Вавилов Иван: другие произведения.

Язычник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 4.28*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Среди блеска и нищеты, убогости и несправедливости, одна жизнь ничего не стоит. Он враг общества номер один. Он палач. "Существо" порожденное системой, и пытавшееся выстоять против нее самой. Сколько таких было? Но кто-нибудь, когда-нибудь пытался разобраться, что творится в душе этого самого "существа". Я столкнулся с одним из них, и я хочу рассказать Вам, люди, что такое настоящая жизнь. Не быт, окружающий нас, не проблемы, от которых мы пытаемся уйти, но они, все равно находят нас. Та жестокость, которая описана в книге, та жизнь, которая течет рядом с нами и о которой мы даже не догадываемся. Ведь это может коснуться и Вас, а Вы готовы к такому? обложка

   Аннотация
  
  Среди блеска и нищеты, убогости и несправедливости, одна жизнь ничего не стоит. Он враг общества номер один. Он палач. 'Существо' порожденное системой, и пытавшееся выстоять против нее самой. Сколько таких было? Но кто-нибудь, когда-нибудь пытался разобраться, что творится в душе этого самого 'существа'. Я столкнулся с одним из них, и я хочу рассказать Вам, люди, что такое настоящая жизнь. Не быт, окружающий нас, не проблемы, от которых мы пытаемся уйти, но они, все равно находят нас. Та жестокость, которая описана в книге, та жизнь, которая течет рядом с нами и о которой мы даже не догадываемся. Ведь это может коснуться и Вас, а Вы готовы к такому?
  
  Пролог
  Я спрыгнул с электрички на перрон и быстрым шагом направился к автобусной остановке. Народу было много, и я боялся, что не хватит места в автобусе. Простояв минут пятнадцать, я все-таки дождался свой 'тринадцатый' номер и, втиснувшись в него вместе с остальными пассажирами, поехал на Производственную улицу, там я снимал комнату у одного хорошего старика.
  Я посмотрел на свои часы. Они показывали пятнадцать минут двенадцатого. Оставалось два часа до начала экзамена в институте. Это был последний экзамен, и на полгода я бы мог забыть про Киров и институт. Если, конечно, сдам его.
  Вечером, после экзамена, мы с ребятами договорились сходить в небольшой бар 'Пивную бочку' и отметить успешное окончание сессии хорошей гулянкой.
  Через сорок минут я добрался до квартиры и, поздоровавшись с ее хозяином, шагнул в полумрак прихожей.
  Экзамен я сдал. Это было довольно сложно, при моих знаниях международного права, но я собрал всех богов, каких только знал, с мифологией у меня, кстати, дела обстоят немного лучше, пока готовил ответы на два вопроса в билете. Но все-таки сдал. Господи, какое это было счастье. Думаю, что преподаватель, наверное, испытывала, то же самое. Ведь я сдавал самый последний.
  К шести часам вечера, мы с ребятами собрались в условленном месте и отправились в бар. Нас собралось человек пятнадцать, остальные, видимо, решили, что сессия у них кончилась не удачно. Прохожие шарахались по краям дорожки, от нашей, весело гудящей, компании. Зайдя в бар, мы набрали спиртного, закуски и 'арендовали' сразу три столика.
  Погода на улице стояла холодная. Почти половину декабря шел снег. А в баре было тепло и уютно. Играла какая-то знакомая музыка, что-то из середины девяностых, народу за столиками было не так много и мы, не особо стесняясь, принялись дружно отмечать праздник.
  К одиннадцати вечера, мы уже изрядно 'на отмечались'. Кто-то ушел домой, кто-то тихонько спал. Один из ребят предложил продолжить праздник у него дома. Все подхватили эту идею и принялись будить так не во время 'сошедших с дистанции' ребят.
  Я поблагодарил всех и попрощался. В восемь утра, у меня была электричка домой. А утро, после сегодняшнего вечера, не предвещало для меня ничего хорошего. Пора было останавливаться и идти домой.
  Выйдя из бара, я закурил. Вдохнул свежий ночной воздух, полной грудью и, взглянув на небо, тихонько, стараясь не поскользнуться, направился домой. Автобусы и маршрутки уже не ходили, а идти было довольно далеко. Мороз, после выпитого спиртного, ощущался не так сильно, но все-таки не очень приятно, пьяному, шарахаться по ночному городу одному.
  Дойдя до мигающего, желтым светом, светофора я остановился. Машинально глянув по сторонам, нет ли где машин, по ночам лихачей на дорогах хватает, я увидел как-то странно идущего человека. Тот шел вдоль обочины по проезжей части, сутулясь и покачиваясь из стороны в сторону.
  На первый взгляд, парень был просто пьян, но, что-то меня в нем привлекло. Вскоре человек, обративший на себя мое внимание, начал переходить дорогу. И в этот момент машина, ВАЗ девятой модели, тихо едущая вдоль обочины, без фар и габаритов, так, что даже я ее не сразу заметил, стала наращивать скорость, догоняя парня со спины. По мере приближения к человеку, та взяла курс прямо на него. В последний момент, когда до парня оставалось метров десять, а скорость машины была наверно не меньше шестидесяти, девятка включила дальний свет фар. Человек, ослепленный яркими фарами, дернулся в сторону из-под колес, но чуть запоздал. Левой стороной, девятка подцепила несчастного и отбросила в сторону, в сугроб. После чего она резко набрала скорость, и, выехав на середину дороги, через мгновение скрылась за поворотом.
  Парень лежал в сугробе и не подавал никаких признаков жизни. У меня, от всего произошедшего на моих глазах, мороз прошел по коже, и в животе разом стало пусто. Я чувствовал, что меня вот-вот вырвет. А парню, лежащему в сугробе, скорее всего, нужна была серьезная, медицинская помощь. Пришлось подавить в себе чувство тошноты и направится в его сторону.
  Подойдя, я увидел молодого человека лет тридцати, лежащего на спине. Глаза были закрыты, да и вообще понять живой он или нет, было сложно. Расстегнутая кожаная куртка, была распахнута, теплый шерстяной свитер, с воротником как у водолазки, чуть задрался вверх на животе, обнажая приличную ссадину с кровоподтеком.
  Нагнувшись к парню, я потряс его, ткнув ладонью в грудь: 'Эй, э-эй, ты живой? - я наклонился еще чуть пониже. Парень застонал и поводил из стороны в сторону головой, с трудом сглотнув. Открыв глаза, он уставился на меня и с полминуты наверно изучал.
  'Ну, все в порядке' - успокоил я сам себя и собрался было выпрямится, как вдруг парень схватил меня за ближайшую к нему мою руку, чуть ниже локтя.
  - Погоди, - глухо произнес он. - У меня есть деньги.
  - И что? - не понял я.
  - Мне нужно где-то спрятаться, не надолго. Что это была за машина, девятка? - парень с трудом произносил слова.
  - Да. Девятка. - Я помог парню сначала сесть, а потом подняться на ноги.
  - Ох, мать! - простонал, стиснув зубы, парень, когда привстал на левую ногу.
  Я отряхнул его одежду от снега свободной рукой, за вторую тот держался, едва стояв на ногах и спросил:
  - Тебе куда надо-то? - надеясь, скоро избавится от всего этого кошмара. Возможное возвращение девятки, меня как-то пугало.
  - Я же тебе говорю, спрятаться. Я не местный. Слушай, дай присяду, у меня все болит. - Парень опустился на одно колено.
  - Да я не знаю, куда здесь прятаться. Я вообще-то тоже не 'тутошний'. - Я присел рядом и закурил.
  - Дай покурить, - попросил парень.
  - Держи, - я вынул из пачки сигарету и отдал ему, тут же прикурив ее от зажигалки.
  Парень осмотрелся вокруг и спросил:
  - Тебя как хоть звать братуха? - Говор у него действительно был не вятский.
  - Иваном, - ответил я, и тут же пожалел. Надо было другое имя сказать.
  - Алексей, - просто ответил тот и протянул руку.
  Посидев в тишине минут пять, каждый видимо думал о своем, я не выдержал и нарушил тишину первый:
  - Слушай, тебе наверно 'скорую' надо вызвать? Чо сидеть мерзнуть?
  - Нет, - парень покачал головой, - не надо. Все нормально. Холодно, правда.
  - Куда-то все равно идти надо. Ты где живешь? - Не унимался я, пытаясь, поскорее избавится от парня. Я сам уже порядком замерз, а уж протрезвел окончательно.
  - Да в Москве я живу, сечешь?
  - А здесь чо делаешь?
  - Умирать приехал, - Алексей явно начинал раздражаться из-за моих вопросов.
  - Ну, помирай, а я пойду тогда, - я встал и собрался было уже идти домой.
  - Да погоди, не мельтеши Иван. Дай сосредоточиться.
  - Да ради бога. Я здесь причем?
  - Я же говорю, мне, надо, где-то, хотя бы пару недель пересидеть.
  - А я чем могу помочь? Я сам комнату снимаю. А завтра вообще уеду.
  - Ну, ведь можно где-то квартирку снять? Я же говорю, у меня деньги есть.
  - Ты хочешь, чтобы я тебе помог квартиру найти? В двенадцать ночи? На две недели?
  - Ты издеваешься, что ли? - прервал мою тираду парень.
  - Слушай, давай во-он, до того бара доковыляем, чего-нибудь возьмем и подумаем, а? - я махнул рукой в сторону питейного заведения и вопросительно посмотрел на Алексея.
  - Там народу много? - поинтересовался тот.
  - Сейчас не знаю. Я с друзьями там сидел, а потом мы по домам разошлись. Да вроде не много. - Подвел я итог и вопросительно посмотрел на Алексея.
  - Хрен с ним, пошли. - Алексей протянул мне руку.
  Я помог ему подняться и мы медленно поковыляли к бару. Там уже практически никого не было. Стараясь не привлекать лишних глаз, мы добрались до столика, стоящего в одной из импровизированных кабинок.
  - Давай деньги, а то я почти на нуле, - обратился я к Алексею.
  - Держи, - Парень протянул мне скомканную купюру, которую, поморщившись, извлек откуда-то из заднего кармана джинс.
  Подойдя к бармену, я заказал себе пива, а Алексею в качестве анестезии, сто грамм водки.
  - Еще по порции пельменей в горшочках и два салата с шампиньонами.
  - Сейчас принесут, - кивнул бармен, и вышел в соседнее помещение.
  На стойке бара я увидел газету с бесплатными объявлениями. Подождав, когда вернется за стойку бармен, я попросил взять ее за столик полистать. Тот согласно кивнул, наливая мне пиво и порцию водки. Я сгреб все со стойки и отправился за столик. Алексей с интересом разглядывал интерьер бара.
  - Держи, сейчас пельмени и салат будут, - произнес я, пододвигая ему водку.
  - Спасибо, - поблагодарил тот.
  - Ну, давай теперь тебе квартиру поищем, - предложил я, открывая газету на странице, где давались объявления о сдаче квартир.
  Просмотрев несколько объявлений, я пришел к выводу, что все они не подходят. В это время принесли наш заказ, и я принялся наворачивать горячие пельмени на пару с Алексеем.
  - Вроде съедобно, - произнес я жуя.
  - Угу, - согласился Алексей, опорожнив наполовину рюмку. - Ты нашел, что-нибудь?
  - Нет еще, сейчас посмотрю, или может, сам выберешь? - Парень неопределенно пожал плечами и взял в руки газету. Через двадцать минут мы подыскали несколько подходящих вариантов. Съев за это время по две порции салата, выпив литра полтора пива и грамм двести водки. Пельмени мы приговорили в первые же пять минут.
  - Звони сюда, тут написано, что можно обращаться в любое время. - Алексей протянул газету.
  - Давай, - кивнул я. - Только у меня на мобильнике по нолям. Может с твоего?
  - Я потерял его. - Алексей виновато улыбнулся.
  - Ладно, - вздохнул я, и, поднявшись, подошел к бармену, - можно, я от вас на городской позвоню.
  - Десять рублей звонок, - предупредил бармен.
  - Хорошо, - я кивнул и набрал номер. Телефон молчал в течение минуты. По следующим трем адресам вышла такая же история. Никто не хотел брать трубку. Но на четвертый раз мне повезло. Женщина на том конце провода, заспанным голосом сообщила, что мы можем приехать прямо сейчас. Предоплата сто процентов.
  Рассчитавшись с барменом, мы вышли на улицу. Там уже нас ждало такси. Назвав адрес, мы поехали смотреть квартиру. Алексей уже почти спал. Проехав несколько кварталов, машина свернула во двор какой-то панельной пятиэтажки с маленькими балконами. Шофер посигналил один раз, и через пару минут из подъезда вышла женщина. На плечи она накинула пальто и обвязалась платком. Ей было около сорока лет. Лицо производило впечатление порядочной женщины, и я как-то сразу проникся к ней доверием. Она помогла подняться нам на третий этаж, открыла квартиру и отдала мне ключ, взяв две тысячи за пару недель.
  Квартира была однокомнатная, и, что мне больше всего понравилось, прибранная. На кухне не стоял запах чего-то давно уже сгнившего. В туалете чистота, ванная не нарушает тишину беспрестанным капанием из кранов, кстати, так же как и на кухне.
  - Если возникнут какие-то трудности, молодой человек, я живу напротив. - Женщина обошла всю квартиру вместе со мной и вышла на лестничную площадку.
  - Спасибо, спокойной ночи, - поблагодарил я, закрывая за ней дверь.
  - До свидания, - женщина открыла ключом дверь противоположной квартиры и скрылась в ее недрах.
  - Устраивает? - спросил я Алексея.
  - Да, - ответил парень, уже почти с закрытыми глазами.
  - Ну, тогда давай спи, а я со спокойной душой, домой поеду. Больше ничего не нужно?
  - Нет, спасибо Иван. Выручил на самом деле. Может денег дать?
  - Пару 'лимонов' - кивнул я.
  - Шутник, - улыбнулся парень и отключился совсем, лежа наполовину на диване.
  Я устроил бедолагу по удобнее, закинув ноги на диван и выключив в комнате свет, вышел на кухню. Вспомнить телефон такси я как не пытался, не смог: ' Ну блин, и че, пешком что ли топать?' - спрашивал я сам себя. До квартиры где я снимал комнату, надо было идти кварталов пять. Потом тихо красться в комнату, что бы не разбудить старика. Часы показывали без четверти три утра. Я сел за стол, пододвинул пустую пепельницу в виде башмака и закурил. В голове шумело. Тело разламывалось на части. На глаза налилась свинцовая тяжесть. Я разлегся на столе, разглядывая ботинок, а потом глаза закрылись сами собой.
  Мне показалось, что я только что закрыл глаза, как почувствовал толчок в спину. Открыв их снова с огромным трудом, я увидел Алексея.
  - Ты чего домой не уехал? - спросил он.
  - Уехал 'бы' ка 'бы' номер таксопарка знал. А ты чего не спишь? - зевая, спросил я и протер ладонями глаза.
  - Пить захотелось, пошел на кухню, а ты тут спишь. Шел бы на диван, там еще до хера места осталось. - Закуривая мои сигареты пояснил Алексей. Он открыл кран и попил прямо из него. - Фу, ну и гадость.
  - А ты думал родниковая, что ли? - усмехнулся я, тоже закуривая.
  - Сколько сейчас времени?
  - Семь утра, - посмотрев на часы и оторопев, произнес я. - На электричку я уже опоздал.
  Ругнувшись матом, я затушил сигарету и пошел спать на диван: 'Черт с ним, поеду на двух часовой, а теперь спать'.
  Проснулся я в двенадцать дня. Голова раскалывалась. Пить хотелось неимоверно. Превозмогая отвращение, я напился воды из под крана, оставлявшей во рту сильный привкус хлора.
  Оглядевшись и обойдя квартиру, я обнаружил, что Алексея нет: 'Ладно, закрою квартиру и отдам ключи хозяйке. Может объявится еще'.
  Вынув записную книжку я выдернул чистый листок, и размашистым почерком написал, что уехал домой. В этот момент зазвонил мобильник. На дисплее высветился номер жены:
  - Привет, ты чего не приехал? - раздался в трубке ее голос.
  - Дела были. На дневной приеду, расскажу, - ответил я, выходя из квартиры и закрывая ее на ключ.
  Попрощавшись с женой, я отдал ключи хозяйке квартиры и, развернувшись, спустился по лестнице на улицу.
  На улице вовсю светило солнце, и ничто не напоминало о вчерашнем вечере. Слабый ветер дул в лицо. Поежившись от холода я направился к автобусной остановке и через двадцать минут уже выходил возле своего дома. Хозяина квартиры, где я снимал комнату, не оказалось дома. Я собрал свои вещи и вдруг спохватился, что оставил записную книжку у Алексея. Поматерившись на свою рассеянность, я выскочил на улицу. До электрички оставалось около часа.
  Приехав домой, я со временем забыл эту историю. Жизнь ведь не стоит на месте. Родился сын, дочь пошла в школу, я продолжал учиться в институте. Мне оставалось сдать госэкзамены и я бы получил квалификацию юриста.
  Однажды, когда я после очередной консультации перед госником вышел на улицу, чтобы поехать домой, меня остановил молодой парень, одного со мной возраста.
  - Добрый день, - поздоровался он со мной.
  - Здравствуйте, - ответил я и машинально пошел дальше, решив, что парень хочет всунуть мне очередную брошюрку рекламной акции, которую проводит какая-нибудь компания.
  - Иван Владимирович, подождите пожалуйста минутку, - услышал я и оторопел.
  - Откуда вы знаете, как меня зовут? - поинтересовался я, остановившись и обернувшись.
  - Просто у нас с Вами есть один общий знакомый, - парень слегка улыбнулся.
  Я сначала думал, что здесь есть какой-нибудь подвох, но парень действительно, что-то знал иначе он не чувствовал бы себя так уверенно. Серьезный взгляд голубых глаз, в прорези черных бровей и ресниц, уверенная обезоруживающая улыбка. Такие же, как брови черные волосы зачесаны назад и лишь небольшая челка спадает на лоб.
  - Иван Владимирович, не надо так на меня смотреть. Я себя чувствую как на рентгене. Давайте отойдем в сторонку, нам есть, о чем с Вами поговорить.
  - Ну, пойдем, - я как-то неосознанно перешел к парню на 'ты'.
  - Давайте сразу на 'ты'? - предложил парень.
  - Давай, - согласился я, замечая как проходящие мимо нас девчонки пялятся на парня.
  - Иван, я хотел бы спросить у тебя, ты помнишь Алексея?
  - Какого Алексея? - не понял я.
  - Два года назад, ты вытащил его из сугроба. Когда его сбила машина.
  - Сбила машина? - я поджал губы и наморщил лоб, пытаясь вспомнить.
  - Ну хорошо, попробую по другому, - усмехнулся парень, и протянул мне записную книжку.
  - Это моя книжка. Откуда она у тебя ...? - я изумленный осекся, начиная вспоминать. Память потихоньку возвращала меня в декабрьский вечер два года назад.
  - Я вижу, что ты вспомнил, - парень продолжал улыбаться, а у меня уже сердце заныло от недоброго предчувствия.
  - Да, я вспомнил. Я оставил ее в квартире, у него. И что дальше?
  - Ничего, просто я вернул ее тебе. Кстати, Алексей в Кирове, если хочешь, я могу отвезти тебя к нему. - Парень указал рукой в сторону большого черного джипа Тойота с тонированными стеклами и московскими номерами.
  - Ни чего себе, тачка. - Выдохнул я. Отказать себе прокатиться на такой я был не в состоянии. - Далеко ехать?
  - Да нет, минут двадцать, Если в пробки попадать не будем. - Парень уже садился в машину.
  - Жалко, - буркнул я, - тебя самого-то как хоть зовут?
  - Вадим, - коротко ответил тот, - кури, если хочешь.
  Парень профессионально вывернул руль, выезжая с парковки перед институтом, и кивнул мне в сторону пачки сигарет, лежащей перед лобовым стеклом.
  - Спасибо, у меня свои, - ответил я и закурил.
  Мы действительно, катались по городу минут двадцать, пока не оказались в каком-то дачном поселке. Домишки стояли однотиповые, как будто строил их один и тот же человек. Хотя на улице уже стоял конец сентября, погода держалась теплая и сухая. Домики утопали в золоте листвы. Кое-где, еще пробивались зеленые и красные тона. Ровную для глаз картину, нарушали лишь несколько шикарных особняков, видимо, для отдыха от городской суеты, местных чиновников.
  Машина медленно катила по гравийной дорожке вдоль забора одной из таких дач. Подъехав к воротам, мы остановились и вышли из машины. Я с восторгом оглядывал произведение архитектурного искусства. После одинаковых многоэтажек и хрущевок в городе, оригинальные строения, просто радовали глаз.
  - Нравиться? спросил Вадим, открывая калитку в высоком заборе.
  - Да, - кивнул я.
  - Проходи, - пригласил войти вовнутрь Вадим.
  Я шагнул во двор дачи и тут же обомлел. На ее территории были расположены несколько фонтанчиков примерно с метр в диаметре, в разных уголках. Всюду пролегали аккуратные дорожки из плитки, бегущие вокруг деревьев и к дому. Кустарники, каких-то неизвестных мне пород, симметрично подстрижены. 'Наверно они и зимой зеленые стоят' - усмехнулся я сам себе: 'Блин, умеют же люди жить, а?'
  Вадим жестом пригласил меня в дом, поднявшись по ступенькам на большое крыльцо с колоннами. Я послушно поднялся за ним и проследовал в дом, попав сразу в холл, этого импровизированного дворца. Дальше, по дорожкам, вдоль картин, висевших на стене и нескольких статуй, мы дошли до большой резной двери. Похоже, что хозяин этой дачки испытывал большую любовь к старине.
  Вадим открыл эту дверь и я, переступив порог, очутился в небольшой комнате с камином. Он был не настоящий, но в обстановку комнаты добавлял не мало уюта. Два массивных кресла, возле камина. Между ними журнальный столик, отделанный под старину. Вообще, попав в комнату, любой бы наверно испытал трепет. Словно он перенесся на двести лет назад.
  Я с открытым ртом и обалдевшим выражением лица разглядывал всю эту красоту. Начиная от тяжелых гобеленов на окнах и заканчивая диваном в дальнем углу, который уместно вписался рядом со стеклянным шкафом, где видимо была собрана не плохая библиотека.
  - Привет Иван, - услышал я бодрый голос и вздрогнул, оторванный от своих мыслей и созерцания окружающей меня обстановки, - нравится?
  - Еще бы, - фыркнул я, разглядев получше источник знакомого мне голоса.
  - Ты ни сколько не изменился, - подойдя ко мне и протянув руку, произнес Алексей.
  - Ты тоже, - ответил я, пожав ее.
  - Ладно, хватит лирики. Присаживайся, - Алексей указал на одно из кресел и сам присел в другое. - Может тебе предложить выпить?
  - Смотря, что пить, - усмехнулся я.
  - Вадим, принеси, пожалуйста, нам по бутылке пива. У нас с Иваном есть, о чем поболтать.
  - Сейчас, - услышал я голос парня и вскоре тот появился с двумя открытыми бутылками пива в руках. Отдав их нам, он тут же ушел обратно в соседнее помещение. Оттуда доносились вопли, выстрелы и прочие атрибуты, наверное, очень крутого боевика. Алексей встал и тихонько прикрыл дверь за Вадимом.
  - Ты, знаешь, Иван, я вот все думаю. Почему ты помог мне тогда? Вытащил из сугроба? Я ведь тебе никто.
  - Ты что, осуждаешь меня? - я удивленно посмотрел на Алексея.
  - Нет, наоборот. Я благодарен тебе, что ты помог мне тогда. Скорее всего, я бы замерз в том сугробе, а ты мне не дал этого сделать. Просто, твой поступок не выходит у меня из головы. Ты ведь исчез из квартиры, не взяв ни денег, ни... да у меня и не было больше ничего. Ну, хотя бы деньги.
  - Алексей, может быть в твоем мире, все меряется деньгами. А у меня все гораздо проще.
  - Может ты и прав. Просто я не хочу быть не благодарным по отношению к тебе.
  В это время в комнату вошел громадный пес. Я осторожно покосился в его сторону. Таких размеров собак я не встречал.
  - Ништяк собачка, - я поцокал языком.
  - Это Малыш, - улыбнувшись, произнес Алексей.
  Тем временем пес, зевая и потягиваясь, подошел к Алексею и положил переднюю лапу ему на колено.
  - Привет Малыш, выспался бес. - Алексей потрепал по загривку.
  - Он у тебя наверно больше центнера весит, ты где его откопал?
  - Я его щенком на свалке подобрал.
  - А че ты там делал? - удивился я.
  - Расскажу как-нибудь, - усмехнулся парень. - Иди Малыш к Вадиму. Пусть он тебя прогуляет.
  Пес убрал лапу с колена Алексея и, развернувшись, направился в комнату, где сидел Вадим. Толкнув легонько лапой дверь, пес скрылся за дверным косяком, а спустя несколько мгновений, раздался недовольный голос Вадима: ' Малыш, ну сейчас, давай хоть кино досмотрим... да Малыш, - голос становился все громче, - да иду уже, иду.
  В дверях сначала показался Малыш, пятящийся назад, а потом Вадим, которого пес тащил к входной двери зубами за рукав.
  Отпустив рукав, Малыш подошел к стулу с высокой резной спинкой и, взяв скрученный в кольцо поводок в зубы, вернулся к поджидающему его Вадиму:
  - Можно без поводка - разрешил парень псу.
  - Гав, - низким голосом, гавкнул недовольно Малыш, положив поводок к ногам, а затем, снова взял в зубы и отнес его на стул.
  - Нет, если я тебя сразу не предупредил, так я что, тормоз, по-твоему? - Вадим, казалось, обиделся.
  Малыш низко рыкнул и принялся хватать зубами за ступни парня. 'Ладно, ладно пойдем. А то все кроссовки сейчас испортишь' - попятился Вадим, и парочка направилась к дверям.
  - Иван ты чего? - спросил Алексей, заметив немую сцену на моем лице.
  - Блин, совсем как человек,- улыбаясь, ни мало удивленный, ответил я.
  - А, он итак член нашей, 'семьи', скажем так. Просто они с Вадимом как дети малые. Вечно, то место переднее в машине не поделят, то телевизор.
  - Телевизор? - не понял я.
  - Ну да, - усмехнулся Алексей. - У Малыша тоже любимые передачи есть. В основном про животных. Особенно канал Дискавери.
  - Охренеть можно, наверно Вадиму часто уступать приходится.
  - Ну, вообще-то, да. - Алексей с улыбкой кивнул. С улицы раздался веселый лай Малыша.
  - Ладно, отвлекся я, - Алексей посмотрел на меня, затем он заглянул в недра журнального столика и извлек оттуда DVD-диск., - Ты когда-нибудь слышал про язычника?
  - В смысле фильм, что ли? - не понял я.
  - Фильм, да нет, это не фильм, - задумчиво ответил Алексей, прищурив глаза и глядя куда-то вниз мимо меня. Казалось он, что-то вспоминает. Что-то далекое, чего уже нельзя вернуть. - Скорее это жизнь Иван.
  - Я уже вообще ничего не понимаю. - Я несколько растерянно смотрел на Алексея.
  - Язычник - это человек. Со своей историей, своим прошлым. Ну, так, слышал?
  - Нет, - я покачал головой.
  - Ладно, смотри. - Алексей поднялся и, подойдя к DVD плееру, отправил туда диск.
  Я приготовился к просмотру какого-нибудь фильма, однако ничего не происходило. Вместо этого на экране огромного телевизора, стоящего на отдельной подставке, на высоте примерно в метр от пола, начали появляться какие-то вырезки из газет.
  На этих вырезках, некоторых из них, были черно-белые фотографии, изображающие какие-то покалеченные трупы. Крупным шрифтом над фотографиями то над одной то над другой, иногда проскакивали заголовки: 'Язычник на тропе войны', 'Убийство лидера секты БЕЛЫЙ СТРАЖ', 'Кто дал тебе право?'
  - Зачем тебе это? - я удивленно смотрел на мигающие кадры. Вскоре снимки кончились и экран замер. Со снимка на меня смотрел обугленный череп своими пустыми, черными глазницами. Часть черепа не успела до конца обгореть. Были видны куски кожи, запекшаяся кровь. Кусок обгоревшей губы приподнят, обнажая неровный ряд зубов. Меня переморщило.
  - Верю, что не приятно, - Алексей выключил DVD.
  - Зачем, - снова спросил я.
  - Просто Иван, я имею некоторое отношение к этим вырезкам, - Алексей кивнул, в сторону экрана, разглядывая кончик тлеющей сигареты.
  Я внимательно и уже как-то по-другому посмотрел, на парня: 'Тебе пришлось собирать этот материал?'
  - Ну, почти, - немного улыбнувшись, а затем, задумчиво закусив уголок нижней губы, ответил Алексей. - Понимаешь Иван, Язычник - это я.
  - А, ну. - Я согласно кивнул и принялся пить пиво из горлышка бутылки, через две секунды до меня дошел смысл сказанного и я поперхнулся, проливая пиво на рубашку и брюки, - Че?
  - Язычник - это я, - повторил Алексей, чуть улыбаясь, смотря на меня.
  Я откашлялся и как-то потерянно посмотрел на пустой экран телевизора. Череп еще довольно живо стоял у меня перед глазами.
  - Послушай Иван, я не маньяк, - карие глаза Алексея были грустными и серьезными. - Просто мне нужно кому-то это все рассказать.
  - А Вадим, он в курсе?
  - Да он знает, иногда он мне даже помогал.
  - Почему я? Почему ты пришел ко мне?
  - Я сам не знаю. Я же говорю, что ты помог мне, вот я и решил, что ты тот человек, которому можно доверить свою историю. - Алексей припал к бутылке и почти махом осушил ее.
  - Алексей, после твоих историй, мне психиатр нужен будет.
  - Иван, - парень предупредительно приподнял руку, - подожди, мне нужно собраться с мыслями.
  В комнате повисла гробовая тишина я молчал, то затягиваясь сигаретой, то делая большие глотки пива.
  - Понимаешь, Иван, все знают Язычника как жестокого убийцу. Но никто не знает, что скрывается за всем этим. Никто не догадывается, что твориться в душе у этого человека. По сути, Язычник - это продукт, порожденный самим обществом и от которого оно же, пытается избавиться, словно нерадивая мать от ребенка инвалида, выносив его в своей утробе.
  - Но ведь ребенок не виноват, Алексей, что родился таким.
  - Меня поставили в такие условия.
  - А что ты хочешь от меня?
  - Ты можешь создать 'исповедь' Язычника. Загнать в Интернет. Думаю, моя личность заинтересует не только психиатров, но и простых людей. Во всяком случае, кто хоть что-нибудь знает или что-то слышал обо мне.
  - А много людей знает о тебе, настоящем?
  - Нет. Их можно пересчитать по пальцам одной руки.
  - А как ты представляешь себе это? Я имею в виду 'создать' исповедь?
  - Запишем на флеш-карту, а там уж перенесешь на какой-нибудь бумажный или электронный носитель.
  - Понял, - я кивнул.
  - По рукам? - Алексей протянул мне ладонь.
  - По рукам, - после небольшой паузы кивнул я и пожал протянутую им ладонь.
  - Я не знаю, сколько потребуется времени для записи. Мне будет сложно все это пересказать. Ты допиши, то что посчитаешь нужным. У меня не будет к тебе никаких претензий. Может быть я что-то буду забывать и возвращаться назад. Сбиваться, ну ты вообщем, понимаешь?
  - Да, - я кивнул.
  - Просто мне Иван уже скоро тридцать с лишним будет. Я все время в дороге, как перекати поле. Меня пытались вычислить опера и ФСБэшники. Но я каким-то чудом уходил в самый последний момент. А я хочу спокойной жизни. Такой, какой живешь ты, какой живут миллионы людей. Я потерял практически всех близких и родных. Я устал. Понимаешь? Все вот это, - Алексей обвел руками помещение, - это не мое. Это имущество одного из лидера секты, филиал которой есть у вас в городе. Был. Это все я отдам в детские дома. Вадим очень умело все переводит в наличку и переводит на счета. Поверь Иван, я не Робин Гуд. Я не мало погрел на этом руки, но все что я накопил, я б без раздумий отдал за то чтобы, вернутся на десять лет назад и избежать ошибок и тех жестокостей, которые мне пришлось совершить. Еще пива? - поинтересовался Алексей, видя как я в задумчивости, кручу пустую бутылку в руках.
  - Нет, спасибо, ты продолжай, - помотал я головой. Однако Алексей не послушал и сходил за пивом.
  - Может это звучит нелепо, но я просто хочу как-то противопоставить своей, я бы сказал, вынужденной жестокости, добрые дела. Постоянно анализируешь, мучаешься вопросами, а стоило ли так поступать, а не иначе. Ты наверно будешь смеяться, но я уже наполовину седой. Приходиться подкрашиваться. - Алексей смущенно улыбнулся, глядя на меня.
  - Я сам скоро с тобой седым стану. - Ответил я.
  - Ну, на краску я тебе добавлю.
  - Спасибо, ты чертовски щедр.
  Раздался звук открываемой двери и в холл вошли Вадим с Малышом, отправившись сразу на кухню.
  - Вобщем, если ты готов к 'сотрудничеству', можно будет завтра начать. Вадим купит, что нужно. Он лучше во всей этой электронике разбирается.
  - Хорошо, - кивнул я и повернулся в сторону кухни на раздавшийся с той стороны шорох.
  В дверях стоял Вадим и оценивающе смотрел на меня: 'Гадает, знаю я уже, или нет'
  - Как дела? - поинтересовался он у меня.
  - Нормально, - усмехнулся я.
  Сзади к Вадиму подкрался Малыш и, встав на задние лапы, толкнул его легонько передними в спину. Вадим по инерции сделал несколько шагов вперед, чтобы не упасть.
  - Тебе гад места пройти мало, что ли? - Возмутился он, повернувшись к псу.
  - Гав, - огрызнулся пес, довольно виляя хвостом.
  - Хватит, - пресек их Алексей, - сейчас накажу обоих.
  Малыш развернулся и ушел на кухню, а Вадим отправился досматривать фильм.
  - Они когда-нибудь мирно живут? - усмехнулся я.
  - Это они просто перед тобой выделываются, а так вообще, ребята дружные.
  - Ладно, завтра увидимся, думаю, ты знаешь, где меня найти. - Я повернулся к выходу.
  - У меня есть твой сотовый, - напомнил Алексей.
  Я вспомнил про записную книжку и улыбнулся, покачав головой. Там ведь все мои реквизиты, включая группу крови.
  - Книжка, книжка, - догадавшись, о чем я подумал, произнес Алексей и кликнул Вадима.
  - Поехали? кивнул мне Вадим.
  - Да, - ответил я.
  Завтрашний и следующие еще три дня я посвятил Алексею. Мы записали его историю. Через неделю он уехал. После его отъезда я еще долго не мог сесть и привести записи в порядок. Домашние дела занимали много времени. Лишь когда пришла зима, я в свободные зимние вечера садился за компьютер и начинал переносить записи на диск. В Интернет я 'исповедь' помещать не стал. А вот отредактировав их и дополнив, решил представить их на Ваш суд. Мы с Алексеем виделись еще пару раз, я показывал ему, что получилось. Потому что не мог без его одобрения опубликовать их. Ведь это его жизнь и ему ее править. Но замечаний практически не было. Теперь и Вы дорогой читатель можете окунуться в тот мир, в котором жил Алексей. Язычник по не воле.
  Мне кажется, что каждый из нас мог оказаться на его месте.
  
  
  
  Глава 1: ТЮРЬМА ИЛИ ЧЕЧНЯ?
  
  Алексей родился и вырос в одном из подмосковных городков. У него были младший брат и сестра. Никита моложе на четыре года, Светка на два. Мама работала в школе преподавателем физики и алгебры. Отец на заводе инженером. Словом семья как семья.
  В школе Алексей был на хорошем счету. Не хотел мать подводить. В свободное время наверно как большинство молодежи того времени увлекся единоборствами, занимался бодибилдингом. Качался у себя в подвале. Многие из его друзей бросали. А он решил проверить, намного ли его хватит.
  После школы поступил в политехнический институт. Но, проучившись полгода, институт пришлось оставить. У отца обнаружился рак легких. Он ушел с завода. Деньги уходили на лекарства и лечение. За учебу в институте платить было нечем. Мама практически ничего не получала. Отец начинал попивать, и Алексею пришлось устроиться грузчиком на завод. Надо было еще брата с сестрой кормить. Денег катастрофически не хватало, поэтому Алексей устроился на вторую работу. Ладно, хоть единоборства не забросил, а железа ему на работе хватало, взяли в охранку на этот же завод.
  Весной пришла повестка явиться в военкомат. Попал в ВДВ. Алексей очень гордился этим. Дембеля не доставали, мог в морду дать. Отправили в учебку, а потом через полгода перевели в Москву. Он в составе бригады охранял секретные объекты. Платили не плохо. Алексей стал ближе к дому. Переписывался с Никитой. Тот рассказывал, чем занимается, как живут, а Алексей писал про службу.
  Однажды пришла телеграмма, а в ней буквально четыре слова от матери: 'Лешенька приезжай. Отец умер'. Алексею предоставили пять дней.
  Приехав домой и, войдя в квартиру он оторопел. Квартиру было не узнать. Она была абсолютно пуста. Никакой мебели. Только старый стол и несколько переколоченных стульев. Мама и брат с сестрой спали на матрасах, постеленных на полу.
  - Мам, что случилось? Почему вы ни о чем не писали мне? - Алексей был на грани нервного срыва.
  Осунувшаяся и зареванная, она пыталась улыбнуться:
  - Ничего сынок, мы уж как-нибудь справимся, ты главное дослужи. Тебе ведь уже немножко осталось. - Мама не выдержала, заревела и уткнулась ему в плечо. Рядом стояли хмурые брат и сестра, опустив головы и тоже тихо ревя.
  - Ничего мам, все хорошо будет, мне уже не долго осталось полгодика всего, - Алексей успокаивающе гладил мать по волосам. Черный платок сполз у нее на плечи.
  Гроб с отцом стоял на двух табуретках принесенных от соседей, в большой комнате. В квартиру постоянно заходили и выходили знакомые и незнакомые ему люди. Они прощались с отцом, подходили к ним, хлопали то Алексея, то Никиту по плечу и успокаивали. Кто-то подходил и обнимал стоящих в сторонке мать и сестру.
  - Алексей, - услышал он знакомый голос и обернулся. Рядом стоял сосед, старый друг отца.
  - Здравствуйте, Сергей Николаевич, - Алексей пожал протянутую ему руку.
  - Пойдем, покурим , - кивнул тот в сторону лестничной площадки.
  Алексей взглянул на мать, брата с сестрой и вышел из квартиры, вслед за соседом.
  - Видишь, как хреново все вышло, Алексей. Не уберегли мы с матерью батю, у тебя. - Рука с сигаретой мелко дрожала, это хорошо было видно по кончику сигареты, сосед нервно затянулся и с шумом выдохнул дым.
  - При чем здесь Вы, Сергей Николаевич, у отца ведь рак был? - парень непонимающе взглянул на соседа.
  - Это не рак его убил. А эти ублюдки из секты. Как ее там ... 'Братья Христовы' что ли. Я толком про это ничего и не знаю. - Сосед снова сделал глубокую затяжку.
  - Я ничего не понимаю.
  Растерянный взгляд Сергея Николаевича блуждая, остановился на Алексее.
  - Я ведь говорил Сереге, куда ты лезешь, брось ты эти собрания, а он совсем башку потерял. Мне говорит, Николаич, легче после этого. Да куда уж там легче. Осунулся весь. Там ему какие-то взносы платить надо было. Короче пока, мать с ребятами по делам ходят, он из квартиры все выносил. Так ничего и не осталось. А последнее время он денег все искал. Говорит, долг уже большой там у него. У меня взаймы все хотел взять. А у меня откуда такие деньги. В общем, понял он видно да поздно, что попал. Вот он и выпил эти таблетки.
  - Какие таблетки? - оторопел Алексей.
  - Да снотворные какие-то. Я больно то в них не толкую. Записку оставил, она у матери. Мол, простите меня за все. Не ведал, что творил. Видимо квартира уже на очереди была. А он понял вот и..., - сосед последний раз затянулся и бросил окурок в банку из-под кофе, которая была вместо пепельницы к перилам привязана, на проволоку. Тут же вынул новую сигарету и закурил снова.
  - Вы зачем так много курите?
  - Нервы Алексей ни к черту, что-то.
  Парень посмотрел на соседа. За полтора года, в нем ничего особого не произошло. Но все-таки уловимые взгляду изменения в нем были. Это был человек-легенда из его детства. В прошлом летчик-испытатель. Герой Советского Союза. Алексей всегда гордился перед друзьями таким соседом. Седые волосы челкой спадали на лоб и вместе с густыми усами очень шли его ярким зеленым глазам. Выдающийся слегка вперед подбородок с ямочкой, мелко подрагивал. Сосед на полголовы был выше Алексея. Но теперь он как-то ссутулился, сжался.
  Курить он вообще начал лишь, после того как жена умерла. Лет уж, наверное, семь назад. Он ее в пятьдесят на руках кружил. Вообще веселый мужик был, а сейчас, под глазами появились сетки морщин. Сдал сосед. Очень сильно сдал.
  - Мы ведь даже к участковому с твоей матерью ходили, Зиновьеву, ты его знаешь. Просили, что бы хоть что-нибудь сделал. Но он только развел руками, дескать отец по собственной воле все делает. Словом, рапорт, конечно напишет, но фактически то нечем помочь не сможет. Мол, не мы уже первые к нему обращаемся.
  - Сергей Николаевич, вы за матерью у меня и за ребятами присмотрите полгодика. Не отпустят меня сейчас.
  - Да я понимаю Алексей, присмотрю.
  Они вернулись в квартиру. Алексей подошел к Никите с сестрой и спросил:
  - Никит, ты почему ничего не писал, и ты Свет?
  - Нам мама не разрешала. Говорила у тебя там и без нас проблем хватает. Не хватало, чтоб ты еще сбежал оттуда или еще чего доброго удумаешь.
  Алексей с трудом сквозь собравшуюся в комнате толпу пробрался к гробу с отцом. Священник читал молитву. Кто-то крестился, кто-то просто стоял, опустив голову. Отец очень сильно изменился. Когда-то этот пышущий здоровьем человек, теперь стал похож на высохшую мумию. Рак съел его изнутри. Высосал все соки. Постояв немного, Алексей уступил место другим людям, которые хотели попрощаться.
  Похоронив отца, он с тяжелым сердцем вернулся в часть. Друзья как могли поддерживали его. Четыре месяца прошли как тысяча лет. Алексей был весь на иголках. Письма не приходили. Увольнения не давали в связи с переводом на усиленный режим охраны. Что дома происходит, он мог только догадываться. Оставалось шестьдесят дней до дембеля, чтобы не сойти с ума, Алексей начал ходить в наряды почти чуть ли не каждые сутки. Кто-то из его друзей заключили контракт на дальнейшую службу. Алексей отказался, хотя перспективы были очень заманчивы.
  И все же он опоздал. Никита прислал телеграмму, в которой сообщил, что мама умерла. С тяжелым сердцем Алексей снова поехал домой. Там практически ничего не изменилось. Та же пустая квартира. Матрасы в маленькой комнате. Только Светкиных вещей не оказалось. Никита сказал, что она поссорилась с матерью и ушла два месяца назад. У матери не выдержало сердце. Она работала на износ. Иногда оставалась ночевать на работе. Организацию похорон взял на себя отдел народного образования и школа, где работала мама.
  Никита сильно повзрослел, он уже учился в девятом классе и подрабатывал на рынке, кое-как обеспечивая себя и мать.
  Снова гроб на двух табуретках, вздохи и всхлипы пришедших проститься с матерью людей. Только не было священника. Мама не крещенная. Не было и Сергея Николаевича. Никита сказал, что тот уже две недели лежит в больнице. О сестре он знал лишь, что она связалась с металлистом, живущим в Москве, звали его Слай. Иногда она звонила, спрашивала как дела.
  Алексей оставил немного денег Никите и отправился на поиски сестры. По молодости он знал, где обычно устраивают тусовки металлисты. Подойдя к небольшой группе людей в кожаных куртках и солнцезащитных очках сидящих с пивом на спинке скамейки, он поинтересовался, где мне можно найти Слая. Парни с полминуты с интересом разглядывали его:
  - Зачем тебе Слай? - ожил один из них.
  - Нужен, - коротко ответил Алексей.
  - Он не сказал, что его кто-то будет искать. Проваливай-ка парень, пока не наваляли.
  - Парни мне некогда. Где он?
  Двое спрыгнули со скамейки и стали заходить с боков. Двое остались сидеть.
  - Тебе ведь сказали, проваливай. - Поддавшись в перед, но оставшись сидеть на скамейке повторил парень, сделав акцент на последнем слове.
  Алексей схватил его за плечо и шею. Ногой сильно и резко снял со спинки скамейки второго. Затем швырнул первого на парня, что заходил справа от него. Те столкнувшись, оба упали. В это время напал четвертый, тот, что зашел слева. Алексей ушел от удара. Тут же схватив его за вытянутую правую руку и нанеся в открытый правый бок удар ногой. Парень охнул и согнулся пополам. Алексей добавил ударом локтя по спине и уронил парня лицом в асфальт. В следующее мгновение он повернулся к упавшим двум парням. Те слегка разошлись и наступали. Один из них достал нож. Из-за скамейки, потирая ушибленную грудь, показался еще один, кроя всех и вся матом.
  Алексей не стал дожидаться, когда они нападут на него, а прыжком взлетел на скамейку, оказавшись на одной линии с двумя парнями, и зацепив в прыжке руками ближнего к скамейке парня, снова уронил его. Парень кубарем полетел по асфальту, сбив урну, стоящую у скамейки. Та к несчастью оказалась почти полной, и парень высыпал на себя весь мусор. Парень с ножом повернулся к Алексею, но недостаточно быстро. Ударив в руку, Алексей выбил нож. Тот воткнулся в стенку у скамейки. Парень отвлекся на нож, а Алексей нанес удар с боку в солнечное сплетение. Тот согнулся и в следующее мгновение уже летел головой в спинку рядом с ножом. Ударившись головой, металлист отключился. Второй вынул кастет и принялся его одевать на руку. Краем глаза Алексей увидел две пивные бутылки, выкатившиеся из урны. Взяв в каждую руку по бутылке, он встал в стойку.
  - Ну все сучок, тебе пи.дец, - прошипел металлист.
  - Здравствуйте, - Алексей посмотрел за спину парню, хотя там никого не было.
  Тот купился и быстро обернулся. Алексею хватило и этого. Последнее, что парень увидел, так это летящую ему в лицо бутылку. В следующее мгновение парень уже лежал со сломанным носом на асфальте, матерясь и катаясь из стороны в сторону. Сзади, совсем рядом, раздался хруст. Алексей резко обернулся, делая взмах бутылкой. Та ударилась в голову парню и разлетелась вдребезги. Парень застонал, схватился ладонями за лицо и упал на колени. Трое были для него бесполезны, а вот тот, что получил от него удар ногой в бок, начал вставать. Алексей подскочил и, схватив за горло, нанес удар в солнечное сплетение рукой. Парень согнулся пополам и стал задыхаться. Алексей сделал замах, не выпуская горла, но парень остановил его, помотав головой.
  - Стой, не бей, - выдохнул тот.
  - Ну, - поторопил Алексей, пока тот переводил дух.
  - Он там, - парень ткнул рукой в серое пятиэтажное здание, стоящее по другу сторону площади, через дорогу. - Спустишься с торца в подвал. Там спросишь еще раз.
  Алексей отпустил парня и тот упал на колени, держась рукой за живот, а второй за горло. Дойдя до торца здания, Алексей увидел вывеску над входом, на английском языке, мигающую неоном: 'Драйв'. Спустившись вниз, он вошел внутрь помещения. Там оказался дискозал с баром. Музыка выворачивала уши на изнанку. В трех местах стояли тумбы, высотой метра три. На них танцевали какие то девицы в бикини. Внизу в такт музыке дергалась разношерстная толпа. У противоположной стороны был расположен второй ярус, на уровне тумб. На нем стояли столики, занятые сейчас людьми, которые пялились на танцующих внизу и еще как-то умудрялись общаться между собой. У столиков суетились официанты, поднося спиртное и закуски.
  Алексей спустился вниз по лестнице и пробрался к стойке бара. Подозвав бармена он спросил где ему найти Слая. Тот посмотрел на Алексея оценивающим взглядом и подозвал одну из официанток. Девушка улыбаясь подошла к ним. Бармен что-то сказал ей в самое ухо, та кивнула и посмотрела на Алексея.
  - Иди за ней. Она тебя проводит, - прокричал ему бармен.
  Алексей кивнул, и направился следом за девушкой. Та повела его мимо стойки и вскоре они очутились в темном коридоре освещаемом тусклыми люминесцентными лампами за дискозалом. Легкие обжигал сладковатый дурманящий табачный дым. Прямо на полу сидели какие-то обкуренные молодые люди. Кто-то лежал пьяный в доску. Несколько парочек увлеченно целовались, а некоторые даже умудрялись заняться сексом прямо здесь. На Алексея и официантку никто не обращал внимания. Лишь пара-тройка девчонок, посмотрели на него, туманными глазами, тупо улыбаясь: 'Куда блин, этот мир катится'.
  - Сейчас поднимешься наверх, повернешь направо. Комната самая последняя. Номер тридцать пять. Понял? - Девушка с интересом разглядывала Алексея.
  - Да, спасибо. - Ответил он и повернувшись начал подниматься.
  Немного постояв, Алексей без стука вошел в комнату. Какая-то парочка увлеченно занималась сексом на широкой кровати. Парень ритмично работал сверху. Девушка обхватила его талию ногами и стонала.
  По голосу Алексей понял, что постанывает сестра. Он подскочил к кровати и схватив парня за ноги стянул на пол. Тот обалдевший от такой наглости сначала растерялся усевшись на полу и взирая на Алексея снизу вверх. Светка пьяная с раскинутыми по сторонам ногами, абсолютно голая, лежала, даже не пытаясь прикрыться одеялом.
  - Ну, что котик, ты тоже хочешь киску, - улыбаясь, пьяно пролепетала она.
  - Одевайся дура! Я за тобой приехал. - Прорычал Алексей, подняв с пола ее тряпки и бросив их сестре.
  Взгляд у той немного протрезвел.
  - Леха? Это ты что ли? Ты чего тут делаешь? Как ты меня нашел? - Сестра опустила голову сгорая от стыда. Подобрала ноги под себя и закрылась брошенной ей одеждой.
  - Да Светик. Это я. Одевайся. - Мягче произнес Алексей.
  - Я ни куда не пойду. Я с мамой поругалась, - Светка закрыла лицо ладошкой и заревела.
  - Я пришел за тобой. Пошли.
  - Нет, - сестра помотала головой, - я останусь со Слаем.
  В это время Слай похоже пришел в себя и встав, кинулся на Алексея прямо нагишом, с кулаками. Отметив про себя, что парень хорошо сложен и довольно таки прилично накачан, Алексей резко вынес вперед ногу. Удар получился жестким. Нога попала в солнечное сплетение. Парень охнул и согнулся пополам. Следующий удар Алексей нанес снизу, ударив со всей дури, чтобы вырубить уже наверняка. Слай выгнулся в обратную сторону и, перевернувшись уже падая на журнальный столик, разнес его в щепки, после чего затих.
  Светка кинулась ползком по кровати и подскочила к парню.
  - Слай, ну вставай, давай. - Потрясла она его за плечо. Но тот не подавал никаких признаков жизни, лежа животом на груде раскуроченного деревянного столика.
  - Отстань от него он в отключке, - Алексей потряс за плечо сестру, - одевайся и пошли.
  - Слай, - не переставала его трясти Светка, а потом с трудом повернула его на спину. Из живота парня торчала здоровая щепка. - Ты убил его, - простонала сестра.
  Увидев щепку в животе Алексей понял, что он, только что сделал. Надо было отсюда уносить ноги.
  - За что ты его, - проревела Светка и, заревев, кинулась на брата, пытаясь достать своими когтями до его лица.
  Алексей поймал сестру за руку и вывернул, оказавшись у Светланы за спиной. Та продолжала визжать и пытаться свободной рукой достать Алексею до лица. Тогда тот поймал вторую руку и тоже вывернул за спину. Сестра продолжала извиваться и материться, проклиная брата.
  - Света, мама умерла, позавчера, - спокойно сказал Алексей приблизившись к ее уху.
  - Как ... умерла ...она ...же ...- Светка что-то перебирала про себя опухшими губами, потом уселась на край кровати и снова разревелась. - Я же ведь даже не успела у нее попросить прощения. Нагрубила ей, тогда, и выскочила.
  - Собирай вещи. Поехали домой. - Глухо произнес Алексей, разглядывая распростертое на полу тело металлиста. Лужа крови, растекаясь, подбиралась к его кроссовкам
  - Сейчас, - всхлипывая и вытирая рукой сопливый нос, кивнула сестра.
  Через несколько мгновений, Светка носилась по комнате и сметала в спортивную сумку все свои вещи. Алексей помогал ей собирать разбросанные по комнате тряпки. На все сборы ушло минуты три.
  Проходя по залу, где под музыку бесновалась толпа, Алексей увидел четверых, уже знакомых ему парней. Вид у них был довольно потрепанный. Те что-то спрашивали у бармена, стоящего за стойкой. Бармен кивал головой и потом махнул рукой в ту сторону, куда недавно уходил он: 'Меня ищут, козлы'.
  Внезапно Алексей встретился взглядом с барменом и тот, что-то хотел крикнуть уже убегавшим парням, но Алексей прижал указательный палец к губам, а потом ткнул им в бармена, буравя его взглядом. Тот молча кивнул и отвернувшись занялся своими делами, а он рванули с сестрой к выходу.
  Похоронив маму рядом с отцом, Алексей с Никитой и Светкой попрощались с людьми пришедшими проститься с матерью и направились втроем домой. Выйдя из-за угла во двор, Алексей увидел милицейский УАЗик. Тот стоял возле их подъезда. Несколько оперов тихо разговаривали с соседями, а рядом, с поникнувшей головой, стоял бармен из ночного клуба.
  Алексей резко отпрянул назад за угол: 'Ну все, понеслось'.
  - Тебе туда нельзя, - согласилась с ним сестра.
  - Ладно ребята. Давайте прощаться. Не знаю, как скоро увидимся. Я в часть сейчас рвану. Может комбриг, что-нибудь придумает. Ты Светка держись, тебя сейчас по допросам затаскают, - Алексей обнял сестру.
  - Я за ней присмотрю, - Никита сделал серьезное лицо и сурово посмотрел на Светку.
  -Ну, давай братишка. - Алесей обнял брата, хлопнул по плечу, и, развернувшись, направился на вокзал.
  Приехав в часть, он доложился начальству и сразу попал на ковер.
  - Ты че сержант, охренел е. твою мать! - командир сидел за столом и тряс перед Алексеем листком бумаги. Тот молча стоял, потупив голову. Говорить о том, что это был несчастный случай, самооборона и тому подобное не имело смысла. Парня нет и его не вернуть. Алексей не считал себя сильно виноватым. - Просьба принять меры по задержанию военнослужащего срочной службы Махнева Алексея Сергеевича, подозреваемого в совершении убийства или сообщить о его местонахождении в дежурную часть. - Зачитал полковник информацию, содержащуюся на листке.
  - Мне нечего сказать. Только один вопрос, разрешите? - Алексей смотрел на командира, а тот сев обратно в кресло, как-то обмяк.
  - Давай, валяй.
  - То, что на меня охоту объявили, я уже понял, - Алексей кивнул в сторону листка, - скоро моя фотография на всех стендах висеть будет, ориентировку наверняка уже по всем отделам и постам разослали. Меня интересует, что вы будете делать со мной? Вы бы меня сначала задержали, а уж потом бы разговаривали.
  - Шаришь. Я с твоим комбатом потолковал уже на эту тему. Не хочется нам тебя ментам отдавать. Не знаю кого ты там замочил, это не мое дело, думаю что сам защищался, но это ты другим доказывать будешь. Короче, есть альтернатива. В Чечню поедешь?
  - В Чечню? - Алексей оторопело смотрел на командира
  - Или на зону, - полковник пожал плечами, - другого выхода Алексей я не вижу.
  - Хорошо. Я согласен. Когда отправка?
  - Послезавтра. С твоего взвода еще двое отправляются. Климов и Зубров кажется. Всю информацию получишь у комбата. Свободен. Да и это возьми, - командир протянул Алексею листок. Тот взял и смущенно потупившись, спросил: 'На память?'
  - На память, на память. Все иди.
  Алексей развернулся и вышел из штаба. На встречу шел Серега Климов. Среди друзей он был Климом. Голубоглазый. Одного с Алексеем роста, но чуть поуже в плечах. Короткие белые волосы, как обычно всклочены. Увидев Алексея, он заулыбался. Один резец у него был наполовину сломан. Это в качестве памяти осталось Климу от дедов.
  - Вернулся, а мы уж соскучились. Где думаем наш товарищ гвардии старший сержант?
  - Хорош прикалываться Клим. Ты прекрасно знаешь, где я был. - Ответил Алексей, пожимая протянутую ему руку.
  - Ладно, ладно извини, знаю. Просто в свете последних событий... - Клим замялся, - комбат сказал.
  - Все понятно. Значит ребята тоже в курсе.
  - Нет. Знают только Зубр и я. Ты ведь, кажется, решил с нами? - Клим шел рядом, искоса поглядывая на Алексея.
  - Да. Решил. - Алексей ткнул листком бумаги в грудь парню. Тот прижал ее рукой к груди и, развернув, прочитал.
  - Оставлю себе на память, - сворачивая, произнес Клим.
  - Не стоит. Куда нас отправляют? - Алексей выудил листок обратно и, скомкав, положил в карман.
  - В Грозный. Комбат так сказал. Там говорят сейчас жарко.
  - Понятно. - Они зашли в расположение. - Клим я вздремну чуток, а ты слона подошли ко мне. Пусть на стреме постоит.
  - Есть, товарищ гвардии старший сержант. - Клим козырнул.
  - Клим, ты когда хохмить перестанешь? - Алексей устало посмотрел на парня, - где Зубр?
  - Он в наряде. На восточном КПП. Позвать?
  - Нет. Давай слона гони сюда. - Алексей лег на кровать и закрыл глаза.
  - Сейчас, - ответил Клим и отправился на поиски жертвы.
  Через три минуты Алексей услышал приближающиеся к нему шаги. Открыв глаза, он увидел лысого паренька. Тот подошел к нему и отрапортовал, козырнув: 'Рядовой Терюхов прибыл для несения почетного караула'.
  - Че? - оторопел Алексей. Парень испуганно покосился в сторону. Тот тут же проследил его взгляд и увидел Климова. парень стоял, зажав ладонью рот, чтобы не прыснуть со смеху.
  - Климов, я тебя контужу, - ругнулся Алексей, а затем обратился к пареньку, - тебе этот балбес задачу поставил?
  - Так точно, товарищ гвардии старший сержант. - Парень стоял по стойке смирно.
  - Меня Леха зовут, понял Терюхов?
  - Так точно, тов... то есть, да.
  - Выполняй, - кивнул Алексей в сторону табуретки, и, закрыв глаза, зарылся в подушку.
  Проснулся он, когда в казарме горел свет, а на улице за окнами стояла темнота. Протерев глаза, Алексей потянулся. Посмотрел на часы. Семь вечера. Зубр уже должен прийти. Надо подразделение на ужин вести. Алексей поднялся, заправился и, подозвав одного из молодых, велел ему поправить кровать.
  Выйдя в курилку, он увидел и Клима и Саню Зубарева. Поздоровавшись с Зубром, Алексей велел Климу выводить строится на ужин ребят, а сам, закурив, присел рядом с Зубром.
  - Как жизнь? - поинтересовался Сашка.
  - Лучше всех, - фыркнул Алексей.
  - Да ладно тебе, нормально все будет. Ты тоже, говорят, едешь? Ну и правильно. Не хер тут делать.
  Алексей посмотрел на Зубра. А тот в свою очередь на него. Не смотря на свой не большой рост, парень добился уважения среди ребят. Он был детдомовским пареньком, при живых родителях, которых трезвыми никогда не видел. Поначалу деды издевались над ним как могли. Пацан не сдавался, когда мог, давал отпор. Ему не привыкать было ко всяким мелким разборкам.
  - Это тебе 'не хер тут делать', - подправил Алексей парня, - а у меня здесь брат с сестрой. Как я их оставлю? Творят че хотят. Еще без квартиры останутся. - Алексей вздохнул.
  - Да все нормально будет, - Зубр хлопнул друга по плечу, - пошли на ужин.
  - Пошли, - кивнул Алексей и направился с парнем в сторону ожидавшего их Клима, который уже построил взвод и теперь проверял у ребят внешний вид.
  После ужина ребята втроем собрались, в коптерке, выгнав оттуда коптерщика. Вызвав начмеда, так они называли своего санинструктора, дали партийное задание родить им литру спирту. Да еще одного из молодых отправили в столовую, за закуской.
  - Девок бы сюда еще, - жмурясь после третей рюмки, и потягиваясь произнес Клим.
  - На гражданке тебе девки будут, - усмехнулся Зубр, махнув рюмку и закусив куском жареной рыбы.
  - Интересно нас вместе оставят в Чечне или разбросают по взводам? - Вяло ковыряя вилкой закуску, задумчиво спросил Алексей.
  - А хрен его знает, - высасывая из зуба застрявший кусок, произнес Клим, разливая спирт по рюмкам, их им тоже начмед принес.
  - А мне кажется что оставят. Зачем нас разбрасывать? - недоуменно спросил Зубр.
  - Хорошо было бы, - вздохнул Алексей и поднял рюмку, - привык я уже к вашим рожам, ладно пацаны, давайте.
  Через два дня командировочных собрали в клубе и проинструктировали. Всего ехало около двадцати человек. Почти всех Алексей знал. Их погрузили в УРАЛ и повезли на аэродром. А уже через два часа ИЛ - 76 набирал высоту с ребятами на борту.
  Сопровождающим был начальник штаба, подполковник Михаил Сергеевич Головатенко. Здоровый мужик с хорошо поставленным голосом. Он мог перекричать, наверно, не один десяток, рядом работающих боевых машин десанта, или бэх, как ребята их называли.
  На вид ему было около сорока пяти лет. Афганец, участник многих боевых действий на территории России и за ее пределами. В свои сорок пять, он уже практически поседел и облысел. Глубоко посаженные, казалось черные глаза, смотрели из под густых, черных с проседью бровей. От его взгляда всем становилось как то не уютно. Любимым жестом у Головатенко было наверно как у Чапаева поправлять свои усы. Они были его гордостью. Казацкая удаль и простота характера, как-то умело сочетавшаяся с той должностью, что он занимал в полку, вселяла в ребят уверенность, что все будет нормально.
  Головатенко по отечески обращался к ним: 'Ну что ребяты, воевать поехали? Правильно. Не чего водку жрать да баб лапать. Надо и за Россию постоять. Дело говорю Махнев?'
  - Так точно товарищ подполковник.
  - Зови меня Михаил Сергеевич, я тебя далеко от себя в Грозном не отпущу, не надейся. Наворотишь там дел. За тобой глаз да глаз нужен. Не спокойный ты. - Головатенко подмигнул и показал кулак.
  Алексей улыбнулся, хотя глядя на кулак что-то внутри передернуло. В части поговаривали, что если подполковник врежет так остатки дури вышибет враз. А врезать он мог запросто, если тупить начинал. Климу однажды досталось. Правда сам виноват был. Нечего было в караулке с автоматом играться. Головатенко увидел, подозвал к себе и врезал в грудь. Клим в броннике был, его это и спасло. Попал в госпиталь с ушибом грудной клетки. А так бы вообще ребер не досчитался. Синячище был в половину груди.
  Клим наверно одним левым легким дышал, шутили про меж себя друзья.
  Словом, с сопровождающим парням повезло. Ни кого другого Алексей бы не хотел видеть на его месте.
  В Грозном все заключили контракт на три года. Жили в палатках, в трех километрах от самого города. Через полгода с Алексеем остался Клим и Зубр. Остальные кто перевелся, а кто расторгнул контракт. Пять человек, что приехали с ними, погибли в течение двух месяцев.
  Одного снял чеченский снайпер, когда пацан решил ночью сходить до ветру, а заодно и покурить. Старики поздно предупредили молодых, о том, чтобы они сняли с себя всю светоотражающую мишуру. Курить ночью на открытом воздухе тоже не рекомендовалось. Кто-то игнорировал и попадал. В ночном сумраке в прицел достаточно определить вспышку света или огня, если ты решил выйти покурить. Остальное - дело техники. Через несколько секунд снайперская винтовка выплюнет в тебя порцию свинца и поминай как звали. Повезет если промажет.
  Парня ребята нашли у палатки, утром, с окурком во рту. Пацан даже не успел член в ширинку спрятать. После этого, с ними провели 'содержательный' разговор и на неделю все бросили курить.
  
  
  Глава 2: СПЕЦОТРЯД
  
  Однажды, уже после ужина, Алексея вызвал в штаб Головатенко. Войдя в палатку он отдал честь: 'Товарищ гвардии полковник, гвардии старшина Махнев по вашему приказу прибыл'.
  - Проходи Алексей, присаживайся - поздоровавшись с парнем, кивнул в сторону стула Головатенко. Сам он сидел за столом, уперев в него локти и сложив кисти в замок. Оттянув большие пальцы на обеих руках, он в глубокой задумчивости, слегка постукивал ими по губам. В палатке воцарилась тишина. В небе периодически проносились вертушки. Нарушая уже привычным рокотом движков, тишину.
  - Есть разговор Алексей, серьезный разговор. - Головатенко поднялся и вышел с чьим-то личным делом из-за стола. Полковник уселся на край стола прямо перед Алексеем и закурил. Открыл дело и слегка поморщился. Дым от сигареты ел глаза. Сделав глубокую затяжку, Головатенко посмотрел на него.
  - Мне поручено создать внештатную команду для ликвидации командиров бандформирований, охраны и конвоирования особо опасных военнопленных из того же числа, пресечение крупных партий наркотиков и оружия, охрана и сопровождение больших шишек и т.д. и т.п. Двадцать человек. Я посмотрел личные дела и рекомендовал тебя командованию в качестве командира этой команды. Твою кандидатуру утвердили. Твое имя фигурирует практически во всех операциях проведенных здесь за полгода. Я не знаю, то ли ты специально на рожон лезешь, легкой смерти ищешь, то ли везет тебе. Короче у тебя уже есть орден мужества. Я не знаю, Героя тебе дать что ли?
  - Зачем? - Алексей немного опешил от такого поворота событий.
  - Как зачем? Чтоб ты успокоился. Хватит уже. - Полковник с шумом выдохнул дым и затушил окурок. - Ладно, шучу я.
  - Клим и Зубр тоже со мной во всех операциях участвовали. Но им только медали дали. Хотя нам троим все это по барабану. Я без них ни куда.
  - Участвовали то они участвовали, - согласился Головатенко, - но под чьим чутким руководством? А? Кто освободил троих американских заложников, репортеров, блин этих. При чем чуть своих друзей не положил. Да еще умудрился этих папарацци притащить сюда. На кой хрен, одному богу и тебе известно. Ходили тут, три дня вынюхивали. А Клим и Зубр в госпитале две недели отвалялись с ранениями. А этому хоть бы царапина. Так ведь он сидит тут и возмущается.
  Алексей вспомнил эту операцию и улыбнулся про себя. Это была даже не операция. Парни американцам потом просто басни рассказывали мол, что это специальная, тщательно спланированная акция по их освобождению.
  Как то втроем Алексей, Клим и Зубр однажды решили немного прогуляться. Надо было съездить на склад за обмундированием, да провизией. Вот они и вызвались. Надоело в части сидеть. А ехать надо было на УРАЛе. Алексей с парнями все получил, расписался в накладных и поехал обратно.
  Вдруг в одном из полуразрушенных домов, в окне, Алексей заметил хорошую видеокамеру. 'Откуда она там?' Сказал парням. Остановились. Решили сходить посмотреть. Мало ли? Может уже ничья. Вот повезло бы. Подошли, никого нет. Пошли уже обратно с камерой, как услышали запах готовящейся пищи. Хоть парни и не голодали шибко, но тут аж слюнки потекли. Пошли на запах и наткнулись на боевика, тот стоял на стреме, мочился на стену. Парни его тихонько сняли и двинулись уже по осторожнее дальше. Запах доносился снизу из подвала. Заглянув в комнату, ребята увидели пятерых боевиков и троих пленных, сидящих у стены. Один из пленных увидел их и округлил глаза. Алексей прижал палец к губам, мол не шуми. Единственное в чем они допустили ошибку, так это то, что убили всех боевиков. А надо было хоть у одного спросить, есть ли в здании еще кто-то. Просто добили последнего в упор, чтоб не мучился и все. Запах пищи перебил запах пороха. Есть уже не хотелось.
  Идя к машине и волоча за собой пленников, как оказалось американцев, парни пропустили мимо глаз движение слева от машины. Раздалась очередь. Клим упал вместе с одним из заложников. Накрыл собой. Остальные пригнулись и перебежками стреляя наугад в сторону откуда вели по ним огонь, рванули к машине. Пули щелкали совсем рядом. Двоих спрятали за машиной и кинулись к Климу. Тот отстреливался, переползая с места на место. Прикрывая американца. Похоже, что Клим был ранен в плечо, но не сильно, а так вскользь. Ткань на плече окрасилась бурым пятном, которое все расползалось. Алексей жахнул из подствольника. Раздался взрыв и выстрелы прекратились. Тогда он подхватил Клима, а Зубр американца, тот тоже был ранен в плечо. До машины оставалось метра три, как вдруг вновь раздалась очередь. Одна из пуль угодила в автомат Зубра. Парня отбросило назад и он сильно ударился головой, потеряв сознание. Алексей перематерился и рванул к Зубру. Автомат можно было выбросить, но он спас жизнь пацану. Снова выстрелил из подствольника. Теперь уже выстрелы стихли точно. Алексей подобрал Зубра и парни забравшись в кузов УРАЛа, рванули с места. Американцев надо было доставить в комендатуру, но Алексей переживал за парней. Оба сидели с бледными лицами. Да и американец тоже был плох. Приехали в часть сразу к госпиталю. В общем Алексей отделался испугом как и два американца, а вот Зубру пришлось голову лечить, Климу с америкосом плечо.
  Потом парни узнали, что американцев похитили три дня назад, а на камере, что они увидели, снимали их в качестве заложников, чтобы отправить пленку в посольство. Короче, прогулялся Алексей с парнями не хило. Головатенко потом сказал, чтобы его больше в город не отпускали.
  - Чего ухмыляешься, легко отделался. Ладно хоть на ковер к начальству не попал, за самодеятельность. Ты должен был доложить мне, а не проявлять инициативу. Мать тебя ети. Сколько раз говорено было. - Полкан вздохнул, - Клима и Зубра я тоже включил в списки. Остальных будешь набирать сам. - Полковник откинул дело на стол.
  - Сам? - Алексей удивленно посмотрел на Головатенко.
  -А чего ты удивляешься. Тебе лучше знать, кто для этого подходит. Разрешаю брать из других взводов. Начальство в курсе.
  - Хорошо. А как с оплатой?
  - Не понял? - Головатенко посмотрел на Алексея из-под своих густых бровей.
  - Во-первых, возрастут нагрузки, больше ответственности. Во-вторых, команда внештатная, то есть ни каких списков, никакой бухгалтерии. Ведь все будет происходить не гласно. Я правильно понял?
  - Правильно, сначала посмотрим, как сработаете.
  - Разрешите выполнять? - Алексей поднялся, одевая берет.
  - Давай. Только Алексей ни кому, ни слова, договорились? Вам самим потом легче будет.
  - Еще вопрос, сколько времени вы даете на то, чтобы я собрал группу?
  - Две недели Алексей. И постарайся не лопухнуться.
  - Постараюсь, - улыбнулся парень и вышел на улицу.
  Две недели с Климом и Зубром Алексей подбирали кандидатуры. Спорили, ругались, иногда чуть не доходило до драки. Но все таки они набрали двадцать человек, и, поймав начальника штаба возле его палатки, передали список. Тот кивнул и спрятал листок бумаги с именами в карман.
  - Сегодня, в пять вечера, собрание у меня в штабе, чтобы были все. - Полковник развернулся и ушел в штаб.
  - Фу, вроде бы пока все, - выдохнул Клим.
  - Будем надеяться, - кивнул Зубр.
  -Не расслабляйтесь. Надо еще оповестить всех. Осталось четыре часа. - Алексей развернулся и пошел от штаба прочь. Парни направились следом.
  За два часа они оповестили почти всех, осталась пара парней, которые находились в наряде. Алексей сидел в палатке со своим списком и пропесочивал у себя в голове каждую кандидатуру. Кого-то он знал сам, кого-то парни. В основном это были кандидаты в мастера спорта по стрельбе, единоборствам, биатлону, плаванию. Вообщем парни, которым не привыкать к долгим физическим нагрузкам. С хорошей психикой и волевыми качествами. Алексей не сомневался в них. Что скажет полковник, вот что его смущало. Вдруг кого-нибудь забракует и что, снова искать. Ну уж нет, хватит. Будем биться за каждого.
  - Леха, ты че такой загруженный сидишь? - Клим как всегда был в самом хорошем расположении духа.
  - Слушай Клим, тебя может, что-нибудь вывести вот из такого душевного равновесия, а?
  - Ну, я не знаю, а что? - Насторожился Клим, и улыбка немного угасла.
  - Да нет. Я просто спросил. Сколько я тебя помню, ты все время улыбаешься. Когда хорошо, улыбается, когда плохо, тоже улыбается, только улыбка злая, больше на ухмылку похожа.
  - Ну и что? - Клим настороженно ждал вывода.
  - Да ну тебя, - Алексей махнул рукой. Никакого вывода у него не было и в помине.
  - Леха ты чего на самом деле не свой какой-то сидишь? - не отставал Клим.
  - Вечером видно будет, - ответил он, и, закурив, вышел на улицу, спрятав список в карман.
  Клим вышел следом. Алексей посмотрел на голубое небо. Было начало октября. Погода стояла теплая. Зеленая листва сменилась осенним золотом. Он любил это время года. Ни холодно и не жарко. Солнце слепило прямо в глаза. Не вдалеке раскинулся Грозный. Молодой город, но уже столько повидавший на своем веку. Кругом виднелись черные от копоти стены, словно сломанные клыки возносились к голубому небу руины разрушенных домов. Над головой проносились вертушки, периодически выпуская одну две ракеты. Где-то вдалеке плотно работала артиллерия. Видимо загнали боевиков в горы и теперь дожимали. Интересно чем дома Никита со Светкой занимаются. Что-то писем давно не было. Надо будет чиркнуть пару строк. Алексей взглянул на Клима. Тот тоже видимо думал о чем-то своем. Два месяца назад ему от девчонки пришло письмо. В нем она сообщила, что не будет ждать еще три года и выходит замуж, хотя все еще его любит. Клим написал, что она правильно сделала. Чтобы простила, за два года ожидания. Но то, что пацан мучается, было видно не вооруженным глазом и опять на его губах эта бестолковая улыбка.
  - О чем думаешь? - спросил Алексей, подсев рядом.
  - О матери с отцом, о сестре. Она уже на третьем курсе в медакадемии.
  - Ты хоть написал им?
  - Нет, они даже не знают что я в Чечне. У матери сразу инфаркт будет.
  - Я своим тоже не писал уже давно. Надо будет чиркнуть пару строк.
  Парни разговорились о доме и не заметили, как прошло время. К нам подошел Зубр и недовольно пробурчал, что мол все уже собрались, а они вдвоем где-то шарахаются.
  Зайдя в палатку к Головатенко, Алексей увидел всех ребят. Те смотрели в его сторону.
  - Разрешите присутствовать, товарищ гвардии полковник? - спросил Алексей.
  - Махнев, ну ты охренел совсем. Если полковники тебя ждать будут, то дальше то, что?
  - Виноват, товарищ полковник, - Алексей потупился и прошел к своему месту.
  - Ладно ребятки, собрал я вас по всем вам известному поводу. Товарищ гвардии старшина Махнев вас уже наверно посвятил вкратце о сути нашего мероприятия. - Головатенко сделал акцент на звании и фамилии.
  Все дружно закивали и с улыбкой посмотрели на Алексея.
  - Значит мне уже не надо распинаться перед вами и я сразу перейду к главному. - Головатенко привстал с угла стола, на котором сидел и прошел за свое место.
  Сбор назначили на завтра в пять утра, возле штаба при полной амуниции. Никому ничего не объяснять. Руководство бригады в курсе.
  Отряд разошелся по палаткам собирать вещи. Как сказал полковник, они отправлялись в командировку сроком на три месяца, то есть до нового года.
  В пять утра все стояли на вытяжку возле палатки Головатенко. Алексей зашел и доложил о том, что команда в полном составе построена. Головатенко вышел и осмотрел каждого. В расположении части еще царил ночной сумрак, хотя заря уже слегка занималась. Горели дежурные фонари. Утренний морозец слегка пробирал сквозь бушлаты. Ребята стояли и мелко подрагивали от прохладного утреннего ветра.
  Полковник остался доволен внешним видом парней и велел выходить за край части. Там стоял УРАЛ который должен был отвезти их к месту посадки. Через час езды, машина остановилась возле опушки небольшого леса. Здесь располагался аэродром. Парни погрузились в две вертушки и продолжили путь. За иллюминатором вертолета уже начинало светать. Машины быстро набрали высоту и взяли курс на горы. Сверху открывались красивые места, живописнейшие уголки природы. Склоны заснеженных гор с величественными лесами у их подножия. Трудно было поверить, что эта красота обманчива. Сколько раз наши вертолеты сбивали, прикрываясь под зеленью деревьев чехи. В этот раз как-то пронесло и отряд благополучно добрался до конечного пункта назначения. Выгрузив парней, не касаясь земли, вертушки взмыли вверх и легли на обратный курс.
  После посадки отряд еще примерно километров пять, шел лесом. Становилось уже совсем светло. Часы показывали восемь утра, когда парни вышли к какому-то заброшенному лагерю. Кругом поднималась высокая сухая трава. Наспех сколоченные постройки служили видимо временным пристанищем для какого-то отряда. Головатенко пояснил, что это один из лагерей боевиков, банду которых уничтожили еще весной. В лагере сохранились тренировочные сооружения. Нашлась даже чуть ли не полоса препятствий. Было видно, что боевиков готовили не хуже армейцев. Правда на головы парней достались отъявленные специалисты, которые принялись со всей серьезностью делать из них профессионалов. Не смотря на трудности, ребятам нравилось учиться. Они быстро перенимали опыт ведения боя в лесной местности под защитой импровизированной зеленки. Им ее заменяла золотая листва, частично опавшая у шуршащая под ногами или при передвижении ползком. Даже то, что Алексей изучал несколько лет в школе восточных единоборств, ему не помогло. Любой из специалистов тренировавших отряд, бросал его на землю буквально в считанные секунды, хотя признаться, равных Алексею в рукопашке среди пацанов не было.
  Взрывчатые вещества, отравляющие вещества, все это разъяснялось и доводилось до ума каждого. Если кто-то что-то не понимал, то допонимал уже в упоре лежа. Вместе с остальными. И что радовало, ни один не возмутился. Все знали, что так надо.
  При ведении спецопераций допускались жертвы среди мирного населения, независимо от возраста, пола и национальности. На карту ставилось очень многое: 'Пожалеете сейчас одного, потом погибнет десять' - Говорили им.
  Три месяца пролетели для отряда незаметно. Парней перекинули в другую часть, дислоцированную под Гудермесом. Отряд расформировали по разным взводам, однако в случае поступления приказа о выходе группы на задание, члены бригады собирались мгновенно. Выступали обычно, либо рано утром, либо поздно вечером. Раз в две недели спецотряд совершал диверсии, ребята притирались друг к другу, оттачивали свое мастерство.
  Интересно было то, что даже свои ничего не знали о спецотряде. Бывало парни уходили из части на три-четыре дня. Иногда гримировались под чехов для проведения успешной операции.
  Незаметно для всех пролетели еще полгода. Июнь выдался дождливым и прохладным. За полгода отряд уничтожили несколько лидеров бандформирований. Исколесил половину Чечни. Боевики были злы на отряд. Они обещали хорошие деньги за информацию об отряде и головы ребят в частности.
  Спецотряд появлялся всегда неожиданно и заставал бандитов врасплох. Алексей и его отряд проводил часы в засадах, и за несколько секунд ликвидировал банды количеством в тридцать, сорок человек. Отряд ничто не могло остановить. Да и сами боевики были отчасти в этом виноваты. Они сделали парням такую рекламу, что даже свои начинали интересоваться.
  Работали скрытно без голоса, одними знаками с бесшумными ижевскими стволами. Располагались вдоль троп на деревьях или под прикрытием земли. Вычисляли место расположения лагерей и накрывали их. Иногда помогали местные жители. Они давали сведения разведке.
  Вскоре отряд начали окружать какие-то нелепые мифы и слухи. Доходило до абсурда, мол это души воинов приходят, чтобы мстить. Мы смеялись про себя. Местное население относилось ко всем этим россказням более серьезно. Дескать, действуют бесшумно. Никто ничего никогда не видел. Словно призраки какие-то. Освобожденные заложники тоже подливали масла в огонь. Представьте себе, что вдруг, в лагере половина боевиков падает на землю с огнестрельными ранами, и никто при этом ничего не слышал. Другая половина начинает палить во все стороны, оря и на русском и на чеченском: 'Призраки! Призраки!' и тут же падают на землю скошенные точечным огнем. Заложники, как правило тоже со страху начинают орать, но потом успокаиваются, понимая что их убирать никто не будет. Когда все стихает, перед взором пораженных людей предстает такая картина. Из-за кустов буквально ниоткуда возникает два десятка человек, в масках. Молча проходят мимо них, распарывая ножами, стягивающие руки и ноги веревки обследует место боя и также тихо исчезает в неизвестном направлении. Хотя на самом деле мы никуда не уходили, а просто рассредоточивались по лесу, следя за тем, как уходят освобожденные люди.
  Отряд ведь и в правду не существовал. Официально. Погибни хоть один из ребят, он будет считаться без вести пропавшим в части. Единственным стимулом для парней были неплохие суммы, которые переводились за спецоперации на их счета.
  Вскоре отряд с легкой руки боевиков окрестили Призраками. В сводках же шла информация о том, что в ходе спецоперации на Северном Кавказе федеральными войсками было ликвидировано очередное бандформирование. Чиновники получали свои звездочки, а отряд возвращался в расположение части.
  Правда, не всегда все было гладко. Случались и накладки. Однажды Алексей со своими взводами попал в засаду. Из трех взводов, один был уничтожен. Патроны на исходе и вдруг радиосигнал: 'группу сохранить любой ценой, вертушки уже в пути. Приказ: идти на прорыв.'
  Алексей не мог забыть, как бригада собралась вокруг него, а молодые пацаненки пошли в атаку, чтобы дать им дорогу. Матерые волки, прикрывались спинами молодых. Но это был приказ, а приказы не обсуждаются. Вертушки не смогли к ним подойти. Взводы загнали в чащу. Из шестидесяти человек - девятнадцать парней из отряда. Но разве шестьдесят это девятнадцать?
  - Молодых в центр, вариант 'омега' - скомандовал Алексей. Никто, кроме девятнадцати человек ничего не понял.
  Парни рассредоточились вокруг молодых и стали прорываться к опушке. Вертушки открыли мощный огонь по боевикам. Вскоре отряды вышли из леса. Вертолеты садились один за другим. Плохим фактором было то, что парни находились на открытом пространстве, а чехи в лесу.
  Последними грузились в вертолет Призраки. Двоих Алексей не досчитался. Но война есть война и плакаться можно будет потом, а сейчас нужно было уносить ноги. Война приносит не только радость побед, но и горечь поражения. Никто из пацанов, позже, не упрекнул Алексея в смерти парней. Главное не ожесточиться и не стать безумным. Бывало, что свои расстреливают мирно спящих ребят в палатках. Дико и жестоко. Алексей сделал правильный выбор и не жалел ни о чем. Кто мог знать, сколько бы еще молодых отправлено было по домам грузом двести.
  Одного из своих ребят Алексей повез сам. Это было очень тяжело. С ним были как обычно Клим и Зубр. Один парень был из Пскова, второй, Серега Минин, которого Алексей вез, из Кирова. Родные встретили ребят не очень дружелюбно. Вернее мать. Она то бросалась на них вся зареванная, с сорвавшимся голосом, упрекая их в том, что они живые, а ее Сережка нет, то ложилась на гроб с сыном, обитый красной тканью. Алексей с парнями понуро стоял, сказать было нечего, кроме того, как, что ее сын геройски погиб при исполнении воинского долга. Пахло гвоздиками и восковыми свечами. Ко всему примешивался острый запах валерьянки.
  Мужики понимающе смотрели на ребят, интересовались как там в Чечне. Те отвечали, мол, воюют, стреляют. Похоронив Сергея, парни тихо ушли, не оставшись даже на вечер, сославшись на рейс, вылетающий из Кирова. Хотя самолет во Владикавказ был только в два часа дня на следующий день.
  Алексей с ребятами сняли номер в гостинице и устроили поминальный вечер. Сидели, пили водку и вспоминали погибших пацанов.
  Ближе к ночи, на следующий день парни уже были в расположении части. Через два дня, по данным разведки в горах должен был пройти караван с оружием. Сопровождали его шестьдесят боевиков. Отряду ставилась задача убрать руководителя и проводника. Остальное должны доделать федералы.
  Операция прошла как нельзя лучше. Отряд устроил засаду на горной тропе. Поджидали около двух часов. Вскоре показался караван. В голове шел проводник, затем руководитель бандформирования, следом по одному цепочкой шли около пятидесяти боевиков, груженые 'железом', как мы называли про себя оружие. Зеленая листва играла не только на руку чехам но и парням. Отряд разместился в верхушках деревьев на протяжении тридцати-сорока метров по обе стороны тропы. Зеленые маскхалаты и раскраска лица под зеленку, делали бойцов невидимыми. Четырнадцать человек методично расстреливали караван мстя за своих друзей. Еще четверо следили за тем, чтобы никто не ушел в суматохе. Боевики что-то орали на арабском и чеченском языках. Трое из боевиков упали на колени и воздели руки к небу в молитве. Их не тронули, остальные легли в первую минуту. На Алексее сошлись вопросительные взгляды. Решение было за ним. Алексей думал секунд пять, вспоминая зареванную мать Сереги Минина. Сжал кулак и оттопырив большой палец, опустил вниз. Жест передали остальным по цепи. Из груди и спины боевиков брызнули капли крови, от пуль разрываемых человеческую плоть. Через секунду все было кончено. Отряд просидел еще час. Ничего не изменилось и команда тихо вернулась в место дислокации части, а Алексей доложил и показал на карте место боя командованию. Головатенко как обычно устроил разбор полетов, но когда офицеры ушли и Алексей остался с ним один на один, тот подмигнул и, хлопнув по плечу, вышел из штаба. Алексей вздохнул и отправился к себе.
  
  
  Глава 3: НИКИТА
  
  Через неделю в часть прибыло пополнение. Молодые пацаненки стояли толпой возле палатки. Алексей сидел на броне бэхи и загорал по пояс раздетый. Его забавляли эти молодые слоны. Еще не видевшие ни смерти, ни вдохнувшие запаха пороха, но уже строившие из себя героев. Ему хотелось иногда, лишь для острастки шмальнуть из калаша поверх их голов, да поржать над этим стадом.
  Вдруг в одном из них ему показались знакомые черты. Как будто, что-то из далекого, но до боли близкого сердцу, ворвалось в душу. Алексей свистнул. Большая часть из этих салаг обернулась. Но тот, кто его интересовал, даже ухом не повел и продолжал чистить оружие.
  Алексей спрыгнул с брони, и под взглядами любопытных глаз направился к толпе молодых. Подойдя к парню в плотную, но так, чтобы тот его не видел, зычным голосом рявкнул: 'Фамилия рядовой?'
  Пацан вздрогнул, и, поднимаясь выронил автомат, так что то повис в руках на ремне. Повернувшись к Алексею лицом, парень отрапортовал: 'Рядовой Махнев, товарищ гвардии старш...', голос пропал в горле. Алексей стоял и оторопело смотрел на пацана, а тот на него. Это был Никита. Лысый и худой как черт.
  Минуту они смотрели друг на друга отказываясь верить в происходящее. Алексей не выдержал первым. Обняв брата, потрепал по лысой голове. Защипало глаза. Никита тоже крепко обнял его.
  - Ты как тут очутился? - отстранившись от брата, спросил Алексей, шмыгая носом и вытирая слезы.
  - У нас в части добровольцев набирали. Я знал, что ты здесь, под Гудермесом, вот и решил сюда рвануть. К тебе, - Никита тоже шмыгал носом.
  -Давно служишь?
  - Полгода. А у тебя как дела? Воюешь?
  - Ну не без этого. Пойдем в сторонку, поговорим. - Алексей обнял брата за плечо и повел в сторону курилки. Там сидели Клим и еще один пацан с отряда. Рядом пристроились человек семь молодых, о чем-то оживленно беседуя. Алексей кивнул парням в сторону молодых и показал на пальцах 'два'. Вариант 'Бета'. Клим с парнем кивнули и поднялись со скамейки, повернувшись в сторону молодых: 'Так слушаем все сюда, бросаете свои бычки и быстренько отправились, на спорт городок'.
  - А чего это вдруг? - Переспросил один из них. Парни повернулись в сторону Клима, а в это время второй парень сделал подсечку одному, ударил сзади в спину другому и повалил на землю третьего. Парни разом обернулись и в это время уже Клим, положил троих на землю. Вариант 'Бета' предусматривал поочередный отвлекающий маневр с двух сторон. Пока внимание приковано к одному, другой ликвидирует как можно большее количество противника. Естественно, что все переключаются на последнего, а первый в это время ликвидирует остальных. Правда, в случае с парнями эффекта неожиданности не было. Все происходило у них на глазах. Хотя этого было достаточно.
  - Повторять не надо? - Переспросил Клим. Сашка Наумов, второй парень, стоял рядом и искренне, снисходительно улыбался, скрестив руки на груди.
  - Нет, - ответил один из валявшихся молодых.
  Никита стоял и смотрел на все происходящее широко раскрытыми глазами. Он с уважением косился на парней. Те подошли к Алексею и с интересом разглядывали Никиту.
  - Леха, ты чего, слона себе выбрал? - съехидничал Клим.
  - Этот слон, мой родной брат, - Алексей с удовольствием смотрел, как вытягиваются лица у пацанов.
  - Вопросов больше нет, разрешите представиться - Клим, - парень протянул брату руку. Тот ее с удовольствием пожал.
  - А я Саня, Шерхан, для друзей. - Сашка Наумов тоже протянул руку.
  - Почему 'Шерхан'? - удивился Никита.
  - Не знаю. - Сашка пожал плечами, - сначала звали Саней, потом Шурой, а потом Шурханом. А дальше переделали на Шерхан. Тебя то же скоро на Никиту переименуют, вот увидишь, - Сашка сделал ударение на последнем слоге имени Никита.
  - Почему? - наивно спросил брат.
  - Увидишь, - упрямо ответил Сашка.
  - Ладно, мы пойдем, а вы тут мальчики не скучайте, - Клим помахал братьям пальчиками.
  - Пошел ты, пидор блин, - выматерился Алексей смеясь.
  - Фу противный, - бросил, поморщившись Клим и развернувшись направился вслед за Шерханом.
  - Прикольные пацаны. Они в твоем взводе? - Никита все еще находился под впечатлением.
  - Да.
  - А нас тут так же драться научат?
  - Зачем? - присев на скамейку и закурив, поинтересовался Алексей.
  - Ну как, круто ведь, они вон шестерых за три секунды положили. - Никита присел рядом и достал пачку примы.
  - Дай сюда, - Алексей забрал пачку и смяв выкинул в урну. - Через десять километров, на первом же марш-броске сдохнешь. Кури мои, - он протянул пачку легких LM.
  - Ты что у меня же расстреляют тут же всю пачку.
  - А ты не давай. Пусть свои курят и вообще ко мне тебе надо перебираться. Я с Головатенко перетолкую на эту тему. Ты где сейчас?
  - Взвод разведки. Вон в той палатке, - Никита кивнул в сторону палатки, где Алексей его встретил.
  - Ладно, все понятно. Как хоть Светка там?
  - Нормально. Нашла себе мужика. Живут у нас.
  - Кабы этот мужик нас без хаты не оставил, - буркнул Алексей.
  - Кстати, дело по тебе закрыли. Слай оказался на редкость гадким типом. Промышлял наркотой и проституцией. Числился в федеральном розыске. Вообщем ты ментам жизнь облегчил.
  - Ну, хоть одна хорошая новость, - Алексей с шумом выдохнул дым из легких и швырнул окурок в урну. Пот тек градом. Июньская жара изматывала до нельзя. Парни периодически обливались водой, но это спасало не надолго.
  - Дуй к себе, я тебя найду. - Алексей поднялся и направился одеваться. Идти не по форме к Головатенко было нельзя.
  Зайдя в палатку, Алексей отдал честь и сел на предложенный полковником стул.
  - Хочешь о чем-то поговорить? - С усмешкой посмотрел на него Головатенко и Алексей понял, что тот уже в курсе.
  - Вы уже знаете? - поинтересовался он.
  - Догадывался, пока ты не пришел. Призывались одним военкоматом, одинаковые фамилии, отчества. Я специально посмотрел оба дела, когда увидел в списках прибывших его фамилию.
  - Я хочу взять его к себе.
  - Ну ты выдал, - усмехнулся полковник, - мало ли что хочешь. Это командование решать будет.
  - А вы?
  - Ну, и я, в том числе. У меня Алексей две кандидатуры есть в твой отряд.
  Отличные ребята. Хорошо зарекомендовали себя в бою. А ты мне хочешь юнца навесить. Мы вас три месяца натаскивали. А он что из себя представляет?
  - Я займусь им.
  - Когда? У тебя две операции в этом месяце. Тебе своих бойцов готовить надо.
  Взвод у тебя на хорошем счету, командование довольно. Молодец и там и тут успеваешь. Короче Алексей, в свой взвод можешь взять, в спецотряд пока рано. Понял?
  - Да. Разрешите идти? - Вздохнув, поинтересовался Алексей.
  - Свободен. - Кивнул Головатенко и уткнулся в бумаги, разложенные у него на столе.
  Алексей вышел из штаба и скинул китель. Забрал Никиту и отвел в свою палатку. Там Алексея поджидали Зубр и Клим.
  - Он в отряде? - поинтересовался Клим.
  - Нет, - Алексей покачал головой. - Во взводе, но не в отряде. Займешься им Клим. Ладно?
  - Базара нет, я из него такого профи сделаю, полкан охренеет.
  - Контроль оставляю за собой, - выдохнул Алексей и ткнул в плечо Климу.
  - Ау! - Выдохнул парень схватившись за ушибленную руку.
  - Вот тебе и 'ау', про отряд ни слова при нем и других предупреди. Я сам с ним перетолкую.
  В этот момент зашел Никита со своими вещами и друзья замолчали. Алексей кивнул Климу в сторону брата. Парень почесал затылок и направился в его сторону.
  - Так молодой человек. Давайте-ка мы с вами определимся с местом вашей дислокации. - Клим поманил к себе брата и тот потащился через всю палатку к парню. Алексей тоже подошел.
  - Будешь слушаться Клима во всем. Понял. Его приказы не обсуждать. С чем-то будешь не согласен, при всех не выступать. Соблюдать субординацию. Потом, один на один, можешь хоть в морду дать, я разрешаю, если силенок хватит. Ясно?
  - Так точно товарищ гвардии старшина, - Никита вытянулся демонстративно по струнке и Алексей слегка ткнул ему рукой в живот. Брат ойкнул и слегка согнулся.
  - Так то вот, не паясничай. - Алексей развернулся и направился к выходу, оставляя обоих в палатке.
  Следующие три месяца Клим возился с Никитой как мать наседка. В сентябре одного из парней со спецотряда уволили в связи с окончанием действия контракта, продлевать он его не захотел. Освободилось вакантное место, и Алексей поднял снова вопрос о назначении Никиты в спецотряд.
  На этот раз начальство дало добро. Никита был зачислен в Призраки. Брат был рад. Его распирало от гордости. Он сильно отличался от своего призыва. Изменился стиль поведения, взгляд, речь, плечи раздались в ширь.
  Через три недели после зачисления Никиты, состоялось его первое боевое крещение в роли члена группы. Клим подстраховывал. Никита должен был снять часовых на северной стороне лагеря. Разведка передала данные о том, что в лагере находится один из полевых командиров. Приказ - ликвидировать любой ценой. Разумеется без шума.
  Никита все сделал точно и четко. Через две минуты боя, лагерь был пуст. Алексей обошел все вокруг, насчитав около сорока боевиков. Потом все так же тихо ретировались, оставив все как есть, только сняли закипевший котел над костром.
  Однажды при одной из операций в горах, отряд наткнулся на тринадцатилетнего паренька. Тот увидел и что-то закричал, ткнув в бойцов пальцем. На крик прибежали два чеченца.
  - О Аллах, Призраки. - Простонал один из них и упал навзничь. Второй тут же последовал примеру первого, повалив парня на землю.
  -Не убивайте нас, мы пастухи, овцу потеряли. У нас оружия даже нет, - запричитал второй. Ребята вопросительно посмотрели на Алексея. Отряд уже опаздывали к месту ликвидации банды. План срывался. Оставить их в живых значит поставить под угрозу задание. Встреча произошла в нескольких минутах от установленного места ликвидации. Уходили драгоценные секунды. Алексей отдал приказ связать их и завязать глаза. Предупредив, что если хоть один пошевелиться, сразу будет убит. Оставив одного из бойцов с ними, он увел отряд дальше. Пришлось передвинуть место ликвидации чуть ближе.
  В банде оказались четыре женщины смертницы. Их тоже убрали. Хотя женщин еще не разу не убивали. Вернувшись обратно, Алексей забрал бойца, велев лежать чеченцам лицом вниз и не смотреть по сторонам как минимум минут пятнадцать, после чего отряд скрылся в полной тишине.
  На кануне нового года всем дали отпуск по десять суток. Никто никуда не ездил, все остались в части, лишь одели гражданское и сходили пару-тройку раз в город.
  Алексей смотря на все горести войны и разрушенный город, понял что смертельно устал за эти два года, что провел здесь. Нужно было отдохнуть. И не десять дней, а как минимум месяц. Скоро уже нервы сдавать начнут.
  Скорее всего Головатенко понимал, что в таком интенсивном режиме бойцы долго не протянут, поэтому по возможности старался поменьше их напрягать. Все ходили в наряды, караулы, словом занимались обыденной служебной деятельностью. Рутиной короче.
  Так прошло еще полгода. До конца контракта у Алексея оставалось полгода, у кого-то из ребят чуть больше или столько же. Все мечтали о том, чтобы съездить домой, отдохнуть с полгодика, дурака повалять и может, вернуться обратно.
  У Никиты дембель был в октябре. Алексей радовался за него. Хоть он отсюда уберется. Хватит, повоевал. Если уйдет, все поймут. Денег на счетах накопили прилично. Так что, оставалось только ждать.
  Погода не особо баловала. Частенько шел дождь. Даже боевики притихли. Никакой активности. Прошел июнь, июль, в августе у отряда было две операции и снова тишина. О призраках уже начинали забывать. Как вдруг Алексея и ребят из отряда вызвал к себе Головатенко. По его виду можно было сказать, что случилось что-то серьезное. Все насторожились.
  - Ну что ребятки, жирком наверно обросли уже. Короче есть вам задание, - Головатенко вздохнул и, закурив, задумался, покручивая кончик уса. Повисла гнетущая тишина.
  - Вы ребятки о Малюте, что-нибудь слышали? - полковник с интересом следил за реакцией на наших лицах.
  - О какой 'малюте'? - переспросил озадаченный Клим.
  - Не какой, а, каком, - поправил парня Головатенко.
  - Это генерал, по-моему, какой-то, - подал голос Зубр.
  - Генерал-майор, если быть точным. - Ответил Головатенко. - Завтра в десять утра он выезжает в соседнее село. Это около ста километров по открытой местности вперемежку с лесными дорогами, среди скалистых гор. Вариантов для засады, хоть отбавляй. На проверку дороги, времени нет. Вам в поддержку дается взвод ОМОН. Сегодня в десять вечера генерал будет здесь. Короче ребятки, генерала, любой, ценой, довезти. И на этом обещаю все. По домам.
  Услышав о доме, парни заметно оживились.
  - А почему ему на вертушке туда не махнуть? - Спросил я.
  - Такой вариант был сначала. - Кивнул Головатенко, - но в связи с последними событиями...
  Два дня назад, в этом районе, боевики из переносного зенитного ракетного комплекса 'Игла', уничтожили вертушку, а потом как сквозь землю провалились. Разведка ничего не дала.
  - Боится, - усмехнулся Алексей. - Чего он в этом селе оставил, подождал бы день? Куда такая спешка? На тот свет, блин, попасть торопиться? Я так вот нет.
  - Алексей, - зыркнул на меня Головатенко, - ты чего ноешь? Тебя этому здесь учили?
  - Мне пацанов жалко, - огрызнулся я.
  - Жалко? У пчелки в попке 'жалко'. - Отрезал полковник. - Больше некому, бл.ть! Я сам все это знаю. Я бы с вами лучше махнул, чем тут, как крыса сидеть за картами.
  - Извините, - потупился Алексей.
  - Ладно, проехали, - полковник махнул рукой, - сбор завтра, в десять, в автопарке. Свободны.
  Алексей задержался, чтобы просмотреть карту и отметить возможные места засад. Ребята разошлись со смешанными чувствами. С одной стороны дорога домой, с другой в ...
  Ровно в половину одиннадцатого, колонна двинулась из автопарка. Впереди ехала БМДэшка, за ней два БТР с ребятами на броне, джип генерала и замыкали еще два БТРа.
  Алексей со своими парнями ехал на БМДэшке. Никита сидел у него за спиной. Пацаны весело балагурили, раскуривая сигареты, пытаясь хоть как-то скрасить гнетущее настроение.
  Джип мог выдержать удар гранатомета, может даже два, как повезет, но все равно хоть какая-то защита. Алексей с опаской поглядывал назад. На последних БТРах сидели ОМОНовцы. Нескольких человек он знал. Парни тоже были не первый день в Чечне. Словом за тыл он был относительно спокоен.
  
  
  Глава 4: ПОСЛЕДНЯЯ СПЕЦОПЕРАЦИЯ
  
  Малюта, был боевым генералом. Говорили, что у него сын погиб в Чечне. Алексей испытывал уважение к этому человеку. Суровое лицо, твердый голос, он чем-то похож был с Головатенко. Можно сказать из одного теста слеплены. Афганская война, теперь чеченская, такие передряги если не сломают человека, то закалят. Малюта был из тех, кого они закалили. Если бы Алексею предоставили выбор, кого из генералов сопровождать, он бы выбрал его.
  Через час после выезда из лагеря, заморосил мелкий дождь, который нарастал время от времени. Свинцовые облака низко висели над колонной. Октябрь не радовал в последнее время хорошей погодой. Сырая и дождливая погода угнетала всех, плюс постоянное состояние тревоги, ожидания засады. Нервы были на пределе. Дорога шла по лесу, с трудом, но на ней можно было разъехаться двум БТРам. С права возвышались скалы, слева не очень глубокий овраг на дне которого текла небольшая речушка. Дальше, за оврагом, местность уходила в лес, стоящий у подножия скал.
  - Сейчас будет поворот, - проорал Клим сквозь рев движка, разглядывая карту вместе с Алексеем на разложенной у него на коленях планшетке. - А там либо засада, либо ничего. Дальше уже места не такие опасные.
  - Согласен, - он кивнул Климу и поднял руку вверх, в знак опасного места, чтобы все были на чеку.
  Проскочив поворот на средних скоростях, БМД едва не сбила женщину с двумя детьми.
  Девочка лет десяти, держалась за материн локоть, а на руках у женщины был грудной ребенок. Было видно, что они промокли насквозь.
  Женщина, что-то кричала на чеченском языке, но что именно разобрать было сложно, из-за рева техники. Махая свободной рукой, она пыталась остановить колонну. БМД снизила скорость, но продолжала двигаться в сторону женщины. Проехав вперед еще несколько метров и практически уперевшись броней в женщину с ребенком, машина остановилась. Ребенок заходился в плаче. Алексей поддался вперед, чтобы понять, о чем она хочет предупредить.
  - Уезжайте, они в лесу, - крикнула женщина, на вид ей было около тридцати лет. - Назад, назад!
  Алексей метнул быстрый взгляд в сторону леса и увидел белое облако, рассеивающееся под дождем. Раздался взрыв. Он обернулся назад, горел последний БТР. Людей разбросало по сторонам.
  - Дорогу блокируют, - крикнул Клим, - сейчас наш будет.
  - Убирайся, - рявкнул Алексей женщине и скомандовал, всем на землю. Началась перестрелка. Алексей перебежками и кувырками кинулся прочь от БМД, под прикрытие не больших валунов, стоящих на краю оврага. Он был уверен, что остальные сделали то же самое. Обернувшись, Алексей увидел то, что никак не могло произойти. Никита, вопреки приказу и инструкциям, пытался увести запуганную до смерти взрывом женщину и девочку с дороги, подальше от БМД. Алексей понимал, что их БМД должны были, по сути, взорвать первыми, но из-за женщины, взорвали последний. Она спасла им жизни.
  Женщина свободной рукой отбивалась от брата, оставаясь на месте. Тогда он схватил ребенка из ее рук и поволок девочку за собой. Женщина выхватила ребенка обратно и пыталась забрать девочку, но Никита отстранил ее собой. В это время ракета попала в первый БМД. Раздался взрыв. Алексей вжался в землю, чтобы защитится от осколков брони. БМД занялась огнем. Из экипажа вряд ли кто мог уцелеть. Практически тут же взорвались предпоследний и второй БТР. Краем глаз Алексей увидел, что дверь джипа открыта и Малюта отстреливается из калаша укрывшись за валунами. Он перевел взгляд на Никиту. Тот лежал на девочке, которая истерично рыдала. Бой начинал разгораться. Боевики обстреливали остатки оставшихся в живых с противоположной стороны оврага. До них было метров сто, не больше. Женщина лежала рядом с младенцем. Оба были мертвы. Алексей снова посмотрел на брата. Никита не шевелился. Сердце кольнуло холодом и не выносимой болью. Надо было убирать его из под обстрела чехов.
  Вдруг Алексей увидел, как Клим, по пластунский рванул к Никите.
  - Куда, .б твою мать?! - Заорал он, прикрывая парня очередью, - назад!
  Клим проигнорировал приказ, лишь повернувшись в его сторону и поползя дальше. Внезапно очередь прошла рядом с парнем. Тот замер и пополз снова. Опять очередь. Пулями зацепило обе ноги. Клим приподнялся и застонал от боли, потом вновь пополз на руках. Третья очередь настигла парня в нескольких метрах от Никиты. Клим обернулся в сторону Алексея. Их взгляды пересеклись, Клим чуть виновато улыбнулся и затих. Приказав двум ребятам прикрывать его шквальным огнем и подствольниками, Алексей рванул к джипу. Генерал посмотрел в его сторону и затем вновь начал стрелять. Несколько пуль попали в валун, и крошкой посекло Малюте лицо. Кровь сочилась по лбу и щеке. Генерал вытерся тыльной стороной ладони и жахнул из подствольника, зарядив следующую гранату.
  Алексей подобрался к джипу. Дверцы были закрыты. За водительским сидением сидел майор с перекошенным от страха лицом. Это был водитель.
  - Открывай, - рявкнул он ему. Тот судорожно помотал головой. По джипу прошла очередь, не дойдя до Алексея и обдав снопом искр. Тот пригнулся и снова выпрямился, ударив по стеклу прикладом. Сеть трещинок разошлась по окну, а Алексей приставил ствол калаша в плотную к стеклу.
  - Открывай сука! - проорал он и передернул затвор, целясь в водилу. Щелкнул замок и водитель скатился на землю, ему под ноги.
  Перепрыгнув через него, Алексей вскочил на водительское сидение, захлопнув дверцу. Тут же еще одна очередь прошлась по левому боку, выбивая искры. Алексей пригнулся, включая скорость. Стекло лопнуло и осыпало его осколками. Нога выжала газ.
  Джип взревел движком и с пробуксовкой, выплевывая комья грязи из-под протекторов колес, рванул с места. Через мгновение на том месте, где он стоял, раздался взрыв. Майора отбросило в сторону, то, что осталось.
  В считанные секунды Алексей закрыл корпусом машины Никиту от обстрела и бросился к нему. Перевернув его на спину, он освободил девочку и посмотрел на Никиту, подтащив к себе на колени. Изо рта брата текла алая струйка крови. Девочка, съежившись от страха и холода, прижалась к Никите: 'Он живой' - сказала, всхлипывая она.
  - Никита, - позвал Алексей. Брат открыл глаза и виновато улыбнулся:
  - Я ослушался приказа, - прошептал он побелевшими губами. Слова давались ему с трудом.
  - Ничего, ничего Никита, все нормально будет. - Успокаивал Алексей его.
  -Жива, - прошептал он, переведя взгляд на прижавшуюся к нему девочку и потрепав ее по волосам, выбившимся из под мокрого насквозь платка. Моргнув ей обеими глазами он снова улыбнулся. Собрал остатки сил и сжал мою ладонь: 'Держись Лешка'.
  Никита умер у Алексея на руках. Глядя в небо, голубыми, детскими глазами. Слезы навернулись у Алексея на глаза: ' Не уходи, не уходи, пожалуйста. Как же я без тебя. Ведь ты один у меня. Никита'. Алексей уткнулся в его плечо и тихо разрыдался. Вся Никитина жизнь прошла у него перед глазами. Первый класс с мамой за ручку с цветами и большим ранцем, первые аккорды на гитаре, дни рождения, его улыбка. Алексей скинул каску с Никиты и потрепал его по лысой с короткой стрижкой голове, как делал это раньше. Заглянул в его неподвижные, широко распахнутые глаза, вспомнил какими они были сияющими, когда он смотрел на него: 'Нету тебя братишка и пусто мне без тебя. Не улыбнешься, не нахмуришься'. Алексей вновь прижал брата к себе. Боя он не видел. Ему было все равно. Постепенно Алексей начал приходить в себя и на смену горю, охватившему его, пришла злость и ненависть: 'Двадцать лет, двадцать лет пацану, он же вашу девчонку спас, зачем стреляли, она же ребенок, звери, суки'.
  Алексей схватил автомат и с колен, начал в ярости палить по кустам. Когда закончился один магазин, вставил другой. Ярость захватила его. Он хотел убивать. Последнюю очередь Алексей уже расстрелял вверх, оря и выпуская все, что накопилось в душе, вместе со свинцом, улетавшим в небо. Ствол автомата шипел под дождем, вокруг валялись пустые рожки. Из-за дождя, уже в нескольких метрах не было ничего видно.
  Бой стих. Ребята подтягивались к джипу и к Алексею. Образовалось полукольцо. Девочка прижимала к груди мертвого ребенка, завернутого в одеяльце, и гладила ладошкой по щеке брата, что-то шепча ему и кивая, время от времени всхлипывая.
  Автомат в очередной раз щелкнул пустым затвором, и Алексей отбросил его в грязь. От автомата шел пар. Опустошенный, Алексей сидел на коленях с Никитой и смотрел, как стягиваются парни вокруг него.
  - Леха, все, все братишка. - Кто-то тряс его за плечо. Он поднял голову и увидел Зубра. Увидев вокруг себя знакомые лица, Алексей окончательно пришел в себя, и, отпустив Никиту, поднялся. Ноги еле разогнулись.
  - Какие потери? - охрипшим голосом спросил он.
  - Наших восемь и у ОМОНовцев десять. - Зубр вопросительно смотрел на Алексея.
  - Восемнадцать человек из тридцати пяти. Твою мать, - Алексей стиснул зубы и качнув головой, зло выматерился. - Где генерал?
  - Лежит у валунов, - кивнул один из парней.
  - Двухсотый?
  - Нет, ранен в плечо.
  - Здесь все зачистили, проверили?
  - Да, 55 тел нашли вроде никто не ушел.
  - Значит так. Зубр, радируй в часть, попали в засаду, потери пятьдесят процентов, дашь координаты, пусть высылают транспорт за двухсотыми. Раненых забираем с собой, кто может двигаться.
  - Леха, рация в БТРе сгорела. - Зубр растерянно смотрел на Алексея.
  - Посмотри в джипе. Там все равно связь должна быть. Остальные построились.
  Парни послушно сгруппировались. Рассчитались по порядку. Семнадцать человек. Выяснилось, что один БТР на ходу. Алексей приказал погрузить генерала на заднее сидение джипа, и сесть рядом двум бойцам. Шерхан сел на переднее, а Алексей на место водителя. Пять человек на БТР, остальные ожидают технику и помогают грузить убитых и тяжело раненых.
  Сев в машину Алексей посмотрел на брата. Сглотнув ком горечи, вставший в горле, он захлопнул дверцу и тронул машину с места. До села оставалось километров двадцать.
  Приехав в село, Алексей направил машину к больнице, выгрузил генерала и оставил девчушку. Затем поехал в часть, дислоцировавшуюся в этом селе. Доложил о прибытии и, выйдя на крыльцо штаба к своим бойцам сел на ступеньки. Дождь уже кончился и небо начало прояснять. Надо было переодеться и чего-нибудь пожрать, только вот аппетита не было вообще. Перед глазами стоял Никита. Алексей закурил и сделал глубокую затяжку, выпустив сизое облако дыма. Парни присели рядом и тоже закурили.
  Через несколько минут из штаба вышел капитан и приказал следовать за ним. Алексей бросил окурок и вернулся в штаб. Там его попросили показать на карте место, где они попали в засаду, что бы выслать туда отряд, для ликвидации остатков боевиков. Алексей тут же просился с ними, но ему дали отбой.
  К вечеру отряд был уже у себя в части. Никиту и остальных ребят отправили по домам 'грузом 200'. У Алексея началась депрессия. Парни демобилизовались один за другим, скоро пришла его очередь. Алексею выдали документы. Домой ехать не хотелось. Что он сестре скажет. Как в глаза ей посмотрит.
  Однажды в часть заехал Малюта, вызвал Алексея к себе. Выгнал всех из кабинета. Подошел и обнял. Алексей слегка опешил.
  - Присаживайся, Алексей, - генерал махнул рукой в сторону стула, стоявшего напротив его стола. Алексей присел. Генерал достал из шкафа коньяк и налил в два больших стакана. Поймав его неуверенный взгляд, он усмехнулся: 'Я тебе жизнью обязан. Говорят, ты в том бою родного брата потерял? А я сына. В девяносто четвертом. Он офицером был. Боевым, честным. Не хотел за моей спиной отсиживаться' Алексей с генералом подняли стаканы и махом выпили.
  - Какие планы? У тебя скоро контракт кончается. Чем планируешь заняться?
  - Не знаю товарищ генерал-майор. Я еще не думал если честно.
  - Алексей, зови меня Виктор Данилович. Может, я помогу тебе? У меня большие связи наверху в Москве.
  - Спасибо Виктор Данилович, не надо. Я сам хочу в своей жизни разобраться.
  - Уважаю, - кивнул генерал, - кстати, ты знаешь, зачем так важно было, чтобы я попал в это село?
  - Нет. Это был приказ, а я человек не любознательный.
  Генерал несколько секунд пристально смотрел на Алексея, затем покачал головой.
  - Ладно Алексей, не буду тебя задерживать, - генерал поднялся и подойдя к Алексею пожал руку.
  - Всего доброго, - Алексей улыбнулся и вышел. Офицеры стояли на крыльце и с интересом разглядывали его, а потом молча зашли в штаб.
  
  
  Глава 5: ПЛЕН
  Через месяц Алексей уволился. Попрощавшись с ребятами на взлетке, он сел в вертушку и еще с пятью пацанами, отправился в Грозный, чтобы сесть на поезд, идущий до Москвы.
  Вертушка набрала высоту и понесла в город. Когда до Грозного оставалось двадцать минут лету, вертолет сильно тряхнуло, раздался хлопок, и запахло гарью. Вертолет стало трясти и он начал терять высоту. Один из срочников начал вопить, что вертушку сбили, хотя это итак было ясно как день. Перед самой землей вертолет завис на мгновение и рухнул. Несколько секунд Алексей не мог прийти в себя, в салоне воцарилась суматоха, двоих убило сразу, а третий был ранен. Через искореженный корпус, ему и еще двоим, удалось выбраться на землю. Ноги болели неимоверно, но переломов, скорее всего не было. Он едва отполз на несколько метров от разбитой вертушки, как раздался взрыв. Вертолет подняло в воздух и опустило вниз, разметав вокруг множество элементов обшивки и внутреннего оборудования.
  Видимо, то ли чехи добивали, то ли боекомплект на вертолете детонировал. Алексей получил удар по голове и потерял сознание.
  Алексей понятия не имел сколько он был без сознания, но, придя в себя, обнаружил, что находится в дощатом сарае, лежа животом на земле. Слышно было, как блеяли овцы и лаяли собаки. Голова жутко раскалывалась. Руки за спиной, связаны в запястьях.
  Открыв глаза, Алексей увидел перед собой паренька, а рядом еще одного, они оба летели с ним. Превозмогая боль во всем теле, Алексей попробовал сесть уперевшись спиной о стену. Сев он увидел еще одного парня. По виду он был контрактником, так же как и Алексей. Холод пробирал до мозга костей. На Алексее была лишь тельняшка и спортивные, широкие брюки. На улице стоял ноябрь, хотя заморозков еще не было.
  Все трое парней разглядывали Алексея с неподдельным интересом. Он читал в их глазах то уважение и восхищение, то сочувствие и сострадание. Сначала Алексей не мог понять, чем вызвал такой интерес. Вроде бы один из них. Потом он поймал взгляд контрактника. Тот с интересом поглядывал на его предплечье. Алексей тоже посмотрел и все понял.
  - Твою мать, - зло выматерился он, и ткнул ногой пустой ящик, что стоял рядом с ним. Тот отлетел в сторону и с треском раскрошился. Ногу пронзила острая боль. Алексей застонал и расслабился.
  За день, накануне последней спецоперации, Никита предложил сделать на предплечье всему их братству призраков татуировку в виде 'призрака'. Все-таки последняя операция и разъедутся по всей матушке России. А это память. Идею поддержали почти все. Сказано - сделано. Получилось зловеще. У них в отряде был художник. Талантливо рисовал.
  Теперь Алексей понял, чем вызван такой к нему интерес. Боевики то же видели. Значит, пощады не будет. 'Во блин попал'.
  Послышались приближающиеся шаги. Скрипнул замок и дверь распахнулась. Яркий свет ударил в дверной проем, и Алексей зажмурился, пытаясь разглядеть вошедшего боевика.
  - Зачем шумите, смерти быстрой хотите? - зашипел он на ребят.
  - Бушлаты хоть дайте, - попросил контрактник.
  - Зачем собаке бушлат? Скоро мертвый будешь. - Боевик сплюнул в сторону и тут он заметил Алексея. - Очнулся призрак. Давно хотели мы хоть одного из ваших поймать. Совсем псы оборзели.
  Чеченец выматерился и приблизившись к Алексею передернул затвор автомата. Ствол холодной сталью обжог ему лоб.
  - Боишься? Я б тебя прямо сейчас пошинковал.
  - Ну, так давай, вам ведь Коран наверно не запрещает связанных убивать.
  Чеченец заматерился на своем языке и ударил ногой в живот. Алексей охнул и согнулся.
  - Не трогай его, он же пошевелиться не может, - вступился за парня контрактник.
  - Я сейчас и тебя угощу, - рыкнул чеченец и собирался направиться в сторону парня. На несколько мгновений он заслонил собой свет, и Алексей смог открыть глаза. Боевик стоял ко нему спиной. Алексей сделал подсечку, зная, чего ему это будет стоить. Заорав вместе с падающим боевиком. Раздалась очередь. Боевик рухнул на землю. На выстрелы в сарай примчались еще двое боевиков. Они наставили на ребят свои стволы и помогли подняться упавшему чеченцу. Тот встал и кинулся с пинками на Алексея.
  - Остановись Рамазан, он Тагиру живой нужен, - оттаскивая в сторону, успокаивали его боевики.
  - Я ему десять таких приведу, отдайте мне его, - хрипел, вырываясь чеченец.
  - Таких, нет. - Оборвал его другой. - Тебе Тагир башку снесет если что. Ты этого хочешь, да?
  Боевик успокоился.
  - Вы бушлаты нам дадите, а то казнить некого будет к завтрашнему утру. - Встрял контрактник.
  - Со смертью шутишь, - огрызнулся один из боевиков.
  Выйдя из сарая, они закрыли дверь и вскоре удаляющиеся шаги исчезли в звуках доносившихся с улицы.
  - Не повезло тебе, - обратился к Алексею контрактник.
  - А тебе? - усмехнулся он.
  - Как тебя зовут, откуда ты? - поинтересовался парень.
  - Алексей. Из Москвы я, а ты?
  - А я с Тольятти, Андрюхой звать. - Парень вздохнул.
  - Надо вместе собраться спинами, а то замерзнем, - предложил Алексей.
  - Давай, - кивнул Андрей и стал подбираться к центру сарая. Два срочника тоже последовали его примеру. Я, превозмогая боль, на коленках подполз к ним и мы прижались друг к другу. Стало теплее.
  - А вы ребятки кем будете? - поинтересовался Андрей.
  - Меня Саня зовут, я из Москвы тоже. - Ответил один.
  - А я Леха, из Волгограда. - Ответил второй.
  Ребята сидели и вспоминали про гражданку. Как мечтали вернуться домой. Кто-то из ребят начинал травить анекдоты или смешные истории, но смеяться не хотелось, все думали об одном. Что дальше?
  Вечером, когда уже начинало темнеть, пришли трое боевиков принесли бушлаты, и, подняв пинками срочников, забрали с собой.
  - Жалко пацанов, салаги совсем. - С тоской произнес Андрей.
  - Убьют только одного, - ответил Алексей. - Второму предложат написать или позвонить домой. И за кругленькую сумму его отпустят. Если родные насобирают.
  - Откуда ты знаешь? - Удивился парень.
  - Это обычная практика у боевиков. К тому же принесли только три бушлата, а нас четверо.
  - Понятно. Ну, нас то они точно грохнут? - В голосе Андрея чувствовалась надежда, что Алексей его опровергнет.
  Алексей промолчал и Андрей, поняв, что он прав тяжело вздохнул. Алексею страсть как хотелось в туалет. Но как это осуществить самому, даже в голову не приходило. Пришлось попросить парня помочь. Тот встал и пятившись задом помог ему.
  - Может ты тоже хочешь? - спросил Алексей.
  - Нет. Я уже сходил, - с усмешкой произнес он.
  - Покурить бы и пожрать, а там и помирать веселее. - Вздохнул Алексей, пытаясь улыбнуться.
  - Веселуха, - буркнул Андрей и усмехнулся.
  Где-то через пару часов, когда уже было почти темно, раздались шаги и в сарай открыв дверь втолкнули паренька. Это был Сашка. Включили свет и ребята увидели, что у парня все лицо и грудь залиты кровью. Парень был практически в бессознательном положении. Он двигался чисто механически. Упал, поднялся, начал бродить перед стеной. Споткнулся, снова упал.
  - Сядь! - Рявкнул боевик, который привел его. Парень глупо посмотрел на него и сев принялся раскачиваться из стороны в сторону, что-то мыча под нос, закрытыми глазами.
  За боевиком пришла женщина. Запахло едой. Женщина развязала руки Андрею и тот, одев бушлат, под прицелом двух 'калашей', направился к Алексею.
  - Стой неверный. Его развязывать не велели, ешь, - чеченец кивнул в сторону котелка.
  - А как он бушлат оденет и есть будет? - Андрей вопросительно посмотрел на боевиков.
  - Ты его покормишь? - усмехнулся один из боевиков.
  - А бушлат? - не унимался Андрей.
  - Слушай пес, ты меня утомлять начинаешь, не хочешь есть, ну так мы унесем обратно. Скажи Тагиру спасибо.
  - Я даю слово, что только одену бушлат и вы завяжете мне снова руки, - заговорил Алексей.
  - А тебе никто слова не давал, шакал. Ладно одевайся, - кивнул Андрею на Алексея один из боевиков. - Когда предстанешь перед Всевышним, замолви за меня словечко. Меня Шамиль зовут, запомнил?
  -Да, - буркнул Алексей, освобождая от веревок руки и растирая запястья.
  -Одевайся, - рявкнул один из боевиков.
  Одевшись, Алексей послушно завел руки за спину и один из боевиков снова связал руки. Андрей поел и покормил Алексея.
  - Можно покурить? - Спросил Андрей, увидев как один из боевиков закурил.
  - Слушай, а может тебе бабу сюда привести? - усмехнувшись спросил боевик.
  - Ты знаешь, я подумаю, - ответил парень.
  - Слушай он издевается, - взбесился один из боевиков и ринулся было к парню, но второй чеченец его остановил. Ребятам сунули по сигарете в зубы и прикурили. После трех затяжек, голова закружилась, перед глазами все поплыло.
  - Совсем щенок ваш слабый, - кивнул в сторону паренька боевик, - как таких воевать берут, ему только мамкину титьку доить, а не автомат держать. У нас в таком возрасте уже по несколько неверных заваливают.
  - Его не взяли, его отправили, как мясо, - буркнул Андрей, загоняя сигарету в уголок губ и морщась от дыма, попадавшего в глаза.
  - Мясо и есть, - сплюнув боевик развернулся, и, дождавшись когда ребята затушат окурки, вышел из сарая после женщины и еще одного чеченца. - Завтра ваш черед, - указав на паренька, кивнул парням боевик и закрыл дверь.
  - Ты живой? - спросил Андрей пацана. Тот никак не прореагировал, продолжая раскачиваться и мычать, что-то себе под нос.
  - У него шок, оставь его, - посоветовал Алексей Андрею.
  - Суки, - процедил парень. - Ничего святого.
  Алексей не знал сколько прошло времени, они начали уже засыпать, как вдруг тихо сидевший в углу Сашка, заревел.
  - Сань, успокойся, все нормально. - Попытался Алексей его успокоить.
  - Нормально? Когда человека по горлу и у него кровь оттуда, а он клокочет. Это нормально? Это очень не нормально. А потом... а потом он упал, а... а они его по животу. Там... там эти внутренности... они их на землю... на землю как у поросенка, а он еще живой, он на меня смотрел, а... а - Рвота не дала говорить Сашке, он зашелся в кашле и снова сквозь рев стал вспоминать, он снова все это переживал, - а потом, меня туда... туда к нему в живот, где это...это все было у него, головой сунули, - снова кашель, не дал ему продолжить. Сашка давно уже не ел и в желудке было пусто, но его продолжало выворачивать на изнанку,- они мне жри мол, я не могу, так...так нахлебался этих...этого...- снова последовали рвотные судороги.
  - Ладно хватит, - остановил Алексей его, - сколько они попросили?
  - Пятнадцать штук, - выдавил Саша.
  - 'Зеленых'? - оторопел Андрей.
  - Да.
  - Соберут? - Алексей знал, что да, иначе его бы не привели сюда.
  - Да. У меня отец, директор фирмы.
  - Не, нормально. А че он тебя от армии не откосил? - удивился Андрей.
  - Он у меня принципиальный. Сказал, что пока не отслужу, мужиком не стану.
  - Нормально, - было видно, что Андрей вообще уже ни во что 'не въезжает'.
  - Ладно Сань, успокойся, скоро домой поедешь. - Алексей закрыл глаза и вспомнил свой дом, Никиту и к горлу подкатил комок.
  Днем в сарай пришли трое боевиков и забрали Андрея. Перед уходом парни встретились глазами и поняли, что больше уже не увидятся. Андрей усмехнулся. Дверь закрылась и в сарае снова воцарилась тишина. В соседнем сарае блеяли овцы. Разговаривали люди. Лаяли собаки, словом, жизнь в селе продолжалась своим ходом.
  - Куда они его? - тихо спросил Саша, нарушив тишину.
  - Не знаю, - Алексей пожал плечами, наверно к Тагиру. Ему не хотелось говорить на эту тему.
  Парень это почувствовал и, опустив голову, ушел в свои мысли. Вскоре пришла женщина и принесла еду.
  - Будешь есть? - спросила она у парня.
  - Нет, - тот покачал головой.
  - Ну, как знаешь, - женщина подошла к Алексею и принялась кормить его с ложки. Боевики зло смотрели на него.
  - Ты видел как призрака, кормят с ложечки? - спросил один другого, усмехнувшись. Кусок хлеба застрял у Алексея в горле, и он закашлялся.
  - Вы что, хотите, чтобы он подавился и Тагир снес вам головы? - возмутилась женщина.
  - Молчи женщина, - огрызнулся один из боевиков и, закурив, вышел на улицу. Второй последовал за ним.
  - Жалко мне вас, - произнесла женщина.
  - Почему? - удивился Алексей, - вы ведь не любите нас, русских?
  - Это они, вас не любят, - женщина кивнула в сторону боевиков, - а нам матерям, тяжело. Любой человек чей-то брат, сын, муж, отец. Тебя хочет видеть Тагир. Он очень интересуется тобой. Думаю, ты жив только поэтому.
  - Все хватит, - в сарай зашли боевики. Женщина поднялась и вышла на улицу, прихватив с собой кухонную утварь.
  Через час, в сарай зашли те же боевики и велели Алексею идти с ними. Он с трудом поднялся и вышел на залитый солнцем двор. Зажмурившись от яркого света, Алексей остановился и вдохнул чистый, свежий воздух. В спину сразу уперся ствол: 'Иди не останавливайся'
  - Куда? - спросил Алексей.
  - В дом, - ответил чеченец, - и смотри без глупостей, а то изрешечу призрак.
  Алексей поднялся по крыльцу и зашел в полумрак дома. Глаза никак не хотели снова привыкать к темноте. Ствол уперся в спину.
  - Иди, - сквозь зубы процедил боевик за спиной и жестко ткнул рукой в спину.
  Алексей поддался в перед и через несколько шагов начал различать контуры и очертания предметов находящихся в коридоре. Идти стало проще. Пройдя еще шагов пять, Алексей уткнулся в закрытую дверь. Чеченец крикнул, чтобы дверь открыли и она приотворилась, пропуская в темный коридор поток дневного света. С другой стороны дверей стоял еще один боевик с 'калашом' на перевес. Слышны были детские смеющиеся голоса, и войдя в квартиру Алексей увидел четверых играющих в жмурки детей. Девочка лет десяти, с повязкой на глазах, бегала за тремя детьми, которые весело смеялись, когда она в очередной раз промахивалась.
  Увидев Алексея, дети остановились и притихли. Девочка, бегавшая с повязкой на глазах, остановилась, услышав, что игра прекратилась. Она сняла повязку и повернулась в его сторону. Увидев ее, Алексей то же остановился и впился в ее лицо глазами. Эта была та самая девочка, которую спас Никита.
  Девочка еще с мгновение смотрела на Алексея, а потом молча подошла и обняла за талию, запрокинув голову, заглядывая в его глаза. Боевики опешили, и растерянно смотрели на всю эту сцену. Затем один из них, что-то сказал девочке, видимо, чтобы она отошла, но девочка огрызнулась и, взяв Алексея за связанные запястья, повела в ту сторону, куда его вели чеченцы.
  Комната, где находился Тагир, была в конце коридора. Первый чеченец открыл дверь и девочка, отпустив Алексея, прошмыгнула в нее. Она обежала стол, за которым тот сидел, и прижалась к нему, что-то тихо говоря и изредка поглядывая в сторону Алексея. Тагир задумчиво перевел взгляд с нее на парня, внимательно разглядывая. Через минуту девочка закончила. Тагир внимательно посмотрел ей в глаза. Поцеловав ее в лоб, он повернулся к Алексею, уперев локти в стол и сжав кисти в замок, прислонив их к губам. С минуту он смотрел ему в глаза жестким колючим взглядом. В комнате повисла гнетущая тишина. Алексей не отводил взгляда и чувствовал ту внутреннюю силу, которая исходила от этого человека.
  Тагиру на вид было лет пятьдесят, может старше. Аккуратно одетый, причесанный. Черная с проседью бородка, подстрижена треугольником, переходящим в узкие бакенбарды. Широкий лоб и оставшиеся по краям головы черные, как и бородка с проседью волосы. На столе лежали очки. Алексей бы сказал, что Тагир больше походил на уважаемого профессора, чем на лидера бандформирования.
  - Присядь, - Тагир кивнул в сторону стула, стоявшего напротив стола.
  - Пусть мне развяжут руки, - попросил Алексей.
  Тагир снова оценивающе посмотрел на него, а Алексей получил чувствительный удар под колени сзади. Застонав, он упал на пол. Падая, Алексей увидел, как девочка всхлипнула и зажала ладонями глаза.
  Тагир что-то зло сказал чеченцу, который ударил Алексея, на что тот неодобрительно огрызнулся, но парня тут же подняли и развязав руки посадили на стул.
  - Алексей, моя внучка поведала мне интересную историю. Ты в том бою потерял близкого человека?
  - Это был мой брат. Он спас твою внучку, от твоих же людей. - Ответил Алексей хмуро, растирая запястья.
  - Я хочу услышать, как это было?
  - А разве тебе не рассказали? Ведь ты спланировал этот бой.
  - Ты ошибаешься Алексей. Я не планирую эти операции. Я вообще к ним никакого отношения не имею. Об этой операции я узнал, когда ко мне привели внучку. Не ужели ты думаешь, что преподаватель истории, который всю жизнь посвятил себя детям, станет убивать? Война не обошла меня стороной, я потерял всех близких. Дина, моя внучка - это все, что у меня осталось. Алексей, я уважаемый человек в нашем селе, ко мне приходят люди со своей бедой, и я помогаю решать им их проблемы. Но война, это не мое.
  - Ты можешь поверить своей внучке, она все знает.
  - Она смотрит на все женским взглядом. К тому же она еще ребенок.
  - Хорошо. Только можно закурить? Мне тяжело вспоминать.
  - Я освежу твою память, собака. - Услышал Алексей голос одного из боевиков возле своего уха.
  -Умар! - Рыкнул на чеченца Тагир.
  Чеченец зло сверкнул глазами и отпрянул от парня. Похоже что Тагир действительно имел большую власть в этом селе.
  - Дайте ему сигареты, - произнес Тагир и глядя на Алексея, добавил, - Только учти, если Дина скажет мне, что в твоих словах есть ложь, клянусь тебе Аллахом, ты будешь умирать медленно. И твой бог тебя не спасет. Начинай говорить.
  - Мы сопровождали генерала Малюту. Это была наша последняя операция, - начал Алексей, закуривая и несильно затягиваясь, дым обжег легкие и он с шумом выдохнул его, голова закружилась от долгого никотинового голодания, - мы знали что в нескольких местах могут быть засады и были готовы ко всему. Но когда в одном месте мы выехали на машинах за поворот, то увидели женщину с грудным ребенком на руках и девочкой лет десяти. Я руководил этой операцией и ехал в голове колонны. Мы даже сначала немного растерялись от такого поворота событий. Если бы эта была шахидка, все ясно. Но дети? Это не шло, ни в какие понятия. Я остановил колонну, потому что понял, женщина с дороги не уйдет. Она кричала нам, а мы медленно на бэхах приближались к ней. По ее жестам я понял, что дальше ехать нельзя. Мы подъехали к ней в плотную, и я собирался спросить, что это все значит, но тут взорвали нашу последнюю машину, блокируя отходы назад. Я успел скомандовать, чтобы все уходили с машин, и сам спрыгнул, Никита, мой брат, шел за мной следом. Он схватил ребенка у женщины с рук и хотел увести ее. Но женщина не уходила. Она очевидно считала что рядом с ней бэху не подорвут. Она выхватила ребенка обратно, а брат схватил девочку и отвернул от машины. В этот момент началась стрельба и головную машину взорвали. Осколками брони убило женщину и ребенка. Никита успел закрыть собой девочку. Но бронник не выдержал, и его тоже прошило осколком. Он упал на землю, а девочка оказалась под ним. Это во время боя спасло ее от пуль. Когда бой закончился, Никита передал мне на руки эту девочку, а сам умер.
  Алексей затушил окурок. Пальцы дрожали. Он снова вынул сигарету из пачки и закурил.
  - Генерал был ранен, но остался жив, и вы привезли его на конечный пункт. - Продолжил за Алексея Тагир.
  - Да, - кивнул тот и выдохнул дым, - девочку я взял с собой, а брата вместе с женщиной и ребенком приказал грузить в вертушку и везти в часть.
  Тагир молча смотрел на Алексея, а тому было уже все равно. Алексей лишь изредка отрывал взгляд от пепельницы на столе, чтобы посмотреть на девочку. Она пережила тоже что и он.
  Чеченец повернулся к внучке и спросил ее о чем-то. Та ответила и отрицательно покачала головой. Тагир молча кивнул ей и порывшись в столе вынул какой-то документ. Это оказался военный билет Алексея. Тагир вынул из нее фотографию, где Алексей с братом стояли в Александровском саду в Москве у фонтана, положив друг другу руки на плечи. Фотографию сделала Светка в последний день, перед тем как Алексей ушел в армию.
  Тагир показал фотографию Дине. Та схватила ее и ткнула в брата пальцем, а потом подошла к Алексею и отдала фотографию ему в руки. Алексей посмотрел и вспомнил тот вечер. К горлу подкатил комок. Навернулись слезы. На фото они с Никитой стояли и улыбались. Какой же он был еще молодой. Тоска и злость охватила сердце.
  Чеченец отправил девочку из комнаты и обратился к одному из стоявших за спиной Алексея боевиков. Голос у него был требовательный и злой. После этого боевик выскочил из комнаты, а второй остался стоять за спиной у парня.
  - Вся наша жизнь, Алексей, построена на обычаях, - поднявшись из-за стола и повернувшись к стене, что была у него за спиной, произнес глухим голосом Тагир. Алексей посмотрел на него.
  На стене была внушительных размеров коллекция холодного оружия и старинных ружей и пистолетов, еще на верно с времен Лермонтова, когда тот воевал на Кавказе. Когда я увидел эту коллекцию, она меня невольно захватила.
  - Еще мой прадед начал коллекционировать всю эту красоту, - с этими словами Тагир снял со стены массивный кинжал. И сев обратно за стол медленно вынул его из ножен. - Этот кинжал принадлежал ему самому.
  Тагир любовался полированной гладью клинка, взвешивая его в руке. Пальца крепко держали рукоять.
  - Его ни разу не точили, но он все равно очень острый. - С гордостью произнес Тагир и с грусть добавил, - к сожалению, таких клинков уже больше не делают. Перевелись мастера. А секреты утрачены. - Тагир протер фланелью клинок и положил его на стол рядом с ножнами.
  В этот момент в дверь вошли двое боевиков, Алексей обернулся. Первый был тот кого Тагир назвал Умаром, второго я не знал. Между вторым и Тагиром возникла перепалка. Вернее Тагир разговаривал жестко и спокойно, а боевик почти срывался на крик. Алексей ни слова не понимал из их разговора.
  Тагир поднялся из-за стола, а Алексей услышал движение позади себя и в следующее мгновение боевик захватил его шею левой рукой, а правой хотел ударить вдруг появившимся у него ножом. Алексей сделал блок правой рукой и остановил удар ножом.
  - Ты все лжешь собака, - хрипел Алексею на ухо боевик, - Тагир, разреши я прирежу его.
  Правой рукой Алексей держал его руку с ножом, а левой пытался ослабить удушающий захват. Затем освободил левую руку и резко вышиб нож. Вывернул его запястье левой рукой. Раздался хруст. Боевик взвыл от боли, но все равно еще все весом прижимал Алексея к стулу, хотя хватка ослабла. Алексей собрал остатки сил и схватив его за голову, резким движением перекинул через себя на стол Тагиру. Тот рухнул спиной на столешницу, а Алексей схватил положенный Тагиром на стол кинжал и со всей силы ударил в грудь боевика. Тяжелый клинок вошел в тело как раскаленный нож в масло и вышел снизу столешницы. Голова боевика свесилась со стола, а руки раскинулись по столу. В горле заклокотало и струйка крови потекла изо рта. Тело забилось в судорогах и через несколько мгновений стихло, лишь изредка подрагивая. Лужица крови под столом становилась больше и больше. В том месте где клинок прошил столешницу, тоже засочилась кровь. В комнате царила гробовая тишина. Слышно было, как крупные капли падают на пол. Алексей подошел к столу, выдернул клинок и в это время щелкнули затворы 'калашей', но Тагир криком и жестом остановил боевиков. Алексей обтер клинок об одежду мертвого боевика и положил клинок рядом с ножнами где он лежал, а затем, взяв тело за грудки, скинул со стола. Потом он взял сигарету, закурил и посмотрел на чеченца. Тот буравил Алексея взглядом и он понял, что сделал все правильно.
  - Подойди сюда, - тихо произнес он, а затем обратился к боевикам. Те убрали автоматы за спины и, взяв тело, поволокли из комнаты. Алексей подошел к Тагиру, тот стоял у окна.
  - Это был человек, который взорвал БМД рядом с моей дочерью и твоим братом. Мы живем по обычаям, - повторил он, - и порой эти обычаи жестоки, но они справедливы. Его нужно было наказать. Твой брат и моя дочь погибли вместе из-за этого человека.
  - Кровь за кровь? - уточнил я.
  - Да. Кровь за кровь.
  - А его родственники не будут тебе мстить или мне?
  - Нет. Он наемник. Да и это не по обычаю. Иначе будет война между семьями. Им и мне это не нужно.
  Повисла тишина. Тагир думал о чем-то своем, глядя в окно. За окошком суетились женщины, бегали собаки, играли дети. Хотя стоял ноябрь, днем на улице было тепло. Желтая листва деревьев колыхалась под осенним ноябрьским ветерком.
  - Ты наверно хочешь знать, что с тобой будет дальше? - нарушил тишину Тагир.
  - Да.
  - Я отпускаю тебя.
  - Вот так, просто?
  - Нет, ты знаешь почему?
  - Догадываюсь.
  - Хорошо я поясню. У меня погибла дочь и внук. Осталась внучка. Благодаря твоему брату. Но его нет в живых, он сам погиб. Я возвращаю долг. Тебе. Ты понимаешь?
  - Да, Тагир, я понимаю. Можно вопрос?
  - Что ты хочешь знать?
  - Ты не лидер бандформирования, но боевики, которые устроили засаду, подчиняются тебе. Хотя по идее, они к тебе ни какого отношения не имеют, если с твоих слов ты все это не организовываешь. Я ничего не понимаю. Какая связь у тебя с ними и почему нас пленных привели к тебе?
  - Конечно туманно, но я тебя понял, твой вопрос. Это не мои боевики. Они сами по себе. Мы с ними как бы соседствуем. У меня большой дом, здесь у них что-то на вроде базы или штаба. Они помогают поддерживать порядок в селе. У нас нет ни краж, ни убийств, ни прочего криминала. Если кто-то проворовался или нахулиганил, жители ведут его ко мне. Я осуществляю здесь правосудие. Не по тому суду, который принят у вас, а по-нашему. Они воюют с вами без меня. Я в этом не участвую. Не осуждаю, но и не одобряю их. Они все практически из окрестных сел, я учил их детей.
  - Как ты допустил, чтобы убили контрактника и срочника?
  - Алексей, я повторяю, они мне не подчиняются. Я не вмешиваюсь в их дела. Просто с тобой другой случай. Ты руководил той операцией, где погибла моя дочь. Они привели тебя ко мне. Я мог бы им сказать, чтобы они разбирались с тобой сами. Но я хотел посмотреть на тебя, тем более Дина сказала, что один из ваших спас ее.
  - Но почему ты пошел на такое соседство. Зачем тебе это?
  - Почему? - Тагир посмотрел задумчиво куда-то мимо Алексея, а потом повернулся к окну. - До войны я работал учителем истории в местной школе и по совместительству был ее директором. Жена преподавала физику в старших классах. У меня было две дочери и два зятя. Старшая работала в магазине, а младшая в больнице, медсестрой. Первым я потерял зятя у младшей. Он работал в милиции. Его убили боевики, за то, что он работал с вами, русскими. Его патрульную машину обстреляли бандиты. Вместе с ним погибли еще двое русских и один чеченец. Ему было двадцать пять лет.
  Спустя полгода здесь была ликвидирована крупная банда. Я подозреваю, что вашим отрядом. Федералы так не работают. В соседнем лесу пастухи нашли пятьдесят человек. Все убиты. Но никто ничего не слышал. Через день пришли федералы и начали производить зачистку. Бригада дислоцировалась в пяти километрах от нашего села. Солдаты приходили за продуктами в наш магазин, где работала моя старшая дочь.
  Однажды она не вышла на работу, заболел пятилетний внук. Магазин был закрыт. К ней домой зашли двое пьяных русских федералов. Зять был на работе. Он инженер-строитель. Тоже русский, принял нашу веру, жил по нашим законам и обычаям. Он уехал в соседнее село. Они там больницу возводили. Кроме дочери и внука дома никого не было. Солдаты потребовали сдать оружие и боевиков. Только не боевики им нужны были. Они жестоко изнасиловали ее и продолжали издеваться над ней, когда приехал зять. Он набросился на солдат. Они устроили стрельбу в доме. Сначала убили зятя. От шальной пули через сутки в больнице скончался внук. После зятя они убили мою дочь. У дома собралась толпа селян. Они пытались достать солдат, но те отстреливались. Через час после всего случившегося прибежали мы с женой. Я не успел остановить ее, а она бросилась прямо к дому. Ее расстреляли у меня на глазах. Одного из солдат мы ранили, второй потребовал машину и, чтобы мы выпустили их, иначе внук умрет, от потери крови. Мы уступили. Солдаты уехали, оставив за поселком ребенка.
  Через день меня забрали в комендатуру по обвинению в предумышленном убийстве военнослужащего российской армии. Там меня жестоко избили, причем один из избивавших был тот второй солдат. Я не мог говорить. Мне сделали операцию по удалению правой почки. Случившееся в селе свалили на боевиков, еще орудовавших в местных лесах. Однажды я услышал, что боевики привели несколько пленных. Я пришел и узнал одного из солдат. Он тоже узнал меня. Я попросил автомат и расстрелял в упор всю обойму. С остальными боевики сделали то же самое.
  На следующий день начался обстрел артиллерии. Несколько снарядов легли аккурат в селе. Это было страшно. Разрушенные дома, рыдающие дети, взрослые. Стоны раненых. Меня мучил один лишь вопрос: 'За что?!' В чем наша вина перед вами? Ведь мы всего лишь пытаемся защититься. Мы не нападаем. Или вы хотите разорить улей и чтобы при этом вас не покусали пчелы? Так зачем его вообще разорять? Показать силу, доказать свою правоту?
  - На большой крови, делаются большие деньги. А мы только маленькие винтики в этом огромном механизме чьей-то грязной политической игры. - Произнес Алексей.
  - Но у нас есть своя гордость, своя независимость, которую нужно признавать. Мы маленький народ. Все устали от того произвола, что твориться здесь. Спроси любого, все равно кого, чеченца, осетина, русского, таджика: 'Хочешь ли ты умереть, точно так же как, твой друг умер сегодня у тебя на глазах? Ты хочешь мстить за его смерть, но завтра отомстят тебе, а? Ложиться спать и думать, что может быть, спишь в последний раз?'. Для всех наций война это трагедия. Это я говорю как историк. Что вам, русским и нам, чеченцам делить? Разве нельзя русскому жить в Чечне, а чеченцу в России? Или надо ткнуть пальцем и сказать: 'Ты живешь на моей земле, потому что она принадлежит России'. Разве десять, двадцать, сорок лет назад у кого-то возникал вопрос, на чьей земле мы живем? Наверно, главное все-таки 'как' жить? А где, может выбирать каждый из нас?
   Тагир смотрел на Алексея.
  - Я не знаю ответов на твои вопросы, - качая головой, ответил тот.
  - Я Алексей сам не знаю, ответов на свои вопросы.
  - Скажи, почему ты дал мне убить этого боевика. Если они сами по себе. И как они, это позволили?
  - Я повторюсь, этот боевик был наемником. Свои стрелять не стали бы. Я сразу его заподозрил.
  - Ты гарантируешь, что ваши меня не тронут.
  - Они отдали тебя мне, я тебя отпускаю. Я так решил. Что с тобой будет дальше мне не интересно. Я вернул долг. Все иди.
  - Прощай Тагир, - Алексей развернулся и двинулся к выходу.
  - Прощай 'призрак', и храни тебя Аллах.
  Алексей вновь прошел темным коридором и вышел на залитое солнцем крыльцо. Зажмурившись, он приложил руку к глазам, наподобие козырька, и посмотрел на сарай, где томился связанный пацан.
  - И тебя храни, - произнес Алексей, спрыгивая с крыльца, сам не зная, кому это больше адресовано.
  - Иди прямо, потом повернешь налево, - услышал он голос.
  Обернувшись, Алексей увидел боевика, который выносил тело от Тагира. Тот сидел в тени на лавочке, закинув одну ногу на нее и срезая тонкие ломтики с яблока ножом, отправлял их в рот.
  Алексей медленно 'выстрелил' в него из воображаемого пистолета и сдул дым со ствола. Прищурился. Лицо боевика перекосилось от злобы, он перестал жевать. В следующее мгновение, боевик метнул в Алексея нож. Тот уклонился, и перо вошло в стойку, которая поддерживала козырек у крыльца.
  - Ловкий, пес, - процедил чеченец сквозь зубы.
  - Не вставай, я обратно тебе его верну, - хмуро произнес Алексей, вытаскивая нож из дерева. В следующее мгновение он сделал обманный взмах рукой, и боевик опрокинувшись назад упал на обратную сторону скамейки, пытаясь увернуться. Алексей усмехнулся и метнул нож. Тот вошел точнехонько в то место где только, что сидел боевик, Только теперь голова боевика была на уровне скамейки, и нож вошел в дерево в тридцати сантиметрах от лица. Боевик вздрогнул от глухого удара и лишь, потом увидел нож. Лицо побелело от гнева, но Алексей уже направлялся туда, куда он сказал.
  Повернув налево, как и сказал ему чеченец, Алексей увидел, что до конца села идти примерно с полкилометра. Вздохнув полной грудью, он остановился и, закурив, направился по центральной улице в сторону ближайшей части. Скорее всего, он уже в списках погибших. И домой похоронку отправили, кроме военного билета ведь, все вещи в сбитом вертолете остались.
  
  Глава 6: ДОРОГА ДОМОЙ (часть первая)
  Алексей шел по центральной улице ведущей из села и думал о том, что скоро увидит сестренку, Москву. Когда до конца оставалось метров триста, Алексей стал замечать, что за ним из близлежащих домов подтягивается толпа местных жителей. С боков, вдоль дороги, передо ним тоже начал стекаться народ. Образовался коридор. Алексей насторожился. Бежать смысла не было. Могут выстрелить. С каждым шагом толпа сзади настигала и давила его, а живой коридор перед ним становился все уже. Люди шли молча. Алексей кожей чувствовал их сверлящие, буравящие его со всех сторон колючие взгляды.
  До конца села оставалось метров сто. По бокам дороги с обеих сторон толпился в молчании народ. В основном это были старики, женщины и дети. Тишину нарушал лишь хруст гальки под ботинками Алексея. Через пятьдесят метров он слегка сбавил шаг. Оставалось еще полсотни метров живой изгороди. Алексей был уверен, что никогда не забудет эти мгновения. Любой жест, любой не осторожный взгляд мог спровоцировать толпу. Злость и отчаяние скопившаяся сейчас на Алексее была настолько ощутима, словно материальна и ее можно было как пластилин резать ножом. Интересно Тагир предвидел такой расклад, Скорее всего да. Сердце стучало в груди, словно барабан, спина вспотела. Воротник начинал неприятно резать шею. Сейчас от людей можно было ожидать всего. В горле пересохло, так что язык присох к небу. Алексей упрямо смотрел только вперед и со стыдом понимал, что боится этих женщин и стариков, взгляд у него был как у затравленного волка.
  - Сынок, попей водицы, - услышал он позади себя пожилой женский голос. Алексей остановился и обернулся. Женщина лет шестидесяти, стояла в пяти метрах от него и протягивала прозрачную пиалу с водой.
  - Спасибо, - улыбнулся он и слегка расслабился, может и обойдется. Алексей вернулся и подошел к женщине.
  Продолжая застенчиво улыбаться, он протянул руку к пиале. В этот момент, женщина изменилась в лице. Выражение стало злым, глаза сверкнули огнем. Содержимое пиалы полетело ему в лицо. В последний момент Алексей заслонил лицо левой рукой. Кожа на руке и лице, куда попала жидкость, словно загорелось жидким огнем. Он закричал от боли. Чудом только Алексей успел зажмурить глаза и закрыть их рукой. Женщина бросила ему в голову пиалу. Та попала в лоб и разбилась. Алексей ничего не видел вокруг себя, лишь слегка приоткрыв глаза, он увидел в руках людей камни, которые они прятали за спиной. Женщина причитая набросилась на Алексея молотя его сухими ручонками. Алексей машинально оттолкнул ее. Та упала в пыль и заголосила Это стало последней каплей.
  В следующее мгновение булыжник угодил Алексею в живот, он согнулся и тут град камней посыпался на него. Толпа словно обезумела. Волна людских тел поглотила Алексея, сбила с ног. Алексей орал и пытался безуспешно закрыться от ударов. Его били все, кто мог до него добраться. Били всем, что попадалось под руки. Мгновение спустя он уже не мог, кататься по земле от боли. Последнее, что он запомнил это грубые мужские голоса. Видимо люди Тагира решили его спасти, вернее не допустить, чтобы 'мирные' жители, забили Алексея на территории села на смерть. Алексей почувствовал, как его подняли и грубо швырнули в кузов пикапа. Машина сразу рванула с места и он, приоткрыв залитые кровью глаза, увидел боевика, склонившегося над ним, потом удар в лицо и темнота.
  Очнулся Алексей от холода и окружавшей его сырости. Моросящий дождь, каждой каплей отзывался острой иглой на его сожженном лице. Сначала Алексей решил, что ослеп, но потом все-таки понял, что наступила ночь. Он попробовал пошевелиться, чтобы перевернуться на живот и подняться. Тело пронзила боль, и парень громко застонал. Еще немного полежав и отдышавшись, он убедил себя в том, что двигаться все равно придется.
  Превозмогая сводившую Алексея с ума боль, он поднялся. Куда идти Алексей не знал. Дорога уходила в темноту в обе стороны. Может его все-таки подбросили до ближайшей части. Или, скорее всего вряд ли.
  Возвращаться по этой дороге обратно в село Алексей не хотел. Пытаясь сориентироваться, он крутил головой вправо и влево. Решение пришло неожиданно. Поскольку он лежал на правой стороне дороги, значит его скорее всего просто выкинули с машины в лужу, возможно эта сторона дороги вела из села. Во всяком случае, хоть какое-то объяснение, почему Алексей пошел вправо, а не влево, было.
  Алексей не знал, сколько времени он брел по дороге делая наверно один километр в час. Постоянно падая в грязь или проваливаясь в лужи. Холода он не ощущал, не смотря на то, что Алексей был весь в грязи и сырой до мозга костей. Единственная мысль, которая его грела, это то, что он жив и скоро приедет домой, обнимет сестру. А еще закроется с бутылкой водки в ванной и не вылезет оттуда часов пять. Отмокая и расслабляясь. Алексей пытался улыбнуться, но губы обожгла острая боль. Он пытался провести языком по губам, но не смог. Язык практически не шевелился, зато Алексей обнаружил полупустые десны и осколки редких зубов. Из тридцати двух, у Алексея оставались лишь задние. Резцов не было вообще, клыков тоже, лишь один нижний остался, обломанный на половину.
  Алексей уповал на то, что его подберет патрульный БТР, который совершает рейды, для того чтобы ночью боевики не заминировали дороги. Днем, дорога довольно оживлена. Но машины не было. И ему оставалось только надеяться, что она все-таки появиться. Дойти до части самому Алексею было не реально. Силы покидали как вода дырявый сосуд. Алексей даже не знал сколько ему еще идти.
  Часа через два Алексей окончательно выбился из сил и присел на поваленное на обочине дерево. Часто дыша, он видел как изо рта шел пар. Тело било мелкой дрожью. Он даже губы сомкнуть не мог. В кармане Алексей нащупал сигареты, но они все сломались и превратились от сырости в кашу.
  Внезапно он услышал голоса. Два человека догоняли его с той стороны, откуда он шел. Двое мужчин разговаривали на чеченском языке. Скорее всего, они шли устанавливать мины. Алексей с трудом перевалился и улегся вдоль дерева на земле. Ждать пришлось не долго. Боевики, пройдя чуть вперед, остановились. Прислушались. Потом Алексей услышал, как звякнул металл. И в следующее мгновение понял, что они копают, тихо переговариваясь между собой. Алексей чуть привстал, чтобы разглядеть место, где они копали.
  Продолжая следить за ними, он услышал название одной из мощных противотанковых мин. Если БТР подорвется на ней, в живых не останется никого. А в радиусе нескольких десятков метров разбросает осколки. Боевики зачастую усиливали взрывную мощность мин, соединяя две мины в одной. Закончив ее устанавливать, боевики подошли к дереву, за которым лежал Алексей. Они присели на ствол и закурили, тихо общаясь между собой. Голос одного из них показался парню знакомым. Этот боевик указал ему дорогу. Алексей вспомнил его экипировку. На поясе у боевика висел нож. В это время раздался звук двигателя БТРа. Самое время. БТР мчался километрах в трех отсюда, следовательно, у Алексея на все про все было около четырех-пяти минут.
  Боевики насторожились, услышав вдалеке рев БТРа. Алексей исторг от боли дикий крик, вскочив на ноги и стянув одного боевика с бревна к себе. Выдернул у него из ножен нож. Сделав обманное движение, словно хотел нанести удар в живот, он резко изменил движение удара и полоснул по горлу, в то время как боевик хотел защититься от удара в живот. Кровь брызнула теплой струей и ударила Алексею в лицо. Причинив новую боль на сожженном лице, залепляя глаза. Боевик хрипя, задергался на земле, пытаясь руками закрыть смертельную рану. Второй от неожиданности отскочил в сторону, потом спохватился и вскинул автомат. Дернул курок, но видимо в суете, забыл снять с предохранителя. Воспользовавшись этой заминкой, Алексей метнул нож. Перо уверенно вошло в грудь боевику. Тот дернулся и в последний момент успел нажать курок со снятым предохранителем. Раздалась очередь, и парень взвыл, почувствовав, как обожгло левый бок. В глазах помутнело, но звук БТРа вырвал Алексея из почти бессознательного состояния. Боевик, держась за рукоять ножа, опустился на колени, а затем завалился на бок.
  Сориентировавшись, Алексей перелез через бревно, и, собрав остатки сил в кулак, опираясь на подобранный автомат, направился к тому месту, где была заложена мина. БТР был совсем рядом. Если Алексей опоздает, его зацепит осколками, да он итак бы уже не дотянул до утра. До мины оставалось метров пятнадцать, а БТР вот-вот должен был показаться из-за поворота. До мины он долетит в пять секунд. Алексей не мог от боли даже стиснуть зубы, потому что их не было. Он, мыча и стеная, опираясь на автомат как на костыль, зажимая левой рукой кровоточащий бок, тащился к повороту, чтобы зайти вперед мины. Кровь боевика залепляла глаза, Алексей пытался утереться рукавом, но это мало помогало. Дождь снова намывал ее в глаза. А может это была и его кровь. Спустя несколько мгновений машина выскочила из-за поворота, и Алексей был ослеплен светом фар. Увернув лицо в сторону, он поднял правую руку вверх, выронив автомат и едва не упав, потеряв опору. Ноги его с трудом держали. Раздался пронзительный визг тормозов, и машина вылетела с дороги, едва не зацепив парня. Развернувшись, БТР поймал Алексея в свет своих фар и остановился.
  - Слышь, придурок мля! Тебе чего, жить насрать?! - Услышал он грубый голос. - Щас перееду пополам, калич несчастный!
  - Мина, - пытаясь перекричать рев БТРа, указал Алексей рукой.
  - Какая мина, ты кто вообще такой?
  - Я свой, фары убери, - с трудом сглатывая, произнес Алексей, - мина там.
  - Ни хера не слышу чего говорит. - С машины спрыгнул человек, и подошел к парню, укрываясь с головой под курткой от дождя, разошедшегося еще больше. - Ты кто такой, чего по дороге бродишь? Мы бл.дь чуть не убились из-за тебя.
  - Там мина заложена, - еле произнес Алексей, пытаясь не потерять сознание.
  - Мы третий раз за ночь тут проезжаем. Ты чего городишь? Какая мина?
  - Посвяти туда, - Алексей махнул рукой в сторону дерева и упал на колени.
  - Посвяти туда, - махнул парень водителю. Луч скользнул к дереву и парень подойдя, громко выругался, затем он вернулся к Алексею. Тот был почти в полузабытьи. Дождь не давал отключиться совсем.
  - Давай помогу, - парень наклонился к Алексею и помог встать. Тот сделал несколько шагов и отключился совсем.
  
  Глава 7: ДОРОГА ДОМОЙ (часть вторая)
  В глаза ударил яркий свет и Алексей, зажмурившись, отвернулся. Затем потихоньку открыл веки и осмотрелся. Он лежал в больничной палате, солнце светило прямо в глаза. Кроме себя он насчитал здесь еще семь человек. И все как один пялились в его сторону. В палате стояла тишина. Слышно было, как тикают настенные часы. Алексей пробовал пошевелиться, получилось не очень. Сглотнул и понял, что во рту вообще нет слюны.
  - Дайте попить, - просипел он.
  - Надо врача позвать, очнулся паренек, - услышал Алексей.
  Кто-то хлопнул дверью, и спустя пару минут в палату вошел врач и две медсестры. Они подошли к койке Алексея и молча разглядывали его.
  - Ну, вот и наш герой проснулся. Как самочувствие? - поинтересовался врач.
  - Так себе, пить хочу, и пошевелиться не могу, - пожаловался парень.
  - Принесите ему воды, простой. - Обратился он к одной из медсестер.
  Девушка ушла, а вторая вынула иглу из руки Алексея, и убрала какую-то капельницу, стоявшую возле него.
  - Ты знаешь, что в рубашке родился? - поинтересовался врач.
  - Наверно, - Алексей пытался пожать плечами, не получилось.
  В это время пришла первая медсестра и, подойдя к нему, приподняла голову, чтобы он не захлебнулся. Вода прохладой обожгла нутро. Попив, Алексей обнаружил, что вся палата столпилась вокруг него.
  - Вы чего? - Он удивленно смотрел на всех.
  - Ничего, это они любопытство проявляют. Ты ведь у нас человек-легенда. - Усмехнулся врач.
  - Вы шутите, какая легенда, - смутился Алексей.
  - Я даже не знаю с чего начать. - Врач пожал плечами.
  - Начните с того, как я сюда попал.
  - Пожалуй, начнем с того, что полгода назад, сюда привезли обезображенное тело неизвестного бойца. У него была пробита голова в трех местах, сломан нос, порваны губы, практически потеряны все передние зубы. Множественные кровоподтеки, ссадины и ушибы коим не было числа. Сломаны три ребра. Огнестрельное ранение. Колоссальная потеря крови. Химический ожег лица и левой руки.
  - Как полгода?! - оторопел Алексей, когда до него дошло, что речь идет о нем.
  - Молодой человек, люди две недели назад майские праздники отметили.
  - Я что, так долго спал что ли?
  - Вы были в коме, и признаться, я не думал, что вы выкарабкаетесь. С такими повреждениями, а главное с такой крупной потерей крови, люди, как правило, не выкарабкиваются. Вы феноменально живучи.
  - А почему я не могу двигаться?
  - Потому что ваш организм очень истощен. Вы потеряли около двадцати килограмм своего веса. Вашу жизнь поддерживают специальные витамины. Но они все равно не могут заменить полноценного питания. Сейчас вы пришли в себя. Начнете самостоятельно есть и вес придет в норму, так же как и сила.
  - Вы говорите, что у меня лицо обезображено. Дайте зеркало.
  - Не стоит. Потрясения вам вредны, думайте о приятном, - покачал головой врач.
  - Дайте мне зеркало, - потребовал Алексей. Слова давались с трудом, да еще зубов не было.
  -Хорошо, Лена, принеси ему зеркало, - попросил у медсестры врач.
  Через несколько мгновений, перед Алексеем поставили зеркало на грудь. То, что он увидел, было просто чудовищно. Искривленные губы, беззубый рот, и самое страшное это ожог, оставшийся после, видимо, кислоты.
  - Доктор, разве нельзя ничего сделать? Как я людям такой покажусь? Как домой поеду?
  - Я не знаю парень, как ты домой поедешь, но все эти дефекты можно исправить в специализированной клинике.
  - Блин, и долго я буду здесь?
  - Ну, как полностью восстановишь силы, так и выпишем. Да ты не грусти. Приятные новости я тебе напоследок оставил. - Врач смотрел испытывающим взглядом, а Алексей пытался понять, что еще они мне приготовили.
  - Давайте не томите уже.
  - Вобщем за последнюю операцию, когда ты сопровождал генерал-майора Малюту, тебе дали Героя. Остальные получили орден мужества. И это не все, - глядя на широко открытые глаза Алексея, с улыбкой произнес врач, - Командир войсковой части ? 3265, выражает тебе благодарность за спасенный экипаж БТРа и саму машину. Он подал представление о награждении тебя орденом мужества. Так что у тебя теперь и орден в кармане.
  - Ну тогда у меня их уже два, - со вздохом произнес Алексей.
  - Два? - переспросил врач.
  - Ну да, один то у меня уже есть. Зашибись, испорченная к черту жизнь и звание Героя. - Алексей снова посмотрел на себя в зеркало, - блин, тем, кто меня видит, уже, надо орден мужества давать. Да ведь? - Алексей пытался улыбнуться медсестрам.
  - Он только что вышел из комы и уже флиртует. Значит, на поправку быстро пойдет, - выдал врач.
  - Давайте парни расходитесь, хватит на меня пялиться. - Буркнул Алексей.
  - Не каждый божий день 'призрака' встретишь. Говорят, после последней операции вас только с дюжину по всей Чечне осталось. - Произнес парень, и Алексей почувствовал, что после этих слов народу у моей койки прибавилось.
  - Бл.ть, ты мне чего сейчас тут, популяцию отслеживать будешь, уйдите, Христом богом прошу. - Вспылил Алексей и даже не заметил, как привстал на локтях.
  Народ стал неохотно рассасываться. Алексей обессиленный упал в кровать и закрыл глаза. Мысль о том, что он, возможно, скоро будет дома, снова согрела ему душу, и Алексей понемногу успокоился. Деньги у него на счету были. Сделает операцию, и все будет нормалек.
  - Махнев, сукин ты сын! - Голос, до боли знакомый, буквально вырвал Алексея из его мечты.
  Алексей открыл глаза и приподнял голову. К нему широким шагом направлялся Головатенко.
  - Михаил Сергеевич, а вы то чего тут оставили? - оторопел он.
  - Да я из-за тебя приехал, - Головатенко сиял словно новый медяк. - Мне говорят, Махнев в Грозненском госпитале объявился, я аж чуть дар речи не потерял. Мы ведь на тебя похоронку отправили, и груз двести парни увезли.
  Головатенко нашел стул и сел на него верхом, возле кровати Алексея. С минуту он молча созерцал парня, заглядывая в глаза, потом, видимо удостоверившись, что это все-таки он, вынул бутылку водки. Медсестры начали было роптать, но полковник махнул рукой и зло зыркнул в их сторону. Следом нашлись два стакана. У Алексея в тумбочке было полно закуски.
  - Давай рассказывай, где был, - разливая содержимое бутылки по стаканам, потребовал Головатенко.
  - Что здесь происходит? - услышал Алексей рассерженный голос хирурга.
  - Это кто? - спросил Алексея Головатенко, внимательно разглядывая парня.
  - Это наш хирург. - Ответил Алексей.
  - Понятно, - кивнул полковник, - садись, - кивнул он хирургу.
  - Ды вы с ума сошли, товарищ полковник, он же...
  - Сядь, - тихо, но жестко приказал Головатенко.
  Хирург понял, что лучше не возражать. Он присел на край кровати Алексея.
  - Извини, - наливая водку в третий стакан, произнес полковник, - ты мне этого балбеса, с того света вытащил. Я тебе очень благодарен, давай дернем за встречу.
  Чокнулись, залпом махнули водку и Алексей начал свое повествование. Полковник изредка матерился, да цокал языком.
  Ближе к вечеру уже изрядно захмелев, они расстались, и Алексей провалился в сон. Врач сидел с ними не долго. Выпил стакан и ушел. А Алексей с полковником сидели и вспоминали боевые дни.
  В середине июля Алексея выписали. До вокзала парня провожало несколько парней с которыми он сдружился в госпитале. Они достали ему гражданку. Помогли восстановить утерянные и испорченные документы. Обменялись адресами и Алексей, сев в поезд до Москвы, отправился домой.
  В поезде он старался поменьше пугать народ своей внешностью и вставал покурить да в туалет как можно реже. Духота стояла неимоверная. Народу тьма. Алексею досталось место на верхней полке.
  Проехав сутки, люди освоились и стали переходить из купе в купе в поисках собеседников и собутыльников.
  К вечеру стало спокойнее и Алексей решил сходить покурить. Идя обратно, он задержался у одного из купе. Там сидели четверо ребят. Два паренька и две девушки. Парень играл на гитаре и пел.
  - Извините, ребята, можно с вами посидеть, гитара нравиться?
  - Пожалуйста, - подвинулся паренек. Алексей присел и прислонившись спиной к стенке закрыл глаза. Не хотелось видеть брезгливого или сочувствующего взгляда девушек. Хотя одна смотрела в окно, а другая с интересом разглядывала стакан.
  Парнишка пел песни из репертуара Цоя, ДДТ, Петлюры и еще какие-то мало мне знакомые. Через час он начал играть по второму кругу.
  - А вы умеете играть? - спросил он вдруг у Алексея, после очередной песни.
  - Да я уже сто лет гитару в руки не брал. - Улыбнулся тот.
  - Попробуйте, а то у меня уже пальцы болят. - Пожаловался парнишка.
  - Ну давай, - кивнул Алексей и взял гитару. Пальцы легли на струны и парень взял несколько аккордов.
  - А говорите сто лет не играли, - произнесла одна из девушек.
  - Говорил, - кивнул Алексей и посмотрел на девушку.
  Он не знал, что спеть, в голову не лезло ни одной песни. Те, что он пел до армии, теперь казались ему глупыми. Хорошие песни почти все перебрал парень. В купе повисла тишина. Ребята терпеливо ждали.
  Вдруг в голову пришла одна из песен, которую сочинил знакомый Алексея в Чечне. Алексей снова заиграл. Сделав пару проигрышей он запел:
  Осенний дождь стучит в окно,
  Срывает желтую листву.
  Я не был дома так давно.
  И сны о нем как наяву.
  
  А здесь среди кавказских гор,
  Ты думаешь лишь об одном,
  Как сотни раз встречал ты взор,
  Людей отравленных свинцом.
  
  А мы десант, а мы десант,
  Все этим сказано стократ
  Нам больше нет пути назад,
  Нам только под свинцовый град.
  
  И мы шагаем в этот ад.
  Растяжки, мины, снайпер - гад.
  В эфире наш родимый мат.
  Идем вперед, а не назад.
  
  И Гудермес и Ханкала,
  Остались за бортом Ила.
  И нет ребят их не вернуть,
  Они ушли в последний путь.
  
  Зажав в ладонях автомат.
  Холодной сталью обожгясь,
  Ты вспоминаешь тех ребят,
  Сквозь зубы тихо матерясь.
  
  Не надо мама, я вернусь.
  Он на вокзале говорил.
  'Я за тебя сынок боюсь'
  Отец его благословил.
  
  А в горле ком и горечь слез
  И молча зубы стиснешь ты,
  Не слышать им весенних гроз,
  И не дарить родной цветы. (с)
  
  Повторив припев, Алексей стал играть тише и тише, пока не замолк совсем. В купе повисла тишина.
  - Это новая песня? - поинтересовался парень, который играл на гитаре.
  - Да. Ее сочинил один мой друг. Он погиб. - В купе снова повисла тишина.
  - А вы сами, много людей убили? - спросила Алексея девушка, первая заговорившая с ним.
  - С чего ты взяла? - прищурившись, и посмотрев ей в глаза, спросил Алексей.
  - Вы 'призрак'. Я работала в том госпитале, где вы лежали. О вас только и говорили.
  Алексей почувствовал на себе пристальные взгляды даже из соседнего купе.
  - Я то же слышал о 'призраках', - начал второй парень - говорили, что по больше бы таких спецов и жертв было бы меньше, и воина быстрой. Правда государству они дорого обошлись.
  - Послушайте ребята, - Алексей не хотел чувствовать себя убийцей, - одно дело, когда ты убиваешь безоружного человека, а другое дело, когда вооруженный до зубов боевик хочет убить тебя, потому что он за это получает деньги. Это война, а не расстрел мирно идущих демонстрантов. Или ты, или тебя. Мы не взрывали дома, не расстреливали автомобили с мирными жителями, не брали никого в заложники. Мы уничтожали, чтобы предотвратить все это.
  - Извините, - тихо произнесла девушка.
  - Ты извини, если я был груб, - ответил Алексей и поднялся, чтобы уйти.
  - Подожди, - остановил Алексея парень с гитарой. - У меня тоже погиб друг на этой войне. Может, посидишь с нами, у нас выпить есть. Тебя как хоть зовут?
  - Призрак, - улыбнувшись, ответил Алексей.
  - Ну, Каспер, то же привидением был.
  - Алексей, - парень протянул руку.
  - Вадим, - парень с гитарой пожал его руку.
  Второго парня звали Сергей, разговорчивую девчонку Мариной, а ту, что разглядывала стакан Зиной. Парни быстро с помощью девчонок накрыли на стол и водрузили бутылку водки.
  Через пару часов Алексей уже стал совсем 'свой' в этой компании. Марина не пила. Лишь из вежливости выпила за знакомство.
  - Ты не переживай Алексей. - Вадим заглянул парню в глаза, - не важно какой ты внешне, а важно какой ты внутри.
  Парень постучал рукой по груди и водка из рюмки, находившейся у парня в руке, забрызгала рубашку.
  - Вадим, может хватит? - урезонила его Марина.
  - Марин, я сам знаю, когда мне хватит, а когда нет. Не встревай, пожалуйста, договорились?
  Марина молча отвернулась в окно, а Алексей понял, что Вадиму действительно хватит.
  - Ладно ребята, спасибо за стол, за компанию, я к себе пойду. Спать хочется.
  - Ты чего из-за Маринки, что ли? - удивился Вадим.
  - Нет. Но тебе Вадим действительно уже хватит.
  - О, еще один нашелся. Вы чего меня все учите? А? - Парень потихоньку закипал.
  - Вадим, хорош на самом деле. - Встрял Сергей.
  - А тебя Серега вообще никто не спрашивает, понял?
  Сергей потупился и замолчал.
  - Ладно, я пошел, - с этими словами Алексей поднялся и направился было к себе, но вдруг услышал, что Вадим принялся отчитывать Марину:
  - Ну и чего ты добилась, дура блин, - вслед за этим раздалась пощечина и Марина вскрикнула. В соседнем купе заревел ребенок, напуганный этим конфликтом. - Не лезь, когда тебя не просят!
  Похоже, что парень пошел в разнос. Надо было его остановить, но пьяного утихомирить словами бесполезно. Алексей развернулся и, подскочив к Вадиму, взял его за левую руку. Вытянул и положил кистью на буханку. Правой рукой схватил нож лежащий на столе и провернув его в пальцах словно барабанную палочку, вонзил в руку парню. Лезвие попало между указательным и средним пальцами. Зина взвизгнула и закрыла глаза ладонями. Марина молча зажмурилась и отвернулась в сторону. Вадим сдавленно простонал. И лишь Сергей оторопело смотрел на парней.
  Резко выпрямившись, Алексей развернулся и направился к себе в купе. У ребят стояла гробовая тишина. Парень махом забрался на свою полку и отвернувшись пытался уснуть, под равномерный стук колес.
  Алексею снилось, что он дома, играет с Никитой в войнушку. Он подкараулил брата и убил из деревянного автомата, сделанного отцом. Потом картинка сменилась, и он вдруг оказался на краю бездонной пропасти. Под ногами медленно плыли розовато-белые облака, и дна пропасти не было видно. Алексей знал, что сделает шаг и камнем упадет сквозь облака на дно пропасти, усеянной обломками скал, острыми как бритва. Шагнет назад и еще можно будет спуститься вниз. Алексей стоял и смотрел в облака и медленно заносил ногу над пропастью. Не прыгает, а шагает и чувствует как обдало сыростью, когда он пролетал слой облаков. Голова закружилась, все завертелось кувырком, и он проснулся.
  Подушка и одежда на Алексее были полностью сырые. Видимо он прилично вспотел во сне. Во рту напротив все пересохло, голова раскалывалась. Где-то в соседнем купе играло радио. Алексей спустился в низ и направился за водой. В коридоре он столкнулся с Вадимом.
  - Алексей, ты извини меня, я просто на самом деле перепил. - Вид у парня был наверно такой же как у Алексея.
  - Да все нормально, не переживай. Как здоровье?
  - Хреново. Видать водка паленая была.
  - И я так же.
  Они улыбнулись друг другу и разошлись. Остаток пути до столицы Алексей проехал без эксцессов. Выйдя на перрон он полной грудью вдохнул знакомый ему с детства запах. Постояв немного, озираясь по сторонам, Алексей направился к билетным кассам пригородных поездов.
  На Ярославском вокзале вовсю кипел ремонт. Стучали отбойные молотки, крошившие асфальт. Гудели машины, сигналя толпе, чтобы она разошлась и дала дорогу. Посторонившись и пропустив одну из машин, Алексей подошел к табло. До электрички оставалось ждать минут десять.
  Не торопясь, пропуская людей, спешащих к поездам с огромными баулами, Алексей направился ко второму пути. Электропоезд уже стоял на своем пути, дожидаясь времени отправки. Алексей запрыгнул в четвертый вагон и, увидев свободное место, сел.
  Ему не терпелось скорее приехать домой. Глядя в окно, он узнавал знакомые ему места и удивлялся, как многое здесь изменилось. За одну остановку до его, Алексей не вытерпел и выскочил в тамбур. У дверей стояли два парня. Они испуганно посмотрели на Алексея.
  - Ребята, дайте закурить, - попросил он.
  - У нас нет сигарет, - ответил один, бросая искоса боязливо-брезгливый взгляд в сторону Алексея.
  Тот вздохнул и, отвернувшись, уставился в окно. Тело била нервная дрожь, в предчувствии встречи со своими друзьями, знакомыми. 'Узнают или не узнают? Светка меня точно на порог не пустит, если она, конечно, дома, а может, опять в столицу подалась'.
  Наконец, объявили остановку. Алексей дождался, когда остановится электричка и откроются двери. Остановившись, электропоезд просигналил, и створки его дверей с шипением разъехались в стороны выпуская Алексея из своего чрева. Спрыгнув на перрон, парень готов был целовать этот бетон под ногами, людей, шарахающихся от него в разные стороны.
  Поднявшись на мост, Алексей увидел свою родную многоэтажку. Через десять минут он уже подходил к своему дому. Бросив приветливое 'здрасьте' трем старушкам, он наткнулся на недоуменное молчание, лишь одна буркнула что-то в ответ. ' Та-ак, эти не узнали, а ведь постоянно на меня с братом родителям стучали, да и на похоронах, кажись, то же были'. На одном дыхании Алексей взлетел на свой четвертый этаж: 'Звонить не буду, от греха подальше'.
  Дверь на его счастье оказалась не запертой. Тихонько открыв ее, он проник в квартиру. В нос ударил запах чего-то вкусного. Видимо на кухне что-то готовили. В комнате негромко играла музыка. Алексей слегка оторопел от увиденного. Квартира оказалась вовсе не пустой и скромной, как он предполагал, а шикарно и со вкусом обставлена: Это сколько ж денег надо, чтобы вот так все сделать.
  На кухне кто-то возился, и Алексей направился туда. Заглянув на кухню он увидел парня, примерно одного с ним возраста. Тот не умело пытался снять с кастрюли крышку, из-под которой с шипением, на огонь, лезла пена.
  - Огонь убавь, - посоветовал Алексей.
  -Что? - переспросил парень и обернулся. В следующее мгновение, крышка с грохотом упала на пол, а парень замер в состоянии шока.
  -Ты... ты кто? - выдавил он, украдкой беря нож с разделочной доски за спиной, лежащей на столе, возле плиты.
  - Родственник, - усмехнулся Алексей, прислонившись к дверному косяку.
  - Видал я таких родственников, проваливай, - парень, не таясь, вынул из-за спины нож.
  -Не дури, мне не нужны проблемы, - пытался успокоить его Алексей и полез во внутренний карман за документами.
  - Стоять, - гаркнул парень. Он был явно на пределе. Нож держал грамотно. Для выпада Алексей был далековато, но метнуть тот его он бы мог.
  - Хочешь меня на перо поставить, валяй, - усмехнулся Алексей.
  - Слышь придурок, ты у меня дома. Если я тебя завалю, меня оправдают. Тебе, что нужно?
  - Я домой пришел, - вся эта ситуация уже начинала напрягать Алексея. - Светка где?
  - Светка? - переспросил парень, и в глазах мелькнуло некоторое замешательство. - Зачем она тебе?
  - Да брат я ее, Алексей! - выпалил он.
  - Это не очень удачная шутка. Если ты не в курсе, он погиб, в Чечне. - Взгляд серых глаз сузился. Видно от Алексея ждали новых фокусов.
  - Можно я присяду, я с дороги? - Алексей кивнул в сторону табуретки, - у тебя там выкипает что-то.
  Парень спохватился и на мгновение повернулся к плите, выключив конфорку. Алексей подошел к столу и сел на табурет.
  - Как твое имя? - поинтересовался Светкин жених.
  - Алексей.
  - А еще у Светки есть братья или сестры?
  - Ты меня что, на вшивость проверяешь? Был у нее еще один брат. Никита. Он у меня на руках умер. - Вспомнив брата, Алексей сглотнул подкатившую горечь, - Светка скоро будет?
  Как будто в ответ на его вопрос, в прихожей раздался звук открываемой и закрываемой двери. Парень, косясь в мою сторону, направился в прихожую.
  - У нас гости? - услышал Алексей знакомый голос сестры.
  - Да, тут, в общем, к тебе. - Слегка заминаясь, ответил парень.
  - Да и кто же это? - заинтересовано спросила Светка.
  - Твой брат, - после небольшой паузы, ответил тот.
  В коридоре воцарилась гробовая тишина. Спустя мгновение Светка уже неслась в кухню. Алексей обернулся на звук шагов и замер.
  - Кто это?!, - завопила Светка увидев его. От неожиданности Алексей вскочил с табуретки. Спустя секунду, из груди сестры раздался протяжный стон. Светка с широко распахнутыми от ужаса глазами закрыла рот рукой и подалась обратно к парню. Тот стоял в коридоре и сделав шаг вперед обнял сестру. Светку била крупная дрожь. Алексей услышал, как она всхлипнула и уже не сдерживаясь, заголосила.
  За эти секунды сестра воскресила Алексея и тут же похоронила снова. Это был шок для нее. Парень подхватил сестру на руки и унес в комнату. Алексей набрал воды в стакан и понес в комнату сестре. Показавшись в дверях он встретился взглядом с перепуганным парнем и протянул ему воду. Тот подскочил и забрав стакан протянул Светке. Та багровая и зареванная схватила стакан, и, стуча зубами об стеклянные стенки, практически махом его осушила.
  Видимо это подействовало и она снова выплеснув эмоции наружу разревелась.
  - Это не он, Саша, Это не он, - повторяла она сквозь рыдания, - я не знаю его. Зачем...зачем...так делать? Что ему надо. Почему...он...так говорит?
  - Успокойся Свет, все хорошо. Он сейчас уйдет, я обещаю. - Сашка зло посмотрел на Алексея.
  Тот стоял оглушенный и отказывался, что-либо понимать: 'Как же так? Разве лицо это все? Я ведь вернулся. Я с того света сюда шел'. На глаза навернулись слезы. Алексей оглядел комнату и увидел в стенке их фотографии с Никитой, родителей. Они смотрели на него и их глаза отдавали таким живым теплом. 'Мама, отец, брат. Ведь я отсюда, я здесь вырос.'
  Волна отчуждения накрыла Алексея с ног до головы. Комок подкатил к горлу.
  Медленно развернувшись, он побрел по коридору к входной двери. Слезы застилали глаза, и Алексей стиснул зубы, словно от невыносимой боли, чтобы не зарыдать. Не помня как, он на ватных ногах вышел на лестничную площадку и побрел вниз по лестнице. Рука нащупала шершавую стену, исписанную, когда то ими и их друзьями.
  Спустившись вниз, Алесей вышел из подъезда и направился, не разбирая дороги. Мир перестал вокруг него существовать. Он даже не понял, как очутился на детской площадке и сел на скамеечку.
  - Извините гражданин, можно ваши документики? - услышал он в стороне от себя.
  Подняв голову, Алексей увидел двух милиционеров.
  - Да, - Алексей кивнул и вдруг спохватился. Документы лежали в дорожной сумке, а та осталась в квартире, - я оставил их дома.
  Светка вышла из комнаты в коридор и принялась убирать брошенную в коридоре обувь, как вдруг увидела дорожную сумку.
  - Саш, это же тот оставил, - повернулась она к парню.
  - Надо бы вернуть, - произнес он и подойдя к сумке присел рядом. Открыв ее он увидел какие-то тряпки и пакеты. Закрыв и вжикнув молнией на боковом кармане извлек оттуда документы. Среди них он увидел затертый военный билет и, полистав его, посмотрел в сторону входной двери. Затем он поднялся и подойдя к сидящей на кухне Свете протянул документ.
  - По-моему Свет, ты сейчас совершила очень серьезную ошибку.
  - Почему? - та еще не пришла в себя и слегка всхлипывала.
  - Посмотри первую и девятую страницы.- Парень отошел и выглянул в окно. Там двое сотрудников милиции, что-то выпытывали у уже знакомого ему парня, сидевшего на детской площадке.
  - Химический ожег лица и правой кисти, - прочитала она в графе 'ранения и контузии'. С первой страницы на нее смотрел молодой, совсем еще зеленый юнец. Это был Алексей.
  - Господи, господи, - зашептала она, - что же я...я же...я же его... - договорить она уже не смогла. Новый приступ рыданий накрыл ее. Она опрометью бросилась в подъезд и босиком помчалась вниз по лестнице.
  - Леша, Лешенька, миленький, прости меня, - шептала она сквозь рыдания.
  Выскочив на улицу, Светка увидела, как Алексея уводят двое сотрудников.
  - Леша! - закричала она и бросилась к нему.- Леша, миленький, прости меня.
  Алексей обернулся и бросился к сестре. Опешившие патрульные на мгновение растерялись.
  - Стой, - гаркнул один и пытался схватить за руку парня, но тот легко освободился и, подбежав к девушке обнял ее, уткнувшись в плечо.
  - Светка, Светик - шептал Алексей, крепче прижимая к себе сестру.
  - Лешка, Лешенька, я так ждала тебя, я ночами ревела, когда на тебя похоронка пришла, - Светка не сдерживаясь заревела в голос, уткнувшись лицом в грудь брату.
  - Простите вы знаете этого человека? - раздался рядом голос патрульного.
  Светка не глядя протянула военный билет, который до сих пор сжимала в руке.
  Милиционер пролистал документ и козырнув отдал Алексею:
  - Что ж ты брат сразу не сказал, что из Чечни, я сам там в командировках бывал. Давай счастливо.
  Алексей пожал протянутые руки и, подняв Светку на руки, понес домой. Та потихоньку успокаивалась, лишь шепча, что больше она его никуда не отпустит, никогда.
  Сашка встретил их на лестничной площадке: 'я ребята в магазин' и промчался дальше.
  - Одна нога здесь другая там, - прокричала Светка в след, вставая ногами на пол, отстраняясь от брата.
  Через десять минут Алексей уже стоял под душем, а Светка хлопотала на кухне.
  - Вам спинку не потереть? - дразнилась она, заглядывая в ванную.
  - Нет спасибо, - ответил Алексей, выглядывая из-за шторки.
  - Вы что брезгуете? - 'возмутилась' сестра.
  - Да нет, ну что вы, такая симпотяшка, как можно вами брезговать. Просто мы с вами в некотором родстве состоим...
  - Я тебе только спину потереть предложила, пошляк, - фыркнула Светка и бросила в Алексея какую-то тряпку, лежащую сверху в корзине с бельем.
  Алексей смеясь на лету поймал тряпку и, развернув, округлил глаза и открыл рот, поглядывая на сестру. Та тоже повторила точно такую же гримасу. Тряпкой оказались ее трусики. Фыркнув и цокнув языком, Светка хлопнула дверью под хохот брата и ушла на кухню.
  Вскоре вся семья собралась в сборе за столом и посвежевший Алексей, предложил первый тост за встречу и знакомство.
  
  
   Глава 8: ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ (часть первая)
  Утро, вернее день был не самым лучшим в жизни. Алексей морщась поднял голову от подушки и посмотрел на настенные часы. Сквозь пелену на глазах он разглядел, что время то уже половина третьего дня. А спать, насколько он помнил, легли в... стоп, он не помнил.
  Поднявшись с дивана, он понял, что спать он не ложился, просто вырубился перед телевизором. 'Ну и ладно, одеваться хоть не надо'. Алексей поднялся и шатаясь порулил на кухню. Там уже во всю хозяйничала сестра.
  - Привет алкоголишный, - усмехнулась она, - таблетку?
  - Не, не надо. - Алексей помотал головой и тут же поморщился, - давай. А где Сашка?
  - Спит, вы же в восемь утра только отключились.
  - Не понял, а что мы делали то? У нас же вроде выпивка кончилась, где то в два.
  - Ты типа 'не помнишь', или действительно не помнишь? - Светка изучающее смотрела на брата.
  - Да не помню я, давай уже таблетку свою. - Алексей с отчаяньем посмотрел на сестру.
  - Ну ты с моим пошел в супермаркет, а обратно вы приехали через два часа на патрульной машине, оба веселые, заявив что у вас в органах теперь есть свои люди. Потом вы пели песни под караоке, до пяти утра. Сашка ушел спать, а через час ты его поднял, и вы снова начали лопать. У меня вопрос как можно столько выпить и не умереть?
  Светка открыла шкафчик и Алексей увидел целую батарею бутылок начиная с пива, водки и заканчивая виски и каким то вином.
  - Это не мы, - Алексей ткнул пальцем в бутылки из под вина.
  - Я знаю, это я пила. - Светка закрыла дверцу и покосилась на дверь. Там стоял Сашка.
  - Еще один алкоголишный, - фыркнула она.
  - Всем привет, - простонал Саня, игнорируя Светкины слова и сел на табуретку.
  - Похмелятся не дам, - заявила Светка и поставила на стол дымящиеся тарелки с бульоном.
  - Совсем? - Сашка обалдело уставился на Светку.
  - Ну тебе то точно. Тебе может пива братик, - участливо спросила она у Алексея.
  - А мне? - жалобно проскулил Сашка, - это он ведь меня напоил.
  - Жертва блин, не пил бы. - Фыркнула сестра.
  - Сдал с потрохами, - усмехнулся, Алексей, и подражая Светке ответил - не пил бы.
  - Сговорились да, родственники. - Сашка покачал головой.
  - Ща в лоб дам обоим, - пригрозила сестра.
  - Ладно, какие планы у нас на сегодня? - поинтересовался Саня.
  - На сегодня никаких, - покачал Алексей головой, прихлебывая бульон, - а так надо в военкомат заехать да к родным на могилки.
  - Не вопрос, все сделаем, - кивнул Сашка.
  - Да и личико мне надо подлатать, а то в зеркало смотреть жутко. Как вы еще меня переносите, - Алексей ехидно посмотрел на ребят. Саня настороженно повертел головой и спросил куда-то в сторону: 'Кто здесь?'
  - Где? - насторожившись переспросил Алексей, озираясь.
  - Свет, со мной щас кто-то разговаривал, ты кого-нибудь видишь? - Сашка продолжал озираться по сторонам.
  - Да нет тут никого, только мы, вдвоем. - Светка удивленно смотрела на Сашку.
  - Гады, развели как лоха последнего, - фыркнул Алексей, когда до него дошел смысл их шутки.
  Ребята весело засмеялись. Успокоившись, Сашка сообщил, что у него есть знакомый хирург.
  - Уже обращался? - уколол парня Алексей.
  - Да. Она просила машинку ей подогнать.
  - В смысле 'она просила машинку подогнать' - не понял Алексей.
  - Так я же тебе вчера говорил. У меня автосалон 'Андромеда' - Сашка удивленно посмотрел на Алексея.
  - Что-то припоминаю, это когда ты ментам пообещал 'форд' подарить. - Морща лоб произнес Алексей.
  - Не поняла, - протянула Светка, - ментам? Форд?!
  - Э -э, Свет дай еще таблетку, - Алексей понял, что маху дал с этим фордом.
  - Я вам щас дам, блин обоим таблетку. От тупости. Чо совсем рехнулись?
  - Не-е, Сань прикинь, как она повелась, а? - Леха кивнул на озверевшую Светку.
  - Да ладно тебе Свет, мы просто поржали вместе с ними и все. Они же не глупые. Что с пьяных то взять.
  Внезапно раздался звонок в прихожей. Сашка подорвался и направился к своей куртке. Вынув телефон из кармана, он удивленно покосился на ребят.
  -Да, слушаю? - входя в кухню, произнес парень в трубку, - здравствуйте, да, это я, так и что? Машину? Какую машину? Какой форд? Простите, я ничего не понимаю. Вы наверно что-то перепутали. Да, это я. Я ничего не обещал. Извините, я занят.
  - Ну что? - Светка ехидно смотрела на красного как рак Сашку.
  - Друзья 'наши' звонили, - Сашка посмотрел на Алексея, - они кажись бухие, у них там ржач такой стоял, когда они про машину спросили.
  - Ну ладно хоть у них с чувством юмора все хорошо. Что там с хирургом-то?
  - А, так мы к ней заедем в клинику и все узнаем.
  - Блин, да ты реально крут парень, - усмехнулся Алексей, прихлебывая бульон.
  - А ты больше ничего из вчерашнего разговора не помнишь? - Осторожно поинтересовался Сашка.
  - Да вроде бы нет, а что? - Алексей нахмурив лоб посмотрел на Сашу.
  - Понимаешь, я попросил Светку снять твои деньги, ну и раскрутился на них. Салон открыл. Мы же похоронку на тебя получили. Других родственников у вас нет, они к ней и перешли.
  - Ну и как, - зло спросил Алексей.
  -Что как? - Не понял Сашка.
  - Хорошо раскрутился? - глаза Алексея сузились в две щелочки, на скулах заиграли желваки.
  - Да. Очень хорошо. Дела в гору идут. Я сначала подержанными торговал, а теперь все новые. Иномарки в основном. Я верну тебе деньги, ты не переживай. Мы же не знали, что ты жив. - Тараторил Сашка.
  - Херня какая-то, - пробормотал Алексей и, открыв холодильник, вынул бутылку водки. Откупорив ее, он сделал несколько больших глотков, - там же триста штук почти было, зелеными. Что все снял?
  - Так мы счет закрыли в банке. - Сашка опустил глаза.
  - А как я операцию буду делать, как я вообще жить щас буду. На что? - Алексей стоял и буравил взглядом то одного, то другого из ребят. - Извините, что жив остался.
  Алексей поставил бутылку на стол и вышел из кухни в прихожую. Сашка взял бутылку и налив стоявший рядом стакан из под воды почти полный, махом опорожнил.
  - Алексей подожди, ну что ты говоришь-то, а, - Светка бросилась в прихожую, но Алексей уже вышел в коридор, хлопнув дверью.
  - Сашь, сколько у тебя налички? - крикнула Светка из коридора, набрасывая куртку на плечи.
  - Штук тридцать есть, - ответил он, выходя в прихожую.
  Светка рванула в коридор, а Сашка побрел обратно на кухню. Налил себе водки, шумно выдохнул и выпил, не закусывая. Затем он вынул из пачки сигарету и устроился возле форточки.
  Светка догнала Алексея на улице. Схватив его за руку, она прижалась к нему.
  - Лешь, миленький, ну прости нас, пожалуйста. Мы же на самом деле ничего не знали. Я на эти деньги могилки родителям и Никитке выправила. Сторожу приплачиваю, чтобы их не испохабили.
  - Да все понятно Свет, не знаю, что нашло. Просто я жил этими деньгами. Хоть какая-то надежда была. А Сашка блин, все похоронил. У меня сердце екнуло, когда я узнал. Сейчас отойду и все нормально будет.
  Алексей стоял, прижав сестру, спрятавшись лицом в ее волосы. Аромат духов успокаивал и Алексей немного приходил в себя.
  - У Саши есть немного наличных на первое время хватит. - Светка отстранилась и заглянула брату в глаза.
  - Я наверно не вовремя, - раздался Сашкин голос со стороны.
  - Поехали, - мотнув головой, бросил парню Алексей.
  - Поехали, - согласился Сашка и пошел к стоянке, за машиной.
  Через полчаса машина с ребятами встала на парковке возле клиники. Здание было расположено за городом километрах в пятнадцати. Вокруг рос сосновый бор, а невдалеке была видна лодочная пристань и лента реки.
  - Красиво, - усмехнулся Алексей жмурясь от яркого майского солнышка и вспомнив как полгода назад жмурился точно также выйдя из сарайчика Тагира.
  - Мне тоже нравится, - шумно вдохнув воздух, произнес Сашка. Затем он закурил и предложил сигареты Алексею. Тот зыркнул на Сашку, всю дорогу ехали молча, вынул одну из пачки, и, прикуривая из Сашкиных рук, произнес затягиваясь: 'ты еще не прощен'.
  Сашка хмуро промолчал. Молча докурив, любуясь пейзажем, парни избавились от окурков и направились к дверям клиники. Сашка очевидно был уже здесь не первый раз.
  Он чувствовал себя в отличие от Алексея, который немного нервничал, уверенно и спокойно. В клинике приятно пахло каким-то то ли лекарством то ли освежителем. Интерьер холла, куда они попали через раздвижные двери, тоже приятно удивлял своим комфортом. 'Простым людям тут ловить нечего' - неприятно про себя усмехнулся Алексей.
  - Здравствуйте Александр Евгеньевич, - услышал Алексей приятный женский голос, сквозь пелену своих мыслей. Он поднял глаза и увидел симпатичную чуть полноватую девушку, стоящую за регистрационной стойкой.
  - Привет Анюта, - улыбнулся Сашка в ответ. - Начальник здесь?
  - Да, только она сейчас на осмотре. Вы подождите у нее в кабинете. - Медсестра изучающее смотрела на Алексея, но поймав его взгляд, опустила глаза.
  - Как скажете, милая девушка, - Сашка направился на второй этаж по широкой лестнице, поманив за собой Алексея.
  - Похоже ты тут не редкий гость, - усмехнулся Алексей, присаживаясь в кресло в кабинете главврача.
  -Да были дела, - уклонился от ответа Саша.
  Минут десять они сидели молча изучая обстановку кабинета. Пару раз тишину нарушало пиликанье телефонов. Алексей подошел к столу и увидел фотографию молодой женщины в изогнутой рамке, стоявшей возле компьютера. Женщина чуть улыбалась уголками губ. Глаза словно излучали тепло исходившее волнами от этого взгляда. Пышные волосы спадали волнами на плечи. Рядом с ней стоял какой-то седовласый мужчина, который прижимал ее к себе за плечи, стоя чуть сбоку от нее. В низу фотографии была надпись: 'Талантливому коллеге и ученице'.
  Алексей засмотревшись на фото не заметил как открылась дверь и в кабинет не слышно зашла хозяйка.
  - Здравствуйте, - услышал он и отпрянул от стола, - чем я обязана вашему визиту?
  - Здравствуйте Яна Германовна, - Сашка склонил голову, чуть привстав с кресла, Алексей же вообще буркнул смущенно сдрасьте и отошел от стола на шаг.
  - Та-ак, - протянула врач и вопросительно посмотрела на Сашку, - ясно. Что на этот раз произошло?
  - Да ничего. Просто решили обратиться к вам за помощью, - официальный тон Сашки и почти его свойское поведение до этого в кабинете сбивало Алексея с толку.
  - Я вижу. - Усмехнулась врач. - Прекращай ломать комедию. Что с ним? - она кивнула в сторону Алексея.
  - Ян, ему помочь надо, очень. - Сашка умоляюще посмотрел на врача.
  - Как вас зовут молодой человек? - обратилась она к Алексею.
  - Махнев Алексей, - ответил тот.
  - Присядьте, Махнев Алексей, - Яна жестом пригласила его сесть.
  - Спасибо - поблагодарил Алексей и сел напротив Яны в указанное кресло.
  - У вас очень сильно обезображено лицо, это во-первых, во-вторых кисть руки, на сколько я вижу, кроме этого я не осмотрела вас еще целиком, но уже этого достаточно, чтобы сказать, операция будет очень дорогая, будет проходить в несколько этапов, потом курс реабилитации и так далее. Короче год это минимум, что вы здесь проведете.
  - Год?! - оторопел Алексей, и переглянулся с Сашей.
  - Минимум, - подтвердила Яна, - у меня есть пациент, который после сильного пожара, обгорел сильнее вашего. Сейчас он находится здесь уже два с половиной года. Я не стану вдаваться в подробности, но скажу, что вам придется делать, по сути, новое лицо.
  То, которое у вас было до ожога мне вам не вернуть. У вас очень сильно помимо шрамов деформированы кости лица. Скулы, нос. Очевидно, вас очень жестоко избили. Но мне это не интересно. Вы не передумали?
  - Да без проблем, - бухнул Сашка со стороны, пока Алексей переваривал информацию.
  - Ну что ж, оформляйтесь и начинайте проходить все необходимые процедуры. В силу сложности операции я приглашу несколько коллег из-за границы, но на конфиденциальности это не скажется. Вы не против?
  - Нет, все нормально. Я ни от кого не прячусь - ответил Алексей, все еще находившийся под впечатлением от услышанного.
  - В таком случае вы вносите в кассу первые тридцать тысяч и мы начинаем. - Яна поднялась из-за стола и указала рукой на дверь.
  - Вот ты встрял парень, она из тебя душу вынет. - Идя по коридору, усмехнулся Сашка.
  - Это точно, - пробубнил Алексей, - ей что, за тридцать кусков, улыбнуться было лень.
  - Тут понимаешь, отдельная история, я потом тебе расскажу. А вообще Яна очень хороший человек, а специалист вообще от бога. Ее ведь в Швейцарию приглашали, да она отказалась. Здесь работать хочет. Так что ты не переживай в хорошие руки тебя отдаю. - Сашка ободряюще хлопнул Алексея по плечу и подмигнул.
  - Надеюсь, - усмехнулся Алексей.
  
  Глава 9: ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ ( часть вторая)
  Вместо года Алексей провел в клинике семнадцать месяцев. Яна вместе с коллегами сделали огромное количество операций. Всевозможные перевязки, капельницы, послеоперационная боль, зуд под бинтами сводили Алексея с ума. Он с замиранием сердца смотрел, как постепенно преображается его лицо. Нос стал правильной треугольной формы, изменились линии губ.
  Однажды вечером, через два месяца после начала операций, Алексей почувствовал себя плохо. Медсестра вызвала врача. Яна тут же зашла в палату к Алексею. Тот бредил, мечась по кровати в полубессознательном состоянии. Поднялась температура.
  Яна вколола обезболивающее и жаропонижающее лекарство Алексею в вену и тот потихоньку начал приходить в себя. Ближе к утру, он открыл глаза и увидел спящую Яну в кресле возле своей постели. Он долго разглядывал ее красивое лицо, вьющуюся челку, спадающую на высокий лоб.
  Вдруг Яна словно почувствовала, что за ней наблюдают и, открыв глаза, посмотрела на Алексея.
  - Привет - поздоровался Алексей.
  - Ты как? - устало и чуть хрипло спросила Яна.
  - Да нормально, а что? - Алексей огляделся в палате и снова уставился на врача.
  - Кто такой Никита, если не секрет? - поинтересовалась Яна.
  - Откуда ты... - осекся изумленный парень.
  - Знаю да? - договорила Яна, - ты бредил ночью. У тебя температура под сорок поднялась. Еле сбили. Ты все какого-то Никиту звал. Стрелял там кто-то. Ты что бандит?
  - Нет - вздохнул Алексей и откинулся на кровать, - это грустная и длинная история, я потом тебе расскажу, если ты не против. Можно я еще посплю?
  - Спи, мне тоже надо поспать, - ответила Яна и, поднявшись из кресла, вышла из кабинета.
  Спустя день Алексей сдержал слово и рассказал Яне о Никите и своей жизни. Та долго сидела в задумчивости, а потом она рассказала свою историю. Оказалось, она была замужем за Сашкой. У них родился ребенок, мальчик. Назвали Алексеем в честь Яниного деда. Все были счастливы, пока врачи не обнаружили у двухлетнего мальчика порок сердца. Алексея спасти не удалось. А через год семья распалась. Сашка как мог, поддерживал Яну. Помог с организацией клиники, вложив часть денег и привлекая инвесторов. Яна с головой ушла в работу. С тех пор они перезваниваются или иногда обедают.
  После этого разговора отношения между Яной и Алексеем потеплели. Яна стала больше уделять ему внимания, да и со Светкой она за разговорами стала веселее. Впереди было еще несколько сложных операций, и расслабляться было рано, но Алексей чувствовал себя превосходно и все время подгонял Яну.
  - Я ведь тебя предупреждала, что это долгий процесс - Яна сурово смотрела на Алексея. Тот удрученно кивнул головой, со всем соглашаясь.
  - Просто я уже устал от безделья, - вздохнул он.
  - Все мы уже устали от тебя, медсестрам проходу не даешь, все подкалываешь, думаешь, я не вижу. - Яна сурово сдвинула брови.
  -Да нет вам показалось Яна Германовна, - невинно пожав плечами, ответил Алексей.
  - Смотри выгоню из клиники и иди куда хочешь.
  - Понял, каюсь, больше не буду, - Алексей сокрушенно вздохнул и поник.
  - Марш в палату, - скомандовала Яна.
  В стороне оживленно шушукались медсестры. Ситуация их явно забавляла. Яна показала им за спиной Алексея кулак и те, притихнув, разбежались по своим делам.
  Однажды Алексей сидел перед телевизором и смотрел новости у себя в палате. Диктор рассказывал о выдвиженцах в Госдуму и тут Алексей увидел фотографию генерала Малюты. 'Высоко поднялся генерал, молодец' усмехнулся Алексей и, выключив телик, откинулся на подушку. Оставалась последняя неделя его пребывания в клинике. 'Светка с Сашкой готовят какой-то сюрприз, а Яна молчит как партизан. Ладно, выйдем, посмотрим'.
  Неделя прошла как будто целый год. Алексей сел в машину к Сашке и еще раз посмотрел на свое новое лицо в зеркало заднего вида.
  - Красавчик, - хлопнув по плечу, прокомментировала сестра.
  - Я знаю, - улыбаясь, согласился Алексей.
  Яна стояла на крыльце, скрестив руки на груди. На лице играла снисходительная улыбка, а глаза оставались грустными. Чем ближе была выписка из клиники, тем грустнее становилось выражение ее глаза. Это отметил про себя Алексей в последние дни: 'Я к ней обязательно приеду'
  Дома его ждал сюрприз так сюрприз. Ребята подарили ему ключи от новенькой трехкомнатной квартиры. А потом еще сказали, что черный джип, на котором они приехали тоже его. Алексей обалдело ходил по уже обставленной квартире, да то и дело посматривал в окно, где стояла его тачка.
  - Ну вы блин даете, - повторял он про себя, качая головой, - это сколько ж денег вы ухнули?
  - Да нормально все, - махнул Сашка рукой, - я японцев своим салоном заинтересовал.
  У меня теперь три представительства по городу. Все иномарки с Сахалина на товарняках гонят сюда за бесценок. А я знаю здесь их реальную стоимость. Вот и крутимся.
  - С ума сойти. - Алексея переполнял избыток чувств, - а почему себе ее не взяли, тут ведь в футбол играть можно, на одной только кухне.
  - Мы Леха в Штаты уезжаем, - выпалила сестра, - а квартирой уже риэлторы занимаются.
  - Куда? В Штаты? Ребятки у вас от денег крыша не съехала, а? - Эта новость, сразила Алексея наповал.
  -Да нет, мы все уже передумали. Меня пригласили туда наши зарубежные партнеры. Там уже дом подыскивают в пригороде Лос-Анжелеса. Для тебя подготовят пакет документов, ты остаешься управляющим моей маленькой империи по эту сторону океана. Будем созваниваться. Короче все будет хорошо, - Сашка похлопал находящегося на грани шока Алексея по плечу.
  - Я же в этом ни бельмеса не шарю, - пытался отступиться Алексей.
  - Ерунда, ты будешь только сливки снимать, работать другие будут. Я тебя с людьми познакомлю. Нормальные ребята. Дружный коллектив. Задумаете расширяться, ради бога, только меня известишь. Короче все это утрясем на совещании через два дня. Пока осваивайся.
  Сашка со Светкой стояли и смотрели на Алексея счастливыми глазами, а тот не мог поверить во все происходящее.
  - Ладно, осваивайся тут пока, мы тебя оставим, дела еще есть, а вечером в ресторан зарулим. Праздник как ни как. - Сашка подмигнул и вышел со Светкой в коридор.
  Алексей ходил по квартире и все еще не верил своим глазам. Это было выше всего того о чем он мечтал, пока был на войне. Взглянув на часы, он определил, что до вечера у него уйма времени, а делать ему абсолютно нечего. Выйдя на улицу и подойдя к машине, он забрался внутрь. Включил музыку и посидел, блаженствуя минут десять оглядывая салон. Затем он набрал номер Сашки. Тот оказался у себя в салоне.
  - Говори адрес я к тебе сейчас подъеду, прокатится охота да осмотреться.
  - Московская 137, за мостом направо повернешь, - пояснил Сашка, - подъезжай с коллективом познакомлю.
  Алексей тронул машину с места и не торопясь поехал к 'Андромеде'. Там его представили как будущего генерального директора. Коллектив и в самом деле оказался на редкость дружным. Сидели в совещательном кабинете пили чай и шутили. Салон поразил Алексея своими размерами и шикарной обстановкой. Навороченные тачки стояли, сияя боками и стеклами фар.
  Ближе к вечеру Алексей, порядком уже набравшийся впечатлений, вдруг вспомнил, что они еще собирались в ресторан.
  - Сань, а можно я Яну приглашу с нами? - Он вопросительно посмотрел на парня.
  - Попробуй, только объясни сначала ей, кто еще идет, - ответил тот, немного поколебавшись.
  - Конечно, - кивнул Алексей, набирая номер на сотовом.
  Через несколько гудков Яна взяла трубку, и Алексей вкратце, все объяснив, предупредил, что заедет за ней в семь. Яна, оторопев от такого натиска, согласилась. Сашка покачал головой и направился к выходу из салона.
  Заехав за Яной в семь, Алексей поднялся на второй этаж и позвонил в дверь. Яна открыла практически сразу.
  - Привет, - улыбнулась она, пропуская его в квартиру.
  - Привет, - выдохнул Алексей увидя, ее в вечернем платье. Волосы были забраны в пучок, а на шее, стекая в ложбинку грудей, шикарное ожерелье.
  - Вы пройдете, - приподняв вопросительно бровь, поинтересовалась Яна. Вид Алексея был выше всяких комплиментов.
  - А-а, да конечно, - отчаянно закивав, произнес потрясенный Алексей.
  - Может мне переодеться в больничный халат, чтобы вывести вас из этого шока?
  - Не-е, - бурно прореагировал Алексей.
  - Так мы едем?
  - Да, - Алексей все еще приходил в себя.
  - Вы очень красноречивы сегодня, - усмехнулась Яна.
  - Да, - закивал Алексей и попятился спиной в закрытую дверь.
  - Там закрыто, - пояснила Яна, - давайте я помогу.
  Она открыла дверь и выпустила Алексея. Спустившись вниз, Алексей направился к своему джипу.
  - Это что за монстр? - разглядывая джип, остановилась Яна.
  - Это красавец, эксклюзивная модель, - обиженно ответил Алексей.
  - Ну уж нет, я в него в этом платье не полезу. Я ж не на природу собралась.
  - Поехали на моей. Яна развернулась и направилась к парковке перед домом. Через пять минут она подъехала на своем элегантном 'мерседесе' и, притормозив возле Алексея, вышла из машины, бросив ему ключи. Алексей, схватив их на лету, поменялся с Яной местами и через пять минут они уже катили в сторону 'Арлекино', ресторана, где их уже ждали ребята.
  Вечер удался на славу. Яна и Светка смеялись весь вечер над шутками ребят, а мужики за соседними столиками каждый раз под мелодичный смех, бросали на женщин плотоядные взгляды. Алексей все это видел и лишь слегка усмехался. В широкой рубахе и свободных со стрелками брюках он выглядел солидно и внушительно. Никто не решился подойти к ним и завязать с женщинами знакомство. На сцене время от времени выступали известные артисты. Играла живая музыка. Пары кружились в танцах.
  Ближе к трем часам ночи программа была исчерпана. Ребята уже под хмельком решили перебраться в другой ресторан, но оказалось, что все приличные места уже закрыты. Тогда, не долго думая, они купили вина и отправились на набережную. Домой разъехались уже ближе к шести утра.
  Алексей повез Яну домой. Она уснула в машине и Алексей, не решившись ее будить, занес спящую женщину на руках в квартиру, открыв предварительно дверь и отпустив молодого человека, представлявшего услуги трезвого шофера. Положив ее на кровать в спальне, он зашел в большую комнату и увидел в стенке фотографию. На фото был парень его возраста, который улыбался точно также как и Алексей. Секунду спустя Алексей понял, что на фото он и есть. Только фотография сделана где-то не в России: 'Чертовщина какая-то'.
  Он подошел и взял рамку с фотографией, долго разглядывал, затем поставил ее на место: 'это что ж получается, с этого фраера, меня слепили?' Алексей почувствовал, как в нем просыпается гнев: 'Ну Яна держись. Мало не покажется'
  Успокоившись, он прилег возле огромного телевизора и не заметил, как уснул. Снились мать с отцом и Светка с Никитой. Гуляли с шашлыками за городом всей семьей.
  Никита рыбачил вместе с Алексеем, отец разговаривал с какими-то мужиками, мама с сестрой готовили что-то у костра. Алексей поймал огромную рыбину и с криками бросился хвастаться, но, поднимаясь по берегу к костру, он споткнулся и упал, выпустив рыбу из рук. Хотелось разреветься от досады и тут он услышал мамин голос: 'Алексей, вставай давай, слышишь?'
  Проснувшись, Алексей, увидел удаляющуюся от него Яну. В нос ударил запах только что приготовленного завтрака. Войдя в кухню, он увидел Яну, которая присела возле окна и разглядывала ту самую фотографию. Увидев Алексея, она улыбнулась, хотя тому показалось, что улыбка была какая-то грустная и виноватая.
  - Ты видел эту фотографию?
  - Да, вчера, пока ты спала, я долго разглядывал ее. Кто это? Твой парень?
  - Нет, - Яна покачала головой, - это мой сын.
  - Не понял? - Алексей обалдело уставился на женщину.
  - Сядь, я все расскажу, - Яна плеснула себе соку в стакан и, пригубив, облизала губы, - Как ты уже знаешь, семь лет назад я родила ребенка от Сашки. Мы были одной семьей. Врачи поставили диагноз моему сыну. Порок сердца. Сына мы назвали Алексеем. Сашка обошел все клиники, все больницы, но врачи твердили, что Алексей проживет от силы год, полтора. Нас уговаривали отказаться от него. Лешка прожил пять лет. Он оказался сильнее все этих диагнозов. Он просто хотел жить. В Израиле ему сделали операцию. Когда мы жили там, в гостинице, а Лешка лежал в клинике, перед операцией один фотограф сделал нам подарок. Он сфотографировал сына и изобразил его в двадцать пять лет. Сказал, что он обязательно дорастет до этого возраста. Алексей умер во время операции. Его измученное маленькое сердечко не выдержало.
  Яна всхлипнула и вместе с соком сглотнула покатившиеся слезы: 'А фотография осталась и еще любимый плюшевый заяц, с которым он засыпал'. Яна тихо разрыдалась и закрыла глаза ладонями. Алексей стоял убитый этой историей. Он медленно подошел и присел на корточки перед Яной.
  - Прости, я не хотел бередить тебе душу, - он гладил Яну ласково по волосам, - но я не понимаю, зачем ты сделала мне его лицо. Ведь ты каждый раз будешь вспоминать Алексея, глядя на меня.
  - Просто я хотела увидеть это лицо живое, улыбающееся, а не замершее на фото. Тем более тебя тоже зовут Алексей. Ну-ка, улыбнись. Чего скис. - Яна взяла влажными от слез руками лицо Алексея и потрясла его слегка, улыбаясь сквозь слезы сама.
  - А хочешь я стану твоим сыном? - глядя ей в глаза, произнес Алексей.
  - Ты что? - Яна удивленно посмотрела на парня.
  - Я серьезно. Буду тебя мамой называть, когда мы будем одни. Кстати, а Сашка то чего сбег?
  - Он не 'сбег', я сама его прогнала. После смерти сына у меня началась жуткая депрессия. Я пила горстями таблетки, однажды чуть не умерла, но меня откачали. Потом ударилась в запой. А Сашка все это время был рядом. Он тоже страдал, но оказался сильнее меня. Он как нянька опекал меня. Прятал лекарства, алкоголь, искал меня по кабакам и привозил домой. И самое интересное, знаешь что? Он ни разу не упрекнул меня. Я лечилась в клинике, куда Саша меня пристроил. Спасибо ему. Но я его прогнала. Я видела, что мое соседство его тяготит. В том плане, что семьи как таковой у нас не стало. А заводить еще детей я оказалась не готова, да и он тоже. Короче мы расстались. И иногда помогаем друг другу. Он когда тебя увидел после операции, то сразу все понял. Промолчал. Спасибо ему.
  Алексей, прижав к себе Яну, молча, поглаживал ее по волосам, а она всхлипывала ему в плечо, пытаясь выговориться.
  - У тебя нет сына, а у меня нет матери, ну что?
  - Ну, можно попробовать, - неуверенно произнесла Яна.
  - Вот и 'замечтательно' - улыбнулся про себя Алексей. - Давай завтракать, сын проснулся.
  - Ты знаешь, я выговорилась и как-то легче стало.
  - Дай бог, чтоб так и было, - подмигнул Алексей и улыбнулся.
  - Какие у тебя планы на сегодня? - Яна села за стол.
  - Не знаю, посмотрим, что у Сашки есть для меня.
  В салоне во всю кипела работа. С Алексеем вежливо здоровались, пока он добирался до своего кабинета. Сашки не было. Мотался по городу, как объяснила секретарша. Алексей тут же набрал Сашкин номер.
  - Слушаю, - заспанный голос произнес это слово с явным усилием.
  - Ты че спишь что ли? - оторопел Алексей.
  - Леха, скока время? - голос начинал раздражаться.
  - Девять утра, я уже у тебя в салоне.
  - Блин ты у себя в салоне, а у меня отпуск. Короче рули там, а я через пару часов подъеду. Лады?
  - Как знаешь. Ладно, отбой. - Алексей отключился и сел за стол, расположенный в офисе буквой 'Т'.
  - Алексей Сергеевич, разрешите, Вам необходимо бумаги кое какие просмотреть. Поставщики уже все телефоны оборвали. Это договора на поставку новых 'тойот'. - Секретарша вопросительно взглянула на Алексея.
  - А в чем проблема? Почему мы не даем 'добро'? - Алексей разглядывал секретаршу, прищурив внимательные глаза. Женщина буквально кожей ощутила его взгляд.
  - Они предлагают товар по очень низкой цене и доверия не вызывают. Мы с этой фирмой первый раз работаем.
  - Так, давайте еще раз для начала познакомимся?
  - Екатерина Викторовна Седакова. Можно просто Екатерина.
  Седакова смотрела на Алексея сверху вниз, подойдя к основанию стола. На вид ей было лет тридцать. Волосы распущены по плечам. Строгий деловой костюм в полоску выгодно подчеркивал ее фигуру. Курносый нос поддерживал аккуратные очки.
  - Очень приятно. Присядьте, не люблю, когда смотрят сверху вниз без необходимости. Давно вы работаете в Андромеде.
  - Пару лет.
  - А до этого?
  - Я работала в другой фирме, но она как бы это вам сказать... разорилась.
  - Надеюсь не из-за ваших советов? - пошутил Алексей.
  - Знаете что? - возмущенно покраснев, подскочила Седакова.
  - Успокойтесь, сядьте, я пошутил, простите меня, это была неудачная шутка. Вы какая-то напряженная. - Алексей с интересом разглядывал молодую женщину.
  - Извините, - Седакова села на место. - Что нам делать с этой фирмой. Я слышала ее руководство связано с криминалом. Машины могут быть и угнанными. Отказываться то же опасно. Могут проблемы возникнуть.
  - Короче сделаем так. Насколько я понимаю, у нас есть своя служба безопасности. Вызовите ко мне ее шефа. А сами оставьте мне эти договора и занимайтесь текущими вопросами. У вас еще что-то?
  - Нет, все.
  - Ну, вот и славно. - Алексей поднялся из-за стола, давая понять, что разговор окончен.
  Через десять минут Седакова по селектору доложила, что подошел Никитин Борис Егорович, начальник службы безопасности.
  Пообщавшись с бывшим подполковником ФСБ, Алексей поручил ему собрать информацию по фирме и ее руководстве. Никитин пообещал через три дня предоставить полное досье.
  Пока решали эти вопросы, в салон подъехал Сашка. Выслушав Алексея и Никитина, тот согласно кивнул и, взглянув на часы, умчался на встречу с какими-то представителями из Германии.
  Весь день Алексей проторчал в офисе, а вечером зарулил к ребятам домой. Сашка сидел дома один, а Светка еще не пришла с работы.
  - Леха мне надо с тобой серьезно поговорить, - Сашка тяжело присел в кресло возле Алексея расположившегося на диване.
  - Что произошло? - Алексей сразу почувствовал гнетущую атмосферу и пододвинулся к Александру.
  - Тебе Седакова говорила, что одна фирма хочет втюхать нам свои иномарки?
  - Да говорила, я Никитину поручил разузнать об этой фирме.
  - Он уже давно все разузнал. Просто не стал тебе все говорить. Я ему велел связаться со мной, как только ты заинтересуешься этой фирмой.
  - И что? - Алексей насторожился.
  - Эта фирма, 'Мираж', принадлежит, не гласно, Шраму. Он же Шрамов Вячеслав Игоревич. Слышал про такого?
  - Нет, меня долго не было здесь. - Алексей пожал плечами.
  - Четыре года назад, в городе был крупный передел. Несколько группировок схватились за центр города, лакомый кусок для ментов и бандитов. Основная развлекательная индустрия находится в центре города. Комиссионные не хилые. Сейчас нет такого понятия как крыша. Это было в девяностых. Сейчас организуются частные охранные агентства, которые стригут с торгашей долю от бизнеса. Заметь 'Андромеда' расположена тоже в центре.
  - И кому ты платишь? - Нахмурился Алексей.
  - Дойдем и до этого, - ушел от ответа Александр - так вот, в результате передела, центр достался Шраму, которого поддержали в столице крупные авторитеты. Позже Шрам хорошо поднялся на эти 'дивиденды'. Он пробился в администрацию города. Теперь он депутат Московской городской думы. Однако с прошлым своим не порвал. На его подручных зарегистрированы ряд фирм. В том числе и эта. Если мы с ними схлестнемся, мало не покажется. Сечешь? Но и работать с ними нельзя, подомнут под себя. Я не знаю, как они делят территорию с ментами, но криминал связываться со Шрамом не хочет. Стригут по краям города по мелочи. - Сашка вздохнул и, встав, вышел на кухню.
  Алексей сидел крепко озадаченный сложившейся ситуацией. Противостоять Шраму было в данной ситуации просто не реально, но выход искать нужно было как можно быстрее.
  Внезапно раздался звонок в дверь и в квартиру влетела Светка. С ее приходом проблемы как то отошли на задний план. Все расположились на кухне и обсуждали предстоящий переезд в Штаты.
  Ближе к десяти вечера, Алексей засобирался домой, и, попрощавшись, чмокнув в щечку сестру, выскочил из подъезда на улицу. По дороге домой он обратил внимание на черную иномарку следовавшую за ним буквально попятам до самого дома. Мысли о Шраме вновь начали терзать Алексея.
  Утром в салоне Алексей вызвал к себе Никитина.
  - Здравствуйте Алексей Сергеевич, - Никитин пожал протянутую Алексеем руку.
  - Доброе утро. Александр рассказал мне о 'Мираже'.
  - Понятно, что Вы решили?
  - У вас остались связи в вашей конторе? - Алексей присел на свое кресло и жестом предложил присесть Никитину.
  - Да конечно, спасибо, - Поблагодарил Никитин и присел.
  - Вы сами думали над сложившейся ситуацией? - Алексей через стол изучающее рассматривал подполковника.
  - Да, я проанализировал все имеющиеся данные по этой фирме. Могу сказать, что за последний год при ее участии к Шраму отошли уже три автосалона. Сначала они не навязчиво предлагают свой товар по более броской цене, затем спустя какое-то время устанавливают монополию на приобретение их моделей, ну и в конце входят в руководство управления компанией. Это стандартная схема действий. В итоге бывший руководитель остается не удел. Шрам выдаивает все до копейки из салона, банкротит его, и, продает за гроши, затем ищет новую жертву.
  - Не хилый расклад. И что, никто не пытался противостоять или отказаться?
  -Был один прецедент, но он закончился не в пользу хозяина автосалона. Его нашли повесившимся в своей квартире.
  - Ясно. Предложения есть какие-нибудь?
  - Сложно сказать. За Шрамом сейчас мощь плюс власть, против этого сложно бороться. - Никитин пожал плечами.
  - Значит пока ничего. Понятно. Хорошо спасибо за информацию Борис Егорович.
  - Да не за что, я собственно ничего нового вам не сказал Алексей Сергеевич.
  - Что с вашими связями, они могут как то пригодиться?
  - Смотря в чем, я не всесилен. Мой вам совет Алексей Сергеевич, если будете сражаться уберите семью как можно дальше и переведите все деньги на другие счета, чтобы Шрам не смог их достать.
  - Я понял, спасибо, - Алексей встал, давая понять, что разговор окончен.
  - Алексей Сергеевич, к Вам посетители, - раздался напряженный голос Седаковой из селектора.
  Никитин многозначительно посмотрел на Алексея и, кивнув, вышел из кабинета.
  - Пусть проходят, - нажав на кнопку, распорядился Алексей.
  В кабинет зашли трое мужчин. Один из них был лет пятидесяти с профессорской бородкой, в очках. Одет в элегантный костюм, а по кабинету разлился запах дорогого парфюма. Двое других были крепкими ребятами тоже в классических костюмах, они встали в начале стола, а мужчина прошел по кабинету, и, протянув руку, представился:
  - Добрый день Алексей Сергеевич, имею честь представиться Казаков Виталий Дмитриевич, юрисконсульт фирмы 'Мираж'.
  - Здравствуйте, - Алексей сдержано пожал руку и жестом пригласил присесть.
  - Благодарю вас. Я не буду ходить вокруг да около, скажу прямо, Алексей Сергеевич, нам очень хочется установить с вами тесное деловое сотрудничество. Ваш салон занимается продажей автомобилей. У нас к вам есть конкретное предложение. Я уже подходил к вашему предшественнику с этим вопросом, но он попросил время подумать. Я надеюсь, он ввел Вас в курс дела?
  - Да, разумеется. Я так же наводил справки о Вашей фирме, прежде чем озвучить Вам свое решение.
  - И что же? - В кабинете повисла гнетущая тишина, - какое ваше решение по нашему вопросу?
  - Понимаете, Виталий Дмитриевич, многие бизнесмены нашего города, крайне негативно отзываются о деятельности Вашей фирмы.
  - Вы не с того начинаете уважаемый Алексей Сергеевич, - в голосе юриста послышались железные нотки.
  - Я у себя в кабинете и как мне начинать я решу сам. - Отрезал Алексей.
  - Хорошо, - глаза Казакова сузились - мы примем любое Ваше решение.
  - Я отказываюсь от Ваших услуг. - Алексей подался вперед, вперив взгляд в юриста.
  - Что ж, - тот казалось, был крайне обескуражен таким поворотом событий, - мне очень жаль, что мы не смогли с Вами договориться.
  Юрист рывком встал с кресла и, поправив галстук, замер, глядя на Алексея.
  - Мой Вам дружеский совет, пересмотрите свое решение, - Казаков снял очки, протер глаза и, водрузив их обратно, направился к выходу.
  - Я уже решил, и решения своего не изменю. - Алексей тоже поднялся и вышел из-за стола.
  - Всего доброго, господин Махнев, - Казаков кивнул напоследок головой и, развернувшись стремительно вышел из кабинета.
  Алексея всего трясло. Он только что объявил войну.
  
  Глава 10: ОХОТА (часть первая)
  Прошла неделя, после разговора Алексея с Казаковым. Ожидание подвоха со стороны Шрама изнуряло. Саня, на новость сообщенную Алексеем, лишь задумался на мгновение, а потом молча кивнул Алексею, принимая его решение.
  Салон работал в штатном режиме. Никто из сотрудников ничего не подозревал. Алексей, заключил несколько выгодных сделок. И уже почти забыл о Шраме, когда тот дал о себе знать.
  Ночью в салоне начался пожар. По камерам видефиксации было видно, как какая-то иномарка на скорости влетела в витрину салона, разбила витражи и, уткнувшись в одну из машин, выставленных на продажу, занялась огнем.
  При опознании виновника ДТП, выяснилось, что труп, найденный в машине, принадлежал местному бомжу, у которого была львиная доля алкоголя в крови. Благодаря системам пожаротушения и оперативным действиям пожарников, огонь удалось локализовать, а затем потушить. Ущерб оценивался в несколько миллионов рублей.
  Сгорело три иномарки, стоимостью от двух до четырех миллионов.
  На следующее утро в офисе Алексея раздался звонок.
  - Алексей Сергеевич? - голос показался Алексею знакомым.
  - Да, что вы хотели?
  - Вас снова беспокоит Казаков. Не сочтите за дерзость, вы не хотели бы со мной встретиться и вновь обсудить наши условия?
  - Значит это все-таки ваших рук дело? - холодно поинтересовался Алексей.
  - О чем вы, милый мой, о пожаре? Бросьте, это не наш уровень. - Алексей явственно увидел ухмылку Казакова.
  - Хорошо, когда и где?
  - Ну, вот это уже конструктивный разговор, я сообщу Вам детали предстоящей встречи дополнительно. До встречи Алексей Сергеевич. - В телефоне раздались гудки.
  Алексей отключился и поставил трубку радиотелефона в зарядное гнездо. Затем он поднялся из-за стола и подошел к огромному окну, выходящему в салон. С наружи окно было абсолютно зеркальным, а вот изнутри можно было видеть весь салон как на ладони.
  В салоне велись восстановительные работы. Устанавливались новые витражи.
  Алексей увидел, как в салон зашел Александр и направился в офис.
  - Здарова, - Саня улыбнулся и пожал протянутую Алексеем руку.
  - Они звонили мне, только, что. - Алексей посмотрел на Саню.
  - Хотят, что бы ты пересмотрел предложение. В принципе я ничего от них другого не ждал.
  - Если я не соглашусь, то они как минимум от салона камня на камне не оставят. А по максимуму возьмутся за близких мне людей.
  - Вот второго я, Леха, честно говоря боюсь больше. - Саня сел за стул и пригнувшись к селектору, нажал на кнопку вызова. В кабинет зашла Седакова.
  - Катюша, сделай кофе пожалуйста.
  - Хорошо Александр Евгеньевич, а вам Алексей Сергеевич нужно, что-нибудь?
  - Нет Екатерина, спасибо.
  Седакова вернулась к себе и спустя пять минут принесла на маленьком подносе кружку дымящегося кофе. Затем она подала листок бумаги Алексею. Тот прочитал и нахмурился, положив листок перед собой, а затем вопросительно посмотрел на Седакову.
  На листке было заявление об уходе.
  -Я не хочу оказаться между молотом и наковальней, Алексей Сергеевич. У меня есть малолетняя дочка. Я очень боюсь.
  - Катя я все понимаю, давай сделаем так. Я дам тебе отпуск. А когда все устаканится, ты выйдешь на работу. Договорились? - Алексей изучающее посмотрел на секретаршу.
  - Как скажете, спасибо. Я свободна?
  - Да. И подготовь соответствующий приказ. И на консультантов - немного погодя, когда Седакова была уже в дверях, добавил Алексей.
  - Хорошо.
  - Она хороший специалист. Ты мудро поступил, что не отпустил ее - подмигнул Алексею Саша.
  - Меня больше сейчас волнует Шрам.
  - Ты что, хочешь согласиться? - прихлебывая горячий кофе, и щурясь, уточнил Александр.
  - Нет, я хочу тряхнуть этого Казакова.
  - Ты затеял опасную игру Леха. Это тебе не Чечня. Тут не спишут все на мину или на шальную пулю.
  Алексей хотел ответить, но тут раздался телефонный звонок. Ответив на него, Алексей хмуро посмотрел на Саню.
  - Позвонили дилеры из компании Митсубиши Моторс. Они приостанавливают поставки машин в наш салон. До решения всех вопросов.
  - Как быстро разлетается молва в городе. - Поцокал языком Саня.
  - Ладно, мне сейчас здесь делать не чего. Казаков выйдет на связь позже. Поеду по городу прокачусь.
  - Сгоняй до Яны узнай как у нее делишки? - подмигнул Саня.
  - Видно будет, - усмехнулся Алексей.
  Встав из-за стола, они оба вышли из салона и каждый сев в свою машину и помахав друг другу рукой, разъехались в разные стороны.
  Алексей проезжал по своему кварталу не спеша, разглядывая появившиеся новые дома, магазины, салоны. В голове крутился Казаков со Шрамом, а плана действий у него так и не было. Хотя Казаков мог позвонить в любой момент.
  Сворачивая на знакомую аллею, Алексей вдруг увидел девушку, спешащую по своим делам. Что-то до боли знакомое проскользнуло в памяти. Это была Верка Богданова. Они вместе учились в политехе. Встречались. Любовь-морковь и все такое. Леха частенько заходил к ней в гости. У Верки был только отец алкаш. Мать умерла от рака, когда Вере было шестнадцать. Отец после этого начал уходить в запои. Леха часто высказывал ему. Но тот лишь согласно кивал и уходил в свою комнату, с очередной бутылкой.
  Когда Алексей уходил в армию, Вера обещала переписываться, но написали они друг дружке от силы два три письма. Да Алексею собственно и некогда было писать. Он даже сейчас не знал, как сложилась судьба у Богдановой. Вышла замуж, не вышла. Есть дети или нет. А ведь она в любви клялась ему, чуть ли не каждую ночь, засыпая в его объятиях на разбитом диване у нее дома. И как он до сих пор про нее не вспомнил. Не навестил.
  Алексей понял, что Вера идет в сторону дома и, двигаясь за ней на расстоянии, следил до самого дома. Как только Вера зашла в подъезд, Алексей поставил машину на сигналку и, выкурив сигарету, позвонил в домофон, набрав произвольный номер.
  - Слушаю, - раздалось в динамике.
  - Здравствуйте, это скорая помощь, нам необходимо попасть в подъезд. Откройте пожалуйста. - Алексей был сама вежливость.
  Раздался сигнал и в следующее мгновение Алексей поднимался на пятый этаж, где располагалась знакомая ему квартира. После второго звонка дверь открылась и на пороге появилась Вера.
  - Здравствуйте - поздоровался Алексей улыбаясь.
  - Здравствуйте, что вы хотели? - Вера уже успела переодеться и теперь стояла на пороге в коротком застиранном халатике, который только лишь подчеркивал красоту и стройность ног девушки. Алексей явственно почувствовал, что у него уже очень давно никого не было.
  - Здесь Вера Богданова живет?
  - Да это я, а что вы хотели? - девушка повторила вопрос.
  - Я друг Алексея Махнева, вы помните такого?
  Глаза у девушки потускнели, видимо нахлынули воспоминания.
  - Проходите, только у меня не прибрано. Давайте я вам чаю налью.
  - Спасибо, а вы не замужем? А то вдруг супруг придет не вовремя.
  - Нет, - Вера повеселела, - я не замужем. Как то времени не хватает. А вам Алексей про меня рассказывал что-нибудь? Кстати вы так и не представились?
  - Вы не поверите, но я, то же Алексей. - Парень прошел на кухню и сел за стол на табуретку.
  - Я не помню вас на похоронах, я их вообще плохо помню. Для меня все как в тумане было. Вы были на них?
  - Нет, я служил вместе с ним в Чечне. Он рассказывал мне о вас.
  Вера включила чайник и поставила чашки на стол.
  - Вам сколько сахара? - Поинтересовалась она.
  - Четыре, - брякнул Алексей и тут же закусил губу под удивленным и несколько подозрительным взглядом Веры. 'Блин Леха же тоже по четыре клал'
  - Вы как Алексей, то же сластена?
  - Да, люблю. У нас с ним много общего. Было, - успел поправиться Алексей.
  - Давай на 'Ты' - предложила Вера.
  - Давай - согласился Алексей, наводя себе чай.
  - А что тебе Алексей обо мне рассказывал. - Вера уселась напротив, поджав одну ногу под себя на табурете.
  - Ну, рассказывал, что ты симпатичная, что любовь у вас с ним была. Что в институте вместе учились.
  - Да он полгода, только отучился, а потом свинтил оттуда - фыркнула Вера.
  - Почему 'свинтил'? - Возмутился было Алексей, но осекся по удивленным такой реакцией взглядом Веры.
  - А чем ты занимаешься? - Вера не сводила глаз с Алексея, словно изучая его.
  - Ну, у меня тут свой бизнес. Автосалон 'Андромеда' слышала про такой?
  - Да, конечно. Но там вроде бы учредителем Махнева Светлана, была, Лешкина сестра. А исполнительным директором ее муж гражданский.
  'Блин, вот же встрял' - Усмехнулся про себя Алексей.
  - Они передали мне дела, как Лешкиному хорошему другу, а сами в Штаты хотели перебраться.
  - Понятно, - Вера задумчиво разглядывала Алексея, делая глоток чая из своей кружки.
  - А ты откуда в курсе? - удивился Алексей.
  - Я в аудиторской компании работаю, знаю более или менее крупных предпринимателей в городе.
  - Здорова. - Алексей отхлебнул чаю и принялся разглядывать кухню. Здесь практически ничего не изменилось. Затянутая паутиной решетка вентиляции. Старая мойка с отскочившими кусками эмали. Кухонный гарнитур, с покосившимися дверцами и облупившимся местами пластиком. Изрезанный и заштопанный линолеум на полу.
  Клетчатые обои с отслоившимися швами.
  - Бедно, для аудитора? - улыбаясь, спросила Вера.
  - Да как то, да - улыбнулся Алексей.
  - Я дома в последнее время редко бываю. Все в командировках, да в гостиницах.
  Отец у меня запойный. А мама умерла от рака, когда мне было шестнадцать.
  - Леха рассказывал об этом. Он переживал, как ты тут одна с отцом справляться будешь.
  - А что с ним справляться он же у меня не буйный. Ты очень мне напоминаешь Лешку. Такая же манера говорить, держать себя. Если бы я сидела в соседней комнате, то решила бы, что это он. Ты меня как то сразу расположил к себе. Долго вы с Алексеем дружили?
  - Ну как сказать, всю Чечню вместе прошли. - Пожал Леха плечами.
  - Значит ... ты знаешь как он погиб. Там ведь еще брат с ним служил. Никита.
  - Да, жалко парней, Никиту я тоже знал, - вздохнул Алексей. - Ладно Вер, пойду я.
  Если хочешь, можем дружить. Запиши мой номер телефона.
  - Хорошо сейчас, - Вера полезла в сумочку за телефоном, а Алексей направился к входной двери, одевать кроссовки. 'Не узнала, может признаться ей?'
  Пока Алексей, наклонившись, одевал кроссы, в квартиру ввалился пьяный Веркин отец, Сергей Григорьевич. Он в потемках налетел на Алексея, тот едва успел выпрямиться и поймать отца. Мгновение тот смотрел на Алексея, а потом жалобно заскулил и принялся вырываться из рук.
  - Не трожь меня, - пыхтел он - я еще по живу.
  - Конечно поживешь - удивился Алексей и отпустил отца.
  - Сначала живой меня все доставал, а теперь с того свету за мной пришел? - Отползая по стенке, в сторону большой комнаты, жалобился Григорьевич.
  - Пап ты о чем? - не поняла Вера.
  - Да вон, о нем, - махая в сторону Алексея, произнес Веркин отец. - Вон как глазами таращит.
  - Ни чего не понимаю, кто с того света пришел? - Верка переводила взгляд с отца на Алексея.
  - Ты чо, совсем? Скажи, еще, что не видишь его? - Взвинтился Григорьевич, махая в сторону Алексея рукой с бутылкой и разбрызгивая ее содержимое по коридору и обоям из-за чего остро запахло спиртом вокруг.
  - Да кого? - Не понимала Вера.
  - Да Лешку свово, Кого ж еще то? Вон стоит, зырит то как. - Григорьевич продолжал двигаться копчиком вперед, держась и нащупывая позади себя рукой стену. В последний момент стена кончилась и Веркин отец, потеряв точку опоры, резко ушел из поля зрения Алексея и Веры.
  Раздался звук падения и грохот опрокидывающейся мебели. Вера с Алексеем метнулись в большую комнату. Бутылка водки каталась по комнате, разливая жидкость по паласу. Сам Григорьевич, лежал в неестественной позе в кресле, ногами к верху. А рядом на журнальном столике лежала опрокинутая ваза с искусственными цветами, которые разметали по столу ноги Григорьевича в старых кедах. Григорьевич пыхтя пытался выбраться из не удобной позиции, хотя это ему не удавалось.
  Алексей подошел к Вериному отцу и помог принять в кресле удобное положение. Поставив бутылку с водкой на стол. Там еще оставалось на пару рюмок.
  - Сгинь, я те сказал. - Поднимая ногу, словно пытаясь защититься, махал рукой Григорьевич.
  - Да угомонись ты уже. - Плюнул Алексей и развернулся в сторону выхода.
  В следующее мгновение Верка с визгом прыгнула Алексею на шею, обняв его руками и впившись губами ему в щеку. Алексей оторопел, а потом, поймав Верины губы, поцеловал ее. Вера оторвавшись от Алексея прижалась к его груди.
  - Лешенька, я ведь верила. Ты во сне ко мне приходил - Вера всхлипывала, судорожно сглатывала и продолжала - ты стоял, улыбался и говорил мне, зачем я тебя похоронила ты ведь живой.
  - Так я ж живой - Алексей гладил прижавшуюся к нему девушку по спине.
  - Полгода ты мне снился после похорон. Я все верила. Бывают ведь ошибки.
  Сколько случаев таких было. А потом работа и рутина завертели. Я старалась с головой в работу уходить. Я ведь любила тебя, и сейчас еще люблю.
  - Ну, тихо, тихо моя, успокойся. - Алексей провел рукой по волосам и снова нежно поцеловал Веру в губы.
  Их идиллию прервало бульканье со стороны. Отец видимо поняв что все в порядке, а злой призрак в виде Алексея, совсем ни какой не злой и пришел по своим делам к его дочери, то следовательно можно дальше радоваться жизни. С этими мыслями Григорьевич влил в себя остатки водки и, не рискнув передвигаться на ногах, свернулся колечком в кресле, искоса наблюдая за парочкой, и следя за дистанцией между ним и призраком.
  Алексей развернувшись показал кулак Григорьевичу, от чего тот сначала встрепенулся, вытянув шею и решив видимо запротестовать, но потом благоразумно вжал голову в плечи и отвернулся в сторону окна.
  Спустя двадцать минут, Алексей вез Веру к себе домой. Та сидела в кресле машины и не верила своему счастью. Она позвонила на работу и сказала, что возьмет до конца рабочего дня выходной.
  Спустя еще полчаса Алексей и Вера ввалились в квартиру, целуясь на ходу и задыхаясь от переполнявшего их желания. У Веры, по-видимому, то же долго никого не было.
  - Я в душ, - прошептала Вера и, скидывая одежду на ходу, умчалась в ванную.
  Алексей затемнил шторы и включил легкую музыку. Достал из холодильника шампанское и, открыв его, наполнил оба бокала. Затем он взял бокалы с шампанским и направился в ванную. Вера набрала полную джакузи воды и теперь утопала в благоухающей пене.
  Увидев Алексея, она округлила глаза и над водой осталась одна только голова.
  - Вер, ну что я там не видел, - улыбнулся Алексей. - Он скинул с себя одежду и нагишом забрался в джакузи.
  - Я все равно стесняюсь, - кокетливо ответила девушка, подбираясь к Алексею.
  Они выпили по бокалу и Вера забралась сверху на Алексея, вытянувшись вдоль его тела и лежа на нем спиной. Алексей мягко массировал ей груди, слегка сжимая соски, а Вера тем временем гладила тело Алексея. Член напрягся и Вера пропустила его меж бедер, тихо поглаживая у себя внизу живота и постанывая. Мягкая теплая вода окутывала тела, а доносившаяся из зала музыка, настраивала на романтичный лад.
  Вера приподнялась и мягко опустилась на член Алексея, оба замерли от ощущений блаженства разрывавших их тела. Вера начала двигать тазом, а Алексей, схватив ее за бедра, принялся помогать ей в такт. Через минуту оба тела забились в мощном оргазме.
  Полежав еще с минуту, Алексей отстранился и, наполнив бокалы, присвистнул, глядя на пол. Вера перегнулась через бортик и увидела, что весь пол залит водой вперемежку с пеной. Она тут же подскочила и, схватив первую попавшуюся тряпку, которой оказалось полотенце, принялась вытирать пол и отжимать прямо в джакузи.
  Алексей оторопело смотрел за Вериными перемещениями, потом тоже взял полотенце и начал помогать. После того как пол был вытерт, а вода с него перемещена в джакузи, мыться там желания ни у кого не возникло. Поэтому воду выпустили и, сходив по очереди в душ, устроились на диване в зале перед большой плазмой.
  Пока Вера рассказывала о своей жизни, ребята приговорили бутылку шампанского и открыли еще одну. В голове приятно шумело. Тело отдавало сладкой истомой, предвкушая новые любовные сладкие муки. За окошком спустился вечер и в комнате воцарился мягкий полумрак.
  - Я так по тебе скучала, - прошептала Вера, прижавшись к Алексею и поглаживая его живот, опускала руку все ниже и ниже.
  - Я рад, что нашел тебя - прошептал в ответ Алексей, целуя Веру в губы и, чувствуя, как в нем просыпается желание.
  Алексей перевернул Веру на спину и принялся целовать груди. Соски напряглись и стояли торчком. Мягко массируя живот ладонями, Алексей все ниже опускал руку, пока не коснулся самого сокровенного. Вера в блаженстве зажала бедрами руку Алексея, а потом снова разжала их. Алексей, целуя груди и лаская языком соски, стал опускаться ниже. Вера закрыла глаза и полностью отдалась переполнявшему ее желанию. Алексей поиграл языком с пупком и опустился ниже. Вера застонала, когда язык Алексея коснулся ее влагалища. Она прижала руками голову Алексея к низу живота и принялась подмахивать ему в такт языку. Руки Алексея гладили бедра, мяли ягодицы, переходя вдоль тела обратно к грудям. Вера чувствовала, что вот-вот кончит и отстранилась от Алексея.
  - Входи, я не могу уже, - прошептала она ему, целуя в губы.
  Алексей закинул Верины бедра на свои и мягко вошел, замерев на мгновение, чувствуя как стенки влагалища плотно облегают его член. Спустя мгновение он начал двигаться то размеренно, то ускоряя темп. Вера стонала, обхватив ногами спину Алексея.
  Тот сел, приподняв Веру и усадил ее верхом на себя. Спустя несколько мгновений Вера упала на грудь Алексею задыхаясь от только, что бившего ее оргазма. Сколько они пролежали никто толком не знал. Казалось, оба уснули изнуренные, но довольные жизнью и собой.
  Первой зашевелилась Вера. Она с трудом разогнула затекшие в коленях ноги и, обмотавшись лежащим рядом полотенцем, принесенным из ванной, направилась на кухню.
  Спустя какое-то время из кухни начали доноситься запахи жареной яичницы и колбасы. А в нос ударил резкий запах кофе. Алексей разлепил глаза и увидел, как Вера сидит рядом в его рубашке и пьет кофе из кружки.
  - Ну ты герой, не мог даму нормально спать уложить. Я еле ноги разогнула.
  - Да я сам не помню, как вырубился, - беря кружку у Веры и глотнув кофе, сел Алексей.
  - Там яичница с колбасой. Больше у тебя кроме сыра и консервов ничего нет. Один алкоголь.
  - Да это мы тут с родственниками собирались, - пытался оправдаться Алексей.
  Вера забрала у него кружку и ушла на кухню. Алексей поднялся, надел из ванной халат и отправился следом за Верой. Часы на кухне показывали двенадцать ночи.
  - Это завтрак? - приподняв бровь, поинтересовался Алексей.
  - Ужин. - Уточнила Вера и отправила в рот кусок яичницы.
  Часов до двух они смотрели телевизор, лежа на расправленном диване, прижавшись друг к другу. Потом снова занялись любовью. Когда ребята уснули, часы показывали три утра.
  Алексей не знал, что на его телефоне с включенным беззвучным режимом было три пропущенных вызова Казакова.
  Утром, подбросив Веру до работы, Алексей отправился в салон.
  
  Глава 11: ОХОТА (часть вторая)
  На пороге салона Алексея встретил Никитин. Он сообщил Алексею, что приезжал Казаков, узнать, почему тот не берет трубку и не ушел ли Алексей в бега.
  - Я видел звонки, спасибо Борис Егорович. Я разберусь.
  - Я боюсь, Алексей Сергеевич, что они с Вами разберутся, а не вы. У нас под ружье можно поставить человек десять, еще я могу старых гвардейцев подтянуть, это еще человек десять. Но, боюсь, у них перевес будет минимум раз в пять. Плюс они могут задействовать силовые структуры. Не забывайте про Шрама. Ваш враг не Казаков. Он пешка. Предприниматели практически все под Шрамом в этом городе.
  - Живы будем, не помрем, - зло усмехнулся Алексей, и поднялся к себе в кабинет.
  Набрав номер Казакова, Алексей дождался ответа на том конце.
  - Алексей Сергеевич, доброе утро. Вы заставляете нас волноваться.
  - Я не собираюсь играть с вами в прядки. Что вы хотели?
  - Да собственно ничего нового. Наше предложение остается в силе.
  - Я объясняю вам ситуацию еще раз. Я не согласен. Если подобные инциденты будут продолжаться, я думаю, вы поняли, о чем речь, я буду вынужден принять меры.
  - Мне очень жаль, что мы так и не смогли договориться с Вами Алексей Сергеевич.
  - В трубке раздались гудки.
  'Хрен тебе по всей морде' - зло выругался Алексей.
  Через три часа Никитин доложил Алексею, что подъехали два джипа. В офис направляются три человека, остальные шестеро вышли из машины и ждут.
  В кабинет без стука зашли три молодых парня. Зло сверля глазами один подошел к столу:
  - Алексей Сергеевич, вам необходимо проехать с нами.
  - Куда? - Сидя в кресле, поинтересовался Алексей.
  - Мы не уполномочены отвечать на подобные вопросы, прошу Вас для вашей же целостности, проследовать за нами. В противном случае мы будем вынуждены применить силу.
  - Это Казаков вас направил? Я с места не тронусь. - Алексей поднялся, разминая шею и пожимая плечами.
  Парни переглянулись, а затем медленно двинулись к Алексею. Один из них вынул шокер, второй наручники, третий телескопическую дубинку. Тот, что был с дубинкой, замахнулся и пытался нанести удар. Алексей выбросил вперед руку, и удар ушел по касательной. В следующее мгновение правой рукой Алексей нанес удар в кадык. Этого хватило. Парень схватился за горло и стал медленно оседать. Выхватив дубинку из ослабевших рук, Алексей увеличил дистанцию между противниками. Те немного растерялись, поглядывая на своего напарника. Один отодвинул ворот пиджака и по приемнику передал остальным, чтобы выдвигались сюда. Алексей понял, что времени у него нет. Сделав рывок, он сделал обманное движение, заставив противника уйти с линии атаки, в следующее мгновение нанес хлесткий удар по лицу дубинкой. Парень крутнулся волчком и, упал на пол, схватившись за лицо. Внизу послышалась какая-то возня, видимо охрана сцепилась с гостями. Никитин был на уровне. Не спасовал. Третий попятился и выскочил из офиса в салон. Алексей бросился вслед за ним. В салоне у входа стояли шесть человек. У всех были стволы. Напротив них стоя за машинами, прятались трое наших вместе с Никитиным. Парни тоже были вооружены.
  Когда шестерка гостей увидела утекающего во все лопатки по лестнице своего сослуживца, в их глаза появилась некоторая растерянность.
  - Баламут, где Сыч и Митяй? - спросил подошедшего и запыхавшегося парня видимо начальник всей этой братвы.
  - Митяю хана, этот упырь ему кадык сломал каратист хренов, а Сыч в отрубе там наверху.
  - Ты чо, мажор, попутал чо? - обратился к Алексею главарь.
  Алексей молча спустился вниз и, обращаясь к главарю, произнес:
  - Набери-ка мне своего начальника.
  - Да на хрена мне это надо. Мне сказали тебя привезти.
  - Верю, получилось?
  - Ты не быкуй мажор, еще не все кончено. Дай мне своих забрать и мы уедем.
  - Да ты 'чо'? - Изумился Алексей, - мне кажется, тут разбойным нападением пахнет. Камеры тут везде, а ты стволами машешь? А?
  Главарь замешкался, озираясь по сторонам в поисках камер. Увидев их, в его глазах прочиталось замешательство. Видимо он впервые попал в такую ситуацию и не знал как себя вести. Он дал знак своим убрать оружие и выйти на улицу. Затем достал телефон и набрал номер. Проговорив минуты две, он подошел к Алексею и протянул ему трубку: 'С вами хотят переговорить'
  - Слушаю, - произнес Алексей.
  - Вы оказывается очень серьезный противник Алексей Сергеевич, - раздался спокойный голос в трубке.
  - С кем я разговариваю, - Алексею голос был не знаком.
  - Это человек, который заинтересован в положительном исходе нашего дела. Имя мое вам знать ни к чему. Пока ни к чему. Мои бойцы действовали очень грубо. Их об этом не просили. Хмыря я накажу. Я могу вам сказать, что все, что вы дальше предпримите, я имею ввиду походы в милицию или еще куда-нибудь будут бессмысленными и пустыми.
  Не тратьте свое время зря. Мы еще с вами свяжемся. И будьте добры отдайте им бойцов. Ведь вам труп ни к чему. Начнутся проблемы с милицией. Передайте пожалуйста трубочку Хмырю.
  Хмырь еще две минуты разговаривал по мобиле, потом отключился. Взглянув на Алексея он вопросительно кивнул в сторону офиса. Алексей усмехнулся и дал добро.
  
   * * *
  
  Седой мужчина лет пятидесяти молча смотрел в окно на пробегающие мимо по набережной Москвы-реки машины. За спиной располагался просторный кабинет с красной дорожкой и массивной дубовой мебелью. Этот кабинет он занял полтора года назад, когда стал народным избранником. Депутатство в МосгорДуме обошлось ему не дешево. Пришлось приложить все силы и влияние. Но результат того стоил. Теперь можно было легально отмывать средства, поступающие в его частную казну и уходящую на откаты местным чиновникам, для осуществления своих замыслов и проектов.
  В свои пятьдесят Вячеслав Игоревич Шрамов сохранил хорошую форму. Он был подтянут. Ни грамма лишнего жира. Волевое лицо, покрытое редкими морщинами и закаленный в свое время на зоне характер, плюс аналитический склад ума и большой жизненный опыт помогли Шрамову сделать блестящую карьеру. Дела шли в гору. Но в последнее время, в городе появился коммерсант не желающий жить по общепринятым правилам. По его, придуманным для всех правилам. Внезапно, прервав размышления Шрамова, на столе зазвонил селектор:
  -Вячеслав Игоревич, к вам Казаков. Пропустить? - раздался из динамика приятный женский голос.
  -Да,- ответил Шрамов и вспомнил приятные округлые формы своей новой секретарши Олечки.
  Приподнявшееся было настроение, испортил визит Казакова.
  - Разрешите? - В кабинете появился Казаков.
  - Проходи, - Шрамов жестом указал на стул за длинным массивным столом.
  - Спасибо, - Казаков немного потоптавшись у входа, прошел по кабинету и присел на предложенный стул.
  Шрамов обогнул стол и присев на краешек прямо перед Казаковым, распахнул полы пиджака.
  - Расскажи-ка мне дружок, что это было в 'Андромеде'? - глядя сверху вниз, поинтересовался Шрамов.
  - Вячеслав Игоревич, мы не ожидали, что Махнев окажется таким упертым.
  Обычно такая схема прокатывала. - Виновато ответил Казаков, пряча глаза от жесткого взгляда начальника.
  - 'Не ожидали'? А за что я мать твою плачу тебе деньги, на которые можно десять таких дармоедов, как ты содержать? - Жестко, но спокойно спросил Шрамов. - Ты должен был спрогнозировать развитие событий. А вместо этого вляпался по самое 'не балуйся'. Мне самому пришлось разруливать ситуацию.
  - Простите что ... - начал было оправдываться, белея Казаков.
  - Да на кой хрен, мне твое 'простите'. Засунь себе его в задницу. Ты знаешь, что зам начальника ГУВД Алмазов позвонил мне и поинтересовался моим здоровьем. Ты знаешь, что у его оперов есть записи с камер 'Андромеды'? Думаю, ты догадываешься что там. - Шрамов резко поднялся со стола и, застегивая пуговицу на пиджаке, прошел за свое рабочее место.
  - Значит так, сегодня я встречаюсь с Алмазовым, попробую выкупить у него эту пленку. А ты дружок, - Шрамов ткнул пальцем в Казакова - еще раз такой косяк упорешь, пеняй на себя. Мне нужна эта 'Андромеда'. Ею интересовались серьезные концерны. У нее большой потенциал. И я не собираюсь из-за твоих ошибок терять такой кусок. Решай с Махневым. Все.
  Казаков поднялся на ватных ногах и вышел из кабинета. Такой взбучки он еще не получал. Ему доводилось видеть шефа в гневе, когда тот орал на подчиненных и он прекрасно знал, что Шрамов слов на ветер не бросает. А деньги он ему, конечно, платил не малые. Хотя и Казаков приносил своими аферами шефу не меньше.
  'Будь не ладен этот Махнев' - сквозь зубы процедил Казаков и в спешке покинул здание администрации.
  
   * * *
  
  В шашлычной, что располагалась в пяти километрах от черты города, вовсю хлопотал Азамат. Этот колоритный, седой кавказец перебрался в столицу в начале девяностых. Выкупил развалившееся кафе и переделал его в шашлычную. Благодаря хорошей кавказской кухне и помощи своих земляков, кафе с гордым и звучным названием Терек пользовалось хорошей славой. Здесь всегда были посетители. Однако когда тут проводили встречи уважаемые во всем городе люди, кафе закрывалось на спецобслуживание.
  Вот и теперь в кафе за столиком сидели два человека и мирно беседовали. Двери кафе были закрыты для остальных посетителей.
  - Твои бойцы хорошо наследили в Андромеде - произнес седой человек, сидящий напротив Шрамова. Человека в городе знали как генерала Алмазова, занимающего высокий пост в министерстве МВД. Алмазов был среднего роста. Плотного телосложения. Короткая седая стрижка и небольшие усики придавали ему особый шарм. Однако жесткие зеленые глаза из под густых бровей, выдавали в нем матерого хищника.
  - Виктор Петрович, - глядя на то, как Алмазов отрывает с шампура кусочек шашлыка и, отправляя его в рот, запивает вином, начал Шрамов - это недоразумение я улажу. Такого больше не повториться.
  - Я знаю, что не повториться, - вытирая руки о салфетку и швыряя ее на стол, откинулся назад с бокалом в руке Алмазов. - Мне уже скоро станет очень трудно покрывать твои делишки Шрам. Ты все больше начинаешь действовать грубой силой. Стареешь что ли?
  - Нет, просто мой человек переоценил свои возможности. Теперь он исправляется. - Шрам прищурившись, даже не тронув мяса, смотрел на генерала.
  -Да-а, - протянул Алмазов, - вернуть бы старые времена, а, Шрам? Я бы тебя опять посадил, как тогда. Впрочем, я и сейчас могу это сделать.
  - Витя, ты уже не простой опер, да и я не карманник, каким был лет двадцать назад.
  Не забывай, что ты поднялся благодаря мне. Сколько я народу тебе сдал? - Усмехнулся Шрам.
  Алмазов действительно очень быстро сделал карьерную лестницу от простого опера до генерала МВД. Громкие раскрытые заказные убийства. Перехваченные крупные партии наркотиков. За такие подвиги, Алмазов получал внеочередные звания и буквально шел по головам. Если должность была занята, чиновника устраняли руками Шрама. Такой тандем бандита и опера приносил колоссальную помощь обоим. Шрам уходил от облав, его не трогали опера. Точки, которые крышевали другие группировки переходили в собственность Шрама. Да и дружина у него росла. Скоро эпоха бандитов закончилась.
  Приходилось легализоваться. И опять на выручку Шраму приходил Алмазов, помогая в организации и открытии частных охранных предприятии и получения лицензии на огнестрельное оружие для своих бойцов.
  - Это да, - согласился генерал и подался вперед через стол в плотную к Шраму - только и ты не забывай, кто, помог тебе кресло депутатское занять.
  Генерал снова откинулся назад:
  - Ладно, зачем звал.
  - Мне нужно, чтобы видео из Андромеды было уничтожено. - Шрамов воткнул вилку в кусок мяса и сочно откусил.
  - То, что пленка никуда не попадет, я тебе гарантирую, но уничтожить ее я пока не могу. Информация по Андромеде попала в прессу, и теперь за развитием событий следят не только журналисты но и ... - Алмазов кивнул в сторону потолка.
  - Бл..ство,- выругался Шрамов.
  -Тихо, тихо - урезонил генерал депутата и обернулся в сторону кухни - Азамат, будь добр принеси горячего мяса. Этот шашлык уже остыл.
  - Сейчас сделаю, Виктор Петрович, - раздался из глубины кухни голос кавказца.
  - Ты что-нибудь узнал, об этом коммерсанте? - Обратился Алмазов к Шраму.
  - Да ничего особого, родился, служил. Герой России, из родственников лишь сестра. И что? - Шрамов вопросительно посмотрел на Алмазова.
  - Милый мой, да ты походу вообще ни чего о нем не знаешь. Ты в курсе что, его личное дело засекречено под семью замками. Мне пришлось массу связей использовать, что бы покопаться в его прошлом.
  - И что? - Повторил Шрамов перестав жевать, и настороженно посмотрел на Алмазова.
  - А то что, он Героя получил, за спецоперацию на Северном Кавказе. За спасение Малюты. Тебе это имя о чем-то говорит?
  - Нет - покачал головой депутат.
  - Так вот дружочек, Малюта, тогда, был боевым генералом. Сейчас он один из замов Министра Обороны.
  - Вот же блин, - процедил сквозь зубы Шрамов.
  - По его указу дело Махнева было засекречено так, что проще получить досье на Папу Римского. Вся, скажем так, прелесть момента заключается в том, что они не виделись несколько лет и потеряли связь между собой. Как только дело с Андромедой примет большую огласку, Малюта непременно вспомнит своего бойца. И вот тогда тебе его не достать. Сечешь?
  - И что ты предлагаешь? - Шрамов откинулся в плетенном кресле на спинку и вопросительно посмотрел на Алмазова.
  - Андромеда лакомый кусок. Мои аналитики просчитали, что в перспективе, при эффективном управлении, этот салон, из среднестатистического, может перерасти в один из крупнейших концернов в России. - Усмехнувшись, ответил генерал.
  - Значит Махнева нужно убирать. - Подвел итог Шрамов.
  Генерал молча встал с кресла и, протянув руку Шрамову, попрощался.
  - Смотри не наделай глупостей Слава - уже в дверях бросил, обернувшись депутату генерал.
  'Я знаю, что делать' - усмехнувшись про себя, кивнул Алмазову Шрам.
  
  Глава 12: ИЗОЛЯТОР
  Этой бой они выиграли, но что будет дальше, никто не знал. Алексей ждал новых сюрпризов. Прибывшие опера забрали видеозапись. Заявление в милицию Алексей писать не стал, чтобы не обострять и без того натянутые отношения со Шрамом.
  Александр укатил в Штаты, налаживать связи и подготавливать почву для переезда. Светка занималась оформлением документов. Алексей основную массу времени проводил в салоне, занимаясь повседневной рутиной.
  Однажды утром выйдя из машины на парковке и направившись к салону, Алексей был остановлен двумя молодыми крепкими ребятами:
  - Алексей Сергеевич? - Поинтересовались те.
  -Да, это я, а что? - щурясь от утреннего солнышка, посмотрел на парней Алексей.
  - Капитан Морозов, УБОП, - показав удостоверение, представился один из парней.
  - Слушаю вас капитан, - демонстративно посмотрев на свои наручные часы, произнес Махнев.
  - Мы вынуждены вас задержать по подозрению в убийстве гражданина Орловского Дмитрия Игоревича, у вас в салоне. Известного в криминальных кругах как Митяй.
  - Это была самооборона - запротестовал Алексей.
  - Суд разберется. В отношении вас возбуждено уголовное дело за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекшего смерть.
  -Да это бред какой - то - фыркнул Алексей, отказываясь верить в происходящее.
  - На видеозаписи видно как вы ударили потерпевшего в горло. Экспертиза показала, что смерть наступила в результате удушья от перелома щитовидного хряща.
  - Я защищался - пытался привести в свою защиту доводы Алексей.
  - Мы все понимаем, но вам придется проехать с нами. Вы задержаны. - Морозов протянул наручники.
  - Вот давайте без этого - снова фыркнул Алексей и прошел к машине оперов.
  Спустя двадцать минут Махнева доставили в следственный изолятор и поместили в камеру.
  
   * * *
  
  Перед Алмазовым, в кабинете начальника следственного изолятора сидел Шкет, рецидивист, за плечами у которого было немало ходок. Наколки и шрамы свидетельствовали о богатом прошлом Шкета. По жизни это был не высокого роста, лет тридцати пяти мужчина, глаза постоянно бегали из стороны в сторону. Короткая стрижка и улыбка со вставной железной фиксой, вместо резца в верхнем ряду зубов, делала физиономию Шкета на редкость хулиганистой, из-за чего он постоянно попадал на гражданке в поле зрения оперов. В этот раз, Шкету грозил серьезный срок, он попался на наркотиках.
  -Сегодня в изолятор привезут человека. - Алмазов внимательно посмотрел на Шкета.
  -Ну и чо, от меня то, что надо? - Не понимал Шкет.
  -Ты знаешь, сколько прокурор запросил за твою статью?
  - Да года три максимум - ухмыльнулся тот.
  - Не а, не угадал Шкет, десятку - хмыкнул генерал, - он уже встречался с судьей по твоему делу. Так что, даже адвокат тебе не поможет.
  - Короче, начальник - фыркнул Шкет.
  - Этого человека надо завалить. - Алмазов показал фото. - Я отправлю в камеру на подмогу к тебе трех быков - Алмазов достал нож из стола и протянул Шкету.
  - Я ж не мокрушник, ты чо начальник?
  - Хочешь родных увидеть? Тебя отпустят, за отсутствием улик. Такой расклад тебя устроит?
  -Хм...- Шкет задумался глядя на нож. - И чо типо, мне фраера этого на перо поставить и я свободен?
  - Шаришь - кивнул, улыбнувшись Алмазов.
  - Смотри начальник, ты слово дал - спрятав нож, произнес Шкет.
  - Смотри сам не оплошай Шкет - парировал генерал.
  
  * * *
  Открыв двери камеры, Алексея втолкнули внутрь и тут же захлопнули дверь за ним. Осмотревшись, Алексей увидел человек шесть, расположившихся на койках или шконках, как их называли местные обитатели.
  - Здравствуйте - произнес Алексей, держа свернутый в рулон матрас перед собой.
  - Здорова, - ответил один из заключенных вставая со шконки и подходя к парню. - Чей будешь?
  - Да ни чей - слегка улыбаясь, ответил Махнев.
  - За что сюда попал? - Спросил один из амбалов, то же поднимаясь с койки.
  - Тяжкое причинение вреда здоровью и смерть - произнес хмуро Алексей.
  - Да ты мокрушник не иначе. - Усмехнулся парень.
  - Это была самозащита - пояснил Алексей.
  - Ладно располагайся вон у толчка - бросил мелкий мужичок со вставной фиксой, вместо резца.
  - Почему? - не понял Алексей, - есть ведь вон у стенки место.
  - Ты чо дурак? Первоход что ли? Твое место у толчка. Давай шуруй - взяв Алексея за руку, подтолкнул к загаженному унитазу парень.
  - Я сказал, что займу место у стенки - жестко ответил Алексей и, вырвав свою руку, направился к свободной шконке.
  В это момент один из амбалов по кивку Шкета, шагнул вперед и толкнул Алексея назад:
  -Тебе сказали, вроде бы туда - кивнул качок в сторону унитаза.
  - Вы дураки что ли? - фыркнул Алексей, ни чего не понимая.
  - Похоже, что тебя придется учить хорошим манерам, - хмыкнул Шкет.
  В следующее мгновение в руке у заключенного мелькнуло перо стали. Алексей уходя от удара швырнул в сторону Шкета свернутый в рулон матрас. Один из амбалов пытался перегородить Алексею дорогу, но тот резким ударом в грудь, положил парня под ноги себе, заходя ему за спину и роняя согнутого от удара парня пополам на себя. Шкет, увернулся от летящего матраса, но момент внезапности был утерян. Дистанция увеличилась. В этот момент еще два здоровых парня поднялись со шконок и направились к Алексею, заходя ему со спины. Один из зеков обхватил Алексея вместе с руками, не давая пошевелиться и приподнял его в воздух. Шкет сократил дистанцию и приблизился на опасное расстояние. Алексей ударил затылком в нос держащего его парня и воспользовавшись заминкой пока тот схватился за разбитый нос, перешел ему за спину, предварительно слегка присев и ударив назад локтем в пах качку. Тот охнул и схватился свободной рукой за ушибленное место.
  - Ни куда, ты отсюда сучок не денешься - фыркнул Шкет.
  Алексей проигнорировал слова зека, сосредоточившись на лезвии в его руках. В следующее мгновение он пропустил удар с боку третьего амбала. Удар был настолько мощным, что Алексея оглушило и откинуло на койку, ударив о стену. В это время Шкет воспользовался моментом и подскочив ударил Махнева ножом. Тот в последний момент выставил руку и нож вскользь пропорол ее. Рубаха мгновенно на рукаве пропиталась кровью. Боль от удара отрезвила Алексея. Оттолкнув ногой Шкета он вскочил на ноги, зажимая рану, и уворачиваясь от ударов зеков снова увеличил дистанцию, прижавшись к входным дверям.
  -Убил, - завопил кто-то истошно из зеков. Все разом обернулись. Шкет держался за бок и судорожно ловил ртом воздух. Никто в пылу драки не обратил внимания, что главного виновника драки как то резко не стало. Видимо ударив ногой и пытаясь отбросить назад Алексей попал по руке Шкета в которой был зажат нож. Каким образом нож оказался в боку у Шкета никто так и не понял.
  Драка стихла сама собой. В камеру влетели охранники и увели Алексея в лазарет. Тело Шкета перенесли туда же. Загнав остальных на шконки в камеру вошел начальник СИЗО.
  - Если хоть одна паскуда, обмолвится о том, что тут было, будете следующими, усекли? - Жестко произнес начальник и оглядел притихших зеков. Те молча смотрели, опустив глаза в пол и боясь их поднять. В камере повисла гнетущая тишина.
  Дверь камеры со скрипом захлопнулась, оставляя зеков в напряженном стоянии. Шаги начальника СИЗО и охраны стихли. Алексей лежал в лазарете. Врач наложил швы на вспоротую руку, и обрабатывал рану когда в палату вошел начальник СИЗО.
  - Ты чо мне бл.ть там устроил? - С порога начал он, жестом прогоняя врача вон из палаты.
  - Они первые начали - хмуро произнес Алексей.
  - Да мне по барабану, кто там у вас первый начал. Я куда щас труп по твоему девать должен? - На глазах свирепел начальник.
  - Какой труп? Он же ранен был в живот - не поверил Алексей.
  - Да ты чо? Ну-ка пойдем со мной - зло произнес начальник и жестом поманил Алексея за собой. У дверей палаты стояла охрана. Проводив Алексея в морг, начальник откинул окровавленную простынь. Под ней лежал знакомый уже Алексею Шкет.
  - Ну что? - Поинтересовался начальник, прищурясь и зло посмотрев на Алексея.
  - Он был живой - все еще не веря и смотря на бледного с синевой Шкета, растерянно произнес Алексей.
  - Оформляйте его - повернувшись к охране и кивнув в сторону Алексея, произнес начальник и вышел из морга.
  Спустя два часа, после допроса об инциденте, Алексея привели в другую камеру. В ней никого не было. Видимо это была одиночка. Алексею не давали позвонить. Он не мог сообщить никому о том, что он находится в изоляторе. Через три дня к нему пропустили сестру.
  - Лешь, что случилось? - срываясь на рев, спросила Светка.
  - Мне шьют убийство в салоне - устало улыбнулся Алексей.
  - Но ведь это была самозащита. - Не поняла Светлана, глядя как Алексей пожал плечами. - Я найду лучших адвокатов, тебе что-нибудь надо здесь?
  - Нет, сигарет пожалуй, да мыльно-рыльные принадлежности. - Поднимаясь, произнес Алексей. Время свидания истекло.
  -Мы вытащим тебя отсюда - прокричала Светка, заходясь в плаче, и зажимая ладошкой себе рот.
  Алексея увели обратно в камеру. Через день ему передали вещи, которые принесла сестра. Свиданку с ней не разрешили. Зато следак заходил регулярно. Задавал несколько вопросов и уходил. Ни адвоката, ни встреч с родными, Алексей так и не увидел. Несмотря на запрет, он продолжал заниматься гимнастикой в камере, чтобы не свихнуться. Конвой регулярно передавал ему старые газеты или замусоленные книжки. Так прошел месяц. Ожидание неизвестного было хуже, чем плохие новости.
  
  Глава 13: ПАЛАЧ
  Однажды Алексея привели в кабинет к начальнику СИЗО. Вместо начальника Махнев увидел за столом слегка полноватого седого мужчину. Короткая стрижка и хищный взгляд зеленых глаз, с легкой ироничной улыбкой на губах, весь внешний вид, говорил о том, что человек, сидящий перед Махневым, обладал сильным внутренним стержнем и облеченным большой властью.
  Алексей встретился взглядом с генералом и понял, что тот пришел по его душу и не просто так.
  - Здравствуй Алексей - произнес генерал, показывая рукой на стул, и предлагая Махневу присесть напротив него.
  - Здравствуйте товарищ генерал - ответил Алексей и остался стоять - спасибо, я уже насиделся.
  - Ерничаешь? - С ухмылкой произнес генерал - Ты знаешь кто я?
  - Генерал МВД - пожал плечами Алексей.
  - Меня зовут Алмазов, Виктор Петрович, я являюсь заместителем начальника ГУВД, по Москве. - Генерал внимательно смотрел на Алексея, видимо ожидая его реакции.
  - Я все еще не понимаю, зачем я тут и почему мне не дают адвоката?
  - Адвоката? - Усмехнулся Алмазов, - будет тебе адвокат. Твоя сестра просто атаковала, прокуратуру и суд, требуя, чтобы к тебе пропустили ее с адвокатом.
  - Так в чем проблема? -Не понимал Алексей.
  - Присядь - жестко сказал Алмазов.
  Алексей взял стул и, повернув спинкой вперед, сел, облокотившись о спинку. Наручники одетые спереди, начинали натирать запястья. Взяв пачку сигарет и вытянув одну сигаретку, Алексей закурил, делая затяжку и морщась от едкого дыма, внимательно посмотрел на генерала: 'Вы не просто меня сюда выдернули'
  - Ты очень проницательный - усмехнулся Алмазов и, поднявшись из-за стола, открыл окно, постояв и вдыхая свежий воздух, врывающийся с улицы. Спустя несколько мгновений, Алмазов вернулся на место и, открыв дверцу стола, порылся в недрах, извлекая оттуда несколько папок скоросшивателей.
  Алексей молча наблюдал за манипуляциями генерала, затем потушил окурок и внимательно посмотрел на папки, положенные перед ним, затем перевел взгляд на Алмазова.
  - Ты наверно помнишь ... Слая? - Прищурясь, посмотрел на парня генерал.
  - Наркоман? - Уточнил Алексей.
  - Да. Наркоман. - Кивнул Алмазов и открыл папку. - Селиванов Игорь Игоревич, 1975 года рождения. Не работающий. Судим неоднократно, за приобретение, хранение, употребление и сбыт наркотиков. Кличка Слай. За последнее преступление находился в федеральном розыске.
  - И что? Мне сказали, что дело по нему закрыли. - Непонимающе уставился Алексей на генерала.
  - Что значит, 'закрыли'? - Усмехнулся Алмазов. - Есть потерпевший - генерал ткнул рукой в папку - есть подозреваемый. - Жест, в сторону Алексея.
  Алексей зло стиснул зубы и с прищуром посмотрел на Алмазова. Генерал усмехнулся и отложил папку в сторону. Затем снова взял следующую и открыл: 'потерпевший гражданин Орловский Дмитрий Игоревич, 1980 года рождения, уроженец города Королева, Московской области. Не работающего. Судимого по статье 213 уголовного кодекса за хулиганку. Известного в криминальных кругах как Митяй.' Генерал захлопнул папку и отложил в сторону.
  - И что? Это была самозащита - зло произнес Алексей.
  - Про Шкета рассказывать? - Проигнорировал слова Алексея Алмазов, взяв третью папку и не раскрывая, переложил к двум отложенным.
  - И что дальше? - Непонимающе смотрел Алексей, взяв сигарету и прикурив, до парня вдруг дошло, что он может сесть пожизненно. С системой бороться бесполезно.
  Тебя просто пережует, в этих шестернях и механизмах, будь ты хоть каким сильным и непоколебимым.
  -У меня есть альтернатива - усмехнулся Алмазов - Есть люди, перед которыми наши законы бессильны. В том плане, что они не пачкают рук. Хотя являются, по сути, главными виновниками. На, посмотри - Алмазов бросил очередную папку перед Алексеем.
  - Что это? - открыв папку, Алексей взял первую фотографию. На ней была изображена прорубь. Сотрудники милиции стояли рядом с прорубью и какой-то женщиной. Вокруг суетились эксперты.
  - Это декабрь, прошлого года, река Клязьма - отозвался Алмазов, подойдя к окну и глядя во двор. - Обрати внимания на женщину...и ее детишек.
  Алексей взял фотографию и присмотрелся. Серые, ни чего не выражающие глаза. Тонкие губы и засаленные грязные волосы, скрученные в хвост. Женщине на вид было около тридцати лет. На следующей фотографии были двое детишек. Голубоглазый мальчик, лет пяти и девочка трех лет. Они улыбались и держали маму за руки. Счастливые лица, глаза светящиеся детской наивностью и добротой.
  -Она их утопила, в этой проруби. Сначала мальчика, потом девочку. Раздела догола в минус двадцать пять и столкнула в ледяную полынью. А знаешь, что самое страшное? - Алмазов приблизился в плотную к Алексею, - это то, что она не считала себя виноватой. Пока ее муж спал, она разбудила их ночью и, подняв с теплых кроватей, привела на реку. Они верили ей. На следствии выяснилось, что женщина состояла в какой-то общине. Их лидер проповедовал то ли второе, то ли пятое пришествие Христа. Самое интересное, что даже в православии, бытует мнение, о том, что чем мучительнее смерть, тем больше шансов, что на страшном суде тебе это зачтется. Ее посадили в изолятор. Пока шло следствие, мать видимо пришла в себя и, осознав, что натворила, повесилась. Ее муж, до сих пор попадается мне пьяный и заросший возле мусорных баков. Квартира отошла общине.
  - Почему? - я перевернул фотографию с детьми. К горлу подкатил комок.
  - Что почему? - Не понял Алмазов. - Почему она это сделала? Или почему отошла общине?
  - Вообще все это? - Хмуро произнес Алексей.
  -А ты как думал? Людям профессионально пудрят мозги. Ты знаешь, сколько заявлений принимают опера? Шмотки, тряпки, машины, это ерунда, по сравнению с тем, что пропадают люди. - Алмазов вынул новую фотку из папки и положил перед Алексеем.
  Тот перевел взгляд на новое фото и его передернуло. На фотографии был изображен товарный поезд и снова толпа экспертов и оперов. Следующая фотография показывала девочку лет четырех.
  - Ее мама поставила маленькую Иришку на пути перед надвигающимся товарняком, запретив сходить с места. Маленький детский ум еще не понимал, что мегатонная махина на скорости в шестьдесят километров в час гораздо хуже, чем родительский ремень. По словам свидетелей, к сожалению не успевших на помощь девочке, та ревела и просила уйти с места, но мать возвращала ее каждый раз назад. - Алмазов выпрямился над столом и повернулся в сторону окна. - Нам пришлось выставлять оцепление, что бы собаки не растащили то, что осталось от четырехлетней Иришки. Мать сидит сейчас в дурке, а квартира уже продана.
  - Зачем вы мне все это говорите? - Недоумевал Алексей. На скулах играли желваки.
  Алмазов вернулся к своему месту и вынул серую папку из стола: 'Махнев Алексей Сергеевич, 1979 года рождения. Герой России, Орден мужества, участник антитеррористических операций на территории Северо - Кавказского военного округа. Опыт диверсионной работы, как в городе, так и в горах, с пересеченной лесной местностью. В совершенстве владеет приемами рукопашного боя применяемого в специальных подразделения главного разведуправления. Отличные навыки владения холодным и стрелковым оружием, а так же аналитический склад ума позволяет длительное время вести одному партизанскую войну в тылу врага. Рекомендуется к службе в силовых структурах связанных с антитеррористической деятельностью. Продолжать?'
  - Нет, я не могу понять, к чему вы клоните? - отодвинув папку, с фотографиями детей, от себя произнес Алексей.
  - Мне нужен Палач - коротко и жестко произнес Алмазов.
  - Это не смешно. Кого вы собрались казнить? - Алексей, начинал догадываться, к чему клонил генерал.
  - А ты сам Алексей как думаешь? Ты знаешь, сколько сейчас всяких сект и общин.
  Люди идут туда добровольно. А там их принимают профессиональные жулики, которые обогащаются, наживаясь на людском несчастье. Закон бессилен в отношении лидеров и руководителей этих организаций. Они по сути не нарушают закона, но создают прецеденты - генерал кивнул в сторону папок.
   - И что? Вы меня отпустите? - усмехнулся Алексей. - Мне уже пожизненное висит.
  -Не торопись - усмехнулся так же Алмазов. -Ты можешь сесть пожизненно, а можешь помочь людям с этой заразой. - Генерал постучал пальцами по папке.
  - Вы мне сейчас сделку предлагаете?
  - Считай, как хочешь, Алексей. Кто были эти трое, которых ты убил? Ответ лежит на поверхности. Кто были те, которых ты убирал в Чечне? Думай Алексей. У тебя есть время. Но немного. Ты ведь знаешь наверно, руководителя безопасности салона 'Андромеда' Никитина Бориса Егоровича?
  -Конечно, а что? - Насторожился Алексей.
  - Он погиб в аварии три дня назад. В крови была львиная доза алкоголя. Машина проломила бордюр и вылетела с моста. У него остались жена и двое детей. Кто-то ведет против тебя и твоего салона опасную игру Алексей.
  
  Глава 14: ПЕРВАЯ КРОВЬ
  Спустя день Алексея снова вызвали к Алмазову. Тот по-прежнему сидел, словно хозяин в кабинете начальника СИЗО, и с интересом, разглядывал вошедшего Махнева.
  - Здравствуй Алексей - бросил с улыбкой генерал и жестом пригласил сесть парня.
  - Я согласен на ваши условия. Но взамен я хочу безопасности для своей семьи. - Выпалил Махнев, оставшись стоять.
  - Условия милый мой, здесь, ставлю я. - Жестко, но продолжая улыбаться, произнес Алмазов. - Или ты получаешь пожизненное, и никто, за жизнь и здоровье твоей семьи, не даст и гроша ломанного. Или ты выполняешь мои условия, и я отпускаю тебя на все четыре стороны.
  -А как же трупы с уголовными делами? - Усмехнулся Алексей.
  - Тебя это уже не будет касаться - хищно прищурясь, поднялся на ноги Алмазов. - Я жду ответ?
  -Я согласен, - хмуро ответил Алексей и стиснул зубы, так что на скулах заиграли желваки.
  - Завтра тебя выпустят. Приведешь себя в порядок. Скоро с тобой свяжутся мои люди. И еще... запомни Алексей, попробуешь соскочить, я найду тебя и сотру в порошок. Понял? - Генерал жестко посмотрел в глаза Махневу и быстрым шагом покинул кабинет начальника СИЗО, не дожидаясь ответа.
  Всю ночь Алексей провел как на иголках. Он уже больше месяца находился в изоляторе и соскучился по ребятам и Вере. Ближе к середине дня ворота СИЗО распахнулись и выпустили из своих недр Алексея. Возле ворот стояли Саша со Светой и Вера. Увидев Алексея, они бросились к нему. Девчонки рыдали, обнимая Алексея, а Саня, пожав руку, нервно закурил.
  - Сегодня гуляем, а завтра за работу - улыбнулся Сашка, подмигнув Алексею.
  - Да не вопрос. Только мне б помыться. - Усмехнулся Алексей.
  - Все готово шеф, - ответил Александр, и, усадив всю компанию в машину, направился в центр города. Там была снята хорошая сауна с бассейном, парной и комнатами отдыха. Ребята отрывались до полуночи, а потом разъехались по домам.
  Алексей с Верой уехали на квартиру к Махневу. Всю оставшуюся ночь, ребята дарили друг другу свою страсть и любовь, накопившуюся и не растраченную за месяц ожидания.
  Утром Алексей подбросил Веру до ее квартиры, и пока она переодевалась для работы, он сидел в машине и наслаждался теплым летним утром и музыкой струящейся из динамиков. Внезапно на фасаде одного из домов Алексей видел надпись сделанную несколько лет назад пока ребята были молодые и ходили в школу: 'Леха+Вера=сердечко'
  Улыбнувшись и отдавшись нахлынувшим воспоминаниям, Алексей не заметил как пролетело время и Вера, уже переодевшись, прыгнула в машину: 'Поехали?' - произнесла она.
  - Поехали - улыбнувшись девушке и включив передачу, выехал со двора Алексей.
  - Чему ты улыбаешься? - Не поняла девушка.
  - Наша надпись на стене, помнишь? - Пояснил Алексей.
  - Помню. - Ответила Вера. -Я старалась ее не замечать, когда на тебя пришла похоронка.
  - Сейчас все по другому - выруливая на проспект, произнес Алексей. - Меня удивляет то, что все вокруг изменилось. Изменился двор, изменились люди, которые в нем живут. Все стены исписаны, изрисованы граффити. Там же места живого на стенах нет. А вот надпись не тронули. Оставили. Словно эта надпись была прародителем этих граффити рисунков и надписей.
  - Меня то же это удивляло, а потом я вообще перестала обращать внимание на эти стены. - Вера чмокнула Алексея в щеку и вышла из машины возле своей конторы.
  - До вечера - подмигнул Алексей, выглядывая в окно из салона автомашины, а Вера помахала в ответ рукой, послав поцелуй.
  Андромеда встретила Алексея гробовым молчанием. Салон не работал. Охрана была распущена. Александр еще не подъехал и Алексей, открыв салон с черного входа, поднялся в кабинет. Приготовив кофе Махнев сел в кресло и сделав глоток, стал просматривать скопившуюся на столе корреспонденцию. В основном это были счета за коммунальные услуги, рекламные проспекты и прочая ерунда. Компьютер так же показывал несколько десятков, не прочитанных, почтовых отправлений.
  Внезапно на столе запиликал телефон. Алексей даже вздрогнул от неожиданности. Сняв трубку, Махнев услышал мужской незнакомый голос:
  -Алексей Сергеевич?
  - Да это я, слушаю вас, - Алексей внутренним чутьем понял, что этот звонок неспроста, и он связан с Алмазовым.
  -Я звоню по просьбе нашего общего знакомого. С этой минуты мы будем плотно сотрудничать с вами.
  - Что мне нужно знать и делать? - Алексей сжал кулак на столе. Ногти впились в ладонь, оставляя глубокие ссадины.
  - Я буду скидывать вам информацию на вашу электронку. Мне не обходимо знать, что вам нужно из амуниции, чтобы выполнить задание, или назовем это квестом. Вам все понятно?
  - Да, как мне обращаться к вам?
  - Для вас я буду курьером. Моя функция доставить вам информацию от заказчика.
  - И как я буду связываться с вами? - Усмехнулся Алексей.
  - В вашем электронном ящике есть письмо. Откроете его и прочитаете письмо от курьера. Еще вопросы есть?
  -Нет, пока вопросов нет. Но ведь иногда мне нужно будет срочно связаться с заказчиком?
  -В этом нет необходимости Алексей Сергеевич, вам дадут все, что нужно.
  Беспокоить заказчика не нужно. Он лишь дает цель. Проверяйте почту. Я еще свяжусь с вами. До свидания. - В трубке раздались короткие гудки.
  Алексей открыл свою электронку. Там действительно было письмо под темой 'Квест'.
  Открыв сообщение, Алексей увидел фотографию человека. Рядом с фотографией был текст, в котором приводились антропометрические данные. Год рождения, биография, род деятельности. С монитора компьютера на Алексея смотрел лысоватый мужчина. Очки в тонкой оправе придавали интеллигентный вид. На вид мужчине было около пятидесяти.
  'Акиншин Ефим Анатольевич. 1963 года рождения. Образование высшее. Руководитель общественного объединения 'Милосердие'. В общество входит несколько групп численностью по двадцать человек каждая. Под обществом находится несколько десятков машин, квартир. Все это отошло обществу добровольно. Часть участников, которые отписали свое имущество обществу, пропали. У 'Милосердия' есть своя служба безопасности, которая, возможно, связана с криминалом. Заместитель Акиншина его жена, Федорова Елена Григорьевна, 1978 года рождения. Неоднократно судима по статьям за мошенничество'
  Алексей долго просматривал этот файл. Кофе уже остыл. К файлу были прикреплены вырезки из газет, где описывалось, как отдельные жертвы оканчивали свою жизнь суицидом. Два года назад в одном из дачных подмосковных поселков, были обнаружены девять трупов. Люди отравились угарным газом в одном из дачных домов, принадлежащим 'Милосердию'. Все было обставлено так, что это банальное массовое самоубийство. Однако у погибших людей были родственники, которые не согласны были с такой трактовкой, вынесенной следствием. Несколько родственников пытались, совершит акты возмездия, но они пропали, а кто-то так же точно, покончил жизнь самоубийством, выпав из окна или отравившись угарным газом у себя в гараже в собственном автомобиле.
  Служба безопасности 'Милосердия' была на уровне. Алексей не удивился бы, если б узнал, что общество крышевали сами менты. Общество стабильно расширяло сферу своей деятельности. Нужно было убирать верхушку. Причем так, чтобы никто не подумал, что это наемное или заказное убийство.
  Алексей вышел на Курьера и запросил перечень необходимого оборудования и оружия, включая пару 'стечкиных', любимых стволов Алексея и бесшумную, беспламенную винтовку 'Вал' созданную на базе снайперского 'Винтореза'. Он думал, что все это будет сложно и проблематично достать и в связи с этим все быстренько свернут. Однако Курьер оказался на высоте. Через сутки Алексей уже держал в руках промасленные и завернутые в бумагу стволы. Плюс ему передали массу аппаратуры необходимой для проведения слежки и адрес квартиры, где можно было все это оставить на время или схоронить.
  Алексей начал охоту. В поле зрения попала жена Акиншина, Федорова. Проследив за ее перемещениями, Алексей выделил несколько слабых мест в ее охране. Не смотря на то, что женщина особо не пряталась, она была постоянно в поле зрения службы собственной безопасности. Любой с кем она общалась так же попадал под внимание спецов.
  Поколесив за девушкой на мотоцикле по городу Алексей понял, что ему нужно сделать. План действий готов был через два дня. За Акиншиным следить не было смысла. Его спутница жизни была слабым звеном в этой цепочке. С утра Федорова ехала в головной офис 'Милосердия'. Там она встречалась с различными представителями организаций, заинтересованных в совместном бизнесе.
  После обеда Федорова отправлялась к себе, в загородный дом, а вечером ездила по собраниям общества, встречалась с простыми людьми, привлекая их в 'Милосердие'. Как правило, это были одинокие люди. Органы социальной защиты, охотно делились за определенную мзду, с сотрудниками 'Милосердия', о том, где живут одинокие не защищенные, либо больные старики. Остальной было делом техники.
  Охрана загородного дома была человек пять, вооруженных травматикой. Парни ходили по периметру, держа связь по станциям. Ворота открывались автоматически с пульта охраны. Дом был обнесен трехметровым кирпичным забором.
  Дождавшись сумерек, Алексей подогнал угнанную старую 'шестерку' к кирпичному забору. Перемахнув через забор, он оказался во внутреннем дворе. Видеокамеры просматривали вход и периметр. Подобравшись к стене Алексей попал в мертвую зону.
  Через мгновение Махнев вошел в дом, воспользовавшись черным входом. Охрана не ожидала подвоха и парни расслабленно курили на крыльце, травя анекдоты и посматривая на часы, ожидая конца смены.
  Алексей увидел Федорову, проходящую из ванной комнаты к себе в спальню. Супруга дома не было. Он не всегда ночевал в загородном доме. Охрана в основном была, сосредоточена на улице, в доме сидело от силы человека два.
  Зайдя в комнату к женщине Алексей вынул пистолет с глушителем и подкравшись к Федоровой сушившей волосы феном, сидящей перед зеркалом и разглядывающей какой-то глянцевый журнал, лежащий у нее на коленях, зажал рот ладонью, прижав пистолет к виску.
  В глазах Федоровой застыл ужас. Алексей и женщина оба смотрели в отражение в зеркале, стоящее перед ними на туалетном столике.
  - Я отпущу руку, а ты звонишь мужу и вызываешь его сюда - жестко и без предисловий произнес Алексей. Спецназовская шапочка натянутая на лицо оставляла открытыми лишь глаза и губы.
  -Хорошо - закивала головой Федорова. В следующее мгновение она набрала номер. На том конце провода раздавались длинные гудки. - Он не отвечает.
  - Звони - коротко бросил Алексей.
  - Что тебе надо, денег? - Едва не сорвалась на крик хозяйка дома.
  - Нет, - Покачал головой Алексей - верни этих людей, - с этими словами Махнев бросил на стол фотографии нескольких человек пропавших бесследно за последнее время.
  - Кто тебя нанял? - Разглядев фото обернулась к Махневу женщина.
  - Звони - потребовал Алексей, ткнув пистолетом в сотовый.
  - Да он не возьмет трубку, - набрала повторно номер Федорова, затем она швырнула телефон в лицо Алексею и бросилась вон из комнаты. - Охрана!
  - Бл.дство - процедил Алексей увернувшись от телефона. Тот ударился об выставленную вперед руку и, отскочив, упал на пол, разлетевшись на куски. В это время Федорова уже была возле комнаты охраны.
  - Там чужой - раздался голос Федоровой, а вслед за этим скрипнули кресла и раздался топот ног.
  Первого охранника Алексей вырубил резким ударом из-за угла. Второй чуть замешкался, доставая пистолет, и потерял драгоценные секунды. Алексей ударил его рукоятью пистолета в висок. Охранник мешком осел в руках Махнева. Федорова выскочив босиком в одном халате на улицу, неслась к воротам.
  Охранники вышли навстречу хозяйке. Та быстро отдала приказ и охрана бросилась к дому. Алексей кинулся обратно в дом и выйдя через черный вход обогнул по периметру земельный участок. Охрана не найдя в доме Алексея, бросилась обратно на улицу.
  Федорова набирала по телефону в дежурке милицию, когда сигнал оборвался, а в затылок уперся холодный ствол.
  - Звони мужу иначе я положу твоего сына, который в интернате и к которому ты ездишь раз в неделю по выходным. - Холодно произнес Алексей.
  - Ты все равно убьешь нас - заревела Федорова.
  - Вон он - услышал Алексей вопли и, обернувшись, увидел, как по дорожке в сторону сторожки, несутся трое охранников. В следующее мгновение, Алексей швырнул в окно ослепительную гранату, зажмурившись сам и закрыв голову Федоровой своим телом, защищая от вспышки. Раздался хлопок и мат охранников. Те валялись на газоне держась руками за глаза.
  -Я считаю до трех. - Зло прошипел Алексей, отстранившись от Федоровой.
  - Хорошо, - всхлипнула та и набрала номер. Акиншин недовольно ответил, но поняв, что что-то случилось тут же пообещал приехать.
  Прицепив наручниками к дверям в доме Федорову, Алексей связал травмированных охранников и запер в одном из подсобных помещений в доме. На все ушло около десяти минут. Спустя еще несколько минут к дому подъехал черный мерседес. Из него вышли водитель и Акиншин. Оба направились в дом. В следующее мгновение перед ними возник человек, одетый во все черное. В руках мелькнув вороненой сталью прямо в лицо людям смотрел пистолет.
  -Ты кто? - Оторопело спросил Акиншин, подняв руки и остановив движение водителя, пытавшегося достать пистолет из под полы пиджака.
  - Не важно - ответил Алексей. - Ты, - обратился он к охраннику, - свяжи его, показал пистолетом на хозяина.
  Спустя несколько минут, Алексей положил охранника лицом вниз и, прижав коленом к полу тоже связал, оттащив его в ту же подсобку где находилась остальная охрана. Акиншина и Федорову он отвел в гараж, где стоял автомобиль хозяйки дома. Отдав пистолет одного из охранников Федоровой, Алексей направил ее руку со стволом в сторону связанного Акиншина.
  - Стреляй, - целясь в лоб мужу Федоровой, произнес Алексей.
  - Я не могу, - Федорову всю колотило крупной дрожью.
  - Я помогу тебе, - Алексей плотнее сжал руку Федоровой, в которую был вложен пистолет. Акиншин смотрел с завязанным ртом и полным ужаса глазами на свою жену.
  -Я не хочу- проревела Федорова.
  - Не хочешь? А как же остальные люди, они тоже хотели жить. Но почему то вы взяли на себя обязательство решать, кому жить, а кому нет. Давай решай, или я сейчас поменяю вас местами.
  Федорова зажмурившись зарыдала, а в следующее мгновение нажала на курок. Последнее, что увидел в своей жизни Акиншин, так это то, как черный ствол в руках его жены выплюнул порцию свинца. Алексей отпустил руку Федоровой и поднялся на ноги. Та открыла глаза и, увидев мертвого мужа, разрыдалась, направив ствол на Алексея. Раздалось несколько холостых щелчков.
  - Ты решила судьбу своего мужа, но не тебе решать за судьбу остальных - процедил Алексей, забрав ствол из ослабевших рук женщины.
  - Ты все равно убьешь меня - горько процедила Федорова.
  - Мне нет смысла в твоей смерти, завтра пистолет с твоими отпечатками пальцев будет в милиции. У тебя есть время и освободи охрану - с этими словами Алексей растворился в темноте.
  
  Глава 15: БЕЛЫЙ СТРАЖ (часть первая)
  Через два дня Алексей узнал из новостей о том, что Федорова явилась с повинной в милицию и дает признательные показания. Она уже была объявлена в розыск в связи с убийством мужа.
  Во многих офисах организации 'Милосердие' прошли аресты должностных лиц. Некоторые пустились в бега. На имущество организации наложен арест. Тут же стали определять еще круг потерпевших. Дежурную часть милиции заполонили жалобами и заявлениями.
  Алексей со стороны наблюдал за всей этой возней и понимал, насколько беспомощны были в своих силах правоохранительные органы связные законом, по рукам и ногам. Стоило им только дать зацепку, как сотрудники УБОП вскрыли, словно гнойный пузырь, всю эту шарагу.
  Алексей лежал перед телевизором и обнимал дремлющую Веру. Прошло около двух недель после последних событий. Алмазов и его команда словно забыли о существовании Алексея. А тот радовался жизни. Гулял по вечерам с Верой или сидел в гостях у Сашки со Светкой.
  Внезапно на телефон пришло сообщение. Открыв дисплей, Алексей сонно посмотрел на пришедшую информацию. От неизвестно абонента с короткого номера пришло уведомление о том, что на электронку поступило новое сообщение.
  Аккуратно выбравшись с кровати из-под руки спящей Веры, Алексей взял ноут и ушел на кухню. Сидя в одних трусах на кухне и открывая электронку, Алексей пригубил оставшийся с вечера сок, стоящий на столе.
  В открывшемся окне сообщений горело пять пропущенных. Самое верхнее значилось под темой 'КВЕСТ'. Стиснув зубы, Алексей вышел в комнату и, убедившись, что Вера спит, прикрыл в спальню дверь.
  Вернувшись за стол и открыв сообщение, Махнев увидел фото мужчины лет сорока. Профессорская бородка и длинные густые до плеч черные волосы. Смуглая кожа и жесткий взгляд карих, почти черных глаз выдавал в нем властного и обладающего силой человека. В нем чувствовался словно какой-то энергетический стержень. Сперва Алексей едва не принял его за какого то известного испанского дона.
  Модный костюм выгодно подчеркивал спортивную фигуру. Мужчина стоял возле какого то кафе, и, улыбаясь, обнимал молодую девушку лет двадцати. Увидев, этого симпатичного импозантного мужчину никто бы никогда не догадался, что в свои сорок Юнгер Ян Владиславович, отбыл в местах не столь отдаленных, восемь лет строго режима за убийство.
  В настоящее время, этот обаятельный человек занимал пост руководителя не очень большой охранной фирмы, имеющей несколько филиалов по городу. Фирма имела звучное название 'Белый Страж'.
  В присланной Алексею информации говорилось о том, что в нескольких подмосковных городах и близлежащих областях была зарегистрирована религиозная организация 'Белый Страж'. Она проповедовал радикальный аскетичный образ жизни. Отрешение от всего земного. Отказ от всех материальных благ и главное от родных и близких.
  Курьер акцентировал внимание на том, что не возможно в настоящее время определить принадлежность Юнгер к религиозной организации. Однако настораживал факт одинакового названия организаций. Алексею предлагалось вступить в это общество, что бы взять необходимую информацию изнутри.
  Выматерившись про себя одними губами, Алексей закрыл ноут и, посидев пару минут в задумчивости лег обратно к Вере. Та что то пробормотала во сне и, обняв Алексея, снова тихо засопела у него на груди.
  На следующий день, Алексей предупредил Веру и родных что пропадет не надолго. Ему нужно будет съездить в командировку, возможно на пару-тройку недель. Светка с Верой расстроились, а Сашка подозрительно посмотрел на парня, но промолчал, лишь качнув головой и улыбнувшись на настороженный взгляд Алексея.
  - Леха если нужна моя помощь ты мне скажи - произнес Саша, когда они вышли покурить вечером на балкон. Солнце уже спряталось за высотками и нагревшийся за день бетон и металл начали отдавать свое тепло обратно в атмосферу.
  - Спасибо Саня, я учту - улыбнулся Алексей - если нужна будет, то обращусь.
  Через день Алексей пришел в головной офис религиозной организации Стража. Она располагалась на окраине города. Адрес можно было найти в интернете как и описание того чем занималась организация. Махнева встретил молодой человек в старославянской одежде. Широкая холщевая рубаха была перепоясана плетеным поясом. Широкие шаровары заканчивались мягкими кожаными сапогами.
  - Здравствуйте, чем я могу помочь вам? - Вежливо поинтересовался молодой человек.
  - Здравствуйте, - улыбнулся Алексей, - я бы хотел узнать, как можно поступить в ваше общество 'Белый Страж'.
  - Мне нужно заполнить не большую анкету на вас - внимательно посмотрев на Махнева, произнес молодой человек. - Как мне обращаться к вам?
  - Алексей - ответил Махнев.
  - Хорошо Алексей, зовите меня Ярослав, пройдемте в кабинет - указал парень в сторону прикрытой двери.
  Сев за компьютер, Ярослав жестом пригласил Алексея в кресло напротив. Задав несколько стандартных вопросов о дате, месте рождения и роде занимаемой деятельности, Ярослав уточнил о наличии родственников. Алексей отвечал, что занимался раньше небольшим бизнесом, но теперь завязал с ним, потому что начал терпеть убытки из-за конкурентов. Родственников у него нет.
  Ярослав занес информацию и пообещал связаться в ближайшее время. Алексей оставив номер своего сотового направился домой. Опасаясь слежки или проверки своих данных, он заранее снял квартиру в хрущевке. Теперь растянувшись на продавленном диване и глядя какой-то нудный сериал, Алексей ждал звонка.
  С улицы доносилось щебетание птиц. Вечер прохладным ветерком раздвигая шторы проникал в комнату. Солнце терялось среди высоток, оставляя последние лучи света на стенах и отражаясь желтыми бликами в хрустале и зеркалах. Машины проносились с шумом по проспекту, сигналя и скрипя тормозами избегая столкновения.
  Алексей не сразу услышал трель звонка мобильного телефона. Задремав под нудный голос диктора и шум вечернего города за окном, он сквозь полудрему поднес трубку к уху. Номер не определился и Алексей слегка напрягся.
  - Слушаю - произнес он в трубку.
  - Это Алексей? - Уточнили на том конце.
  - Да.
  - Это Ярослав, я не сильно отвлекаю вас?
  - Нет, что с моим вопросом? - Поинтересовался Алексей, убавляя звук с пульта телевизора.
  - Вы можете завтра снова подъехать в наш офис?
  - Конечно. Когда?
  - Давайте договоримся на десять утра, вас устроит?
  - Да устроит.
  - Тогда всего доброго - попрощался Ярослав и отключился.
  Утром в десять, как и договаривались, Алексей зашел в офис 'Белого Стража'. Там его уже ждал Ярослав и еще несколько человек. Как оказалось, это то же участники желающие вступить в общество. Алексей поздоровался с присутствующими и сел на предложенный стул.
  -Добро утро - поприветствовал присутствующих молодой человек, вышедший из кабинета. - Рад представиться вам, Елизар. Я расскажу вам немного о нашем обществе, а потом, если вы по-прежнему не передумаете, мы отправимся в нашу деревню, основанную в одном из подмосковных лесов. Как вы уже все наверно знаете, да и вычитали в интернете наверно не мало, наше общество отличается аскетичностью. Мы отрицаем все материальное. Мы отрицаем родственные связи. Единственное, что мы приветствуем это связь с землей и природой. Славяне издревле поклонялись своим богам. Перуну, Даждьбогу, Макоши. Запад насадил нам своего бога Христа. Теперь мы восстанавливаем историческую справедливость. В нашей деревне нет электричества. Нет сотовой связи. Если вы не способны отказаться от благ цивилизации, тогда мы вынуждены будем вам отказать. В деревне есть свое капище, есть свой храм. Есть избы, в которых живут семьи. Мы сами делаем для себя хлеб. Держим скотину. Все это делается на пожертвования людей идущих к нам. Вас никто не принуждает терзать себя, если вам это все станет в тягость. Вы легко вернетесь в свое привычное русло. Как только попросите старейшину деревни, вас тут же привезут в город. Если у вас возникнут вопросы, вы легко можете задать их старейшине. Если он не сможет ответить вам на них, он передаст их нам.
  После того как Елизар прочитал небольшую лекцию, всех присутствующих попросили еще раз подумать, оставив людей на полчаса наедине самих с собой. В комнате повисла тишина. Спустя полчаса в комнату вышли Елизар и Ярослав.
  - Ну что дорогие мои, - обратился с улыбкой Елизар, - если вы не передумали, то милости просим в наш микроавтобус. Дорога займет около двух с половиной часов. Перед тем как ехать, я попрошу написать вас расписки о том, что все, что вы делаете, вы делаете добровольно и без какого либо давления с нашей стороны.
  Ярослав раздал всем стандартные бланки, в которые нужно было вписать свое имя, поставить дату и подпись. Через несколько минут он забрал бланки и все, сдав мобильники, погрузились в микроавтобус. Окна были плотно зашторены. Как объяснил Ярослав, это делалось для того, чтобы потом, когда люди возвращались в цивилизованный мир, они не могли сами по своему желанию приехать в деревню с благами цивилизации и нарушить уже устоявшийся в ней жизненный уклад.
  Дорога действительно заняла около двух с половиной часов. Приехав в деревню, микроавтобус развернулся и уехал обратно. Алексей и еще четверо человек, три женщины и мужчина остались стоять в начале деревни. Елизар то же приехал вместе с ними.
  Кругом стоял сосновый бор. Деревня была обнесена трехметровым забором виде частокола из массивных, добротных бревен. Возле ворот было то-то вроде контрольно пропускного пункта. Два здоровых волкодава высунув языки, лениво лежали возле ворот.
  Елизар попросил всех следовать за ним. Алексей видел, как из бревенчатых домов выходили люди и с интересом наблюдали за приезжими. Зайдя в одну из изб, Елизар попросил всех раздеться по очереди и сдать одежду. Взяв в замен холщовую, лежащую тут же аккуратными стопками.
  - Сейчас будет готова баня, пока вы не привыкли к общине и помоетесь раздельно. Мужчины отдельно, женщины отдельно. Но со временем, вы все будете мыться вместе. У нас не принято разделяться.
  Спустя несколько минут их действительно повели в баню. Женщины мылись первыми. У Алексея попросили снять золотую цепочку с православным крестом. Это был подарок Светки. Пришлось его отдать. В том доме, где все переодевались, осталось все, что было привезено с собой и во что были одеты приехавшие.
  После бани Алексея и женщин с мужчиной отвели к старейшине. Им оказался добротный мужчина с бородой до груди и мощным густым басом. При росте под два метра старейшина весил наверно не менее полутора центнеров. Огромный живот, выпирал из под холщовой рубахи. В ладонях наверно легко уместилась бы по трехлитровой банке.
  - Приветствую вас - пробасил старейшина.
  - Здравствуйте - поздоровались все дружно не впопад.
  - Это Аристарх - указал на старейшину Елизар. - Если у вас возникнут какие то вопросы обращайтесь к нему.
  - Я распределю вас по домам. За каждым из членов семьи закреплены определенные обязанности. - Аристарх жестом указал на улицу и все направились к выходу. От Алексея не ускользнуло то, как переглянулись старейшина и Елизар.
  Экскурсия по деревне затянулась часа на два. Аристарх рассказывал про быт и обычаи местных обитателей. Он показал разделанные участки земли, ферму, где держали коров и телят. Так же было несколько хлевов, где держали овец.
  - К чему такой забор? -Спросил мужчина, приехавший вместе с Алексеем.
  - Этот забор не для нас, - ответил Аристарх, и вновь от Алексея не ускользнул взгляд, переброшенный между Елизаром и старейшиной, - он защищает нас от внешнего мира.
  - Разве у вас есть недоброжелатели? - удивилась одна из женщин. - Мне кажется, если бы все так жили как вы, то в мире было бы больше добра.
  - Жаль, что не все так думают сестра моя - усмехнулся Аристарх.
  К вечеру всю группу разделили и распределили по домам. Всего Алексей насчитал около девяти домов в деревне. В каждом доме был глава. У Алексея это был Святозар.
  Мужчина крепкого телосложения и лет сорока. В доме, помимо Святозара и Алексея проживало еще около десяти человек. Это были женщины, мужчины, дети и подростки.
  Познакомившись со всеми поближе, Алексей узнал, что все здесь сравнительно не давно. Всех дольше здесь прожил Святозар. Он был главой дома уже около семи лет. Семьи занимались общим ведением хозяйства. В центре деревни располагалось капище. Алексею рассказывали о ритуалах проводимых тут во славу славянским богам. Всю следующую неделю Алексей изучал быт и обстановку в деревне. Основная масса жителей в деревне были мужчины и женщины трудоспособного возраста. Мясо и продукты, получаемые от возделывания земли, частично уходили на содержание семей, а частично увозилось в город на микроавтобусах, которые приезжали раз, два в неделю.
  Каким образом Юнгер был связан с этим 'Белым Стражем' Алексей ломал голову и не находил ответа. Все крутилось возле Аристарха и глав домов. В деревне царила жесткая дисциплина. Если кто был не доволен или бузил, его выводили к столбу и просто пороли плетьми. Однажды один из глав набрался самогона и устроил дебош в доме. Главу привели к Аристарху. Тот жестоко наказал провинившегося избив едва не до полусмерти.
  На исходе третьей недели, в дом к Алексею пришли двое мужчин и велели собираться одной девушке. Та заупрямилась, в глазах читался неподдельный ужас и страх. Святозар отвесил девушке пощечину и швырнул ее к ногам мужчин. Те подхватили ее под руки и выволокли на улицу.
  - Что происходит? - Спросил Алексей у Святозара.
  - Меньше знаешь, дольше проживешь, - фыркнул Святозар.
  Алексей выскочил на улицу, следом за парнями. Те тащили упирающуюся девушку к микроавтобусу.
  - Ну-ка стойте,- потребовал Алексей у мужчин.
  Те на мгновение остановились, но, внезапно, один из мужчин обернулся к волкодавам и приказал подойти, натравливая на Алексея. Псы оскалили зубы и начали приближаться к Махневу. Парень попятился назад, подняв примирительно руки вверх. Мужчина отозвал волкодавов и сел в микроавтобус. Девушка уже была там. Машина тронулась с места и выехала за ворота.
  'Какого хрена тут происходит?' - матерился сквозь зубы и от бессилия Алексей.- 'Надо тряхнуть Аристарха'. В дом к старейшине просто так было не попасть. Вокруг крыльца постоянно крутилась пара волкодавов, которые начинали рычать, как только кто то пытался подходить к крыльцу.
  Прессовать старейшину у всех на виду, то же не вариант. Как ни крути, а Аристарх пользуется здесь неограниченной властью. Алексей начал проворачивать план в голове как вдруг ему представился удобный случай.
  Святозару понадобилось срочно переговорить с Аристархом по поводу одной из девушек. Кажется, та умудрилась забеременеть, и теперь ей нужна была помощь опытной бабки. Да и работать она уже не могла. А главе нужны были рабочие руки по дому. Аристарх пригласил Святозара к себе. Алексей напросился вместе с ним. Зайдя в дом, Алексей быстрым движением вырубил мужчину. Войдя в комнату к Аристарху без предупреждения, Алексей словно попал в другой мир. Одна половина дома отвечала требованиям общины. В ней была русская печь, лавки, стол, словом все, что есть в каждой деревенской избе. Вторая половина, была закрыта искусственной стеной. В этой половине, располагались достижения современной цивилизации. На столе лежали ноутбук и сотовые телефоны. Дымился из термоса кофе.
  Алексей, отвлекшись, пропустил удар, пришедшийся сбоку в голову и его отбросило к стене.
  -Что ты оставил тут холоп? - прогудел басом Аристарх. - Выметайся от сюда.
  - Нам нужно поговорить - сохраняя дистанцию и приходя в себя, произнес Алексей.
  - Ты проник туда, куда тебе не следовало лезть - пробасил старейшина. - Теперь за твою жизнь никто не даст ломанного гроша.
  - Что тут вообще происходит? - Выставил вперед руку, защищаясь Алексей.
  - Скоро узнаешь, - ответил Аристарх и свистнул охрану. В дом влетели волкодавы и трое мужчин, которые стояли возле ворот. Спустя несколько минут Алексея скрутили и, отведя к столбу, привязали. К площади начал стекаться народ. У кого-то в глазах читалось сочувствие, у кого то злорадство.
  С крыльца с плетью в руках сошел Аристарх.
  - Уважаемые жители деревни, этот человек напал на своего соплеменника, - Аристарх обернулся и указал на приходящего в себя Святозара. - Злые духи отравили его душу. Плоть сосуд для оскверненной души. Настало время очистить его душу.
  Раздался свист хлыста и спину Алексея, словно обожгло огнем. Стиснув зубы он застонал, дернувшись у столба. Снова свист, и снова удар. Рубаха пропиталась кровью на спине. Женщины закрывали детям глаза, жмурясь сами. Мужчины стояли молча, опустив глаза и стиснув зубы. На скулах играли желваки. Алексей потерял счет ударам. Спина горела, словно ее поливали жидким огнем.
  Отвязав от столба, Махнева окатили холодной водой из бадьи. Женщины из его дома с помощью мужчин подняли Алексея и помогли тому добраться до дома. Там они положили его на живот и сняли сырую, пропитанную кровью рубаху. Тут же какая-то знахарка принялась залечивать его раны, нанесенные хлыстом. Втирая аккуратно густую, пахучую мазь, та что то шептала про себя едва слышно. Словно читала известное одной ей заклинание.
  Алексей провалился в сон, силы покинули его. Завершив все, что было необходимо, знахарка накрыла простыней спину Алексея, оставив его спящего. Святозар велел одному из мужчин не спускать глаз с Алексея и приставил ухаживать за ним девушку. Та, что была беременна, у него забрали. Девушку на четвертом месяце беременности, погрузили в микроавтобус и увезли из деревни.
  Алексей медленно, но уверенно шел на поправку. Пролежав около недели, мазь сделал свое дело. На спине оставались небольшие шрамы, но они не причиняли Алексею каких бы то ни было неудобств. Больше напрягала ситуация с Юнгер. Пора уже было переходить к активным действиям. Как то разговорив девушку, Махнев узнал, что из деревни периодически пропадают люди. Куда они деваются, никто не знает. Их просто увозят на микроавтобусе. Обратно не вернулся ни один. Некоторые пытались сбежать, но их просто находили и затравливали волкодавами насмерть.
  В деревне царила атмосфера страха. Никто не пытался возразить против таких методов. Кого то все устраивало и они жили здесь в свое удовольствие, но основная масса уже жалела, что попала сюда. Однако дороги отсюда не было. Те, кто пытался уйти отсюда или просто начинал бастовать, исчезали в лесу за воротами деревни. Оставленные в доме вещи собирались и скидывались в печь. Человека словно не было.
  Алексей сидя вечерами перед очагом и глядя в огонь, понимал что времени у него практически не осталось. Деликатно, не разворошив это осиное гнездо, решить вопрос не удалось. Пришло время для радикальных мер.
  
  Глава 16: БЕЛЫЙ СТРАЖ (часть вторая)
  Следующий день прошел без изменении. Женщины пололи землю в огороде, занимались повседневными делами, мужчины чинили заборы, загоны для скота, готовили снаряжение на зиму.
  Алексей уже практически полностью восстановился. Сидя на крыльце избы, он исподлобья наблюдал за домом Аристарха. Старейшина практически не появлялся из дома. Возле крыльца крутились все те же волкодавы и пара тройка крепких ребят на подхвате.
  Поднявшись, Алексей направился в кузницу. Кузнец работающий там покосился было на Алексея, но молча, продолжил свое занятие. Выбрав несколько заготовок, похожих на ножи, Алексей сунул их под рубаху. Плоские лезвия, легко схоронились на теле, не оттопыриваясь и не вызывая никаких подозрений.
  Подойдя к крыльцу Аристарха и остановившись на безопасном расстоянии, Алексей замер, разглядывая охрану. Парни лениво покосились на Махнева:
  - Что надо? - Поинтересовался один из них.
  - Мне нужно поговорить со старейшиной - спокойно произнес Алексей.
  - Ты знаешь правила. Все вопросы через главу дома. - Продолжил охранник.
  - Позови Аристарха, - жестко потребовал Алексей.
  - Ты дурак что ли? - не выдержал охранник. - Мало тебя у столба наказали. Еще захотел?
  - Этого больше не будет. - Алексей увидел, как рука одного из охранников потянулась за пояс. Скорее всего, там был ствол, спрятанный под рубаху. В следующее мгновение в руках Алексея сверкнула заготовка. Лезвие метнулось в сторону охранника, попадая точно в горло. Охранник, судорожно хватаясь за горло и за торчащую из него заготовку захрипел, захлебываясь и заливая, хлынувшей изо рта кровью белую, холщовую рубаху. Пистолет со стуком упал на крыльцо из окровавленных пальцев.
  -Ты чо бл.ть?! - Заорал второй охранник, тоже вытаскивая пистолет из-за спины.
  Это было ошибкой. В следующее мгновение охранник почувствовал, как в грудь вошло стальное полотно. Парень оторопело посмотрел на заготовку, торчащую у него из груди и, перевел растерянный взгляд на Алексея. Тот уже подобрал ствол. Два волкодава сорвались с места по команде третьего охранника, но время уже было упущено. Несколько хлопков и волкодавы распростерлись на земле, скуля и истекая кровью.
  Алексей стоял на залитом кровью крыльце. В руках было по пистолету. Третий охранник растерянно смотрел на собак и переводил взгляд на своих сослуживцев, распростершихся на крыльце.
  - Ствол достал и аккуратно бросил сюда. - Приказал Алексей.
  Охранник молча закивал и, вынув пистолет из-за спины спрятанный на пояснице, внезапно направил на Алексея. Раздались несколько выстрелов. Охранника отбросило назад. По рубахе в районе груди расползлось рубиновое пятно. Над деревней повисла тишина. Народ высыпал на улицу. Солнце уже садилось за вершины сосен. Последние лучи освещали улицу, на которой разыгралась драма. Алексей стоял с дымящимися стволами. Затем, не обращая внимания на растерянных и находящихся в шоке от происходящего людей, он развернулся и с ноги открыл дверь в избу Аристарха, буквально впечатав дверь ему в лоб. Старейшина выходил на улицу матеря на чем свет стоит охрану за то, что те открыли стрельбу в деревне.
  Ударившись о распахивающуюся дверь, Аристарх слегка растерялся, а в следующее мгновение ему в лоб уперся ствол пистолета. В сенях остро запахло гарью и порохом.
  - Какого ... - начал было старейшина, но увидев кто держит пистолет, и трупы на крыльце, замолк.
  - Давай в избу - развернул его Алексей, отойдя назад и направив оба ствола в сторону Аристарха.
  -Что за бойню ты тут устроил? - Пытался покачать права Аристарх.
  - Заткнись - рявкнул Алексей и прошел на вторую половину избы, там, где была связь и ноутбук.
  -Что ты хочешь? - Остановился посреди избы старейшина. Он был раза в полтора крупнее Алексея.
  - Сядь - махнул стволом Алексей в сторону лавки.
  - Ты чо холоп... - начал было снова Аристарх, но тут же раздался выстрел и мужчина схватился за простреленное бедро, завалившись на пол.
  - Значит так, - пододвинув лавку и присев на нее, произнес Алексей, держа ствол почти у самого лица старейшины. - Мне нужно вся информация по вашей верхушке.
  - Какой? - Прохрипел морщась от боли Аристарх. - Я вся верхушка. Кто тебе еще нужен.
  - Не ври. На кого работают Елизар и Ярослав в городе? - Алексей не сводил злого взгляда с Аристарха.
  - На меня - выдавил тот, и тут же заорал от боли когда Алексей наступил на простреленную ногу и приставил пистолет ко лбу мужчины.
  - Еще раз спрошу - повторил Алексей.
  - Я знаю только их. - Колотясь от невыносимой боли в ноге проорал сквозь зубы Аристарх.
  - Звони им - потребовал Алексей.
  Аристарх подтянулся на руках и достал со скамьи сотовый. Спустя несколько мгновений он набрал номер.
  - Елизар, у нас проблемы - произнес как можно ровнее старейшина.
  - Что случилось? - Раздался настороженный голос в трубке.
  - Один из охранников устроил стрельбу. Есть убитые.
  -Твою же бл.ть за ногу душу, бога, мать! Какого хрена вы там творите? Я буду через два часа. Загони всех в дома, чтобы носа на улицу никто не казал. - В трубке раздались гудки.
  - Мне надо перевязать ногу - попросил у Алексея Аристарх.
  - Перевязывай - кивнул Алексей.
  - Позови знахарку - потребовал мужчина.
  - Перебьешься, вставай - рявкнул Алексей - ты, по сути, мне уже больше не нужен. Я буду вести разговор с Елизаром.
  Выйдя на улицу, Алексей увидел собравшихся глав домов.
  - Чо встали, сукины дети? - Рявкнул Аристарх, - быстро все по домам. Знахарку мне.
  -Шагай - ткнул в спину стволом Алексей, направляясь к дровянику.
  Закрыв в дровянике Аристарха, Алексей вернулся в дом. Ситуация происходящая сейчас в деревне его ни сколько не напрягала. Сейчас в деревне было около ста человек. Стариков и пенсионеров тут не держали. В основном население было из молодых мужчин и женщин от двадцати до сорока пяти лет. Нужно было тряхнуть Елизара. Если и он ничего не знает, нужно будет связываться с Курьером. Получиться, что Алексей зря тут развернул всю эту бойню и Юнгер действительно не имеет никакого отношения к общине.
  Открыв ноутбук, Алексей принялся перелопачивать имеющуюся там информацию. В основном там была инфа по людям живущим в деревне. Несколько запароленных файлов и больше ничего. Захлопнув крышку ноута, Алексей осмотрелся в избе. Взяв сотовый, он пролистал несколько контактов. Ничего. Никаких зацепок. Неужели люди Алмазова ошиблись. Ладно, приедет Елизар узнаем у него.
  Через два с половиной часа на территорию деревни въехал микроавтобус. Из него высыпало человек шесть в камуфляжной форме и масках с калашами и пистолетами. Елизар то же был в форме. Оглядевшись, он быстрым шагом направился к дому Аристарха. Бойцы начали выгонять людей из домов на площадь.
  - Аристарх - рявкнул Елизар, вваливаясь в избу из сеней. - Где охрана? Ты чо старый перд... - Парень осекся, увидев направленные на него в упор два ствола.
  -Здравствуй Елизар, - Хищно улыбнулся Алексей. - Давай-ка, аккуратненько оружие свое.
  - Я не ношу оружия - фыркнул Елизар.
  - Ладно, присядь, надо потолковать, - Алексей пистолетом указал на лавку.
  Елизар молча подчинился. С улицы раздавались команды бойцов Елизара.
  - Откуда такое войско? - Спросил Алексей.
  - Какая разница, тебе живым отсюда не уйти и где, в конце концов, Аристарх?
  - Он приболел, - жестко ответил Алексей. - Я за него. Меня интересует один человек. Если ответишь на мои вопросы я отпущу тебя. К твоим игрушкам - Алексей кивнул в сторону жителей деревни, - если кто захочет с тобой остаться.
  - Да пошел ты - фыркнул Елизар. - Тебя хлопнут тут, так же как и меня. Я всего лишь пешка. Нас разменяют и найдут новых.
  - Мне нужно имя - произнес Алексей.
  -Ты пришел за ним, - кивнув сам себе, догадался Елизар.
  -Я жду, - Алексей присел на стол и сложил руки с пистолетами на колени. В окно было видно, как бойцы Елизара выгнали всех из домов и собрали в жмущуюся толпу в центре деревни.
  - Стадо, - фыркнул Елизар, проследив взгляд Алексея. - Ты хочешь защищать этих баранов?
  - А ты такая же овца. - Хмыкнул Алексей, кивнув в сторону людей в комуфляже - одна из них. Мне плевать, одной гнидой больше, одной меньше.
  -Ну, так давай, пристрели меня. А на мое место придет такой же. Ты что, будешь всех валить? Это место никогда не будет пустым. Ты решил, что делаешь доброе дело для этих несчастных. А с чего ты решил, что они несчастны? Убери нас, они тут же найдут себе другого идола и будут подчиняться ему. - Елизар покачал головой и, достав сотовый, набрал номер, протянув Алексею трубку - это тот, кого ты искал.
  - Слушаю, - раздался спокойный ровный голос в трубке.
  - Это Ян Владиславович? - Поинтересовался Алексей.
  - С кем я разговариваю? - после небольшой заминки произнес абонент на том конце.
  Алексей убрал трубку от уха. То, что он услышал, было достаточно. Елизар смотрел, закусив нижнюю губу на Махнева. Тот сложил телефон и швырнул его Елизару:
  - Скажи своим упырям, чтобы сложили стволы - потребовал Алексей.
  - А вот тут ты не угадал - ухмыльнулся Елизар. -Эти бойцы мне не подчиняются. У них свои задачи. Это люди Юнгер.
  В подтверждение слов парня, Алексей увидел, как один из бойцов в масках поговорив по сотовому, направился в их сторону прихватив еще двух бойцов. Отойдя от окна Махнев приложил палец к губам показывая чтобы Елизар молчал. Тот усмехнулся и молча отвернулся в сторону. Какая-то обреченность была в его действиях. Это очень сильно насторожило Алексея.
  Бойцы вошли в дом. Увидев Елизара, они вопросительно посмотрели на того. Парень слабо улыбнулся и кивнул в сторону Алексея, прятавшегося за углом. Махнев выматерился одними губами про себя и резко присел. В это время раздалась очередь. Елизар вздрогнул и упал с лавки. Из уголка рта на пол потекла тонкая струйка крови. Взгляд стал стеклянным. Комнату заволокло едким дымом. Алексей выглянул низом из-за угла и выстрелил из пистолета, разрядив практически всю обойму. Двое бойцов паля во все стороны, рухнули на пол. Третий развернулся и выбежал на улицу. Алексей вскочил с пола на ноги и подобрался к окну.
  На улице возле перепуганной толпы суетились четверо бойцов с калашами на перевес. Вся толпа сидела в пыли на коленях. Командир этого маленького мини отряда разговаривал по телефону на повышенных тонах. Видимо они не ожидали, что в деревне в нарушение инструкций будет огнестрельное оружие.
  - Эй боец, - обратился командир к Алексею. - Слышишь меня?
  В ответ был тишина. Алексей молча наблюдал в окно за людьми в камуфляже.
  -Я знаю, что слышишь. - Продолжил командир. - Если ты сейчас не выйдешь с поднятыми руками, я буду убивать по одному этих бедолаг.
  'Да .б твою же мать, а' - процедил сквозь зубы Алексей. В это время в повисшей тишине раздался щелчок передергиваемого затвора. Один из бойцов поднял худенькую девушку с колен. Та зарыдала, пытаясь защититься руками. На ее защиту поднялся молодой человек. Его тут же опрокинули на спину ногами и стали запинывать берцами, периодически помогая прикладами калашей. По толпе пробежался гул недовольства, однако командир пустил очередь поверх голов и в деревне снова наступила тишина: 'Тихо я сказал' - рявкнул он.
  До бойцов было не больше двадцати метров. Для Алексея это было не расстояние. Но стволы были не пристрелены и можно было зацепить жителей деревни. Выходить то же было подобно самоубийству. Выйди Алексей сейчас на крыльцо его тут же нашпигуют свинцом с автоматов.
  Командир приставив пистолет к спине девушки, напряженно всматривался в окна избы: 'Я считаю до трех'
  Выбив ногой рамы, Алексей спрятался за стену дома: 'Где гарантия того, что ты не хлопнешь меня тут же?'
  - Гарантий нет. - Усмехнулся командир и нажал курок. Раздался выстрел. Девушка с простреленной спиной рухнула к ногам командира.
  -Слушай, ты, мудак, ты что творишь? - Проорал Алексей. - Они же не виноваты ни в чем.
  - Они, нет. - Согласился человек в маске.
  - Я не поверю, что тебя нет близких - Произнес Алексей.
  - Есть, но они не знают ничего. Им это ни к чему - в руках командира появилась новая жертва. - Ты не поверишь, я даже к детям на родительские собрания в школу и садик хожу.
  - Что же ты за гнида такая, а? - Проорал Алексей.
  - Ты отвлекся, я сейчас еще одного аборигена хлопну, выходи.
  - Я выхожу, отпусти его - проорал Алексей.
  - Давай, давай, я жду - ответил командир.
  Алексей подняв руки вышел на крыльцо. Садящееся солнце слегка слепило, освещая крыльцо последними лучами. Над деревней стояла гробовая тишина. Это напомнило Алексею мгновения, когда он шел по чеченской деревне. Шаг за шагом, с каждым ударом сердца приближаясь к ее окраине. Все взгляды были сосредоточены на нем. В них читалась и ненависть за то, что он принес смерть в эту деревню. И надежда.
  Надежда на искупление своих ошибок. Многие люди переоценили свою жизнь за эти мгновения. В их глазах читался страх. Страх быть следующим в руках страшного человека в камуфляже и маске.
  Командир подманил стволом Алексея на открытое пространство. Двое бойцов подошли с боков и взяли на прицел Алексея. Махнев медленно опустился на колени и положил руки на затылок.
  - Сними тряпки - потребовал один из бойцов.
  - Зачем? - удивился Алексей. Это была методика спецназа. Если позволяла возможность, на пленном человеке оставляли минимум одежды чтобы не было соблазна, что-то спрятать на теле. Один из бойцов подошел к Алексею и застегнул руки на запястьях наручниками, после того, как пленный снял с себя рубаху. После этого командир позвонил руководителю и доложил, что инцидент в деревне исчерпан. Бузитер пойман и ждет наказания.
  Выведя Алексея за ворота деревни, бойцы разогнали толпу по домам. Убитую девушку забрали жильцы дома, откуда она была.
  Обойдя изгородь из бревен, Алексей под конвоем зашел в глубь соснового бора. Четверо бойцов в масках держали Алексея на мушке автоматов.
  - На колени - приказал командир.
  Алексей подчинился. Опустившись на колени он снова положил руки на затылок.
  - Что за татушка у тебя на предплечье? - Вдруг нарушил тишину один из бойцов, что заставил Алексея раздеться.
  - Сам не видишь, - фыркнул Алексей - призрак.
  - Откуда она у тебя?
  - Какая разница? - огрызнулся Алексей и тут же получил удар берцем в спину.
  - Отвечай сука, откуда у тебя эта татушка. - Едва не по слогам и заламывая руки в наручниках так что Алексей чуть не взвыл от боли потребовал боец в маске.
  - Я был командиром призраков в Чечне - проорал от переполнявшей боли Алексей.
  - Ты лжешь. Махнев погиб. - Прорычал боец.
  - Откуда ты... - осекся Алексей, обернувшись на бойца.
  - Я один из призраков - фыркнул парень в маске и стащил ее с лица.
  - Зубр? - Оторопел Алексей.
  Трое бойцов стояли и смотрели на парней не понимая, что происходит. С одной стороны деревенского лоха пора уже было наказать. А с другой стороны один из самых крутых пацанов в их охране, вдруг начинает выяснять отношения вместо того, чтобы хладнокровно хлопнуть наглеца.
  - Кто ты? - В глазах Сани Зубарева повис немой вопрос.
  - Я Леха Махнев. Ты что!? Никита, брат у меня. Шерхан, Клим, Малюта. Ты охренел что ли?! Всех забыл? - Алексей едва не сорвался на крик.
  - Леха?! Так ты... живой гад? - На лице Зубра отразилась невероятное количество эмоций.
  В этот момент раздалась автоматная очередь. Алексей зажмурился, ожидая, как пули прошьют его тело, однако над поляной повисла тишина. Открыв глаза, Алексей увидел, как Зубр обыскивает тела троих лежащих бойцов на наличие ключей от наручников. Открыв наручники ребята обнялись.
  - Мы же все решили, что ты погиб - прошептал Зубр, не выпуская объятий.
  - Так оно и было Саня - ответил Алексей.
  В этот момент раздалась очередь и Саня обмяк в руках Алексея. Один из бойцов видимо был в броннике по инструкции. Броник его не спас от очереди калаша, но заметно сократил повреждения. Алексей выхватил нож с пояса Зубра и метнул в бойца. Тот отпустился от автомата и заколотился в конвульсиях с ножом в горле.
  - Леха, - прошептал Зубр, из уголка губ хлынула струйка крови.
  - Саня - ответил Алексей. Тело парня лежало на руках у Алексея. Сам Алексей сидел на коленях. Заревев, он прижался лицом к телу Зубра. Воспоминания нахлынули волной. Обнажая затянувшуюся было рану. После того памятного боя, где Алексей потерял Никиту.
  Алексей не знал, сколько прошло времени с тех пор, как он вышел с Зубром за ограду деревни. Ворота были раскрыты на растапашку. Основная масса людей исчезла. Видимо все воспользовались моментом и сбежали из деревни. Остатки небольшой горсткой держались вместе.
  - Что с нами будет? - Спросил один из жильцов, когда Алексей садился за руль микроавтобуса.
  - Я не знаю - честно ответил Алексей. - Живите так, как жили раньше. Если у вас нет родных, вам некуда идти. Я сообщу о вас властям.
  Захлопнув дверцу автобуса, Алексей направился в город. Теперь он знал, что Юнгер был связан с религиозной организацией 'Белый Страж'.
  
  Глава 17: ЮНГЕР - РАСПЛАТА
  Шрам сидел у себя в кабинете за рабочим столом и не мог сосредоточиться на работе. Все его мысли сейчас занимал Махнев. В последнее время он словно сквозь землю провалился. Салон не работал. Казаков с ног сбился, разыскивая Махнева, но все тщетно. Вопрос по 'Андромеде' откладывался на неопределенное время. Люди заинтересованные в салоне начинали нервничать.
  Внезапно на телефоне высветился номер Казакова.
  - Слушаю, - произнес в трубку Шрамов.
  - Вячеслав Игоревич? - осторожно начал Казаков.
  - Да говори ты уже не томи! - Выругался Шрам.
  - У меня есть информация о том, что Махнев работает на Алмазова.
  - Ты чо несешь, приедешь ко мне, поговорим. Все отбой. - Шрам отключил телефон и швырнул его на стол. - Час от часу не легче. Ну генерал, что ж ты за игру затеял.
  Бойцы Казакова колесили по всему городу в поисках хоть какой-нибудь зацепки. Закладки в дверях квартиры Махнева говорили о том, что он не появлялся дома уже как минимум неделю. Спички в створах дверей оставались не тронутыми. В салоне Махнева то же не было. Общие знакомые утверждали, что Махнев уехал в командировку, но куда никто не знал.
  Прессовать Гельтцер, бывшего владельца салона 'Андромеда' и без пяти минут родственника Махнева то же не имело смысла. Тот мотался в Штаты и обратно периодически забирая Светлану, сестру Махнева с собой. Сейчас они уже вторую неделю находились там и когда должны были вернуться, никто не знал.
  От раздумий Казакова оторвал телефонный звонок одного из бойцов, звонил парень с кличкой Мотор:
  - Говори, - произнес в трубку Казаков.
  - Шеф, тут эта, тема короче такая нарисовалась. Поговаривают у Махнева подружка есть, живет не далеко от их ней старой квартиры. Может ее отработать?
  -Что по ней известно? - Казаков сидел на заднем сидении автомобиля, который ехал по оживленной улице в центре города.
  - Да мы тут охранника одного тряхнули из 'Андромеды', он говорит Верой ее зовут, чуть ли не любовь детства.
  - Он что свечку что ль держал? Откуда информация такая? - Толкнув в плечо водилу, Казаков попросил жестом припарковаться в тихой улочке. Тот кивнул и свернул в переулок. В трубке послышалась какая то возня, видимо Мотор уточнял у кого то насчет свечки, затем в трубке раздался его голос:
  - Але шеф, он это, свечку не держал, но говорит, что видел пару раз как они вместе в салон приезжали.
  - Адрес узнай, где живет, где работает, узнаешь перезвони - Казаков отключился и откинувшись посмотрел в зеркало заднего вида встретившись взглядом с водилой, - поехали, идиоты блин.
  
   * * *
  Алексей приехал в город и направился в головной офис организации 'Белый Страж'. Микроавтобус он оставил чуть не доехав, до офиса. В городе его не было больше двух недель и он не знал, что Саша со Светкой в Штатах.
  Зайдя в офис, Алексей увидел Ярослава. Тот приветливо улыбнулся, но узнав в посетителе бывшего своего клиента, погасил улыбку и серьезно посмотрел на Махнева:
  - У вас что то случилось? Я могу вам чем то помочь? - Поинтересовался он.
  - Можешь. Мне нужен адрес и номер телефона Юнгер.
  - Вы с ума сошли? Мы не даем такую информацию. Если хотите, я могу дать вам номер нашего центра по урегулированию конфликтных ситуаций. Они направят к вам специалиста в любое удобное для вас время и место.
  - Ярослав, - Алексей закрыл дверь изнутри и направился в сторону парня, в офисе больше никого не было, - Елизар мертв, в деревне полная анархия, какой специалист по урегулированию конфликтных ситуаций? Ты что несешь?
  - Туда направят группу специалистов и они ...
  - Ты задрал уже меня, нет вашей группы, номер и адрес живо! - Жестко перебил Алесей парня.
  - Я вызываю охрану, - Ярослав сунул руку под прилавок и по видимому отжал кнопку тревожной сигнализации. Через несколько секунд раздался звонок телефона:
  - Ответь, это охрана наверно, только без дури - направив ствол на Ярослава, произнес Алексей.
  - Понял - заикаясь произнес Ярослав, не сводя глаз с пистолета и снял трубку.
  Сказав охране, что это была ложная сработка, Ярослав положил трубку.
  -Я жду - произнес Алексей, слегка опустив ствол.
  Получив то, что нужно было, Алексей велел парню найти скотч. Ярослав быстро выполнил требование, надеясь по быстрее избавиться от опасного собеседника.
  - Здесь есть еще кто то в подсобках кроме тебя? - Убирая ствол назад под рубаху, спросил Алексей.
  - Обычно еще помощник есть, но сейчас его нет. Уборщица вечером приходит или клиенты в течение дня.
  -Уборщица во сколько приходит? - Уточнил Алексей, показывая парню на руки и перематывая их скотчем.
  - В восемь вечера, вы ведь меня не убьете? - Трясясь от страха, спросил Ярослав.
  - Нет, успокойся. В восемь тебя освободят. Ты же не будешь тупить? - Алексей перевязал руки и резко положив парня на пол, связал ему ноги. Затем перемотал скотчем рот и оттащил в подсобку где стояли швабры и ведра. - Сейчас два часа дня, до восьми полежишь, понял?
  -Угу - покивал головой Ярослав, в глазах застыл ужас.
  - Ну все, прощай - похлопал по ноге Алексей Ярослава и встав с корточек направился по написанному на бумажке адресу. Оставить Ярослава не связанным означало предупредить Юнгер о своем визите или что еще хуже тот заляжет на дно.
  Адрес по которому находился дом Юнгер, располагался в элитном котеджном микрорайоне. Алексей заехал на квартиру которую ему предоставил Алмазов. Там был запасной комплект одежды и необходимое оборудование.
  
   * * *
  Казаков направлялся в офис Шрамова, представляя неприятный диалог с шефом как вдруг на дисплее высветился номер Мотора.
  - Говори, - потребовал Казаков.
  - Ну чо, мы это, пробили адрес этой Веры, короче она где то в районе кинотеатра 'Прогресс'.
  - Ты издеваешься что ли? Мне нужна улица и дом с квартирой. Я что сейчас шефу доложу? Типа она где-то у 'Прогресса' кантуется? - Зашипел Казаков в трубку.
  - Не ну а чо, мы же это, сузили круг поисков - оправдался Мотор.
  - Ищи бл.ть, что бы адрес у меня был. Хоть из под земли достань, понял? - Проорал в трубку Казаков.
  Спустя несколько секунд на телефоне Казакова снова раздался звонок, тот посмотрел на дисплей, там крупными буквами было выведено 'Шеф': 'Когда же это уже кончится то'
  - Слушаю Вячеслав Игоревич? - бледным голосом произнес Казаков.
  - Это я тебя слушаю родной ты мой. С меня трясут ответ по 'Андромеде', что мне им сказать? - в словах Шрамова чувствовалась едва сдерживаемая ярость.
  -Вячеслав Игоревич, мои люди установили приблизительный адрес, подруги Махнева, это некая Вера, больше пока ничего не известно, но мы работаем в этом направлении.
  - Дуй к своим людям, потому что эти бакланы двух слов связать не смогут. Будешь держать меня в курсе, понял?
  - Да Вячеслав Игоревич - ответил уже гудкам Казаков. - Поехали к 'Прогрессу' - приказал он шоферу.
  Машина с Казаковым изменила маршрут движения едва не создав аварийную ситуацию на дороге и помчалась в сторону 'Прогресса'.
  Шрамов набрал номер телефона Алмазова и в трубке раздался знакомый голос:
  - Здравствуй Вячеслав Игоревич, как жизнь дорогой?
  - Твоими молитвами Виктор Петрович, - ответил Шрамов, - есть важный вопрос, который необходимо обсудить.
  - Ты предлагаешь встретиться?
  - Да, давай встретимся через часик в нашей кафешке, ты не против?
  - Что прямо так горит? - Усмехнулся Алмазов.
  - Это касается нашего знакомого Махнева - произнес Шрамов.
  - Я заканчиваю работать через два часа, встретимся в кафе - коротко бросил Алмазов и отключился.
  - Ты то же что то знаешь, но молчишь, - Процедил Шрам, отключив телефон.
  Через два часа Шрамов и Алмазов сидели в уютном кафе, под старой выцветшей вывеской 'Ретро'. Кафе соответствовало своему названию. Вокруг кафе за двадцать лет произошла масса изменений, изменились фасады зданий, часть была снесена, часть перестроена. А кафе словно не тронула эта волна изменений и трансформаций.
  - Помнишь как мы сидели тут по разным углам. Вы своей ментовской шайкой мы своей с пацанами. - Шрамов пригубил из стеклянной кружки пиво.
  - Ты решил удариться в ностальгию? - Усмехнулся Алмазов, вертя на столе бокал с пивом.
  - Ты что то не договариваешь с Махневым, я не могу с ним связаться. - Произнес, чуть подавшись вперед Шрамов, не сводя пристальных глаз с Алмазова.
  - А что с ним? - Не понял Алмазов, - причем здесь я?
  - Ой не юли Витя, он сидел у тебя в СИЗО. А после этого как в воду канул.
  - И что?! Шрам, он сидел не у меня. СИЗО это не моя юрисдикция. А куда он потом делся я не знаю. Я не слежу за ним.
  - Тогда о чем ты с ним трепался? Я, если не ошибаюсь, ему убийство шили твои бойцы и вот так взяли и отпустили? - Глаза Шрама хитро с прищуром смотрели на генерала.
  - Нда-а, спецы у тебя работают не хуже моих - усмехнулся в ответ Алмазов и откинувшись на спинку стула пригубил из бокала.
  - Ну так что? - Поинтересовался Шрамов.
  - Мне нечего тебе сказать Слава, - покачал головой генерал. - После того как он вышел я его больше не видел. Он оказал мне скажем так небольшую услугу. А дело закрыли за отсутствием состава преступления. Хочешь проверить валяй, ты же депутат у нас. Сделай запрос в прокуратуру. Я еще раз говорю, я не знаю где он.
  - Плохо. Мне этот Махнев как кость в горле. Меня уже задрали с этой 'Андромедой', она очень нужна москвичам.
  - Тихо, тихо, ты осторожнее со словами Шрам. Твои дела меня не интересуют. Пока они не затрагивают законных интересов добропорядочных граждан - усмехнулся генерал.
  Шрамов хищно прищурился в ответ на слова генерала и молча поднявшись, вышел из кафе на улицу, больше от Алмазова ничего нельзя было добиться. Оставалась надежда на Казакова. Если он в ближайшее время не найдет эту махневскую сучку, 'Андромеда' надолго может уйти из его досягаемости, если не насовсем. Можно было конечно отжать силовыми методами, но репутацию салона это очень сильно подмочит. На равнее с москвичами доля интереса была и у немцев. А они платили хорошие деньги, расширяя свои сферы влияния в подмосковье и столице. Салоном интересовались 'Porsche' и 'BMW', Шрам был уверен, что 'Андромеда' очень лакомый кусок при грамотной раскрутке и финансировании. Все это пронеслось в голове у депутата Мосгордумы, пока он шел к своей машине.
  Алмазов проводил взглядом Шрамова и пригубив напоследок из бокала оглядел заведение: ' Мда-а, кто бы мог подумать лет пятнадцать назад, когда мы торчали тут еще безусыми юнцами, что все так сложится и завертится, а ведь это заведение не раз хотели выкупить и переделать, но смотри-ка выстояли. Пожалуй, это единственное место, где сохранился неповторимый дух бунтарства девяностых. Сейчас везде уже в ресторанах и кафе отдает пижонством. Нет того ощущения что ты пришел к своим. Каждый норовит блеснуть модным прикидом или новой тачкой. Души нет во всем этом'. Генерал вышел из кафе и направился пешком по аллее, ведущей к ГУВД, там его ждала машина с личным шофером, что бы отвезти домой.
  
   * * *
  Алексей быстро нашел дом по указанному адресу, надо было бы звякнуть ребятам и Веруне, но лучше потом. Когда все закончится. Дом не выделялся своим богатством или убранством среди других таких же коттеджей. Здесь жили люди, которые могли позволить себе ездить отдыхать ни по одному разу в год куда-нибудь на Сейшелы или Гоа. Служба безопасности тут тоже была на уровне. Везде располагались видеокамеры. По дорогам периодически проходили сотрудники охраны в форме и доберманами на поводках.
   Микрорайон насчитывал десятка три коттеджей выстроенных в три ряда.
  Дом Юнгер находился с краю и очень удачно угловой. Алексей просчитал, что охрана обходит периметр по дорогам примерно раз в двадцать пять - тридцать минут. Этого хватило, чтобы быстро перемахнуть через забор и пересечь территорию дома, оказавшись у черного входа. Здесь Алексея ждало разочарование. Вопреки всем мерам пожарной безопасности, запасной вход был завален всяким хламом. Идти с главного входа был тоже не вариант. При малейшем подозрении здесь через считанные минуты будет частная охрана, а за ними подтянется вневедомственная, а ведение боевых действий в условия контракта у Алексея не входило.
  Подняв голову, Алексей увидел что чердачное вентиляционное окно не закрыто. Это был вариант. По разбросанному хламу Алексей быстро забрался на крышу гаража, который примыкал прямо к дому. Пригнувшись и глянув на часы, он определил, что охранники пройдут здесь минут через десять. Подпрыгнув и схватившись за карниз окна на втором этаже, Алексей подтянулся поставив ноги на проходящую по периметру газовую трубу, тянущуюся вдоль стены под окнами второго этажа. Один скат крыши заканчивался довольно низко над трубой. Алексей перемахнул на крышу и подобрался вверх к коньку, где располагалось вентиляционное окно. Попробовав его открыть, Махнев убедился, что окно изнутри держится на каком то крепеже, которое не дает открыть его полностью или хотя бы на столько что бы можно было проскочить. Выматерившись про себя Алексей залег на крыше, пропуская охранников. Те прошли мимо и спустя несколько минут скрылись за поворотом.
  Приглядевшись, Алексей увидел, что окну полностью не дает открыться удерживающая пластиковая планка. Собравшись с силами Алексей повис на крыше и со всего маху ударил ногами по раме. Планка не выдержала и с треском отлетела. Окно повиснув на вывернутых крепежах замерло под оконным проемом.
  Алексей забрал рюкзак с крыши и проник в дом. К счастью чердачный проем не был закрыт на замок или какое то другое запирающее устройство. Открыв его изнутри, Алексей медленно спустился на руках, зависнув в полуметре от пола. Оглядевшись, Махнев мягко приземлился на носки и отправился вниз на первый этаж.
  Юнгер сидел на диване и смотрел огромную плазменную панель, изредка выпивая из бокала какой-то напиток. Алексей было уже достал ствол и направился к своей жертве, когда подойдя довольно близко он увидел, что Юнгер был не один. Тот сидел в распахнутом халате, а какая то молоденькая девица сидя на коленях перед хозяином дома, делала ему минет. У девушки были закрыты глаза. Она сосредоточенно заглатывала член, водя по нему рукой. Юнгер слегка постанывал и периодически снова прикладывался к бокалу.
  Алексей начал пятится, как вдруг девушка открыла глаза. Она на мгновение замерла, ее зрачки расширились от ужаса. Махнев приложил ствол к губам, давая знак молчать. Юнгер почувствовал перемену настроения у девушки и резко обернулся. Прямо в лоб ему смотрело черное око глушителя 'стечкина'.
  - Какого хрена - начал было Юнгер, но тут же замолчал, поняв видимо, что ситуация не в его пользу. - Что тебе надо?
  -Мне уйти? - Поднявшись, спросила робко девушка.
  - Сядь - резко произнес Алексей, указав свободной рукой на диван. Девушка кивнула и, сутулясь тут же юркнула на указанное место.
  - Что ты молчишь? - Юнгер начинало трясти.
  - Я не разговаривать сюда пришел - Алексей жестко посмотрел в глаза мужчине и, приблизившись, скомандовал - на колени и руки, что бы я видел.
  Юнгер опустился на колени и приподнял руки, опустив голову:
  - Я заплачу тебе в двое больше.
  - Откуда ты знаешь сколько, мне за тебя заплатили?
  - Моя голова стоит очень дорого. Ты понимаешь, что с моей смертью, тебя объявят в розыск. И это будет ни хрена ни милиция.
  - Я пришел с того света и меня тебе не запугать. Во сколько ты оцениваешь свою жизнь? - Алексей в упор подошел к Юнгер и приставил ствол ко лбу. Того всего трясло. Пот градом тек по лбу.
  -Пятьсот тысяч - произнес Юнгер - я дам тебе пятьсот тысяч.
  - Пф, милый мой, ты живешь в элитном особняке, стоимостью порядка 20 лямов и предлагаешь мне всего пол ляма? Не смеши меня - Ствол сильнее уперся в лоб.
  - Ты не понял, пол ляма зелени, понимаешь, долларов.
  - Где они?
  - В сейфе на втором этаже. Я принесу. - Юнгер было собрался уже идти к лестнице, как Алексей сбил его резко ногой, прижав к земле.
  - Не спеши, - затем Махнев повернулся к девушке, - слышь малая, иди сюда, не бойся.
  Девушка подошла к мужчинам, вопросительно глядя на Алексея.
  - Говори ей код сейфа и где он стоит, она сходит и принесет - жестко произнес Алексей.
  Юнгер слегка поколебавшись назвал место и код сейфа. Девушка ушла, а спустя пять минут спустилась вниз держа в руках увесистую сумку. Подойдя к Алексею она положила сумку перед ним и отошла в сторону.
  -Там больше чем пятьсот тысяч - произнесла она, глядя на Алексея.
  - Мне не важно. Я все равно это отдам в детские дома.
  Услышав сказанное Алексеем, Юнгер зашелся в хохоте, больше напоминающем истерику.
  - Ты дурак что ли? - Сквозь смех произнес Юнгер.
  - Там еще у него вот это было - в руках девушки возник пакет с белым порошком.
  - Герыч? - Алексей посмотрел на Юнгера.
  - Да - кивнул тот, - но ты этого не видел. Если мои узнают мне хана.
  - Кто твои? - Не понял Алексей.
  - Не важно, бери бабки и проваливай.
  - Говорят он держит воровской общак - произнесла девушка.
  - Куда ты лезешь, курица! - заорал Юнгер и попытался встать с пола, чтобы кинутся на девушку - ты покойница, поняла!
  Алексей снова жестко прижал хозяина дома к полу.
  - Наводи - кивнул он в сторону пакета с наркотой.
  - Сколько? - Спросила девушка, распаковывая шприц.
  - Полный - кивнул Алексей, показывая на шприц в руках девушки.
  Та замерла, глядя на Алексея и зная к чему приведет такая доза. Затем она опустила глаза не выдержав жесткого взгляда. Спустя несколько минут, девушка сделала инъекцию в ногу Юнгер, тот пытался сопротивляться, но Алексей ударил его в затылок рукоятью пистолета и тот затих на полу.
  Внезапно раздался звонок в дверь. Девушка вопросительно посмотрела на Алексея.
  - Выйди и скажи если что, что хозяин пока занят. Смотри без глупостей ты у меня на стволе, вкуриваешь?
  - Поняла, не дура - ответила девушка и вышла к дверям. Через минуту она вернулась.
  - Что там?
  - Охрана приходила спрашивали не у нас ли хозяин старой шестерки. А то выглядит подозрительно.
  - В этом микрорайоне любая тачка стоимостью меньше пары лямов будет выглядеть подозрительно, - процедил Алексей. - Собирайся, нам пора.
  - Ты меня не тронешь? - Насторожилась девушка.
  - Я найду тебя, если язык распустишь, могу шапку маскировочную снять? Надо?
  - Нет - испуганно выставила вперед руки девушка. - Я мигом.
  В это время Юнгер начал задыхаться, видимо сердце начало сдавать. Это грозило отеком легких и клинической смертью. Алексей полностью снял с себя одежду и оделся в одежду Юнгера. Вынеся вещи в машину хозяина, Алексей велел девушке садиться в машину и ждать его. Спустя несколько минут, Алексей обесточил систему пожарной безопасности и поджег дом Юнгера. Когда они отъезжали от дома комната, где находилось тело хозяина, вовсю полыхало огнем.
  Выехав за пределы микрорайона, Алексей остановил машину и кивнул девушке на выход. Та настороженно сползла с сидения. Сумочка зацепилась за ручку дверцы и содержимое выпало из сумочки. Алексей с изумлением увидел несколько пачек долларов и золотых украшений. Девушка торопясь закинула все обратно и виновато посмотрела на Алексея. Тот улыбнулся покачав головой и подмигнув девушке тронул машину с места. Теперь можно было оставить машину, сполоснуться и наведаться к Вере или ребятам.
  
   * * *
   Казаков вот уже три часа патрулировал дворы на своей машине. Мотор колесил в этом же районе. Они искали хоть какую-нибудь зацепку о Вере, но ничего не получалось. С фотографией девушки можно было обходить бесконечно долго дворы. Все равно никто ничего не знает. Казаков сидел в крайне удрученном состоянии. Он уже проклял и Махнева и Веру и своего шефа. День неумолимо заканчивался. Нужно было возвращаться домой.
   Казаков тоскливо смотрел в окно автомобиля. Глаза осматривали испохабленные испорченные граффити стены: 'Никакой культуры. Все изгадили, ничего не созидают. Только ломают. Ущербное поколение. Леха плюс Вера равно любовь. Как убого. Ничего лучше не придумали. Ну надо же, Леха плюс ... стоп. Леха плюс Вера!?'
  -Стой! - Чуть не заорал Казаков водителю - давай назад, во двор. - В следующее мгновение он набрал номер Мотора.
  Выйдя из машины, Казаков подошел к надписи, оставшейся с давних времен. Все стены были закрашены и изрисованы. А вот эта надпись красовавшаяся на фасаде несколько лет, осталась.
  -Чо звал шеф? - Запыхавшийся Мотор, подбежал к Казакову.
  -Смотри - ткнул Казаков пальцем в надпись.
  - Леха плюс Вера равно любовь, - прочитал вслух Мотор и посмотрел на шефа.
  - Фото у тебя? Давай шуруй к бабкам возле подъездов и тряси. Спрашивай про эту надпись, понял?
  - Да, понял.
  - Давай, ты по этой стороне, я по той пройдусь. Если что звони.
  Казаков обошел три подъезда, но везде было глухо. Внезапно он увидел пенсионера, который прогуливался с таксой.
  - Здравствуйте, - поприветствовал казаков старика.
  - Здравствуйте, - подозрительно покосился пенсионер и на всякий случай подтянул собаку поближе.
  - Когда то мой друг сделал надпись, на стене - Казаков указал пальцем в сторону фасада.
  - Да помню, мы его только побелили. Один день порадовались. Этот паразит сразу же все изгадил. - Фыркнул старик.
  - А как Веру зовут, я не могу найти ее, мне нужно связаться с ней. Вы не подскажете?
  - Вера? Щас подожди ... - старик бубнил слова под нос, видимо вспоминая фамилию - а, вот, кажется Богданова. Ну точно. Отец у нее запойный еще. Матери то нет. Она сама все по командировкам ездит, бухгалтер там крутой какой то. Вот.
  - Спасибо - улыбнулся Казаков, - а адресок не подскажете?
  - А чего? Вон третий подъезд. Четвертый этаж кажись, квартиру только не помню. - Старик видимо углубился в воспоминания и не заметил, как Казаков отошел от него и позвонил Мотору.
  Глава 18: ВЕРА
  - Как вы оцениваете нынешнюю политику Президента ... - Вера не стала дослушивать телевизор, когда раздался звонок у входной двери, она убавила звук и прислушалась. Открывать дверь направился ее отец, он сидел на кухне и пил крепкий чай, отходил с похмелья. Что-то ворча под нос Григорьевич распахнул дверь. На пороге стоял интеллигентный мужчина, в очках и пиджаке с галстуком.
  - Чо надо? - Хмуро поинтересовался отец. Этот пижон сходу ему не понравился.
  - Извините, а Вера Богданова, здесь живет? - Учтиво поинтересовался интеллигент.
  - Ну и чо? - Все еще не понимал Григорьевич, хмуря брови.
  Пижон кому то кивнул и в квартиру вталкивая отца, вломилось трое громил.
  Следом вошел интеллигент. Отец что то пытался возмущаться, кружка с чаем выпала из рук и разбилась, дзинькнув осколками.
  Казаков вошел в комнату, где сидела Вера.
  - Здравствуйте, вы ведь наверно Вера? - Уточнил Казаков, увидев девушку и слегка улыбаясь.
  -Да это я, что все это значит? - Вера кивнула в сторону бугаев, держащих ее отца.
  - Простите за грубость, их плохо воспитывали. - Пояснил Казаков и велел отпустить отца. Тот направился к выходу ворча, что пошел в милицию. Казаков коротко кивнул и один из бойцов резко ударил Григорьевича в висок рукоятью пистолета. Тот мешком завалился на стену и мягко осел с пробитой головой. Взгляд замер и глаза остекленели. Струйка крови потекла по виску. Казаков с укоризной посмотрел на парня покачав головой.
  - Папа! - завизжала Вера и бросилась к отцу.
  - Стоять - прошипел Казаков.
  Двое парней схватили Веру и подняв прижали к обеденному столу, стоящему в комнате. Халат распахнулся, обнажая стройную фигуру девушки в кружевном нижнем белье. Глаза у парней загорелись, но Казаков не обратил на это внимание.
  - Мне нужен Алексей, - мужчина с силой сжал пальцами лицо девушки, склонившись над ней.
  - Пошел ты - прошипела Вера, одними губами, пытаясь высвободится из крепких рук парней, но те жестко зафиксировали ее на столе, держа вдвоем за ноги и один за руки.
  - У меня очень мало времени, - процедил сквозь зубы Казаков, - если ты сука сейчас не скажешь мне где Алексей, то тебе даже вспоминать будет очень больно этот день. Хотя ... ну?
  Вера молчала, сверля взглядом Казакова. Тот вздохнул и обошел комнату, разглядывая фотографии.
  - Шеф, может мы того, это - кивнул в сторону девушки Мотор.
  Казаков обернулся и вопросительно посмотрел на Веру. Та с широко раскрытыми глазами смотрела на мужчину, взглядом умоляя не кивать своим бойцам.
  - Ну? - Казаков впился взглядом в глаза девушки.
  - Что вы хотите от него? Вы его тоже убьете как отца?
  - Мне нужно поговорить с ним, вот и все.
  - Если бы это было так, вы бы не действовали такими методами - начиная глотать слезы, произнесла Вера.
  - Милая девушка, я еще раз объясняю вам, что у меня мало времени. У меня есть руководство, которое ждет от меня результата. Ну так что?
  - Я не знаю где он - проревела Вера. - Он мне ничего не сказал.
  - Очень жаль - вздохнул Казаков и кивнул парням. Двое держали девушку, а Мотор принялся срывать кружевное белье. Раздался треск рвущейся ткани.
  -Нет! Не надо! - Забилась в истерике Вера. Но кусок ткани, когда то бывший трусиками, был грубо засунут в ее рот, заглушая крик. Мотор расположился между ее ног и вынув член из штанов смочил слюной головку. В следующее мгновение он резко вошел в лоно девушки, заставив ее истошно завопить от боли. Вере казалось, что внутри нее все оборвалось.
  Мотор тискал пальцами бедра девушки, методично входя в нее, а затем переключился на груди, впиваясь губами в соски. Через пять минут он сменился с другим парнем, который также сверху налег на Веру. Девушка охрипла от криков, растянув голосовые связки и теперь просто надрывно стонала от каждого толчка. Третий бандит перевернул девушку на живот и вошел в нее сзади, заставив почувствовать, новую, уже притупившуюся было боль.
  Через полчаса бандиты умаянные и сытые смотрели на сидевшую на полу всю в кровоподтеках и ссадинах голую девушку. Вера не реагировала уже на внешние раздражители. Ее психика была полностью подавлена. Халат валялся в стороне. Вера подползла к халату и попыталась прикрыться им. Казаков выдернул халат и отшвырнул его к дивану.
  Мотор подсел на корточки к девушке, которая прислонилась к ножке обеденного стола и закурив, выдохнул в лицо струю дыма. Вера пыталась отстраниться, но ударилась головой о столешницу стола.
  -Я еще раз спрашиваю, где Алексей? Вы поймите, Вера, что дальше будет еще хуже. - Казаков стоял над Верой. Мотор схватил девушку за волосы и, оттянув голову назад, прижег сигаретой щеку, оставляя ожег. Вера сипло промычала от боли, но продолжала молчать.
  - Давай за мальчонкой - произнес Казаков Мотору. Тот наотмашь ударил Веру по лицу, от чего та упала на пол, и распростерлась на нем, а затем встал и направился в соседскую квартиру. Через пять минут он приволок десятилетнего, упирающегося ревущего пацана.
  - Там это, матерешка упиралась с младенцем я ее это, того - Мотор провел пальцем по горлу.
  -Обоих? - Уточнил Казаков.
  - Не-е, только ее. Она не хотела пацана отдавать. - Ответил Мотор.
  - Смотри сюда - процедил Казаков Вере и кивнул одному из бойцов. Тот приподнял девушку и, взяв за голову, направил ее взгляд на Казакова.
  Открыв залипшие от набухающих синяков и слез глаза, Вера увидела как соседского Пашку, десятилетнего зареванного ребенка, держит с приставленным к виску пистолетом Казаков.
  - Я считаю до трех, если ты не говоришь мне где Алексей, его жизнь будет на твоей совести, ты поняла меня? - Казаков с силой прижал пистолет к виску Паши.
  -Я ...я не знаю где он, - зарыдав и протягивая беспомощно руки к ребенку, произнесла девушка.
  - Раз ... - жестко произнес Казаков.
  - Стойте ... - Вера из последних сил подтягиваясь на руках и подтаскивая ноги, попыталась приблизиться к Казакову с ребенком.
  - Два ... - раздался счет.
  - Не-ет, не надо, я не знаю - продолжая двигаться к Казакову из последних сил, прорыдала Вера. Ее рука в кровоподтеках и ссадинах потянулась к мальчику. Тот смотрел прямо в глаза Веры и ревел.
  - Три ...раздался хлопок, мальчик вздрогнул и осел со стеклянным зареванным взглядом. - Ты не успела Вера.
  Казаков оглянулся, осмотрел комнату и повернулся к парням:
  - Мотор, зачисти тут все и на выход, я в машине подожду. Похоже она действительно ничего не знает - кивнул в сторону продолжающей ползти к Паше девушке мужчина.
  - Хорошо шеф - кивнул парень и принялся протирать мебель какой то тряпкой. Через пару минут в комнате стало тихо. Парни ушли, а Вера приподняла бездыханное тело мальчика и положив его спиной к себе на колени прижала к себе, тихо рыдая. Вдруг раздался шорох и Вера приподняла опухшие от слез глаза, Мотор стоял перед ней с пистолетом и глушителем - Это, папе привет.
  Никто не видел, как из подъезда вышла троица и направилась к машине. В подъезде на четвертом этаже остались лежать четыре тела. А из соседней квартиры раздавался истошный плач младенца, где возле детской кроватки лежала мать двоих детей с простреленной головой и расползающейся под ней лужицей крови.
  
   * * *
  Алексей сполоснулся под душем и, улегшись на диване, набрал номер Светланы.
  - Привет, - услышал он жизнерадостный голос сестры, - командировка закончилась уже?
  - Да закончилась - взлохмачивая и протирая голову полотенцем, ответил Алексей, - вы дома?
  - Мы в аэропорту Лос-Анджелеса, в Штатах, через тринадцать часов будем дома, у нас прямой рейс. У тебя как дела?
  - Нормально, соскучился по вам. К Верке загляну, до встречи тогда - Улыбнулся Алексей и отключился.
  Набрав телефон Веры, Алексей не дождался ответа и, отключившись, отложил сотовый в сторону: 'То же наверно в коммандировке'
  Приготовив себе поесть, Алексей устроился поудобнее перед телевизором и выбрав канал об охоте и рыбалке, не заметил как уснул через пол часа. Диктор, что то увлеченно рассказывал о наживках и ловле какой то хитрой рыбы, а Алексей засыпал под монотонный голос с экрана. Парень не заметил как уснул. Из дремы его выдернула трель мобильного. Алексей заспанными глазами посмотрел на незнакомый номер, высветившийся на дисплее.
  - Слушаю, - произнес Махнев в трубку, закрыв сонные глаза.
  - Здравствуйте, это вас из милиции беспокоят. Вам известна Вера Богданова?
  - Да, а что? - сонно произнес Алексей.
  - Вы не могли бы подъехать к нам, у нас есть пара вопросов к вам.
  - Что случилось? - Так же сонно произнес Алексей, ехать сейчас куда-то очень не хотелось. Тем более в милицию.
  -Дело в том, что Богданову убили, а последний пропущенный звонок от вас. Нам необходимо с вами переговорить...
  Дальше Алексей уже ничего не слышал. Брякнув в трубку 'я приеду', Махнев метеором пронесся по квартире одеваясь и направляясь к квартире Веры. Подъехав к подъезду он увидел, как возле Вериного крыльца толпится народ, что то гудя и обсуждая.
  У Алексея защемило сердце и перехватило дыхание. До него только сейчас дошел смысл трагедии. Разыгравшейся здесь. Слезы навернулись на глаза. Вытерев их рукавом, Алексей вышел из джипа и, пройдя мимо толпы, поднялся на четвертый этаж. Две двери на этаже были опечатаны. На площадке витал неприятный запах. Махнев почти кожей ощутил злую энергетику скопившуюся здесь. Боль и отчаяние. Страх и бессилие. Не выдержав Алексей спустился вниз.
  -Это ведь с вами Вера дружила? - Услышал Алексей старушечий голос.
  - Да, - обернувшись, ответил Махнев, разглядывая невысокую бабушку, стоящую в толпе своих товарок. Та смотрела на Алексея ясными глазами. Морщинистое лицо выражало скорбь. Губы были плотно поджаты. - Я вас помню еще такими молодыми.
  - Мальчика жалко и маму его - со вздохом произнесла вторая, стоящая рядом старушка.
  - 'Мальчика и маму'? - Не понял Алексей
  - Так вы ничего не знаете? - Удивилась третья старушка, и все разом переглянулись.
  - Нет, - покачал головой Алексей.
  - Веру убили с отцом, - пояснила первая бабушка, - а еще зачем то убили Пашку и мать евошнюю. Данилка маленький остался. В дом малютки отдали - на глазах у бабушек возникли слезы все достали платки и зашмыгали носами.
  - Ясно, спасибо. - Кивнул Алексей. Быстрым шагом он направился к машине. Нужно было ехать в ментовку.
  - Алексей, постой, - услышал Махнев уже захлопывая дверцу джипа. Молча обернувшись, он увидел старика с таксой. Это был Аркадьевич, так его все звали во дворе.
  Алексей даже не знал сколько ему лет. Казалось, что время не властно над этим стариком и он тут был всегда сколько помнил Махнев. Аркадьевич спешил к нему и практически тащил хрипящую и упирающуюся собаку за собой.
  - Слушай, я тут милиции рассказывал, мужчина какой-то интересовался Верой. Интеллигентный такой. С галстуком, в очках. Он еще про надпись твою на стене спрашивал. Только я не понял зачем.
  - Спасибо... - Алексей хотел поблагодарить по имени отчеству, но вспомнил только отчество.
  - Слушай, у меня пенсия только через неделю, не выручишь пятихаткой, а?
  - А что конкретно он спрашивал? - Уточнил Алексей и вынув из кармана пятьсот рублей протянул старику.
  - Да он адрес спросил, я больно то и не помню. С похмелья был жуткого. У Германовича день рождения был. Но я понял, что он больше тобой интересовался, чем ею. Он тебя другом назвал.
  - Спасибо, - кивнул Алексей, трогая потихоньку машину с места. Он начал догадываться, кто тут был замешан.
  - А это? Я как тебе верну то? - Протянул купюру Аркадьевич.
  - Оставь - махнул рукой Алексей.
  - Ну ладно. - Пожал плечами старик и повернулся к сидящей таксе, - Граф пошли, не сиди на земле, простудишься.
  
  * * *
  
  Шрамов сидел у себя дома в особняке, расположенном в сосновом бору. По телевизору показывали криминальные новости. Диктор сообщил, что в результате пожара в одном из элитных особняков погиб Юнгер Ян Владиславович. Некоторые источники утверждают, что покойный был связан с криминалом. В доме при обыске были обнаружены наркотики, а так же партия фальшивых долларов. Благодаря частной охране и скоординированным действиям сотрудников МЧС, пожар удалось быстро локализовать, чтобы избежать распространения огня на соседние участки.
  - Твою мать - Шрамов чуть не поперхнулся коньяком двенадцатилетней выдержки.
  Трясущимися руками набрав номер Казакова, Шрам еле дождался ответа. - Ты где бл.ть?!
  - Вячеслав Игоревич, мы нашли подружку Махнева, но она ничего не знает.
  - Мне сейчас не до Махнева. Ты дружок в курсе последних новостей?
  - Нет, а что случилось? - Насторожился Казаков.
  - 'Что случилось?' - Озверел Шрам. - Да ты бл.ть охренел что ли вконец?! Ну ка быстро ко мне домой. Чтобы через десять минут твоя тощая задница сидела у меня в кабинете, понял?!'
  Казаков недоумевал, что могло так вывести шефа из себя. Выйти на них милиция могла из-за этой сучки, но не так быстро. Да и толку то? Ну да, искали. Да спрашивали. Поговорили и ушли. Доказательств того что они убили нет.
  Зайдя в дом к Шрамову, Казаков прошел в большой холл и поднялся по лестнице в кабинет шефа.
  - Ну ка присядь Виталий Дмитриевич - кивнул на кресло Шрам.
  - Я не понимаю, что случилось. - Интонация шефа Казакову очень не понравилась.
  Это был крайне плохой знак, когда Шрамов называл своего юриста и поверенного делами по имени отчеству.
  - Как у нас товарищ Юнгер поживает? А?
  - А что? Я с ним на днях виделся. Мы с ним все документы надлежащим образом оформили. Первый транш уже перевели на счет его организации. Семьсот пятьдесят тысяч долларов.
  - Ты издеваешься что ли? - чуть не задохнулся Шрамов. - Этих денег нет. Сейф чист. Расчетный счет тоже. Подтверждающих документов о переводе средств то же нет. Юнгер мертв. Сгорел в своем доме. Ты за новостями не следишь дружочек совсем да.
  - К...как сгорел? - побледнел Казаков.
  - А вот так - Шрамов швырнул газету 'Криминальный мир' на стол перед юристом. На газете было фото обгоревшего человека. На Казакова смотрел обугленный череп своими пустыми, черными глазницами. Часть черепа не успела до конца обгореть. Были видны куски кожи, запекшаяся кровь. Кусок обгоревшей губы приподнят, обнажая неровный ряд зубов. Надпись над статьей гласила 'Убийство лидера секты БЕЛЫЙ СТРАЖ'.
  - Что это? - Судорожно сглотнул Казаков.
  - Это п.здец ты понял? Денег нет. В Москву они не поступили. Юнгер был казначеем у воровской элиты в столице. Получается, что мы кинули воров. Ты понимаешь, чем это пахнет? - Шрамов вплотную приблизился к лицу Казакова и со злостью посмотрел на того.
  - Война? - пересохшим горлом просипел юрист.
  - Война? - Переспросил Шрам - ты в каком веке живешь Виталя? Сейчас война ведется на бумаге. Просто завтра тебя в лучшем случае посадят. А в худшем - Шрамов кивнул на газету.
  - Я не понимаю, причем здесь мы? У нас все чисто. Я проверял много раз. Не подкопаешься. Мы не связаны с криминал ни как. - Казаков привстал с кресла, внимательно следя за шефом. Тот вернулся на свое место за стол и уселся в кресло, вертя в руках газету.
  -А 'им' там не надо ни чего доказывать - Шрамов кивнул в сторону головой. - ты знаешь как мне досталось депутатское кресло? Думаешь, меня народ выбрал, да? Люди? Да им плевать. Сидят у себя в затасканных трико и в халатах, растят капусту с картошкой у себя на дачах поливая говном и больше им ни хрена не надо. Это бы не отобрали и ладно. Стадо. Что они могут выбрать в своей жизни?
  Шрамов с силой шарахнул газетой по столу. В комнате воцарилась тишина. Слышно было, как тикает маятник на напольных часах у стены, отделанных под старину.
  - До меня дошли слухи, что в городе начал работать наемник. Ты слышал что-нибудь об организации 'Милосердие'? - Шрамов посмотрел на Казакова.
  - Это вроде бы организация была, занималась патронажем детских домов, и по совместительству какой-то религиозной деятельностью.
  - Молодец, - хмыкнул Шрамов, - так вот, ее руководителем были Акиншин и Федорова. Все было 'изюмительно'. Но, Федорова вдруг убивает своего мужа Акиншина и сдает всю кантору. Мои источники утверждают, что в изоляторе Федорова призналась в камере, что все было не так. К ней приходил человек, который заставил убить ее мужа и подставил ее. Милиция Федоровой не поверила, улик против нее было хоть отбавляй, да и звездочек на том деле в милиции не мало по нахватали, так что эти сплетни далеко не пошли. Сечешь к чему я клоню?
  - Что Юнгер то же стал жертвой этого наемника? И деньги у него?
  - Правильно. Надо найти его. Кстати что по Махневу?
  - Как сквозь землю провалился. - Вздохнул тяжело Казаков.
  - Чтобы о таких вещах, Виталя - Шрам покачал газетой - я узнавал раньше всех, ты меня понял?
  - Да, понял, - Казаков опустил голову.
  Внезапно на столе у Шрамова раздался телефонный звонок.
  - Слушаю, - Шрамов нажал кнопку громкой связи.
  - Вячеслав Игоревич, тут в приемной к вам люди на прием пришли, просят принять их. Говорят, что с комунальщиками проблемы. - Доложила секретарша.
  - Ты сказала, что я на совещании и буду ближе к вечеру?
  - Да, сказала.
  - Ладно, приеду через двадцать минут, если пробок не будет, - произнес Шрамов и
  отключился. - Стадо, блин.
  - Я могу идти? - Уточнил Казаков.
  - Иди и это прихвати, - Шрам швырнул газету через стол. - На память, чтобы не забывал. Ищи мне Махнева. Все работай.
  
  Глава 19: СВЕТКА
  Сашка со Светкой приехали поздно вечером. Алексей сидел на кухне с ополовиненным штофом водки, но практически трезвый.
  - Что за праздник? Нас встречаешь? - Улыбнулась Светка и, подойдя, чмокнула Алексея в щечку. В следующее мгновение она встретилась с братом взглядом и осеклась, молча вопросительно посмотрев на Алексея.
  - Верку с отцом убили - произнес Алексей, крутя в руках вилку с нанизанной долькой огурца.
  - Как...убили? - Светка растерянно присела у стола на табуретку и, взяв рюмку, опрокинула водку в себя не закусывая и не запивая.
  - Чего притихли, родственники? - На кухню ввалился Сашка и налив в рюмку водки махнул, закусив огурчиком с Лешкиной вилки, затем развернувшись, парень направился в коридор разбирать вещи.
  - Са-аш - протянула в след Светлана, - Веру с отцом убили.
  Сашка по инерции промчался в коридор, брякнув дежурное 'здорово', спустя пару секунд он появился на пороге с круглыми глазами. Осмотрев ребят, Александр молча подошел к столу и наполнив рюмку замахнул снова. Затем он заглянул в глаза Алексею: 'Началось?' - Прозвучал немой вопрос. 'Началось' - молча, едва кивнул Алексей, прищурив глаза и играя желваками на скулах.
  - Свет, пойди разбери вещи. - Попросил Саша.
  - Что происходит? - Проигнорировала слова, сестра Алексея.
  - Света пожалуйста, - уже жестче произнес Саша.
  Девушка фыркнув, встала из-за стола и вышла из кухни.
  - Рассказывай - потребовал Сашка.
  - Похоже Шрам начал действовать прямо. Видимо другие методы не помогли, либо у него времени нет.
  - Ты понимаешь, что больше рычагов воздействия у него кроме как нас нет?
  - Я знаю Саня. - Процедил сквозь зубы Алексей. Костяшки на сжатых кулаках побелели.
  - Что будешь делать? - Александр внимательно смотрел на Алексея.
  - Меня он не достанет, а вам надо ехать в Штаты, это без вариантов.
  - Мы уедем через неделю. Мне нужно до оформить здесь все документы. 'Андромеда' пока не работает, но если она будет стоять дальше, мы растеряем всех поставщиков и клиентуру.
  - Саня, ты херню не пори, какие поставщики? Я не смогу пасти вас по двадцать четыре часа в сутки, что бы с вами ничего не дай бог не случилось.
  - Леха, а Вера за что пропала? Нет уж братуха. Ты сейчас за салон зубами рвать должен всех, понял?
  - Твою же мать - Алексей зажмурился и уткнулся лбом в кулаки.
  - Когда похороны? - Александр наполнил рюмку и достал из шкафчика вторую.
  - Да бес его знает, вроде бы послезавтра. Саня я не знаю честно. - Алексей шумно выдохнул, - когда убили Никиту, я хотя бы знал что делать. А тут полный п..дец. Я готов сейчас штурмом брать Шрама.
  - Поехали с нами в Штаты, заключим со Шрамом мировое, пусть станет поверенным здесь. - Предложил Саша.
  - Нет, это не вариант. Получится, что он победил. После 'Андромеды' он подомнет под себя весь город.
  - Леха? Очнись, под ним и так фактически весь город.
  - Шрам не увидит 'Андромеду', это сто процентов. - Выдохнул Алексей и, осушив рюмку, закурил, делая глубокие затяжки. Дым обжигал легкие. Клубясь сизым, дым растворялся в воздухе, исчезая и тая на глазах.
  Успокоившись, Алексей затушил сигарету в пепельницу и направился в комнату. Рухнув на диван прямо в одежде, Махнев отключился, провалившись в глубокий тяжелый сон.
  Утро было не менее тяжелым. Алексею всю ночь снилось, что за ним гонятся мертвецы. Он бежал по горам, перепрыгивая с валуна на валун и отстреливался от наседавших боевиков. Те гнались за ним по пятам. Вот он убил одного. Из-за валуна выскочил второй боевик. Сгнившая плоть обнажала сквозь кожу щек ряд гнилых зубов. Горящие глаза следили неотрывно за Алексеем. Мертвый боевик выскочил на узкую тропу и поковылял следом за Махневым. Алексей выстрелил из калаша в мертвеца. Пули прошили плоть и отбросили тело назад на валун. Развернувшись, Алексей буквально налетел на нового боевика. Тот, оскалившись гнилым ртом, схватил Алексея за одежду. В нос пахнуло смрадом. Палящее солнце буквально выжигало все вокруг, ослепляя и заставляя жмуриться. Губы истрескались от нехватки влаги. Едва сморщившись от натуги и отшвыривая изо всех сил труп боевика, Алексей почувствовал как лопнула сухая кожа на губах и тут же он ощутил вкус крови, проведя сухим шершавым языком по губам.
  Убитый боевик поднялся с земли и направился, ковыляя к Алексею. Он тоже почувствовал кровь. Еще два боевика подбирались со стороны валунов.
  Алексей устало прислонился к огромному камню из скальной породы. Окинув окрестность взглядом, он понял, что мертвяки поджимают его с трех сторон к отвесной стене, которая на десятки метров уходила вверх. Единственный выход был прорваться среди валунов по узкой тропе, но к ней приближалось трое боевиков, норовя перекрыть выход.
  Шанс был. Алексей рванул изо всех сил. Пот застилал и щипал глаза. В берцах хлюпало и ноги скользили. Разгрузка, со множеством карманов и казалось уже не нужным барахлом, типа рацией, запасными батареями к ней, пустыми магазинами из под калаша, натирала шею и сковывала движение. Каждый шаг Алексею давался со все большим трудом. Он словно двигался в вязком киселе. Воздух загустел. Казалось его можно хвостать ножом на пласты.
  Боевики приближались. Судорожно двигаясь по тропе, они неумолимо сокращали дистанцию. Алексей оборачиваясь понимал, что он слишком много сил вложил в этот бросок и теперь если случиться так, что мертвецы его настигнут, бороться сил у него уже не будет. Скидывая с себя разгрузку, Алексей швырнул ее в приближающегося мертвеца. Тот схватил ее костлявыми руками, запутавшись в ней лицом.
  Собрав все силы, Алексей рванул по тропе. Каждый шаг ему давался так словно он бежал по дну озера или реки. Иногда он делал шаг, но этот шаг оставлял его на месте. Мертвецы приближались. Слышно было их хриплое дыхание и глухое злое рычание.
  Алексей развернулся. Бежать уже не имело смысла. Три мертвеца, разойдясь на тропе, приближались к Алексею. Одного Алексей ударил ногой, резко выбросив ее перед собой. Боевика отбросило с тропы вниз. Тело покатилось, увлекая за собой щебень и мелкие камни.
  Следующий удар был направлен во второго боевика. Кулак с хрустом вошел в грудную клетку, пробив гнилую плоть. Выдернув руку обратно, Алексей нанес удар второй рукой, но уже раскрытой ладонью вперед. Мертвеца слегка отбросило назад, но в этот момент Алексей почувствовал, как правую руку резануло острой болью. Схватившись за пораненное место, парень увидел свою багровую ладонь. Один из боевиков держал в руках кинжал. Слизнув языком кровь с кинжала, боевик встретился взглядом с Алексеем и в следующее мгновение кинулся на парня.
  Сталь прошла буквально в нескольких сантиметрах от тела Алексея, брякнув по подсумнику с магазинами от калаша. Алексей выполнил блок и зажав руку выбил клинок. Подняв его и зажав в правой руке, Махнев чувствовал, как кровь стекает по руке в ладонь и каплями капает на сухую, не видавшую несколько месяцев дождей землю. Рукоять клинка буквально скользила в окровавленной ладони.
  Алексей готовился к последнему броску, но в этот момент один из боевиков с матом накинулся на того, что потерял клинок. Выяснилось, что клинок был из легендарной стали и сделан одним из известнейших оружейников Кавказа.
  Ругань между мертвецами едва не перешла в потасовку. А дальше началась полная белебердень. Мертвецы растащили своего товарища по частям и разбросали по разным сторонам. Затем они повернулись к Алексею и попросили вернуть клинок. Взамен на это они обещали его отпустить. Алексей не поверил своим ушам, не зная то ли верить им то ли нет. Вдруг его кто-то резко толкнул в плечо и Алексей кубарем полетел с тропы вниз, закричав и увлекая за собой камни и мелкий щебень. В глазах все завертелось, замельтешило и внезапно наступила тишина.
  Открыв глаза, Махнев увидел, что лежит на диване. Правая рука была подвернута под тело и затекла, отдавая теперь тысячами игл. Над Алексеем склонился Саня со стаканом воды в руке.
  - Вставай Леха, у нас много дел - Произнес Саша и, поставив стакан, вышел на кухню.
  'Блин, походу водяра паленая была' - глотая воду проскочила мысль. Все еще под впечатлением ото сна, Алексей направился в ванную. Ополоснувшись под практически холодным душем, Манев пришел более менее в себя и зайдя на кухню, где уже сидел Саня, навел крепкий чай.
  - Опохмелить? - Ехидно спросил Александр.
  - Не-е, - протянул Алексей и помотал сырой головой.
  - Я сегодня к нотариусу и в пару банков заскочу. Тебе надо в 'Андромеду' подъехать, там пара представителей подскочат. Они не местные, поэтому не в теме последних известий. Пообщайся с ними, скажи, что все нормально. - Саня пригубил из кружки кофе и внимательно посмотрел на Алексея.
  - Блин, я вообще сегодня ни какой - поморщился Алексей.
  - Милый мой, а ты думал, что шашкой махать да палить во все стороны капец как сложно. Вот побудь в моей шкуре немного. - Фыркнул Саня.
  Алексей молча, одними губами выматерился и вздохнув, пригубил чай. 'Раз надо значит встретимся'.
  
  * * *
  Казаков сидел в своем офисе, когда у него на столе в селекторе раздался голос секретарши Эллочки:
  -Виталий Дмитриевич, вам звонят из прокуратуры. Соединить?
  - Соедини - проворчал Казаков. В следующее мгновение в трубке раздался голос мужчины лет тридцати пяти - сорока.
  - Виталий Дмитриевич, добрый день, вас беспокоят из следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации юрист первого класса Федоров. У меня к вам есть пара вопросов. Я понимаю, что вы как помощник депутата Шрамова, очень занятой человек. Может вы найдете время и вам удобно будет подъехать ко мне в отдел после обеда. Где-нибудь в районе двух часов.
  - Послушайте, я действительно очень занят. У меня плотный график встреч. О чем конкретно вы хотели со мной поговорить? - Казаков насторожился, но не подал виду.
  - Вопросы касаются Богдановой. Ее убили два дня назад. Соседи во дворе сказали, что вы искали ее.
  - Послушайте, я действительно искал эту девушку. Вы хотите включить меня в круг подозреваемых?
  - Следствие отрабатывает все версии. Вас вызвать повесткой или мы с вами встретимся где-нибудь на нейтральной территории?
  - Я освобождаюсь в районе половины пятого. Приходите в сквер, к памятнику Пушкина, я буду вас там ждать.
  - Хорошо. До встречи Виталий Дмитриевич.
  - До свидания товарищ Федоров.
  Казаков повесил трубку и посмотрел на часы. Те показывали половину двенадцатого дня. 'Пора на обед' - проворчал Казаков и, сняв пиджак со спинки кресла, направился из кабинета.
  У входа его встретила секретарша.
  - Виталий Дмитриевич, вы надолго? У меня куча бумаг на подпись.
  - Элла, меня не будет до конца дня. Будут звонить, скажешь, что я в горадминистрации. Все понятно? - Казаков строго посмотрел на секретаршу.
  - Хорошо - Кивнула Элла. Волосы были забраны в пучок на макушке и спускались шикарным хвостом назад, растекаясь каскадом по плечам. Белая блузка и узкая юбка выгодно подчеркивала фигуру девушки. Казаков давно облизывался на свою секретаршу, но повода склонить ее к интиму никак не представлялось, хотя Шрам уже все уши прожужжал как у него новая секретарша сосет изумительно.
  - Кому надо пусть звонят на сотовый. - Распорядился Казаков и покинул офис.
  Сев в машину Казаков набрал телефон Шрамова.
  - Слушаю - раздался после нескольких гудков голос Шрама.
  - Мне звонили из следственного комитета, хотят поговорить по поводу Богдановой. Следак, фамилия Федоров.
  -Хорошо, я посмотрю, что можно сделать. Что по нашим вопросам?
  - Пока все под контролем Вячеслав Игоревич.
  - Виталя ... ты мне эту фразу лучше не произноси. Понял? - Прошипел Шрамов.
  - Понял Вячеслав Иг... - в трубке раздались гудки. Казаков отключил телефон и с ненавистью посмотрел на него.
  Шрамов сидел у себя в кабинете, когда раздался звонок Казакова. То, что помощником депутата заинтересовался следственный комитет, никак не входило в планы Шрама. Тем более это бросало тень на светлый облик депутата.
  Прошлой весной Шрам охотился вместе с замом следственного комитета, советником юстиции Климовым Сергеем Павловичем. Шрам тогда подогнал Климову ствол ручной работы. Это был зачетный подарок. Климов фанател от охоты. Пора было отрабатывать ствол.
  - Сергей Павлович? - Поинтересовался Шрамов, услышав в трубке голос.
  - С кем я разговариваю? - Жестко ответил Климов.
  - Это Вячеслав Игоревич беспокоит вас. Шрамов.
  - Подождите, - голос слегка потеплел, видимо собеседник вспоминал звонившего ему человека. - Все, вспомнил. Вячеслав Игоревич, простите, что не сразу вспомнил. Очень насыщенные события у нас в городе, все на взводе. Чем могу быть полезен?
  - Деловой вы человек, - улыбнулся Шрам. - По правде сказать, есть у меня к вам...даже не дело, так дельце.
  - Говорите не стесняйтесь, я в долгу перед вами. Помогу чем смогу. - Климов приободрил собеседника.
  - Сейчас почти двенадцать, давайте вместе пообедаем? - Предложил Шрамов.
  - Ну что ж, говорите куда подъехать - ответил Климов.
  - Советник, вы меня испытываете, в нашем городе только одно место может похвастаться своей кухней - улыбнулся про себя Шрам.
  - Я понял вас Вячеслав Игоревич. Буду в течение получаса, вас устроит?
  - Конечно, я сам только освободился - улыбнулся снова Шрам.
  - Вот и договорились - в трубке раздались гудки.
  'Гнида алчная' - выругался про себя Шрамов и направился в ресторан.
  В ресторане 'Император' за столом в отдельной кабинке сидели два человека. Оба занимали видные посты в городе и были наделены огромной властью.
  -Ну, так в чем проблема, Вячеслав Игоревич? - Сразу перешел к делу Климов, после обмена незначительными, стандартными любезностями, типа как дети, как здоровье супруги и любимой собаки.
  - Есть в твоем ведомстве боец один. Уж больно лихо он в мою сторону копать начал. - Улыбнулся Шрам, пригубив французское Шато семилетней выдержки.
  - Вот как? - Изумился советник, - а с чем вопрос связан?
  - Дело по Богдановой - ответил Шрам и взглянул пристально на Климова.
  Советник замер и перестал жевать. Затем поднял взгляд на Шрама.
  - Слава, это не фига не смешно. Ты понимаешь, что по этому делу четыре жмура. Оно сейчас по всем центральным каналам прокатит. Я не удивлюсь, если его на контроль поставят - Климов кивнул в потолок.
  - Сергей, ты же знаешь я по пустякам тебя трясти не буду - снова пригубив из бокала вино, произнес Шрам.
  - Давай короче. В чем проблема? - Климов отложил столовые приборы и отодвинул блюдо. Аппетит пропал совсем. Есть уже не хотелось.
  - По этому делу сейчас работает некто Федоров. Он начинает проявлять излишнее любопытство. Я тебе сразу скажу, просто, что бы он время свое сэкономил и другим жизнь не усложнял, не там он ищет.
  - Понятно. Я тебя услышал Слава. Не вопрос, помогу. Но после этого сам понимаешь, наши дорожки с тобой разойдутся. - Климов поднялся из-за стола и вышел из кабинки.
  - Да больно ты мне нужен, советник - фыркнул про себя Шрам, - я посмотрю когда, твоя дочура на следующий год в универ поступать будет. Кому ты позвонишь.
  Шрамов вышел из ресторана и сев в машину направился к себе в кабинет. Казакова больше не тронут, подкинут улики с каким-нибудь бичом и все. Сейчас Шрама интересовала больше всего 'Андромеда' и Махнев. За Юнгер могли спросить, и нужен был очень сильный мотивированный ответ. Самым оптимальным вариантом было бы отдать Махнева столичным уркаганам, а 'Андромеду' пустить в оборот, тем более, что спецы уже для этого есть.
  
   * * *
  Алексей сидел в офисе 'Андромеды' и ждал потенциальных клиентов, о которых говорил Саня. Внезапно в офисе раздался телефонный звонок. Звонили клиенты. Алексей договорился о встрече и назначил время. Обусловились встретиться через час в автосалоне.
  Алексей обошел еще раз автосалон. Дежурные уборщицы протерли пыль и закончив уборку ушли по своим делам. Чтобы было не так скучно, Алексей вывел звук с ноута в офисе на колонки в салоне, и теперь по всюду разливалась легкая ритмичная музыка. Спустя час к салону подъехал черный мерседес и два джипа. Это были клиенты о которых говорил Саня.
  Алексей направился было навстречу, но замер, увидев, как из салона мерса выходит Казаков и в сопровождении бойцов направляется в 'Андромеду'. Остановившись возле одной из моделей, Махнев прищурился. Он понял, что его вместе с Саней заманили в ловушку.
  Казаков не спеша обойдя автомобильный ряд, поравнялся с Алексеем.
  - Добрый день, господин Махнев. - Слегка наклонив голову, произнес Казаков.
  - И тебе не хворать - фыркнул Алексей: 'Что за игру он затеял' - мысли сверлили голову и не давали покоя.
  - Мы обратились к вам как потенциальные совладельцы. Официально и без нарушений действующего законодательства - Казаков пожал плечами и непринужденно развел руки.
  - Я знаю, что ты виноват в смерти Веры. - Процедил сквозь зубы Алексей.
  - Это не конструктивный разговор Алексей Сергеевич - ответил Казаков.
  - Да мне плевать - фыркнул Алексей. Желваки играли на скулах.
  - Очень жаль, если мы снова не придем к единому соглашению. - Казаков вел себя уже довольно вызывающе.
  - Убирайся, мне не о чем с тобой разговаривать - произнес Махнев. - И передай своему хозяину, что ему не видать салона, а скоро ...сука я приду за тобой.
  Казаков прищурившись посмотрел в глаза Алексею, а затем молча покинул салон. Три машины развернувшись, резко набрали скорость и скрылись в автомобильном потоке, несущимся в сторону столицы.
  - Раньше вопрос был в принципе - процедил Алексей сквозь зубы, - а сейчас это вопрос крови.
  Наблюдая за машинами и погруженный в свои мысли, Алексей словно впал в оцепенение. Из этого состояния его вывел мобильный звонок. Алексей посмотрел на дисплей, звонил Саня:
  - Саня, это Казаков, - предупреждая вопрос о клиентах, сразу произнес Алексей.
  - Они выдвинули свои условия? - Настороженно поинтересовался Гельтцер.
  - Пока нет, но я их послал - проворчал Алексей.
  - Красавчег - фыркнул Саня, - слушай, похороны будут завтра. - Там родни понаехало, человек двадцать. Может по позже сходим? А?
  - Да не вопрос Сань. Я один могу сгонять - Произнес Алексей. - Тебе то это зачем? Ты же ее не знал. Займись лучше делами со Светкой. Я за нее переживаю.
  - Блин, как то не красиво это - тихо произнес Александр.
  - Забей. Что с нотариусом?
  - Да нормально все. Ты теперь официальный правопреемник компании 'Андромеда' на территории Российской Федерации. Через три дня мы со Светкой улетаем в Штаты. Ты не передумал?
  - Нет Саня. Ты правильно сказал. Я сейчас буду зубами рвать. - Зло произнес Алексей.
  - Ладно, увидимся на похоронах тогда. Давай удачи. - Пожелал Саня.
  - Будьте осторожны - предупредил Алексей.
  Похороны прошли спокойно. Священник отпел свои молитвы, перекрестил несколько раз гробы с телами Веры и ее отца. Бросив землю на крышку гроба, Алексей отошел в сторону. Саня и Светлана стояли рядом все в черном. Постояв еще минут десять они покинули кладбище. Алексей шел чуть позади, заметив боковым зрением присутствие Казакова на аллее, ведущей к воротам кладбища.
  Вечером ребята устроили поминальный вечер. За окном начал моросить мелкий и нудный дождь.
  Алексей каждый день проверял электронку, писем не было. Сашка мотался по городу и оформлял последние документы. Алексей помогал ему или торчал в салоне. Светка то же созванивалась с подружками, пару раз заезжала на место своей прежней работы. До отъезда в Штаты у ребят оставался один день. Билеты были куплены, вещи собраны и упакованы. Алексей сидел в офисе в 'Андромеде', когда позвонил Сашка и несколько взволнованным голосом поинтересовался звонила ли Алексею сестра.
  - Я думал она с тобой - произнес Сане Алексей.
  - Она взяла такси и поехала домой, пока я оформлял документы по недвижимости.
  Там просто агенты затупили и ждать пришлось ответа на запрос.
  - Ну, значит она дома - фыркнул Алексей.
  - Леха, а откуда я по твоему звоню тебе? - Взволновано поинтересовался Саня.
  К вечеру Светка не появилась и не позвонила. Телефон был не доступен. Билеты пришлось сдать обратно. Вестей от сестры Алексей не получил и еще сутки спустя.
  Ждать уже не было смысла. Алексей с Саней обратились в милицию, с заявлением о пропаже человека. Самое страшное было то, что Света могла оказаться у Шрама. Этого подсознательно боялись и Алексей и Саша.
  На третий день, у Алексея зазвонил мобильник. Тот посмотрел и увидел на дисплее фото Светы. Сердце сжалось от недоброго предчувствия.
  - Слушаю, - как можно тверже произнес Алексей в трубку. Хотя внутри все тряслось.
  - Алексей, ваша сестра у нас. Мы предлагаем вам еще раз обдумать ситуацию с 'Андромедой' и дать свой ответ.
  - Я найду вас - прошипел сквозь зубы Алексей. В трубке раздались гудки.
  
  Глава 20: ВОЙНА БЕЗ ПРАВИЛ (часть первая)
   Черный джип стоял на парковке возле здания городской мэрии. Алексей молча наблюдал за входящими и выходящими в Администрацию людьми. Секретарь Казакова сказала, что тот сейчас должен находиться на совещании. Было это правдой или нет, Алексей не знал. Оставалось лишь наблюдать за выходом. Появись сейчас Махнев в Администрации и Казаков подтянул бы сюда все силы, какие у него были. Это в планы Алексея не входило.
   Казаков провел несколько рабочих встреч и, выйдя из мэрии, направился к своей машине, которая была припаркована недалеко от крыльца. Черный, представительский мерседес сиял своим боком, отражая клонящееся к горизонту солнце. Казаков бросил взгляд на свое отражение в тонированном стекле машины и взялся за ручку дверцы. Шофер дремал за рулем и тут же проснулся, услышав звук открываемой двери.
   - Куда? - коротко спросил водила.
   - Давай в Царево - бросил шеф, ослабляя галстук.
   Машина плавно тронулась с места и покинула парковку. Царево был элитный котеджный поселок, расположенный в зеленой полосе пригорода. Изумительная природа, непосредственная близость с городом и чистый воздух, делали это место лакомым куском для городской элиты. Многие хотели приобрести здесь кусочек земли и поставить не большой двухэтажный особнячок с бассейном и фонтанчиками, чтобы наслаждаться вдали от городской суеты спокойным лесным пейзажем на фоне реки и крутого яра с соснами.
   Машина Казакова, преодолевая пробки, вырулила за город и ходко, шурша шинами по гладкому асфальту, понеслась в сторону поселка. Казаков, сидя в машине, задумчиво смотрел на пробегающий за окном пейзаж. Сестра Махнева была у них в Царево уже второй день. Махнев не выходил на связь, не предлагал ни каких условий. Это настораживало.
   Дом, где держали Махневу, располагался чуть ли не в самом сердце поселка. Большой комплекс, расположенный на участке в несколько десятков соток включал в себя двухэтажный дом с большим подвалом. Перед домом в разных направлениях точно лучи убегали по участку мощеные плиткой дорожки. Крытый бассейн, расположенный в одной из оранжерей манил своей голубой, чистой водой. Прямо к дому примыкал гараж на две-три машины.
   Любой, кто попадал на территорию участка приходил в восхищение. То тут, то там вдоль дорожек были расположены статуи. Некоторые из них держали ночные светильники, которые гармонично вписывались в интерьер. Аккуратно подстриженные кусты правильной геометрической формы служили словно живой изгородью, огораживая газонные лужайки, местами переходя в невысокие стенки из дикого камня.
   Не далеко от коттеджа был расположен дом для гостей с комнатами отдыха и примыкающей к дому баней и сауной. Тут же рядом была расположена беседка.
   Хозяин всего этого явно не был стеснен в средствах, поскольку отдавал не малые деньги на уход и охрану всего этого участка. По периметру и еще в нескольких местах стояли видеокамеры. Для охраны и персонала был построен отдельный домик.
   Светлана находилась в подвале дома. Мотор и его подручные осуществляли присмотр за ней и заодно всего участка. Парень не отличался особым умом и сообразительностью, зато с лихвой компенсировал все эти недостатки своей неуемной энергией и исполнительностью. Плюс ко всему у него был непререкаемый авторитет среди своих подручных. В бригаде у Мотора было пять - семь человек. При необходимости он мог подобрать еще столько же. Сейчас эта необходимость возникла.
   Связавшись с парнем, Казаков убедился, что все тихо и без эксцессов. Через двадцать минут машина въехала на территорию поселка и, проехав по не очень широким улочкам, въехала в открывшиеся автоматические ворота.
   Спустившись в подвал, Казаков обнаружил Махневу лежащей на груде матрасов, с кровоподтеками на лице и в разорванной одежде. Оторопев от такого расклада Казаков зло посмотрел на Мотора.
   - Вы чо бл.ть охренели что ли?! Вам шалав мало?
   - Шеф ты чо? Ее же это... все равно в расход. Пацаны расслабились немного.
   - Я щас скажу, чтобы они с тобой расслабились. Как я буду с Махневым переговоры вести, когда он узнает об этом - Казаков ткнул рукой, в почти бессознательную девушку, лежащую всю в синяках и кровоподтеках на груде грязных матрасов и тряпье.
   - Не, ну а чо? Убудет что ли? - Все еще недоумевал Мотор, - ты же сказал, смотреть за ней.
   - Смотреть, а не затрахать до полусмерти. Разницу ощущаешь?! - Проорал Казаков на Мотора. Позади стояло трое парней, опустив голову и боявшиеся поднять глаза на своего шефа.
   - Да понял уже, что косяк упороли, щас то чо делать? - Мотор озадаченно смотрел на Казакова.
   - Приведи ее в человеческий вид. Умой, дай лекарств, одежду. Понял?
   - Понял. Так мы чо, убирать не будем ее?
   - Мотор, это главный козырь. Если она умрет раньше срока, то хрен нам, а не салон, вкуриваешь?
   - Да понял, не дурак - фыркнул парень и кивнул своим пацанам. Те подняли Махневу и поволокли в дом, приводить в порядок.
   Казаков нервно матюгнулся про себя, еще раз осмотрев Светлану и следом поднялся в дом. Показывать ее в том виде, в котором она сейчас, было по крайней мере очень глупо. Это очень осложнило бы переговоры.
   Ни Казаков, ни его шофер не обратили внимания на черный джип, следовавший за ними на протяжении всей трассы и въехавший на территорию поселка.
   Алексей проехал мимо ворот, за которыми скрылся мерседес Казакова. Оставив машину в стороне, возле строящегося дома на участке, примыкающем к тому, где стоял дом, который интересовал Махнева, Алексей направился к забору. Светлана могла быть там.
  По углам забора были расположены видеокамеры. Определив мертвые зоны, Алексей перемахнул через забор и пригнулся, прячась в зарослях кустарника. Территорию охраняли около десятка человек. Алексей, пригибаясь и прячась за геометрически правильно подстриженным плотным кустарником, подкрался к дому.
  Вынув 'стечкины', Махнев подобрался к самому крыльцу. На ступеньках стояло двое бойцов и тихо о чем-то переговаривались. Из разговора Алексей понял, что начальство ходит крайне недовольное из-за того, что они отодрали ночью, какую-то сучку в подвале. У Алексея от недоброго предчувствия екнуло сердце. Спустя мгновение Махнев поднялся в полный рост и выпустил несколько пуль в охранников. Тех отбросило на землю со ступеней.
  Ворвавшись в дом, Алексей успел сделать едва несколько шагов, как его накрыло шквальным огнем. Элементы декора, гипсокартон, дерево, пластик, все, что попадало под шквал пуль, крошилось, осыпая сверху дождем Алексея. Видимо здесь его уже ждали.
  Два охранника с 'калашами' наперевес стояли в холле напротив главного выхода. Когда очереди стихли, и возникла небольшая заминка, Алексей оттолкнулся ногами от массивной стойки, послужившей ему защитой, а до этого служившей видимо подставкой для цветов и, проехав на боку около метра по скользкой керамической плитке, очередями с обоих стволов положил охранников. На все ушло не больше минуты.
  С улицы раздались крики и несколько бойцов стали подтягиваться к главному входу, еще несколько, судя по голосам, направились к запасному, расположенному с другой стороны дома.
  Алексей спрятал свои 'стечкины' на место и, подобрав 'калаши' подобрался к витражным окнам, через которые проникал свет с улицы в дом. Несколько стекол пострадали от пуль и Алексей, глядя в пустые проемы, определил, что трое охранников подобрались буквально в упор к крыльцу. Выбив стволами остатки окон в дверях, Алексей очередями в упор срезал подобравшихся охранников. Запах пороховых газов витал в холле. От сизого дыма начинало пощипывать глаза.
  Учитывая расстояние до города то буквально через двадцать-тридцать минут тут можно ждать ментовский СОБР. Жители близлежащих участков уже наверно оборвали телефоны в дежурной части УВД.
  В доме повисла тишина. Собственно эффект внезапности был полностью исчерпан. Оставалось полагаться лишь на слух и зрение. Навыки 'призрака', не шли ни в какое сравнение с подготовкой местной братвы.
  Алексей знал, что его местоположение, мягко говоря, известно всему дому. Необходимо было дезориентировать охрану. Оглядевшись и определив, что в холле ему ничего не угрожает, Алексей принялся искать двери, ведущие в подвал.
  Казаков находился в кабинете на втором этаже, когда услышал очереди внизу. Что послужило причиной выстрелов, помощник депутата даже не хотел представлять. Ясно было как день, что это, скорее всего Махнев.
  Выглянув осторожно из дверей, Казаков вернулся в кабинет и, вынув ствол из стола, направился в комнату, где находилась приведенная из подвала сестра Махнева. Подойдя к кровати, где лежала Светлана, Казаков догнал патрон в патронник и сев на кровать переместил тело Светланы себе на колени. Пистолет он приставил к голове девушки. Той видимо дали львиную дозу то ли успокоительного то ли какого-то транквилизатора, и теперь глаза девушки были закрыты. Она спала глубоким ровным сном.
  Алексей нашел дверь, ведущую в подвал и начал спускаться вниз. Подвал был пуст. Гора матрасов и обрывки каких то тряпок. Внезапно внимание Алексея привлекла блузка, валяющаяся в горе старой одежды. Она выделялась словно инородное тело в общей массе старого тряпья. Что-то знакомое померещилось в этой блузке. Сердце снова кольнуло плохое предчувствие.
  Мотор и его правая рука, Серега Шнырь, сидели в засаде на втором этаже и следили за лестницей. Это был единственный вход на второй этаж. Нападающие должны были подниматься здесь. Другого выхода у них не было. Еще двоих, Мотор, возглавляющий сейчас охрану Казакова, направил к дверям, где находился шеф с Махневой.
  Ситуация становилась очень опасной. Казаков набрал номер Шрамова. Тот не отвечал. Если сюда прибудут менты и начнут копать, мало не покажется ни кому. Полетят ни одна и не две головы из числа руководства области, а все пять или больше. А то, что тут они будут, не вызывало сомнений. Та перестрелка, что развязали нападавшие внизу, поставила на уши по крайней мере весь поселок, а люди обитавшие здесь были явно не из простых смертных.
  Светлана беспомощно лежала на коленях у Казакова тихо постанывая. Тело слегка покрывалось мелкой дрожью. Помощник Шрама судорожно соображал, как выйти из сложившейся ситуации. Ведь по большей части виноват был он сам. Дом был записан на супругу Шрамова. Та огласка, что получиться в результате сегодняшнего инцидента могла поставить крест на карьере Шрама.
  Алексей понял, что Светланы в подвале нет. В это время к входу в подвал подобрались еще двое парней, зашедших через запасной вход. Алексей осторожно приблизился к лестнице ведущей обратно вверх на первый этаж. Оглянувшись, Махнев увидел электрощит, который, по-видимому, питал электричеством весь дом. Обесточив его, Алексей вернулся на место.
  Лысый и Шот стояли с пистолетами возле входа в подвал, когда в доме погас свет и наступила тишина. Мотор по радиостанции велел им перекрыть выход из подвала. По озиравшись вокруг, парни увидели распростертые тела своих пацанов. На душе у каждого заскребли кошки. Переглянувшись, парни выставили стволы в направлении лестницы и сосредоточили свое внимание на входе.
  Внезапно, какая-то тень мелькнула в проеме, поднимаясь по лестнице. Парни на перегонки разрядили обоймы. Сердца бешено стучали. Приглядевшись Лысый и Шот увидели, что практически всю обойму оба всадили в старый матрас. Брови изумленно поползли вверх, когда они увидели силуэт человека внизу. В следующее мгновение вспышка боли погрузила сознание в темноту.
  Алексей поднялся из подвала и приблизился к лестнице, ведущей на верх. Пять двухсотых в доме и пять на улице. Сколько еще осталось, он не знал. Стрельба поставила на уши всю округу. И поэтому до прибытия оперов времени оставалось все меньше и меньше. Играть в прядки уже не было смысла.
  Махнев выскочил из дома на улицу и обошел коттедж. Примыкающий гараж своей крышей как раз подходил под окна второго этажа. Но куда ведут эти окна, Алексей не знал. Залезь он на крышу, он тут же становился отличной мишенью. Самые простые решения бывают самыми правильными, так учили Алексея в свое время отцы наставники. Недолго думая, Алексей забрался на крышу и спустя мгновение оказался под окнами второго этажа.
  Над домом повисла тишина, нарушаемая лишь лаем собак с соседних участков. На поселок спустились сумерки. Света не было. В комнатах воцарился полумрак. Казаков почиркал включателем, но тщетно. Оставаясь один в комнате, он был изолированным от остального дома. Мотор молчал, соблюдая в эфире тишину.
  Шнырь всегда был дальновиднее своего шефа Мотора. Ему не хватало лишь напористости. Сейчас, когда он вместе с Мотором держали под наблюдением лестницу на второй этаж, Серега понимал, что лестница не единственное место, откуда могут выйти нападающие.
  - Мотор? - В полголоса позвал Шнырь.
  - Ну чо? - Настороженно шепотом отозвался Мотор.
  - Если залезть на гараж можно пол дома пройти по комнатам.
  - Пля, точно. Давай следи за коридором, а я гляну чо там с гаражом. - С этими словами Мотор распахнул дверь в одну из комнат и увидел направленный на него ствол.
  - Не двигайся сука - прошипел Махнев.
  -Ты чо? - Оторопел Мотор и попятился назад, поднимая руки и выманивая Алексея в коридор.
  - Сюда иди - не повелся Алексей.
  - Хорош уже, тебе не я нужен - пытался разрядить обстановку Мотор.
  - Я знаю - в следующее мгновение Алексей оказался за парнем и выглянув в коридор используя того как щит мгновенно выстрелил в растерявшегося Шныря. Тот от неожиданности вздрогнул и палец судорожно нажал курок. Мотор словно в замедленной съемке увидел как рука Шныря направляет в него ствол, а вернее в Махнева который стоял позади и ствол выплевывает порцию свинца. Через мгновение в коридоре на втором этаже лежало два тела. Мотор был ранен в бок, но оставался в сознании. Струйка крови струилась из уголка губ и стекала по подбородку. Парень судорожно сглотнул и покосился на Махнева.
  - Где моя сестра и Казаков? - Спросил Алексей подсев к Мотору.
  - Здесь в комнате - проклокотал Мотор и кивнул в сторону дверей.
  Алексей вплотную приставил ствол к груди Мотора, туда где еще судорожно сжималось сердце и нажал на курок. Раздался глухой выстрел. Взглянув на часы, Махнев определил, что опера уже скоро будут здесь. Нужно было убираться от сюда.
  Подойдя к дверям, за которыми предположительно скрывался с сестрой Казаков Алексей постучал стволом.
  - Заходи без глупостей, - услышал Алексей голос Казакова.
   - Послушай, здесь сейчас будет куча ментов. Выдать все за то, что здесь погуляли какие-то отморозки не удастся. Ты прекрасно знаешь, что тебе и Шраму пришла хана. - Алексей приоткрыл дверь и заглянул внутрь комнаты.
   - А почему бы и нет? Ты подал хорошую идею. - Фыркнул Казаков. В следующее мгновение он вытянул руку и выстрелил в Алексея. Пуля ушла в дверной проем и выбила крошку из стены напротив, где спрятался Алексей.
   - Не стреляй. Отдай мне сестру и я дам возможность тебе уйти. - Алексей проверил количество патронов в магазинах и перезарядил 'стечкины' по новой.
   - Заходи в комнату, чтобы я тебя видел и пистолет на пол, иначе я не отвечаю за жизнь твоей сестры. - Скомандовал Казаков.
   -Хорошо, - после небольшой паузы ответил Махнев. Спрятав один ствол под курткой за ремень, второй он бросил в комнату.
   В след за этим он слегка приподнял руки и вошел в комнату. Увидев то, что сделали со Светкой, Алексей до боли сжал кулаки и стиснул зубы. Он готов был разнести весь дом.
   - Если бы ты согласился сразу, все было бы иначе. - Хмыкнул Казаков.
   - Вас ничто не остановит - процедил сквозь зубы Алексей, глядя на Казакова и сестру на его коленях.
   -Ты сам выбрал свой путь - Казаков перевел руку с пистолетом и прицелился в Махнева.
   В это время Светлану начали колотить судороги. Изо рта пошла пена. Видимо Мотор переборщил с дозировкой лекарств. Казакову сложно было удержать трясущееся тело и он выпустил ее, отвлекшись на мгновение. Этого хватило Алексею, чтобы выхватить второй спрятанный ствол и выстрелить в Казакова. Пуля прошла сквозь голову и вышла из затылка, разбрызгивая содержимое головы по стене.
   На улице вдалеке послышались звуки сирены патрульных машин. Алексей держал на руках Светлану и спускался вниз по лестнице, когда бойцы СОБРА ворвались на участок. Вокруг все озаряло всполохами красного и синего от мигалок экстренных служб. Алексей держа руки за головой стоял по среди двора, под прицелом собровца. Медики суетились над телами. Двое из десяти бойцов Казакова выжили.
   К Алексею подошел один из сотрудников скорой помощи. Не подходя близко он спросил у Алексея кивая в сторону машины скорой помощи, где лежала Света:
   - Мне сказали, что это ваша сестра?
   - Да, что с ней? - Алексей весь напрягся.
   - Мне очень жаль. У нее остановка сердца. Причину я вам сказать сейчас не могу...
   Алексей не слышал, что ему говорят. Сорвавшись с места, он рванул туда, где была его родная сестренка. Его родная кровиночка. Собровец пытался его повалить, но Алексей просто перекинул его через себя и снова кинулся к машине. В это же мгновение еще двое бойцов кинулись на перерез и повалили на землю Махнева.
   Алексей под тяжестью двух тел пытался ползти в сторону закрывающихся дверей машины скорой помощи. Крик боли и отчаяния вырвался из груди. Собровцы прижали Алексея к земле, уткнув лицом в газон. Тело сотрясалось в рыданиях. На запястьях щелкнули наручники. Когда машина со Светланой уехала с участка и скрылась за ближайшим поворотом, на Алексея напала апатия.
   Вокруг все суетились. Отдавались короткие приказы. Небо затянуло грозовыми тучами, ударил гром и на землю обрушился ливень. Алексея погрузили в машину и отправили в отдел. Всего этого он уже не помнил. Жизнь словно остановилась для него.
  
  
  
   Глава 21: ВОЙНА БЕЗ ПРАВИЛ (часть вторая)
  
   Алексей проснулся и открыл глаза. Обшарпанный потолок, исцарапанные оштукатуренные стены и железный унитаз возле раковины. Вся обстановка камеры. Мутное, грязное окно, которое даже практически не пропускало дневной свет располагалось под потолком и было зарешечено.
   Тусклая лампочка едва освещала всю камеру размером два на четыре метра. В камере стояла еще одна железная койка, но она сейчас пустовала. Алексей проснулся от того что ему неимоверно хотелось пить. Казалось, что во рту все выжгли автогеном. Подойдя к раковине, Махнев открыл вентиль и припал к крану губами. Вода с ржавым привкусом уменьшила дискомфорт, ощущаемый во рту.
   Алексей вернулся на кровать и снова лег. Мыслей не было, вообще ни каких. Сколько он уже здесь провел времени или какое время суток сейчас абсолютно было безразлично.
   Алексей успел снова задремать, когда в замочной скважине провернулся ключ и засов на дверях отъехал в сторону. Покосившись на дверь, Махнев увидел, как в камеру зашел офицер.
   - Поднимайся, тебя ждет начальник СИЗО. - Жестко произнес лейтенант.
   Алексей еще несколько мгновений, словно в тумане переосмысливал фразу сказанную офицером: 'Ждет начальник СИЗО'
   - Меня никто уже не ждет - зло произнес Алексей. Казалось, произнесенная офицером фраза перезапустила у него мозг. Во всяком случае, Махнев начал соображать и приходить понемногу в себя.
   - Мне приказано доставить тебя в кабинет к начальству. Пошли - тон лейтенанта не предусматривал никаких возражений.
   Алексей молча поднялся и вышел из камеры. Пройдя по коридору и поднявшись на третий этаж, лейтенант открыл одну из дверей и впустил Махнева в кабинет. Полковник, сидящий за столом, тут же отпустил офицера. Кроме полковника стоя у окна и попивая чай из кружки стоял в гражданском Алмазов.
   - Ну, здравствуй Алексей, - поприветствовал генерал.
   - И вам не хворать товарищ генерал - хмуро ответил Махнев, из подлобья глядя на того.
   - Ну, я вас оставлю Виктор Петрович? - Полковник поднялся и вышел в коридор.
   - Спасибо Сергей Гаврилович, - поблагодарил Алмазов и показал Алексею кружкой на стул, возле стола приглашая присесть.
   Алексей хмуро прошел по кабинету и сел на предложенный стул. Алмазов присел рядом на край стола. Взгляды пересеклись.
   - Почему со мной не связался? - Поинтересовался Алмазов, - разве я в чем-то тебе отказывал?
   - Да я и так уже увяз по самое не балуйся. Быть еще больше у вас на поводке? - Огрызнулся Махнев.
   - Вот ты вроде бы умный человек Алексей. Герой России. Имеешь Ордена Мужества и За Отвагу. Прошел огонь и воду. На что, ты, надеялся, когда полез в их логово? Ну да, положил ты их там всех. И что? - Генерал сделал глоток и, поднявшись, снова подошел к окну.
   - Теперь Шраму не до Андромеды будет, - зло произнес Алексей и облокотился об стол обоими руками, опустив голову. Цену, которую он при этом заплатил, вспоминать даже не хотелось. Комок подкатывал к горлу.
   - Алексей, тебе не кажется, что слишком много жертв?
   - Это вы мне говорите?! - Вскинулся было Алексей.
   - Спокойно - сквозь зубы осадил генерал Махнева. - Не истери. Я расскажу тебе какой сейчас расклад в городе. Дача, на которой держали твою сестру, принадлежала не Казакову, которого ты хлопнул, а супруге Шрамова. Сейчас там работает следственный комитет. Больше десятка трупов. Такая огласка очень сильно ударит по имиджу нашего уважаемого депутата. Потопить не потопит, но ударит не хило.
   - Ему хана - процедил упрямо Алексей.
   Алмазов вздохнул и подошел к видеодвойке на столтумбе, которая размещалась возле окна. Вставив диск в DVD проигрыватель генерал взял в руки пульт и сев рядом с Алексеем на стол запустил запись.
   Сначала ничего не происходило, а потом на экране появился выпуск новостей. Оперативная съемка показывала дачу Шрамова. Десять трупов покрытых простынями лежали рядком. Оперативные машины с включенными мигалками, снующие туда сюда спецназовцы в масках и оперативники.
   Внезапно картинка сменилась, и на экране появился прессекретарь ГУВД по Московской области. Симпатичная девушка на вопросы репортеров о том, что произошло в элитном дачном поселке Царево, рассказала, что накануне сотрудниками милиции при поддержке спецназа МВД было ликвидировано бандформирование. Преступники занимались изготовлением наркотиков. Также они подозревались в подготовке и проведении террористических актов на территории Российской Федерации. По последним данным боевики захватили в заложники одного гражданского человека. Девушку. Ее личность сейчас установлена, но в целях интересов следствия данные не оглашаются. Известно лишь, что ее звали Светланой. Ей было двадцать четыре года. Сколько ее удерживали боевики, пока не известно. К сожалению, девушка скончалась до приезда медиков от передозировки наркотиков и психотропных препаратов, которыми бандиты кололи ее последние сутки. По предварительному заключению, у девушки не выдержало сердце. Больше из гражданских во время штурма и перестрелки никто не пострадал.
   - Скажите, - не унимался один из репортеров - по имеющейся информации дом принадлежал супруге депутата Мосгордумы Шрамова Вячеслава Игоревича. Каким образом боевики оказались в этом доме?
   - Да. Дом действительно принадлежит супруге депутата Шрамова. Оба они прошли проверку на причастность к указанной группировке, однако в настоящее время можно с твердой уверенностью сказать, что супруги Шрамовы абсолютно не имеют никого отношения к произошедшему. Дом выставлен на продажу и длительное время пустовал. Сейчас следственно оперативная группа работает на месте преступления. Мы будем держать вас в курсе всех событий. Спасибо - Девушка развернулась и направилась в здание ГУВД.
   Через несколько мгновений запись остановилась и экран стал черным. В комнате воцарилась тишина.
   - Это бред какой то! - вырвалось у Алексея.
   - Скажи спасибо, что тебя сюда не вплели. Ты стал мне очень дорого обходиться дружок. Тебя выпустят. У следствия есть данные, что ты работал под прикрытием. Завтра ты выходишь и не дай бог ты чихнешь без моего ведома.
   - А если я откажусь? Что мне терять? У меня никого не осталось - Алексей жестко посмотрел в глаза генералу.
   - Я предугадывал такой поворот - усмехнулся Алмазов и кивнул в сторону телевизора, нажав кнопку на пульте.
   Алексей перевел взгляд на телевизор и со скрипом стиснул зубы. На экране была Яна. Она садилась в машину и оживленно разговаривала по телефону. Лицо было снято крупным планом. Видно было родинку на щеке и ямочки когда она улыбалась. Затем картинка сменилась и вот уже Сашка сидит возле могилки родных Алексея и мрачно курит. Рядом стоит бутылка водки и одноразовый стаканчик.
   - Мне ничего не мешает свернуть тебе шею прямо сейчас генерал - зло произнес Алексей.
   -Я не спорю. Но после этого тебе то же недолго останется жить. Либо ты повесишься в камере, либо ударишься виском об угол шконки. А всех кого ты знал и любил, уберут, по очереди. - Алмазов поднялся и вынул диск из проигрывателя. Затем он сломал его и выбросил в ведро.
   - Не я, так бог тебя накажет генерал. - Процедил сквозь зубы Махнев. Ногти на пальцах с силой впились в ладони. Костяшки на пальцах побелели.
   - Бог нам всем судья Алексей. У тебя то же руки по локоть в крови. Да вот еще что. В Андромеду не суйся. Больше она не твоя. Александр Гельтцер переписал документы, пока ты был здесь. Сейчас у нее новые хозяева. Да и некогда тебе с ней возиться. О другом сейчас думать надо. - Алмазов вышел из кабинета и в коридоре раздались удаляющиеся шаги.
   В кабинет вошел конвой и увел Алексея в камеру. Остаток дня Махнев ходил по камере из угла в угол, словно загнанный лев в клетке. Голова была абсолютно пуста. Вечер плавно перетек в ночь, но сна так и не было. Алексей ворочался на жестких нарах, проваливаясь в какое то подобие сна, но спустя несколько минут вздрагивал и снова открывал глаза.
   Утро выдалось тяжелым, голова раскалывалась, словно с похмелья. Алексея вывели за ворота контрольно-пропускного пункта и закрыли за его спиной двери. Жмурясь от утреннего солнца Алексей поежился. Стояло погожее солнечное сентябрьское утро.
   Двинувшись по дороге в сторону дома, Алексей обшарил все карманы, но везде все было пусто. Мобильник, ключи, пара кредиток. 'Все вытащили суки. Ничего святого не осталось в людях'.
   Двигаясь по дороге, Алексей не заметил, как с ним поравнялся внедорожник. Это был Саня.
   - Здарова Леха - произнес Александр, как только Махнев запрыгнул в машину.
   - Привет Сань - Алексей пожал протянутую руку.
   - Домой? - Спросил Саня, трогая медленно машину с места.
   - Нет. Давай на кладбище. Прощения хочу попросить у сестры. Что не успел. - На глаза навернулись слезы, на скулах заиграли желваки.
   - Ты сделал все, что мог - тихо сказал Гельтцер.
   - Надо было отдать салон сразу. - Сквозь зубы произнес Алексей.
   - Да. Я подписал документы о передаче права собственности.
   - Я знаю Саня. Сам как?
   - Держусь. Я улетаю в Штаты. Меня здесь больше ничего не держит.
   - Конечно. - Алексей молча закурил и оставшуюся дорогу они проехали молча.
   На кладбище Алексей открыл бутылку водки и почти махом осушил ее. Усевшись на коленки перед Светкиной могилкой он провел рукой по холмику свежей выкопанной земли. Поправил ленточки на венках.
   - Народу практически никого не было. Мы с Яной, да несколько одноклассников и пара друзей. - Тихо произнес Александр.
   - А ей и не надо никого кроме нас с тобой - сквозь слезы, шмыгнув носом и стиснув зубы, произнес Алексей. Вытерев рукавом куртки глаза, Алексей поднялся с могилки. На фото на него смотрела улыбающаяся сестра - Я отомщу. Сдохну, но отмщу Светик. Может и свидимся скоро.
   Алесей развернулся и, вздохнув полной грудью, направился к выходу с кладбища. Сев в машину он коротко кивнул на Санину фразу 'домой' и откинул голову на подголовник сидения, закрыв глаза.
  
  
  * * *
  
   Ранняя осень радовала глаз. Желтеющая листва, разбавленная багровыми тонами осин и не успевшими пожелтеть зелеными листьями, едва покачивалась на еще теплом прогретом солнцем, но уже осеннем ветре. Небольшие рощицы перемежались с открытыми участками земли. Вокруг царило спокойствие и безмятежность. Природа словно готовилась к долгой холодной зиме. Вдалеке шумел город, выпуская в синеющую высь клубы промышленного дыма. Рядом пролегала трасса, по которой проносились машины то в одну сторону, то в другую.
   На обочине трассы стояла шашлычная Терек. Шрамов и Алмазов по традиции сидели в пустом зале и угощались вкусным шашлыком, который приготовил для дорогих гостей Азамат.
   - Ты не перестаешь меня удивлять, Виктор Петрович - Усмехнулся Шрамов, пригубив вино из бокала.
   - Ты о Махневе? - Уточнил генерал.
   - Конечно, у нас с тобой сейчас только одна головная боль - ответил Шрам.
   - Теперь, это не твоя головная боль Слава. Не трогай Махнева. Андромеда отошла тебе. Так что ты получил что хотел.
   - Серьезно?! - Оторопел Шрам - Меня 'прорекламировали' по всем центральным каналам. Уважающие себя бизнесмены сейчас десять раз подумают, прежде чем связать свой бизнес со мной. О чем ты говоришь, Витя?
   - Скажи спасибо, что не посадили за организацию преступной группировки. Ты знаешь, скольких людей пришлось поднапрячь, чтобы зарыть корни. Я сам свою репутацию поставил под угрозу. Все с чего мы начинали Слава, все чуть не улетело псу под хвост.
   - Да уж, хлебнули б тогда лиха. - Фыркнул депутат и откусил сочный кусок баранины с шампура, вытершись салфеткой. - Единственное, что не меняется так это шашлык у Азамата.
   - Ай спасиба дарагой - раздался довольный голос кавказца.
   - Да, Азамат хоть ты один нас радуешь. Как у тебя дела? - Повернулся к кавказцу Алмазов.
   - Все харащо Виктор Петрович, спасибо Всевышнему и таким уважаемым людям как вы. Никто не трогает старого бедного старика. - Кавказец улыбнулся своей хитрой улыбкой и подмигнул Шрамову и Алмазову, меняя мясо на столе и поставив новый кувшин с вином.
   - Вот и ладно Азамат, звони если что. - Осклабился Шрамов. Генерал посмотрел на депутата и покачал головой с легкой улыбкой.
   - Зачем ты вообще его выпустил? Надо было грохнуть его в изоляторе и концы в воду. - Начал снова Шрам, когда кавказец отошел от стола.
   - У меня своя игра, у тебя своя Слава. Махнев спец экстракласса. Он твоих десяток положил, а на нем не царапины. Таких людей просто так не хоронят. Они на вес золота. Тем более, что он у меня вот где - генерал сжал кулак перед носом депутата.
   - Ох заиграешься ты генерал, помяни мое слово. - Ковыряясь в зубе зубочисткой произнес Шрам.
   -Не каркай. Короче расклад такой. Махнева не трогай, пусть отдышится. Пусть дальше сектантов убирает. Они у меня уже поперек горла встали. Кстати ты кажется просил разобраться с Цыганом?
   - Да. Я не могу к нему подступиться. В Москве за него авторитетные люди стоят, а он тут начал разворачивать свой бизнес при их поддержке. Уже часть развлекательных комплексов перекупил, часть нахрапом взял. Там сам знаешь наркота, девки, спиртное. Обороты не хилые. И все мимо кассы в Москву уходит. - Шрамов скривился и швырнул шампур с недоеденным мясом на стол. Вытерся салфеткой и бросил ее туда же.
   - Ну, так пусть Махнев нам и поможет - хитро улыбнулся Алмазов.
   - Ох Витя заиграешься, а ну как он допрет что помогает убийце своей сестры? Тут он свяжет все ниточки воедино.
   - Как чужими руками жар загребать так он не брезгует - прошипел генерал.
   - Не-е ну ты что!? Не вопрос пусть работает. Просто не пускай это все на самотек.
   - У тебя все? - Разговор со Шрамом начал напрягать генерала.
   - Да собственно все. - Шрамов поднялся и протянул руку для прощания генералу.
   - Ну, давай, не хворай Слава - Генерал тоже поднялся и, пожав руку, первым вышел из шашлычной.
  
  * * *
  
   Прошла неделя после того как Алексея выпустили из СИЗО. Через день он забрал машину со стоянки ГУВД. Открыв электронку, он обнаружил там несколько сотен писем.
   Мельком просмотрев, их он убедился, что все это простой спам и удалил не читая. Два дня назад он наведался к Яне и провел у нее половину дня. Яна позвала его гулять и они бродили по дорожкам клиники, вспоминая моменты, когда Алексей лежал в больнице. Яна рассказывала и смеялась, хотя глаза оставались грустными. Она сильно переживала из-за гибели Светы.
   Алексей смотрел на Яну и понимал, что ближе и роднее у него не осталось никого. Вечером они втроем с Сашей сходили в ресторан. Александр уезжал в Штаты и это был прощальный ужин, если можно было так его назвать. Алексей смотрел на этих двух людей, ставших ему самыми близкими на земле и понимал, что пойдет на все, лишь бы их никто и никогда не тронул.
   Несколько раз он заезжал в Андромеду. Персонал по большей части сменился, но часть сотрудников осталась и теперь кивала Алексею в знак приветствия. Один из незнакомых консультантов подошел к Махневу и поинтересовался:
   - Простите, могу я вам чем-то помочь? Вы ищете определенную модель или просто прицениваетесь?
   - Нет спасибо. Мне просто интересно посмотреть представленные здесь модели. У меня уже есть машина из этого салона. - Улыбнулся Алексей и, спрятав грустную улыбку, медленно направился к выходу. Сотрудники проводили его сочувствующими взглядами и принялись за свои служебные обязанности.
  В один из вечеров Алексей снова зашел на свою электронную почту. Он ждал. Ждал когда появится новый квест. Какая-то жестокость рождалась в сердце Махнева. Квест означал только одно. Убить. Устранить. Уничтожить.
  И он дождался...
  
   Глава 22: ЦЫГАН
  
   По набережной реки Москвы прогуливался мужчина лет сорока пяти. Седые волосы, зачесанные назад и седая профессорская бородка, придавали их обладателю интеллигентный, профессорский вид. Трость с изящным набалдашником, в виде конской головы, мерно стучала металлическим наконечником, о бетонное покрытие, в которое была закована водная гладь реки. Карие глаза смотрели пристально, выхватывая различные детали из окружающего мира и складывая в единую картину происходящего вокруг.
  Аналитический склад ума и тонкая интуиция, позволили в свое время Цыганкову Аркадию Александровичу заработать авторитет на зоне и создать своего рода небольшую империю на свободе в виде игорных домов, развлекательных центров и клубов.
  Северная столица стала колыбелью империи Цыгана, как в определенных кругах знали Аркадия Александровича. Алкоголь, наркотики, девочки, игорный бизнес - все это приносило стабильный доход их владельцу.
  Сейчас Цыган начал вести маневры по созданию сети в Помосковье, с целью впоследствии, выйти на столицу. Автомобильный бизнес тоже приносил неплохую прибыль, тем более что он был легальным и неплохим прикрытием по отмыванию черного нала. Поэтому авторитета интересовали автосалоны и в первую очередь с хорошим потенциалом.
  Через несколько минут прогулки по набережной к Аркадию Александровичу подошел, одетый в хорошее дорогое пальто молодой человек. Вынув из-за пазухи небольшую папку, он протянул ее Цыгану.
  - Вы очень оперативно сработали, молодой человек - бегло разглядывая содержимое папки, произнес Цыганков.
  - Это наш хлеб Аркадий Александрович. - Улыбнулся собеседник и, кивнув головой, направился прочь.
  Вечером Цыган у себя в кабинете, в загородном доме, снова открыл папку и, пригубив из бокала вино, принялся изучать содержимое более детально.
  В папке содержалась информация по владельцу нескольких автосалонов. Им являлась Шрамова Анастасия Владимировна. Уроженка города Королева, Московской области 1983 года рождения.
  'Куда тебе курица, до управления такими активами. Максимум на шесте задом крутить. Скорее всего, за всем этим стоит твой муженек. Он фигура солидная. Такого нахрапом не взять. Да и подвязки у него, скорее всего не хилые' - Цыганков впитывал в себя информацию и анализировал, просчитывал все варианты по захвату сети автосалонов. Лидирующее место занимал автосалон 'Андромеда'. Он выгодно отличался от своих по сути конкурентов.
  Огромная клиентская база, хорошая реклама, грамотные маркетинговые ходы, высококлассные специалисты, вывели салон в лидеры по рейтингу надежности и продажам авто на автомобильном рынке Подмосковья и Федерального центрального округа в целом.
  Набрав на сотовом номер, Цыганков дождался, когда ответит абонент:
  - Добрый вечер, Сергей. Не побеспокоил?
  - Вовсе нет Аркадий Александрович. Чем могу быть полезен? - голос принадлежал молодому человеку, с которым накануне встречался Цыган.
  - Твоя группа очень хорошо сработала. Но ты как аналитик не смог увидеть главного. Ты сам не пробивал Шрамову? - Цыганков прищурился и, разглядывая себя в старинном напольном зеркале с резной оправой, расположенном напротив его стола приподнял бокал, затем, отсалютовав себе, пригубил из него.
  - Я присматривался к ней. Она номинальный владелец салонов. За ней стоит ее муж. Она сама по себе пустышка. Есть еще одно обстоятельство, о котором я не упомянул. - Сергей замолчал, не зная как сказать имеющуюся у него информацию.
  - И почему я должен об этом узнавать, только когда сам спрошу? - Цыган чувствовал, как начинает закипать.
  - Эта информация не имеет прямого отношения к салонам, поэтому я не счел нужным о ней вам сообщать Аркадий Александрович.
  - Что это за 'обстоятельство'? - Медленно, еле сдерживая себя, поинтересовался Цыган.
  - Дело все в том, что бывший владелец 'Андромеды' некий Махнев Алексей Сергеевич, вступил в конфронтацию с известным вам Шрамовым Вячеславом Игоревичем. Дело приняло было очень серьезный поворот. Вокруг 'Андромеды' завертелось несколько уголовных дел. Махнев потерял и салон и что еще хуже, родную сестру. Ее смерть так и не смогли связать с конфликтом, развязавшимся из-за салона, однако следует учесть, что она погибла от рук бандитов, которые по странному стечению обстоятельств захватили загородный дом, оформленный на супругу Шрамова.
  - Где сейчас этот Махнев? - Внутри Цыгана росло непонятное беспокойство. Интуиция редко его подводила.
  - Его несколько раз брали под стражу, по обвинению в убийстве, однако каждый раз отпускали.
  - Не понял, почему? - Озадаченно переспросил Цыганков.
  - За отсутствием улик и правомерными действиями в результате самообороны Махневым.
  - Ясно. За ним кто-то стоит. Иначе он бы уже сидел. Короче Сергей, мне нужен расклад по Шрамову и Махневу. Когда я смогу получить информацию?
  - Аркадий Александрович, вы понимаете, что подобного рода информация ... - Сергей несколько замешкался, не зная как назвать сумму, за подобную работу.
  - Цена меня не интересует. - Перебил Цыган, - так когда?
  - Я свяжусь с вами в ближайшее время. Что-то еще? - уточнил Сергей.
  - Нет, все. Отбой - Цыганков отключил сотовый и швырнул его на стол перед собой.
   'Проклятье, похоже 'Андромеда' это уравнение с несколькими неизвестными' - рассуждал про себя Цыганков - ' Надо очень осторожно пробить тему по ней. С одной стороны взять в оборот эту курицу, Настю Шрамову и пусть она перепишет все у нотариуса на моих людей, но тут ввяжется ее муженек, депутат. С ним бодаться как то не с руки, хотя, что он может предъявить? Надо узнать, кто может стоять за ним из авторитетов, а там двигаться по ситуации... хм, Махнев еще этот. Очень интересная персона. Руку даю на отсечение, что он под ментовской крышей. Ладно, чего гадать на кофейной гуще. Будет информация от аналитиков, там и решим'
   Цыган вышел из кабинета и, спустившись вниз, увидел знакомую девушку, которая сидела в компании нимфы с голубыми как осеннее небо в морозное утро глазами. Девушки расположившись на диване общались между собой и смотрели со скучающим видом огромную плазму, устроенную на стене.
   - А что это мы скучаем сударыни? - С улыбкой поинтересовался у девушек Цыган.
  - Про нас совсем забыли - Пожаловалась одна из присутствующих дам.
  - Это просто не допустимо - наигранно возмутился Цыганков и, улыбнувшись, присел между девушек.
  - Какая у нас сегодня культурная программа? - Спросила одна из девушек.
  - Ларис, ну ты же знаешь мою программу - улыбнулся девушке Цыган, - кстати, как твоя мама? Ей лучше?
  - Да Аркадий Александрович. Ее перевели в отдельную палату и назначили лечащего врача. Спасибо вам, что позвонили главврачу.
  - Ты моя должница и 'спасибо' не отделаешься - глумливо улыбаясь и кивая в сторону паха, ответил Цыган.
  - Для вас, все что угодно, мой господин - улыбнувшись, Лариса медленно расстегнула молнию.
  Вторая девушка пристроилась рядом и принялась расстегивать рубашку на груди Цыгана.
  - А это кто у нас? - Поинтересовался хозяин дома, положив руку на поясницу девушке и опуская ее ниже, массируя упругие округлости под юбкой.
  - Это Снежана, - представилась девушка, помогая Цыгану освободиться от рубашки.
  - Какое красивое имя, - произнес тот, разглядывая полушария грудей в расстегнутой на несколько пуговиц блузке девушки.
  - Может быть, мы перейдем в спальню? - предложила Лариса.
  - Как скажешь моя царица - улыбаясь и вставая с дивана, ответил Цыган.
  
   * * *
  
  Алексей сидел за компьютером у себя в квартире и просматривал присланные данные по Цыгану. Пробегая глазами файлы, он уже представлял себе психологический портрет своей потенциальной жертвы. Однако чем глубже он вникал в суть будущего задания, тем больше становилось ощущение того, что Цыганков не имеет отношения к какой либо секте. Во всяком случае, нигде об этом не говорилось. Да он был связан с криминалом. Более того, он был авторитетным человеком в этом мире. Но, тем не менее, у Алексея складывалось впечатление, что его руками хотят убрать неугодного человека.
  Он отправил запрос на адрес курьера, чтобы тот предоставили ему дополнительную информацию по Цыгану. Электронка молчала.
  'Похоже, Алмазов ведет свою игру. Цыган не простой человек. Видимо, он где то перешел дорогу генералу и тот решил его устранить моими руками. Посмотрим, что отправит курьер на мой запрос'
  Через два дня пришло письмо от курьера. Все это время Алексей обдумывал план своих действий, выискивая уязвимые места у Цыгана. В информации предоставленной Махневу курьером содержались данные о том, где появляется Цыганков. Какой деятельностью он занимается. Маршруты движения его машины. Однако последняя информация была не актуальна. Как позже выяснилось, Цыган никогда не ездил по одному и тому же маршруту дважды. Любимые места, где могла появляться потенциальная жертва то же не подходили для того, чтобы убрать Цыгана не привлекая к этому внимания. Как правило, Цыганков проводил рабочие встречи в ресторанах либо в офисах крупных компании. Словом он практически всегда был на виду у большого скопления народу. Если он прогуливался по скверам или по набережным, его плотно вели люди из охраны.
  Второе письмо от курьера так же практически ничем не помогло Алексею. То, что в нем содержалось, Алексей уже выведал сам, пока наблюдал со стороны за своей жертвой. Один раз он даже попал в поле зрения службы безопасности Цыганкова и ему пришлось срочно ретироваться. Охрана работала на совесть. Методы работы очень походили на то, как работает военная разведка. Выходило что в штате службы безопасности у авторитета, работает высококлассный специалист.
  Однажды, наблюдая за домом Цыгана, Махнев обратил внимание на девушку, которую привезли на автомашине принадлежащей Цыгану. Алексею показалось, что он ее уже видел рядом с Цыганом. 'Вот оно' - проскочило в голове. Девушку можно было использовать.
  В голове у Алексея родился план. Он отправил фото девушки курьеру и попросил проработать ее. Через несколько дней пришел ответ. Открыв письмо, Алексей сосредоточился на информации, которое оно содержало.
  'Громова Лариса Витальевна 1984 года рождения. Не замужем. Детей нет. Уроженка города Димитров, Московской области. Работает букером в топовом модельном агентстве 'Fashion Stars', занимается подбором моделей и поиском работы для них. Интересы: посещает студию грации и красоты 'Elegance', принимает участие в семинарах и мастер-классах посвященных продвижению косметических средств известных брендов. Отца нет. Мать Громова Анастасия Макаровна 1957 года рождения, уроженка города Димитрова Московской области. В настоящее время проживает в городе Димитров. Проходит курс реабилитации после операции по удалению раковой опухоли. Больше родственников нет'.
  'Хм, Ларису точно пасут спецы Цыгана. Надо подобраться к ней крайне осторожно, что бы не вызвать подозрений. Придется побыть в шкуре модельера'. - Алексей закрыл письмо и отправил запрос курьеру, чтобы ему подготовили портфолио и легенду, если Цыганков будет его пробивать. Нужно было представиться Ларисе как малоизвестный, но все таки перспективный модельерный букер одного из агентств. Со связями Алмазова, Алексей полагал, что это будет не очень сложно.
  Всю следующую неделю Махнев изучал жизнь модельерных агентств. Он часами просиживал за компом не выходя из дома. Десятками перелопачивал сайты, посвященные показу мод, известных моделей, изучал специфику их работы.
  Вскоре от курьера пришел ответ на запрос. Алексей открыл страницу и обомлел. С экрана на него смотрел гламурный мажор, разодетый в белье от мировых кутюрье. Махнев с трудом узнал себя в нем. После портфолио в письме содержалась информация относительно его рода деятельности. Алексей работал букером в одном из модельных агентств средней руки. На его счету было несколько удачных фотомоделей которые с его помощью нашли дорогу в мир моды и гламура. Так же он помог в организации нескольких кастингов по подбору моделей. Молодого человека звали Яном Валевским.
  Махнев подозревал, что за всем этим стоял реальный человек. Что с ним стало, он не задавался вопросом. Мир моды, как и мир криминала не менее жесток. Везде есть свои хищники и жертвы. Скорее всего, этого человека уже нет. Просто вместо него на сцену выйдет Алексей и будет проживать его жизнь.
  Все было готово для того, чтобы начать перевоплощаться и начинать операцию по ликвидации Цыгана. Оставалось сходить в салон красоты и привести себя в тот вид, который был у него по легенде.
  
  
  Глава 23: ЛИКВИДАЦИЯ (Часть первая)
  
   На одной из столичных тусовок, где присутствовал практически весь бомонд, Лариса с интересом разглядывала представленные модели. Девушки в пышных нарядах вышагивали по подиуму, под щелканье камер и ксеноновых вспышек. Вокруг царила атмосфера праздника и эпатажа. Люди общались между собой обсуждая новые тенденции в моде или просто сплетничая.
   Внезапно внимание Ларисы привлек молодой человек с модельной внешностью, который держа в руках бокал шампанского, разглядывал ее. Встретившись с ней взглядом, молодой человек улыбнулся и отсалютовал ей бокалом. Лариса слегка кивнула улыбнувшись в ответ и переключилась на подиум.
   - Могу я вас чем-нибудь угостить сударыня? - Услышала возле себя приятный мужской голос Громова. Обернувшись она увидела того же молодого человека.
   - Нет, спасибо. Я не принимаю подношений от незнакомых мужчин. - Лариса снова переключилась напоказ.
   - Возможно, я буду банален, но можно ли узнать имя моей прекрасной собеседницы - продолжал молодой человек.
   - Собеседницы? Вы очень настойчивы ... - Лариса вновь внимательно посмотрела на говорившего.
   - Ян. Ян Валевский, к Вашим услугам. - Молодой человек, слегка улыбнувшись, учтиво кивнул.
   - Я кажется слышала о вас, вы ведь работаете в модельном бизнесе?
  - Совершенно верно, так же как и вы полагаю? Учитывая, какой интерес у вас вызывает этот показ.
  - Да, я занимаюсь подбором моделей в агентстве 'Fashion Stars', а вы?
  - О, это очень известное агентство. Я свободный букер. Работаю на несколько модельных агентств. А вы очевидно здесь исключительно по работе, простите за бестактность, но сожалею, что не могу обратиться к вам по имени? - Ян внимательно посмотрел в глаза девушке.
  - Лариса, - едва улыбнувшись, представилась девушка.
  - Лариса,- повторил имя Валевский - простите, что могу ошибиться, неужели Лариса Громова?
  - Совершенно верно, - девушка уже по другому, удивленно посмотрела на молодого человека. - Разве я так известна?
  - Ну что вы Лариса, еще как! Я даже представить себе не могу, что общаюсь с одним из самых известных топовых букеров столицы. В вашем списке очень много известных и талантливых моделей, таких как Анна Могилева, Екатерина Швайцер.
  - Вы меня все больше удивляете Ян. Я даже представить себе не могла, что найду тут своего можно сказать, поклонника - Лариса уже открыто улыбалась, рассматривая говорившего.
  - Мне кажется, что вы должны просто купаться в комплиментах мужчин и поклонников. - Улыбнулся в ответ Ян.
  - Увы, к сожалению это не так. Хотя очень хотелось бы.
  - Вы знаете, показ скоро заканчивается, мне не очень хочется оставаться здесь на фуршет. Могу я вас пригласить куда-нибудь, вы мне расскажете о своей работе?
  - У меня назначено еще несколько встреч на сегодня. Могу предложить созвонится и пообедать как-нибудь.
  - Я очень буду ждать звонка Лариса, не думал, что увижу вас и вот так просто пообщаюсь с вами. Вы очень приятный собеседник. - Ян широко улыбнулся.
  - Ой, да что вы, - смущенно улыбнулась девушка, - Ян, можно на ты, все таки мы работаем в одном бизнесе. Кстати давно вы работаете с моделями?
  - Около пяти лет, а до этого занимался продвижением косметических средств известных брэндов и фирм.
  - Как интересно. Позвоните мне Ян Валевский, я попробую выкроить время для вас из своего рабочего графика. - Лариса улыбнулась и, взглянув на подиум, на котором уже вышел именитый кутюрье со своими моделями под овации зрителей, направилась к выходу.
  Придя на съемную квартиру, Алексей перевел дух и сходив в душ принялся просматривать интернет, поставив перед компом кружку дымящегося кофе.
  'Сейчас скорее всего люди Цыгана будут пробивать информацию по Яну Валевскому. Не удивлюсь, если уже установили за мной наблюдение. Надо быть очень внимательным. Игра началась и ставка в ней чья та жизнь. На своей квартире появляться опасно. Пробьют на ком она зарегистрирована и тогда я бы за свою жизнь и гроша ломаного не дал. Не будем форсировать события. Пусть пока идет все своим чередом'.
  Следующие два дня Алексей ничем не занимался. Ему надо было работать на легенду. Он гулял по городу, вспоминая все, что произошло с ним за последние несколько лет. Прогуливался по скверам, по набережной реки. Погода стояла солнечная и теплая. Детвора во всю резвилась, пролетая миом на роликах или велосипедах. Молодые мамочки курсировали с колясками по парку. Кто то сидел на лавочках и читал книжку.
  В какой-то момент Алексей почувствовал на себе пристальный взгляд. Желая не спугнуть следящего, он медленно, подставляя под солнечные лучи свое лицо, словно радуясь солнышку, обернулся. Его взгляд пересекся с молодой девушкой, которая с интересом его разглядывала, оторвавшись от книжки. Подмигнув ей, он повернулся и медленно направился к выходу из парка. 'Совсем нервы ни к черту стали' выругался про себя Махнев, однако беспокойное ощущение того, что за ним следят, не пропало.
  На следующий день, Алексей набрал номер Ларисиного агентства и пригласил девушку к телефону. Лариса вспомнила Яна и пригласила его в кафе, не далеко от агентства.
  Ровно в час дня Махнев уже стоял возле Ларисиного офиса и ждал ее. Спустя несколько минут они сели за столик и сделав заказ, принялись обсуждать новую коллекцию моды этого сезона.
  Алексей старался поддержать беседу, шутил. Лариса смеялась над его шутками. Внезапно возникла небольшая пауза.
  - Расскажи о себе - попросила она. Ее взгляд заинтересовано скользил по фигуре - я чувству, что ты не такой как все эти напомаженные мажоры.
  - Да все банально и просто - Алексей внутренне напрягся. - Игра заходила слишком далеко. Это не входило в его планы. Он не мог привязать к себе эту девушку, а потом разбить все ее иллюзии и надежды. С другой стороны он должен был заинтересовать Цыгана, который должен был предъявить свои права на девушку. Семьи у него не было, а Лариса похоже была тем человеком с кем Цыган приятно проводил время. На этом строился расчет Махнева. Других вариантов не было.
  Коротко рассказав биографию Яна, Алексей демонстративно посмотрел на часы.
  - Тебе пора? - Уточнила Лариса.
  - Да, дела - сокрушенно вздохнул Алексей.
  - Давай вечером сходим в кино. Я так давно там не была. Не с кем ходить. Говорят новый фильм вышел?
  - Хорошо. Давай, - улыбнулся Алексей и, оставив расчет за обед и чаевые записал номер сотового Ларисы. - Пойдем, я тебя провожу до офиса.
  
  
  
   * * *
  
   Цыган сидел в своем кабинете, когда к нему пришел начальник службы охраны и положил папку на стол. В папке содержалась информация по некоему Яну Валевскому. Начальник охраны помимо того, что исполнял обязанности по обеспечению безопасности своего начальника был еще и очень хорошим другом Цыгана.
   Это был уже слегка полноватый, но все еще в хорошей физической форме мужчина. Короткая стрижка, цепкий взгляд серых глаз из под густых черных бровей казалось изучал и анализировал собеседника. Плотно сжатые губы, казалось, никогда не улыбались. ОТ левого глаза над бровью и до середины щеки лицо пересекал старый неровный шрам. Память о девяностых, когда они еще молодыми устанавливали вместе с Цыганом свой авторитет в городе. Михайлов Сергей Владимирович, известный среди своих под кличкой Михай.
   - Сам то Серега, что думаешь? - Спросил Цыган начальника охраны.
   - На вид тот еще фраер, любит приударить за дамочками. Живет на съемной квартире. Пробивали его по всем нашим каналам, никто ничего определенного сказать не может. Вряд ли он подсадной. Так очередной альфонс. Но я бы не списывал его до конца.
   - Понятно, ладно спасибо, сам то как? Давно мы что то с тобой не сидели как в старые добрые времена.
  - Да ты же знаешь, что отошел я от этого всего. Пора молодым дорогу уступать, а нам на покой. Огородик за городом. Усадебку не большую. - Губы Михая расползлись в едва заметной улыбке.
  - Знаю Серега, верю что устал. Будем нам и огородик и усадебка. Только попозже чуток. Договорились?
  - Да не вопрос. Что с этим делать? - Кивнул в сторону папки Михайлов.
  - Отправь ребят, пусть припугнут. Думаю, этого будет достаточно.
  - Хорошо - Кивнул Михай и вышел из кабинета.
  Цыганков взял папку в руки и открыл ее. На него смотрел весь прилизанный и смазливый молодой человек. Цыганков бегло прочитал биографию и, фыркнув, захлопнул папку. 'Действительно пидор какой-то. Нашла себе Лариска ухажорчика. Решила видимо личную жизнь обустраивать. Нет милая моя ты так быстро от меня не отделаешься. Вот ты у меня где' - Цыган сжал кулак.
  - Серега, зайди ка ко мне еще раз надо вопрос один порешать - произнес в трубку сотового Цыган. Через пару минут в кабинет зашел Михай.
  - Что у нас по 'Андромеде'? Спецы работают по этому направлению?
  - Да, сейчас наши юристы подготавливают пакет документов чтобы переоформить все на нашу фирму. Думаю, проблем с этим не будет. Ждем, что тебе твои аналитики накопают, чтобы избежать непредвиденных эксцессов.
  - Ясно. Скорее всего за Шрамом нет сильной поддержки из наших. Если что сумеем договориться. 'Андромеда' нам сейчас очень нужна. Мне звонил мой казначей. Необходимо перевести денежные средства в оффшорную зону на Кипр, чтобы здесь не возникло проблем с их легализацией. А их местные бюрократы черт бы их побрал, запросили подтверждение источника происхождения денежных средств. В конце концов, какая им разница. - Цыган выматерился и поиграл желваками на скулах.
  - Нормально все будет Аркаша, не переживай. Надо будет, поработаем с управляющим банка.
  - Эх Серега, как у тебя все просто. Сейчас не девяностые. На нашу силу может найтись другая сила.
  - Стареешь Цыган - подколол друга Михай.
  - Наверно ты прав. Ладно, давай решать проблемы по мере их поступления.
  Михайлов кивнул и вышел из кабинета. Вызвав к себе несколько крепких парней, он показал фото Валевского и объяснил им задачу.
  Цыган то же ждал информацию, которую должны были ему предоставить аналитики. Шрам был опасным противником, не настолько сильным, чтобы противостоять империи Цыгана, но все же его силы нельзя было недооценивать.
  Когда то все решалось действительно просто. Так как это привык делать Михай. Жестко. С конкурентами особо не церемонились. Вывезти на пустырь, дать очередь и человек охотно подписывал все документы. На крайняк можно было прессануть жертву через родню.
  Сейчас времена изменились. Технологии сделали резкий прорыв в своем развитии. Ты можешь даже не подозревать, что попал в разработку. Всякие записывающие и отслеживающие устройства. Сотовые телефоны, миникамеры, фиксирующие все вокруг и передающие информацию на десятки, а то и сотни километров.
  Потенциальные жертвы стали более находчивы и изобретательны. Поэтому действовать приходилось более тонко. Подкуп, шантаж, методы постоянно совершенствовались, но иногда все же грубая сила была гораздо действеннее, чем все остальное.
  Цыган, сидя у себя в кабинете вдруг понял, как он устал. Он забыл, когда последний раз по настоящему отдыхал. Волна ностальгии нахлынула на него унося в девяностые годы, когда он с друзьями в кабаках спускал последний рубль, тратясь на девочек и вино. Многие из тех друзей уже давно обрели покой на кладбище. Кто-то спился, кто-то отбывает срок. Даже город изменился до неузнаваемости и тех кабаков, где они гуляли больше нет. Повсюду пестрят англоязычные вывески заведений, переливаясь неоновыми огнями. Сервис, обслуживание, заискивающие лица. Все это было не настоящим. Красивая ширма для красивой жизни. Даже взять этот же салон 'Андромеда', он поражал своим размахом. Сотни квадратов бетона и стекла. Вежливые сотрудники и консультанты. Красивые тачки, блистающие своими формами. Но сколько крови пролито и сколько еще нужно человеческих жизней положить, чтобы владеть всем этим. Разве этот же Махнев хотел владеть салоном ценой жизни родной сестры? Шрам то же просто так его не отдаст. Цыган задумчиво вертел в руках сотовый телефон 'Где же эти аналитики?'
  
  
   * * *
  
   Алексей встретил Ларису вечером возле ее дома. Сев в такси они отправились в кинотеатр. Вечером после фильма они шли по скверу и обсуждали главных героев. Проводив Ларису до дома, он попрощался с ней, пообещав связаться с ней в ближайшее время и обсудить вопросы по отбору моделей для агентства Ларисы.
   Внезапно из подъезда вышли четверо крепких парней. Один из них задел плечом Алексея так, что тот подался назад.
   - Ты аккуратней давай мажорчик, а то мы лицо тебе подправим. - Фыркнул один.
   - Может быть, вам нужно быть аккуратнее. Я не налетал на вас - парировал Алексей.
   - Ты чо мажор, силы свои переоценил? - Включился второй.
   - Ян, не нужно. - Испуганно попросила Лариса.
   - Послушай моя родная, не лезь в это дело. Ты, похоже не ценишь к себе доброго отношения уважаемых людей. Мы просто пообщаемся с твоим другом и отпустим его.
   - Вас что? Аркадий отправил? - Лариса недоуменно хлопала глазами.
   - Макар, - осадил друга один из парней.
   'Так, планы меняются. Похоже, процесс перешел в активную стадию. Разбираться с братками на глазах у девушки не стоит. Она поймет, что я не тот за кого себя выдаю. Придется потерпеть' - Алексей изменил тактику.
   - Ребята, давайте не будем все обострять. Мне вовсе не нужны все эти разбирательства. - Алексей сделал растерянный вид.
   - Раньше надо было головой думать. Прежде чем подкатывать к таким девушкам.
   Трое ребят оттеснили Алексея от Ларисы, а четвертый преградил ей путь. Парни толчками начали продвигать Махнева в глубь двора заросшего кустарником.
   - Я милицию сейчас вызову. Оставьте его в покое, он не виноват - у Ларисы начиналась истерика.
   - Ребят, на самом деле - бубнил Алексей и тут же получил удар кулаком в лицо.
   В ушах раздался звон, голова словно онемела. Удар был хороший. Пока Алексей приходил в себя, второй парень заехал ему кулаком в грудь, а потом в живот. Алексей охнул и согнулся пополам. Его повалили на землю и принялись методично запинывать.
   - Оставьте его подонки - услышал он со стороны голос Ларисы.
   - Не лезь, умнее будет в следующий раз и не дай бог кому-то пожалобишься - раздался голос четвертого парня, который по видимому держал Ларису.
   Вскоре от Алексея отстали. Сквозь заливавшую глаза кровью из рассечённой брови пелену, приподнявшись на руках, он увидел как парни сели в машину и уехали.
   Лариса подбежала к Алексею и помогла подняться. Лицо было заплаканным.
   - Прости, прости меня пожалуйста. Скоты, как он мог - тараторила всхлипывая Лариса, стирая платком кровь с лица Алексея.
   - Оставь, - Алексей отстранился и взяв платок прислонил его к разбитой губе.
   - Давай заходи ко мне приведешь себя в порядок. Я скорую вызову - не унималась девушка.
   - Не надо скорую, все в порядке - успокаивал Алексей Ларису идя с ней рядом.
   В квартире Алексей осмотрел себя в зеркале в ванной и умылся. Рубаха была изорвана. На теле ссадины и появляющиеся синяки. Бровь была разбита так же как и губа. Остановив кровь, Алексей присел на край ванны. Голова гудела. Все тело ныло от побоев.
  'Завтра заеду к Яне, пусть подшаманит немного лицо, а сейчас домой. Хватит с меня подвигов' Встав Алексей вышел из ванной. Лариса с кем то ругалась по телефону. Прислушавшись, он понял, что она выясняет отношения с Цаганом.
   - Не звони мне больше, - на повышенных тонах произносила в трубку девушка - я не хочу иметь с тобой больше ничего общего. Твои люди переходят все границы. Я имею право на личную жизнь. Оставь меня в покое.
   Отключившись, Лариса посмотрела на Алексея.
   - Ян, прости меня пожалуйста. Останься у меня, куда ты в таком виде? - Лариса подошла к Алексею и заглянула страдальчески ему в глаза.
   - Все нормально Ларис, завтра я схожу к своему врачу и все будет хорошо. Не переживай.
   - Я не ожидала от Аркаши такого. Как он мог. Может тебе выпить? У меня виски есть.
   - Давай, кивнул Алексей. Анастезия в какой бы она ни была форме сейчас не помешала бы.
   Зайдя на кухню Лариса предложила Алексею сесть, а сама принялась доставать из недр холодильника закуску. Затем она достала бокалы и налила виски.
   - За удачный вечер, - произнес Алексей и попробовал улыбнуться, но засохшая было рана на губе треснула и из нее снова пошла кровь. Алексей поморщился и осушил бокал.
   - Я еще не видела таких людей как ты - произнесла Лариса.
   - Каких? - Не понял Алексей.
   - Не знаю, тебя так сильно избили из-за меня, а ты сидишь шутишь. Другой бы обозлился уже на меня или замкнулся. - Лариса цедила крепкий напиток из своего бокала мелкими глотками, стоя возле окна.
   - Да брось, тут нет твоей вины. Может он ревнует, поэтому и злиться так. - Пояснил Алексей.
   - Нет, знаешь сколько у него таких как я. Я для него очередная игрушка которой он не хочет делиться.
   - Может ты не права и накручиваешь себя? - Попытался успокоить девушку Алексей.
   - Я уже ничего не знаю и ни в чем не уверена. - Лариса покачала головой и задумалась о чем то о своем, растерянно блуждая взглядом по полу. На кухне воцарилась тишина.
   - Я прилягу если ты не против, в комнате на диване? - Оторвал от своих мыслей Алексей Ларису.
   - Да конечно, - Лариса отставила бокал и направилась в комнату. Расправила диван и постелила плед, положив несколько подушек. - Располагайся.
   Алексей поблагодарил Ларису и лег на диван. Глаза закрывались. Мыслей не было. Вообще никаких. Хотелось покоя и тишины. Спустя несколько минут Алексей не заметил как уснул.
  
   После разговора с Ларисой Цыган был на взводе. Ребята Михая похоже перестарались, хотя может и следовало проучить мажорчика, этого Валевского.
   Из размышлений его вывел сигнал сообщения элктронной почты. Вернувшись за стол Цыганков открыл письмо. То, которое так долго ждал. Письмо было отправлено аналитиками которые работали по Шраму и Махневу. Просмотрев информацию содержащуюся в письме Цыган посмотрел на фото Махнева. Его он видел впервые в отличие от Шрама. Что-то смутно знакомое показалось ему в очертаниях лица этого парня. Спустя несколько мгновений его осенило. Открыв папку с данными по Валевскому, Цыган не мог поверить своим глазам. С обоих фотографий на него смотрело одно и тоже лицо.
  
  
  Глава 24: ЛИКВИДАЦИЯ (Часть вторая)
  
  
   'Какого хрена, что черт побери происходит?' Цыган был в некотором замешательстве.
   Факт того, что Махнев и Валевский одно и тоже лицо не вызывало ни каких сомнений. Но какое отношение Махнев имел к Цыгану, тот никак не мог понять. Настораживал факт того, что Махнев скорее всего находиться под ментовской крышей, а значит может работать на правоохранительные органы. То есть Цыгана самого, похоже, взяли в разработку. В тоже время Цыган копал под Шрама, а этот же Махнев, судя по имеющейся информации у Цыгана, находился в контрах с первым. Выходит он был на стороне Цыгана.
   Эта головоломка выводила Цыганкова из себя. Нужно было принимать контрмеры.
  Набрав номер начальника безопасности Цыган велел немедленно тому подъехать к нему. Михай появился в квартире у Цыгана буквально через полчаса.
   Цыган показал фотографию Махнева и выдал полный расклад, вопросительно посмотрев на своего друга. Михай пристально смотрел на фотографии, разложенные на столе у Цыгана в кабинете.
   - Надо по любому выцеплять Махнева и задать ему несколько вопросов - произнес Михай.
   - Я тоже так мыслю. Сколько прошло после того как твои ребята пообщались с Валевским?
   - Щас гляну, - Михайлов достал сотовый и посмотрел время, когда ему позвонил Димон Трубицын, один из парней, что общались с Махневым. - Часа два.
   - Короче пусть он берет еще парней, едут к тому на квартиру, если его там нет, значит он у Громовой. Пусть хватают его, Ларису и тащат... тащат в мой дом за городом. Зададим ему пару вопросов там, а потом в расход. Обоих.
   Михай согласно кивнул и, набрав номер Трубицына, передал приказ шефа, умолчав о последнем.
  
  
   Алексей спал, когда в квартиру позвонили. Лариса подошла к двери и увидела в глазок парней, которые уже общались с ней сегодня вечером.
   - Что вам надо? - Спросила она. Сердце учащенно забилось. Может она слишком много позволила себе, разговаривая с Цыганковым.
   - Лариса открой дверь, нам нужно кое-что спросить у тебя.
   - Спрашивайте так.
   - Ты смеешься? Люди под дверями смотрят. Не дури, открой пожалуйста.
   Алексей поднялся и встал в дверях комнаты ведущей в коридор. Ларису трясло, взгляд был испуганным.
   - Я не открою, уходите - произнесла она.
   - Как Анастасия Макаровна поживает? Ей уже лучше, я недавно отвозил ей лекарства.
   Лариса побледнела, тело затрясло мелкой дрожью, закрыв глаза ладонями, девушка заревела. Алексей подошел к ней и прижал к себе: 'Все будет хорошо, успокойся, открывай'
   Лариса оторвала ладони от зареванных глаз и с удивлением посмотрела на Алексея. Его уверенный спокойный голос ни как не вязался с тем, свидетелем чего она стала недавно.
   - Они же...опять... - с трудом выговаривая слова, попыталась возразить девушка.
   -Нет. Сейчас все будет по-другому. Если не откроешь, они достанут твою маму.
   В это время раздался повторный звонок в дверь. Алексей отошел назад в полумрак комнаты, а Лариса открыла дверь. Парни мгновенно проникли в квартиру и прижали Ларису к стене, заворачивая ей руки и проталкивая вглубь квартиры.
   Один из ребят влетел в комнату пытаясь нащупать включатель на стене. Его глаза не могли привыкнуть к полумраку. Внезапно он увидел мелькнувший силуэт, но было уже поздно. Рука пытавшаяся ударить, ушла в пустоту. Кто-то резко развернул его и осадил назад. Парень, потеряв равновесие сел. В это же мгновение сильные руки ухватили его за челюсть и затылок, резко развернув. Раздался характерный хруст и парень мешком завалился на пол с переломленными шейными позвонками.
   В это же время второй бандит вломился в комнату и попытался нанести удар выпрямляющемуся Алексею. Тот отпрянул назад и парень по инерции пронесся чуть вперед. Этого хватило чтобы, Алексей пропустил его мимо себя и едва присев ударил с боку ребром ладони в область шеи. Парень схватился за сломленный кадык и, хрипя, осел рядом с первым. Третий в это время все-таки включил свет в комнате и, привыкнув к свету осмотрелся. Посреди комнаты, сидя на корточках и держа в руках ствол одного из парней располагался Алексей. Перед ним практически друг на дружке лежали два тела.
   - Ты чо?! - Оторопел парень. Черное око вороненого ствола смотрело прямо ему в лицо.
   - Ствол достал быстро, - жестко произнес Алексей - не дури.
   Парень медленно полез за поясницу и вынул ствол. Чтобы выстрелить, ему нужно было направить его на Алексея и снять с предохранителя. Шансов никаких. Бросив ствол Алексею, парень нырнул обратно вглубь коридора, туда, где стоял Трубицын с Ларисой.
   Алексей выглянул в коридор и оценил обстановку. Один из парней прятался, защищаясь, словно щитом за Ларисой. Второй стоял за ними.
   - Махнев не глупи - Произнес тот, что держал Ларису. Та была в состоянии нервного шока и практически не реагировала на окружающие ее события - убирай ствол и поехали с нами. Шеф хочет поговорить с тобой.
  В таком положении торговаться было нельзя. У них была Лариса. Алексей прокручивал в голове все варианты, не отвечая ничего парню и соблюдая тишину. Погасив снова свет, Алексей подкрался к окну. Квартира располагалась на втором этаже. Можно было спрыгнуть на цветочные клумбы. Дальше действовать по обстоятельствам.
   - Если не выйдешь, я увезу Ларису. Решай сам. Даю минуту - было слышно, как парни перешептываются.
   Открыв бесшумно окно, Алексей взобрался на подоконник. Под окном была цветочная клумба. Прыгать в носках, надеясь, что там нет никаких колышков, понатыканных радивыми жильцами было рискованно, но других вариантов Махнев не видел. Оттолкнувшись от подоконника, Алексей приземлился в мягкий чернозем. Поднявшись с земли, он осмотрелся. Не далеко от подъезда стоял черный джип, который был припаркован наспех. Видимо хозяин не планировал здесь долго оставаться. Похоже, что парни приехали на нем. Джип стоял на сигнализации. Это был шанс выманить их на улицу.
  Ударив в дверку ногой со всей силы, Махнев активировал сигнализацию и метнулся под козырек к подъезду через несколько мгновений раздался сигнал открываемой у подъезда двери и на улицу выскочил один из парней. Он на ходу пытался отключить сигналку, чтобы не привлекать внимание жильцов. Джип пикнул и замолк. В это же мгновение парня схватили крепкие руки и положили лицом в асфальт. В щеку уперся холодной сталью ствол. Алексей очень надеялся, что никто из жильцов не обратил внимания на них, разбуженные сигнализацией. К тому же их частично скрывал козырек подъезда.
  - Дернешься, убью - жестко произнес Алексей, обыскивая тело. В одном из карманов он нашел металлический цилиндр, который оказался глушителем для пистолета. Прижав коленом парня к земле, Махнев мгновенно накрутил глушитель на ствол.
  Рывком подняв парня так, что тот застонал от боли выворачиваемых суставов на руках, Алексей стволом указал на кодовый замок на дверях. Парень набрал код квартиры и ему тут же ответили: 'Кто?'
  - Это я Труба, открывай - ответил парень. Снова раздался звук открываемого замка.
  Попав в подъезд, Алексей с парнем поднялись на лестничный пролет между первым и вторым этажом. Алексей с силой ударил парня сзади и тот, вздрогнув, обмяк у него в руках. Положив тело возле мусоропровода, Алексей поднялся на второй этаж. Открыв дверь в квартиру, он успел заметить, как вытянулось лицо у Трубы от удивления и неожиданности. В следующее мгновение ствол звонко, но негромко тюкнул. В коридоре появился едкий дым пороховых газов.
   Парень с простреленной головой завалился вперед, едва не увлекая за собой Ларису. Та находилась в полуобморочном состоянии. Усадив ее на кухне, Алексей вернулся за третьим парнем, что лежал возле мусоропровода. Взвалив его на шею, он занес тело в квартиру и закрыл входную дверь.
   Связав парня, Алексей зашел на кухню. Лариса сидела с безучастным видом глядя впереди себя. Набрав воды, Махнев протянул стакан девушке, помогая взять его в руку. Та пригубила из него, стуча зубами по стенкам стакана.
   - Лариса, Лариса, - Алексей слегка потряс головой у девушки держа ее лицо в своих ладонях. Взгляд у Громовой стал более осмысленный. - Послушай меня. Возьми ключи от моей квартиры, эту закрой и дай мне комплект ключей от нее. На звонки не отвечай. Ты поняла меня? Я вызову тебе такси. - Алексей набросал на листке адрес своей квартиры. В этот момент раздался мобильный звонок у Трубы. Алексей достал мобильник, звонил какой-то Михай. Он подошел к связанному парню. Дав тому пару пощечин, он привел его в чувство. Парень, поморщившись от тупой ноющей боли в затылке, задергался, но, поняв, что все попытки бесполезны испуганно замер глядя на Алексея.
  - Слушай сюда внимательно. Вот там, - Алексей ткнул пистолетом с глушителем в сторону комнаты - лежат три твоих приятеля. Если хочешь стать четвертым, можешь сделать какую-нибудь глупость. Смекаешь?
   -Меня Михай так и так грохнет - прохрипел парень.
   - Что за Михай? - Алексей внимательно посмотрел в глаза парню.
   - Начальник охраны у Цыгана. Тебе с ним не справиться.
   - Он вас сюда отправил?
   -Да. - Парень судорожно сглотнул и кивнул головой.
   - Что он хотел с нами сделать?
   - Я не знаю. Он велел привезти вас в загородный дом Цыгана.
   - Это я уже понял. Как твое имя и где расположен дом?
   -Жека, дом в коттеджном поселке, минут сорок езды от сюда, там по периметру все огорожено и охрана стоит. - Парень попробовал изменить положение затекшего тела. Алексей помог ему сесть.
   - Значит так Жек. Сейчас я перезваниваю вашему Михаю. Включаю громкую связь, и ты говоришь ему, что вы везете нас обоих. Понял? Возможно, я помогу решить твою проблему с вашим босом, но ты останешься без работы, зато живой. Если нет, скажу ему, что ты всех сдал. Пусть тебя пацанам отдает. Сдохнешь крысой. Я набираю.
   Алексей включил сотовый и перевел его в режим громкой связи. Через несколько гудков, на том конце линии раздался недовольный голос Михая.
   - Труба, какого хрена у тебя там происходит, ты что не мог ответить?
   - Сергей Владимирович, это Жека Комаров. Димон сейчас не может ответить. Этот гад подкараулил нас и Димона табуретом по голове вырубил. Мы в машину грузимся. Этот черт нас порядком помял. Крепкий оказался.
   - Вы чо, вчетвером с ним сладить не могли? Сопляки мать вашу. Держи меня в курсе. Давайте везите быстрее. - На том конце послышались гудки.
   - Красавчик, - фыркнул Алексей - теперь лежи ровно, иначе дырок наделаю.
   Алексей положил парня на живот и вышел на кухню. Набрав номер такси и сказав адрес он отключился. Лариса сидела облокотившись о стол и держа голову в ладонях, смотрела на его полированную гладь.
   - Ты слышала, что я тебе сказал?- Алексей присел и заглянул в глаза девушке.
   - Зачем ты меня в это втянул? Ведь я жила нормальной жизнью, а теперь что? - Не отрывая рук от головы и закрыв глаза, посетовала Лариса.
   - Ты жила в золотой клетке. Цыган бы тебя не отпустил. Скоро все закончиться. Успокойся. Через несколько часов сюда приедут менты. Тебе надо уходить. Никто тебя преследовать не будет.
   Перевязав парня так, чтобы тот практически не мог двигаться, Алексей посадил девушку в такси и назвал адрес. Вернувшись в дом, он развязал парня и, предупредив от совершения глупых неоправданных ошибок, велел садиться на водительское место. Спустя несколько минут внедорожник, шурша шинами, мчался по шоссе в сторону коттеджного поселка.
   Мимо проносились машины, возвращаясь в город, который жил своей ночной жизнью, не затихая ни на мгновение. Мощные фары отвоевывали у темноты все новое пространство, и тут же ночная мгла поглощала за несущимся прочь от города внедорожником только что освещенные участки местности. Вскоре поля уступили место сначала редким небольшим рощицам, которые в свою очередь постепенно образовали сплошной лесной массив.
   Через полчаса машина подъехала к границам коттеджного поселка. Алексей приказал остановить внедорожник и, связав парня, посадил его назад. Сев за руль Махнев подъехал к воротам КПП. Охрана вышла из домика и, подойдя к машине, уточнила у водителя цель визита. Связавшись с хозяевами дома и получив положительный ответ, машину пропустили на территорию.
   Парень показал на дом, в котором была резиденция Цыгана. Особняк поражал своей красотой. Это было настоящее архитектурное произведение искусства. Возвышаясь над трехметровым забором, он был искусно освещен, подчеркивая декоративные и множественные элементы надстроек.
  
   Аркадий Александрович мерял шагами свой кабинет. Махнев очень ему не нравился. Но еще больше ему не нравилась ситуация которая сложилась вокруг него. Очень много было неизвестного. А действовать наобум Цыган не хотел. Он привык все рассчитывать, предугадать возможный ход действий и последствия. С Махневым это не получалось.
  Михай сидел на краешке письменного стола отделанного под старину зеленым сукном и следил за своим шефом.
  - Сколько ты отправил человек за ним? - Цыган остановился и посмотрел в упор на Михайлова.
  - Четверых. А что? Они его прошлый раз отметелили втроем. Сложностей не должно возникнуть. - Михай насторожился. Какой-то подвох был в голосе Цыгана.
  - Твою же мать, Михай?! - С укором посмотрел Цыганков на шефа своей службы безопасности. - Я сказал, отправь еще людей. Твои быки разговаривали с Валевским. А сюда сейчас едет Махнев. Чо смотришь?
  -Ты хочешь сказать, что Махнев подыграл парням, следуя своей легенде? - Начало доходить до Михая.
  - 'Подыграл' - фыркнул Цыган. - Боюсь, что твои парни уже не жильцы. Ты знаешь, что было в Царево. На даче у Шрамова?
  - Перестрелка. Завалили десять человек. Боевики какие-то там вроде были - неуверенно ответил Михайлов.
  -'Боевики' - не меняя интонации снова произнес Цыганков. - Я напомню тебе Серега. По информации, что скинули мне аналитики, 'Андромеда' принадлежала Махневу. По странному стечению обстоятельств она отошла жене Шрамова. А на даче у того же Шрама погибла родная сестра Махнева. Парня задержали в результате перестрелки и штурма этой дачи. Вот только штурмовать там нечего было. Десять жмуров, а на Махневе ни одной царапины. Сечешь? А ты отправил четверых парней, чтобы они его сюда привезли. Да их нет уже. Остается загадкой кто отправил его по мою душу?
  Михай сидел с вытянутым лицом и смотрел непонимающим взглядом на своего шефа. Он никак не мог переварить, то, что только что ему сказал Цыган. Все это казалось какой-то выдумкой.
  Цыган внимательно следил за реакцией своего друга, затем протянул руку: 'Набери мне Трубу' - попросил он.
  Михай молча набрал на сотовом номер своего подчиненного и протянул трубку Цыгану. Тот включил телефон в режим громкой связи и положил его на стол рядом с Михаем.
  
  Алексей обдумывал план действий, когда зазвонил мобильный телефон у Трубы. Взяв трубку, он включил громкую связь и поднес трубку к парню.
  -Слушаю, - чуть хриплым голосом произнес тот.
  - Алло, с кем я разговариваю? - Спросил Цыган на том конце линии.
  - Это Комаров - ответил парень и покосился на Махнева.
  - Дай мне Трубу - потребовал Цыганков.
  - Димон в отключке, до сих пор. - Пересохшим голосом произнес Комаров.
  - Ясно. Вы уже въехали на территорию поселка?
  - Да. Въехали.
  - Кто еще с тобой?
  Парень замешкался глядя на Махнева. Возникла небольшая пауза. В этот момент Цыган посмотрел на Михая и покачал головой, поиграв желваками на скулах.
  -Алексей, - Цыган выждал паузу, обращаясь к Махневу. - Я догадываюсь, что Комаров у тебя под прицелом. Давай поговорим.
  В салоне машины возникла пауза. Алексей задумчиво, зло щурясь смотрел на телефон. На том конце провода напряженно ждали ответа.
  - Я слушаю тебя Цыган. - Раздался в трубке голос Алексея.
  
  
  Глава 25: КТО ТВОЙ ВРАГ?
  
   Цыганков бросил быстрый взгляд на Михайлова. Тот казалось, пребывал в некотором замешательстве.
   - Алексей, я хочу с тобой поговорить - тихо произнес Цыганков. - Мне не нужна здесь та бойня, которую ты устроил в Царево.
   Алексей несколько мгновений оценивал сложившуюся ситуацию. Лезть в хорошо защищенную крепость с одной обоймой в пистолете, когда тебя ждут с распростертыми объятиями, казалось верхом безумия. Рассчитывать на удачный исход не приходилось. Скорее всего, весь периметр территории дома Цыгана уже под контролем и просматривается. Эффект внезапности был потерян.
   - Что ты хочешь? - После некоторой паузы спросил Алексей.
   - Я же говорю, просто поговорить. Мои люди тебя не тронут. После разговора ты уедешь на все четыре стороны.
   - Я не собираюсь лезть к тебе. Если хочешь поговорить, выходи за ворота. Я жду.
   Теперь Цыгану приходилось обдумывать создавшуюся ситуацию. Самому лезть под ствол, было большой глупостью. Он не знал что на уме у Махнева. Взглянув на Михея, они пересеклись взглядами. Тот покачал головой, давая понять, что не стоит идти на поводу у Махнева.
   Аналитический склад ума никак не мог помочь в этой ситуации Цыгану. Он понимал, что Махнев предложил самый рациональный и простой вариант.
   - У нас с тобой общий враг. Из-за этого нас стравливают. Ты понимаешь это? - Произнес Цыган в телефон.
   - Враг моего врага мой друг? - Усмехнулся Махнев, - у меня нет друзей Цыган. Никого нет. Я один.
   - Ты предлагаешь не приемлемый для меня вариант. Я не стану рисковать и выходить к тебе. Ты сам прекрасно понимаешь, что я очень сильно рискую.
   - Ты рискуешь не больше меня. К тому же ты в первую очередь заинтересован в благополучном исходе нашего разговора. Я могу прямо сейчас уехать. И больше мы с тобой не поговорим.
   Цыган выматерился одними губами и зло стиснул зубы. На скулах играли желваки. Махнев был прав. Возразить было нечего. Создалась тупиковая ситуация. Мозг лихорадочно искал пути выхода из нее.
   - Хорошо, я выйду. Но ты тоже выйдешь из машины, чтобы быть на виду у моих людей. - Решился Цыган, под изумленным взглядом Михая.
   - Договорились. Только без сюрпризов. - Ответил Алексей.
   Спустя несколько минут ворота плавно отъехали в сторону. На проезжую часть поселка вышли несколько человек. Цыгана полукругом окружала охрана. Алексей в лобовое стекло наблюдал, как группа людей приближалась к машине. Погасив фары, чтобы не оставаться на свету и не быть хорошей мишенью для людей Цыгана, Махнев открыл дверцу и спрыгнул на землю. Все тело ломило от побоев. Левый глаз начинал заплывать. Лицо ныло тупой, саднящей болью. Люди Цыгана хорошо приложились к Махневу в драке.
   Когда до машины оставалось не больше трех метров, люди Цыгана образовали полукольцо вокруг нее. Алексей стоял возле машины, оставаясь под защитой дверцы с опущенным стеклом, чтобы в любое мгновение можно было заскочить обратно и ударить по газам. Облокотившись о дверцу, он оценивающе смотрел на Цыгана. Тот, в свою очередь, подошел почти в плотную к дверце, оставляя своих людей у себя за спиной.
   - Здравствуй Алексей - Цыган пристально смотрел в глаза Махневу. Тот молча кивнул в знак приветствия. - Мне очень хочется узнать, кто тебя отправил по мою душу. Я тебе дорогу не переходил.
   - О каком общем враге ты говорил? - Ответил вопросом на вопрос Махнев.
   - О том, кто стал виновником гибели твоей сестры. Шрамов Вячеслав Игоревич.
   Алексей на мгновение заколебался. В сознании начала вырисовываться картинка. Шрамов и Цыганков, оказывается, были конкурентами.
   - Что вы не поделили?
   - Это коммерческий вопрос. Мне нужен автосалон 'Андромеда'. Для чего, не спрашивай. К нашему делу это не относиться.
   - Это мой автосалон - хмуро произнес Алексей.
   - Был. Был Алексей твоим. Теперь он принадлежит жене Шрама. Да собственно самому Шраму. По всем понятиям, ты должен был схлестнуться с ним, а не со мной. Есть кто то третий. Кто отправил тебя по мою душу и кто использует тебя, как я теперь вижу, в 'темную'. Мне интересно кто этот человек?
   До Алексея начала доходить суть игры, которую вел Алмазов. Похоже он на самом деле сейчас использовал Алексея в своих корыстных целях.
   - Тебя заказал Алмазов. Генерал с ГУВД. - После небольшой паузы ответил Махнев.
   Цыган прищурил глаза и обернулся к одному из людей, что стояли за его спиной.
   - Ты слышал Михай? Похоже Шрам и Алмазов спелись.
   Человек, к которому обратился Цыган, коротко кивнул головой. Не сводя взгляда с Цыгана и затем переведя на Алексея.
   - Ты понимаешь, что в моей смерти для тебя нет никакого смысла. - Обратился снова к Махневу Цыганков. - Я даже готов помочь тебе, разобраться со Шрамом.
   - Ты предлагаешь мне пойти против Алмазова и Шрамова? У них колоссальные возможности убрать нас обоих. По сути это означает войну против государства. - Алексей недоверчиво посмотрел на Цыгана.
   - Тебя не оставят в покое. Ты это сам знаешь. Тебе придется вечно прятаться. Ты такой жизни для себя хочешь? - Цыган оценивающе глядел на Алексея.
   - И какая цена твоей помощи? - В свою очередь тот посмотрел на авторитета.
   - Мне нужен твой салон. Вот и все.
   - Салон я не отдам однозначно. Слишком дорого он мне обошелся. - Алексей покачал головой.
   - У тебя не хватит опыта управлять им. Я возьму тебя в долю. Это не хилые прибыли. - В голосе Цыгана послышались нотки раздражения.
   - У тебя уже итак есть своя империя. Андромеда не отойдет тебе. Это без вариантов. - Алексей покачал головой.
   - Мы с тобой ни о чем не договоримся - вздохнул Цыганков разведя в стороны руки. - Ты собираешься воевать со всем миром?
   - Если понадобиться, то да. - Упрямо кивнул Алексей.
  - Я не понимаю тебя. То тебя смущает война со Шрамом и Алмазовым, то он собрался воевать со всеми.
  - Ты неправильно расставляешь приоритеты Цыган. Вся эта канитель развязалась из-за этого салона. С твоей помощью или нет, но я доберусь до Шрамова. Вопрос в том кто будет следующий? - Алексей внимательно посмотрел на Цыганкова.
  - Ты слишком уверен в своих силах Алексей. Рано или поздно тебя это погубит. - Покачал головой Цыган.
  - Значит, мы не договорились, - Алексей начал садиться в салон.
  - Подожди - окликнул Цыган Махнева. Тот вопросительно посмотрел на авторитета. - Шрам с Алмазовым не отступятся от своего. У меня нет выхода. Если не ты, то они пришлют другого по мою душу. Я нанесу удар первым.
  Алексей вышел из салона и вытащил Комарова из машины. Подтолкнув его к людям Цыгана, он вынул из кармана ключи от квартиры Громовой.
  -Там остальные. Лучше их забрать и прибраться там. - С этими словами он бросил ключи Цыгану.
  - Они живые? - Цыган на лету поймал ключи и передал их подошедшему Михаю.
  - Нет - отрицательно покачал головой Алексей, садясь на водительское сидение. - Ларису не трогай. Она не виновата.
  - Вечно с этими бабами проблемы - проворчал Цыган. - Я свяжусь с тобой в ближайшее время.
  Алексей тронул машину с места и медленно поравнялся с Цыганом.
  - Я сам выйду на тебя. Пусть пока Алмазов не догадывается ни о чем.
  Машина плавно набрала скорость и, выехав за переделы поселка, понеслась в сторону города.
  Приехав домой, Алексей зашел в квартиру. Оглядевшись, он обнаружил, что Ларисы нет. Зайдя на кухню, он увидел листок бумаги, исписанный ровным почерком. Лариса сообщила, что уехала из города и попросила Алексея больше ее не трогать и не искать.
  Вздохнув, Алексей скомкал листок бумаги и выбросил его в ведро. Тело просило покоя и отдыха. Приняв ванну, Махнев лег на кровать и вскоре забылся сном. Этот день вымотал его как нельзя больше.
  На следующее утро Алексей отправился в клинику к Яне. Лицо опухло. Левый глаз заплыл совсем. Яна изумленно смотрела на Алексея разглядывая его ссадины и синяки.
  - Я даже спрашивать не хочу, во что ты вляпался Алексей, но лучше тебе полежать тут пару недель. Я не удивлюсь, если у тебя сломаны ребра - Яна коснулась огромного лилового синяка на теле Махнева. Алексей болезненно поморщился.
  - Давай на рентген - скомандовала Яна.
  - Ну не ворчи ты - улыбнулся Алексей. Улыбка вышла болезненной. Разбитая губа опухла и ныла.
  Диагностика показала, что у Алексея был сильный ушиб грудной клетки, но ребра, слава богу, были целы.
  Не смотря на все протесты Алексея, ему пришлось под надзором Яны пролежать две недели в клинике.
  
   * * *
  
   После событий в Царево прошло несколько недель. Шрамову пришлось изрядно потрудиться, чтобы выйти сухим из воды. На репутации депутата эти события не сильно сказались, хотя надо отдать должное прессе, некоторые все-таки пытались связать их с деятельностью Шрамова.
   Вячеслав Игоревич сидел у себя в кабинете на рабочем месте, когда молоденькая секретарша сообщила ему, что в приемной сидит посетитель, который настаивает на встрече с депутатом.
   Шрам и без того был весь на нервах и незваные гости ни как не входили в его планы.
   - Мне сейчас некогда. Назначьте ему в другое время - жестко произнес он в селектор и отпустил кнопку.
   Махнев не выходил у него из головы. Плюс еще Цыганков намеревался отжать автосалон. Хотелось просто закрыться в кабинете и напиться. Сбежать от всех этих проблем. Но Шрам не занимал бы столь высокое положение, если бы каждый раз пасовал перед навалившимися трудностями.
   С Цыганом должен был разобраться Махнев. А уж с ним самим потом можно было с помощью Алмазова решить вопрос.
   Внезапно на столе запиликал мобильник и отвлек депутата от тяжелых мыслей. Номер был не знакомым.
   - Слушаю - произнес Шрамов в трубку.
   - Вячеслав Игоревич, я очень настоятельно рекомендую вам принять человека, который сейчас находиться в приемной. Поверьте, это в ваших же интересах.
   - С кем я разговариваю? - Шрамов начал раздражаться.
   - Я представляю интересы нашего общего знакомого, Аркадия Александровича Цыганкова.
   - Я не знаком с ним. Не звоните мне больше. - Шрамов отключил телефон и бросил его на стол. Спустя несколько секунд звонок повторился. Посмотрев на номер, Шрамов выматерился сквозь зубы, но трубку брать не стал. Вместо этого он нажал кнопку селектора и приказал пропустить посетителя.
   Спустя несколько мгновений дверь открылась и в кабинет вошел немолодой, уже в годах мужчина. Лысеватый, с бородкой и в очках. Он чем-то напомнил Шрамову доктора Айболита из сказки. Однако разговор, насколько он понял, должен был состояться совсем не детский.
   - Добрый день Вячеслав Игоревич - поприветствовал депутата мужчина, держа в руках папку и слегка кивнув головой.
   - Что вам нужно? - Без предисловий начал Шрамов.
   - Вы напрасно так нервничаете. У меня к вам просто деловой разговор - мягко произнес мужчина.
   - Как мне к вам обращаться? - Зло прищурясь, поинтересовался Шрамов.
   - О! Простите за бестактность - мужчина прижал руку к груди. - Семен Валентинович.
   - Семен Валентинович, у меня крайне плотный график и если вы пришли отнимать мое время. Я попрошу вас покинуть мой кабинет - Еле сдерживая ярость, процедил Шрамов.
   - Еще раз прошу простить...
   - Прекращай... - рявкнул Шрамов, перебив мужчину.
   Семен Валентинович вздохнул и, подойдя к столу, раскрыл папку. Вынув несколько фотографий, он положил их на стол перед депутатом. Шрамов взял снимки в руки и его затрясло. На фото была изображена его жена, с каким то молодым человеком. Вот они в кафе за столиком держаться за руки, а вот сидят в машине и целуются. Дальше шли уже совсем откровенные фотографии, где его благоверная резвилась в кровати с молодым красавцем.
   - В данный момент, ваша супруга находиться в гостях у Аркадия Александровича. Весь пакет документов, который необходим для оформления правопреемства автосалона 'Андромеда' госпожа Шрамова уже подписала. С сегодняшнего дня автосалон официально принадлежит господину Цыганкову.
   -Тварь - прошипел Шрамов, скомкивая фотографии.
   - Простите не понял? - Мужчина слегка отстранился и настороженно посмотрел на Шрамова.
   - Пошел вон - процедил в ярости тот сквозь зубы.
   Семен Валентинович молча закрыл папку и направился в сторону дверей. Напоследок он обернулся к хозяину кабинета:
   - Я вас прошу, Вячеслав Игоревич, не наделайте глупостей. Этим вы только осложните жизнь себе.
   - Пошел вон я тебе сказал! - Рявкнул Шрамов, поднимаясь из-за стола.
   Мужчина покинул кабинет, тихо прикрыв дверь за собой, оставив Шрамова наедине с фотографиями и только что сообщенной новостью.
   Шрамов схватил лежащий на столе телефон и лихорадочно набрал номер своей жены. Абонент был не доступен. Тогда он набрал телефон Алмазова.
   - Добрый день Вячеслав Игоревич - раздался в трубке бодрый голос генерала.
   - Какой на хрен 'добрый' Витя. У меня сейчас был человек Цыгана. 'Андромеда' отошла ему. Где этот твой Махнев?! - Шрам готов был крушить все, что попадет под руку.
  
  
  Глава 26: ПРОВАЛ
  
   Теплый осенний ветер гонял опавшую на дорожки желтую листву. Яркое солнце подсвечивало и без того золотистые листья, что еще остались на деревьях. Старый парк переливался всеми красками, которыми только могла раскрасить его природа. Красные осины, зеленые клены и уже пожелтевшие тополя на фоне яркого голубого неба, по которому величественно плыли облака, словно огромные фрегаты, бороздившие небесную гладь и направляющиеся в одну, только им известную гавань. Такую красоту воспевали многие русские поэты, восхищаясь и складывая в красивые строки стихотворений, оставляя память грядущим поколениям.
   По дорожкам парка не спеша прогуливались праздные обыватели, наслаждаясь погодой и умиротворением, царившим в старом парке. Мамочки с колясками. Пожилые люди с таксами и болонками на поводках.
   На одной из скамеечек сидели двое мужчин и тихо, чтобы не побеспокоить окружающих вели диалог.
   - Надо что-то решать с Цыганом. Он обнаглел уже в конец. - Шрамов был просто в не себя от ярости.
   - Ты мне тут третью мировую не начни. - Усмехнулся Алмазов. - Сейчас уже не девяностые. Лучше скажи мне, как твоя служба безопасности прошляпила твою жену?
   - Да вот так! - Чуть не сорвался на крик Шрамов, но тут же себя осадил, оглядевшись по сторонам - Снюхалась, со своим тренером, с этим... как его... по фитнесу. А он оказался человечком Цыгана. Охмурил, обласкал. В тихушку с ним общалась. Привез ее на дачу к себе, а там уже люди Цыгана. Скорее всего, ее шантажировать начали. Припугнули, что мне все расскажут. А я, ты же знаешь, за такие дела сразу башку отверчу.
   - Как же ты не предусмотрел, что она у тебя слабое звено. Что еще есть за ней? - Алмазов внимательно смотрел на своего старого знакомого, друзьями они уж точно не были никогда, скорее деловыми партнерами, сидя в пол оборота.
   - Да там по мелочам. Дача была, квартира, машина. Несколько счетов в банках. Ты же знаешь что мне нельзя как депутату. Пара мелких кафешек и фитнес центр. - Шрам нервно мял пальцы в замке, глядя прямо перед собой.
   - Это все тоже перешло Цыгану?
   - Нет. Насколько я понял, его интересует только салон. Он один только по оборотам денежных средств перекрывает все эти кафешки и центры в несколько раз. Кафе и центр это так. Брызги. Ты мне скажи лучше, что твой Махнев делает?
   - Работает Махнев. - Жестко ответил Алмазов. - А вот твоим людям надо было внимательнее быть. За что ты им зарплату платишь, Слава?
   - Ты сам знаешь, что я отошел от этих дел. Мне нельзя светиться.
   - Зачем тогда тебе этот автосалон? Ты и так уже достаточно обеспечен. Занимайся своей политической карьерой.
   - Ты что, хочешь, чтобы я Цыгану вот так просто все отдал? - Шрам удивленно посмотрел на Алмазова.
   - Почему все? - пожал плечами генерал - пусть он сам занимается салоном. Войди с ним в долю. Ты поможешь ему с расширением. В твоей власти решить вопрос по земле в городе. Сам знаешь, сколько сейчас она стоит. Я боюсь, что вместо делового союза, вы разрушите то, что уже имеете. Вокруг салона итак уже возникла шумиха. Продажи упали. Он практически перестал функционировать. Работают только техсервисы по обслуживанию приобретенных в нем автомобилей.
   - Я тебя не узнаю, Витя? - Шрамов оторопело посмотрел на генерала. - Ты чо несешь? Какой союз? Меня уже не переизберут на второй срок. Из-за твоего Махнева и Царево, той заворухи, что там произошла, мне закрыта дорога дальше вверх. Ты понимаешь, что меня просто выпнут на улицу.
   - Не горячись. Никто тебя не выпнет. Все итак знают о твоем прошлом. Поднимем твой рейтинг. Выступишь в роли непримиримого борца с коррупцией, объявишь войну криминалу и простые мирные обыватели воспылают к тебе своей любовью. Ты что? Такая схема уже прокатывала не раз.
   - Как у тебя все просто - фыркнул Шрам.
   - Короче. Насколько я понял, твоя жена сейчас под присмотром у Цыгана, у него на даче? - Алмазов вопросительно поднял взгляд на Шрамова.
   - Да, - коротко кивнул тот.
   - Она подтвердит, что ее насильно удерживают там и заставили принудительно подписать договор о правопреемстве?
   - Конечно, куда она денется. - Зло процедил Шрамов.
   - Мне нужны координаты дачи. Я дам команду спецам, чтобы они выдвигались на захват - Коротко произнес Алмазов и поднялся со скамейки. Набрав номер на сотовом он связался с начальником следственного управления и, передав информацию, выключил телефон.
   - Я позвоню тебе, когда ее привезут в отдел - протягивая руку Шрамову для прощания, предупредил Алмазов.
   - Спасибо Слава, я твой должник - хмуро произнес Шрам и поднялся со скамейки, пожав протянутую ладонь генерала.
   - Сочтемся - усмехнулся генерал и молча направился по дорожке в сторону выхода из парка.
  
   Аркадий Александрович обедал в одном из своих ресторанчиков расположенном на набережной реки, в живописном месте, окруженном небольшим сквером. Терраса выходила на лужайку с аккуратно подстриженными кустами. В зимний период терраса была закрыта. Сейчас здесь было людно. Посетители заняли все столики. Официанты в белых рубашках и черных передниках сновали туда-сюда, доставляя заказы. Ресторанчик приносил неплохую прибыль, но это, не шло ни в какое сравнение с прибылью, которое сулила Андромеда.
   Внезапно на столе перед Цыганковым загудел мобильник. Звонил Михай.
   - Слушаю - перестав жевать и промокнув салфеткой губы, ответил Цыганков.
   - Аркаша, у нас проблемы, - не своим голосом мрачно произнес тот.
   - Ну, - едва не срываясь и еле сдерживаясь, рявкнул Цыган. Внутри от недоброго предчувствия стало пусто.
   - СОБР штурмовало дачу, где находилась Шрамова. Меня успел предупредить один из бойцов. Сейчас ее повезут в ГУВД под охраной, для дачи показаний против тебя. Там еще несколько человек из наших повязали. Но они будут молчать про тебя.
   - Да вы чо мать вашу охренели? - Прошипел в трубку Цыган, рывком поднявшись из-за стола. - Она нам была больше не нужна. Какого хрена вы ее держали там?
   - Мы хотели убедиться, что Шрам не предпримет никаких действий. В качестве перестраховки.
   - Перестраховщики блин. Если она доедет до ГУВД, мне как минимум предъявят несколько статей. Это будет не хилый срок.Тут ни один адвокат не отмажет. Алмазов меня просто задавит.
   - Ты предлагаешь перехватить ее? - Михай насторожился.
   - Сколько у нас времени? - Цыган двигался в сторону своей машины, расположенной на парковке возле ресторанчика. Шофер уже сидел на своем месте. Охрана тоже грузилась по сигналу Цыгана в машины.
   - Примерно через полчаса они упакуют всех кого забрали в машины и повезут в Управление. До города еще минут тридцать езды. Там мы их не достанем.
   - Поднимай людей. Выдвигайтесь им навстречу. Делай что хочешь Михай, но Шрамова не должна доехать до Управы.
   - Я понял - ответил Михайлов и отключился.
  
   По шоссе несся кортеж из трех микроавтобусов, который сопровождали две патрульных машины ДПС с мигалками. В первом микроавтобусе сидели несколько бойцов СОБРа и Шрамова, в остальных двух находились люди Цыгана также под присмотром СОБРовцев.
   Кортеж уверенно продвигался вперед. Немногочисленный поток машин двигавшийся в попутном направлении не сильно задерживал микроавтобусы. Водители машин, заслышав сирену и у видев мигалки, охотно уходили с траектории кортежа.
   Никто не обратил внимания, как в хвост к кортежу пристроилось несколько автомобилей. Поравнявшись с машиной ДПС из салона автомобиля открылось окно и раздалась автоматная очередь. Пулями прошило салон автомобиля ДПС и зацепило сотрудников милиции. Водитель дернулся и, потеряв управление, обмяк на водительском сидении. В следующее мгновение машина ударилась о бордюрное ограждение и, развернувшись поперек трассы, закувыркалась по инерции.
   Еще два микроавтобуса с людьми в масках обогнали стрелявшую машину и, уйдя вперед, открыли огонь по машинам СОБРовцев. Снопы искр брызгами разлетелись в стороны, окатывая идущие рядом машины. Бронированные микроавтобусы СОБРовцев было не так просто прошить как патрульную машину ДПС.
   В ответ на стрельбу, по микроавтобусам нападавших прошло несколько очередей. Одной из пуль зацепило водителя машины нападавших. Микроавтобус завилял на скорости по трассе и врезался в позади идущий последний микроавтобус СОБРа. Оба автомобиля в следующую секунду окончательно потеряли управление и, опрокинувшись, закрутились по трассе цепляя идущие рядом машины и образуя на дороге затор. Все четыре полосы движения оказались перегорожены искореженными в аварии автомобилями. Движение в сторону города прекратилось.
   Последние два микроавтобуса сотрудников милиции не сбавляя скорости, продолжали нестись в город. Одна из легковых машин обогнала кортеж микроавтобусов и, догнав впереди идущие машины, выпустила очередь по колесам. Машины с пробитыми колесами закувыркались по трассе, расшвыривая обрывки пластика и железа, вперемешку со стеклом. Первый микроавтобус СОБРовцев пытаясь уйти от столкновения с перевернувшимися машинами на скорости вскользь по касательной ударился о бордюрное заграждение. Сноп искр, высекаемый бронированным боком микроавтобуса фонтаном посыпался на дорогу. Выровняв машину, водитель попытался объехать еще один расстрелянный бандитами автомобиль, но не успел увернуться о встречное заграждение, которое разделяло полосы на трассе уводя одну из полос на мост. Снеся его, машина ушла с трассы прямо под откос в растущий кустарник и небольшую рощицу, поломав деревья.
   В этот момент с моста раздался хлопок и появилось белое облако. Очевидно, два человека из нападавших ждали на мосту с ручными противотанковыми гранатометами. Снаряды с интервалом в пару секунд взорвались, подрывая микроавтобус. Машина завалилась набок. Возле обочины резко ударив по тормозам, остановилось две легковушки. Несколько человек в масках высыпали из машин и бегом спустились к покореженному микроавтобусу.
   Машина выдержала удар гранатометов, но люди, находившиеся там получили очень мощный динамический удар. Открыв дверцы, из микроавтобуса вылезло несколько СОБРовцев. Их спасли каски и бронежилеты, однако удар был настолько мощный, что люди просто на просто были контужены.
   Один из нападавших в упор расстрелял выползшего из микроавтобуса сотрудника.
  - Стой - раздался властный голос, одного из нападавших. - Никого не трогать, ищете девку.
  Бандиты вытащили контуженных людей из микроавтобуса. Среди них была Шрамова.
  Ее глаза блуждали по сторонам. Из уголка губ сочилась кровь. Лицо было все в ссадинах. Скорее всего у девушки было внутреннее кровотечение, так как она закашлялась и внутри все заклокотало. Она словно захлебывалась. Изо рта снова хлынула струйка крови, стекая по подбородку.
  Михай склонился над ней, стараясь поймать блуждающий взгляд, но это было бесполезно.
  - Она уже не жилец - произнес один из нападавших. - Я такого повидал в Чечне.
  - Ты зря во все это ввязалась девочка - сказал наверно больше сам себе Михай и, взглянув последний раз на девушку отошел от нее, кивнув одному из парней, направляясь к машинам.
  За спиной раздалась короткая очередь, на которую Михай даже не обернулся. Сев в машины нападавшие съехали на проселочную дорогу, примыкавшую к трассе и, заехав вглубь леса, который простирался на несколько километров, оставили машины там. Перед тем как уйти, Михай приказал своим людям сжечь их.
  
   Алмазов сидел в своем кабинете, когда у него раздался телефонный звонок с пульта дежурного. Тот сообщил о том, что на кортеж СОБРовцев совершено нападение в десяти километрах от города. Есть убитые. На место выехала оперативно-следственная группа.
   Алмазов стиснув зубы, положил трубку на аппарат. В следующее мгновение он вышел из-за стола и направился на выход, дав распоряжение, чтобы к крыльцу подогнали служебный автомобиль.
   Спустя тридцать минут генерал уже стоял на месте происшествия, следя за действиями оперативников. Все было оцеплено лентой. За ограждением собралась толпа зевак. Было несколько репортеров с камерами. Такое нападение не останется незамеченным. Полетит не одна голова со службы.
   Алмазов затребовал список жертв. Пробежав по фамилиям глазами, он увидел ту, которую искал и которой, надеялся, что в этом списке не будет.
   Возвращаясь в машину, Алмазов анализировал произошедшую ситуацию. Приказ о штурме отдавал он. Значит и спрос будет с него. Погибли люди. Разбирательство будет серьезным. Цыган сработал на упреждение. Скорее всего, он сейчас затаится. Следакам нужно очень сильно будет постараться связать это нападение на кортеж СОБРовцев. К Шрамову тоже появятся вопросы. Слишком часто его фамилия стала фигурировать в криминальных сводках. 'Пора прекращать всю эту возню, если Шрам сольется, он может потянуть и меня за собой'
   Вернувшись в свой кабинет, Алмазов набрал номер Шрамова. Тот ответил практически сразу.
   - Слушаю, - Шрамов казалось, ни о чем еще не знал. Голос был напряженным, но не взволнованным.
   - Слава, прими мои соболезнования. Сегодня было совершено нападение на кортеж СОБРа который сопровождал твою жену и удерживающих ее бандитов. Погибли 8 человек. Среди них твоя жена.
   На том конце повисла тишина.
   - Я понял - произнес Шрамов и отключился.
   Алмазов положил трубку и, ослабив на шее узел галстука, вынул из шкафчика бутылку с коньяком. Плеснув янтарной жидкости в бокал, генерал махом осушил его и тут же налил себе новую порцию. 'Сейчас начнется разработка и установка всех личностей нападавших. Дело может уйти на контроль к генеральному прокурору. Цыган вконец страх потерял. Устроил бойню. Надо помочь следакам выйти на него и Махнева поторопить. Этот бой в войне против Цыгана они успешно провалили. Больше таких ошибок они позволить себе не могли'.
  
   Глава 27: ШРАМ
  
   После заварухи, Цыган уехал из страны. Сейчас тут стало очень опасно находиться.
  Шрам будет когтями землю рвать, чтобы достать его и отомстить. По последним данным его информационщиков, супругой Шрамова занялись следаки из генпрокуратуры. Дело ушло на контроль к генеральному прокурору. На период следствия Шрамова Вячеслава Игоревича решением следователя генеральной прокуратуры отстранили от должности депутата Мосгордумы с сохранением среднего заработка.
   К Алмазову тоже возникло несколько вопросов у прокуратуры, но после звонка из министерства юстиции, его оставили в покое. Генерал продолжал работать в своем кабинете и на время прекратил связь с Шрамовым и Махневым.
   Шрамов в свою очередь получив непредвиденный отпуск, уехал из города и осел в своем доме в Царево. Охрана несла службу в усиленном режиме. Пару раз в неделю его вызывали в генеральную прокуратуру по тем или иным вопросам связанным с его супругой и нападением на кортеж СОБРовцев.
   Цыганкова тоже хотели допросить, но его законные представители ссылались на то, что господин Цыганков находится на отдыхе в одной из стран южноамериканского континента и связаться с ним крайне сложно. Когда закончится отпуск сложно сказать, потому что поездка совмещает с собой налаживание деловых отношений и отдых. Как только Аркадий Александрович свяжется со своими представителями они немедленно его уведомят о необходимости явится в прокуратуру, для дачи показаний.
   Казалось, что все участники событий теперь тихо зализывали свои раны либо затаились словно хищники, поджидая и выискивая момент, чтобы нанести удар. Последний удар, способный развязать весь этот, уже слишком затянувшийся узел.
  
   Алексей сидел дома перед компьютером и тоже анализировал сложившуюся ситуацию. Курьер молчал. Единственное письмо, которое пришло от него, это уведомление о том, что Цыганков в настоящее время выехал за пределы страны. Дополнительной информации о том, куда он выбыл, в настоящее время нет.
   Но Цыганков сейчас Алексея интересовал мало. Его внимание занимал Шрам. После последних событий, Шрамов оказался без защиты Алмазова. Это был самый подходящий момент, пока блокада вокруг Шрамова не снята и он ослаблен.
   Махнев уже знал расположение дома Шрамова. На съемной квартире был необходимый арсенал. Собравшись перед уходом из своей квартиры, Алексей взял в руки с TV подставки фотографию, где они трое Светка, Никита и он стояли в школьной форме 1 сентября. Это был последний год учебы у Алексея в школе и, по сути, последняя фотография, где они улыбались детскими наивными улыбками. Букеты цветов в руках. У Светки белые банты, вплетенные в волосы. Никита с бабочкой и в пиджаке. Форму уже отменили, но определенных стандартов администрация школы заставляла все же придерживаться.
   За окном стоял хмурый ноябрь. Еще не зима, но и уже не золотая осень. Серое унылое небо. Мелкий падающий и тут же тающий снег. Грязь и слякоть под ногами. Прохожие спешат поскорее попасть домой, чтобы отогреться и просушиться от осенней промозглой не погоды. А на фотографии в руках Алексея, навсегда застыл первый солнечный день осени. Голубое небо, и едва начинающие желтеть листья. От фотографии разило праздником и яркостью в противовес той унылости и серости, что царила за окном. Взглянув последний раз на фото. Алексей вышел из квартиры и повернул ключ. Он не знал и не был уверен в том, сможет ли он снова вернуться сюда.
   Черный джип несся по дороге в сторону Царева. Непогода разошлась не на шутку. Ветер снежными порывами переметал дорогу. Грязный снег слякотью разлетался из под колес на соседние встречные машины. Алексей вел машину молча, сосредоточенно. Казалось в голове не было никаких мыслей. Все движения были механическими словно у робота. Точные и выверенные. Дворники методично убирали с лобового стекла снежные хлопья. Встречные машины проносились мимо, периодически ослепляя и освещая неподвижное лицо Махнева. Глаза пристально следили за дорогой.
   Вскоре показался поворот, ведущий к коттеджному поселку Царево. Скинув скорость, Алексей свернул и медленно поехал в сторону дома Шрама. Не доезжая пару домов, Махнев заглушил двигатель и вышел из машины. Ветер с силой швырнул в лицо горсть сырого снега. Мотнув головой и сбрасывая с лица налипший снег, Алексей направился к воротам резиденции депутата.
   Ворота были закрыты, а возле ворот стоял контрольно пропускной пункт, в котором горел свет и находилась охрана. Постучав в дверь, Алексей отвернулся от направленной сверху на него камеры видеонаблюдения.
   - Чего надо? - Раздался недружелюбный голос одного из охранников.
   - Парни, я заплутал что-то у вас тут. Не могу нужный дом найти. С этой метелью вообще ни хрена не видно.
   Раздался сигнал открываемого электронного замка и на крыльцо вышел один из охранников. Он хотел что-то сказать, но осекся, почувствовал стальной предмет, уткнувшийся ему в грудь. В следующее мгновение раздался тихий щелчок, и парень, вздрогнув, начал заваливаться с простреленной грудью в сторону. Алексей подхватил тело охранника и, развернув его, вошел в дежурную комнату, прикрываясь им словно щитом. В комнате находилось еще три человека. Парни вскочили со стульев и, недоуменно вытягивая лица, попытались достать стволы из кобур, находящихся на поясе. В это мгновение раздались три таких же тихих хлопка и все трое рухнули на пол.
   Алексей отпустил парня и тот завалился мешком на кафельный пол. Подойдя к мониторам, он осмотрел участок дома и периметр. Благодаря непогоде никто не шарахался на улице. Все сидели в доме. Даже сторожевые собаки не вылазили из своих будок. 'У природы нет плохой погоды' - Почему то вспомнились слова из песни. Алексей было усмехнулся, но в следующее мгновение глаза зло и с прищуром сошлись на одном из мониторов. На скулах заиграли желваки. В объектив одной из камер расположенных по периметру попало окно на втором этаже. За окном стоял Шрамов в халате и с кем-то разговаривал по сотовому телефону. В другой руке у него был бокал, из которого он пригубил. В следующее мгновение депутат отошел от окна и скрылся в недрах комнаты.
   Алексей повернулся к аппаратуре и выдернул резким движением шнуры из своих гнезд, отвечающие за камеры. На мониторах, словно на испорченном телевизоре повисли черные экраны. Камеры больше не работали. Окинув комнату взглядом, Алексей увидел стенд с ключами. Каждый ключ был подписан и висел на своем месте. Взяв ключи от запасного входа, Махнев покинув дежурку и быстрыми перебежками направился к черному входу в дом. Здесь ничего не изменилось с тех пор как его увезли отсюда в СИЗО. Дверь оказалась заперта.
   Открыв дверь ключом, Алексей мягко, кошачьей походкой, держа ствол на весу перед собой, проник в дом. Миновав кухню, в которой никого не оказалось, Махнев попал в гостиную. В креслах и на диване, смотря большую плазму на стене, сидели три охранника. Все они находились спиной к Махневу. На экране вовсю шел боксерский бой на ринге. Парни оживленно комментировали поединок, когда сзади вдруг раздались три едва слышных хлопка. Один из охранников уже падая с недоуменным лицом, заметил человека в черном. На голове была спецназовская маска. Глаза чужака и охранника пересеклись на мгновение и последний упал на пол, погружаясь во мрак.
   Прочесав первый этаж, Алексей поднялся наверх. На втором этаже возле лестницы он едва не столкнулся с еще одним охранником. Тот успел лишь коротко вскрикнуть, прежде чем рухнул под ноги Махневу. Этого было достаточно, чтобы еще двое телохранителей Шрама вытащили стволы и осторожно переступая, направились в сторону лестницы, где находился Алексей.
   Когда до лестницы оставалось несколько метров, парни переглянулись и один из них постарался выглянуть за угол, который скрывал участок лестницы, на котором возможно мог затаиться незваный гость. В это мгновение человек в черном буквально вынырнул откуда то снизу и, распластавшись на полу, произвел несколько выстрелов в упор. Первый охранник, схватившись за огнестрельную рану в груди, завалился назад. Второй успел сделать выстрел, но скорее от неожиданности, чем прицельно, стараясь попасть в чужака, когда грудь прожгло невыносимой болью и сознание медленно покинуло второго телохранителя.
   Алексей убедившись, что ему больше ничего не угрожает, поднялся с пола и не спеша направился к кабинету Шрама. Подойдя к двери, он сменил обойму и, загнав ее в рукоять пистолета, прижался к стене, повернув рукоятку двери и распахнув ее настежь. В комнате царила тишина. Осторожно заглянув в комнату, Алексей обнаружил, что она пуста. Окно было раскрыто на распашку. Ветер, словно паруса, раздувал шторы, периодически швыряя в распахнутое окно хлопья снега.
   Алексей бросился к окну и увидел, как хозяин коттеджа пересекает лужайку перед домом и заскакивает в автомобиль. Выматерившись сквозь зубы, Махнев выскочил в окно и, пробежав по прилегающей хозпостройке спрыгнул на землю, преследуя Шрама.
   Шрамов включив передачу, рванул с места. Машина с пробуксовкой, скользя по мокрой брусчатке, рванула в сторону ворот. Открывать их было некому, по этому не сбавляя скорости, внедорожник буквально снес ворота вынеся их на проезжую часть и резко свернув, оставил покореженное плотно поперек дороги.
   Махнев выскочил на проезжую часть и, бросившись к своей машине, вскочил на водительское сидение. Развернув машину, он утопил педаль газа, стараясь не упустить внедорожник Шрама из виду. Обгоняя редкие попутные машины, Алексей сокращал дистанцию между мчащимися по трассе джипами.
   Шрамов был напуган. Он догадывался, что это Махнев нанес визит сегодня к нему домой. Сердце бешено колотилось в груди. Управляя машиной, Шрам пытался попутно набрать на сотовом номер Алмазова. Внезапно он увидел в зеркала заднего вида как одна из машин пристроилась к нему в хвост и неотступно следовала за ним, ослепляя дальним светом.
   Депутат лихорадочно пытался найти выход из сложившейся ситуации. Алмазов не отвечал. С трудом различая очертания трассы, Шрамов вел машину на огромной скорости, коря себя за то, что позволил себе сегодня расслабиться и выпить. Теперь выпитая доза алкоголя мешала сконцентрироваться на дороге и собрать мысли воедино. Взглянув в зеркала заднего вида Шрамов понял, что ему не оторваться от преследования. Единственным спасением это было добраться до поста ГИБДД на въезде в город. Однако до него оставалось еще около десяти километров.
   Алексей неумолимо сокращал дистанцию. До машины Шрама оставалось не более сорока метров. Махнев понимал, что если он сейчас не остановит машину Шрамова, то тот уйдет. Выжимая из двигателя всю мощь, на которую тот был способен, Махнев практически нагнал джип депутата. Обе машины теперь уже практически параллельно неслись по трассе на немыслимой скорости.
   Алексей опустил стекло на переднем пассажирском сидении и направил ствол в сторону машины депутата. В этот момент впереди из-за поворота показалась встречная машина, которая ехала на встречу Алексею. Водитель встречки, ослепленный дальним светом фар съехал на обочину, едва уйдя от столкновения. Алексей от неожиданности снова отстал. Взявшись за руль обеими руками, он утопил педаль газа в пол.
   Спустя несколько мгновений он снова практически нагнал машину Шрамова, но тот принялся вилять по дороге из стороны в сторону не давая совершить Махневу обгонный маневр.
   Алексей поняв, что так ему не поравняться с машиной преследуемого, взял ствол в левую руку и открыв окно высунул ствол на улицу. Первых три выстрела ушли в молоко, но четвертая пуля прошила заднее колесо внедорожника Шрама и тот завилял по дороге, едва не потеряв управление и сбросив скорость. В это мгновение из-за очередного поворота показалась еще одна встречная машина. Джип депутата несся по встречной полосе, прямо в лоб двигающейся впереди машине. Водитель стараясь уйти от столкновения свернул на встречную полосу. Шрамов тоже пытаясь избежать аварии, попытался вернуться на свою полосу движения. Но машина на занесенной снегом трассе и пробитом заднем левом колесе резко развернулась поперек дороги и закрутившись вылетела с трассы в кювет, уткнувшись носом в канаву и пролетев по инерции дальше в лесную посадку ломая деревья и разбрасывая по сторонам обшивку и пластик.
   Алексей ударил по тормозам и, промчавшись юзом несколько десятков метров, сдал назад, поравнявшись с местом аварии. Водитель встречной машины тоже остановился и, развернувшись, подъехал к машине Алексея, выскочив на дорогу и подбегая к его джипу. Алексей посигналил водителю и тот остановился на трассе не решаясь подойти к покореженному джипу.
   -Уезжай - Коротко бросил он водителю, выходя из машины.
   - А как же авария? - Растерявшись, спросил тот и в следующее мгновение увидел говорившего, который приближался к нему, в спецназовской маске с пистолетом в руке.
   - Это не твое дело - глухо ответил незнакомец. - Ты ничего не видел. Твой номер машины я знаю.
   Водитель быстро сообразил, что оставаться здесь себе дороже и развернувшись бросился к своей машине. Алексей сошел с трассы и направился к покореженному джипу. Тот стоял перевернутый на крыше и придавленный сломанным стволом ели. Шрамов истекая кровью и прижатый подушкой безопасности тихо стонал. Салон освещался переливающимися огнями на приборной панели, которые то затухали, то разгорались вновь, сообщая о неполадках в машине.
   - Ну, вот мы и встретились Шрам - Глухо произнес Алексей присев на корточки возле водительского сидения и снимая спецназовскую шапочку-маску. В следующее мгновение он прострелил подушку безопасности и тело Шрамова вздрогнуло от освободившегося пространства. Шрамов застонал от боли и с трудом повернул голову в сторону Махнева. Из разбитого рта и рассеченной брови сочилась кровь. Шрамов что-то пытался прошепелявить, но у него ничего не получилось. Лишь бессмысленный блуждающий взгляд.
   - Ты просто жалок Шрам. Твоя алчность тебя погубила - Алексей поднялся. Ему было противно наблюдать то зрелище, которое представлял сейчас собой депутат. Внезапно под капотом вспыхнул огонь, видимо все-таки замкнул аккумулятор. Огонь охватил весь перед машины, распространяясь в сторону салона.. Шрамов почувствовав нестерпимый жар, мучительно застонал, стараясь выбраться из машины. Однако он был зажат в покореженном салоне и самостоятельно выбраться не мог. Языки огня уже начинали проникать в салон, наполняя его едким дымом. Шрам начал задыхаться.
   Внезапно раздалась трель сотового. Это был телефон Шрама, который выпал у того и теперь лежал на крыше салона под Шрамом. Алексей нагнулся и посмотрел на дисплей. Звонил Алмазов. Усмехнувшись, Махнев покачал головой и отошел подальше, молча наблюдая как огонь методично пожирает автомобиль и находившегося в ней его хозяина. Пламя уже бушевало в салоне. Огонь перекинулся на одежду депутата. Тот метался в надрывных стонах по салону. Алексей вытянул руку с пистолетом и хотел оборвать агонию Шрама, но в последний момент передумал. Перед глазами стояли Светка и Вера.
   Развернувшись, Махнев направился к своей машине. Через несколько мгновений все было кончено. Депутат затих. Слышен был лишь треск пламени, озарявшего вокруг место аварии. К счастью дорога была пуста. Ветер улегся и стояла гробовая тишина.
   Алексей сел в салон и закурив, молча, наблюдал за догорающей машиной. Шрам был мертв, но Махнева не отпускало ощущение того, что еще не все закончено. Он знал, что Алмазов свяжет эту аварию с ним. Результат такой оценки мог быть совершенно непредсказуем.
   Тронув машину с места, Алексей направился в город. Какая-то апатия охватила его. Словно он перегорел за этот вечер. Домой ехать не хотелось. Набрав номер Яны, он дождался ответа на том конце линии.
   - Привет мам, - устало улыбнувшись, произнес Алексей.
   - Что случилось, у тебя голос какой-то не свой? - Почуяла неладное Яна.
   - Все нормально. Можно я в гости приеду?
   - Конечно приезжай. - Яна волнуясь, ожидала ответа.
   - Через полчасика буду - ответил Алексей и отключил мобильный.
   Вспомнив ямочки на щеках Яны, когда та улыбалась, у него на душе стало легче. Приободрившись, он включил радио и, миновав пост ГИБДД, въехал в город.
  
  
  
  Глава 28: НОВЫЕ СОБЫТИЯ
  
   'Вчера около двадцати трех часов вечера на 10 километре автодороги Царево произошло ДТП. По предварительным данным один человек погиб. Им оказался депутат Мосгордумы Шрамов Вячеслав Игоревич. В ходе расследования несчастного случая было установлено, что машина депутата потеряла управление и вылетела за пределы трассы. В данный момент отрабатываются все версии случившегося происшествия'
   Молодая девушка с микрофоном в руках стояла напротив покореженного внедорожника. Алмазов молча, стиснув зубы, наблюдал за происходящим на экране телевизора. Время гибели Шрама совпадало с его звонком. Следаки из генпрокуратуры смогут отследить эту ниточку. На душе генерала было неспокойно.
   Меряя шагами свой кабинет, Алмазов терялся в догадках. Не могла гибель депутата быть случайной. От тяжких размышлений его оторвал телефонный звонок на служебном телефоне.
   - Алмазов, слушаю - произнес он в трубку.
   - Виктор Петрович, поступила информация о том, что в загородной резиденции Шрамова Вячеслава Игоревича найдено десять трупов. Все с огнестрельными ранениями. - Дежурный замолчал, ожидая указаний.
   - Понял, держите меня в курсе. Кто работает по этому делу?
   - Делом занялись следователи из генпрокуратуры.
   - Хорошо. - Алмазов стиснул в кулаке трубку так, что заскрипел пластик под пальцами.
   'Похоже, что на Шрама устроили охоту. Только вот кто? Цыган или Махнев. Цыган по последним данным был за рубежом. Но ему ничего не стоило вернуться обратно по поддельным документам. У обоих, что у Махнева, что у Цыгана были веские основания убрать Шрама. Ох Слава, доигрался ты и меня похоже за собой тащишь, даже после смерти'.
   Алмазов понимал, что если следаки начнут копать рьяно, он все равно рано или поздно попадет в их поле зрения. Возможно, что они смогут выйти на Махнева, хотя связать эти два эпизода сложно. В общей сложности по делу может пройти двадцать человек. Такие массовые убийства нельзя просто так списать. Нужно было принимать меры, чтобы обезопасить себя и отвести в сторону все подозрения.
   Набрав номер на сотовом одного из знакомых в генеральной прокуратуре Алмазов договорился о встрече. Человек на том конце провода, был когда то обязан генералу теперешним своим положением и сейчас старался отплатить ему той же монетой.
   Алмазов сидел за столом в одном из кафе, когда в зал вошел немолодой мужчина, стильно одетый и подтянутый. На вид ему было около пятидесяти. Начинающая пробиваться седина, очень шла его голубым глазам, которые не потеряли со временем своей яркости и смотрели на окружающих жестко и властно. Любой человек, столкнувшийся с этим мужчиной, чувствовал в нем силу и власть, которой тот был наделен.
   Подойдя к столику, мужчина слегка улыбнулся уголками губ и протянул для приветствия руку Алмазову.
   - Добрый день Евгений Александрович - произнес Алмазов, поднимаясь и пожимая протянутую ладонь.
   - Давно мы с тобой не пересекались Виктор Петрович - ответил мужчина, продолжая слегка улыбаться и присаживаясь на предложенный стул - чем обязан?
   - Я хотел услышать последние новости в связи с недавними событиями относительно депутата Шрамова Вячеслава Игоревича. - Генерал пристально следил за реакцией собеседника.
   - Ну что я могу сказать, ребята сейчас работают по трем эпизодам. - Евгений Александрович хмуро крутил в руках салфетку, - Первый, это перестрелка в Царево, когда задержали Махнева и где погибла его сестра. Но там вроде свели концы с концами. По сути, сейчас дело доработают и сдадут в архив. Второй эпизод, нападение на кортеж СОБРовцев. Тут очень много неясностей. Устанавливаем круг причастных, к этому происшествию. Скорее всего, здесь поработали люди Цыганкова, но связать их с ним крайне сложно. К тому же Цыганков не выходит на связь, а допросить его моим архаровцам ой как нужно. И третий эпизод, снова Царево. Почерк тот же самый. Стволы эти же. Решается вопрос по Махневу. Скорее всего, он мстил Шрамову за смерть сестры.
   - Понятно, а подробности есть какие-нибудь или зацепки?
   - Тебя интересует твоя связь с депутатом? - Взгляды собеседников встретились.
   - Да. Прошлый раз ты мне помог. Я был знаком с депутатом в силу своих интересов, но тут, у твоих следаков, могут опять возникнуть вопросы.
   - Насколько 'хорошо', ты был знаком со Шрамовым? - Жесткий, испытывающий взгляд голубых глаз пристально следил за генералом.
   - Не смотри на меня так Женя. Я был знаком с ним по молодости. Закрыл его один раз по хулиганке, потом уже недавно пересекались. Я помог ему подправить репутацию перед выборами. Некий такой симбиоз.
   - Ясно. Какое отношение это имеет к нашей ситуации?
   - Мы с ним созванивались несколько раз в последнее время. Я боюсь, что твои парни могут связать эти звонки с произошедшими событиями.
   - Ты его крышевал?
   - Нет, просто иногда помогал в отдельных ситуациях.
   - Темнишь ты Виктор Петрович, - усмехнулся собеседник. - Что ты хочешь мне предложить?
   - Да что я могу тебе предложить Евгений Александрович. Ты и так птица высокого полета. Выше меня взлетел, можно сказать. - Генерал улыбнулся, обнажая ряд белых ровных зубов. - Просто маякни своим бойцам, что Алмазов не та ниточка, за которую нужно дергать, а я тебе инфу скину о связи Цыгана и последнего инцидента. Шрамов просил меня помочь в этом деле разобраться.
   - 'Просто' - фыркнул советник юстиции, - это у тебя все 'просто'. Я решу этот вопрос в ближайшее время. Сам то как? Здоровье?
   - Да какое к черту здоровье Александрович, на пенсию пора уже. Нервы не те стали, чтобы на такой должности сидеть. Прикуплю себе домик в тихом местечке и буду огурчики с петрушкой растить.
   - Не такой ты человек Виктор Петрович. Уж мне то не рассказывай - советник улыбнулся и встал из-за стола, протягивая руку для прощания.
   - Ничего от вас следаков не утаишь - фыркнул генерал и тоже поднялся, пожимая протянутую ладонь.
   После встречи с человеком из генпрокуратуры, генерал вернулся к себе в кабинет. Нужно было решать вопрос с Махневым. Он становился опасным свидетелем. Если Шрам его рук дело, то он сможет выйти на самого генерала. Это никак не входило в планы Алмазова.
  
   Вот уже три дня как Цыган вернулся в страну и теперь отдыхал в своей загородной резиденции. Возвращаться в Россию Цыганкову очень не хотелось. Теплая и солнечная Венесуэла способная покорить своими лазурными песчаными пляжами, величественными горными массивами с водопадами, своей завораживающей природой, не оставляла ни кого равнодушным. Эйфория праздника и безмятежности словно наркотик, без которого ты уже не мыслишь своей жизни, проникала вглубь и не хотела отпускать.
   Цыган гостил у своего старого приятеля в Каракосе. Уважаемый сеньор Андреа Серджио Майора, который принял у себя в гостях Цыгана, в России был известен как Андрей Сергеевич Майоров, который перебрался через Атлантику вот уже десять лет назад.
   В свое время Цыган помог Майорову иммигрировать в Южную Америку и тем самым избежать уголовного преследования со стороны правоохранительных органов за изготовление и сбыт наркотических средств.
   Столица встретила Цыгана промозглым холодным ветром и слякотью. За окнами особняка ветер гонял падающий из замерших почти над самой землей серых туч сырой снег, который попадая на окна и стекая талой водой, оставлял за собой мокрые дорожки.
   О том, что Цыган вернулся, знали лишь единицы в городе. Михай сидел в кабинете у шефа и рассказывал о сложившейся в городе ситуации, делясь с другом накопившимися за время отсутствия Цыгана новостями.
   - Значит Махнев Шрама все-таки достал. - Задумчиво произнес Цыганков, разглядывая незатейливый узор из маленьких ручейков на оконном стекле. День быстро угасал и за окном сгущались сумерки, поглощая унылый пейзаж, царивший по ту сторону стен ухоженного, добротного особняка.
   - Да. Кроме Шрама он положил десять его бойцов на даче в Царево. - Подтвердил Михайлов.
   - Михай, - Цыган повернулся к другу и начальнику службы безопасности по совместительству - надо решать вопрос с Махневым. Он уже знает, что автосалон мой.
   - Думаешь, он теперь не смотря на наш союз, возьмется за нас? - Михайлов в сомнениях посмотрел на шефа.
   - Не за 'нас' Серега, а за 'меня'. Смекаешь? Ты ему без надобности. Разве что под раздачу попадешь заодно со мной.
   - И что ты предлагаешь? Сейчас высовываться опасно. Следаки пасут тебя вплотную. Похоже Алмазов помог комитетчикам связать ниточки ведущие от Шрама к тебе.
   - Тут ты прав Михай. Надо думать. Но Махнев более опасен. С ним надо решать в первую очередь. Больше у нас здесь пока острых углов не предвидится.
  
   Алексей молча, лежа на диване, переключал каналы. После гибели Шрама на него напала какая-то апатия. Словно он перегорел эмоционально изнутри. Вдобавок ко всему, он выяснил, что Андромеда сейчас принадлежит Цыгану. Не сказать, что эта новость была для него неожиданной. Он готов был к такому повороту событий, но в глубине души он все-таки надеялся на лучшее. Если бы Андромеда перешла к Алексею, Александр со временем помог бы ему, используя свои связи восстановить репутацию и престиж автосалона. Однако теперь Андромеда снова ускользнула от него.
   Электронка по прежнему молчала. Писем с темой 'Квест' не было. Свалившееся на Алексея свободное время просто методично убивало его своим вынужденным бездействием. Хотя с другой стороны, Махневу сейчас нужен был покой.
   В один из погожих ноябрьских дней, который выдался неожиданно для уставших от сырости и промозглости жителей города, Алексей решил прогуляться по знакомым улицам и расположенному поблизости скверу. Осеннее солнце, словно отдавая последнее, одаривало гуляющих людей своим теплом.
   Расположившись на лавочке в сквере, так чтобы солнечные лучи, грея, попадали на него, Алексей снял куртку и, положив рядом с собой, подставил лицо, зажмурив глаза, падающим на него лучам. Приятное тепло разливалось по всему телу. Алексей не заметил, как задремал.
   Внезапно, слева от себя, там где лежала куртка, раздался шорох. Алексей поначалу ослепленный солнечными лучами, пытался разглядеть источник шороха. В следующее мгновение он увидел девушку, которая на роликах неслась прочь по аллее с его курткой в руках.
   Матюгнувшись на себя за свою безалаберность, Алексей подорвался со скамейки и кинулся наперерез прямо между деревьев. В куртке остались мобильник, ключи от дома и машины и портмоне с документами. Расстояние значительно сокращалось. Прохожие удивленно смотрели вслед бегущей паре, недоумевая и теряясь в догадках о происходящем у них глазах.
   Девушка выехала за пределы парка и направилась в сторону узкого проулка, намереваясь очевидно затеряться на маленьких улочках и подворотнях. Алексей быстро сокращал дистанцию, стараясь не упустить из виду похитительницу куртки. Воровка пересекла проезжую часть, едва не угодив под колеса едущей машины. Та взвизгнув тормозами резко остановилась, практически перегородив Алексею дорогу. Махнев по инерции налетел на капот, но в следующее мгновение, оттолкнувшись от земли, перемахнул через машину, уперевшись руками в поверхность капота.
   Завернув за угол и пробежав под аркой, которую образовывали своды старого дома, Махнев резко остановился. Перед ним стояли двое парней. Один из них держал в руках его куртку. Девушка тяжело дышала, прячась за спины своих подельников. Двор представлял собой небольшую площадку, наглухо огороженную с четырех сторон домами. Выйти, либо выехать можно было лишь через арку за спинами парней или вернуться тем же путем которым Алексей сюда попал. Кроме этой троицы и самого Махнева во дворике больше никого не было. Парни оценивающе смотрели на Алексея.
   - Это моя куртка - произнес Алексей, кивая головой в сторону вещи.
   - Серьезно? - Ухмыльнулся один из парней. Повернувшись к девушке, он кивнул в сторону Алексея - это его куртка?
   - Нет, он хотел отобрать ее у меня. Это куртка моего брата - произнесла девушка.
   - Ну, вот видишь. - Развел в стороны руки говоривший, - девушка сказала, что это не твоя.
   - Там документы, посмотри - зло щурясь, произнес Алексей. Этот концерт начал его раздражать.
   - Документы? - переспросил тот, что держал куртку и принялся обшаривать карманы. Вынув телефон, парень спрятал его в свой карман. Дальше в ход пошло портмоне. Открыв его, парень осмотрел содержимое и вынув документы бросил их на асфальт, спрятав портмоне так же в недрах своей куртки. - Нет тут документов, вон какие-то валяются. Может твои?
   - Ты дурак что ли? - Сквозь зубы процедил Махнев и двинулся на парней.
   Один из них отшвырнул куртку в сторону и вынул нож. Второй стал заходить со стороны.
   - Ребят, вы что? - спохватилась девушка.
   - Заткнись, просто припугнем мажора и все. - Фыркнул тот, что с ножом.
   Когда расстояние сократилось, парень махнул упреждающе лезвием перед собой.
   - Давай смелее - подбодрил он Махнева. - Не дрейфь.
   Алексей увидел под ногами в стороне обломок кирпича. Резко подняв его, он сделал обманное движение, словно хотел швырнуть камень в голову парню. Тот отстранился, пытаясь уйти с траектории полета обломка. Но в следующее мгновение кусок кирпича точно врезался в голову нападавшего. Второй парень слегка опешил, увидев как его напарник с ножом, прижимает руку к пробитой голове. Этого хватило, чтобы Алексей оказавшись рядом нанес удар точно в челюсть и второй удар в корпус. Парня мотнуло и он завалился на землю. Подойдя к первому подельнику Алексей вырвал нож из рук и отшвырнул его подальше в сторону. Схватив бедолагу за волосы на затылке Махнев отклонил резко его залитое кровью лицо назад, заглядывая в глаза и стараясь поймать взгляд. Парень застонал от боли. Морщась и обнажая ряд желтых, местами выбитых зубов.
   - Я могу положить вас тут обоих - процедил Алексей сквозь зубы, - чтобы вы больше не смогли никого обидеть.
   - Отпусти его, - услышал он девичий голос со стороны и на его плечах повисла похитительница его куртки.
   Алексей схватил девушку за руку и вывернул ее, так что та сначала застонала, а потом заревела от боли.
   - Не лезь - процедил он ей и оттолкнул в сторону.
   В следующее мгновение Махнев со всей силы швырнул парня о ближайшую стену дома. Парень влетел в кирпичную кладку и, отшатнувшись от нее, упал на землю, свернувшись калачиком и все еще держась за пробитую голову. Подойдя к парню, Алексей извлек из недр его одежды свой мобильник и портмоне. Затем он подошел к лежавшей на земле куртке. Подняв ее и стряхнув от грязи, Алексей перекинул ее через левую руку и подошел к лежащим на асфальте документам. В этот момент он запоздало увидел движение слева от себя и бок обожгло острой болью. Резко развернувшись, он выбросил вперед кулак. От удара девушку с ножом в руке отбросило назад.
   Прижав руку к пораненному боку, Алексей прислонился к стене. Одежда под пальцами быстро пропитывалась кровью.
   - Ты чо наделала дура. Уходим, - проорал второй парень и, помогая подняться первому, поковылял к противоположной арке. Девушка бросилась следом за ними, но в последний момент обернулась.
   Алексей, тихо переступая и держась за шероховатую стену, направился к выходу из двора. Когда до выхода на улицу оставалось совсем немного, Махнев почувствовал, как теряет остатки сил и сознание. Чьи-то руки подхватили его и помогли опуститься на землю. Обернувшись, он увидел ту самую девушку.
   - Не умирай, - всхлипывая шептала та. - Я не хотела... я... я просто испугалась.
   - Уходи, - сглатывая пересохшим горлом, произнес Алексей, зажимая рану.
   - А ты? - Не успокаиваясь, шептала девушка, не зная чем помочь.
   - Уходи, - сквозь зубы процедил Алексей и закрыл глаза.
   - Что здесь происходит? - Раздался мужской голос.
   - Его ранили, ему надо скорее в больницу - проревела девушка.
   Алексей увидел, как к нему подбежал мужчина и, осмотрев, набрал на сотовом номер скорой помощи. Руки девушки пытались помочь зажать рану. Сознание медленно покидало Махнева. Вокруг начинал собираться народ, возмущенно гудя.
   Через несколько минут к собравшейся толпе, подъехала карета скорой помощи и, забрав Алексея, увезла в больницу. Всего этого он уже не видел и не слышал, находясь без сознания.
  
  Глава 29: БОЛЬНИЦА
  
   Открыв глаза, Алексей увидел белый потолок и попытался вспомнить, где он и как сюда попал. Однако память никак не хотела помочь ему в данной ситуации. Оглядевшись, Махнев понял, что находится в больничной палате. Рядом, еще на трех койках лежали другие больные в пижамах. Один, с перебинтованной рукой читал газету, второй спал. Его голова так же была перебинтована. Еще один пациент, что-то писал в своем блокноте. Рядом возле тумбочки, стояли костыли.
   Переведя взгляд на дверь, Алексей увидел девушку. Это была Ксения. Та, что пырнула его ножом. Девушка с воспаленными зареванными глазами, сидела на стуле и смотрела на Алексея. Увидев, что он пришел в себя, она подошла к нему.
   - Как вы? - Тихо спросила она.
   Алексей молча, не произнося ни слова, разглядывал девушку. Темные, почти черные волосы спадали до плеч, прикрывая лоб челкой. Большие карие глаза, внимательно следили за ним. Курносый нос покраснел, видимо от частого шмыганья и растирания. На вид девушке было около восемнадцати лет, может чуть больше.
   - Что ты здесь делаешь? - Спросил он после небольшой паузы.
   - Я боялась - ответила виновато девушка и опустила глаза.
   Алексей усмехнулся про себя и отвернулся в сторону. Бок болел. Проведя рукой по нему, Махнев почувствовал шов.
   Девушка отвернулась и заняла свой наблюдательный пост на стуле возле дверей. Алексей изумленно посмотрел на нее. Обитатели палаты покосились на девушку и продолжили заниматься своими делами.
   - Ну и чо сидишь? - Не выдержал Алексей после нескольких минут тишины.
   - Я хочу узнать, что с вами все хорошо. - Привстала со стула Ксения и вновь подошла к кровати.
   - Нормально все. Иди домой. - Ответил Алексей и закрыл глаза. Во рту все было сухо и глоталось с трудом.
   - Вас еще врач после операции не осмотрел. Вы только от наркоза отошли. - Тихо произнесла девушка.
   Алексей хотел ответить, что он нормально себя чувствует как в палату зашел врач, а следом за ним сотрудник милиции с папкой в руке.
   - Как самочувствие? - Спросил врач.
   - Нормально, - ответил Алексей, пытаясь принять более удобное положение.
   - Тихо, тихо, - урезонил его врач. - Старайтесь не делать резких движений, чтобы шов не разошелся. Тут сотрудник милиции хочет задать вам несколько вопросов. Я оставлю вас.
   Врач кивнул милиционеру и вышел из палаты, покосившись на девушку. Все внимание в палате переключилось на Алексея.
   - Алексей Сергеевич, к нам в дежурную часть поступило сообщение из больницы о вашей ране. Мы обязаны проверить этот факт. Я задам вам несколько вопросов и не буду больше причинять вам неудобства. Хорошо? - Милиционер взял свободный стул и подсел к кровати Алексея.
   - Задавайте, - кивнул Алексей.
   - Расскажите, при каких обстоятельствах вы получили эту рану. Врач сказал, что она ножевая. Вы поругались с кем то? - Милиционер раскрыл папку и, вынув листок с ручкой, принялся записывать.
   Алексей рассказал все, как было, лишь не упомянул тот момент, когда девушка ударила его ножом.
   - А рану вы каким образом получили? Кто из нападавших вас ударил? Вы можете описать его внешность?
   В этот момент Алексей встретился взглядом с Ксенией. Та сжалась в комок, стиснув пальцы в замке, так что побелели костяшки на фалангах. Затравленный взгляд говорил о том, что девушка ждала своего приговора.
   - Меня ударил один из нападавших парней. В пылу драки, я не помню, в какой именно момент это произошло. Просто почувствовал удар, а потом они убежали.
   - То есть, кто именно из двоих нанес вам рану, вы затрудняетесь сказать? А девушка, что она делала в это время?
   - Она пыталась их остановить. А потом, когда те двое побежали, она то же кинулась за ними следом.
   - В котором часу это произошло?
   - Мне сложно сказать. После обеда, я не смотрел на часы.
   - Ясно, - сотрудник сделал еще какие-то пометки и, закрыв папку, поднялся со стула. - Мы свяжемся еще с вами Алексей Сергеевич. Если что-то вспомните более детально, позвоните мне. У вас есть близкие или родные, кому мы можем сообщить, что вы здесь находитесь?
   - Нет, я один - Алексей, закрыл глаза и сглотнул комок.
   Милиционер записал номер и, положив листок на тумбочку, вышел из палаты, попрощавшись со всеми. Пациенты еще какое-то время смотрели с интересом на Алексея, а потом, потеряв к нему интерес, вернулись к своим занятиям.
   Ксения поднялась со стула и медленно подошла к кровати Алексея.
   - Вы не сказали ему, - тихо произнесла девушка. В голосе чувствовалось замешательство.
   - Нет. Твоих дружков я проучил, а ты сама себя уже наказала. Тебе с этим жить. - Разговаривать не хотелось. Алексей повернулся аккуратно на другой бок и закрыл глаза.
   - Вы меня не простите - больше констатируя факт, чем спрашивая, произнесла Ксения.
   В Алексее откуда-то из глубины души начала подниматься волна возмущения и раздражения. Повернувшись, он жестко посмотрел в глаза девушке.
   - Ты одолела. Скольких людей ты обворовала со своими дружками - тихо процедил он сквозь зубы, - а теперь строишь из себя ангела.
   - Зачем вы так? - растерянно произнесла Ксения.- Они мне не дружки. Я должна была им деньги, они меня подставили. Я их второй раз видела всего. Сказали, что из-за меня они потеряли... какие-то наркотики и теперь попали к кому-то на бабки. Попросили помочь проучить одного человека и долг спишут.
   - И что? Проучила? - Алексей зло щурясь, смотрел на девушку. На скулах играли желваки.
   - Они сказали, что ты пьяный и сам виноват. Нечего на лавке в парке спать. Откуда я знала, что все так обернется. Я никогда не воровала. - В глазах девушки блеснул злой огонек. Она уже не выглядела так виновато.
  - Здорова. Главное не останавливайся. Я в тебя верю - Алексей не заметил, как начал переходить на повышенный тон.
  - Да пошел ты. Если хочешь, я сама могу пойти в ментовку с поличным. Бедняжка - фыркнула зло девушка и резко развернувшись, вышла из палаты.
   Алексей несколько мгновений оторопело смотрел на закрывшуюся дверь, а потом выматерившись про себя лег на подушку. Он не мог понять, почему эта девушка вызвала такую бурю эмоций в его душе.
   Через два дня, когда Алексей уже мог более или менее двигаться, дверь в палату открылась и на пороге возникла новая знакомая с пакетом в руке. Алексей удивленно посмотрел на девушку, сев на кровати.
   - Здравствуйте, - Ксения в накинутом халате прошла к Алексею и принялась выкладывать продукты на тумбочку.
   - Ты что? Это зачем? - Недоумевал Махнев.
   - Ты же один. Сам сказал. Я слышала. Кто ухаживать за тобой будет - Ксения по-хозяйски все разложила и посмотрела на Алексея. - Ешь и поправляйся.
   Алексей молча созерцал всю эту картину, переводя взгляд с тумбочки на девушку и не зная что сказать. С одной стороны ему было приятно такое внимание, но с другой оставшийся в душе осадок после перепалки еще не затих до конца.
   - Все еще злишься? - Тихо спросила Ксения.
   - Да, - кивнул Алексей, - есть немного.
   - Сам виноват. Нечего было на меня кидаться - произнесла, оправдываясь, девушка.
   Махнев несколько секунд изумленно смотрел на новую знакомую, потеряв дар речи от такого поворота событий.
   - Я тоже виновата, - спохватилась Ксения, сглаживая ситуацию. - Просто характер такой.
   - Я даже не знаю, что сказать - проворчал Алексей и, открыв сок, пригубил прямо из коробки.
   - Что в милиции говорят? Не приходили больше? - Ксюша внимательно посмотрела на Алексея.
   - А ты не ходила с повинной? - Съязвил Алексей.
   - Знаешь что!? - Вспылила девушка, - я стараюсь наладить отношения, а ты своими хохмами все только портишь. Надо будет, схожу.
   Ксения развернулась и демонстративно вышла из палаты.
   - Зря ты так, она же на самом деле старается. - Произнес один из соседей Алексея.
   - Знаю, - проворчал Алексей и отставил пакет в сторону.
  
   Цыганков только что вышел из прокуратуры, где его допрашивал один из следователей по делу о нападении на кортеж СОБРовцев, как у него зазвонил сотовый. Посмотрев на номер, он увидел, что звонил Михайлов. Попрощавшись со своим адвокатом и проводив его взглядом, Цыган ответил на звонок.
   - Слушаю, говори, - произнес он в трубку.
   - Аркадий, Махнев как сквозь землю провалился. На квартире уже неделю не показывается. Мои полгорода на уши поставили. Ничего.
   - Проклятье. Куда он мог деться? - Цыган садился в машину на заднее сидение. Охранник захлопнул дверцу и сел на переднее пассажирское. Машина плавно тронулась и, набирая скорость, влилась в поток машин, движущийся по улице центральной части города.
   - Может он уехал куда-нибудь?
   - Я позвоню ему, хоть он и настаивал на том, что сам на меня выйдет. Правда это может его насторожить.
   - Хорошо, - Михай еще подождал немного и отключил телефон.
   Цыган выбрал среди контактов в телефонной книге номер Махнева и, подумав несколько секунд, нажал вызов.
   - Слушаю, - раздался в динамике голос Махнева через несколько длинных гудков.
   - Алексей, добрый день. Это Цыганков тебя беспокоит. Ты заставляешь меня волноваться.
   На том конце линии повисла тишина.
   - Аркадий Александрович, мне нужно было время, чтобы разобраться с возникшими проблемами. У вас ко мне есть предложение?
   - Да, есть. Нам нужно встретиться.
   - Мне сложно сейчас устроить с вами встречу. Я буду занят еще неделю.
   - Алексей, я не хочу давить на тебя, не пойми меня неправильно, но нам крайне важно встретится в ближайшее время. Следственный комитет очень скоро выйдет на тебя по делу о Шраме. Ты опасный свидетель для генерала.
   - Я знаю. Скоро я свяжусь с вами. - Алексей отключил телефон и положил его на тумбочку.
   Цыган посмотрел на дисплей телефона и выматерившись про себя, набрал номер Михайлова.
   - Михай, я разговаривал с Махневым. Только что. Он скоро свяжется со мной. Надо не упустить его.
   - Хорошо, дай знать когда.
   - Боюсь, что Махнев насторожился. Надо действовать крайне осторожно. Наши спецы с ним не справятся. Нужен такой же матерый боец как и сам Махнев. У тебя есть кто на примете?
   - Надо прикинуть. Так просто я не скажу. Слышал про одного такого, но где он сейчас я не в курсах, говорят, может хоть самого президента завалить, но берет очень дорого. Погоняло Святой. В народе говорят, что после каждой жертвы в храм ходит. Свечку за упокой ставит. Грех замаливает.
   - Найди мне его. Любые деньги. Ты понял?
   - Да не вопрос. Сделаем.
   - Все отбой. Я жду.
   Цыган отключил мобильник и откинулся на сиденье. Поразмыслив над словами Михая о Святом, Цыганков улыбнулся пор себя: 'Ну надо же, Святой. Не перестает меня удивлять самородками Русь матушка'.
  
   Алексей стоял возле окна и наблюдал за тем как падает снег, укрывая стылую землю в белое одеяло. Зима уже вступала в свои права, отвоевывая у осени все новые позиции, которая та сдавала крайне неохотно, насылая на город оттепель и превращая снег в грязь и слякоть. Ветра на улице не было и снежинки падали тихо и ровно слегка завихряясь в своих движениях.
   Лечащий врач обещал выписать Алексея через неделю. Хотя Махнев готов был уже сейчас покинуть так опостылевшую ему больницу. Из всех назначенных процедур ему каждое утро делали перевязку и вечером кололи антибиотик. Все остальное время Алексей тупо слонялся по палате.
   День назад к нему приходил снова сотрудник милиции и уточнил несколько моментов. Выйти на гопников, которые напали на Алексея милиция пока не могла. Свидетелей не было, а приметы данные Махневым были слишком общими.
   Внезапно открылась дверь в палату и на пороге возникла уже знакомая Алексею девушка. Ксения стояла в белом халате и держала в руках пакет с продуктами и газетами. Алексей улыбнулся девушке. Она хоть как то скрашивала его серое и подстать погоде унылое настроение.
   - Можно газетку почитать? - Раздался оживленный голос одного из больных.
   - Да, конечно - улыбнулась девушка и, пройдя по палате, раздала страдавшим от скуки трем пациентам прессу. Дойдя до Алексея и подойдя к окну, Ксения замерла, встретившись с Махневым взглядом. В палате повисла тишина. Больные перестали шуршать газетами и с напряжением следили за парой стоящей у окна. Алексей несколько мгновений пристально смотрел на девушку, а та не отводя взгляда своих больших карих глаз, напряженно ждала, затаив дыхание.
   - Я рад, что ты пришла, - слегка улыбнувшись после небольшой паузы произнес Алексей. Ксения улыбнулась в ответ и стеснительно отвела глаза в сторону, опустив голову. Народ в палате облегченно зашуршал страницами газет.
   - Я принесла тебе мясо. Сама готовила. Тут наверно плохо кормят. - Ксения зачастила словами, выставляя продукты на тумбочку. - Я видела врача, он сказал, что ты еще неделю тут будешь лежать.
   - Я помру тут за неделю от безделья или умом тронусь - проворчал Алексей. По палате разлился аппетитный запах жаренного мяса. Желудок предательски начал свербить изнутри.
   - Я не дам тебе помереть, еще успею надоесть за неделю - расставив съестное, Ксюша села на койку Алексея и оценила созданный ею шедевр на тумбочке, переведя взгляд на парня.
   - Здорова, - усмехнулся Алексей и подошел к своей койке, присев возле тумбочки. - Ну ты и хозяйка.
   - Ешь. Врач сказал, что тебе можно жареное. Я спрашивала. Тебе нужно восстанавливаться. Ты потерял много крови.
   -Ну, кто-то, постарался в этом - жуя, фыркнул Алексей и тут же почувствовал толчок в плечо. Посмотрев на Ксению, он увидел ее укоряющий взгляд. - Извини, неудачно пошутил.
   - Не говори так больше. Ты правильно тогда сказал, что я себя уже наказала.
   - Спасибо за еду. Очень вкусно - поблагодарил Алексей, подмигнув и улыбнувшись девушке.
  
  Глава 30: ДВЕ ИСПОВЕДИ
  
  В переулке с красивым названием Серебрянный, недалеко от Нового Арбата располагалось здание Главного следственного управления следственного комитета по городу Москве.
  В одном из кабинетов расположенных на третьем этаже управления сидел за столом уже немолодой в годах следователь. Черные с проседью волосы были зачесаны назад. Хмурое лицо и усталый взгляд говорили о том, что человек провел уже немало времени за столом, разбирая документы, лежащие у него на столе.
  Синий китель с майорскими золотистыми звездами покоился на спинке стула. Часы на стене показывали половину одиннадцатого вечера. Приглушенный свет создавал полумрак в кабинете. Пора было собираться и идти домой. Давно пора. Однако ход мыслей советника юстиции не давал ему собраться и покинуть рабочее место.
  Советник встал из-за стола и подошел к окну. Москва жила своей вечерней жизнью. Поздние прохожие спешили по своим известным одним им делам. Снег кружась, методично запорашивал улицы, создавая коммунальным службам дополнительные неудобства.
  Яркие витрины магазинов светились различным светом, создавая вокруг себя искусственный световой день. Одежда, парфюмерия, косметика, последние достижения технологий в виде различных сотовых и компьютеров. Прогресс не стоял на месте, создавая для развивающейся цивилизации все новые игрушки.
  Сергей Яковлевич Добрынин был, по сути, динозавром среди всей этой пестреющей дисплеями и навороченными гаджетами разношерстной толпы. Ему не было дела до новых смартфонов, мощных ноутбуков и прочих атрибутов современного делового человека.
  Старенький, с потертым корпусом нокиа, всегда был верным спутником во всех его делах, служа поводом для подколок и шуток со стороны коллег. Сейчас телефон лежал на столе перед компьютером, возле фотографии, на которой был изображен он и жена с маленькой дочкой. Все трое улыбались и никто не знал, что эта их последняя совместная фотография. В тот год жены не стало. Она погибла в автокатастрофе. С этого времени мир для Добрынина перестал существовать. Он всецело отдался работе, стараясь не спиться как другие и не замкнуться, впав в жуткую депрессию.
  Дочка осталась на попечении его мамы. Добрынин часто приезжал к ним, чтобы повидаться с дочерью, но в последнее время они с дочерью отдалились друг от друга. Он редко звонил ей, она еще реже.
  Внезапно зазвонил мобильник, освещая своим дисплеем фотографию и вибрируя на столе. Добрынин обернулся и подошел к столу. Звонил Тихонов, его непосредственный начальник.
  - Добрынин - ответил советник, нажав кнопку.
  - Добрый вечер Сергей Яковлевич. Проезжал мимо, смотрю, стоишь у окна. Домой не собираешься?
  -Добрый, Евгений Александрович. Собираюсь потихоньку. Просматривал документы, которые поступили в последнее время по эпизодам Махнева и Шрамова. Много вопросов появляется, а ответов нет. Вот и стараюсь разложить эту мозаику.
  - Есть что-то новое? - В голосе начальника появился интерес.
  - Да как сказать. Не новое, но на определенные выводы наталкивает. Все три эпизода взаимосвязаны между собой. Я поднял из архива дело по Цареву, где положили боевиков. Там много неточностей. Я вообще понять не могу, как его закрыли и сдали в архив.
  - Заработался ты Яковлевич. - После небольшой паузы произнес Тихонов. - Хозяйку тебе надо, чтобы домой гнала. Утро вечера мудренее. Иди домой, а завтра со всеми материалами ко мне с утра. Понял?
  - Стар я уже для хозяйки. За полтинник перевалило. Год доработаю и на пенсию. А там видно будет. Завтра так завтра.
   - Ну и договорились. Давай, удачи. - Тихонов отключил мобильник и в задумчивости закусил нижнюю губу: 'Ох, как не прост ты Сергей Яковлевич. Чутье как у матерого волчары'.
   Набрав номер Алмазова, Тихонов дождался, когда тот возьмет трубку.
   - Слушаю, - произнес генерал.
   - Добрый вечер Виктор Петрович. Не побеспокоил?
   - Да ну что ты. Разве такие люди могут побеспокоить. Догадываюсь, что не так просто звонишь.
   - Да, не просто так. Мой следак поднял дело по Цареву из архива и, похоже, связал все три эпизода в единую картину. Завтра он мне предоставит все данные. Посмотрим, что нарыл.
   - Матерый у тебя спец работает. Кто такой если не секрет?
   - Добрынин Сергей Яковлевич. Тридцать лет уже в следаках. Был начальником пять лет назад, да не сошелся характером с вышестоящим руководством. Увольнять не стали, спец высококлассный, убрали на нижестоящую должность. Отстранять его от 'этого' дела, - Тихонов сделал акцент на предпоследнем слове - у меня нет никаких оснований.
   - Значит, раскрутит он этот клубок. Как пить дать раскрутит. Хорошо. Я услышал тебя Евгений Александрович, спасибо.
   - Давай Виктор Петрович, до встречи. - Тихонов отключил сотовый и, убрав его в карман, тихо тронул машину, припаркованную возле здания управления.
  
   Алексея, как и обещал врач, выписали вначале декабря. На улице его ждала Ксения. Увидев ее, Алексей приятно удивился. Он уже начал привязываться к этой девушке.
   - Привет, - Улыбнулась Ксюша, когда Алексей подошел к ней.
   - Привет, ты как тут?
   - Да пришла попрощаться. - Лицо девушки заметно погрустнело.
   - В смысле попрощаться? - Не понял Махнев.
   - Я же не знаю, кто ты, откуда. Я лишь знаю, что ты лежишь в этой больнице, и сегодня тебя выписывают, а значит больше не увидимся.
   - Ну, могу пригласить в гости. Поедешь? - Алексей слегка улыбнулся.
   - Поехали, - кивнула Ксения. - А где ты живешь?
   - Полчаса езды отсюда - Продолжал улыбаться Махнев.
   Вызвав такси, ребята сели в машину и уже скоро заходили в квартиру Алексея. Ксюша с интересом ходила по комнатам и спрашивала о людях, изображенных на фотографиях. Алексей вкратце рассказывал о них, а потом ушел в душ.
   Выйдя из душа уже посвежевшим, отмытым от больничного запаха, он почувствовал приятный запах, доносившийся с кухни. Зайдя на кухню, он увидел Ксюшу сидящей за столом и пьющей из кружки чай. На плите, издавая изумительный запах, шипели жареные пельмени.
   - Я выбросила весь холодильник в мусор. Кроме пельменей в морозилке все испортилось - Ксюша поднялась из-за стола и поставила на стол сковородку, подложив разделочную доску под дно.
   - Я даже не помню, что у меня там было, - усмехнулся Алексей и подсел к столу.
   - Расскажи о себе - попросила девушка.
   Алексей молча выловил пельмень из сковородки и закинул его в рот, стараясь не обжечься. В кухне повисла тишина. Махнев разглядывал золотистые бока у пельменей, а потом перевел взгляд на Ксюшу.
   - Тебе не понравиться, то, что ты можешь услышать, - глядя ей в глаза, произнес Алексей.
   - Все так плохо? - Усмехнулась девушка и тоже выловила пельмень, отправляя его в рот.
   - Очень, - усмехнулся Махнев, - я не тот человек с кем стоит заводить дружбу.
   - Мне всегда везло на плохих парней - фыркнула Ксюша и выжидающе посмотрела на Алексея, облокотившись о стол обеими руками и взяв в руки кружку, сплела на ней свои пальцы.
   Махнев, пережевывая очередной пельмень, изучающее посмотрел на девушку. Возникло противостояние взглядов.
   - Вкусные пельмени - уйдя от ответа и опустив глаза, произнес Алексей.
   - Я знаю, - кивнула Ксюша и тоже отвернулась, разглядывая интерьер кухни. Ответ разочаровал ее. Алексей чувствовал это. В кухне снова повисла напряженная атмосфера недосказанности. Разговор никак не хотел клеиться.
   - Хорошо, - первым нарушил тишину Алексей. - Я киллер.
   - Кто? - Девушка недоверчиво посмотрела на Алексея.
   - Наемный убийца. Так проще?
   - Я знаю, кто такой киллер, я неправильно сформулировала свой вопрос. Напрашивалось другое, типа 'Какого ты мне тут лепишь?'
   Алексей несколько мгновений рассматривал свою новую знакомую, а затем задал вопрос, в котором сильно сомневался, в том смысле, что стоило ли вообще его задавать. Но девушка располагала к себе. В ней чувствовался какой-то стержень, который создавал ее характер. Сильный и независимый.
   - Ты слышала о Язычнике? - Алексей старался вести себя как можно непринужденнее, хотя внутри все клокотало от напряжения.
   - Что-то слышала. В газетах писали, что он борется с сектами. А что?
   - Понятно. А что бы ты сделала, если б встретила его?
   - Язычника? Даже не знаю, - казалось Ксюша была в некотором раздумье. - Лично мне он плохого ничего не сделал. А тем кому от него досталось, наверно того заслуживали.
   - Ну, то есть он парень в принципе не плохой? - В голосе Алексея просквозил сарказм.
   - Не плохой. - Кивнула Ксюша, подводя итог небольшому опросу со стороны Алексея и отправляя пельмень в рот.
   - Ну ладно, - Алексей слегка улыбнувшись, последовал примеру девушки и съел пельмешек из сковородки.
   - Ты его знаешь? - Ксюша почувствовала подвох в словах Махнева.
   - Ну да, немного знаю, - лукаво улыбнулся Алексей.
   - Он же в розыске. Его милиция разыскивает - Ксюша внимательно посмотрела на Алексея, перестав жевать. Разговор начинал ее занимать.
   - Ну, тебе же все равно? - Уточнил Махнев.
   - Да по сути, да. Мне все равно кто будет валить этих сектантов. Достали уже. А почему ты спрашиваешь? - Ксюша внимательно смотрела на Алексея.
   - Просто интересно твое мнение, - Алексей поднялся из-за стола и включил электрический чайник.
   - А если серьезно? Чем ты занимаешься? - Ксения не сводила взгляд с Алексея.
   - Убираю сектантов, - ответил Алексей, стоя возле чайника и улыбаясь, смотрел на девушку.
   - То есть ты хочешь сказать, что Язычник это ты? Ты убиваешь людей, и, тебя это веселит? - Ксения недоуменно смотрела на Махнева.
   - Меня это не веселит - посерьезнел Алексей.
   - Тогда что? Кто ты такой, что бы решать, кто должен жить, а кто нет?
   - Мне сложно ответить на твой вопрос. Подожди, - Алексей вышел из кухни и направился в комнату. Вскоре он принес толстую папку, которую ему в свое время отдал Алмазов. Там были материалы по людям, которые в свое время стали жертвами деятельности сект. Положив ее перед девушкой, Махнев открыл первую страницу. На фотографии была молодая женщина и мужчина. Это был его первый квест.
   - 'Акиншин Ефим Анатольевич. 1963 года рождения. Образование высшее. Руководитель общественного объединения 'Милосердие'. В общество входит несколько групп численностью по двадцать человек каждая. Под обществом находится несколько десятков машин, квартир. Все это отошло обществу добровольно. Часть участников, которые отписали свое имущество обществу, пропали' - Зачитал Алексей. - 'Заместитель Акиншина его жена, Федорова Елена Григорьевна, 1978 года рождения'
   -Ты их убил? - Ксения перебирала фотографии и листки с фото.
   - Закон бессилен против них. Люди попадают к ним в ловушку и добровольно расстаются со всем. Теряя близких и родных. - Алексей навис над девушкой, внимательно следя за ее реакцией.
   Ксения долго перебирала вырезки из газет, читала статьи. Алексей за это время успел выкурить несколько сигарет и выпить пару кружек кофе.
   - Как все это страшно и неправильно - произнесла девушка закрыв наконец папку и отодвинув ее к центру стола.
   - В жизни много несправедливости - произнес Алексей. - Наверно ты хочешь спросить почему 'я' этим занимаюсь?
   - Не совсем, но этот вопрос тоже меня интересует. - Ксения внимательно посмотрела на Махнева.
   - Я сам задавал себе часто этот вопрос. Люди, которых ты видела на фотографии у меня на стенке. Их больше нет. Я потерял их. Отец стал участником одной из религиозных организаций в нашем городе. Когда человек болен или у него тяжелая жизненная ситуация, он становиться набожным, старается верить в то, что высшие силы ему помогут, потому что помощи больше ждать неоткуда. Отец покончил жизнь самоубийством. Мама не на долго его пережила. У нее было слабое сердце. Кроме брата с сестрой у меня никого не осталось. Брат погиб в Чечне. В одном со мной бою. Будь отец с матерью живы, возможно, он бы не полез в ту мясорубку, в которой оказался я. Сестра и моя девушка стали жертвами криминальных разборок из-за автосалона, которым владел я. Этих людей я наказал. Не всех, но я достану и их. - Алексей замолчал, на скулах играли желваки. Закурив и с шумом выпустив дым из легких, он подошел к окну. Эта исповедь нелегко далась ему.
   - Я понимаю, что тебе тяжело -Ксюша поднялась из-за стола. Подойдя к Алексею, она положила ладонь на его плечо. - Ты не успокоишься, пока не уберешь всех, кто виновен в смерти твоих близких.
   - По сути, я стал заложником нашей системы. Системы, которая не в силах сама справиться со своими проблемами. Мне грозит пожизненное. За мной охотятся силовые структуры и бандиты. У меня есть близкие мне люди, которым угрожает опасность в случае, если я отступлюсь и поверну назад. - Алексей повернулся к девушке. Их лица оказались рядом. Несколько мгновений оба смотрели друг другу в глаза.
   - Я знаю, что ты хороший - Ксения провела ладонью по груди Алексея, не отводя взгляда. - Я это чувствую.
   - Тебе опасно со мной дружить - Алексей прижал рукой к своей груди ладонь девушки.
   - Я знаю - Ксюша не убрала руку и продолжала смотреть в глаза Алексею.
   - Ну что, понравилась тебе моя исповедь? - Горько усмехнулся Махнев.
   - У каждого в жизни бывают тяжелые моменты. - Ксюша опустила голову. Ей нравилось стоять рядом с Алексеем. Вдыхать аромат его шампуня исходящего от тела. Рядом с ним она чувствовала себя защищенной. Ксюша давно уже не испытывала подобного чувства. С этим человеком, что стоял с ней рядом и держал за руку, она ощущала себя словно за каменной стеной. Будто весь мир отодвинулся от нее, боясь потревожить.
   - А ты? Расскажи как ты живешь? - Тихо попросил Алексей, боясь нарушить ту тонкую связь, что установилась между ним и девушкой в эти мгновения.
   - У меня все просто и банально. Я тоже одна. - Ксюша нехотя отстранилась от Алексея и вернулась к столу. Присев она молча теребила тесемки на папке, что лежала в центре стола.
   - Мама погибла в автокатастрофе, когда я была еще маленькой. Отец отдал меня своей маме, а сам постоянно пропадал на работе. Бабушка воспитывала меня одна. Два года назад ее не стало. Мы с отцом перезванивались изредка, а теперь вообще перестали общаться. Раз в месяц созваниваемся, чтобы узнать как у друг друга дела. Пару раз залетала в ментовку, но он меня отмазывал, используя свои связи. Ругал сильно. Помог устроиться в институт на кафедру юриспруденции, но возиться с книгами это не мое. Работала в ночном клубе. А недавно встретила двух парней, которые попросили меня передать одну куртку из гардероба другому человеку. Я сделала в точности, как они сказали, но выяснилось, что вещь я отдала не тому человеку. А в куртке лежали наркотики. Потом они заставили меня взять куртку у тебя или поставят на счетчик.
   - А почему ты не обратилась к отцу? - Недоуменно спросил Алексей, оставаясь у окна.
   - Потому что ему нет дела до меня, да и устроит грандиозный скандал с выносом мозга. Я решила, что сама выпутаюсь из этой ситуации.
   - Да уж выпуталась. - Фыркнул Алексей.
   - Перестань, итак постоянно чувствую свою вину перед тобой. - Укоризненно произнесла Ксюша.
   - Ладно. Проехали. - Усмехнулся Махнев. - Я тебя уже давно простил. Какие планы дальше?
   - На сегодня или вообще? - Не поняла девушка.
   - Ну, давай хотя бы на сегодня, а там посмотрим - Усмехнулся Алексей и подмигнул, улыбнувшись девушке.
  
  
Оценка: 4.28*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга первая" (Современный любовный роман) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | М.Чёрная "Академия погодной магии" (Приключенческое фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"