Важин: другие произведения.

приключения на 90 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Приключения на 90-2.
  
  В чужом теле, на чужой планете, а всё тоже самое.
  
  43. Грустно и скучно.
   Сижу в баре и через не могу пытаюсь напиться. Алкоголь имеет очень противный вкус. Но надо же немного придти в себя. Или это для меня теперь уже недоступно. В себя придти. Во время обследования ТАКОГО рассказали, что даже и не знаю теперь... Мысли разбегаются, в страхе от попытки осознать всю картину целиком. Попробую снова и по порядку.
   Итак, SL4. Сделали лекарство с постоянным эффектом быстрой регенерации тканей. Особенно кожных покровов. И даже еще дополнительные плюсы нашлись. Вроде повышенной гибкости всех суставов, связок, мышц. Улучшенной координации, возросшей чувствительности в области вкуса и осязания. Лекарство воздействует на весь организм. Заставляя все клетки расти и развиваться, почти как у новорожденного. Очень перспективно. Постоянная молодость и красота. Гибкость и пластика как у профессиональных и потомственных гимнастов с танцорами. Но есть и побочные эффекты.
   Первое - полное исчезновение волос по всему телу. Уже знакомая мне зависимость от солнца. Как у змей. Чем теплее, тем подвижнее. Третье - исчезновение обоняния. Очень сильно страдает зрение. У кого развивается дальтонизм, у кого еще что. Но у всех ослабленная зрительная память. И снов нет. Точнее без изображения они. Такое можно пережить вполне, как плату за здоровье.
   Главным побочным эффектом этого замечательного лекарства стало полное изменение организма пациента. Гермафродизация. Особенно сильно проявляющаяся у мужчин. Типа тут вступает в равные права вторая - женская - хромосома. И мужчина выглядит как молодая, гибкая, фигуристая, лысая девушка. Пожизненно. С отвращением к алкоголю.
   У меня еще и последствия насильственных операций в Таиланде сказались. Бюст вышел немного больше обычного, талия тоньше, бедра шире. А мужские гениталии спрятали внутрь таза. Прикрыв остаток складкой. Теперь даже в бане можно не боятся разоблачения.
   Садисты в белых халатах кружили вокруг меня целой стаей. Радостно квохтали на разных языках. И придумывали всё новые пытки. Каких только анализов не взяли, куда только не залезли. Прощупали, просветили каждую клеточку. Множеством разных приборов. Про секс такого рассказали, что чуть не поубивал гадов. Извращенцы. Настроение испортили. Ведь теперь мне никакая пластика не вернет даже подобие прежнего вида. Долбаная регенерация все вернет к нынешнему состоянию. Метр восемьдесят два рост. Семьдесят восемь кило вес. Третий номер, при плечах - пятьдесят два.
   И такой противный вкус теперь у всего алкоголя. Напиться нет возможности.
  
  44. Флирт под настроение.
   - Хай! Май нэйм из Марик. Мэй ай хэлп ю?
   Поднимаю взгляд и вижу у своего столика парня, лет двадцати пяти, высокий, широкоплечий, спортивный, в светлой одежде. Ну да, в Зионе находимся. Кареглазый, кучерявый, горбоносый. Местный МАЧО, не иначе.
   - Я не говорю по-английски, - отвечая, не до разговоров мне сейчас.
   - Оу! Рашен! Май френд ноу рашен. Джаст э минит, плиз!
   Он еще и обрадовался. И побежал к компании друзей. Их там несколько человек, и парни и девушки. Сейчас будут знакомиться. Надо валить отсюда. Начинаю собираться, но, уже встав со стула натыкаюсь на другого парня из той же компании. Еще более наглый вид. С широкой улыбкой, с трудом начинает выговаривать русские слова.
   - Ты пдатиазя телка. Я в оухе! Давай етаьсбя!
   Моё раздражение нашло выход. Я бью этого урода. Сначала с правой в челюсть, затем левой в глаз, правой в "солнышко", коленом в лицо. Потом подлетают его дружки. Но у меня преимущество нового тела. Гибкость, скорость. И полное отсутствие тормозов. Я наслаждаюсь дракой. Мне нет дела до последствий. Поэтому иду в атаку не думая о защите. И совсем не жалею противника. Бью по самым уязвимым местам. Голени, колени, уши, глаза, кадык.
   Визги, крики, разлетающаяся мебель кафе, все проходит мимо сознания. Главное не оставить стоячих врагов. И танец боя заканчивается внезапно. Очень резко. Стою среди осколков, вокруг стонут тела, а в отдалении несколько человек в форме целятся в меня из пистолетов. Ну вот, кажется всё и закончилось.
  
  
  45. Вечно обиженные.
   - Эта русская шлюха сидела и пила водку. Когда ей вежливо напомнили о местной жаре она стала предлагать себя. А потом набросилась на таких замечательных мальчиков и искалечила их.
   Это свидетели рассказывают про меня. На русском, что характерно, языке. То есть они ВСЁ слышали. Классическая "тетя Сара из Одессы" продолжает, держа полицейского за локоть двумя руками.
   - Такие хорошие мальчики. Вежливые, воспитанные. Просто сидели в кафе со своими девушками. Все из очень приличных семей. Надо запретить русским вообще появляться в приличных местах. Совсем запретить приезжать к нам. Вот у меня были соседи...
   - Стоп, - не выдержал страж порядка, - про соседей потом. Кто затеял драку?
   - Так я вам же говорю! Эта проститутка. Напилась и стала приставать к приличным людям. Когда её отшили убила и покалечила всех посетителей кафе.
   - Врёт как очевидец, - мне надоело слушать такую откровенную ложь, - напомните господину из полиции, что именно сказал мне тот парень.
   - Ты шлюха молчи, славный мальчик к тебе даже не подходил...
   - Стоп! - Повысил голос дознаватель, - еще свидетели есть?
   - Да конечно есть! Все видели!
   В полный рост встала картина предвзятого отношения местных к приезжим. Официант подтвердил заказ именно водки. А дальше ужу просто. Мне вменяют в вину нанесение тяжких телесных повреждений группе лиц. Ущерб кафе, нарушение спокойного отдыха граждан, упущенную прибыль, моральную компенсацию пострадавшим и свидетелям. Обвинения ширились и множились. Дошло до угроз, якобы с моей стороны, большим черным автоматом. Не выдержал и спровоцировал:
   - Калаш мой не трогай, да.
   - А-а-а! Все слышали! У-у-у! Террористка! Шахидка! Она нас убить хотела!
   Вся толпа стала уверять дознавателей в том, что я прячу "калаш" в сумке. Полиция, явно на стороне лжесвидетелей, поэтому срывает ПЛОМБУ с оружейной сумки. И достает оттуда РОЗОВЫЙ М4. Немая сцена. Морды у дознавателей сразу стали кислыми. Да еще вмешался один мужик в форме Русской Армии.
   - Девушка, - это он мне, - не волнуйтесь. Русская Армия встала на Вашу защиту. Мы во всем разберемся. Прошу повторить показания свидетелей.
   Снова базарный шум и гам. На майора стали наезжать всей толпой. Вот ведь народ. Вечно строят из себя обиженных, а сами такие националисты, что англосаксы обзавидуются. Были у меня соседи, Геберлейн. Нормальная семья, пять детей. Очень веселые, работящие, аккуратные. Как все могли и выпить и погулять. Дети и учились хорошо, и хулиганили в меру. Не крещеные и не обрезаные, со всеми соседями ладили. Прав был Жванецкий: "Всё дело в консерватории". Геберлейн в синагогу не ходили. А когда к ним пришел один залетный раввин и стал учить пРавильной жизни, то ему пинка под зад дали. И летел этот ребе, хромыми прыжками, так, что пейсы развивались. Вот это были нормальные люди, и всем на нашей улице было все равно у кого какая национальность. Потому что в каждом доме была своя. Русские, татары, марийцы, даже корейцы. И немного старых обычаев соблюдали все. И чужие праздники небыли совсем уж чужими. А тут, в среде своих соплеменников, расцвела самая махровая ксенофобия.
   Созвонились и с портом, и с больницей, выяснили мой пол. Русский майор стух, пожелал мне НЕ приезжать в Русскую Республику, и ушел. А меня под визги толпы затолкали в подобие воронка и отвезли в участок.
   Разумеется в Зионе не нашлось адвоката, желающего меня защищать. Даже полицейские глумились надомной при разговорах. Желание покуражится над русским человеком было сильнее профессионализма. Только запись, по современному - на видео, первичного дознания портила им настроение. Эта сцена про автомат явно шла в разрез с обвинением. Поэтому ее просто забыли. И стали расписывать мне грядущие ужасы. Моральные, физические, а главное - финансовые. До самого вечера так и издевались.
   Вечером пришел какой-то начальник. Очень недовольный. И все стали суетиться. Бегали, звонили, потом заставляли меня подписать какие-то бумаги. Даже вроде мирового соглашения с кафе. Требовал перевода, потом стал наглеть. И требовал компенсации уже себя, за несправедливое обвинение, за нарушенный отдых, за оскорбления, и т.д., и т.п. Полицейские морщились, угрожали, но не били. Затем начальник пришел к моей камере.
   - Тебе очень повезло. Завтра с утра, чтоб духу твоего не было в Зионе. Еще раз появишься - пристрелим на месте. Будешь качать права - проведешь ночь в камере. Сейчас выходишь из здания, там справа, в двух кварталах, есть ночлежка. Туда тебя пустят. А утром быстро уедешь. Всё!
   Спорить с нацистами, да еще в их стане, нет не буду. Молча выхожу из камеры и иду к дежурному. Там стоят мои сумки. Явно после обыска.
   - Что, извращенцы, в трусах копались?
   Ох и рожи стали у этих "стражей порядка". Беру сумки, не проверяя содержимое, выхожу на крыльцо. Там кроме машин полиции стоит еще один джипчик, с надписями, видимо прокатный. В машине сидит и машет мне рукой женщина. Подхожу ближе и слышу:
   - Я Хелен Юрк! Садись.
   В светлом брючном костюме, огненно рыжая, просто нереально, вся в веснушках, под сорок лет, ухоженная, говорит с акцентом. Незнакомая. Но выбор небольшой, закидываю сумки и сажусь в машину. Едем, а Хелен рассказывает.
   Вообще-то на Новой Земле не принято говорить о своем прошлом. Особенно о Старой Земле. Только этой Юрк скрывать было нечего. Вот она и рассказывала. Сама Хелен из Восточной Германии, от того немного знает русский язык. И немного не любит евреев. Чуть-чуть, так, бизнес вести можно, а жить раздельно. По делам приехала в Зион. Вот и стала свидетелем моей разборки с местными. И успела снять на видео всё с самого начала. Русских она тоже не любит. Потому и не вмешивалась, типа пусть варвары сами разбираются между собой. И даже позлорадствовала над майором. Но потом, после того как меня увезли, услышала чужие пересказы. Про мой пол, про имя, про моё возможное будущее. И решила помочь. Сначала в полиции не хотели ничего слушать, но под угрозой обнародовать запись в Нью-Рино, сдались. Звук был плохой, Юрк сидела далековато от меня. Но видно было всё. Как я сижу, грустно давясь одним глотком водки. Как подходит компания молодежи. Как парни разыгрывают очередность подкатов ко мне. Как первый вернулся и предложил второму попробовать проявить свои "знания русского языка". Даже его слова немного слышно. Понимающие русский язык кривились от услышанного. И соглашались, что за такое можно и убить на месте. Один из компании подтвердил, что просто шутили над другом. Он просил научить русскому языку. Его и учили, сугубо матерному. И все встречаемые русские приходили в дикий восторг от разговора с ним. Вот только до этого случая разговоры были только с мужиками. А тут приятели решили устроить розыгрыш. И над своим, а главное, над русской девушкой. Никто не ожидал такой реакции от меня.
   Всем стало понятно, что именно Зион выглядит в этой истории плохо. И чем суровее со мной будут обходиться, тем хуже мнение у окружающих сложиться о местном населении. Ведь у Юрк записано и дознание. А значит и клевета свидетелей. Но и признать мою невиновность местные не могут. Гордыня не позволяет. И ущерб кафе возмещать придется со своих. Вот и придумали. Замять происшествие, как не было. И выдворить меня из страны, запретив въезд. Типа радуйся, что за превышение не посадили.
   Юрк завтра уедет по своим делам, у нее просторный номер, пригласила переночевать.
  
  46. Дас ист фантастиш.
   "Сарафанное радио" работает в Зионе так же как везде. Персонал гостиницы явно был в курсе о происшествии с моим участием. Победила жадность. Как-либо выразить своё недовольство никто не посмел. Улыбки были кривоваты, но Рыжая Хелен Юрк величаво прошествовала в свой номер и провела меня с собой. Номер был двухкомнатный. Небольшой холл с шкафом для вещей, гостиная, с креслами, столиком, телевизором. Спальня с очень широкой кроватью. Ванная комната с полным набором сантехники - унитаз, биде, раковина для мытья ног, большая душевая кабина с глубоким поддоном, который служил ванной. Очень удобно, функционально, дорого.
   В Хелен чувствуется привычка командовать. И действовать. Заказ в ресторан по телефону, предложение мне располагаться, а сама в душ. Ну и ладно. Пока немного с вещами разберусь. Так, оружейную сумку успели запломбировать, значит и вскрывать не буду. Сумка с вещами. Надеюсь гостеприимство фрау Юрк распространяется и на ванную. Собираю мыло, мочалку, полотенце, халат. В вещах рылась полиция, но всё вроде на месте. Документы и деньги точно целые.
   Из ресторана привезли заказ. Официант сделал постную рожу и молча вкатил столик, показал судки, тарелки, вилки, бокалы, напитки, и ушел. Без чаевых. А вот и Хелен, как все женщины, халат, на голове тюрбан из полотенца на голове.
   - Можно ванна, битте.
   - Данке, - уж настолько и моего немецкого хватит.
   Помыться вообще приятно, а после камеры в участке особенно. Да и душ здесь был шикарный. Четверть квадратного метра на потолке была из дырочек. Воды лилась широким потоком, в стиле тропического дождя, и несильной струей. Шикарно.
   Выхожу из ванной в спальню. Пусто. Прохожу в гостиную. Неяркий свет, легкая инструментальная музыка, кресла сдвинуты боками, перед ними сервирован стол. На кресле сидит фрау Юрк. М-да, Хелен уже в другом халатике, черном, с обилием кружев. Рыжие волосы еще влажные, прическа слегка небрежная. Сидит с улыбкой на лице, дышит уже неровно. Вот блин! Чего0то эта ситуация меня напрягает.
   - Випьем? - предлагает Юрк, подавая бокал.
   - Извини, Хелен, - говорю я, - мне алкоголь совсем не нравиться. Это после лечения вкус изменился.
   - О, я, - слегка сбилась Юрк. - Я слышать про такое, я. Битте.
   Юрк показывает на кресло рядом. Присаживаюсь, а что делать.
   - Мы с мужем думать про SL4, - продолжает разговор Хелен. - мы любить когда он - фройлян. А ты любить так?
   Хелен встала и повернулась ко мне лицом. Халатик разошелся в стороны и открылось ее тело. Чистая кожа, хороший загар топлес, плоская грудь. Из выдающегося только резиновый торчок страпона, прикрепленный ремешками вместо трусиков. Как вышло, что я оказался на ногах не помню. Просто раз и уже стою. Непроизвольно стараясь, что бы нас разделял столик.
   - Вас? - удивляется Хелен.
   - М... э... Хелен! Ты красивая, - блин, и что ей сказать то мне, а, - но я мужчина. В смысле мне нравяться женщины. И ты тоже, но... В общем когда я мужчина а она женщина... м...
   - Ты делать операция, зачем?
   - Это вышло случайно! Мне никто не сказал про такие побочные эффекты. Я был и остался мужичиной. И я люблю быть активным с девушками.
   - О! - и вдруг Хелен стала смеяться, просто ржать, - Ха-ха-ха! Ты их бить за то... Ха-ха-ха! Айн минуте, битте! Ха-ха-ха!
   Хелен с хохотом ушла в спальню, захлопнула дверь, и там еще немного посмеялась. Стою как дурак. И кушать хочется, и спать - на улице уже стемнело, и сесть страшно. Раздвинул кресла по разные стороны столика. Хелен вернулась в том же халате, но с сильным запахом.
   С веселой улыбкой женщина села в кресло, кивнула мне на другое и махнула рукой на стол. Присел. Дальше ужин пошел проще. Хелен без стеснения рассказывала о своих и мужниных привычках. Как она сразу обратила на меня внимание. До этого она только с мужчинами была активна. Мой вид намекал на бисексуальность. Вот ей и захотелось попробовать, потому и снимать меня на видео стала. Обсудили и мою ситуацию. Хелен предложила не обращать внимания и просто дружить. Как подруги. И спокойно у нее переночевать. Обещала не приставать. Даже в общей постели.
   Вот и что делать. Бежать с визгами по коридору. Искать в темном враждебном городе ночлег. Или всю ночь трястись в ожидании неизвестно чего. Спать устроился в гостиной, на разложенных креслах. А рядом поставил пустую бутылку, обмотанную запасными майками. Если что, то не убью, но отобьюсь. С тем и уснул.
  
  47. Соблазнительные извращенцы.
   Утром Хелен с интересом наблюдала за моей гимнастикой.
   - Ты настойщий фройлян. Ошень красиво, я.
   - Данке. Но в этом вся проблема. Я не хочу быть фройлян.
   - Что можно стелать?
   - Ничего. Врачи сказали так и останется. Даже если отрезать - вырастет снова.
   - О! Как ты будешь жить?
   - Не знаю. Я всегда считал, и сейчас считаю, что мужчина должен быть мужчиной. Выглядеть как мужчина, вести себя как мужчина. И жить с женщиной. Которая и выглядит и ведет себя как женщина. Ну пусть в постели они делают как им нравиться. Но только друг с другом.
   - О! Ты не любить гомо и би?
   - Нет. Если они не навязывают своего мнения другим. Даже не знаю как сказать.
   - Гут. Но ты теперь фройлян. И документ фройлян. И я вижу фройлян. Как ты теперь?
   - Вот. Если буду вести себя как мне хочется - то буду выглядеть активной лесби. А значит пропагандировать такие отношения. Я против такой пропаганды. Значит придется притворяться. Будто я просто девушка, которая совсем не хочет никаких отношений. Только я не умею так себя вести. Как девушка.
   - Ха-ха! Я могу тебя учить. Но ты учить меня быть мужик. Скоро винта - зима. Долго-долго дождь. Есть такой работа, где мы все быть вместе. И мы учить. Я тебя, ты меня. О! Фантастишен! Ты ехать к нам! Битте.
   - Хелен, расскажи, пожалуйста, подробнее. Что бы не возникло потом глупых ситуаций, как... э...
   - О, я! Ха-ха! Ты так меня бояться, как совсем молодой фройлян. Первый раз видишь хер! Ха-ха-ха!
   Дальше пошел серьезный разговор. Новая Земля открыта уже тридцать лет назад. Но изучена только небольшая часть планеты. К тому же нужны просто статистические данные наблюдений, которые накапливают столетиями. Все национальные анклавы, и Орден, заинтересованы в более подробной информации об этом мире. Данными обмениваются, проводят конференции. Наука дело затратное, одной стране не потянуть. Договорились о кооперации. Возникла сеть маленьких станций. Профессиональных ученых мало, в наблюдатели вербуют любых желающих. Классическая сцена из американских фильмов. На удаленной станции сидят двое-трое человек, и просто следят за исправностью аппаратуры. И вдруг приходит сигнал. И начинается... В жизни всё гораздо скучнее. Да, станции уже оборудованы всем необходимым. Работа очень простая - следить за исправностью генератора тока. И сохранностью прочей техники. Наблюдение, запись, хранение, даже обработку данных, ведет автоматика. Поэтому скучно и лениво быть наблюдателем. Да еще и местные условия накладывают свой отпечаток. Контракт, который мне предлагает Хелен с 20-10-28 по 10-3-29. Сто пятьдесят дней. На всем готовом. Жилье благоустроенное, питание за счет организации. Немного спецодежды и патронов будет выделено. По окончании на мой счет переведут две тысячи экю. Вся сложность в том, что жить придется в удаленном от городов месте. Чета Юрк - квалифицированные специалисты, я подсобный работник. Для Хелен и её мужа эта далеко не первая такая "зимовка", уже и на Новой Земле. Наблюдательные станции строятся по типовому проекту, из вагончиков, модульная конструкция. Технология отработана и проверена. М-да. Других предложений у меня нет. Сезон дождей надо где-то пережить. Желательно в уединении, чтобы окончательно примириться с новым внешним видом. А тут еще и немного заработать можно.
   - Ладно, Хелен, я согласен.
   - Гут! Писать контракт и лететь. Шнель. Битте.
  
  48. Двойной стандарт.
   Дальше все было по-немецки, в темпе марша, раз-два, раз-два. Быстро оделись уже в дорожную одежду, позавтракали салатами из морепродуктов. И поехали в представительство Ордена. Более-менее независимая нотариальная контора. Там сделали типовой контракт, на двух зыках - английском и русском (для меня). Потом прибыли на аэродром.
   Зион - это морской порт, на гористом побережье. Но даже здесь нашли и подравняли небольшую площадку по ВПП. Поставили радар, вышку дежурного диспетчера, несколько ангаров для самолетов, и маленький терминал для ожидающих посадки. К счастью нам ждать не пришлось. Самолет уже стоял в начале полосы. После нашего появления пилот стал прогревать двигатель. Хелен утрясала последние формальности, а я стою в легком обалдении. Лететь предстоит на "кукурузнике" АН-2. С русской символикой. Ощущение что попал в пятую серию "Ну, погоди!". Окружающий пейзаж очень способствует. За второго пилота оказался тот самый майор, который хотел мне помочь, а потом сбежал. Опознали, покривились. Но дело есть дело. Погрузились в самолет.
   Внутреннее пространство занято ящиками. Это Хелен везет оборудование для наблюдательной станции, и расходные материалы. Вот такая у нее нелюбовь к евреям и русским. Израильтяне производят очень хорошую электронику, за ленточкой, приспособленную для пустыни. Легкую, экономичную, надежную, многофункциональную. Заказать и купить можно только в Зионе. Значит Хелен прячет нелюбовь, и приобретает технику там где выгоднее. Доставить можно и на машине, но долго и дорого. А тут попутный самолет. Значит и русофобию прячем. М-да. Вот они европейские двойные стандарты. Дела ведем общие, раз так выгоднее, но любить не любим. И даже более того. Это еще и усугубляет неприязнь. Нет, я так не могу. Если мне что-то или кто-то не нравиться, так я лучше совсем без этого обойдусь.
   Переговоры пилотов с диспетчером закончены, самолет разбегается и взлетает. М-да, не "Аэробус". Скамейка жесткая и неудобная, фюзеляж трясется и поскрипывает, очень шумно. Но летим.
  
  49. Вверх и вниз. Американские горки.
   Перелет предстоял долгий. Надо добраться до границы двух американских территорий, Конфедерации штатов Аризона и Невада и Суверенной территории Техас. Далеко от Зиона.
   Салон самолета стал нагреваться солнцем. Сидеть надоело, хотелось движения, одежда снова стала мешать. Постоянный шум мешал разговорам. Наваливалась скука и тоска. Хелен, как опытная путешественница, нашла спальник, расстелила его по полу, и устроилась в полулежащем положении. С ноутом в руках. Мне только и оставалось, что делать гимнастику. Легкие, волнообразные движения, гоняя попеременное напряжение и расслабление мышц по телу. От одной руки к другой. От рук к ногам. По ногам. От ног к голове, все обратно. От пальцев руки к пальцам ноги, обратно. Так много раз, во все стороны, не думая ни о чем, кроме волны в своем теле. Практически медитация.
   Самолет пошел на посадку. Для нас это аэродром подскока. Дозаправиться, размяться, перекусить, посетить уборную. И снова взлет. С экипажем не общаемся. Друг с другом тоже. Летим. Хелен работает с документами, я опять "гоняю волну". И так до вечера. За окном промелькнули горки, поля, поселки, холмы, ранины, река, снова горки. Не удобный в "кукурузнике" иллюминатор. Хорошо, что воздушных ям не было. Очень ровный полет. Вверх, ровно, вниз. Отдых. Вверх, ровно, вниз. Посадка. Пилоты просто мастера своего дела.
  
  50. Гнездо порока и разврата.
   Еще на подлете, Хелен закончила работу и устроилась возле окна. Присоединяюсь в наблюдении. М-да, огромный город. С очень большой вышкой радиосвязи. Нью-Рино. Здесь тратится нажитое потом и кровью. Здесь продается бандитская добыча. Козино, бары, бордели, стриптиз, гонки, бои, драки, дуэли, танцевальные клубы, кино, тотализатор, магазины. Центр сравнительно честного отъема денег у населения. Любые развлечения круглый год, без выходных и перерывов. Мудрым решением основателей Ордена поставили специальный город. Где собрали весь криминал северного материка. В одно место, чтобы в других было спокойнее. И эта идея прижилась. Бандиты сбились в большие "семьи", повоевали, и распределили сферы бизнеса. Теперь сами следят за порядком в городе. Ведь если приезжих будут обижать, то никто и не приедет. А приезжают многие. Более ста тысяч населения в Нью-Рино - приезжие. Те кто САМ хочет отдать свои деньги. Кто-то надеясь выиграть в казино или на тотализаторе. Кто-то просто хочет развлечений. Малодоступных в его родной глуши. Или совсем запретных. Ну и перепродажа краденого процветает. Можно недорого найти приличные вещи.
   Даже днем видны яркие вывески разных заведений. И очень ровные, хорошо заасфальтированные улицы. Всё для клиента, пока он платит. Говорят, что в самом городе безопаснее чем на базах Ордена. И сервис развит до неприличия. Служащие аэродрома быстро переговорили с Хелен, и стали работать. Ящики перенесли в подъехавший грузовик, а нас повезли на такси в гостиницу.
   Хелен сняла номер, с хитрой улыбкой. Но это была просто провокация. Номер был с двумя кроватями, немного аскетичный. Если за гостиницу в Зионе платила компания, то теперь уже шли личные расходы. Вот и разница в снятых апартаментах. Ну, так и мне проще и понятнее. Едва смыли усталость, Хелен потащила меня в город. Мол для "зимовки" мне нужна куча вещей, а купить можно только здесь. Далее уже не будет магазинов. Денег у меня мало, потому и направились в секонд-хенд.
   Магазинчик оказался в стороне от ярких улиц. Первый из двух этажей здания, без окон, с толстой дверью. Ой, боюсь тут торгуют краденым. Вещи висели на длинных штангах, лежали кучками на полках, даже в мешках на полу. Ассортимент был самым широким. От шляп до обуви. И женская и мужская. От выходных костюмов до кружевного белья. Просто склад, а не магазин. Вся одежда в одном экземпляре, всё разных размеров.
   Вечер, посетителей нет. Продавец позвал женщину нам в помощь, и началось. В ожидании зимних дождей собрал себе грубой уличной одежды. Примерил в отдельной кабинке. Фигня полная. Выгляжу так, как выглядят мужеподобные лесби. Неряшливо, грубо и противно. Хелен тоже не оценила такой наряд. Теперь примеряю ее выбор. Еще хуже. В зеркале отражается фотомодель из рекламы вещей для настоящих мужчин.
   - О! Я! Фантастишен! Настоящий Лара Крофт! - Хелен в восторге.
   - Я Джонс, - пытаюсь сбить её настрой.
   - Я понимайт. Это слишком большое имя. Но Джонс тоже имя и тебе корошо так.
   - Выгляжу как фетишь для подростков.
   - Я я! Корошо! Бери. Смотри еще.
   И пытка примерками продолжилась. Если по серьезному, то у меня действительно был минимум вещей. Хелен прекрасно знала об этом. Для нее примерки и копания в тряпках это отдых и развлечение. А для меня ужас и страдания. Признаю, что кружевное белье на женской фигуре смотрится очень приятно. Но самому надевать такое... Брр. И ведь в зеркале видно, что очень подходит. Но подходит моему телу, а не душе. И приходиться себя заставлять. Так как для такого тела нет другой одежды. Ладно белье. Его никто не увидит, да и беру только простое, или спортивное, без всяких штучек. Но Хелен притащила купальники. И ведь пришлось примерять и выбирать. И потом в ЭТОМ выходить на показ. И представлять чужие взгляды на людном пляже. Когда дело дошло до платьев я взбунтовался. Вот такое не надену никогда. Брюки в обтяжку, мини шорты, спортивный топ, даже купальник стерплю. Тело заставляет. Но юбку и каблуки ни за что. Благо лысая голова дает оправдание даже для незнакомой продавщицы.
   Набрали целую груду тряпок. Еле нашли подходящую сумку, ага, ту самую - "мечта оккупанта". Успокоившаяся Хелен согласилась вернуться в гостиницу. Уже в номере она задала интересный вопрос.
   - Ты носить большой сумка. Но ты фройлян. Почему?
   Хм, а действительно ведь так. По привычке САМ беру и таскаю все сумки. И даже Хелен помогаю. А она спокойно ждет. Наверное американка бы и не заметила, но вот немка еще не так испорчена эмансипацией. Для нее нормально, когда мужчины помогают девушкам. Но ведь и я мужчина!
   - Привычка. Я мужчина.
   - Найн. Ты фройлян. Стоять и ждать. Пусть другой несет твой сумка.
   - Я так не могу.
   - Все фройлян так делать. Учить.
   - Ну пусть я буду слишком феминисткой. Мне ведь не нужен даже случайный флирт.
   - Гут. Но ты фройлян, учить быть фройлян.
   - Ай, да ладно. Кстати, ты действительно ведешь себя как мужчина. Много командуешь. Но тебе идет.
   - Данке шен.
   Надо же, привыкаю жить в женском обществе. Умело перевожу разговор. И совсем не стесняемся друг друга. Мне без одежды физиологически легче, а для Хелен нагота привычна по семейным привычкам. Однако тема секса больше не поднималась. Вот это мне нравиться в ней. Раз определились в отношениях, то всё, без вопросов и колебаний. Спать лег уже без бутылки под рукой.
  
  51. На старте.
   Новый день начался незадолго до рассвета. И это испортило мне настроение. Зависимость от солнца заставляла спать до восхода. А Хелен торопила. Пришлось делать разминку с закрытыми глазами. А там и рассвет подоспел, и настроение у меня поднялось. Традиционный завтрак из салатов с морепродуктами. Отмечаю сильное изменение вкусовых привычек. Алкоголь совсем противен, чай невкусен, соки можно пить, без восторга. ИЗ продуктов очень нравиться рыба и всё водное. Просто мясо не слишком привлекает, а овощи и фрукты кажутся невкусными. Срочно надо набрать каких-нибудь поливитаминов и минеральных добавок. Иначе можно получить истощение.
   - Хелен, мне нужна аптека. Хочу купить витамины и пищевые добавки.
   - Найн. Есть всё, запас.
   - Ты уверена?
   - Я.
   - Хорошо, поверю, куда теперь?
   - На стоянка машин. Ехать с охрана.
   Закончили завтрак, оделись, и рассчитались с портье. Вызвали такси.
   Из гостиницы приехали на окраину города. Тут большое автохозяйство, и склады. Огорожено каменным забором пространство, крепкие ворота, КПП как у военной части - приспособленное для обороны. Два человека на входе. В простой одежде, но с пистолетами и автоматами. Точнее с МП5 куртц. Весело тут у них, в "самом безопасном городе".
   Фрау Юрк быстро нашла нужных людей, быстро переговорила, и мы пошли устраиваться в машину. В самом Нью-Рино безопасно, но вот в округе - пошаливают. А для наблюдательной станции как раз везем редкое оборудование. Потому Хелен уже заранее договорилась об охране. И транспорте. Для груза был пригнан грузовик, американский, армейский, М - какой-то там. Нам достались пассажирские места в боевом "хаммере", который оказывается "хамви". В крыше был люк, но пулемета не было. А вот на двух других "хамви" были. И еще были четыре грузовика. Вся колонна принадлежала техасским минитменам. Забавные такие ребята. Всё очень по серьезному. Машины вымыты, покрашены в светлый камуфляж, под цвет местной саванны. Сами бойцы тоже в камуфляже такого рисунка. Наколенники, налокотники, разгрузки с набитыми карманами. Пистолеты, автоматы, рации, даже ручной пулемет видел. И все в стетсонах. Действительно, не армия а ополчение.
   Раз такое дело пришлось и мне, и Хелен готовиться к дороге по военному. Сумки с тряпками подальше в багажник, сумки с оружием поближе. Снимаю пломбу со своей. Достаю защитное снаряжение, ременную систему. Эх, надел бы разгрузку, но титьки мешают. Так, прицепляю кобуру, набиваю подсумки. Надеваю защитные очки, бандану на голову, беру в руки карабин. Немного отхожу в сторону и начинаю проверять затвор и патронник. И слышу традиционный свист янки: "Фи-фиу".
   Зараза! Да знаю я, как выгляжу со стороны. Гламурная экстремалка. В хорошо, даже эротично, подобранном костюме, с розовыми стволами. Падла!. Надо срочно поменять оружие. Подарок не подарок, но с таким я ходить не хочу. Стыдно. А вы, на своих девок лучше пяльтесь, извращенцы.
   Делаю независимую морду лица и прячусь в машину. Вот еще одна пакость. Снаружи все Хаммеры такие большие, широкие, а внутри... И потолок низкий, и сиденье узкое. Там какой-то, по морскому говоря, кильсон идет. Слышал про такую проблему еще у американских танков первого этапа второй мировой войны. Карданный вал проходил вдоль корпуса, от чего внутри было мало места, а сама техника получалась слишком крупногабаритной. Уроки истории не учат никого. Да собственно американцев и совсем история не учит ничему. Они и историю не изучают, а только мифы и легенды, да еще и в голливудском пересказе.
   Вот и Хелен устраивается на сиденье. Наряд как у меня. Только вместо ремней у нее легкий бронежилет с наружными карманами. Ну да, ей титьки не мешают, за отсутствием таковых. Сосредоточимся на оружии. У Хелен В руках пистолет-пулемет.
   - Хелен, а что у тебя за оружие?
   - О! Ист Хеклер унд Кох ЮэИПи. Машин пистолен. Смотри.
   Беру в руки. М-да. И взять удобно, и сам ствол легче, и короче. И приклад совсем складывается. И планок много, можно любые приблуды прицепить. Хотя сейчас и нет ничего. А патрон. 0,40SW. Слышал, да.
   - Хелен, а пистолет.
   - Я, битте!
   И пистолет под такой же патрон. Вальтер Р99. С толком подобрано, если не в поле воевать. Хелен с интересом изучает моё поведение.
   - Ты любить оружие?
   - Да, - знакомый вопрос, тот же ответ.
   - Гут.
   - Конечно гут, но тебя-то, что радует?
   - Мы, Юрк, не любить оружие. Но там бывать дикий зверь. Надо стрелять. Ты будешь стрелять.
   - Яволь, - прикалываться, так по полной.
   Хелен не уловила юмор, для неё это просто ответ подчиненного начальнику. А я вспоминаю фильмы про советских партизан.
  
  52. Да чтоб тебя!
   Колонна двигалась с хорошей скоростью. Дорога была сделана из утрамбованного щебня. А сверху насыпали мелкую гальку со специальным вязким материалом. Еще не асфальт, но уже и не грунтовка. Километров восемьдесят в час держать можно. И пыли почти нет. Если бы не самый конец сухого сезона, то и вообще не было бы. Наверное и во время дождей можно ехать по такой дороге. Уже цивилизация. Интересно, это только возле Нью-Рино, или по всем американским территориям. Или по всем дорогам северного материка. А как на русских землях?
   - Хелен, ты не знаешь, такие дороги - они везде или как?
   - Найн. Автобан только дойч. Здесь не автобан. Дальше совсем не гут.
   Угу, примерно понятно.
   - Сорри, лейдиз. Вы говорить русски? - повернулся пассажир с переднего сидения. Мужик, за тридцать, с таким же М4, только нормального цвета, и с подствольным гранатометом.
   - Да, - говорю, отпираться нет смысла. - Я из России.
   - Я учить русский, - оживляется техасец, - это популярный язык. Много русских друзей.
   Неожиданная информация. Приятно за соотечественников.
   - Как ваше имя?
   - Лара Джонс.
   У техасца глаза на лоб лезут.
   - Да, да, - говорю дальше, - Индиана мой дедушка.
   Ржали все вчетвером.
   Через пару часов сделали остановку. Прямо в чистом поле. В смысле среди холмов. Интересная тут природа. Нечто вроде степи, с множеством пологих холмов, во впадинах есть и болотца, и просто сухие места. Всего понемногу. Зато наконец увидел животный мир Новой Земли. В стороне от дороги группа свиней пировала над падалью. А над ними горланили зубастые полу птицы полу ящеры. Сюрреализм. Но забавно.
   Новая проблема. Сходить в кустики. Идем вдвоем с Хелен. Заходим так, чтобы нас не видели другие. Тщательно осматриваем траву и ветки кустов. Даже палкой потыкали. Чисто, никакой живности нет. Отворачиваюсь и наблюдаю за окрестностями. Потом меняюсь местами с Хелен. Так стыдно приседать, ради такого дела. Уф. Справился. Оправились, пошли. Хелен немного убежала вперед, а я чуть затормозил. И зря.
   Справа мелькнула темная полоса, и нога потяжелела. Смотрю вниз и холодею - в защиту голени вцепилась ЗМЕЯ! Огромная тварь в разноцветных чешуйках. Голова больше коробка спичек, тело метра полтора, толщиной сантиметра три. Всё, мне хана. Сейчас начнет действовать яд. Стою неподвижно, сдерживаю желание кричать на всю саванну. Надо показать гадину, пусть знают, от чего я погиб. Хватаю змею за шею. В голове только страх и память, что надо держать под самую голову, иначе сможет извернуться и укусить. Противное гибкое тело мгновенно обвивает руку. Становиться еще страшнее. Вытягиваю руку, с шевелящейся на ней тварью, вперед. И на негнущихся ногах иду к машинам. Сказать ничего не могу. Только мычать. Трясет всего от макушки до пяток. Наверное яд уже действует. Только бы не ослабить хватку, а то еще и в голую кисть руки вцепиться - вон какие зубищи, вон как пасть разевает. А какой мерзкий язык. А как противно по руке елозит. А-а-а! Как дошел до машин не знаю, смотрел в пасть змеи. И никто не помогает, я ведь кричу на во всё горло. Оказалось, что шел молча. И заметили змею у меня только в двух метрах от компании. А тварь все дергается, только бы рука не разжалась от усталости и страха. Поднимаю взгляд на собравшуюся толпу. Все стоят и чего-то ждут. Поднимаю руку и показываю им змею, мол заберите. Сделайте хоть что-нибудь. Тишина.
   И тут я вспоминаю о ноже. Трясущейся левой рукой вытаскиваю клинок и пристраиваю его к змеиной шее. Раз, и голова твари отпадает. А тело даже не дергается.
   - А почему оно не дергается, - у меня прорезался голос, и вопрос звучит вслух, безадресно. - ведь всегда говорят о живучести всех змей.
   - Ты ее задушить.
   - А?
   Тут я, наконец, смог разжать руку, и стряхнуть остатки змеи. Колечки легко спали и не шевелились. А я разворачиваюсь и быстро ухожу подальше. Чувствую, что лицо сведено судорогой. Пусть никто не увидит моей агонии. Сажусь на бампер грузовика и осматриваю правую голень. Как ни странно - защита выдержала. Змея не смогла прокусить, а значит и яд в меня не попал. Подошел техасец с медицинской сумкой. Тоже осмотрел мою ногу. Для достоверности сняли обувь. Чисто. Рука только в змеиной крови. Помыл водой. Ладонь целая. С надеждой смотрю на лицо медбрата.
   - Гуд. Ол райт.
   - Спасибо.
   Никого не хочу видеть, ни с кем не хочу говорить. Теперь будут считать глупой пугливой барышней. Противно и стыдно. Прибежала Хелен. Обняла, гладит, чего-то говорит. Да не понимаю я немецкий! Потом подходили остальные. Все по очереди. Как ни странно очень хвалили. За выдержку, за решительность, за предусмотрительность, за правильное поведение. И предлагали сделать из змеиной кожи украшения, на память. Меня аж передернуло. Да я в машину залезал, как на электрический стул. Сначала очень внимательно осмотрел всё снаружи, затем тщательно изучил все углы внутри. Сел и быстро захлопнул дверь. Уф, пакость какая. Обоссусь но больше не вылезу.
  
  53. Мы ехали, ехали, наконец, приехали.
   Дальше ехали под легкий треп ни о чем. Большую часть времени я вообще смотрел в окно, не участвуя в разговоре. Дорога проходила по полям и пастбищам. Сами фермы располагались чуть в стороне от трассы. Обычно группами. Как маленький колхоз. Пусть говорят что угодно, но человек животное социальное. Всегда сбивается в стаи. Вынужден приспосабливаться к жизни с учетом интересов коллектива. И сильно зависит от мнения окружающих. Вот и американский индивидуализм не проходит. На Новой Земле опасно. Потому и строят жильё рядом с соседями. И договариваются о совместной работе. В одиночку просто не выжить. Как бы либералы не изощрялись в пропаганде. Природа берет своё.
   Мне вот тоже приходиться приспосабливаться. Под внешний вид. Это совсем отмороженные могут выставлять себя уродами, выпячивая свое эго. "Пусть мир примет меня таким какой я есть". Угу. И выглядят при этом отвратительно. Не хочу быть белой вороной. Потому маскируюсь под девушку. Такое поведение всем понятно и не вызывает недоумения. Хоть для меня лично это очень трудно.
   Дорога прошла мимо маленького кемпинга. Затем мы свернули с трассы и проехали за холм. Похоже, что прибыли.
   Примерно с гектар ровной земли был огорожен высокой сеткой рабицей. По-американски. На столбах, в квадратах из сваренного уголка. И ворота такие же. Вдоль сетки было тщательно расчищенное от кустов и травы пространство. И снаружи набиты колья в два ряда. На манер рогаток при средневековых укреплениях. По центру огороженного пространства стояли вахтовые вагончики. На высоких подпорках, вплотную друг к другу, в форме буквы "Г". Над ними и частью двора была сделана крыша, с водостоком. Водосток уходил в специальную конструкцию. Крытый участок был засыпан щебнем. В отдалении стояли несколько разных будочек. И был еще один навес. Там стоял автомобиль. Мерседосовский внедорожник, уже сильно б/у.
   Ворота в ограде открыл высокий мужик. Бутсы с защитой ног от змей, светлый камуфляж, панама, очки. Рост за метр девяносто, плечи широкие, живот подтянутый. И рыжий настолько, что даже Хелен кажется блондинкой.
   - Ханс Юрк. Велком.
   Чета Юрк обнялась вполне нормально. Не демонстрируя излишней страсти, а просто с радостью. Честно говоря ожидал чего-то этакого. А на вид вполне пличная пара. Очень подходят друг другу.
   М-да. В титьках есть своё преимущество. Можно стоять с умным видом и смотреть как другие мужики работают. Даже свои вещи таскать не пришлось. Ханс лично помог. И проводил в отдельную комнату жилого вагончика. Ну и сто, могло быть и хуже. А так вполне нормально. Напоминает малосемейку. Вполне обжитая благоустроенная квартира на двух хозяев. Отдельные спальни, общий холл, ванна, туалет. Светло, чисто, как в гостинице. Кровать, шкаф, стул, стол, полки. Есть настольная лампа и пара розеток у стола. Живем.
   Бросаю сумки на пол, скидываю амуницию. Нет, надо идти работать. И это дикая территория. А тело хочет дышать. Приходиться нацепить кобуру с пистолетом прямо на брючный ремень. Для удобства сдвигаю немного назад, по советски. Выхожу во двор. Там Хелен, тоже скинувшая всю снарягу, командует разгрузкой. Как хорошо выйти на солнышко и потянуться, разминаясь после долгой дороги!
   В полной тишине опускаю руки. Вот падла. В комнате незаметно для себя разделся. Ладно хоть лифчик не снял. М-да, картина. Немного уставшие бойцы таскают по жаре ящики, а у крыльца девка потягивается. В брючках, с пистолетом у задницы, и обтянутыми тонкой тканью большими титьками. Да тут как тебя зовут забудешь!
   Старательно глядя чуть выше голов, обхожу постройки в поисках кухни. Только бы жопой не вилять. Скорей бы они свалили. Юрки будут заняты собой. И меня никто не будет смущать. Для ускорения прощания надо покормить конвой. Иначе застрянут на готовку. Вот и Хелен подходит. С улыбочкой, а я тебя перебью.
   - Хелен, а где здесь кухня?
   - О, я! Фройлян ин кюхен. Форвардс.
   Вот ведь зараза! Всё равно по своему повернула. Делать нечего, идем.
   Разгрузка прошла быстро. И также быстро все поели. Сэдвичи и кофе. А вот потом техасцы стали ко мне приставать.
   Моду на автомобильные регистраторы завезли из России несколько лет назад. Еще при конвоях. Один ушлый парень, прямо на базе, сообразил, что на новой планете это очень нужная вещь. Записать животных, встречу с бандитами, для оправдания. Ведь просто камеру держать включенной неудобно. А понадобиться может в самый неожиданный момент. И прямо на базе начал торговать такими регистраторами. И дело пошло. Теперь на каждый автомобиль Новой Земли устанавливается не только пулемет и радиопередатчик, но еще и видеокамера. На гибком кронштейне. И на той стоянке один водитель сообразил повернуть и записать моё появление со змеёй на руке. Теперь эта запись перекачивается в ноутбук Хелен. А меня просят сфотографироваться. Со всеми вместе, и по отдельности. И обязательно в этом виде, с лифчиком. Ну и еще с моим розовым карабином. И фото сразу перегоняют на ноут. И патронов мне насыпали, в знак дружбы. И уехали, наконец. М-да, Деми Мур, спасибо тебе. Иначе лысина могла бы вызвать много ненужных вопросов. Всё-таки эти американцы уже все немного извращенцы.
  
  54. Добровольная ссылка.
   Показали мне и фот и видео как я выглядел в день приезда. Как я выгляжу теперь. Ну а что я сделаю. Организм требует. Вот и хожу в виде соблазнительной фотомодели. Так рекламу пайнтбола снимают. Большие бутсы, голые ноги. Плавочки в обтяжку попы. Ремень, с пистолетом в кобуре, ножом в чехле, и парой кожаных маленьких сумочек. Спортивный топ с наибольшим декольте, очки от солнца, панама на голове. Вполне гожусь на первую страницу любого мужского журнала. Или женского. Как пособие по соблазнению. М-да, ходил бы и без топа, как чета Юрк. Но это плоской Хелен так можно. А мне постоянно мешают две больших "опухоли". Семейка вообще отвязная. С первых часов все прояснили. То, что у меня только головка осталась, и та спрятана в складочку, расстроило Ханса больше всего. Вот нормальные, по виду люди. И любят друг друга. И даже не би. Но вот с таким извращением. Интересно Хансу быть пользованным. А Хелен командовать. Вот и сошлись.
   Хелен и сейчас командует. А я таскал. Приборы и материалы. Ханс подключает и настраивает. Всем весело и интересно. Наблюдательный пост стоит в миле от трассы. Что бы в сухой сезон проезжающие не мешали пылью и шумом. А в сезон дождей нет разницы. На повороте как раз есть маленький кемпинг. Раньше была просто огороженная стоянка для конвоев. С исчезновением банд стали появляться простые путешественники. Как на Старой Земле. Для них и построила одна проворная семья кемпинг. Навесы для машин. Душ с подогретой солнцем водой для людей. Магазинчик с разной мелочевкой. Замена и ремонт колес., радиаторов, фильтров. Ничего особенного, просто мелкий сервис. Однако на жизнь хватало. Сейчас уже сворачиваются. Сезон дождей проведут в Нью-Рино. Боятся одичать в глуши.
   Семья Юрк уже вторую зиму проведет на этом месте. А сам Пост существует уже четыре года. Странное сооружение с водостоком - гидроэлектростанция. Солнечные батареи в дождь бесполезны, ветряк срывает в грозу. А так очень удобно. И экономично. Кроме личного Мерседеса Юрк, есть еще и квадроцикл с прицепом от компании. Для объезда окрестностей и посещения еще трех маленьких участков с приборами. В таких смешных будочках, похожих на сортиры.
   Мне здесь нравиться. Тихо, спокойно. Работа без надрыва. Компания не приставучая, маленькая. С развлечениями уже определился. Юрк семья мирная. Оружие им ненужно. Таскают по необходимости. Вооружены одинаково, для простоты. А вот мне передали в пользование, временное, как охране пункта, целый арсенал. Ракетницу с большим набором ракет. Для сигнализации, для отпугивания зверей. Дробовик помповый, с постоянным прикладом и пистолетной рукояткой. Патроны самые разные. От мелкой железной дроби (таких пять сотен), до тяжелых пуль (таких всего полсотни). Охотничья винтовка Ремингтон, под патрон 308, американская, с оптикой, с продольно скользящим затвором. И пулемет МГ3. С двумя лентами на сотню патронов, и четырьмя на полсотни. На сошках, с таким смешным прикладом.
   Оружие оказалось в немного запущенном состоянии. Хорошо вычищено, и убрано подальше. Запылилось всё. Теперь разбираю наставления по уходу. Угу. На английском, на немецком. И два варианта на русском. Компьютерный перевод с тех двух языков. Мало понятно, но очень смешно. А заодно мне доверили и ХК ЮМП, и много патронов.
   - Лара, ты будешь пуф-пуф.
   - Обязательно, и как можно чаще.
   - Хм, гут.
   И немного расстроенная Хелен уходит. Ну ничем эти немцы от наших не отличаются. Все расходные материалы, в том числе и патроны, выписываются с запасом. А потом старательно экономятся. И в конце сезона списываются как использованные. А на самом деле продаются. Небольшой приварок, не в ущерб делу. И вдруг появляюсь я. Втроем веселее "зимовать". Но я то стремлюсь потратить патроны в тренировках. Мне не откажешь, но упущенной прибыли немного жаль. Мы с Хелен легко договариваемся. Да патроны я расстреляю. Зато согласен сэкономить на чем-нибудь другом.
   Например, на продуктах, одежде, снаряжении. Ведь мы считаемся в полевом выходе. И полевое снаряжение нам выделено. Спальники, посуда, палатки, плащи, сапоги, лодка, топливо, и многое другое. Делим. Часть этого мне пригодиться. Часть есть у Хелен из старых запасов. Вот так смогли отложить еще немного. Конечно доход маленький, но приятный. А с продуктами немного некомфортно.
   Запас консервов огромен и разнообразен. Есть и крупы, и приправы. И даже поливитамины с питательными добавками. Только мой организм требует морепродуктов. И это в сотнях километров от побережья. На ближайшие сто пятьдесят дней. Тоскливо.
  
  55. Самый страшный зверь.
   Еду в очередной обход удаленных приборов. Мне плевать на все. Еду в своей традиционной одежде. Ветер так приятно обдувает открытое тело. С одного из холмов вижу речку. Подъезжаю ближе. Да, так и есть. Среди камней течет прозрачная вода. Вправо и влево от этого места на берегах есть кусты, трава еще зеленая. А здесь только камни и вода. Метров сто чистого пространства. Ширина потока всего с метр. Глубину сейчас буду мерить.
   Ух! Какая холодная вода. Совсем не нагревается. Вау! Да тут рыба есть! Поймать руками не смог, стрелять в нее глупо. Надо удочку. Срочно! Пока не началось!
   Прыгаю на квад и мчусь на Пост. Ворота закрыты, никого не видать. Сам открываю, сам закрываю. И тут слышу странные звуки за углом.
   - А!- и немного утробный визг, типа "Ы".
   Хватаю карабин и бегу к постройкам. За углом прижались к стене оба Юрк. В своих берцах, плавках, ремнях с подсумками, очках и панамах. Трясутся и пытаются тихонько спрятаться, растворившись в стене, просочившись сквозь нее во внутрь. Смотрю под ноги. На земле приподнялась многоножка. Сантиметров двадцать точно, коричневая, мохнатая. Пошевеливает всеми усиками, немного покачивается, сейчас зашипит. И это всё? Пожав плечами, подхожу ближе, и давлю тварь толстой подошвой. Пауза.
   - Данке, данке шен!
   Оба рыжих бросаются ко мне. Обнимают, благодарят, целуют.
   - А! Отстаньте! Хватит!
   - О! Найн хватит. Ты ошень смелый! Ты герой! Эта тварь прыгать, ошень ядовит! О!
   Угу, как в анекдоте, "Ну, ужас, да, но ведь не "УЖАС! УЖАС!". А эти опять с поцелуями. Надо отвлечь.
   - Стоп. Скажите лучше, вон там есть ручей. Там есть рыба. А у вас есть удочки?
   - Найн.
   - А что есть?
   - Нихт.
   - Падла.
   - Что есть "падла".
   - Выражение досады и разочарования.
   - О! Мы придумать! Потом!
   Теперь уже я улыбаюсь глядя как два взрослых человека медленно идут по чистому двору. И внимательно осматривают гравий. Не ползет ли где еще САМЫЙ СТРАШНЫЙ ЗВЕРЬ - ядовитая многоножка. Угу, а как они надомной смеялись. После видео про змею, и мои пояснения. Это на экране кажется, что просто. Выхожу себе спокойно к группе людей. Показываю свежепойманую голыми руками тварь. Затем хладнокровно отрезаю, уже придушенной, змее голову. И бросив трофей, ухожу с безразличным видом. Да я после просмотра снова ходил и приглядывался.
   Смастерили с Хансом острогу. Для древка использую пластиковую трубу от водопровода. К ней припаяли поперечину с гвоздями. Гвозди загнули, расплющили, подточили. Вид получился грозный. Щас поеду пробовать. Рыбу хочу до урчания в животе. А завтра уже могут начаться дожди. По рассказам будет еще несколько дней с переменной погодой. Только я не намерен пропускать ни часа. Все остальные дела спокойно и во время дождя можно делать. К мокрому сезону готовы.
  
  56. Наступила осень, отцвела капуста.
   Рыба была, круной и шустрой. Острга была неудобной и "косой". В общем, не клевало. Потом я догадался опустить жало остроги в воду, и завести ее немного за камень. Просто сидеть в ожидании проплывающей рыбы оказалось вполне возможным. Неповвижность засады переносилась не в пример лешче неподвижности поездки или полета. А потом был резкий удар острогой по рыбе. И мля первая добыча! Чуть меньше килограмма! С крупными чешуйками, с пастью имеющей пилообразные зубы. МОЯ ПРЕЛЕСТЬ! Еле удержался, что бы не начать есть рыбу сырой. Стал караулить другую. Клев пошел! Про время я забыл. Сидел и острожил. Поймал шесть штук. Самой крупной оказалась четвертая, явно за килограмм. Немного похожа на стерлядку, только в панцире, а рот тоже внизу.
   Вдруг стало темно. Сначала испугался, что уже ночь наступила. А я ведь даже рацию не взял. Вот нет у меня еще правильного опыта поездок по Новой Земле. На кваде стоит приемник. Только он выключен. Может меня и вызывали.
   Огляделся кругом. Солнце было еще высоко, но небо стремительно затягивали тучи. Всё происходило в полной тишине. Как в дурном кино. Чистая небесная синева заливалось низкой чернотой. Горизонт со стороны набегающих туч был уже невидим. Оттуда приближалась серая стена. Резко похолодало. Все признаки не просто шквала, а урагана, бури, знаменитого американского торнадо.
   Быстро собираю вещи. Рыбу в мешок, мешок в тележку. Острогу привязать. И успокаиваю себя мыслями, что здесь не америка. Угу, Конфедерация и Техас. Куда уж американестей. Щас меня как Элли, или Гудвина, унесет в "волшебную страну". Угу, ведь планета еще не изучена. А исходя из прочитанной фантастиуи - это может быть и мир, состоящий из выдумок писателей. И подкрепленный множеством верящих в чудо читателей. А-а-а!
   Не успел. Первый порыв ветра был горячим и чистым. А затем пришла пыль. Быстро падаю на землю, сгибаюсь как в рекомендациях при аварийной пасадке самолета. Прячу лицо внизу. Руками закрываю голову. По голому телу ветер гоняет пыль и песок, всякий сор. Прямо как наждаком обрабатывает. И дышать тяжело - воздуха не хватает. Приходиться держать ладони возле рта, чтобы создать преграду потоку. Пыль сменилась холодным дождем. Как из ведра облили. Или под водопад сунули. Промок, замерз, устал, немного испуган. Если это начало дождей, то какое будет продолжение? Все говорят, что льет не переставая. Это мне теперь пешком идти на Пост. А какже квад? Бросить жалко. Очень мне понравилась эта машинка.
   Так же резко все прекратилось. И очень быстро разошлись тучи. Солнце буквально ударило своим тепломи светом. От мусора набившегося в мокрую одежду, от израненой, и теперь стремительно подживающей, кожи, от резкой смены температур, меня стало трясти и выгибать. Хотелось потягиваться, почесываться, залезть под теплое сухое одеяло, или в горячуцю ванну. Или под холодный душ.
   - А так и простыть недолго!
   Высказав в слух свои опасения сажусь в седло. Квад завелся. Еду. По мокрой траве, по сырой земле. Грязь летит во все стороны, руль пытается вырваться из рук. Еле еле дохал. Встречали меня оба рыжих. Хелен сразу потащила в ванную. Затолкала под душ, включила горячую воду.
   - Данке шен, Хелен.
   Мылся я сам. Но когда вышел и накинул халат понял, что всетаки заболел. Меня немного потряхивало, и голова кружилась. Юрк молча работали. Вызывает уважение такое поведение. Сначала испривить ситуацию - мне помось, а уже потом провести разбор и наказание. Зная мои потребности была приготовлена рыба. Жереную рыбу я ЖРАЛ руками. Благо кусочки были небольшие. И урчал как кот. Благодарно и с предупреждением. Мол, за угощение спасибо большое, но это все МНЕ, Потом, уже темнело за окном, пытался встать. Ноги не удержали пустую голову, сел обратно, виновато улыбнулся. Хелен подошла, приложила свою восхитетельно теплую ладошку к моему лбу. Что-то сказала. А мне оставалось только поблагодарить ее за заботу и упасть в темноту.
  
  57. Да всё нормально.
   Просыпаюсь в своей кровати, в комнате вагончика. Глова вполне ясная, ничего не болит. Чувствую начало нового дня. Настроени привычно поднимается, сейчас встану и буду делать разминку с потягушками. Легкость голого тела и...
  тот кошмар, что приследовал меня со времен пробуждения на базе Ордена случился на яву. Я проснулся в чьих то объятиях. Чужое голое тело прижималось к моей спине. По всему телу прошел озноб. Ведь совсем не помню как попал в постель. Неужели Юрк воспользовались случаем. Да я их убью. И еще раз! И еще! И ведь лежиз так по хозяцски держась за мою титьку!
   Вскакиваю и разворачиваюсь. Уф! Хелен! Быстро осматриваю и себя и ее. Голые. Смотрю на простыню - вся мокрая.
   - Гутен морген, майн либе!
   - ЧТО?!
   - О! Шутка! Ты болеть, быть очень холодный. Я тебя греть. Только я, только греть.
   - А... Э...
   - О! Я хотеть. Ты такой нежный, мягкий. Но ты спать.
   - М... Хелен. Спасибо тебе за помощь. Да. Большое спасибо. Но я должен точно знать.
   - Ха! Ты фройлян! Ты бояться другой фройлян! Ханс радость!
   - Эй, эй, эй. Никаких Хансов. Просто это так неожиданно. И...
   - Я, понимайт. Ты быть болен. Я тебя греть. Алес.
   - Спасибо.
   - Потом.
   Хелен встала и ушла. Не одеваясь. Собственно кого ей теперь стеснятся, мужа или меня? А мне что думать? Быстро проверяю постель. Нет, никакого криминала, просто следы пота, здесь лежал человек у которого была лихорадка. Угу, "чтобы отогреть замерзшего летчика, нужно положить рядом женщину, а лучше двух". Хелен вышла из ванной, теперь моя очередь.
   После завтрака фрау Юрк устроила мне "баню". Всё таки она начальник. Целый час распекала, ругала, грозила, увещевала. Выволочка была знатной. И правильной. Затем были лекция, практические занятия и зачет, по правилам поведения в удаленной экспедиции. Транспорт, связь, режим отлучек и распорядок дня.
   Жаль, что у нас такой боьшой языковой барьер. Ханс знает, кроме родног8о немецкого, английский и латынь. Хелен английский и немного русский. Все мы вместе знаем несколько слов на французском и испанском. Учить чужой язык пидется всем. И тут выяснилась еще одна неприятность. У меня плохо со зрительной памятью, потому традиционный метод, обучение с картинками, не подходит. Даже прежметы не запоминаються. Вкдь организм знает их под русскими названиями, и этого кму достаточно.
   - Ты не помнить. Плёхо.
   - Да, мне легче вслепую ходить, чем видеть и называть по другому.
   - Вас? Как слепой? Ханс, комин зе, битте.
   Хер Юрк умел читать таблицу Брайля - азбуку слепых. И даже возил с собой несколько таких книжек. Мои пальцы легко распознавали разные знаки. И выучили НЕМЕЦКИЕ названия. Дальше пошло проще. Только обучение шло в другой азбуке. Не через зрение, а через осязание. Быстро выучив буквы, выучил и слоги. Для пальцев было просто распознать любое сочетание знаков, а мозг знал только немецкие названия. И к вечеру я мог ЧИТАТЬ. Только вот перевод немного отставал. И акцент, по мнению четы Юрк, был смешным.
   Как и говорили старожилы - погода была обычной. Жара, солнце, безветрие. Мы еще раз проверили весь двор на готовность к дождям. И устроились ужинать.
   - Фройлян Лара, - неожиданно начал разговор Ханс. Но потом споткнулся. И заговорил с женой. Хелен удивилась, обрадовалась, затем обратилась ко мне, с просьбой. Продать один из моих индийских нарядов. Самый дорогой, самый расшитый, который мне и не нужен. Из-за юбки.
   - Да легко. А зачем он вам?
   - О! Ханс быть индийский фройлян!
   Мда. Вот теперь я точно знаю, что ночью ничего не было. И быть не могло. Слишком уж спецефические наклонности у этой парочки. Я их не привлекаю. Это успокаивает. Костюм я продал. А вечером пошел дождь. Сильный ливень, на всю ночь. Даже сквозь изоляцию потолка был слышен водопад, льющейся с неба. К счастью, глушивший иные шумы.
  
  58. Взаперти.
   Утро началось с грозы. К дождю добавился порывистый ветер, молнии и гром. Солнце было скрыто сплошным слоем туч, а потому мне было МЕДЛЕННО. Хараха. Неужели такая змеиная зависиность? Специально делаю энергичную зарядку. Немного взбодрился. Хелен и Ханс к завтраку вышли тоже немного ленивыми. Слегка растрепаные, утомленые, счастливые. Милая супружеская пара. Такие внимательные, заботливые, уравновешеные. Идеальные соседи. Смотришь на них и немного завидуешь. Ведь они любят друг друга. И выглядят как реклама НОРМАЛЬНОЙ семьи. Как они развлекаются - это их дело. Своих пристрастий не афишируют и не навязывают. Просто Хелен нравиться командовать. Всё по расписанию, все на "раз-два". Немцы, что с них возбмешь. Даже готовят только в мультиварке. Строго по рецепту, со специальными часами и весами на кухне. Зато чистота и порядок.
   Гром и молнии кончились, а ливень нет.
   - Хелен. А дождь всегда такой? Вот все три месяца?
   - Найн, будет больше. О. Лара, ты спросить меня. Всегда меня. Ты не говорить с Ханс. Плёхо. Теперь говорить Ханс. Только Ханс.
   - Да ладно тебе. Я с Хансом на уроках языка говорю.
   - Я?
   - Натюрлих.
   - Гут. Тогда идти говорить цвай фройлян.
   Угу, снова здорова. Эти уроки "пансиона фрау Юрк" меня начинают доставать. Я же не "благородная девица" при строгой наставнице.
   - Я не киндер. Хелен, мне кажется ты меня учишь слишком сильно. Может потому, что у тебя детей нет.
   Вот зачем я так сказал? У обоих Юрк так вытянулись лица. Хелен встала, и совершенно деревянной походкой ушлав в свою комнату. Ханс очень зло глянул на меня, и ушел к жене. Сижу, как дерьмом облитый. Сам ведь виноват. Иду к ним. Ханс гладит ПЛАЧУЩУЮ Хелен. Она лежит на кровати, он сидит рядом.
   - Хелен, Ханс. Я прошу меня простить. Я не хотел вас обидеть. Сказал совсем не подумав. Я не знал. Мне очень жаль. Простите меня пожалуцста.
   - Гут, -Хелен не повернулась, но отозвалась,- ауфидерзейн.
   Выхожу с еще большим грузом на душе. Ароде и простили, а вроде и нет. И ничего ведь уже не исправишь. Вот так ляпнешь, а попадешь в самое больное место. Надо себя отвлечь. Да хоть оружие перебреть. Эх, пострелять теперь не получится. Двор маленький, только пистолетная дистанция. Ну, хоть так.
   Весь день лил дождь. Чета Юрк ограничивалась при общении со мной только самыми необходимыми фразами. Так и разошлись на ночь, как совсем чужие. Эх, как неудачно началось наше вынужденное затворничество. Так стыдно. Завтра может дождь перестанет, тогда смотаюсь за рыбой. Ханс ее прекрасно готовит, и Хелен очень нравиться. Блин, да у нас семья!
  
  59. Новости бывают разные.
   Снова была гроза. И опять с утра. Похоже "зима" в этом году началась немного подругому. Без раскачки, сразу во всю силу. По мнения старожилов - очень необычно. Да и на Старой Земле так не бывало. Для ученых выпал редкий случай завфиксировать аномалию. Примирение прошло за завтраком.
   - Фройлян Лара, - официально начала Хелен. - Мы простить тебя. Забыть все слова. Не вспоминать киндер. Ты быть наказан. Теперь только дойч. Только фройлян Лара Джонс. Ферштейн?
   - Яволь, фрау Юрк.
   - Гут.
   Вот так. Только немецкий, и всегда говорить про меня в женском роде. Ладно, хоть язык выучу. Пригодиться.
   Работа закипела. Юрк сидят у компьютеров, я бегаю от датчика к датчику. Да подаю разную мелоч. Загоняли. У-у-у! Чувствую себя "остарбайтер" - угнанным в рабство гражданином СССР. Ну ничего "эсэсовцы", будет вам девятое мая! Так, с приколами, и работаем.
   Полдня гроза мешала радио. Затем Ханс стал ловить разные станции. И нашел одну. Оказалось, что на стоянке застряли нескоько машин. Все надеялись проскочить между дождями, да вот не вышло. Теперь пытаются докричаться до кого-нибудь. Всего километр от нас. Только сюда им идти незачем. Там помещений больше. Переговоры прошли с успехом. Наличие соседей обрадовало обе стороны. Нам веселее, а им мы сможен помочь.
   Хален быстро договорилась с янки. Те пошли на сделку с радостью. Благотворительность, блин, по западному. За деньги. Застрявшие в дороге люди признали, что это теперь до конца зимы. И стали обустраиваться всерьез. Жить можно и в машинах, а вот с продуктами сложнее. До весны не хватит. И тут Хелен. Она прикинула, что мы тоже можем урезать свои порции. И если точно расчитать рацион, то на продажу можно выделить значительную часть запасов. Именно на продажу. Если бы уже был голод, то да, помощь была бы бесплатной. В твк даже янки не говорили о халяве. Цену тоже не задирали. Но вот продукты будут списаны, по акту. Деньги делим на троих. Немного для меня неприятно, но возражать не буду. Это как в том рассказе, кого-то из старых американских фантастов. Когда космический корабль землян потерпел аварию, а "чужие" хотели туда проникнуть. Под видом спасателей. Только их не пускали. А когда прилетели настоящие земляне, то опознались по требованию оплатить спасательные работы. Другой менталитет.
   Теперь главный вопрос - доставка. Дорога исчезла. Земля уже совсем раскисла. И льет не переставая. А ящиков достаточно много. И доставить их надо все сразу. Потом уже стремно будет деньги просить.
   Придумали все вместе. Колеса квадроцикла увеличиваются за счет дополнительных приставок. Нечто вроде тазика из пластика. Точнее из половинок бочонков. Давление на грунт падает, можно "грести". Ханс достаточно ловкий техник и справился один. Мы с Хелен готовили посылку. Она перебирала запасы, я таскал и паковал. И укладывал в корыто. Прицеп увязнет, а "лодка" поплывет на буксире. Ехать тоже мне. Немцы достаточно эмансипированы, чтобы необращать, в работе, внимания на мой "пол". Да и по контракты - все тяжелые работы на мне. И просто, Ханс техник, но совсем не путешественник. Почти "комнатный ботаник". Хелен же уже я не отпущу. Кто из нас мужчина?
   Ох и поездочка вышла! Сам квад легко ехал даже по жидкой грязи. Но с груженой лодкой на буксире, только разбрызгивал мокрый грунт из под колес. Лодка имела страшную инерцию. Иногда это шло на пользу, но на поротах очень мешало, вплоть до остановки. Сплошной поток падающей воды не давал возможности разглядеть дорогу. Ехать медленно тоже нельзя - начинаешь буксовать.
   Зато встречали как первого косманавта. Огромной толпой и с качанием на руках. А когда поняли, что ЛАРА джонс, то затискали. Титькам больно было. Уф, как они мне жить мешают!
   На стоянке встретились две маленькие группы машин. Грузовые, пикапы, просто семейные джипы. Всего человек тридцать. С детьми. Все белые американцы. Пока не унывают. Собственно семья хозяина стоянки тоже не успела уехать. Вот они, с еще одним мужиком, и стали руководителями "общины". Уговорили всех поделиться вещами. И теперь вполне сносно дождуться окончания дождей. Готовить можно на постоянной кухне. Электричество есть, от ветрогенератора и биодизеля. Есть и прачечная, и теплый душ. Несколько навесов срочно обшивают стенами, из всего подручного. Большие машины разгрузили и оборудуют под спальни. Вообще этот застрявший мужик был очень деятельным. Бывший инструктор бойскаутов, Шон, большую часть изни провел в походах. А на Новой Земле в разных экспедициях. Ехал в Нью-Рино, отдохнуть. Теперь застрял здесь. Чему остальные только рады.
   - Миз Лара, ваш карабин неподходит для дождей, - он и мне успел помочь. Да, я слышал, что все М16 и их подобия очень капризны в случае загрязнения. Но опытный человек признал, что и от простого дождя М4 может перестать работать. Век живи - век учись. Остаться безоружным за пределами крепкого забора - путь самоубийцы. Надо поменять ствол.
   Последние прости и я еду на Пост. Теперь налегке. И по немного знакомой дороге. Завтра еще рейс. Славные люди. Похоже зима будет не такой тоскливой, как ожидалось.
   Юрк мне радовались не меньше американцев. И тоже тискали. Оба. И это выдержаные от природы немцы? Горячий ужин меня привлекал намного больше обнимашек. А Хелен все твердит про "фройлян". Есди предложит танцы с Хансом - перестану с ними разговаривать.
   Ксати, вместо такого ненадежного М4 буду носить дробовик. С пулевыми патронами. В самый раз для обороны. Далеко стрелчть не собираюсь, а вблизи двенадцатый калибр останавливит любого нападающего. Хоть ствол и больше размером, и тяжелее, зато надежнее и эффективнее. Еще можно попробовать ловить рыбу. Вершой, сеткой, еще как. Надо с Шоном поговорить, им нужнее.
   А приятно чувствовать себя героем. Косплей Лары Крофт, отыграл по полной.
  
  60. Темно, сыро, уныло.
   Новое утро прошло без грозы. Под самый обычный дождь. На Старой Земле я бы назвал его сильным, а здесь уже считаю простым. Режим дня тоже устоялся. Разминка, водные процедуры, завтрак. Проверка оборудования, обслуживание, смена расходников, создание архива данных, уборка. Теперь Квалифицированные специалисты приступают к работе, а я свободен.
   Вот только пора объехать удаленные датчики, да еще Ханс хочет с антенной поработать. Интересное дело. Радио есть везде и у всех. Но оно такое разное! Вот прием у нас лучше передачи, а на стоянке наоборот. Теперь пытаются совместить. По эфиру прошли слухи о множестве случаев с застрявшими в дороге людьми. Некоторые застряли даже не на стоянках, а в чистом поле. Вот все и стараются организовать спасение. Если выслать помощь не очень реально, то хотя бы дать знать о приютах можно. "Приют" - так и буду называть стоянку. Сегодня грозовой фронт ушел и радиосвязь возможна. Все пытаются использовать время максимально эффективно. Моё дело - поездки.
   - Хелен, а как вы в прошлом сезоне обслуживали удаленные датчики?
   - Шпрехен зи дойч.
   - Яволь. Значит, не обслуживали.
   Хелен улыбается. А ничего так, совсем нормальные люди, а то "немцы без чувства юмора". Ладно, где там моя одежда. Резиновые сапоги, резиновые брюки поверх сапог, с затяжкой на голени. Короткая плащ-палатка, или пончо с капюшоном. Под такой одеждой и ружьё прячется. Это уже косплей по мотивам "сталкера" или другой игры про выживание после крушения цивилизации. Учитывая местное население - "На следующий день". Только там действие было летом, в сухую погоду. Но уж лучше под проливным дождем, чем под радиоактивным пеплом.
   Квад проверен, заправлен, выезжаю. Скорее выплываю, на гребных колесах. Брызги летят такие, что похожу на катер с водометом. Знал бы, просил бы маленький аппарат на воздушной подушке. Тогда бы, у-ух!
   Как всё-таки грязно, сыро и противно. Даже немного рад изменениям в своем теле. Такая погода навевает дикую депрессию. А сейчас я вынужден шевелиться, физиология заставляет. Раз солнце над головой - двигайся. И сознание само переключается. Объезд прошел успешно. Теперь обед и поездка в Приют. С грузом.
  
  61. Нашего полку прибыло.
   Население Приюта встретило меня тепло. Нашлось место, где можно обсушиться, выпить горячего кофе. Запас кофе просто колоссален, а мне его вкус не очень нравиться. Но пью. За время отдыха сами приютовцы сделали всю работу. Разгрузили корыто-прицеп, даже заправили квад. Пытаюсь говорить по-английски.
   - Шон, у меня вопрос. В двух-трех милях есть река. Там. В реке есть рыба. У вас есть что-нибудь для ловли рыбы? Сеть?
   - Сейчас нет. Но мы придумаем и сделаем. Уже завтра.
   Среди толпы начались перешептывания и движение. Затем все ломанулись на улицу. Оказалось, что сюда ПЕШКОМ добралась группа людей. Они застряли прямо на дороге. Ждали погоды, но услышали радио Приюта и решились на пеший марш. Возглавил поход молодой мужик. С символом Инь-ян на одежде. Рост чуть меньше ста восьмидесяти, плечи узковаты, но спортивный такой шатен. Типичный янки, а символ даосов. Или прямо такой рукопашник?
   Преподобный Карл - вот кто он такой. Новая Земля вызвала появление новой религии. Ведь старые не смогли еще сформулировать объяснение жизни на других планетах. Да и все вера связана с определенными местами. А всякие буддийские и ведические течения не слишком понятны для европейцев. Тут и вылезла новая секта, собравшая все отовсюду. И реинкарнацию с кармой, и величие и трудность постижения божественного промысла. И многое другое. Из религий, из философских течений, из науки, из мистики.
   Единая Вера известна уже лет пять. И, как не странно, вполне принимается окружающими. У этих сектантов такая позиция - полный пацифизм и постоянный поиск нуждающихся в помощи. Уважаю такую самоотверженность. Как Данко, преподобный Карл вел доверившихся ему людей. Сквозь поток воды, по раскисшей земле. В окружении хищников. Довел всех, целых и невредимых. Теперь есть кому "окромлять" страждущих. С его авторитетом не поспоришь. Да и заслуженный он.
   - Миз Лара, - на прощанье ко мне подошел Шон, - возьмите.
   - Это что?
   - Так лучше.
   Шон подал мне две пластиковых коробочки. Оказалось - что это такие обоймы, для ружейных патронов, их на пояс крепят. Традиционный ленточный патронташ выглядит брутально, но тяжел и неудобен. Надо помнить - где какие патроны стоят. А так проще. Две штучки на поясе, в каждой свои патроны. Достаешь пальцами, как винтовка из обоймы. Действительно удобнее.
   - Большое спасибо.
   - Завтра будет что-нибудь для рыбалки.
   - До свидания.
   - До свидания.
  
  62. По лебедям.
   - Гутен морген, фрау Хелен, гутен морген хер Ханс.
   - Гутен морген фройлян Лара.
   - Гутен морген Лара, - сегодня Хелен не в настроении. Ну, это их дела, зато с поцелуем не лезет. Сдержанные немцы, блин. Ага, типа мы ТАКИЕ друзья, что утром можно и чмокнуться. Угу, и с Хансом. Нет уж. Будем здороваться официально. Хер вам хер и херен. И опять идет дождь. Без грозы, но проливной. Сегодня поездок не будет. А, найду чем заняться.
   После всех обязательных утренних дел, даже Юрк вышли во двор, под навес. Дождь перестал. И ветерок был. Все ждали, что хоть краешком, но солнце выглянет из-за туч. Даже светлее стало. И облака посерели. Ожидание оказалось напрасным. Вода не иссякла на небе. Дождь стал накрапывать. Редкими, крупными каплями. При довольно теплом воздухе. Угу, грибной дождь.
   Кстати о грибах. Пойду-ка я на рыбалку. Хоть проверю речку. Сказано - сделано. Квад всегда наготове, одежда и снаряжение собраны. Уже привычный порядок, а ведь всего три дня так. Ханс поулыбался и ушел к радиоприемнику.
   До речки я доехал. Умный человек планировал расположение Поста. Нигде не образовалось непроходимого ручья. Вода стекала в другие стороны. В ту самую речку. Которая теперь вздулась до неприличия. Метра три стала шириной. И очень мутной. Острога теперь бесполезна. Или верша или сеть.
   - Лара! Лара! Фройлян Джонс! - ух ты, радио надрывается.
   - Слушаю.
   - Дорога на север, пять-шесть километров. Люди. Ты едешь туда. Сейчас. Смотреть и говорить.
   - Яволь, - значит на связь вышли еще какие-то застрявшие, съездим, посмотрим.
   Что сказать, улов был шикарный. На дороге застрял караван грузовиков. Четыре штуки. Все однотипные, с длинной базой, на трех осях. Вместо кузовов смонтированы домики. По четыре двери с правого борта. Маленькие купе без коридора. Девять женщин и пять мужиков. Походный бордель. Угу, реклама прямо на стенках фургонов. Спрятанная, но вот ветер немного сорвал маскировку. Так они собственно и скрывать не стали.
   Поговорили, как смогли. Перебираться в Приют они не желают. Машины специально приспособлены для жилья, а там тесно. Запас продуктов небольшой, но свой. Хотели просто установить "добрососедские отношения". Эти люди привыкли быть чуть-чуть в стороне. О себе позаботятся сами. Забавные соседи. Эх, не будь титек - стал бы постоянным клиентом. Появилось жгучее желание. Падла! А чем работать то! А-А-А!
   На Пост ехал очень злой и нервный. Ох, Миша Светлов, все из-за тебя. Встречу - убью.
  
  63. Один на всех.
   Ох, и неделька выдалась! И это назвали скучным сезоном! Да тут мотаешься, как МЧС по тайге. То понос, то золотуха. И кроме меня некому. Юрк слишком домашние, квад принадлежит компании, и передавать посторонним нельзя. Зато придумали много усовершенствований.
   Достучались, по радио, до одной фермы. Там конечно свои застрявшие нашлись рядом, но и проблем меньше. Прикупили у них продуктов, арендовали трактор. С его помощью перетащили два жилых грузовика с веселыми девками. В Приюте стало легче с ночлегом. Еще купили старых тракторных колес. Поставили шины на квад, как у "дутиков". И даже кабинку смастерили на кваде. Получился такой монстр! Полдня все вокруг него фотографировались. И просились покататься. Теперь езжу с комфортом, не мокну, не вязну.
   Смастерили нечто вроде вершей, сплели сеть - как большую авоську. Добываю рыбу. И змей. Вот противные гады. Никакой дождь их не пугает. Ползают где попало. И плавают. Мне для такого дела специальный пистолет подарили. Два ствола, вертикально, с дробовым патроном. Угу, типа "диринжер", только побольше. И весь в узорчиках. Старались сделать приятное для ДЕВУШКИ. Ну да, вид-то у меня, о-го-го какой. Лысая, в камуфляже, резиновых сапогах, усталая добытчица, кормилица и защитница. Неприступная и суровая амазонка. С большими титьками и РОЗОВЫМ пистолетом. Типа намек на желание быть женственной. Три пацана, да и две девчонки, от двенадцати до пятнадцати лет, все наши тинэйджеры, смотрят такими восхищенными глазами! Мужики животы втягивают, плечи распрямляют. Так некомфортно, просто ужас.
   Преподобный Карл ведет проповеди. И по радио, и так. Говорит, в принципе, разумные вещи. В мире есть две силы. Добро и Зло. Порядок и ХАОС. Бог есть персонификация добра. Обе силы могут иметь разумных представителей. Во всех мирах, на всех планетах. Человек создан и наделен силой для помощи Порядку. Но имеет свободу воли и выбора. Чем пользуется Зло, сбивая людей с пути истинного, затуманивая, соблазняя. Идя по выбранному пути человек, или другое разумное существо, может достичь большого могущества. Стать магом, для простоты слова. И использовать свою силу уже на новом уровне. И опять же, от самого человека зависит направление приложения сил. В помощь другим, на закрепление порядка во вселенной, или во зло, в разрушение своей у чужой души. Для СВЕТА неважно занятие человека, важны плоды его трудов. Солдат тоже нужен, хотя желательно обходиться совсем без насилия. Даже для самозащиты. Любая созидательная и просветительская деятельность приветствуется. И оказание услуг - основное занятие для Единоверующих. Для простых людей даже знать про такую церковь не нужно. Спасение придет независимо от молитв и поклонов. Важны поступки человека и его устремления. В природе есть мужчина и женщина. Они разные, и не должны устраивать соревнований. Пара должна дополнять друг друга. Именно пара, муж и жена. Мужчина и женщина. Других вариантов не может быть. Остальное от Лукавого.
  Папа и мама, рожают и воспитывают детей. Аборты осуждаются. Подкидыши раздаются в полные семьи. Родители бросившие своего ребенка - подвергаются полному бойкоту. Вмешательство в природу строго ограничено. Только севооборот, немного селекции. Никаких игр с ДНК и клонированием. Пластическая хирургия допустима в пределах исправления травм. Смена пола - нарушение порядка вещей. Осуждается всеми силами. Все наркоманы, пьяницы, геи, лесбиянки - слуги Тьмы. Сами верующие убивать не могут. Зато могут НЕ оказать помощи. Предупредить соседей. Выгнать, не покупать, не общаться.
   Проповеди и толкования шли постоянно. Меня это немного утомляет. С жизненной позицией согласен, но вот с мистическими дополнениями нет. Слишком много всего. И карма как обязательный набор испытаний. И перерождение в следующую жизнь, с учетом плюсов и минусов прожитой. И рай и ад. И Бог и возможность стать богом. Все в одной куче. Наследие образования и безверия чувствуется мне. Попытка современного ученого материалиста ПОВЕРИТЬ,
  Слушают его охотно. Это видимо американская черта. Где в каждой деревне своя отдельная вера-церковь. Если человек назвался преподобным, значит, имеет право. Говорит доступно, значит правду. Верим ему, значит идем за ним. А там, куда он выведет. Главное не отвлекаться. Особенно рьяным послушником стал Шон. Вот ведь, и старше проповедника в два раза, и повидал больше. А слушает, раскрыв рот. И постоянно приводит примеры из жизни, прости истолковать.
   Мне то что. Я тут недолго бываю. А как терпят другие. Моя же работа интересная. Объехать отдельные приборы. А затем уже за рыбой. И себе на Пост, и всем остальным. Американцы пешком не ходят. Тем более под дождем. Да еще дальше сотни метров. Вот и катаюсь. А мне и хорошо. Не сидеть в четырех стенах. Только опасно стало. Змеи эти. Отстрелишь ей башку. А потом смотришь на извивы длинного тела, аж противно. Но надо взять ЭТО в мешок. Приютовцы за мясо очень благодарны. Квад заправляют. А еще у нас один молодой парень пропал. Веселый такой был. Розыгрыши любил. И исчез. Все подозревают свиней, или других хищников. Сейчас для зверья голодный сезон. Вот и сожрали полностью. Бесследно.
  
  64. А вот и они.
   - Да вы с ума сошли!
   - Дойч!
   - Вот тебе дойч. Ваше поведение совершенно неприемлемо, хер Юрк и фрау Юрк!
   - Что тебе не нравиться?
   - Ваш внешний вид это неприлично.
   - Неприлично будет справлять нужду прямо здесь. А это вполне прилично. И мы знаем, что тебе тоже так нравиться. В этом нет ничего постыдного. Присоединяйся.
   - Угу, вам ведь только этого и надо.
   - Да, ты очень красивая. И мы водим новую форму одежды.
   - Да, да. Яволь. Только вот я еду на рыбалку. На весь день.
   - Сегодня много роботы здесь. Внутри теплого и светлого помещения.
   - Хелен, не надо усугублять. Нам ведь еще очень долго жить и работать вместе.
   - Хорошо. Можешь ехать. Только тебе все равно придется к нам присоединиться. Пусть даже завтра.
   - А вечером, как обычно, массаж.
   Вот зараза! Совсем уже сдурели. Электричества у нас завались, вот и прибавили температуру внутри. И разделись. Совсем. Им так удобнее. Они так всегда ходят. И мне тоже так нравиться. Да, нравиться. Кожа зудит под одеждой. Только голышом и можно ходить. Но не на виду же у других! А эти проявили свою суть нудистов. Да еще эти сеансы массажа. Теперь не только видеть буду, но и трогать РЯДОМ.
   А пальцы требуют работы. Вот и проболтался про массаж. Оба Юрк в восторге. Мне бы кто помассировал. Угу, Ханс вполне готов, а Хелен еще и поможет.
   С другой стороны придется привыкать. Сегодняшнее утро показало, что я не готов к жизни в современном обществе. Дело не в голом мужике, а в принципе. Сейчас на пляже никого не удивишь девушкой топлес. А девушки не визжат при виде голых мужиков. Реакции проще, можно даже делать вид, что не замечаешь. Но нужно тренироваться. Вот Юрк мне и помогут.
   В расстроенных чувствах залез в квад и поехал за рыбой. Сегодня лил средний дождик. Видимость метров двадцать. Слышимость еще меньше. Хоть ветер стих. А то вчера так дул, думал сорвет крышу. Целый день на улицу не выходил. И связи не было. Как там соседи поживают.
   Рычащий квад выскочил на прямой участок дороги, и прибавил скорость. Впереди показалась речка. Останавливаюсь. Первым делом надо осмотреться. Выхожу из квада с ружьем наперевес. И не зря. С двух сторон раздается визг и хрюканье. Из пелены дождя выдвигаются большие туши. Свиньи-падальщики. Всеядны, злобны, опасны. Нападают и на живых зверей, и на людей. А патрона в стволе нет!.
   Отбегаю в сторону, дергая цевье. Обе атакующие хрюшки, метра два длинной, полтора высотой, поскользнулись. Видимо они знали, что такое машина. И нападали на меня, а не на квад. Когда я отпрыгнул в сторону, захотели повернуть. Только вот раскисшая земля была очень скользкой. Стреляю в ближайшую. Выстрел проходит второпях, пуля попадает в спину. Еще выстрел, в голову. Двенадцатый калибр в упор пробивает лоб твари. Та падает сразу. Вторая спотыкается об неё. Это мой шанс! Выстрел, еще, еще. Пусто! А свин уже на ногах и целиться на меня.
   Вот какие удобные обоймы для патронов подарил мне Шон. Пальцы легко подхватывают патрон, он сразу в нужном положении, его удобно вставлять в магазин. Даже на бегу получается. И еще два патрона. Стоп. Хватит бегать вокруг машины. Пора стрелять. Свинье было бежать дальше, я успел. Все три выстрела попали. Тварь упала у самых моих ног.
   Сейчас бы выпить. Может курить попробовать? Вдруг поможет успокоиться. А где еще свиньи? Они же всегда ходят стаями, а не парами! Трясущимися руками заполняю магазин ружья патронами. Передергиваю затвор. И еще один патрон. Всё, все шесть. Ой, а первыми загнал с пулей, а потом в картечью. И теперь именно картечь в стволе. Нафик мне патроны с картечью? Надо только пулевые таскать. Тишина. Ну и хорошо. Собираю снасти с рыбой. Туши свиней мне не сдвинуть. Придется обойтись в будущем без рыбы. Это теперь надолго.
   Ехал прямо в Приют. Рыбе все радовались. Мясо падальщиков никого не привлекало. В принципе оно съедобно, даже вкусно, но все брезгуют. Если бы уж совсем нечего было, то да, а так, нет. Скинулись и выдали мне пулевых патронов для ружья. Всего с десяток. Н ходовая здесь вещь. На охоту ходят, чуть ли не с пулеметом. А для обороны дома лучше картечь.
  
  65. Видали мы и пострашнее.
   Через день не выдержал и поехал на речку. Вот хочу я рыбу и все. И змеиное мясо мне понравилось. Сами змеи вызывают омерзение. А вот на вкус очень даже хороши. Попробую половить немного в стороне от гниющих туш.
   До речки добрался уже привычным образом, разбрызгивая грязь большими шинами. Туши лежали на месте. Близко к ним не подъезжал. Сам то запахов теперь не чувствую, но вот и пропахнуть не хочу. Да и помню, как противно может вонять падаль. Ветер на встречу, значит там и встану. Пусть даже случайно на меня не принесет. Место выбрал почти на краю зарослей. Тут и камней не было. Пека еще шире стала. Даже кусты залила. Надо поосторожнее закидывать снасть. Можно и за ветки зацепить. И вообще, у зарослей опаснее. Все старожилы так говорят. Патрон в патроннике. В магазине ружья и на поясе только пулевые заряды. Пацифизмом пусть Карл страдает. На что уж Шон совсем стал ему в рот заглядывать, а с оружием не расстается.
   Чье-то присутствие я просто почувствовал. Как знание. Вот ОН. Теперь рядом. Медленно поворачиваю голову. За квадом прячется здоровенная ящерица. Комодский варан, не иначе. Одна торчащая башка больше полуметра. На высоких лапах. Стоит неподвижно. Только раздвоенный язык мелькает среди зубов. Пасть приоткрыта, всё видно. Прямо как в мультиках. Два ряда кривых, длинных гнилых зубов. Так и замерли мы оба. Ждем. Смотрим каждый одним глазом.
   С такими зубами - это не травоядное. Видимо привлекли туши свиней. А потом шум мотора. И ветер был ОТ меня. Тварь и пришла. Вот у ящера стала надуваться шея. Как воротник. Во все стороны натянулся кожаный круг, с цветным узором. Скалистый варан! Одна из самых опасных тварей северного материка. Хищник. Людей жрет с удовольствием. Да сколько можно! Уже третий раз меня хотят съесть. И, кстати, первый дракон был покрупнее.
   Движение мы начали одновременно. Варан, молча, бросился на меня, разевая пасть в надежде одним укусом решить все вопросы. Я с разворотом тела вскинул ружье. Еще не прижав приклад, уже выстрелил. И стал смещаться в сторону. Скользкая земля меня подвела - я упал. Прямо под ноги варану. Тварь попыталась меня укусить, но ухватила только ружье. Прямо за стволы, еле пальцы успел отдернуть. Выстрел был в бок. Ящеру разорвало щеку. Мотнув головой он вырвал оружие у меня из рук, раззявил пасть и зашипел. Пасть была страшной, огромной, и уже полной крови.
   Мои руки сами выхватили другой ствол. Дурацкий противозмеиный пистолет. Как я сообразил стрелять в глаза? Дракону это не понравилось. Лишившись зрения, он не отступил, но замер. Стал страшным шипением выражать свои чувства. Я ушел в перекат, в сторону квада. Слепой дракон уловил движение и напал, но промахнулся. Теперь я стою на ногах. В руках острога. Надо умудриться попасть твари прямо в пасть. Это единственный вариант. Ящер недвижим. Только язык дергается. Так, он тоже может чествовать движение, и еще запах. Он быстр, но у меня есть зрение. А он быстро восстанавливается! Местные легенды говорят о просто чудодейственных лекарствах из желез мертвого дракона. А уж для себя самого - он расстарается вовсю.
   Чуть шевелю ступнями, для устойчивости, и провокации. Ящер прыгает, снова разинув пасть. Острога входит в нее глубоко. А я отпрыгиваю. Нет, это меня сбил хвост ящера. Правда, уже вскользь. Ноги не сломаны. Древко остроги перекушено! Это полипропиленовую то трубу! Вот только страданий дракона это не облегчило. Восемь загнутых гвоздей, всей гребенкой, на всю длину воткнулись ему в горло. Даже шипеть не может.
   Пока ящер занят бегу к ружью. Зря. Ствол погнут! Вот это силища! Хоть и маленький, а здоровый! Это в первый момент мне показалось, что ящер просто огромный. А так - с немецкую овчарку. Да, миром мы не разойдемся. От туши свиней приближались еще тени. Всё, война кончилась, бежим!
   Запрыгиваю в кабину, пытаюсь завести мотор. А сразу четыре ящера грызут колеса. Шипят все. Прокушенные шины, ящеры, я сам.
   - Вкус резины им не нравиться. Не фиг было кусать! С дороги!
   Пытаюсь сам себя подбодрить криком. Колеса изодраны в клочья, но твари не отстают. Тогда я начинаю давить их, прямо ободами. С таранной тактикой ящеры знакомы, но вот привыкли нападать сами. И совсем не умеют отступать и уворачиваться.
   С диким азартом, я раза за разом, прокатываюсь по телам ящериц. Квад легкий, но есть еще и мой вес. К тому же резина почти слетела с колес, и острые края ободов сильно давят. Победила техника!
   Пять ящериц еще шевелиться в грязи. Но это уже не страшно. Я ГЕРОЙ! Достаю молоток, нахожу остаток трубы. Получается очень длинная рукоятка. Теперь мне не надо приближаться к еще живым ящерицам. Можно разбить им головы чуть с большего расстояния.
   Теперь соберу все веревки и привяжу трофеи к кваду. Ехать будет трудно, но иначе ничего не выйдет. М-да. Не вышло. Не едет квад по жидкой грязи на ободах. Совсем не едет. Придется играть в бурлаков. Угу, "я и баба, и мужик, я и лошадь, я и бык"! А-А-А!
  
  66. И хватит, пожалуй.
   За ради посмотреть на такой трофей, на Пост пришла целая делегация. Хоть Хелен Юрк и была против чужого присутствия, но тут даже она не сильно возражала. Пять крупных ящериц. Это оказались не знаменитые вараны, из желез готорых делают "панацею". Но тоже очень опасные хищники. Добыты в рукопашном бою "фройлян Ларой". Их снимали на фото и видео. Измеряли и взвешивали. Процесс разделки тоже был заснят. Кожу, клыки и когти мне обещали выделать и подарить на память. Бесплатно. За красивые глаза, и в знак восхищения. Угу. Мясо было съедобным. Не деликатес. Но все думали, что оно укрепляет здоровье.
   Накрылась моя рыбалка. Квад обещали починить. Но к тушам свиней обязательно придет еще кто-нибудь. И так может быть много раз. Рисковать я не буду. Перетерплю. Кому хочется рыбы - сам идет и ловит. Вообще не буду выходить из дома. Даже на обход приборов. Юрк их в прошлом году ни разу не посетили. Ничего, стоят и работают. А в Приюте народу много, им скучать некогда.
  
  67. И снова здорово.
   Приютовцы снова арендовали тот трактор. Сами съездили к речке. Оттащили гниль в сторону, подальше. Наловили себе рыбы. Нашли моё ружье, там и повредлен то только магазин оказался, отремонтировали. Отбуксировали квад на Пост, помгли с починкой. И потом еще привезли шины. У меня снова есть транспорт. И я снова единственный кто может ездить по округе. Трактор дорог в аренде, да и топливо кончилось. Только ездить надо очень осторожно. Пропал еще один человек. А пятилетний сын хозяев стоянки стал немым. Он видел нападение какой-то твари на того, пропавшего. Так напугался, что теперь почти все время в ступоре. При любом резком движении или звуке вздрагивает. И глаза закрывает. Подробностей от него не узнаешь. По ночам спит плохо. Только при свете, в обнимку с родителями. Плачет и ворочается. Жалко мальчишку.
   Преподобный Карл меня достал! Угу. Такие проповеди читает! По поводу и без повода. Народ и так в легком стрессе. По окончании дождей это вообще зомби будут. Угу. Так и вижу картинку. Во главе толпы неразумных фанатиков идет Шон, как самый здоровый. А Карл, как тот пастор из "Человека с бульвара Капуцинов", натравил толпу на жертву, и радуется. Под благочестивые разговоры свою похоть тешит.
   Этим, сектантам, можно иметь секс. И жениться не обязательно. Угу. Главное все делать по обоюдному соглашению. И детей растить. Вот пусть с веселыми девками и растит. Козел.
  
  68. Неспешно.
   - Фройлян Лара, сегодня день проверки дальних приборов.
   - Хелен, ты издеваешься?
   - Это юмор. Конечно ты никуда не пойдешь. Мы славно проведем время все вместе. Работы всё равно не будет.
   - Так ведь вам и нужна такая гроза для изучения.
   - Да, это так. Но лучше не вмешиваться в работу приборов. Пусть просто записывают все данные. В этом году особенно удачно получается. Три человека могут сделать больше двух. Я буду подавать отчет и укажу твою помощь. Может быть будет премия.
   - Спасибо большое, деньги действительно нужны.
   - А куда ты поедешь потом?
   - Пока не знаю. Вообще мне такая работа нравиться. Ведь в сухой сезон такие наблюдательные посты тоже работают. Можно еще куда-нибудь. Тоже в стороне от людей.
   - О, я предлагаю тебе ехать с нами. Сначала в отпуск. Сорок дней на Кубинских островах.
   - Спасибо Хелен, но я продолжаю утверждать, что мы только друзья.
   - Ты нам нравишься. И мне, и Хансу. И...
   - Перебью тебя. Об этом уже говорили. Нет. Только дружба.
   Жизнь в замкнутом пространстве, с двумя отвязными нудистами немного напрягает. Если к общей обнаженности привык легко, то вот к приставаниям отношусь крайне отрицательно. Даже предлагаемые варианты слушать не желаю. Сбежал бы, да хоть в Приют. Глядишь, пока туда, пока обратно, так и еще один день пройдет. Сегодня не получится. Над нами бушует гроза. Точнее шторм. Или еще какой-то природный катаклизм. Молнии сверкают самых разных форм и размеров. И во всех направлениях. Ветвистые, изломанные, цепочкой шариков. От неба к земле, от тучи к тучи, вдоль горизонта. Гром гремит не переставая. Ветер дует ужасный, так, что дождь параллельно земле идет, временами. И вода, вода, вода. А семья Юрк спокойна. Подумаешь гроза, это нормально. На Новой Земле и такие бывают. А для меня так просто конец света. Началось с раннего утра, и вот уже весь день. И конца края не видно.
   Сделали и уборку в помещениях, и перебрали рабочие места. У немцев и так порядок, но хоть пыль протереть. Все дела сделаны, становиться скучно. Надо срочно отвлечь Хелен и Ханса, а то приставать будут. О, вспомнил.
   - Ханс, а у тебя нет программы с азбукой слепых и на других языках. На английском, например.
   - Нет, только немецкий. И, кстати, пришло время повторить домашнее задание.
   Ну, вот и хорошо. Если ученые немцы занялись учебой, то ни на какие глупости уже отвлекаться не будут. А язык я здорово подтянул. Читаю уже и просто текс, свободно, без словаря. Даже писать могу. Главной проблемой осталось произношение и восприятие на слух. А тут еще и английский мешает. Приютовцы сплошь американцы. И хотя на Новой Земле они стали чуть меньше задирать нос перед другими, но языков они не знают. Правда, все говорят, что это уже нетипично для Новой Земли. Здесь знание трех-четырех языков - норма. Наиболее популярны - английский и русский. Затем идет язык соседей и деловых партнеров. Даже "девушки" выучили с десяток слов на каждом языке. Для разговора маловато. Пользуясь моментом, учусь сам. Преподобный Карл хотел помочь. Ему вера велит знать все языки. Даже язык жестов для глухих. И он ЗНАЕТ. Но не нравиться мне Чарли. Слишком правильный какой-то. С подозрением я отношусь к таким, без единого недостатка. Особенно если они других много учат. Навязчиво так. Сектант и есть сектант. Лишь бы заманить. А чем там они на самом деле занимаются - никто не знает. Может они извращенцы, какие. Сколько таких историй было. Особенно в их Америке. С виду такие милые, добренькие, честные и благородные. А за забором оргии с пытками, наркотики и рабство. Если бы не такой случай, то не смог бы он распропагандировать такое количество народа. Повезло ему. Слушателям просто сбежать от него никуда. И ведь уже ВСЕ его почитают. Прямо ВОЖДЬ, лидер, наставник, просветитель. Слова про него плохого не скажи. "Паства" готова любого разорвать. Ну, пока не разорвать, а вот бойкотировать точно. Не нравиться мне всё это, ой не нравиться. Хоть бы еще один нормальный человек нашелся, для компании. Юрк не авторитет в Приюте - слишком далеки, в общих делах не участвуют. Мог бы Шон, но он сам самый большой поклонник Карл. Остальные совсем уже без права голоса. Даже Тэд - хозяин кемпинга. Тэд оказался простым мужиком, без амбиций и претензий. Легким в общении, но без лидерских качеств. Для владельца сервиса - очень хорошо. А вот в случае чего - очень плохо. Пойдет за любым, кто скажет, что знает как. И сам пойдет, и семью поведет, и другие за ним пойдут. Ведь он хозяин места, а значит имеет и авторитет. А куда может вести сектант - никто не знает. Вроде и человек не плохой. И даже привел людей, спас их. И говорит очень правильные вещи. Только тревожно мне. Неуютно.
  
  69. Слухи.
   Двое суток бушевал дикий шторм. Это на суше-то. А что бывает на море, или на побережье? И так, говорят, может быть еще два месяца. Угу, зима так зима. Если летом только жара и солнце, то зимой природа отыгрывается. Только ветер, вода и грозы. Дождь сменился на легкий, почти грибной. Появилась возможность установить радиосвязь. От города до фермы, от фермы к кемпингам, от кемпингов до других ферм и городов. От одной станции к другой. Почти как сотовая связь. Только по очереди. Рай для радиолюбителей. Они захватили поле передачи сообщений на большие расстояния. Ха, наверное и не дают развиваться мобильной телефонии, и компьютерным сетям. Сколько проектов тут было! Не один до конца не реализован. По разным причинам, но телефоны работают только в городах. И на некоторых участках дорог. Где владельцы мотелей и заправок согласились обслуживать ретрансляторы. Отсутствие интернета, на мой взгляд, тормозит и общее развитие. Слишком долго идет информация, по телеграфу, и по радио.
   Как бы то ни было, но такие переговоры как сейчас очень забавны. Напоминают пересуды бабушек у подъезда. "А вы слышали... А вы знаете... а вот говорят...". Впрочем, и этому все рады. Есть слухи - значит, есть живые люди. После такого шторма начинаешь сомневаться в существовании человечества вообще.
   Через наши станции, и Поста, и Приюта, и фермы Трактористов, прошел слух. Из Порто-франко сообщили. В сезон дождей Орден прекращает прием переселенцев. Базы почти консервируются. Но железная дорога может работать. И иногда из-за ленточки приходят грузы. Только это опасно - включать ворота во время грозы. На этот раз всё вышло еще хуже. Подробности неизвестны. Орден про Ворота всегда молчит. Только есть очевидцы. На одной из баз в Ворота попала молния. Или еще что. И пошла какая-то индукция. От одних Ворот к другим. И сразу все Ворота сработали неправильно. Сплошная авария.
   Дальше слухи стали обрастать самыми неправдоподобными деталями. Но наиболее достоверной версией все считают ту, в которой Ворота перестали работать. ВСЕ и СОВСЕМ. Тоесть мы теперь в автономном плавании. Связи со Старой Землей нет, и не будет.
   Такая информация буквально потрясла людей. Сначала все думали "Да как же так!", потом "И что теперь будет?". И стали сами отвечать на этот вопрос. Как обычно, каждый сам, в меру своей испорченности. Общим мнением стало - Орден теперь не авторитет. Все, теперь он никому не нужен, и его распоряжения не имеют силы. И надо бы деньги снять, со счета в орденском банке. И перевести всё в золото. На всякий случай. В городах уже очереди возле банков. Орден говорит, что Ворота не влияют на все остальное, правительства призывают к спокойствию. А население начинает готовиться к чему-то плохому. Все знают - если говорят, что будет хорошо, значит будет плохо. Недоверие к своему правительству, некоторая самоизоляция, и стремление быть себе на уме, очень характерны для ВСЕХ жителей Новой Земли. Люди с иными принципами здесь просто не выживали. Теперь это сказывается.
   В Приюте организовали отряд самообороны. Ситуация как у Дивова в рассказе "Параноик Никанор". Даже МНЕ теперь опасно приближаться к ним. Надо договариваться заранее. Надо опознаваться по радио на подходе. Встречает пеший патруль, чуть не обыск устраивает. Совсем у людей нервы испортились.
  
  70. Пасьянс.
   - Здравствуйте, мисс Джонс!
   - привет парни. Как служба?
   - Спокойно, мисс Джонс, только сыро.
   - Ну да, сезон.
   - Проходите, пожалуйста. Как улов сегодня?
   - Сегодня еще ничего, а вот потом уже и не знаю.
   Прохожу мимо охраны за ограду. Парни, из вышибал борделя, помогают протолкать квад. У рыльца меня встречают лидеры общины - преподобный Чарли, и его зам по силовым действиям Шон. Хорошо этот Карл устроился. Говорит о милосердии, о всепрощении, сам без оружия. А всё работу за него делает Шон. Совсем уже в раба превратился, из тех, что заботятся о хозяине больше чем о себе. Служит не за страх, а за совесть. Неприятно это - такие изменения в человеке. Ведь был сильной и самостоятельной личностью.
   - Здравствуйте, мисс Джонс, - это преподобный.
   - Здравствуйте, миз Лара, - это Шон.
   - Здравствуйте, джентльмены, - и мне приходиться быть вежливым.
   - Сообщаю вам, что дороги совсем промокли. Ехать невозможно. Река стала шире, берега превратились в болота, по воде плывет всякий мусор, а дно стало мельче, у берега. Боюсь, что рыбы больше не будет. И снасти рвет и не добраться.
   - Это очень печальные новости, мисс Джонс.
   - К сожалению, от меня здесь ничего не зависит.
   - Да, мы понимаем. И очень ценим Вашу помощь нашей, так внезапно образовавшейся, общине. Проходите в дом.
   Угу, вот с этого и мог бы начать. На дворе сыро, я долго ехал по грязи. Руль всё пытался руки мне оторвать. Пожалуй, пора завязывать с поездками. В холле тепло, но душно - надышали. Проветривать лишний раз не хотят - отопление слабое. Если готовят на газовой плите, с баллонами, то греть помещения приходится и электроприборами, и дровами. Но запас дров и газа был изначально маленький. Ведь Тэд рассчитывал уехать, а не зимовать здесь. Теперь большая толпа народу старается придумать разные способы обустройства. Снимают генераторы с машин и ставят их в водостоки - хоть немного, но лишнее электричество. Перебрали все вещи и осмотрели постройки. Сделали запас сухого горючего. Слили в канистры все топливо. Люди работают, только вот скучно им, да и все запасы на виду. Продуктов мало, топливо мало, а ждать помощи можно только через девяносто дней. Считать все умеют. И подозревают, что на всех может и не хватить. Оттого волнуются люди. Порции маленькие, немного голодно, а это всегда ведет к раздражительности. И очень уж разные люди здесь подобрались.
   Семья хозяев кемпинга. Тэд с женой и тремя детьми. Все на него смотрят - владелец места, а он ни рыба ни мясо. Привык жить чуть в стороне ото всех. Да по простым правилам. Приехал человек - уехал человек. Ни хлопот, ни забот.
   Преподобный Карл - вот уж лидер. Точнее идеолог. Но немного не в тему. Уж больно все слащаво и мирно. А нужен жесткий режим, как у Шона. Но сам Шон уже в подчинении у Карл.
   Несколько свободных мужиков, а маленьких семей. Эти рассчитывали на веселый и обеспеченный отдых. В безопасности и с развлечениями. Теперь злы на весь мир от такого облома.
   Веселые девицы. Кочующий бордель. Встают чуть в стороне от кемпингов, недалеко от группы ферм. В Конфедерации профессиональный блуд не осуждается, но в городе лучше не появляться. А так мужики, вроде как, по делам уехали. Немного спустили пар, покобелировали, и домой. Не с соседками же. Приличия соблюдены. Все довольны. Через пару недель бордель переезжает в другое место. Клиенты простые, без изысков, девицы глупы и неинтересны. "Мамасита" женщина достаточно умная и умеет командовать, но ее никто не будет слушать в Приюте. Четыре охранника-водителя-вышибалы. Бойцы отменные, но тоже без претензий. В делах борделя послушны Мадам, но в Приюте - в подчинении Шона.
   Подростки и дети. Самые неавторитетные. И постоянно нуждаются в присмотре. Им тесно и скучно. Компьютеры надоели, да и мало их. Вот и придумывают себе развлечения. И уже пару раз успели простудиться. Тоже попали под влияние Шона.
   Семья Юрк здесь и неизвестна. Так, как другая страна. Ну, есть, ну и ладно. Мы к ним не лезем, вот и они нас пусть не учат. Да и сами Юрк не желают вмешиваться в ситуацию. Им бы сезон отсидеть, да и хорошо. И меня постоянно отговаривают от поездок в Приют.
   Из ближайших соседей есть ферма, где нам трактор давали. Километров десть до нее. А больше и никого в округе, километров на полста. Тоесть за пределами связи. И та связь через ферму. Им удаётся поговорить с другими по радио. Только на ферме набралось лишних людей, с десяток. Тоже застрявшие в дороге чужаки. Вот такой у нас остров.
   Такое впечатление, что вся Конфедерация хотела переехать, а теперь сидит где придется. Слухи ходят уже и о голодных бунтах. Перестрелки, а потом набеги на соседей. Может и было где, но разговоры наверняка преувеличены. Это ведь не городские жители, что паникуют при отключении электричества. Это люди живущие своим трудом. И знающие, что иногда приходиться терпеть большие трудности.
  
  71. Гарем.
   Кофе, как мне надоел кофе. После Изменения вкус кофе стал мне неинтересен. А тут американцы. Ничего другого не пьют. Да еще и в условиях такой жесткой экономии обходятся тем, что есть. А запас кофе делают всегда большим. Вот и приходиться пить кофе. Приезжаю в Приют - сразу угощают кофе, всегда есть горячий, свежий. Чуть с кем поговорить - несут кофе. Даже на посошок кофе наливают. А доберешься до Поста - немцы, те еще кофеманы. Хочу бульон. Куриный.
   Уже к вечеру принесло грозу. Не успел я выехать. Придется ночевать в Приюте. Этому обрадовались веселые девицы. Им отгородили отдельную спальню. На всех, как в казарме. Девочки и так друг про друга всё знают, а тут и отпуска не вышло. Хоть со мной поболтать, о своем, о девичьем. У-у-у! Выть хочется.
   - Лара, а почему ты такое белье носишь?
   - Люблю спорт, вот и белье только спортивное.
   - А почему прическа такая?
   - Для удобства. С короткой стрижкой мне хуже.
   - А почему косметикой совсем не пользуешься.
   - Что бы из стиля не выбиваться.
   - А почему тогда оружие розовое?
   - Это подарок. Моё в бою потерялось.
   - От мужчины подарок.
   - От семьи, которую удалось спасти от большой беды.
   - Расскажешь?
   - Нет.
   - Значит от мужчины. И он погиб. А ты его всё еще любишь да?
   - Это всё ваши выдумки.
   - А тебе кто больше нравиться Карл или Шон?
   - Наверное, Шон он ведь такой сильный, решительный, с ним ничего не страшно.
   - Зато старый, а вот преподобный Карл... Молодой, умный, его все слушают.
   - И совсем Шон не старый, а твой Карл...
   И такая дребедень целый день. За вечер меня успели поженить со всеми мужчинами в Приюте. Перебрали их достоинства и недостатки. В том числе и уже интимного свойства. Рассказали о моих тайных воздыхателях, поклонниках, недоброжелателях, и завистницах. Пришлось признаться, что никто из мужчин меня не привлекает. И я не буду против попыток других девушек сблизиться с кем-либо. Даже наоборот - помогу. Затискали и зацеловали. Поделились своими мечтами. Дом, семья, достаток. Нормальные девки. Только мужа им не подобрать. Сами не могут определиться с желаниями. Похоже, что мужчины им надоели. Дом и дети точно описываются, а вот муж просто как мебель. Что бы был. Эх, девчонки. Я не злой, и не грубый. Мне просто непереносимо тяжело сидеть в ЖЕНСКОЙ спальне. Ведь вы тут никого не стесняетесь. А мне очень интересно разглядывать. И очень секса хочется. Особенно с Самантой. Такая милая девочка. И рост чуть меньше моего, и фигура очень хорошая, такая настоящая фигура. Ножки длинные, бедра широкие, талия тонкая, грудь кругленькая, правда похожа на искусственную, ручки изящные, личико милое. Только лысая она. И зачем ей это. Очень бы ей пошли каштановые кудри, длинные, до лопаток.
   А девицы не унимаются. От разговоров перешли к делу. Опять перемеряют наряды. Договариваются об обмене тряпками. О переделки старых на новый фасон. И мне предлагают. А спать пришлось в чужой пижаме. Они не любят спать голышом - работу напоминает. Переодеваются в брюки и рубашку. И мне выдали. И специально смотрели, как надеваю. Ну, интересно им посмотреть на свежего человека. Вот ведь, без привычки к общению с голыми Хелен и Хансом, наверное, не смог бы переодеться спокойно. Хотя какой там спокойно. Да я бы набросился на любую, кто ближе окажется. Хочу секса!
  
  72. Проповедь.
   Нельзя жить в обществе и быть свободным от его законов. Не помню, кто сказал. Но очень верно. Особенно если ты сам полностью поддерживаешь эти законы и традиции. Не по своей воле оказавшись в сложной ситуации, я тем не менее, не хочу идти против правильных обычаев. Потому и стараюсь играть прямо противоположную роль. Именно роль, пусть и на всю жизнь, без перерывов. Иначе с ума сойду.
   После пробуждения была общая разминка, потом завтрак, теперь проповедь. Неприятен мне, как человек, "преподобный" Карл. Но люди здесь его слушают и слушаются. А живут они в очень напряженной обстановке. Не буду идти на обострение отношений, посижу, послушаю.
   - Сегодня мы поговорим об Ордене. Все вы знаете эту организацию. Её принципы, рекламу, политику, действия. Мы должны поблагодарить людей, открывших этот мир. Позволивших другим людям переехать сюда. Продолжающих перевозить новых поселенцев, передающих товары со Старой Земли. Ведь все мы знаем, как плохо было ТАМ, и как нам хорошо ЗДЕСЬ.
   Там, на Старой Земле. И Здесь, на Новой Земле. Там, где ужасная теснота, старые счеты между разными народами, испорченная природа, и очень глупые и жадные политики.
   Здесь. Где каждый имеет шанс стать лучше. Здесь нет тесноты, здесь нет вражды. Здесь люди собираются для праздника. Здесь всегда можно получить помощь от другого человека. Здесь каждый может отстоять своё право и свою свободу. Скажем же спасибо богу и людям, которых он направил по этому пути.
   - Спасибо!
   - Первооткрыватели были святыми людьми. До сих пор в Ордене есть правильные люди. Которые хотят сохранить всё хорошее, что есть Здесь. И не допустить всё плохое, что осталось Там. Но Орден - это организация. Всякая большая организация превращается в монстра. Вот почему у нашей Веры нет Церкви. И никогда не будет. А Орден уже стал тем монстром.
   Орден и сформировали люди - поклонники Тьмы. Прикрываясь светлыми деяниями первопроходцев, эти злыдни стали распространять свои привычки, свою идеологию уже на второй, наш, ЧИСТЫЙ, мир. Слуги Тьмы завезли наркотики, завезли гомосексуализм. И развратили многие умы. Появились грабители, и целые банды. Орден стал получать прибыль от торговли оружием. Появились националисты, и возникли войны. Все помнят большие битвы с жителями Южного материка. Зачем? Только для обогащения Ордена. Разделяй и властвуй. Вот его принцип. И как те древние римляне, Орден погряз в пороках и разврате.
   Сейчас, когда Ворота закрыты мы скорбим. Скорбим о тех несчастных, что остались на почти покоренной Тьмой Старой Земле. Скорбим, о тех, кто может пострадать из-за отсутствия лекарств, привозимых из-за ленточки.
   Но мы радуемся! Радуемся освобождению от власти Ворот. Только Ворота давали Ордену силу для господства над этим миром. Господства над нами. Бог закрыл Ворота. Мы свободны! Теперь МЫ можем жить по нашим правилам, без указки слуг Тьмы. Мы радуемся, ведь все необходимое для достойной жизни уже производиться в нашем мире. И все мы знаем, как этому противился Орден. И все мы знаем, что построенные заводы были ОБЩИМ делом. Делом ВСЕХ жителей Новой Земли. Мы радуемся тому, что теперь не будет силы, препятствующей нашей дружбе. Не будет силы разлагающей умы, сердца и души. Теперь все мы вместе пойдем по светлому пути. По пути к богу. Возрадуемся!
   - Аллилуйя! Аминь.
  
  73. Игра.
   После проповеди, почти вогнавшей публику в транс, был развод на работы. Угу, отработанная тут практика. Воодушевленные люди охотно расходились по назначенным "урокам". Нет, в принципе все верно. Даже поддерживаю. И моральная накачка нужна, и слова и мысли верные. И действия правильные. Видимо я слишком большой циник. Немного не по себе видеть ТАКОЕ. Остается поддерживать, ехидствуя в мыслях. Зато народ уверен в своем будущем. И спокойно переносит все тяготы. А мне здесь нет занятия. Гроза не дает возможности уехать. Остаюсь на дневку.
   - Мисс Джонс, вы не заняты, - это компания подростков.
   - Я вас слушаю.
   - Вы можете рассказать, и показать, что вы делали, когда встретили скального варана. Или еще, что-нибудь.
   Ну да, детям и скучно, и "герой" рядом. Вдруг получится узнать нечто особенное. Угу, и самим стать супергероем. Делать нечего - иду рассказывать. Потом небольшой урок гимнастики. И основ рукопашного боя, который преподает уже Шон.
   После обеда подростки снова увлекли меня в свой угол. И показали свои развлечения. Заинтересовала меня одна компьютерная игра. Да, люблю, точнее, любил поиграть. Эту мою страсть детишки легко распознали и обрадовались. Дети правильные, сами не слишком заигрываются. Но и взрослый, который РАЗДЕЛЯЕТ их интерес, очень ценен. А тут такой "авторитет".
   Игра сделана уже местной программисткой компанией. Очень популярная фирма, делает прикладные программы с учетом особенностей Нового Мира. Независимая от Ордена, прямой ему конкурент. Говорят целый детектив, который продолжается до сих пор. Если бытовые и производственные программы все очень хвалят. То игра провалилась. Сделана очень качественно, но интереса фанатов не появилось.
   Игра построена в стиле РПГ, от третьего лица. Действие происходит на Новой Земле.. Игрок может выбрать три временных точки старта. Пятый год освоения Новой Земли, когда есть только одна база и еще ничего не известно. Двадцатый год, когда уже есть все страны и города, и по дорогам ходят конвои. Двадцать пятый год, когда по дорогам можно двигаться без конвоев, но премию за бандитов уже отменили.
   Игрок может выбрать пол, возраст, имя персонажа. Немного поэкспериментировать с внешностью, вплоть до установки своей фотографии. Начало стандартное. Игрок появляется из Ворот на выбранной базе Ордена и проходит первичный инструктаж. Игрок всегда идет как простой, не имущий переселенец, получающий одну тысячу экю подъемных. Затем следует прокачка персонажа. Накопление свих запасов, расширение карты. Прокачать можно и оружие. И можно попробовать себя в постройке малого бизнеса, и в пилотировании самолетов, и в кораблевождении. И даже в карту вставить фотографии настоящих городов, и зданий. И видео с животными. Собственно игра состоит из уже известных жителям Новой Земли программ. Интерактивной карты, которой все и так пользуются. Авиосимулятора, которым пользуются настоящие пилоты для прокладки курса. И прочих, настоящих программ, уже используемых всеми. Да, игра это объединила, придала некоторый юмор и артистизм. Приобрела достоверность, и даже полезность. Но и проиграла поэтому. Даже программа доработки стволов может и используется отдельно. Довольно точный экспериментальный стол для просчета преимущества и недостатков разных вариантов переделок и дополнений. Но играть в ЖИЗНЬ оказалось не интересно. За окном все то же самое, по-настоящему. Играть в другой вариант своей же жизни могут только неудачники. Неудачников на Новой Земле очень мало. И им, тем боле, не хочется играть в жизнь на Новой Земле. Вот и я, провел за игрой полдня, освоил все стартовые позиции и геймплей. И потерял интерес. Точнее загрустил. Даже не знаю. Я ведь живу именно так. Только персонаж выбирал неудачно. И что, в свободное время повторять тот же путь, или злиться на невозможность переиграть.
   - Спасибо за интересный день. Мне игра понравилась. Но слишком долго играть в нее не интересно. Вот отдельные программы я куплю.
   - О, мисс Лара. Мы вам подарим.
   - Спасибо, найдем способ взаиморасчетов.
   Грустно мне, тоскливо. Семью вспоминаю, без лиц. Только эмоции. Так муторно, слов нет. И как там они без меня. Я вот без них тут с ума схожу.
  
  74. Размышления о низком.
   После ночевки в Приюте настроение было отвратительным. Меня очень тянет к женщинам. Мне нравиться их разглядывать, представлять себе секс с ними. И при этом приходиться делать вид, что совсем не интересуюсь женщинами. И даже, ну допустим, если вдруг, то ведь и нечем. А желание огромное. Заниматься самообслуживанием тоже не могу. Как представлю себя со стороны, в виде тех девушек из порно... Лежит на спине, ноги разведены широко, сама в себе пальцами ковыряется. Брр. Мерзость какая. Надо отвлечься, придумать себе занятие. Для тела и мозгов.
   Так, немецкий язык я уже знаю прилично, особенно письменную речь. Английский тоже требует только практики. Значит, остаются только физические упражнения. До изнеможения, до полной отключки. Чтобы падать в постель, и сразу засыпать. Чтобы времени на глупые мысли не оставалось.
   Стрелять нет возможности. Чистку оружия выполняю регулярно. Значит, буду учиться быстро выхватывать пистолет. И вскидывать карабин. Из расслабленного положения в полную боевую готовность. При ходьбе, стоя на месте, при поворотах. Всяко разно. Пусть говорят, что щелкать вхолостую не полезно для оружия. Мне сохранность своей психики важнее механизма.
   Упражняться приходиться на крытом участке двора. Юрк так и ходят голые. Быть при них одетым немного глупо. А надевать на голое тело только ремни еще глупее. Вид настолько развратный, что просто ужас. Когда попробовал так сделать, то Хелен визжала от восторга. И вместо занятий получилась фотосессия. Все трое, нарядились в ремешки и фотографировали друг друга. И парами, и втроем. И поодиночке. Потом всю ночь Юрк стонали в спальне.
   Крытый участок двора очень большой, двадцать на двадцать пять метров. Покрытие сделано из мягкой кровли. И всё равно шум от дождя значительный. Освещение я выключаю. Неприятно быть на открытом месте, под яркими лампами, когда вокруг темно. Собственно свет мне и не нужен особо. Даже половину времени хожу с закрытыми глазами. Мышечная память и координация великолепные. Ни разу еще не ошибся с местом, направлением, окружающими предметами. Ни на что не наткнулся, ни за что не зацепился. Вот это мне нравиться.
   Надо во дворе еще несколько разных тренажеров сделать. Боксерскую грушу, "деревянного человека", турник, брусья, еще чего-нибудь. Вот этим и займусь. Даже Ханс мне поможет. Им уже немного скучно, а тут хоть развлечение. Заниматься может и не будет, а вот строить согласиться.
  
  75. Кто стучится в темноте.
   Шум дождя был привычен, уже не воспринимался почти. Поэтому лязг ворот я услышал достаточно хорошо. Спрыгнул с турника и присел. Рассмотреть что-либо через ровный слой падающей воды невозможно. Звук повторился. Кто-то пытается открыть наши ворота. Ворота из сетки, закрепленной на стальном уголке. Типичные дачные ворота. И закрыты на навесной замок, прикрытый от дождя специальной пластиковой коробкой. Снял коробку, открыл замок, и можешь распахнуть во рота, как наружу, так и внутрь. Сейчас кто-то просто раскачивает ворота. Или пытается перелезть через них сверху. На нас напали!
   Будь это кто-то из своих, ну с Приюта, тогда было бы предупреждение по радио. Надо проверить. Сейчас, на своей территории у меня даже пистолет только противозмеиный. Тихонько, гусиным шагом, крадусь в дом. Главное не слишком долго держать дверь открытой - свет не должен привлечь внимания. Быстро проскальзываю в помещение.
   - Хелен, срочно вооружайся. Ханс, проверь по радио - к нам никто не собирался в гости.
   - Что случилось?
   - Кто-то ломиться в наши ворота.
   - А кто, что ты видела?
   - Выполнять команды! Шнель!
   Вот, интилигентские сопли прекратились. Сейчас сами узнают больше меня. И к бою будут готовы. Угу, к бою, нудисты-извращенцы.
   - Ханс, потом штаны натянешь, сейчас главное связь. Хелен, а ты вот сначала оденься как следует, потом за автомат хватайся.
   Сам я прохожу в арсенал. Так, пистолет на пояс. Винтовка мне не подойдет - в оптику ничего не видно. Свой карабин не возьму - под дождем М4 ненадежен. Ух ты, пришло время взять в руки пулемет.
   МГ3 - это переделка гитлеровских пулеметов под послевоенный НАТОвский патрон 7,62*51. Вид как в книгах про победу Третьего Рейха. Когда художник из нормального оружия делает рисунок чего-то футуристического. Впрочем очень хорошая конструкция, только длинный и тяжелый. Эх, не к месту такие мысли, но вид у меня просто отпадный. Как у Рипли в "Чужих". Почти копия старого календаря Новой Земли. Там тоже девушка с пулеметом наперевес. До сих пор, уже шесть лет, хранят эти картинки. И всячески их пародируют.
   За дверь выхожу первым. Дождь всё также скрывает вид и звуки. А нет, вот опять ворота звякают. Значит пришелец еще на той стороне ограды. И не ушел. Это хорошо.
   - Лара, Лара, - шепчет Ханс, - все сидят дома, к нам никто не пошел.
   - Тогда очень тихо выходите сюда.
   Пара напуганных, но вооруженных штатских очень опасна. Могут запаниковать и устроить стрельбу. Перебьют еще друг друга. Или того хуже - в меня попадут. Пусть будут под присмотром.
   = Ханс, смотри вправо. Хелен - ты влево. Я буду впереди. Ко мне не поворачиваться. Покажите оружие.
   Угу, молодцы, для меня-то это конечно хорошо. Оружие стоит на предохранителе. Пусть так и будет. Снова слышен шум раскачиваемых ворот. Ставлю пулемет на сошки и готовлюсь к стрельбе.
   - Эй! Кто там у ворот, - может я смогу договориться с неизвестным, пробую говорить на английском. - Назовитесь.
   В ответ только новые попытки раскачать ворота.
   - Если вы не назоветесь я буду стрелять!
   Ответом был ужасный рев, так может голосить только дикий зверь. Пробовать разговор на других языках нет смысла. Прикинул высоту и выстрелил. Короткая очередь оглушила. Пули явно попали в цель - зверь снова заревел, и боднул ворота. Еще одна очередь, и еще, чуть ниже. Рев стал жалобным и очень знакомым.
   С испугом вскакиваю и бегу к воротам. Точно - на земле лежит корова! Точнее телка. Уже достаточно взрослая. Я ей перебил переднюю лапу. А все остальное прошло мимо. М-да, тот еще снайпер-пулеметчик, с двадцати-то метров.
   Вот ведь животина. И как она тут оказалась? Просто фантастика. Сбежать от хозяев. Блуждать неизвестно сколько времени, под проливным дождем, в окружении хищников. Найти забор, а значит и людей. Пытаться, видимо по привычке, открыть ворота. Услышать человеческий голос! И получить пулю в ногу. Вот судьба.
  
  76. Мясники.
   Телка лежала на земле и жалобно ревела. Самая обыкновенная земная коровка. Ноги и брюхо в грязи, по спине и боку течет дождевая воду, шкура в пятнах.
   - Ой, = Хелен сделал жалостливое выражение лица, - корова. Что мы с ней будем делать?
   - Съедим.
   - Дара! Как ты можешь!
   - Я не могу - не умею. Хотя если придется, то справлюсь, а вот кто-то с Приюта точно все умеет.
   - Но ведь это живая корова!
   - Так они все сначала живые, а потом уже консервы.
   - Фу.
   Хелен ушла с возмущенным видом. Ханс немного растерянно глядел то на меня, то на жену. Ему и корову жалко, и прагматичный ум говорит про мою правоту. Сейчас просто сбежит, угу, а мне тут в одиночку возиться.
   - Ханс, помогай.
   С Пеструшкой пришлось повозиться. Сначала открыть ворота было трудно - туша навалилась и растянула проушины по дужке замка так, что замок снять нельзя. Пришлось давить на воротины. Пеструшка продолжала жаловаться, а это раздражало. Затем сама коровка пыталась встать и пройти под навес, но упала. И опять замычала, аж душу переворачивало. Тянуть около ста пятидесяти килограмм живого веса было очень тяжело. Ноги скользили, телка выла. На кровь и шум могли придти опасные звери.
   Кое-как смогли протолкать Пеструшку к навесу, закрыли ворота. Потом стали бинтовать ногу корове. Не особо заботясь про кость, так, чтобы кровь остановить. А она всё ревела. И пыталась встать. Затем поили Пеструшку теплой водой. И разведенным сухим молоком. Даже зелень с ящиков на подоконнике скормили.
   В Приюте, когда узнали, СКОЛЬКО свежего мяса их здесь ждет, впали в неистовство. И сразу снарядили к нам пешую экспедицию. С самыми опытными мясниками. Хелен хмурилась, отворачивалась, молчала, всячески демонстрировала нам свое возмущение и неодобрение. И откуда в столь суровой немке столько сентиментальности. Мужа пользовать и другими командовать - это легко. А мяса добыть - это жестоко. Сама ведь далеко не вегетарианка.
   Забойщики поставили рекорд. Дошлепать по раскисшей дороге, под дождем, целый километр, за двадцать минут! Охота пуще неволи. Сам забой Пеструшки прошел быстро, и без шума. Одним выстрелом. Затем была разделка туши. Вся процедура проходила под навесом, при искусственном освещении. Под начавшейся грозой. Инфернальная картина. Мурашки по всему телу. И кровь по сухой земле. Изгадили чистый двор. Теперь придется долго вычищать и промывать. Будет грязь.
   Пост, в моем лице, получил десять килограмм вырезки, и обещание вечно помнить мою доброту и заботу. Приютовцы забрали и требуху. Можно ведь и бульон сварить, и колбаски попробовать сделать. Нагруженный, как туристы в первый день похода, десяток приютовцев отправился в обратный путь. Их не пугала ночная гроза. Мужики несли свежее мясо своим женщинам и детям. Прямо первобытное племя. Даже завидую той буре радости и благодарности, что будет обрушена на них по возвращении. ИХ ждет восхищение, безоговорочный авторитет, и страстная любовь.
  
  77. У шкафа.
   - Лара! У нас радостная новость!
   - Да, Хелен, слушаю.
   - В Приюте устраивают Новогодний Бал! Мы все приглашены. Надо быть в веселых костюмах. Идем быстрее.
   - Куда торопиться?
   - Так наряды выбирать!
   Угу, вот это дело действительно надолго. До самого последнего момента. Когда уже идти поздно будет. Все женщины будут думать "Надо было надеть другое". Ханс делает серьезное выражение лица и прячется с исключительно занятым видом. Хелен же приплясывает от нетерпения. А я тут причем. Угу, фройлян, значит надо помочь подруге. Нет, жене я тоже помогал, иногда. Если у нее не было намерения поразить и меня. Обычно же, как Ханс, спокойно и тихо сидел в дальнем уголке, что бы не попасть под горячую руку. Теперь не отвертеться. Впрочем, выбор оказался недолог. Нарядное платье было одно.
   М-да, Новый Год. Это непросто смена дней в календаре. На Новой Земле это основополагающий праздник. День, когда первый человек, легендарный Джек Чамберс, ступил на землю Нового Мира. Вот повезло человеку - в самый разгар сезона дождей. Впрочем, именно повезло, в сухой сезон его бы съели, максимум на второй день. Праздник Открытия, да еще и в условиях скуки, превратился в самый долгожданный и единственный день. Этот день собрал в себя все праздники поселенцев. И все традиции. И Новый Год, и Рождество, и Хэллоуин, и День благодарения. Принято праздновать с максимальным размахом, весельем и чудачеством. Обязательно в нарядной одежде. Карнавальные костюмы приветствуются. Не пойти на праздник я не могу. "Кровный обида, да". Приют приглашает всех, даже чету Юрк. Если не приду, или приду как обычно - могут и побить. Серьезно.
   Как мне хочется выть, кто бы знал. Изображаю из себя классическую мизансцену - девушка у гардероба "Нечего надеть". Вот зараза. И действительно нечего. Камуфляж годится только на время дороги. Есть простые брюки и рубашка, но появиться в таком виде - обидеть общество. Надеть предложенные веселой Хелен платья - так легче застрелиться. Остался один вариант. Индийский костюм. И пусть. В конце концов, я его уже надевал. И носил перед мужчинами. И ничего страшного не случилось.
   Затем было наглаживание нарядов, тщательная и осторожная их упаковка. Проверка дома и всех устройств, на возможность прожить без присмотра пару суток. Ханс выбрал их своих запасов пару бутылок алкоголя.
   В кваде было тесно. Два места на троих очень мало. Сидеть пришлось чуть не на баке, а Ханс дотянулся до меня через Хелен. Оружие мегало, а еще и упаковка с нарядами, за которую Хелен волновалась больше всего. Ну, взрослая же женщина. Руководитель со стажем. Немка, в конце концов. А ведет себя как девчонка на выпускном. Нет, никогда я женщин не пойму.
  
  78. В ожидании.
   Жители Приюта расстарались. Для гуляний смогли выделить большой зал. Вдоль одной стены стояли столы с выпивкой и закусками. В углу настраивали стереосистему, Остальное пространство было отведено для танцев. Ребятня носилась по самым немыслимым траекториям. Возникало ощущение, сто детей стало в четыре раза больше. Подростки то собирались кучкой для ВАЖНЫХ разговоров, то с загадочным видом шли куда-то, то визжали и бегали больше малышей. А то и стояли парами, стреляя глазками друг другу, и что-то шептали на ухо. Взрослые все время улыбались, старались при столкновениях извиниться и посмеяться. Все готовились к празднику, всем хотелось веселья.
   Для женщин тоже выделили отдельную комнату. Вот тут был настоящий дурдом. Куча зеркал всех форм и размеров. Кругом раскидана косметика, ленты, платки, трусы и лифчики. Платья развешаны на плечиках. Постоянно переспрашивают друг друга "А как мне лучше, вот так или вот так". Половина ходит с растопыренными пальцами, ногти сушат. И как раз в это время им надо, очень срочно, что-то сделать руками. Вид просто уморительный. Стоит, смотрит, рожи корчит. Молча, умоляет фен подпрыгнуть, и накрутить ей прическу. Или еще чего. И при этом все разговаривают со всеми. Ладно я запахов не чую, но ведь даже горло уже першит от концентрации всяких летучих веществ. Жуть полная.
   Сдуру, я быстро переоделся. Ой, зря. Теперь выйти нельзя - для этого целая программа предусмотрена. А сидеть, и наблюдать интриги вокруг губной помады, уже сил нет. А потом девушки заметили, что я-то уже всё. И РАЗОМ обрушились на мен. Буквально лавиной, погребли под своей заботой.
   - Ой, какой костюмчик! Откуда?
   - Из Индии, из местной, Британской Индии.
   - Это же настоящий шелк!
   - Работа ручная!
   - Тоже подарок?
   - Да, подарок.
   - От НЕГО?
   - Нет, от подружки!
   - А что еще наденешь?
   - Ой, возьми мою помаду, тебе подойдет.
   - А давай тебе ногти накрашу, вот какой лак красивый.
   - ТАК, спокойно. Продолжаете СВОИ дела. Это все, что мне надо.
   - Хи-хи-хи. А мы можем сами тебя накрасить!
   - Ух, какая суровая!
   - Ты же не будешь с нами драться!
   - Мы все сделаем очень красиво, а то вид просто ужасный.
   - Да такой красивый наряд, и совсем не ухоженная девушка.
   - СТОП, Да мне проще вообще не выходить, чем... краситься. И пройти сквозь вас я смогу, поверьте. Вид ваш будет ужасен. Просто оставьте меня в покое!
   Ой, вот не надо было идти. Теперь меня считают стервой с очень большим самомнением. Да и пусть. "Хоть горшком назови, только в печку не ставь". Девушки стали демонстративно меня игнорировать. Как пустое место. Зато дотерпел до начала праздника.
  
  79. Конкурс красоты.
   Как хорошо, что девушки на меня обиделись. И сумели изменить сценарий праздника. Представляю, как это было: "Или ты делаешь, как я сказала, или между нами все кончено!" И ведущий остаётся потеть за кулисами. Как бы то ни было, но первым открывать выход красавиц пришлось мне. Это очень удачно, ведь сначала хотели отдать лучшее место - последнее. Ведь чем дальше, тем сногсшибательнее наряды, а значит и впечатление на зрителей. А так я вышел даже не под полный текст посвященных мне эпитетов. Просто под имя:
   - Мисс Лара Джонс.
   Аплодисменты. Иду, в красных складчатых шароварах, в красно-золотом топике, в золотом платке на голове. Голые руки, голые лодыжки, голый живот. Ни косметики. Ни украшений. Вид БЕДНОЙ индийской девушки. Хуже всего. Простота произвела больший фурор, чем самый-самый большой слой косметики. Да еще и в начале выхода. Ложанулись девушки, надо было меня в середину списка ставить.
   Затем выходили остальные девушки. Многих сразу встречали кавалеры. Конкурс красоты, на мой взгляд, удался. Не зря они старались. Победила Сьюзи. Одна из "веселых девиц". Ей сделали классический наряд невесты. Совместив два праздника - Новый Год и свадьбу. Невтерпеж стало молодым. Как ни уговаривали их сделать отдельное торжество - те не согласились. И праздник удался. А для меня самой красивой оказалась Саманта. В наряде девушки-шерифа. Сапоги с каблуком. Мини шорты с бахромой. На гладких бедрах болтаются две кобуры, правда с тряпичными револьверами. На голове шляпа, на шее платок. А рубашка без рукавов и завязана узлом под грудью. Причем вместо одной из половинок вшита большая кожаная звезда. Такому шерифу я сдамся без всяких возражений. И буду со щенячьим выражением лица смотреть из-за решетки.
   Дальше был фуршет и тосты. Даже "преподобный" не стал затягивать и произносить речь. Просто поздравил всех с праздником. И пожелал еще новых радостей. Были и чествования отличившихся.
   - Мисс Лара Джонс. Наш ангел хранитель. Самая смелая и решительная девушка, из тех, что я знаю. Вам мы приготовили особый подарок. Точнее первую часть. Вторую сделаем к концу зимы. А сейчас, примите, пожалуйста!
   Мне вручили набор дикарских ожерелий и браслетов. Сделанных из когтей и зубов "скальных варанов". Точнее три набора. Только из когтей, только из зубов, и смешанный. Пришлось часть примерить. На индийском костюме смотрелось не так впечатляюще как задумано. Но стильно. Вот Юрк приставать начнут. С вариантами нарядов и фотографированием.
   А потом были танцы. Ну не успел я сообразить. Меня за руку втянули в круг, а потом уже было поздно. Когда танцевали под кантри, нечто вроде кадрили или плясовой, одним общим хороводом, то еще ничего. Даже весело было. А вот потом начались парные танцы.
   - Нет, спасибо, я не танцую.
   - Танцуешь, все видели.
   - Да не хочется мне.
   - Это отговорки. Если сможешь назвать серьезную причину - отстану.
   Угу, куда серьезнее - я мужчина. Вот уж действительно сам отстанешь.
   - Вот видишь - нечего сказать. Танцуем!
   Позиция для вальса, моя рука на его плече, его рука на моем поясе. Американцы же не танцуют вальс?!
   - И раз, два, три. Раз, два, три.
   Как это противно - лапающий тебя мужик. Ведущий в танце, прижимающий, этак ненавязчиво, к себе. Прорываются закрепленные навыки борьбы. Всё время хочется перевести партнера в бросок через бедро. Или за руку, в стиле айкидо. Не выдержал. Ушел в женскую "раздевалку".
  
  80. Финита ля комедия.
   Из открывшейся двери донеслись звуки праздника, шум разговоров, музыка, смех, топот танцующих. В "раздевалку" вошла Саманта. В своем чудном костюме, с непередаваемо восхитительной походкой. Девушка подошла ко мне. Молча, посмотрела в глаза. Затем подняла руки, взяла моё лицо в свои ладони, и поцеловала меня в губы. Очень страстно. Мои руки сами обняли стройное тело. Мы целовались жадно, мы прижимались все сильнее и сильнее. Как приятно держать в руках податливую фигуру молодой и красивой девушки. Ее нежная кожа, ее горячие бедра. Наши объятия были уже очень тесными, в голове проносились восхитительные образы возможного продолжения. Наши груди так приятно расплющились друг о друга.
   ЧТО?!
   Я оттолкнул от себя Саманту. Мы тяжело дышали. В глазах девушки появился вопрос.
   - Ты что? Тебе ведь нравятся девушки. Это все видят. Или это из-за моей работы, да?
   Ну что я ей скажу? Что мне стыдно и противно. Потому что ощутил себя рядом с ней импотентом. Имею желание, но не имею возможности.
   И тут мы почувствовали чужое присутствие. Дверь в комнату была закрыта. И возле неё стояла одна из "приютскмх" девочек, тинейджер Линда. ОНА ВСЁ ВИДЕЛА. Алес капут.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"