыкнув в меня пальцем, произнёс он.
  - Что так заметно? - Притворно ужаснулся я.
  - Как ты сюда попал? Ведь всем замеченным в чародействе запрещено попирать своими ногами земли Повелителя Драконов!
  - Это почему запрещено? - Возмутился я.
  - Понятия не имею, - пожал плечами малолетний узник. - Несколько лет назад вышел указ, гласящий, что все чародеи, обнаруженные в Краю Драконов, должны быть схвачены и переданы местным мандаринам.
  - Кому-кому? - Переспросил я, полагая, что не расслышал.
  - Мандаринам. Это высшие чиновники Повелителя Драконов! И что они с ними делают никому не известно.
  Значит, меня схватили, чтобы передать каким-то там мандаринам. Что-то нынешнее путешествие у меня с самого начала не заладилось. Сначала недолёт этот, потом оказывается, что здесь магов не жалуют, причём, как я понял, всех без исключения, вне зависимости от цветовой принадлежности. Эх, дикая страна - дикие нравы!
  - А сам то ты, жертва любви, кто будешь?
  Прежде чем ответить, паренёк поднял подбородок и расправил плечи. Внушительнее выглядеть он не стал, но представился, видимо, по всем правилам местного этикета:
  - Я монах из храма Грозовых Туч Ёсай Цинбо приветствую тебя э-э... чужеземец!
  - Эзи. Странник Эзи.
  - Необычное у тебя имя. Я на твоём месте не стал бы себя так называть
  - Оно с древнего диалекта переводится как перезрелый плод. - Уловив мой непонимающий взгляд, объяснил Ёсай.
  - Действительно? - Недоверчиво хмыкнул я.
  На старо луазском, моё сокращённое имя обозначало горе. А полное (Эзенгрин то бишь) - горе врагам моим. У папаши было чудное чувство юмора! Слава предкам, старо луазский вот уже пару тысяч лет, как мёртвый язык.
  - Что теперь будем делать? - Спросил монах.
  На монаха, как раз, он был похож меньше всего - его роже критически не хватало смирения и одухотворённости.
  - А что теперь? - Пожал плечами я. - Я пойду по своим делам, а ты к себе в клетку возвращайся. У тебя, вон, скоро серьёзная операция намечается.
  - То есть как? - Опешил Ёсай.
  - А в чём дело? - Невинно поинтересовался я. - Ты пить просил? Я тебя напоил? Чего тебе ещё надо?
  - Но мой... - Монашек залился румянцем, прикрыв ладонями пах. - Ты не можешь меня здесь оставить!
  - Ты думаешь?
  - Разумеется! Без меня, у тебя никаких шансов отсюда выбраться!
  - Я выбрался из клетки. Остальное - тоже не проблема.
  Ёсай ненадолго задумался, а затем на его физиономии появилась плутоватая ухмылка.
  - Тебе ведь что-то у нас нужно, не так ли? Думаешь, сможешь спокойно путешествовать по этой земле, не зная местных законов, обычаев и правил?
  - Никогда подобной ерундой не интересовался, - усмехнулся я.
  Конечно же, я слукавил. Управляя страной такими вещами просто невозможно не интересоваться, но тогда я был как бы по ту сторону всех законов и правил. Сейчас же, проводник из местных мне действительно мог пригодиться.
  - Да и какая от тебя может быть польза? Ты же, небось, и страны то не знаешь.
  - Это я не знаю?! - Возмутился Ёсай.
  - Ну... ты ведь монах. Разве вам не положено сидеть в своём монастыре, молиться и думать о всяком возвышенном?
  - Я странствующий монах! Мне положено бродить всюду в поисках Истины! Это моя Великая Миссия!
  - Неужели? - Я недоверчиво покосился на потрёпанного паренька. - И что это за Истина?
  - Понятия не имею, - пожал плечами тот, - учитель сказал, что когда я её найду, то обязательно узнаю. Да и зачем мне понадобилось бы её искать, если бы она была всем известна?
  - Логично. - Согласился я. - Значит, ты хочешь помочь мне в моём поиске?
  - Конечно! - Засиял как свежеотчеканенный золотой, Ёсай. - А что ты ищешь? Тоже Истину?
  - Нет, это было бы слишком невероятное совпадение. Мне нужно повидать одного местного гуру.
  -Я знаю многих гуру! - С энтузиазмом подхватил монашек. - Сам с некоторыми знаком, который тебе нужен?
  Похоже, чтобы избежать позорной экзекуции, парень был готов на всё. Ну... если не на всё, то на многое. Что и говорить, причина более чем объективная. Не люблю людей набивающихся в спутники, по каким то своим малопонятным целям. Нет к таким доверия, потому нет и спокойствия - приходится постоянно следить, кабы не отчебучили чего за спиной. А это очень отвлекает от основной задачи!
  - Его зовут Сяо.
  - Сяо? - Удивлённо переспросил Ёсай и надолго задумался. - Нет, это невозможно, - наконец заявил он, - я кое-что слышал о Сяо, но он фигурировал только в старых легендах! Это не настоящий человек, а всего лишь миф!
  - За любым мифом всегда стоит нечто реальное, - наставительно произнёс я. - А в легендах не сказано, где он живёт?
  - Не-е, - отрицательно мотнул головой Ёсай, - там говориться, что гуру Сяо - отшельник, способный помочь любому нуждающемуся обрести душевное спокойствие.
  Перед моими глазами встала ехидная физиономия нагло скалящегося Паккарда. Было бы разумно предположить, что глава Гильдии Рейнджеров просто не особенно удачно меня разыграл, но это соображение я отмёл сразу, и было тому целых две причины. Первая - шутником Паккард никогда не был и разыгрывать меня, ему вроде как и не за чем. Вторая - он не мог не понимать, во что выльется такая подстава.
  - Если предположить, что этот гуру существует, откуда начинать его поиски?
  - С мест, куда практически никто не ходит, - пытаясь казаться полезным, ответил монах.
  - И много у вас таких мест?
  - Да полно, - признался он, - страна то у нас горная, а люди больше на равнинах меж ними селятся. В горах только некоторые монастыри стоят, да малочисленные горные деревушки.
  - А сузить круг поиска никак нельзя?
  - Если только спросить у кого... - неуверенно пробормотал он.
  Я заинтересованно взглянул на монаха, отчего тот немного приободрился.
  - Только спрашивать надо у Мудрейших. Если кто-то знает, то только они.
  - Что за Мудрейшие?
  - Такой титул пожалован им самим Повелителем Драконов. Самые известные - это настоятель монастыря Низвергающейся Воды и гуру Лю. Но они не станут с тобой разговаривать, ты ведь чужеземец, да ещё и чародей.
  - Станут или нет, позже видно будет, ты лучше скажи, знаешь хоть где этих искать?
  - А что их искать, они никуда и не прячутся. Один в своём монастыре, у второго школа недалеко от Цунбея. Это столица Края Драконов.
  - Значит, утверждаешь, что поможешь мне добраться до Сяо?
  - Если он есть, мы его отыщем, - уверенно заявил Ёсай, косясь на свою камеру.
  - А как же твоя Истина?
  - Так одно другому не мешает! Может, мы и её по пути найдём!
  Похвальное рвение. Окажись я перед подобной проблемой, подписался бы и не на такое мутное дело. Только очень уж у него рожа пронырливая, неплохо было бы подстраховаться.
  - Ладно, уговорил. - Согласился я. - Пойдёшь со мной...
  - Ты не пожалеешь! - Радостно воскликнул он.
  - Конечно, - кивнул я и стремительно полоснул его по тыльной стороне ладони заточенным концом монтировки.
  - Ай! Ты чего!
  Я прошептал заклинание и монашеская кровь, оставшаяся на инструменте, засветилась, после чего исчезла.
  - Да я, собственно, ничего. Просто думаю, что лишние гарантии не помешают, так сказать для предотвращения возможных неприятностей. Пойми меня правильно, я сейчас тебе не угрожаю, просто ставлю в известность: если у тебя возникнет нестерпимое желание сдать меня этим вашим мандаринам или что-то в этом роде, там у тебя всё само отсохнет, - улыбнувшись, я выразительно скосил глаза вниз.
  Ёсай отшатнулся, инстинктивно прикрыв драгоценный орган руками.
  - Если ты будешь вот так направо-налево чародействовать, тебя мандарины и без лишних подсказок выследят!
  - Главное - прикрытые тылы. - Назидательно сказал я.
  В это время, послышался топот нескольких человек за дверью подвала и кто-то начал торопливо возиться с засовами. Монах опасливо покосился на дверь, потом перевёл испуганный, но полный надежды взгляд на меня.
  - К тебе или ко мне, как считаешь?
  - Вечером наказания не проводят, наверное, тебя проведать пришли.
  - Как раз вовремя! - Улыбнулся я. - Надеюсь, они знают, куда моё барахлишко подевалось.
  
  Слепой Ку пребывал в замешательстве, ему еще никогда не приходилось испытывать нечто подобное. Ощущение было такое, словно мозг пронзили раскалённой иглой. Полежав несколько минут и немного придя в себя, он встал с топчана и вышел из кельи. Ку жил в Горной Обители с детства и, несмотря на слепоту, легко передвигался по её запутанным коридорам.
  - Светлейший Танг! - Позвал он, выйдя в чудесный садик во внутреннем дворе.
  - В чём дело Ку? - Недовольно спросил старший мандарин провинции Цен-Ло.
  - Я почувствовал... почувствовал!
  Танг встрепенулся.
  - Что ты почувствовал Ку? - Пытаясь скрыть заинтересованность, спросил он.
  - Сильнейший выброс магии, Светлейший! В первый раз такое чувствую! Где-то недалеко, в нашей провинции, творилось очень сильное колдовство!
  - Сильное говоришь? Ты не мог ошибиться?
  - Я?! - Оскорблено воскликнул Слепой Ку.
  - Ох, да извини, - поспешил исправиться Танг. Всё-таки Ку был лучшим из всех, кто мог ощущать магическую силу. - Этот выброс был контролируемым или спонтанным?
  - Он имел определённую направленность, Светлейший.
  - Так что же это получается, у нас под боком, откуда ни возьмись, появился кто-то, способный управлять высшими магическими процессами? Но почему ты только сейчас его определил? Колдун такой силы одним своим присутствием должен был себя выдать!
  Ку лишь пожал плечами. Он знал точно: когда имеешь дело с магией, ни в чём нельзя быть уверенным полностью.
  - Ладно, придётся вызывать команду, пусть на месте разбираются. Сможешь указать точное место?
  - Смогу. Вот только не думаю, что обычная команда здесь справится. Кто бы там ни был, его магия очень агрессивна!
  - Как магия Хаоса? - Помрачнел Танг.
  - Именно, Светлейший.
  - Чтож, - после минутного раздумья произнёс мандарин, - спасибо тебе Ку за столь важные сведения, можешь идти отдыхать. А насчёт этого колдуна... думаю я знаю, кого за ним отправить.
  Стоило Светлейшему Тангу остаться в одиночестве, как на него нахлынули сомнения. Он не хотел задействовать Его, но выбора, похоже, не было.
  Молодой человек с неестественно бледной кожей и длинными чёрными волосами сидел в позе лотоса посреди своей кельи. Он уже почти отрешился от окружающего мира, когда раздался стук в дверь.
  - Войдите.
  - Добрый вечер, Красная Смерть, - поздоровался Танг.
  - Здравствуй, Светлейший.
  - Похоже, для тебя появилась работа.
  Красная Смерть посмотрел на мандарина своими пустыми, ничего не выражающими глазами, отчего тот нервно переступил с ноги на ногу.
  - Кого мне надо убить?
  - Ну почему сразу убить?
  - Каждое моё задание сводится к этому.
  - Ты сам его к этому сводишь!
  - Это самый простой способ решения проблем.
  - Для кого как, - передёрнул плечами Танг. - Короче слушай. Не знаю откуда, но появился на наших землях колдун, причём могущественный. Обладателей Дара мы, как правило, стараемся брать живьём, но конкретно этот колдун может оказаться слишком опасен. Знаю, ты наверняка уже записал его в будущие жертвы, но всё же попытайся его захватить. Его сила может быть нам полезна.
  - Я посмотрю, что можно сделать.
  - Вот-вот, посмотри, - поддержал Танг.
  - Надеюсь, он окажется действительно силён. Давно у меня не было стоящего противника.
  
  Примерно час спустя я сидел на большом дереве с раскидистыми ветвями и наблюдал за людьми, бегающими вокруг пылающей гасиенды. Низкий толстячок в жёлтом халате (он же местный феодал), истерично вереща, пытался организовать мужичьё для тушения пожара. Мужичье, правда, и само давно организовалось, а он лишь добавлял суматохи. Но это и неважно, они бы и с обычным пожаром не справились, а тут уж я постарался - колданул так, что мало никому не показалось.
  Спрыгнув с ветки, я довольно потёр руки и злодейски похихикал.
  - И что ты там устроил? - Уперев руки в бока, напустился на меня Ёсай.
  - Ну не мог же я так просто уйти! Они меня отравили, чуть не обокрали, да ещё собирались каким-то мандаринам на поругание сдать! Наплевали в мою чистую, невинную душу - тут ведь любой заведётся! Короче, сами виноваты, нечего хватать кого попало. Нарвались на меня, вот теперь пусть расхлёбывают!
  - А если кто-то пострадает? Ты подумал, что там полно ни в чём не повинной прислуги?
  - Представь себе, подумал. Даже меры соответствующие принял. Перед тем как огонь появился, волна вонючего дыма прошла, так что народ быстро на свежий воздух выскочил, зато от материальных ценностей там теперь мало что останется. - Объяснил я и, сощурившись, взглянул на монаха. - А чего это ты так переживаешь, уже забыл, что они тебе оттяпать собирались?
  - Не забыл! - Рявкнул он. - Только методы у тебя, знаешь ли...
  - Знаю. - Серьёзно кивнул я. - Методы суровые, но действенные. Для воспитательных целей самое то. И вообще, они не обсуждаются.
  Не слушая дальнейших возражений, я торопливо зашагал к дороге, так как ветер переменился, и дым начало сносить в нашу сторону. Шагать, кстати, было не особенно удобно - длинный грязно-белый халат постоянно цёплялся за жёсткую траву, да и в деревянных сандалиях я ходить ещё не привык. Да-да, пришлось таки нарядиться для маскировки, очень уж монашек на этом настаивал. Из вещей пришлось распрощаться только с сапогами, остальное было прикрыто просторным халатом, прекрасно спрятавшим и куртку и сумку с тесаком. Даже удобные эльфийские бриджи, благодаря своей короткости, не особенно бросались в глаза.
  То на что мы вышли, дорогой можно было назвать с большой натяжкой - две полузаросшие колеи и всё. Деревенька действительно стояла на отшибе.
  - И как тебя в этакую глушь занесло? - Поинтересовался я у Ёсая.
  - Мимо проходил, - буркнул тот.
   Я резко остановился, и монах, топавший следом, врезался мне в спину. На ногах он удержался только благодаря своему посоху, так же конфискованному ранее местными служителями произвола.
  - Я так понимаю, чтобы пройти тут мимо, нужно приличный крюк загнуть.
  - Никогда не знаешь, где тебе может открыться Истина! - Высокопарно начал мой новоявленный попутчик, но тут же стих под моим фирменным прищуром. - Заблудился я, - неуверенно проблеял он, но и такой ответ меня не устроил.
  - Мы ведь теперь одна команда, так? - Вкрадчиво спросил я, голосом, не терпящим возражений. Ёсай торопливо закивал головой. - Поэтому между нами не должно быть недомолвок. Так что, говоришь, тебя сюда занесло?
  - Ну... даже странствующим монахам необходимо хотя бы минимальное денежное обеспечение, - как бы оправдываясь, начал он, - а народ здесь, мягко говоря, неизбалован учениями. Представляешь, они до сих пор приносят духам дары и боятся демонов! Ну, вот я и решил сюда наведаться, дабы просветить...
  - Короче.
  - Несколько проповедей прочитать собирался. Среди народа, наша монашеская братия в большом почёте. И храм мой не из последних! Вот я и подумал: отчего со здешними рыбаками современной мудростью не поделиться?
  - Не за бесплатно, разумеется? - Уточнил я.
  - Как я уже говорил, в средствах мы ограничены, - вздохнул монах.
  - Ну и? Много успел наварить, перед тем как тебя загребли?
  - Да куда там? - Махнул рукой он. - Выступил разик перед причалами, заработал пару медяков, и в тот же вечер на ту девку наткнулся.
  - И часто ты подобным образом промышляешь?
  - Только если в такую глухую местность забреду, а в поселениях покрупнее, всё уже давно переделено, со своим учением не сунешься. Я как-то попробовал, еле ноги унёс!
  - Да у вас тут целая монастырская мафия! - Восхитился я. - Небось, храмы друг с другом в непростых отношениях. Грызутся за умы обывателей?
  - Не то чтобы грызутся, никто никому своё учение не навязывает. Однако, у кого больше приход, у того больше влияние.
  - Ага, а чем больше влияния, тем больше материальных благ!
  - Дело не в благах, - покачал головой Ёсай, - деньги лишь средство, способствующее развитию учения. Смысл существования храмов в бесконечном познании и совершенствовании своих учений!
  - Так это же какие-то философские школы получаются! Я то думал, что вы там молитесь всяческим божествам.
  - Божества у некоторых тоже есть. - Подтвердил монах. - И каждое такое божество символизирует какую-то идею. Регулярно молятся в основном послушники, да и то в свободное от работы время, а монахи, - тут он гордо выпятил грудь, - развивают учение с помощью раздумий, медитаций или добычи тех самых средств. Впрочем, везде по разному.
  - А ты, значит, Истину ищешь.
  - Поиск Истины - один из основополагающих принципов нашего учения!
  Монашек набрал в грудь побольше воздуха, видимо собираясь и меня к этому самому учению приобщить, но я подобными философскими (или всё же теологическими?) заморочками никогда не интересовали. Мне всегда вполне хватало умной мысли насчёт дерьма, которое случается в мире.
  - Время к ночи, - не дав Ёсаю продолжить, заметил я. Действительно, начинало смеркаться. Без сознания я провалялся почти день. - Не хотелось бы посреди поля устраиваться.
  - Будто у нас есть выбор, - обиженно пробурчал он, похоже, уязвлённый моим пренебрежительным отношением к его учению.
  - Ты в этой вашей столице бывал? Есть там приличные гостиницы?
  - Есть, конечно. Так то в столице!
  - Тогда предлагаю срезать путь! - Я упёр в лоб монаху указательный палец. - Закрой глаза и представь тихое местечко в окрестностях города.
  - Что ты...
  - Поколдую малость.
  - Не надо! И так уже сегодня наколдовал!
  - Не боись, это совершенно безвредное, но очень полезное заклинание. Так что, если не хочешь ночевать прямо здесь, делай, что сказано.
  Ёсай, для виду, ещё немного поартачился, но вскоре сдался и показал мне неплохое место для перехода. Удовлетворительно кивнув, я начал создавать портал. Удивительно, но на это ушло куда больше сил, чем обычно, да и портал получился какой-то хлипковатый. Немного померцав, он растворился в воздухе. Я предпринял ещё несколько попыток, которые прилично меня измотали, но результата не принесли.
  Теперь следовало задуматься. С порталами у меня проблем никогда не было, и быть не могло, значит, дело не во мне, а в окружающей среде. Я прикрыл глаза, сосредоточился и начал прощупывать пространство Даром, однако ничего необычного не заметил. И всё же, каким-то образом, получалось так, что порталы здесь не работали. Наверное, поэтому я и не вышел на самом континенте, а вывалился в воду. Теперь беспокоило меня только одно: природное ли это явление, или же искусственно созданное ограничение. Хорошо, если бы первое, однако с моим теперешним везением, рассчитывать на это не стоило. Значит, отталкиваясь от худшего, можно утверждать, что на Край Драконов наложены чары. Сколько сил потребуется, чтобы оплести всю страну, я не представлял. Когда я был королём, сделал нечто подобное для своего замка - неприятно было бы как-то поутру обнаружить в своей спальне портал с вылезающей оттуда геройской командой. Благодаря этим чарам, никто кроме меня не мог воспользоваться магическими переходами на территории замка. Без сомнения, чары полезные, вот только очень уж затратные, да и обновлять их приходилось, чуть ли не ежегодно.
  Видимо мои невесёлые мысли отразились на лице, потому как Ёсай, злорадно усмехнувшись, заключил:
  - Полагаю, нам всё же придётся ночевать тут.
  
  Глава 3
  
  Двое шли по пропыленной, широкой дороге. Один из них неприкрыто наслаждался свободой, радуясь ясному дню и свежему ветерку, дувшему в лицо, чем невольно раздражал второго.
  У Эзенгрина давно не возникало проблем со здоровьем. Да и какие проблемы, если живёшь в роскошном замке или уютном эльфийском домике, не особенно при этом напрягаясь. Однако стоило провести ночь на холодной и твёрдой земле, а потом полдня выбираться на относительно ровную дорогу, как последствия комфортной и небогатой на физические нагрузки жизни дали о себе знать. Болели мышцы и ныли суставы, но бывший король не спешил помочь себе магическим способом. Рядом с энергичным, бодрым и вполне довольным жизнью монахом, Эзенгрин чувствовал себя рохлей и неженкой, что его весьма задевало. Всё-таки сотни лет королевского быта, не только закалили характер, но и ощутимо ослабили организм. Эзенгрину-королю уже не приходилось влачить полулегальное существование, стараясь не привлекать внимания белых магов и так называемых героев, и не приходилось вступать с ними же в жестокие схватки, если внимание было привлечено. А вот до воцарения, он отличался завидной физической подготовкой и мог выкидывать финты не хуже любого акробата, причём без помощи Дара. Как бы эти навыки пригодились теперь, но слишком много воды утекло со времён последней тренировки. 'Вот и подтверждение тому, что нельзя полагаться на Дар абсолютно во всём', - ворчливо думал Эзенгрин, невольно завидуя выносливости Ёсая.
  Колдун всегда отличался своей изворотливостью, но по отношению к собственным промахам бал крайне упрям. Вот и теперь он, стиснув зубы и стараясь не обращать на жизнерадостного монаха внимания, упрямо топал по торговому тракту и был благодарен хотя бы тому, что подарок Отаро обладал неплохим эффектом при минимальной утренней отдаче, а то стало бы совсем худо. При этом Эзенгрин тщательно и вполне успешно скрывал от нового спутника свою слабость. Не пристало грозному чёрному колдуну жаловаться на усталость в ногах или боль в спине. Колдунам вообще не пристало жаловаться, за исключением случаев, когда общаешься с пленённым врагом. При этом жалобы должны иметь ярко выраженный иронический окрас и подаваться как изощрённые издевательства (если думаешь, что у тебя проблемы, то ты настоящих проблем в жизни не видел... вот у меня да: придворные - сволочи, верности не дождёшься, соседи наглеют, коррупция цветёт и пахнет, да куда там, воняет уже вовсю... крысы в подземелье, опять же, не кормлены, хотя, вот с этой проблемой ты можешь мне помочь...).
  Ёсай, тем временем, вообще ни о чём не думал, даже о своём любимом 'возвышенном'. Будучи странствующим монахом, он привык к длительным пешим переходам.
  - Скоро там эта деревня? - Пытаясь скрыть нетерпение, спросил Эзи.
  - Ещё два холма осталось, - бросил через плечо монах.
  Колдун мысленно застонал. Мало того, что значительную часть страны занимают горы, так ведь равнины тут и не равнины вовсе - сплошь в холмах, пологих и довольно длинных. Хотя, по словам Ёсая, большая часть обжитых территорий имеет всё-таки более однородный рельеф.
  - Ты уверен?
  - А то! Я эти места хорошо знаю! - Похвастался монах, после чего его лицо чуть заметно омрачилось. - Все деревушки облазил, а Истины так и не нашёл.
  - А пожрать ты там нашёл?
  - Этого сколько угодно. Пусть живут здесь не богато, но вполне сытно. Да и народ тут сочувствующий и беззлобный, угостят.
  - Надеюсь, они тут не настолько сочувствующие, как те рыбаки. Знаешь, застенок вместо кровати и баланда на угощение - не самое удачное проявление гостеприимства.
  - Всё будет в порядке, здесь в основном свободные деревни, без хозяев. То есть почти без хозяев - налоги властям провинции они всё равно платят. Ты главное не влезай со своим чародейством. И говорить предоставь мне. - Ёсай на секунду задумался. - И тебе надо немного сощуриться, глаза у тебя слишком уж необычные.
  Эзенгин тут же наградил его выразительным прищуром, отчего монашек сбился с шага.
  - Нет, лучше не стоит, - протараторил он, - так ещё хуже.
  - Ты главное не увлекайся своими учениями, - предупредил Эзи, - сначала харч достань, а потом всё остальное.
  Так уж получилось, что во время бегства из горящей гасиенды, о продуктовом запасе никто не подумал. Нет, Эзенгрин конечно помнил, что в сумке остался паёк от Кайрил, даже отметил его наличие, когда проверял найденные вещи, но...
  - Вот ведь сволочи, что не сожрали, то понадкусывали! Мало я им спалил, надо было и по причалам пройтись! - Разорялся колдун, когда пришло время завтрака.
   В действительности, полностью не было съедено ничего, местным эльфийские пирожки не приглянулись, но перепробовали они всё, что можно. Как полагал Эзенгрин, здесь постарались оголодавшие слуги или стражники, успевшие порыться в сумке до того, как о ней вспомнило начальство, и аккуратно сложившие всё обратно. Смена белья и коллекция полезных трав никого не заинтересовали.
  Эзенгрин же, мощным ударом ноги отправил свёрток с осквернённой пищей в продолжительный полёт, завершившийся в густых ветвях далёкого дерева, и не сожалел об этом, даже когда желудок жалобно заурчал от голода.
  
  До деревни, обещанной Ёсаем, оставалось совсем не много, но мы её ещё не видели. Шли мы по торговому тракту, хотя никаких торговцев я пока не заметил. Ни одной вшивой повозки. А вот придорожная шпана имела место быть. Они выскочили из кустов, росших по обе стороны дороги, и преградили нам путь. Я насчитал шестерых. Тут же по бокам появились ещё двое с луками, отрезая возможность побега. Впрочем, кто тут собирается бежать? Ага, Ёсай, как раз не прочь смыться. Судя по его реакции, ребята нам попались довольно серьёзные. Поняв, что скрыться не получится, мой спутник расставил пошире ноги, чуть согнутые в коленях, перехватил посох двумя руками и нахмурился. Такую позу можно было бы назвать угрожающей, будь он выше, шире в плечах и с мордой-кирпичом, но не обладая ничем из перечисленного, выглядел он довольно забавно, что и отметили местные разбойники дружным ржанием.
  - Что, сопляк, подраться захотел? - Выкрикнул верзила со шрамом на лысой черепушке и недостатком передних зубов. - Это хорошо! Жаль только нормальной драки не получиться! Мы вас сейчас в пыль вобьём!
  - У меня есть оружие и я умею им пользоваться! - Нахально выкрикнул Ёсай. - Подходи, если оставшихся зубов не жалко!
  Я удивлённо приподнял бровь. Монах явно провоцировал нападение, что само по себе глупо (в драке лучше всего нападать неожиданно, резко и первым), а с его комплекцией глупо вдвойне. Если, конечно он не является каким-нибудь мастером боевых искусств. Я слышал их на Восточном Континенте как грязи, но не подумал бы, что со мной путешествует один из них, хотя... я ведь с ним и двух дней не знаком. В любом случае, я решил не вмешиваться и посмотреть, что будет. Судя по самонадеянному виду монашка, он знает что делает.
  - Смелое заявление для такого сморчка! - Прорычал лысый, он же, скорее всего и главный, бандит. - Думаешь, сможешь справиться с нами этим прутиком?
  Лысый достал из-за спины косообразный серп, соединённый длинной цепью с металлическим шариком размером с кулак. На Ёсая эта штука впечатления не произвела.
  - Когда я говорил об оружии, я не посох имел ввиду! - Ухмыльнулся монах и развернулся ко мне. - Давай Эзи, сделай их!
  От подобной наглости, я оторопело застыл с открытым ртом. Реакция разбойников была более бурной - над дорогой раздался новый взрыв хохота. Ржали они долго, что называется, напоказ. Я как раз успел собраться и кинуть на монашка ну очень многообещающий взгляд. В ответ он лишь пожал плечами, продолжая лыбиться.
  - Эзи?! - Отсмеявшись, прогремел главарь. - Круглоглазого сморчка зовут Эзи?!
  Похоже, камень в мой огород. Нет, оскорбления меня особо не задевают. После общения с некоторыми слишком уж фанатично настроенными белыми магами, меня действительно трудно разозлить подобными примитивными оскорблениями.
  - И что же ты за оружие такое? - Недобро улыбнувшись, спросил главарь.
  - Массового поражения. - Предельно серьёзно ответил я.
  Видимо что-то разбойникам не понравилось в моём голосе, так как всё их веселье как ветром сдуло. Чуть ссутулившись, на полусогнутых ногах, они стали брать нас в кольцо. Я же подошёл вплотную к монаху и встал, гордо выпрямившись и сложив руки за спину.
  - Прежде чем вы начнёте предаваться бессмысленному насилию, я хотел бы прояснить одно обстоятельство. - Громко сказал я. - Понимаете ли, я только выгляжу как обычный паренёк, но на самом деле я очень брутальная и беспощадная личность.
  - Нет, ты не выглядишь обычным, - заметил главарь,- но не думаешь же ты, что мы побросаем оружие и побежим поджав хвосты?!
  - Было бы излишне самонадеянно так думать. - Согласился я. - Подобные вам не отступают из-за слов, иначе вас бы и этот монах разогнал. Возможно, неумение отличить пустой трёп от дельного совета ваш главный недостаток.
  - Что ты там несёшь, щенок?! - Нетерпеливо прорычал другой разбойник, рангом пониже, зато жутко лохматый.
  - Вот это я и имею ввиду, - покачал головой я, - утешает одно, когда вы все поляжете, я могу с чистой совестью сказать, что предупреждал.
  Стоило мне договорить, как на меня бросились сразу трое, в том числе и лохматый. Дальше всё происходило очень быстро. Для начала я подсечкой сбил с ног Ёсая и придавил его грудь ногой, чтобы не встал в самый неподходящий момент. А неподходящий момент настал тогда, когда я выпустил пару 'Лобзиков', один на уровне пояса, второй на уровне шеи. 'Лобзик' являлся боевым заклинанием, применяющимся, когда враги подобрались с разных сторон, и представлял собой окружность из быстро вращающегося сжатого воздуха, расширяющуюся от фигуры мага до диаметра в десять метров. Все разбойники находились в зоне поражения моих 'Лобзиков' и через мгновение распались на части - режет заклинание аккуратно и качественно.
  - А я ведь предупреждал, - хмыкнул я, презрительно оглядывая кучу расчленённых останков.
  Ёсай вывернулся из под моей ноги, поднялся и огляделся. Это он зря. Сдавленно всхлипнув, он понёсся к кустам, откуда появились разбойники, огибая лужи крови. Возможно, стоило поберечь хрупкую монашескую психику и решить дело менее... кроваво. Или хотя бы без расчленёнки. Но тогда мне и задумываться было некогда, я просто использовал наиболее эффективное заклинание.
  Когда побледневший монашек вылез из кустов, я уже успел прибраться. Теперь вместо тел на дороге остались лишь выжженные чёрные пятна.
  - Я же просил без магии! - Истерично закричал Ёсай. На лицо нервный срыв.
  - Сам виноват! - Отрезал я. - Нечего было спектакль устраивать! Кто кричал: сделай их?
  - Но я, же не думал...
  - Вот именно! В следующий раз подумай, глядишь - понравится.
  Монашек так жалостно на меня посмотрел, что я не сдержался и протянул ему флягу с эльфийским.
  - Не больше глотка, - предупредил я.
  Ёсай жадно приник к горлышку и сделал глоток. Один, но очень большой. Лицо стремительно сменило цвет с бледного на раскрасневшийся, а глаза округлились почти до стандартных - в моём понимании - размеров. Он торопливо вернул мне фляжку.
  - Из случившегося мы можем вынести три урока, - размеренным тоном произнёс я, пока он приходил в себя. - Первый - не импровизируй, не предупредив меня.
  Монах виновато склонил голову.
  - Вообще, это было довольно неплохо, но застало меня врасплох. Ладно, второй - всё же моя 'круглоглазость' э-э... бросается в глаза. К счастью это легко поправимо.
  Я продемонстрировал круглую соломенную шляпу, снятую с отсечённой головы, и магическим образом очищенную от крови и прочей грязи.
  - Ну как? - Спросил я, нацепив головной убор.
  - Глаза всё равно видно, - ответил, немного отошедший, Ёсай, - опусти к носу.
  - Тогда обзор ухудшится, - поморщился я и задумался. - А если так?
  Мысленно произнеся коротенькое заклинание, я провёл ладонью перед глазами. Верхнюю часть лица закрыла практически непроницаемая тень, которая под шляпой должна казаться естественной.
  - Что это? - Удивился монах.
  - Простая иллюзия, - пожал плечами я. - Теперь не видно?
  Он помотал головой.
  - Замечательно! Теперь третий урок - моё имя у вас всё же не звучит.
  - Я тебе так сразу и сказал, - напомнил Ёсай.
  - Ну да, а теперь я это познал на конкретном примере. С этого момента называй меня Зен.
  Зачем придумывать что-то новое, если можно пересократить старое?
  - Надеюсь, Зен никак не переводиться? - На всякий случай уточнил я.
  - Нет. Но оно очень похоже на распространённое имя Цзен. Может тебе лучше назваться Цзеном?
  - Мне и Зена хватит.
  
  Пожар стих только к утру. Потушить его своими силами оказалось невозможно, даже не смотря на то, что все женщины селения в срочном порядке были отправлены к местной святыне - каменному столбу с высеченными иероглифами - молиться Водному Духу.
  Шень смотрел на пепелище, в которое превратилась громадное поместье хозяина Фу-Хоня. Сам Фу-Хонь бегал вокруг размахивая руками и вопрошая, чем же он прогневил Духов. Его жена и три дочери испуганно жались к каменной стене, единственной уцелевшей части поместья.
  Никто и не заметил, как появился он. Высокий бледный юноша в длинном красном халате. Иероглиф, вышитый напротив сердца, и меч за спиной говорили о его высоком положении. Заметив пришельца, хозяин тут же подскочил к нему.
  - Сами Духи послали вас, мой господин, - затараторил он, - вы только посмотрите на это, посмотрите! Не осталось ничего, огонь уничтожил всё! Прогорел даже фундамент и подземные хранилища, а ведь они из камня! Я разорён! Как же мне теперь...
  Жалобные причитание резко стихли, после того как незнакомец неожиданно двинул Фу-Хоня кулаком в живот. Всхлипывая, он скрючился на земле.
  Красная Смерть огляделся и направился к Шеню.
  - Ты. Говори, что здесь произошло?
  - Пожар, господин, - смиренно ответил Шень, стараясь не смотреть в пустые холодные глаза незнакомца.
  - Очень странный пожар. Как он начался?
  - Никто не знает, господин. Как рассказывают, сначала появился зловонный дым, а потом уже и пламя. Откуда оно пошло неизвестно.
  Красная Смерь внимательно вгляделся в перемазанное сажей лицо старосты.
  - Где колдун? - Коротко спросил он.
  - Колдун, господин?
  - Нет сомнений, что причиной пожара стало злое колдовство. Так где колдун?
  - Да, - кивнул Шень, - Вчера под вечер со стороны моря появился странный молодой человек с широкими глазами.
  - Как он появился? - Заинтересовался Красная Смерть.
  - Рыбаки говорили, что он летел над волнами, а потом украл их лодку и доплыл до берега.
  - И что же вы сделали?
  - Опоили его сонной травой и передали господину Фу-Хоню. Он должен был послать сообщение о поимке странного человека.
  Красная Смерть хмуро кивнул.
  - Кто-нибудь видел его после начала пожара?
  - Нет, господин. Он был заперт в подвале, возможно, сгорел вместе с домом.
  - Сгорел в собственном пламени? - Насмешливо спросил Красная смерть. - Сомневаюсь. Вы осматривали его вещи?
  - При нём был только огромный нож и сумка с барахлом.
  - Как я понимаю, ничего из этого не осталось?
  - Ничего, господин.
  - Кто-нибудь с ним говорил?
  - Только я, господин.
  - И что?
  - Мне это показалось странным - он не сказал своего имени, просил называть странником.
  - Слишком уж часто звучит слово 'странный', - как бы про себя заметил Красная Смерть. - Что-нибудь ещё?
  - Да. Он искал одного человека. Его имя, - Шень нахмурил лоб, пытаясь вспомнить, - гуру... Сяо. Да точно, он искал какого-то гуру Сяо.
  - Сяо? - Удивлённо переспросил Красная Смерть. - Ты ничего не напутал?
  - Нет, господин, я абсолютно уверен.
  Расспросив старика относительно внешнего вида чужеземного колдуна, Красная Смерть покинул территорию сгоревшего поместья. Задание становилось более интересным, что крайне возбуждало молодого воина. Ему и раньше приходилось выслеживать не самых слабых колдунов, но вот с обладателем магии Хаоса он ещё не пересекался. Его переполняло предвкушение грядущей битвы, но он не был бы лучшим воином Края Драконов, если бы не умел сдерживать эмоции. И всё же, было кое-что, что смущало Красную Смерть. Зачем колдун ищет гуру Сяо? Неужели он действительно надеется найти этого полузабытого мифического отшельника?
  Отойдя подальше от деревни, он достал простенький деревянный свисток и дунул. Некоторое время ничего не происходило, но вскоре послышался шум гигантских крыльев, и перед ним приземлилось необычное существо. Оно напоминало огромную кошку с лисьим хвостом и орлиными крыльями. К его спине было прикреплено седло.
  - Здравствуй, дружище, - улыбнулся Красная Смерть и почесал своего хиданна за ухом. Хиданн по кличке Кузо был единственным дорогим для воина существом. - Лети домой, мне придётся попутешествовать пешком.
  Хиданн недовольно фыркнул.
  - Не обижайся, я должен постараться найти его след. Если что, я сразу тебя вызову.
  Кузо потёрся мордой о плечо хозяина, взмахнул крыльями и взлетел. Красная Смерть провожал своего питомца взглядом до тех пор, пока он не превратился в едва заметную на небе точку.
  Следы пребывания колдуна долго искать не пришлось - сразу за лугом, где кончалась жёсткая трава, он обнаружил истоптанный пятачок земли. Колдун явно провёл здесь ночь. Или всё же не колдун? Красную Смерть немного смутил тот факт, что, судя по следам, ночевал здесь не один человек, а скорее двое-трое. Мог ли ещё кто-нибудь идти тем же путём или колдун нашёл себе попутчиков? В любом случае нужно двигаться в сторону ближайшей дороги, кто бы здесь не ночевал, направились они как раз туда.
  
  - И это называется поле? - Изумлённо воскликнул я.
  По обе стороны от узенькой дорожки вдаль уходили неглубокие водоемы, из которых ровными рядами торчали какие-то растения.
  - Ну да, рисовое поле, - пожал плечами Ёсай, не совсем понимая причину моего удивления.
  - Рис растёт в лужах?
  - Как видишь. А у вас не так?
  - У нас? - Я задумался.
  Честно говоря, своих рисовых полей в Хилзготе не было, его привозили купцы, да и то небольшими партиями. Этот продукт особым спросом не пользовался.
  - Не знаю, - признался я. - Просто непривычно видеть такое вот поле.
  - Ты ещё рисовых террас не видел, - усмехнулся монах, - вот уж действительно впечатляющее зрелище!
  - Неужели? - Вяло отозвался я. - Скажи лучше, где эта деревня?
  - На другом конце этой дороги, идём!
  Ёсай прибавил шагу. Я без энтузиазма плёлся следом. И как только люди всю жизнь обходятся без порталов?! Им приходится сбивать в дороге ноги или отбивать зад о седло. О седло, наверное, ещё хуже, лошади - мерзкие создания. Конечно, умение ездить верхом для короля обязательно, но я им практически не пользовался, предпочитая порталы, либо кареты. По этой причине даже ежегодные Королевские Охоты проходили без моего прямого участия. Я лишь сидел в своём шатре и оценивал трофеи придворных.
  - Ну вот, мы и на месте! - Провозгласил монашек, когда мы вышли к скоплению ветхих хижин.
  Я огляделся. Честно говоря, эта деревня ничем от привычных мне не отличалась. За исключением архитектурных особенностей разумеется. А так вроде, как и везде: бегает чумазая ребятня, деловито прохаживаются мужчины и реже женщины. Ну и старики кое-где кучками сидят, перемывают косточки молодому поколению, куда уж без них.
  - И где тут можно провиантом разжиться? - Поинтересовался я.
  - Да хоть где! - Откликнулся монах. - Эй, любезный! - Окликнул он проходящего мимо весьма упитанного мужика.
  - Я тебя видел, - пробасил тот, без особого интереса разглядывая нас, - Ты вроде как монах какой-то?
  - Не какой-то, а Ёсай Цинбо, странствующий монах из храма Грозовых Туч! - Гордо представился Ёсай. - Я у вас несколько недель назад проходил.
  - Несколько недель, говоришь? - Нахмурившись, переспросил мужик.
  - Ну да! В общем-то, я хотел бы спросить...
  - Обожди, я щас плотника позову, у него спросишь, - перебил мужик и быстрым шагом удалился.
  - Слышь, а почему сразу плотника? - Не понял я.
  - Не знаю. Может он тут самый уважаемый... или самый щедрый...
  - Или самый крайний. - Заключил я и решил подождать плотника.
  Плотник явился не один, а в компании с вырывающейся из его хватки девицей. Увидев девицу, монашек стал ёще бледнее, чем после случая на дороге.
  - Он?! - Прорычал плотник.
  - Нет! Беги Ёсай, беги! - Выкрикнула девица и Ёсай побежал.
  Отпустив девицу, плотник с криком 'Стой, гад! Я тебе покажу, как девок портить!!!' припустил за ним. Оказавшись без поддержки, девица упала на колени и разрыдалась. На меня никто не обращал внимания.
  - Ну, дела! - Вздохнул я и подключился к погоне.
  Ёсай выбежал из деревни с противоположной стороны и понёсся через луг к начинающемуся лесу. С помощью магии, я довольно быстро нагнал вопящего на ходу плотника и хлопнул его по спине, отчего тот моментально заснул и распластался на траве. Как только выкрики нецензурного характера прекратились, монах обернулся, и, не заметив непосредственной опасности, сбавил темп. Я поравнялся с ним у самой кромки леса.
  - Ну ты, блин, даёшь! - Остановившись, напустился я на монашка. - У тебя что, в каждой деревне по бабе?! Видать, правильно тебя 'обезвредить' собирались!
  - Ничего не правильно! - Возмутился он. - Они сами ко мне лезут!
  - Рассказывай, - скептически хмыкнул я, успокаиваясь. - Мне-то по большому счёту плевать, что у тебя и с кем было, только вот мы теперь и без обеда остались. И почему ты сразу не предупредил, что у тебя в этой деревне такие 'родственные связи'?
  - А ты хоть знаешь, сколько в округе деревень, и как они похожи? А что до еды... может, сам сходишь?
  - Ага, так мне и дадут! Потом догонят и ещё дадут! Пол деревни видело, как мы по улицам круги нарезали, а когда хватятся плотника, глядишь, лес прочёсывать начнут.
  - Тогда нужно уходить! - Переполошился Ёсай. - Пойдём лесом, здесь и на обед чего-нибудь поймать можно! - Предложил он, и тут же, не дожидаясь моего согласия, двинулся дальше.
  - Да-а, - протянул я, - в такой компании скучать не придётся.
  
  
  Глава 4
  
  По роду своей бывшей деятельности, Эзенгрин привык контролировать всё происходящее вокруг него или имеющее к нему самому хоть какое-то отношение. Никогда он не пускал проблемы на самотёк и пытался находить самые эффективные пути их решения. Не удивительно, что многим эти самые пути не слишком нравились, но недовольные всегда найдутся. Однако король Эзенгрин всегда старался уменьшить их число... тем или иным способом. Он умел находить железные аргументы в пользу своих решений. Временами он даже соглашался на компромиссы, видя, что решение одной проблемы может породить другую. По этой причине он считал себя вполне приличным королём. Королём, справляющимся со своими королевскими обязанностями. И пусть недоброжелатели раздували его славу Кровавого Тирана! Он ясно представлял себе разницу между добрым королём и хорошим королём. Да, он не устраивал пышных празднеств по поводу и без повода; не бросал в толпу монеты, гордо возвышаясь на коне; не объявлял амнистии и не выдавал незаслуженные награды ни чиновникам, ни вассалам. Он просто работал. Эзенгрин не родился королём, потому и считал это скорее работой, нежели призванием, ибо настоящим его призванием была магия. Ну а королевство... это его юношеская мечта. После того, как на Башню Мрака было совершено вероломное нападение команды героев, он поклялся себе, что ещё покажет этим белым! И ведь показал! И сделал это только благодаря тому, что быстро уяснил, что королевством надо не властвовать, ему надо служить. Что из этого вышло известно - три века относительного спокойствия и процветания, а так же полный разгром в конце.
  Винил ли себя Эзенгрин за то, что случилось? Нет. Его вина было только в том, что он являлся тем, кем являлся. Хотя, нетерпимость к его скромной персоне взросла и оформилась до крайней степени быстрее, чем он ожидал. Возможно, ему стоило быть более внимательным к политическим настроениям на Срединном Континенте, но сейчас то уже поздно что-либо менять. По хорошему счёту, тёмному королю стоило бы просто исчезнуть, оставив вместо себя натасканного преемника. Он и собирался так поступить, но просто не успел. Да и приличной кандидатуры на роль преемника всё не находилось.
  
  Такие вот мысли проносились у меня в голове, пока я брёл за Ёсаем через лес. Мрачные, честно говоря, мыслишки. То ли с голодухи это у меня, то ли с усталости, подавлять которую стало несколько труднее. С самого утра на ногах! И этот долбаный монах отчебучил тут! Лишил заслуженного обеда и отдыха!
  - А сколько ты уже в своём странствии? - Поинтересовался я, прислонившись к толстому стволу незнакомого дерева с целью перевести дух.
  Ёсай тоже остановился.
  - Ну... года полтора наверно, а что?
  - Да вот думаю, сколько у тебя за это время детишек народилось, - ехидно ответил я.
  - Полагаю, не очень много, если вообще есть, - спокойно пожал плечами монах. - Я же осторожно...
  - Ну и нравы тут у вас, - проворчал я, - или ты один такой оригинал?
  - Скорее второе, - хитро сощурившись, хихикнул Ёсай, - видишь, как тебе со мной повезло!
  - Да, у меня всегда так. Сначала повезёт, а потом ходишь целый день с пустым брюхом. Предупреждаю, в следующий раз сам выкручивайся.
  - Следующего раза не будет, - уверенно сказал монах.
  - Очень в этом сомневаюсь.
  - Ты просто переоцениваешь мои возможности.
  - Ну-ну. Ты лучше скажи, водится здесь какая-нибудь съедобная живность?
  - Живность водится везде, а насчёт съедобности... ведь для некоторых и собаки с крысами вполне съедобны.
  - Ага, и змеи с жуками, - поддакнул я.
  К счастью, ни змей, ни жуков есть не пришлось, просканировав округу на наличие живых существ, я обнаружил некое млекопитающие всего в нескольких десятках метров от нас.
  - Всё, привал, - скомандовал я. - Займись костром, а я схожу поохочусь.
  Не успел монах набрать сухих веток, как появился я с добычей. По иронии судьбы это оказался заяц. Совершенно обычный заяц - при моём появлении, вместо того чтобы попытаться вгрызться мне в шею, он, как и подобает правильному зайцу, тут же дал дёру. Впрочем, далеко убежать он всё равно не сумел.
  - Ты ведь умеешь это готовить? - Уточнил я, помня о своём предыдущем кулинарном опыте.
  - Я и не такое умею готовить, - с гордостью произнёс Ёсай, взяв дичь. - Жалко мы тогда мой котелок и мешочек со специями не нашли.
  - Некогда было по всему дому в поисках котелка рыскать, - проворчал я.
  - Твои то вещи мы все до единой собрали! - Обиженно воскликнул монах.
  - Так то мои.
  - Ты знаешь, что ты просто невыносимый тип? - Вопросил он, потрясая заячьей тушкой.
  - Я то знаю, а вот для тебя это как будто божественное откровение. - Усмехнулся я. - Можешь считать, что мы в расчёте - тогда в деревне я себя примерно так же чувствовал. И вообще, кончай ныть и займись зайцем, а костёр я и сам разведу.
  Ёсай мастерски освежевал добычу позаимствованным у меня тесаком, порезал, насадил на прутики и пристроил над разведённым мной огнём. Запах от поджаривающегося мяса был, меж тем, очень даже ничего, поэтому желудок, в преддверии трапезы, заурчал с новой силой. Возможно, в котелке да со специями оно и получилось бы вкуснее, но сейчас мне было всё равно, главное, что не как в прошлый раз.
  В общем, умяли мы зайчишку, и осталась от него только кучка обглоданных косточек и окровавленная шкурка. Как раз со шкуркой то хозяйственный монах и не знал что делать. С одной стороны и тащить незачем, а с другой - и оставить жалко.
  - Дай-ка сюда, - потребовал я.
  - Зачем ещё? - Вмиг набычился Есай. - Хочешь разрешить мою дилемму, бросив её в костёр?
  - Буду я добром разбрасываться! Тапочки себе пошью, а то в этих сандалиях пальцы зябнут, - лениво огрызнулся я и, поднявшись, сам взял шкурку.
  Эх, люблю делать големов! Это ведь как искусство! Ну... в некотором смысле. Короче, в такой форме я реализую свой творческий потенциал. Опустившись рядом с заячьими костями, я накинул на них шкурку и распростёр над всем этим руки.
  - Не-ет! Ты опять будешь колдовать! - Простонал за моим плечом монашек.
  Я ему не ответил - уже раздумывал, как бы сконструировать очередного монстрика. Опустил руки, осмотрелся. Решил добавить к кучке валяющуюся рядом каменюку - для веса - и несколько веток из тех, что не успели покидать в огонь.
  Как только я приступил к произнесению формулы, 'детали' окутало зеленоватое свечение. Весь процесс не занял и трёх минут - голем то маленький. Когда свечение угасло, сзади раздался громкий вскрик. Чтож, вполне могу понять монашка - передо мной сидел зайцеподобный зверь с окровавленной шкурой, обтягивающей скелет, и с горящими алыми огоньками в пустых глазницах. Зрелище почище, чем тот бешеный заяц - голем вышел что надо! Причём именно голем, а не какой-нибудь заяц-зомби. Я ведь его не оживлял, просто связал отдельные предметы магией и заставил двигаться.
  Я обернулся и посмотрел на смертельно бледного Ёсая.
  - Знаешь, я подумал, что тапочки - нецелесообразная трата ресурсов. А так у нас теперь сторож есть!
  - Сторож? - Воскликнул Ёсай. - Ты имеешь ввиду эту жуть?! Да она сама нас сожрёт!
  - Это голем, - начал разъяснять я, - он не живой, потому в пище не нуждается и без команды даже двинуться не сможет.
  - Да нас с ЭТИМ не то, что в город, даже в деревню не пустят!
  - Так он для этого и не рассчитан, - пожал плечами я. - Посторожит нас, пока мы в лесу бродим, потом я его ликвидирую.
   В этого конкретного голема я вложил чисто охранительные функции: проверка местности, оповещение при опасности, нападение на агрессора. Всё просто и стандартно, если не считать нескольких улучшений, которые мне хотелось испытать. Да и практика не помешает - давно уже я ничего не творил.
  - Голем класса сторож, модель... Ушастик. - Задумчиво пробормотал я.
  - Ушастик? - Хмыкнул Ёсай, успевший немного успокоится, и теперь разглядывающий бывшего зайца уже без ужаса, но с опаской. - А лучше ничего придумать не смог?
  - Нет, - просто ответил я. В самом деле, с придумыванием имён и названий у меня было не очень.
  - Может, Тварь Из Ада?
  - Слишком длинно и пафосно.
  - Зато отражает суть!
  
  - Значит, с незнакомцем был какой-то монах? - Уточнил Красная Смерть.
  - Да, господин. - Кивнул староста. - Монах Ёсай из Храма Грозовых Туч, так он нам представился.
  - И они вместе скрылись в лесу?
  - Так, господин.
  - И вы не решились преследовать их? - Красная Смерть говорил спокойно и тихо, но от этого становилось только страшнее.
  - Но г-господин... - переборов нервную дрожь, ответил староста, - посмотрите, что стало с нашим плотником! Он спит, и мы никак не можем его разбудить!
  Красная Смерть уже успел полюбоваться храпящим плотником, и сейчас лишь презрительно скривился.
  - Проснётся ваш плотник, - сказал он. - А вот вы...! Впрочем, вы ведь всего лишь крестьяне.
  - Да, господин.
  - Тогда соберите мне припасов на пару дней, и я сразу же пойду дальше.
  - Да, господин, - не смея перечить молодому воину, вновь проблеял староста.
  Выйдя на дорогу несколько часов назад, Красная Смерть довольно быстро обнаружил две пары следов, отпечатавшихся в пыли. Он ни на секунду не усомнился, что эти следы принадлежат ИМ, а когда через некоторое время увидел на земле непонятные выжженные пятна и высохшие брызги крови, все сомнения окончательно рассеялись. В тот момент Красная Смерть даже позволил себе сдержанно улыбнуться. Чтобы восстановить примерную картину произошедшего на этом отрезке пути не понадобилось много времени. На колдуна и его спутника напали грабители, и он их уничтожил. Единственным, что интересовало Красную Смерть, был способ, которым колдун убил около десятка человек. Следы, оставшиеся на поле боя, ясности не вносили. Выжженные пятна явно свидетельствовали о применении огненной магии, возможно схожей с той, что и в поместье. Но тогда откуда на земле такие тёмно-бурые пятна, да ещё в таком виде, будто здесь поработал кто-то умелый с очень острым мечём? В происхождении пятен Красная Смерть не сомневался, так как и сам нередко оставлял такие 'узоры'.
  'Возможно, колдун ещё и неплохой мечник?' - Подумал он. - 'Или же это работа второго?'
  Многое разъяснилось, когда юноша добрался до деревни, что находилась впереди. Тут он узнал, что спутником колдуна является какой-то малолетний монах, и что ни у кого из них очень острого меча замечено не было.
  'Значит, магия' - вздохнул про себя Красная Смерть.
  Он ни в коей мере не мнил себя экспертом по магическим сражениям. Все колдуны, с какими он бился до этого, были местными и могли помутить разум, наслать наваждение, натравить зверей и прочую живность, но никто из них не применял прямые магические атаки. У Красной Смерти имелось несколько мощных защитных амулетов, которые в прошлом не раз ему помогали, но справятся ли они с магией Хаоса, он не знал. Это незнание приятно щекотало нервы и ещё сильнее подогревало интерес к предстоящей схватке.
  Когда староста поднёс ему свёрток с едой и наполненный слабеньким вином бурдюк, Красная Смерть, не сказав ни слова, отправился прочь из деревни.
  Миновав поле и оказавшись в подлеске, он огляделся. Теперь нужно было определиться с направлением и отыскать следы. У колдуна была фора примерно в пол дня, но по этому поводу Красная Смерть не беспокоился. Он не думал, что колдун догадывается о погоне и станет спешить, поэтому, вполне возможно, ему удастся добраться до цели уже этой ночью. Перед тем как двигаться в глубь леса, Красная смерть посвистел в свисток, призывая своего хиданна, рассудив, что чем бы всё ни кончилось, помощь Кузо не помешает. Только после этого, в предвкушении предстоящей битвы, воин ускорил шаг.
  
  Я решил устроиться на ночлег на месте привала. Ёсай это решение поддержал, так как до заката оставалось не так уж много времени, а тут уже оборудованная стоянка. Всё же день ходьбы и для него оказался утомительным, хоть особо уставшим он не выглядел.
  Перед тем как устроится на сооружённой из листьев лежанке с сумкой вместо подушки, я достал флягу и сделал приличный глоток. Эльфийское Особое обожгло рот и горло, после чего горячим комком обосновалось в желудке. Да-а, такого мне пивать ещё не приходилось! Впрочем, вкусовые качества в этом напитке далеко не главное. Положив голову на сумку, я закрыл глаза и сложил руки на груди. Трещал костёр, а рядом сопел и шуршал в своих листьях Ёсай. Ушастика рядом не было, он бесшумно патрулировал местность вокруг стоянки.
  'Удачно с ним получилось, теперь нам не придётся по полночи сидеть в карауле.' - Это была последняя моя мысль, перед тем как я погрузился в уютную свободную от кошмаров тьму.
  Когда я услышал нечеловеческий пронзительный визг, подумал, было, что самое верное средство от дурных сновидений начало терять свою эффективность. Вслед за нечеловеческим, я услышал и вполне человеческий визг, источником которого являлся, по-видимому, монах. Я в миг оказался на ногах и огляделся. Так как костёр уже прогорел, видно было не много. Хвала предкам, темнота для меня не проблема! Я произнёс заклинание ночного зрения и повернулся к Ёсаю, который подобрался поближе ко мне.
  - Чего разорался? - Зевнув, поинтересовался я.
  - Оно как завизжит! Потом ка-ак бросится на меня! - Он махнул в сторону своей импровизированной кровати.
  Подойдя поближе, я увидел то, что меня сильно обеспокоило. Посреди кучи листьев валялся Ушастик, причём не весь, а только его передняя часть.
  - Что там? - Спросил монашек.
  - Неприятности, - буркнул я. - Укройся где-нибудь.
  - Да что там...
  - Молчать! - Шепотом рявкнул я. - Выполнять!
  Без дальнейших препирательств, Ёсай отполз к ближайшему дереву. Что бы здесь не таилось, я не стал пренебрегать осторожностью и быстренько свёл на 'нет' притупляющий рефлексы эффект эльфийского пойла, повысил скорость восприятия и усилил мускулатуру - короче, приготовился к неприятностям. Как уже показал опыт пребывания на этом диком континенте - неприятности случаются, может раньше, может позже, но с завидной регулярностью.
  
  Расчёт Красной Смерти оказался верен - лагерь колдуна обнаружился поздней ночью. Аккуратно вытащив меч из ножен, воин бесшумно двинулся вперёд. Красная Смерь не собирался попусту рисковать, и если была хоть малейшая возможность прирезать колдуна во сне, он не мог ею пренебречь. В конце концов, если чужак настолько беспечен, что любой может убить его, когда тот спит - он никчёмный соперник.
  Подобраться незамеченным юному воину не удалось, на него напала какая-то тварь с горящими глазами. Не иначе демон, вызванный силами Хаоса! Тварь пронзительно завизжала и бросилась на нарушителя, целясь тому в шею (эту модель поведения Эзенгрин позаимствовал у бешеного зайца). Красная Смерть оказался быстрее и разрубил демона ещё на подлёте. Раздался человеческий крик, и в лагере началась возня. Юноша отступил в подальше в лес.
  Видеть в темноте он не умел, зато умел 'чувствовать' в темноте. Он ясно ощущал двух людей и даже сквозь заросли мог спокойно отслеживать их движения. После недолгого мельтешения, один из них вошёл в чащу и сразу после этого, амулеты, надетые на молодого воина, яростно завибрировали. Огненный шар взорвался в том месте, где секунду назад находился Красная Смерть. Он едва успел отскочить. За первым шаром были выпущены ещё два, от которых он увернулся уже без особых проблем. Взрывы и разлетевшиеся искры подожгли сухие кусты, и теперь юноша смог разглядеть противника непосредственно глазами. Противник его не впечатлил - невысокий, хлипкий на вид и неожиданно молодой. Как раз такой, каким его описывали. Но Красная Смерть не стал бы одним из лучших воинов Края Драконов, если бы судил о противнике по одному только виду. Лишь на миг, взглянув в необычно широкие, святящиеся жёлтым огнём, глаза колдуна, он понял насколько опасный соперник попался ему на этот раз. Юноша улыбнулся, но не скупо и сдержанно, как он делал это всегда, а широко, обнажив ряд ровных белых зубов. Схватка предстояла быть интересной!
  Красная Смерть поднял меч и принял боевую стойку. Колдун больше не швырялся огнём, он просто стоял, с мрачным любопытством разглядывая воина. Красная смерть осторожно двинулся полукругом, сокращая между ними расстояние. Колдуна его действия, похоже, не особенно волновали, он продолжал просто наблюдать, не предпринимая никаких действий. Происходящее начинало всё больше нравиться воину.
  'Человек должен быть по настоящему храбрым, чтобы так спокойно смотреть в лицо смерти. - Подумал он. - Или полностью уверенным в своём превосходстве'.
  Сократив расстояние наполовину, Красная Смерть стремительно атаковал, целя острием меча в сердце. Колдун невообразимым образом увернулся и, казалось, сам был этому очень удивлен. Юноша, не давая ему опомнится, разразился целой серией жалящих выпадов. Колдун же, довольно быстро справившись с замешательством, выхватил большой нож странного вида и с его помощью парировал удары. Скорость его движений ненамного уступала скорости воина, но и этого оказалось достаточно. Им обоим уже было ясно, что долго колдуну не продержаться. Первая кровь осталась за Красной Смертью - он полоснул противника по предплечью и уколол в ногу. Казалось, колдун даже не заметил ранений, продолжая отбивать выпады противника. О контратаке он даже не думал. Во всяком случае, так казалось Красной Смерти, однако, выбрав подходящий момент, чужеземец набрал в грудь воздуха и коротко дунул, отчего воина сбило с ног и отнесло на несколько метров. Красная Смерть, в миг сориентировавшись, вскочил на ноги и, не снижая темпа, вновь бросился на чародея. Его преимущество было в скорости, и он не собирался отдавать колдуну инициативу. Тот тоже уяснил своё слабое место и, не желая втягиваться в очередной бой до первого промаха, который, скорее всего, окончится не в его пользу, избрал для себя иную тактику боя и, выставив вперёд свободную руку, выпустил из пальцев веер молний. В конце концов, колдун он, или кто? Если бы он решил использовать огненный шар или другое заклинание строгой направленности, у воина были бы все шансы уклониться и добраться таки до цели, но молнии били по широкой дуге, и не встретиться с ними не представлялось возможным. Когда, на полной скорости, Красная Смерть попал в самый центр электрического ада, всё его тело окутала невыносимая боль, а сознание, не выдержав подобной нагрузки, вскоре отключилось.
  
  Этот парень в красном стоял, широко расставив ноги и запрокинув голову, а по его телу плясали мои молнии. Я держал заклинание до тех пор, пока не начали зудеть кончики пальцев, и только потом опустил руку. Знаю же, если передержать, кисть на пару часов отымется.
  Тело, исходящее дымом, осело на колени и... не упало! Уперев меч в землю, парень оперся об него и, разлепив веки, уставился на меня помутневшими глазами. Через несколько секунд его взгляд прояснился, он дёрнулся, как от пощечины, попытался подняться, что у него не шибко получилось - он опять бухнулся на колени, но тут же повторил попытку. Да, в упорстве ему не откажешь, минуты через три он уже стоял на подгибающихся ногах, а я, вместо того чтобы прикончить этого недобитка, тупо на него пялился. Ведь, согласитесь, не каждый сможет выжить, если по нему в полную мощь долбануть молнией! Во всяком случае, на моей памяти этот случай - первый.
  - Ты ещё что за чудо? - Спросил я.
  При звуках моего голоса, парень вздрогнул и поднял меч, направив острие в мою сторону. Качнулся и, наконец, повалился на спину, но меча не выронил и сознания не потерял. Повернув голову в мою сторону, он сощурил на меня свои жутковатые тёмные глазищи и беззвучно зашевелил губами.
  - Чего ты там бормочешь? - Спросил я, не спеша подходить ближе. Вместо этого я усилил слух.
  - Нет! Не побеждён! Я ещё не побеждён, ибо дух мой не сломлен! - Едва разобрал я.
  - Приятно иметь дело с людьми, которые даже в такой непростой - можно сказать безнадёжной - ситуации не теряют оптимизма. - Хмыкнул я. - Во всяком случае, приятней, чем с теми, кто поносит тебя на все лады и посылает во всякие интересные места, или же с теми, кто, захлёбываясь собственными слезами, молит о пощаде. Да, вот эти то хуже всех, можешь мне поверить, я знаю, о чём говорю - их проступки завсегда самые скверные.
  Я убрал тесак и выпростал правую руку, готовясь закончить дело простым и эффективным способом - через испепеление огненным шаром. Да, этот неизвестный тип в красном был хорош. Никогда ещё мне не встречался такой быстрый боец. Ему почти удалось застать меня врасплох, и если бы не Дар, лежать мне тут с распоротым брюхом! И ещё эта невероятная выносливость! Определённо очень интересный субъект! Я, возможно, даже не стал бы его убивать - во всяком случае, сразу - и попытался бы наладить контакт... если бы не его глаза. Несколько раз мне доводилось встречать людей с таким взглядом, людей, которые когда-то заглянули в Бездну. Нет, если такой на что-то настроен, с ним невозможно договориться, он будет идти к выбранной цели, невзирая на препятствия. И если уж в данный момент целью являюсь конкретно я, то лучше бы мне поскорее перестать ею быть!
  Созданный огненный шар уже готов был сорваться с ладони, когда послышался треск ломаемых веток и между мной и типом в красном, яростно шипя, упало какое-то мохнатое чучело с мощными крыльями. Резкий порыв ветра ударил мне в грудь, заставив пошатнутся. Шар отлетел куда-то в сторону и поджог молодое деревце. Не теряя времени даром, крылатая кошкообразная бестия подхватила зубами за шиворот типа в красном, в два взмаха оторвалась от земли и ускользнула через брешь в кронах деревьев. Я же ошалевшими глазами наблюдал за происходящим, не пытаясь что-либо предпринять.
  - О, предки, да что же это за страна такая? - Взвыл я. - Что за шизик в красном? Что за летучий кошак? Почему не работают порталы? И где шарится этот, едрить его в корень, гуру Сяо?!
  - Раньше было как-то не с руки говорить, - раздался сзади насмешливый голос Ёсая, - но теперь, пожалуй, скажу: добро пожаловать в Край Драконов!
  
  Глава 5
  
  Город, в который завёл меня монашек, бурлил, словно разворошенный улей: повсюду суетились люди в пёстрых халатах, носились крепыши с корзинами, бочками и прочими грузами, а на улицах были развешаны разноцветные бумажные фонари и прочие украшения.
  - Что, праздник какой-то? - Полюбопытствовал я.
  Ёсай ненадолго задумался, ведя какие-то свои подсчёты, после чего расплылся в улыбке.
  - Сегодня же четвёртая луна с начала года! - Восторженно воскликнул он.
  - Ну и?
  - Это Праздник Богатого Года, самый важный из праздников...! - Ёсай внезапно смолк и огляделся. - Кроме, конечно, Дня Рождения Повелителя Драконов. Сейчас все готовятся к ночным гуляниям, а завтра с раннего утра и до полудня будут молиться духам, чтобы те ниспослали им благополучие.
  - Ненавижу праздники. - Буркнул я.
  Когда я был королём, приходилось вести отдельную статью расходов на организацию и проведение государственных праздников, которых в году было аж девять. И народных ещё десятка полтора. Моего дня рождения никто не праздновал, потому как я эту дату не разглашал, зато праздновался день моей коронации. Я бы и от этого отказался но... людям нужны праздники. Запрети я народные гуляния, моя и без того сомнительная репутация упала бы ниже плинтуса. Ведь страна - это, прежде всего, её население, а какому монарху нужны воинственно настроенные народные массы?
  За время моего правления меня частенько пытались свергнуть или устроить государственный переворот, но никогда не было ни восстаний, ни революций. Обычным людям и при мне очень неплохо жилось. Я давал им и хлеб и развлечения. Например, в те же дни коронации проводились публичные казни мятежников или преступников, скопившихся в моих темницах за год, после чего толпы расходились по кабакам, пить и есть за счёт короля. Иногда и я выползал в это время из дворца - замаскировавшись, разумеется - с целью послушать о себе новые сплетни и пополнить запас анекдотов (про меня опять же).
  Религиозные праздники не финансировались, но дни их проведения так же считались выходными - лучше не вставать между людьми и их верой.
  Мои размышления относительно пользы праздников были прерваны монашком, который нашёл место, где можно перекусить. Оно называлось чайным домиком. Этот аналог привычного мне трактира имел два этажа: первый занимал общий зал, а на втором было множество кабинок, разделённых тонкими стенками, внутри которых стояли низкие столы. В одну из таких кабинок мы и ввалились, выбрав ближнюю к выходу, благо возможность выбора имелась - днём кабинки пустовали.
  - Что вы пожелаете? - Услужливо поинтересовался молодой человек в форменной красной безрукавке, появившийся, как только мы устроились на мягких подушках, и протянувший нам потрёпанный папирусный лист, исписанный иероглифами.
  Рис и морепродукты - два основных ингредиента для блюд на Восточном Континенте. И это несмотря на то, что у них в лесах водятся такие вкусные зайцы! Правда хищники там тоже водятся - за пять дней, которые мы провели бредя по лесу к ближайшему населённому пункту, на нас сначала нарвалась стая волков, а потом и здоровенная пума. Волками пришлось заниматься собственноручно, а вот пуму задрал Зубастик - сторожевой голем улучшенной модели, сделанный из волчьих останков. Чтобы поберечь и без того расшатанные нервы моего спутника, я не стал слишком уж сильно экспериментировать с внешностью нового голема, потому со стороны казалось, что за нами следует обычный волк. Жаль, что перед входом в городок пришлось его ликвидировать. Определённо нужно где-нибудь отловить собаку - их вообще мало кто замечает.
  Я покосился на Ёсая, который только что заказал нечто со звучным названием 'Морская чаша'.
  - Есть у вас что-нибудь с мясом? - Спросил я, даже не заглянув в меню.
  - Могу предложить 'Шарики дракона', господин.
  Я вновь покосился на Ёсая, но тот лишь пожал плечами.
  - Ладно, пусть будут шарики. - Кивнул я.
  - И кувшин лучшего вина! - Потребовал монах. - Повезло же нам, как вовремя из леса вышли! - Радостно произнёс он, когда мы остались одни.
  Я его восторга не разделял, но то, что он хоть немного успокоился после того ночного нападения - тоже неплохо. Идти рядом с постоянно вздрагивающим при каждом шорохе монахом было не слишком приятно. Утром после инцидента он закатил мне форменную истерику на тему меня и моего демонова колдовства, сказал, что парень в красном был из какой-то специальной мандаринской канцелярии, охотящейся за обладателями Дара, да ещё и отмеченный за мастерство самим Повелителем Драконов. Когда я поинтересовался, чем именно он отмечен, монашек выпучил глаза и объяснил, что цветом крови. Оказывается, такие красные одежды имеют право носить лишь лучшие воины Повелителя, и им присваиваются имена, содержащие слово 'красный'. Этот факт меня несколько обеспокоил - похоже, я привлёк к своей скромной персоне внимание властей довольно высокого ранга. Поэтому, по пути через лес Ёсай не только жутко нервничал, но и постоянно ворчал на тему 'а я ведь предупреждал'.
  Теперь же он сидел напротив меня, попивая кислое винцо, и делился своими впечатлениями о предыдущих Праздниках Богатого Года, которые ему довелось посетить. Так я узнал, что вечером ожидается парад, затем ритуальная часть, где люди кидают в огромные костры жертвоприношения (кукол, связанных из пучков травы), а так же фейерверк. В принципе неплохо... Короче, после некоторого отдыха я пребывал в весьма благодушном настроении, потому и без особого сопротивления поддался на уговоры Ёсая посетить праздничные мероприятия, с серьёзным намерением отдохнуть подольше. Последний праздник, на котором я присутствовал, проводился в селении эльфов, но их программа разнообразием не отличается - поесть, спеть пару песен, потанцевать, нализаться до поросячьего визга, малость отойти и по новой. Нет, я конечно не в претензии, но и свежие впечатления не помешают!
  
  Пэй, стараясь не оглядываться, стремительно бежала по узким улочкам Шиньяна. Угрожающих криков или проклятий сзади слышно не было, но девушка знала, что её нагоняют - преследователи были далеко не любителями и не желали оповещать жертву о своём приближении криками. Пэй, вопреки всему, жертвой себя не считала и не думала, что телохранители босса Гао станут для неё большой проблемой. Нет, она отнюдь не недооценивала своих преследователей - серьёзные люди вроде Гао кого попало не нанимают - просто она хорошо знала город, знала свои способности и не сомневалась, что сможет оторваться и затаиться. Если же дело дойдёт до схватки, то и тут ей есть чем удивить противников. Именно удивить... и смыться, пока они не пришли в себя. Пэй была воинственной девушкой, неплохо дралась врукопашную и с убийственной точностью метала ножи и прочие острые предметы, подходящие для метания, но всерьёз противостоять людям, вооружённым мечами, она решилась бы только в самом крайнем случае, да и то, чтобы продать свою жизнь подороже. Девушка хорошо знала Гао и никаких иллюзий насчёт собственной судьбы, если она попадёт к нему в руки живой, не испытывала.
  Один узенький переулок сменялся другим, но Пэй точно знала, где находится. С разбегу вскарабкавшись на стену одного из домов, она схватилась за карниз второго этажа, подтянулась и вскарабкалась на крышу. Распластавшись на черепице так, чтобы её не было заметно с улицы, она затаилась и прислушалась. Прошло несколько минут, прежде чем девушка услышала негромкие шуршащие шаги двух пар ног - бандиты Гао, как и она сама, были обуты в мягкие плетёные сандалии. Пэй с трудом удержалась от того, чтобы выглянуть и посмотреть на своих преследователей. Вместо этого она ещё сильнее вжалась в крышу. Бешеный стук сердца колоколом отдавался в висках, девушка прикрыла глаза и начала размерено и неторопливо дышать. Проходя мимо её 'убежища' бандиты чуть замедлили шаг, но останавливаться не стали.
  Пэй буквально кожей ощущала, что опасность удаляется. Пролежав без движения ещё несколько минут, она спрыгнула с крыши, размяла шею и направилась в сторону, противоположную той, куда ушли бандиты. Теперь надо было лишь дождаться ночи - массовые гуляния создают переполох не меньший, чем пожары, и выбраться из города незамеченной не составит труда. Другой вопрос: где пересидеть это время? Домой возвращаться не стоило, да и по улице мотаться небезопасно - если её заприметит какой-нибудь уличный воришка или попрошайка, Гао быстро об этом узнает, после чего не долго придётся ждать и толпу головорезов.
  Глубоко вздохнув, Пэй повернула на соседнюю улочку. Безопасно отсидеться можно было у дядюшки Тяна, но впутывать старика в свои разборки с Гао ей не хотелось. И всё же других вариантов у Пэй не было.
   До чайного домика, владельцем которого был дядюшка Тян, она добралась без приключений и, обойдя здание, вошла с чёрного хода. Миновав душную кухню, где хозяйничал мрачный бородач Кукиё, она проникла в общий зал. Казалось, повар даже не заметил её присутствия, поглощённый своим делом.
  Пэй облокотилась плечом об одну из декоративных резных колонн и принялась ждать пока Тян закончит отчитывать молоденького служащего и обратит на неё внимание. Дядюшка был низеньким старичком с лысым черепом и жиденькой бородкой. И без того узкие глаза обитателя Восточного Континента на его морщинистом лице казались и вовсе щёлочками. Однако действительно выдающейся частью его образа являлся нос - мясистый с сизоватым оттенком, смотрящийся на нём как лысина на эльфе.
  - О, Пэй, девочка моя! - Радушно воскликнул Тян, отпустив подчинённого. - Как я рад тебя видеть! Давненько ты не заходила.
  - Здравствуй, дядюшка, - улыбнулась Пэй старику, заключившему её в объятия. Тян был одним из немногих людей в городе, кого она могла бы считать своим другом.
  - Ты всё хорошеешь! - Заметил Тян, положив свои руки ей пониже спины.
  Пэй тотчас вырвалась и, ухватив старика за бороду, процедила:
  - А ты всё такой же старый извращенец!
  - На том и стоим, - усмехнулся Тян, - ты это, отпустила бы уже, а то последние волоски выдерешь.
  Девушка отцепилась от бороды, и на этом ритуал приветствия можно было считать завершённым. Такие сценки они разыгрывали каждый раз, причём не для невольных зрителей, а скорее для самих себя.
   - Дядюшка Тян, я собираюсь сегодня бежать из города, - понизив голос, сообщила Пэй, когда они отошли в угол.
  - Да ты что! А как же Гао? Он тебя так просто не отпустит!
  - Я знаю, потому и хочу ускользнуть во время праздничной суматохи.
  - В таком случае может получиться, - чуть подумав, кивнул Тян. - Вот только Гао всё равно не отступится!
  - Не сомневаюсь, но за пределами города у него меньше влияния и возможностей, уж я-то смогу скрыться.
  - Да, - вновь кивнул старик, - ты сможешь. А ко мне, значит, попрощаться зашла?
  - Ну... и это тоже. А ещё я хотела бы у тебя до вечера пересидеть, Гао уже послал за мной своих людей.
  - Но как он узнал?! - Переполошился Тян.
  Пэй вытащила что-то из-за пояса и продемонстрировала дядюшке.
  - Это же... - только и смог выговорить он, уставившись на нефритовую брошь в виде цветка лотоса.
  - Это моей матери, я не могла уйти без неё!
  - Ты обокра... - Выкрикнул Тян, но вовремя опомнился и продолжил уже тише, - ты обокрала Гао!
  - Я не могла оставить брошь ему! Она принадлежала моей матери! - Упрямо повторила Пэй.
  - Но это же просто вещь! Неразумно было рисковать из-за какой-то побрякушки!
  - Это не простая побрякушка! Мама говорила, что я должна хранить её, потому что в ней есть волшебство!
  - О, духи! - Чуть ли не взвыл Тян. - Тебе что, Гао мало? А вдруг из-за этой штуки на тебя мандарины выйдут?!
  - Здесь запечатанное волшебство, мандарины его не чувствуют, а то давно бы нашли. - Успокоила Пэй.
  - Ну, хоть так, - вздохнул Тян, соглашаясь, - и всё же ты слишком рисковала! Гао будет в бешенстве!
  - Это его обычное состояние. - Пожала плечами девушка. - А побег и был так рассчитан, наличие броши мало что изменяет.
  - Остаётся надеяться, что ты всё правильно рассчитала.
  - Конечно! Ну а ты как, пустишь переждать?
  - Куда же я денусь, - развёл руками дядюшка Тян. - Надеюсь, ты хорошо следы запутала, прежде чем идти ко мне?
  - Разумеется, я же мастер. - Не без самодовольства в голосе ответила Пэй.
  - У Гао тоже, знаешь ли, не любители работают, - выразил сомнение старик.
  Как бы в подтверждение его слов, створки входной двери распахнулись и в общий зал вошли двое. Один высокий и тощий, второй низкий, но широкий. Оба в лохмотьях, но при мечах. Высокий быстро огляделся и зацепился взглядом за девчонку с длинной косой, стоящую в углу рядом с каким-то щуплым старичком.
  - А вот и наша воровка Пэй, - сказал он, приблизившись. Низкий лишь мрачно зыркнул из под сросшихся бровей. - Ничего примитивнее, чем спрятаться на крыше, придумать не могла? Считаешь, что сможешь от нас так просто избавиться?
  - Господа, рад приветствовать вас в чайном домике дядюшки Тяна! - Доброжелательно произнёс Тян, заступая бандитам дорогу. - Что пожелаете?
  - Прочь, старый, мы здесь за девкой! - Рыкнул низкий.
  - Боюсь, с этим могут возникнуть проблемы, - со сталью в голосе предупредил Тян.
  - Неужели? - Усмехнулся высокий. Низкий поддержал его ухающим смехом. - Любую проблему можно обойти.
  Оба они схватились за рукояти мечей и начали медленно их вытаскивать, как бы давая настырному старикашке время на переоценку ситуации. Старикашка, в свою очередь, остался невозмутим.
  - Я их задержу, а ты уходи через кухню, - чуть обернувшись, прошептал он.
  - Тян, как же я...
  - Не спорь девочка, просто доверься своему старому извращенцу. - Подмигнул девушке Тян и бросился на высокого.
  
  Когда снизу послышался грохот, Ёсай чуть не подавился своей лапшой, из которой торчали подозрительного вида щупальца. Отставив чашу, он поднялся и откинул занавесь, которой кабинка огораживалась от общего коридора.
  - Что там за шум?
  - По характерным звукам бьющейся посуды и ломающейся мебели, можно предположить, что вульгарные кабацкие драки не редкость даже в этих ваших чайных домиках. - Спокойно прокомментировал я, сжевав очередной 'шарик дракона'.
  Монашек подхватил свой посох, приставленный к стене.
  - Хочешь поучаствовать? - Спросил я, глотнув вина. - Дело, конечно, твоё, но я бы не советовал - у тебя только старые синяки с рожи сходить начали, а ты уже за новыми рвешься.
  - Да я просто... - смутился монашек, - а вдруг они сюда поднимутся?
  - Не думаю. Обычно такие свалки где начинаются, там и заканчиваются, так что... - я осёкся на полуслове, услышав лязг метала о метал. - А вот это уже тревожный сигнал. Садись-ка обратно, да шторку прикрой - глядишь, пронесёт.
  Ёсай как раз собирался последовать моему, без сомнения мудрому, совету, когда на лестнице послышался топот, и в коридорчик вылетела деваха с развевающейся косой и со всего размаха налетела на, не успевшего отскочить, монашка. Прямо за ней показался какой-то волосатый коротышка с разбитой мордой и обнажённым мечём.
  
  Старый Тян кружил вокруг высокого, щедро осыпая его ударами. Несколько вившихся неподалёку официантов набросились на второго, размахивая деревянными подносами, но тот быстро расшвырял их в стороны. Высокому, наконец, удалось выхватить меч, и он теперь теснил Тяна, парировавшего удары неизвестно откуда взявшимся длинным кинжалом. Низкий тоже двинулся на противника, собираясь зайти со спины, но Пэй, и не думавшая оставлять друга на произвол судьбы, яростно накинулась на него, послав перед собой два ножа. Бандит, оказавшийся неожиданно быстрым, сумел отбить их на подлёте мечём, но увернуться от удара Пэй уже не успел. Набрав приличную скорость, девушка в прыжке достала его ногой. Весила она не очень много, но и этого хватило, чтобы сбить низкого с ног.
  - Что ты делаешь? - Проорал Тян. - Убирайся отсюда, живо!
  Он неплохо справлялся, поэтому девушке показалось, что сейчас самое время последовать совету, однако между ней и кухней возникло препятствие в виде быстро пришедшего в себя низкого бандита, который, свирепо рыча, надвигался на неё, размахивая мечём. Не долго думая, Пэй побежала к лестнице на второй этаж. Взлетев наверх, она понеслась по коридору, в конце которого находилось окно, но натолкнулась на одного из посетителей, видимо вылезшего из своей кабинки, когда началась заварушка. Свалившись, они прокатились несколько шагов вдоль коридора. Пэй оказалась придавлена посетителем, который, кажется, находился в отключке, потому как попыток подняться не предпринимал.
  Девушка повернула голову в сторону лестницы - успевший подняться бандит приближался, щерясь не полным комплектом зубов и поигрывая мечом. Он знал, что Пэй уже не успеет сбежать, впрочем, она это тоже знала, но всё же попыталась дотянуться до одного из оставшихся метательных ножей. Метать, правда, ничего не потребовалось - за спиной низкого появился человек, половину лица которого скрывала соломенная шляпа. Видимо он сидел в той открытой кабинке, мимо которой она пролетела.
  Бандит поздно почувствовал неладное и даже не успел обернуться, лишь вздрогнул и, не издав ни звука, повалился перед Пэй.
  - Что-то подобное уже было, - со странной интонацией в голосе сказал человек. - Ёсай, ты там живой?
  - Вроде как, - простонал посетитель, сбитый Пэй. Он приподнялся на руках и откатился в сторону.
  - Обо что это ты так приложился? - Поинтересовался человек в шляпе у того, которого назвал Ёсаем, имея в виду здоровенную шишку у него на лбу.
  - Об посох, об стенку или об пол, вариантов не так уж много, да мне и без разницы, - прокряхтел тот, поднимаясь.
  - Ты тоже ушиблась? - Неожиданно человек в шляпе переключил внимание на Пэй.
  - Н-нет...
  - Тогда чего развалилась? - Он протянул ей руку и помог подняться.
  - О нет! Ты опять кого-то прикончил! - Воскликнул Ёсай, только сейчас заметив, бездыханное тело низкого. - Только не говори мне, что сделал это при помощи колд...
  - Не паникуй, я осторожно.
  - Мы ведь это уже обсуждали! Не имеет значения, насколько ты осторожничаешь! Они всё равно придут, потому что всегда приходят за... - Ёсай осёкся и метнул взгляд на Пэй, разглядывающую покойника, - за такими как ты.
  - Я немного отличаюсь от остальных.
  - И чем же?
  - Хотя бы тем, что не попался с первого раза.
  - Во второй может так не повезти.
  - Дело в умении, а не в везении! - Провозгласил человек в шляпе. - К тому же, я начал вникать в правила их игры, а потому... - Теперь уже он покосился на девушку. Пэй даже показалось, что его глаза сверкнули под шляпой. - Детка, ты вроде куда-то спешила? Не стоит тебе здесь задерживаться.
  Пэй оторопело кивнула, ощутив внезапное желание оказаться как можно дальше отсюда. Резко развернувшись, она сорвалась с места, пробежала по коридору и выпрыгнула в окно, даже не потрудившись его открыть. Звон бьющегося стекла разнёсся по этажу и, скорее всего, не по одному.
  - Опять твои штучки! - Зарычал Ёсай.
  -Я просто 'напомнил' ей, что у неё есть какие-то более важные дела. - Пожал плечами Эзенгрин. - Кто же знал, что она спешила именно туда?
  - От твоего колдовства только проблемы! - Заявил монах.
  - Иногда и мне так кажется, но на практике пользы всё же больше.
  На лестнице вновь послышались шаги.
  - Так, забираемся в кабинку. Если будут спрашивать, говорить буду я, а ты попытайся выглядеть растерянным и побольше страха во взгляде.
  - Да куда уж больше!
  
  Старый Тян считался неплохим бойцом, но всё же он был слишком... стар. На то, чтобы сдержать человека Гао, его сил пока хватало, но они постепенно утекали. Становилось всё сложнее парировать выпады противника и очень некстати разболелось левое колено, получившее серьёзную травму лет двадцать назад и периодически напоминающее о себе. Бандит теснил дядюшку к лестнице, на которой скрылась Пэй и его подельник. Тян не мог долго сопротивляться, но всё же пытался выиграть ещё немного времени. Отступая, он споткнулся об один из обломков мебели, валяющихся по всему залу, и повалился под ноги бандиту, а его кинжал отлетел в сторону.
  'Помереть в бою - разве не об этом ты мечтал? Возможно, но это было пятьдесят лет назад! Тогда я был голозадым наёмником, типа этого ублюдка, зато теперь преуспевающий владелец чайного домика! Таким как я положено умирать, упившись собственным вином!' - Пронеслось в голове у Тяна, пока он наблюдал за тем, как бандит бесконечно долго заносит меч для решающего удара. Меч поднялся, но опускаться не спешил, потому как прозвучал характерный для разрубания костей и плоти хруст-хлюп. Огромный разделочный нож опустился на ключицу бандита и дошёл до середины груди.
  Тян едва успел вывернуться из под падающего на него тела. Теперь над ним бородатой горой возвышался повар Кукиё и неодобрительно рассматривал царивший вокруг беспорядок: валяющиеся на полу обломки столов и стульев, побитые и стенающие работники, и конечно (что самое ужасное) разбросанная повсюду еда. Посетителей уже не было - успели разбежаться.
  - Бардак. - Проворчал повар, помогая хозяину подняться.
  - Да неужели? - Саркастически поинтересовался Тян. - А вот если бы ты пришёл чуть раньше, всё сложилось бы иначе!
  - А если бы вы наняли выпускников школ боевых искусств для охраны, всё уж точно сложилось бы иначе!
  - Да от них шуму больше! Этим сосункам лишь бы кулаками помахать! А вот ты...
  - А что я? Вы же сами меня праздничными заказами завалили! У меня там рыба...
  Окончание фразы потонуло в звуке бьющегося стекла.
  - Что там ещё? - Хмуро поинтересовался бородач.
  - Пэй! - Обеспокоено воскликнул старик, и, прихрамывая, двинулся к лестнице. Кукиё последовал за ним.
  На втором этаже девушки уже не было, зато обнаружился ещё один труп, лежащий на спине и вынесенное окно в конце коридора. Перепрыгнув через мертвеца, Тян подлетел к окну. Внизу валялись осколки стекла и куски рамы, но Пэй видно не было.
  - Что тут произошло? - Раздался сзади бас повара.
  Тян собирался, было, ответить, что сам понятия не имеет и теряется в догадках, но выяснилось, что вопрос предназначался не ему.
  - Откуда нам знать? - Надтреснутым голосом прозвучал ответ.
  'Я и забыл, что тут клиенты', - Вздохнул Тян и подошёл поближе. Бледный юноша в монашеской одежде слегка подрагивал и сжимал в руках посох. Второй, в шляпе, стискивал дрожащей рукой кувшинчик с вином.
  - Мы сначала услышали, что внизу идёт драка, - продолжил 'шляпа', - потом кто-то сюда поднялся, и началась какая-то возня.
  - Потом ещё что-то разбилось, - пролепетал монах.
  - Мы не знаем, что тут было, честно! Мы отсюда не высовывались, и старались не привлекать к себе внимания!
   - То есть, пока девочку пытались убить, вы тут спокойно отсиживались? - Скривился Тян.
  - Да какую девочку-то? Тот парень, - 'шляпа' указал на покойника, - на девочку не тянет! А если здесь была, как вы утверждаете, какая-то девочка, то не хотелось бы мне с ней встречаться!
  - Что за чушь? Ты думаешь, что она...? Кукиё, проверь этого.
  Повар внимательно осмотрел тело.
  - Видимых повреждений нет. Может яд, а может инфаркт или что-то такое.
  - Пэй сроду ядами не пользовалась, - не слишком уверенно пробормотал Тян.
  - Уж не знаю, что с ним случилось, но есть такая народная мудрость: убитые люди в доме - к проблемам со стражей.
  - Действительно, - поддержал повара 'шляпа', вскочив на ноги, - это очень мудрая мудрость. Поэтому мы, наверное, оставим вас наедине с вашими проблемами, и так уже засиделись. Сколько с нас за обед?
  - Не стоит беспокоиться. Всё за счёт заведения, как компенсация за сорванный обед.
  - Премного благодарны! - Сказал 'шляпа', подходя к лестнице.
  - Да, спасибо! - Добавил уходящий с ним монах.
  - Может, не стоило их так сразу отпускать? - Хмуро спросил помрачневший Кукиё, когда странная парочка удалилась. - Не понравились они мне.
  - Мне тоже, только у нас и без того забот хватает. - Ответил Тян. - Со стражей как-нибудь разберёмся, меня больше беспокоит то, что эти люди работали на босса Гао.
   Кукиё отвернулся и издал какой-то неопределённый звук. Если бы дядюшка Тян знал своего подчинённого чуть хуже, то непременно решил бы, что тот пытается удавиться собственной бородой.
  
  Глава 6
  
  Проснулся я довольно поздно, причём пребывал в хорошем настроении и впервые за долгое время чувствовал себя полностью отдохнувшим. Да, вот такие праздники мне нравятся, умеют местные веселиться - тут тебе и выпивка, и закусь и карнавал. У эльфов, правда, праздники идут дольше, чем одну ночь, зато здесь масштабнее! Веселье не испортила даже дурацкая ритуальная часть со сжиганием кукол, символизирующих злых духов. Я тоже прикупил одну и бросил в огромный костёр на главной площади, предварительно нацепив на неё красную тряпочку наподобие плаща и натыкав в голову веточек так, чтобы это напоминало корону. Вот такая маленькая и безобидная месть Императору с Срединного Континента. Эх, мне бы хоть капельку его крови, хоть волосок, хоть обломок ногтя и безобидная месть даже на таком расстоянии переросла бы в удачное покушение. Вот как раз из-за невозможности сотворить нечто подобное, мне и взгрустнулось, но грандиозный фейерверк и знакомство с двумя весьма привлекательными девушками, которых подцепил мой любвеобильный монашек, быстро исправили положение. Сначала мы прогулялись по разукрашенному, веселящемуся городу, а затем завалились в ближайшую гостиницу. Разумеется, не потому, что устали.
  На правах старшего в команде, спутницу на ночь я выбирал первым. Поначалу хотел взять обеих, но всё же решил поделиться. Так сказать, для поддержания боевого настроя моего соратника - обиженный и постоянно ворчащий он мне не нужен.
  Остаток ночи я провёл с приглянувшейся мне девушкой. Под утро она зачем-то попыталась меня растолкать, но я лишь отмахнулся и вновь заснул. Удивительно, но кошмаров сегодня не было, и это при том, что к эльфийскому пойлу я не притрагивался. Очень странно. Я, конечно, выпил на празднике, но местное вино крепостью не отличается, с ним полной отключки сознания не добьешься, даже если целый бочонок опустошишь. Но, в таком случае, где же кошмары? Может дело в девушке, а точнее, в том, чем мы с ней занимались? Вроде как альтернативный метод! Если это так, жаль, я про него раньше не знал. Хотя... у эльфов с этим делом могли возникнуть проблемы - нет, девушки у них очень даже привлекательные, просто выглядят уж слишком юными. И еще неизвестно про физиологическую совместимость. В любом случае, не факт, что этот способ ещё раз поможет, но принять к сведению стоит.
  Когда Ёсай ввалился ко мне в комнату, я валялся, блаженно улыбаясь, думая о всякой ерунде и наблюдая за пылинками, весело мельтешащими в солнечных лучах.
  - Всё еще не встал, - неодобрительно констатировал он
  - С добрым утром! - Потягиваясь, поприветствовал я монаха, не обращая внимания на его недовольный вид. У него что, со своей не срослось?
  - С каким ещё утром?! Ты же его проспал! Вместе с молитвой!
  Я сел на кровати, размял за затёкшую шею и только потом, изобразив удивление, взглянул на Ёсая.
  - Ты ведь не думал, что я буду заниматься подобной ерундой после такой насыщенной ночи? Ведь нет?
  - Тийсе же это не помешало!
  - Э-э... кому?
  - О, духи... - вздохнул монах, - я про девушку, с которой ты спал.
  - Так вот как её зовут! - Я хлопнул себя по лбу. - Хотя это уже не актуально.
  - Зен! - С непривычной строгостью в голосе рявкнул Ёсай. - Ты её очень обидел!
  - Когда? - Действительно, когда я успел?
  - Когда она пыталась разбудить тебя на молитву! Ты сказал ей: 'Слышь ты, как там тебя, вали отседа!'
  - Так и сказал?
  - Да!
  - Нехорошо получилось, - согласился я, - но я действительно не люблю, когда меня будят спозаранку!
  - Ладно, с этим ясно, но как ты мог забыть её имя?! - Пылая праведным гневом, воскликнул монах. - Ты очень сильно её оскорбил!
  - Я не специально. - Пожал плечами я. - Если тебя это так сильно волнует, могу послать ей цветы в качестве извинения.
  - Ты бесчувственный колдун! - Презрительно бросил Ёсай.
  - И это факт, - не стал спорить я.
  - Поэтому ты и не пришёл на молитву! Ты ни во что не веришь!
  Монах ошибся дважды. Я не пришёл, потому что лень, да и вообще я никогда ничем подобным не занимался. И есть кое-что, во что я верю.
  - Ты не прав. Я верю в себя и свой Дар. А молиться самому себе - отдаёт безумием, не находишь?
  - Но ты же сжёг вчера куколку, то есть избавился от злых духов, а добрым о благополучии не помолился. Таких как ты называют Бездуховными!
  - Ёсай, я никогда не был силён в религиозных заморочках, поэтому вряд ли смогу быть достойным оппонентом в споре, который ты пытаешься мне навязать. Скажу лишь, что в сжигание я вложил несколько иной смысл, чем остальные.
  Ёсай долго стоял посреди моей комнаты, буравя меня тяжёлым взглядом. Я же вернулся к созерцанию пылинок.
  - Наверное, глупо с моей стороны мерить тебя нашими мерками, - наконец сказал он.
  - Типа того. Знаешь, я приятно удивлён тем, что ты довольно быстро это сообразил. - Одобрительно кивнул я.
  - Может ты, наконец, хоть что-нибудь оденешь, а я пока распоряжусь насчёт завтрака... или уже обеда. - Предложил монах, захваченный врасплох неожиданной похвалой.
  
  В тот же день мы покинули сей гостеприимный город, название которого я так же не запомнил, и двинулись по широкой дороге, ведущей к Центральному Тракту. Тракт вёл прямо к столице Края Драконов, где проживал гуру Лю, а через два дневных перехода от Тракта отделялась дорога, ведущая к деревне, рядом с которой располагался монастырь Низвергающейся Воды. Туда-то мы и решили двинуться первым делом. Снова бродить лесами не хотелось ни мне, ни Ёсаю, поэтому мы без лишних споров решили двигаться по наиболее комфортному пути. Ёсай же, прознав о моих финансовых возможностях, предложил купить коней, на что я ответил резким отказом. Вместо этого я приобрёл небольшую повозку, запряженную парочкой мулов, и стал похож на обычного крестьянина, едущего по своим крестьянским делам, и за каким то демоном согласившегося подвезти бродячего монаха.
  Честно говоря, было у меня опасение, что это самое слабое место в моей крестьянской маскировке - кто же в здравом уме возьмёт в попутчики монаха?! Пользы от них никакой, зато заболтать своими учениями могут до полного отчуждения от реальности, проверено на себе (после утреннего разговора, Ёсай почему-то решил просветить меня насчёт особенностей местной религии и её значения в обществе). С другой стороны, пешими и бредущими налегке неизвестно куда, мы выглядели бы более подозрительно. К тому же, в повозке поместилось множество полезных вещей, от провизии и посуды до спальников. Эх, люблю путешествовать с комфортом! Напоминает старые времена, когда я, до того как стать королём, путешествовал по Срединному Континенту в деревянном фургончике - такие обычно используют циркачи - который тянули два бычка - Рябой и Бублик. На редкость умные животные были, а ещё сильные и выносливые, хоть и неторопливые. Я аж загрустил, предаваясь воспоминаниям, а монах, не обращая на меня внимания, продолжал вещать.
  - Лично я совершенно не согласен с учениями ортодоксально настроенных монастырей. Они считают, что люди должны полностью полагаться на волю духов, а в храме Грозовых Туч, как и во многих других, придерживаются позиции, что люди должны жить своим умом, но не забывать о божествах и духах, в которых они верят, и выказывать им всяческое почтение.
  - По-моему, людям всё равно, что там считают во всяких храмах. Они живут, и будут жить так, как жили их предки.
  - Не скажи. Я же тебе говорил о влиянии храмов на людей, особенно если те проживают недалеко от них. К тому же наши учения несут не столько веру, сколько просвещение. За исключением ортодоксов, конечно. Наша цивилизация постепенно развивается, не особенно быстро, надо признать, но неуклонно. Знал бы ты, какие нравы были в деревнях хотя бы лет сто назад! Например, существовал такой обычай, что мужчины перед свадьбой...
  Ёсай не успел договорить, потому как прикусил язык и дико взвыл, когда я резко натянул поводья.
  - Ты фто, фовфем фпятил? - Невнятно пробормотал он.
  Небрежно отмахнувшись, я спустился на дорогу и прошёл вперёд. Там, прямо на пути нашей повозки лежала вымазанная в грязи и пыли девушка, что не помешало мне моментально её опознать.
  - Ты только глянь, второй раз встречаемся, и опять она валяется! - Восхитился я.
  - Что? - Уже внятно спросил монах, встав рядом. - Эй! Это та самая девушка, которую ты выкинул в окно!
  - Никого я не выкидывал! - Запротестовал я. - Просто её реакция на слабенькое внушение оказалась более... бурной, чем я предполагал.
  - Только откуда она здесь? Опять твои штучки?
  - Что за грязные инсинуации? Я понятия не имею, с чего это она тут развалилась.
  - И что будем делать?
  - А мы должны что-то делать?
  - Ты ведь не хочешь её здесь бросить?!
  - Ну не с собой же нам её брать, а? Да я и не собираюсь её бросать прямо так, - после этих слов, монашек, готовый выступить в защиту девчонки, несколько успокоился. - Оттащим её к обочине.
  - Чего?!
  - Ну, чтобы не наехал никто.
  - Нельзя оставлять раненную беззащитную девушку на дороге!
  - Можно, что мы и сделаем. Мне эта пыльная деваха не нужна, уж больно она подозрительная. - Тоном, не терпящим возражений, произнёс я. - И вообще, она вроде не ранена, а просто без сознания. Если тебе так будет спокойнее, давай спрячем её за теми кустами. Оклемается - пойдёт, куда шла.
  Сказать, что Ёсай был не согласен с моим решением, значит, ничего не сказать, ибо был он категорически против, но держал своё мнение и - могу поспорить - множество нехороших слов в мой адрес при себе, так как прекрасно знал, что спорить со мной теперь бесполезно.
  Мы осторожно подняли девушку и дотащили её до кустов, растущих вдоль дороги. Когда забирались обратно в повозку, Ёсай был непривычно молчалив - видно дулся. Зато тихо теперь, хоть какая-то польза от этой странной ситуации!
  Я тронул поводья, и мы двинулись дальше.
  - Эй, а ну подождите! - Раздался сзади звонкий и очень рассерженный голосок.
  Помимо множества недостатков, у лошадей есть одно очень важное достоинство - их можно быстро послать в галоп. К сожалению, с мулами такое не проходит.
  
  Гао был в ярости. Мало того, что его лучшая воровка сбежала, так она перед этим осмелилась обокрасть своего босса! Да ещё и двое весьма полезных людей, посланных за ней, до сих пор не вернулись. Гао было известно только то, что все трое участвовали в потасовке в чайном домике старика Тяна, после чего их никто не видел. По хорошему счёту, стоило наведаться к этому старому мерзавцу и как следует его расспросить, но наблюдатели донесли, что возле его заведения были замечены подозрительные личности в количестве двух штук. По краткому описанию, Гао опознал их как Мастер Сломанного Меча и Мастера Вырви Глаза. Они оба являлись наёмниками с ужасающей репутацией и непомерно высокими расценками за услуги.
  'Откуда у Тяна столько денег, чтобы нанять этих двоих?' - Размышлял Гао. Он очень долго держал Шиньян под своим контролем, считался его ночным хозяином, но даже при всём этом был не настолько самоуверен, чтобы бросить вызов одним из опаснейших наёмников Края Драконов, хуже которых могли быть только воины Повелителя, отмеченные красным.
  - Разрешите, Хозяин. - Донёсся голос ближайшего помощника от входа в покои.
  - Заходи, - приглашающее махнул рукой Гао, и поднялся со своего ложа. - Нашли Пэй?
  - Нет, Хозяин, но мы узнали кое-что интересное.
  - Надеюсь, это касается того, где она может находиться. - Грозно нахмурившись, сказал Гао.
  - Боюсь, полученная нами информация к делу не относится, - невозмутимо ответил помощник и, приблизившись, протянул боссу что-то завёрнутое в тряпочку.
  Гао вытряхнул её содержимое на ладонь и непонимающе уставился на маленький прозрачный драгоценный камень.
  - И что? У меня и так их полно, причём крупных.
  - Этот наши люди изъяли у ростовщика Люна, когда приходили забирать долг. - Начал объяснять помощник. - Он сказал, что обменял камень на монеты у двоих оборванцев, один из которых походил на монаха.
  - Откуда у оборванцев мог взяться такой камень? - Недоверчиво хмыкнул Гао.
  - Нам неизвестно, но мы проверили эту историю и выяснили, что похожие оборванцы купили повозку и выехали через южные ворота.
  - Дорога к Тракту, - кивнул Гао. - И что, есть вероятность, что с них можно ещё что-нибудь вытрясти?
  - Возможно, - уклончиво ответил помощник.
  Гао слыл человеком, не упускающим даже малейшие возможности пополнить состояние.
  - Надеюсь, ты послал кого-нибудь за ними? - Обманчиво спокойным тоном поинтересовался он.
  - Одну из бригад, как только выяснил направление. Они обгонят повозку лесными тропами и устроят засаду. - Поспешил доложить помощник.
  - Молодец, Кунг! За что я тебя ценю, так это за догадливость и расторопность! - Улыбнулся Гао, после чего врезал помощнику по лицу. Его массивный перстень рассёк кожу на щеке. - Только не вздумай отвлекаться от основной задачи! Мне нужна девчонка и то, что она у меня украла! - Проорал он и отвернулся.
  - Над этим работают наши лучшие люди. - Заверил Кунг, не обращая внимания на текущую по лицу кровь.
  - Пусть работают быстрее! - Не оборачиваясь, потребовал Гао. - Сгинь!
  'Всё этот Тян! Он наверняка что-то знает! Но Мастера... Нельзя к нему соваться пока они там!'
  
  Старые друзья Тяна объявились в городе как нельзя кстати, что позволило избежать множества проблем. Благодаря их репутации, скромный хозяин чайного домика мог не опасаться гнева босса Гао.
  - Тогда мы пойдём к этому Гао и всех перебьём! - Предложил Мастер Вырви Глаз, во время дружеского чаепития.
  - Не надо никого убивать! - Замахал руками Тян. - Если Гао умрёт, станет только хуже!
  - Это ещё почему? - Удивился наёмник.
  - Да потому, что его смерть спровоцирует войну за передел власти, что может иметь печальные последствия для обычных горожан. - Объяснил коллеге Мастер Сломанный Меч.
  - Вот именно! - Поддержал Тян. - Гао давно прибрал все ниточки. Если его не станет, здесь такая неразбериха начнётся, что многие под раздачу попадут.
  - Зато уменьшится число этих тварей! - Не успокаивался Мастер Вырви Глаз. Он неплохо погулял на праздник Богатого Года, но только после утренней молитвы обнаружил, что кто-то во время праздничной суматохи ухитрился подрезать его кошель.
  - А остальные, оставшись без руководства, станут творить, что захотят, - остудил пыл напарника Сломанный Меч. - Мы просто придём к Гао и вежливо попросим не причинять вреда нашему другу.
  - Пусть только попробует, гад! - Мрачно усмехнулся Вырви Глаз и аккуратно придерживая двумя руками чашечку с чаем, сделал небольшой глоток.
  - Эх, что бы я без вас делал, - вздохнул Тян. - Вы очень вовремя появились.
  - Это всё Вырви, - Усмехнулся Сломанный Меч. - Давно уже рвался посмотреть на твой чайный домик.
  - И как тебе, Тян?
  - Что как?
  - Как размеренная и спокойная жизнь в достатке и уюте?
  - Такая жизнь - тоже жизнь. Самое то для человека, доживающего свой век.
  - Ну тебя, Тян. Ты ещё нас переживёшь.
  - Учитывая ваш образ жизни - вполне возможно. Редко наёмники доживают до старости, но если вам удастся, вы на многие вещи станете смотреть иначе.
  - Ну уж вряд ли, - недоверчиво покачал головой Вырви Глаз.
  - А я с Тяном согласен. Вспомни хотя бы Мастера Железного Лба. Он с детства наёмничал, а потом вдруг взял и пошёл в монахи.
  - Ну ты сравнил! Лоб всегда был со странностями.
  - Ты так говоришь, будто у нас странностей нет.
  - У каждого свои странности! - Тоном монаха-проповедника изрёк Вырви Глаз. Какое-то время после этих слов все трое старались сохранить серьёзность, но надолго их не хватило - хохот разнёсся по всему чайному домику.
  - Бардак! - Уже в который раз за последнее время проворчал Кукиё, на миг отвлекшись от работы.
  
  - Стойте! - Пэй выбралась из кустов и быстро нагнала повозку. - Да остановитесь вы!
  Человек в соломенной шляпе, не обращая на неё внимания, продолжал трясти поводья, тщетно пытаясь поторопить своих мулов.
  Девушке ничего не оставалось, кроме как запрыгнуть в повозку на ходу.
  - Я поеду с вами. - Заявила Пэй.
  - Эй, с какой стати?! - Возмутился человек в шляпе, развернувшись к ней вполоборота. - А ну вылазь!
  - Не дождёшься! - Упрямо выкрикнула Пэй ему в лицо.
  - Вылазь, тебе говорят! - Так же упрямо потребовал человек. - Мы попутчиков не берём.
  - А я и не набиваюсь в попутчики! Возьми меня к себе в ученики!
  - Что? - Опешил 'шляпа'.
  - Научи меня колдовству. - Пояснила Пэй. - Ты ведь умеешь колдовать! Я же видела!
  - Слушай, девочка, - чтобы не перекрикивать топот копыт и скрип колёс, человек остановил повозку, - насчёт того, что ты видела - тебе показалось.
  В тени под шляпой Пэй вновь разглядела две на миг вспыхнувшие жёлтые точки, и на какое то время действительно поверила, что показалось. Правда, на очень короткое время, секунд на десять.
  - Нет, - помотав головой, сказала она. - Ты заколдовал того убийцу, и он умер! А потом ты что-то сделал со мной, и я побежала! - Девушка поморщилась, вспоминая этот не слишком приятный момент. - Я пробежала через две улицы, не разбирая дороги и сшибая всё, что находилось у меня на пути! Знаешь, очень неприятно на полной скорости врезаться в человека, несущего огромный горшок с маслом! Ты только посмотри на мои волосы!
  Волосы девушки действительно были в ужасном состоянии - слипшиеся сосульки, покрытые грязью, уныло свисали за спину. На человека в шляпе, правда, это впечатления не произвело.
  - Тебе показалось. - Снова сверкнув глазами, повторил он.
  - Ты и сейчас пытаешься меня заколдовать! - Обвиняющее тыкнув в него пальцем, произнесла Пэй.
  - Зен, завязывай! - Тут же напомнил о себе, молчавший до сих пор, монах. - Не надо никого заколдовывать!
  - Я понятия не имею, что ты там себе навоображала, - человек, названный Зеном, вновь обратился к ней, - но тебе лучше спокойненько слезть с моей повозки и уйти. Могу даже кусок мыла подарить, но это всё, что ты от меня получишь.
  - Ну уж нет! - Вновь отказалась девушка. - Ты колдун! Или ты будешь меня учить, или я тебя сдам! Мандарины тебе о-очень обрадуются.
  - Если ты так уверена, что я колдун, то шантажировать меня - не самое умное решение. Не боишься, что я тебя, как того парня, успокою?
  - Не боюсь! - Твёрдо ответила Пэй, стараясь разглядеть хоть что-то сквозь тьму, скрывающую глаза собеседника. - Я знаю, что у меня есть способности к колдовству и мне очень нужно научиться ими пользоваться. И знаю, что вряд ли мне ещё доведётся встретить человека, способного меня обучить. Хочешь убить меня - давай! Я не боюсь ни тебя, ни смерти!
  - Ну и зря. - Коротко ответил Зен, молниеносно выпростав руку и коснувшись пальцами лба девушки. Пэй даже не успела ничего понять - на неё сразу же навалилась тьма.
  
  - Ты что с ней сделал, ублюдок?! - Оглушительно заорал Ёсай и занёс для удара свой посох. Так как ехали мы сидя рядом, как следует замахнуться у него не получилось и я цепко ухватился за его палку, крутанул, вырывая из рук, и бросил назад к неподвижно лежащей девчонке.
  - Она просто спит. - Спокойно разъяснил я. - Теперь уже по-настоящему.
  - И что? Положим её обратно в кусты? - Ядовито поинтересовался монах.
  - Может быть позже, - лениво отмахнулся я, тронув поводья. Мулы вновь неторопливо зашагали вперёд, а я задумчиво уставился на дорогу.
  - Ты ведь не собираешься её учить? - Обеспокоено спросил Ёсай, после нескольких минут молчания.
  - Никак я тебя не пойму, дружище, - вздохнул я, - в кусты её класть не надо, учить тоже не надо. Так что нам с ней делать? Схарчить на привале, а из того что останется сделать нового сторожевого голема? Или ты на неё глаз положил и хочешь использовать для развратных целей? Бедная девочка, первый вариант намного гуманнее.
  - Перестань ёрничать, Зен. Мы можем просто довезти её...
  - Куда? Ты сам слышал, что она сказала. Ей не попутчики нужны.
  - Тогда что ты предлагаешь?
  - Пока ничего. Надо подумать. И пока я буду думать, Ёсай, ради предков, посиди молча.
  Я бы вообще не ломал себе голову, а действительно сгрузил бы её обратно в кусты, если бы она не умудрилась таки меня заинтересовать своей нестандартной реакцией на моё внушение. Сперва вон как побежала, а потом будто даже не заметила! Девчонка, в самом деле, не простая.
  Склонность к Дару у нее, несомненно, имеется, правда к какому именно, мне с ходу определить не удалось. Насколько я помню, восточные земли богаты на магов-природников. Во всяком случае, были когда-то. Только этих и к магам-то отнести можно с большой натяжкой, по своей природе они ближе к эльфам или друидам, так как не используют заклинания, а магически взаимодействуют с окружающим миром на интуитивном уровне и с помощью ритуалов. Некоторые достигают определённых высот и могут разговаривать с животными, управлять воздушными потоками и так далее. Если девчонка из таких, то не понятно, чему я могу её обучить, ведь она даже простейшие общие заклинания не сможет воспроизвести.
  Кроме этого, существует ещё одно немаловажное обстоятельство, склоняющее моё мнение не в её пользу. Есть такая старая поговорка (подтверждение которой мне не раз довелось испытать в период правления), гласящая что, мол, новые люди - новые проблемы. А у меня, между прочим, и старых немало. Кто знает, чего ждать от девчонки в критической ситуации. Как она себя поведёт? Не окажется ли слишком докучливым спутником? И - самое главное - не помешает ли достижению первоначальной цели.
  В общем, всё упирается в отсутствие информации о нашей незнакомке. Эх, будь она мальчишкой, да лет на шесть-семь помладше, да с ярко выраженной предрасположенностью к чёрной магии, взял бы сразу, не задумываясь. Ибо у любого мага должен быть последователь - так заведено. Будучи королем, я не раз об этом размышлял, даже периодически шерстил население, выискивая ребёнка с нужным Даром, но никого так и не нашёл. Возможно, это и к лучшему. Нелегко совмещать обязанности короля с работой няньки. Да, няньки, я ничуть не преувеличиваю. Даже взрослый человек, только начавший познавать свой Дар и ощущать новые возможности, подчас ведёт себя глупее несмышлёного карапуза, а ребёнок ещё хуже - настоящее стихийное бедствие. Белых это тоже касается - ихним послушникам, до совершеннолетия воспитывающимся школах магии, одевают специальные браслеты, сдерживающие Дар во внеурочное время и служащие инструментом наказания. Всё же Белые - очень кровожадный народ. Неудивительно, что они звереют - от такого-то воспитания. Вот мой старик подобных методов никогда не признавал. Он даже голос повышал редко, хотя умел метко и очень неприятно бить словом. До того, как на меня обрушилась эта напасть от Алтаря, самыми кошмарными моими снами были те, где я сижу перед отцом на жёстком стуле с высокой спинкой, ёжусь под его взглядом и выслушиваю критику в свой адрес. Зато его редкие одобрительные высказывания в мой адрес, делали меня по-настоящему счастливым.
  Вот так мы и ехали по направлению к тракту. Я грустно улыбался, предаваясь ностальгии, Ёсай периодически на меня косился, но, хвала предкам, сидел молча, а девчонка, непонятно зачем решившая доверить судьбу незнакомцам, посапывала сзади.
  
  Глава 7
  
  Пэй лежала, не подавая вида, что находится в сознании. Недавно очнувшись, она решила в кои-то веке проявить осторожность, поэтому попыталась оценить окружающую обстановку без помощи зрения. Первое, что она почувствовала, так это то, что лежит на земле, причём уже довольно долго - тело затекло и болело. Судя по сырости и прохладе, стояло раннее утро. Пэй испугалась, что колдун Зен всё-таки бросил её в кустах, как изначально и собирался, но, уловив запах догорающего костра и чьё-то размеренное сопение, немного успокоилась. Хотя... вдруг её попросту нашли в кустах люди Гао? Нет, тогда бы у неё было куда больше болезненных ощущений, а также верёвок на руках и ногах - такие парни не церемонятся. Пэй ещё долго могла бы строить догадки разной степени правдоподобности, если бы её не окликнул вполне бодрый, но негромкий голос:
  - С добрым утром! Да, я тебе говорю. Чего под покойника косишь? Я же вижу, что ты очнулась.
  Пэй заворочалась, с трудом приподнялась на руках и огляделась. Колдун сидел прямо напротив неё, перед дымящимися остатками костра. Монах беззаботно дрых чуть в стороне. Сейчас и правда уже рассвело, но полянку, где они находились, окутывал туман.
  Убедившись, что никаких посторонних субъектов разбойничьей наружности рядом нет, она собралась, было, высказать гнусному колдуну всё, что думает о нём самом и его колдовских штучках, но только глухо закашляла.
  - Слева от тебя бурдюк с водой и котелок с остатками ужина. Если хочешь, можешь использовать это в качестве завтрака.
  Она хотела, ещё как хотела. Стоило Пэй вспомнить о еде, как охватило всеподавляющее чувство голода. Колдун с его колдунством подождут.
  Пока девушка пожирала - по-другому и не скажешь - остатки мясного рагу, приготовленного вчера Ёсаем, Эзенгрин внимательно за ней наблюдал. Не то, чтобы он действительно надеялся разглядеть в ней что-то необычное, просто... она руками хватала и мясо и зелень, засовывала в рот и тут же тянулась за новой порцией. Как Эзи не приглядывался, но заметить, прожёвывает ли она хоть что-то, так и не смог.
  - Раз уж ты закончила, - сказал он, когда девушка отставила опустевший котелок, - давай знакомиться. Я странник Зен. Этот с виду безобидный молодой человек, - кивок в сторону спящего, - Ёсай. Его монашеское одеяние может ввести тебя в заблуждение, но на самом деле он коварный обольститель. Будь с ним бдительна.
  - Он? - С сомнением спросила Пэй.
  - О, не сомневаюсь, тебе ещё представится возможность в этом убедиться.
  - Представится? - Пэй неверяще уставилась на колдуна. - Значит, ты будешь меня учить?
  - Вот как раз с этим-то нам сейчас и нужно разобраться. Ты не против, если я задам тебе несколько вопросов?
  Девушка помотала головой.
  - Сразу предупреждаю, что мне нужна только правда. Можешь не сомневаться, ложь я распознать сумею. Ты готова?
  Она кивнула. Колдун снял шляпу и посмотрел на неё самыми необычными глазами, которые она когда-либо видела. И дело тут не столько в форме, сколько в их завораживающем цвете. На фоне таких глаз, само лицо чародея не особенно выделялось. Несмотря на это от Пэй не ускользнул тот факт, что этот таинственный колдун оказался не на много старше её.
  - Для начала скажи, наконец, как тебя звать? - От звука его голоса Пэй даже чуть вздрогнула. Негромкий и спокойный, он превосходно подходил безликому незнакомцу, но совершенно не соответствовал образу молодого человека.
  - Пэй, - выдавила она, всё ещё таращась в большие янтарные глаза.
  - Пэй, значит, - вздохнул колдун и чуть наклонился. Девушка автоматически отстранилась назад. - Расслабься, Пэй. Ты не в пыточной камере, а я не палач. Теперь расскажи-ка мне, с чего ты взяла, что имеешь способности к колдовству?
  - Моя мама... - неуверенно начала Пэй, но тут же встряхнулась и продолжила более решительно: - она была чародейкой. Мы жили с ней одни в лесу. Она учила меня предсказывать погоду, понимать язык растений и вот этому...
  Девушка взяла бурдюк, вылила немного воды себе на ладонь, закрыла глаза и сосредоточилась. Вода собралась в круглую каплю и зависла у неё над ладонью. Не прошло и минуты, как Пэй, шумно выдохнув, раскрыла глаза, а капля плюхнулась обратно и растеклась.
  - Милый фокус, - прокомментировал Зен.
  - Только это я и умею. - Призналась девушка.
  - Тем не менее, это доказывает, что у тебя есть способности к заклинанию элементов. То есть пока только одного элемента - воды. Способности полезные, правда большей частью для хозяйственных нужд, Хотя и для самозащиты могут сгодиться. К сожалению, я в этом не специалист. Ладно, что там с твоей мамашей?
  От этого вопроса Пэй дёрнулась, как от удара хлыстом и, упрямо поджав губы, опустила голову.
  - Давай отвечай, - потребовал Зен., - или расходимся.
  - Её убили мандаринские прихвостни. - Шёпотом произнесла она. - Явились однажды трое в жёлтых одеждах. Как мама их увидела, приказала мне бежать, а я не послушалась. - Постепенно её голос начал набирать силу. - Тогда она схватила меня и бросила в реку. Наш дом на самом берегу стоял. Я попыталась всплыть, но не смогла, потому что оказалась внутри огромного воздушного пузыря. Я ничего не могла сделать, он был словно из резины! Я только вертелась в этом дурацком пузыре! А когда он, наконец, исчез, и я выбралась на берег, то увидела, что мама, что она...
  - Умерла, - равнодушно поторопил колдун.
  - Нет! Когда я её нашла, она была ещё жива, а двое мандаринских псов валялись рядом и выглядели так... жутко!
  - Поподробнее.
  - Ну, они были такие... ссохшиеся. Их кожа стала серой и обтягивала кости, - нехотя отозвалась Пэй.
  - Полное обезвоживание? Неплохо, неплохо...
  - Мама сказала, что третьему удалось бежать, и скоро прибудет подмога, поэтому я должна скорее скрыться...
  - Давай-ка без душещипательных подробностей.
  Девушка вздохнула и продолжила, пытаясь сдержать эмоции:
  - Потом она умерла, я похоронила её в реке и ушла.
  - Ты подалась в тот самый город?
  - Да.
  - Что за тип хотел намотать твои кишки на меч?
  - Он работал на Гао, самого опасного и влиятельного человек в Шиньяне.
  - Что ты с ним не поделила?
  - Оказавшись в городе, я сдуру связалась с его шайкой. Там меня обучили воровству и я...
  - Прости, а какому именно воровству? По карманам шарила или хаты обносила? - Уточнил Зен.
  - Прошла полный курс. - Сухо ответила Пэй. - Вскоре стала одной из лучших.
  - Так чего тебя заказали? Накосячила где-то?
  - Решила выйти из игры. Смотрю, ты в этом кое-чего сечешь. - Заметила девушка.
  - Ну, у меня имеется некоторый опыт. - Усмехнулся колдун. - Значит, ты решила выйти, но свободный выход уставом банды не предусматривался. И что дальше?
  - А что дальше? Хотела выскользнуть во время праздничной суматохи, тебя вот встретила и решила...
  - Прибиться к шайке бродяг.
  Манера колдуна заканчивать предложения за неё уже начала серьёзно раздражать Пэй.
  - Ну да. - Согласилась она, сердито насупившись.
  - Не ахти какая впечатляющая биография, впрочем, чего-то подобного я и ожидал. - Подвёл итог колдун. - Теперь осталось задать последний вопрос.
  Пэй внутренне напряглась.
  - Есть ли что-нибудь такое, о чём мне следовало бы знать?
  - Нет. - Буркнула Пэй, отводя глаза в сторону.
  - Ответ неверный. - Сказал колдун, поднимаясь на ноги. - Ладно, у тебя ещё две попытки.
  - Я рассказала тебе все, о чём ты просил. - Твёрдо сказала девушка, тоже поднявшись. - Что тебе ещё от меня надо?!
  - Ну так я подскажу. Как насчёт того артефакта, который так выразительно излучает магию у тебя за пазухой?
  - Где?! - Встрепенулась девушка и крутанулась на месте. - Она не должна, она же запечатана!
  Скорее, находится в неактивном состоянии, или - если по-простому - отключена. Так что это за штука?
  Девушка со вздохом достала свою драгоценность и протянула колдуну. Зен внимательно осмотрел брошь, пробормотал 'занятно', но брать, к облегчению Пэй, не стал.
  - Что за цацка?
  - Наша семейная ценность, передающаяся от матери к дочери. Мама отдала мне её перед смертью. Сказала, чтобы берегла.
  - Что она делает? Каковы её функции? - Терпеливо переспросил колдун.
  - Она не сказала. А ты не знаешь?
  - А что, должен? Ладно, спрячь обратно. Ну и...
  - Что?
  - Что значит 'что'! Объясни, зачем прятала.
  - Я не думала, что это так важно, - виновато произнесла Пэй, убирая брошь.
  - Сильный артефакт непонятного предназначения - не важно? - Колдун несколько долгих секунд сверлил её взглядом. - Ладно, вопросов больше нет. - Он подошёл к монаху и легонько попинал его ногу. - Ёсай, хорош дрыхнуть! Собираемся!
  - Что, уже? - Потягиваясь, спросил разбуженный монах.
  - Так ты будешь меня учить или как? - Одновременно с ним спросила Пэй.
  - Ёсай, познакомься с Пэй.
  - Здравствуйте! - Мигом собрался монах. - Для меня честь узнать ваше...
  - Я уже предупредил её о твоих вредных привычках, мой похотливый друг. Сразу предупреждаю, ничего такого, что хотя бы отдалённо попадает под категорию 'отношения', в моём отряде не будет. - Зен резко повернулся к девушке. - Теперь ты. Честно говоря, я для тебя не совсем подходящий наставник, но для начала могу научить контролировать Дар, а дальше видно будет.
  - Чего ждём? За работу! - Пресекая неизбежные вопросы, распорядился Зен. - Пэй, собери вещи в повозку. Ёсай, запрягай мулов.
  - А как же завтрак? - Запротестовал всё ещё не отошедший ото сна монах.
  - Завтрак был предательски уничтожен. - Объяснил колдун, продемонстрировав пустой котелок. - Причём не мной.
  
  Одинокая полоска света пробивалась сквозь узкое окошко кельи, но и этого было достаточно, чтобы рассмотреть её обитателя. Ещё более бледный, чем обычно, темноволосый юноша неподвижно лежал на циновке под этим самым окошком.
  - Ну, как он, Йун? Выживет? - Обеспокоено спросил Светлейший Танг.
  Красная Смерь был прислан из Канцелярии самого Повелителя Драконов и считался последним аргументом провинции в делах с чародеями и государственными преступниками. Преждевременная кончина этого воина могла спровоцировать некоторые кадровые перестановки среди чиновников провинции Цен-Ло. Могло дойти даже до снятия с должности старшего мандарина, Светлейшего Танга, чего сам Танг хотел избежать любой ценой, ибо снятие с должности обычно начиналось со снятия головы с плеч провинившегося мандарина.
  - Пока ещё рано об этом говорить, Светлейший. - Покачал головой доктор Йун. - Совершенно очевидно, что на него было направлено сильнейшее магическое воздействие, большую часть которого нейтрализовали защитные амулеты.
  Танг машинально покосился на чёрные бесформенные комочки, бывшие когда-то амулетами Красной Смерти. Теперь они находились в глиняном блюдце, куда положил их доктор, после того, как отделил от кожи воина.
  - Однако, - продолжал доктор, - если бы на его месте оказался простой человек, а не Воин в Красном, от него осталось бы то же, что и от амулетов.
  - Так он поправится? - Тангу был нужен однозначный ответ.
  - Всё зависит от его силы духа и воли к жизни, - вздохнул доктор.
  Танг знал, что с врачебного жаргона это переводится примерно как: шансы у него хоть и слабые, но всё же имеются, а я в любом случае умываю руки.
  - Пойдёмте, Светлейший. Не будем мешать молодому мастеру бороться с его внутренними демонами. - Сказал доктор, собрав инструменты, и направился к двери.
  Танг ненадолго задержался в келье Красной Смерти, глядя на его неподвижное лицо. За те два года, что воин провёл в Горной Обители, Светлейший впервые видел его таким... безмятежным.
  - Для нас обоих будет лучше, если ты вернешься к реальности, Красная Смерть. - Произнёс Танг, выходя из кельи.
  И вот прошло уже несколько дней, миновал День Богатого Года, а воин всё так же лежал в своей келье. О колдуне было известно лишь узкому кругу лиц, и старший мандарин не собирался уведомлять Канцелярию Повелителя Драконов о его появлении. Сделать это - всё равно, что расписаться в собственной беспомощности, что также вело к снятию с должности. Поэтому Танг решил тянуть до последнего, целиком положившись на волю Красной Смерти, так как никому другому справиться с заданием уж точно было не по силам. Всё, что ему оставалось, это пытаться отследить перемещения колдуна и надеяться на скорейшее возвращение Красной Смерти в строй, хотя надежда эта угасала с каждым днём.
  
  Уже к полудню я жалел, что принял в нашу дружную мужскую компанию эту шумную девчонку. Единственная подходящая ей компания - это сборище точно таких же шумных девчонок. А такие старые суровые колдуны как я, или молодые озабоченные монахи, как Ёсай, рядом с ними вообще никаким боком не стояли.
   Определённо, не следует принимать важные решения с утра. Чем же таким она меня зацепила? Своёй историей, в общих чертах похожей на мою собственную? Чушь! Эта история из серии 'дерьмо случается' - множество человек по всему миру и во все времена переживали нечто подобное. Тогда, может, дело в артефакте? Тоже не слишком убедительная версия, я ведь никогда не гонялся за волшебными безделушками. Что ещё может быть? Неожиданно проснулась тяга к наставничеству? Ну... это уже ближе. В мои-то годы, а до сих пор не при ученике! Хотя девчонка для этой роли малопригодна. Скорее всего, я взял её для того, чтобы узнать: каково это, быть наставником и передавать свои умения новому поколению. Вот узнаю - и сбагрю эту девку при первой же возможности!
  Монашек, кстати, тоже был не в восторге от новой попутчицы. У него сразу с ней не заладилось - попытался подкатить в своей излюбленной обходительной манере и без предупреждения получил в глаз. Наверное, никогда не настанет тот день, когда я увижу его лицо без синяков, ссадин и прочих следов бурной монашеской жизни. Теперь вот сидит рядом и бубнит что-то непонятное - не иначе молитву для изгнания злых духов.
  А Пэй устроилась сзади. Утром я дал ей простенькое задание - попробовать сконцентрировать силу меж ладоней. Начальное упражнение для любого обладателя Дара. Уверен, девчонка уже давно бы справилась, если бы сосредоточилась и перестала донимать меня дурацкими вопросами, которые я всё равно игнорировал. Интересно, все наставники проходят через подобное? Может, стоит как-нибудь её наказать?
  - Сосредоточься на деле. Пока я не увижу хоть какой-нибудь результат, уход за мулами на тебе.
  - Эй, так нечестно!
  - Не нравится - можешь спрыгивать. Не забывай, что сама к нам напросилась.
  Пэй наконец замолкла, но даже сидя к ней спиной, я ощутил на себе её сердитый взгляд. Приподняв шляпу, я развернулся и одарил её своим самым лютым прищуром, на который только был способен. Пусть знает, с кем связалась!
  - Не капризничай, не принцесса, - буркнул я оцепеневшей девчонке.
  Монах удивлённо посмотрел на притихшую попутчицу, потом на меня, пожал плечами и уставился на дорогу.
   Спокойствие длилось недолго - уже через двадцать минут далеко впереди я разглядел поваленное дерево, преграждающее дорогу. Разбойничья засада. Забавно. Разные страны, разные времена, а техника разбойничьих засад одна на всех: дерево поперёк дороги, лучники на деревьях да головорезы в кустах. Хотя... зачем заново изобретать колесо? Во избежание подобных неприятностей в прогрессивных странах (например, в Хилзготе) вырубали лес вдоль главных дорог. Здесь, видимо, до этого ещё не дошли.
  - Впереди враг. - Скучающим голосом предупредил я. - Готовьтесь к бою, мы либо прорвёмся, либо сгинем.
  - Ты о чём? - Вмиг сбросив с себя сонливость, спросил монах.
  - Засада, - просто ответил я.
  - Наверняка это люди Гао! - вырвалось у Пэй. - Это они обычно потрошат торгашей у самого въезда на тракт!
  - Что будем делать? - Нервно спросил Ёсай, крепко сжав посох.
  - Сойдёмся с ними в рукопашной. Поздравляю, у тебя, наконец, появилась возможность продемонстрировать своё умение обращаться с этой твоей палкой.
  - Это посох! И я никогда не утверждал, что у меня есть какое-то там умение!
  - Да брось, ты же странствующий монах! Вы должны уметь постоять за себя, ведь не просто так вам эти посохи дадены!
  - Ты что, серьёзно?!
  - Почему бы и нет?
  - А сам ты с ними не справишься?
  - Справлюсь, конечно. Но я только магией могу, так что давай теперь ты, по старинке, без колдовства.
  - Ну Зен! - Заканючил монах.
  - Что 'Зен'? - Рявкнул я. - Опять вся грязная работа достанется мне, а ты потом будешь нос воротить и проклинать мой Дар. Дескать, наколдовал тут всякого!
  Ёсай хотел ещё что-то промямлить, но почему-то не стал. Просто задумчиво посмотрел на приближающееся место засады. Он что, всерьёз прикидывает, как бы разобраться с бандитами?
  - Извини меня, Зен. - Неожиданно серьёзно сказал он.
  - За что именно ты извиняешься?
  - За то, что сразу не понял кто ты такой. - Ответил он и вновь замолчал.
  Интересное умозаключение, понять бы ещё к чему оно.
  - Ведь ты и твоя магия едины, а я постоянно настаивал на том, чтобы ты отказался от этой своей части. Знаешь, я, как и многие другие жители Края Драконов, просто боюсь колдовства. С детства нам говорят, что ничего хорошего от него не жди. Путешествуя рядом с тобой, я отчасти убедился в правдивости этого утверждения. Ты жёг дома, создавал чудищ, убивал людей, но всё это ты делал по собственной воле, а твой Дар был лишь инструментом. Тем не менее, с его помощью ты вытащил меня из клетки и защищал в дальнейшем. Я понимаю твой Дар и принимаю тебя вместе с ним.
  - Эк ты загнул, - пробормотал я, малость огорошенный таким неожиданным признанием,.
  - Только не подумай, что я говорю это тебе только потому, что перед нами очередная опасность. Всёрьёз я задумался над этим после того, как понял, что тебя нельзя мерить нашими мерками. Это ведь относится не только к вере, но и ко всему остальному. Именно поэтому я извиняюсь за то, что воспринимал тебя отдельно от твоего Дара.
  И что я мог на это ответить? Монах на удивление быстро сообразил то, что иногда не доходит и до самих обладателей Дара (особенно тех, что белой масти): дело не в Даре, а в человеке, который им пользуется.
  - Спасибо. - Сказал, наконец, я. - А теперь забирайся к Пэй, и не высовывайтесь из повозки.
  - Что ты собираешься делать? - Поинтересовалась Пэй. - Если это и правда одна из бригад Гао, то они очень серьёзные ребята.
  - И не таких обламывали, прорвёмся. - Заверил я, уже начав создавать над повозкой защитные чары.
  
  'Не побеждён, ещё не побеждён!' - Эта мысль возвращалась к нему снова и снова, яростно наматывая круги в черепной коробке. Он видел его лицо, видел его глаза. Он боялся его, боялся его взгляда. И он был счастлив.
  До сих пор он боялся только своего собственного взгляда. Он не держал в своих покоях зеркал. Ему не хотелось смотреть на чудовище, которое в них обитает. Однако каждый раз после поединка, он заглядывал в блестящую поверхность клинка, заглядывал в свою Бездну, и только потом убирал меч в ножны. Да до сих пор он не встречал чудовища, страшнее его самого, и вот эта встреча, наконец, состоялась. Страх перед новым чудовищем был сильнее страха перед собой. Поэтому он и был счастлив.
  Красная смерть открыл глаза. Через узкое окошко под потолком просачивался лунный свет. Воин попробовал встать. Тело совершенно не болело, но чувствовалась слабость. Ничего, она скоро пройдёт. Бинты, покрывающие руки, ноги и грудь немного стесняли движения, но воин понимал, что избавляться от них пока рано. Он огляделся. Вещи обнаружились рядом. Красная Смерть неторопливо облачился в пожалованный когда-то самим Повелителем Драконов наряд. Теперь на улицу, на свежий воздух. Находиться в келье, провонявшей лекарствами и тем, что некоторые деликатно называют "запахом болезни", он уже не мог. Ночью коридоры Горной Обители пусты и темны, но Красная Смерть без труда нашёл дорогу к средней площадке. Выйдя на неё, воин первым делом взглянул на небо.
  - Судя по участившемуся биению твоего сердца, ночь сегодня ясная. - Донёсся сзади хрипловатый знакомый голос.
  - Красивая ночь. - Подтвердил Красная Смерть, даже не обернувшись.
  - Все очень обрадуются, когда услышат, что ты очнулся. - Сказал Слепой Ку, встав рядом.
  - Сомневаюсь. Моему появлению редко кто радуется.
  - Обычно так и есть, но сейчас сложилась совсем другая ситуация. Ты ведь единственный, кто может победить Пришедшего.
  - Пришедшего?
  - Так мы назвали колдуна, что управляет силами Хаоса.
  - Звучит угрожающе, ему подходит. Только почему вы надеетесь на меня? Один раз ему уже удалось меня повергнуть.
  - Но ты же выжил!
  - Только благодаря Кузо.
  - В первую очередь благодари свои амулеты. Они сдержали магическую атаку.
  - Недостаточно хорошо.
  - Новые будут эффективнее. Светлейший распорядился изготовить их с использованием крови Пришедшего, что осталась на твоём мече.
  - Тогда мне не удалось как следует обагрить клинок, там лишь жалкие капли.
  - Количество не имеет значения, важно наличие.
  - И всё же...
  - Неужели я слышу сомнение, Красная Смерть! - Воскликнул Ку. - Не ты ли мечтал о достойном тебя противнике?
  - Это так. Я жажду вновь встретиться с ним, только мне кажется, что на этот раз я недостоин быть его противником.
  - Пришедший - чужеземный варвар, не знающий ничего о чести и достоинстве воина! - Раздался басовитый голос Светлейшего. - Раньше я просил захватить его, но то была ошибка. Он - угроза для всей страны и должен быть уничтожен!
  Танг встал по другую сторону от Красной Смерти и тоже устремил взгляд в небеса.
  - Расскажи ему о том, что ты почувствовал, Ку.
  - Пока тебя не было, Красная Смерть, я несколько раз ощущал магические выбросы. Сильнейший из них произошёл сегодня днём на тракте недалеко от Шиньяна.
  - Знаешь, что это значит? - Обратился Танг к воину. - Пришедший собирается покинуть пределы нашей провинции! Но вся эта история началась на нашей земле и именно мы должны положить ей конец! Красная Смерть, когда ты будешь в состоянии продолжить свою охоту?
  Юноша не ответил. Казалось, всё его внимание поглощено созерцанием звёзд.
  - Новые амулеты готовы? - Спросил он, когда Танг уже начал терять терпение.
  - Только тебя и ждут.
  - Тогда утром вылечу на тракт, а теперь оставьте меня.
  Светлейший нахмурился. Он не привык получать приказы от подчинённых, но вовремя вспомнил, с кем имеет дело, и удалился.
  - Эти звёзды - они, наверное, красивые... - предположил Слепой Ку.
  - Красивые, - согласился Красная Смерть.
  Ку только вздохнул и последовал за Тангом.
  - И страшные, - добавил воин, оставшись в одиночестве. Всё это время он не сводил глаз с двух перемигивающихся жёлтеньких звёздочек в созвездии Лисицы.
  
  Глава 8
  
  Следы колдовства Красная Смерть заметил ещё с воздуха. Прямо при въезде на тракт на поверхности дороги зияли продолговатые выбоины и виднелись выжженные участки земли. Деревья по обеим сторонам дороги были частично обломаны и подпалены.
  - Снижаемся, - шепнул воин, потрепав хиданна по холке.
  Вблизи картина выглядела ещё более ужасающе. Повсюду, и в земле и в стволах деревьев торчали крупные щепки. Красная Смерь осмотрел то, что когда-то было стволом дерева, лежащим поперёк дороги. Казалось, будто оно взорвалось изнутри.
  'Значит, была засада' - уяснил воин. Разорвавшийся ствол и пострадавшие от огня ветви деревьев, на которых могли таиться лучники, ясно на это указывали. Воин внимательно осмотрел место, обшарил все близлежащие кусты, но не нашёл ни одного свидетельства убийства с помощью магии Хаоса. Тел, вещей и отрубленных конечностей не наблюдалось. Даже не удалось отыскать следов крови!
  'Он стал куда тщательнее за собой прибирать. К чему бы это?' Действительно, место недавней битвы более чем красноречиво доказывало применение колдовства, и наличие мёртвых тел ничего изменить не могло.
  'В прошлый раз всё выглядело менее масштабно'. - Подумал Красная Смерть - 'Может ли это служить чем-то вроде предупреждения? Или вызова?'
  Старший мандарин называл Пришедшего варваром, но Красная Смерть не разделял эту точку зрения. Возможно, в прошлом поединке он и пользовался каким-то варварским оружием, но делал это весьма умело. Финты, неожиданные развороты и обманные движения не позволили воину нанести какое-либо серьёзное ранение, он и побеждал то тогда за счёт преимущества в скорости. Да, колдун определённо не ожидал такого мастерства от противника, но быстро сориентировался и избежал серьёзных проблем, увеличив дистанцию. Несмотря на то, что поединок не был длинным, меч Пришедшего - или чем он там отбивался? - многое рассказал Красной Смерти о противнике. А именно, что он хитёр и расчётлив.
  'Теперь, когда он знает о погоне, всё значительно усложняется. Как бы самому не стать добычей и не угодить в ловушку'.
  Последний раз оглядевшись, юноша направился к тракту. Хиданн не отставая следовал за ним. Сейчас Красная Смерть уже не мог положиться на свои способности следопыта - Центральный тракт был слишком оживлённой дорогой - но как раз для этого случая у него имелся специально созданный поисковый амулет, содержащий частицы крови Пришедшего. Он представлял собой деревянный кругляш с дыркой в центре, через которую была продета верёвочка. Встав на перепутье тракта и дороги к Шиньяну - то есть там, где уж точно должен был пройти колдун - воин вытянул руку, зажав в ней конец верёвочки. Настраиваясь, амулет, словно маятник, покачался туда-сюда, затем покружился вокруг собственной оси и, наконец, качнулся вправо, на несколько секунд зависнув в таком положении. Это было направление в сторону Города Драконов, столицы Края Драконов, и Красная Смерь не колеблясь отправился в путь.
  'Опасения Танга подтверждаются. Вскоре он и правда может покинуть провинцию'. Но воин предпочёл не спешить. Поисковый амулет не отличался надёжностью и мог 'сбиться со следа', если бы Красная Смерть решил сократить дистанцию с помощью полёта. Поэтому Кузо сейчас просто брёл рядом, изредка норовя боднуть хозяина носом в бок. Юноша неоднократно пытался его отозвать, но зверь лишь фыркал и тряс косматой головой. Ему очень не хотелось оставлять хозяина одного, после того раза.
  
  Люди - гнусные создания. Впрочем, это утверждение относится к большинству известных мне рас, но так как люди - самая многочисленная среди них, то и примеров своей гнусности предоставляют намного больше. Трудно представить сборище гномов, подкарауливающих других гномов в темноте своих подземелий. Или эльфов, промышляющих грабежом среди своих собратьев. Я не хочу сказать, что у других рас нет проблем с преступностью. Они имеют место быть, только в другой форме и в гораздо меньших масштабах чем у нас, потому как у них сильнее развито чувство видовой сплочённости. Даже у полудиких троллей общественный уклад подчинён жесткой иерархии.
  И только у людей ненависть к себе подобным превышает все разумные пределы. Кто-то считает, что гномы - самая жадная раса в мире. Да, о гномьей жадности существует множество легенд, песен и анекдотов! Не скажу, что это неправда, но ни один гном не станет из-за каких либо материальных ценностей уничтожать своих соплеменников. Дабы изымать чужое добро, эти бородатые ублюдки используют более деликатные способы, в частности - мошенничество. Надуть партнёра, выманить деньги хитростью - все это у них в порядке вещей, хотя и карается, в случае раскрытия обмана, довольно сурово.
  На счёт эльфов - я имею в виду светлых, конечно - не знаю. Наверняка и у них найдётся пара скелетов в шкафу. А вот люди, причём по всему миру, свои скелеты даже не скрывают.
  Когда я только начал править королевством, преступность стала моей третьей по важности проблемой (после укрепления собственных позиций на троне и установления контактов с соседними государствами). Ситуация заметно изменилась только через пол века - регулярные облавы, казни и ссылки на каторгу сделали своё дело. Большинство так называемых 'ночных хозяев' было ликвидировано, а те, что остались, ушли в глубокое подполье, так что я справился с задачей лишь наполовину. Однако, по сравнению с тем, что мне сейчас приходиться наблюдать в Краю Драконов, даже в Хилзготе до моего пришествия было больше порядка. Подумать только, всего несколько недель в этой стране и уже две попытки грабежа на дороге!
  В прошлый раз я церемониться не стал, но теперь пришлось немного сдержаться. Ещё одна кучка расчленённых тел мне нужна не была, в отличие от кучки 'помощников'.
  - О, старый знакомый! - Улыбнулся я, увидев, как на место, которое я немного преобразил магией, приземлилась та самая крылатая тварь с тем самым, разодетым в красное, пареньком. - Я же сказал, что кто-нибудь да явится.
  - Это же Воин в Красном! - Прошептал Ёсай, заметно побледнев и покрепче сжав в руках посох.
  - Мандаринский пёс! - Сквозь зубы процедила Пэй.
  - Определённо, интересный субъект. Мало того, что выжил, так ещё и довольно быстро восстановился! - Восхищённо произнёс я, даже не думая понижать голос.
  Мы провели весь день недалеко от места инсценированной мною схватки, спрятанные моей Маскировочной Сетью - мощным заклинанием не просто сливающим нас с окружающей средой, но и не пропускающим звуки и запахи. Чтобы Сеть не была обнаружена раньше времени, я создал её сразу после того, как учинил на дороге тот бардак, который в данный момент тщательно изучал Красный. Похоже, уловители магии - или что там используют мандарины? - как я и полагал, не различали типы заклятий, потому маскировочное и было принято за очередное боевое.
  Мои спутники всё время ожидания провели на нервах, не понимая, что мне вообще нужно. По их мнению, место, где было произведено сильное колдовство и место нашего пребывания должны находиться как можно дальше друг от друга. Будь я одним из местных магов-самоучек, наверняка согласился бы с ними, но... Вот именно, что есть одно 'но'! Когда-то за мной постоянно охотились белые маги, всякие там паладины и рыцари. Нередко мы менялись с ними местами. То, что я до сих пор жив, свидетельствует о многом. Сейчас же за мной послали обычного - хоть и довольно сильного - бойца. Видимо здесь не привыкли к тому, что обладатели Дара оказывают столь яростное сопротивление, а раз так - оставаться и дольше в роли преследуемого не имеет смысла. Впрочем, на роль преследователя я также не претендую.
  - Когда ты на него нападёшь? - Нервно спросил Ёсай.
  - С чего ты взял, что я собираюсь нападать? - Отозвался я.
  - Тогда зачем мы тут сидим?
  - Выжидаем.
  - Чего?
  - Момента.
  - Издеваешься?
  - Хочешь в подробностях? Пожалуйста. Этого парня с его чучелом я, пожалуй, смог бы и отсюда достать. Другое дело, что живой он нам полезнее.
  - Ты не собираешься его убивать?! - Чуть не задохнулась от возмущения девчонка. - Но он же... он же... мандаринский прихвостень! Все они...
  - Если ты собираешься в своём излюбленном пафосно-трагическом стиле поведать мне, как надо поступать с подобными людьми, то лучше уж промолчи. - Сразу перебил я.
  - В прошлый раз ты был не против его прикончить, - напомнил монашек.
  - Да, но в данный момент это не самый лучший вариант. Ты ведь помнишь, что я его тогда неплохо отделал. Тебе наверное не видно, но я отлично различаю на нём повязки, следовательно, его вновь пустили по следу, даже не дав окончательно оправиться. Из этого можно сделать вывод, что этот парень - лучшее, чем располагают местные мандарины. Если мы от него избавимся, то только усложним себе жизнь, так как за нас возьмутся уже более серьёзные инстанции. Кто там у вас над мандаринами стоит?
  - Канцелярия Повелителя Драконов, - промямлил Ёсай, обдумывая мои последние слова.
  - Как думаешь, нам стоит привлекать её внимание?
  - Нет! - Одновременно выкрикнули оба моих попутчика.
  - Вот и я так думаю.
  - Но что с этим то делать? - Спросила Пэй.
  - Давайте пока просто понаблюдаем.
  Воин тем временем подошёл к тракту и достал какой-то круглый амулет на верёвочке. Знакомая конструкция. Неужели... Я почувствовал, как что-то чужеродное настраивается на мою ауру. Без сомнения - это амулет созданный при помощи магии крови! Вот уж чего я не ожидал! Хоть амулет и был явно дилетантского изготовления, само его наличие стало для меня неприятным сюрпризом. Впрочем, повода для паники не было, я же как-никак мастер магии крови и уж с собственной кровью, пусть даже в чужом амулете, управиться сумею. Перенаправить 'внимание' амулета на заранее подготовленные приманки не составило большого труда. Выяснив направление, Красный зашагал в нужную мне сторону.
  - Он уходит! - Воскликнул Ёсай - большой любитель озвучивать очевидное.
  - Но куда? - Задала вопрос девушка.
  - За твоими бывшими коллегами. - Пожал плечами я. - Не зря же я не с ними возился, пусть хоть раз послужат благому делу!
  Тьфу ты, духи предков! Что-то заговариваться начал. Вещаю, как какой-то там белый! Они очень большие любители изъясняться лозунгами.
  - Я их вчера маленько зачаровал и пустил вперёд по дороге в качестве приманок. Они потом, чтобы ещё больше запутать след, на каждом перекрёстке будут разделяться. - Пояснил я.
  - А мы куда?
  - Куда и планировали, только выждем чуток, - сказал я, глядя вслед удаляющемуся воину и его зверю.
  После того, как я увидел его поисковый амулет, почувствовать остальные, созданные с примесью моей крови не составило труда. Скорее всего, все они были защитного характера, что давало 'охотнику' серьёзное преимущество. Точнее могло бы дать, если бы я не специализировался на магии крови.
  
  'Не нашли' и 'неизвестно' - эти слова были ключевыми в кратких отчётах, приносимых Кунгом. Девчонка бесследно пропала, как и бригада, высланная на перехват двоих подозрительных оборванцев. Прошли уже сутки, а люди Гао так никого и не нашли, и куда все подевались было неизвестно. Сейчас Гао, прикрыв рукой глаза, обессилено лежал на расшитой золотом кушетке. Теперь из-за отсутствия напольных ваз и других предметов, которые можно спокойно разбить, его покои уже не выглядели так роскошно как раньше, а ближайшие слуги носили на себе следы недавних побоев.
  - Хозяин! - Ворвался в покои Кунг, щеголяющий ныне заплывшим правым глазом и перебинтованной левой рукой. - К вам гости!
  - Не принимаю, - тихо ответил Гао.
  - Боюсь, это их не остановит!
  Гао приподнялся и мутными глазами посмотрел на помощника. Обычно невозмутимый Кунг проявлял крайнюю степень беспокойства, отчего у Гао возникло очень нехорошее предчувствие, подтвердившееся буквально через секунду.
  - С дороги, пёс!
  Загораживающего вход помощника буквально снесло в сторону, после чего он, повстречавшись со стеной, рухнул на пол, и попыток подняться не предпринимал. Двое людей, так бесцеремонно проникнувших в покои самого влиятельного человека в городе, прошли прямиком к кушетке. Первый своими габаритами походил на квадрат, имел бритую голову и повязку на левом глазу. Губы его были искривлены в отвратительной ухмылке. Второй был практически наголову выше своего спутника, но совершенно не соответствовал образу наёмника и легендарного бойца. Он напоминал скорее какого-нибудь учёного или философа. То, что перед ним Те Самые Мастера, Гао понял сразу и, надо отдать ему должное, сумел сохранить самообладание.
  - Добрый день, господа. - Ровно произнёс он, встав перед непрошенными гостями. - Не буду ходить вокруг да около, потому просто спрошу: что вам от меня нужно?
  - А то ты, обезьянья задница, не знаешь!... - Прорычал Вырви Глаз, но был прерван тычком в бок от своего приятеля.
  - Мастер Вырви Глаз хочет сказать, что вы прекрасно осведомлены о причинах, побудивших нас нанести вам визит.
  - Я это только что и сам ска...
  - Вырви, - строго перебил друга Сломанный Меч, - ты помнишь, о чем мы говорили этим утром? В таких вопросах важна деликатность!
  - Да помню я. - Буркнул в ответ одноглазый.
  - Тогда ты не будешь возражать, если я продолжу беседу?
  - Валяй.
  - Итак, почтенный Гао, мы пришли, дабы довести до вас следующее: отныне вы НЕ имеете никаких претензий к Чайному домику Тяна, к персоналу сего заведения и к самому хозяину. А также НЕ станете предпринимать ко всему вышеперечисленному каких-либо враждебных действий. Вы меня поняли, господин Гао?
  - Да, - опустив глаза, процедил Гао. Сейчас он чувствовал себя словно нашкодивший мальчишка.
  - Ещё бы он не понял! - Хмыкнул Вырви Глаз.
  - Вырви...
  - Молчу, молчу.
  Впрочем, слова Вырви Глаза полностью совпадали с мыслями босса Гао. Эти двое с лёгкостью миновали всю охрану, закрытые двери и установленные как раз для подобных 'гостей' ловушки. Но даже не это сейчас важно. Репутация наёмников была столь зловещей, что Гао готов был с Чайного домика пылинки сдувать, лишь бы не удостоиться повторного визита этих персон.
  - Я вас прекрасно понял, уважаемые Мастера. - Чуть поклонившись, произнёс Гао, стараясь продемонстрировать наёмникам всю свою понятливость.
  - Поверьте, иного от столь благоразумного человека как вы, мы и не ожидали. - Одобрительно кивнул Сломанный Меч. - А теперь, нам хотелось бы прояснить ещё один вопрос.
  - Внимательно вас слушаю.
  - Где девка? - Рявкнул Вырви Глаз.
  - Вырви!
  - Да молчу я!
  - Мой коллега пусть и несколько грубовато, но всё же верно обозначил суть вопроса. Мы хотели бы узнать, где сейчас девушка?
  - К-какая девушка? - Голос Гао дрогнул.
  - Не крути с нами! А то щас как вмажу!
  - Мы говорим о той девушке, ради которой ваши люди разнесли Чайный домик. Вы и правда не 'крутите', а то когда мой коллега собирается 'вмазать', даже я не могу его остановить.
  - Мы не знаем. - Признался Гао. - Действительно не знаем. После инцидента в заведении вашего друга, её никто не видел.
  - Так прям и никто?
  Гао лишь покачал головой и махнул ругой в сторону низенького столика, заваленного кучей исписанных пергаментов.
  - Вот всё, что наработали мои лучшие специалисты.
  Сломанный Меч присел на колени возле столика и с интересом начал просматривать отчёты.
  - Ну что там? - Уже через пять минут не выдержал Вырви Глаз.
  - Сплошные 'не нашли' и 'неизвестно'. - Вздохнул Сломанный Меч. - Кстати, почтенный Гао, а это что?
  Он поднялся и протянул Гао один из листов.
  - Это? - Тот пробежал глазами по иероглифам. - А, это по другому делу.
  - Не просветите ли нас, в чём оно заключается?
  - Двое оборванцев обменяли в одной из наших точек драгоценный камень, вот мы и решили перехватить их у тракта чтобы... устроить проверку.
  - Содержимого поклажи, - презрительно бросил Вырви Глаз.
  - Именно так, - не стал отпираться Гао. - И вот уже целый день мы ничего не знаем о том, что там произошло. Ни оборванцев, ни наших парней не нашли. Люди, отправленные на предполагаемое место заса... встречи, рассказали, что там всё выглядит так, будто стадо драконов устроило брачные танцы.
  - Понятно. - Только и сказал Сломанный Меч, после минутного молчания. - Ладно, Вырви, уходим.
  - Что, просто так?
  - А чего бы ты ещё хотел?
  - Пройтись пару раз по рёбрам этой мрази! Чтоб знал в следующий раз...
  - Уверяю тебя, в этом нет необходимости. - Перебил распаляющегося приятеля Сломанный Меч. - Как я уже говорил, господин Гао достаточно благоразумен, чтобы не повторять прежних ошибок. Так что идём, у нас, кажется, появились другие дела.
  Когда головорезы, наконец, удалились, Гао смог с облегчением перевести дух. Подхватив кувшин с вином, он разом выхлебал чуть ли не половину е6го содержимого и подошёл к Кунгу, так и валяющемуся на полу.
  - Вставай бездельник! - Рявкнул он, от души пнув помощника под рёбра. Тот слабо застонал, но всё же нашёл в себе силы подняться на ноги.
  - Иди и посмотри, много ли убитых и какой нанесён ущерб. Доложишь через полчаса!
  - Слушаюсь, господин, - прохрипел Кунг, спеша оставить разгневанного босса в одиночестве.
  
  Что я знаю о дорогах? В сущности, только то, что по ним надо двигаться. Направление, скорость и способ перемещения - всё это не важно. Главное - движение. Итак, смело можно сделать вывод, что я чертовски мало знаю о дорогах. Опрометчиво с моей стороны было называть себя странником. Да, в те далёкие годы, когда мне приходилось скрываться от недремлющего ока 'белой чумы', я много путешествовал, перебираясь с места на место и нигде не оставаясь подолгу. Однако путешествовал я всегда во вполне комфортных условиях. Даже в самой неприятной ситуации я не брёл пешком через всяческие леса, поля и горы. Мне обычно хватало моих порталов.
  Заклинание портала было одним из первых, которые я выучил, как только научился использовать сложные формулы. Отец гонял меня через порталы так же, как сержанты гоняют новобранцев через полосу препятствий. Такой подход принёс определённые плоды - возросла не только скорость создания Окна, но и повысилась точность в определении точки выхода. Ну и, конечно, я научился заметать следы так, чтобы никто не смог пуститься за мной в погоню через параллельный портал. Да для черного колдуна искусство создания порталов - одно из основополагающих умений, способствующих продлению жизни. Ни один белый маг не смог бы добиться в этом подобных высот! Нет, теоретически, возможно и смог бы, но они плохо развивают это умение. Лишь лучшие из них могут кое-как перемещаться из пункта А в пункт Б с помощью дыр в пространстве, коими по сути порталы и являются.
  Я даже и не подозревал, насколько привык к такому способу передвижения, пока не попал в этот демонами запоганенный Край Драконов! Монотонное движение по ухабистой поверхности, конечно, неплохо способствует мыслительному процессу, но только не в том случае, когда в непосредственной близости от тебя обосновались две личности, предпочитающее не заниматься своими делами по отдельности, а ожесточённо спорить друг с другом.
  Пэй, как сторона непосредственно пострадавшая от политики, проводимой государством в лице Повелителя Драконов, яростно доказывала монаху, что 'Край Драконов давно залит кровью ни в чём неповинных людей и должен быть освобождён от тирании'. Ёсай, в свою очередь, давил на то, что многим и так неплохо живётся, а если начнётся освобождение от тирании (суть - революция), Край Драконов будет не просто залит кровью, он в ней попросту утонет. Спор всё набирал обороты, и обе стороны уже неоднократно интересовались моим мнением. В ответ я просил не отвлекать меня от дороги (управление повозкой с мулами - дело ответственное). К сожалению, других дел ни у кого не было (чтобы не привлекать лишнее внимание, я отложил тренировки Пэй с Даром до лучших времён), поэтому спор не угасал ещё долго, и закончился, как это обычно бывает, ничем. Видимо оппонентам всё же надоело рвать глотки, или они просто соскучились по тишине.
  И в этой тишине я всерьёз задумался над темой отгремевшего спора. А точнее о пользе тирании для общества. Многие называли короля Эзенгрина тираном, и не скажу, что они были не правы. По многим признакам (узурпация власти, жёсткий стиль правления, нетерпимость к врагам) я им и являлся. Однако, тирания тирании рознь. Смею надеяться, что я являлся представителем того, что древний король и великий мыслитель Гергевин Второй называл разумной тиранией, при которой власть, сосредоточенная в руках одного человека, служит интересам государства. Так как ни одной революции с целью свержения меня я не припомню, можно сделать вывод, что я неплохо справлялся со своими тиранскими обязанностями. Впрочем, насколько мне известно, большинство толковых правителей прошлого и настоящего придерживались этой же позиции. Конечно, мало кого из них называли тиранами, ведь для этого нужно совершить нечто воистину 'выдающееся'. Например, родиться черным колдуном.
  Да, такова человеческая природа. Если ты достойный потомок знатного рода, то и реакция на твои решения будет носить оправдательный характер. Он отправил на плаху десяток чиновников-казнокрадов? Поделом им, нечего страну обворовывать! А если то же самое сделает кто-то типа меня? У них были детишки, старушки-матери, разве они заслужили того, чтобы их раз - и на плаху?! Да твою казну вообще грех не обокрасть, разве ты сможешь хорошо распорядиться деньгами? Вердикт однозначен - Кровавый Тиран! Я этот пример не придумал, случай имел место быть. В то время меня подобным образом обливали грязью какие-то пришлые проповедники. Вскоре, конечно, все они таинственно пропали и был издан указ, запрещающий проповеди в общественных местах. На этом, конечно, не кончилось. Придумывались новые способы информационной борьбы, искались лазейки в законах, а моя тайная служба по мере возможности всё это ликвидировала.
  Путём множества казней и политики направленной на улучшение условий жизни населения, мне в итоге удалось обрести некоторую популярность. Понятное дело, что всё это продолжалось на протяжении многих десятилетий и в последние предвоенные годы, население страны просто не представляло существование Хилзгота без своего бессменного короля. Они шли в бой и умирали не за Эзенгрина, а за спокойное и безбедное будущее для своих детей, а может и внуков, которое он мог обеспечить. И пусть он хоть колдун, хоть демон из самого нижнего мира!
  Да, пожалуй, моё правление - это вполне удачный пример разумной тирании. Но не стоит забывать, что кроме разумной, Гергевин выделял ещё и деспотичную тиранию. Её отличие в том, что тиран использует все ресурсы подвластных ему территорий в угоду собственных амбиций, не считаясь с потерями. Примеров подобного правления не так уж много, да и не особенно они освещены в истории. Всем известны лишь два из них, про которые невозможно просто так забыть. Первым подобным тираном был вождь варваров Кешхет, протопавший сапожищами из медвежьей шкуры через весь Срединный Континент полторы тысячи лет назад. Второй же являлся обладателем Дара, причём, что самое интересное, отнюдь не Тёмного Дара. Сын короля одного островного государства, он получил хорошее магическое образование в стенах родительского дома. Когда пришёл его черёд садиться на трон, корона буквально сорвала ему башню. Он объявил свой остров величайшим оплотом магии и призвал всех волшебников под своё покровительство. Многим идея государства магов пришлась по вкусу, но и тех, кто отказался, тоже хватало. Такие были прозваны Отступниками или Падшими. Члены Верховного Совета Белых Магов (всё поголовно крутые стариканы) очень обиделись, когда их обозвали Падшими. В результате разразилась Великая Магическая Война - наичернейшая страница истории Белых Магов. По иронии судьбы, ни один из Черных тогда не пострадал. Зато после конфликта, завершившегося уничтожением 'оплота магии', началась особо усердная чистка нашего брата - оно и понятно, надо же было на ком-то отыграться.
  К чему я сейчас веду? Только к тому, что всё в этом мире очень неоднозначно. Так было, так есть, да и в будущем изменений не предвидится. Поэтому я и отмалчивался, когда меня спрашивали о моём отношении к Повелителю Драконов. Откуда мне знать, что он из себя представляет, если я вижу лишь верхушку айсберга? Зачем ему нужны все Одарённые? Почему над его землями простирается грандиозное заклинание, ограничивающее телепортацию? Не буду скрывать, что мне было бы интересно услышать ответы на эти вопросы, но в данный момент они не насущны. Всё, что я пока знаю - меры, введённые Повелителем, здорово усложняют мою задачу. Я ведь в Край Драконов не на прогулку пришёл! Мне нужно добраться до Сяо желательно до того, как фляжка, подаренная Отаро, опустеет! Отаро и остальные... интересно, как они там?
  
  - Что за спешка, Меч? Я ему даже по морде не отвесил! - Возмущался Вырви Глаз, едва поспевая за размашистым шагом напарника.
  - Я же сказал, что у нас есть более важные дела. - Не сбавляя темпа, ответил Сломанный Меч.
  - Какие ещё дела?
  - Девушка, за которой просил присмотреть Тян, может быть в серьёзной опасности.
  - С чего ты взял? Она наверняка уже слиняла из города, Гао до неё не доберётся.
  - Гао тут не причём. Я боюсь, здесь замешаны более серьёзные люди. - Наконец замедлив шаг и обернувшись, произнёс Сломанный Меч.
  - Это ты про кого сейчас так зловеще сказал?
  - Про тех странных посетителей, о которых рассказывал Тян.
  - И что в них такого особенного? - Недоумённо спросил Вырви глаз.
  - А то, Вырви, что их описание совпадает с описанием тех оборванцев, которые заинтересовали Гао.
  - С чего ты взял?
  - Их внешний вид был подробно описан в одном из отчётов. Если бы ты умел читать, то и сам смог бы...
  - Не начинай снова! Куда мне с последним глазом читать учиться? Да и старый я для этого!
  - Возраст образованию не помеха! - Авторитетно высказался Сломанный Меч.
  - Давай лучше обратно об оборванцах! - Предчувствуя очередную заумную речь, сменил тему Вырви Глаз.
  - Оборванцах? - Напарник несколько секунд боролся с желанием поумничать, но всё же перешёл к делу. - Да, конечно. Разве это не странно? Они последние, кто видел Пэй. Но потом и они исчезают, причём вместе с отрядом головорезов. К тому же, припомни того мертвеца, что показал нам Тян - он был убит каким-то очень хитрым способом. Таких совпадений не бывает!
  - И, как ты думаешь, кто они тогда?
  - Я практически полностью уверен, что они связаны с мандаринами. Тян говорил, что у девчонки была какая-то волшебная штуковина, так что всё сходится.
  - Ничего и не сходится! Знаю я этих мандаринских ищеек, не смогли бы они толпу разбойников убрать.
  - Тогда, может, это были переодетые Воины в Красном?
  - Исключено. - Убеждённо замотал головой Вырви Глаз. - Когда ты слышал, чтобы Воины в Красном ходили... не в красном?
  - Времена меняются, дружище. - Философски заметил Сломанный Меч. - В любом случае эти двое точно замешаны. У Гао было написано, что выручив за камень деньги, они первым делом купили себе повозку. Как думаешь, для перевозки чего она им понадобилась? Или они просто устали путешествовать на своих двоих? - Усмехнулся наёмник.
  - Да понял я уже, понял! Таких совпадений и правда не бывает.
  - Вот потому я и говорю, что у нас важные дела. Нужно срочно выдвигаться по южной дороге до Тракта.
  - Думаешь, сможем что-нибудь узнать на месте засады?
  - Там видно будет.
  
  
  Глава 9
  
  Вот уже второй день мы едем под противным моросящим дождём. Впрочем, едем - слишком сильно сказано.
  Этим утром Ёсай указал на поворот в сторону монастыря Низвергающейся Воды. По идее, я должен чувствовать оживление или что-то к нему близкое, но из-за грязного месива, в которое превратилась дорога, меня охватило сплошное уныние. На Тракте было ещё нормально, но на этой узкой дорожке нам регулярно приходилось выскакивать из повозки, дабы протолкнуть её дальше - несмотря на героические усилия мулов, колёса вязли в грязи с завидной частотой. Именно в такие вот моменты я горько тосковал о своих оставленных сапогах. Мягкая кожа, высокие голенища и толстые подошвы - вот предел моих мечтаний на тот момент.
  Пэй, работающая на ровне со всеми, казалось вовсе не чувствовала никаких неудобств. Сняв свои мягкие воровские тапочки и закатав широкие штанины до колен, она уперлась в заднюю часть повозки с упорством лучшего из моих мулов (правого). Сразу видно - девчонка привычна к тяжёлой работе. Если бы у неё был нормальный наставник, смогла бы стать далеко не посредственной стихийной ведьмочкой.
  - Да когда же это кончится? - Простонал монашек.
  Он помогал нам тем, что бегал вокруг и подсовывал под колёса свою палку, оказавшуюся неожиданно прочной.
  - Тёбе виднее, я же здесь новичок. - Прокряхтел я, в который раз навалившись на повозку.
  - Я не про это, а про... вообще! - Пояснил Ёсай, налегая на палку.
  - Что я могу сказать тебе про 'вообще'? Вообще, нам ещё повезло, что сейчас не ливень с градом. И с чего ты вообще жалуешься? Разве не ты хвастал, что полстраны пешком пересёк?
  - Ничего я не хвастал! Я действительно пересёк. Только шёл я по хорошей погоде!
  - А по плохой, значит, девок по сараям портил? - Ехидно усмехнулся я, на что монашек гордо промолчал.
  - Если бросим эту дурацкую повозку, будем двигаться быстрее. - Через некоторое время предложила Пэй.
  - Я скорее тебя в грязюке утоплю, чем её брошу, - вполне миролюбиво улыбнувшись, ответил я.
  - Но она только замедляет передвижение!
  - Боишься, что нас тот Красный догонит? Об этом не волнуйся, он сейчас далеко.
  На самом деле те придурки, что обвешали парня амулетами с моей кровью, оказали нам ценнейшую услугу - теперь Красный буквально светился для меня словно маяк, потому как следы своей ауры на амулетах я мог ощущать на весьма приличном расстоянии. Так как его - даже отдалённого - присутствия не ощущалось, можно было предположить, что он крепко подсел на мою наживку. Интересно, сколько ему понадобится попыток, чтобы почувствовать неладное.
  
  Красная смерть присел над поверженным противником и внимательно осмотрел собственноручно изрубленное тело. Если не считать страшных кровоточащих ран, человек ничем особым не отличался и был - как и двое предыдущих - типично бандитской наружности. Юноша встал и достал поисковый амулет. Кругляш пару раз качнулся в сторону тела, потом закружился на веревочке и - уже в который раз - выдал новое направление.
  Воин заскрипел зубами.
  'Одно из двух - либо амулет испортился, либо колдун водит меня за нос. Тогда как он меня поймал? Он же не мог знать об амулете! Или мог? Но что теперь делать? Если амулет показывает ложные цели, значит, Пришедший уводит меня в другую сторону. Нет смысла гадать! Если и в следующий раз попадётся обманка, попробую сначала допросить'.
  Кивнув своим мыслям, Красная Смерть двинулся дальше. Было что-то, что ускользало от его мыслей. Какая-то незначительная деталь, способная пролить свет на странное поведение колдуна. Он ведь сильный противник, так почему предпочитает скрываться, а не встретится с преследователем в открытую? Впрочем, в том, что Красная Смерть до сих пор преследователь, он и сам верил слабо. Ситуация оказалась сложнее, чем он себе представлял, так как привычная схема 'выследить-ликвидировать-вернуться' тут явно не подходила, причём по всем трём пунктам.
  
  - Здесь погулял нехилый чародей! - Присвистнул Сломанный Меч. - Если как минимум один из незнакомцев владеет колдовством, вариант с людьми мандаринов отпадает.
  - Ты так гордишься своей образованностью, а меж тем совершенно не замечаешь очевидного. - Фыркнул Вырви Глаз.
  - В смысле? - Не понял Сломанный Меч.
  - Вот! Только о смыслах ты и думаешь! Огляделся разок и считаешь, что истина тебе ясна!
  - Да про что ты...
  - А я, между прочим, единственным глазом вижу яснее, чем...
  - Вырви, о чём ты говоришь?
  - Ответ на этот вопрос лежит прямо у тебя под ногами, - ухмыльнулся Вырви Глаз.
  Действительно, Мастер Сломанный Меч остановился рядом со следом здоровенной когтистой лапы.
  - Хиданн, - мигом сообразил он. - Значит, здесь был Воин в Красном. Следовательно, мандарины в этом деле всё же замешаны.
  - Препаршивейшее вырисовывается дельце. - буркнул Вырви Глаз. - Совсем ничего не понимаю!
  - Аналогично, - согласился напарник.
  - Может, тогда, ну его?
  - Ну его?! И ты говоришь это после того как выпячивал перед Тяном грудь, уверяя, что с его девчонкой всё будет в порядке? - Неодобрительно покачал головой Сломанный Меч.
  - Так я... я ж думал, что мы только бандюков погромим малость! Я не знал, что придётся иметь дело с Воинами в Красном!
  - В любом случае, мы обещали. - Отрезал Сломанный Меч. - К тому же, у нас слишком большой долг перед Тяном.
  - Но Старый нам о нём даже не напоминал!
  - Неважно. Пусть он хоть и вовсе об этом забыл, но мы-то помним! Если бы не он, наши обезглавленные тела давно бы уже сгнили на дне того оврага, а насаженные на пики черепушки нагоняли бы ужас на очередных охотников за лёгкими деньгами!
  - Ладно, не нуди, - окончательно скис Вырви Глаз. Будучи обладателем богатого воображения, он живо представил себя в виде черепа с потрёпанной тряпочкой, закрывающей пустую глазницу, зловеще скалящегося на своей палке, воткнутой с краю от Проклятого Пути. - Но ведь Воины в Красном...! - Возразил-таки он, хоть и без былого запала.
  - Ну, воины, ну в красном, - пожал плечами Сломанный Меч. - Ты что, Вырви, так их боишься?
  - Я никого не боюсь! - Рявкнул Вырви Глаз. - Но эти... они по-настоящему сильны.
  - Так и должно быть, раз их называют лучшими воинами в стране. - Рассудительно заметил Сломанный Меч.
  - Ты не понимаешь... тебе ведь не приходилось с ними сталкиваться. - Вздохнул одноглазый наёмник и неожиданно признался: - это один из них лишил меня глаза.
  - Ну да, а потом он же сломал мне меч, - хмыкнул Сломанный Меч.
  - Я серьёзно! Давным-давно я схлестнулся с одним Воином в Красном, и он одолел меня, практически не напрягаясь!
  - Вырви, - спокойно сказал Сломанный Меч. - Всё время, что я тебя знаю - а знаю я тебя уже очень давно - ты всегда был с этой повязкой. Из этого, я могу сделать вывод, что с тем Воином в Красном ты столкнулся, когда был ещё зелёным юнцом. Но сейчас-то ты знаменитый наёмник, чьё имя покрыто народной славой! Ты давно перерос его по мастерству!
  - Не уверен, и проверять не хочется. - Проворчал Вырви Глаз. - Но, так как я никого не боюсь, то пойду с тобой дальше! Тем более, что мы и правда задолжали Тяну. Кстати, куда хоть пойдём?
  - Э-э... - Сломанный Меч нерешительно замер у Тракта, глядя то в одну сторону, то в другую. - Пойдём пока по направлению к столице. - Наконец решил он.
  - Почему ты думаешь, что нам туда? - Скептически поинтересовался Вырви Глаз.
  - Девка с волшебной штукой, таинственные незнакомцы и Воины в Красном! Не сочти за глупость, но мне кажется, что назревает что-то серьёзное, и будет весьма странно, если это 'серьёзное' произойдёт в какой-нибудь глухомани. - Попытался объяснить свои соображения Сломанный Меч.
  - Ага... понятно, - покивал Вырви Глаз, после чего подозрительно прищурился: - Это тебе твоя Интуиция подсказала?
  - Нет, конечно! - Поспешил откреститься напарник. - Логика в чистом виде!
  - Ну, тогда пошли, - всё ещё подозрительно поглядывая на него единственным глазом, согласился приятель и двинулся в указанную сторону.
  Сломанный Меч, с трудом скрывая негодование, пошёл следом. После того как его Интуиция завела наёмников на Проклятый Путь, напарник всёрьёз в этой хвалёной Интуиции засомневался. А после ещё нескольких не особенно приятных случаев, разуверился в ней окончательно. Сломанного Меча такое недоверие сильно злило - он-то знал, что от случайностей (в том числе и роковых) не застрахован никто.
  
  Вонг-Ву проснулся в холодном поту. Стояла ещё глубокая ночь, но в данный момент для настоятеля монастыря Низвергающейся Воды это уже не имело значения. Он почувствовал приближение того, ради чего и был два века назад построен монастырь. Неужели это свершилось! Неужели Избранник, наконец, явил себя миру и по Краю Драконов пронесутся долгожданные изменения?
  Быстро одевшись, Вонг-Ву лично пошёл будить старших монахов. Прибытие должно произойти в самое ближайшее время, через день или два, поэтому следовало как можно быстрее к нему подготовиться.
  Монахи встретили известие без энтузиазма. Они ждали этого дня всю свою жизнь и просто не смогли поверить, что Это, наконец, произойдёт. Но настоятелю даже старшие перечить не смели, ибо тот являлся сильнейшим из чародеев, сумевших сохранить свободу, хоть и был ещё очень молод - разменял всего около пятидесяти лет.
  - Вы уверены, что правильно интерпретировали это... ощущение? - Всё же выразил сомнение один из старших.
  - Абсолютно уверен, брат мой, - гулким басом отозвался Вонг-Ву. - Момент настал. Многие поколения наших предков готовились к этому, и то, что Великая Миссия возложена именно на нас - большая честь! Мы тоже очень старались, готовясь к сему дню, и вот он, наконец, наступил! Пришло время нашей стране вновь возродиться из пепла, которым покрыл её Повелитель Драконов!
  Если бы монахи не владели собой так хорошо, настоятель очень бы удивился, увидев их скисшие лица. Всю жизнь старики ждали не пойми чего, и это не пойми что не пойми откуда взялось именно на закате их жизней. Разве это справедливо?! В их возрасте уже вредно думать о Великих Миссиях! Впрочем, долг ещё никто не отменял. Вонг-Ву знал, что может положиться на мудрейших из монахов в этом деле. Да они и сами это знали, что не улучшало их отношения к предстоящему событию.
  - Раз так, надо организовать проверку. - Задумчиво произнёс монах Цун.
  - Точно! Чтобы не получилось как шестьдесят лет назад! - Поддержал его монах Ло.
  - Это не самозванец, я же почувствовал... - возразил настоятель.
  - Тот настоятель тоже что-то там почувствовал, и что из этого вышло? В любом случае, проверка лишней не будет.
  - Ладно, согласен. - Кивнул Вонг-Ву. - Тогда вы этим и займитесь, подберите людей. А остальные пусть готовятся к Церемонии Наречения.
  
  До деревеньки, что обеспечивала монастырь всем необходимым и принимала паломников, мы добрались лишь к вечеру. Дождь к этому времени успел стихнуть, но это никак не повлияло на наше мучительное продвижение - боюсь вместо ужасов Алтаря, теперь в кошмарах мне будет видеться хлюпающая и вязкая грязища, окутывающая мои беззащитные ноги.
  К счастью в деревне нашлась настоящая гостиница. Правда, не слишком большая, в основном для тех же паломников, потому как другие личности заглядывали сюда редко. Купцы, конечно, приезжали, время от времени, но не стали здесь постоянными гостями. Собственно, как раз за паломников мы себя и выдали, что было не сложно. После дороги мы выглядели не шибко представительно, то есть именно так, как и полагается выглядеть людям, проделавшим долгий путь, дабы засвидетельствовать своё почтение местному настоятелю, прославившемуся в качестве одного из Мудрейших, и приобщиться к его... мудрости. Эту формулировку с серьёзнейшим видом оттараторил Ёсай, когда хозяин гостиницы вежливо поинтересовался, по каким делам дорогие путники забрели в деревню при монастыре. То, что Ёсай и сам был монахом, лишь добавило нам убедительности. Ведь монахи, как известно, никогда не упускают возможности поделиться собственной мудростью, и, соответственно, познать чужую.
  Остановились мы в двух комнатах, одну из которых заняла Пэй. Между прочим, это я должен был быть на её месте, но побоялся, что она может пришибить соседа, который в обществе привлекательной девушки не продержался бы и половины ночи. Не стоит думать, что я такого уж плохого мнения о Ёсае, просто я принимаю людей такими, какие они есть. Если он и не станет подкатывать к моей ученице, то спокойно заснуть в её обществе точно не сможет, весь изведётся. А завтра он мне нужен бодрый и работоспособный!
  Конечно, можно было бы разместиться и в трёх комнатах, но я переборол желание уединиться. Всё же на трёх человек в трёх разных комнатах напасть куда легче. Ведь несмотря ни на что, следовало помнить: ты колдун, и ты на вражеской территории! Не стоит пренебрегать естественными мерами безопасности в угоду личному удобству! Эх, зря я всё же не отловил какого-нибудь пёсика, пока была возможность, тогда не пришлось бы волноваться за охрану.
  Зато удовольствие помыться первым я не уступил никому и плескался в огромной деревянной бадье ровно до тех пор, пока не почувствовал себя не просто чистым, а скорее уж глянцевым. Следующей на очереди была дама, которая наградила меня уже привычным хмурым взглядом, но ничего не сказала. Ёсай тоскливо проводил её глазами, а когда дверь в комнату для мытья закрылась, издал тяжкий вздох, то ли от сожаления, что его очередь не подошла, то ли из-за невозможности подглядеть за плескающейся в воде голой девицей.
  После помывки мы, закутанные в чистые белые халаты с жёлтыми цветочками, принялись за еду. Свою одежду мы сдали для чистки, правда, в моём случае был сдан только трофейный халат. Шмотки из волнубусовой кожи я посторонним демонстрировать не стал и очистил их собственноручно, что было не трудно - кожа ведь. Ну и, разумеется, со своей шляпой я не расстался, чем вызвал удивление хозяина, обслуживающего персонала (роль которого исполняли три женщины разных возрастов, по всей видимости, родственницы хозяина) и парочки других постояльцев. Ну да ничего - как я успел заметить, в этой стране встречаются типы, выглядящие ещё более странно, чем я.
  Спал я вполне спокойно, правда утром мне смутно помнилось, что посреди ночи я просыпался от какого-то непонятного ощущения. В чём его непонятность я так и не вспомнил, но был твёрдо уверен, что оно мне не приснилось - обычных снов я уже давно не видел. Наутро все поднялись рано, с твёрдым намерением взять высоченный утес, на котором и расположился Монастырь Низвергающейся Воды. Кроме монастырских построек, со скалы тонким ручейком стекала вода, попадая в раскинувшееся внизу озерцо. Судя по отполированным водой камням, раньше здесь был знатный водопад.
  - Пора бы этим монахам сменить название монастыря на более актуальное. - Обратился я к Ёсаю, когда мы, крепко позавтракав, двинулись в путь. - Например, на Монастырь Вертлявого Ручейка.
  - Нельзя изменять названия священных мест, - назидательно произнёс монашек. - Хотя им стоило сразу назвать это место как-нибудь более обобщённо и возвышенно.
  - Типа Храма Грозовых Туч?
  - Именно так, - серьёзно кивнув головой, согласился Ёсай. - Или типа Храма Парящего Орла, или Монастыря Утренней Росы.
  - Как-то у вас не очень с воображением.
  - И это мне говорит человек, который называет своих чучел Ушастиками и Зубастиками? - Усмехнулся монах.
  - Не чучел, а големов, - проворчал я.
  Вот так, весело переругиваясь, мы и начали восхождение. Тропинка, на которую нам указали местные, круто вела вверх, но тяготы пути не могли испортить моего настроения, резко поднявшегося из-за хорошего отдыха и ясной погоды, пришедшей на смену вчерашнему безобразию.
  Жаль только, что повозку пришлось оставить в гостинице. Там, за приемлемую сумму, обещали позаботиться о животных и обеспечить сохранность вещей.
  
  Лучшие боевые монахи полукругом выстроились перед воротами монастыря. Вонг-Ву встал перед ними и внимательно оглядел каждого.
  - Сегодня, - начал он, - великий день! В нашу обитель должен войти сам Избранник, и это ознаменует начало нашей борьбы против Чумы, поразившей эти земли сотни лет назад!
  Его заявление не вызвало бурного проявления эмоций среди бойцов, но о том, что они поняли значимость момента свидетельствовали их резко посерьёзневшие взгляды. Лишь один, самый молодой, не смог скрыть возбуждения, стиснув свой гуань дао так, что побелели костяшки пальцев. Настоятель не обратил на это внимания и, в целом, остался доволен реакцией на свои слова.
  - Братья! Вы собрались здесь для того, чтобы исключить малейшую возможность ошибки, ибо цена её может оказаться непомерно велика. Вы должны будете проверить Избранника. Если он на самом деле тот, кем является, с ним ничего не случится. Но если он окажется самозванцем, то дальнейшего пути ему нет! Скоро он появится здесь, и мы его встретим.
  Когда Вонг-Ву говорил 'скоро', он немного преувеличил - кто-то показался на тропе лишь после второго удара гонга. Разомлевшие на жаре монахи вмиг подобрались.
  Путников было трое - монах из другого монастыря, человек в соломенной шляпе и девица. По мнению бойцов, никто из троицы на легендарного Избранника не тянул. Настоятель же придерживался иного мнения. Он вышел вперёд и застыл в ожидании путников.
  
  От обилия солнечных бликов на лысых головах делегации, выстроившейся перед воротами, у меня зарябило в глазах. И что это ещё за столпотворение? Впервые за день у меня появилось нехорошее предчувствие.
  - Ёсай, - тихонько позвал я, но монах, топавший рядом, не отреагировал.
  - Ёсай! - На этот раз я подкрепил обращение тычком локтя в бок. Монашек вздрогнул и повернул ко мне растерянное лицо.
  - Зен, это... - промямлил он, - кажется это сам Мудрейший!
  - Неужели, - я недоверчиво уставился на здорового лысого дядьку с густой чёрной бородой и прибавил шагу.
  - Приветствую вас! - Прогудел настоятель, когда мы приблизились.
  - Ты Мудрейший? - Резко спросил я. Ёсай, спрятавшийся за моей спиной, нервно ойкнул.
  - Да, - важно ответил дядька.
  - Ты-то мне и нужен. - Удовлетворённо кивнул я.
  - Я так и думал!
  - Действительно?
  - Конечно, Избранник. Перед тем как мы начнём Церемонию Наречения, покажи нам Вещь.
  Мы втроём удивлённо переглянулись.
  - Какую ещё Вещь? - Подозрительно спросил я. - И что за церемония такая? Я ни на какие церемонии не подписывался!
  Кустистые брови настоятеля сурово сдвинулись, и мне показалось, что даже солнечные лучи уже не так ярко сияют на его лысине.
  - Нам нужно увидеть Вещь! Если ты не хочешь её показывать, мы заставим тебя это сделать!
  - Произошло какое-то недоразумение, Мудрейший! - Высунулся из-за моей спины Ёсай. - Мы просто хотели...
  - Предъявите Вещь! Немедленно! - Завопил настоятель, стремительно краснея. Около дюжины монахов взяли нас в кольцо и выставили вперёд свои палки с клинками (которые, как выяснилось, называются гуань дао).
  - Значит, Вещь тебе нужна? - Угрожающе зарычал я. Нет, вывести меня из себя довольно сложно, но вот малость разозлить - раз плюнуть. Мало того, что этот демонов настоятель не идёт на контакт и несёт всякую чушь, так ещё и его лысая братия в меня своими палками тычет! Ясно, конечно, что здесь действительно имеет место некоторое недоразумение, но как следует проучить это бородатое хамло и его воинство всё же лишним не будет. В крайнем случае, смогу вытянуть нужные сведения менее вежливым, но более болезненным способом.
  - Чтож, есть у меня Вещь! - С этими словами я выхватил из-за пазухи свой тесак. - Причём не одна! - Магическая монтировка моментально оказалась в левой руке. - Выбирай любую!
  Краем глаза я заметил, как Пэй уже сверкает зажатыми меж пальцев метательными ножами. Ёсай же, видимо, опять схоронился у меня за спиной.
  - Накажите этих самозванцев, братья! - дал отмашку своим головорезам настоятель, после чего те пошли в атаку.
  Честно признаюсь, выучка у монахов оказалась неплохая, но явно недостаточная, чтобы я демаскировал своё местонахождение, прибегнув к магии. Парируя удары тесаком, и ловко охаживая бритые черепа монтировкой, я постепенно уменьшал число нападающих. Девчонка билась против какого-то сопляка, а Ёсай, в свою очередь, проявил чудеса сообразительности - старался не путаться у меня под ногами, держась подальше и кое-как отмахиваясь палкой.
  Побоище при монастырских воротах закончилось для меня неожиданно. Противник Пэй сделал широкий горизонтальный взмах, но девчонка с ловкостью акробатки перемахнула через гуань дао, отвесив в воздухе удар пяткой в челюсть. Враг от неожиданности сел на пятую точку, выпустив из рук оружие, которое отлетело в сторону.
  - Стойте! - Закричал вдруг настоятель. - Вещь! - Он ткнул пальцем куда-то в землю перед девушкой.
  Мои противники, коих к тому моменту осталось только трое, выполнили приказ и, опустив гуань дао, дружно уставились под ноги Пэй. Надо ли говорить, что мне чужие приказы по барабану? Утратившая бдительность троица вмиг оказалась на земле. Закончив с ними, я развернулся к Мудрейшему и... застыл с разинутым ртом.
  - Так это ты?! - Воскликнул бородач. - Ты - Избранница! О, слава духам, я не ошибся! - Сказав это, он рухнул перед Пэй на колени и разрыдался.
  В тот момент на девушку было жалко смотреть - обескураженная, она затравленно озиралась по сторонам.
  - Девочка моя! - Немного успокоившийся настоятель бережно подобрал с земли заколдованную брошь, видимо выпавшую во время лихих акробатических телодвижений, и вернул хозяйке. - Почему же ты сразу не показала её нам?
  - Что? - Недоумённо моргнула Пэй, вертя в руках артефакт.
  - Вещь. - Констатировал я. - Вот, всегда так с Вещами - ищешь их по всему дому, а находишь в самом неожиданном месте.
  Настоятель встал и отряхнул колени.
  - Я извиняюсь перед тобой и твоими спутниками за это... - Он виновато развёл руками.
  - Недоразумение. - Закончил я, убирая свои 'инструменты'.
  - Настал великий день! - Не обратив внимания на мой недовольный тон, провозгласил Мудрейший. - Теперь, когда ты появилась, перемены неизбежны!
  - К-какие перемены? - Робко поинтересовалась Пэй. - Что вам нужно?
  Несколько секунд настоятель тупо пялился на мою ученицу.
  - Так ты ничего не знаешь, - полувопросительно сказал он.
  - Не знаю о чём?
  - Ох, девочка, - тяжело вздохнул настоятель, - это плохо. Как ты узнала, что тебе нужно именно сюда?
  - Да я понятия не имела, куда мы идём! Это он нас вёл!
  Сволочь мелкая, сразу сдала, да ещё и пальцем в мою сторону тыкнула!
  - Ты?! - Грозно посмотрел на меня настоятель.
  - Я. - Согласился я, сделав непроницаемое лицо и сложив руки на груди.
  - Зачем ты привёл к нам Избранницу, когда она ещё не осознала свой путь?!
  - Она сама ко мне прибилась, а я шёл сюда по другому делу, - коротко объяснил я.
  В общем-то, можно было уже приступать к допросу, но происходящее меня заинтересовало ровно настолько, чтобы я счёл нужным хотя бы попытаться разобраться в сложившейся ситуации.
  - Это так? - Спросил настоятель теперь уже у Пэй. Девчонка лишь кивнула. - Так... - Он подошёл к запертым воротам и забарабанил в них своими кулачищами.
  - Внутри разберёмся, - буркнул он, подойдя ко мне и оказавшемуся рядом Ёсаю. - Не знаю, кто вы такие, но побудьте пока моими гостями. - Высказано это было в ультимативной форме.
  - Не могу отказаться от такого великодушного предложения, - улыбнулся я Мудрейшему так, что его перекосило.
  
  Глава 10
  
  'Жизнь не сказка Эзик, жизнь - это суровая реальность в которой нет места чудесам, бескровным победам над врагами и приключениям, всегда заканчивающимся хорошо. Вот для того, чтобы не проливать кровь в боях и выходить невредимым из непростых ситуаций ты и должен упорно учиться, а не читать всякую ерунду!' - Именно эти слова отца, оттаскивающего меня за ухо от сборника сказок, вспомнились мне, когда настоятель Вонг-Ву, во время подготовки к Церемонии Наречения, поведал нам одну небезынтересную историю, напрямую касающуюся моей ученицы.
  Началось всё, как всегда, с пророчества. А пророчество сие было озвучено чуть больше двух сотен лет назад придворным магом с затейливым именем Хак-Ман-Цу. В сущности, это было не столько пророчество, сколько проклятие, произнесённое в адрес первого Повелителя Драконов, в тот момент, когда маг лежал на плахе, а палач уже готовился нанести удар. Дословно в версии настоятеля звучит оно так: 'Да явится Избранник, несущий Вещь королевскую, только потомкам настоящей династии принадлежать способную! Да сокрушит он мощью магической лжеповелителя и его приспешников! Да взойдет он на престол, предками ему оставленный! Да воцарится Мир и Благоденствие в Краю Драконовом!' Полагаю, пророчество было сильно перефразировано для использования в узком монашеском кругу, дабы не смущать всяческими словесами неприличными нежную психику монашескую. Во всяком случае, другой причины для таких пафосных словесных нагромождений я не нахожу. Впрочем, это не так уж важно. Гораздо интереснее узнать, какие повороты судьбы завели того мага в столь неприятное положение.
  Изначально - то есть на протяжении многих и многих веков - Краем Драконов правила императорская династия Квон-Ди. И правила она, пока не посягнул на её монаршеские права некий смышлёный малый, позднее объявивший себя Повелителем Драконов. Императором в то время был не самый лучший представитель рода, на деле оказавшийся неспособным сохранить власть. Встав у руля, Повелитель Драконов вырезал всю свергнутую династию. Во всяком случае так считалось до того досадного недоразумения со старым колдуном и плахой. Конечно, Повелитель не был суеверным человеком, но и его пробрало, когда, после произнесения пророчества, колдун изошёл разноцветными искрами так, будто ему в халат напихали фейерверков, после чего красочно взорвался. Вот тогда то и началось всё это безобразие, которое тянется до наших дней. Я имею ввиду отлов обладателей Дара, среди которых, согласно пророчеству, должны быть сумевшие выжить Квон-Ди, а так же установку магического барьера, созданного сотнями пленённых магов. Оказывается, искусство телепортации было здесь хорошо изучено и повсеместно распространено. Поэтому при помощи барьера Повелитель убил сразу двух зайцев: ограничил передвижения магов по территории Края, что существенно упростило их отлов; а так же устранил возможность неожиданных покушений. С точки зрения правителя - весьма разумный шаг, должен признаться.
  Монастырь Низвергающейся Воды был построен последователями почившего придворного мага. Так как Хак-Ман-Цу в то время тоже считался одним из Мудрейших, последователей его хватило бы на добрый десяток монастырей. Но монастырь был лишь один и создали его самые здравомыслящие и терпеливые из последователей, в то время как остальные либо расселились кто куда, либо были выявлены, заклеймены как антиобщественные элементы, и, соответственно, отправлены на принудительные работы в пользу государства до конца своих дней.
   Оставшиеся же много поколений ждали, да и дождались-таки своего Избранника, коим и оказалась моя ученица. Окончательно это подтвердилось на так называемой Церемонии Наречения, непосредственное участие в которой приняли Пэй, её брошь и кучка дряхлых сморщенных монахов, рассевшихся вокруг девчонки и затянувших какую-то монотонную песню. Я сразу же сообразил, что песня на самом деле - заклинание, а церемония - ритуал.
  В числе множества зрителей мы с Ёсаем наблюдали, как брошь поднялась в воздух, налилась ярким зелёным светом и, вплотную приблизившись к Пэй, исчезала у неё в груди. Как только это произошло, весь огромный зал, где проходила церемония, наполнился гомоном. Монахи падали на колени и бились головой об пол, выкрикивая что-то типа 'Принцесса!' и 'Наследие Квон-Ди!'. Девушка несколько секунд тупо смотрела на торжествующих монахов, после чего, потеряв сознание, распласталась на каменных плитах пола.
  Вот и верь после всего случившегося, что в жизни не как в сказке. С другой стороны, сказка сказке - рознь. Вполне возможно, что история нашей новоиспечённой принцессы окажется весьма печальной и, с большой долей вероятности, довольно короткой.
  
  - Эх, как похоже на родные казематы! - Произнёс я, втянув носом спёртый воздух каменного мешка, в который определили нас с Ёсаем.
  - Чего?
  - Ничего. Это я так... ностальгирую.
  Монашек уселся на одну из двух разложенных на полу циновок и подавленно оглядел 'наше временное пристанище', как изволил выразится настоятель.
  - А у нас в храме кельи просторные, с большими окнами и видом на горы.
  - Полагаю, мы сейчас в специальных апартаментах для особо дорогих гостей, - хмыкнул я, усаживаясь рядом.
  - Думаешь, нас считают пленниками? - Встревожено спросил монашек.
  - Скорее нежелательными персонами на их торжестве по случаю удачного Наречения. К тому же, дверь не заперта... хотя и под присмотром.
  - Тогда, может, сбежим?
  - Так ничего и не узнав о Сяо? Ну уж нет, я тащился в такую даль, не для того чтобы стать незначительной шестерёнкой в механизме чужого пророчества.
  - Я понимаю... но как долго нам здесь сидеть?
  - Не думаю, что очень долго. Всё же кучка монахов с переломами и сотрясениями, которую я оставил перед главными воротами сильно впечатлила настоятеля. Он не станет долго испытывать наше терпение, просто подождёт ровно столько, чтобы мы успели осознать свою незначительность перед ним.
  - И как скоро мы осознаем?
  - Полагаю, к утру точно осознаем.
  - Только к утру? А пораньше нельзя? А то мне что-то есть захотелось.
  - Ну, голодом нас морить не станут, так что наберись терпения и жди. А ещё лучше, немного отдохни. Что-то мне подсказывает, что денёк завтра будет тот ещё.
  - Ты опять что-то затеял, - со вздохом констатировал Ёсай.
  - Честно говоря, ничего конкретного я не планирую. - Честно признался я. - Просто буду следить за развитием событий и ждать подходящего момента.
  - Если ты начнёшь колдовать, времени на ожидание у нас может и не остаться.
  - Да никто ничего не засечёт даже если я Огненный Смерч по коридорам пущу! - Усмехнулся я.
  Ёсай удивлённо уставился в мою сторону.
  - Ты же сам видел, как монахи колдовали на церемонии, - раздражённый его недогадливостью, проворчал я.
  - Я думал это было...
  - Чудо? Не смеши меня! Пэй поставили в самый центр магического круга, вырезанного в полу, а потом читали заклинание.
  - Если ты утверждаешь, что они колдовали, значит, скоро тут будет не протолкнуться от людей мандаринов!
  - Ты не следишь за мыслью. - Я укоризненно покачал головой. - Стены монастыря, насколько я понял, не пропускают магический фон наружу. Предки этих монахов славно постарались, чтобы о творящихся здесь колдовских делишках никто не узнал. Из этого, кстати, следует вывод, что служители монастыря Низвергающейся Воды - серьёзная повстанческая организация. Она существует столько, сколько и власть Повелителя Драконов, и до сих пор не раскрыта!
  - Это я и сам сообразил. - Фыркнул моншек. - Только вот чем всё это может обернуться для нас?
  - Здесь только два возможных варианта: либо попытаются от нас избавиться, либо попробуют завербовать. Лично я больше склоняюсь ко второму варианту.
  - И что ты сделаешь, если они попросят тебя присоединиться? - Как-то странно на меня покосившись, спросил Ёсай.
  - То же, что и всегда - буду действовать по обстоятельствам. - Чуть улыбнулся я.
  
  То, что в её жизни что-то резко изменилось, Пэй поняла уже тогда, когда сам Мудрейший Вонг-Ву встал перед ней на колени. А затем ей открылась вся Правда! Пэй всегда чувствовала в себе нечто особенное, но даже и представить не могла, что это 'особенное' окажется... настолько особенным! Наконец она узнала своё истинное предназначение, и это совершенно её не испугало. Наоборот, теперь у неё появилась реальная возможность отомстить за мать не только мандаринам, но и самому Повелителю Драконов!
  - Как же мы собираемся сражаться с ним, если у нас даже армии нет? - Спросила Пэй у настоятеля, который обнаружился у её ложа, когда она очнулась после церемонии, и изъявил желание ответить на все возникшие вопросы.
  - В решающей битве ключевым моментом станет не количество солдат, - важно ответил Вонг-Ву. - Но я не отрицаю необходимость иметь свою армию. Когда люди узнают, что наследник Квон-Ди вернулся, то сами встанут под наши знамёна!
  - А когда обо мне узнают?
  - Всему своё время, дитя моё. Для начала ты должна будешь постичь магическое искусство и множество других наук.
  - Так я должна буду учиться?!
  - Да, чтобы вести людей в бой и впоследствии править ими, тебе предстоит многое узнать. Но не бойся этого, ибо наша жизнь - бесконечное познание. Я научу тебя использовать магию, а мои братья дадут тебе другие знания необходимые Императрице.
  - Но у меня уже есть наставник! - Запротестовала Пэй.
  - Ты о том шарлатане в шляпе? Разве он умеет что-то, кроме как махать железом? - Презрительно скривился Мудрейший.
  - Да, он очень сильный колдун! Он говорил, что сражался с Воином в Красном! И не погиб!
  - С Воином в Красном?! Ты ничего не путаешь?
  - Нет! Я сама видела того воина. Он шёл по нашему следу, но Зен сумел его перехитрить!
  - Принцесса. - Осипшим голосом произнёс Вонг-Ву. - Прошу, расскажи мне всё, что тебе известно об этом человеке.
  И Пэй рассказала. Она рассказала всё, начиная от встречи в чайном домике и заканчивая потасовкой у монастырских ворот. Не забыла так же дать весьма нелицеприятную характеристику своего учителя. Чем дольше она говорила, тем мрачнее становилось лицо Мудрейшего.
  - Что с вами? - Робко поинтересовалась девчонка, заметив, что настоятель уже не обращает внимания на её слова, а просто сидит, погружённый в свои мысли.
  - Этот человек... - Отрешённо сказал Вонг-Ву. - Он - либо наша удача, либо наша беда.
  - О чем это вы?! - Разозлившись, воскликнула Пэй, дёрнув его за рукав.
  Настоятель посмотрел на неё и вздохнул.
  - Видишь ли, у нас неплохая сеть шпионов, и один из наших людей служит в Горной Обители.
  - В мандаринском логове?
  - Именно. Так вот, в последних его донесениях говорится, что на землях Края появился сильный чужеземный колдун, способный творить магию Хаоса. Мандарины назвали его Пришедшим.
  - И вы считаете, что Зен...
  - Да, это очень похоже на правду. К тому же, ты сама говорила, что он выглядит не так как все и поэтому носит свою шляпу.
  - И правда... - замялась Пэй, - тогда что нам делать?
  - Если всё, что мы о нём знаем - правда, то его устранение обойдётся нам слишком дорого, если это вообще возможно. Отпустить его мы так же не можем, ведь у него нет причин хранить нашу тайну. Остаётся только одно - попытаться сделать его союзником. В этом качестве он может принести много пользы. Только вот ума не приложу, что мы можем ему предложить, чтобы он согласился?
  - Земли? - Пожала плечами Пэй. - Или какую-нибудь высокую должность при моём будущем дворе?
  - Сомневаюсь, что его это заинтересует. К тому же, служители Хаоса слишком непредсказуемы, чтобы долго держать их подле себя. - Покачал головой Мудрейший. - Слушай, он, кажется, говорил, что шёл ко мне по какому-то делу. Ты не знаешь, что ему нужно?
  - Нет, они с Ёсаем не обсуждали при мне свои дела. - Вспомнив это обстоятельство, надулась Пэй.
  - Ясно. А какова роль этого молодого монаха?
  - Понятия не имею, зачем Зен таскает его с собой. По мне, так он совершенно бесполезен.
  - Такие сильные колдуны ничего не делают просто так, - заметил Вонг-Ву. - Ладно, завтра я сам поговорю с ними, а пока пусть отдыхают. Кстати, тебя это тоже касается. Доброй ночи, принцесса.
  Сказав это, настоятель потрепал девушку по плечу и вышел из её покоев. Пэй было непривычно слышать в свой адрес обращение 'принцесса'. В окружении Гао её именовали не иначе как Воровка Пэй. Что поделать - это прозвище соответствовало её должности. Но сейчас всё иначе! Теперь девушке было приятно не столько почтительное отношение к своей персоне, сколько осознание того, что она нужна кому-то для действительно достойной цели.
  Пэй откинулась на подушки и прижала руки к груди - там, где после церемонии осталась метка в виде лотоса. Теперь ей было понятно, почему мать не сдалась мандаринам. Она не могла позволить последним потомкам великой династии оказаться в руках Повелителя Драконов. Воспоминания о том дне нахлынули с новой силой, но теперь Пэй не стала сдерживать слёзы, как всегда это делала. Теперь она представляла, что ждёт её впереди: война и кровь, а в итоге - победа или смерть. В любом случае, это лучше чем ощущение неизвестности. И этой ночью она полностью отдалась печали и слезам.
  
  Терпениё Ёсая было вознаграждено - ужин нам всё же принесли. Выглядел он неплохо и на вкус был не дурён, из чего я сделал вывод, что он символизирует нечто типа: 'Всё самое лучшее дорогим гостям!' Монахи, явившиеся забрать пустую посуду, притащили нам пару тёплых одеял. Следующий вывод напрашивался сам собой: девчонка сдала меня с потрохами, вследствие чего монахи забоялись моей реакции на не слишком гостеприимное отношение, оттого и стремились скрасить наше ожидание. Пэй путешествовала с нами не слишком долго и не была посвящена в мои дела, но кое-какое мнение обо мне и моих возможностях у неё наверняка сформировалось, о чем и свидетельствовали действия монахов. Впрочем, возможность ночного нападения исключать пока рано. В конце концов, кто этих бритоголовых знает?
  Благодаря многолетнему опыту защиты от покушений я знал, что даже при малейшем подозрении на опасность следует принимать меры предосторожности. Причём меры эти должны быть адекватны обстоятельствам. В том смысле, что не стоит окружать свои покои смертельными охранными заклятьями, если находишься в гостях у короля дружественной державы и тебе не понравилось, как его жена на тебя поглядывает. Вот и сейчас я ограничился лишь тем, что наложил на дверь простое, но мощное оглушающее заклинание. Чего не хватало мне в последние дни, так это возможности колдовать, не опасаясь быть обнаруженным. Интересно, понимает ли настоятель, что в пределах монастыря у меня развязаны руки? Если Мудрейшим его прозвали не за высокий лоб и внушительную бороду, то он не может этого не понимать. Тогда что за игру он затевает? Демон этих местных разберёт! В любом случае, ничто не помешает мне получить ответ... тем или иным способом.
  Первую половину ночи мне не спалось. Да я и сам не стремился заснуть, одолеваемый невесёлыми мыслями. Дело в том, что я очень скучал. Странное дело - я триста лет прожил во дворце, правил королевством и прочее, но скучал я сейчас не по всему этому, а по своей маленькой комнатке в доме Первого, по Селению, и, конечно, по эльфам. По эльфам, честно говоря, в первую очередь. Не знаю, ушёл бы я оттуда, если бы не необходимость? И, если нет, то насколько бы я там задержался? Отаро говорил, что я у них прозябаю. Интересно, сказал бы он это, если бы со мной всё было в порядке? Только сейчас, вдали от Селения, я по-настоящему осознал, как хорошо мне там было. Пока я жил среди эльфов, то воспринимал это как нечто обыденное, а теперь, это кажется мне невероятным. Помню, как после первой пирушки в мою честь, мне захотелось погостить в Селении подольше, но уже тогда я понимал, что это неосуществимо. И что же произошло? Я умудрился стать своим в замкнутом, практически изолированном от внешнего мира, обществе. Действительно, удивительное дело!
  Интересно, а эльфы по мне скучают? Кем я успел стать для них за эти полгода? Ну, допустим, для Отаро я стал другом. Допустим, сдружился с Кайрил, Айвел и Вентисом. А остальные? Нет, я понимаю, что со всеми передружиться невозможно, но всё же, кто я для них? Смею надеяться, что не просто бесполезный чужак, раз уж они меня приняли.
  А ведь я всегда чувствовал себя чужаком, даже в Хилзготе. У меня нет ни национальности, ни народа. Я - черный колдун. Я тот, кого не признает своим ни одно государство, даже если этим государством правлю я. А вот эльфы признали. Но что с остроухих взять? Другая раса - другой менталитет. Всё же хорошо, что я с ними сошёлся. Если бы я верил в какие-либо высшие силы, то, наверное, каждый день перед сном благодарил бы их за то, что они направили к моему костерку раненную эльфийку.
  Так, стоп! Лишняя сентиментальность перед серьёзным делом до добра не доводит. Я всё же остаюсь чёрным колдуном, и должен вести себя соответственно!
  Почувствовав, что время для тоски прошло, и пора бы уже поспать, я достал флягу, подаренную Отаро, решительно её откупорил и поднёс к губам. Как позже выяснилось, выпил я немного больше, чем следовало.
  
  Допрос мало что прояснил, но кое-какие результаты всё же принёс. Было очень непросто разговорить очередного неприятного типа, на которого указал амулет, но Красная Смерть справился. Поначалу человек вёл себя довольно странно - просто брёл по дороге, уставившись себе под ноги. На вопросы не реагировал, и подал первые признаки заинтересованности только после того, как воин аккуратно срезал ему половину уха. Красная Смерть ненавидел пытки, а теперь ненавидел и себя, за то, что сам этим занимается, ненавидел Пришедшего, по вине которого он этим занимается, и даже Светлейшего Танга, по приказу которого он обязан выследить Пришедшего любой ценой.
  Несмотря на славу лучшего бойца, чужая боль не доставляла Красной Смерти удовольствие. Именно поэтому, он никогда не затягивал поединки, если чувствовал, что может нейтрализовать противника быстро.
  И вот теперь ему пришлось кромсать несчастного до тех пор, пока тот в полной мере не осознал, что с ним творится. Где он находится и как сюда попал, человек не помнил. Последним его воспоминанием было то, как он с подельниками сидел в засаде у Тракта и ждал появления двух странных оборванцев.
  'Странных, значит' - Подумал Красная Смерть. В последнее время это слово стало ассоциироваться у него с одним неугомонным колдуном.
  Дальше расспрашивать беднягу смысла не было, и юноша поспешил прекратить его мучения.
  'Как я и думал, ложный след. И что мне теперь делать?'
  Вариантов у Красной Смерти было два: либо он возвращается в Горную Обитель ни с чем и ждёт, пока колдун вновь себя проявит, либо идёт назад и проверяет те повороты, куда не были засланы приманки. По мнению воина, оба этих варианта были бесперспективными: на Тракт выходит слишком много дорог; и потом, если уж колдун пошёл на хитрость, то теперь так просто раскрывать себя не станет. Красная Смерть вынужден был признать, что загнан в тупик.
  Он развернулся и не спеша двинулся обратно, к Тракту, но через несколько шагов резко остановился. С его лица медленно сползла маска невозмутимости. Поражённый внезапной догадкой, юноша даже хлопнул себя по лбу. Он, наконец, понял, что за ускользающая мысль не давала ему покоя последнее время: тот старик в рыбацкой деревне упоминал, что Пришедший ищет гуру Сяо! А вдруг этот гуру действительно существует? Не может же серьёзный колдун, маг Хаоса, рыскать по Краю Драконов из-за пустой легенды! Если Сяо есть, то надо лишь найти его первым и дождаться колдуна! Однако проще сказать, чем сделать. Вряд ли легендарного гуру можно встретить в каком-нибудь обыденном месте. Красной Смерти требовалась помощь знающего человека, и от мысли, что он должен будет вновь встретиться с НЕЙ, у воина похолодело меж лопаток. Мало чего он боялся так же сильно, как встречи с прошлым, но других вариантов просто не было.
  - Кузо! - Охрипшим голосом позвал он.
  Хиданн моментально очутился рядом.
  - Нам придётся немного полетать, - сказал воин, забираясь ему на спину.
  Зверь радостно фыркнул.
  - Понимаю, - натянуто улыбнувшись, произнёс Красная Смерть и почесал хиданна за ухом. - Жаль только, что мне это путешествие будет не в радость.
  
  Чтобы и дальше не испытывать терпение мага Хаоса, Вонг-Ву решил разделить с ним и его спутником завтрак, а заодно и обсудить волнующие его вопросы. С завтраком, правда, вышла некоторая заминка. Дело в том, что монах, посланный привести гостей, не вернулся. За ним отправился другой и так же пропал. Тогда Вонг-Ву лично, в сопровождении нескольких боевых монахов прибыл к келье, выделенной пришельцам. Оба посланных монаха неподвижно валялись перед дверью. Один из бойцов подскочил к ним и поочерёдно прощупал у них пульс.
  - Живы. Без сознания. - Доложил он и собрался пройти в келью.
  - Не тро...
  Стоило монаху коснутся двери, как его тело обмякло и пополнило кучу у входа.
  -...гай! - Запоздало крикнул настоятель. - Так, никому не трогать дверь, она заколдована от вторжения!
  - Что нам делать, настоятель? - Спросил один из оставшихся бойцов.
  - Ждать, брат мой, ждать. - Вздохнул Вонг-Ву. - Похоже, наши дорогие гости не имеют привычки просыпаться так рано. Оттащите отсюда наших братьев, и пусть кто-нибудь останется здесь и дождётся пробуждения гостей.
  Колдун изволил появиться к завтраку только через полтора часа.
  - Доброе утро, господин настоятель, - вежливо поздоровался он, устраиваясь напротив Вонг-Ву.
  - Доброе утро. - Кивнул тот в ответ. - Прошу, угощайтесь.
  - Премного благодарен.
  По сравнению со вчерашним днём, Пришедший держался спокойно и вежливо, и настоятель мгновенно подхватил этот тон.
  Трапеза прошла в молчании.
  - Спасибо, было очень вкусно, - насытившись, поблагодарил колдун.
  - Я рад. - Так же бесстрастно ответил настоятель. - Надеюсь, вы хорошо спали?
  - Было немного... жестко, но ничего, к этому я уже привык.
  - Извините за причинённые неудобства, но вы должны понимать, что это монастырь, а не гостиница.
  - Я всё прекрасно понимаю, и считайте, что ваши извинения приняты.
  - Скажите, а где ваш юный спутник?
  - Он... отдыхает. Видимо поутру ему приспичило... ну, вы меня понимаете, а я забыл предупредить его насчёт двери.
  - Понятно, - протянул настоятель, поглаживая бороду. - Скажите, а к чему такие предосторожности?
  Колдун лишь пожал плечами. Мол, вам виднее.
  - Понятно, - повторил Вонг-Ву. - И как долго он будет... отдыхать?
  - Ещё часа четыре, не больше.
  Мудрейший кивнул.
  - Ладно, уважаемый колдун, по-моему, пришло время серьёзно поговорить.
  - Я тоже так считаю, господин настоятель. - Сказал Пришедший и снял шляпу, положив ей рядом.
  На мгновение у Вонг-Ву перехватило дыхание - насчёт этих ужасающих глаз принцесса не преувеличила, впрочем, как и насчёт молодости колдуна.
  - Я явился в монастырь Низвергающейся Воды с одной единственной целью, - взял инициативу в свои руки Зен. - Вы - один из Мудрейших, поэтому существует вероятность того, что вам известен ответ, на один очень интересующий меня вопрос.
  - И что же это за вопрос, уважаемый колдун?
  - Где я могу найти гуру Сяо?
  Вонг-Ву ожидал чего угодно, но уж точно не этого.
  - Что, простите?
  - Вы слышали. Где гуру Сяо? Вы знаете, как его найти?
  - Знаю, - признался Мудрейший, и сразу понял, что сболтнул лишнего.
  - Так где же он? - Продолжал спрашивать колдун.
  К счастью, Вонг-Ву успел справиться с замешательством прежде, чем чуть не расстался со своим единственным козырем. Он некоторое время сидел молча, обдумывая детали вырисовывающегося разговора.
  - Вы знаете, как вас прозвали мандарины? - Наконец спросил он.
  - Откуда ж мне знать? Вы не ответили на мой вопрос.
  - Пришедший. Так они вас называют.
  - Пришедший? - Хмыкнул колдун Зен. - Это, конечно, очень мило, но меня интересует нечто другое.
  - Да, я знаю. Позвольте спросить, зачем вам понадобился гуру Сяо?
  - У меня есть проблема, с которой может справиться только он. - Уклончиво ответил Пришедший. - Так вы скажете мне, где его найти?
  - Скажу. - Кивнул настоятель. - Но только если вы выполните два моих условия.
  - Хотите, чтобы я к вам присоединился?
  - Это было бы неплохо, но у меня нет возможности контролировать ваши действия, а сотрудничество, основанное на одном лишь доверии, для нас слишком опасно. Поэтому, всё гораздо проще - нас вполне устроит, если вы дадите Слово, что никому не раскроете нашу тайну.
  - Это, насколько я понимаю, только первое условие.
  - Да. Ещё нам нужно, чтобы вы выполнили для нас одну разовую работу.
  - И что я должен сделать?
  - Уничтожить Канцелярию Повелителя Драконов.
  - И только-то? - Усмехнулся Пришедший. - А может мне и самого Повелителя убрать, до кучи?
  - Если бы я верил, что вам это по силам, то попросил бы именно об этом. Но, согласно пророчеству, убить его может лишь наследница Квон-Ди. Поэтому для вас мы выбрали цель попроще. Канцелярия расположена в замке на окраине Города Драконов. Там трудится множество высших чиновников, хранятся документы и составляются указы. Если она будет уничтожена руками человека, уже известного своими магическими деяниями в Краю Драконов, о нашем существовании так никто и не прознает. Меж тем, польза этого акта для нашего дела колоссальна!
  - А вы уверены, что у меня получится?
  - Я знаю, что вы уже уничтожили одно поместье. Это ведь то же самое, только цель побольше.
  - Размер имеет значение, - авторитетно заявил колдун. - К тому же, меня будут искать. Сомневаюсь, что сумею беспрепятственно добраться до Сяо после всего этого.
  - Не беспокойтесь, мы выдадим вам лучшее средство передвижения, которое только есть в Краю Драконов! С его помощью вы сможете добраться до замка Канцелярии по воздуху и по воздуху же и скрыться!
  - По воздуху? Только не говорите, что имеете ввиду этих крылатых кошаков!
  - Кошаков? - Удивлённо переспросил Вонг-Ву. - А-а, вы, наверное, говорите про хиданнов. Нет, конечно! Их умеют дрессировать только мастера Повелителя. Я же предоставлю вам воздушный шар.
  - Что? - Не понял Зен.
  - Даже не знаю, как объяснить... - замялся настоятель, - впрочем, вы сами всё увидите, если согласитесь. Так вы согласны?
  - Согласен ли я уничтожить важный правительственный орган, чтобы получить свой ответ? - Пришедший на секунду задумался. - Полагаю, что да, если вам действительно известно, где Сяо.
  - Мне это известно. - Твёрдо сказал Мудрейший. - И я готов поклясться вам в этом.
  - То есть, вы утверждаете, что абсолютно точно знаете местонахождения гуру именуемого Сяо?
  - Именно так.
  - Вы полностью в этом уверены? Ведь он мог перебраться на другое место?
  - Не мог он никуда перебраться! - Разозлился Вонг-Ву. - Я знаю, где он, и скажу вам это, когда вы всё сделаете!
  - Замечательно! - Широко улыбнулся Пришедший. - Я согласен на оба ваших условия.
  - В таком случае, дайте Слово!
  - Прямо сейчас?
  - Да!
  - Ну ладно.
  Колдун вытянул вперёд руку с раскрытой ладонью, над которой тут же засияла призрачная сфера.
  - Я, странник Зен, известный также как Пришедший, даю Слово, что сохраню тайну монастыря Низвергающейся Воды...
  - И девушки Пэй. - Добавил настоятель.
  - ... и девушки Пэй! - Послушно закончил колдун, после чего сфера исчезла в яркой вспышке. - Слово дано.
  - Хорошо. Мы незамедлительно начнём подготовку воздушного шара.
  - Так сразу?
  - А чего тянуть? Если сегодня вылетите, то послезавтра уже будете на месте. Кстати, что нам делать с вашим другом?
  - Разве с ним надо что-то делать?
  - Он тоже знает тайну, но Слово дать не может.
  - Ёсай отправится со мной, и его молчание я гарантирую.
  - Но этого не достаточно!
  - Вполне достаточно. - Жестко произнёс Пришедший, вставая. - Да, кстати, если окажется, что вы всё-таки не знаете где Сяо, то с вашим монастырём случится примерно то же, что и с Канцелярией.
  - Но вы дали Слово! - Протестующее воскликнул настоятель.
  - Дал Слово лишь не болтать. - Напомнил Зен, после чего, надев шляпу, удалился, оставив Мудрейшего в одиночестве размышлять над тем, правильно ли он поступил, заключив сделку с этим человеком.
  Риск был велик...впрочем, как и ожидаемое преимущество в войне против Повелителя. Шанс использовать в своих целях могущественного мага Хаоса выпадает не каждый день! А если при попытке бегства на медлительный воздушный шар нападут все семь Воинов в Красном, что постоянно пребывают в столице, значит не судьба - ведь против такой силы не выстоит ни один колдун, будь он хоть сам Хак-Ман-Цу! И никто не посмеет нарушить уединение гуру Сяо.
  
  Глава 11
  
  - Нет! - Крикнул Ёсай, когда Зен посвятил его в свои ближайшие планы на будущее. - Ты не можешь этого сделать!
  - О чём ты? Вполне могу! Правда придётся немного поднапрячься, но думаю, что справлюсь.
  - Да я не в этом смысле, болван!
  - Как ты меня назвал?
  - Болван! Потому что болван ты и есть, раз согласился на такое! Разве ты не понимаешь, к чему всё это может привести?
  - Прекрати, я всё прекрасно понимаю. - Успокаивающе произнёс колдун. - Ну, подорву я Канцелярию, ну нарушится порядок и начнёт Повелитель карать направо-налево, ну отвернётся он него население - не всё конечно, но какая-то часть точно - вот и всего делов!
  - Всего делов?! - Взревел Ёсай, стремительно нанося удар посохом.
  - Разумеется, - увернувшись, как ни в чём не бывало, продолжил Зен. - В конце концов, всё придёт в норму. Во всяком случае, до тех пор, пока наши лысые друзья не изыщут новый способ нагнать волну праведного народного гнева.
  - И ты так спокойно об этом говоришь?! - Зарычал Ёсай, продолжая наносить удар за ударом, что, впрочем, не приносило никаких результатов - колдун изворачивался не хуже змеи, уходя даже с самых неожиданных траекторий.
  - Почему я должен насчёт этого волноваться? - Успел пожать плечами он, во время очередного замаха. - Как только я улажу свои дела, незамедлительно свалю из этого Предками проклятого Края Драконов!
  - Ты! Только! О! Себе! И думаешь! - Разразился целой серией ударов монашек. - Неужели ты не понимаешь, что твои действия погрузят страну в полнейший хаос! Прольются реки крови, множество невинных людей лишится жизней...!
  - Возможно. Но не я всё это придумал, я лишь скромный исполнитель.
  - Да пош-шёл ты! Исполнитель! - Выдохнул Ёсай, готовясь к решительному броску.
  - Что здесь происходит? - Раздался вдруг наполненный внутренней силой голос.
  Небольшая зала, где проходил 'дружеский спор', вмиг оказалась забита монахами, сразу же окружившими Зена с Ёсаем. Стоявшие у входа монахи расступились, и к притихшей паре прошёл сам настоятель с девушкой в нарядном синем халатике, расшитом золотыми узорами.
  - Пэй, детка, ты ли это за всем этим великолепием? - Удивлённо присвистнул колдун. - Да-а, растёт моя девочка!
  Зардевшись, Пэй спряталась за могучей спиной настоятеля.
  - Я повторяю, что здесь происходит? - Требовательно спросил Вонг-Ву.
  - Что происходит, спрашиваешь? - Переключив внимание на новую цель, прошипел Ёсай. - Ради чего ты, грязный ублюдок, готов развязать войну?! Чтобы посадить на трон свою марионетку? Чтобы всё стало по-твоему?
  - Я, молодой человек, желаю лишь одного - восстановить справедливость и вернуть власть законной наследнице династии Квон-Ди!
  - Людям не нужна эта ваша Квон-Ди! Им нужна стабильность! Пусть даже если её обеспечивает Повелитель Драконов! - Выкрикнул Ёсай и бросился на настоятеля.
  Попытка нападения закончилась крайне неудачно - на него навалились сразу трое боевых монахов, обезоружили и прижали к полу.
  - Щенок, да откуда тебе знать, что нужно народу! - Прогрохотал Вонг-Ву, склонившись над ним. - Люди мечтают избавиться от власти Повелителя, от его налогов и его произвола! Ты слишком молод и глуп, чтобы понять, что жертвы, на которые мы идём, совершенно несравнимы с жертвами нынешней власти, которая будет существовать ещё долгие годы, собирая свой кровавый урожай, если мы не положим этому конец!
  - Произвол? Жертвы? - Ёсай улыбнулся кровавой улыбкой - ему успели опять съездить по лицу. - Что-то я не припомню в последнее время никаких массовых казней и ссылок на работы. Да и налоги уже который год не повышались.
  - Ты не понимаешь. - Грустно произнёс Вонг-Ву, выпрямляясь. Отобрав у ближайшего монаха гуань дао, он занёс его над не имеющим возможности пошевелиться юношей. - Очень жаль.
  - Нет! - На отведённой для удара руке повисла Пэй. - Не надо! Пожалуйста!
  - У нас нет иного выхода. Он успел узнать слишком много!
  - Он одумается! Ёсай, скажи, что всё понимаешь и не будешь нам мешать!
  Монах из храма Грозовых Туч не удостоил новоявленную принцессу даже взглядом. Он повернул голову боком и, прижавшись щекой к холодному камню пола, крепко зажмурился.
  - Видишь, девочка моя? Он не намерен признавать свою неправоту, нам не остаётся ничего другого. - Произнёс Мудрейший, мягко стряхнув с себя девчоночью хватку. - Это твой выбор, юный монах. Каким бы он не был, он достоин уважения. Поэтому я окажу тебе честь и сделаю это...
  - Да заткнись ты уже! - Прокряхтел придавленный монашек.
  - Как ты смеешь, сопляк... - Гневно вытаращился на него настоятель и вновь приготовился к удару.
  Ёсай зажмурился ещё сильнее, мечтая сейчас только об одном - слиться с каменной плитой, к которой был прижат. Прошла секунда, вторая, после чего он почувствовал внезапную лёгкость.
  'Неужели всё?' - Подумал он. - 'Так быстро...'
  - Эй, Мудрила, чтоб тебя! - Громом раздался в ушах знакомый голос.
  Ёсай распахнул глаза и обнаружил, что всё ещё лежит посреди залы, а напавшие на него монахи валяются рядом, тихо постанывая, что и объясняет пришедшую лёгкость.
  - Разве я не говорил, что мальчишка под моей ответственностью? - Холодно осведомился всё тот же голос.
  'Мальчишка!' - Возмутился Ёсай, подымаясь на ноги. - 'А сам то...'
  - Он ставит под угрозу все наши планы! - Настоятель навис над спокойно стоящим перед ним колдуном.
  - Слушай, борода, отстань от парня, а то я сам поставлю под угрозу ваши планы. Понятно? - Сказано это было тоном, подразумевающим лишь один ответ, причём - утвердительный.
  - Э-э... ну да... - Промямлил Вонг-Ву, но быстро взял себя в руки. - Но этот сопляк может...
  - Я САМ им займусь. - Сказал Зен и развернулся к Ёсаю, уже успевшему прийти в себя.
  - Ты не перетянешь меня на свою сторону. - Только лишь вздохнул он, глядя в то место где, скрытые непроницаемой тенью, были глаза колдуна. - Так что лучше сразу убей.
  - Убить? Тебя? - Усмехнулся колдун. - Нет, мой вечно приносящий проблемы друг, и ещё раз нет. Поверь, я никогда не стал бы пользоваться этим, если бы ты не усугубил своё положение до такой степени. - Сказав это, Зен достал монтировку и что-то коротко прошептал.
  В ту же секунду, символы, вырезанные на гранях его инструмента, засветились ярко-алым сиянием. Это было последним, что успел увидеть Ёсай, перед тем как потерял сознание.
  Остальным же повезло меньше, их взору предстало весьма неприглядное зрелище - вновь оказавшееся на полу тело монашка затряслось в диких конвульсиях, в глазах его застыл ужас, а рот был раскрыт в беззвучном вопле.
  Не в силах наблюдать за этим, боевые монахи отводили глаза, а Пэй даже тихонько всхлипнула. Лишь Мудрейший остался абсолютно равнодушен к происходящему, что не укрылось от внимания Эзенгрина. Сам-то он в это время непрерывно контролировал состояние Ёсая, тело которого разыгрывало этот спектакль.
  - Да перестань ты уже! - Выкрикнула, наконец, Пэй и разрыдалась.
  - Чтож, - нехотя протянул Зен, - думаю, с него пока хватит. Надеюсь, он надолго запомнит этот урок.
  - Так он ещё жив? - Изумился Вонг-Ву, глядя на бледное лицо монашка.
  - Жив он, или нет - это не твоя забота. - Резко ответил колдун. - И вообще, вам всем заняться больше нечем? Разве вы не должны сейчас готовиться к моей отправке? Канцелярия сама себя не взорвёт!
  
  - Здравствуй. - Сказал Красная Смерть, появляясь за спиной женщины.
  Женщина была немолода, но всё ещё красива. Она не вздрогнула от неожиданности и даже не обернулась - ей вполне хватило отражения в большом зеркале, перед которым она расчёсывала волосы.
  - И ты здравствуй, Тин. - Сухо ответила она.
  - У меня теперь другое имя.
  - Знаю, ты и сам теперь другой. Называя тебя этим именем, я хотела, чтобы хоть что-то стало как раньше.
  - Для меня и раньше не было ничего хорошего, так зачем пытаться вернуть прошлое? Жизнь Тина была невыносимой в этом месте. Он был здесь несчастлив.
  - А Красная Смерть нашёл своё счастье? По твоему виду и не скажешь. - Иронично приподняв бровь, заметила женщина.
  - Просто я несколько дней подряд был в дороге...
  - Я не об этом. Я заметила, что ты стараешься не глядеть в моё зеркало. Что ты боишься там увидеть? Впрочем, не отвечай, я и так это знаю. Даже живя здесь, ты был куда беззаботнее.
  - Как и все дети. С возрастом это проходит.
  - Не у всех.
  - Я - не все.
  Повисло напряжённое молчание.
  - Можно спросить? - Наконец решилась женщина.
  - Попробуй.
  - Неужели здесь было настолько невыносимо? Я ведь старалась дать тебе всё лучшее. Почему ты ушёл и стал убийцей?
  - Убийцей я стал за несколько месяцев до того как ушёл.
  - О чём ты? - Удивилась женщина.
  - Помнишь клиента, который упал с лестницы и проломил себе голову? Так вот на самом деле всё было несколько иначе. Сперва я ударил его по голове, а потом спустил с лестницы.
  - О Духи! Зачем?
  - Он был пьян и принял меня за одну из твоих девочек. А может и не принял, что ещё хуже. Когда он прижал меня к стене, я стал защищаться, и всё получилось так, как получилось.
  - Вот значит как. - Женщина, наконец, обернулась и посмотрела в ледяные глаза сына. - Если бы ты не ходил по запретному этажу и стриг волосы, этого бы не произошло.
  - Если бы я не жил с тобой в публичном доме, то этого бы уж точно не произошло.
  - То есть ты меня винишь в том, что стал убийцей? - Выкрикнула женщина. Самообладание начало её подводить, она знала, что долго не продержится.
  - Дело не в том кто виноват, а в том, что мне это понравилось. Я много думал об ощущениях, которые тогда испытал и решил пойти в наёмники, чтобы попробовать ещё. А потом ещё и ещё... Быстро выяснилось, что меня привлекает не столько убийство, сколько азарт смертельного поединка.
  - И ты дрался, пока тебя не заметила Канцелярия Повелителя Драконов?
  - Да. Став Воином в Красном я встречался со всё более и более опасными противниками.
  - И довёл себя до такого состояния, - печально констатировала женщина.
  - О чём ты? - Спросил Красная Смерть.
  - Ведя подобный образ жизни, ты постепенно разрушаешь свою личность, превращаешься в безэмоционального истукана, одержимого жаждой боя. Но знаешь... - женщина запнулась, и из её глаз потекли безуспешно сдерживаемые слёзы, - ...знаешь, ведь ещё не всё потеряно! Если тебе невыносимо видеть собственное отражение, то не всё потеряно! Ты ещё можешь измениться!
  - Измениться? - Равнодушно произнёс Красная Смерть, стараясь не замечать две мокрые дорожки на лице матери. - Зачем мне меняться?
  - Да затем, что выбранный тобой путь ведёт к разрушению. Ты разрушаешь всё, что встаёт у тебя на пути, и точно также ты рано или поздно разрушишь себя! Разве ты не понимаешь?
  - Понимаю. - Чуть помедлив, ответил юноша. Он хорошо знал свою мать и представлял, что ждёт его здесь, но всё равно оказался к этому не готов.
  - Тогда почему ты продолжаешь этим заниматься?
  - Потому что не могу иначе.
  Женщина, всё это время не отводившая взгляда от глаз сына, чуть заметно улыбнулась. Ей показалось, что она смогла разглядеть промелькнувшую в них грусть, и это придало ей сил.
  - Ладно, - сказала она, - так что тебе от меня нужно? Ты ведь здесь не затем чтобы просто навестить меня?
  - Мне нужна помощь. - Прямо ответил Красная Смерть.
  - Какого рода помощь?
  - Мне приказали найти и убить одного человека. Очень опасного человека.
  - Судя по всему, ты с ним уже встречался, - вздохнула женщина, чуть отвернув ворот его халата и обнажив, износившееся за время пешего путешествия, бинты.
  - И проиграл. - Признал Красная Смерть. - Я не уверен, смогу ли одолеть его в следующий раз, но чтобы выяснить это, необходимо сначала его найти.
  - Извини, но я же не следопыт...
  - Мне известно место, куда он направляется. Там я и рассчитываю его встретить.
  - И ты считаешь, что я могу тебе с этим помочь?
  - Несмотря на свою профессию, ты мудрая женщина. Многие приходят к тебе не за лаской, а за советом. Поэтому мне показалось, что ты вполне можешь знать, где живёт гуру Сяо.
  - Сяо? - Крайне изумилась женщина. - Этому человеку нужен Сяо?
  - Да. Так ты знаешь, где он?
  - Знаю. - Не стала лгать женщина. - Только почему я должна говорить тебе это?
  - Потому что я тебя попросил. Ты не сможешь мне отказать.
  - Ты являешься ко мне спустя девять лет, совсем чужой и разодетый в Красное. Ты просишь меня помочь тебе либо убить, либо умереть, и считаешь, что я не смогу тебе отказать? Чтож, ты прав. Я скажу тебе, как найти гуру Сяо, и это будет самым ценным, что я когда-либо смогу дать тебе как мать.
  Услышав то, ради чего он вернулся в место, когда-то считавшееся его домом, Красная Смерть лишь коротко кивнул.
  - Прощай. - Сказал он напоследок и исчез так же незаметно, как и появился.
  - Ты даже не представляешь, какой ценный подарок я сделала тебе, сын. - Произнесла госпожа Ло, вполне способная считаться Мудрейшей, если бы не родилась женщиной. - У того человека должны быть серьёзные проблемы, раз он отправился в этот путь. Надеюсь, старик проветрит им мозги раньше, чем они друг друга поубивают.
  
  То, что настоятель обозначил нелепым словосочетанием 'воздушный шар' произвело на меня определённое впечатление. Эта... необычная конструкция состояла из огромного кожаного пузыря баклажанообразной формы, к которому снизу крепилась гондола. Надо отдать конструкторам сего аппарата должное - его вместительность поражала. При желании в гондолу можно было набить человек десять, однако в нашем случае часть свободного места занимали запасы продовольствия и тюки с полезным скарбом, перетащенные с нашей повозки. В кормовой части гондолы был установлен высокий ящик с торчащими из него рычагами - по всей видимости, средство управления. В него же был встроен компас.
  Предполагалось, что всей этой жутью управлять должен был не я, а специально обученный монах-рулевой, которого обещал отрядить настоятель.
  - Ну, как тебе? - Спросил он, когда я с любопытством оглядывал эту 'лодку под пузырём', собранную прямо посреди внутреннего двора.
  - Ненавижу летать, - недовольно отозвался я.
  - Ты даже не пробовал!
  - На этом - нет.
  - Тогда на чём тебе уже доводилось летать? - Заинтересовался Мудрейший. - Насколько мне известно, ничего подобного в мире нет.
  - Да уж, вряд ли кто-то ещё сумеет построить такую штуку, - хмыкнул я. - А мне для полёта вспомогательные средства не требуются.
  - Ты можешь летать?! - Поразился настоятель.
  - Ну да. Только низко и медленно. - Не желая больше говорить на эту тему, я перебрался через высокий борт.
  Ёсай уже находился внутри. Он успел оклематься и теперь с угрюмым видом сидел в сторонке, обхватив руками колени и ни на что не обращая внимания. Посох я решил ему пока не возвращать, поэтому таскал его сам.
  - И где этот рулевой? - Спросил я, перегнувшись через борт.
  - Одну минуту. - Ответил настоятель и отбежал в сторонку, где стояла группа перепачканных монахов - видимо тех, что готовили шар.
  Вернулся он через несколько минут, что-то активно нашёптывая идущему рядом монаху. Никак даёт ему дополнительные инструкции, не предназначенные для моего любопытного уха. Возможно, стоило бы попробовать подслушать, но мне это было не интересно.
  - Брат Цин. - Представил монаха настоятель. - Он поможет тебе в твоей миссии.
  - Замечательно. - Протянул я, бегло осмотрев монаха. Честно говоря, на этих бритоголовых я уже успел наглядеться, и данный экземпляр мало чем отличался от прочих. - Залезай, брат Цин. Не будем заставлять Канцелярию ждать.
  Монах ловко перемахнул через борт, уселся на место рядом с коробкой управления и вопросительно взглянул на настоятеля.
  - Да помогут вам Духи! - Важно провозгласил тот, кивнув рулевому.
  Цин поочерёдно потянул за пару рычагов и шар начал неспешно набирать высоту.
  - Зен! - Во внутренний двор вбежала Пэй. Её движения не были столь грациозными как раньше - похоже, она ещё не успела привыкнуть к роскошным одеяниям и путалась в них ногами.
  - Ты ведь всё сделаешь как надо? - Спросила она.
  - Конечно, - безмятежно отозвался я.
  - Тогда удачи тебе! - Крикнула девчонка, и помахала на прощанье рукой.
  - Не подведи нас, колдун! - Выкрикнул своё напутствие настоятель.
  Следующие полчаса наш шар поднимался всё выше, Ёсай всё так же сидел и ни на что не реагировал, рулевой колдовал над рычагами, разворачивая нас по направлению к Городу Драконов, а я безуспешно пытался его разговорить относительно устройства этого удивительного средства передвижения. Признаюсь, этот полёт не идёт ни в какое сравнение с тем, что я обычно ощущаю, пользуясь заклинанием левитации, ибо комфорт - не последняя составляющая любого путешествия. Утверждаю это как бывалый путешественник! Впрочем, Цин разговаривать про шар не хотел. Да и на другие вопросы отвечал либо кивком, либо пожатием плеч. Что и говорить, настоятель выделил нам самого неразговорчивого монаха. Но и без его ответов мне было понятно, что без магии в этом агрегате не обошлось. Причём не простой магии, а той, что никак не отслеживается.
  Да уж, монахи-революционеры довели создание необнаружимых чар до совершенства, за что им огромное спасибо. Теперь добраться до пункта назначения, не привлекая к себе навязчивого внимания мандаринов, не составит труда, если, конечно, я сумею освоить управление. Но думаю, что сумею - магия ведь.
  - Эй ты, как там тебя... Цин, да? - Позвал я.
  Монах нехотя повернулся ко мне.
  - Есть мнение, что мы летим не в ту сторону.
  - Мы летим правильно. - Коротко сказал он.
  - Вот в этом-то и проблема. - Вздохнул я, приблизившись к рулевому. - Так уж получилось, что у нас совершенно разные представления относительно правильности нашего маршрута.
  Монах озадаченно уставился на меня.
  - Настоятель Вонг-Ву приказал...
  - Ваш настоятель Вонг-Ву замечательный и умный человек, и единственный его недостаток в том, что он сейчас там - далеко внизу. А я здесь, стою рядом с тобой и говорю, что мы летим неправильно и нам необходимо срочно сменить курс.
  - Ты предатель! - Наконец догадался рулевой, вскочил со своего места и схватился за один из рычагов. - Настоятель предупреждал меня, что...
  Договорить, так же, как и сделать что-либо непоправимое он не успел, словив классический - и необычайно эффективный - удар палкой по голове.
  Как я заметил краем глаза, содержимое нашей беседы весьма заинтересовало Ёсая, а моё последнее действие окончательно вывело его из апатии.
  - Что ты делаешь? - Воскликнул он, поднявшись на ноги.
  - Избавляюсь от нашего конвоира. - Пояснил я, поднимая бесчувственное тело Цина и пытаясь перевалить его через борт.
  - Зачем?!
  - Здесь нет места для двух монахов. - С переднёй частью я справился, теперь осталось только поднять ноги и... - Лишние пассажиры нам ни к чему. Тем более так негативно настроенные.
  Ещё миг, и Цен отправился в свой последний в жизни полёт.
  - Ты его убил!
  - И что?
  - Нельзя убивать невинных монахов!
  - Насчёт невинности я бы поспорил, а вот про 'нельзя' можешь при случае спросить у Вонг-Ву.
  Ёсай плюхнулся обратно и, обхватив руками голову, взвыл:
  - Зен! Я не понимаю! Что ты творишь!
  - Ёсай, - вздохнул я, - похоже, мне следует перед тобой извиниться, я, кажется, неверно оценил твою уравновешенность - столько разных событий сегодня произошло...
  - Ты можешь просто объяснить? - Простонал Ёсай. - Без всей этой болтовни!
  - Я лишь выразил беспокойство насчёт твоего психического состояния.
  - Если сейчас же не прекратишь чесать языком и не начнёшь говорить по существу, то я выражу сомнение насчёт твоего умственного развития. - Уже более спокойным голосом проговорил монашек, недобро на меня поглядывая.
  - Ну-ну, - покачал головой я и улыбнулся. - Если тебе действительно интересно...
  - Интересно!
  - Тогда главное - ты знаешь место, где есть две высокие, похожие на шпили, скалы, разделены горным хребтом?
  - Две скалы...? Ты, должно быть, имеешь ввиду Клыки Дракона. Они находятся на северной границе Края Драконов. А что?
  - Да то, что сейчас мы летим туда. То есть полетим, после того как я разберусь с управлением.
  - А... Канцелярия?! - Не веря своим ушам, спросил Ёсай.
  - Слушай, стал бы я избавляться от рулевого, если бы и вправду собирался разнести эту лавочку? Что-то меня совсем не тянет вмешиваться во внутренние дела чужой страны.
  - Но как же... Вонг-Ву ведь не скажет тебе, где Сяо!
  - Как ты думаешь, что мне понадобилось у Клыков Дракона? Сяо живёт в пещере на склоне одной из тех гор. На какой из них точно - не знаю, но это не столь важно, на месте разберёмся.
  Глаза монашка, уже в который раз после знакомства со мной, округлились. Если так пойдёт и дальше, то его в собственной стране станут принимать за чужеземца.
  - Как ты... То есть, откуда?
  - Ты не поверишь, но узнал я это от нашего хорошего знакомого Вонг-Ву! - Объявил я, после чего некоторое время любовался ошеломлённым выражением свежеразбитого лица моего спутника. - А самое смешное в том, что он даже не понял, что выдал мне это. Я прочёл образ с пещерой в горах, как только он задумался об этом. - Однако это стоило мне определённых усилий. Надо отдать настоятелю должное - уже и не помню, сколько раз мне пришлось повторить один и тот же вопрос, прежде чем нужный образ всплыл у него в голове. Это свидетельствует о том, что с самоконтролем у него всё в порядке. Чтобы он выдал, наконец, картинку, мне пришлось изрядно его разозлить.
  Вопреки моим ожиданиям, Ёсая мой ответ не слишком обрадовал. Наоборот, он о чём-то очень крепко задумался.
  - Скажи, Зен, - через некоторое время произнёс он, - а почему мы не могли просто уйти? Зачем тебе понадобилось устраивать весь этот спектакль? И почему ты сразу мне всё не рассказал?
  - Видишь ли, когда мне задаром предлагают транспортное средство, способное существенно сократить путь, я не привык отказываться. И, если бы я рассказал тебе, наше поведение могло выглядеть несколько неестественно. К тому же, у меня ведь всё было под контролем!
  - Вот именно. - Сухо сказал Ёсай. - Всё, включая меня. Ты использовал меня, чтобы добавить своим намерениям убедительности!
  - Ты прав. Но в итоге мы оба получили кое-что важное. Я - этот шар, а ты - информацию об истинном положении дел в твоей стране. Признайся, разве увиденное и услышанное этим утром, не стоило того, чтобы поучаствовать в моём спектакле?
  Ёсай подошёл к борту и, положив на него локти, устремил взгляд вдаль.
  - Если подумать с этой стороны, то, наверное, стоило, хоть это и было ужасно унизительно. - Согласился он. - Но это не меняет того, что ты манипулируешь людьми, как тебе вздумается.
  - Не как вздумается, а лишь по мере необходимости. - Поправил я. - Впрочем, ты не узнал обо мне ничего нового.
  - Да. Зато теперь испытал всё на собственной шкуре.
  - Любой опыт, полученный тобой, очень ценен. - Пробормотал я. Подобные речи не особенно мне удавались. - Ты делаешь выводы, которые в дальнейшем могут пригодиться и...
  - Я тебя понял. - Кивнул Ёсай. - Ты говоришь, прямо как наш Старший Монах. Слушай, а может то, что готовится восстание против Повелителя Драконов, и есть та самая Истина, которая должна была мне открыться?!
  - Может, и есть. - Пожал плечами я. - Но лучше уж найди себе другую Истину, а то от этой у тебя будут одни неприятности.
  - Так ты хочешь, чтобы я молчал?
  - Пока путешествуешь со мной - да. А дальше... это ведь твоя страна, так что можешь попытаться что-то изменить. Только я бы не советовал - вмешательство в такие дела обычно заканчивается очень печально. Да и кто тебе поверит без доказательств. Ведь Вонг-Ву - Мудрейший, уважаемый человек.
  - Но ведь он не отступится, да?
  - Полагаю, что так.
  - Тогда я постараюсь предотвратить кровопролитие.
  - Неужели? - Я встал рядом с Ёсаем.
  - Да. Они начнут действовать не раньше чем через несколько лет, и я буду готов к тому времени.
  - К чему именно готов?
  - Ко всему.
  - Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься?
  - Да, Зен. Всё-таки этим утром я получил куда больше, чем просто знание. В нагрузку к нему, мне выдали ещё и невероятную ответственность.
  - Понятно...
  Больше сказать мне было нечего, да и не хотелось ничего говорить. Ёсай тоже молча стоял, смотрел вдаль и думал о чём-то своём.
  Если я хоть немного разбираюсь в людях - а для короля это умение жизненно необходимо - то сейчас парень был совершенно серьёзен, и теперь я абсолютно уверен в том, что он далеко пойдёт. Если его не прикончат раньше времени, разумеется. Надеюсь, что этого не случится. Было бы любопытно вернутся сюда лет эдак через двадцать-тридцать, и узнать чем закончилась история, начавшаяся у меня на глазах.
  
  Глава 12
  
  Вырви глаз и Сломанный Меч уже довольно долго шли по тракту в выбранном направлении.
  - Что ты всё озираешься? - Раздраженно буркнул Сломанный Меч, заметив, как напарник очередной раз подозрительно всматривается в придорожные кусты. - Боишься, что оттуда неожиданно выпрыгнет Воин в Красном?
  - Я, в отличие от тебя, хоть как то пытаюсь определить правильно ли мы идём! - Огрызнулся на подначку Вырви Глаз. - Должен же после них остаться хоть какой-нибудь след!
  - Если ты не заметил, в день по этой дороге проходят сотни людей! Да и дождь не так давно был. Так какие следы ты там ищешь?
  - Да уж не те, которые ты имеешь ввиду. Мы имеем дело с чародеем, правильно?
  - Предположительно с чародеем, - поправил Сломанный Меч.
  - Ты считаешь, что тот бардак на развилке мог устроить какой-то там 'предположительно чародей'!
  - Я не говорил, что чародея не было вовсе, я имею ввиду, что мы только считаем, что он был, но прямых доказательств этому не имеем. У нас слишком мало информации, чтобы видеть картину в целом.
  - Но ведь Воин в Красном точно там был?
  - Это сомнений не вызывает.
  - Значит, мы имеем дело с чародеем. Ведь кого попало эти ребята не выслеживают!
  - Ладно, - вздохнул Мастер Сломанный Меч, - допустим, чародей точно есть. Тогда скажи мне, что ты в таком случае постоянно высматриваешь?
  - Следы колдовства, например. - Охотно пояснил одноглазый наёмник.
  - Сомневаюсь, что наш чародей стал бы привлекать к себе внимание, в то время, когда его преследует Воин в Красном.
  - Да ладно тебе! - Отмахнулся Вырви Глаз. - Колдун без колдовства жить не может, уж это я знаю точно!
  - И откуда же? - Не скрывая сарказма, поинтересовался Сломанный Меч. - У тебя что, есть знакомые с... 'талантами'?
  - Таких знакомых не имею, - подчёркнуто высокомерно произнёс напарник. - Я просто - пользуясь твоими словами - пришёл к логическому объяснению. Ведь если чародеев ловят - значит, они занимаются колдовством. А почему они им занимаются, если знают что это опасно? На мой взгляд, ответ очевиден - колдун без колдовства жить не может!
  - Да-а... - уважительно покачал головой Сломанный Меч, - это у тебя целая Теория получается!
  - Ну и получается, а что такого? Теория, как теория, а ты тут на весь Тракт глумёж поднимаешь.
  - Я?! И в мыслях не было, коллега. Просто я считаю, что искать следы колдовства - пустая затея. Ведь колдун-то наш не полный дурак: пусть у него хоть башка болит, хоть кишки от недостатка колдовства крутит, но не стал бы он колдовать с Воином в Красном на хвосте!
  - Да с чего ты взял, что у него там крутит, а что - нет! Может ему нужно колдовать не из-за физической необходимости, а из-за психической!
  - Ты, должно быть, имеешь ввиду физиологическую и психологическую потребности? - Уточнил Сломанный Меч.
  - Да без разницы, главное, что ты меня понял.
  - Да, я тебя понял и всё равно считаю, что зря ты вертишься. Если бы у колдуна были подобные потребности, то мы уже давно на что-нибудь да наткнулись.
  - Главное - внимательно смотреть. - Изрёк Вырви Глаз. - Я, между прочим, не только это высматриваю...
  - Ну и? - Без особого интереса спросил Сломанный Меч.
  - Знаки! - Объявил Вырви глаз.
  - Какие ещё знаки, Вырви?
  - Которые должна оставлять нам девка.
  - С чего ты взял, что она должна нам что-то оставлять? Она ведь нас даже не знает!
  - Ну... если её ведут куда-то насильно...
  - Что не факт.
  - ...она могла догадаться отмечать маршрут похитителей. Помнишь, когда я напился в приграничном кабаке, и меня схватили те Духами обгаженные работорговцы из Степи? Ты ведь нашёл меня именно благодаря оставленным мной знакам!
  - Да, свежие могильные холмики твоих пленителей - те ещё знаки. - Припомнил Сломанный Меч. - Пока я до тебя добирался, ты чуть ли не половину из них успел на 'знаки' пустить.
  - Ты появился тогда очень вовремя - тех, что остались, вполне хватило бы на то, чтобы меня прикончить. А ведь именно это они и собирались сделать во время привала!
  - Видимо никто не хотел стать твоим следующим знаком. Одного не пойму - почему они тебя так долго терпели?
  - Это из-за того, что я воин! А воины в Степи - самый ходовой товар... ну, после красивых женщин. Самых сильных продают богачам и те выпускают их биться с другими такими же воинами на какой-то там Арене.
  - Неужели? Раньше ты мне про это не рассказывал.
  - Тогда меня немного смущало сравнение с женщинами, - признался Вырви Глаз, - но с тех пор я так много повидал, что уже не до смущений.
  - В самом деле... - пробормотал Сломанный Меч.
  - В любом случае, ты вовремя подоспел, а то висеть бы моей содранной коже на стене у какой-нибудь степной шишки - дескать, вот вам в подарок шкура великого воина из Края Драконов, который не покорился и сражался до конца! Вы только посмотрите на этот уникальный узор из боевых шрамов!
  - Они что, и, правда, кожу сдирают?
  - Да кто ж их, обезьян, знает? Варвары ведь!
  - У тебя ужасно ограниченное и субъективное мнение на их счёт.
  - Хотел бы я узнать, что бы ты о них думал, если бы тебя целый день вели на цепи, попутно охаживая хлыстом по хребту!
  - Ладно, ладно, - успокаивающе помахал ладонями Сломанный Меч. - Твоя позиция мне ясна, но не кажется ли тебе, что мы немного отвлеклись от темы?
  - От какой ещё темы?
  - Ну, ты ведь высматривал знаки оставленные девчонкой. И как? Никаких могил, просто брошенных мертвецов или, на худой конец, отрезанных конечностей не заметил?
  - Тебе бы лишь позубоскалить. - Укоризненно покачал головой Вырви Глаз. - Я ищу какие-нибудь крошки хлеба, поломанные ветки или оторванные лоскутки от одежды.
  - Ты хоть понимаешь, сколь мала вероятность того, что на протяжении всего пути, тебе удастся наткнуться на что-либо подобное?
  - Зато я хоть что-то делаю. - Надулся Вырви Глаз. - А вот чем занят ты, Меч? У тебя такой вид, будто ты просто на прогулку вышел.
  - Я считаю, что если нам суждено наткнуться на след или увидеть знак, мимо мы точно не проскочим. - Объяснил Сломанный Меч.
  - Неужели? - Хмуро спросил напарник и остановился. - Знаешь, чем это пованивает? Твоей Интуицией!
  - Вовсе нет! - Замотал головой Сломанный Меч. - Это просто... просто...
  - Тихо! - Вдруг шикнул на него Вырви Глаз, и осмотрелся по сторонам. - Ты слышал?
  - Что именно?
  - Какой-то треск и вопли.
  - Нет. - Признался Сломанный Меч и тоже, на всякий случай, огляделся.
  Далеко впереди тянулся караван из шести повозок набитых глиняной посудой, корзинами и прочей ерундой. Сзади, метрах в пятидесяти, шла группа крестьян с огромными мешками на плечах - должно быть закупали рис.
  - По-моему звучало где-то там, - Вырви Глаз кивком указал в сторону, где за придорожными кустами возвышалась стена леса.
  - Тебе послышалось. - Уверенно произнес Сломанный Меч.
  - Я слишком трезв, чтобы мне начало что-то слышаться или видеться! - Огрызнулся Вырви Глаз.
  - Но я-то ничего не слышал!
  - Значит у меня слух лучше!
  - С чего это он у тебя лучше?
  - Мне однажды сказали, что у людей утративших зрение улучшаются другие органы чувств.
  - Чепуха, ты же не слепой, а одноглазый! - Попытался вразумить приятеля Сломанный Меч.
  - Значит, хватает и наполовину утраченного зрения. - Убеждённо стоял на своём Вырви Глаз.
  - Вздор!
  - Но я же что-то слышал!
  - И что с того?
  - Пойдем, глянем.
  - Зачем ещё?
  - Ты ведь сам сказал, что мы точно на что-то наткнёмся. Вдруг это - то самое? - Хитро сверкнул единственным глазом наёмник. - Или всё же Интуиция?
  - Нет, нет, - замотал головой Сломанный Меч. - Вполне возможно, что ты, друг мой, прав. Давай посмотрим, что там случилось. Ты уверен, что именно в этой стороне?
  - Более-менее.
  - А поточнее нельзя?
  - Слушай, давай просто пойдём, а? Ты говорил, что если суждено - мимо точно не проскочим.
  
  Монах из монастыря Низвергающейся Воды Цин пришёл в себя неожиданно и не в самый подходящий для этого момент. В самом деле, раскрыть глаза и обнаружить, что ты камнем летишь к земле - не самое приятное, что может произойти с человеком. Цин любил летать, его обучали полёту с самого детства, только всегда между ним и всей этой жуткой высотой находился надёжный воздушный шар. Без шара полёт уже не был таким увлекательным, зато оказался ещё более захватывающим дух. Цин не стал позорно молотить по воздуху руками, бездарно подражая птицам, а лишь зажмурился и покрепче стиснул зубы.
  Вопреки ожиданиям, жизнь его не оборвалась со смачным шлепком о землю. Для начала его приняли в свои объятия густые ветви хвойных деревьев. Вот тут уже Цин дал волю накопившемуся ужасу и обрушавшейся со всех сторон боли, исторгнув из себя душераздирающий вопль, эхом прокатившийся по безмятежному лесу. И земля, вместо дарующего вечное забвение звука 'шлёп', ответила ему несущим унижение и страдание 'хрусть'.
  - Меч! Кажется, я нашёл кое-что интересное! - Словно из другого мира донеслось до едва живого монаха.
  Цин сумел открыть лишь левый глаз, но толком ничего разглядеть не смог. Единственное что он видел, так это смазанные цветные пятна.
  - Это его ты слышал? - Спросил через некоторое время другой голос. Он звучал намного приятнее, чем первый.
  - Ну, больше тут всё равно никого нет. - Неуверенно ответил Вырви Глаз. - Интересно, кто его так отделал?
  Сломанный Меч внимательно оглядел лежащее перед ним тело. Конечности были неестественно вывернуты, а вся одежда заляпана кровью.
  - Мне кажется, он упал.
  - С неба, что ли, свалился? - Недоверчиво хмыкнул Вырви Глаз.
  - Скорее с этой вот сосны. - Сломанный Меч указал на необыкновенно высокое дерево, растущее неподалёку.
  - Тогда кто его туда загнал?
  - Ты у меня спрашиваешь? Мне-то откуда знать?
  - Не кипятись, я просто хочу выяснить, связан ли он с нашим делом или нет.
  - Ну, так ты у него и спроси. - Предложил Сломанный Меч.
  - Шутишь? - Напарник посмотрел на него, как на любимую, но давно выжившую из ума бабушку.
  - Отнюдь. По-моему он за нами наблюдает.
  Действительно, глаз находящийся на относительно целой половине лица следил то за одним, то за другим наёмником.
  - Эй, дружище! - Позвал Вырви Глаз, склонившись над искалеченным телом. - Ты меня слышишь?
  Цин слышал и даже попытался ответить, но смог издать лишь несколько мычащих звуков.
  - Давай, братишка, постарайся, - уговаривал его Вырви Глаз. Уж что-что, а общаться с умирающими или тяжело раненными людьми он умел. - Скажи, что с тобой произошло?
  Наёмник наклонился ещё ниже, чуть ли не касаясь ухом кровоточащих губ.
  Цин собрал последние силы и прохрипел ответ, искренне надеясь, что он прозвучал осмысленно. Это было последним, что монах сделал перед смертью.
  - Всё, готов. - Констатировал Вырви Глаз, подымаясь.
  - Тебе удалось что-нибудь разобрать?
  - Кое-что... - задумчиво кивнул Вырви Глаз - Он сказал: настоятелю, пришедший предатель.
  - К настоятелю пришёл предатель? - Переспросил Сломанный Меч.
  - Нет, 'пришедший предатель'. - Поправил напарник. - Правда он ужасно хрипел и 'глотал' слова, так что я могу ошибаться.
  - Но слово 'настоятель' ты точно слышал?
  - Точно.
  - Тогда имеет смысл поговорить с ним самим. - Рассудил Сломанный Меч.
  - И где ты собрался искать какого-то там настоятеля?
  - Не какого-то, а конкретного. Смотри, это был монах.
  - Я заметил, - проворчал Вырви Глаз, - только вот вопрос: какой именно? У нас ведь монастырей развелось больше, чем тараканов в придорожной забегаловке.
  - В этом ты, конечно, прав, но поблизости находится только один - монастырь Низвергающейся Воды. Дорогу к нему мы недавно миновали.
  
  Общий язык с воздушным шаром я нашёл довольно быстро - всего за какие-то полтора часа возни с коробкой управления. Мне удалось определить назначения практически всех рычагов, и некоторые из них я уже опробовал в деле. Шар послушно поворачивался, набирал и снижал высоту, а так же мог двигаться боком, давая при этом лёгкий крен. Мои практические изыскания относительно бокового движения смогли ненадолго отвлечь монашка от тяжких дум - из-за качающейся туда-сюда гондолы у него разыгралась морская болезнь. Не самое подходящее название для данной ситуации, но против природы не попрёшь - Ёсай изрядно позеленел и пару раз высовывал голову за борт, чтобы проблеваться. Долго мучить его я не стал, занявшись изучением остальных функций летательного аппарата. В ходе магической проверки было установлено, что последний рычаг, за который схватился наш бывший рулевой, отвечал за отделение гондолы от пузыря. Я, со свойственной мне благоразумностью, проверять его в действии не стал.
  Интересно, уж не насчёт ли этого инструктировал старина Вонг-Ву Цина перед взлётом? Однако какой перестраховщик попался. Впрочем, это лишь делает ему честь, всё же не зря его назвали Мудрейшим. Лично я никогда не жалел о своих знакомствах с подобными 'интересными' людьми. Меня огорчало лишь то, что не всегда удавалось урвать у них кусочек плоти или капельку крови для своей коллекции. С настоятелем вот тоже не сложилось. А как бы было полезно иметь над ним контроль! За Ёсая, опять же, спокойнее.
  Странное дело, но я как-то слишком быстро привык к его обществу и уже не чувствовал в нём угрозы. Скорее наоборот - я испытывал беспокойство за его судьбу! Мне было не всё равно! Видимо эти полгода, проведённые в обществе эльфов, изменили меня сильнее, чем я полагал - я стал мягким, слишком мягким для короля. Постоянное открытое общение и дружелюбие не до конца, но вполне ощутимо уняли мою паранойю, взращиваемую и подпитываемую на протяжении столетий дворцовой жизни. Всё-таки хорошо, что я не рвусь обратно в большую политику.
  Хвала предкам, хоть здравый смысл никуда пропадать не спешил и в доверчивого идиота я не превратился. Правда... тот случай с отравленным чаем... Нет! Этот урок я усвоил хорошо, но, тем не менее, считаю, что немного доверия к окружающим тоже не помешает - очень тяжело видеть в людях либо врагов, либо временных союзников. Впрочем, пара-тройка подлых предательств вернёт всё на круги своя, но так хочется верить, что уж теперь-то мне не придётся иметь дело с потенциальными подлыми предателями. В принципе к этой категории можно смело отнести настоятеля, но я ведь с самого начала не заблуждался на его счёт. А вот Пэй... Что вырастет из девчонки под влиянием этого типа? Что бы ни выросло, угроза с её стороны мне не страшна - уж у неё-то тайком забрать кровь не составило труда. При таком раскладе, воспользовавшись магией крови, я смог бы навсегда избавить Край Драконов от 'законного' наследника трона, только раз уж я решил не вмешиваться, то не стану этого делать ни для одной из сторон. Ведь и сторона Повелителя Драконов мне далеко не симпатична - его цепные пёсики уже порядочно утомили меня своими упорными попыткам вцепиться мне в мягкое место.
  Короче, тут моё дело - сторона. Я просто должен, наконец, добраться до этого гуру, забравшегося настолько далеко, что, судя по приблизительным расчётам Ёсая, нам придётся лететь не меньше недели. Развернув шар, на установленный общими силами курс, я устало уселся на место рулевого.
  Хорошо хоть с запасами воды и провизии проблем возникнуть не должно - затарился я основательно, мотивируя это перед настоятелем тем, что могут возникнуть непредвиденные обстоятельства. Вонг-Ву не слишком вникал в мои пространные объяснения, видимо уже мечтая о своём первом успехе в борьбе за трон. А может и не за трон вовсе...
  - Ёсай, - обратился я к монашку, - а на чём ваши правители восседают?
  - На том же на чём и все остальные - на заднице. - Невесело сострил он.
  Нет, ему определённо необходимо немного отдохнуть - всё же слишком многое он сегодня пережил, узнал и осмыслил.
  - Вечереет. - Протянул я, окинув взглядом горизонт. - Тебе бы отдохнуть.
  - С каких пор ты обо мне печёшься?
  - Это я пекусь? Ну... может и так, но долго это не продлится, поэтому пользуйся случаем.
  Монашек удивлённо покосился на меня.
  - Ты что, заболел?
  Сейчас мне бы в пору возмутиться - вот я в кои то веке пытаюсь быть дружелюбным, а эта монашеская паскуда не ценит - да только зачем? Его удивление вполне обосновано - я редко могу похвастаться вниманием к потребностям окружающих, так что не имеет смысла из-за этого начинать конфликт.
  - Я абсолютно здоров, - спокойно ответил я, - что не скажешь о тебе. Сегодня был очень... непростой и насыщенный событиями день. Тебе пришлось намного тяжелее, чем я предполагал, а теперь от переизбытка впечатлений ты слишком перевозбуждён.
  - Да что ты знаешь? Я...
  - У тебя в голове переплелось множество мыслей: о прошлом, о будущем и о прочей мути типа Истины и предназначения. Именно поэтому ты и мечешься от одного края гондолы к другому.
  - Ничего я не мечусь! Всё в порядке! - Рассерженно воскликнул Ёсай.
  - Именно поэтому ты так раздражён, - продолжил я.
  - Да нормально всё! Оставь меня в покое!
  - И именно поэтому тебе сейчас хочется побыть в одиночестве, выплеснуть всё, что у тебя накопилось вместе с фонтанами слёз, но при мне ты сдерживаешься.
  - Всё так и есть! Я раздражён, потому что ты меня раздражаешь! И я просто мечтаю забиться в тёмный угол и реветь там в два ручья, как какая-нибудь крестьянская девчонка! Доволен? Тогда отстань от меня, наконец, и перестань делать вид, будто всё понимаешь! Что вообще ты, чужеземный колдун, можешь понять?!
  А вот это была уже натуральная истерика. Ёсай, сжав кулаки, стоял прямо передо мной, и буквально выкрикивал эти слова мне в лицо. Я поднялся, снял шляпу и посмотрел ему в глаза. Да, вот и настал момент, когда жуткий чёрный колдун прихлопнет, наконец, этого болтливого монашка! И классический черный колдун, каким его обрисовывают мои белые недруги, обязательно так и поступил бы. Вернее он мог только попытаться, ведь и сам монашек не лыком шит! Благодаря своей хитрости и смекалке он обязательно одолеет колдуна!
  Я отвёл глаза, опёрся на ящик управления и затрясся в тихом смехе, который вскоре сменился диким хохотом. Да уж, похожесть сложившейся ситуации на старую сказку про чёрного колдуна Слепящего Мрака и мальчишку Шоя меня здорово развеселила. А если учесть, что родиной этой сказки является как раз Восточный Континент...
  Моя персональная истерика длилась минуты две, в течение которых Ёсай наблюдал за мной, распахнув от удивления рот. Честно говоря, удивляться было чему, ведь я и сам не замечал за собой такого поведения раньше. Может это одно из проявлений 'стихийного безумия'? Впрочем, сейчас не время об этом думать.
  - Напрасно ты считаешь, будто я не смогу понять, - невозмутимо произнёс я, не подавая и признаков недавнего веселья. - В моей жизни всякое случалось. В том числе и случаи похожие на твой. Именно поэтому, я и прошу тебя отдохнуть, а то ещё сорвёшься каким-нибудь неприятным образом. Это, кстати, я тоже по себе знаю.
  - Я не смогу, - покачал головой тоже заметно успокоившийся монах. - У меня такое чувство, будто привычный мир рухнул, а я пытаюсь собрать его обратно из обломков, но они друг с другом никак не сходятся, и это не даёт мне покоя.
  - На, прими самое верное средство для 'схождения обломков', - я сунул ему в руку свою флягу. - На этот раз, разрешаю сделать целых три глотка!
  Ёсай неприязненно сморщился, но спорить не стал и отпил рекомендованное мной количество алкогольного зелья. Крепчайший напиток сделал своё дело - монашка моментально развезло. Ещё около получаса он развлекал меня своими сомнениями, соображениями, душевными метаниями и всем остальным, что слетало у него с языка, после чего заснул, привалившись спиной к борту гондолы.
  
  Глава 13
  
  Хозяин 'Стоянки Укуня' господин Укунь был очень доволен. Впрочем, это не являлось чем-то необычным и случалось с ним еженедельно - вечером единственного выходного дня. Рабочие из городка, носившего название Драконья Впадина, захаживали в его заведение, чтобы отдохнуть от работы, домашних обязанностей и сварливых жён. Вот и сегодня зал был полон - отовсюду доносились пьяные крики, взрывы хохота и постукиванье деревянных костяшек для игры в квонг.
  Компания лесорубов, расположившаяся в центре зала, повздорила о чём-то с устроившимися неподалёку камнетёсами. Судя по начинающим всплывать в пылу спора крепким выражениям, дело шло к драке. Господина Укуня возможный мордобой не пугал, это было обычно для вечера выходного дня. Дешёвую мебель и посуду регулярно поставляли так же присутствующие здесь представители гончарного и плотницкого цехов. Поначалу Укунь пытался уличить их мастеров в попытке разжигания конфликтов, но успеха в этом деле не добился - для рабочего народа драка была таким же способом отдохнуть, как и распитие вина. В любом случае, хозяин заведения в убытке не оставался.
  В этот раз до драки не дошло, так как произошло событие заставившее утихнуть не только спорщиков, но и всех остальных. Даже те, кто успел порядочно набраться, начали стремительно трезветь. Всё же не каждый день в самую обычную забегаловку, находящуюся на окраине маленького приграничного городка, заявляется Воин в Красном!
  Да, именно появление бледного длинноволосого юноши произвело подобный эффект. Всем были знакомы эти красные - хоть и изрядно поношенные - одежды, и все знали, что встреча с человеком, носящим их, как правило, не предвещает ничего хорошего.
  В гробовом молчании Красная Смерть пересёк зал и остановился перед стойкой. Обычно круглолицый и краснощёкий Укунь заметно осунулся и побледнел.
  - Добрый вечер, - спокойным, ничего не выражающим голосом поздоровался воин.
  - Д-добрый... - проблеял в ответ хозяин. - Могу б-быть чем-то п-полезен?
  - Можешь. - Красная Смерть склонился над Укунем, буравя его своими ужасающими глазами. - Хочу задать два вопроса. Первый касается вас всех. - Он обернулся и оглядел зал, наполненный замершими в самых разнообразных позах людьми. - Не появлялись ли здесь в последнее время два странных человека? Один из них выглядит как странствующий монах, а второй носит лохмотья и прячет лицо под соломенной шляпой.
  Воин вновь обернулся к Укуню, выжидающе на него уставившись.
  - У себя я таких не видел, - пролепетал тот.
  - Истина, господин! - Поддержал его самый смелый из гончаров. - Город у нас маленький, если бы те, кого вы ищите, появились, мы бы их точно заметили.
  - Да! Точно бы заметили! Конечно! - Подали голос ещё несколько посетителей.
  Красная Смерть, казалось, никак не отреагировал на отрицательный ответ.
  - Тогда второй вопрос. У вас есть свободные комнаты?
  - Да, господин. - Чуть поклонившись, ответил хозяин.
  - Тогда выделите мне одну. Я только после долгого путешествия, поэтому было бы неплохо ещё и помыться. Да принесите чего-нибудь поесть.
  - Будет сделано! - Облегчённо кивнул хозяин. Было понятно, что сейчас за какое-нибудь 'пособничество чародеям' казнить на месте его не собираются. Но и радоваться прежде времени он не спешил - такого постояльца как Воин в Красном и конкуренту не пожелаешь. - Прошу, следуйте за мной.
  Укунь провёл гостя по узкой лесенке на второй этаж, где находились комнаты, пустующие уже какое-то время - мало кто забредал в такую даль.
  - Вот, пожалуйте, господин. Наши лучшие покои! - Сказал хозяин, отворив первую дверь справа.
  Вообще-то эти комнаты ничем не отличались от остальных, но господин Управляющий Рудниками регулярно использовал их для тайных встреч с любовницей, поэтому тут было чище, чем в остальных и они действительно имели право называться лучшими комнатами.
  - Очень хорошо. - Кивнул Красная Смерть. - Не забудьте про остальное.
  - Как можно...!
  - И вот ещё что. Передайте начальнику городской стражи, что завтра утром он должен быть у меня. - Сказал воин и исчез за дверью.
  Укунь фартуком вытер взмокшее лицо и поспешил вниз. Как он и предполагал, к его возвращению зал уже был пуст.
  
  Красная Смерть развалился в широкой лохани заполненной горячей водой и безучастно смотрел в потолок. Сейчас ему в голову лезли сомнения, которые до встречи с матерью казались ему не стоящими даже малейшего внимания.
  'Ещё не побеждён!' - Только эта мысль заставила его пробудиться после ранений, нанесённых Пришедшим. Эта мысль и страх. Во время долгого перелёта к северной границе он много думал об этом и понял, что боится не самого колдуна, который, по сути, являлся всего лишь очередным противником, пусть и очень сильным. Этот страх был куда глубже, страх, свойственный всем живым существам. Впервые оказавшись на волосок от гибели, Красная Смерть понял, насколько он боится умереть. Он говорил матери, что его манит азарт смертельного поединка, и он не врал. Просто никогда ещё ему не доводилось быть так близко к последней черте.
  Воин предпочитал не думать о смерти. Теперь же он во всех деталях представил себя разлагающимся куском разрубленной плоти или выжженным пятном на земле, вроде тех, на которые он наткнулся, только начав свою охоту за колдуном. То, что и он может разделить участь собственных жертв, стало для него очень неприятным откровением. Он, как хороший убийца, всегда старался относиться к собственной смерти философски и даже имел на этот счёт определённое мнение: 'когда это случиться, мне уже будет всё равно'. Так было раньше...
  'Ты говорила, что я иду путём саморазрушения. Возможно, но это мой путь' - Сказал он себе.
  'Неужели? Тогда ты движешься в верном направлении. Колдун избавит тебя от агонии, которую ты считаешь жизнью' - Ответил внутренний голос с отчётливо различимыми интонациями матери.
  'В этот раз я не проиграю'
  'Допустим, ты победишь. Но что дальше? Будешь ждать следующего противника, и отстаивать в поединке с ним своё право на существование?'
  'Всегда так было'
  'Но теперь-то всё иначе. Ты больше не будешь испытывать предвкушение перед боем, теперь вести тебя будет страх'
  'Я не трус'
  'Конечно, нет'
  'Это меня не ослабит'
  'Вполне возможно, это даже сделает тебя сильнее, ведь страх - лучший союзник, когда постоянно ходишь по грани. Вопрос только в том, как долго ты сам сможешь так жить?'
  'Я не знаю! Проклятый колдун, что он со мной сделал?!'
  'Всего лишь оказался сильнее. Рано или поздно ты должен был встретить того, кто сильнее'
  'Я уничтожу его!'
  'Но это уже ничего не изменит. Всё равно в тебе угаснет тяга к сражениям. Даже сейчас ты не очень-то стремишься к битве с ним'
  'Я найду его и убью'
  'Ты повторяешься. Дело сейчас не в нём, а в тебе'
  'Со мной всё в порядке!'
  'Очень скоро ты уже не будешь так в этом уверен. Если, конечно, останешься в живых...'
  - Господин! Господин, вам плохо?
  Рука Красной Смерти стремительно выпрямилась и мёртвой хваткой вцепилась в шею склонившейся над ним девушки. Открыв глаза, воин увидел перед собой бледное от ужаса лицо служанки, присланной чтобы помочь вымыть и расчесать волосы. Ослабив хватку, он спросил:
  - Что случилось?
  - Я только закончила с вашими волосами, а вы стали уходить под воду, - на удивление членораздельно объяснила служанка.
  - Да? Наверное, я задремал. - Красная Смерть попытался припомнить свой внутренний диалог. Просто сон?
  - Вы не могли бы...? - Попросила девушка, положив теплую ладошку на всё ещё сжимающую её шею руку.
  - Конечно... - пробормотал воин, отпуская её.
  - Вы такой нервный... - потерев шею, улыбнулась служанка.
  - А ты что же, меня не боишься? - Испытующе глядя на неё, спросил Красная Смерть.
  - У вас шрамы страшные, - призналась она, окинув взглядом его отмокающее в лохани тело. Сквозь воду вполне отчётливо были видны ожоги, оставленные раскалившимися амулетами и непосредственно молниями колдуна.
  - Целители сказали, что они по большей части затянуться, - смущённо ответил воин, заметив, что у него просматриваются не только шрамы.
  - И ещё... у вас глаза, как у рыбы.
  - Что?
  - Ну, такие же холодные и невыразительные, - попыталась объяснить служанка.
  - Да... - понимающе кивнул Красная Смерть.
  'Как у рыбы - подходящее сравнение'
  - А как же мои красные одежды? Разве их ты не боишься?
  - Так вы же сейчас голый! - Залившись румянцем, хихикнула служанка.
  - Действительно... - вновь смутился юноша, что в последнее время случалось с ним не часто, и принял сидячее положение, закрыв пах руками.
  Теперь он по-новому посмотрел на склонившуюся рядом девушку. Её загорелая кожа блестела от пота, тёмные короткие волосы клинышками торчали в разные стороны, а намокший тоненький халатик облегал фигуру так, что были видны все соблазнительные формы. Заметив, как воин её рассматривает, служанка лукаво улыбнулась. Несмотря на то, что детство Красной Смерти прошло в публичном доме, а отрочество - среди наёмников, ему ещё не довелось испытать Это, хотя возможностей было предостаточно. Просто тогда он совершенно не задумывался над 'всякими посторонними вещами', отдавая всего себя тому, чтобы стать сильнее. Но теперь... теперь в нём пробудилось желание. Причём не какое-то там обычное желание, а самое настоящее Желание!
  - Э-э... а как тебя зовут? - Промямлил он, чувствуя, как пылают щёки и уши.
  - Чиу, - ответила девушка, подавшись вперёд.
  - Тогда э-э... может... заберёшься ко мне...?
  - Я уж думала, вы не предложите, - снова улыбнулась она.
  Скинув халатик, Чиу проворно перебралась в лохань и, прижавшись всем телом к юноше, впилась в него губами.
  - А вот теперь они не как у рыбы! - Заметила она после горячего поцелуя.
  
  Горы, реки, поля, леса и озёра - воистину разнообразен Край Дракона! Так я думал первые два дня нашего воздушного путешествия. А дальше... всё вышеперечисленное повторялось и повторялось, только в разной последовательности. Пожалуй, особого внимания заслужили лишь рисовые террасы, упоминаемые ранее Ёсаем, которые нам посчастливилось пролететь. С высоты они походили на огромную водную мозаику, являясь при этом ни чем иным, как рисовыми 'лужами', подобно ступеням спускающимися с вершины до самого основания огромного пологого холма.
  В общем, полёт хоть и успел наскучить, но в этом был его единственный недостаток. Честно говоря, такие 'развлечения' как разборки с разбойниками, встречи с дикими животными и знакомства со всякими 'интересными' людьми мне тоже смертельно надоели. Чтобы не засветиться, нам постоянно приходилось корректировать курс, стараясь держаться подальше от поселений и торговых путей. Благо, множество схематичных, но вполне информативных карт нашлось в специальном отделении ящика управления. Двигались мы исключительно днём, потому как ночью на большой высоте становилось довольно холодно, а лететь на малой при отсутствии освещения было опасно. Не столько для нас, сколько для шара - всё же глупо было бы разбить его об дерево или порвать о ветви. Слишком много сил я потратил, чтобы завладеть им! Поэтому ночи мы проводили, зависнув метрах в двадцати над землёй, заранее выбирая свободные от насаждений участки. Будучи ярым противником бессмысленного риска, полностью сажать шар я категорически отказывался, несмотря на постоянное нытьё Ёсая о том, как он соскучился по твёрдой земле.
  Кстати о Ёсае. После памятного дня, когда я буквально от сердца оторвал три глотка из успевшей ощутимо опустеть фляги, он не проявлял совершенно никакого беспокойства и вёл себя так же, как и раньше. Вряд ли он успел всё переварить, но контролировал себя превосходно.
  - Слушай, а этот ваш Повелитель и правда такой тиран, каким его расписывал Вонг-Ву? - Спросил я монашка, как только заметил, что его щека перестала дёргаться при упоминании всего, что связано с политикой.
  - Смотря, с какой стороны. - Неохотно и расплывчато ответил Ёсай.
  Могу себе представить. Нет, правда могу! От своих недоброжелателей я в своё время наслушался такого, что у меня самого волосы дыбом вставали. Как, например, при весьма детальном описании кровавых ритуалов, которые я якобы практиковал. А некоторые даже осмеливались фантазировать насчёт моих постельных предпочтений! Кого только они со мной не укладывали... я даже посмеялся бы, если бы услышал нечто подобное в адрес кого-нибудь другого. Но хуже всех были те, кто, по их же собственным заявлениям, отстаивал права народа. Как будто какие-то уличные крикуны и авторы статей, разоблачающих мой 'кровавый режим', могли хоть чем-то этому самому народу помочь. Как правило, кончали подобные граждане весьма печально, если, разумеется, не успевали вовремя покинуть королевство - кровавые режимы критики не любят! В общем, я это всё к тому, что вряд ли всё сказанное настоятелем хотя бы на треть было правдой. Но, конечно, до 'разоблачителей' с которыми приходилось иметь дело мне, Вонг-Ву было далеко.
  - Да хоть с какой. - Пожал плечами я.
  - Насчёт того, что Повелителя все люто ненавидят и просто мечтают от него избавится, Вонг-Ву не то, чтобы соврал, а скорее преувеличил. Повелителя Драконов очень боятся. Он - фигура совершенно не публичная, да и скор на расправу.
  - Ну и? Он всех угнетает, душит налогами, устраивает массовые казни на площадях, уводит самых красивых женщин к себе во дворец, топит младенцев в реках?
  - Он же не идиот, чтобы такое вытворять! - Воскликнул Ёсай. - Понимаешь, Вонг-Ву строит свои планы на нашем традиционализме. Давным-давно Повелитель Драконов силой захватил власть, потому и не может считаться полноправным хозяином земель. Он никак не связан с Императорской династией, поддерживаемой самими Высшими Духами. А сейчас, если случается неурожай, засуха, падёж скота или набег степных кочевников, все привыкли поминать при этом Повелителя, занявшего трон вопреки воле Высших Духов, которые отвернулись от Края Драконов.
  - То есть, Повелителя не жалуют из-за каких-то суеверий? - Попытался вникнуть я.
  - Это не совсем суеверия. В прошлом веке монахи из Храма Над Пропастью подсчитали, что во время правления Повелителя число различных бедствий значительно увеличилось. С этим, кстати, связана одна грустная история. Закончив подсчёт, они отправили к Повелителю гонца с ультиматумом, в котором объявили, что если он как можно скорее не найдёт истинного правителя и не передаст ему власть, случится что-то непоправимое.
  - Судя по тому, что Повелитель никуда не делся, непоправимое таки случилось?
  - Можно сказать и так, - вздохнул Ёсай. - Получив, как ты понимаешь, отрицательный ответ в виде отрубленной головы гонца, монахи распустили послушников, подожгли Храм и совершили коллективное самоубийство, спрыгнув в ту самую Пропасть.
  - Однако весело вы тут живёте, - пробормотал я.
  - Я же сказал - мы очень медленно меняемся. Хотя, благодаря тому же Повелителю Драконов, процесс развития в последние десятилетия заметно ускорился. Но это касается по большей части лишь бытовой стороны.
  - Трудно, наверное, ему с такими плохо приручаемыми подданными, - покачал головой я.
  - Вот чтобы не было так трудно и нужна вся эта свора мандаринов. Подчас их клянут чаще, чем самого повелителя, но и без них нельзя - начнётся беспредел.
  - А при Квон-Ди беспредела не было?
  - Принято считать, что нет, а на самом деле - кто знает...? Сколько лет-то прошло! Единственное, что точно известно - при Квон-Ди существовали самые настоящие драконы! Они считались вестниками Высших Духов, но вскоре куда-то исчезли.
  - И куда же? - Заинтересовался я.
  В ответ монашек лишь развёл руками.
  Помню, в Хилзготе у меня сложились весьма плодотворные отношения с представителем драконьего племени. Конечно содержание такого союзника - удовольствие не из дешёвых, но ведь и отдача впечатляла. Даже и не помню, сколько геройских отрядов остановил мой дракон только на границе королевства! Да и беседовать с ним было довольно увлекательно. Я ни в коей мере не считаю себя знатоком драконьего мышления, но одно мне известно точно - драконы никому не служат. Может и у тех, что улетели, просто пропала причина сотрудничать с новой властью? А может всё гораздо проще:
  - Не следовало вашему Повелителю называть себя Повелителем Драконов, они ведь твари гордые, никогда никого над собой не признают.
  - Кроме Духов, - поправил меня Ёсай. - Духи не признали Повелителя и их вестники исчезли.
  - Ну, вряд ли нам стоит всерьёз судить о таких вещах, - ответил я, не желая развивать тему.
  Не очень-то мне хотелось раскрывать перед спутником свои познания в драконьих вопросах, которые могли породить ещё какие-нибудь нежелательные вопросы. С другой стороны, я спрашивать Ёсая не стеснялся - надо же чем-то заняться - и был крайне удивлён широкими познаниями монашка. Больше всего меня поразило то, что в его Храме не просто заставляли зубрить новую информацию, но и учили её осмысливать. В храмах на Срединном Континенте подобный подход не только не практиковался, но и был крайне нежелателен. Но что в этом удивительного? Служители культов должны слепо верить, в то время как местные монахи обязаны прежде всего думать, обогащая тем самым кладовые знаний своих монастырей или храмов. В этом смысле люди Восточного Континента куда более прогрессивны.
  Утром следующего дня, сквозь постепенно рассеивающийся туман мы смогли разглядеть два огромных горных пика, чьи вершины не просматривались за облаками.
  - Вот и добрались. - Прокомментировал монашек.
  - Так, нам нужна, кажется... та, что слева. Да, точно, у неё основание шире и она примыкает к лесу.
  - Вторая тоже примыкает.
  - Возле первой он гуще, нам точно туда. - Решительно указал на левый 'клык' я, припомнив обрывки мыслеобраза настоятеля.
  - А дальше куда?
  - Подлетим, осмотримся, а там видно будет.
  
  Утром Красная Смерть пребывал в хорошем настроении, что было заметно даже за его обычной маской невозмутимости. Увидев спускающегося к завтраку Воина в Красном, Укунь мысленно похвалил себя за инициативу с девчонкой. В конце концов, что ещё нужно юнцу, если не общество красотки? С другой стороны, имея дело с Воином в Красном, хозяин сильно рисковал, ведь никогда не знаешь, в какую сторону повернутся их мысли! Именно поэтому, после чёткого инструктажа, на 'помощь в омовении' была отправлена его племянница Чиу - девушка хоть и простоватая, но знающая толк в ненавязчивом соблазнении. По её уверениям, всё прошло гладко, да и Укунь теперь сам мог убедиться в том, что лютовать грозный гость не собирается.
  - Хорошо ли вам спалось, господин? - Нацепив на лицо дежурную улыбочку, спросил хозяин.
  - Да, вполне. - Чуть помедлив, ответил молодой воин, залившись румянцем, отчётливо различимым на его бледном лице, из чего Укунь сделал вывод, что женским обществом он раньше избалован не был.
  - Присаживайтесь, где вам будет удобно, - он обвёл рукой пустой зал, - сейчас подадим завтрак.
  - Хорошо, - кивнул Красная Смерть, - когда прибудет начальник стражи?
  - Мы послали за ним с рассветом, так что скоро он появится. - Заверил его Укунь.
  Лонг-Вей, начальник местной стражи, и правда показался ещё до того, как Красная Смерть успел позавтракать. Сверкая начищенной до блеска пластинчатой кирасой, он подошёл к его столу, низко поклонился, представился и застыл в ожидании, пока Воин в Красном не закончит трапезу.
  - Сразу к делу, - произнёс Красная Смерть, отложив, наконец, палочки для еды, - мне нужно полное содействие со стороны стражи.
  - Как вам будет угодно, господин! - Выкрикнул Лонг-Вей.
  - Я ожидаю прибытия двух путешественников. Они направляются к Клыкам Дракона, но могут обойти этот город, поэтому выставьте дозоры на всех дорогах в ту сторону.
  - Да, господин!
  - Если в лесах есть тропы, привлеките к делу охотников. У вас есть охотники?
  - Конечно, господин! Они будут рады послужить Повелителю!
  - Хорошо. Слушайте дальше: люди, которых я ищу, очень опасны, поэтому даже не пытайтесь их атаковать.
  - Но господин...!
  - Никаких 'но', простые солдаты с ними не справятся. Поэтому, раздайте всем задействованным людям сигнальные огни. Я буду патрулировать местность на своём хиданне и, если что, сразу увижу куда лететь.
  - Да, господин. - Уже не таким бодрым голосом ответил начальник стражи. Он был довольно молод и, судя по всему, мечтал отличиться перед заезжей шишкой, надеясь вырваться из этой забытой духами провинции.
  Ещё раз подробно описав искомых людей, Воин в Красном отпустил Лонг-Вея.
  
  Красная Смерть кружил над подступами к Клыкам Дракона уже второй час, но никаких сигналов видно не было. Он прекрасно понимал, что надеяться на скорые результаты не стоит. Хиданн мог лететь с всадником на спине около трёх часов подряд, после чего ему требовался короткий отдых. В любом случае, это намного быстрее, чем ехать от Тракта к границе на лошадях даже с форой несколько дней. Хорошо ещё, что, благодаря стараниям мандаринов, мгновенное перемещение из одного места в другое Пришедшему теперь недоступно, если оно вообще у него было. Воистину, без Великой Сети поимка чародеев превратилась бы в сущее мучение, а самые сильные из них стали бы и вовсе неуловимы.
   Молодой воин продолжал всматриваться вниз, когда Кузо нервно зафыркал, шевеля лохматыми ушами.
  - В чём дело, мальчик? - Красная Смерть потрепал его по загривку. - Устал?
  Хиданн коротко рыкнул и чуть приподнялся вверх, слегка повернув вправо.
  - Ты что-то заметил? Я ничего не вижу. - Сказал юноша, всматриваясь вдаль.
  Зрение у хиданнов намного острее человеческого, и Воин в Красном решил довериться своему другу:
  - Ладно, покажи мне.
  Кузо сильнее замахал крыльями. Он ещё не слишком вымотался и смог прилично разогнаться. Уже через четверть часа, прижавшийся всем телом к зверю, воин, сквозь сощуренные веки, сумел разглядеть постепенно увеличивающуюся тёмную точку.
  - Кузо, давай помедленней, - выкрикнул приказ Красная Смерть.
   Когда ветер перестал бить в лицо, он смог распрямиться в седле.
  - Интересно, что это там? Подлетай.
  Точка всё увеличивалась и, наконец, воин различил очертания странного летательного аппарата.
  - Неужели это... но как...?! Откуда...?! - Красная Смерть был потрясён. Ему доводилось слышать об этих старинных машинах, летающих с помощью магии и называемых воздушными шарами, но он всегда считал, что это такая же сказка как драконы или духи в человеческом обличие.
  - Это он. Это может быть только он! - Прошептал воин. - Быстрее Кузо... но только не так быстро как в прошлый раз.
  Однако приблизиться им не дали - искрящийся огненный шар размером с человеческую голову просвистел в нескольких метрах от хиданна.
  
  - Та промазал! - Крикнул Ёсай, когда мой огненный шар пронёсся мимо цели.
  - Сам бы попробовал попасть на таком расстоянии. - Огрызнулся я, готовя следующее заклинание.
  Второй огненный шар прошёл ещё дальше.
  - Ты что, специально так? - Ядовито поинтересовался монашек.
  - Конечно.
  - Что?!
  - Притупляю их бдительность. - Разъяснил я. - Вон как они к нам рванули. Гляди.
  Очередное огненное заклинание сорвалось с моих ладоней и направилось к цели. Невооружённым глазом было видно, что оно пройдёт мимо, но уже на подлёте шар резко сменил направление и понёсся прямо на противника. Чёртова крылатая кошка сделала немыслимый кульбит, что позволило ей избежать попадания. Искренне надеюсь, что мне всё же удалось подпалить ей шерсть.
  - Смотри, они поворачивают! - Воскликнул Ёсай.
  - Меняют направление. - Кивнул я.
  Действительно, животное развернулось, обогнуло нас по широкой дуге справа и, уменьшив скорость до нашей, полетело параллельным курсом.
  - Давай, достань их!
  - Слишком далеко. Не смогу контролировать наведение заклинания, а если бить на глаз - промахнусь.
  - Неужели у тебя нет ничего, кроме огненных шаров?
  - Ничего достаточно дальнобойного, от чего они не смогли бы увернуться. Но если они пойдут в атаку, я без проблем их достану на подлёте, только мне почему-то кажется, что они не рискнут.
  - И почему?
  - Так ведь знают, что я их достану. Наверное, я всё же их задел - теперь не сунуться.
  - Но что мы будем делать?
  - То же, что и собирались - найдём пещеру и приземлимся.
  - А с Воином в Красном?
  - На земле разберёмся.
  - И ты так спокойно об этом говоришь?!
  Я взглянул на заметно волнующегося монашка.
  - Я его сделаю. - Убеждённо ответил я. - И на этот раз это мохнатое чучело мне не помешает.
  
  Глава 14
  
  Мы подлетели к Клыкам Дракона уже достаточно близко, чтобы я в полной мере смог осознать их колоссальные размеры. И чем ближе мы подлетали, тем сильнее меня охватывало предвкушение достижения очередной цели. Впрочем, я держал себя в руках и постоянно прокручивал в голове варианты развития событий. Красный на своём звере всё не отставал. Чтобы не подпустить его к воздушному шару, пришлось использовать колдовство, что существенно снизило количество магической энергии поддерживающей хитрую систему защиты от отслеживания применения колдовства.
  Только после воздушного боя я сообразил, зачем нужна была колбочка с синей жидкостью, вмонтированная в ящик управления. Она служила чем-то вроде индикатора и после того как я использовал Дар, уровень этой жидкости упал до нижней отметки. Монахам ведь тоже надо было как-то защищать шар своими пусть и слабенькими, но заклинаниями. Однако же, применённые мной заклинания слабыми можно назвать лишь в сравнении с подвластной мне разрушительной силой Хаоса, которую я последний раз использовал, перед тем как покинуть Срединный Континент. Так что защитная система еле выдержала нагрузку. Полагаю, ещё хоть одно сильное атакующее заклинание и наше присутствие станет неприятным сюрпризом и для местных мандаринов. Иметь дело ещё с одним Воином в Красном мне совершенно не хочется, поэтому с первым придётся разбираться без помощи Дара. Да и вообще привлекать теперь к себе лишнее внимание не стоит - желательно пройти курс лечения без постороннего вмешательства.
  - Вот чего я не понимаю: как ему удалось нас выследить? - Задумчиво теребя мочку уха, пробормотал Ёсай.
  - Да он и не выслеживал. Судя по всему, просто готовил нам тёплую встречу прямо здесь.
  Само собой, присутствие человека, носящего амулеты с моей кровью, я почувствовал задолго до того, как его увидел, потому и успел должным образом приготовиться к предстоящей встрече. Даже предположить боюсь, что Красный сделал бы с шаром, если бы сумел незаметно до нас добраться.
  - Тогда как он узнал, что мы направляемся именно сюда? - Не отставал монашек.
  - Почему я должен разжевывать такие очевидные вещи? - Проворчал я. - Хотя... принимая во внимание твоё невежество в теории бегства и преследования, объясню. Если этот Красный вёл нас с самого начала, то вполне мог вызнать цель моего путешествия ещё в той рыбацкой деревне. Потом, окончательно потеряв нас на Тракте, он каким-то образом выяснил местоположение Сяо и решил подождать, пока мы сами к нему придём.
  - И ты с самого начала это знал?
  - Не говори ерунды, я же не пророк какой-нибудь! Да, у меня были определённые опасения на этот счёт, но чтобы это случилось требовалось слишком много условий.
  - Которые не помешали Воину в Красном нас найти.
  - Как видишь. - Развёл руками я. - Похоже, нам попался весьма сообразительный паренёк. Ладно, уже подлетаем, так что я буду высматривать ориентиры, а ты следи за ним. Если пойдёт на сближение, сразу дай знать.
  Ёсай кивнул и, грозно сощурившись, нацелился взглядом на тёмную точку по правому борту.
  
  Повреждения, полученные Кузо, последней атакой колдуна были не слишком сильны, но неприятны - хиданну опалило шерсть на спине, да и крылу малость досталось, поэтому его полёт уже не был таким ровным, как прежде.
  - Потерпи дружище, - прошептал Красная Смерть, наклонившись к самому уху питомца, - скоро я закончу с Пришедшим, мы вернёмся в город и отдохнём несколько дней.
  Удивительно, но ему, в самом деле, хотелось вернуться и ещё раз увидеться с Чиу. А может даже два раза! Красная Смерть встряхнулся, пытаясь выкинуть из головы одно из немногих приятных воспоминаний, подаренное страстной служанкой - сейчас не время.
  Шар с колдуном успел уже вплотную приблизиться к одному из пиков и неторопливо рыскал над склонами.
  'Ищет дом Сяо? Или удобное место для битвы?'
  Госпожа Ло хоть и была весьма осведомлённой личностью, но и она полностью не знала, где живёт старый отшельник. 'Тебе нужно к Клыкам Дракона' - сказала она тогда.
  'Возможно, у Пришедшего более точные сведения. Если так, то где он их взял? Вряд ли он захочет рассказать об этом перед смертью'
  Даже в мыслях Красная Смерть старался не допускать возможность поражения. Он гнал все сомнения прочь - в предстоящей битве они бы стали очередной помехой.
  Покружив несколько минут над одним из многих плато, усеивающих склоны, воздушный шар начал медленно снижаться. Пока он был в воздухе, воин не осмеливался приближаться. И только когда шар совершил посадку, Красная Смерть хлопнул хиданна по шее и тот устремился к цели.
  Пришедший, по-видимому, не счёл нужным мешать их приближению - никакие огненные шары в воздухе не мелькали.
  
  - Может тебе не следовало его подпускать и просто сбить, когда он подлетел поближе? - С кислым видом спросил Ёсай, наблюдая, как хиданн Воина в Красном приземляется на противоположном краю каменного плато, выбранного колдуном в качестве арены.
  - Не хочу лишний раз рисковать. - Зен постучал ногтем по колбочке с синей жидкостью. - Я усилил своё тело и улучшил восприятие. Такие действия, как я вижу, не расходуют энергию для маскировки. А вот если бы я попытался его атаковать...
  Колдун не закончил, но Ёсай прекрасно понял, что именно он имел ввиду: ещё больше мандаринов, Воинов в Красном и неприятностей, с ними связанных.
  - То есть, тебе придётся драться с ним без магии?! - Ужаснулся монашек.
  - Сейчас я лучше подготовлен к сражению, чем той ночью, к тому же, - Зен вытащил из-за пазухи свою странную монтировку и перепрятал её в широкий рукав халата, - у меня имеется кое-какой 'туз' в рукаве.
  - Но когда ты начнёшь колдовать, разве...
  - Нет. Если мои предположения верны, магию крови здесь определять не умеют.
  - С чего ты взял?
  - Ну, он ведь не догадался, что я запутал его поисковый амулет. К тому же у него куча других амулетов. Если бы местные мандарины их заметили, то прислали бы и своих людей, чтобы просто проверить - они ведь не могут на расстоянии определить кем или чем является источник магии.
  - А если эти люди где-то рядом, в засаде?
  - Можешь мне не верить, но у меня неплохое чутьё на засады. - В своё время Эзенгрину часто приходилось попадать в засады а затем и выбираться из них. Так что у него имелся богатый опыт по этой части. - Этот парень хочет со мной поквитаться один на один. Восстановить попранную честь воина и всё такое. Ты знаешь, как это бывает.
  Ёсай действительно знал. Нечто подобное он почерпнул из учений школ боевых искусств, которые некогда изучал.
  - И ты даёшь ему прекрасный шанс сделать это! - Всё же не смог скрыть скептицизма он. - Не все придерживаются так называемого 'кодекса боя'. Тебе не дадут подняться, если ты упадёшь, и не позволят подобрать оружие, если ты его потеряешь. Это не будет честным поединком.
  - Вот в этом ты прав. - Хмыкнув, Зен выразительно помахал левой рукой. Монтировка, припрятанная с помощью простенького заклинания, выпадать раньше времени не спешила.
  - Этого может оказаться недостаточно.
  Колдун покосился на монашка - тот всё так же опасливо всматривался в фигуру Красного, суетящегося возле своего зверя, пока не началась битва. Эзенгрин ухмыльнулся: 'значит, точно задел!'
  - Знаешь, ты чересчур пессимистично настроен. Вот скажи, какие сказки в детстве тебе казались страшнее, про Воинов в Красном или про злых колдунов?
  - Про воинов. - Не задумываясь, ответил Ёсай. - И это были скорее не сказки, а страшилки, которые описывали реальные события. Не недооценивай его!
  - В любом случае, если станет совсем скверно, у меня не будет иного выхода, кроме как использовать Дар в полной мере. - Сказав это, колдун перебрался через борт воздушного шара и спрыгнул на мелкие острые камни, усеивающие выбранную местность. Деревянные сандалии хоть и не были особенно удобны, но для таких условий подходили идеально.
  - Ты сиди внутри, - приказал Зен выбирающемуся следом Ёсаю. - Если что - взлетай.
  - Я не смогу!
  - Брось, это просто, я же тебя учил - отжимаешь самый передний рычаг на себя, потом...
  - Да я не об этом! Если тебя... если что-нибудь с тобой случиться я не смогу сбежать!
  Эзенгрин в очередной раз оглядел монашка и вздохнул.
  - Всё равно не вылезай. И даже не пытайся вмешаться. - Зен положил ладонь ему на лоб и толкнул обратно. Из гондолы послышался глухой удар и ровно на столько грязные ругательства, насколько позволяли монашеские нормы приличия. Конечно, в таком деле слова не особо важны, в отличие от интонации, но судя по коротким заминкам между фразами Есай, то и дело порывался ввернуть что-нибудь поувесистей.
  - Ну, я пошёл. - Постучав по деревянному борту, крикнул колдун и направился к центру импровизированной арены.
  - Хранят тебя Духи! - Выкрикнул ему вслед Ёсай.
  
  Противники остановились, не доходя друг до друга примерно десяти шахов. Эзенгрин снял шляпу и отбросил её в сторону. Фирменный прищур колдуна встретился с 'рыбьим' взглядом воина.
  - Ты долго от меня бегал, Пришедший, но теперь тебе некуда деваться.
  - Скажи ещё, что сам припёр меня к стенке.
  - Неважно, главное, что я тебя выследил и скоро прикончу.
  - Ты в этом уверен?
  - Уверен.
  - Знаешь, ты не похож на человека, который абсолютно в чём-то уверен.
  - С чего ты взял?
  - В нашу первую встречу ты, не задумываясь, перешёл в нападение, а сейчас даже удосужился завести со мной разговор, - Зен скрестил руки на груди и улыбнулся одними уголками губ, - из чего следует, что ты знаешь, что перед тобой непреодолимое препятствие.
  - А ты нагл, колдун.
  - Могу себе это позволить.
  - Скоро ты забудешь о своей наглости и станешь молить о пощаде! - Гордо выпятив подбородок, произнёс Красная Смерть. - Я уже победил множество подобных тебе.
  На это заявление Эзенгрин мог бы усмехнуться и с чистой совестью сообщить, что с такими как он, ни одному Воину в Красном сталкиваться уж точно ещё не приходилось, но у него не было никакого желания подыгрывать отчаянно храбрящемуся мальчишке.
  - Ты что, время тянешь? - Приподняв бровь, поинтересовался он.
  - Как ты смеешь...?
  - Слушай, завязывай уже. Или нападай, или проваливай, только не надо тратить моё время на пустой выпендрёж. - Сказав это, колдун выхватил свой тесак и приглашающе им помахал.
  - И ты думаешь, что сможешь победить меня этим варварским оружием? Знай, что на этот раз магия тебе не помо...
  Красная Смерть не успел договорить потому как Пришедший, в мгновение ока преодолев разделявшее их расстояние, атаковал. Хоть это и было неожиданно для молодого воина, но он успел отпрыгнуть в сторону, одновременно изготовив к бою свой меч - навыки отработанные годами не подвели.
  На самом деле колдун был прав, и Красная Смерть сам не понимал, почему старался оттянуть схватку. Было ли это проявлением страха или же неожиданно прорезавшегося инстинкта самосохранения он и сам не знал. В любом случае, стоило ему оказаться боевой стойке, все сомнения и страхи моментально вылетели из головы. Теперь был только он и противник. Очень сильный противник, сильнейший из всех, с кем ему приходилось когда-либо сражаться. Воин не стал дожидаться повторной атаки и сам пошёл на врага.
  Ёсаю трудно было уследить за ходом схватки, тем более что после неожиданного нападения Зена, фигуры противников потеряли чёткие очертания. Теперь они оба носились по плато с такой скоростью, что глазом обычного человека можно было различить лишь появляющиеся то тут, то там смазанные тени. Монах мог поклясться чем угодно, что раньше такого непонятного боя ему видеть не доводилось.
  Воин в Красном неприятно удивился, осознав, что Пришедший ничуть не уступает ему в силе и скорости. Раньше он полагал, что основной его проблемой в этой схватке станет магия и даже помыслить не мог, что колдун сумеет дать такой яростный отпор в ближнем бою. Во всяком случае, в прошлый раз это казалось его слабым местом.
  Двадцать пять секунд - максимальный отрезок времени, когда можно без опасности для здоровья выдерживать такой скоростной темп боя. Он одинаков и для простых людей и для обладателей Дара, так как кровь движется по венам со слишком большой скоростью, и если перенапрячься, можно заработать остановку сердца или кровоизлияние в мозг. Хоть это и в худшем случае, но ведь во время боя фатальным может стать и простой обморок.
  Ровно через двадцать пять секунд противники, напоследок сшибившись клинками, отскочили друг от друга. Оба тяжело дышали и истекали потом и кровью. Эзенгрину досталась царапина на плече, но и он смог достать Красного, полоснув его по шее под ухом - порез куда более неприятный, но, к сожалению, не смертельный. Теперь требовалось дать мышцам немного времени, чтобы снять напряжение, отдышаться и только потом вновь увеличивать темп.
  - По твоему лицу видно, что ты малость удивлён, - сказал Зен, выставив перед собой тесак и двигаясь в обход по кругу.
  - Да, Пришедший, - согласился Красная Смерть, тоже начав кружить. Он утратил свою обычную бледность и теперь действительно оправдывал своё имя, потому как цветом лица походил на свои одежды. Впервые ему не хватило отведённого времени, чтобы расправиться с врагом. Даже когда на него напали две дюжины степных дикарей, он в ускоренном темпе перерезал их всего за двенадцать секунд! - Не думал я, что ты не только колдун, но и такой сильный воин. Во всяком случае, в прошлый раз ты этого не показал.
  - Тогда я был сонный, - хмыкнул Зен. После этой короткой схватки и он преисполнился уважения к противнику - обычному человеку нужны годы тренировок, чтобы только научиться ускоряться во время боя, а уж выдерживать все двадцать пять секунд... - Слушай, а тебе сколько лет то?
  - Девятнадцать. - Красная Смерть рад был возможности поговорить и меж тем восстановить силы. - А зачем тебе знать?
  - Просто это поразительно! У тебя уникальные способности, раз ты смог добиться подобного в таком возрасте!
  - А сам то?
  - Ну, я же колдун. Я и...
  На этот раз первым атаковал Красная Смерть, надеясь застать противника врасплох, и частично ему это удалось - у Эзенгрина не было инстинктов воина и парировать рубящий удар, направленный сверху вниз, или просто уйти в сторону он не сумел. Вместо этого, он подставил под удар свободную от оружия руку и быть бы ей отрубленной, если бы не скрытая в рукаве магическая монтировка. Впрочем, Красной Смерти удалось нанести первую серьёзную рану.
  - Штоб тебя! - Выругался Пришедший и коротко дунул на противника, но воин уже знал этот приём и сам отпрыгнул подальше, позволяя сметающей волне воздуха пройти в стороне.
  Да, Эзенгрин использовал магию, потому как моментально сообразил, что в схватке на мечах ему уже не выстоять. У него всё ещё сохранилось улучшенное восприятие, но вот двигаться в ускоренном темпе он уже не мог. Красный своей молниеносной атакой рассёк ему вену, и теперь он вынужден был магией сдерживать кровотечение. Но если бы пришлось вновь набирать скорость, даже это не смогло бы остановить разогнавшуюся кровь - она начала бы бить из пореза фонтаном.
  - Вот ты меня и подловил, - невесело улыбнувшись, произнёс Пришедший. - Должен признать, что немного заигрался с тобой, надеясь не привлекать своей магией ещё больше внимания. Можешь собой гордиться, тебе удалось заставить меня отнестись к тебе всерьёз.
  Действительно, люди бряцающие перед Эзенгрином разнообразным холодным оружием никогда не вызывали у него особых опасений, даже если это оружие было зачаровано. Лишь изредка он встречал такое опасное сочетание, как умелый рубака и качественно зачарованный клинок. Вот таких парней не следовало подпускать к себе близко, и сейчас он был искренне рад, что в руках молодого воина был лишь обычный меч.
  - Говори что угодно, но твои фокусы на меня больше не подействуют. - Столь значительная перемена в поведении Пришедшего позволила Красной Смерти почувствовать себя уверенней.
  - Да ну? - Как и ожидалось, не поверил колдун.
  Воин в Красном ничего не ответил и, позволив себе лишь едва заметную улыбку, бросился в атаку.
  Целых пять секунд он в ускоренном темпе вертелся вокруг Пришедшего, пытаясь его поразить, но между ними будто бы выросла невидимая и очень прочная стена. Да что там будто бы! Она действительно выросла! Эзенгрин во время их короткого разговора успел соорудить вокруг себя воздушный барьер и теперь занимался заживлением раны.
  - Знаешь, у тебя в самом деле неплохо получается. - Обратился Зен к Красной Смерти, когда тот закончил испытывать магическое препятствие на прочность. - Я проявил непростительную наивность, когда считал, что смогу одолеть тебя по-простому. Может, я и не уступаю тебе в физическом плане, но моё тело всё равно не тело воина. Я не тренировался часы напролёт, не доводил движения до автоматизма. Да и опыта у меня не особенно много - с настоящими мастерами мне не часто доводилось сражаться, во всяком случае, без магии. В этом смысле ты преподал мне хороший урок - надо всерьёз заняться фехтованием.
  - У тебя не будет возможности воспользоваться этим уроком. - Ответил Красная Смерть. - Я не позволю тебе уйти!
  Он встал напротив колдуна, выпрямив спину, и держа меч двумя руками, выставил его перед собой. Когда он медленно отвёл левую ногу назад, Эзенгрин почуял неладное.
  Ёсай видел, как Воин в красном неожиданно исчез и через мгновение появился в нескольких метрах позади места, где стоял Зен, который теперь был нанизан на клинок воина, всё так же выставленный вперёд. Ноги колдуна подкосились, а его руки и голова безвольно болтались.
  - Зееен!!! - Не смог сдержать вопля полного боли и отчаяния монах.
  - Чего орёшь? - Раздался сзади знакомый ехидный голос. - Ложись!
  Рука вполне живого и неожиданно появившегося рядом колдуна ухватила монашка за шиворот, и утянула вниз, под защиту борта гондолы.
  - И глаза закрой. - Посоветовал Зен, спрятавшийся вместе с ним.
  Атака, проведённая Красной Смертью, называлась Полётом Колибри и была лучшей из его арсенала. Воин собрал на этот приём все оставшиеся силы и провёл его идеально. Он двигался со скоростью намного превосходящей просто ускоренный темп, и даже короткого мига хватило на то, чтобы пробить и магический барьер, выставленный Пришедшим, и самого Пришедшего.
  Воин торжествующе посмотрел на тело колдуна, насквозь пронзённое мечом, но его восторг длился недолго - ровно до того момента, как труп вдруг стал прозрачным и будто бы святящимся изнутри. Причём свечение пульсировало и становилось всё ярче. Ликование как рукой сняло. Отбросив меч со странным фантомом, он развернулся и, на ходу взвинчивая темп, побежал прочь. Впрочем, далеко уйти ему не удалось. Воину показалось, что ослепительный свет залил всё вокруг, а затем волна горячего воздуха ударила ему в спину.
  
  - Ч-что это было? - Чуть заикаясь, спросил Ёсай, высунувшись из укрытия.
  - Взрывающийся фантом, - в который раз объяснил очевидное я.
  - А к-как ты здесь очутился, тебя же...?!
  - Не меня, а фантома. - Терпеливо поправил я. - Я переместился сюда, а вместо себя оставил фантома.
  Должен сказать, что даже одно ускоренное восприятие - великая вещь! Столько всего успеваешь сообразить за какие-то доли секунды! А экстренное перемещение с оставлением 'подарка' было когда-то любимейшим моим приёмом в непростых ситуациях, что и позволило применить его практически сразу. Не растерял навыка! Кстати, чтобы отмести все неясности, стоит упомянуть, что перемещение на короткие дистанции в пределах видимости в этой набитой магическими ограничениями стране всё же возможно, так как не нужно создавать портал.
  - Хвала Духам! Я уж было подумал, что он тебя достал! - Обрадовано завопил Ёсай, повиснув у меня на шее. - Ты победил!
  - Но-но, монах, - вывернувшись из его объятий, проворчал я, - давай без бурного проявления эмоций. К тому же, ещё не всё закончилось.
  Ёсай проследил за моим взглядом, да так и застыл с открытым ртом. Красный поднимался! Правда ему всё же порядочно досталось: одежда на спине была сожжена, а кожа покраснела и покрылась волдырями, будто её окатили кипятком. Нет, этот человек действительно уникален, такого даже убивать жалко! С его способностями и выносливостью он уж точно теперь на первом месте среди всех бойцов, что я когда-либо видел, а видел я их немало.
  - Будь здесь. - Вновь сказал я монашку и переместился обратно.
  Оказавшись в центре выжженного круга, я огляделся и осторожно поднял нечто похожее на оплывший, покрытый копотью серп, то есть то, что пару минут назад было мечом моего противника.
  - Знаешь, ты выдержал намного больше, чем способен выдержать обычный человек. - Произнёс я, подходя к, с трудом стоящему на ногах, Красному. - Даже с учётом всех тех амулетов, что на тебя понавешали. Должен признать, что и амулеты у тебя были отличные, несмотря на их явно дилетантское изготовление. Без них ты напоминал бы сейчас эту штуку, только более забавной формы. - Я кинул ему под ноги подобранную загогулину. - Принимая во внимание то, что тебе больше нечем сражаться, а также то, что тебе нечем защищаться от моего колдовства, предлагаю тебе отсюда убраться.
  - Я не могу! - Прохрипел воин. - Я должен победить!
  - Смотри фактам в лицо, у тебя нет ни единого шанса. Или ты так стремишься умереть?
  Он посмотрел на меня, но в его глазах я уже не увидел той бездны, что плескалась там раньше. В них была боль, тоска, зачатки надежды, но не холодная безразличная бездна.
  - А почему ты стремишься сохранить мне жизнь?! - Выкрикнул он.
  - Кто? Я? - Искренне удивился я.
  - Ты! Ты чужеземный варвар! Колдун! Какое тебе дело до чужой жизни! Тем более до жизни врага!
  - Ну, в общем-то, никакого, - согласился я. - Однако ты мой враг ровно до тех пор, пока сам считаешь себя таковым.
  - Но... я же преследовал тебя! Я сражался с тобой!
  - Поверь, нужно сделать что-то более... непростительное, чтобы я всерьёз разозлился. И если бы ты сделал нечто подобное, то, несомненно, был бы уже мёртв. Тебе бы даже не пришлось меня искать, к своим истинным врагам я предпочитаю приходить сам.
  Эти слова повергли парня в состояние крайнего изумления. Честное слово, довольно странно видеть так много сменяющихся эмоций на некогда бесстрастном лице.
  - Но если ты не считал меня врагом, тогда кем?
  - Думаю, в данной ситуации чем-то типа препятствия, которое надо преодолеть, чтобы добраться до цели. Полагаю, что и я для тебя являюсь чем-то подобным.
  - С чего ты взял?
  - По отношению к врагам характерно определённое чувство - ненависть. Что-то я этого в тебе не заметил. Или я не прав?
  Воин в Красном закусил губу и отвёл взгляд.
  - Да, тебе указывают на человека, и ты, предвкушая веселье, несешься, чтобы испытать его на прочность. Но, тем не менее, ты его не ненавидишь.
  - Ты говоришь как моя мать... - прошептал он.
  - Неужели... - честно говоря, сомнительное сравнение, учитывая то, что у бедной женщины выросло такое вот 'нечто'.
  - И я всё равно не понимаю! - Тряхнул головой Красный. - Пусть я лишь препятствие, но тогда ты всё равно должен убить меня!
  - Чего ради? Не пытайся приписать мне собственные черты. Если ты идёшь напролом, сметая препятствия, не обязательно, что и другие поступают так же. В конце концов, препятствие можно просто обойти.
  - Ты другой. - Через некоторое время сделал вывод он.
  - С этим трудно поспорить. - Осторожно согласился я.
  - После того, как ты победил меня в прошлый раз, я понял, что боюсь тебя больше, чем себя. И это было хорошо. Приятно думать, что есть кто-то более ужасный, чем я сам! Но ты другой! Мне казалось, что самое страшное, это смерть от руки более сильного противника, и я не хотел умирать! Но теперь я понял, что гораздо страшнее жить, осознавая, какое ты на самом деле чудовище! Чудовище, которое упивается своими победами, а за это люди расплачиваются жизнями!
  Очень эмоционально. Наверное, парень первый раз за всю жизнь так выговорился. Только мне то, что делать? Можно пожалеть, можно посочувствовать, можно сделать вид, что ничего не понял, а можно сказать:
  - Осознание - это хорошо. Первый шаг к исправлению.
  - Ты не понимаешь?! Я - Воин в Красном, а воины в красном либо убивают, либо умирают! Да, я осознал. И я больше не хочу жить, за счёт других людей!
  - Похвальное решение, - поддержал я. - Выйди в отставку, найди себе крестьянскую девчонку, желательно с земельным наделом, делай детишек и не вставай впредь у меня на пути.
  После этих слов, Красный как-то странно на меня посмотрел.
  - Что пялишься? Смотри, твой зверь уже от нетерпения камни когтями скребёт. Проваливай, наконец, отсюда!
  - Воины в Красном либо убивают, либо умирают. - Ничего не выражающим голосом повторил он.
  - Значит так, да? - Вмиг посерьезнев, спросил я.
  - Да. - Кивнул он.
  - Может, просто сбросишься со скалы? Тут довольно высоко.
  - Много людей приняли смерть от моей руки, я тоже хочу пасть в бою.
  - Ладно, тогда возьми, - я вытащил свой тесак и бросил его Красному. Тот ловко поймал оружие за рукоять и непонимающе уставился на меня. - Полагаю, без этого не получится даже жалкого подобия боя.
  Парень кивнул и покрутил тесак в руке.
  - Хороший баланс. - Заметил он.
  - Я в этом не очень разбираюсь, но поверю на слово. Им действительно удобно махать.
  - Меня зовут Тин. - Сообщил он, отойдя от меня на те же десять шагов, что были между нами в самом начале поединка.
  Тин, значит? Жаль я в ихних иероглифах не разбираюсь. Хотя... Ёсай мне покажет, как это правильно пишется.
  - Ну что, погнали, Тин?
  И мы погнали. Без лишних слов. Красный... то есть теперь Тин ещё раз сумел удивить меня напоследок: уставший, с обожжённой спиной, он нашёл в себе силы ускориться, и начал приближаться, занося для удара мой собственный тесак. Я намеревался встретить его 'Лобзиком' на уровне шеи - быстро и безболезненно.
  - ОСТАНОВИТЕСЬ!!! - Раздался из неоткуда громоподобный голос, от которого, кажется, вздрогнула гора. Во всяком случае, Тин утратил ускорение и упал на пятую точку. Даже я с трудом устоял на ногах, сделавшихся вдруг ватными.
  - НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЕ ЭТО БЕЗУМИЕ!!! - Вновь проорал неизвестный.
  Скажу честно: меня пробрала холодная дрожь, чего не случилось со мной, даже в тот момент, когда я прилип к собирающемуся взорваться Алтарю.
  
  Глава 15
  
  - Зен! Что это было?! - Спросил подбежавший Ёсай.
  - По-моему, здесь уместнее спросить не 'что' а 'кто'. - Отозвался я, не обращая внимания на тот факт, что монашек покинул корзину вопреки моему запрету.
  - Ну и кто?
  - Понятия не имею. - Честно признался я и посмотрел на Воина в Красном. - Может, ты знаешь?
  Тин не ответил, лишь очумело помотал головой, даже не думая подниматься на ноги.
  - Да уж. - Хмыкнул я. - Ну хотя бы...
  Договорить у меня не получилось, потому как скала под ногами затряслась и я больно прикусил язык. С более высокого плато с диким грохотом сверзились несколько здоровых глыб.
  - Если не ошибаюсь, - немного шепелявя начал я, посмотрев вверх - именно там должно находиться...
  Договорить не получилось и на этот раз. Нет, больше никаких обвалов не было, просто я увидел такое, отчего потерял дар речи.
  Не стоит думать, что я никогда и ничего не боялся, потому что это далеко не так. Однако во все периоды моей жизни - будь я постоянно скрывающимся чёрным колдуном, правителем процветающего королевства или простым странником, страдающим расстройством сна - большая часть моих страхов была связана с боязнью того, что 'что-то может пойти не так'. Как всем известно, жизнь - штука переменчивая, и даже обладатель сильного Дара иной раз не может ничего противопоставить тому, что происходит с ним по воле случая.
  Я это к тому, что никто не мог представить, что судьба сведёт меня с существом, от которого просто веет немыслимой магической мощью! Будь со мной кто-то из лесных эльфов, он бы в обморок грохнулся, из-за своей способности определять Дар. Впрочем, рядом со мной находились двое местных, и они тоже грохнулись, только не в обморок, а на колени, низко опустив при этом головы. Крылатый котяра Воина в Красном, совсем как обычная кошка выгнул спину дугой и злобно зашипел.
  Ну а я, оцепенев, стоял с открытым ртом, не в силах отвести взгляда от странного существа. Честно, даже не знаю как ЭТО описать. Эта штука была огромной и очень длинной, но своими движениями напоминала не змею, а скорее морского угря. 'Угорь' был полностью покрыт серебристой шерстью, а на спине вдоль тела шёл синий гребень. Ещё у него имелись лапки. Три пары уморительно коротких когтистых лап, равномерно рассредоточенных по всей длине туловища. Ну и отдельно стоит упомянуть морду. Никогда ничего подобного не видел! Этакая дикая смесь льва и ящерицы, покрытая той же серебристой шерстью, с длиннющими извивающимися усами под цвет гребня и парой золотых разветвляющихся рогов с тупыми концами.
  И самое удивительное в этом существе - после его внешнего вида и явно магического происхождения - это то, что оно летало! Да, да, не имея ничего хоть отдалённо напоминающего крылья, эта штука, постоянно извиваясь, кружила прямо над нашим плато! Странно, как при такой длине, она не завязалась в несколько узлов?
  Последняя мысль показалась мне настолько нелепой и забавной, что я усмехнулся, выйдя при этом из ступора.
  - Ёсай, что это такое? - На всякий случай шёпотом поинтересовался я.
  - Дракон! - Дрожащим голосом ответил монашек.
  - Что?! - Воскликнул я, уже не особо беспокоясь о том, что привлекаю к себе лишнее внимание. - Это не дракон! Я знаю, как выглядят драконы, лично знаком с тремя представителями драконьего племени и ни один из них не был похож на это летающее недоразумение!
  - Ты что несёшь?! - Прошипел Тин. - Становись на колени и засвидетельствуй своё почтение Дракону!
  - Это чучело не дракон! - Упрямо повторил я.
  - Ты прав и одновременно не прав, молодой чародей. - Раздался прямо в моей голове недавно слышанный, но уже значительно приглушённый голос. - Я Дракон, но не из тех, которых ты знаешь.
  - Вот уж действительно. - Ошарашено пробормотал я.
  Давненько мне не доводилось слышать в собственной черепушке чужие голоса. С тех самых пор как я научился ставить ментальную защиту.
  - Дракон, значит? - Облизнув пересохшие губы, сказал я. - Но ты даже не воспринимаешься как живое существо!
  - Ты сильный чародей, от тебя ничего не укроется. - Произнёс якобы дракон, перестав, наконец, извиваться, и зависнув прямо надо мной. - Я один из Драконов, созданных магией Высших Духов, чтобы оберегать земли, названные Краем Драконов.
  Мне не понадобилось много времени, чтобы вникнуть в смысл сказанного.
  - Невероятно! - Воскликнул я. - Самостоятельный и разумный магический организм! Я читал, что древние маги были способны создавать себе фамильяров с аналогичными свойствами, но это... - я попытался подобрать подобающие случаю слова, но на ум лезли лишь восторженные восклицания - ... это в сто раз круче!
  - Ты преувеличиваешь, молодой чародей. Хотя это лучше, чем когда тебя называют чучелом или летающим недоразумением.
  - О! Извини...
  Дракон запрокинул голову вверх и начал издавать жуткие грохочущие звуки, от которых сошли ещё несколько глыб, а монах с воином сильнее прижались к камням.
  - Ну вот, Зен, ты его разозлил! - Сквозь грохот донёсся до меня крик Ёсая, из чего я сделал вывод, что дракон говорил только со мной.
  Впрочем, и я подумал бы, что он злиться, если бы дракон не обрушил на меня волну веселья. Вот так мы хохочем...
  - Ты очень забавный молодой чародей и я не могу представить себе причины, по которым ты проделал такой далёкий путь, чтобы встретиться со мной. - Произнёс дракон теперь уже вслух. Понятно, почему он предпочитает мыслеречь - с его-то мордой шевеление мощными челюстями выглядит довольно забавно.
  - Вообще-то мне нужен гуру Сяо, - поспешил уточнить я. - Мне стало известно, что он живёт где-то тут.
  - Я Сяо! Дракон Сяо! - Представился дракон.
  Я бы и сам догадался. Честно! Догадался бы, будь у меня хоть пара спокойных минут, без всех этих впечатлений. Паккард, скотина, мог бы и предупредить!
  - И ты действительно помогаешь людям с определёнными проблемами? - Решил сразу уточнить я.
  - Всё зависит от проблем, - если бы у этого дракона были плечи, то сейчас бы он точно ими пожал. - Но кто тебе про меня рассказал?
  - Рейнджер по имени Фьюэл Паккард.
  - Звучит нездешнее, - задумчиво пробормотал дракон. - Ты наверное имеешь ввиду того чокнутого молодого моряка, которого я подобрал после кораблекрушения возле Мыса Дракона двадцать лет назад?
  - Не знаю что там насчёт моряка и кораблекрушения, но то, что чокнутый - как раз про него. Неужели до встречи с тобой он был более чокнутым, чем сейчас?
  - Настоящая ветреная голова! Он пускался во всевозможные авантюры, никогда не задумываясь о последствиях, и часто менял род занятий, потому как ему быстро всё надоедало. Я возился с ним три дня, хотя обычно хватает и одного. Скажи, как он теперь живёт?
  - Как вполне деловой человек. - Вынужден был согласиться я. - Очень эксцентричный, правда, но деловой.
  - Приятно слышать! - Улыбнулся дракон, что с его мимикой оказалось вполне осуществимо, но выглядело жутковато. - Так что ты хочешь, чтобы я сделал? Ты хороший человек, поэтому я с радостью тебе помогу.
  - Хороший? - С сомнением протянул я. - Не думаю, что это слово ко мне применимо, а если учесть и то, что я чёрный колдун... Ты только не подумай, что я скромничаю или пытаюсь увильнуть, просто хочу внести ясность.
  - Не имеет значения, какими силами ты повелеваешь. Я наблюдал за вами с момента вашего прибытия. Ты по-доброму обошёлся с этим молодым воином.
  - Я хотел его прикончить.
  - Не со зла, лишь ради необходимости. И когда эта необходимость отпала, ты готов был его отпустить, а потом выслушал и попытался помочь.
  - Да, прикончив его.
  - Ты просто не имел возможности помочь иначе, зато имею я, потому и позволил себе вмешаться. Не думай о себе хуже, чем ты есть на самом деле, молодой чародей, и скажи, наконец, чем я могу тебе помочь?
  Ну что ж, вроде для этого я сюда и добирался.
  - Меня уже долгое время мучают ночные кошмары. Неестественного характера. Я прикоснулся к одному... нехорошему предмету, в результате чего ужасные сцены отпечатались в моём подсознании, и являются теперь каждую ночь. Ты сможешь что-нибудь с этим сделать? - С надеждой спросил я.
  Дракон некоторое время смотрел на меня своими огромными синими глазищами.
  - Да. - Наконец ответил он. - Но тебе придётся потерпеть ещё одну ночь. Для начала, я хотел бы разобраться с молодым воином, ему помощь нужнее.
  Тин, первый раз с момента появления Сяо, поднял голову и посмотрел на дракона.
  - Но я не достоин такой чести, господин!
  - Зови меня старый Сяо. - Сказал дракон. - Это не честь, а необходимость, молодой воин. Я помогу тебе победить твоё чудовище. Ты подождёшь немного, молодой чародей?
  В принципе кое-что во фляге ещё плескалось, но было одно 'но'.
  - Я то подожду, но не нагрянут ли сюда мандарины после всего, что мы тут устроили?
  - Не беспокойся об этом. Я скрыл твою магию, никто ничего не знает.
  - Скрыл магию? - Тупо переспросил я.
  - Меня бы уже давно нашли, если бы я не умел этого делать.
  Да-да, магическое создание, одно существование которого постоянно привлекает к себе внимание тех, кто способен 'видеть'. Кому как не ему необходимо умение маскировать свою магию?
  - Тогда нет проблем.
  Дракон кивнул и навис уже над Тином.
  - Встань, молодой воин. - Приказал он и тот не посмел не подчиниться. - Мы вернёмся завтра в это же время.
  Сяо аккуратно обхватил Тина хвостом за талию и взмыл вверх.
  - Определённо, ничего более странного я давненько не видел. - Пробормотал я, наблюдая за скрывающимся за скалой драконом. - И как тебе ваш 'легендарный гуру', Ёсай? Теперь понятно, почему его считают мифом. Эй, Ёсай!
  Монашек всё так же стоял на коленях, уткнувшись лбом в каменную поверхность.
  - Ёсай, ты в порядке? Он уже улетел.
  - Знаю. - Ответил монашек и поднял лицо с двумя мокрыми дорожками под глазами. - Ты не мог бы ненадолго оставить меня одного?
  - Мог бы. - Согласился я. - Но всё в порядке?
  - Мне кажется, теперь я как никогда близок к Истине. - Произнёс Ёсай таким тоном, будто и сам не знал хорошо это или нет. Впрочем, так оно и должно быть, истина - неоднозначная штука.
  
  - Не нравится мне тут, - проворчал мастер Вырви Глаз, усаживаясь на циновку.
  - Это же монастырь! Откуда здесь взяться гостиничным апартаментам? - Пожал плечами мастер Сломанный Меч. - В любом случае, мы хотя бы ночуем не под открытым небом.
  - Мне не в этом смысле не нравится. Ты видел рожу ихнего настоятеля? А как он взбесился, когда мы рассказали ему про последние слова того монаха?
  - И очень настаивал, чтобы мы остались на ночь.
  - Ты понимаешь, к чему я клоню. - Удовлетворённо кивнул Вырви Глаз.
  - Понимать-то понимаю, но вот поверить не могу! Это же монахи! Не думаю, что они решатся на нападение. - Покачал головой Сломанный Меч.
  - Ну, знаешь, монахи монахам рознь. Ты не слышал про Храм Чёрного Колпака?
  - Ты что, сам этот храм выдумал? Нет такого.
  - Это теперь нет, а лет шестьдесят назад был. Его монахи носили черные колпаки, странствовали по окрестностям и похищали невинных девиц. Что они с ними делали, я тебе не скажу, беспокоюсь за твоё душевное состояние, но когда о них прознал сам Повелитель, то послал в храм сразу троих Воинов в Красном! Представляешь?!
  - Звучит как небылица, - честно ответил Сломанный Меч.
  - Да хоть бы и небылица, суть-то не в этом!
  - А в чём тогда? К чему ты мне это рассказал?
  - Да к тому, что и у монастырей всяких тёмных секретов хватает. Вот я и беспокоюсь, что мы в чём-то подобном увязли. Ты же видел, многие монахи тут с гуань-дао не расстаются!
  - Да, - согласился Сломанный Меч, - ты прав. Мне сразу не понравилось, как они на нас поглядывали.
  - Если тебе не понравилось, то на кой ты согласился остаться на ночь?
  - Ты девку видел?
  - Ту ряженую? Что постоянно рядом с настоятелем околачивалась? Ну, видел, и что?
  - Я, признаться, хотел бы побольше о ней разузнать.
  - Зачем ещё? - Не понял Вырви Глаз.
  Сломанный Меч ехидно улыбнулся.
  - Ты мне тут недавно про свой обострённый слух заливать изволил, а сам меж тем, не обратил внимания, о чём монахи по углам шепчутся. По-моему, я пару раз слышал, как они сказали 'Пэй'.
  - Так ты...! - Вырви Глаз выпучил свой единственный глаз. - Ты думаешь, что это та девка, про которую говорил Тян?!
  - Очень может быть. В любом случае, таких совпадений не бывает.
  - Бывают и не такие совпадения, но в данном случае я с тобой согласен. Только делать что будем?
  - Предлагаю незамедлительно рвать когти, прихватив девку.
  - А если не она?
  - Скажем, что обознались и отпустим. - Пожал плечами Сломанный Меч.
  - Вот таким ты мне нравишься! - Широко улыбнулся Вырви Глаз.
  - Каким 'таким'?
  - Безрассудным! Свалить посреди ночи из монастыря, набитого вооружёнными монахами, попутно выкрав девку, над которой они так трясутся! Это, скажу тебе, лихо, дружище!
  - Да, ты любишь, когда всё лихо, - покачал головой Сломанный Меч.
  
  С растительностью на скалах было не густо, поэтому костерок я запалил с помощью магии прямо на более-менее плоском камне, благо дракон прикрывает нас своей защитой. Мы с Ёсаем расположились рядом ещё на двух ровных камнях. Так же к нам прибился зверь Воина в Красном. Осторожно подойдя, он поводил носом из стороны в сторону, негромко рыкнул и свернулся калачиком на противоположной стороне от магического костра.
  Ёсай был этим вечером непривычно молчалив и попеременно смотрел то на огонь, то на звёзды.
  - О чём думаешь? - Спросил я, когда тишина стала невыносимой.
  - О том, что мир устроен намного сложнее, чем мне казалось.
  - Скажу тебе по секрету, я живу уже не первую сотню лет...
  - Что, правда?! - Удивлённо уставился на меня монашек.
  - Правда, правда, - вздохнул я, - я же колдун. Так вот, я живу уже очень долго и казалось бы, должен уже многое понимать в устройстве нашего мира, но он порой преподносит такие сюрпризы, что моё вполне устоявшееся мировоззрение получает нехилый пинок под зад! Взять хотя бы Сяо. Я ведь раньше и не подозревал, что где-то живут существа подобные ему! А если верить его словам, то есть ещё и какие-то Великие Духи, которые его создали!
  - Духи не 'какие-то'! И я всегда верил, что они есть.
  - Верить и точно знать - разные вещи, Ёсай. Ведь получается, что их сила подобна божественной. Многие люди по всему миру верят в своих богов, но фактов их существования практически нет. Я ведь многое читал об этом, когда... когда имел доступ к одной из лучших библиотек мира. - Да, это я про своё собственное собрание книг. Моя коллекция действительно впечатляла, жаль, что теперь она уничтожена. Впрочем, всё лучше, чем сидеть и осознавать, что твои любимые книжки листают грязные лапы белых ублюдков. - И представь, теперь я лично познакомился с таким вот фактом, за которым стоят высшие силы, о коих мне мало что известно.
  - И что ты будешь делать?
  - Ты имеешь ввиду, буду ли я изучать этот вопрос? Да, буду. Но это никогда не станет моей основной целью. Буду жить, как хочу, и если мне суждено в будущем докопаться до этой истины, то мимо я точно не пройду.
  - Но зачем тебе это? Судя по твоему тону, ты не очень-то жалуешь высшие силы.
  - Да, мне нравится ощущать себя свободным человеком, выше которого лишь небо и звёзды. Однако, если это только иллюзия, и существуют такие вот силы, способные направлять действия отдельных людей или целых народов, я предпочту знать об этом как можно больше, чтобы не попасть под чьё-нибудь влияние. - Я с сомнением глянул на монашка. - Понимаешь, о чём я говорю?
  - Тебе нужны знания, чтобы сохранить независимость, так?
  - Именно.
  - А для чего тебе независимость? Что она тебе даёт?
  - Всё просто - будучи независимым, я делаю то, что хочу, а не то, что хочет от меня кто-то другой.
  - Наверное, это здорово - быть свободным от всяческих обязательств. - Вздохнул Ёсай.
  - Для кого как. - Пожал плечами я. - Некоторых неожиданно свалившаяся свобода здорово дезориентирует.
  Был один случай, когда я только захватил трон и приноравливался к управлению. В общем, разнёс я замок одного барона, который посмел ставить под сомнение законность моих прав на престол. Короче, вырезали всех бунтовщиков, а у барона во владении ещё полсотни рабов оказалось, хоть это и запрещено древними законами королевства, до правки которых у меня руки тогда ещё не дошли. Ну и приказал я снять с них магические ошейники, да отпустить с миром. Рабы те были парнями простыми, но крепкими - использовались для тяжёлого труда - и не придумали ничего лучше, чем промышлять разбоем на моих же дорогах, вдоль которых их несколько месяцев спустя и повесили. Вот вам и вся свобода. Ёсаю я, конечно, об этом рассказывать не стал. Да и сам он опять отрешённо уставился на пляшущие язычки пламени.
  - Я хочу узнать как можно больше. - Произнёс он через несколько минут.
  - О чём именно?
  - О Крае Драконов. Если я собираюсь предотвратить кровопролитие, я должен многое узнать. Лишь тогда я смогу с правильной стороны подступиться к этому делу.
  - Ёсай?
  - Да, Зен?
  - У меня уже не в первый раз складывается впечатление, будто в тебе уживаются два разных человека - беспечный похотливый монашек и серьёзный странствующий монах.
  - Ничего удивительного. Старейший из моих наставников говорил: люди - существа многогранные и сколько бы граней они не показывали миру, всегда останется парочка неведомых даже для них самих.
  - Очень... глубокомысленно, - хмыкнул я. - Это именно то, что называется восточной мудростью?
  - Восточная мудрость или бред выжившего из ума старого монаха - не важно. - Рассмеялся Ёсай. - Главное, что соответствует действительности. И ты сам лучший этому пример. Я уже и со счёта сбился, сколько 'граней' ты показал во время нашего совместного путешествия. А сколько их у тебя ещё есть...?
  Если задуматься, монах прав. Только за время, проведённое на восточном континенте, я успел проявить себя неумелым путешественником, грозой дорожных разбойников, злобным чужеземным колдуном и даже наставником начинающего мага. Зато все мои 'грани' объединены в единую систему и не противоречат друг другу. Если у кого-то иначе - это уже диагноз.
  - Знаешь, вечер прошёл не зря. - Сказал я, поднимаясь. - Хорошо порой поболтать о разных вещах с умным человеком. Что это за выражение у тебя на лице? Я действительно так считаю.
  - Спасибо, - буркнул монашек, - наверное...
  - И нечего сидеть с такой кислой рожей. Ты поставил перед собой цель - не самую простую, конечно - но я уверен, что она тебе по силам. Я знаю, ты не отступишься. Либо добьешься своего, либо сдохнешь.
  - Ты это так подбадриваешь, что ли? - Покосился на меня Ёсай.
  Я с сомнением посмотрел на монашка и решился-таки на то, что зарёкся делать, перестав быть королём. Состроив серьёзно-возвышенную гримасу и набрав в лёгкие побольше воздуха, я начал:
  - Просто озвучиваю твои собственные мысли. Ведь тебя беспокоит возможность неблагополучного финала, не так ли? Не думай об этом! Давным-давно я поставил перед собой практически недостижимую цель, и ничто не помешало мне достигнуть её! Отбрось сомнения и делай всё возможное и невозможное ради своей цели! Ты даже не представляешь, на что способен человек, имеющий соответствующий настрой! Поверь, если ты решишься идти до конца, то уж точно не умрёшь, пока добьешься своего!
  Да, это была целая речь. Ничего более пафосного я не говорил уже долгое время и искренне надеялся, что необходимость в этом так и не настанет. Ну ничего, выдал - не развалился. Посмотрев на просветлевшее лицо Ёсая, я понял, что старался не зря. Чтож, пока я был королём, мне частенько приходилось толкать и более напыщенные речи, причём перед гораздо большей аудиторией.
  - Ладно, пойду спать. Ты как?
  Ёсай, ответил не сразу - видимо отходил от услышанного.
  - Если ты не против, я ещё посижу.
  Я лишь кивнул и поплёлся к воздушному шару.
  
  Ровно сутки прошли с тех пор, как дракон унёс Тина, и я с возросшим нетерпением ждал их возвращения.
  - Ты думаешь, Сяо сможет сделать Воина в Красном менее кровожадным? - Спросил Ёсай, чтобы немного отвлечь меня, нервно описывающего круги по выжженной фантомом площадке.
  - Тот парень никогда не был кровожадным. - Попытался объяснить я. - Он самоутверждался за счёт своих феноменальных способностей, не задумываясь о жертвах. И, в конце концов, запутался до такой степени, что стал считать себя безразличным ко всему монстром. Однако именно понимание своей ненормальности и не позволило ему действительно лишиться всего человеческого.
  - Ты так считаешь? - С сомнением в голосе, пробормотал Ёсай.
  - Уверен. Иначе Сяо не стал бы за него заступаться. У парня ещё не всё потеряно, и если дракон его сразу не сожрал, то, скорее всего, поможет.
  Они задержались на шесть часов и появились, когда солнце уже начало садиться. Видать у Тина и впрямь был тяжёлый случай, но судя по тому, что дракон говорил о Паккарде, до главного рейнджера даже ему далеко.
  - Извини за задержку, молодой чародей, - обратился ко мне Сяо, опуская своего первого пациента. - Молодой воин сразился со своим чудовищем и победил его.
  Очень надеюсь, что дракон выразился сейчас иносказательно.
  Я посмотрел на Воина в Красном. Тин не выглядел таким бледным как раньше, и, щурясь, смотрел на заходящее солнце. Да и спина его была уже здорова.
  - Эй, ты как? - Обратился я к нему.
  Он обернулся и одарил меня широкой улыбкой.
  - Тебе ведь не нужно больше на меня нападать?
  - Воины в Красном либо убивают, либо умирают! - Радостно напомнил он. - Но я уже не Воин в Красном!
  С этими словами он сорвал с себя красный халат с прожжённой на спине дырой, оставшись в одних просторных красных штанах, подбежал к краю плато и выбросил его с обрыва.
  - Очень демонстративный поступок. - Прокомментировал я. - Смотри не замёрзни, пока будешь лететь отсюда.
  - Сначала я дождусь тебя. - Усевшись рядом с хиданном, беззаботно ответил Тин.
  - Зачем ещё? - В один голос вырвалось у нас с Ёсаем.
  - По моей просьбе. - Прогудел Сяо. - Ты готов, молодой чародей?
  - Не оставляй меня с ним, Зен! - Опасливо косясь на счастливо улыбающегося Тина, ласково поглаживающего свою зверюгу, попросил монашек.
  - Не думаю, что он попытается напасть.
  - А если...?
  - Ничего не бойся молодой монах. Этот человек не причинит тебе вреда. - Заверил Ёсая Сяо.
  - Да, мудрый Сяо, - вздохнул монашек, у которого не было причин не верить дракону.
  - Может, уже начнём? - Недовольно предложил я, сдерживая раздражение. Похоже, волнение, наросшее во время ожидания, дало волю моему 'стихийному безумию'.
  - Вижу проблемы у тебя не только со сновидениями. Магия Хаоса оставляет определённые отпечатки на характере использующего её чародея. Ты неплохо с этим справляешься, но если пожелаешь, я смогу помочь тебе и в этом.
  - Да желаю я, желаю! Давай только побыстрее!
  - Нам хватит одной ночи, - сказал дракон и, подцепив меня хвостом, понёсся ввысь.
  
  Глава 16
  
  Приходилось ли вам когда-нибудь бывать в пещере дракона? Вот и мне нет. Некоторые считают, что в драконьем жилище непременно должны быть горы золота и прочего драгоценного хлама, но мне доподлинно известно, что драконы - имеются ввиду обычные драконы - интересуются разве что драгоценными камнями, да и то лишь в гастрономическом смысле. Другие уверены, что в их пещерах просто обязаны находиться кучи всевозможных костей и останков (должно быть тех, кто верил в драконьи сокровища). Но драконы ведь существа разумные, а какое разумное существо будет в своём доме всякую падаль складывать? Да и в пещерах они предпочитают лишь ночевать, так что если бы меня спросили, я бы ответил что драконьи пещеры не слишком большие, уютные и наверняка с какими-нибудь мягкими подстилками. Солома, там, веточки или овечья шерсть. Такой вариант кажется мне наиболее разумным и правдоподобным. Но это в любом случае относится лишь к обычным драконам.
  У Сяо же всё было иначе. Начать хотя бы с того, что для того чтобы попасть в саму пещеру, мы пролетели по длинному тоннелю, уходящему вглубь горы. Причём тоннель этот был не прямой а имел несколько крутых поворотов, на которых я ощущал вполне обоснованное опасение быть прибитым о каменную стену, однако дракон извивался в полёте мастерски.
  Итак, пещера Сяо оказалась огромной. Настолько огромной, что посреди неё хватило места для озерца с кристально чистой водой, через которую мне, впрочем, так и не удалось разглядеть дно. Однако то, что мне хоть что-то удалось разглядеть, тоже производило впечатление - от гигантских сталактитов, угрожающе нависающих над нами, исходило мягкое зеленоватое сияние.
  Сделав круг по пещере, Сяо опустил меня на относительно ровной площадке рядом с озером, а сам завис рядом.
  - Как тебе моя обитель? - Спросил он, заметив, что я заинтересованно оглядываюсь.
  - Впечатляет. - Уважительно кивнул я. - Я, признаться, ожидал чего-то более скромного. А они сами по себе светятся, или твоя работа? Почти не ощущаю магию.
  - Это очень древняя магия. Духи и их создания использовали её ещё до того как появились люди, способные управлять стихиями и взаимодействовать с окружающим миром, и люди, обладающие властью над Хаосом.
  - Надеюсь эту магию можно применять не только для создания гигантских светильников, - скептически проворчал я себе под нос, но Сяо всё же услышал.
  - Не переживай, молодой чародей, я покажу тебе силу своего Дара!
  - Звучит угрожающе, - хмыкнул я.
  - Я не причиню вреда, ложись и закрой глаза.
  - Куда ложиться-то?
  - Прямо сюда, на пол.
  Под моими ногами был камень. Хоть и довольно ровный, но всё же шершавый и холодный. Следовало бы прихватить с собой какую-нибудь подстилку.
  - Очень хорошо, молодой чародей, - морда Сяо нависла прямо надо мной, как только я устроился на спине, подложив руки под голову. Усы дракона потянулись ко мне, и я вздрогнул, когда их кончики коснулись моих висков. - А теперь закрой глаза.
  Я повиновался. Хоть мне и не слишком нравится это слово, но я именно повиновался - веки будто бы налились тяжестью и я покорно закрыл глаза. Что было дальше, я не помню. Вроде бы я заснул и даже видел какой-то сон, но это были уже не кошмары, 'подаренные' Алтарём. По-моему мне снились постоянно переливающиеся разными цветами и изменяющие форму кляксы.
  
  - Эй, монах! - Позвал бывший Воин в Красном, вставший рядом с воздушным шаром.
  Ёсай, закутанный во всё, во что можно было закутаться, крепко зажмурился и втянул голову в плечи.
  - Я отсюда слышу, как у тебя зубы стучат. Вылезай, я огонь развёл.
  Этой ночью было определённо холоднее, чем прошлой. Да и колдуна, имеющего кроме арсенала жутких боевых заклинай, ещё и множество полезных бытовых, рядом не было. В общем, Ёсай начал выкарабкиваться наружу. Ведь даже сам Дракон сказал, что Воина в Красном можно не опасаться, да и отморозить себе что-нибудь за ночь монах не хотел.
  Тину действительно удалось разжечь костерок. Там где раньше плясало магическое пламя Зена, теперь весело трещали объятые огнём сухие ветки, а рядом была сложена ещё и приличная кучка хвороста.
  'Где он это нашёл...?' - Подумал было Ёсай, но тут заметил, что Тин уже не полуголый, а одет во вполне добротный, но немного потёртый тёмно-зелёный халат с заплатами на рукавах, а рядом стоит раскрытый мешочек со снедью. Видимо успел слетать куда-то на хиданне.
  - Что, уже обворовываешь крестьян? - Не смог сдержать улыбки монашек, усаживаясь на камень.
  - Я оставил деньги, - отозвался Тин. - Будешь? - Спросил он, приглашающим жестом махнув на мешочек.
  - Не откажусь, - чуть поколебавшись, кивнул монашек. Выданные в Моныстыре Низвергающейся Воды припасы уже подходили к концу, кроме того от вяленных рыб и риса он уже порядком устал.
  - Слушай... Ёсай, да? - Оторвавшись от еды, спросил Тин. Монах, жующий мясо с листом салата, оторопело кивнул. - Ты же монах. Почему ты путешествуешь с Пришедшим?
  - Э-э... с кем? - Не понял он.
  - Ну, с колдуном. Так его мандарины официально именуют. - Пояснил Тин.
  - Вообще-то, его зовут Зен. - Сообщил Ёсай.
  - Да, конечно. Так что вас связывает?
  После того как бывший Воин в Красном спросил об этом, монах впервые серьёзно задумался над этим вопросом.
  - Раньше, - через некоторое время начал он, - нас связывала так называемая Магия Крови и моё искреннее чувство благодарности за то, что Зен спас мой... в общем спас меня от весьма неприятной участи.
  - А теперь?
  - Что теперь?
  - Ну, ты сказал, что раньше, а как теперь?
  - Теперь, смею надеяться, что нас связывают ещё и дружеские отношения. - Вздохнул Ёсай.
  - Если смеешь надеяться, значит, ты не уверен? - Продолжал допытываться Тин. В последнее время ему стало интересно всё, касающееся обычных человеческих отношений.
  - Зена сложно понять. Я даже не знаю, зачем он вообще путешествовал со мной. Почему не оставил где-нибудь, как Пэй.
  - Какую Пэй? - Заинтересовался Тин.
  - Да так... - спохватился монашек, - была девчонка одна! Неважно! Главное, что он мог бы меня давно уже где-нибудь оставить, или вообще прибить, а вместо этого мы дошли до конца.
  - Тогда, может, это действительно дружба?
  - Да, либо она самая, либо особо коварный план навешивания мне на шею разнообразных неприятностей! - Усмехнулся Ёсай. - Хотя во второе легче поверить, но я надеюсь, что это всё же первое.
  - Правильно делаешь. - Кивнул Тин. - Пришедший... то есть Зен - честный человек.
  - С чего ты взял?
  - Я же сражался с ним. Во время боя можно многое узнать о противнике.
  - Для честного человека он слишком много хитрит и обманывает. - Хмыкнул монашек.
  - Можно хитрить и обманывать в мелочах, но оставаться честным в самом главном. - Глубокомысленно заявил Тин.
  Ёсай минуты две молча рассматривал бывшего Воина в Красном, прежде чем снова заговорить.
  - А ты никогда не думал пойти в монахи?
  - Нет. А зачем?
  - Как бы сказал один из моих наставников: твои мысли текут в правильном направлении. Ну... то есть, чтобы стать монахом нужно иметь определённый склад ума. Может тебе попробовать пойти в какой-нибудь монастырь?
  - Не думаю, что это хорошая идея, - покачал головой Тин.
  - Тогда чем ты собираешься теперь заняться? - Заинтересовался Ёсай. После сытного ужина и спокойной беседы он уже забыл, что разговаривает с человеком, преследовавшим его через полстраны с вполне однозначными и не особо дружескими намерениями.
  - Я не знаю. - Пожал плечами Тин.
  - Тогда как ты будешь жить?
  - Как обычный человек.
  - Но...
  - Дракон сказал, чтобы я пока не волновался об этом. Он хотел мне что-то сообщить, когда закончит с колдуном.
  - Вот как... - растерянно пробормотал Ёсай. - Ладно, если что, я могу порекомендовать тебя в Храм Грозовых Туч. Там приветствуют тех, кто не боится дороги.
  - Спасибо.
  
  Новая жизнь Пэй была как сказка. Она носила красивые наряды, питалась регулярно и вполне изысканно, а также изучала множество интересных вещей. Больше всего, конечно, её привлекала магия, которой обучал сам Мудрейший Вонг-Ву. Он оказался сильным чародеем, даже сильнее этого бродяги Зена! Пэй была полностью уверена, что доведись настоятелю сойтись с колдуном в магическом поединке, он бы от него и кучки пепла не оставил! Впрочем, Пэй всё же скучала по несносному колдуну и его приспешнику-монаху. Теперь эти двое неслись на небесной машине к столице, где их ждало очередное приключение, а девушка осталась в безопасных монастырских стенах.
  Возможно, со временем Пэй, узнав настоятеля поближе, и поняла бы, что он не такой добрячок каким хочет казаться. Возможно, ей вскоре надоела бы учёба и она с непонятной ей самой грустью стала бы вспоминать дни, когда жила своим умом (хоть это и не привело ни к чему хорошему). Но как раз времени на осознание ей и не дали.
  Всё началось с того, как в Монастырь Низвергающейся Воды заявились два мужика злобного вида, которые притащили с собой изуродованное тело монаха, отправившегося вместе с колдуном в столицу. Они сообщили настоятелю то, во что Пэй никогда не смогла бы поверить: Зен предал их! Вонг-Ву был в ярости хоть и умело это скрывал. Остальные монахи, не отличавшиеся подобным самообладанием, зло смотрели на людей, принесших плохие вести. Те, в свою очередь, напряжённо оглядывали обступившую их толпу. Обстановку разрядил Мудрейший, предложив пришельцам еду и кров на одну ночь. Гости без особого энтузиазма согласились.
  Эта история, произошедшая в храмовом дворе, была только началом. Весь последующий вечер Вонг-Ву был не в себе, куда-то уходил, с кем-то постоянно советовался, что отвлекало его от занятий магией с ученицей.
  - Он правда это сделал? - Наконец решилась спросить Пэй.
  - В этом не может быть никаких сомнений. Пришедший оказался хитрее и коварнее, чем мы предполагали. Странно, я обычно хорошо разбираюсь в людях и во время нашей с ним беседы он показался мне несколько простоватым.
  - И что теперь будет?
  - Он получил возможность быстро передвигаться по воздуху, но теперь не сможет узнать то, что хотел. Думаю, он струсил и решил не выполнять наш договор, а найти кого-то другого с нужными ему сведениями. - Мрачно ответил настоятель. - Чтож, пусть ищет! До тех пор пока его самого не найдут Воины в Красном! - Добавил он мстительно. - В поисках ответов он будет, словно раненный зверь метаться по лесу, но его непременно нагонят и растерзают охотничьи псы Повелителя! Рано или поздно, расплата придёт!
  Вонг-Ву был превосходным оратором и умел вкладывать в свои слова чувства. Именно поэтому, когда он говорил, Пэй стало очень страшно. Она боялась не за судьбу бывшего наставника и его спутника, она боялась ярости, полыхающей в глазах Мудрейшего.
  - Да учитель, предатель обязательно будет сурово наказан! - На всякий случай поддержала она.
  А ночью пришли те двое. Пэй проснулась от того, что кто-то зажал ей ладонью рот. В слабом свете луны блестели три глаза и одна лысина.
  - Тебя зовут Пэй? - Донёсся из темноты зловещий шёпот.
  Девушка, насколько ей позволяла чужая ладонь, отчаянно замотала головой.
  - Отнекивается.
  - Что неудивительно, учитывая ситуацию.
  - Так берём?
  - Не зря же мы столько по этим коридорам плутали. Потом разберёмся.
  Чьи то пальцы мягко надавили Пэй на шею, после чего дёвушка провалилась в забытье.
  
  Когда я очнулся, не мог даже головой покрутить без болевых ощущений, а о состоянии тела в целом и говорить не приходилось - всё же валяться на голом камне было не самой лучшей идеей. При попытке подняться, у меня даже возникло ощущение, что мои кости скрепят, будто несмазанный гномий механизм. Кое-как встав на ноги, я глубоко вздохнул и немного размял спину и конечности. Давненько у меня не было такого поганого пробуждения, с тех самых пор, как я просыпался в состоянии ужасного похмелья. Но от похмелья у меня хоть заклинание имеется!
  В общем, с трудом придя в удовлетворительное состояние, я подобрался к озеру и умылся оказавшейся ледяной водой. Возможно, делать этого не стоило, ведь тут даже вода могла быть заколдована, но, как и большинство совершенно обычных людей, после сна я особой сообразительностью не отличаюсь. Остаётся надеяться, что Сяо в приступах энтузиазма не использует свою странную магию на всём подряд. Кстати, где эта летающая колбаса?
  В тусклом магическом сиянии дракона видно не было, впрочем, в пещере оставалось предостаточно тёмных уголков.
  - Сяо! - Позвал я. - Эй, ты где?
  - О, молодой чародей, ты уже проснулся! - Разнеслось эхом по всей пещере, хоть сам дракон и не удосужился показаться. - Как тебе спалось?
  - Довольно жестковато, - проворчал я.
  - Но тебе ведь не снились те ужасы?
  - Сегодня - нет. Но откуда мне знать, что они не вернутся?
  - Поверь, молодой чародей, я вымел из твоего сознания все следы чужого вмешательства. Теперь ты свободен от своих кошмаров.
  - Что, так просто?
  - Не так просто, как ты думаешь. Раньше мне не доводилось сталкиваться с подобным.
  - То есть, ты освобождал от кошмаров в первый раз? - Удивился я, вспомнив уверенность дракона в своих возможностях. Честно говоря, я даже немного испугался - вдруг у него бы не получилось? Вдруг из-за его неумелых действий я превратился бы в пускающего слюни идиота?
  - Не волнуйся об этом, - уже в который раз почувствовав мои опасения, произнёс Сяо. - Я не раз исцелял от подобных недугов, меня лишь поразила сама причина его возникновения. Такие кошмары обычно насылаются в качестве проклятий, но всегда они завязаны на собственных воспоминаниях или страхах жертвы. А то существо, с которым тебе довелось сразиться... оно творило ужасные вещи. Хорошо, что ты его уничтожил.
  - Ты рылся в моей памяти, - недовольно констатировал я.
  - Только в той её части, что была связана с делом.
  Ну-ну, так я и поверю, что мающийся от безделья дракон смог отказать себе в искушении изучить полную всяческих историй жизнь чёрного колдуна. Тем не менее, никакого негодования я не испытывал, да и в целом вёл себя вполне спокойно. Похоже, Сяо, как и обещал, позаботился заодно и о стихийном безумии.
  - Ты очень вовремя остановил ту тварь. - Продолжил дракон. - Даже представить боюсь, что случилось бы, войди она в полную силу!
  Да уж, эффект сопоставимый с болотной чумой. Разница лишь в том, что 'заразившиеся' не погибают, а становятся одержимыми так называемым 'голодом'. Как те же ватари, только совсем уж обезумевшие и пожирающие всех подряд прямо на месте, без проведения своих ритуалов. Этакие живые зомби, ведомые волей рахата. Воистину, уничтожение Алтаря и предотвращение появления этой мрази стоит у меня на почётном восьмом месте в списке жизненных достижений.
  - Это понятно, - согласился я, - только тебе-то какое дело до того, что творится на другом континенте?
  - Наш мир един и неделим, молодой чародей. Пусть всех его жителей разделяют океаны, территориальные границы или - как в Краю Драконов - магические барьеры, все мы живём в одном мире. - Довольно туманно выразился дракон. - Поэтому твоя заслуга в предотвращении беды ещё более ценна, чем кажется тебе самому.
  - Только не делай из меня героя или типа того. - Предупредил я. - В тот момент я о таких... глобальных и возвышенных вещах даже не думал. У меня были куда более прозаические цели.
  Так как я постоянно всматривался во тьму, всплеск сзади заставил меня вздрогнуть. Обернувшись, я встретился взглядом с Сяо, который завис над озерцом. Так вот где он по-настоящему обитает, не ожидал, не ожидал...
  - Не важно, что тобой двигало, существенен лишь результат! - Патетично изрёк дракон, но тут же будто бы сник. - Тем более неудобно мне просить тебя о небольшой услуге.
  - Об услуге? - Сразу насторожился я.
  - Да. Ты пострадал, во имя благих целей, и я не в праве ничего от тебя требовать за свою помощь, но... прошу, хотя бы выслушай меня.
  Дракон посмотрел на меня словно маленький щенок, клянчащий косточку. Не думал, что с подобной физиономией можно состроить настолько жалобную гримасу.
  - Хотя бы выслушаю, - вздохнув, согласился я. Надо быть на редкость бессердечным типом, или опытным белым магом (что практически одно и то же, за исключением обладания Даром), чтобы отказать, когда на тебя ТАК смотрят.
  
  Тин растолкал монашка на рассвете. Не потому, что считал, что много спать вредно, а просто с восходом солнца в светлеющем небе появился силуэт дракона.
  - А? Что такое? - Непонимающе закрутил головой разбуженный Ёсай.
  - Они возвращаются.
  Действительно, дракон сделал пару кругов над плато и опустился перед людьми.
  - Можно было обойтись и без этих выкрутасов, - сдавленно проворчал колдун, ощутив, наконец, твёрдость под ногами.
  - Зен! - Тут же подскочил к нему монах. - Ну как?
  - Всё нормально... вроде бы.
  - Как и обещал, я исцелил молодого чародея! - Прогрохотал Сяо. - Но теперь встаёт вопрос: что каждый из вас намерен делать? Молодой монах.
  Ёсай вздрогнул, как только понял, что дракон обращается именно к нему.
  - Ты вступил на опасный путь. Готов ли ты пройти по нему до конца?
  - Готов. - Уверенно ответил Ёсай. Он действительно был готов. Морально, во всяком случае.
  - Для этого тебе понадобятся знания и умения. Сможешь ли ты остаться со мной на некоторое время? Я расскажу всё, что тебе необходимо знать, а остальное ты должен будешь изучить самостоятельно.
  Ёсай неуверенно посмотрел на колдуна.
  - Ты сам это выбрал. - Пожал плечами Зен. - Но если ждёшь от меня совета, то лучше бы тебе пересидеть какое-то время в безопасном месте, пока не уляжется суета вокруг Пришедшего. Здесь вполне безопасно, да и Сяо, возможно, чего умного расскажет.
  - А ты уйдёшь?
  - Мне здесь делать уже нечего, Ёсай. - Вздохнул колдун. - Я получил то, зачем пришёл.
  Монах уныло склонил голову и отвернулся.
  - Тогда удачи тебе, Зен. - Пробормотал он, и хотел было отойти, но колдун придержал его за локоть и развернул лицом к себе.
  - Знаешь, я удивляюсь тому, что ты ко мне привязался, несмотря на все неприятности, которые я тебе доставил. Мы не плохо вместе попутешествовали Ёсай, во всяком случае, мне было весело. И я не против повторить это в будущем, если тебе, скажем, когда-нибудь понадобится помощь ворчливого чёрного колдуна.
  Ёсай удивлённо посмотрел на Зена, не веря своим ушам. Такие речи были совсем не в его духе.
  - Ну что ты вылупился? - Буркнул колдун. - Неужели ты думаешь что, после того, как мы столько пережили вместе, я оставлю тебя наедине с твоими проблемами? Это было бы совсем не по-дружески!
  - Так ты считаешь меня своим другом?
  - Ну-у... видишь ли, очень продолжительный период времени я вынужден был отстраняться от подобных привязанностей, так как это могло быть опасно не только для меня, но и для гипотетических друзей. Однако теперь меня ничто не сдерживает в этом отношении, и я очень ценю людей - да и не только людей - с которыми... сошёлся по тем или иным причинам.
  - Раньше ты ничего подобного не говорил.
  - Считаешь это глупостью? Чтож, может и правильно...
  - Я не считаю! Просто не ожидал услышать от тебя нечто подобное.
  - Меня редко пробивает на сантименты, но порой это случается. - В тоне колдуна послышалась привычная язвительность. - Только не думай, что это скоро повторится. И не заставляй меня говорить об этом что-либо ещё. Может это не слишком заметно, но я сейчас смущён не меньше тебя, потому как на эту тему настоящие мужчины говорят либо во время совместной пьянки - типа ты мой друг, я тебя та-ак уважаю! - либо не говорят вовсе, ибо и без слов всё прекрасно осознают.
  - Тогда почему ты сейчас об этом заговорил? - Спросил немного сбитый с толку словоизлиянием колдуна, Ёсай.
  - Чтобы внести ясность. - Отрезал Зен. - И больше я не скажу об этом ни слова!
  - Тогда, раз уж ты, наконец, закончил, - продолжил дракон, - то у нас остался ещё один неоговоренный момент. Молодой воин, ты правильно сказал, что Воины в Красном либо убивают, либо умирают. Если ты откажешься исполнять свои обязанности, тебя ждёт смерть. Твои бывшие собратья выследят и убьют тебя, поэтому у тебя есть лишь один выход - покинуть Край Драконов вместе с молодым чародеем.
  Тин некоторое время обдумывал это предложение, после чего неуверенно произнёс:
  - Но что я буду делать в чужом краю?
  - Молодой чародей пообещал позаботиться о твоей судьбе.
  - Ага, я уже знаю, куда тебя пристроить. Не волнуйся, людей убивать не придётся, да и твои таланты раскроются в полной мере.
  - Но я же не твой друг, и я не раз пытался забрать твою жизнь! Зачем тебе это?
  - Дракон попросил, а мне не трудно помочь. - Хмыкнул Зен и ухмыльнулся, будто бы предвкушая какое-то развлечение. - К тому же, как говорится, мы в ответе за тех, кого вовремя не убили!
  
  На приготовления к отлёту ушло около часа. По плану, мы с Тином должны были вылететь на воздушном шаре в сторону границы, до которой было не так уж далеко. Оставив позади Край Дракона с его магическим барьером, я получал возможность вновь создавать сверх-пространственный портал.
  Шар мы максимально разгрузили, оставив накопленные вещи и прочие припасы Ёсаю, которому предстояло отсиживаться в драконьей пещере ещё какое-то время. По правде говоря, прощаться с монашком не хотелось, уж слишком я привык к его обществу за такое короткое время. Я даже всерьёз собирался предложить ему лететь со мной, но вовремя опомнился - у парня совершенно иной путь и не следует мне вводить его в искушение, предлагая всё бросить. Он, конечно, отказался бы, оставив от меня на память груз сомнений и сожалений от неиспользованных возможностей. Мой прощальный подарок должен быть не таким!
  - Ну, вот и всё, Ёсай. Наше первое совместное приключение закончилось. - Сказал я, стоя у борта шара, готового к взлёту. - Хочу, чтобы ты твёрдо запомнил одно - когда придёт время, я вернусь, чтобы начать второе.
  - А как ты поймёшь, что время пришло? - Недоверчиво спросил монах.
  - Неважно как, но пойму обязательно, я же колдун! - Улыбнулся я в ответ, не став наминать про магию крови, прочно нас связавшую. - Кстати, - я протянул ему свою шляпу, - вот возьми, мне она больше не понадобится, а маскирующие чары ещё долго будут держаться. Глядишь - пригодится.
  Ёсай осторожно взял мой презент и сразу же надел на себя. Перед тем как тень скрыла его лицо, я успел заметить, как заблестели от слёз его глаза. Я ободряюще похлопал друга по плечу и залез в гондолу. Конечно же, не эта старая потрёпанная шляпа была моим главным подарком. Я подарил Ёсаю веру в то, что рано или поздно мы встретимся вновь, и он прекрасно это понял.
  Тин, попрощавшись с хиданном, тоже занял место на борту и с тоской смотрел на своего единственного друга, с которым ему предстояло разлучиться.
  - Счастливого пути, Зен! - прокричал монашек, когда шар начал медленно подниматься. - Да хранят вас Духи!
  - До встречи Ёсай! Будь осмотрителен! Не забывай про осторожность! И не связывайся с непонятными бабами и прочими вертихвостками, а то можешь нарваться на что-то посерьёзнее, чем 'укорачивание'!
  Мы всё удалялись, а монах Ёсай и хиданн со странным именем Кузо продолжали смотреть нам в след. Сяо, вызвавшийся проводить нас до границы, вился рядом с шаром.
  
  - Что вам от меня нужно? Немедленно верните меня обратно! - Заверещала связанная девчонка, стоило ей прийти в себя, и принялась отчаянно извиваться на плече Вырви Глаза.
  - Не раньше, чем разберёмся, что тут вообще происходит. - Сказал Сломанный Меч
  - Это вас не касается!
  - Ах не касается! - Разозлился Вырви Глаз, скинув беспокойную ношу на землю. - С того момента, как мы пошли за тобой, в этой брошенной Духами стране начала творится какая-то бредятина! Колдуны, шныряющие по дорогам Воины в Красном, падающие с неба люди, монахи, готовые прирезать любого за неосторожное слово! Что всё это значит?!
  Пэй испуганно сжалась, с ужасом глядя на склонившегося над ней одноглазого наёмника.
  - Остынь Вырви, совсем девочку напугал, - спокойно произнёс Сломанный Меч, отстраняя рассвирепевшего напарника. - Видишь ли, Пэй, у нас с коллегой сложилось ощущение, что сейчас происходит нечто такое, что возможно сильно повлияет на дальнейшее развитие событий в Краю Драконов. Тебе не стоит нас боятся, нас послал Тян. Ты ведь знаешь Тяна?
  Пэй осторожно кивнула.
  - Он попросил нас обеспечить тебе безопасность.
  - Но я и так была в безопасности!
  - Судя по тому, что мы успели увидеть в том монастыре - сильно в этом сомневаюсь.
  - Просто вы ничего не знаете!
  - Ну так просвети нас!
  - С какой стати? Откуда мне знать, что вас прислал Тян, а не Гао?
  - Слушай ты, мелкая...
  - Вырви!
  - Что?!
  - Держи себя в руках, ладно. Пэй, мы понимаем, что ты нам не доверяешь, поэтому сначала доставим тебя Тяну а потом вместе во всём разберёмся.
  - Нет! - Истошно завопила девчонка. - Я в Шиньян не вернусь!
  - Вырви. - Окликнул напарника Сломанный Меч.
  - С удовольствием. - Отозвался тот, ловким движением погружая пленницу обратно в сон.
  - Надо бы её как-нибудь замаскировать, а то люди коситься будут.
  - Слушай, а может всё же ну её? Оставим где-нибудь в кустах, и пусть идёт куда хочет, как оклемается.
  - Тогда мы ничего не узнаем. Да и Тян не одобрит.
  - Мне уже всё равно, лишь бы её визга не слышать!
  - Перетерпишь. Должны же мы знать, куда ветер подует, а то нас запросто не в ту сторону снесёт.
  - Опять Интуиция?
  - Просто плохое предчувствие.
  
  Фьюэлл Паккард пытался освоить недавно привезённую ему в подарок гномью гармонику, купленную на сорейском чёрном рынке, когда посреди его кабинета появилась переливающаяся зеркальная поверхность, из которой вышли двое.
  - Странник Эзи, ты волнюбусовая отрыжка, какого демона ты делаешь у меня в кабинете?! - Моментально узнав одного из них, заорал главный рейнджер.
  - Смотрю ты рад меня видеть Фьюи! - Воскликнул Эзенгрин. - Что ты вскочил? Не вставай, можешь даже чаю не предлагать, я всё равно ненадолго.
  - Ещё раз повторяю, что ты здесь забыл? - Побагровев, прорычал Паккард. - И что это за сморчок с тобой?
  - Да я, в общем, хотел просто поблагодарить тебя за совет, вот и всё. - Улыбнулся колдун.
  - За какой ещё совет? - Не понял рейнджер.
  - За хороший совет, Фьюи.
  - Не зови меня Фьюи! - Рявкнул Паккард.
  - Что, навевает воспоминания о мамочке? Короче, ты ведь советовал обратиться к гуру Сяо? Так он мне действительно помог, представляешь! Этот дракон просто нечто! Я теперь так тебе признателен, что даже привёз с Восточного Континента небольшой сувенир.
  - Какой ещё сувенир? - Пробормотал рейнджер, пораженный тем, что этому странному Одарённому бродяге удалось то, чего сам он достиг лишь благодаря случайности. А в том, что он действительно встречался с Сяо, сомневаться не приходилось - то, что отшельник является драконом, Паккард никогда и никому не рассказывал.
  - Его зовут Тин. - Эзи положил руку на плечо бледного юноши с характерной восточной внешностью. - Теперь он ваш новый рекрут!
  - Какого демона ты тут распоряжаешься? Мы не принимаем...
  - У него есть один неоспоримый талант - он просто невероятно машет мечом! - Не обращая внимания на Паккарда, продолжал колдун. - А ещё он очень азартный. Если его подучить всяким рейнджерским штучкам, он, несомненно, станет ценным кадром!
  - Эй, мы не берём кого попало...
  - Кроме того, за него ручался сам Сяо! - Под конец добавил Эзи.
  - Сяо? - Переспросил рейнджер.
  - Старина Сяо убеждён, что ты не откажешься поставить на ноги сего достойного молодого воина.
  - Неужели?
  - Скажу больше: он считает, что ты позаботишься о нём как о собственном сыне. Ты ведь так и сделаешь, Паккард, не правда ли?
  - Ну, я, в общем...
  - Я был уверен в тебе, как в самом себе Фьюи. Ты не пожалеешь. Ладно, я пойду, а вы знакомьтесь. - Колдун за несколько секунд создал новый портал вместо исчезнувшего. - Надеюсь, мы с Сяо не разочаруемся в твоей... заботливости. Бывай Тин, я буду время от времени тебя навещать! - С этими словами, странник исчез в окне портала.
  Глава рейнджеров некоторое время молча смотрел на невозмутимо стоявшего перед ним юношу, после чего резко хлопнул ладонью по столешнице.
  - Тин, значит? - Уточнил он.
  - Да.
  - Надо говорить 'да, сэр', новобранец! Пусть за тобой, хоть колдун стоит, хоть дракон, хоть кто, но поблажек не жди! Понял?
  - Да.
  - Уверен?
  - Да, сэр!
  - С тобой придётся серьёзно поработать, - заключил главный рейнджер.
  
  Сбагрив Тина на попечение Паккарду, я с чистой совестью перенёсся на Ту Самую полянку. Никогда бы не подумал, что обычные деревья способны вызвать такую волну воспоминаний. С их ветвей эльфы целились в меня из луков, а внизу стояли другие эльфы, выставив вперёд пики. До кучи, на моей спине устроилась раненная эльфийка. И здесь же я познакомился с Отаро. Позже меня провожали отсюда в вояж по Восточному Континенту.
  Предки, как же всё-таки приятно возвращаться туда, где тебя ждут! Полагаю, Селение эльфов можно с чистой совестью признать домом. Почему? Да потому, что отсюда не хочется никуда уходить!
  Пребывая в радужном настроении, я двинулся по тропинке, ведущей непосредственно к Селению и лишь одна мысль не давала мне покоя - сможет ли Гельма пошить мне новые сапоги, или придётся тащится ради этого в человеческий город?
  
Оценка: 7.36*65  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"