Вдовин Андрей Николаевич: другие произведения.

Барнаул в 1911 году

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.67*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хроника событий в Барнауле и окрестностях за 1911 год (по материалам газеты "Сибирская жизнь" и некоторым другим источникам). Все даты приводятся по старому стилю.

 
БАРНАУЛ В 1911 ГОДУ
хроника событий
 
 []
 
 
ЯНВАРЬ
1911
 
 
1 января
  
  "Жизнь Алтая".
  1 января сего года в г. Барнауле, Томской губернии, под редакцией Д.И. Шапошникова вышел 1-й номер газеты под названием "Жизнь Алтая". Газета прогрессивная, составлена довольно тщательно и для провинциальной газеты разнообразно.
  ["Сибирская жизнь" N4, 6 января 1911 г.]
  
  Отмена медицинской помощи.
  Былые льготы наших предпринимателей начинают постепенно отменяться. По сообщению барнаульской газеты "Жизнь Алтая", с 1 января нынешнего года в конторе Б.Г. Столь и Ко отменена бесплатная медицинская помощь служащим конторы. До этого они пользовались за счет Ко врачебной помощью и лекарствами.
  ["Сибирская жизнь" N16, 21 января 1911 г.]
  
  
4 января
  
  Вести о железной дороге и преобразовании города Барнаула в губернский.
  От барнаульского городского головы М.И. Страхова из С.-Петербурга получена телеграмма, в которой он поздравляет управу и думу с праздником и сообщает, что с проведением железной дороги Барнаул будет губернским городом. Но на чем основано это заключение городского головы, когда будут произведены реформы по выделению новой губернии и когда Барнаульская дорога выйдет из области предположений, - из телеграммы не видно.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N2, 4 января 1911 г.]
  
  "Изгнание Адама и Евы из рая".
  На маскараде 4 января в г. Барнауле были изгнаны из зала Народного дома облаченные в костюмы прародителей двое личностей, движимые предпринимательской спекуляцией, рассчитанной на получение первого приза. Господин Тимофей А. Щур подал заявление в совет общества, требуя 10 р. убытка за изгнание нанятых им Адама и Евы из зала прежде, чем он успел продемонстрировать с ними "изгнание из рая". Господин Щур не требовал бы убытки, если бы нанятые им "прародители" были изгнаны ранее, т.е. при входе в зал, а то ему пришлось им платить за весь вечер.
  Совет не согласился с такой высокой оценкой костюмов Адама и Евы и вынес постановление, которое должно огорчить оригинального предпринимателя библейской сцены, господина Т. Щура.
  (А. Ж.)
  ["Сибирская жизнь" N16, 21 января 1911 г.]
  
 []
Народный дом по ул. Петропавловской
(ныне Государственная филармония Алтайского края, ул. Позлунова, 35)
  
  
11 января
  
  Субсидия на постройку церквей.
  Барнаульский городской голова обратился в С.-Петербурге к обер-прокурору святейшего синода с ходатайством об отпуске г. Барнаулу из имеющихся при синоде средств субсидии в сумме 50000 рублей на постройку церквей в частях Нагорной и Зайчанской. По имеющимся сведениям, это ходатайство в синоде встречено сочувственно, но в какой сумме будет выдана субсидия и когда именно - неизвестно.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N7, 11 января 1911 г.]
  
  Канцелярская тайна.
  Исполняющий должность Начальника Алтайского округа объявлено служащим под расписку, что они не должны ни в коем случае разглашать какой бы то ни было переписки по канцелярии и что всякая бумага, хоть бы и без подписи "секретная", должна быть тайной канцелярии.
  (Жиз. Ал.)
  ["Сибирская жизнь" N7, 11 января 1911 г.]
  
  
12 января
  
  Демонстрация видов Алтая.
  Местный фотограф С.И. Борисов в течение трех лет совершал поездки в области горного Алтая с целью фотографирования видов и сцен алтайской природы и жизни. Последняя его поездка, совершенная летом 1910 года, представляла из себя целую экспедицию. Алтай еще никогда не делался предметом такого усиленного к нему внимания со стороны фотографического фотоаппарата, как это оказалось ныне, когда этот аппарат попал в руки настойчивого г. Борисова. Г. Борисов первую свою поездку в Алтай совершил 7-8 лет тому назад и вывез из нее разнообразные виды строившегося тогда Чуйского тракта, виды Телецкого озера, Чулышманского монастыря и т.д. В 1908 году вторая алтайская поездка совершена г. Борисовым вместе с преподавателем местного реального училища естествоведом В.И. Верещагиным. Из всей массы, вообще говоря, искусно сделанных снимков г. Борисов приготовил большую коллекцию видов, типов и сцен Алтая для демонстрации их при помощи волшебного фонаря. В настоящее время г. Борисов собирается предъявить сибирской публике результаты своих действительно незаурядных усилий и трудов по иллюстрированию Алтая. 14 января имеет состояться первый публичный сеанс фотографа в Барнауле в помещении Народного дома. В программу его входят виды Чуйского тракта, Телецкого озера, Чулышманского монастыря, сцены из калмыцкой* жизни и т.д., всего свыше 200 раскрашенных картин. Второй сеанс предполагается на воскресенье, 16 января. Вслед за тем г. Борисов отправляется в Томск со всей своей обширной коллекцией, где и выступит в последних числах января публично.
  Помимо воспроизведения Алтая на экране волшебного фонаря фотографом предпринято издание открытых писем,** для которых выбрано 100 разнородных сюжетов.
  По всей вероятности, фотографические труды г. Борисова, сопряженные с затратою большой личной энергии и материальных средств, найдут себе справедливую оценку среди сибирского общества, и предприимчивому фотографу не придется раскаиваться в своем похвальном стремлении живописать Алтай как можно полнее.
  К. М-ч.
  ["Сибирская жизнь" N17, 22 января 1911 г.]
  
  * "Калмыками" раньше называли коренных жителей Горного Алтая.
  ** "Открытые письма" - сегодня мы их называем просто "открытки".
  
 []
Государственная филармония Алтайского края (бывший Народный дом)
  
  
14 января
  
  Викариат в Барнауле.
  Городской голова возбудил ходатайство пред обер-прокурором святейшего синода о восстановлении в Барнауле барнаульского викариата. Местом резиденции барнаульского викариата в настоящее время является г. Томск.
  (Алт. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N10, 14 января 1911 г.]
  
  Демонстрация видов Алтая.
  Вечером 14 января в зале Народного дома при многочисленном стечении публики местным фотографом г. Борисовым были впервые показаны на экране виды Чуйского тракта в эпоху его первоначального устройства и позже, снимки с местностей по рекам Чуе, Катуни, Башкаусу, Чулышману и другим, виды Телецкого озера, типы калмыков и пр. Все картины раскрашены и производят впечатление подлинных пейзажей природы. В этом огромное преимущество сеансов г. Борисова перед модными теперь электротеатрами.* И человеку, попавшему на сеансы алтайских видов, нисколько не жаль, что это стоящие на одном месте картины, а не бегающая синематографическая лента: виды Алтая так хороши, что хочется долго созерцать их. Алтай в передаче г. Борисова производит величественное, чарующее впечатление, и все те, кому до настоящего времени не представилось возможности подойти к нему вплотную, могут ознакомиться с его красотами, будто побывать на нем.
  Сеансы г. Борисова во всяком случае имеют бесспорное культурное значение, возбуждая интерес к одному из лучших уголков Сибири - Алтаю.
  К. М-ч.
  ["Сибирская жизнь" N17, 22 января 1911 г.]
  
  * "Электротеатры" - прежнее название кинотеатров.
  
 []
Фотограф С.И. Борисов
 []
Фото из коллекции С.И. Борисова
  
  
16 января
  
  В Барнаульском общественном собрании состоялся музыкально-вокальный вечер артистов русской оперы Я.Я. Мазурова при участии труппы А.Н. Мартковича "Цыганский табор".
  
  
20 января
  
  Инцидент в церкви.
  В одну из барнаульских церквей во время всенощной зашел господин N., католического вероисповедания, прошел к клиросу и стал молиться. Церковный староста нашел неуместным пребывание католика в православной церкви, Подошел к N. и попросил его выйти из церкви. Господин N. отказался, мотивируя тем, что он ничего противорелигиозного не делает, что он тоже христианин; но старосту это не успокоило и он приказал сторожу вывести "католика".
  В церкви поднялся шум. И благодаря только вмешательству публики инцидент был прекращен, старосту успокоили, а господин N. остался в церкви и молился до конца всенощной.
  (Алт. Газ.)
  ["Сибирская жизнь" N15, 20 января 1911 г.]
  
  
22 января
  
  Учреждена 1-я Барнаульская артель мастеров иконостасных, живописных, столярных и токарных работ. Учрежден проект устава. Записались в артель 25 человек.
  
  
26 января
  
  Произошла забастовка официантов гостиницы "Золотой яр", требовавших восстановить на работе трех уволенных официантов.
  
  
28 января
  
  Барнаульские "реформаторы".
  Барнаульская газета "Жизнь Алтая" сообщает:
  "28 января на основании отношения попечителя Западно-Сибирского учебного округа, от 22 декабря 1910 г. за N 11461, от редакторов обеих местных газет отобрана подписка в том, чтобы без ведома и согласия барнаульского реального училища не допускались в газетах публикации, заключающие в себе выражения "ученический", "для учащихся" и т.д.
  - Замещающим место барнаульского городского головы 27 января в управе вывешено объявление, в котором говорится, что служащим арендного отделения строго воспрещается разговаривать во время занятий. От служащих этого отделения была отобрана подписка в прочтении этого отделения.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N28, 5 февраля 1911 г.]
 []
Реальное училище (ныне Алтайский государственный аграрный университет)
  
  
30 января
  
  В Барнаульском общественном собрании прошел грандиозный благотворительный маскарад в пользу пострадавших от землетрясения в Туркестане.
  
  
ФЕВРАЛЬ
1911
  
  
1 февраля
  
  Утверждение выборов.
  "Жизнь Алтая" сообщает, что выбора гласных в Барнаульскую городскую думу на четырехлетие 1911-1914 гг. утверждены, за исключением лиц, неправильно допущенных к выборам.
  ["Сибирская жизнь" N25, 1 февраля 1911 г.]
  
  
6 февраля
  
  Визит инженера Попова.
  Недавно Барнаул посетил главный механик томского почтово-телеграфного округа инженер Попов, выезжавший в Барнаульский уезд для приема в казну вновь устроенных телеграфных линий и для ревизии почтово-телеграфных учреждений в техническом и телеграфно-эксплуатационном отношениях.
  Ознакомившись на месте с положением дел в учреждениях, инженер Попов наметил ряд мер как к достижению более успешной передачи телеграмм, так равно и к дальнейшему развитию телеграфной сети.
  Инженер Попов виделся с гласным городской думы, который просил совета, каким порядком скорее добиться разрешения и осуществления предположенного городской думой введения преподавания предметов по изучению почтового дела и телеграфии в старших классах городских училищ, дабы по окончании училища молодые люди могли иметь возможность поступить на службу в почтово-телеграфное ведомство или на железнодорожный телеграф. Господин Попов выразил свою готовность помочь этому делу своими советами ввиду того, что предположенное нововведение одинаково полезно как молодым людям, так равно и почтово-телеграфному ведомству. В настоящее время молодые люди, окончившие курс городских училищ, с большим трудом устраиваются на оклады жалованья от 10 до 15 руб., с другой стороны, почтово-телеграфное ведомство и железнодорожный телеграф затрачивают немало средств на подготовку лиц по своей специальности. Между тем, двухгодичное преподавание в классах городских училищ предметов нового дела и телеграфии, в пределах программы на должность почтово-телеграфного чиновника, несомненно окажет огромную услугу обеим заинтересованным сторонам.
  ["Сибирская жизнь" N29, 6 февраля 1911 г.]
  
  
  Сибирские головы в Петербурге.
  "Ж. А." сообщает:
  "Получена телеграмма барнаульского городского головы М.И. Страхова о том, что он в среду будет представляться Государю Императору. Городской голова просит перевезти ему 800 руб. Управой предполагается перевести ему только содержание, а относительно излишка - доложить думе".
  ["Сибирская жизнь" N29, 6 февраля 1911 г.]
  
  
10 февраля
  
  Совет министров России принял решение о строительстве Алтайской железной дороги - Новониколаевск-Барнаул-Семипалатинск с веткой ст. Алтайская-Бийск.
  
  
13 февраля
  
  В Народном доме состоялся спектакль Труппы Театра школьного общества "Жулик", по новой пьесе Потапенко.
  
  
18 февраля
  
  Кооперативный орган в Барнауле.
  Член общества Гладышев внес предложение о желательности издания потребительным обществом "Труженики" своего периодического органа печати чисто кооперативного характера, мотивируя, что нужда в нем достаточно назрела, что до некоторой степени подтверждается уже выяснившейся надобностью в оборудовании союза. Указав на некоторые кооперативные периодические издания, он рекомендовал издавать еженедельный журнал, который бы содержал в себе, главным образом, материал, касающийся деятельности местного Барнаульского уезда кооперации всех видов.
  Обсудив это предложение, правление признало безусловно желательным издание своего печатного кооперативного органа и решило для детальной разработки этого вопроса избрать комиссию.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N39, 18 февраля 1911 г.]
  
  
19 февраля
  
  В Барнауле, как и в других городах, состоялись торжества по случаю 50-летия отмены крепостного права в России. На Московском проспекте* против пассажа Смирнова водружен крест с венком "Царю-освободителю", объявлен сбор средств на памятник Александру II.**
  
  * Ныне пр. Ленина.
  ** Установка памятника не состоялась.
  
 []
Пассаж Смирнова на углу ул. Пушкинской и Московского проспекта
(сегодня на этом месте расположен сквер с памятником А.С. Пушкину)
  
  
20 февраля
  
  На Демидовской площади, где расположен главный ледовый каток, 20 февраля впервые состоялись конькобежные состязания. "Призы выдавались за скорость и за выделывание фигур, причем призы за скорость делились на два разряда - взрослым и детям"... ("Жизнь Алтая")
  
  
22 февраля
  
  Открылась типография "Алтайское печатное дело", расположенная на углу ул. Пушкинской и Демидовской площади. Здесь печаталась газета "Жизнь Алтая" (издатель В.М. Вершинин).
  
  
МАРТ
1911
  
 []
  
  
1 марта
  
  Увеселения общества.
  Здесь два кафешантана. Для маленького Барнаула это, пожалуй, много, но наше "высшее" общество нашло, что этого мало. Его, видимо, сильно тянет к кафешантанной обстановке, но так как открыто ходить в кафешантан все-таки неудобно, то перенесли кафешантан в общественное собрание.
  Пригласили кафешантанную труппу на сцену общественного собрания, объявили концерт в ползу католического костела, сели удобно и чинно в кресла и невинно слушали, как шантанные девицы напевали двусмысленные песенки, смотрели, как девица в обтянутых панталонах танцевала "танец гусара", как девицы делали знакомым глазки... Понравилось очень: и несколько страстно, и вместе с тем прилично, так как происходит ведь не в кафешантане, а в порядочном общественном собрании. Пригласили девиц в другой раз, и теперь дело шло уже свободнее и девицы учили молодежь:
  "Ах зачем увлекаться всем, когда можно осторожно поиграть и перестать..."
  Потом пригласили еще, играли "драму", про которую местная газета говорила, что "на сцене было все, могущее задеть низменные чувства зрителей, все, кроме искусства".
  По всей вероятности, это кафешантанство продолжится и вперед, может быть, заведется и торговля, но, как хотите, это для барнаульского общественного собрания все-таки - стыдно. Ведь не вся же публика состоит из "виды видавших", есть ведь много, которым противно это кривлянье продажных девиц, посещают ведь собрание и дамы и молодежь, которую нечего торопиться портить. Будем надеяться, что общественное собрание бросит эту глупую, недостойную его затею.
  В. Л.
  ["Сибирская жизнь" N47, 1 марта 1911 г.]
  
 []
Католический костел на Московском проспекте
и современный вид того же здания (пр. Ленина, 44)
  
  Горе барнаульских обывателей.
  "Алтайская газета" между прочим сообщает:
  "В 1908 году земельные участки Алтайских улиц, отдававшиеся ранее в аренду, по распоряжению думы были переведены в разряд выкупных участков на условиях ежегодного взноса выкупной платы по равной части и с начислением 0,5% пени за просрочку. При этом было постановлено условием, что если определенная часть выкупа не будет вноситься в течение 2 лет сряду, то договор нарушается, возведенные арендатором постройки сносятся, внесенная плата остается в пользу города, а начисленные пени и недоимка взыскиваются как арендная плата за пользование участком. Не заключивших до 1-го марта (крайний срок) выкупных договоров оказалось более 800. Предстоит массовое выселение судебным порядком, причем, конечно, с неисправных домохозяев будут взыскиваться и недоимки с пеней и судебные издержки. Разорение полное. Городская управа, признавая эту меру чреватой крайне нежелательными последствиями, хотя и отказала за пропуском срока в заключении договоров, но вносит этот вопрос на ближайшее заседание новой думы.
  ["Сибирская жизнь" N60, 16 марта 1911 г.]
  
  1 марта водовоз Григорий Федоров развозил воду по домам. Проезжая по Бийской* улице, не справился с управлением, наехал на женщину и стоптал ее.
  ("Жизнь Алтая")
  
  * Ныне ул. Никитина.
  
  
4 марта
  
  Маленький рецидивист.
  Похитивший из квартиры Николаева в г. Барнауле железную сетку мальчуган Поварицын совершил в течение своей воровской деятельности пятьдесят две кражи. Как малолетний, он находится на попечении своих родителей.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N50, 4 марта 1911 г.]
  
  
6 марта
  
  Подробности нападения на сборщика винных лавок.
  6 марта ночью сборщик денег казенных винных лавок Окулич заявил барнаульской полиции, что в 12 часов ночи он возвращался в город из с. Шадринского с кучером и стражником на паре лошадей, везя с собой казенные деньги в сумме 10 000 рублей. Ехали они по льду реки Оби. Сам Окулич был вооружен браунингом, а стражник браунингом же, винтовкой и шашкой. Деньги находились в кожаной сумке. Шагах в 400-х от Барнаульского затона с ними встретились на двух кошевах шесть неизвестных мужчин, которые, остановив лошадей, очень быстро вскочили в кошевку Окулича и, обезоружив его со стражником, выбросили их всех на снег и уехали по направлению к селу Шадринскому, увезя с собой все деньги и вооружение и угнав лошадей. Все это произошло настолько неожиданно, что никто даже не успел оказать сопротивления и даже осталось невыясненным - были ли нападавшие вооружены.
  Тотчас же была организована чинами полиции погоня, но безрезультатно. На льду реки Оби в местности ниже Бобровского затона найдены два холщовых мешка из-под денег, находившихся в ограбленной у Окулича сумке. Лошади Окулича были задержаны на Олонской улице, где они пришатились к одному из постоялых дворов. Производится следствие.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N58, 13 марта 1911 г.]
  
  
9 марта
  
  Хорошо жить в Питере.
  Барнаульскому городскому голове, находящемуся накануне "отставки", очень понравилось жить в Петербурге, и, несмотря на постановление городской думы, он очень желает продолжать свои полномочия. В этих видах он послал барнаульской думе и купеческому старосте г. Рябкову следующую телеграмму:
  "Надеюсь, дума из исследования и телеграмм Некрасова убедилась, что я Федулову телеграммы 28 не посылал, она ему послана депутатом Некрасовым. По существу она была ошибочна, подтверждаю свою телеграмму о концессионном способе постройки дороги. Удручен роковыми случайностями с телеграммами Некрасова, или чьим-то коварством, вредным городу; прошу телеграфом требовать от меня дальнейших разъяснений создавшегося кошмара, если же достаточно все разъяснено, прошу телеграфом меня о том известить.
  Еще с большим рвением буду защищать правое дело города, не смущаясь кознями темного происхождения. Страхов".
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N58, 13 марта 1911 г.]
  
  
11 марта
  
  Городские выборы в г. Барнауле.
  11 марта на думском заседании избраны: городским головой П. И. Федулов, замещающим место его С.Д. Холкин, вторым членом управы В.Я. Бирюков, кандидатом в члены управы В.М. Вершинин.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N61, 17 марта 1911 г.]
 []
В.М. Вершинин, издатель газеты "Жизнь Алтая"
  
  
15 марта
  
  Восстановление субсидии.
  По ходатайству начальника Алтайского округа восстановлена из сумм Кабинета Его Величества субсидия Алтайскому горному собранию. О восстановлении же субсидии барнаульской женской гимназии, где учится немало дочерей кабинетских служащих, ничего не слышно. Очевидно, вопрос о предоставлении развлечений родителям гораздо важнее вопроса об образовании их дочерей.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N59, 15 марта 1911 г.]
 []
Барнаульская казенная женская гимназия
 []
То же здание сегодня
  
  
16 марта
  
  Реформы в Алтайском округе.
  "Об. Жизнь" сообщает, что в Алтайском округе предполагается выделить в самостоятельную отрасль хозяйства хозяйственные заготовки лесных материалов и эксплуатацию лесопильных заводов. Эта отрасль хозяйства будет поставлена на чисто коммерческих началах и поэтому во главе дела будет поставлен не чиновник, а коммерсант с большим прежним опытом и хорошо знающий коммерческое дело. Есть слухи, что выбор уже сделан и на эту должность приглашен еще не сложивший своих полномочий барнаульский городской голова М.И. Страхов, которому, как мы сообщали, очень понравилось жить в Петербурге.
  ["Сибирская жизнь" N63, 19 марта 1911 г.]
  
  Уход с должностей.
  В Барнауле, как мы уже сообщали, произведены выборы городского головы, заступающего его место, члена управы и кандидата к нему. По слухам, вновь избранный в члены управы С.Д. Холкин подает заявление об отказе от означенной должности. Отказался от должности кандидата в члены управы В.М. Вершинин, мотивировавший свой отказ тем, что он изъявлял согласие баллотироваться в члены управы, а не в кандидаты. В.И. Шестаков подал заявление, что он, вследствие болезненного состояния, от звания гласного городской думы отказывается.
  ["Сибирская жизнь" N63, 19 марта 1911 г.]
  
  
20 марта
  
  "Аблакаты" наводнили.
  Город страдает от наводнения "адвокатов". Куда бы вы ни пошли: на почту ли, в окружной суд, на базар ли, словом - везде, где бы вы ни появились, везде можете встретить темных личностей с пером за ухом и пузырьком чернил в кармане - это непременные члены барнаульских учреждений и народных сборищ - подпольные адвокаты. Одновременно с открытием окружного суда явился и наплыв подпольных адвокатов. Борьбы с ними не ведется никакой.
  А беднота идет к своим благодетелям "аблакатам", несет последние гроши, только напиши челобитную. И пишет "аблакат" прошение, да так затемнит смысл, что бумага никогда не получает хода и остается под сукном. А мужичок, как чеховский Ванька, мечтает, что бумага получена, ее читают, постановляют и т.д... И верит он своему адвокату.
  К.-Т.
  ["Сибирская жизнь" N64, 20 марта 1911 г.]
  
 []
Иногда на страницах газет столетней давности можно встретить рекламу
хорошо знакомых нам товаров...
  
  
22 марта
  
  Забытый сейсмограф.
  Пока Томск мечтает завести у себя сейсмическую станцию и посылает за границу для специальной подготовки особого инструктора, захолустный Барнаул вот уже чуть не восемь лет имеет у себя сейсмограф и нарочно сделанный для него подвал. Правда, барнаульцы во главе со своим ученым обществом - Алтайским подотделом географического общества - не знают до сих пор, что делать с мудреным инструментом, и держат его в нераспакованном виде в 1904 года, как он был получен из Петербурга от постоянной сейсмической комиссии при академии наук. Так и лежит он в 6-ти ящиках на метеорологической станции, где для него сделали было, согласно особым указаниям сейсмической комиссии, подвал, оборудованный на средства все той же комиссии, приславшей для этой цели 256 рублей.
  Подвал сделать сделали, но сейсмографа не установили, потому что академия наук не выслала обещанной инструкции об установке сейсмографа и обращении с ним во время работы, которая должна была быть составлена проф. Левицким, но до сих пор еще не составлена. Не прислала академия и своего инструктора.
  Поэтому сейсмограф лежал, лежал и благополучно был... забыт.
  Забыли про него, очевидно, и в академии наук, забыли и в самом Барнауле.
  Барнаульское ученое общество вспомнило было про него во время сильного землетрясения в Туркестане в декабре прошлого года, поохало, помечтало, что вот "хорошо бы было", пожалело и... опять забыло.
  А между тем о сейсмографе Алтайский подотдел начал хлопотать чуть ли еще не в 1902 году. Говорят, первую мысль об этом подал В.Н. Галанин. Написал в академию наук бумажку, там с радостью пошли навстречу и уже в декабре 1903 года известили подотдел, что сейсмограф системы Цельнера для него готов, проверен и испытан, а в середине лета 1904 года сейсмограф был уже отослан в Барнаул.
  С тех пор он и покоится в ящиках, ожидая, когда соблаговолят сделать что-нибудь для использования его научной ценности.
  Неловко за ученое общество и жаль пропадающий втуне прибор.
  К. О. Л-ин
  ["Сибирская жизнь" N65, 22 марта 1911 г.]
  
  
13 марта
  
  Открытие библиотеки.
  13 марта после долгих трудов и усилий открылась наконец новая библиотека потребительного общества "Труженики". Ходатайство об открытии библиотеки было возбуждено еще в апреле 1910 г., и только через 11 месяцев мечта получила свое осуществление. Библиотечное дело в Барнауле поставлено довольно слабо. Правда, в городе имеется 6-7 библиотек, но они мало удовлетворяют нужду города в книгах. Если мы придем в общественную библиотеку, самую большую в городе, и дадим список в 20-30 книг, которые бы мы желали взять, и если это не устаревшие и не узкоспециальные или научные, то в лучшем случае вы найдете 1-2 книги по списку. Остальные разобраны.
  Очереди на книгу ждут не днями, а неделями и даже месяцами. Еще резче ощущается нужда в библиотеках школьного общества. На 2700 томов центральной библиотеки приходится 561 подписчик, то же имеет место и в других библиотеках об-ва, только в меньшем масштабе. Нередко можно видеть в этих библиотеках, что дети остаются неудовлетворенными и возвращаются домой с пустыми руками.
  Правда, новая библиотека открыта только для членов общества, но членов в настоящее время уже 750 человек, и достаточно на первое время обслуживать и эту массу. Во вновь открытой библиотеке имелось налицо в день открытия до 800 томов в переплете и около 300 или более отдано еще в переплет; таким образом, она может недурно обслуживать своих членов. В библиотеку выписывается несколько толстых и других журналов и несколько газет, а также периодические кооперативные издания.
  Прежде смотрели на потребительное общество "Труженики" как на лавочку и только. Но уже когда начались разговоры о чайной, читальне и библиотеке, тогда стали прислушиваться к голосу "Тружеников", стали следить за их жизнью. А "Труженики" открыли чайную и читальню и, наконец, добились открытия библиотеки. Несколько дней тому назад послано ходатайство об издании своего органа "Алтайский Кооператив". Таким образом оказалось, что не единым хлебом будет живо общество, но и духовные нужды требуют пищи. Книга и газета уже есть под руками "Тружеников", на днях, быть может, выйдет собственная газета, и пока общество ведет переговоры с медицинским персоналом, чтобы облегчить "Труженикам" медицинскую помощь. Думают иметь своего врача, просят сделать скидку в аптеках и т.д. Одним словом, "Труженики" шаг за шагом идут к намеченной цели - дать все, что возможно, для улучшения быта трудящегося.
  Дай Бог, чтобы это общество не заглохло по примеру прочих обществ, но бодро бы шло вперед и несло знамя объединения. Один в поле ведь не воин, а для такой организации открыт широкий путь.
  К. Т.
  ["Сибирская жизнь" N69, 27 марта 1911 г.]
  
  
28 марта
  
  Из неурожайных мест Сибири.
  В Барнауле при участии приехавшего начальника земского отдела министерства внутренних дел действ. стат. советника Ковалевского 28 марта состоится заседание съезда крестьянских начальников для обсуждения вопроса об оказании помощи пострадавшим от недорода последних лет крестьянам в районе 8-го крестьянского участка Барнаульского уезда
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N70, 29 марта 1911 г.]
  
 []
И сто лет назад реклама призывала бороться с кариесом...
  
  
АПРЕЛЬ
1911
  
  
8 апреля
  
  Дума и водопровод.
  Была старая дума, ничего от нее не ждали, теперь новая дума, но дождемся ли мы от нее чего-нибудь? Нас беспокоит вопрос о водопроводе.
  8 апреля часов в 10 вечера вспыхнул пожар в такой части города, где сосредоточены казенные деревянные постройки. Тут и чертежная, лаборатория и архивы Алтайского округа. Сильный ветер благоприятствовал пожару. Переполох в городе ужасный. Пламя охватило сразу всю крышу министерской школы. Весь город осветился пламенем... За водой ехать далеко. Года 4 тому назад в городе рыли колодец для нужд пожаров, но он или совсем не действует, или действует очень слабо, но только во время пожара им не пользуются и за водой приходится скакать через весь город. Каменные постройки у нас пока редки и для пожара, таким образом, приготовлена благоприятная почва.
  Никто, конечно, не станет оспаривать поэтому огромного значения для нас водопровода. Но думают ли об этом "отцы" нашего города?
  Т.
  ["Сибирская жизнь" N92, 27 апреля 1911 г.]
  
 []
  
  
10 апреля
  
  Остатки варварства.
  По праздникам между жителями Вагановской* и Воскресенской** улиц в г. Барнауле часто происходят "сражения". Собирается значительная толпа народа, преимущественно из молодых парней, и ходят "стена на стену", пуская иногда в ход кирпичи, палки и другие предметы, которые можно бросать на значительные расстояния. Когда бывают такие побоища, проходить по улице невозможно, так как дерущиеся не разбирают, кто идет - чужой или свой, и в прохожих летят "снаряды" как с той, так и с другой стороны. Начинаются "сражения" обыкновенно детьми, а потом дело доходит до взрослых. Особенно сильное "сражение" ныне было в 1-й день Пасхи.*** Более сильная половина загнала слабую в ограду одного дома, но, не удовольствовавшись этим, победившие стали бить окна этого дома. Тогда атакованные вооружились ножами, топорами и кольями и кинулись в "открытый бой". В результате с "поля брани" многие возвращались с кровоподтеками на лице, с проломами на голове, а некоему Александру Кузнецову настолько сильно разрубили топором руку, что он в настоящее время лишен трудоспособности. Следовало бы полиции принять меры против таких уличных безобразий.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N86, 20 апреля 1911 г.]
  
  * Ныне ул. Третьякова.
  ** Ныне ул. Тяптина.
  *** В 1911 году Пасха выпадала на 10 апреля (23 апреля по новому стилю).
  
  
11 апреля
  
  Открылся электротеатр (синематограф) "Алтай" на Пушкинской улице, арендовавший здание возле Мариинского приюта, в котором до этого размещался электротеатр "Грот".
  
 []
Мариинский приют по ул. Пушкинской
 []
Здание бывшего Мариинского приюта на площади Спартака
(ул. Пушкина, 78)
  
  
13 апреля
  
  Обязательное древонасаждение.
  С 13 апреля вступило в силу обязательное постановление барнаульской городской думы о посадке деревьев по улицам города Барнаула.
  В силу этого постановления каждый владелец усадьбы в городе обязан посадить в течение весны и осени 1911, 1912 и 1913 гг. деревья лиственной породы за свой счет по улицам и переулкам у своей усадьбы.
  ["Сибирская жизнь" N98, 4 мая 1911 г.]
  
  
17 апреля
  
  Самоубийство члена барнаульского окружного суда.
  17 апреля в 7:30 часов вечера, в номерах Мальцина, по Большой Тобольской улице,* выстрелил в себя из револьвера член барнаульского окружного суда В.Х. Протасов. Пуля, направленная в правый висок, застряла в черепе. Покушавшемуся оказана в Красном Кресте первая медицинская помощь. Надежды на выздоровление нет. Больной заявил, что к самоубийству его побудила тоска.
  (Ж. А.)
  [ "Сибирская жизнь" N90, 24 апреля 1911 г.]
  
  * Ныне ул. Льва Толстого
  
 []
Ул. Большая Тобольская со стороны Московского проспекта
 []
То же место сегодня: ул. Льва Толстого со стороны пр. Ленина
  
  
19 апреля
  
  Угроза черной сотни.
  Членом барнаульской городской управы Е.Г. Орловым получено анонимное письмо. Письмо безграмотное и содержит в себе ругательства по адресу состава городской управы сжечь дом их, а самих убить. В письме говорится, что угрозы вызваны переходом торговцев хлебными продуктами и подсолнухами с главной базарной площади от общественных весов на место против усадьбы Морозова и Корсакова, и что если им будет представлено прежнее место, то угрозы не будут приведены в исполнение. Автор письма говорит, что недовольных управой найдется до 1000 чел., которые жаждут мести и поступят с домами членов управы так же, как поступали с некоторыми обывательскими домами во дни погрома.* Письмо за недостатком места не закончено, а угроза останавливается на том, что черная сотня ни перед чем не остановится. Письмо это передано полиции, которой производится расследование. Есть полное основание предполагать, что оно исходит от лиц, заинтересованных ходом торговли прасолов.**
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N85, 19 апреля 1911 г.]
  
  * Имеется в виду погром в Барнауле 23 октября 1905 года, начавшийся не без участия "черносотенцев". Толчком к погрому послужил стихийный протест горожан против антиправительственных действий социал-демократов во время митинга по поводу царского манифеста 17 октября. В результате были разгромлены Народный дом, реальное училище, многие магазины и частные дома, в том числе дом народного просветителя В.К. Штильке, избиты многие участники митингов и демонстраций 20-22 октября, в их числе учащиеся средних учебных заведений.
  ** "Прасолы" - оптовые скупщики скота и различных припасов (обычно мяса, рыбы) для перепродажи.
  
  
24 апреля
  
  Дело о барнаульском погроме.
  В мае месяце сего года в усиленном составе Барнаульского окружного суда будет разбираться дело об октябрьском погроме 1905 года. К ответственности привлекаются Николай Дмитриевич Оранский (хлеботорговец), Григорий Андреевич Ожогин (портной) и др., в числе 34 человек, обвиняемых в преступлении, предусмотренном 269 ст. уложения о наказаниях. Свидетелей по этому делу вызывается 123 человека.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N90, 24 апреля 1911 г.]
  
  Выставка Г.И. Гуркина.
  С 10 по 24 апреля в Народном доме прошла выставка картин художника Г.И. Гуркина (32 картины, 175 этюдов, 52 рисунка пером и карандашом). Посетило выставку 900 человек.
 []
Художник-алтаец Г.И. Гуркин
  
  
26 апреля
  
  В Концертном зале гостиницы "Золотой яр" начались выступления первого в городе дамского венского струнного оркестра под управлением Женни Палер.
  
  
27 апреля
  
  Переселенцы в пути.
  На пароходах, идущих из Новониколаевска,* прибывают в Барнаул группы переселенцев. За последнее время на улицах города ходят переселенцы, Христовым именем выпрашивая хлеб.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N92, 27 апреля 1911 г.]
  
  * Ныне Новосибирск.
 []
Пароходы на барнаульской пристани
  
  К покушению на самоубийство Протасова.
  Мы уже сообщали, что в г. Барнауле покушался на самоубийство член барнаульского окружного суда В.Х. Протасов. Теперь "Жизнь Алтая" сообщает, что в больнице г. Протасову была оказана своевременная медицинская помощь, вследствие чего состояние здоровья г. Протасова улучшается. Температура и пульс нормальны, хотя пуля из черепа не извлечена, т.к. докторами в данное время извлечение пули признано опасным вследствие возможности нагноения.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N94, 29 апреля 1911 г.]
  
 []
  
  
МАЙ
1911
  
  
5 мая
  
  Огромный пожар.
  5 мая в г. Барнауле вспыхнул пожар по Павловской улице* и Бережному переулку** в доме К.И. Митюнина. Страшный ветер, дувший по направлению к реке, сразу перенес пламя на соседние постройки, и в результате - сгорел весь квартал, за исключением одного дома.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N104, 12 мая 1911 г.]
  
  * Ныне ул. Анатолия.
  ** Ныне ул. Промышленная.
  
  
15 мая
  
  Геологическое исследование озер.
  Кандидат естественных наук геолог К.Н. Миротворцев, находящийся в распоряжении начальника Алтайского округа, наступающее лето посвятит обследованию озер в пределах Барнаульского уезда. Г. Миротворцев прежде всего намеревается ознакомиться с группой Бурлинских озер, а затем обратиться к ряду боровых озер в пределах Новичихинской, Космалинской и Боровской волостей. Между прочим, геолог заинтересовался сообщенными ему с мест сведениями о периодическом исчезновении и появлении озер в районе Кулундинской степи, о явлениях резкого опреснения соленых озер и обратно: о превращении озер с пресной водой в озера с самосадочной солью в своем составе. По осени г. Миротворцев, между прочим, имеет намерение сделать доклад о своих работах в местном подотделе географического общества.
  ["Сибирская жизнь" N107, 15 мая 1911 г.]
  
  
16 мая
  
  Вопрос об учительской семинарии.
  Желательно ли, чтобы в Барнауле была учительская семинария? Такой вопрос был задан барнаульскому городскому общественному управлению в феврале сего года отношением администрации Павловской учительской семинарии. Ответа никакого не последовал в продолжении двух месяцев. Семинария повторила свой вопрос телеграммой от 29 апреля; на телеграмму эту городская управа ответила, что в Барнауле для семинарии квартир нет, но город может принять участие (?) в постройке здания для семинарии. В чем выразится участие города в постройке семинарии, управа не объяснила.
  Новониколаевск же изъявил готовность отвести под постройку семинарии в черте города полторы десятины, 10-15 десятин под опытное поле и 3000 руб. ежегодно деньгами.
  Семинария эта учреждена на средства, собранные с сельских обществ Барнаульского уезда, и предназначена для крестьянских детей Барнаульского же уезда. В будущем семинария, вероятно, преобразуется в учительский институт.
  Барнаульскому городскому обществу следует пойти навстречу желанию крестьян уезда и поместить этот рассадник просвещения в Барнауле.
  Временное помещение можно найти в народном доме или же в Нагорной школе, имеющей пять классных комнат и рекреационный зал. Для начальной школы не так трудно подыскать на горе и приспособить частный дом. Все это можно сделать при желании.
  Д-ъ.
  ["Сибирская жизнь" N109, 18 мая 1911 г.]
 []
Нагорная школа по ул. Троицкой (ныне ул. Аванесова, 30)
  
  
18 мая
  
  К обмелению р. Оби.
  За последнее время, по слухам, Обь начинает быстро мелеть. Особенно сильно обмелели перекаты между Барнаулом и Бийском.
  (О. Ж.)
  ["Сибирская жизнь" N109, 18 мая 1911 г.]
  
  
19 мая
  
  Наборщики типографии "Алтайской газеты" (редактор В.А. Шпунтович) устроили стачку, выдвинув начальству требование: сохранить летние отпуска.
  
  
20 мая
  
  Праздник "белого цветка".*
  20 мая в городе Барнауле был отпразднован день "белого цветка". Продажа цветов производилась на всех улицах, как в центре, так и на окраинах города от 10 час. утра до позднего вечера. Кроме того, белые цветы в этот день продавались во всех электротеатрах, садах, собраниях, крупных магазинах, конторах, на пристанях, пароходах и других местах города. В продаже цветов приняли участие до 50 местных дам. Итоги количества проданных цветов и вырученной от продажи суммы будут сообщены на днях.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N115, 26 мая 1911 г.]
  
  * День сбора средств на борьбу с туберкулезом, впервые проведенный по всей России в 1911 году.
  
 []
Одна из участниц "акции"
  
  Праздник "белого цветка" в Барнауле прошел, по словам "Алтайской газеты", очень оживленно и на борьбу с туберкулезом дал 1998 руб. 25 к. с расходом в 210 р. 9 к. Сбор был бы, вероятно, больше, но не хватило заготовленных цветов.*
  ["Сибирская жизнь" N116, 27 мая 1911 г.]
  
  * Искусственные цветы были заранее доставлены из Санкт-Петербурга.
  
 []
Еще одно средство борьбы с туберкулезом
  
  
22 мая
  
  В Летнем театре Барнаульского общественного собрания прошел спектакль Труппы дирекции И.И. Мацкова "Убой" ("Темное царство еврейской жизни"), пьеса в 4 действиях Якова Гордина.
  
  
25 мая
  
  На Алтай! (Часть I)
  К Алтаю я направился избитым путем: до Бийска на пароходе, а далее на лошадях до Чемала. Да охранит меня небо от избитых фраз в описании этой поездки!..
 []
На барнаульской пристани
  Один из крупнейших пароходов, крейсирующих вверх и вниз по Оби, с опозданием всего только на 30 минут против расписания отвалил, как выражаются пароходчики, от барнаульской пристани к Легостаевой, Усть-Чарышской Пристани, Быстрому Истоку и Бийску. В текущий сезон наши пароходства переживают период "дешевки", так как и пассажирские и багажные таксы понижены на целых 50%. Дешевый и удобный проезд на пароходах, надо сознаться, оборудованных весьма удовлетворительно, сам по себе служит побудительным толчком к поездкам и непосредственному ознакомлению или оживлению старых воспоминаний о родных палестинах. Пользуясь наступившим золотым сезоном, публика ездит не только по делам, но и просто ради отдыха и развлечения: себя показать и людей посмотреть. Едут традиционные алтайские "воздушники".* В общем, публика вся вялая, скучная, сидит себе, по примеру премудрого пескаря, по каютам... Но не всегда-то, видимо, она ведет себя так чинно и благонравно, так как то в той, то в другой каюте нет-нет да и кинутся в глаза следы вандализма предшественников: сломано жалюзи, разбито зеркало, оборваны вешалки, не действуют затворы. Почему не устраняются такие мелочные недочеты? В ответ вам говорят: - что поделаете, батенька! Дешевка, а по дешевке в высшие классы проходит всякая публика. В этом вот номере какие-то скотопрогонники ехали - все вверх дном переворотили! А в том вон такую атмосферу оставили, что ехать никто не желает!.. А исправлять эти прорехи по свежим следам - какой же расчет?
  Оказывается, не стоит быть лучше! Сначала граждане, а потом и гражданственность! Сначала пусть пассажиры благонравия себе нагуляют, а затем уже, в воздаяние их заслуг, вся пароходная обстановка будет подгоняться к удобствам и требованиям публики...
  Во второй половине мая Обь многоводна. Там, в Алтае, по слухам, льет беспрерывно: разверзлись хляби небесные. Да и солнце, хотя и скупо, также наседает на снежные заносы в горах. Результаты налицо: Обь вздуло! Но, несмотря на это, ночью около с. Легостаевского мы все-таки ухитряемся попасть на мель: на "пятичетвертовой" глубине пароход полтора часа барахтается и в конце концов благополучно следует дальше...
  Кроме "расписанных" в плакатах остановок, пароход делает большие привалы чисто служебного свойства: больше часа задерживаемся в Рассказихе, дрова берем. На другой день такой же привал в Солдатовой. Дровяные склады на берегу в виде беспорядочно разбросанных поленниц под надзором поставщика или его подручных. Нагрузка дров лежит на матросах, которые с длинными носилками в руках, парами, набирают сколько влезет сосновых полен, с криками и неистовым грохотом в ожесточенной спешке валят их то прямо на палубу, то в люк перед топками под нижнею палубой... Громыханье, крики будоражат всех обывателей парохода, А во время ночи этот несуразный шум производит кошмарное впечатление не только на детей, но и на взрослых...
  В предыдущие годы с дровами у пароходчиков как будто бы было потише: пользовались каменным углем, употребляя дрова в самых ограниченных количествах "на подтопку". В этом году, видимо, взят какой-то новый курс, и дрова истребляются откровенно, как исключительный материал для топлива. Чем это вызвано? И нельзя ли господ пароходовладельцев вернуть к старым порядкам? Еще один вывод в пользу железнодорожного строительства в Сибири: необходимы железные дороги по районам месторождений каменного угля ради спасения остатков сибирских лесов, иначе пароходчик без жалости спалит эти остатки!
  Третьеклассная публика ведет себя непринужденно и к ночи устраивает концерт, прерываемый дивертисментами из отборной брани и заушений, вслед за которыми снова идут номера дружного пения... Весна поздняя. Проходит 20 мая, а черемуха все еще в цвету. В водомоинах левого горного берега еще сугробы на растаявшего снега. Изредка из прибрежных кустов доносятся соловьиные трели. Лес, луга только-только одеваются первою зеленью: у весны новый с иголочки костюмчик, ни единого пятнышка, и на всем еще следы первоначального глянца...
  (Продолжение следует.)
  К. М-ъ.
  ["Сибирская жизнь" N139, 24 июня 1911 г.]
  
  * "Воздушники" - так раньше называли любителей проводить свободное время на свежем воздухе, на природе.
  
 []
  
  
28 мая
  
  Состоялось "высочайшее соизволение" на передачу Главным управлением Алтайского округа в полное распоряжение Алтайского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского Географического Общества музея и библиотеки (Барнаульской казенной библиотеки, основанной в 1764 году), с условием, что она будет открыта для чинов округа. В библиотеке в это время насчитывалось около 28 тыс. томов. (Прием и передача библиотеки произведены в 1912 году).
  
  
30 мая
  
  На Алтай! (Часть II)
  Бийск - неизбежный пункт остановки, конец пароходного сообщения и начало колесного пути на Алтай - производит впечатление хотя и богатого, но захолустного уездного городка, где узких, кривых, грязных улиц и переулков хоть отбавляй. Прекрасные здания Пушкинского городского училища, женской гимназии, церквей, торгового корпуса, 2-3 частных построек не сглаживают общего вида, и печать захолустья отчетливо оттиснута на всей обстановке бийской жизни. Не уничтожает этого впечатления и пробегающий по бийской улице автомобиль.
 []
Эра автомобилей началась...
  Красующиеся на набережных улицах надписи: Крепостная, Комендантская и т.п. указывают на историческое происхождение Бийска, как военного опорного пункта, стоявшего лицом к лицу с внешним врагом. В настоящее время воин сменен купцом, и цель жизни современного бийского обывателя - торговлишка во всем ее обширном диапазоне, начиная с торговли кедровым орехом и кончая бриллиантами... Не знаю, какой высокой степени совершенства достигли бийские эскулапы, но бийские фармацевты, несомненно, побили некий российский рекорд. Так, старец, орудующий в бийской аптеке, продает свои медикаменты не только на вес и на меру, но, вероятно, для точности, - применяет к ним еще и ощупь, загребая некоторые рассыпчатые вещества собственными дланями. Конечно, бийчанин человек простой: если выздоровеет, то и так выздоровеет. А руки у бийского аптекаря, вне всякого сомнения, содержатся в надлежащей чистоте, так как господин аптекарь, несомненно, лучше кого бы то ни было понимает всю важность значения их: чем бы иначе отбирал он выручку!.. На пароходной пристани обыкновенно всегда найдется пяток предпринимателей-возниц с предложением услуг по доставке в тот или другой пункт на Алтае. Есть среди них уже такие, что составили себе "имя", так как работают уже несколько лет, транспортируя воздушников то до Сростков (в 35 верстах), то до Чергачака (около 90 в.). Плата за проезд от Бийска до Чемала держится 15-16 руб. за 165 верст, по 9-10 коп. с версты за пару. Но путешественник, во всяком случае, предоставлен случаю, удаче, милости ямщика: нельзя проехать по праву за определенную плату! И одно это обстоятельство показывает уже, на каком, собственно, шатком основании поставлено дело сообщений с Алтаем!.. Только все превозмогающее усердие российского обывателя шаг за шагом завоевывает Алтай для общего пользования, распространяя о нем при помощи бывалых "языков" сведения, которые вызывают желание "и в самом деле побывать на Алтае"... Будь Алтай в распоряжении предприимчивого владельца, в руках какого-нибудь швейцарца или германца, несомненно, был бы оправлен в надлежащие рамки и путь, к нему ведущий, и условия пребывания в нем, а у нас? У нас происходит то, что происходит...
  Рано утром поданы лошади, втискиваемся с своими вещами в коробок и на переправу! Через Бию работают два парома с конными двигателями. Бия многоводна, шумлива, последнее время все шла на прибыль, хотя есть уже такие места, где глубина определяется в пять с половиной четвертей и где пароход вынужден двигаться тихим ходом. Таких мест немного - одно-два, но ведь лето еще впереди! Говорят: "Такие перекаты чистить будут, и пароходы пойдут без остановок".
  Левый берег Бии против Бийска заселен и заселен не со вчерашнего дня. Это - так называемый "Амур". Почему "Амур"? Бийский обыватель толком на этот вопрос не ответит.
  Первоначально дорога через волнистую равнину идет бором, - так гласят надписи на столбах: кабинетский бор N5! Но это чисто "бумажный" бор! Молодая поросль осинника преобладает над всякими другими древесными породами. Видно, что бор распродан в свое время на сруб и о нем теперь остались одни воспоминания да надписи. Под конец этого бора на пригорке виднеется мрачного вида черно-красная топорной работы часовенка - памятник прошлогоднего преступления. Один из алтайских дельцов, некто Обабков, минувшим летом приезжал в Бийск с транспортом масла, которое он благополучно сдал в одной из масляных контор, заполучив куш тысяч в восемь, с которыми и двинулся домой, в одно из алтайских сел, с двумя револьверами под сиденьем, но без проводника, один-одинешенек. Сумма, полученная Обабковым, показалась настолько соблазнительной одному служащему масляной конторы в Бийске, что тот не мог удержаться от соблазна и пошел на преступление, жертвою которого в 10 верстах от Бийска и пал Обабков - там, где теперь мрачная часовенка топорной работы. Преступник со своими сообщниками выехал вперед Обабкова и из засады в молодой поросли осинника подстрелил доверившегося "спокойным местам" коммерсанта... Одна из самых обыкновенных у нас дорожных историй, которая еще долго-долго будет рассказываться ямщиками своим скучающим пассажирам.
  (Продолжение следует.)
  К. М-чъ.
  ["Сибирская жизнь" N141, 26 июня 1911 г.]
  
 []
Пушкинское городское училище в г. Бийске
  
  
ИЮНЬ
1911
  
  
1 июня
  
  Праздник "белого цветка" в с. Белоярске.
  Первого июня в редакцию "Жизни Алтая" поступило 8 р. 70 к., собранных 28 мая кружком лиц путем продажи цветов в селе Белоярске (Белоярской волости, Барнаульского уезда). Деньги эти кружок просит передать по назначению - "на святое дело борьбы со страшным врагом человечества - чахоткой".
  Если бы в каждой сибирской деревне были произведены по примеру Белоярска посильные сборы, то для борьбы с чахоткой собрался бы в Сибири громадный капитал.
  ["Сибирская жизнь" N126, 9 июня 1911 г.]
  
  Беспорядки в селе Павловском.
  (Нападение на лесную стражу. - Разгром винной лавки, квартиры управляющего имением и казенных учреждений.)
  В последнем номере барнаульской газеты "Ж. Ал." помещено следующее сообщение о бунте, происшедшем в с. Павловском Барнаульского уезда.
  "Прибывшие из села Павловского рассказывают следующие подробности. Бунт начался 31 мая. Крестьяне, уже давно недовольные в особенности тем, что землей их наделили в недостаточном количестве, собрались после Духова дня на сход и порешили идти к управляющему Павловским имением г. Рапцевичу. Последний сказал, что не может для них что-нибудь сделать, т.к. сам является лишь исполнителем воли высшего начальства, но пообещал передать их ходатайство начальнику Алтайского округа в ближайшую свою поездку в Барнаул. После этой беседы крестьяне удалились
  Затем г. Рапцевич получает известие, что загорелся бор, и он поспешил ехать на пожар. Потом произошел случай, давший повод к беспорядкам. Сын одного объездчика, работавший в поле, заметил, что пастух загнал на его поле чужих коров. Он потребовал, чтобы тот сейчас же удалил их, но пастух не повиновался. Кончилось тем, что объездчик (владелец поля) избил того пастуха. Известие о происшедшем случае раздражило павловцев. "А, наших бьют!" Этих слов было достаточно, чтобы толпа двинулась к кордону лесной стражи и разгромила его. Затем была разрушена пивная лавка, потом казенная винная лавка. Нужно сказать, что никто при их разрушении не воспользовался напитками; последние расплескивались на землю. Разгрому подверглись также квартира г. Рапцевича и казенные учреждения. Все бумаги и дела, попадавшиеся под руку, разрывались на мелкие клочки. Несгораемые ящики с денежными суммами были разбиты с помощью железных баб и ломов. И тут, как нам передают, никто не воспользовался деньгами; кредитные бумажки подверглись той же участи, как и деловые бумаги: они разрывались на части. В квартире Рапцевича была уничтожена вся дорогая мебель, рояль, посуда. От рояля остались только щепки; то же самое сталось и с другими вещами. Даже двери не составили исключения. Разгром продолжался долго.
  Между тем Рапцевич с пожара отправился домой. Около деревни один крестьянин предупредил его о грозящей ему опасности и рассказал о происшедшем. Г. Рапцевич сначала не хотел верить этому, но донесшиеся до него крики: "Где он? Сюда его!" - заставили признать свое положение опасным, и он окольными путями уехал в Барнаул.
  Из с. Павловского вернулся ездивший туда г. прокурор барнаульского окружного суда. Чины полиции и войска до вчерашнего утра оттуда еще не возвращались. Беспорядки, как мы слышали, окончились".
  ["Сибирская жизнь" N126, 9 июня 1911 г.]
  
 []
И снова о вечном...
  
  
2 июня
  
  В Народном доме состоялся концерт знаменитой артистки Регины де Бергони (Регины Федорович), получившей в 1907 г. диплом Мариинского театра на звание Королевы бриллиантов.
  
  
3 июня
  
  Беспорядки в с. Павловском.
  Из "Сибирской жизни" читатели уже знают о крестьянских беспорядках, происшедших в с. Павловском. Теперь корреспондент "Обской жизни" дает следующие подробности этих беспорядков:
  "Население Павловского, - говорит газета, - достигает 12 тысяч и разделяется на местных обывателей и разночинцев. Последние являются арендаторами кабинетских земель* и давно уже возбудили ходатайство о выделении им арендуемой земли в собственность. Ходатайство до сих пор не удовлетворено и, не зная сути дела, крестьяне в этом видят виновниками местных служащих Кабинета. Отсюда неприязнь и даже враждебные отношения.
  Толчком к беспорядкам послужило грубое отношение местных объездчиков к мальчикам-пастухам, скот которых заходит в бор. Рассказывают, что объездчики пускали в ход плети.
  31-го мая крестьяне собрались на сход и оттуда двинулись к лесной конторе. Начались переговоры с управляющим. Тот обещал поехать лично в округ похлопотать о крестьянских нуждах. Однако крестьяне не поверили обещаниям. Они толпой бросились на казенный кордон, где жил объездчик, и в несколько минут произвели полный разгром. Разгромлен был также и дом стражника лесной конторы.
  К увеличившейся толпе присоединились женщины и ребятишки. Вооружились дубинами. Двинулись к квартире управляющего имением. Квартира была разгромлена. Разгромили и квартиру помощника управляющего, несколько кордонов, два дома местных обывателей и винную казенную лавку. Посуда была разбита о землю, а вино вылито. Местные купцы отделались неосновательным страхом за свои магазины.
  Из квартиры управляющего Рапцевича и казенных учреждений были извлечены дела и бумаги, попавшие под руку, и уничтожены. Денежные ящики разбиты, но деньгами никто не воспользовался - бумажные деньги разрывались.
  Местная интеллигенция почти вся выехала из села. Оставшиеся пережили массу страха. Ночью вспыхнул пожар, но был вскоре потушен. Ночью же приехал из Барнаула исправник с нарядом полиции.
  Но следующий день толпа вновь собралась и послала местного священника о. Яхонтова хлопотать перед исправником. После переговоров толпа разошлась. В тот же день в село съехалось до 50 объездчиков со всего имения, вооруженных винтовками. Ими охранялись центральные улицы села. Вечером крестьяне снова собрались толпой на площади и ударили в набат. Объездчики постарались рассеять толпу. Дошло до перестрелки. Объездчиками смертельно ранен один крестьянин. Толпа была рассеяна уже солдатами, пришедшими из Барнаула. Приехали судебные власти. Началось расследование и аресты".
  ["Сибирская жизнь" N131, 15 июня 1911 г.]
  
  * Т.е. земель, являющихся собственностью царской фамилии.
  
  
4 июня
  
  К беспорядкам в с. Павловском.
  "Алтайская газета" сообщает, что убытки, причиненные Кабинету крестьянским волнением в с. Павловском, по слухам, простираются до 250000 рублей.
  - 4 июня доставлена в Барнаул партия арестованных за беспорядки в числе 40 человек. Воинская команда осталась в Павловском до особого разрешения.
  ["Сибирская жизнь" N127, 10 июня 1911 г.]
  
  
6 июня
  
  К беспорядкам в с. Павловском.
  В барнаульский тюремный замок доставлена вторая партия арестованных за беспорядки в селе Павловском - в числе 28-ми человек. Таким образом, теперь всего арестовано 68 человек.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N129, 12 июня 1911 г.]
  
  
7 июня
  
  Памяти Николая Михайловича Ядринцева.
  7 июня нынешнего года исполнилось 17 лет со дня смерти замечательного сибирского патриота и публициста Н.М. Ядринцева, как известно, умершего 7 июня 1894 г. в г. Барнауле.
 []
Николай Михайлович Ядринцев
  Вспоминая эту печальную годовщину, барнаульская газета "Жизнь Алтая" задается вопросом:
  "Придет ли сегодня на могилу патриота-сибиряка толпа друзей и почитателей?
  Где друзья?
Иные погибли в бою,
Иные ему изменили
И продали шпагу свою...
  А почитатели?..
  Да много ли осталось почитателей того, памяти которого можно посвятить слова поэта:
Как женщину, ты родину любил,
Свои труды, надежды, помышленья
Ты отдал ей; ты честные сердца
Ей покорял. Взывая к жизни новой.
И светлый рай, и перлы для венца
Готовил ты любовнице суровой,
Но слишком рано твой ударил час
И вещее перо из рук упало.
Какой светильник разума угас!
Какое сердце биться перестало!"
  Мы помним, что семнадцать лет тому назад свежая могила Ядринцева на нагорном кладбище представляла из себя высокий холм из венков, присланных со всех концов любимой им родины, мы помним день открытия памятника Ядринцеву в Барнауле в 1901 г., мы помним также, что в этот день было прислано со всех концов Сибири много телеграмм, венков и лент с трогательными надписями.
  Где же теперь все эти памятники общественного внимания к замечательному безвременно скончавшемуся сыну Сибири?
  Мы помним, что часть их хранилась в Барнауле у частного лица, часть была на могиле и, наконец, часть - в Народном доме. А так как такая разбросанность недопустима, - мы предлагаем, пока еще не поздно, собрать все эти вещественные признаки общественного внимания и с сохранившимися документами, по описи, передать на хранение или барнаульскому подотделу географического общества, или в Народны дом школьного общества, в котором, несомненно, найдется место для витрины имени лучшего из сынов Сибири.
  Это первая обязанность, о которой сибирякам следовало подумать давно.
  Вторая обязанность - это увековечение имени Ядринцева. В день 17 годовщины со дня смерти Ядринцева "Жизнь Алтая" пропагандирует следующую мысль:
  "Достойным венка Николаю Михайловичу Ядринцеву, - говорит газета, - будет открытие в Барнауле общества его имени для доставления средств сибирским высшим женским курсам.
  К вам, барнаульские женщины, мы обращаемся с призывом укрепить существование первого рассадника высшего женского образования в Сибири. Чтоб рассадник этот окреп и развивался, нужны не случайные пожертвования, а постоянная забота и работа для постоянного правильного поступления средств на содержание курсов".
  Мысль газеты хорошая, но недостаточно характерная для имени Ядринцева. Дело в том, что Ядринцев был не только деятель г. Барнаула, а всей Сибири, поэтому достойно вспомянуть его имя обязана вся Сибирь от Урала до тихих вод Великого океана.
  Ввиду того, что, помимо своей многогранной деятельности, Ядринцев был, между прочим, ярым поборником высшего образования в Сибири, как мужского, так и женского, было бы вполне достойно, если бы вся интеллигенция Сибири, и городская и деревенская, занялась сбором денег на стипендии имени Ядринцева при томском университете и институте и томских высших женских курсах, Причем заботилась бы, чтобы источники средств на это дело никогда не прекращались.
  Ядринцев на общественное дело отдал всю свою жизнь без остатка, будем же и мы, граждане, хотя до некоторой степени подражать его достойному примеру!
  ["Сибирская жизнь" N132, 16 июня 1911 г.]
 []
Памятник на могиле Н.М. Ядринцева
  
  На Алтай! (Часть III)
  Первым селением на пути в Улалу - Чемал является дер. Верх-Катунская, чаще всего называемая Ярки, на правом берегу Катуни. Катунь вообще капризна, изменчива в своих устремлениях. Ярковцы с характером этой вероломной реки познакомились на собственном горьком опыте. За последние годы Катунь было невзлюбила ярковцев и стала ожесточенно рвать берег, на котором раскинулась деревенька. Отрывала пласты шириною в несколько сажен. Разрушала надворные постройки, дома, сносила огороды, уничтожала дворы. Ярковцы ударились в бегство, стали переносить свои жилища выше, на новые места за деревней. Когда это было сделано, Катунь отлегла к левому берегу, прекратив свои разрушительные набеги. В результате отступления деревня растянулась на несколько верст вдоль тракта, а жители очутились далеко от воды. Катунь сыграла с ними злую, неприятную шутку!..
  Дорога идет среди полей, покрытых ровными зелеными всходами пшеницы, а иногда и овса. Длинная панорама волнистой равнины раскидывается перед глазами, прерываясь зеленеющими перелесками только что распускающейся березы...
  Вслед за "бором N5", отмеченным выше, начинаются запашки бийских обывателей, арендующих земли у Кабинета по 1 р. 50 к. за десятину. Дорога, представляющая из себя почтовый тракт на Улалу,* когда-то, в давно прошедшие времена, чинилась, правилась, выпрямлялась, а с боков ограждалась канавами. В настоящее время она содержится по способу полного к ней пренебрежения, и достойно удивления, что не только не исправляется, но еще умышленно разрушается в ней все, что было создано в прошлые времена с большими усилиями. Мы говорим о непомерном усердии пахарей, которые местами до того зарвались, что просто-напросто перепахали и засеяли почтовый тракт пшеницей, по которой, собственно, и приходится теперь ездить... В других местах, где борозды направляются вдоль тракта, полями захвачены боковые канавы, которые таким образом при бороньбе сравниваются и обращают дорогу в первобытное состояние...
  Нельзя сказать, чтобы такая дорожная политика пахарей заслуживала поощрения!..
  Село Сростинское, большое старожильское селение все на том же правом берегу Катуни в 35 верстах от Бийска, первая станция той своеобразной "веревочки", по которой переправляются "воздушники" в недра Алтая из Бийска. День праздничный, и на берегу шумливой Катуни, под вековыми тополями на полянке, кружок деревенской молодежи в ярких разноцветных рубахах, платках и платьях под звуки гармоники что-то такое выплясывает парами, делая по временам какие-то туры не то из вальса, не то из польки. Но во всяком случае эта своеобразная хореография весьма далека от "русской" и даже в самом отделенном родстве не состоит с каким-нибудь трепаком или присядкой... "Русский" колорит этой идиллической картины придает разве только отборная трехэтажная "словесность", которую, как на зло мирному веселью молодежи, рассыпает вокруг без всякой нужды и потребности один из парней, рассыпает чисто механически, как попугай, как бы разыгрывая роль "адвоката дьявола" на фоне этой своеобразно свершаемой хвалы в честь развернувшейся во всем блеске природы!..
  С Сростках переправа через Катунь на самолете.** Есть путь и по правому берегу, но путь неудобный, с крутыми подъемами, со стремительными спусками, и им не пользуются. Впервые "воздушник" видит здесь каменистые гранитные берега Катуни с явственно обозначенными пластами и прослойками каменных глыб... Уровень воды в Катуни - весенний, т.е. высокий, и окраска воды мутно-глинистая. Стремительность течения - чрезвычайная. Каких-нибудь 3-5 мин. стоянки на пароме - и мы уже на другом берегу.
  Чем дальше, тем впечатления становятся однообразнее, а дорога - хуже и хуже. Может быть, настоящий "тракт" остался там, на правом берегу Катуни, а здесь, по левобережью, - сплошная колотиловка: точно все время едешь по вспаханному полю. Проезжаешь в таком положении Хуторы, Шульгин Лог; на протяжении нескольких десятков верст справа над путником виснет в воздухе вершина Бобырган, до которой все никак не доедешь. Между деревнями Хуторы и Шульгин Лог на берегу Катуни кое-где встречаются выселки в 2-5 дворов из неприписавшихся новоселов, жалкий неопрятный вид которых с трудом можно себе представить по самому подробному описанию...
  Картина пути резко меняется только тогда, как минуешь деревню Шульгин Лог. Здесь природа уже приобретает характер альпийского плато. Поднявшись на взгорье, едешь по ровному месту вреди великолепных пастбищ с ярко-зеленой густой и высокой травой под сенью соснового леса. Плотная черноземная почва, чистый воздух с смолистым запахом действуют обаятельно, заставляя предвкушать близость алтайских "курортов". Но лес кончается, и путь, понижаясь, ведет по равнине к отступившей было влево Катуни. Слева виднеется дер. Платова; справа, среди зеленеющих горных склонов с разбросанными по ним черными полями платовских крестьян, заметно выделяется платовское кладбище верстах в 4 от деревни. Оказывается, вся эта теперь зеленеющая долина имеет сплошь каменную подпочву, и устройство на ней могил невозможно. В силу этого обстоятельства и поля, и могилы платовцев откинуты на близлежащие взгорья. Как огромный сизо-зеленый Тришкин кафтан с заплатанными фалдами и полями, высматривают эти горные склоны, там и сям занятые раскинутыми по ним вспаханными и засеянными полями-заплатами...
  Перед Чергачаком и Маймой вновь переправа, и уже последняя, на правый берег Катуни. Она, конечно, капризна и здесь. "никак к ней не приноровиться нам", - говорят перевозчики, наполовину русские, наполовину алтайцы. Подъезжать к парому приходится вброд, по выступившей на речную террасу Катуни. Но с паромом выходит история: он наскочил на мель, и немало усилий, криков, вскакиванья в воду понадобилось со стороны перевозчиков, прежде чем паром тронулся к другому берегу. Какой-нибудь час тому назад причаливали свободно и без приключений, а теперь наскочили на мель: вода пала. С такой же внезапностью Катунь может подняться на один, на два аршина...
  За Чергачаком и Маймой, лежащими смежно у подножия огромных вершин, подъем в гору по направлению к Улале. Как необычайной игрой природы, при подъеме внимание путников задерживается на двух придорожных дикокаменных глыбах, одиноко торчащих на дороге с выросшими на них каким-то чудом большими кустами черемухи, березками и сосной!.. Le vif saisit le mort! - невольно хочется воскликнуть при виде подобного раритета, перефразировав общеизвестное изречение le mort saisit le vif...***
  (Продолжение следует)
   ["Сибирская жизнь" N146, 3 июля 1911 г.]
  
  * Ныне г. Горно-Алтайск.
  ** Самолет - паром, движущийся за счет силы течения.
  *** Мертвый хватает живого (фр.)
  
 []
Река Катунь (фото из коллекции С.И. Борисова)
  
  
8 июня
  
  К беспорядкам в с. Павловском.
  (Из рассказов очевидца)
  Мы уже сообщали в общих чертах о беспорядках, происшедших 31 мая в с. Павловском, в Алтайском округе, принадлежащем ведомству Кабинета. Теперь по этому поводу интересные подробности сообщает в "Алтайской газете" очевидец. Он пишет: 31 мая в с. Павловском был созван волостной сход для обсуждения вопроса по поводу отдачи управляющим Павловского имения спорного выгона в арендное содержание барнаульскому мещанину Карамышеву. Когда народу собралось достаточно, сход, во главе с местным старшиной Созоновым, отправился к конторе управляющего Павловским имением для личного объяснения и разрешения недоразумений, возникших между ним и обществом с. Павловского. Сюда же начали стекаться со всех сторон и неприписные "разночинцы".
  Для переговоров с управляющим выступили волостной старшина и доверенный от общества крестьянин Васильев, которым управляющий объяснил, что он сам лично решить этого вопроса не может и что он 1 июня поедет в Барнаул и обо всем переговорит, походатайствует за Павловцев перед начальником округа и о результатах поездки сообщит обществу не позже, как дня через два.
  Волостной старшина передал весь разговор сходу; народ выслушал его объяснение спокойно и как будто остался вполне доволен объяснением. Некоторые начали даже расходиться по домам. Но большая часть народа стояла на месте и упорно и зловеще молчала. Чувствовалось затишье перед грозой.
  - К Кривенцеву!.. - раздалось несколько голосов из толпы.
  - К Кривенцеву!! - подхватили остальные.
  И вся огромная, сразу озверевшая толпа двинулась к кордону старшего объездчика Кривенцева...
  Разгромив кордон Кривенцева и уничтожив все его имущество, толпа направилась к другому объездчику - Мафникову, а оттуда пошла подряд по всем служащим Павловского имения.
  Всего было разбито и разграблено: 4 кордона, 7 квартир служащих по управлению Павловским имением, в том числе квартира управляющего, его помощника, смотрителя и проч., - контора управления Павловским имением, дом полицейского урядника, земского ямщика Кривенцева, и в заключении всего была разграблена казенная винная лавка. Всего пострадало 15 домов.
  Картина была потрясающая: с звоном и треском выбивались стекла и ломались рамы; из выломанных окон летели на улицу бумаги, книги, столы, стулья и посуда; выбрасывались ящики, шкафы, разная одежда, белье, подушки, перины, матрацы и вообще все, что только находилось в доме. Все это подхватывалось народом на лету и тут же разбивалось и растаптывалось. Вещи, не поддающиеся разрушению, по приведении их в негодность бросали в пруд. Пух, выпущенный из перин и подушек, подобно снегу носился в воздухе.
  Вся толпа по несколько минут окутывалась этим снежным вихрем, Ее уже не было видно, слышался только треск разбиваемой мебели.
  Разрушению подвергалось все, что только можно было разбить, изломать и уничтожить; остались только одни голые стены.
  К вечеру, как сообщает далее "очевидец", люди утомились и начали расходиться по домам и по пути подошли к винной лавке, которая весь этот день была открыта. Доступ к вину был свободный. Вино тащили все, и мужчины и женщины, и старый и малый; и в каких-нибудь полчаса времени в винной лавке, в которой находилось вина до 300 ведер, не осталось ничего.
  Потом постепенно стало затихать - наступила ночь, но никто почти не ложился спать - не до сна было здешним обывателям, - в народе пошел слух об имеющихся быть поджогах. Все с тревогой ожидали пожара. Страхи оказались не напрасными: часов в 12 ночи вдруг вспыхнул пожар. Невыразимый ужас охватил население.
  Но дело окончилось благополучно. Новых поджогов не было.
  На другой день (1-го июня) с 8 час. утра к волостному правлению начал сходиться толпами народ, которого часам к 12 набралось не менее 1000. Прибыло полицейское начальство из г. Барнаула. К прибывшему начальству была отправлена депутация, и через нее народу было объявлено, что если они не будут больше бунтовать и разойдутся по домам, их никто не тронет и дело это разберется подлежащими властями по закону, причем было предложено как старожилам, так и "разночинцам" чрез своих доверенных подать куда следует прошения, указав в них причины недовольства и те права, которых они домогаются.
  После этого сходка разошлась и дело, наверное, тем бы и кончилось, если бы объездчики не стали загонять в каталажку отдельных людей, которых они при этом беспощадно драли нагайками. Весть об этом быстро облетело все селение, и народ снова повалил на площадь. Кто-то залез на колокольню и начал бить в набат. Толпа все росла и росла. Положение становилось в высшей степени острым, мог вспыхнуть новый погром, и начальство прибегло к крайним и решительным мерам: был послан отряд конных стражников и объездчиков, вооруженных холодным и огнестрельным оружием. Вскоре раздались выстрелы залпами и в одиночку. Среди жителей поднялась страшная суматоха. Многие из жителей в панике убегали из села и уезжали на лошадях. Бог знает, чем бы все кончилось, если бы не подоспели солдаты, завидев которых, взбунтовавшиеся сняли шапки и стали на колени.
  - Братцы, не трогайте нас! - взмолились они. - Мы сейчас все это покончим! - Солдаты опустили ружья, и народ стал расходиться.
  При перестрелке, однако, не обошлось благополучно: троих из толпы ранили и один из раненых на другой день помер, оставив после себя 9 чел. малолетних детей. Таково было начало тяжелой народной драмы, происшедшей в с. Павловском на Алтае.
  ["Сибирская жизнь" N138, 23 июня 1911 г.]
  
  
10 июня
  
  На Алтай! (Часть IV)
  Улала - заметный населенный пункт на Алтае, известного рода центр. Здесь и почта, и лечебница, и камера мирового судьи, и базарная площадь, и магазины с граммофонами и т.д. В 7 верстах от села известный женский монастырь.
  С приездом в Улалу заканчивается первая сотня верст пути от Бийска, и ямщик, немного зарвавшийся в своем желании уехать дальше и заработать больше, подыскивает себе на смену "дружка". Знакомый ему дружок, оказывается, в отсутствии, но мало говоря: первый встречный предлагает свои услуги везти дальше до с. Александровского 25 верст. Наш ямщик вскоре же с ним "сходится" в цене и из условной платы, 15 рублей, себе берет 9, а остальные 6 приходятся на долю следующих ямщиков. Александровский ямщик за оставшееся до Чемала расстояние 45 верст не согласился взять дешевле 4 руб., и улалинцу, таким образом, пришлось получить 2 руб., т.е. по 8 коп. с версты.
  Вскоре же показывается монастырь, расположенный у подножия скал на равнинном предгорье, господствующем над дорогой, пролегающей здесь по берегу речки Улалы. Обитель на новоселье. Только нынешней весной освящен ее вновь выстроенный кирпичный храм. В полуверсте дальше, слева от дороги, виден старый монастырь, ныне покинутый, с крашеной деревянною церковью, - первоначальное местонахождение монастырских строений, откуда обитель из-за разлива речки вынуждена была перекочевать на нынешнее возвышенное и более живописное предгорье. Верст 15 тянутся монастырские земли, и ямщик, насквозь пропахнувший дикорастущим чесноком, не переставая повествует о богатстве угодий, об образе жизни черниц, о монастырском маслодельно-скотоводческом хозяйстве... Улалинский монастырь, как и подобает истому жителю Алтая, скотовод par excellence.* В его обладании - сотни дойных коров и собственный маслодельный завод. На сестрах монастыря лежит тяжелый труд ежедневно по два раза передоить эти сотни коров, заготовить на них в течении лета сена и ухаживать в зимний сезон. Труд действительно не из легких!..
  От села Александровского дорога принимает тяжелый характер. Вскоре же по выезде начинается сплошной подъем в гору на протяжении целых пяти верст, подъем, местами смягчаемый коротенькими передышками на коротеньких равнинных интервалах. Почти два часа одолевали мы этот подъем, но и дальше дорога носит горный характер: то крутые спуски, то подъемы, то тянется она по головокружительному "бому" над речкой, названной Большим Чичканом, а ниже - Узнезей. Там и сям виднеются жилища татар, разбросанные подворно на склонах горных утесов среди лиственничных зарослей и немногочисленных пашен. Начавшийся ливень вынуждает нас свернуть с дороги и просить убежища в одном из таких инородческих местопребываний. Татарин с семьей, пользуясь наступившим благоприятным сезоном, переживает период кочевки, которая выражается всего только в том, что хозяин из своей бревенчатой избушки перешел на жительство в расположенную тут же ряжом юрту, где и расположился вокруг непрестанно поддерживаемого огня. Жалкого вида неопрятное жилище, устроенное на русский манер и с русскою печью, теперь пустует. На полу раскиданы кожи, стоят запасы сухарей; на стенке засушенные шкурки совы; в переднем углу - лубочная раскрашенная картинка "Охота на медведя", стол... Но так как "над нами не каплет", то и мы не менее хозяев рады этому бревенчатому жилищу... Много с хозяевами этого гостеприимного убежища поговорить не приходиться, так как они не только дичатся приезжих, но в добавок к тому еще и не говорят по-русски, а наши познания в алтайской лингвистике ограничиваются десятком киргизских слов.
  На счастье, тучу скоро проносит, и мы двигаемся к дер. Пешпельтыр ("пятиречье") на берегу речки Узнензи, принимающей здесь четыре других речки, откуда произошло и самое название деревни. Заселена она крещеными аотайцами. Отсюда уже тольо десят верст до Узнензи - деревни, где находится волостное правление первой алтайской дючины.** Узнезя уже дачное место, "курорт", хотя и мало посещаемый. Местоположение Узнези на берегу Катуни при устье речки Узнези живописно. Но в этой части алтайского тупика, строго говоря, неживописных мест нет. Любое из них во время лета в ясный солнечный день чарует глаз и обвевает вас пленительным воздухом гор, среди которых тогда легко живется, так как легко дышится...
  Но в силу тех или других обстоятельств, случайно сложившихся, "настоящий воздушник" все-таки стремится еще дальше, в прославившийся "курорт" Чемал... Есть же у нас, русских, известный трюизм, гласящий, что "настоящий театрал сидит на райке или балконе". И вот точно с таким же основанием мы готовы твердить, что настоящий алтайский воздушник непременно должен сидеть в Чемале... Так было, и не скоро еще так не будет...
  От Узнези к Чемалу уже рукой подать. По утвержденному сельскою или волостною властью расписанию здесь 15 верст, но все такие расписания роковым образом ложны, и между этими пунктами в действительности не больше тринадцати. Широкие врата и ровный накатанный путь ведут отсюда в Чемал. Сереет слева за Катунью невзрачный Анос, попадается снедаемый завистью к Чемалу Эликманар, от которого через четыре версты к северу расположился и сам Чемал, наполовину русская деревенька, наполовину алтайский аил, на правом берегу Катуни, только что принявшей в свои недра речку Чемал, в котловине, опоясанной со всех четырех стран света горными кряжами.
  Здесь на этот раз мы обрекаем себя на "курортную" жизнь, в надежде извлечь из нее те великие и богатые милости, ради которых столько сибирских обывателей и обывательниц, пренебрегая всеми невзгодами, из года в год устремляются в этот алтайский тупик с его благословенною атмосферой и картинным ландшафтом... Дальнейшее описание курортного житья-бытья уже будет носить заглавие "На Алтае"... Мы у цели, и стремление "на Алтай" исчерпано нами до последних пределов...
  (Продолжение следует)
   ["Сибирская жизнь" N156, 16 июля 1911 г.]
  
  * Par excellence - по преимуществу, главным образом (фр.).
  ** Дючины - территориальные единицы, формировавшиеся по территориально-родовому признаку.
 []
Село Улала (ныне г. Горно-Алтайск)
  
  
11 июня
  
  К съезду старообрядцев.
  Съезд старообрядцев, начавшийся в Барнауле 10 июня, привлек много старообрядцев, интересующихся делами съезда. В программе съезда не было указано, что доступ на съезд имеют лишь приемлющие священство Белокриницкой Иерархии, а в день съезда на дверях помещения съезда красовался таковой аншлаг и даже стояли люди, пропускавшие лишь имеющих билеты на право входа. Даже представители печати не были допущены. Масса старообрядцев иных толков тщетно просили доступа без права даже голоса.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N133, 17 июня 1911 г.]
  
  
12 июня
  
  Оштрафование присяжных заседателей.
  В сессию барнаульского окружного суда из 33 присяжных заседателей не явилось 12 человек, из которых трое оштрафованы окружным судом на 25 рублей каждый.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N131, 15 июня 1911 г.]
  
  
13 июня
  
  К беспорядкам в с. Павловском.
  За выездом старших чинов полиции, в селе Павловском дознание по поводу беспорядков производят полицейские пристава Андрич и Доронин. Отряд солдат местного гарнизона находится еще в Павловском.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N133, 17 июня 1911 г.]
  
  
15 июня
  
  На Алтае (Часть V)
  I
  Тот алтайский тупичок на Катуни, который с юга замыкается Чемалом, состоит из ряда деревень, раскинутых по берегам шумной, а местами свирепой горной реки, название которой мы только сто выписали. Узнезя, Анос, Аюла, Эликманар, Чемал - вот звенья этого ряда. Чемал - последнее из них. Дальше начинается уже нечто специально алтайское: еще пять, много десять верст колесного пути к югу - "вороти назад, держи около!", так как за этими пределами передвижение должно совершаться уже или по образу пешего хождения, или же, как это обыкновенно и принято, верхом, причем пути ведут часто по головокружительным приторам или "бомам", как их здесь называют, над катунскими стремнинами... Верстах в сорока от Чемала, вверх по Катуни, проводник нам покажет легендарный каменным мост, связываемый с именем алтайско-монгольского богатыря Сартыкпая. Но в сущности моста через Катуни даже и по легендам никогда никем не было выстроено, и Катунь в этом отношении может гордиться своею неприступною девственностью... Даже могущественному народному богатырю с его чудесными средствами подобная задача оказалась как бы непосильной... Помешало вторжение каких-то сверхчеловеческих влияний, и на месте задуманного было моста остались только камни - следы начатой будто бы постройки, в настоящее время - один из многих катунских порогов...
  По одному из вариантов легенды, Сартыкпай и его два брата несли на своих плечах каменные скалы для моста через Катунь, но для успеха затеянного предприятия духам угодно было наложить запрет на строителей: в пути они не должны были прикасаться к женщинам... Условие это было нарушено одним из братьев, после чего тотчас же силы и способности строителей иссякли, и Сартыпкай в гневе своем только и мог сделать, что сбросить с своих плеч в шумную Катунь беспорядочную груду своей каменной ноши...
  Порог так и носит название "Богатыри", а алтайцы эту местность зовут "Тельденпек".
  Маленьким потомкам Сартыкпая, современным алтайцам, конечно, уже и подавно моста через Катунь не выстроить, и река, чаще всего в десяток сажен шириною, составляет, в особенности по весне, ту великую пропасть, которая резко разъединяет один берег Катуни от другого, так что и хотящие перейти оттуда к нам не переходят, и у нас только видит око, да зуб неймет... Поля, раскинутые на левом берегу Катуни саженях в ста от чемальских изб, например, принадлежат все-таки не чемальцам, а аюлинцам. Эти последние приезжают и на глазах чемальских мужиков пашут свои поля, оглашая дворы понуканием своих одров и скрипом сабанов - так это близко!.. Но нет, нет!.. Не верьте, читатель! Мы должны были сказать: оглашали бы, если бы неугомонная Катунь, разбиваясь здесь о подводные камни, не покрывала слабые звуки до ничтожности слабого перед ее грозною мощью человеческого голоса!..
  В настоящее время в этих местах переправа через Катунь имеется только в Аносе. Здесь с одного берега на другой поперек реки протянут свитый из толстых проволок канат, на который надет на петле другой проволочный канат, направляющийся вдоль по течению. На конце этого продольного каната держится паром, действующий, как любой самолет, силой течения. Таких самолетов на алтайских реках с быстрым течением, например, через ту же Катунь или Иртыш, устроено немало, и они с успехом заменяют наши, вообще говоря, первобытные переправы на паромах с конными или ручными двигателями. Аносская переправа довольно капризна, как, впрочем, и подобает быть всякой катунской переправе. Ведь Катунь переживает еще юный период своего бытия. Она кипуча, цветуща, шумна и задорна, как всякая юность. Взгляните на нее! Сегодня она тиха и скромно идет в прижавшихся к ней каменных громадах, но завтра? Завтра падает дождь, и вот она уже забыла свой вчерашний хороший тон, она, что называется, сорвалась с цепи и, закинув голову, закусив удила, с бешеным ревом летит вперед и вперед. И утлое суденышко на перпендикулярном и параллельном канатах - аносский паром - уже боязливо жмется к левому деревенскому берегу...
  "Сегодня мы не перевозим!.. Сегодня Катунь играет, - говорят аносские хароны, - со вчерашнего дня, вы видите, она на полтора аршина взыграла вверх!.."
  Бывает, что такие разговоры представляют собою одну только перевозную словесность, и вмешательства какого-нибудь влиятельного лица бывает достаточно для того, чтобы переправа, на страх стихиям, начала действовать! Но нередки все-таки случаи, когда путник отъезжает от аносской переправы туда, откуда он приехал, или же в соседнюю Узнезю или в Эликманар в надежде на утро, которое окрыляет своею мудростью даже аносских перевозчиков - этих маленьких продолжателей легендарного Сактыкпая...
  II.
  Если, вообще говоря, речные переправы при том или другом распределении их среди населенных пунктов, при той или другой степени своей исправности, имеют весьма важное экономическое значение, облегчая населению доступ в одни районы и затрудняя в другие, то уж в таких местах, как этот алтайский тупичок, и на такой реке, как эта Катунь, где лодочник не смеет и носа показать, пока река не в духе, - а не в духе она бывает все время до спада на зимний уровень, - при этих условиях и в этих местах сносно оборудованная речная переправа прямо становится экономическим фактором первостепенной важности. Недаром же с переправой через Катунь так много и так долго "носились", да, собственно, продолжают носиться и до настоящего времени... Мы говорим "носились", и это следует понимать почти буквально и вот почему. Одно время эта переправа находилась ниже деревни Узнези в той местности, где на левом Катунском берегу шумит именитый Аскатский бор, а справа ему вторит другой, также импонирующий своим величием бор узнезинской поскотины с его вековыми великанами. Здесь Катунь, миновав одни порожистые места и приближаясь к другим, таким же, как бы дает себе роздых, чтобы с честью и шумом проскочить ожидающие ее в пути новые каменные преграды... Здесь у Аскатского бора, у места прежней покинутой переправы, течение ее спокойно, берега низки и переправа сравнительно легка. Но так как ради этой легкости едущим с одного берега на другой приходилось одолевать трудности переездов по дорогам, приходилось делать тот крюк, работа над которым редко кому нравится, то переправа, ради спрямления пути, была перенесена в Анос, где и застает ее настоящее время. От Аноса прямая дорога ведет на Чуйский тракт к селению Мыюта, и переправа именно в Анос, по всем данным, казалось бы, должна была считаться устроенной на надлежащем месте. Но такого вывода за последнее время уже не делается, или же если он и делается, то не иначе, как только в глубине души, и подчиняется делающими какому-то еще более грозному императиву, не имеющему, впрочем, за собой местных мотивов, всегда коренящихся в пользах и нуждах населения... Нет! недовольство нахождением переправы именно в Аносе базируется на так называемых высших соображениях... Переправе прочат перенос ее в селение Чемал, верст на 13 вверх. Туда с 1 июня уже перешло управление 1-й алтайской дючины, туда же в целях будто бы своеобразно понимаемой централизации, в целях возвеличения Чемала, как выдающегося обрусительного пункта, должна быть перенесена и переправа через Катунь... Если это случится, - а говорят, что это неизбежно, - то такое селение, как Анос, находящееся ближе Чемала верст на 12-13, отодвинется для пиезжих на 12-13 верст, так как путь в него ляжет уже через Чемал. Ничего определенного нынешним летом ( в июне) по этому вопросу на месте известно еще не было, но уход переправы из Аноса в Чемал носился уже в воздухе черным призраком для многих алтайцев. Отчасти в таком же неутешном виде некоторые из них смотрели и на перенос волостного правления (управления дючины) из Узнези в Чемал. Были среди дючинников разногласия - если уж не одно прямое несогласие на перевод в Чемал, - разногласия, державшие этот вопрос в колебательном положении уже не один год. Но ныне был наконец положен предел сим колебаниям, и Чемал обогатился за счет Узнези дючинным управлением. Как на топографический недостаток резиденции этого управления в Чемале, единодушно указывается на отсутствие здесь пастбищ и кормов для приезжих кочевников, вынужденных теперь сюда съезжаться по своим делам издалека.
  К. М-ч.
  ["Сибирская жизнь" N162, 23 июля 1911 г.]
  
 []
Чуйский тракт (фото из коллекции С.И. Борисова)
  
  
18 июня
  
  Новый печатный орган.
  К.К. Васильевым и Я.В. Плотниковым в Барнауле получено от начальника губернии разрешительное свидетельство на право издания и редактирования в г. Барнауле при потребительном обществе "Труженики" кооперативного еженедельного журнала под названием "Алтайский кооператор". Журнал будет выходить по воскресеньям.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N136, 21 июня 1911 г.]
  
  
19 июня
  
  Неутверждение в должности городского головы.
  Советник томского губернского управления г. Ревякин телеграфировал барнаульскому городскому голове г. Страхову о том, что гласный городской думы г. Федулов, избранный думой на должность городского головы, - не утвержден в этой должности. Телеграмма эта последовала по распоряжению господина начальника губернии в ответ на представленное ему ходатайство группы гласных о скорейшем утверждении вновь избранного городского головы.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N136, 21 июня 1911 г.]
  
  
20 июня
  
  Иск Кабинета к обывателям села Павловского.
  Главное Алтайское управление через своего юрисконсульта г. Новикова возбуждает в гражданском порядке к обывателям с. Павловского иск в неопределенном размере, т.к. в настоящий момент трудно учесть величину всех убытков, учиненных буйной толпой. По достоверным слухам, одних протоколов о лесных порубках уничтожено более чем на 100 тысяч рублей. Конечно, в данный момент невозможно восстановить их, хотя управлением дано распоряжение о посильном воссоздании их. При разгроме винной лавки водка была растащена и при обысках в больших количествах найдена у некоторых обывателей. Дом управляющего совершенно разрушен, а деньги из кассы в размере 5000 р. были похищены; теперь часть их также обнаружена. В разгроме участвовали не одни павловские обыватели, но, как оказывается, им помогали и соседи; было даже много барнаульских мещан.
  ["Сибирская жизнь" N139, 24 июня 1911 г.]
  
 []
"Лампочки Ильича" (уже в ходу)
  
  
21 июня
  
  На Алтае (Часть VI)
  III
  Перейдя к описанию названных нами в начале этих глав отдельных звеньев занимающего нас алтайского тупичка, мы бросим несколько слов о каждом из них. Все это так называемые курорты - с позволения сказать, курорты в кавычках. Любой из них представляет из себя то своеобразное явление, которое только и могло возникнуть здесь, на лоне роскошной алтайской природы, в условиях русского быта, оправленного здесь еще в своеобразные рамки инородческого стиля. Поэтому и обозначение самобытных прекрасных здешних мест шаблонным термином "курорт" может быть сделано только условно, с оговорками и пояснениями.
  Первое место в ряду такого рода курортов в настоящее время занимает, конечно, Чемал - полуинородческое селение дворов в 70, в приходской деревянной церковью, миссионерской школой, построенной, как гласит ее вывеска, в 1882 году бийским купцом М.Г. Пискаревым; с приютом "Всех скорбящих радосте", с канцелярией первой алтайской дючины. Кроме приходской сельской церкви имеется еще другая маленькая, также деревянная, церковка в приюте, которым также содержится и школа для призреваемых в числе полутора десятков детей, главным образом девочек-инородок. По весне этого года приют преобразован в общину, и штат его увеличен на несколько сестер, ввиду все расширяющегося приютского хозяйства, требующего все большего и большего числа рабочих рук. Это нововведение подало даже повод к толкам об учреждении на Алтае нового чемальского монастыря. Но если это и монастырь, то во всяком случае еще без монахов или монахинь. Вслед за учреждением, по весне же, общиною были принимаемы меры к получению для себя земельных угодий, но это стремление встретило противодействие со стороны чемальских обывателей, которые в желании общины обзавестись земельными угодьями усмотрели посягательство на свои земельные наделы, хотя землеустройство их тогда еще не было произведено: это отнесено на август месяц. На многих посторонних наблюдателей эта рознь произвела большое впечатление, как симптом вполне назревшего разлада между представителями епархиального ведомства и новообращенными чадами церкви - алтайцами, которые в этом деле неожиданно приняли если уж не прямо враждебное, то во всяком случае яро-оппозиционное положение, смягчить которого не могло даже личное влияние архиепископа, десятки лет хорошо известного населению Чемала по прежней его миссионерской деятельности, протекавшей у всех на глазах именно здесь, на Чемале, и снискавшей в былые времена уважение в глазах алтайцев. Мы не имеем возможности углубляться в рассмотрение причин имевшего место конфликта и ограничиваемся здесь только указанием на этот во всяком случае очень показательный факт, имевший пока одно только симптоматическое значение: в конце концов приют или община землю все-таки получат, так как содержимая общиной школа, по закону, должна быть наделена землею...
  У нас нет под руками отчетов о деятельности приюта, и мы не предполагаем даже, чтобы такие отчеты когда-либо составлялись, но приют, как видно, оказывал и оказывает добрые услуги местному населению. Призреваемые в нем девочки получают навыки и умение трудиться, обучаются грамоте и по достижении известного возраста, в качестве жен и матерей инородцев, делаются проводниками в окружающую среду усвоенных в приюте порядков и обихода, во всяком случае более высокого сорта, чем те порядки домоводства, какие они могли бы усвоить в среде чисто инородческой, в юрте алтайца или в его хате, выстраиваемой, как кажется, не столько для собственного в ней проживания, сколько в целях уловления дачника. Сами инородцы признают эту сторону культуртрегерского влияния приюта и, как говорят, невесты из приютских питомок разбираются ими, что называется, нарасхват...
  IV
  Чемал занимает место по правому берегу Катуни, и так как река никогда не выступает из каменных своих берегов, то селение жмется вдоль самого берега р. Чемал, впадающей здесь в Катунь справа почти под прямым углом, селение отделяется небольшою с мягкими линиями возвышенностью, которая носит название Бешпека и представляет из себя те самые чемальские "сады Семирамиды", которые собственно и являются одним из лучших украшений дачной жизни в Чемале. Если петербуржец в часы своего кейфа не прочь полюбоваться своим Невским проспектом, то чемальский дачник делает нечто похожее на это, поднявшись в 2-3 приема в сосновую заросль Бешпека с открывающимися отсюда видами и на синеватые волны Чемала, и на глинисто-мутные, по веснам, струи Катуни.
  Если стоять на Бешпеке лицом к северу, спиной к р. Чемалу, то перед глазами развертывается долина Катуни, отгороженная высокими хребтами и слева, и справа, и спереди, и сзади - точно сосуд с отогнутыми краями и прямоугольным дном. На первом плане в дне этого сосуда - беспорядочные группы чемальских строений. Слева на самом берегу Катуни - приютские домики, представляющие из себя лучшие квартиры для дачников. Справа, у самого подола Бешпека, шестигранная бревенчатая юрта, крыша над которой из лиственничной коры и кое-где мелькающей бересты, представляет из себя конус. Дальше преобладают избы, которых нередко в одном дворе можно насчитать до пяти штук. Вперемежку с избами виднеются юрты, которых больше одной на двор не выстраивается: это летние дачи самих домовладельцев. Юрта, представляющая из себя в нижней своей части бревенчатый многогранник, по-видимому, уже вторая ступень строительного искусства алтайцев, прямой переход к архитектуре избы. Среди чемальских юрт немало таких, которые представляют из себя конусообразные шалаши из наклонно поставленных на земле жердей, сходящихся в вершине юрты. Крыша таких юрт представляет в то же самое время и стены ее, а вход в такую юрту ведет через западню, так что приходится не только входить в подобное жилище, сколько влазить в него. Видимо, это самая первая форма жилища - форма, которая, эволюционируя, в руках алтайца дошла наконец до современного типа крестьянской избы с русскою печью. Другого рода печей в обычных инородческих хатах мы не видели. Если они и встречаются, то во всяком случае число их весьма ограничено.
  В левой части прямоугольного дна воображаемого сосуда мы видим Катунь, в глубине - еще горы. Если присмотреться вправо, то мы без труда можем заметить самую высокую вершину окрестностей Чемала - Крестовую гору. Сзади - обрыв над рекой Чемал, который носит название Чертовой горки. Возле приюта каменный остров, носящий название "Монар"; на нем виднеется деревянный крест и имеется чугунная плита с памятною надписью о посещении острова одним из епископов, Парфением, в 1855 году. На берегу возле островка возвышается камень "Плач", названный так будто бы потому, что, вскарабкавшись на него, человек попадет в крайне затруднительное положение, спуск гораздо труднее подъема, - хоть плачь! Здесь же над Катунью и Караульная горка, с которой более или менее далекий вид на чемальские окрестности, помогающий обывателям распознавать и находить разгуливающих на свободе лошадей. А в прежние беспокойные времена, как говорит предание, с этой же горки сторожили делавших набеги врагов... Но со всеми этими особенностями чемальской топографии можно ознакомиться уже при ближайшем их рассмотрении, когда Бешпек будет пройден вдоль и поперек.
  Обычный житель Чемала, алтаец, представляет из себя своеобразный тип азиата, на которого соседство с русскими наложило своеобразную и неизгладимую печать. Зачастую, разговаривая с чемальским мужиком, вы ни по чертам его лица, ни по разговору совершенно не узнаете, что вы говорите с "кочевым инородцем", а не с русским крестьянином. Больше всего чемальские алтайцы напоминают нам иртышских казаков, живущих запанибрата с киргизами, усвоивших их язык, а отчасти и обычаи. Уж очень приспособляема натура русского человека! Такого же сорта и чемальский алтаец. Он так же говорит на двух языках, весьма часто без малейшего акцента по-русски, так же беззастенчив, как и иртышский казак, сосет трубку и редко бывает трезвым. Только казак проходит суровую школу военной службы и имеет представление о дисциплине, тогда как чемальский алтаец представляет из себя в этом отношении совершенное дитя природы. "Дачники нас испортили", - сокрушаются иногда чемальские мужики, сознавая свою непутевость, но тем дело и ограничивается. Путь отрезвления тесен, путь же безделья и праздности с возлиянием "арачки" широко распахнут и заманчив, так что затруднения в выборе для этого сына природы быть не может. Арачка выкуривается алтайцами из молока. Там, где есть маслодельные заводы, материалом для молочного винокурения служит "обрат", где его нет - арачку гонят из сквашенного молока. Во всяком случае, молочное винокурение - обычное любимое летнее занятие чемальского жителя, и алтаец об арачке без улыбки и вспомнить не может... Это услада его жизни!..
  К. М-ч
  ["Сибирская жизнь" N174, 6 августа 1911 г.]
 []
Дачники в Чемальском бору (фото из коллекции С.И. Борисова)
  
  
26 июня
  
  Реальная политика Кабинета.
  Уже с определенной ясностью очертилась современная точка зрения, полная узкого практицизма, руководителей Алтайским округом. Эту же точку, дающую такие реальные результаты на местах, предполагается применить и при реорганизации управления Кабинета по отношению к старым служакам. Им, как нам передают, предложено подготовить почву будущим лесничествам, подогнать дело к первым числам июля, а затем, по слухам, округ скажет им - до свидания! На место старых служащих, как говорят, предполагается пригласить новых руководителей, более подходящих к нынешней политике округа.
  Если эти слухи окажутся достоверными, то надо признать, что мера, предпринимаемая округом, проста и практична и даже не требует затрат, так как из практики оказывается, что вознаграждение увольняемым служащим в виде двухмесячного оклада, как это имеет место на частных местах, округом не выдается.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N142, 28 июня 1911 г.]
  
  
29 июня
  
  Отмечен 200-летннй юбилей Барнаульского полка. В честь его одна из улиц города (Коряковская) названа Полковой (ныне Партизанская).
  
  
30 июня
  
  После беспорядков в с. Павловском.
  В последнем номере "Обской жизни" помещена корреспонденция из с. Павловского, Барнаульского уезда, рисующая положение дела после беспорядков в с. Павловском, за которые, как мы сообщали, арестовано 140 чел. разночинцев, обвиняемых в аграрных беспорядках.
  Корреспондент, между прочим, пишет:
  Перед приездом начальника Томской губернии, уже после усмирения, произошел такой дикий случай. Около двух часов дня по улице села проезжало 4 объездчика под управлением старшего объездчика Кривенцева. Объездчики были выпивши. Навстречу им попался разночинец. Что происходило между встретившимися, неизвестно, только в результате объездчик Немцов избил крестьянина нагайкой. Грозил стрелять из револьвера, но вместо выстрелов ударил револьвером крестьянина два раза по голове. Удары были настолько сильны, что из револьвера выпали пули и спускная коробка. Их потом нашли на месте побоища и представили приставу и управляющему имением.
  С Немцова была управляющим снята форменная одежда.
  О приезде начальника губернии крестьяне не знали, кроме тех, кто читал газету. Он посетил волость и здесь принял несколько прошений, в том числе от избитого Немцовым. Факт избиения подтвердил и офицер, командовавший ротою солдат.
  Обращались к начальнику губернии и жены арестованных с просьбой помочь им с ребятишками, т.к. в Павловском в настоящее время голод. Хлеба нет, и виды на урожай незавидные. Начальник губернии указал на хлебозапасный магазин, который осмотрел сам. Но старожилы заявили, что хлеб этот принадлежит им и они не дадут его разночинцам.
  После отъезда начальника губернии снова произошел дикий случай: помощник объездчика Свинцов, будучи пьян, залетел в середину прогоняемого из Малых Борков стада. Стал дико разгонять коров и стрелять. Одной пулей отшиб корове хвост. Разогнанное стадо разбежалось и попало на кабинетские земли. Три коровы были задержаны в кордон.
  Пастух и несколько разночинцев хотели было жаловаться управляющему, но объездчик Кривенцев не допустил их. Тем дело и кончилось. Крестьяне побоялись настаивать.
  Также натянутое и враждебное отношение между разночинцами с. Павловского и лесной стражей отразилось и на мероприятиях нового управляющего на почве пастьбы скота, который управляющим было разрешено пасти в боровой даче, где еще сохранилась трава, выгоревшая на выгонах, на следующих условиях: с каждой головы крупного скота 10 коп., коз и овец не допускать совсем.
  С этим разночинцы с радостью бы согласились, т.к. не прочь платить и по рублю, но, кроме перечисленных условий, есть еще и такие: если скотина подойдет к пятилетнему деревцу или выйдет из определенных кварталов, отведенных под выгон, в другие, то хозяин скотины платит штраф, а пастух подвергается ответственности у мирового судьи.
  Определить же пятилетнее дерево от более старого трудно, трудно и уследить за стадом, чтобы оно не попало в соседний квартал, отделенный узкой, еле заметной визиркой. Кромке всего этого, крестьяне отвечают за пожар, если он произойдет в том квартале, где пасется их скот.
  Боясь подвохов со стороны лесной стражи, разночинцы отказались от пастьбы скота на таких условиях.
  Всего разночинцев в Павловском около 5000 чел. мужского пола. В 1901 г. на их средства была построена церковь, стоящая 12000 р. Священник, инициатор постройки, уверял разночинцев, что за это их припишут к селу и наделят кабинетскими землями, как старожилов. Церковь была построена. Деньги внесены путем самообложения в продолжение четырех лет разночинцев: детей до 12 лет и стариков до 65 лет по 2 рубля и "бойцов" по 5 р. 40 к.
  Теперь разночинцы ходят по селу, посматривают на церковь и иронизируют насчет "наделов".
  В заключение, благодаря создавшемуся положению в с. Павловском, более зажиточные обыватели, по словам корреспондента, распродают свое имущество и дома и разъезжаются из села куда попало.
  ["Сибирская жизнь" N145, 2 июля 1911 г.]
  
  
ИЮЛЬ
1911
  
  
2 июля
  
  В семье не без урода.
  В Томске, в нынешнем зимнем сезоне, как мы уже сообщали, в качестве борца подвизался студент-технолог местного института под фамилией Мафф. Теперь этот студент подвизается в г. Барнауле. И вот его последний подвиг: К г. "Nemo", сидевшему у одного из столиков ресторана "Золотой яр" в г. Барнауле и мирно ужинавшему, подходит неизвестный в тужурке томского технологического института, потом оказавшийся студентом этого института Михаилом Федоровым Маффом, борцом-атлетом местного чемпионата.
  - Вы будете г. Nemo?
  - Что вам угодно?
  - Вы, собственно говоря, будете рецензентом г-ном Nemo?
  - Да, что вам нужно от меня, не понимаю.
  - Это вы писали про нас грязный пасквиль о способах нашей борьбы?
  - Да, я выражал свой взгляд на ваши ловкие приемы.
  - Так вот же вам!..
  И господин борец, забыв, что перед ним не борец-атлет, набросился на Nrmo. Последний, не ожидавший нападения, повалился со стула, тогда г. Мафф стал действовать руками и ногами, и лишь стул, упавший вместе с г. Nemo, спас его от побоев рассвирепевшего борца.
  Дело, конечно, кончилось известным порядком. Г. Мафф был водворен в полицию, где был составлен на него протокол о нарушении тишины и спокойствия в общественном месте.
  Вот как некоторые борцы защищают себя от нападок на них печати. Они кулаком хотят доказать, что они правы.
  По дороге в участок г. Мафф подозвал какого-то господина по фамилии Рик и гордо ему произнес: "Моя марка высока! Я пострадаю сегодня за общее дело. Я отплатил рецензенту Nemo за нас всех".
  Едва ли только тот способ расплаты, который применил г. Мафф, студент Федоров, носит имя культурного.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N147, 5 июля 1911 г.]
  
  
4 июля
  
  К выборам в г. Барнауле.
  В виду неутверждения избранного думой городским головой П.И. Федулова, группой гласных думы подано заявление в управу о скорейшем (до 6 июля) назначении думского заседания для выбора городского головы. Большинством гласных кандидатов на эту должность намечен И.К. Платонов, ранее служивший городским головой в Барнауле.
  ["Сибирская жизнь" N147, 5 июля 1911 г.]
 []
Здание барнаульской городской думы
  
  
5 июля
  
  Дикая расправа циркового борца.
  Барнаульский корреспондент "О. Ж.", сообщая о дикой расправе в г. Барнауле циркового борца-атлета г. Маффа, оказавшегося, как у нас уже говорилось, студентом томского технологического института М. Ф-вым, с сотрудником "Алтайской газеты" г. Вильским за невыгодную оценку борьбы, спрашивает: "Интересно, как отнесутся студенты-товарищи по институту к поступку своего коллеги г. М. Ф-ва, не найдут ли они, что тут задета корпоративная честь?"
  ["Сибирская жизнь" N149, 7 июля 1911 г.]
  
  В Барнауле эпидемия дизентерии принимает широкие размеры.
  ["Сибирская жизнь" N148, 6 июля 1911 г.]
  
 []
Эх, не знали они о "Тайде"...
  
  
6 июля
  
  К выборам городского головы.
  Барнаульская городская управа обратилась по телеграфу к начальнику Томской губернии с ходатайством о разрешении созыва экстренного собрания городской думы на 8 июля для производства выборов городского головы.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N150, 8 июля 1911 г.]
  
  В союзе сибирских маслодельных артелей.
  6 июля в г. Барнауле состоялось совещание представителей маслодельных артелей барнаульского отделения союза сибирских маслодельных артелей. В совещании принимали участие 10 уполномоченных артелей, два доверенных артельных лавок, четыре представителя от потребительного общества "Труженики".
  После прений присутствующие признали желательным производить совместную закупку товаров для артельных лавок и решили рекомендовать артелям издание на местах постановлений о присоединении к операциям закупок.
  ["Сибирская жизнь" N155, 15 июля 1911 г.]
  
  
7 июля
  
  Светобоязнь.
  "Алтайская газета" сообщает, что заступающий место барнаульского городского головы Т.П. Гончаров запретил доступ в городскую управу бывшему главному думы домовладельцу М.М. Гуляеву, мотивируя тем, что он передает в печать сведения, получаемые в управе.
  Не везет г. Барнаулу за последние годы!
  ["Сибирская жизнь" N150, 8 июля 1911 г.]
  
  
8 июля
  
  К выборам головы в Барнауле.
  Назначенное на 8 июля собрание гласных городской думы для выборов городского головы не состоялось за неполучением разрешительных сведений от губернаторского начальства.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N160, 21 июля 1911 г.]
  
  Распоряжение Алтайского округа.
  Из главного управления Алтайского округа получено телеграфное извещение о бесплатном отпуске крестьянам с. Волчихи сучков и вообще сухого леса (не длиннее 3-х аршин) из бора Озерного имения, впредь до особого распоряжения. Кроме того, разрешено бесплатно пользоваться в нынешнем году теми боровыми покосами, из-за которых у волчан тянется тяжба с Кабинетом. Остальные же покосы сданы в аренду по 2 руб. за десятину. Сейчас идет дележ покосов между крестьянами.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N150, 8 июля 1911 г.]
  
  Холера.
  В Барнауле 8 июля у одного пекаря доктором В.Т. Петровым обнаружен подозрительный случай заболевания холерой. Больной отправлен в холерный барак.
  ["Сибирская жизнь" N150, 8 июля 1911 г.]
  
  
12 июля
  
  Пожертвование на городской банк.
  Умерший на днях в Барнауле местный подрядчик В.Г. Бодунов завещал городу 10 тыс. рублей в основной капитал городского банка.
  ["Сибирская жизнь" N154, 14 июля 1911 г.]
  
  
14 июля
  
  В Народном доме прошел спектакль Т-ва украинских артистов М.А. Каганца "Хмара".
  
  
18 июля
  
  Отклики сибирской печати
  (О причинах алтайских аграрных беспорядков)
  "Ал. Газ.", издающаяся в централе Алтайского округа - в г. Барнауле, в одном из своих последних номеров указывает на чрезвычайно серьезный факт, что везде на Алтае, где только закончились работы по землеустройству крестьян-старожилов и инородцев, громогласно раздаются жалобы и неудовольствия на несправедливые действия землеустроительных комиссий по разграничению земель между Кабинетом и населением.
  "В одном из мест, - говорит газета, - лес отобрали, в другом луга, в третьем - скотский выгон, а в четвертом - совсем ничего не дали".
  Не миновало это землеустройство и с. Павловского, Барнаульского уезда, в котором, как известно, в июне м-це произошли ужасные беспорядки, окончившиеся разгромом кабинетских и казенных учреждений и вывозом войск для усмирения взбунтовавшегося населения громаднейшего с. Павловского.
  До возникновения беспорядков, по словам газеты, можно было ожидать, что землеустройство улучшит положение крестьян с. Павловского, но вышло наоборот.
  "До землеустройства, - говорит "А. Г.", - скотский выгон находился в пользовании Кабинета только с одной стороны этого селения, а после какими-то судьбами выгон и по другую сторону оказался в кабинетских руках. И вот теперь село Павловское нежданно-негаданно очутилось в каком-то заколдованном круге.
  В пользование же Кабинета отошли самые лучшие и самые ценные земли, а Павловскому обществу нарезали земли старые - выпаханные... "
  Между тем жители с. Павловского, как бывшие горнозаводские, в отношении землеустройства находились в исключительном положении. В Высочайшем указе от 8 марта 1861 г. по отношению ко всем горнозаводским служащим и рабочим было разъяснено, что:
  все земли, находящиеся не только под усадьбами, но даже под огородами и скотским выгоном, оставляются горнозаводским людям в полную собственность и даже безвозмездно. Далее в разъяснении главного управления Кабинета Его Величества на имя управляющего Павловским имением от 23 апреля 1897 г. за N8479 горнозаводским людям дарованы следующие милости: 1) горнозаводскому населению за прежние их труды и заслуги предоставляется право на получение по желанию до 15-ти десятин удобной земли на душу за подесятинную плату по 10 коп. в первое десятилетие с закреплением отводов в постоянное пользование при землеустройстве, и 2) впредь до отвода лесных наделов лес отпускать им за половинную таксу стоимости.
  Высочайшее повеление это главным управлением Кабинета Его Величества снова было подтверждено (23 июня 1899 г. за N11867).
  В наше же время все эти обещания были нарушены, и крестьянам с. Павловского не только не дали лесного надела, но даже не довели наделов до 15-десятинной нормы. По поводу этой ненормальности газета говорит, что:
  было бы понятно и простительно, если б недомер был вызван недостатком свободных земель; между тем последних в границах павловского общества осталось до 25000 десятин, которые ныне сдаются в аренду.
  Так были наделены землей не только бывшие горнозаводские люди всего Алтайского округа. Что же касается неприписных крестьян с. Павловского, то с ними господа землеустроители не стали церемониться, а просто исключили их всех "огулом" из числа лиц, имеющих право на получение земельного надела.
  Таким образом непричисленные переселенцы с. Павловского остались и без посевной земли, и без покоса. В утешение им было только предоставлено право (?) купить землю у старожилов или арендовать у Кабинета. Что же касается выпуска для скота, то здесь, по словам "Ал. газ.", создалось такое положение, что непричисленные переселенцы должны были:
  продать весь скот, потому что выгнать его положительно некуда; если же какая-нибудь скотина случайно зайдет в бор или на выгон, то ее загоняют объездчики или арендаторы и при этом подвергают ее самой беспощадной экзекуции нагайками. До чего усердно производится последняя, можно видеть из того, что мелкий скот (телята) нередко запарываются до смерти.
  Но этого еще мало; избиению нередко подвергается не только скот, но и сами владельцы его, если они попадаются под руку господам лесоохранителям. Дерут не только мужиков, но даже женщин и детей.
  Все эти обстоятельства имели роковое значение. "Ал. Г." утверждает, что:
  страшное отчаяние и невыразимая скорбь охватили все разночинное население Павловского после выяснения результатов землеустроительных работ. Слабо теплившаяся надежда в их сердцах на получение земли вдруг совершенно неожиданно погасла.
  В результате, как мы уже сообщали, в с. Павловском произошли грандиозные беспорядки, после которых пришли войска и около 150 чел. Заключены в тюрьму для того, чтобы их тяжко наказать для назидания многочисленным жителям Алтайского округа.
  Нам кажется, что, во имя справедливости, суд правый, справедливый и милостивый примет во внимание извиняющие вину обстоятельства и прольет на это сенсационное дело надлежащий свет.
  ["Сибирская жизнь" N162, 23 июля 1911 г.]
  
  
19 июля
  
  К изысканиям Алтайской дороги.
  Находящимися в Барнауле партиями инженеров намечено направление железной дороги через речку Пивоварку и усадьбу, занимаемую пивоваренным заводом И.П. Лукьянова, с пересечением Павловского тракта в расстоянии около версты от названного завода; вблизи кирпичных сараев проектируется место для вокзала.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N161, 22 июля 1911 г.]
  
  
20 июля
  
  Платежные затруднения в торг. доме "Д.Н. Сухова сыновья".
  Еще с марта месяца сего года в г. Барнауле циркулировали усиленные слухи о платежных затруднениях в торговом доме "Д.Н. Сухова сыновья". Значительно позже это подтвердилось закладом в местных банках всех товаров торгового дома и переговорами с т-вом Бр. Второвых о продажи последним мануфактурного дела.
  К настоящему времени задолженность торгового дома достигает миллиона рублей, Задолженность главным образом банкам. Солидным кредитором является Русский для внешней торговли банк, затем Сибирский и, наконец, Русско-Азиатский. Кредиторы обеспечены вполне товарами. В начале сего месяца начались протесты векселей, выданных торговым домом. Векселя протестуются Азиатским банком (от имени Богословского общества), и особенно Русским для внешней торговли. Общая сумма по протестованным векселям достигает 200 тыс. рублей.
  ["Сибирская жизнь" N162, 23 июля 1911 г.]
 []
Торговый дом "Д.Н. Сухова сыновья"
на Московском проспекте (ныне пр. Ленина, 3)
 []
Барнаульский купец Д.Н. Сухов
  
  
21 июля
  
  Обобщая все сведения о состоянии посевов, получаемые из различных районов Алтайского округа, можно констатировать, что текущий урожай будет средний, местами хороший и только частью неудовлетворительный. 2-летний неурожай в Алтайском округе подорвал благосостояние крестьянства и торговлю. Теперь же можно с уверенностью сказать, что торговое оживление не за горами; к тому же едва ли можно ожидать низких цен на хлеб: выясняющийся неурожай во многих местах Сибири потребует значительного экспорта хлеба из Алтайского округа.
  "А. Т. Г."
  ["Сибирская жизнь" N162, 23 июля 1911 г.]
  
  
26 июля
  
  Открытие музыкальной школы.
  1 сентября в гор. Барнауле будет открыта утвержденная г. министром внутренних дел музыкальная школа свободной художницы А.И. Смирновой.
  "О. В."
  ["Сибирская жизнь" N164, 26 июля 1911 г.]
  
 []
Реклама новейшей музыкальной техники
  
  
28 июля
  
  Контора коммерческих предприятий.
  При главном управлении Алтайского округа в г. Барнауле учреждена контора коммерческих предприятий, под заведыванием лесничего г. Грановского. Управление всеми коммерческими предприятиями: лесными хозяйственными заготовками, лесными складами, лесопильными заводами и мельницами и т.д. будет сосредоточено в этой конторе.
  Организация эта распространяет свою деятельность на район бывших имений: Томского, Чулымского, Сузунского и Барнаульского.
  "А. Г."
  ["Сибирская жизнь" N166, 28 июля 1911 г.]
 []
Главное управление Алтайского округа
 []
То же здание сегодня (ул. Ползунова, 40)
  
  
29 июля
  
  К открытию мужской гимназии в Г. Барнауле.
  Попечитель западно-сибирского учебного округа сообщил городской управе, что им вновь вновь возбуждено пред министерством народного просвещения ходатайство об открытии в г. Барнауле в 1912 г. мужской гимназии.
  ["Сибирская жизнь" N167, 29 июля 1911 г.]
 []
Здание Горного госпиталя (будущая мужская гимназия)
на Демидовской площади
 []
Современный вид
  
  
30 июля
  
  К изысканиям Алтайской железной дороги.
  Высочайше разрешено Утину, Хрулеву, Дрейеру и Зурову производство изысканий Алтайской железной дороги между Новониколаевском, Барнаулом, Бийском и Семипалатинском.
  "О. Ж."
  ["Сибирская жизнь" N168, 30 июля 1911 г.]
  
  Из Барнаульского уезда
  (Блюститель крестьянских интересов)
  Берега Оби, вот уже две недели окутанные дымом от какого-то пожара, представляют невеселую картину. По вечерам солнце кажется огненно-красным кружком из-за пелены дыма. Все это производит удручающее впечатление, которое увеличивается от рассказов о неурожае трав и хлеба, надвигающейся беды от голодовки и о земле, остром вопросе сибирской деревни в настоящее время. Повсюду идет размежевание, и на почве его выросли целые бюро предпринимателей, рассылающих своих агентов по сибирским деревням с целью взять внутринадельное размежевание. На этой почве возникает что-то неладное, Примером чего может послужить следующее.
  В феврале и марте нынешнего года по участку крестьянского начальника Мальцева разъезжал уполномоченный от бюро Розанова Ларионов с письмами к крестьянским обществам, в коих заявлялось желание Мальцева, чтобы все работы по размежеванию были сданы Розанову, а на приговоре татарского сельского общества Зимовской волости в июне месяце Мальцев положил резолюцию, коей он, разрешая разделить землю на три поля, предписывал обратиться для заключения договора "к генералу Розанову в Барнауле", следовал адрес, написанный рукою Мальцева. Ставя таким образом крестьян, радетелем коих представлен Мальцев, в полную зависимость от "генерала Розанова", он идет дальше. На рапорте Зимовского волостного старшины от 14 марта 1911 г. за N436 с приговором за N5 Ново-Шмаковского сельского общества о найме землемера (не из бюро Розанова) Мальцев положил следующую резолюцию: "Цену могу допустить не свыше 16 коп., т.к. цена 20 коп. признана высокой, и никогда свыше согласия не дам. 22 марта 1911 г. N1977". Между тем в Ганюшкином Зимовье разрешил по 18 коп. (резолюция от 1 сентября 1910 г. на приговоре N31 от 12 августа 1910 г.) и даже дороже. Там, где Розанов, можно и на три поля делить (в Татарской) и цену повыше назначить, чего ни в каком случае не позволялось при заключении договоров с другими землемерами. С непослушными обществами Мальцев поступает так. Он изменяет свои решения и позволяет с утвержденной им ранее цены, при существовании договора между землемером и обществом, делать произвольную скидку. Получается конфликт. Работа уже сделана, нужно уплатить деньги землемеру, а Мальцев, как бы не признавая законности за своей прежней резолюцией, рекомендует обратиться к "генералу Розанову", и при этом стараясь замести следы своего давления на крестьян в пользу Розанова, предписывает "собрать все письма и представить ему, если буде таковые окажутся".
  Канцелярия Мальцева помещается в кухне, где он принимает просителей, а явившегося за разъяснением к нему землемера он не принял, хотя, как чиновник, обязан был сделать это. Теперь пахнет судебным процессом, и крестьяне должны переплачивать лишние деньги в виде судебных издержек.
  А. Петрович.
  ["Сибирская жизнь" N168, 30 июля 1911 г.]
  
  
АВГУСТ
1911
  
  
2 августа
  
  Торгово-промышленный отдел
  Барнаул. 2 августа цены на масляном рынке были следующие: высший сорт 14 р. 70 к., средний сорт 14 р. 20 к., низший 13 рублей. Привоз масла средний.
  "Ж. А."
  ["Сибирская жизнь" N176, 10 августа 1911 г.]
 []
Рыночная площадь
  
  
3 августа
  
  В Алтайском округе.
  Начальник Алтайского округа г. Михайлов 7 июля сего года издал, по словам "Алтайской газеты", следующий приказ:
  "От бывших управляющих имениями за последнее время часто поступали ко мне донесения о неоказании чинами сельской полиции содействия лесной страде округа к обнаружению виновных в нарушениях лесного устава, к выемке похищенного леса, об отказе этих должностных лиц принимать на хранение секвеструемый стражей лес и т.п. Такие донесения, присылаемые господами управляющими с просьбой об оказании воздействия на виновных, в большинстве случаев основывались лишь на актах и рапортах стражи, непроверенных никем из чинов администрации имений, и поэтому нередко оказывались преувеличенными или даже не соответствующими фактическому положению дела.
  Ввиду изложенного и принимая во внимание, что я все подобного рода донесения направляю к господину томскому губернатору с просьбой о привлечении виновных к ответственности, предлагаю господам лесничим всякого рода жалобы стражи о случаях неоказания надлежащего содействия или уклонения от своих обязанностей со стороны сельских властей непременно проверять лично или через своих помощников, входить затем в непосредственное сношение с местными крестьянскими начальниками и, если последними не будет принято должных мер воздействия на виновных, то уже тогда представлять мне переписку, излагая в своем рапорте суть дела".
  ["Сибирская жизнь" N171, 3 августа 1911 г.]
  
  Распоряжение в голове г. Страхова.
  В барнаульской городской управе недавно обсуждался вопрос о предметах, подлежащих рассмотрению городской думы в заседании 10 августа. Городской голова М.И. Страхов вычеркнул из списка этих предметов вопрос об избрании городского головы и его заступающего, утверждая, что не поставит его до тех пор, пока не будет на то распоряжения от губернатора. На замечание члена управы В.Я. Бирюкова, что еще раньше последовало распоряжение губернатора об избрании должностных лиц городского самоуправления и что нечего ждать другого распоряжения, М.И. Страхов возразил: "У меня в голове есть распоряжение" - и заявил, что он отвечает за непостановку на обсуждение думы вопроса об избрании городского головы.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N171, 3 августа 1911 г.]
  
  
6 августа
  
  Ему это не нравится.
  Барнаульский городской голова М.И. Страхов отказался давать сведения из городской управы газете "Жизнь Алтая", продолжая давать таковые в "Алтайскую газету". Мотивирует такое свое решение г. Страхов якобы извращением газетой "Жизнь Алтая" сведений, данных им. "Не то чтобы извращали, - поясняет голова г. Страхов, - но всем заметкам придается особая тенденция, ну, а как ни говорите, мне это не нравится, да и никому не нравится", причем указал на заметку, помещенную в газете "Жизнь Алтая" в N166: "Неохота уходить со сцены". Знает ли городской голова М.И. Страхов русскую пословицу: "правда глаза колет"?
   (Ж. А.)
   ["Сибирская жизнь" N175, 9 августа 1911 г.]
  
  
8 августа
  
  Оштрафование "Алтайской газеты".
  По постановлению томского губернатора редактор "Алтайской газеты" В.А. Шпунтович, за статью в N142 - "Нечто о землеустройство в селе Павловском", оштрафован на 300 р., с заменой, в случае несостоятельности, арестом на два месяца. Штраф уплачен полностью.
  ["Сибирская жизнь" N176, 10 августа 1911 г.]
  
  
8 августа
  
  Боязнь гласности.
  Издателем барнаульской газеты "Жизнь Алтая" было получено письмо от бийской книготорговли следующего содержания: "Т-во Бийская книготорговля просит вас не присылать для продажи в магазин т-ва номеров газеты "Жизнь Алтая", в которых помещаются анонимные доносы господ Постороннего и Стороннего Наблюдателей на уважаемых лиц г. Бийска, т.к. таковые в продажу допускаться не будут. Завед. маг. т-ва А. Хлебникова".
  Редакция "Жизни Алтая" просит товарищество сообщить ей список тех "уважаемых лиц г. Бийска", помещение коих в корреспонденциях из Бийска вызывает недопущение газеты к продаже в магазине товарищества.
  ["Сибирская жизнь" N177, 11 августа 1911 г.]
  
  
17 августа
  
  Об управлении Алтайской железной дороги.
  Прибывшего в Барнаул правительственного инспектора по постройке Алтайской железной дороги г. Будагова посетила городская депутация. Последняя, между прочим, интересовалась вопросом о местонахождении управления будущей Алтайской ж.д. По словам "Жизни Алтая", г. Будагов ответил, что при приезде своем в Новониколаевск министр путей сообщения в беседе с городской депутацией, ходатайствовавшей о переводе управления Зап.-Сиб. ж.д. в Новониколаевск, отклоняя это ходатайство, указал на возможность устройства в Новониколаевске управления Алтайской ж.д.
  По мнению же г. Будагова, управление по постройке дороги должно быть в Новониколаевске, ввиду его нахождения на железнодорожной линии, а эксплуатационное управление должно быть Барнауле, ввиду его центрального положения в сети алтайских дорог.
  По вопросу о местонахождении центрального депо г. Будагов, как передает та же газета, заявил барнаульской депутации, что это депо будет не в Барнауле, а в д. Чесноковке (на противоположном от Барнаула берегу р. Оби), ввиду того, что в Чесноковке будет узловая станция ветки на Бийск и предполагаемой ветки на Кузнецк, ремонтные же мастерские дороги, в которых предполагается от 1500 до 2000 рабочих, будут в Барнауле, если площадь земли, уступаемой городом безвозмездно под вокзал и станцию, будет для этого достаточна. Для обеспечения алтайских дорог камнем углем, как сообщает г. Будагов, проектируется устроить железнодорожную ветку от Чесноковки до Бачата и со временем ее продолжить далее.
  Алтайская железная дорога, по словам инженера Будагова, рассчитывается на 5 пар поездов.
  ["Сибирская жизнь" N184, 20 августа 1911 г.]
 []
Г.М. Будагов
  
  
18 августа
  
   К выборам городского головы.
  На частном заседании гласных, состоявшемся 18 августа, в кандидаты на место барнаульского городского головы намечены следующие лица: И.К. Платонов, П.Д. Сухов, В.Я. Бирюков, В.М. Вершинин и Ф.А. Пономарев.
  ["Сибирская жизнь" N188, 25 августа 1911 г.]
  
  
24 августа
  
  Выборы городского головы.
  Наконец-то барнаульские гласные дождались назначения заседания для выборов городского головы на четырехлетие 1911-14 гг. Во время отсутствия старого головы, М.И. Страхова, зимою был избран городским головой П.И. Федулов, но он не был утвержден губернской администрацией. После этого не было охотников ставить свою кандидатуру: считали это экзаменом на политическую благонадежность. Положение становилось критическим. Нужно избрать голову, на которого можно было бы положиться: в перспективе крупные займы, крупные городские сооружения. В поисках головы гласные стали уже намечать людей без общественного прошлого и готовы были наметить кого угодно, лишь бы не заведомо нечистого на руку, только бы получил утверждение. Судьба сжалилась. Согласился выставить свою кандидатуру Иван Константинович Платонов. Как общественный деятель, в смысле предприимчивости, И.К. Платонов имеет репутацию, скорее, среднюю, но в данном случае ценность его кандидатуры заключается не в его работоспособности, а в безусловной честности и верности интересам города. Избирая г. Платонова, гласные уверены в безусловном его утверждении. Уверен в этом и М.И. Страхов, а потому и затягивал с назначением дня выборов. Благодаря настойчивому требованию гласных, выборы наконец были назначены, и И.К. Платонов получил 21 голос избирательный против 11 неизбирательных. Заступающим место головы избран Вас. Як. Бирюков большинством - 25 голосов против 6-ти.
  Таким образом, пока дело обстоит благополучно. Вероятно, и утверждение головы не заставит себя долго ждать.
  М. К.
  ["Сибирская жизнь" N193, 1 сентября 1911 г.]
 []
И.К. Платонов
  
  
25 августа
  
  Книгу! Дайте нам книгу!
  Под таким заглавием было помещено не так давно в "Жизни Алтая" воззвание к гражданам г. Барнаула с просьбой помочь простому читателю, дать ему книгу или журнал. В школьном обществе имеется три библиотеки, но обслуживать нужды всего города они не могут. Это-то и заставило обратиться к гражданам и просить их пожертвовать хоть что-либо для библиотеки. Но воззвание осталось гласом вопиющего в пустыне. Не было пожертвовано ни одной книги. Это ли не позор для Барнаула, который год тому назад торжественно справлял 25-летний юбилей существования общества попечения о начальном образовании. Чуть ли не полгорода записано членами этого общества, стоит, так сказать, на страже просвещения, а когда им протянули руку и сказали: дайте нам книгу, они сделали вид, что не слыхали. Неужели в городе не нашлось ни одной души, которой бы было дорого дело просвещения?
  Г.М.
  ["Сибирская жизнь" N191, 28 августа 1911 г.]
 []
Реклама книжных новинок
  
  
29 августа
  
  Открытие торговой школы.
  29 августа в Народном доме в г. Барнауле состоялось торжество открытия Барнаульской торговой школы.* С грустью приходится отметить, что на праздник не явились даже многие имеющие отношение к открытию школы. Присутствовало около 100 человек.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N199, 8 сентября 1911 г.]
  
  * Школа была открыта на базе училища при обществе приказчиков; в ней имелось 2 приготовительных и 3 основных класса; срок обучения составлял 5 лет.
 []
  
  
30 августа
  
  К делу о беспорядках в с. Павловском.
  По делу о беспорядках в с. Павловском, о котором мы уже подробно сообщали, как известно, арестовано было 129 человек, из которых 40 человек выпущены на свободу. Остальные будут ждать суда под стражей.
  Чем кончится дело, предсказать трудно. "Омский вестник" говорит, что вина преимущественно падает на группу лиц человек в 5-6, а участие других в огромной толпе мятежников установить невозможно. В число арестованных могли попасть и те, кто громко кричал, отговаривая от мятежа. Порядок в селе восстановился еще до прибытия властей из Барнаула, так что столкновений с войсками не было. Происшедшими затем массовыми арестами, допросами и проч. павловцы удручены. Сношения с Барнаулом участились; особенно трогательную картину приходится наблюдать по дням свиданий арестованных с родными. Многочисленные подводы направляются сначала к прокурору или к защитнику Чернякову, а оттуда кортеж следует в тюрьму.
  Судебное следствие еще не окончено, но оно ведется энергично. Работы по нему очень много.
  ["Сибирская жизнь" N199, 8 сентября 1911 г.]
  
  
31 августа
  
  Новая артель.
  В Барнауле организуется новая трудовая артель грузчиков. Сначала проектируется существование артели по нотариальному договору с круговой членов артели порукой, а потом артель перейдет на устав, который теперь же будет вырабатываться применительно к закону о трудовых артелях, по примеру существующей в Барнауле артели "Труд".
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N195, 3 сентября 1911 г.]
  
  
СЕНТЯБРЬ
1911
  
  
1 сентября
  
  Барнаульская депутация у министра путей сообщения.
  1 сентября в 8 час. вечера на станции Болотная министром путей сообщения, как сообщает "Жизнь Алтая", была принята депутация от Барнаула в лице В.Я. Бирюкова и П.И. Федулова.
  Поднося министру хлеб-соль, В.Я. Бирюков приветствовал министра с благополучным возвращением с Востока, а П.И. Федулов, передавая докладную записку, просил при разрешении вопроса о постройке Алтайской ж. д. принять к уважению изложенные в докладной записке ходатайства г. Барнаула.
  В происшедшей в вагоне беседе депутации с министром принимал участие и правительственный инспектор по изысканию Алтайской дороги, инженер действ. статс. сов. Г.М. Будагов.
  На первое выраженное депутацией пожелание о том, чтобы железнодорожный мост через р. Обь у Барнаула был приспособлен также и для конного движения, министр высказал, что, на его взгляд, те суммы - плата за перевозы из городских и земских сумм - которые могли бы поступить в доход концессионеров, достаточно компенсировали бы расход концессионеров по устройству желательного моста, но категорически утверждать это не может, так как не знаком подробно с местными условиями такой постройки.
  Инженер Будагов при этом заметил, что если пожелание города не будет включено в устав о-ва, имеющего строить Алтайскую дорогу, то, как обыкновенно бывает, общество неохотно возьмется за постройку желательного городу моста.
  Приняв замечание инженера Будагова к сведению, депутация просила министра при утверждении устава о-ва не забыть пожелание города.
  Относительно постройки главных железнодорожных мастерских в Барнауле министр разделяет мнение инженера Будагова, при условии, если город уступит под мастерские достаточную площадь земли бесплатно.
  Далее представитель города просили министра о том, чтобы вокзал был расположен на городской земле. Министр ответил, что, не имея в настоящее время карты и не будучи знаком с результатами окончательных изысканий дороги, он затрудняется категорически решить этот вопрос, но обещает, что при решении этого вопроса интересы города им не будут забыты. При этом заметил, что при постройке Сиб. ж. д. не были соблюдены удобства передачи грузов с водного пути на железнодорожный и обратно, а потому министр предложил инж. Будагову по приезде в Барнаул созвать для выяснения этих удобств совещание из представителей путейского ведомства, города и инспекции по изысканию дороги.
  Что касается местонахождения управления будущей дороги, то минимтр заметил, что разрешение этого вопроса зависит всецело от концессионеров. По мнению же министра, управление дороги должно быть в Новониколаевске, как стоящем на сибирской магистрали.
  На вопрос о времени начала постройки Алтайской дороги министр ответил, что постройка дороги начнется непременно весной будущего года.
  ["Сибирская жизнь" N201, 11 сентября 1911 г.]
  
  Музыкальная школа.
  Открыта музыкальная школа А.И. Смирновой на Томской улице (ныне улица Короленко). Преподаются предметы: фортепиано, сольфеджио.
  
 []
  
  
2 сентября
  
  Барнаульский купец Вонифатий Григорьевич Бодунов в своем завещании написал: "...внести на открытие в городе Барнауле городского общественного имени В.Г. Бодунова банка 10 тыс. рублей с тем, чтобы по истечении 10 лет, когда капитал этот увеличится. Отчислять ежегодно от чистой прибыли, получаемой на этот капитал от операция банка по 20%, а по истечение 13 лет - по 30%, на призрение беднейших престарелых и увеченных жителей города Барнаула..."
  
  
5 сентября
  
  Школьное дело в уезде.
  По слухам, в текущем учебном году инспекцией народных училищ 2-го района предположено открыть в Барнаульском уезде около 30 новых школ. Эти 30 школ, в сравнении с тем количеством их, которое должно быть в уезде для осуществления всеобщего обучения, представляют каплю в море. В настоящее время в уезде 401 школа. Это число школ составляет лишь треть того количества, которое должно быть для осуществления всеобщего обучения. Открытию подлежит не 30, а 863 новых школы. Когда они будут открыты, сказать трудно, и надо думать, что очень нескоро. Прошлые года ясно показывают, как медленно прогрессирует у нас дело народного просвещения.
  В 1908 году в Барнаульском уезде было 332 училища, из которых в ведомстве мин. нар. просв. было 121, а в ведомстве св. синода - 211 училищ. В следующем, 1909 году число первых (т.е. мин. нар. пр.) увеличилось на 25, в 1910 - на 31 и в первую половину 1911 - на 13. Если открытие училищ дальше пойдет таким же темпом, то сметные школы откроются не ранее как через 25 лет, а к тому времени население уезда удвоится, и мы будем наблюдать в нем тот ж недостаток школ, что и теперь.
  И. С. А.
  ["Сибирская жизнь" N199, 8 сентября 1911 г.]
  
  Родительские комитеты.
  Наши среднеучебные заведения в наступившем учебном году, видимо, обречены остаться вовсе без родительских комитетов. Казенная женская гимназия и в прежние годы оставалась без них "за неприбытием достаточного числа родителей", а в текущем году, когда требуется участие двух третей родителей, можно наверное сказать, что комитета у нее не будет. На первое собрание 4 сентября явилось 22 чел. вместо 180, то же повторится и на втором и последнем собрании. Мало также надежды и на составление родительских комитетов в гимназии Будкевич и реальном училище.
  К. М.
  ["Сибирская жизнь" N201, 11 сентября 1911 г.]
 []
Переулок Конюшенный (на переднем плане - гимназия М.Ф. Будкевич)
 []
То же здание сегодня (проспект Красноармейский, 14)
  
  
6 сентября
  
  Ликвидация крупной торговой фирмы.
  Одна из крупных торговых фирм в Барнауле, "Торговый дом Д.Н. Сухова сыновья", ликвидирует свои дела. Ликвидация началась в конце лета с мануфактурного магазина; товары продаются с значительной скидкой с нормальных цен. Главный участник торгового дома В.Д. Сухов, человек очень добрый и в высшей степени отзывчивый на всякую нужду, пользуется среди горожан большим уважением, и упадок его дела теперь в большей части населения вызывает большое сожаление.
  ["Сибирская жизнь" N201, 11 сентября 1911 г.]
  
  
9 сентября
  
  Артель портных.
  В Барнауле возникла новая артель портных, В которой совершенно не будет допускаться наемный труд.
  (Ж А.)
  ["Сибирская жизнь" N203, 14 сентября 1911 г.]
  
 []
Вот такие курьезы встречаются иногда
среди газетных объявлений
  
  
10 сентября
  
  Из жизни родительских комитетов.
  10 сентября было созвано второе и последнее собрание родителей учеников барнаульского реального училища для избрания комитета. Для наличности требуемых новыми правилами 2/3 всех родителей было нужно 148 человек, явилось 102, и выборы не состоялись. Таким образом, в силу новых правил министерства народного просвящения, родительского комитета при барнаульском реальном училище не будет.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N204, 16 сентября 1911 г.]
 []
Барнаульское реальное училище
  
  
11 сентября
  
  Городское благоустройство.
  Еще в начале 1911 года у домовладельцев Барнаула была отобрана подписка в том, что они обязуются к весне 1912 года посадить перед своими домами деревья и устроить тротуары.
  Уже наступила осень, грязь в городе, по обыкновению, стоит непролазная, а барнаульские домовладельцы не особенно торопятся исполнением предписания: лишь очень немногие позаботились устроить мало-мальски порядочные тротуары и насадить деревья. Большинство же игнорирует предписание.
  Освещение в городе электрическое; всего поставлено около двенадцати фонарей. Для города с пятнадцатитысячным населением такого количества, разумеется, недостаточно, так что многие улицы в ночное время тонут во мраке.
  Надо надеяться, что новый городской голова более серьезно отнесется к делу городского благоустройства.
  О.
  ["Сибирская жизнь" N204, 16 сентября 1911 г.]
  
 []
  
 []
  
  
13 сентября
  
  Перевозка крупной суммы.
  13 сентября через Новониколаевск препровождена барнаульскому отделению государственного банка значительная денежная сумма - до 2000000 рублей. Охрана состояла из 35 городовых и 30 человек солдат.
  (О. Ж.)
  ["Сибирская жизнь" N206, 18 сентября 1911 г.]
  
  
14 сентября
  
  Случай со сборщиками винной монополии.
  За последний год в пределах Барнаульского уезда было уже несколько выдающихся приключений со сборщиками казенной винной монополии. Так, в ноябре месяце сбежал с выручкою в тридцать тысяч рублей сборщик Кривцевич, немного спустя другой сборщик, Степанов, каким-то странным образом "потерял" в дороге во время тоже будто бы нападения грабителей что-то около пяти тысяч. В феврале третий сборщик, Окулич, в глухую ночь заявился в город с своими телохранителями - ямщиком и стражником - и заявил полиции, что на него в нескольких верстах от города напали злоумышленники и, выбросив из саней, отняли все деньги в сумме около десяти тысяч... И Степанов и Окулич в настоящее время оба содержатся в тюремном замке по подозрению в симуляции ограбления. За последнее время где-то недалеко от села Камень опять при неизвестных обстоятельствах сборщик Морозов вновь потерял деньги - тысяч шесть, а ночью с 30 на 31 августа на сборщика Полякова между селениями Троицким и Брусенцовским, верстах в десяти от Усть-Чарышской пристани, было произведено вооруженное нападение неизвестных злоумышленников, открывших при проезде сборщика стрельбу из засады. Нападение окончилось ничем, так как грабители при стрельбе промахнулись, не ранив ни сборщика с его провожатыми, ни лошадей. Предпринятые барнаульской полицией меры к задержанию и розыску преступников до настоящего времени не привели ни к каким результатам, но в то же время не имеется ни малейшего сомнения в том, что нападение на Полякова действительно имело место. Рыцари ночи и большой дороги, очевидно, не дремлют. Окрестности Усть-Чарышской пристани еще в прошлом году были ареной кровавого происшествия: у всех еще в пямяти ограбление почты, шедшей из села Коробейникова. Те же разбои повторяются и ныне. Очевидно, в этом пункте сорганизовались шайки, которые будут давать о себе знать до тех пор, пока их не поймают. Но до сих пор мало данных для надежды на такой поворот.
  ["Сибирская жизнь" N205, 17 сентября 1911 г.]
  
  
15 сентября
  
  Сокольская гимнастика.
  В барнаульском реальном училище вводится преподавание сокольской гимнастики.
  ["Сибирская жизнь" N206, 18 сентября 1911 г.]
  
 []
  
  Потешный полк.
  Отставной жандармский вахмистр организует в Барнауле потешный полк.
  ["Сибирская жизнь" N206, 18 сентября 1911 г.]
  
  
19 сентября
  
  Алтайская ж. д.
  (От собственного корреспондента по телеграфу)
  19 сентября на собрании купеческого общества совместно с жителями города для выбора места для вокзала будущей Алтайской ж. д. большинство собрания к соглашению не пришло. Купцы настаивают на том, что вокзал должен быть на Малом Глядене,* где купечеством захвачены уже усадьбы. Население же заинтересовано в том, чтобы вокзал был в городе. Кабинет предлагает уступить для вокзала заводское место и площадь, занимаемую заводским прудом, который можно спустить. Тогда оздоровится Зайчанская часть города, находящаяся почти на одном уровне с прудом.
  Железнодорожный мост через Солдатский взвоз** (вариант вокзал - Гляден) грозит запереть город от выгона. Мост ниже города - опасен, так как будет на низком месте подвергаться повреждению внешним затором. Среди населения недовольство купеческой думой.
  ["Сибирская жизнь" N207, 20 сентября 1911 г.]
  
  * Малый Гляден - территория нынешнего меланжевого комбината.
  ** Район нынешнего Речного вокзала.
 []
Барнаульский пруд (справа вдалеке - Зайчанская часть города)
  
  
20 сентября
  
  Переговоры пароходовладельцев.
  Владельцы легко-пассажирских пароходов в г. Барнауле ведут между собою переговоры о том, чтобы в навигацию будущего года никто из них не понижал таксы за перевозку пассажиров и груза, как это наблюдается в последние годы. Соглашения еще не последовало, и оно ожидается на днях. Судьба этого вопроса находится в зависимости, главным образом, от пароходовладельца Фуксмана, пароходы которого бывают обеспечены на всю навигацию собственным грузом, и поэтому он больше всех имеет возможность конкурировать без особенного ущерба своим интересам.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N209, 22 сентября 1911 г.]
 []
  
  
21 сентября
  
  Из сельскохозяйственной хроники.
  Плох был урожай прошлого лета в большей части Барнаульского уезда, во многих местах не собрано ни хлеба, ни трав. Засуха сгубила все. Дожди пошли со второй половины июня и помогли росту хлебов и трав только отчасти. Но и то, что сделано было хорошего, теми же самыми дождями было погублено во второй половине августа и первой половине сентября. В этот именно период разверзлись вдруг хляби небесные и пошли дожди без перерыва, без отдыха, совершенно мешая уборке хлеба и запоздавшим уборкам сена. И хлеба и травы уничтожались этими нежеланными дождями настойчиво и со всех сторон: хлеба погибали и на корню, в несжатых полосах, и прели в кучах. Стога с сеном пробило насквозь проливными беспрерывными дождями. От тех же дождей погибали подкошенные травы. Вода в Оби по причине необычайных ливней вздулась до того, что превзошла даже весенний подъем, застигнув совершенно врасплох многих владельцев сенокосных угодий, не ожидавших ничего подобного в осеннюю пору: на низинах лугов разливом захвачены стога с сеном, которое, конечно, подверглось от этого порче.
  Нечего и говорить о том, что такой город, как Барнаул, захвачен проливными дождями совершенно неподготовленным. Барнаульские улицы к половине сентября превратились в болота, по которым нет ни прохода, ни проезда. На базарной площади люди бродят по колено в грязи. Спешно начали возводиться переходы для пешеходов, и теперь с помощью Божиею дошло до того, что по нашему центру можно уже пройтись безнаказанно, не опасаясь погибнуть где-нибудь в одной из "центральных" трясин.
  Цены на хлеб чрезмерно высоки: самая плохая пшеничная мука не ниже рубля, овес - 70 коп. Овощи дешевы.
  К.М.
  ["Сибирская жизнь" N212, 25 сентября 1911 г.]
 []
Грязь на барнаульских улицах
  
  Небывалая прибыль воды.
  По сведениям казенного пароходства, осенняя прибыль воды в Оби небывалая до сих пор. Ранее вода подымалась самое большее на 1,5 арш., в текущую же осень прибыль достигла: в Усть-Чарышской пристани 6 арш., в Барнауле 4 арш., и здесь по 20 сентября вода поднялась на 2,75 арш. В Барнауле водой унесло массу заготовленного на берегу леса и дров, во многих местах сорвало речную обстановку.
  (О. Ж.)
  ["Сибирская жизнь" N211, 24 сентября 1911 г.]
  
  
22 сентября
  
  В обществе "Труженики".
  Томский губернатор уведомил правление потребительного общества "Труженики", что представленный обществом на утверждение в качестве ответственного заведующего библиотекой общества Д.К. Михалев в должности этой не утверждается. Господин губернатор предложил обществу на должность заведующего библиотекой представить другое лицо.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N211, 24 сентября 1911 г.]
  
  Организация токарей.
  В Барнауле группа токарей намерена организовать артель производства самопрялок, которые она наличным составом мастеров вырабатывает в количестве до 6000 в год и распространяет по всему Барнаульскому уезду по цене до рубля за штуку.
  ["Сибирская жизнь" N211, 24 сентября 1911 г.]
  
 []
  
  
23 сентября
  
  Результаты нового налога.
  2 января будущего года вводится новый налог с городских недвижимых имуществ, на основании закона 6 июня 1910 г., который пришел на смену существующему до сих пор порядку раскладочной системы. Эта налоговая реформа, при проведении которой старались доказать, что желается она в интересах населения, теперь, как оказывается, является очень выгодной только для фиска. Так, в Барнауле, после предварительной оценки недвижимых имуществ и определения их чистой доходности, выяснилось, что Барнаул должен будет уплатить казне по новому закону около 25 т. Рублей, тогда как по старому закону собиралось всего 14600 р., т.е. на 10 тыс. руб. менее.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N212, 25 сентября 1911 г.]
  
  
24 сентября
  
  Кража денег.
  Заподозренный в краже у помещика Лобецаго 7000 руб. Зубко, проживающий в Барнауле, 24 сентября сознался в похищении им денег и заявил, что 6000 рублей он вложил в Барнаул в двух банках, 500 рублей проиграл в карты в Новониколаевске на пароходе и 500 рублей истратил на поездки. Зубко отправлен в Барнаульское полицейское управление для препровождения его этапным порядком в витебское полицейское управление.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N217, 4 октября 1911 г.]
  
 []
Лохотрон столетней давности
  
  
25 сентября
  
  Состоялось открытие зимнего театрального сезона в Народном доме. Антреприза Драматической труппы А.Д. Батманова.
  
  
27 сентября
  
  Художник-самоучка
  (От собственного корреспондента)
  В апреле нынешнего года, во время выставки художника Гуркина, в г. Барнауле появился со свертком заново написанных "картин" робкий молодой человек, лет 22. Прибыл он из глубины уезда, из села Боровой Форпост, Покровской волости, по собственному неотложному делу, не имеющему ничего общего с художеством: его вызвало местное по воинским делам присутствие для переосвидетельствовании в отношении степени пригодности к отбыванию воинской повинности. "Картины", привезенные молодым человеком в Барнаул, представляли из себя написанные масляными красками на полотне копии с разного рода олеографий*, а то, пожалуй, и просто лубочных картин, распространяемых по деревням Сибири. У молодого человека оказалось влечение к изображениям в красках попадавших ему на глаза произведений, и он занялся перенесением их на полотно. В конце концов у него составилась небольшая коллекция картин, с которой он и явился в Барнаул. На счастье его, в Барнауле в то время как раз происходила выставка картин художника-алтайца Гуркина, на которой наш сельский художник не преминул побывать и ознакомиться с манерою рисования настоящего художника. В то же самое время художник Г.И. Гуркин рассмотрел привезенные молодым человеком "картины" и заявил художнику-самоучке, что до сего времени молодой человек, охваченный страстью к произведениям живописи, шел по самому ложному пути и делал как раз то самое, чего ни в каком случае не должен был делать. Списывание кистью с олеографий и подобных им лубочных изданий, кроме вреда, ничего ему не могло принести. И тут же Григорий Иванович предложил молодому человеку присматриваться к натуре во всем ее неисчерпаемом разнообразии и из природы брать сюжеты для своих художественных работ. Среди копий молодой человек привез только один-единственный набросок с натуры, изображавший "недостроенную мельницу". Набросок этот хотя и представлял из себя чересчур скудный материал для суждения о степени художественных способностей молодого человека, но Григорий Иванович тем не менее одобрил его, заявив, что находит в нем хорошие художественные способности и значительное умение в пользовании красками. Для более же ясного выяснения вопроса о художественном даровании начинающего предложил ему заняться писанием этюдов с натуры... На том и закончились первые шаги молодого человека в первый его приезд в Барнаул. Совет, данный ему художником Гуркиным, даром не пропал. В течение трех месяцев - мая, июня и июля - Плотниковым вновь написан 21 этюд, из которых 15 на полотне и 6 на картоне. Все эти этюды художником высланы в Барнаул на суд сведущих в искусстве людей.
  С каким трепетом ожидает теперь деревенский художник суждений знающих лиц о своих работах!..
  Судьба художника-самоучки чрезвычайно интересна.
  Отец Плотникова - крестьянин Казанской губернии - переселился в Сибирь, когда художник-самоучка был еще трехлетним ребенком. Нужда бросала его из рук в руки, и в конце концов он пристрастился к иконописанию, пройдя предварительно долговременный искус подмастерья, начиная с растирания красок. Иконы писать Плотников начал собственно лет пять тому назад, и, видимо, это ремесло приносит ему весьма скудный заработок. Лицо, близко его знающее, пишет так:
  "Ужасная нищета убивает в нем энергию... Приходится думать не столько об усовершенствовании своих художественных способностей, сколько о приискании занятий, несвойственных его натуре, ради куска хлеба. Наряду с этим робость, неуверенность в себе, отсутствие руководителя вселяют сомнение в успехе..."
  Грамоте Плотников обучался только в сельской церковно-приходской школе, которую, по его словам, он и посещал-то только в течение полугода...
  Написанные до сего времени самоучкою-художником этюды представляют из себя: 5 портретов, 6 бытовых сцен и 11 пейзажей.
  Нельзя не сознаться, что художественные начинания Плотникова по степени своего мастерства заслуживают полного внимания лиц, компетентных в области искусства, а на сибирском обществе лежит нравственная обязанность прийти на помощь художнику-самоучке, поддержать тлеющие в нем искры дарования. Кто знает, быть может, эти искры, при благоприятных условиях, превратятся в пламя таланта, способного согреть и украсить нашу личную жизнь!.. Этюды Плотникова пересылаются в Томск в адрес Г.Н. Потанина для передачи на рассмотрение томских художников.
  Ф. З-н
  ["Сибирская жизнь" N230, 19 октября 1911 г.]
  
  * Олеография - особый способ печатания картин масляными красками на бумаге, а также сама картина, напечатанная таким способом.
 []
Художник Г.И. Гуркин
  
  
29 сентября
  
  Разрешение займа.
  Барнаульской городской управой получена телеграмма, что заем в 90 тысяч, включенный в смету расходов на 1911 г., губернатором разрешен. Смета вновь будет пересмотрена в ближайшем очередном собрании думы.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N216, 1 октября 1911 г.]
  
  
ОКТЯБРЬ
1911
  
  
1 октября
  
  "Алтайская торгово-промышленная газета", выходившая в Барнауле, с 1 октября прекратило существование.
  ["Сибирская жизнь" N230, 19 октября 1911 г.]
  
  На сцене Народного дома прошел спектакль Драматической труппы А.Д. Батманова "Живой труп", драма Л.Н. Толстого.
  
  
2 октября
  
  К изысканиям Алтайской ж.д.
  Работы по сводке полученных при изысканиях Алтайской ж.д. сведений заканчиваются. Изыскания производились под руководством инженера путей сообщения Бродского, который в скором времени выезжает в Петербург.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N217, 4 октября 1911 г.]
  
  
3 октября
  
  Об открытии в Барнауле учительской семинарии.
  На имя барнаульского городского головы получен запрос от попечителя западно-сибирского учебного округа, в котором он просил городского голову, ввиду особой важности вопроса об открытии в Барнауле учительской семинарии, внести на обсуждение городской думы вопрос о пособии города семинарии.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N217, 4 октября 1911 г.]
  
  
11 октября
  
   Поставленная 11 октября в Общественном собрании труппой Батманова комедия Зудермана "Честь" сыграна артистами довольно дружно, шероховатостей почти не замечалось. Недоставало только публики.
  
  
14 октября
  
  Отголоски толстовских дней.
  14 октября заключен под стражу редактор-издатель "Алтайской газеты" В.А. Шпунтович, приговоренный 1 июля сего года окружным судом к однодневному аресту и 10-рублевому штрафу за помещенную в N236 редактируемой им газеты заметку "Городская дума", где гласный думы и представитель местного отдела союза русского народа Стафеевский назван доморощенным зубром.
  Заметка вызвана была поведением г. Стафеевского во время предложения городского головы почтить память гр. Л.Н. Толстого вставанием, когда все гласные встали, а г. Стафеевский продолжал сидеть.
  Десятирублевый штраф внесен.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N229, 18 октября 1911 г.]
 []
  
   Отказ от сотрудничества.
  Барнаульская газета "Жизнь Алтая" сообщает, что недавно из состава редакции "Алтайской газеты", издаваемой в г. Барнауле г. Шпунтовичем, вышли все сотрудники.
  ["Сибирская жизнь" N229, 18 октября 1911 г.]
  
  
15 октября
  
  Расширение телеграфных операций.
  В почтово-телеграфной конторе села Волчихи, Барнаульского уезда, открыт прием международных телеграмм.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N229, 18 октября 1911 г.]
  
  
16 октября
  
  За демонстративно-дерзкую выходку по отношению к чинам барнаульской полиции, за вмешательство в их действия и оказание им противодействия при исполнении обязанностей службы наложить денежный штраф в размере по 50 рублей, с заменой в случае несостоятельности арестом при полиции на 2 недели, на С.Г. Шарнина и Д.М. Хомутова.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N231, 20 октября 1911 г.]
  
  Юбилей поэта Никитина.
  Учащиеся барнаульского второго городского четырехклассного училища готовились к празднованию юбилея поэта Никитина. Так, например, некоторые из них рисовали портреты юбиляра и проч. В результате оказалось, что учебный округ не дал разрешения на празднование юбилея, мотивируя неимением для этого данных свыше.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N240, 1 ноября 1911 г.]
 []
Поэт И.С. Никитин (1824-1861)
  
  
17 октября
  
  Касса барнаульских тружеников.
  Комиссия об-ва выработала правила кассы общества "Труженики", которые будут рассматриваться на ближайшем общем собрании. По выработанному проекту касса совмещает в себе два вида помощи: один - в виде процентных ссуд, а другой - в виде выдачи 50-рублевых пособий в случае смерти члена его семьи. Вступной взнос 50 коп., и затем ежемесячно по 10 коп. В случае смерти кого-либо из членов, оставшиеся члены для составления похоронного пособия вносят
  ["Сибирская жизнь" N232, 21 октября 1911 г.]
  
  
18 октября
  
  Из жизни местной газеты.
  Около года тому назад на страницах "Сибирской жизни" было заявлено о выходе из "Алтайской газеты", которая издается в нашем городе, видных ее сотрудников, работавших с основания газеты под редакторством г. Орнатского, который тогда был "выставлен" новым владельцем и редактором-издателем г. Шпунтовичем. В самые последние дни в той же самой газете новое пронунциаменто: опять с шумом вышли сотрудники в числе девяти человек. В появившемся после этого события разъяснении издателя г. В. Шпунтовича говорится, что одному из этих сотрудников, а именно секретарю и фактическому редактору А. Семенову, он сам отказал... Следовательно, остальные 7-8 человек все-таки сами ушли - и ушли, надо думать, потому, что чувствовали себя все-таки солидарными с секретарем А. Семеновым, а не с г. Шпунтовичем. В своем печатном объяснении предпринятого вышедшие сотрудники второго набора заявляют, что причиною ухода их из газеты является нарушение данного издателем обещания - блюсти данную корпорации сотрудников "конституцию". Попутно же с этим редактора-издателя газеты бывшие его сотрудники характеризуют как человека, "не только не подготовленного к этому (т.е. к редактированию газеты), но и незнакомого с элементарными требованиями газетной этики". Поживем и послушаем, что будут говорить далее между собой редактор-издатель газеты, так неожиданно вынырнувший на этот видный общественный пост, и его сотрудники третьего призыва...
  ["Сибирская жизнь" N233, 22 октября 1911 г.]
  
  
19 октября
  
  Пароходные порядки.
  По словам "Обской жизни", со 2 октября один из маклеров новониколаевской биржи ищет 7000 пудов пшеницы, отправленной из Барнаула Рыбкиным на пароходе Мельниковой. Пшеница эта заложена в банк и продана. Покупатель требует пшеницу или удостоверение в том, что она прибыла. Агент пароходства удостоверения не выдает, так как не имеет фактуры и не знает, пришла эта пшеница или нет. Запросили по телеграфу Барнаул, и там не знают, отправлена ли пшеница. В настоящее время на пристани много сложено пшеницы, есть мешки с клеймами Туркина, Рыбкина и др., но кому и сколько принадлежит пшеницы, установить за неимением документов невозможно.
  ["Сибирская жизнь" N242, 3 ноября 1911 г.]
  
  Труппа Батманова в Барнаульском общественном собрании поставила пьесу "Последний принц".
  
  
20 октября
  
  Учительский институт.
  Министерство народного просвещения предполагает открыть в западно-сибирском учебном округе еще один учительский институт по образцу томского института. Ввиду такого предположения министерства народного просвещения между городами Омском и Барнаулом и др. возникло соревнование по ходатайству об открытии у них учительского института. Барнаул, между прочим, дает министерству народного просвещения по 3000 руб. ежегодно до постройки казенного здания и место под здание института; Омск дает участок земли, одновременно 20000 руб. и затем ежегодно по 5000 руб.
  ["Сибирская жизнь" N234, 25 октября 1911 г.]
  
  Умер крупный предприниматель, владелец сети универсальных магазинов в Сибири и на Урале, в том числе и в Барнауле, А.Ф. Второв. Завещал городу Барнаулу капитал в 10 тыс. рублей (аналогичные пожертвования были сделаны и прочим городам, где были магазины А.Ф. Второва).
  
  
22 октября
  
  Труппа Батманова в Народном доме поставила трагедию Гуцкова в 5 действиях "Уриель Акоста".
  
  
23 октября
  
  Приезд барнаульской депутации.
  Третьего дня в Томск прибыла депутация представителей барнаульского городского общественного управления в составе заступающего место городского головы В.Я. Бирюкова и гласного думы В.М. Вершинина для ходатайствования по разным вопросам городского хозяйства.
  ["Сибирская жизнь" N234, 25 октября 1911 г.]
  
  
24 октября
  
  Вопрос о переводе губернского специалиста мол. хоз. В.А. Гриновского из г. Барнаула в г. Томск департаментом земледелия подвергнут пересмотру и, вероятно, это весьма странное перемещение губернского специалиста мол. хоз. из крупнейшего маслодельного центра, где сводятся все нити маслодельной промышленности целого Алтайского округа, будет отменено.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N236, 27 октября 1911 г.]
  
  
25 октября
  
  День "голубого цветка".
  Преследуя прекрасную цель - помочь бедным жителям г. Барнаула, благотворительное общество 25 октября устраивает день "голубого цветка". "Алтайская газета" мотивирует: "Неурожай нынешнего года и застой в торгово-промышленных предприятиях вследствие недорода сильно отразились на благосостоянии бедных классов населения гор. Барнаула, поставив многих из местных жителей в критические, безвыходное положение".
  ["Сибирская жизнь" N241, 2 ноября 1911 г.]
  
  К постройке Алтайской ж. д.
  В конце октября, как сообщает "Алтайская газета", на заседании барнаульской городской думы будет рассматриваться доклад городской управы о вариантах Алтайской железной дороги и направлении ее через г. Барнаул. Ввиду интереса и важности данного вопроса газета приводит в последовательности резюме обществ и управы на бывших по этому вопросу заседаниях. Первое постановление городской думы, 8 сентября, об устройстве в Барнауле ж. д. станции сводилось к следующему: ж. д. линия должна пройти по городским землям, а мастерские и станции должны быть выстроены в северной части города, против переулков: Московского, Соборного и Конюшенного*. Место для грузовых пристаней дороги было намечено на городском берегу р. Оби выше Солдатского взвоза или под Малым Гляденом. При таком направлении линии решено было уступить безвозмездно 150 десятин городской земли под полотно, станцию, мастерские и пристани. 21 сентября начальник изысканий алтайских железных дорог К.Н. Кашкин предложил городской управе 5 вариантов постройки вокзала, исчерпывающих все предполагаемые комбинации о выборе места, причем просил городскую думу высказаться об условиях отпуска городской земли для нужд постройки железной дороги по каждому из 5 вариантов. 23 сентября вопрос о выборе места под вокзал обсуждался купеческим обществом, 2 октября - мещанским обществом; как тем, так и другим избран был 4-ый вариант, т.е. железнодорожная станция у заводского пруда, а мастерские - на городской земле у Малого Глядена. Городская управа высказалась за 3-й вариант, т.е. за устройство станции и мастерских в северной части города. Дума, находя доклад управы неполным, постановлением своим от 11 октября предварительное рассмотрение этого вопроса возложила на особую комиссию из гласных. Протоколы этой комиссии 25 октября были представлены думе.
  ["Сибирская жизнь" N237, 28 октября 1911 г.]
  
  * Ныне - проспекты Ленина, Социалистический и Красноармейский.
 []
Солдатский взвоз (район нынешнего Речного вокзала)
  
  Сколько будет строить Алтайская железная дорога?
  По словам недавно уехавшего из Барнаула инженера Томашевича, сообщает "Алтайская газета", главная магистраль Алтайской железной дороги Семипалатинск - Барнаул - Новониколаевск с веткой Бийск будет стоить (по предварительным исчислениям) около 49000000 рублей. Кроме того, примыкающая к главной магистрали другая ветка на Кольчугинские копи обойдется свыше 9000000 руб., а всего 58 миллионов рублей.
  ["Сибирская жизнь" N237, 28 октября 1911 г.]
  
  
26 октября
  
  Сбор от продажи голубого цветка.
  Валовой сбор от продажи голубого цветка в г. Барнауле 25 октября выразился в сумме 911 руб. 28 коп.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N243, 4 ноября 1911 г.]
  
  Выписка газет.
  Правление барнаульского общества "Труженики" решило для каждой лавки выписать местные газеты для служащих.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N238, 29 октября 1911 г.]
  
  В Народном доме в пользу Общества взаимопомощи начальных учителей поставлена пьеса А.П. Чехова "Три сестры", которая еще ни разу не шла в Барнауле.
  
  
27 октября
  
  Барнаульская депутация у томского губернатора.
  При последнем приеме уполномоченных от барнаульской городской думы начальником губернии речь зашла о проекте разделения Томской губернии на Томскую и Алтайскую. В беседе с уполномоченными губернатор указал на всю важность осуществления этого проекта, на то, что в настоящее время естественного тяготения юга губернии к северу не существует и что связь между этими частями поддерживается искусственно при помощи административных границ и нахождения административного губернского центра в Томске. Обширная территория южной части губернии благодаря этому в административном отношении не может успешно обслуживаться. При осуществлении проекта разделения затруднения может вызвать лишь финансовая сторона вопроса, так как принципиального разногласия среди администрации вообще не существует. Еще более необходимо образование новых уездов, так как существующие уезды, как, например, Барнаульский, перегружены работой, от чего страдают интересы местного населения.
  В ответ на это уполномоченные указали, что город со своей стороны при осуществлении проекта разделения губернии и образования новых уездов пойдет навстречу администрации и окажет ей поддержку, главным образом, приспособлением необходимых зданий под помещения губернского управления и других его вспомогательных органов. Кроме того, начальником губернии было сообщено уполномоченным, что общее по городским делам присутствие пропустило постановления думы: 1) о заключении облигационного займа в 1400 тыс. рублей на сооружение водопровода и 2) об отпуске средств на осуществление плана всеобщего обучения в виде беспроцентной ссуды на постройку школьных зданий в сумме 220 тыс. руб. и пособия на эту же цель в 60 тыс. руб. Последний вопрос прошел уже через местный учебный округ.
  Уполномоченные справлялись у начальника губернии, в каком положении находится вопрос об учреждении в Барнауле городского общественного банка.
  Начальник губернии ответил, что постановление думы прошло уже через общее присутствие и отослано для окончательного разрешения в Петербург.
  И. П.
  ["Сибирская жизнь" N238, 29 октября 1911 г.]
  
  Отмена выборов.
  "Алтайская газета" от 27 октября сообщает:
  "По достоверным сведениям, по лученным по телеграфу из Петербурга в г. Барнаул, выборы гласных барнаульской городской думы на текущее четырехлетие правительствующим сенатом отменены.
  Назначены новые выборы".
  ["Сибирская жизнь" N242, 3 ноября 1911 г.]
  
  
28 октября
  
  Выезд барнаульских депутатов.
  Сегодня в Барнаул выезжают депутаты барнаульского самоуправления В.Я. Бирюков и В.М. Вершинин, приезжавшие в Томск для ходатайствования о нуждах г. Барнаула.
  ["Сибирская жизнь" N237, 28 октября 1911 г.]
  
  
29 октября
  
  Освобождение "павловцев".
  Недавно из барнаульской тюрьмы из числа содержащихся под стражей за участие в Павловских аграрных беспорядках на Алтае освобождено с отдачей под надзор полиции 16 человек, а месяц тому назад по распоряжению прокурора судебной палаты было освобождено 31 человек.
  Надо полагать, что освобождение их из-под стражи имеет связь с постановлением общего присутствия губернского управления об утверждении надела Павловского горнозаводского округа. Постановлением этим большинство претензий павловцев признаны подлежащими удовлетворению.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N240, 1 ноября 1911 г.]
  
  
30 октября
  
  По делу о погроме в г. Барнауле 1905 г. в числе 34 обвиняемых привлечены пять членов барнаульской вольно-пожарной команды.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N241, 2 ноября 1911 г.]
  
  
31 октября
  
  К истории литературного наездничества
  (Письмо из Барнаула)
  Логические и моральные абсурды начинают парить над несчастным печатным словом, когда последнее сделалось предметом спекуляций и орудием в руках джигитов и наездников литературного цирка. Закулисная пошлость наездников публике не видна, на арену перед публикой они являются в более или менее приличном виде, прикрашенном бутафорией. Но стоит разразиться за кулисами крупному скандалу, и публика делается недовольной свидетельницей дрязг, пошлости и того морального убожества, тех низов падения, до которых может опуститься человек, торгующий своим телом, умом, сердцем. На арену литературного цирка, именуемого "Алтайской газетой", выступил закулисный скандал. Наездники, клоуны, "рыжие" не поладили с директором из-за "принципа", из-за "цирковой этики" и других бутафорских украшений.
  Сотрудники "Алтайской газеты" А. Семенов ("Он же","Шмель"), В. Соколов ("В. Нейский"), Igel (Дальневосточник), Б. Семенов (Дядя Б., Б.С.), Альский (А.М.), Ф. Ф., Людмила К., Вл. Ризенко и другие, "имена которых назвать неудобно", оповестили о себе читающий мир, что уходят из газеты.
  "Уход наш, - говорят г.г. сотрудники, - вызван недопустимым вмешательством в редакционные дела со стороны редактора-издателя "Алтайской газеты" В.А. Шпунтовича, нарушившего данное им под честным словом обещание "предоставить редакционную часть в ведение особого коллектива, состоящего из постоянных сотрудников газеты". По запоздалому признанию г.г сотрудников, "сам редактор-издатель В.А. Шпунтович не может редактировать газету, как человек, не только не подготовленный к этому, но и незнакомый с элементарными требованиями газетной этики". На прощание с г. Шпунтовичем г.г. сотрудники упрекают его в интриганстве и "думают, что "молодцы", работу с которыми г. Шпунтович признал для себя более удобной, вряд ли будут пользоваться симпатиями общества. Думают, что газета в руках неграмотного ее редактора-издателя, превратившись снова в орган личных интриг и сплетен, вряд ли удовлетворит сколько-нибудь просвещенного и порядочного читателя". Так свидетельствуют о своем бывшем патроне люди, заполнявшие страницы газеты, выходившей за подписью того же патрона г. Шпунтовича, люди, отдавшие свои дарования, мысли, желания в слагаемые той суммы, которая изображала литературное имя и литературную физиономию г. Шпунтовича. Так отнеслись к нему люди, слагавшие на него моральную, материальную и юридическую ответственность за выпущенные ими свои мысли за его, г. Шпунтовича, редакторской подписью. Выходит, что между ними и г. Шпунтовичем не было ни интеллектуального, ни морального общего, выходит, что между ними было взаимное надувательство: они вывозили свой риск на его шкуре, а он содержал их в качестве взятых им напрокат интеллигентных работников. Г. Шпунтович в ответе своем на письмо г.г. сотрудников говорит, что он, осуществляя сои права ответственного редактора, нашел ведение дела коллективом недобросовестным и делал соответствующие указания секретарю (а не редактору) г. А. Семенову.
  Он делает весьма характерное замечание по адресу коллектива:
  "Уже с первых шагов коллектива я почувствовал, что опрометчиво доверился людям, которые на газету смотрят только как на источник личного пропитания"!
  Он выражает свое хозяйское неудовольствие на "поздние явки в редакцию, часто в нетрезвом виде, пропуск по нескольку дней некоторыми сотрудниками".
  Он посылает упрек тем из его бывших сотрудников (?),"которые, пользуясь родственными связями, замалчивают грязные дела и заставляют газету идти на помочах личных велений и настроений". Даже, характеризуя ушедших сотрудников, г. Шпунтович упоминает, что они даже защищали на страницах газеты "заведомо грязные поступки. Неужели, - спрашивает г. Шпунтович, - допустив ошибку в излишнем доверии, не имею права нарушить обещания и тем самым прекратить глумление над печатным словом?" Прекратит ли г. Шпунтович переменой сотрудников в своей газете "глумление над печатным словом", что-то плохо верится. Но своим "Разъяснением" он глумление над печатным словом довел до весьма высокой степени. Пред нами ответственный редактор раскрывает весь преступный багаж, который несла газета под его редакторством. Он бьет литературное достоинство редактируемого им органа обеими руками по обеим щекам и сам самодовольно улыбается: вот, мол, как я расчистил нравственное достоинство тех, кто вел мою газету!
  А где же был во время описанных г. Шпунтовичем безобразий и вершений "заведомо грязных дел" сам г. Шпунтович?
  Он подписывал и выпускал в свет каждый номер, он принимал подписку на газету, старался усилить розничную продажу.
  Продолжится ли полемика между г. Шпунтовичем и г.г. бывшими сотрудниками, отхлещут ли они его или он их, - каждый из той и другой стороны будет бить в то же время по собственной физиономии. Закончу словами г. Шпунтовича (скорее, не его, а вновь принятого им "молодца"). "Бедная этика!.. Не будем говорить о ней, не будем затаскивать это слово еще более, ибо оно и так опошлено уже случайными работниками пера!"
  Ах, если бы они были случайны, а не навождение!
  М. Курский
  ["Сибирская жизнь" N244, 5 ноября 1911 г.]
 []
  
  
НОЯБРЬ
1911
  
  
1 ноября
  
  Возвращение городских депутатов.
  1-го ноября вернулись в Барнаул гласный В.М. Вершинин и член городской управы В.Я. Бирюков, ездившие в Томск по уполномочию городской думы с целью ходатайства перед г. губернатором об оказании городу поддержки в приспособлении будущего железнодорожного моста к колесному и пешеходному движению. Благодаря буре 31-го октября и шуге, на земском перевозе их отказались перевезти, и нашим депутатам пришлось полтора суток просидеть на берегу, пока их не перевезли лодочники.
  (А. Г.)
  ["Сибирская жизнь" N249, 11 ноября 1911 г.]
  
  Кража солдатских шинелей.
  На днях, как сообщает "Алтайская газета", с последним рейсом на пароходе "Двигатель" из Томска в Барнаул привезены 300 штук новых солдатских шинелей, по-видимому, краденых, которые были в Барнауле полицией конфискованы. Получив некоторые сведения, полиция затем произвела обыск по Бийской* ул., в д. N22, где у А. Таланина обнаружено 110 новых шинелей. В связи с этим осмотрены были в барахольном ряду лавки, причем в лавках Кудрина, Сердюкова, Гжарапаева и Савинова найдена 71 новая шинель первого срока. На шинелях клеймо 42 сибирского стрелкового полка. Шинели отобраны. Делу дан законный ход. Всего продано в Барнауле около 500 шинелей, в том числе Кудриным около 80.
  ["Сибирская жизнь" N243, 4 ноября 1911 г.]
  
  * Ныне ул. Никитина.
 []
Московский проспект на пересечении с Бийской улицей
  
  
2 ноября
  
  К борьбе с конокрадством.
  Ввиду выяснившихся случаев продажи краденых лошадей по нотариальным распискам барнаульский нотариус Черных требует ныне от неизвестных ему продавцов лошадей и от прасолов представления известных ему двух лиц о действительной принадлежности лошади продавцу, без чего расписок не свидетельствует.
  Такая осторожность, как полагает "Алтайская газета", без сомнения, приведет к уменьшению сбыта краденых лошадей и числа дел у полицейских и судебных чинов.
  ["Сибирская жизнь" N244, 5 ноября 1911 г.]
  
  К постройке линии Славгород - Татарская.
  На днях, говорит "Жизнь Алтая", заканчивается постройка новой телеграфной линии Славгород, Барн. у. - Татарская. Постройка ведется одновременно с обоих исходных пунктов. На днях через Барнаул проехал на постройку механик томского почтово-телеграфного округа.
  ["Сибирская жизнь" N244, 5 ноября 1911 г.]
  
  
3 ноября
  
  Село Белоярское, Барнаульского уезда
  Письмо в редакцию
  Жалоба учительницы.
  С 1 сентября нынешнего года в здешнее сельское училище, где я около трех лет состою заведующей, г. Курочкин назначил некоего г. Данчина (лицо, окончившее сельское училище и затем выдержавшее экзамен на звание сельского учителя), вторым учителем. Сразу же, как только приехал в Белоярск, Данчин стал говорить, что он первый кандилат на должность заведующего и что инспектор уполномочил его вводить в школе новые порядки и постараться устранить священника от законоучительствования.
  Сначала я думала, что это только хвастовство, но на деле вышло иное. Как только начались занятия в школе, г. Данчин стал держать себя вызывающе по отношению ко мне, грубить и вообще явно стал добиваться, чтобы я очистила для него место заведующей. При таких тяжелых для меня условиях мы прозанимались до 3 октября, когда я решила написать обо всем инспектору и просить его, ввиду сложившегося положения, перевести Данчина в другую школу (сама я, связанная семьей, просить о переводе не могла, Данчин же человек одинокий), в противном случае слагала с себя всякую ответственность по подготовке детей к экзамену и к переводу в следующие отделения. Такую бумагу я и сдала на почту 4 октября. 4-го же октября Данчин был лично у инспектора и привез мне бумагу. Вот ее дословное содержание:
  "Учительнице Белоярского м. в. д. училища А. Лукьяновой. Разбираясь в документах учащих, я встретился с довольно неожиданным для меня явлением, а именно: оказалось, что у вас, милостивая государыня, не имеется даже свидетельства на звание учительницы, а посему предлагаю вам немедленно же озаботиться приобретением такового, так как в настоящее время даже все учащие в церковно-приходских школах допускаются в качестве учащих не иначе, как при условии имения свидетельства. Принимая с другой стороны во внимание то обстоятельство, что второй учащий Белоярского училища Григорий Данчин учительское свидетельство имеет и зарекомендовал себя во время 10-летней учительской практики добросовестным и умелым учителем, я назначаю его заведующим училищем, а вас временно, впредь до приобретения вами свидетельства на звание учительницы, на должность второго учащего, если, конечно, это вам будет угодно. Учительское свидетельство прошу представить к рождественским каникулам. Училищное имущество прошу сдать г. Данчину, а также освободить для него и квартиру, если он того пожелает. Инспектор народных училищ 2 района Томской губернии Вл. Курочкин".
  Бумага эта возмутила меня до глубины души, так как мотив ее - якобы у меня нет свидетельства на звание учительницы - фиктивный: свидетельство мне было выдано 20 марта 1904 года за N968 (я окончила 5 классов женской гимназии и год была практиканткой, после чего мне и было выдано свидетельство экзаменационной комиссией). По получении мною свидетельства я сразу же была назначена бывшим инспектором Гуляевым самостоятельной учительницей в Костин Лог, и свидетельство осталось при инспекции, откуда я не брала его до сих пор.
  Сказав Данчину, что школьного имущества я сдавать ему не буду, так как распоряжение инспектора, как незаконное, мною будет обжаловано подлежащему начальству, я поехала в Барнаул к г. Курочкину для личных объяснений, захватив с собою оказавшуюся в школе книгу циркуляров г. попечителя округа за 1904 год, в которой напечатано постановление о выдаче мне свидетельства на звание сельской учительницы. Явившись к г. Курочкину, я попросила его объяснить мне, на каком основании он считает меня самозванкой (на должность заведующей в Белоярске я была назначена в 1909 г. самим же Курочкиным). Он говорит, что моего свидетельства в делах инспекции нет. Когда я объяснила ему, что мое свидетельство должно быть при инспекции, а в доказательство того, что оно мне выдавалось, предъявила ему книгу циркуляров г. попечителя округа, он сказал, что ничего знать не хочет, и только уже после заданного мною вопроса: "А разве вы, господин инспектор, не признаете циркуляров господина попечителя округа?" - посмотрел циркуляр, а затем принес, по его словам, самую наиофициальнейшую книгу, в которой мое свидетельство тоже оказалось записанным. Тогда г. Курочкин стал говорить, что я не могу быть заведующей (надо заметить, что я служу уже 6 лет), ибо плохо веду школьное дело; при этом он сослался на свои заметки, составленные якобы при посещениях Белоярского училища. В заметках этих говорится, что он, инспектор, нашел детей забитыми, вялыми, нечесаными, грязными и что при просмотре тетради ученика оказались пропущенными ошибки. Может быть, в этом есть доля правды, но ведь это же самое можно сказать про все сельские школы. Меня только удивляет то, что г. инспектор ровно никаких замечаний при посещениях школы мне не делал, если не считать замечания за плохое знание детьми Закона Божия, но это замечание ко мне не относилось, так как Закон Божий преподает священник. Затем, г. Курочкин позволил себе сослаться на то, что я служила заведующей потому, что пользовалась покровительством бывшего члена училищного совета крестьянского начальника Строльмана. Кончилось объяснение тем, что г. Курочкин не пожелал отменить своего распоряжения, но предложил мне перевестись в другую школу заведующей. Перевода я принять не могла, а потому от должности 2-й учительницы отказалась, а на действия г. Курочкина я приношу жалобу в уездный училищный совет и г. директору.
  Прошу обратить на эту возмутительную историю внимание того, кому это ведать надлежит, а г. Курочкина прошу привлечь меня за клевету в печати к судебной ответственности; на суде я докажу, что корреспонденция эта - сущая правда.
  Бывшая заведующая Лукьянова
  ["Сибирская жизнь" N258, 23 ноября 1911 г.]
  
  
8 ноября
  
  Почетное избрание.
  Григорий Николаевич Потанин 8 ноября общим собранием членов барнаульского подотдела Императорского географического общества, при дружных аплодисментах, избран почетным членом подотдела.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N252, 15 ноября 1911 г.]
 []
Географ-исследователь Г.Н. Потанин
  
  
9 ноября
  
  Село Белоярское, Барнаульского уезда
  Великий грех инспектора.
  Прочли мы в N258 "Сибирской жизни" письмо учительницы Лукьяновой, обвиняющее инспектора Курочкина. Прочли и находим обвинения далеко не полными. Не так велика вина г. Курочкина в том, что он уволил заведующую училищем г-жу Лукьянову, а главная и неискупимая его вина заключается в том, что он шесть лет терпел ее на месте учительницы и заведующей Белоярской школой.
  Шесть лет тому назад "не начальник, а отец" для волостных писарей г. Строльман втиснул жену волостного писаря Лукьянову в Белоярскую школу, и с тех пор более 2/3 школы обратилось в квартиру волостного писаря. Для писарской четы, разумеется, лучшего помещения и желать нельзя, но для учеников и вообще для школы это служило большим стеснением. Придут ребятишки утром до 8 часов в школу и принуждены стоять на улице и зябнуть до 9 часов, пока "господа" не встанут и не позволят открыть двери школы. Успехи преподавания были бумажные, как бумажные похвальные листы и свидетельства об окончании школы. Одобрял и был доволен преподаванием сам г. крестьянский начальник Строльман, а инспектор г. Курочкин, пока не перевели г. Строльмана в Бийский уезд, не выступал активно со своим авторитетом, да вряд ли и выступил бы, если бы г. Строльман был здесь, и, вероятно, не огорчил бы г-жи Лукьяновой.
  Г-жа Лукьянова оповестила мир о своем огорчении еще и через "Алтайскую газету". Там она так аттестует гг. Курочкина и Строльмана: "Господин Курочкин сослался на то, что я служила заведующей потому, что пользовалась покровительством бывшего члена училищного совета крестьянского начальника Строльмана, который, по моему мнению, во всяком случае, с большим вниманием относился к школьному делу в своем участке, чем это делает Курочкин, будучи инспектором. Однажды г. Строльман был у меня в школе экзаменатором, и я уверена, что он дал хороший отзыв о постановке дела в белоярском училище".
  Откровенно и не требует комментариев.
  Теперь, с выдворением писарской квартиры из школы, последняя начинает быть опять школой, и, быть может, успехи преподавания перестанут быть идеальными, а перейдут в действительность.
  Затрудняюсь, как назвать прием г-жи Лукьяновой, использовавшей две газеты для освещения в приятном для нее свете свое удаление из школы.
  Д.
  ["Сибирская жизнь" N29, 7 февраля 1912 г.]
  
  
10 ноября
  
  К павловским беспорядкам.
  Нашумевшее в печати дело о павловских беспорядках на почве аграрных отношений в Барнаульском уезде возбуждает к себе интерес в высших судебных сферах. Прокурор барнаульского окружного суда во время своей поездки в начале ноября месяца в Омск докладывал о нем прокурору судебной палаты.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N271, 9 декабря 1911 г.]
  
  
11 ноября
  
  Классическая гимназия в Барнауле.
  Попечителем западно-сибирского учебного округа получено уведомление, что министерство народного просвещение внесло в смету на 1912 г. специальный кредит на открытие в Томской губернии новой классической мужской гимназии. По предварительному сношению с местной учебной администрацией гимназию решено открыть в Барнауле со следующего учебного 1912-1913 года в составе первого и второго классов.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N252, 15 ноября 1911 г.]
  
  
12 ноября
  
  Об объездчиках.
  Объездчики Алтайского округа - люди грамотные, в школах учились. А арифметика у них хромает.
  Некто К. арендовал заимку в Барнаульском имении Алтайского округа. Вручил арендную плату старшему объездчику г. А. за 1910 г. - 20 р. 80 к., но расписки не получил; за 1911 г. тот же К. вручил объездчику Б. арендную плату в сумме 17 р. 80 к. Наконец получает расписки в уплате аренды: за 1910 г. - 8 р. 4 к. и за 1911 г. - 8 р. 19 к. Сам черт ногу сломит, решая задачу: почему 20 р. 80 к. превратились именно в 8 р. 4 к., а 17 р. 80 к. - в 8 р. 19 к. Видно, плохо учили арифметике алтайских объездчиков.
  ["Сибирская жизнь" N254, 17 ноября 1911 г.]
  
  
13 ноября
  
  Новый исторический труд сибиряка.
  На последнем общем собрании географического подотдела в г. Барнауле секретарем было заявлено, что в распоряжение подотдела в последнее время поступила новая историческая работа И.И. Тыжнова под заглавием "Тарские акты".
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N255, 18 ноября 1911 г.]
  
  Власть тьмы.
  "Жизнь Алтая" сообщает, что 12 ноября в деревне Грамотной, Куликовской вол. Барнаульского уезда, крестьянская девица Наталья К., когда ей пришло время родить, опасаясь гнева своих родных, удалилась на скотный двор, где и разрешилась от бремени. Оставив новорожденного на съедение свиньям, Наталья ушла, но преступление ее было обнаружено. Ребенка, наполовину съеденного, нашли. Несчастная мать арестована.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N257, 20 ноября 1911 г.]
  
  В Барнауле, в зале Общественного собрания состоялся концерт оркестра балалаечниц частной женской гимназии М.Ф. Будкевич. В концерте также принимали участие симфонический оркестр, вокалисты Ракин, В.В. Титов, хор любителей.
  
 []
  
14 ноября
  
  Вести из Барнаула
  Письмо в редакцию
  Милостивый государь господин редактор!
  В N244 Вашей газеты помещено письмо из Барнаула господина М. Курского под заглавием "К истории литературного наездничества", затрагивающее мою честь как газетного работника. Не претендуя выразить общее мнение всех других бывших сотрудников "Алтайской газеты", задетых статьей господина М. Курского, я позволю себе высказать несколько соображений от себя.
  В чем обвиняет нас г. М. Курский? В том, что мы, признавая редактора-издателя "Алтайской газеты" В.А. Шпунтовича неспособным "редактировать газету, как человека, не только не подготовленного к этому, но и не знакомого с элементарными требованиями газетной этики", - в то же время продолжали сотрудничать в этой газете, взяв на себя ее редактирование. Вот что пишет г. М. Курский:
  "Так свидетельствуют о своем бывшем патроне люди, заполнявшие страницы газеты, выходившей за подписью того же патрона г. Шпунтовича, люди, отдавшие свои дарования, мысли, желания в слагаемые той суммы, которая изображала литературное имя и литературную физиономию г. Шпунтовича. Так отнеслись к нему люди, слагавшие на него моральную, материальную и юридическую ответственность за выпущенные ими свои мысли за его, г. Шпунтовича, редакторской подписью".
  Вот положение. Исходя из него, г. Курский делает такие выводы.
  Во-первых, г. Курский называет сотрудников, работающих при описанной выше ситуации, "джигитами и наездниками литературного цирка", затем еще раз "наездниками, клоунами и "рыжими".
  Во-вторых, г. Курский считает таких сотрудников павшими до таких низов падения, до каких могут доходить только люди, "торгующие своим телом, умом, сердцем".
  Если Вы, господин редактор, еще раз внимательно прочтете статью г. Курского, то принуждены будете согласиться, что таково именно положение этой статьи и таковы выводы. Не останавливаясь на том факте, что г. Курский также печатал свои статьи в "Алтайской газете" во время нашей работы там, позвольте теперь спросить Вас, можно ли назвать такие выводы добросовестными, А подобное легкомысленное обращение с чужою репутацией порядочным? С каких это пор стало предосудительным образовывать редакцию, редакционный коллектив, - назовите как угодно, - в случае неподготовленности юридического редактора (а г. Курский не отрицает этого в данном случае)? Где, когда и кто еще называл торгующими своим "телом, умом, сердцем" тех сотрудников, которые, организовав коллектив по взаимному соглашению с редактором-издателем, взяли бы на себя ведение газеты? И можно ли называть их "наездниками, клоунами, "рыжими", если они "не поладили с директором из-за принципа", хотя бы и поставленного в кавычки, - в данном случае из-за нарушения редактором-издателем редакционной конституции?..
  Что еще остается? То, что мы, ведя газету, юридическую ответственность взвалили на г. Шпунтовича? Да, это так. Но что же делать, когда по русским законам о печати ответственным лицом за газету является редактор, и притом одно лицо?.. Впрочем, об этом даже говорить излишне, ибо это просто элементарно нелепо ставить нам в преступление против этики.
  Милостивый государь! После всего только что высказанного Вас не должно удивить мое крайнее недоумение следующего свойства: пусть не постеснился с ветру "отхлестать" нас г. Курский, - говорю я себе, - но каким же образом допустила на свои страницы эту явную и очевидную подтасовку "Сибирская жизнь"? Я нисколько не надеюсь, что письмо это будет напечатано, - о противном с достаточною убедительностью говорит факт появления статьи г. Курского и отказ "Сибирской жизни" напечатать ранее посланное нами коллективное заявление. Поэтому мне ничего не остается, как только заявить Вам, милостивый государь, что делать на основании вышеуказанных посылок выводы, какие допустил г. Курский, - дело рискованное и ответственное.
  Имею честь быть, Василий Митрофанович Соколов (В. Нейский), бывший сотрудник "Алтайской газеты".
  Барнаул,
  14 ноября 1911 г.
  ["Сибирская жизнь" N257, 20 ноября 1911 г.]
 []
  
  
20 ноября
  
  Штраф.
  Редактор "Алтайской газеты" оштрафован г. Томским губернатором на 300 р. за статью об отмене выборов в Барнаульскую городскую думу.
  ["Сибирская жизнь" N259, 24 ноября 1911 г.]
  
  Обидчивый гласный.
  Гласный Барнаульской городской думы П.П. Никольский подал в городскую управу заявление, в котором он заявляет о сложении звания гласного, объясняя этот отказ тем, что благодаря деятельности своей как главного, у него испортились добрые отношения чуть не с половиною населения города.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N259, 24 ноября 1911 г.]
  
  
21 ноября
  
  В Барнаульском общественном собрании прошел детский спектакль. В балете "Снежинки" и сказке "Царевна Горошинка" роли исполняли дети.
  
 []
  
  
24 ноября
  
  Погромное дело.
  Дело об октябрьском погроме в Барнауле назначено к слушанию в барнаульском окружном суде на 7 декабря сего года.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N259, 24 ноября 1911 г.]
  
  
25 ноября
  
  К открытию технического училища в Барнауле.
  Барнаульский мещанский староста запросил городскую управу сообщить ему, в каком положении находится вопрос об открытии в Барнауле низшего технического училища. Городская управа ответила, что вопрос этот передан для детальной разработки в городскую исполнительную учебную комиссию 21 июня нынешнего года.
  (Ж. А.)
  ["Сибирская жизнь" N271, 9 декабря 1911 г.]
  
  
26 ноября
  
  На сцене Народного дома впервые в Барнауле поставлена пьеса А.П. Чехова "Три сестры".
  
  
27 ноября
  
  Село Волчиха, Барнаульского уезда
  (Неурожай)
  Через девять лет снова повторяется неурожай. Было село богатое, теперь запасы хлеба пораспродали, приходится самим покупать. Сняли в нынешнем году с десятины от 8 до 15 пудов, хлеб не дозрел, а от осенних дождей попортилась солома, Предназначавшаяся на корм скоту. Трав хватит до Рождества, дальше будут колоть скот на мясо. Бедняки распродали за бесценок лошадей и коров.
  ["Сибирская жизнь" N267, 3 декабря 1911 г.]
  
 []
  
  
30 ноября
  
  "Голос Алтая".
  Мы слышали, что жителем г. Барнаула Н.В. Григорьевым возбуждено ходатайство о разрешении издавать ему в г. Барнауле газету под названием "Голос Алтая". Газету предположено печатать в типографии И.Ф. Ворсина. По счету в Барнауле это будет уже 3-я газета.
  ["Сибирская жизнь" N268, 4 декабря 1911 г.]
  
  
ДЕКАБРЬ
1911
  
 []
Зимний Московский проспект
  
  
1 декабря
  
  К постройке Алтайской дороги.
  "Алтайская газета" сообщает, что Алтайский округ получил заказ на 50000 шпал для нужд постройки Алтайской ж. д.
  Кабинет вызывает потребное количество пильщиков.
  ["Сибирская жизнь" N273, 11 декабря 1911 г.]
  
  
3 декабря
  
  Из жизни печати.
  С 3 декабря перестала выходить издаваемая в г. Барнауле В. Шпунтовичем "Алтайская газета".
  В тот же день вышел первый номер газеты "Алтайский край", издаваемой Анастасией Шпунтович.
  ["Сибирская жизнь" N271, 9 декабря 1911 г.]
  
 []
  
  
4 декабря
  
  Крестьяне и торговцы.
  В Змеиногорском уезде по р. Нарыму в каждом селении 2-3 маслодельных завода. Все заводы считаются общественными. Они построены и оборудованы на счет всех крестьян данного селения. Все крестьяне поставляют молоко. Выработанное масло продается в Барнауле (ближайшем торговом пункте); вырученные за масло деньги делятся между крестьянами пропорционально количеству доставленного молока. По-видимому, дело поставлено прекрасно. Но это только так кажется. В действительности заводы только называются общественными: их настоящие владельцы - местные кулаки-торговцы. В каждом селении живет торговец. Товары свои он отпускает крестьянам в долг под условием, что все масло пролает он, торговец, в Барнауле, и из полученной за масло суммы удерживает долг ему, расходы по продаже ему же и жалованье мастерам и рабочим заводов, а чистый остаток выдает "на руки" крестьянам. "На руки" крестьяне ничего не получают. А долги торговцу все растут, ибо он - монополист и цены назначает двойные против барнаульских. "Что делать, - успокаивает торговец крестьян, - цены на масло падают, а товары страх как дорожают, просто никакого интереса нет вести торговлю". Случается иногда, что запротестуют мужички. Торговец-кулак и тут найдется. Угостит водочкой одного, другого, третьего. И когда на сходе раздастся голос против торговца, то в ответ раздаются панегирики по его адресу: он-де наш благодетель, мы люди темные, без него пропадем, он нас выручает, в долг дает... А все благодеяние заключается в том, что крестьяне беднеют, а торговцы богатеют.
  Но неужели нельзя освободиться из сетей деревенских кулаков? Конечно, можно. Вот, например, в Барнауле открыто потребительское общество "Труженики"; своим членам оно продает по рыночным ценам все предметы домашнего обихода м потребления. Кстати, оно же дает советы и наставления, как открывать общественные лавки. Отчего бы не воспользоваться примером Барнаула? Дело в том, что попытка устроить общественную лавку встретит противодействие со стороны торговца-кулака. Он все пустит в ход: и водку, и связи с начальством, и кредиторские права. Чтобы преодолеть препятствия, нужны энергия и солидарность со стороны крестьян, нужна и помощь со стороны местной власти.
  Впрочем, несмотря на препятствия, иногда попытки путем общественных организаций выбиться из-под власти кулаков, удаются.
  ["Сибирская жизнь" N271, 9 декабря 1911 г.]
  
 []
Далекий предок шоколада Alpen Gold...
  
  
5 декабря
  
  Без катка.
  В текущем году, очевидно, барнаульские спортсмены останутся без катка. Дело в том, что последние три года каток устраивался родительским комитетом местного реального училища, теперь же, вследствие неизбрания комитета, каток устраивать некому.
  Еще раньше каток устраивался обществом попечения о начальном образовании; но потом вследствие малоходности или даже убыточности этого предприятия каток был упразднен. Приходится весьма сожалеть, что в городе с 50-тысячным населением не имеется никакого общества, содействующего физическому развитию, особенно учащихся.
  ["Сибирская жизнь" N280, 20 декабря 1911 г.]
  
 []
  
  
6 декабря
  
  Интересное заявление.
  Бывший председатель отдела барнаульского союза русского народа Клевакин подал в правление общества потребителей "Труженики" заявление, в котором просит разрешения помещать в библиотеке общества даром выписываемые им газеты "Свет", "Русское знамя", "Русская правда" и журнал "Гражданин", а также книжки своего собственного сочинения: "Ночь на Ивана Купала" и "Курорт озеро Карачи". В случае отказа Клевакин просит сообщить письменно мотивы его. Правление постановил передать его заявление в библиотечную комиссию.
  ["Сибирская жизнь" N272, 10 декабря 1911 г.]
  
  
8 декабря
  
   В борьбе с туберкулезом.
  Группа жителей гор. Барнаула обратилась в правление лиги борьбы с туберкулезом с ходатайством о содействии к открытию в Барнауле самостоятельной секции лиги; вместе с тем те лица обратились к начальнику губернии с просьбой о выдаче секции, по ее образованию, 1796 р. 64 к., собранных в Барнауле в праздник "Белого цаетка".
  ["Сибирская жизнь" N274, 13 декабря 1911 г.]
  
  Американское генеральное консульство в Москве на имя городского головы сообщило, что американские капиталисты заинтересованы городом Барнаулом и желали бы поместить свои капиталы в какое-либо городское предприятие. Консульство поэтому просит сообщить, не согласится ли город выдать американскому консульству концессию на проведение электрического трамвая, электрического освещения, канализации и т.п. Городской голова пока никакого ответа не дал.
  ["Жизнь Алтая", 8 декабря 1911 г.]
  
  
10 декабря
  
  Интересный проект.
  Группа барнаульских мещан подала мещанскому старосте заявление, в котором просит внести в текущем месяце на обсуждение общего схода мещан вопрос о том, чтобы барнаульское мещанское общество, подобно другим городам европейской России, выбирало из своей среды на каждое трехлетие особых уполномоченных, которые вместо схода заведовали бы делами общества.
  ["Сибирская жизнь" N276, 14 декабря 1911 г.]
  
  
13 декабря
  
  Оштрафование газеты.
  Редактор "Алтайского края" г. Кассенберг оштрафован томским губернатором на 300 рублей с заменою в случае несостоятельности арестом на три месяца за помещенные в бывшей "Алтайской газете" передовые статьи 20, 24 и 25 ноября в номерах 257, 259 и 260. 13 декабря штраф уплачен.
  ["Сибирская жизнь" N280, 20 декабря 1911 г.]
  
  
14 декабря
  
  Вышел первый номер журнала "Сибирский старообрядец". Периодичность издания - 2 номера в месяц. Редакция находится на ул. Подгорная*, 61; редактор - Суворов.
  
  * Ныне ул. Мамонтова.
 []
Вид на ул. Подгорную
  
  
15 декабря
  
  Потешные в Барнауле.
  Начальник 44 стрелкового полка сообщил барнаульской городской управе, что при вверенном ему отряде предполагается сформировать роту разведчиков из учеников городских школ Барнаула. Обучение роты, снабжение ее оружием и снаряжение отряд принимает на себя, на обмундирование же роты о отряда нет средств. Поэтому начальник отряда просит городскую думу, не найдет ли она возможным расход по обмундированию роты принять на счет города.
  ["Сибирская жизнь" N277, 16 декабря 1911 г.]
  
  Неутверждение стипендий.
  "Жизнь Алтая" сообщает, что попечитель западно-сибирского учебного округа сообщил директору барнаульского реального училища, что ходатайство об учреждении при реальном училище стипендии имени графа Л.Н. Толстого отклонено. Ходатайство о стипендии имени генерала В.К. Болдырева и о стипендии для детей воинов, участвовавших в русско-японской войне, в представленной редакции проектов не могут быть утверждены и должны быть переработаны. Все то, что в представленных проектах говорится о председателе родительского комитета при училище, следует исключить совершенно, достаточно, если в избрании кандидатов на получение стипендий будет принимать участие представитель от гласных городской думы.
  ["Сибирская жизнь" N277, 16 декабря 1911 г.]
 []
В.К. Болдырев, начальник Алтайского округа
с 1892 по 1900 гг
 []
  
  
16 декабря
  
  К открытию Алтайской губернии.
  По достоверным сведениям, полученным "Жизнью Алтая", проект разделения Томской губернии на Томскую и Алтайскую будет внесен в Государственную Думу только в последних числах февраля.
  ["Сибирская жизнь" N277, 16 декабря 1911 г.]
  
  Забастовали дорожные рабочие, нанятые городской управой. Причиной забастовки явилось снижение поденной оплаты с 60 до 50 копеек.
  
17 декабря
  
  Устройство дневных спектаклей.
  В текущем зимнем сезоне труппой г-на А.Д. Батманова, снявшего для представлений здание Народного дома, начали устраиваться дневные спектакли для учащихся. Нельзя не приветствовать этого почина, так как учащиеся могут познакомиться с классическими произведениями русской и иностранной драматической литературы. Плата взимается очень невысокая: от 5 до 40 копеек (учащиеся платят 10). Кроме того, очень часто г-ном Батмановым рассылаются бесплатные билеты в низшие и средние учебные заведения для раздачи беднейшим ученикам.
  Начиная с 25 сентября устроено около 15 дневных спектаклей. Были поставлены: "Бедность не порок", "Женитьба Бальзаминова", "На пороге к делу" Островского; "Ревизор" Гоголя; "Горе от ума" Грибоедова; "Недоросль" Фонвизина; "Разбойники" Шиллера и другие.
  И надо заметить, что учащиеся весьма сочувственно относятся к этому нововведению (до сих пор этого в Барнауле не было), и, несмотря на конкуренцию кинематографов и цирка, театр бывает набит битком учащимися.
  ["Сибирская жизнь" N280, 20 декабря 1911 г.]
  
 []
  
  
20 декабря
  
  Железнодорожный вопрос.
  Недавно барнаульский городской голова И.К. Платонов сообщил по телеграфу семипалатинскому городскому голове Плещееву в Петербург, что барнаульская городская дума просит его выступить представителем от Барнаула при возбуждении ходатайства у председателя совета министров о скорейшем внесении в Государственный Совет вопроса об Алтайской железной дороге.
  ["Сибирская жизнь" N283, 23 декабря 1911 г.]
  
  
21 декабря
  
  Оштрафование "самоубийцы".
  "Алтайский край" сообщает: "Осенью настоящего года в Барнауле выстрелом из револьвера покушался на жизнь барнаульский мещанин К.М. Береженцев. Выпущенная им в упор пуля попала в голову и засела в ней. Судьбе было угодно сжалиться над ним, и он остался жив. Ввиду такого благополучного исхода на Береженцева был составлен протокол за хранение без разрешения начальника полиции того самого револьвера, из которого он стрелялся. Начальником губернии наложен на Береженцева денежный штраф в размере 10 руб. с заменой, при несостоятельности, арестом при полиции сроком на трое суток".
  ["Сибирская жизнь" N284, 25 декабря 1911 г.]
  
 []
  
  
24 декабря
  
  К постройке Алтайской железной дороги.
  Семипалатинский городской голова Плещеев телеграммой на имя барнаульского городского головы просит поддержать телеграфно возбужденное семипалатинцами ходатайство пред министрами о скорейшем внесении в Государственный Совет вопроса о постройке Алтайской железной дороги в утвержденном советом министров направлении. На эту телеграмму заступающий место городского головы В.Я. Бирюков ответил, что Барнаул возбудил 24 декабря по телеграфу ходатайство перед министрами о скорейшем внесении в Государственный Совет вопроса об Алтайской железной дороге.
  ["Сибирская жизнь" N12, 15 января 1912 г.]
  
 []
  
  
28 декабря
  
  К съезду представителей Новониколаевска, Барнаула, Бийска.
  На 29 декабря назначено заседание новониколаевской городской думы по железнодорожному вопросу, на которое приглашены представители заинтересованных городов - Барнаула и Бийска.
  ["Сибирская жизнь" N285, 28 декабря 1911 г.]
  
  
29 декабря
  
  Обыски.
  По телеграфу сообщено "Р. С.": в конце декабря в Барнауле жандармской полицией произведены обыски. Между прочим, обыски были у заступающего должность городского головы г. Бирюкова и многих гласных-прогрессистов.
  Забраны переписки, книги и проч. Никто не арестован.
  ["Сибирская жизнь" N9, 12 января 1912 г.]
  
  
30 декабря
  
  Отголоски юбилея 19 февраля.
  В последних числах декабря в общем по городским делам присутствии губернского управления обсуждался вопрос, являющийся отголоском юбилея 19 февраля в губернии.
  Барнаульская городская дума в минувшем году* обсуждала вопрос об ознаменовании пятидесятилетия со дня освобождения крестьян от крепостной зависимости. Дума наметила широкую программу чествований, включив в нее, между прочим, решение изменить параграф третий обязательного постановления о нормальном отдыхе тружеников прилавка и контор, об освобождении их от занятий ежегодно в день 19 февраля. Ознакомившись с этим постановлением и с заключением по этому поводу советника отделения по местным делам, общее присутствие приняло следующее решение:
  1) Согласно ст. 110 городского положения, отмена или изменение обязательных постановлений производится тем же порядком, который установлен законом для их издания. На основании ст. 10 закона 15 ноября 1906 г. разработка обязательных постановлений о нормальном отдыхе служащих в торгово-промышленных заведениях, товарных складах и конторах возлагается на смешанные комиссии и принимается в основание при составлении обязательных постановлений.
  2) В данном случае вопрос об изменении параграфа третьего обязательного постановления не передавался думой в смешанную комиссию, и поэтому решение о нем составлено неправильно.
  3) Наконец, присутствие находит, что по закону 12 сентября 1907 г. день 19 февраля не значится в числе праздников, в которые торговля и занятия служащих не допускаются. И хотя этот закон и предоставляет право, путем издания обязательных постановлений, ограничивать по времени торговлю и занятия служащих или воспрещать их совершенно и в иные дни, то это тогда, когда эти дни по местным условиям имеют значение местных праздников. День же 19 февраля к числу местных праздников г. Барнаула не относится, а имеет общегосударственное значение. Поэтому присутствие находит, что вопрос об освобождении в этот день от занятий служащих торгово-промышленных предприятий города выходит из пределов компетенции барнаульской городской думы, а самое постановление ее по этому поводу подлежит отмене.
  И. Г.
  ["Сибирская жизнь" N4, 5 января 1912 г.]
  
  * Статья опубликована в номере 4 за 1912 г.
  
 []
  
  
  На этом публикация барнаульских новостей за 1911 год заканчивается. Однако и в следующем, 1912 году, газета "Сибирская жизнь" планирует выходить регулярно. А значит, предстоит создание нового раздела, где читателя будут ждать новости уездного города Барнаула за 1912 год.
  
 []
  
КОНЕЦ ХРОНИКИ
  
* * *
  
  
  ОТ АВТОРА
  
  Хочу обратиться ко всем интересующимся историей города Барнаула. Если у Вас в личной коллекции есть какие-нибудь редкие фотографии дореволюционного Барнаула или его жителей - очень прошу: поделитесь! Буду чрезвычайно признателен.
  Со своей стороны обязуюсь продолжать публиковать материалы о Барнауле начала прошлого века. Именно для этой цели мне и требуется расширить свою коллекцию старых барнаульских фотографий.
  (Под редкими фотографиями подразумеваются такие, которые нельзя найти в Интернете. Поскольку все фотографии, которые имеются в Интернете, есть и у меня в коллекции. Поэтому очень надеюсь на чью-либо дополнительную помощь.)
  
  С уважением,
  АВТОР
Оценка: 7.67*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ш.Лаут "Чёрный вестник"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Kerry "Копейка"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"