Вдовин Андрей Николаевич: другие произведения.

Барнаул в 1914 году

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хроника событий в Барнауле и окрестностях за 1914 год (по материалам газеты "Жизнь Алтая", а также газет "Сибирская жизнь", "Утро Сибири" и некоторым другим источникам). Все даты приводятся по старому стилю.

 
БАРНАУЛ В 1914 ГОДУ
хроника событий
 
 []
 
 
ЯНВАРЬ
1914
  
  
1 января
  
  Понижение платы за телефоны.
  Правительственный инспектор телефонной сети сообщил в городскую управу, что главное управление почт и телеграфов уведомило его, что министр внутренних дел разрешил понизить с 1 января 1914 года основную абонементную плату за семейное пользование телефоном в частных квартирах на барнаульской телефонной сети с 75 до 60 р. в год.
  ["Жизнь Алтая" N17, 22 января 1914 г.]
  
  К сооружению. Алтайской железной дороги.
  По 1 января т. г. на Алтайской жел. дороге исполнены следующие работы: вырублено 100 просек; исполнено вчерне свыше 1 000 000 к.с. земельных работ; исполнено более 30% всех деревянных мостов и около 10% каменной кладки мостов и труб; опущены из 8 три кессона* под опоры моста через р. Обь у г. Барнаула; остальные 5 кессонов собраны, и материал доставлен к месту работ; выданы заводам заказы на 570 000 п. верхнего металлического строения мостов, исполнено вчерне около 9% всех станционных и путевых построек; заказано, изготовлено заводами и находится на месте работ 20 паровозов Алтайской ж. дор. и 675 вагонов и платформ; уложено рельс на главном пути 240 в. или 1/3 протяжения дороги, из них 80 в. забалластировано на первый слой, 30 в. на полный слой, а на двух перегонах к концу 1913 года было открыто переменное коммерческое движение по перевозке грузов; открыто действие телеграфа и телефона на всем протяжении дороги.
  ["Сибирская жизнь" N30, 11 февраля 1914 г.]
  
  * Кессон - водонепроницаемая камера, применяемая для производства подводных строительных работ.
  
  На 1 января 1914 г. в Барнауле имеется 15 домов терпимости с 64 проститутками, в основном на Бийской улице, а всего в городе насчитывается около 500 проституток.
  
  
2 января
  
  Алтайская дорога.
  На Алтайской дороге предположено к ноябрю месяцу 1914 г. открыть временное движение на протяжении от Бийска до ст. Новониколаевск Сибирской жел. дор. Успех работ в 1913 г. и меры, принятые для ускорения работ в 1914 г., дают возможность считать намеченную программу обеспеченной, если не будет задержки со стороны Сибирской дороги при исполнении работ от путепровода на версте 1329 до ст. Новониколаевск. Что касается размера передачи на Сибирскую ж. д. при открытии временного движения, то таковая ожидается зимою 1914-15 г. в количестве до 80 вагонов в сутки.
  ["Сибирская жизнь" N6, 8 января 1914 г.]
  
  К постройке Алтайской железной дороги.
  Работы по устройству опор барнаульского моста на реке Оби идут беспрерывно, и к открытию навигации все опоры будут выведены выше горизонта высоких вод.
  ["Утро Сибири" N4, 5 января 1914 г.]
 []
Строительство моста через р. Обь
  
  
3 января
  
  Барнаульская городская дума отвела под ремесленное училище участок земли по Московскому проспекту рядом с городской богадельней.
  
  Пожелание о больнице.
  3 января городская дума высказала пожелание о необходимости открытия в городе второй больницы. Между прочим, поручено управе возбудить ходатайство пред председателем местного отдела Красного Креста о восстановлении больницы Красного Креста, раньше существовавшей в городе, тем более, что, по частным сведениям, открытие больницы для местного отдела Красного Креста - вопрос вполне осуществимый, так как отдел имеет капитал в 70 тыс. рублей.
  ["Жизнь Алтая" N4, 5 января 1914 г.]
  
  Разработка карьеров.
  До сего времени жители брали песок для своих нужд там, где кто найдет для себя нужным, не считаясь иногда с тем, что этим приносят ущерб другим. Городская дума, в заседании 3 января, поручила управе объявить жителям, что разработка песчаных карьеров может производиться по указанию управских сторожей в районе 6, 7, 8 и 9 Алтайских улиц, между Конюшенным и Московским переулками. Цель такого постановления - привести указанную площадь в более удобное состояние для подъезда к линии железной дороги.
  ["Жизнь Алтая" N4, 5 января 1914 г.]
  
  Какое масло кушают барнаульцы.
  Городским санитарным надзором были взяты пробы топленого масла у 13 маслоторговцев, для исследования в местной лаборатории молочного хозяйства. Результат исследования оказался поразительный. Для наглядности приводим заключение по исследованию.
  У Локоткова (ярмарочная площадь): в масле есть сода, грязное, есть примеси сала и кокоса.
  Г. Туманова (ярмарочная площадь): большая кислотность, грязное.
  К. С. Попова (Покровская площадь): большая кислотность, сильно загрязнено (прогоркло), примесь кокосового масла.
  И.А. Попова (Покровская площадь): есть сода, грязное, примесь сала.
  И.М. Сандакова (Покровская площадь): есть сода, грязное, примесь кокосового масла и сала.
  А.Н. Шеина (Пушкинская ул., д. N67): грязное, большая кислотность, примесь кокосового масла и сала.
  Ив. Черкасова: большая кислотность, примесь сала.
  Ив. Четина (3 Луговая, д. N7): запах кислый, специфически-тошнотный; большая кислотность, примесь сала.
  ["Жизнь Алтая" N2, 3 января 1914 г.]
  На заводе Попова (3 Алт. ул.): запах кислый, специфически-тошнотный; большая кислотность, примесь кокосового масла.
  На заводе Панова: значительная примесь воды, запах кислый, тошнотный; большая кислотность и примесь сала.
  На другом заводе Панова: большая кислотность, примесь сала и кокосового масла.
  А.П. Четина: большая кислотность, грязное, совсем плохое.
  На другом заводе Попова: цвет желтовато-серый, грязное, волос, ржавчина, вызывает тошноту; большая кислотность, примесь сала и кокосового масла.
  Все помянутые маслоторговцы привлечены к ответственности за фальсификацию масла.
  ["Жизнь Алтая" N2, 3 января 1914 г.]
  
  Ученический вечер у реалистов..
  Ученический вечер 3 января в барнаульском реальном училище прошел очень оживленно. Программа музыкально-литературного вечера состояла из музыкальных пьес, исполненных ученическими хорами певчих и балалаечников, дуэтов и соло на мандолинах, гитарах и флейтах и декламаций. Очень красиво был сыгран учеником вальс на мандолине, под аккомпанемент г. Плохоруковой. Из хоровых номеров лучше всего прошли русские народные песни. Исполнению же малороссийских песен мешало неправильное произношение слов. Одно только непонятно: почему рискнули исполнить небольшим и с очень убогими голосами хором такую трудную пьесу как "Ноченька" Рубинштейна... Одной страстности мало, чтобы произвести исполнением подобных пьес хорошее впечатление...
  Гвоздем вечера был прекрасный хор балалаечников, сыгравший под управлением ученика Ракина целый ряд пьес. Молодежь великолепно сыгралась. Нюансы, отчетливость - прямо превосходны. Очень хорошо был прочитан г. Крейтером "Сумасшедший" Апухтина. Хору и солистам аккомпанировали г.г. Горетовская и Плохорукова.
  ["Жизнь Алтая" N5, 8 января 1914 г.]
  
 []
Барнаульское реальное училище
  
  
4 января
  
  Сегодня в Народном доме и Общественном собрании последние святочные маскарады с выдачею призов.
  ["Жизнь Алтая" N3, 4 января 1914 г.]
  
  Ученический вечер у гимназистов..
  4 января состоялся в мужской гимназии ученический вечер. Программа концертно-литературной части вечера была составлена продуманно. Видимо, устроители не упускали из виду, кто будут исполнителями и кто составит большинство слушателей. Хор произвел весьма отрадное впечатление. Подбор голосов, довольно приличная дикция, очень недурная (хотя местами немного утрированная) нюансировка - служат лучшим доказательством уменья г. Филимонова работать с детворой. Мило играл небольшой сравнительно и еще не вполне сыгравшийся хор балалаечников.
  ["Жизнь Алтая" N5, 8 января 1914 г.]
  
  Алтай на экране.
  Фотограф-алтаец С.И. Гуркин, демонстрировавший недавно в нашем городе свои снимки видов горного Алтая и быта его аборигенов, по полученным сведениям в Томске, в настоящее время находится на пути в Москву. Фотограф С.И. Гуркин будет иметь в Москве переговоры с известной кинематографической фирмой братьев Пате о предоставлении ему аппарата для съемки на ленту кинематографа видов Алтая, инородцев, населяющих его, и т.д. До настоящего времени ни одна кинематографическая фирма не заглядывала в Сибирь, несмотря на то, что, например, Алтай, Забайкалье и Дальний Восток представляют собою богатейший научный материал для экрана.
  ["Утро Сибири" N4, 5 января 1914 г.]
  
  Пиво с премией.
  М.П. К-в купил несколько бутылок пива завода бр. Ворсиных. В двух бутылках оказались мухи (пиво, как передает К-в, откупоривалось при свидетелях). Не желая придавать этот факт огласке, К-в послал мальчика к управляющему складом пива с просьбой обменить пиво. Принесенные мальчиком бутылки в склад взяли и сказали, что управляющего нет. На неоднократные обращения К-ва по телефону отвечали, что заведующего нет. К-в просил, чтобы заведующий позвонил ему, но никакого ответа до сего времени нет.
  ["Жизнь Алтая" N3, 4 января 1914 г.]
 []
Керамические бутылки для пива
  
  
5 января
  
  Барнаул: Блестящие перспективы
  (От нашего корреспондента)
  Открытие строящейся Алтайской железной дороги сулит нашему городу блестящие перспективы. Он и теперь является центром огромного и богатого Алтайского края. В нем сосредоточена массовая скупка экспортного масла, хлеба, сырья. Не может миновать Барнаула и торговля с Монголией.
  Благодаря усиленным работам, дорога будет готова не к 1 января 1915 года, как это предполагалось, а к октябрю 1914 года.
  Уже теперь, накануне новой эры, Барнаул резко изменил свою внешнюю физиономию.
  Население города заметно растет, строятся богатые здания, расширяются торговые предприятия, успешно работают коммерческие банки.
  Вообще Алтайский край стоит уже на грани новой жизни, которая явится в результате открытия железнодорожного сообщения.
  А вместе с тем снова поднимается и властно требует своего скорейшего разрешения сданный почему-то в архив вопрос об учреждении новой сибирской губернии - Алтайской, резиденцией которой, несомненно, должен явиться Барнаул.
  Алтаец
  ["Утро Сибири" N6, 9 января 1914 г.]
  
  Когда же открытие?
  Уже около недели каток находится во вполне пригодном для катания состоянии; однако о дне открытия катка пока ничего не слышно, а желающих покататься детей с катка прогоняют.
  ["Жизнь Алтая" N4, 5 января 1914 г.]
  
  К ликвидации барнаульского общества торговых служащих.
  Постановление о закрытии барнаульского общества служащих в торгово-промышленных предприятиях состоялось в 1912 году, а дела общества. По независящим обстоятельствам, до сего времени не ликвидированы. Общее собрание членов ограничилось только пожеланием о передаче библиотеки общества школьному обществу. О ликвидации же денежных средств и имущества пока ничего не слышно.
  ["Утро Сибири" N6, 9 января 1914 г.]
  
  О постройке корпуса.
  Т-во "А.Ф. Второв с с-ми" обратилось в городскую управу с предложением сдать товариществу в аренду из выстройки участок земли на главной базарной площади мерою 100-120 кв. саж., занимаемый в настоящее время шапочниками, на котором товарищество выстроит каменный одноэтажный корпус. Срок аренды желателен 15-20 лет, по окончании этого срока выстроенное здание переходит в собственность города. Кроме того, т-во обусловливает, что за все время аренды с лицевой стороны корпуса до базарных весов не должны быть выстроены торговые помещения и должен быть снесен деревянный корпус под N41. Предложение т-ва вносится на обсуждение думы.
  ["Жизнь Алтая" N4, 5 января 1914 г.]
  
  
6 января
  
  В Школьном обществе.
  Барнаульское школьное общество, сыгравшее за тридцать лет своей деятельности большую просветительную роль, влачит в данное время поистине печальное существование. Как бы по инерции, по заведенному уже давно порядку, общество содержит начальные (две) школы, две школы воскресные и три библиотеки. Прекрасный народный дом, с обширным для Барнаула зрительным залом, служит коммерческим средством для о-ва и давно уже не видел в своих стенах народа, собиравшегося еще не так давно для лекций, литературно-музыкальных утр и чтений со световыми картинками.
  Фактически вся деятельность общества сводится к поддержанию своих начальных школ. Эта задача, особенно почтенная в прошлом, в данный момент, с осуществлением плана всеобщего начального образования в Барнауле, не может уже быть краеугольным камнем в жизни целого общества. Действительно, что значат две школы о-ва, при десятках городских школ, тем более, если первые находятся далеко не в выгодных условиях, как по постановке на них дела, так и по министерскому надзору?
  Жизнь и требования ее меняются, и заслуги прошлого, ценные для своего времени, не могут уже быть в настоящем путеводным огнем.
  Нужно направить деятельность общества, согласно с духом момента, по руслу развития внешкольного образования, влить в умирающий организм живую струю общественных начинаний.
  Но... здесь целый ряд преткновений, миновать которые можно лишь борьбой с устарелыми традициями и тем индифферентизмом, который прикрывает свою обывательскую бездеятельность "независящими обстоятельствами".
  Как то, так и другое течения выдвигают лозунг "беречь школьное о-во" ввиду его прошлых.
  А в настоящем? В настоящем - общественная спячка и новогодние пожелания г.г. Ш. о расширении устава для развития внешкольного образования. Г. Ш., представитель на практике одного из отмеченных течений "спасения" об-ва, на страницах "Жизни Алтая" распространяется о "не зависящих обстоятельствах" и необходимости широкой общественной деятельности в будущем.
  Нет слов, расширение устава - вещь хорошая, но зачем же современную бездеятельность объяснять привходящими явлениями? Устав о-ва совсем не препятствует, как доказывает опыт прошлого, устройству чтений, лекций, литературных утр, а ведь к этому, в конечном итоге, сводится идея внешкольного образования.
  Беречь культурно-просветительные учреждения - задача ценная и заслуживающая самой серьезной похвалы, но позорно делать из этого лозунга оправдание своей бездеятельности.
  ["Сибирская жизнь" N8, 11 января 1914 г.]
  
  Фабрика фальшивых кредиток.
  "Жизнь Алтая" сообщает, что в деревне Мыльниковой, в 20 верстах от Барнаула, у одного крестьянина в подполе полицией найдены приспособления и краски для выделки кредитных билетов 10-рублевого достоинства. Тут же найдено 7 дестей* приготовленной бумаги. По делу никто не арестован.
  ["Утро Сибири" N7, 10 января 1914 г.]
  
  * Прежняя единица счёта писчей бумаги, равная 24 листам бумаги.
  
  
7 января
  
  Разговор о выставке.
  В Барнауле среди членов сельскохозяйственного общества идут разговоры о желательности поднять вопрос об открытии в Барнауле в 1915 г. выставки Алтайского края, приурочив ее к открытию Алтайской жел. дороги.
  Вся жизнь Алтайского края могла бы найти свое отражение в этой выставке: экспонаты, рисующие состояние сельского хозяйства, торговли, промышленности, в особенности маслоделия, кредитной и молочной кооперации, рост городов и их бюджетов, постановку школьного и просветительного дела, медицинскую и ветеринарную помощь, агрономию, переселение и проч.
  Дело общественных организаций и культурных работников, как и печати, всесторонне осветит практическую осуществимость вопроса об устройстве выставки.
  ["Сибирская жизнь" N8, 11 января 1914 г.]
  
  Наш депутат.
  Член Государственной думы В.М. Вершинин гостит в Барнауле, но до сих пор не поделился своими впечатлениями работы в думе. Поговорить было бы о чем: барнаульцы, несомненно, интересуются последними думскими новостями: развалом октябризма, расколом с.-д., характеристикой сессии и т.п.
  ["Сибирская жизнь" N8, 11 января 1914 г.]
 []
В.М. Вершинин
  
  Цирковые нравы.
  7 января в местном цирке атлет Георг Лунд, по окончании борьбы с другим атлетом, озлобленный, вскочил и ни с того ни с сего ударил арбитра по лицу. Последний, возмущенный. Бросил свой свисток на судейский стол и, зажав рукой щеку, удалился с арены. Со стороны публики раздались лишь единичные протесты против свободного проявления борцами своего "нрава". Арбитр через некоторое время с заметно красной щекой вышел, взял свисток, и борьба продолжалась.
  Следующие противники немилосердно колотили, таскали за волосы друг друга, и в конце концов один из них чуть не попал на колени сидящим в первых рядах. Вмешалась полиция и потребовала прекращения борьбы. Но нашелся какой-то борьбоман, который потребовал продолжения борьбы. Помощник исправника г. Способов вступил с ним в пререкания.
  - Разве вы не видите, что борцы пьяны?..
  "Господин" настаивал на своем.
  В результате - он был выведен из цирка полицейским надзирателем Евсеевым.
  ["Жизнь Алтая" N6, 9 января 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Покорнейшая просьба поместить на столбцах Вашей газеты следующий факт, прискорбный и едва ли допустимый со стороны докторской этики.
  5 января врача Буторина я пригласил на консилиум, в числе еще двух врачей, к трудно больной.
  7 января, ввиду последовавшего ухудшения в ходе болезни, я в 7 час. 15 мин. утра телефонировал врачу Буторину; последовал неясный вопрос: "Что?" - и затем отбой.
  Немедленно я прибыл лично на квартиру врача Буторина; но прислуга заявила, что врач спит.
  Я просил передать врачу, не может ли он приехать сейчас к своей трудно больной пациентке, и заявил, что по телефону не ответили мне.
  Прислуга заявила, что по телефону говорил "неопытный мальчик", и просила обождать.
  Вышел врач Буторин и на мою просьбу в категорической форме заявил: "Сейчас не поеду, а могу прибыть после больницы, к 1 часу дня".
  Указанное время я назначил другому согласившемуся прибыть врачу.
  Тщетно я и прибывший врач ожидали Буторина. На мой телефонный запрос отвечали, что врача нет дома. Прибывший врач должен был уехать, прождав два часа.
  Не желая и не имея права подвергать жизнь больной риску и, быть может, печальному исходу, я в 3 часа отказал по телефону врачу Буторину и вынужден был обратиться к другому врачу.
  Этот печальный факт оповещаю, т.к. считаю это своим нравственным долгом.
  Приношу искреннее уверение в совершенном к Вам почтении.
  Полковник Раселли.
  Барнаул, 7 ян. 1914 г.
  ["Жизнь Алтая" N6, 9 января 1914 г.]
  
  
8 января
  
  2 февраля в г. Барнауле открывается отделение российского общества ветеринарных фельдшеров.
  ["Сибирская жизнь" N8, 11 января 1914 г.]
  
  Визитер.
  В ночь на 8 января, в 4-ом часу утра, в квартиру И.С. Воронова, по Соборному пер., в парадную дверь начал ломиться неизвестный человек. На вопрос - "кто там?" - он требовал впустить его, называя разные имена. Затем неизвестный несколько раз уходил от дома, но каждый раз возвращался и с новой силой почти срывал запор.
  По телефону была извещена полиция.
  Пока наряд полицейских находился в пути к месту происшествия, "ночной визитер" произвел по окнам квартиры Воронова один за другим два выстрела из револьвера, как выяснилось потом, системы "Смит и Виссон" хорошей марки.
  Полиция задержала неизвестного, и на него составлен протокол. Назвался он доверенным т.д. "Г. Голованов с С-ми", А.В. Яруновым.
  ["Жизнь Алтая" N7, 10 января 1914 г.]
  
  По поводу заметки "Пиво с премией".
  Доверенным т.д. "Бр. Ворсины" Жмуриным-Виноградовым в редакцию прислано письмо, в котором он сообщает, что в бутылках, принесенных в контору, были не мухи, а кусочки фильтрационной бумажной массы, и что принесший бутылки мальчик не сообщил в конторе адрес лица, пославшего эти бутылки, и того, что они принесены для обмена. Г. Жмуркин-Виноградов просит приславшее это пиво лицо прийти в контору или сообщить свой адрес для замены возвращенного пива другим.
  ["Жизнь Алтая" N5, 8 января 1914 г.]
  
  В гор. аптеке.
  Несмотря на то, что городской голова давно уже распорядился проверить списки учащих, пользующихся правом бесплатного получения из аптеки медикаментов, списки эти и до сего времени не исправлены. Так, третьего дня учительнице Ш. не выдали бесплатно лекарство на том основании, что в списках она совсем не значится. Учительнице в страшный буран пришлось идти домой за деньгами. В аптеке даже не потрудились по телефону спросить у гор. головы и у членов управы, имеется ли такая-то учительница.
  Нам передают, что учительнице Ш. уже не в первый раз отказывают в аптеке в бесплатном получении лекарства.
  ["Жизнь Алтая" N5, 8 января 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Прилагая настоящее заявление как выражение нашего глубокого негодования по поводу выступления директора сибирского союза маслодельных артелей А.А. Балакшина на собрании уполномоченных в Барнауле 15 дек. Прошлого года против журнала "Алтайский крестьянин", покорнейше просим напечатать его в редактируемом Вами журнале.
  Заявление
  Из помещенных в сибирских газетах отчетов о собраниях уполномоченных сибирского союза маслодельных артелей, бывших в г. Барнауле в декабря м. г., нам стал известен характер выступления директора союза г. Балакшина на заседании 15 декабря против названных им "интриганов и врагов союза", к каковой категории были причислены некоторые служащие союза в России и за границей, а также и редакция журнала "Алтайский крестьянин", состоящая, как известно, из группы лиц, занимающих различное общественное и служебное положение в г. Барнауле.
  Не усматривая ни в общем направлении журнала, ни в содержании статей, помещенных в нем к моменту собрания уполномоченных союза, никаких признаков, могущих быть квалифицированными понятием "интрига" делу кооперации, мы выражаем полную свою солидарность со взглядами журнала на направление деятельности сибирского союза и, будучи в большинстве свидетелями выступления А.А. Балакшина на собрании 15 декабря, мы настойчиво подчеркиваем бестактность этого выступления не только по отношению к журналу и его представителям и сотрудникам, но и к тем из интеллигенции (понимаемой нами в самом высоком значении слова), которые старались и стараются пролить свет на дела союза, признаваемого нами учреждением кооперативным и общественным и обязанного поэтому самой широкой отчетностью перед обществом. Мы считаем, что в общественном контроле и в оценке дел союза путем печати заключается основное условие и залог благосостояния союза и что, наоборот, "отторжение интеллигентных сил от дел союза" и боязнь полной и широкой гласности, проявленная директорами союза на собрании 12-16 декабря, может внушить сомнения в правильном ведении дел союза и привести к пагубным последствиям того видного в России и за границей кооперативного дела, которым, по нашему убеждению, является сибирский союз маслодельных артелей.
  поэтому мы горячо протестуем против приемов борьбы г. Балакшина с людьми, преданными делу кооперации, но несогласными со взглядами руководителей союза на его деятельность, и бесповоротно осуждаем поведение г. Балакшина на собрании 15 декабря, позволившего себе, между многим другим, как аргумент для уничтожения воображаемых им "интриганов", даже недопустимое в обществе выражение "еврейчики" и смешавшего воедино врагов союза и тех из его друзей, кои, как и журнал "Алтайский крестьянин", не хотят оставаться только слепыми поклонниками нынешних руководителей союза, а являются сторонниками принципа здоровой критики всякого общественного дела.
  Просим другие газеты и периодические издания перепечатать настоящее заявление.
  Следуют подписи:
  Виктор Тибер-Петров, В. Преображенский, Д. Вальдман, П. Соколов, С. Молчанов, С. Быков, Г. Берсенев, К. Ульянов, Л. Найденко, Н. Лаптев, Т. Шуляковский, А.М. Окороков, Гр. Норин, А. Сысолов, С. Константинов.
  ["Сибирская жизнь" N10, 14 января 1914 г.]
  
 []
  
  С. Гоньбинское, Барн. уезда. Ночное нападение.
  Ночью на 8 января сторож хлебозапасного магазина отправился для обхода вверенного ему здания. Обойдя магазин, по обыкновению пошел в церковную сторожку, но лишь только зашел на крыльцо сторожки, как вдруг услыхал неистовый крик у соседней потребительной лавки. Об этом он поспешил сообщить церковным сторожам, и, пригласив одного из них, побежали к лавке, где увидели, что саженях в 8 от лавки, по направлению к церкви, сторож лавки, мещ. Федор Штин, лежал в снегу без чувств, под головой его виднелась кровь. Было около 12 ч. ночи. Сторожа церкви ударили тревогу, на звон сбежался народ, и Штина подняли в бессознательном состоянии, но с признаками жизни, и унесли ы церковную сторожку. По осмотре оказалось, что у Штина пробита с левого боку голова и глубоко рассечено правое ухо.
  Сначала у Штина ничего невозможно было добиться, но затем, придя немножко в чувство, он, хотя и плохо владел языком, но все же рассказал, что вскоре по уходе магазинного сторожа он услыхал шорох по дороге, которая пролегает близ будки. Выйдя из будки, он увидел, что три мужчины едут на двух лошадях, запряженных в сани. Остановились. Один остался на лошадях, а двое побежали в сторожку. Последний не успел и окликнуть, кто они такие, как получил оглушительный удар. Кто они были, как он очутился в 8 саж. от места караула, ничего нее знает.
  Лавка осталась невредимой. Злоумышленники пока не обнаружены, хотя по распоряжению сельского старосты Конюхова тотчас же была поставлена облава по дорогам. Штин немедленно отправлен в барнаульский "Красный Крест".
  Обыватель
  ["Жизнь Алтая" N33, 9 февраля 1914 г.]
  
  Объявление.
  Акционерное общество "Российский торгово-посреднический деятель" сим объявляет, что отделение сего общества в г. Барнауле Томской губ., находившееся в заведывании Ивана Рафаиловича Николаева, Николая Петровича Лаврова и Касьяна Селиверстовича Кузнецова, - закрыто, и доверенность правления сего общества на имя помянутых лиц уничтожена.
  ["Томские губернские ведомости" N3, 8 января 1914 г.]
  
  
9 января
  
  Пожар.
  Вчера в 11:30 дня по Сузунской* ул. между Конюшенным и 1-м Прудским пер.*, в доме Глухова произошел пожар. Огонь из кладовой проник на чердак, но был скоро потушен прибывшими пожарными. Как передают, причиной пожара было вынесенное в кладовую горячее помело, в котором были искры. Убыток от пожара незначительный, но живущие в доме сами выбили окна в верхнем этаже для выбрасывания имущества на улицу, чем причинили себе значительный убыток.
  ["Жизнь Алтая" N6, 9 января 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Интернациональная.
  ** Ныне пр. Красноармейский и пер. Радищева.
  
  Халатность.
  Жители Вознесенского и Добротинского переулков* просят редакцию отметить, что эти вновь наименованные переулки до сих пор не имеют на углах надписей с наименованием, а в некоторых местах еще не убраны старые надписи "Непроходной".**
  ["Жизнь Алтая" N6, 9 января 1914 г.]
  
  * Ныне пер. Некрасова и Трудовой.
  ** Прежнее название пер. Добротинского - 1-й Непроходной.
  
  
10 января
  
  Еще о закрытии домов терпимости.
  "По действующим правовым нормам закона притоны разврата в России существовать не должны. Ст. 155-я XIV т. уст. пред прест. св. зак. (изд. 1890 г.) решительно запрещает "открывать днем и ночью дом свой или наемный для непотребства, входить в оный и непотребством своим или непотребством иных снискивать себе пропитание". Практика же жизни говорит о другом. Притоны разврата существуют. На открытие их выдается разрешение, порядок содержания их регламентируется", - так писал в своем докладе томской городской думе врач. К. Гречищев.
  Как известно, дома терпимости уже в 40-х годов прошлого столетия состоят в ведении врачебно-полицейского надзора, которым и выдаются разрешения на открытие домов, почему содержатели их, указывая в своей жалобе на это обстоятельство, отрицали право омского городского самоуправления на закрытие их заведений. Но они упустили из виду, что городовое положение предоставило городским думам право, в интересах охранения народного здравия, возбуждать перед правительством различные ходатайства, в том числе и о закрытии домов терпимости. Вынося такое постановление, омская городская дума тем самым выполнила свой долг перед обывателями. Как известно, постановление это администрацией утверждено. Томское городское самоуправление давно уже хлопочет о том же. Наше же, барнаульское, вопрос этот почему-то замалчивает.
  ["Жизнь Алтая" N7, 10 января 1914 г.]
  
  Самосуд.
  Вчера, около 12 часов дня, татарин, торгующий в лавке Бикчантаева по Пушкинской ул. против гостиницы "Европа", заподозрил в краже конфетки зашедшего к нему мальчика лет 8-9. Догнав мальчика около магазина Зингера, татарин стал бить его кулаками по голове, а затем пинать в бока ногами. Лишь вмешательство проходящей публики прекратило дикий самосуд. С обезумевшим от страха лицом и со слезами на глазах мальчик кинулся бежать по улице, хотя ему уже не угрожала никакая опасность.
  ["Жизнь Алтая" N7, 10 января 1914 г.]
 []
Ул. Пушкинская (слева гостиница "Европа")
  
  Возчики снега, вместо того, чтобы отвозить снег за город в указанное место, разбрасывают его по улицам, что значительно способствует развитию ухабов. Такое явление наблюдается ежегодно, но почему-то на него никто не обращает внимания.
  ["Жизнь Алтая" N7, 10 января 1914 г.]
  
  Бродячий скот.
  За последнее время по улицам, а особенно на площадях встречается много бродячего скота. Мер к задержанию скота никаких не принимается, а это небезопасно для обывателей и способствует развитию среди скота эпизоотий.
  ["Жизнь Алтая" N7, 10 января 1914 г.]
  
  Смоление ворот.
  В Зайчанской части и на окраинах города замечается массовое смоление ворот и окон. Такое "художество" является в большинстве случаев местью, но пока о задержании и привлечении к ответственности этих "художников" что-то не слышно.
  ["Жизнь Алтая" N7, 10 января 1914 г.]
  
  Коммерческая "неблагонадежность".
  10 января 1914 года, на основании объявления, молодой человек, ищущий службы, явился к г-ну У. По получении сведения о том, что человек, предлагающий услуги, служил до этого в селе, в торг.-масл. артели, г-н У. категорически заявил, что служивших в артели он не принимает. "Если бы, - говорит, вы служили у купца, тогда бы я вас мог принять".
  ["Жизнь Алтая" N10, 14 января 1914 г.]
  
  
11 января
  
  Сибирь в кинематографе.
  Демонстрировавший по сибирским городам виды и типы горного Алтая фотограф-алтаец С.И. Гуркин по приезде в Москву, как сообщает "Алтайское дело", будет иметь переговоры с крупной кинематографической фирмой братьев Пате о предоставлении ему аппарата для съемки на ленту кинематографа видов Алтая, инородцев, населяющих его, и т.д.
  ["Сибирская жизнь" N11, 15 января 1914 г.]
  
  К постройке Алтайской железной дороги.
  Правление общества по постройке Алтайской жел. дороги предполагает, к ноябрю месяцу т. г. участок Новониколаевск-Бердск названной дороги будет готов к открытию для временного движения поездов.
  ["Утро Сибири" N8, 11 января 1914 г.]
  
  Вопрос о Нагорном кладбище.
  На ходатайство города об уступке для кладбища участка земли на правой стороне почтового тракта из Барнаула в Змеиногорск, площадью в 11,53 дес., управление Алтайского округа ответило, что указанный управой участок уступить не может, ввиду ценности просимого участка и того, что кладбище отрезало бы от тракта обширную площадь расположенных глубже в бору дачных участков и тем обесценило бы их, так как не всем такое соседство будет приятно. Со своей стороны, управление предлагает под кладбище участок глубже в бору, за минимальную плату в 11,300 р.
  ["Жизнь Алтая" N8, 11 января 1914 г.]
  
  В городской библиотеке.
  Нам с грустью приходится отметить факт неподобающего, а потому нежелательного отношения молодежи как к стенам здания гор. публ. библиотеки, так и к ее постоянно многочисленным посетителям.
  Громкие разговоры, смех и неуместные шутки-грубости, мы надеемся, прекратятся, если прочитавшие эту заметку поймут ее серьезность; тем более, что та молодежь, которая практикует указанные нежелательные поступки, может быть названа вполне ответственной за свое поведение.
  ["Жизнь Алтая" N8, 11 января 1914 г.]
  
  Жители 1-й Алтайской и Полковой улиц* обратились в городскую управу с просьбой снести мельницу Иконникова, из трубы нефтяного двигателя которой летят искры, угрожающие пожаром, идет смрад и слышен постоянный грохот от двигателя.
  ["Жизнь Алтая" N8, 11 января 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Чернышевского и Партизанская.
  
  
12 января
  
  Открытие катка.
  12 января на Конюшенной площади, после долгих ожиданий, состоялось открытие катка. С начала открытия и до позднего вечера каток был полон народа. Открытие состоялось без музыки.
  ["Жизнь Алтая" N10, 14 января 1914 г.]
  
  Телеграмма
  (От собств. корреспондента)
  Большие мастерские будут строиться в Барнауле; дело взято подрядчиками Алейниковым и Авериным, которые обязались выстроить их в короткий срок и обеспечили свою исправность большими залогами; здания и рабочий поселок будут строиться по последней системе, без применения дерева, из железобетона.
  ["Жизнь Алтая" N9, 12 января 1914 г.]
  
  Из управления Алтайской дороги.
  С 1 января увеличено жалованье участковым техникам и счетоводам до 2100 рублей в год.
  Работы по устройству опор барнаульского, по реке Оби, моста идут непрерывно, и к открытию навигации все опоры будут выведены выше горизонта высоких вод.
  ["Жизнь Алтая" N9, 12 января 1914 г.]
  
  На ипподроме на заводском пруду сегодня в 12 час. - бег пешеходов.
  ["Жизнь Алтая" N9, 12 января 1914 г.]
  
  Проживающий в Барнауле германский подданный К.К. Гинкфус предлагает проект устройства в Новониколаевске торгово-промышленных коммерческих курсов по образцу германской высшей коммерческой школы с трехгодичным курсом.
  ["Утро Сибири" N12, 16 января 1914 г.]
  
  
13 января
  
  В целях охраны здоровья населения Барнаула от эпидемических заболеваний городская дума ассигновала 500 руб. для полной или частичной оплаты лечения беднейших жителей в городской заразной больнице.
  
  Неосторожная езда.
  За последнее время Пушкинская улица, в особенности по праздникам, стала заменять ипподром для любителей конской езды. 13 января, около 6 час. вечера, по Пушкинской улице неизвестный мужчина гнал лошадь во весь карьер и против "Иллюзиона" ударом оглобли в плечо сшиб с ног даму, переходившую улицу. Кликнули городового, но пока он собирался в погоню, неизвестного, как говорят, и след простыл.
  ["Жизнь Алтая" N12, 16 января 1914 г.]
  
 []
Ул. Пушкинская
  
  
14 января
  
  Хулиганы.
  В ночь на 14 января на Косом взвозу неизвестно кем был перерублен трос, на котором висел электрический фонарь. Фонарь упал и разбился. Полагают, что трос перерублен после того, как был прекращен свет, т.е. после 1 часа ночи. Цели этого поступка найти нельзя; видимо, это просто хулиганство.
  ["Жизнь Алтая" N12, 16 января 1914 г.]
  
  О сельскохозяйственном институте
  (Письмо из Барнаула)
  После того, как в совете министров решено было открыть сельскохозяйственный институт в Омске, Барнаул опустил руки. И только в последнее время, под влиянием местных газет, этот вопрос снова всплыл наружу.
  Состоялось частное совещание членов алтайского общества сельского хозяйства, на котором дебатировался вопрос о том, хлопотать ли Барнаулу о сельскохозяйственном институте или, отбросив все надежды на получение ин-та, поступить по примеру Новониколаевска - готовиться к тому, чтобы сельскохозяйственная школа из Омска была перенесена не в Новониколаевск, а в Барнаул.
  Такое предложение большинство совещавшихся нашло неприемлемым.
  Совещание решило созвать общее собрание членов алт. о-ва сел. хоз., представить на его усмотрение доклад с краткой мотивировкой всех доводов за открытие института в Барнауле и, если общее собрание найдет нужным, отпечатать этот доклад и разослать его членам законодательных палат.
  7 января с. г. обсуждался вопрос о сел.-хоз. институте и в заседании местной городской думы. Правительственный агроном С.И. Иванов прислал в городскую управу письмо с предложением - перенести центр тяжести своих ходатайств с института на опытную станцию.
  Вопрос о местонахождении опытной станции - довольно спорный, и Барнаул до сих пор на такую станцию считается сильным претендентом. К Барнаулу, как признано и в Петербурге, прилегают различные в естественно-историческом отношении районы, что выделяет его в выгодную сторону перед Омском. А раз Барнаулу дадут опытную станцию, тогда устройство сел.-хоз. института в этом пункте явится логической необходимостью.
  Такая постановка вопроса, - по словам г. Иванова, - одобрена членом Государственной думы Н.В. Некрасовым и членом Государственного совета Е.Л. Зубашевым.
  В противовес предложению г. Иванова гласный, врач Н.А. Завадовский заявил, что опытная станция будет там, где будет институт. Вопрос об открытии института в Барнауле или Омске законодательные учреждения могут решить не так, как ведомства; совет министров высказался за Омск большинством одного голоса, сначала количество голосов было равное; г. Кривошеин (управ. земледел. и землеустройством) колебался, но его убедили, что Барнаул - "захудалый городишко" и что Омск в экономическом отношении опередил его далеко... Барнаулу необходимо указать, что в экономическом отношении он прогрессирует - в скором времени здесь будут проходить Южно-Сибирская магистраль, Алтайская и Кольчугинская жел. дороги.
  Городская дума решила ратовать за институт. Набрали комиссию и поручили ей разработать соответствующий доклад для рассылки членам законодательных палат. Ввиду того, что, по слухам, законопроект о сельскохозяйственном институте будет обсуждаться в Думе в текущую сессию, поручено доклад разработать в самом непродолжительном времени.
  Один гласный сделал предложение о привлечении к финансовым затратам на институт ведомства Кабинета Его Величества.
  - Прежнюю политику Кабинета, - сказал на это г. Лесневский, - когда он играл по отношению к Алтайскому округу роль вроде как бы земства, благотворительствовал различные учреждения и проч., приходится отнести в области преданий. В настоящее время его тенденция - чисто частновладельческая, основанная на узко-коммерческой пользе. Перед известным петербургским совещанием я виделся с помощником управы Кабинета г. Половцевым и указал ему на то, о чем только что сейчас говорил один из гласных. Половцев буквально ответил мне следующее:
  - Все, что вы говорите, - верно. Не верно также и то, что Волков твердо сказал: "На институт мы ничего не дадим".
  На совещании представитель Кабинета отсутствовал. Правда, там был В.К. Болдырев, но не от Кабинета, а в качестве представителя от г. Барнаула. Перед тем, как идти на совещание, он справился: какие затраты на сел.-хоз. институт намерен сделать Кабинет? "Решено ничего не тратить", - ответили ему.
  В.К. Болдыреву, даже в качестве председателя от Барнаула, не сразу удалось попасть на совещание. Ему дали понять, что... "неудобно идти". Он возразил, что ему, как почетному гражданину г. Барнаула, неудобно от предлагаемого представительства отказываться. В конце концов, для соблюдения приличия, раз на совещании будет присутствовать видный служащий Кабинета, хотя и не как представитель такового, решено было бесплатно отвести под институт 200 десятин кабинетской земли.
  ["Сибирская жизнь" N13, 17 января 1914 г.]
  
  
15 января
  
  "Сергей Прохожий".
  В Барнаул прибыл из Семипалатинска путешественник-пешеход, называющий себя "Сергеем Прохожим", с женой.
  По словам его, он обошел пешком Кавказ, северную Персию, Закаспийскую область, Туркестан и Семиречье и намерен обойти Алтай и двинуться к Иркутску. В паспорте его, действительно, есть полицейские отметки о его пребывании в городах вышеназванных областей. Существует "Прохожий" продажей фотографий и сотрудничеством в нескольких изданиях, в том числе в "Колоколе" и "Новом журнале для всех". По его словам, он пишет только правду, какова бы она ни была и кого бы ни касалась.
  ["Жизнь Алтая" N11, 15 января 1914 г.]
  
  Управление Камско-Воткинского горного округа сим объявляет, что в 2 ч. дня 5 февраля 1914 года будет происходить соревнование запечатанными пакетами, с переторжкой 8 февраля, на сдачу работ по сборке железных мостов Алтайской железной дороги, в количестве 81 пролета общим весом около 318000 пуд.
  Соревнователями должны быть представлены залоги в размере 10% суммы подряда, описание прежде исполненных работ и смета машин и оборудования, которые он предполагает иметь на работах.
  С условиями, чертежами и кондициями можно ознакомиться в Управлении Воткинского казенного завода, находящемся в Сараульском уезде Вятской губ., ежедневно, в присутственное время. Желающим кондиции высылаются по запросам.
  ["Томские губернские ведомости" N5, 15 января 1914 г.]
  
  
16 января
  
  Задержание.
  В ночь на 16 января во время облавы полицейские надзиратели Юшин и Евсеев приехали в дом брат. Титовых по Михайловской* ул. Во время их приезда от Титовых пытался скрыться прилично одетый неизвестный молодой человек. При задержании он назвался Ив. Ерм. Этц. Задержанный с городовым был отправлен в полицию. Выйдя на Змеевскую** ул., Этц пытался скрыться от конвоира. Погоня его настигла на Демидовской площади, где к конному городовому подоспел на помощь постовой городовой. Бежавший был задержан. По справке в адресном столе было установлено, что Этц живет по 9-й Алтайской ул., в д. Новоселова N22. При обыске в вещах Этца был найден мешочек, в котором оказалось 76 разных ключей и печать 8 аула Лудинской волости Петропавловского уезда. При нем же был найден паспорт на имя Ив. Ерм, Этца, а пи записи в книгу арестованных он заявил, что настоящие его имя и фамилия Степ. Давыд. Карпов. Относительно найденного мешочка он сказал, что мешочек он нашел на улице. Карпов арестован.
  ["Жизнь Алтая" N13, 17 января 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Фомина.
  ** Ныне ул. Аванесова.
  
  Ужасы жизни.
  Супруги П-вы, проживающие по Павловской ул. и 4-му Прудскому переулку, ушли на поденную работу. Квартиру "охраняет" замок, так как их дети - дочь 9 лет и сын 12 лет - уходят в училище. Дом, в котором живут П-вы, разделяется на 2 половины, во второй половине жил местный мещанин Ив. Ник. Гулин. В отсутствии родителей девочка вернулась домой, после его, по ее словам, к ней пришел Гулин и попросил ее сбегать в лавочку за папиросами. Девочка сходила. После этого Гулин стал звать ее к себе в квартиру, но она, видимо, предчувствуя недоброе со стороны Гулина, выбежала в ограду, а затем на улицу. Гулин затворил ворота, и девочка некоторое время со слезами просила отворить ей. Гулин сжалился, отворил и дал девочке 3 коп за то, что она ходила за папиросами. Девочка успокоилась и пошла запирать на замок избу. Гулин отправился за ней, схватил ее и пытался произвести насилие, но в это время пришли 12-летний брат девочки и хозяйский мальчик. Дверь была не на крючке. Гулин растерялся, его жертва этим воспользовалась и убежала.
  На даче Кузнецова живут супруги С-вы, у них стоят 2 нахлебника, из которых один татарин Таипов. У С-х 14-летняя дочь и 10-летний сын; последний спит в одной комнате с нахлебниками, а дочь в другой комнате. Сами же С-вы уходят на ночь в караул на железную дорогу. На днях Таипов, под предлогом положить сушить пивы в печь, ночью постучался к девочке. Положив пимы в печь, Таипов схватил девочку и стал совершать над ней насилие. На ее крики прибежал другой нахлебник и мальчик С-х. Нахлебник стал уговаривать Таипова оставить девочку, но тот продолжал свое гнусное дело. Медицинским освидетельствованием было установлено, что насилие совершено; но девочка растлена около года тому назад.
  Полиц. надз. 1 уч. Таипов и Гулин арестованы и привлечены к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N12, 16 января 1914 г.]
  
  Судебный пристав Барнаульского окружного суда по городу Барнаулу С.Ю. Закорюкин, живущий в гор. Барнауле, объявляет, что 24 апреля 1914 года, в 10 час. утра, при Барнаульском окружном суде будет продаваться с публичного торга недвижимое имение, принадлежащее барнаульскому купцу Леониду Владимировичу Шелутинскому.
  Имение Шелутинского находится в г. Барнауле, по Большой Олонской улице, под N21, заключается в усадебной земле мерою: по улице Большой Олонской - 26 саж. 1 арш., с левой стороны по меже к соседу Малюгину - 19 саж. 2 с половиной аршина, в задах по улице Подгорной - 18 саж. 2 арш. и по переулку Ивановский Лог - 11 саж. 2 арш. 10 верш.
  На описанном участке земли находятся строения Шелутинского: а именно: два дома двухэтажных, конюшни, кладовая, баня и проч. надворные службы.
  Имение описано и назначено в продажу на удовлетворение взыскания по закладной в пользу Русского для внешней торговли банка 15000 руб. с процентами и издержками по исполнительному листу Барнаульского окружного суда.
  Имение принадлежит Шелутинскому на праве единоличной собственности и будет продаваться в целом составе.
  Для публичной продажи имение оценено в 9500 руб., с каковой суммы и начнется торг.
  Каждый, желающий принять участие в торге, обязан предъявить обеспечение (залог) в размере десятой части оценочной суммы имения.
  ["Томские губернские ведомости" N5, 15 января 1914 г.]
  
 []
Район ул. Большая Олонская
  
  
17 января
  
  Алтайская железная дорога.
  Председатель сибирского порайонного комитета сообщает управлению Сибирской жел. дороги, что временное движение от Бийска до ст. Новониколаевск предполагается открыть в ноябре текущего года, а окончание всей линии и передача ее в правильное эксплуатационное движение произойдет в октябре 1915 г. по сообщению порайонного комитета, максимальная передача с Алтайской дороги ожидается при временном движении до 80 вагонов, а при переходе в правильную эксплуатацию до 200 вагонов в сутки, в обоих случаях 75 процентов назначений на запад, а остальные на восток.
  ["Сибирская жизнь" N16, 21 января 1914 г.]
  
  Неудавшаяся кража.
  17 января, около 11 час. дня, по Петропавловской ул. в крыше дома А.Ф. Ворсина, в котором живут китайцы, были обнаружены известные мальчики-рецидивисты Иван Курбатов и Владимир Соловьев. Курбатов и Соловьев переданы полиции.
  ["Жизнь Алтая" N15, 19 января 1914 г.]
  
 []
Петропавловская улица (ныне ул. Ползунова)
  
  Жалоба.
  Начальник местного пристанского поста обратился к исправнику с просьбой о принятии мер к воспрещению сваливать снег и нечистоты на лед р. Оби. В своем отношении начальник поста указывает, что свалка производится с ведома и разрешения управы, вопреки циркулярным предписаниям министерства путей сообщения. Отношение это было сообщено исправником управе, которая постановила воспретить свалку снега и нечистот на лед р. Оби.
  ["Жизнь Алтая" N13, 17 января 1914 г.]
  
  Просьба домовладельцев.
  Для выравнения Полковой ул. необходимо перенести несколько домов на другое место. Домовладельцы Савичкин, Нефедов и Яковкин, дома которых подлежат переносу, обратились в городскую управу с просьбой выдать им пособие на перенос домов.
  ["Жизнь Алтая" N13, 17 января 1914 г.]
  
  За держание собаки без намордника полиц. надз. 5 уч. составлен протокол на мещ. Андрея Донских. Его собака укусила девочку Четверткову.
  ["Жизнь Алтая" N13, 17 января 1914 г.]
  
  
18 января
  
  Китайский доктор, практиковавший в Барнауле, по паспорту оказался китайским подданным, по профессии - рабочий. Все захваченные у него медикаменты конфискованы и отправленные, как вещественные доказательства, мировому судье. Во время появления полиции у него было 8 клиентов. "Доктор" привлечен к ответственности.
  ["Утро Сибири" N16, 21 января 1914 г.]
  
  Приказ томского губернского тюремного инспектора
  18 января 1914 г. N3
  1 января сего года младший надзиратель барнаульской тюрьмы Михаил Тарасов, будучи дежурным в нижнем этаже тюрьмы и обратив внимание на прибывшего накануне в тюрьму осужденного на каторжные работы важного арестанта-рецидивиста, подслушал разговор этого арестанта с другими арестантами относительно передачи английской пилки, вследствие чего Тарасов с другими надзирателями обыскали названного арестанта и нашли у него спрятанную в подошве обуви пилку, пригодную для распилки железа.
  За такое внимательное и усердное отношение надзирателя Тарасова к служебным обязанностям объявляю младшему надзирателю барнаульской тюрьмы Михаилу Тарасову благодарность.
  ["Томские губернские ведомости" N10, 2 февраля 1914 г.]
  
  Ремонт городского колодца на ул. Льва Толстого тянулся около года и окончен на днях. По словам М.Н. Еремеева, колодец может быть открыт сейчас, но воды из него, вследствие низкого уровня ее, может быть отпущено лишь 2500 ведер в сутки, т.е. немного более 2,5 сорокаведерных бочек в час. По словам Еремеева, такое незначительное количество воды в колодце объясняется временным понижением уровня подпочвенной воды.
  ["Жизнь Алтая" N14, 18 января 1914 г.]
  
  Ограбление.
  Вчера, около 11 час. дня, по Песочному взвозу поднималась на гору местная обывательница Касаткина. В руках у нее был большой ридикюль. Дойдя до половину взвоза, Касаткина остановилась отдохнуть. В это время в дровнях взвозом проезжал какой-то крестьянин. Касаткина попросила его подвести ее на гору, на что он согласился. Въехав на гору, Касаткина слезла, поблагодарив мужика за услугу. Кругом никого не было. Лишь успела Касаткина отойти несколько шагов, как подвозивший ее мужик соскочил с саней, схватил ее и стал вырывать у нее ридикюль. Касаткина, обладая почти одинаковой физической силой с нападавшим, стала бороться. Так они провозились в снегу минут 10, после чего нападавший вырвал ридикюль у Касаткиной, вскочил на лошадь и погнал под гору. В это время на лошади верхом проезжал какой-то мужчина, который кинулся в погоню за грабителем. Он был задержан извозчиками уже около цирка. В полиции он назвался крестьянином деревни Санниковой Гавриловым и объяснил, что с ним бывают обмороки, во время которых он сам не знает, что делает. Ридикюль у него был найден за пазухой. Он арестован.
  ["Жизнь Алтая" N14, 18 января 1914 г.]
  
  Случай с городовым.
  Во время следования пожарного обоза на последний пожар впереди багрового хода* на лошади скакал городовой. Вдруг лошадь под городовым зауросила и остановилась. Мчавшуюся сзади тройку с багровым ходом ехавшие на багровом ходу пожарники не успели сдержать, и лошадь с городовым были сшиблены. Багровый ход переехал через лошадь и городового, причем последнего протащило несколько сажен. Лишь благодаря счастливой случайности городовой отделался испугом и легкими ушибами.
  ["Жизнь Алтая" N14, 18 января 1914 г.]
  
  * Повозка, на которой возили багры, лестницы и брезент.
  
  Антисанитария.
  Нам жалуются на антисанитарное содержание бани г. Пильча, в конце Бийской ул., у Оби, - в особенности 8-го номера. Стены этого номера до того грязны, что один вид их вызывает отвращение; на полу грязная вода, почему-то никуда не стекающая; воздух в номере невозможно тяжелый.
  Нас интересует вопрос, обязана ли городская санитария следить за чистотой в торговых банях.
  ["Жизнь Алтая" N14, 18 января 1914 г.]
  
  Труп.
  18 января в Дунькиной роще обнаружен труп неизвестного мужчины. До выяснения личности его труп помещен в анатомическом покое.
  ["Жизнь Алтая" N16, 21 января 1914 г.]
  
  
19 января
  
  К вопросу о сельскохозяйственном институте.
  Член Государственной Думы Н.В. Некрасов и член Государственного Совета Е.Л. Зубашев одобрили проект учреждения опытной сельскохозяйственной станции для района Западной Сибири в городе Барнауле, Томской губернии. Учреждение станции повлечет за собою и открытие сельскохозяйственного института в том же пункте. В Томской губернии предполагается создать сеть 12-ти опытных полей и ферм в городах Томске, Барнауле, Каинске, Мариинске, Кузнецке и в селах Купино, Салаир, Бердском, Тюменцевом, Алтайском, Бель-Агач и Змеиногорском.
  ["Утро Сибири" N17, 22 января 1914 г.]
  
  
20 января
  
  Об открытии пассажирского движения на Алт. жел. дороге.
  От гласного городской думы П.И. Федулова на имя городского головы поступило следующее заявление:
  "13 января с. г. состоялось собрание биржевого комитета с участием заведывающего временным движением на Алтайской ж. дор. И.Д. Гржибовского для выяснения ожидаемого количества грузов по Алтайской дороге при временном движении, которое предполагается открыть с 1 ноября с. г. Члены биржевого комитета поинтересовались узнать, будет ли одновременно открыто и пассажирское движение. Г. Гржибовский сообщил, что правление Алтайской ж. д. совсем не думает открывать пассажирского движения при временной эксплуатации ввиду незаконченности станционных построек и водоснабжения. Биржевой комитет единогласно просил г. Гржибовского передать просьбу комитета правлению дороги об одновременном открытии и пассажирского движения вместе с товарным.
  Прошу вас, г. голова, внести это заявление на рассмотрение городской думы, не найдет ли она нужным присоединиться к ходатайству биржевого комитета".
  ["Жизнь Алтая" N16, 21 января 1914 г.]
  
  Приказ председателя Барнаульского окружного суда.
  Председатель Барнаульского окружного суда постановил: мещанина г. Барнаула Емелиана Григорьевича Рыжнева зачислить в штат канцелярии Барнаульского окружного суда канцелярским служителем с 20 января 1914 года.
  ["Томские губернские ведомости" N11, 5 февраля 1914 г.]
  
  Санитарный осмотр.
  20 января городским санитарным врачом Орловым, фельдшером Белентьевым и полиц. надзир. Трубицыным произведен осмотр хлебопекарни А.В. Канакова. В помещении хлебопекарни находится грязная одежда, на полу и на столах грязно. На Канакова составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N17, 22 января 1914 г.]
  
  
21 января
  
  Несчастный случай.
  Часов в 10 вечера 20 января в одной из квартир в д N36, по Павловской* улице, прислуга готовила в кухне для своей пятилетней девочки постель. Девочка стояла тат же рядом с матерью. В это время входит с "монтекристо" 15-16-летний хозяйский детина и в упор стреляет в девочку. - Ах! - и девочка начала извиваться. Пуля угодила немного ниже сердца и, должно быть, пробила стенку желудка, так как девочку тотчас же стало рвать. На вопрос, как это вышло, детина ответил:
  - А я думал, что ружье не заряжено.
  Мать немедленно отвезла раненую в "Красный Крест", где девочку не приняли и велели отвезти домой. И только в 10 часов утра велели привезти ее в больницу для операции.
  Не спешат.
  ["Жизнь Алтая" N17, 22 января 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Анатолия.
  
  Положение рабочих.
  На 5-й Алтайской ул. находится экипажная мастерская Ф.М. Шампарова, в которой работает 72 человека.
  Мастерская делится на несколько отделений: подеревное, малярное, обойное и кузнечное. Некоторые отделения, как, например, подеревное, пожалуй, отвечают санитарным требованиям. Нельзя сказать этого про отделение малярное и кузнечное, особенно про первое. Вредное влияние на здоровье рабочих тесноты и запаха красок усугубляется постоянной топкой железной печки. По словам рабочих, санитарный надзор в мастерские Шампарова никогда не заглядывал.
  Вся работа производится сдельно. Начинается работа в 4 часа утра и кончается в 8-9 часов вечера, почти без всякого перерыва на обед.
  При таком условии труда, по вычислениям рабочих, в среднем они зарабатывают около 1 р. 50 к. в день. Если же сделать 8-часовой рабочий день (фактической работы), то рабочие будут вырабатывать в среднем в день около 70 коп. Несмотря на такой низкий заработок, Шампаров еще уменьшает его. Расчет за работу производится по субботам 2-3 раза в месяц. При расчете 11 января, когда за две недели рабочим следовало выдать около 1000 руб., Шампаров неожиданно для всех заявил, что заработанную плату он понизил на 5%, и по такому расчету стал производить расплату. Рабочие зашумели, почему плату им убавили без их согласия, но Шампаров ответил, что теперь все плату понижают. Пошумели, пошумели рабочие и пошли снова на работу, так как идти больше некуда. А требовать удержанные 5% рабочие не могут, так как расчетных книжек и письменных договоров у них не имеется.
  В прошлую субботу расчет Шампаров не производил, да для него и выгодно затягивать расчет, потому что тогда его рабочие берут в кредит все необходимое в его лавке.
  Передают такие диалоги между хозяином и рабочими:
  - Леонтий Федосеич (сын-распорядитель), мне бы деньжонок, - почесывая в затылке, просит рабочий.
  - А тебе на сто, пропить?
  - Нет, муки нет и мяса надо.
  - А у нас в лавке разве нету?
  - Есть, Леонтий Федосеич, но...
  - Ну вот ступай и возьми, а при расчете высчитаю.
  На этом маленькое, но красноречивое объяснение в большинстве случаев и кончается. А "но" рабочего заключается в том, что в лавке хозяина мясо дороже и качеством хуже, мука тоже не совсем доброго качества, да рыба подгуляла.
  Но в силу необходимости рабочему приходится подчиняться и переплачивать на необходимых ему продуктах 10-15%.
  ["Жизнь Алтая" N16, 21 января 1914 г.]
  
  
22 января
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Не откажите отметить в Вашей газете такого рода явление. На мясном базаре, 21 января, около 12 час. дня близ лавки Значковского собралась толпа человек в 20. Причиной такого скопления оказалось не что иное, как обыкновенная крыса, которых, всем известно, в Барнауле имеется очень много. Пойманную крысу один из толпы усердно поливал керосином. Не трудно было догадаться, какое затевается развлечение. Крысу подожгли и отпустили. Бег объятой пламенем крысы сопровождался уханьем и криками толпы, которой, видимо, так понравилось это развлечение, что она продолжала стоять до тех пор, пока крыса совсем не сгорела. Случай этот наводит на невеселые мысли. А что если это случится летом и в сухую погоду? Да притом, с легкой руки взрослых, таким же развлечением займутся и дети? Ведь легко может быть и несчастье. Наконец, неужели мы так низко стоим, что для нас зрелище пылающей крысы служит удовольствием?
  Примите уверение и пр.
  К. Балакин.
  ["Жизнь Алтая" N19, 24 января 1914 г.]
  
  
23 января
  
  Пожар.
  22 января, около 12 час. ночи, при сильном ветре, от неизвестной причины загорелся чугунно-литейный завод Алтайского товарищества. Очевидец начала пожара, сторож завода, передает, что, когда он зашел за плавильное отделение, потолок был в огне. Он хотел сообщить о пожаре в пожарное депо, но не умел говорить по телефону и побежал просить соседей сообщить по телефону в пожарную. Но пока он бегал, огонь вышел наружу и был замечен с каланчи. При содействии ветра, мастерские, за исключением складов моделей и угля, к прибытию пожарных представляли из себя хороший костер. Думать о спасении мастерских не приходилось, и пожарные направили все свои усилия на отстаивание тех помещений, которые не были еще охвачены огнем, что и выполнили с успехом. Машинное же и плавильное отделения сгорели дотла. Убыток исчисляется в 30 тысяч рублей. В такой сумме завод застрахован в Северном страховом обществе. Пожар продолжался около 2-х часов.
  ["Жизнь Алтая" N19, 24 января 1914 г.]
  
  
24 января
  
  Просьба об освещении.
  Жители Павловской и Сузунской улиц обратились в городскую управу с просьбой поставить на указанных улицах два электрических фонаря в районе Конюшенного и 3-го Прудского переулков.
  ["Жизнь Алтая" N19, 24 января 1914 г.]
  
  
25 января
  
  Предложение.
  Владелец электротеатра* "Новый мир" А.Р. Варен обратился в мещанскую управу с предложением расширить здание "Нового мира" каменной пристройкой в глубь двора мещанской управы стоимостью 7-8 тысяч рублей, за что он просит срок аренды всего помещения электротеатра удлинить на 4 года; право эксплуатации в течение последних 4 лет двух выходящих на улицу магазинов он передает мещанскому о-ву. Предложение Варена предварительно будет обсуждаться в ревизионной и строительной комиссиях мещанского общества. Кроме того, Варен проектирует, если удастся заручиться кредитом, выстроить над электротеатром театр.
  ["Жизнь Алтая" N20, 25 января 1914 г.]
  
  * Электротеатр - кинематограф.
  
  
25 января
  
  Бега.
  Сегодня, в 12 час. дня, на ипподроме на заводском пруду назначены конские бега. Будут состязаться лошади: Налет (А.Ф. Ворсина) и Козел (Менщикова). Дистанция - три версты, общий куш - 400 руб.
  ["Жизнь Алтая" N21, 26 января 1914 г.]
  
  ["Жизнь Алтая" N21, 26 января 1914 г.]
  
  Чья возьмет? (Маленький фельетон)
  "Пред испанкой благородной
  Двое рыцарей стоят..."
  В положении "благородной испанки" представляется мне сейчас барнаульская городская управа.
  Правда, стоят перед ней не "двое рыцарей", ибо рыцарей теперь днем с огнем не найти, - перевелись рыцари, - а стоят с одной стороны коллектив обывателей Полковой и 1-ой Алтайской улиц, а с другой - владелец мельницы Иконников.
  Люди, как видите, самые прозаические, но рыцарей они напоминают тем, что, как и те, "в очи" управе глядят и ждут, кому она окажет свое внимание.
  Обыватели просят:
  - Закрыть мельницу Иконникова, действующую при помощи двигателя.
  просьба довольно законная.
  Иконников просит:
  - Разрешить ему поставить два столба для электрических фонарей, которые, без всякой затраты со стороны города, освещали бы прилегающую к мельнице площадь.
  просьба весьма заманчивая.
  А положение управы очень незавидное.
  С одной стороны, прецеденты с двигателями в центре города уже были.
  Один Т.П. Гончаров со своим двигателем причинил немало хлопот.
  И ходатайство обывателей о закрытии мельницы следовало бы удовлетворить.
  Но...
  С другой стороны, недостаток уличного освещения, когда, за исключением нескольких центральных улиц, город тонет во мгле; недостаток средств в городской кассе, не дающий возможности расширить свет городского освещения; и вдруг - предложение освещать два квартала!
  Как его отвергнуть?
  Есть тут над чем призадуматься.
  А "рыцари" глядят в очи и ждут.
  Обыватели - те по простоте действуют: они требуют законного и ничего, со своей стороны, не предлагают.
  Иконников... О, этот "рыцарь" будет позагвоздистее: он тоже просит законного - разрешить ему поставить два столба для электрических фонарей и, с своей стороны, предлагает оборудование их и бесплатное освещение...
  Коварное, на первый взгляд, предложение, но более... "рыцарственное".
  Ведь, если хорошенько вдуматься, то окажется, что ходатайство обывателей вызвано нехорошим чувством - чувством эгоизма.
  Из-за сохранения своего собственного здоровья, которое, кроме их самих, никому не нужно, они просят закрыть мельницу.
  Совсем другим чувством руководствовался Иконников, возбуждая свое ходатайство.
  У него было хорошее, к сожалению, не так часто встречающееся в наше время, чувство - чувство альтруизма.
  В нем сказываются и любовь к ближнему, и забота о нем, и даже материальные жертвы для него.
  Видите, какое возвышенное чувство руководило Иконниковым!
  Некоторые скептики утверждают, что вовсе у него не было такого чувства, а просто он хочет сохранить свою мельницу.
  Не спорю. Может быть, это и так.
  Но все же какие "неравные" силы у "рыцарей"!..
  Кого из них подарит своей благосклонностью "испанка благородная" - городская управа, скоро, вероятно, узнаем.
  Я же думаю...
  Впрочем, нет... Лучше уж ничего не буду думать об этом...
  Управе виднее...
  Горацио.
  ["Жизнь Алтая" N21, 26 января 1914 г.]
  
  
27 января
  
  Барнаульская городская дума постановила избрать представителя от города в Российскую экспортную палату.
  
  Новое назначение тротуаров.
  27 января около 2 час. дня у субъекта, проезжавшего по Пушкинской ул., что-то разладилось в упряжи. Видимо, для того, чтобы уличная езда не мешала поправлять упряжь, субъект преспокойно въехал на тротуар у обувного магазина Смирнова, заставив проходившую публику искать спасения от этого нашествия на полотне улицы; и, поправив, что было нужно, съехал опять на дорогу и покатил дальше.
  Что это - полная некультурность или сознательная бесцеремонность?
  ["Жизнь Алтая" N22, 28 января 1914 г.]
  
  Сдача места под постройку корпуса.
  По заявлению т-ва Второва, 27 января городская дума постановила сдать т-ву участок земли мерою 126 кв. саж. на главной базарной площади, против городских весов, под постройку каменного одноэтажного торгового корпуса, сроком на 12 лет, считая с момента занятия корпуса, с платою в доход города по три тысячи руб. в год и с тем, что по истечении договорного срока корпус переходит в собственность города. Содержание корпуса в исправном виде лежит на арендаторе.
  ["Жизнь Алтая" N24, 30 января 1914 г.]
  
  
29 января
  "Мясники".
  29 января, около 1 час. ночи, по набережной р. Оби между Бердской и Полковой* улицами разъездом городовых были задержаны ехавшие на паре двое мужчин, оказавшиеся местным мещанином Ив. Федоровым и крестьянином села Волчихи И. Гуляевым. В санях у задержанных оказались две связанные коровы. Задержанные сознались, что коров они украли в деревне Ерестной и везли для убоя. При этом один из них пояснил, что около двух недель тому назад он с Гилевым, проживающим по 6-ой Алтьайской ул., в д. N56, в Ерестной украли пеструю корову, которую закололи и мясо съели, а кожу он продал в контору Талалаева. Одна из запряженных лошадей оказалась принадлежащей Гилеву. При обыске у последнего найдено более пуда мяса и стан ног. Гилев арестован, хотя причастность свою к краже отрицает и говорит, что мясо им куплено на базаре.
  ["Жизнь Алтая" N25, 31 января 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Пролетарская и Партизанская.
  
  Фальшивая сторублевка.
  На днях в магазине Яковлева и Полякова была задержана с фальшивой сторублевкой женщина, оказавшаяся прислугой прис. повер. Бончковского Ел. Мыльниковой. На вопрос производившего дознание околоточного Осминина Мыльникова объяснила, что деньги эти она заработала еще с мужем. Когда же Осминин указанную ассигнацию показал Бончковскому, последний пояснил, что эта бумажка получена им из конкурсного управления по делам несостоятельного должника торгового дома "Сухова с-вья" для уничтожения вместе с другими ассигнациями. После этого Мыльникова созналась, что деньги она нашла под столом у барина; из них все, за исключением сотенной бумажки, были пробиты, она и хотела сбыть сотенную. После этого она принесла остальные 43 рубля. Мыльникова привлечена к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N23, 29 января 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В отделе хроники N16 Вашей уважаемой газеты была помещена заметка "Положение рабочих". Заметка эта касается моей экипажной мастерской, и я прошу позволить мне сделать некоторые к ней поправки.
  Санитарная комиссия посещает не особенно редко мои мастерские, но протоколах о непорядках ни разу не составляла, потому, вероятно, что таковых не находила. Быть может, мои мастерские не отвечают всем требованиям санитарии, но они ведутся нисколько не плоше, чем другие экипажные мастерские г. Барнаула.
  Относительности рабочих часов и продолжительности рабочего дня скажу, что они назначаются самими рабочими, которые у меня работают все сдельно, и я им не могу запретить работать на себя меньше и закрывать для них вход в мастерские, или выгонять их и закрывать мастерские, когда им нужно в них работать.
  В заметке сказано, что рабочие зарабатывают от 70 к. до 1 р. 50 коп. Действительно, есть зарабатывающие и такие цены, но есть и получающие по 3 р. в день. Это смотря по достоинству мастера.
  Сказано, что 11 января следовало выдать рабочим до 1000 р. Нет, следовало выдать только 360 р., которые мною и выданы. Так мало, потому что за время праздников заработки были чрезвычайно маленькие.
  Относительно выдачи денег среди недели скажу, что действительно некоторым надежным, которые - знаю, что не пропьют, даю денег, а сомнительных посылаю в лавку взять необходимое для пропитания или послать жен. От продажи в лавке я ничего не наживаю, да она не для этого и держится, а чтобы выдавать нужное для пропитания семей рабочих, подверженных слабости, натурою, а не деньгами, которые пропиваются, и семьи их сидят голодные, а я остаюсь долгое время без рабочих. Но и отпуск натурою припасов не всегда оказывается действительным средством: многие возьмут припасы, как будто для семьи, а сами продадут их за полцены и пропьют.
  продукты в моей лавке такого же качества, как и в прочих лавках. Их покупают не только мастера, но и посторонние покупатели. Значит, достоинство их и цены не отличаются от других.
  Сдельная плата действительно мною сбавлена, но это уже условия рынка, которым все мы подчиняемся, как рабочие, так заводчики и фабриканты. И не в нашей воле их понизить или повысить по своему усмотрению, не рисуя за самое предприятие.
  С истинным почтением,
  Леонтий Шампаров.
  От редакции. Нельзя сказать, что мы с большим удовольствием печатали возражение г. Шампарова, хотя оно только подтверждает и отчасти дополняет нашу заметку. Уж лучше бы мы ошиблись - тогда по крайней мере осталось бы утешение, что наш хроникер нарисовал фантастическую картину и что действительность гораздо лучше его мрачной фантазии. К сожалению, г. Шампаров лишает нас этого утешения.
  "Длинен рабочий лень, - говорим мы, - он достигает 16-17 часов в сутки, затягиваясь с 4 ч. утра до 8-9 ч. вечера".
  "Правда, - говорит г. Шапмаров, - но это - добрая воля рабочих, я не могу выгонять их из мастерских".
  Добрая воля рабочих и их необычайное трудолюбие становятся вполне понятными после того, как сам хозяин подтвердил наши данные о принятых в его мастерских расценках.
  Если только лучшие мастера (сколько их - он не говорит) получают по 3 руб. при максимальной затрате рабочей силы, то вполне понятно, что средний рабочий, чтоб получить свои полтора рубля, должен отдавать трубу все свободное от сна время.
  Работа - сдельная, и чтоб заработать свои гроши, приходится корпеть над ней не покладая рук и не задумываясь над тем, что станет с тобой после нескольких лет такого труда.
  Система, введенная г. Шампаровым в своих мастерских, давно уже известна и давно получила свое название, ярко характеризующее ее сущность, - система выжимания пота.
  И эта нищенская оплата труда, по свидетельству самого Шампарова, нисколько не гарантирует рабочему даже его ближайшего будущего, и на свой скудный заработок он не может вполне определенно рассчитывать. "Условия рынка" заставляют хозяина понизить расценки, и он их понижает, даже не предупреждая рабочих.
  Быть может, все это - и продолжительность рабочего "дня" (хороший "день"!), и неожиданные понижения заработной платы - общие явления, повсюду практикуемые и не являются грехом одного г. Шампарова, что он вынужденно прибегает к таким мерам, чтоб в общей конкуренции сохранить обычную норму прибыли, но это только усугубляет значение приведенных нами фактов и лишний раз говорит за то, насколько необходимо нам покровительствующее рабочим социальное законодательство и распространение бдительного надзора фабричной инспекции на все промышленные заведения на всем пространстве Империи без ограничения их размера.
  Что же касается способа расплаты г. Шампарова со своими рабочими, так лучше бы ему об этом умолчать.
  Мы надеемся, что подобная система будет пресечена теми, кто облечен властью ее пресечь и на кого возложена соответствующая обязанность.
  Если же г. Шампарову хочется во что бы то ни стало проявить свои благожелательные чувства по отношению к рабочим, то мы бы посоветовали ему обратить свое внимание на гигиенические условия их труда, которые если и не хуже, чем в других мастерских, то все же оставляют желать очень многого.
  
  
30 января
  
  В январе 1914 года в Петербурге, в типографии Вульфа, на средства барнаульского купца В.М. Вершинина издан "Алтайский альманах", редактором которого стал Г.Д. Гребенщиков, художник - Г.И. Гуркин. В него вошли произведения Г.Д. Гребенщикова, В.Я. Шишкова, В. Бахметьева, А. Семенова, П.А. Казанского, И.П. Тачалова, А. Бурмакина, И. Модзалевского.
  
  
31 января
  
  В январе 1914 года в Барнауле открыты:
  Первое мужское высшее начальное училище.
  Второе мужское высшее начальное училище, преобразованное из 2-го 4-классного горного училища.
  Женская прогимназия Н.Н. Красулиной, преобразованная из учрежденного в 1910 г. училища 2-го разряда.
  
  Об устройстве платьемоен.
  Городской управой устройство платьемоен на Оби у Томского и Солдатского взвозов сдано с торгов Е.Г. Мирошникову. Вчера в городскую управу поступило заявление, что теплая платьемойня у Томского взвоза сделана настолько низко, что в ней можно быть только в согнутом положении. За полоскание белья в теплой платьемойне взимается особая плата, и чтобы никто не полоскал белье бесплатно, Мирошников открытой платьемойни не устроил, хотя по условию обязан был это сделать. Под Солдатским взвозом, вопреки договору, Мирошников не сделал теплой платьемойни, открытая же платьемойня не имеет перил. Управа предписала Мирошникову устранить все отмеченные дефекты в самый короткий срок, угрожая в противном случае произвести все указанные работы за счет Мирошникова.
  ["Жизнь Алтая" N25, 31 января 1914 г.]
  
 []
  
  
ФЕВРАЛЬ
1913
  
  
1 февраля
  
  Извозчик-грабитель.
  В ночь на 1 февраля иркутский мещанин Петров, пьяный, взял извозчика N213 П.Т. Липовцева и сказал ему, чтобы он вез его в увеселительные заведения. Липовцев вывез Петрова с полверсты за город, где стал бить его чем-то твердым вроде молотка по голове и требовать деньги. Петров сказал, что у него нет денег. Тогда Липовцев потребовал с Петрова шапку и шубу, что последний беспрекословно исполнил. Вытолкнув из кошевки на снег без шапки в одной рубахе Петрова, извозчик уехал в город. Случайно в это время проезжали мужчина и женщина, которые подобрали и доставили в город Петрова. Последний заявил о происшедшем с ним во 2-й полицейский участок. Липовцев разыскан и арестован.
  ["Жизнь Алтая" N28, 4 февраля 1914 г.]
  
  Алтайская дорога.
  За 7 месяцев работ, с 1 июня и по 1 января текущего года, управление Алтайской дороги исполнило следующие работы и поставки: 1) на протяжении всей линии сделаны съемки и описи отчуждаемой земли; 2) вырублено 100 проц. просек; 3) исполнено вчерне до 1100 тыс. куб. саж. земляных работ, т.е. 60 проц. проектного количества; 4) исполнено 30 проц. всех деревянных мостов и около 10 проц. кладки мостов и труб; 5) выданы заводам заказы по утвержденным проектам на все количество (около 570 тыс. пуд.) верхнего металлического материала мостов; из этого количества прокатано на заводах 180 тыс. пуд. мостового железа и собрано и склепано около 70 тыс. пуд.; 6) исполнено вчерне 9 проц. всех станцион. и путев. построек; 7) выданы заводам заказы на изготовление всего количества рельс и скреплений и доставлено к месту работ свыше 50 проц. этого количества и столько же шпал; 8) заказано, изготовлено заводами и находится на месте работ 20 паровозов Алтайской ж.д. и 675 вагонов и платформ; 9) уложено рельсов на главном пути около 240 вер., т.е. 1/3 всего протяжения дороги, из них около 80 вер. забалластировано на первый слой, около 30 вер. - на полный слой, и на 2-х перегонах к северу от Семипалатинска к концу года было открыто временное коммерческое движение по перевозке грузов; 10) открыто действие телеграфа и телефона на всем протяжении.
  ["Сибирская жизнь" N39, 23 февраля 1914 г.]
  
  Алтайская жел. дорога.
  1 февраля при бийском биржевом комитете состоялось совещание представителей торгово-промышленных предприятий с заведующим временным движением Алтайской железной дороги Гржибовским по вопросу выяснения количества ожидаемых к перевозке по линии грузов и устройства при станции Бийск необходимых приспособлений.
  Г. Гржибовский говорит, что постройка линии идет с небывалой быстротой, и правление надеется, что к декабрю настоящего года можно будет открыть по линии временное движение с присоединением к Сибирской железной дороге; но вместе с тем г. Гржибовский нашел необходимым предупредить, что, несмотря на то, что правление Алтайской железной дороги прилагает все усилия, чтобы возможно было открыть временное движение с декабря, могут встретиться такие препятствия, которые не позволят открыть движение к назначенному сроку.
  Грузов отправления со станции Бийск исчислено около 7 силлионов.
  Маслоэкспортерами был поднят вопрос об устройстве при станции Бийск ледника, в котором могло бы охлаждаться предназначенное к отправлению масло.
  Г. Гржибовский указал, что Алтайская дорога будет на всех станциях иметь льдохранилища, но только для охлаждения вагонов-ледников.
  Для нужд же отправителей могут быть отдаваемы в аренду участки земли для постройки на этих участках самими отправителями так называемых завозных складов. Поступающий на завозный склад товар вносится в очередь товаров, уже списанных дороге для отправки.
  Относительно перевозки пассажиров в период временного движения г. Гржибовский заявил, что, согласно существующим правилам, строго воспрещается перевозить пассажиров, так что на открытие пассажирского движения до 1916 года надеяться нет никаких оснований.
  Относительно установления тарифов при временном движении г. Гржибовский уверил, что не будут назначены слишком высокие ставки; опыт с установлением 1/15 с пудоверсты в Семипалатинске показал, что такая высокая ставка не дает высоких результатов и для дороги.
  Грузы в тарифном отношении, возможно, будут разделены на 3-4 категории. В заключение г. Гржибовский сказал, что правление дороги всегда будет чутко прислушиваться к голосу биржевого комитета.
  "Алт."
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  В городской больнице.
  На 1 января с. г. состояло больных 49 чел., в течение января прибыло 116, выздоровело 88, умерло 6. На 1 февраля в больнице состоит 71 чел. Первое место среди больных занимают, как почти всегда, венерики (18 чел.), в том числе сифилитиков 14 чел.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
 []
Городская больница
  
  В городской заразной больнице.
  На 1 января было больных 19 чел. В течение января прибыло 30, умерло 4, выздоровело 23 и на 1 февраля больных состоит 22 чел. первое место среди больных занимают больные дифтеритом и скарлатиной - 15 чел
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  
2 февраля
  
  Председателем Общества попечения о начальном образовании в Барнауле избран И.Ф. Носович, заместителем - А.И. Новиков, членами совета - П.А. Казанский, А.И. Петров и другие.
  
  К открытию общества фельдшеров.
  Проживающими в городе Томске ветеринарными фельдшерами в числе 12-ти человек в воскресенье, 2 февраля, была послана в город Барнаул приветственная телеграмма открывающемуся барнаульскому филиальному отделению российского общества ветеринарных фельдшеров. Из 12-ти пославших телеграмму 9 фельдшеров пожелали вступить в действительные члены барнаульского отделения.
  Российское общество ветеринарных фельдшеров официально открыто 6 июня 1910 года в городе Киеве. В этом обществе с каждым годом число членов значительно возрастает, и в разных городах России и Сибири открываются филиальные отделения. Назначение таких учреждений необходимо для улучшения служебного, правового и материального положения ветеринарных фельдшеров в области их специализации.
  ["Утро Сибири" N28, 4 февраля 1914 г.]
  
  На последнем съезде в Барнауле вскрылась глухая борьба двух течений в среде членов союза маслодельных артелей.
  В Барнауле среди лиц, имеющих прикосновение к союзу, скрытое недовольство последним было еще до съезда. Алтайский район в силу отдаленности от рынков сбыта и тяжелых условия перевозки продукта (летом при отсутствии холодильников) все время наименее выгодно продает свое масло. Недовольство среди артельщиков вполне естественно, и поставить алтайского производителя в одинаковые условия с другими районами сможет только железная дорога. Алтайский район, таким образом, имеет восприимчивую почву как для агитации частных экспортеров, так и для организаций и лиц, критически относящихся к союзной деятельности. Договор с английской фирмой Лонедэйль, заключенный союзом при невозможности работать на иностранном рынке самостоятельно или при помощи заграничных кооперативов, дал повод говорить о "кабале", в которую-де попал сибирский крестьянин. Одновременно выдвигалось и теоретическое положение, сводящееся к утверждению, что для чистой кооперации принципиально недопустимо сожительство с частным капиталом. Это утверждение, принципиально правильное, упускает из виду ту капиталистическую обстановку, в которой приходится работать кооперативам.
  Поэтому, например, М.О. Курский, несомненно, с самыми честными побуждениями поддерживавший переписку с теоретическими противниками современной тактики союза, находящимися в Берлине, все же несколько опрометчиво поступил, возбуждая и внося раскол в артельную массу. М.О. Курский придерживается взгляда о необходимости самостоятельного существования алтайского союза. Вместо борьбы за изменение тактики внутри союза, возникает уже борьба против союза, т.е. как раз та линия поведения, которая на руку частным экспортерам. Необходимо теперь же отметить эту антисоюзную агитацию, т.к. при многих своих промахах союз, несомненно, является самой демократической и серьезной организацией сибирской деревни. Изыскивать новые рынки, стремиться к ослаблению кабалы иностранцев можно с большими результатами при целостности союза.
  Однако, подчеркивая все важность сохранения союза, редакция не считает себя вправе замалчивать промахи и ошибки главных представителей того и другого течения. Вот почему мы даем место и настоящему "открытому письму".
  ["Сибирская жизнь" N26, 6 февраля 1914 г.]
  
  Наше благоустройство.
  Ежегодно усадебные места по Пушкинской, Гоголевской и Томской* улицам в районе Прудских переулков за отсутствием хорошо устроенных водосточных канав затапливаются родниковой водой, которая в указанном районе идет по направлению к пруду поверх земли. В настоящее время наблюдается то же явление. В некоторых домах по Пушкинской ул. затоплены подполья, и вода угрожает выйти на поверхность пола. Кроме того, присутствие под полом воды портит комнатный воздух и вредно отражается на здоровье обывателей домов, в особенности - детей. Поэтому немудрено, что, по сведениям врачей, наибольшая детская смертность от разных заразных болезней (тиф, скарлатина и др.) наблюдается в Зайчанской части города. Городская же дума, кроме благих пожеланий, никаких практических мер к осушке Зайчанской части города не принимает. Правда, почти ежегодно в смету расходов вносится кредит на осушку Зайчанской части, но этот кредит каждый год из основной сметы относится на случайные поступления. А сколько нужно случайных поступлений, можно судить по тому, что в настоящем году на такие поступления предусмотрен расход в сумме более 90 тыс. рублей, причем 40 тыс. рублей внесены как обязательный расход, и в эти 40 тыс. расход на осушку Зайчанской части не внесен. Можно с уверенностью сказать, что и в настоящем году снова обречены лишние десятки детей Зайчанской части города, если не на преждевременную смерть, то, в лучшем случае, на тяжелые болезни. Но это, очевидно, не является для гласных существенным доводом в вопросе об осушке Зайчанской части города.
  ["Жизнь Алтая" N27, 2 февраля 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Короленко.
  
 []
Вид с окраины на Зайчанскую часть города
  
  
3 февраля
  
  О заболеваемости учащихся.
  Школьно-санитарный врач Г.В. Орлов сообщил в городскую управу, что в течение января месяца им зарегистрировано 675 заболеваний среди учащихся городских школ. Преобладают заболевания дыхательных органов (124), болезни глаз (81) и болезни слуха (55).
  ["Жизнь Алтая" N28, 4 февраля 1914 г.]
  
  
4 февраля
  
  Об умерших в заразной больнице.
  Врач Щуцкий, заведующий городской заразной больницей, обратился в городскую управу с просьбой выяснить, следует ли взыскивать плату за погребение умерших в заразной больнице и с кого. До сего времени плата взыскивалась лишь за лечение в больнице, а умершие хоронились за счет города.
  ["Жизнь Алтая" N28, 4 февраля 1914 г.]
  
  К сведению санитарного надзора.
  На берегу р. Оби на участке, арендуемом лесопильным заводом бр. Козловых, как говорят, стали происходить обвалы. Чтобы исправить берег, вопреки обязательному постановлению думы и циркулярным предписаниям водного округа путей сообщения, запрещающим производить свалку назьма и нечистот на берега реки, стали сваливать на место обвалов мусор, для чего от завода Козловых был поставлен отвальщик. Когда достаточно было навалено на берегу назьма, Козловы загородили свою усадьбу, но с легкой руки гласного думы (член-распорядитель завода Ф.К. Козлов состоит гласным городской думы) свалка назьма в конце Сузунской и Павловской улиц продолжается до сего времени. Прибрежные жители говорят, что когда ветер на реку - ничего, когда же ветер с реки на дома, то от запаха назьма нечем дышать. Что же будет летом?
  ["Жизнь Алтая" N28, 4 февраля 1914 г.]
  
  Кража ярлыка.
  Мещанка Матрена Николаева, проездив на извозчике N269 1 р. 60 к., вместо денег отдала извозчику в залог золотой перстень с камнем, обещая выкупить перстень через 3 дня; взамен кольца Николаева взяла у извозчика ярлык. Сделка эта происходила в квартире Егора Напалкова, который похитил ярлык у Николаевой и через 2 дня выкупил от имени Николаевой кольцо у извозчика. Николаева, потеряв ярлык, случайно потом встретила извозчика и, узнав, что по ярлыку от ее имени кольцо выкуплено, заявила полицейскому надзирателю. 4 участка. Последним напалков арестован и привлечен к ответственности. Кольцо возвращено Николаевой.
  ["Жизнь Алтая" N28, 4 февраля 1914 г.]
 []
  
  Подавился мясом.
  Павловский обыватель Ф. Бердышев 52 л. приехал в Барнаул к своему сыну в гости. 4 февраля в 12 час. дня во время обеда разговаривал, шутили и смеялись. Кто-то из обедавших сказал что-то смешное. Бердышев, у которого было во рту мясо, внезапно засмеялся. Неразжеванное мясо проскочило в горло, и Бердышев подавился. Сначала не придали этому серьезного значения и стали принимать лишь кое-какие свои меры, но мясо в горле не двигалось ни взад, ни вперед. Бердышева отправили в городскую больницу, где тоже ничего не могли сделать с застрявшим мясом, и он вскоре умер.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Хулиганство.
  4 февраля в обжорном сарае* был задержан мещ. Павел Фролков, который бегал и кидался на каждого с обнаженным кинжалом. Полицейским надзирателем 2 уч. на Фролкова составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  * Судя по всему, здесь связь с "обжорным рядом" - местом на рынке, где торговали готовой (обычно горячей) пищей.
  
  
5 февраля
  
  Виноторговля в парикмахерской.
  Около моста через р. Барнаулку по Соборному пер. устроена маленькая будочка, в которой помещается парикмахерская Майер. Еще в 1912 году было установлено, что в указанной парикмахерской Майер торгует водкой и пивом, и на него не раз составлялись протоколы. В ночь на 5 февраля чинами полиции 2 уч. в указанной парикмахерской были захвачены 4 человека, игравшие в "рулетку" и распивавшие пиво. При обыске найдено пиво и распечатанная четверть водки.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  В ночь на 5 февраля по Бийской ул. д. N189 в квартире своего брата чем-то отравился местный мещанин Сергей Пичугин. Пичугин недавно вышел из военной службы и последние дни сильно пил. Записок никаких он не оставил, но причиной самоубийства считают семейную неурядицу.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Врачи и телефоны.
  Как известно, городская дума постановила не понижать абонентную плату за телефоны в квартирах врачей, причислив их квартиры к торгово-промышленным учреждениям. Врачи, у которых телефоны не бесплатные, решили реагировать на такое постановление отказом от пользования телефонами, мотивируя это тем, что телефоны в квартирах врачей более пользы приносят населению города, нежели самим врачам: по телефону многие пользуются бесплатными советами врачей, и по телефону часто с окраин города делаются вызовы о посещении какого-нибудь больного, и часто за такие посещения врач не получает ничего. Некоторые врачи уже подали заявление в управу о снятии у них телефонов впредь до выяснения вопроса о плате. Некоторые врачи заявляют, что если дума не понизит абонентную плату за телефоны в квартирах врачей, то они совершенно откажутся от оказания бесплатной медицинской помощи населению города.
  ["Жизнь Алтая" N29, 5 февраля 1914 г.]
  
  Дерзкая кража.
  5 февраля около 11 час. дня один крестьянин из д. Мыльниковой провозил по Московскому проспекту два воза сена. У переднего воза к бастрику* у него был подвязан тулуп, стоящий 18 руб. Сам крестьянин шел сзади второго воза. Около Бийской ул. крестьянин обнаружил, что тулуп у него кем-то врезан. О происшествии он заявил в полицию.
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  * Жердь, при помощи которой притягивали сено или снопы на возу.
  
  Попрошайничество.
  5 февраля днем на улице Льва Толстого оборванец О. Кравченко назойливо приставал к проходим, выпрашивая денег, причем, не стесняясь детей и дам, под припев скабрезных песен он пускался в пляс. Кравченко арестован, и на него составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  
6 февраля
  
  Обвес крестьян при ссыпке хлеба.
  Наученные горьким опытом, крестьяне перед тем, как везти пшеницу на базар, стали взвешивать ее дома.
  5 февраля у местного скупщика М.П. Кочнева ссыпали пшеницу несколько крестьян. Когда пшеница была свешена, крестьяне только руками развели: у одного на три воза против его веса не хватало 4 пудов, у другого на четыре воза 8 пудов, у третьего на три воза 6 пудов и у четвертого на воз не хватило полтора пуда. Потолковали крестьяне и запротестовали против такого веса. Один же из них, Черемнов, стал осматривать гири и под гирями обнаружил чугунную плитку весом в 10,5 фунтов. Тотчас же крестьяне заявили полиции. Дознанием было установлено, что кроме этого Кочнев еще брал пробы с каждого воза, а если владелец пшеницы не протестовал, то и из каждого мешка плицей в несколько фунтов. Кочнев привлечен к ответственности за мошенничество и обвес.
  ["Жизнь Алтая" N33, 9 февраля 1914 г.]
  
  Ограбление и изнасилование.
  В местечке "Порт-Артур" вечером 5 февраля, когда уже стемнело, в квартиру Бересневых вломились, сорвав с петель запертую дверь, местные мещане Михаил Большаков и Николай Богатырев. В квартире находились Екатерина, Пелагея и Александра Бересневы и Федосья Колесова. Заскочив в комнату, парни тотчас же потушили лампу. Впотьмах Екатерина и Пелагея Бересневы убежали на улицу, Александра Береснева просидела под кроватью; Колесову Богатырев и Большаков поймали и произвели над ней гнусное насилие. После чего парни, захватив с собой подушку, ушли. Полицейским надзирателем 4 участка Богатырев и Большаков арестованы и привлечены к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  В городской думе.
  Сегодня, в 7 час. вечера в помещении городской управы назначено очередное заседание городской думы. На повестку дня поставлены вопросы:
  1. Об отчете по лесной операции.
  2. По заключению ревизионной комиссии, об изменении примечания к § 1-му обязательного постановления об осмотре сырых животных продуктов.
  3. По заключению телефонной комиссии, о распределении абонентов телефонной станции.
  4. О назначении участка земли между 3-м Прудским и Конюшенным пер., прилегающего к станции железной дороги, под склады.
  5. По заявлению инженера А.М. Окорокова, об отдаче под застройку, на основании закона 23 июня 1012 г., участка по р. Оби, рядом с городской скотобойней, для устройства дрожжевого винокуренного завода.
  6. По заявлению т-ва "А.Ф. Второв в С-ми", об аренде участка земли на базарной площади под постройку каменного корпуса.
  7. По заявлению Союза сибирских маслодельных артелей, об отдачу в аренду участка, прилегающего к берегу р. Оби, против усадьбы Поскотинова.
  8. По заявлению Е.И. Лебзиной, об отдаче на новый срок арендуемого ею участка по Пушкинской улице.
  9. По заявлению Павла и Александра Барнабаевых, о разрешении на постановку нефтяного двигателя для размола муки на арендуемом ими участке, в местности кирпичных сараев за речкой Пивоваркой.
  10. По заявлению П.П. Никольского, о согласии города на устройство паровой мельницы по Гоголевской улице.
  11. Об избрании городского аукциониста.
  12. О поддержании ходатайства г. Томска о проведении Томск-Енисейской железной дороги.
  13. О пособии семье городового Курдюмова, убитого 15 декабря мин. г.
  14. По ходатайству мещанина Рязанова, о разрешении погасить выкупную плату после достижения совершеннолетия его детей.
  15. Баланс Городского общественного банка на 1 января 1914 года.
  16. По жалобе трех гласных Думы на бездействие городской управы, выразившееся в том, что до сего времени не устроена теплая платьемойня у Солдатского взвоза.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Борьба с пьянством.
  Министерство внутренних дел разослало губернаторам циркуляр, которым, в видах борьбы с пьянством и разгулом, предлагается расширять и открывать "чайные".
  Рекомендуется обращаться к обществам трезвости с предложением открывать "чайные", разрешая последним также и торговать съестными припасами.
  При этом, однако, следует строго следить, чтобы из чайников наливали чай, а не водку.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  В пробойной буровой скважине.
  В пробойной буровой скважине N17, на берегу р. Оби, производимой для выяснения мощности водоносных слоев, на 20-саженной глубине от поверхности земли найден кусок дерева, который, судя по его внешности, можно отнести к хвойным деревьям.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Санитарный осмотр.
  Вчера санитарная комиссия в составе врача Орлова, фельдшера Белентьева, членов горолдской санитарной комиссии Бабина и Шумихина, полиц. надз. 3 уч. Леончука и пристанского надзирателя Изосимова произвела осмотр берега р. Оби, находящегося в аренде под лесопильным заводом "Бр. Козловы". Большая часть берега завалена назьмом, который издает сильный запах, а к реке из-под назьма вытекает темная густая вонючая жидкость. На Козлова составлен протокол и постановлено обязать Козлова подпиской убрать с берега к 1 марта с. г. весь назем. Кроме того, комиссия заметила, что построенная близко к берегу кузница грозит падением, и на это обстоятельство решено обратить внимание соответствующей комиссии.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Положение прислуги.
  У г. Кленц находилась в услужении девица лет 14-15, павловская обывательница Боровикова. Несколько дней тому назад собака хозяина сильно искусала ногу Боровиковой. Сначала Боровикова терпела и кое-как ходила, но через пять дней ее пришлось уже в силу необходимости отправить в городскую больницу, где у нее на ране констатирована заразная болезнь рожица, и ее положили в заразную больницу. Здорова ли собака, покусавшая Боровикову, неизвестно, так как за освидетельствованием ее г. Кленц к городскому ветеринарному надзору не обращался, а освидетельствование собаки необходимо, так как эпидемия бешенства собак еще не прекратилась.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Нет проезда.
  Мост через р. Барнаулку около лесопильного завода настолько занесло снегом, что по нему только с трудом можно проехать. Бывает так, что, когда едут через мост много с одной стороны, то едущие с другой стороны долго пережидают, пока освободится проезд, так как на мосту разъехаться нельзя. Снег же с моста почему-то не убирается.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
 []
Дорога на мост через р. Барнаулку
  
  Кража.
  В ночь на 4 февраля по Гоголевской улице из амбара при доме N68 посредством подобранного ключа похищено 5 кулей крупчатки, на сумму 50 р. Расследованием установлено, что кража совершена при содействии работника домовладелицы мещанами братьями Житковыми и Дитятевым. Полицейским надзирателем 2 уч. часть крупчатки найдена и возвращена потерпевшему, виновные арестованы и в краже сознались.
  ["Жизнь Алтая" N30, 6 февраля 1914 г.]
  
  Виноторговля в парикмахерской.
  Во вчерашнем номере "Ж. А." в отделе хроники было отмечено, что в ночь на 5 февраля в парикмахерской Майера около моста через реку Барнаулку чинами полиции конфискованы четверть вина, несколько бутылок пива и отобрана "рулетка". Вечером 5 февраля чинами полиции 2 уч. снова в указанной парикмахерской были захвачены 5 человек, играющих в "рулетку", и конфисковано полчетверти вина. Майер привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
 []
  
  
7 февраля
  
  БАРНАУЛ. 7 февраля.
  Барнаульская городская дума единогласно постановила присоединиться к ходатайству Томска относительно проведения Томск-Енисейской железной дороги.
  ["Сибирская жизнь" N28, 8 февраля 1914 г.]
  
  Нужды городских окраин.
  Городской управой объявлено в "Жизни Алтая" об открытии по Большой Змеевской улице* сенного и дровяного базара, но, благодаря отсутствию взвоза га реку Обь, на нем до сих пор не было ни одного воза как с сеном, так равно и с дровами. Что же касается покупки дров на базаре на бывшей хлебной площади**, то из двадцати крестьян едва ли один находится, который с переплатой за каждый воз соглашается везти их на гору - чем жители горы поставлены в совершенно другие условия против других частей города.
  Мне кажется, что забота о благоустройстве и развитии города всецело лежит на городском самоуправлении; поэтому не мешало бы принять кому следует те меры, какие были приняты в 1912 году во время перевода дровяного базара с сенной на хлебную площадь.
  Ввиду вышеизложенного, жители горы подали в городскую управу коллективное заявление об устройстве взвоза на берегу реки Оби, как единственного могущего обслуживать их нужды и как подвозный путь для крестьян, едущих с верховья реки Оби на вновь открытый дровяной и сенной базар. Мне кажется, что просьба их заслуживает внимания, и время уже городскому самоуправлению прислушиваться к голосу окраин ее и не жаловать их одними навозными отвалами.
  Нагорный рабочий
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Аванесова.
  ** Между нынешними улицами Интернациональной, Анатолия и Горького.
  
  Грубый прием.
  Два ученика 2-хклассного городского училища устроили между собой борьбу, во время которой один из них другому зубами просек голову. Заведующий училищем Н.А. Бастыргин отправил ученика с запиской в сопровождении сторожа училища в городскую лечебницу на перевязку. Но мальчик обратно с запиской и сторожем пришел неперевязанным. Пришедшие пояснили, что врач лечебницы их принял грубо, выхватил записку и бросил на пол и от перевязки отказался.
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  Антисанитария.
  Вчера санитарным фельдшером Белентьевым произведен осмотр номеров "Россия" Крамаренко. На кухне оказалось развешенным выстиранное мокрое белье, вода с которого стекала на стол, где кухарка рубила мясо.
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  Сим объявляется, что в Озерском лесничестве Алтайского округа, в Белоярской лесной даче, по левую сторону станции Повалихинской Алтайской железной дороги, в 6 верстах от села Белоярска, среди соснового леса, в сухой местности сдаются в аренду на двенадцать лет 48 участков площадью по 1/4 десятины под устройство дачных усадебных мест. С условиями аренды возможно ознакомиться в канцелярии лесничего Озерского лесничества ежедневно с 9 до 3 часов дня, за исключением неприсутственных дней.
  При той же железнодорожной станции по правую сторону ее в скором времени будут сдаваться в аренду 48 участков под устройство торгово-промышленных заведений.
  Лесничий Озерского лесничества И. Харин.
  ["Жизнь Алтая" N31, 7 февраля 1914 г.]
  
  Ограбление.
  7 февраля из с. Белоярского в город шел крестьянин Молчанов. Недалеко от города на лугу его догнали на лошади двое неизвестных, которые чем-то сшибли Молчанова, отняли у него вещевую сумку и скрылись.
  ["Жизнь Алтая" N35, 12 февраля 1914 г.]
  
  
8 февраля
  
  Выбитие окон в участке.
  7 февраля вечером мещанин В. Стрельников явился со стяжком в руках к канцелярии 1-го полицейского участка и выбил в канцелярии окна. Стрельников арестован, и на него составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N33, 9 февраля 1914 г.]
  
  * Стяжок - деревянный брус, палка.
  
  Преподавание монгольского языка.
  Педагогический совет городской торговой школы обратился в городскую управу с просьбой выяснить у местных фирм, насколько им желательно введение преподавания в торговой школе монгольского языка.
  ["Жизнь Алтая" N32, 8 февраля 1914 г.]
  
  Безобразия извозчиков.
  Чтобы захватить вперед очередь на бирже*, извозчики часто пускают во весь карьер своих лошадей. Начинается бешеная скачка. На днях около управы извозчики, скакавшие на биржу, едва не затоптали прохожего. На них хотели составить протокол, но они ускакали, а номера у них заметить не удалось.
  ["Жизнь Алтая" N32, 8 февраля 1914 г.]
  
  * Биржа - уличная стоянка извозчиков.
 []
Биржа извозчиков на Московском проспекте
  
  "Свидетель".
  По делу о краже 6 февраля в 3 полицейский участок в числе других для допроса явился Ар. М. Усталов. Во время допроса одной свидетельницы Усталов вышел в коридор, где забрался в отпертую кладовую и похитил из стоявшего там конфискованного вина три полбутылки. Усталов арестован и привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N32, 8 февраля 1914 г.]
  
  С Алтайской железной дороги.
  Сооружение Алтайской железной дороги идет усиленным темпом. Управление по постройке теперь уже надеется, что правильное движение по всей линии удастся открыть не с 1 января 1915 года, как предполагалось ранее, а к октябрю 1914 года. Работы интенсивно ведутся даже на протяжении всей текущей зимы и одновременно с нескольких пунктов. На успешность сооружения грандиозного моста через реку Обь обращено особое внимание.
  ["Утро Сибири" N35, 12 февраля 1914 г.]
  
  Закрытие завода Гончарова.
  8 февраля, согласно определению омской судебной палаты, полицией закрыты шерсточесальный завод Гончарова. Со дня закрытия Гончарову лан 6-месячный срок на снос завода.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  8 февраля отравилась стрихнином проживающая в Ивановском Логу молодая девушка Н.В. Рубцева. Причина самоубийства - недовольство жизнью. Когда Рубцева находилась еще в сознании, ей хотели оказать помощь, но она от этого отказалась и, потеряв сознание, через 2 часа умерла.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Покорнейше прошу не оказать поместить в ближайшем номере Вашей уважаемой газеты мое разъяснение на заметку в хронике N31 "Грубый прием". 5 февраля с. г. на моем утреннем приеме в городской амбулатории, когда я должен был, согласно предписанию городской управы от 4 февраля за N1055, закончить прием 90 записанных больных к 11 часам и занят был приемом очередной больной, полураздетой женщины, ко мне во врачебный кабинет ворвался какой-то парень в пальто, шапке и галошах, оттолкнул больную и, суя конверт мне в руки, сказал: "Вот, учитель велел вам дать ответ". Я ему сказал, правда, грубо и раздраженно, что врываться сюда без стука и без очереди я никому не позволяю, и велел ему выйти из кабинета, записаться, а потом уже по вызову приходить. Письмо я в руки не брал и на пол не бросал. Закончив прием очередных записанных больных, я вскоре же вышел и спросил о нем, но его уже не было. Покончив с освидетельствованием солдата, в комиссии в лазарете, я вновь вернулся в амбулаторию около 12 час. и принял всех оставшихся больных, но его опять не было. О том, что с ним были ученики, я узнал лишь из газеты.
  С истинным почтением.
  Заведывающий амбулаторией врач Виктор Тибер-Петров.
  7 февраля 1914 года, г. Барнаул.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  
9 февраля
  
  На Алтайской железной дороге.
  Работы по сооружению моста через р. Обь идут усиленным темпом. В текущую зиму предполагалось спустить лишь 5 кессонов; в настоящее же время уже спущено с правой стороны Оби 4 кессона, остальные же сейчас спускаются и будут закончены до ледохода. Постройка моста закончится к осени 1915 года. Укладка рельс в настоящее время по всей линии приостановлена и возобновится осенью 1914 года и будет окончена в начале 1915 г. Когда из Ургунского карьера будет достаточно доставлено камня к станции Повалиха, будет приступлено к сооружению мостов через р. Чумыш, Повалиху и Бердь, вместо построенных в настоящее время временных деревянных, причем, согласно соглашению с водным округом путей сообщения, мост через Чумыш будет построен на высоте 4,5 саж. над уровнем высокого горизонта воды, что дает свободный проход по Чумышу судам.
  В половине февраля в Барнаул ожидается приезд главного строителя дороги инженера Будагова.
  ["Жизнь Алтая" N33, 9 февраля 1914 г.]
  
  За буйство.
  За буйство, произведенное в цирке, атлет цирка Васильев и служащий цирка Мусняцкий по постановлению губернатора подвергнуты аресту на 2 месяца каждый.
  ["Жизнь Алтая" N33, 9 февраля 1914 г.]
  
  Физиономия последнего маскарада.
  Поскольку мы видели и слышали - барнаульские маскарады за этот сезон не отличались ни особенной оригинальностью, ни особенной идейностью масок. И вдруг 9 февраля в Общественном собрании появляется целая масса масок, и физиономия маскарада приобретает довольно внушительный вид... Надо полагать, критически мыслящая часть барнаульской публики приберегала свои сатиры к концу сезона и готовилась к выступлению именно на последних маскарадах.
  Наиболее глубокой по содержанию надо, на наш взгляд, отметить рабочего, стиснутого железом с изможденным, вдумчивым лицом и с "орудиями борьбы", железным молотом и стальной наждачною пилою... Маску эту публика, видимо, не поняла и не оценила... Впрочем, эта маска, как и подобает представителю мыслящей демократии, держала себя с большим достоинством и не выпрашивала контрамарок... Да и едва ли домогалась приза.
  На второе место надо, думается нам, поставить "Холодную печь", если так можно ее назвать. Эта маска представляет всю Сибирь, которая хотя и "плохо отопляется", но все же "старается", а между тем ее масло "за границу отправляется", сама же она по-прежнему "нуждается", и даже купечество ее "в трубу вылетается"...
  На третье место надо отнести мужика с горбом, у которого из хаты три пути: "к мироеду", "в казенку" и на кладбище... После появления в зале представителя полиции слово "в казенку" было заклеено надписью "в пивную"... (?!)
  Затем идет целый ряд масок, по-своему интересных и наводящих на размышления. Вот земной шар, опутанный змеями лжи, зависти и прочих пороков; вот "Вечный спутник" - целый дирижабль с авиатором, которого вечно сопровождает смерть.
  Содержание очень оригинальной пары масок, получившей, между прочим, первый приз, - баба, впряженная в воз с дровами, и мужик, едущий на ней, - пытается, видимо, создать сатиру на предрассудки мод: "Жена заставила продать лошадь и корову и купить ей обновку", - гласит надпись... Можно было бы без этой надписи истолковать маску с большей выгодой для нее же, как бесправие и пригнетенность женщины-простолюдинки...
  Были две маски и на злобу барнаульского дня: "Плоды наших карманов" - три конкурирующих и разрывающих на части своими рекламами публику увеселительных учреждения: цирк с борцами и два Иллюзиона с потрясающими драмами; и "Два враждебных лагеря" - это два опять-таки кинематографа, враждующие между собой на почве конкуренции (2-й приз). И наконец, бросалась в глаза исключительно своей оригинальностью "Жница" (3-й приз), наряд которой был сшит из хлебных колосьев, и "Еж", костюм которого представлял домино, с длинной щеткою из обожженных с одного конца спичек.
  В общем маскарад показал в достаточной степени бодрую и критически настроенную мысль барнаульской публики.
  Г.
  ["Жизнь Алтая" N33, 9 февраля 1914 г.]
  
  Задержание убийц.
  В октябре месяце п. г. около города были найдены с отрубленными головами трупы крестьян с Черемновского Кузнецова и Дронова. Убийцы успели скрыться. 9 февраля около 2 час. дня в мелочной лавке Дерюшева полицейским надзирателем Юшиным один из убийц Вас. Каратаев задержан. Арестована также сожительница Каратаева Анна Аксенова, причастность которой к убийству установлена.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  
10 февраля
  
  Чье белье?
  В ночь на 10 февраля по Большой Олонской ул. чинами полиции задержан Калина Чащихин, несший узел белья и дугу, о способе приобретения которых Чащихин определенного ответа не дал. Чащихин арестован.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  Маскарад.
  Маскарад 10 февраля в Народном доме привлек порядочно публики и прошел оживленно. Были любопытные костюмы, большинство которых, впрочем, уже появлялись на предыдущих маскарадах. Первый приз за мужской костюм получила оригинальная и прекрасно выполненная маска "Свинья под дубом", причем дуб символизировал торговых служащих, свинья - торговцев, а корень дуба, который она подрывала, - 2-хчасовой обеденный отдых. Третий мужской приз получил "Торговый дом", с мануфактурным, галантерейным и обувным отделениями в нижнем этаже и "долговым отделением" в виде железной клетки - в верхнем. В числе масок был даже целый паровоз Алтайской железной дороги, довольно громоздкий. Содержательных по идее дамских костюмов не было.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  
11 февраля
  
  Поверочный сбор.
  17 и 18 февраля в Барнауле назначен поверочный сбор запасных нижних чинов армии и флота, проживающих в Барнауле и его уезде.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  Бенефис А.М. Дубовицкой.
  Сегодня в Народном доме труппой Львова-Тургенева в бенефис артистки А.М. Дубовицкой ставится 5-актная трагедия "Измена" князя Сумбатова.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  Штрафы.
  Приказом мирового судьи за неочистку от снега тротуаров оштрафованы домовладельцы И.К. Платонов на 60 руб., И.И. Лубяных на 30 руб., В.И. Хмелев на 30 руб. и Г.И. Страхова на 50 руб. И содержатель постоялого двора за допущение на постоялом дворе игры в карты на 10 руб.
  ["Жизнь Алтая" N34, 11 февраля 1914 г.]
  
  Масляный рынок.
  11 февраля на местном масляном рынке было в привозе 210 бочек. Высший сорт 13 р. 50 к., низший 13 р. руд.
  ["Жизнь Алтая" N35, 12 февраля 1914 г.]
  
  Хулиганство.
  11 февраля Ник. Лаптев, проходя по Соборному пер., между 4-й и 5-й Алтайскими улицами, встретился с Мих. Звягиным и Вас. Смышляевым, которые схватили Лаптева за грудь, стали сначала трясти и требовать на "полбутылки". Когда же Лаптев заявил, что у него денег нет, хулиганы начали наносить ему удары, а затем, сорвав с Лаптева шапку, скрылись. Полиц. надз. 2 уч. Звягин и Смышляев привлечены к ответственности по обвинению в ограблении.
  ["Жизнь Алтая" N36, 13 февраля 1914 г.]
  
  Кража кассы.
  11 февраля по Соборному пер., между 2-й и 3-й Алтайскими улицами, из лавочки А. Пермяковой мальчиком-рецидивистом М. Матюшкиным похищена касса с деньгами. Чинами полиции 2 уч. Матюшкин был задержан. Похищенные деньги у него отобраны и возвращены потерпевшей.
  ["Жизнь Алтая" N36, 13 февраля 1914 г.]
  
  
12 февраля
  
  Обязательное постановление Барнаульской городской думы.
  О борьбе с бешенством собак в г. Барнауле.
  1. Все собаки в г. Барнауле должны содержаться на прочных привязях или взаперти, или же в намордниках.
  2. Воспрещается водить собак по улицам не на привязи, если они не в намордниках.
  3. Самок, ввиду общественного благоприличия, не дозволяется выпускать и в намордниках.
  4. Собаки, не удовлетворяющие этим условиям, ловятся как бродячие и уничтожаются средствами города.
  5. Передача городом ловли собак в частные руки воспрещается.
  6. Ловля собак производится в ранние утренние часы не позднее 8 часов утра.
  7. Собаки, пойманные на площадях и улицах, могут быть в течение одних суток со дня поимки выкупаемы от содержателя собачьего двора, с уплатою за содержание по 25 коп. в Городскую управу.
  8. Собаки, выкупаемые их владельцами, выдаются лишь после составления соответствующего протокола под обязательство, чтобы в течение 40 дней собака содержалась под особым надзором.
  9. При обнаружении у собак первых признаков бешенства владелец обязан запереть больное животное в отдельное помещение, из которого оно не могло бы выйти, и сообщить о том местным полицейским властям или ветеринарному врачу.
  10. Собаки, заболевшие бешенством, немедленно по распоряжению ветеринарного врача убиваются и зарываются вместе с кожею в землю на глубину не менее 2,5 арш.
  11. Лечение больных бешенством собак воспрещается.
  12. Немедленно убиваются, по распоряжению ветеринарного врача, собаки, подозреваемые в заболевании бешенством, а равно покусанные бешеным животным.
  13. Виновные в неисполнении сих обязательных постановлений привлекаются к ответственности по ст. 112 устава о наказаниях.
  14. Настоящее обязательное постановление вступает в силу по истечение двух недель со дня опубликования в "Томских губернских ведомостях".
  Подлинное подписал и. д. Томского губернатора Вице-губернатор полковник Загряжский.
  ["Томские губернские ведомости" N13, 12 февраля 1914 г.]
  
 []
  
  Не в почете...
  В минувшем году исполнилось десятилетие одного скромного, но в высокой степени полезного учреждение г. Барнаула. Широким кругам населения, для которых, в сущности, оно и предназначено, учреждение это, пожалуй, совершенно неизвестно. Мы говорим о музее наглядных пособий для городских начальных школ, который содержится отчасти на средства министерства н. пр., отчасти на средства города.
  При нашей культурной бедности названный музей представляет собою значительную ценность. В настоящее время в нем значится 1437 разных наглядных пособий, оцениваемых в 2547 р. 96 к. Имеются физические приборы, ботанические таблицы, гербарии, коллекции по зоологии: бабочек, жуков и т.п., чучела, препараты, коллекции по минералогии, карты и картины по разным областям науки, быта и т.д. и т.п. Всем этим в широких размерах пользуются начальные школы г. Барнаула, не исключая и частных. При музее имеется недурная учительская библиотека, состоящая из 2118 томов, стоимостью в 1811 р. 45 к. Для того, чтобы судить о деятельности музея, достаточно сказать, что количество выдач в год достигает иногда до двух с половиной тысяч. При этом, конечно, излишне распространяться о пользе музея, ибо значение наглядности в деле преподавания в настоящее время прекрасно сознается и людьми, не имеющими к школе непосредственного отношения.
  Педагогическое значение музея огромно, а между тем музей заслуживаемым почетом совершенно не пользуется. Он не имеет даже сносного помещения. Музей ютится в подвальном этаже второго 4-хклассного городского училища. В подвале сыро, холодно и мрачно. Три маленьких оконца у самой поверхности земли совсем плохо пропускают свет, а косые лучи солнца попадают в музей разве только как редкие гости. От сырости коробятся каучуковые круги электрических машин, одна из которых уже пришла в совершенную негодность; портятся гербарии, чучела птиц теряют свою первоначальную форму, из них выпадывают перья; жуков и бабочек разрушают микроскопические вредители. Само собой разумеется, мрак, холод и сырость дурно влияют на настроение и здоровье посетителей-учащих, и без того день-деньской вынужденных проводить в душных классах. В музее же им приходится иногда проводить долгое время: надо просмотреть руководства для ближайших учебных дней, навести справку в энциклопедическом словаре, пробежать статейку во вновь полученном журнале. Кроме того, в музее не имеется даже самых элементарных удобств. На всех столах кипами наложены карты, картины и таблицы, которые, при постоянном перебирании, быстро треплются и изнашиваются. Более подходящего места для них совершенно не имеется, как совсем отсутствует и свободный стол для посетителей, вынужденных поэтому заниматься стоя.
  Насколько малым вниманием пользуется музей, показывает также и то, что заведующий музеем, работающий в нем не менее 2-х часов ежедневно, получает всего-навсего 10 рублей в месяц. При этом нужно отметить, что работа заведующего не ограничивается двухчасовым пребыванием в музее. На его обязанности, кроме того, лежит отчетность, сношение с учреждениями, а главное - составление каталогов и выписка наглядных пособий и книг. Это в свою очередь вызывает необходимость следить за новинками в области наглядных пособий и педагогической литературы, а также - предварительно со всем этим знакомиться. Работа большая, ответственная, вознаграждение же грошовое.
  Городу, для пользы дела, следовало бы увеличить содержание заведующего и своевременно заботиться об устройстве музея в приличном помещении.
  Мы говорим - городу, потому что с утверждением школьной сети хозяйственное заведывание всеми начальными школами Барнаула сосредоточится в руках городского самоуправления, в том числе, конечно, хозяйственное заведывание музеем.
  Где поместить педагогический музей? Ответ на этот вопрос, в разговоре с нами, дал заведующий музеем А.А. Бедняков. Он рекомендует поместить его в одном здании с музеем Географического о-ва. На пристройку городу придется, конечно, в таком случае ассигновать потребную сумму.
  Комбинация эта, по нашему мнению, удачная. Посещая свой педагогический музей, учащие непременно будут заглядывать и в богатый коллекциями музей Географического о-ва, да притом еще - с ватагами своих питомцев. С одной стороны, дети могут шире и подробнее знакомиться с природой и бытом людей, с другой - будут расширять и углублять свои познания и сами учащие.
  В интересах народного просвещения стоило бы над этим проектом серьезно подумать.
  А. Шапошников
  ["Жизнь Алтая" N35, 12 февраля 1914 г.]
  
  Ранняя скупка хлеба.
  По обязательному постановлению думы на главной базарной площади воспрещается оптовая скупка зернового хлеба до 10 час. утра. В обход этого постановления скупщики стали до 10 час. лишь сторговываться в крестьянами. И бывает так, что хлеб крестьянин продаст в 8 час. утра и дожидается, когда снимут флаг, т.е. 10 час., попудно же для обывателей не продает. За такую преждевременную закупку 11 февраля полицией задержан приказчик торгового дома Плотникова Мезенин, и на него составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N35, 12 февраля 1914 г.]
  
  Пожар.
  12 февраля около 12 час. дня под Б. Гляденом от неизвестной причины сгорела сушилка на кожевенном заводе Лалетина. Строение нигде не застраховано. Убыток исчислен в 200 р.
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
  Испуганная лошадь.
  12 февраля у ехавших Пушкинской улицей неизвестных мужчины, женщины и мальчика лет шести испугалась чего-то лошадь и понесла. В одном месте, ударившись о столбик, сломалась оглобля. На раскатах из саней вылетели мужчина и женщина, в санях остался лишь мальчик. Лошадь повернула Соборным переулком к ул. Л. Толстого, здесь на повороте из саней вылетел мальчик, после чего дровни ударились с силой об угловой столб и расщепились.
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
 []
Ул. Льва Толстого на пересечении с Соборным переулком
  
  Бенефис оркестра А.И. Клястера.
  А.И. Клястер - популярный в Барнауле музыкант и капельмейстер, и его оркестр пользуется симпатиями барнаульцев. Поэтому, должно быть, и зал барнаульского Общественного собрания 12 февраля был переполнен публикой, и публикой самой изысканной, почти такой же, какая переполняла зал во время гастролей Ковника, Рески, Сикоры...
  Но ожидание публики на этот раз далеко не оправдалось. Вместо действительно музыкального вечера, ей была преподнесена - правда, довольно остроумная и веселая, но совершенно немузыкальная - пьеска Квитки-Основьяненко "Сватания на Гончарiвцi". В оперетке повторяется три-четыре давно избитых украинских мотивчика, то сентиментальных, то шаблонно-комических - вот и все. И оркестру не в чем было показать себя, нечем усладить слух публики... О вокальной части исполнения и говорить нечего. Пели плоше, чем по-любительски.
  Драматическим искусством, в большей степени, блеснули г.г. Молчан в роли Прокия Шкирота и Никольский в роли "дурня" Стецьки. В обоих видна жилка заправских малорусских актеров. Спектакль закончился развеселым гопаком, а весь вечер - танцами шикарных пар.
  Г.
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
  Маскарад.
  Маскарад, устроенный 12 февраля в Народном доме, не отличался особым изяществом и оригинальностью костюмов. Также был и не слишком многолюден. Большинство костюмов, претендующих на приз, побывали уже в нескольких маскарадах. Изящнее других, хотя и не без дефектов, был дамский костюм "Озеро с лебедями", получивший первый приз. Второй дамский приз получил "Альбом", третий - "Бабочка" и четвертый - "Мельница". Первый приз мужской получил "Глобус", второй - "Барнаул", третий - "Вечный спутник" и четвертый - "Дни нашей жизни".
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
13 февраля
  
  "Шинок".
  У нас уже отмечалось, что в парикмахерской Майера, около базарного моста полицией два раза было конфисковано вино и пиво, и оба раза отобраны "рулетки". Были составлены протоколы, но Майер, видимо, на протоколы мало обращает внимания; в ночь на 12 февраля у него снова были захвачены играющие в "рулетку" и конфискованные вино и пиво. На него составлен третий протокол.
  ["Жизнь Алтая" N36, 13 февраля 1914 г.]
  
  Проект барнаульской водопроводно-электрической станции.
  Инженером Б.Ю. Герценом в настоящее время закончен в общих чертах и представлен в городскую управу проект водопроводно-электрический станции для г. Барнаула.
  Здание станции предположено построить на углу Сузунской ул. и 4 Прудского. Здание каменное, рассчитанное на установку впоследствии до 4 турбин мощностью до 5000 лош. сил. При станции спроектированы: контора, лаборатории и мастерские для водопровода и электрической станции.
  Осветительная сеть рассчитана на 25 000 ламп и захватывает городских улиц около 32,5 верст, и питается она от 18 трансформаторов.
 []
  Уличное освещение будет состоять из 750 ламп с металлической нитью от 50 до 500 свечей, в зависимости от важности районов.
  Прием воды для водопровода предложено производить из железобетонного колодца глубиною 12-15 сажен. Вода в него поступает из водоносного слоя крупного песку мощностью до 7,5 саж., прикрытого непроницаемым слоем плотной глины. Насосы предполагается поместить в бетонной шахте рядом с приемным колодцем. На первое время предполагается установить четыре электронасоса: три для хозяйственного разбора воды, общей мощностью 24 000 вед. в час, и один противопожарный, мощностью в 12 000 вед. в час.
  Сеть водопроводных труб, общей длиной около 16, 5 верст, обнимает почти всю заселенную часть города и распределена таким образом, чтобы по возможности защищать город в пожарном отношении. Сеть рассчитана на подачу для хозяйственного разбора до 200 000 вед. воды в сутки, а для пожарного действия на 12 000 ведер в час из 4-х пожарных струй, подающих каждая по 50 ведер в минуту на высоту до 12 саж. при дальнобойности спереди до 18 сажен.
  Всего предположено поставить в город 129 пожарных гидрантов.
  Для ручного ведерного и бочечного разбора воды устраивается в разных частях города 8 водоразборных будок.
  Взамен водонапорной башни предполагается утроить на возвышенной части города по Соборному переулку за 7 Алтайской ул. два железобетонных наземных резервуара, емкостью в 50 000 вед.
  Для успешного тушения пожаров, чтобы сократить время между возникновением пожара и прибытием пожарной команды, предполагается устройство пожарной сигнализации, состоящей из целого ряда (в смете предвидено 50) извещателей, соединенных электрическими проводами с квартирой брандмейстера, каланчами и водопроводной станцией. К общей сети сигнализации могут быть присоединяемы и отдельные здания и учреждения, желающие у себя иметь сигнализационную кнопку.
  Смета на водопровод и электрическую станцию составлена в двух вариантах.
  По первому варианту стоимость обоих сооружений исчислена в 596 000 руб.; стоимость водопровода составляет 355 849 р. 50 к. и стоимость электрической станции - 240 150 руб. 50 коп.
  По второму варианту, заменившему подземную сеть проводов высокого напряжения воздушной, при отсрочке пожарной сигнализации, стоимость обоих сооружений доведена до 537 290 рублей.
  Срок постройки обоих сооружений инженером Геценом определен при благоприятных условиях 1,5-2 года.
  ["Жизнь Алтая" N36, 13 февраля 1914 г.]
  
  Подотделом географического общества на днях начат капитальный ремонт здания, подаренного подотделу Кабинетом Его Величества вместе с усадебным участком в 360 кв. саж. Библиотека и музей на время перенесены в здание в заводской ограде.
  ["Жизнь Алтая" N36, 13 февраля 1914 г.]
 []
Здание бывшей химической лаборатории,
переданной Алтайском отделу географического общества
  
  Печальная действительность.
  Мещанин Кувыкин обратился в городскую управу с просьбой сложить следуемую ему плату за лечение его мальчика в заразной больнице. Для обследования материального положения Кувыкина поехал член управы Т.П. Гончаров. Кувыкин живет в Заячьей по 4-й Алтайской ул. Оказалось, что у него от скарлатины на днях умер мальчик и в настоящее время скарлатиной болеет девочка, которая помещается в одной комнате с родителями и только что выздоровевшим от скарлатины братом. Кроме того, по словам Кувыкина, к нему в избу имеет свободный доступ каждый из соседей, что, несомненно, способствует распространению болезни. На вопрос Гончарова, почему он девочку не везет в больницу, последовал ответ: "Денег нет, а в больнице за каждый день берут по 60 к". И вот благодаря злополучному "денег нет" создаются очаги заразных болезней. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что в городской Зайчанской школе на Алтайских улицах 8 февраля зарегистрировано 4 больных скарлатиной, и 10 февраля по распоряжению заступающего место городского головы М.Н. Еремеева школа закрыта до 17 февраля для производства в здании дезинфекции. Гончаров посоветовал Кувыкину немедленно больную девочку отправить в больницу. Управа освободила Кувыкина от платы за лечение в больнице его мальчика.
  к сведению жителей напоминаем, что городской думой ассигновано на 1914 г. 500 руб. на бесплатное лечение бедных жителей города.
  ["Жизнь Алтая" N36, 13 февраля 1914 г.]
  
 []
Зайчанская школа
  
  О заграничной экскурсии сибирских кооператоров.
  За последние годы в сознании сибирского крестьянства приходится наблюдать интересный сдвиг. Прежняя боязнь перед всякого рода новшеством отошла в область преданий. Замечается усиленное стремление к усвоению всего того, что может принести пользу в жизни крестьянина.
  8 февраля в Барнауле происходило показательное в этом отношении совещание уполномоченных союзных артелей барнаульского района, в количестве 60 человек.
  Обсуждался вопрос о том, кого избрать на заграничную экскурсию для ознакомления с тамошними кооперативами. Как известно, декабрьским общим собранием уполномоченных было решено организовать эту экскурсию нынешней весной; при этом было постановлено, что от каждого района поедет по одному представителю, и на каждого экскурсанта было ассигновано 200 руб.
  На местах экскурсией заинтересовались, и на совещании 8 февраля выяснилось, что от барнаульского района в ней желают участвовать несколько человек. Совещание пошло навстречу этому желанию и к 200 р. доассигновало 140 р. (по 2 р. с каждой артельной лавки). Со своей стороны, изъявившие желание попасть в экскурсию заявили, что каждый из них готов из личных средств ассигновать на экскурсионные расходы 85 руб., если его выберут в экскурсию. В конце концов решили избрать в экскурсию от барнаульского района 3 человек. Но так как желающих попасть в экскурсию оказалось больше трех, то пришлось прибегнуть к закрытой баллотировке, которой и были избраны три лица. Экскурсионные расходы были исчислены приблизительно в 600 руб.
  Я отмечаю этот факт как в высшей степени отрадный, с несомненной ясностью доказывающий, что культурный уровень сибирского крестьянства стоит на высокой ступени: сибирский крестьянин готов уже идти на личные материальные жертвы, лишь бы получить возможность поучиться у опередившего его крестьянина-европейца.
  Как выяснилось на совещании, экскурсанты побывают в Германии для ознакомления с кредитной и потребительской кооперацией, затем - в Дании, где наиболее развиты сельскохозяйственные кооперативы, и, наконец, в Англии, где экскурсанты лично ознакомятся с положением дел в "Юнионе".
  Время выезда, вероятно, определится к следующему районному совещанию, которое назначено на 6 марта.
  С-ей
  ["Сибирская жизнь" N37, 21 февраля 1914 г.]
  
  Конские бега.
  В четверг, 13 февраля, на р. Оби состоялись конские состязания. Следует отметить отсутствие правильно организации бегов и вмешательство зрителей в их ход. Так, например, некоторые "мазчики" мешали противникам кончать состязание, когда видели, что дело клонится не в их пользу. Перед бегущей лошадью пересекали дорогу или ставили препятствия, вследствие чего перебежки продолжались без конца.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  
14 февраля
  
  Положение рабочих.
  Когда в номере 16 "Ж. А." под таким названием появилась заметка, рисующая условия труда в мастерской Шампарова, последний тотчас же принял некоторые меры к устранению указанных заметкой дефектов: во дворе началась чистка, а уже ночью на отвал была вывезена из лавочки испорченная рыба - очевидно, готовились к встрече санитарного надзора. Как удалось теперь узнать более точно, не только в малярном отделении, но и в подеревном отделении условия труда тоже невозможны. В помещении до сего времени не было вентиляции, и только на днях сделали две форточки в том помещении, где одновременно строгают и распаривают над "жаровней" лес, чтобы посредством выгибания придавать дереву требуемую форму. "Жаровня" же самого примитивного устройства: простой обыкновенный лист железа с рукояткой. На жаровне зажигаются стружки, а сверху над огнем помещается дерево так, чтобы можно было двигать жаровню. Дым от стружек наполняет помещение. Очищается же помещение от дыма посредством отворенных дверей. Процедура с жаровней повторяется несколько раз в день. Поэтому немудрено, что почти все подеревщики хрипят и кашляют, а некоторые, давно работающие при таких условиях, жалуются, что у них стало плохое зрение. Кроме всех приготовлений к встрече санитаров, начались поиски виновных, давших материал в газету. Нужно сказать, что у Шампарова в мастерской есть свои любимцы, которые приняли в деле горячее участие. Был заподозрен старик Новоселов, и вот ему сейчас же стали угрожать эти добровольцы:
  - Говори, ты в газету передал?
  - Нет, что вы!
  - Говори лучше, а то все равно кишки выпустим!
  Насколько вообще в мастерской Шампарова опасно для мирного рабочего, можно судить по тому, что несколько рабочих обратились к полиции с просьбой послать кого-либо из полицейских присутствовать при расчете 13 февраля, так как они боятся угроз других рабочих.
  В опровержение на нашу заметку, помещенном в N24 "Ж.А.", Шампаров пишет: "Я не могу выгонять их (рабочих) и закрывать мастерские, когда нужно в них работать". Между тем, когда поиски виновных оказались безрезультатными, Шампаров всем подозреваемым в числе 13 заявил, что с 13 февраля они могут считать себя свободными.
  В своем опровержении Шампаров пишет также: "От продажи в лавке я ничего не наживаю, да она не для этого и держится, а чтобы выдавать нужное для пропитания семей рабочих, подверженных слабости, натурою, а не деньгами, которые пропиваются, и семьи их сидят голодные, а я остаюсь долгое время без рабочих". А на днях у Шампарова чинами полиции 3 участка был произведен обыск, и у него найдено 15 бутылок с пивом. Дознанием установлено, что Шампаров не только товар, но и пиво отпускал под работу от 12 до 14 к. за бутылку. Кроме того, лавочка его, существующая около 2-х лет, не имеет никаких прав и патентов. Шампаров привлечен к ответственности.
  В заключение приведем еще один характерный способ расчета г. Шампарова с рабочими.
  Перед расчетом рабочих 26 января Шампаров стал в американскую лотерею разыгрывать старую шелковую юбку, назначив от 1 коп. и до 54 коп. за билет. Рабочие отказывались "тащить" билеты, мотивируя это неимением денег, тогда Шампаров пообещал при розыгрыше поставить 1/4 водки, а деньги за билеты высчитать при расчете, после чего предлагал билеты, не принимая уже никаких возражений. Юбка была разыграна и досталась Степану Вохмину.
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
  К устройству водопровода.
  В настоящее время представителем инженера Гецена г. Зудовым производится разработка отдельных частей проекта с целью выяснения необходимого количества кирпича, цемента, водопроводных труб, железных балок и проч. строительных материалов для того, чтобы город мог заблаговременно приступить к заготовке этих материалов.
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
  Бега.
  14 февраля на ипподроме на заводском пруду обществом охотников конского бега и скачек были устроены бега на гандикап. Публики на бега собралось небывалое количество. Порядок восстанавливался усиленным нарядом полиции. Вне программы вначале бежали скаковые лошади: Сухова и Ворсина на премию 100 руб. Первой пришла лошадь Ворсина, прошедшая дистанцию в 1,5 версты за 2 м. 7 с. В первом заезде рысист. кровн. лошадей участвовали лошади: Калистратова "Мечта", показанная резвость 1,5 версты за 3 м. 10 с., к старту пришла в 3 м. 35 с.; Грязнова "Дедушка", резвость 3 м. 15 с., у старта - 3 м. 54 с.; Четина "Франт", резвость 3 м. 20 с., у старта - 3 м. 34 с.; Новоселова "Красавец", резвость 3 м. 30 с., у старта - 3 м. 30 с. Во второй заезд были пущены лошади: Платонова "Знаток", резвость 3 м. 5 с., у старта - 3 м. 8 с.; Шалавина "Храбрый", резвость 3 м. 6 с., у старта - 3 м. 12 с.; Мошкина "Бегучий", резвость 3 м. 9 с., у старта - 3 м. 12 с.; Сухова "Соперник", резвость 3 м. 10 с., у старта - 3 м. 3 с. Из рысистых кровных первый приз жюри присудило "Сопернику" Сухова и второй - "Знатоку" Платонова. Затем следуют два заезда русских рысаков. В первом заезде участвуют лошади: Мошкина "Ураган", резвость 4 м., у старта - 4 м. 16 с.; Янова "Рыжий", резвость 3 м. 55 с., у старта - 4 м. 37 с.; Железнова Карий, резвость 3 м. 45 с., у старта - 4 м. 1 с.; Хаминского "Мухоркин", резвость 4 м. 5 с., у старта - 4 м. 5 с. и Михайлова "Звездочка", резвость 3 м. 4 с., у старта - 3 м. 57,5 с. Во втором заезде участвуют лошади: Камова "Жулик", резвость 3 м. 35 с.; Вырыпаева "Васька", резвость 3 м. 30 с.; "Жулик" и "Васька" в виду большой отсталости были остановлены, не дойдя до старта; Сорокина "Серко", резвость 3 м. 35 с., у старта - 3 м. 38,5 с.; Цейклина "Ада", резвость 3 м. 30 с., у старта - 3 м. 38 с. и Плотникова "Летун", резвость 3 м. 25 с., у старта - 3 м. 43 с. Из русских рысаков первый приз присужден "Звездочке" Михайлова и второй приз - "Карему" Железнова.
  В заключение были три заезда иноходцев. В первом заезде участвуют лошади: Ушакова Серый, резвость 4 м. 10 с., у старта - 4 м. 3,5 с.; Калинина "Бурко", резвость 3 м. 45 с., у старта - 4 м. 3,5 с.; Шарламова "Серко", резвость 3 м. 40 с., у старта - 4 м. 24 с.; Белобородова "Хулиган", резвость 3 м. 30 с., зауросил и не пошел, и Филатова "Белоножко", резвость 3 м. 30 с., у старта - 4 м. 7 с. Во втором заезде: Мыдлярчика "Саврасый", резвость 3 м. 20 с., у старта - 3 м. 31 с.; Ненахова "Мухортый" не пошел, Новоселова "Задира", резвость 3 м. 10 с., у старта - 3 м. 24 с. и Ковина "Куцый", резвость 3 м. 10 с., у старта - 3 м. 21 с. В третьем заезде: Ковина "Мурашк"а, резвость 3 м. 5 с., у старта - 3 м. 4,5 с.; Гусева "Гнедой", резвость 3 м., у старта - 3 м. 3 с.; Платонова "Казас", резвость 2 м. 5 с., у старта - 3 м. 3 с. и Палкина "Сокол", резвость 2 м. 50 с., у старта - 2 м. 55,5 с. Из иноходцев первый приз присужден "Соколу" Палкина и второй - "Серому" Ушакова. Бегам много помешала разыгравшаяся во время бегов пурга.
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
  Попрошайничество.
  по утрам на хлебном базаре за последнее время сильно развилось попрошайничество. Мальчики, девочки, подростки и взрослые с ковшами в руках и сумками через плечо ходят от воза к возу, выпрашивая подаяние "ради Христа".
  ["Жизнь Алтая" N37, 14 февраля 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, г. редактор!
  Прошу Вас не отказать в помещении моего разъяснения по поводу статьи "Сельскохозяйственный институт" (письмо из Барнаула), помещенной в N13 издаваемой Вами газеты "Сибирская жизнь".
  В письме этом, между прочим, говорится: "Правительственный агроном С.И. Иванов прислал в городскую управу письмо с предложением перенести центр тяжести своих ходатайств с института на опытную станцию", далее: "Такая постановка вопроса, по словам г. Иванова, одобрена членом Государственной думы Н.В. Некрасовым и членом Государственного совета Е.Л. Зубашевым".
  По смыслу написанного выходит, что я отказался от мысли об устройстве института в Барнауле и пришел к выводу о предпочтительности ходатайств об устройстве лишь станции, и что Н.В. Некрасов и Е.Л. Зубашев также отказываются от мысли о необходимости устройства института в Барнауле. Но это совершенно неправильно.
  В моем письме в управу цитируемая фраза буквально помещена в таком виде: "Для того, чтобы вызвать признания первенства за Барнаулом, нужно лишь усилить аргументацию в указанном направлении (т.е. в пользу устройства станции, как учреждения, неразрывно связанного с институтом, что проводилось мною и в составленной для барнаульской городской думы записке об институте), перенеся центр тяжести из тактических соображений (слова, выпущенные барнаульцами) с института на опытную станцию".
  Далее: "центр тяжести" своего внимания, а не "ходатайств", как отмечает письмо. А это последнее заключается в том, чтобы самостоятельно, через ассигнование средств и предоставление необходимых участков земли осуществить устройство хотя бы части опытной станции (при местном ассигновании средств 3/4 стоимости станции должна дать казна по закону). А добившись станции, естественно ожидать и решения Петербурга об устройстве института в связи с нею. С нашей стороны в этом отношении сделаны шаги; вопрос о станции подвергся подробной разработке и прошел на губернском агрономическом совещании под председательством начальника губернии. Благодаря этому обстоятельству явилась возможность внести в губернию земскую смету с одобрения начальника губернии 300000 рублей на устройство опытной станции в Барнауле и сети опытных полей в губернии.
  С. Иванов
  ["Сибирская жизнь" N35, 19 февраля 1914 г.]
  
  Ученический вечер.
  14 февраля ученицами 8 класса казенной женской гимназии был устроен вечер. Программа вечера состояла из литературно-вокального отделения, танцев и игр. Исполнительницами в литературно-вокальном отделении были исключительно ученицы 8 класса. Программа всего отделения, не считая номеров, исполненных на bis, состояла всего лишь из 6 номеров.
  Все исполнительницы награждались бурными аплодисментами. Довольно обширный зрительный зал был переполнен публикой. Вечер носил характер непринужденного веселья. Оживленные танцы затянулись до 2:30 ночи.
  П.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
 []
Казенная женская гимназия
  
  Ученическая выставка.
  14 февраля в здании реального училища была организована инспектором училища Г.Н. Антоновым выставка ученических художественных работ, привлекшая довольно много посетителей - учащихся. Выставка обращает на себя внимание обилием и разнообразием выставленных работ.
  В общем, выставка производит отрадное впечатление, тем более что все ученики - самоучки, не получившие никакого специального образования. Среди них есть обладающие, видимо, большими способностями.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  
15 февраля
  
  В Школьном обществе.
  Общее собрание привлекло до 80 членов школьного общества. Как отчет секретаря, так и доклады ревизионной и библиотечной комиссий отмечали неудовлетворительную постановку дела в школьном обществе. Некоторые же члены, кроме того, подчеркивали бездеятельность совета, который не устраивал ни чтений, ни лекций...
  Ревизионная комиссия пишет:
  ..."В организации воскресных занятий совет не принимает участия... В занятиях нет определенной программы, нет никакой системы, и до всего приходится додумываться самому; нет пособий и чувствуется недостаток учителей: так, в старшей группе нет преподавателя по арифметике"...
  Руководящая роль совета в делах приходских школ равна нулю.
  ..."Каждая из школ живет своей обособленной жизнью: нет никакого общения учащих обеих школ, да и совет вместо тесной органической связи со школьной жизнью проявляет очень слабое к ней отношение; за это говорит то обстоятельство, что не было ни одного общего заседания совета с учащими для обсуждения школьных нужд"...
  Председатель библиотечной комиссии пишет:
  ..."На юбилейном собрании в 1909 г., во время празднования 25-летнего юбилей об-ва, к прежнему девизу об-ва "Ни одного неграмотного!" советом того времени был прибавлен новый: "Как можно меньше малограмотных!" В 1912 г. при выборах нового совета общим собранием была принята широкая программа внешкольного образования.
  ...Советы остались глухи к постановлениям общих собраний".
  Для центральной библиотеки общества нет помещения. Эксплуатируя верхний и нижний этажи, общество отводит для библиотеки "уголок, который обслуживает при надобности: библиотеку, читальню и швейцарскую".
  Многие из отмеченных дефектов были внесены в отчет, утвержденный общим собранием.
  Спрашивается: должны ли были члены об-ва, утверждая отчет, тем самым одобрить деятельность совета об-ва?
  "Умелые" руководители собрания так поставили на голосование вопрос, что одобрение или неодобрение руководящей роли совета было затушевано.
  В обновленный совет вошло несколько человек из списка лиц (33 чел.), выдвинувших широкую платформу культурно-просветительной работы.
  ["Сибирская жизнь" N35, 19 февраля 1914 г.]
  
  Товарищество печатного дела.
  Недавно у нас организовалось "Барнаульское т-во печатного дела". Ближайшая цель товарищества - приобретение собственной типографии. К делу привлекаются учреждения мелкого кредита. Паевой взнос определен в 100 руб. Ответственным распорядителем избран М.О. Курский.
  Т-вом ведутся переговоры о приобретении типографии И.Ф. Ворсина.
  ["Сибирская жизнь" N35, 19 февраля 1914 г.]
  
 []
  
  Общество взаимного кредита.
  Из Петербурга получено известие об утверждении министром финансов устава барнаульского об-ва взаимного кредита. Несмотря на наличие в городе многих кредитных учреждений, коммерсанты рассчитывают, что и об-во взаимного кредита сможет окрепнуть.
  Б.
  ["Сибирская жизнь" N35, 19 февраля 1914 г.]
  
  На катке.
  Предполагавшиеся 15 февраля состязания конькобежцев по случаю неблагоприятной погоды не состоялись и перенесены на следующий праздник.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  
17 февраля
  
  Пожар.
  17 февраля около 2 час. утра под Малым Гляденом произошел сильный пожар. При сильном ветре от неизвестной причины загорелся овчинный завод К.И. Бабина. Несмотря на то, что из города довольно скоро прибыли пожарные, спасти ничего не удалось: завод сгорел дотла, погорело также много овчин. Убытки пока не выяснены.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  
18 февраля
  
  Изыскания на обском участке.
  Помощнику начальника обского участка инженеру Дашкевичу поручено произвести срочно текущею зимою исследование одиннадцати каменистых перекатов на р. Оби, между устьем р. Томи и г. Барнаулом. Исследования производятся с целью получения данных для установления на указанном участке общей транзитной глубины, каковая могла бы быть достигнута взрывными и землечерпательными работами.
  Две партии техников уже приступили к указанным исследованиям.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  О китайском докторе.
  Нами отмечалось, что в декабре месяце был запечатан и отослан в томское врачебное отделение флакон с темно-коричневой жидкостью, которая была дана китайским доктором одной больной дифтеритом. Во врачебном отделении было произведено химическое исследование жидкости, и оказалось, что это настойка на корне женьшень, который растет в Америке и восточной Азии и у китайцев употребляется как целебное вещество от всех болезней, в Америке же заменяет наш солодковый корень.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  Ножовщина.
  На масленице на пароходных зимовках бр. Колесниковых сидели и выпивали кочегар Мыльников и масленщик Тимофеев. Во время выпивки между ними произошел крупный разговор. Тимофеев схватил перочинный ножик и нанес им Мыльникову 6 ран. Потерпевший отправлен в городскую больницу, раны оказались не опасными для жизни. Тимофеев привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N38, 18 февраля 1914 г.]
  
  У мещан.
  18 февраля в заседании комиссии по вспомоществованию бедным учащимся детям мещан г. Барнаула было рассмотрено несколько заявлений с просьбой о пособии. Решено произвести обследование материального положения просителей. Мещанский староста обратился с просьбой выяснить, следует ли продолжать выдачу пособия ученику Латкину. Причиной его запроса послужило то обстоятельство, что Латкина не оказалось в посемейных списках управы. Когда же мещанская управа хотела внести в списки ученика Латкина и навела справки, где он крестился, то в метрических книгах здешнего собора оказалась запись, что мальчик Латкин "родился у незамужней барнаульской мещанской дочери Сусанны Савельевны Латкиной, незаконнорожденный". Такая справка показалась в высшей степени странной. Сусанна Латкина в девицах носила фамилию Кошкаровой и около 20 лет тому назад вышла замуж за барнаульского мещанина Александра Латкина, который жив и теперь и лишь не живет с Латкиной. Мальчику же Латкину всего 11 лет. В заключение староста добавил, что об исправлении вышеприведенной записи возбуждено ходатайство перед томской духовной конисторией. Комиссия постановила выдачу пособия Латкину продолжать.
  ["Жизнь Алтая" N40, 20 февраля 1914 г.]
  
  Замерзшая.
  17 февраля во время сильной бури проживающий под Туриной горой Павел Климов вез из города к себе для приготовления к похоронам своей умершей жены Елену Горбунову. На пути ветром с саней сдернуло одеяло. Горбунова соскочила за одеялом и к саням больше не вернулась. Климов еле живой добрался до зимовок. Горбунова же была найдена 18 февраля замерзшей в снегу.
  ["Жизнь Алтая" N40, 20 февраля 1914 г.]
  
  
19 февраля
  
  Ограбление.
  18 февраля около 10 час. утра в квартиру Илью Фандина по Полковой ул. N110 пришел пьяный мещанин Семен Симонов. В квартире были нянька-девочка с ребенком. Симонов схватил няньку за горло и стал требовать, чтобы она указала, где лежат хозяйские деньги, угрожая в противном случае ее задавить или зарезать. Между девочкой и Симоновым завязалась борьба. Девочке удалось схватить и бросить в кадку с водой нож, но все же ей пришлось указать, где лежат деньги. Тогда Симонов бросил девочку и кинулся искать деньги, девочка же воспользовалась этим, убежала из комнаты и подняла тревогу среди соседей. Было сообщено полиц. надз. 2 участка. Симонов, найдя всего лишь 3 р. 87 коп., скрылся, но был разыскан и арестован.
  ["Жизнь Алтая" N40, 20 февраля 1914 г.]
  
  На Алтайской железной дороге.
  Как известно, земляные работы у города Барнаула были сданы подрядчику Рону, но им выполнена лишь часть работ, после чего он был устранен от выполнения остальных работ. Причинами к тому послужило главным образом то обстоятельство, что Рон плохо рассчитывался со своими рабочими, а некоторых прямо-таки разорил, и к нему предъявлено от рабочих много исков. Такое отношение его к рабочим отразилось и на работах, и у правления дороги явилось опасение, что Рон к известному сроку работ не выполнит, и ему было предложено добровольно передать окончание работ другому подрядчику, но с тем условием, что правление дороги произведет окончательный расчет с ним после того, как он представит удостоверение от полиции, что он со всеми рабочими рассчитался и что претензий от них к нему нет. Рон на эти условия согласился, и работы были переданы подрядчикам Алейникову и Аверину.
  У Рона рабочим было, как мы видели, несладко. Не было, например, правильно организованного надзора, и благодаря этому в разрабатываемых карьерах задавило насмерть двух рабочих, но все же рабочие имели теплые сараи. Как же работы перешли к новым подрядчикам, они оказались если не в худших, то во всяком случае не в лучших условиях.
  Первых две недели рабочие, не желающие на ночлег ездить в город (около 7 верст), ночевали под открытым небом, благо зима теплая (но все же зима), дрова даже на приготовление обеда удавалось получать с трудом. Наконец был выстроен сарай, в нем поставлена железная печка, но какое может быть от нее тепло, когда всюду щели. Потом был передан сарай от Рона, но он полон старыми рабочими.
  В отношении же расплаты и с новыми подрядчиками не совсем благополучно. В первую неделю работ они вместо выработанных на лошадь 16-20 руб. выдали лишь по 3 руб., во вторую неделю выдали по 5 руб. на лошадь, а затем часть денег додали перед масленицей и часть вечером в четверг на масленице. Все же многие рабочие вместо заработанных 100-150 руб. получили 50-70 руб. Боясь истории, аналогичной с Роном, некоторые рабочие решили бросить работу. Одно лишь лучше у новых подрядчиков - это более точный обмер выработанной земли и лучшее наблюдение за разработкой карьеров.
  ["Жизнь Алтая" N39, 19 февраля 1914 г.]
  
  К вопросу о сельскохозяйственном институте.
  В Барнауле, по словам "Алтайского дела", специально избранной городской комиссией заслушана и одобрена докладная записка о преимуществах открытия института в Барнауле. Записка предназначена для членов Государственной думы.
  ["Сибирская жизнь" N38, 22 февраля 1914 г.]
  
  Об береговых участках.
  Ввиду того, что городской управой участки земли, расположенные по берегу Оби, где находятся пароходные пристани, сдаются в аренду, управление Томского округа водных путей сообщения предписало местному пристанскому надзирателю провести обмер указанных участков "хотя бы на глаз" и сообщить управлению, не будет ли сдача управой в аренду этих участков препятствовать остановке судов.
  ["Жизнь Алтая" N39, 19 февраля 1914 г.]
  
  Небезопасно.
  Ежедневно утром и вечером можно наблюдать, как по Соборному и Конюшенному пер., в особенности по последнему, гоняются на водопой целые табуны лошадей (иногда голов 20-25). Лошади без привязи чувствуют на улице себя свободно, играют, брыкаются, а это небезопасно для проходящей и проезжающей публики. Так, однажды лошади, брыкаясь, лягнули проходящую улицей девочку-ученицу, а во второй раз лошади чуть не смяли проезжавших на извозчике мужчину и даму.
  ["Жизнь Алтая" N39, 19 февраля 1914 г.]
  
  Протокол Врачебного отделения Томского губернского управления
  19 февраля 1914 г. N64
  Барнаульский городовой врач, коллежский советник Иван Лубяных, увольняется, согласно прошению, по болезни, в двухмесячный отпуск внутри Империи, с сохранением содержания, считая срок отпуска со дня сдачи занимаемой должности барнаульскому уездному врачу Александру Киркинскому, которому поручается исполнение обязанностей по должности барнаульского городового врача, не слагая своих прямых обязанностей, впредь до возвращения Лубяных из отпуска.
  ["Томские губернские ведомости" N17, 2 марта 1914 г.]
  
  
20 февраля
  
  Грубый прием.
  Такая заметка была помещена в "Жизни Алтая", и на эту заметку от врача Петрова последовало письмо с опровержением факта грубого приема посланного в лечебницу ученика. Управа запросила по этому поводу объяснение у заведующего 2-хклассным городским училищем Н.А. Бастрыгина. Последний пишет в своем объяснении, что им был отправлен в амбулаторную лечебницу ученик Чуманов, разбивший при возне голову и им наскоро перевязанный, в сопровождении сторожа и с запиской с просьбой оказать мальчику медицинскую помощь. Часа через три с половиной ученик возвратился в школу с той же повязкой и на вопрос, почему ему не сделана новая перевязка, ответил, что в лечебнице на него накричали и сказали, что "так пройдет". Сторож же пояснил, что записка врачом была брошена, что ученик был записан и на прием пошел по вызову. В заключение Бастрыгин пишет, что ему пришлось самому заняться стрижкой волос около ранки, отмачивать присохшую повязку и делать промывание и перевязку дня три.
  ["Жизнь Алтая" N42, 22 февраля 1914 г.]
  
  
21 февраля
  
  О пастьбе скота.
  Начальник Алтайского округа сообщил городской управе, что им разрешено жителям нагорной части города пасти скот на прогалинах в бору, где пастьба допускалась и в 1913 г., но при условии уплаты причитающейся аренды
  ["Жизнь Алтая" N41, 21 февраля 1914 г.]
  
  Эпидемия скарлатины.
  Нами уже отмечалось, что вследствие обнаружения заболеваний скарлатиной учащихся в зайчанской городской школе школа была временно закрыта. В настоящее время скарлатина обнаружена в первом 4-хклассном городском училище, и училище тоже временно закрыто.
  ["Жизнь Алтая" N41, 21 февраля 1914 г.]
  
  Непогребенный.
  В начале января месяца с. г. около д. Чесноковки на земляных работах Рона замлей задавило насмерть рабочего Семена Жунева. Труп его был помещен в покойницкую городской больницы, где он находится до сего времени.
  ["Жизнь Алтая" N41, 21 февраля 1914 г.]
  
  "Ловушки".
  На реке Оби против города недалеко от берега в нескольких местах пилят лед. Отверстия, образовавшиеся от взятого льда, ничем не огорожены и для проезжающих и проходящих по близлежащей дороге представляют серьезную опасность.
  ["Жизнь Алтая" N41, 21 февраля 1914 г.]
  
  Нарушение обязательного постановления.
  По обязательному постановлению думы 19 февраля торговые заведения открываются в 12 час. дня, а в остальные будние дни в 8 час. утра. Это постановление гласным думы, естественно, надлежит знать и выполнять более точно. Однако гласный думы Г.Л. Локотков, как нам передают, игнорирует это постановление и 19 февраля открыл торговлю в 11:30 дня, а 20 и 21 открыл торговлю ранее 8 часов утра на 20-25 минут. Такое явление наблюдается и у многих других торговцев базара.
  ["Жизнь Алтая" N43, 23 февраля 1914 г.]
  
  
22 февраля
  
  
  Об устройстве трамвая в Барнауле.
  И.Е. Яницкий предлагает городской управе свои услуги по составлению проекта устройства в Барнауле электрического трамвая. Вместе с тем Яницкий предлагает свои услуги ходатайствовать о займе на этот предмет в кассе земского и городского кредита. Вознаграждение за разработку "предварительных данных" Яницкий приблизительно определяет в 0,3% стоимости проекта. Если же город примет предложение Яницкого и пожелает, чтобы он приехал в Барнаул, то Яницкий кроме путевых выговаривает себе вознаграждения 15 руб. в сутки.
  ["Жизнь Алтая" N42, 22 февраля 1914 г.]
  
  Просьба о понижении арендной платы.
  Арендатор городских весов Болдин обратился в городскую управу с просьбой понизить арендную плату на 680 р. Просьбу свою Болдин мотивирует тем, что в этом году в самые доходные месяцы были бураны и что, рассчитывая на рост города, он на торгах дал в аренду весов 4000, тогда как в прошлом году весы сдавались за 2700 р. Между тем расчеты его не оправдались, и он несет убытки.
  ["Жизнь Алтая" N42, 22 февраля 1914 г.]
  
  О физическом развитии.
  Ввиду того, что министерство народного просвещения предполагает испросить по смете 1915 г. особый кредит для устройства площадок для детских игр и физических упражнений, инспектор народных училищ запросил городскую управу, не предполагает ли город разбить такую площадку в устраиваемом сквере на Демидовской площади или при одном из местных приходских училищ. Если город предполагает устроить такую площадку, то инспектор просит сообщить ему не позднее 1 марта с.г., в каком размере потребовались бы из казны единовременное пособие и ежегодные субсидии на устройство и содержание площадки, и имеются ли для этой цели и в каком размере местные средства.
  ["Жизнь Алтая" N42, 22 февраля 1914 г.]
  
  У охотников конского бега.
  Сегодня в 5 ч. вечера в помещении временного ипподрома на заводском пруду назначено общее собрание членов о-ва для обсуждения вопроса о летнем ипподроме и для выборов членов правления.
  ["Жизнь Алтая" N42, 22 февраля 1914 г.]
  
  Жалоба на телефонистку.
  Заведующий телефонной сетью Васильев подал в городскую управу заявление, в котором пишет, что Ф.А. Пономарев сообщил ему, что он вызывал несколько раз станцию и просил соединить его с его квартирой N411, и каждый раз получал ответ "занято". Когда же он приехал домой, то оказалось, что по телефону никто не говорил. Ответ "занято" говорила телефонистка Троянова и объяснила, что по телефону из N411 говорили с N375. При этом Васильев пишет, что при объяснении Трояновой последняя угрожала ему словами: "Не вздумайте написать бумажку". Васильев считает для себя затруднительным разобраться в этом инциденте и просит управу взять это разбирательство на себя, заявляя, что телефонистки, как ему известно, словом "занято" злоупотребляют.
  ["Жизнь Алтая" N42, 22 февраля 1914 г.]
  
  Торговая школа.
  В здешней торговой школе, первоначально открытой обществом взаимопомощи приказчиков, а теперь перешедшей во владение городского самоуправления, в 1911-1912 учебном году было 63 учащихся. На содержание школы, с включением субсидий от казны, в этом году поступило 11160 р. 8 к., каковая сумма и была израсходована полностью. В 1912 г. министерством торговли и промышленности было выдано в пособие на содержание школы 4000 руб., в 1913 г. - также 4000 руб., а по смете нын. 1914 г. будет отпущено 5000 руб.
  Желающих поступить в школу ежегодно больше того числа, которое может быть принято.
  Ал-ский
  ["Сибирская жизнь" N53, 12 марта 1914 г.]
  
  Изнасилование.
  21 февраля мещанская девица А.Е. А-на, 18 лет, заявила в 4 полиц. участок, что 15 февраля, около 8 час. вечера, когда она проходила по М. Змеевской улице около Троицкого пер., на нее напал и произвел над ней гнусное насилие мещ. Г.Ф. Попрыгин. После совершения гнусного поступка Попрыгин, не отпуская А-ну, пригласил своих товарищей Аф. Артемонова, Пав. Гришина и Пав. Иванкова, которые тоже произвели над А-ной насилие. Девицу от хулиганов отнял проходивший в это время мещанин Петр Салосин. Полицейским надзирателем 4 участка пока задержаны и арестованы Артамонов и Гришин, которые в преступлении сознались. Факт лишения А-ной девственности установлен, А-на явно психически ненормальная.
  ["Жизнь Алтая" N43, 23 февраля 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  Заседание совета о-ва 22 февраля начинается новым пересмотром вопроса о сдаче зала Народного дома на Пасху Львову-Тургеневу. В совет поступило заявление Львова-Тургенева, из которого видно, что он еще до заседания совета, на котором постановлено было не сдавать ему зала, получил от заведующего Народным домом официальное извещение, за подписью товарища председателя совета Новикова, что Народный дом на Пасху ему сдан, и на основании этого извещения заключил контракты с артистами и считает зал Народного дома на Пасху за собой. Совет озадачен, как могло последовать исполнение по не подписанному и, следовательно, не имеющему официального значения протоколу; как могло извещение Львову-Тургеневу попасть на подпись товарищу председателя, когда председатель был в городе и от исполнения обязанностей не отказывался; как, наконец, мог заведующий Народным домом, зная, что Львову-Тургеневу вручено извещение о сдаче ему Народного дома на Пасху, не уведомить об этом совет, собирающийся, чтобы пересмотреть этот вопрос?
  объяснения заведующего Народным домом дышат замечательной патриархальностью. По неподписанным протоколам ему и раньше случалось производить исполнение; Львов-Тургенев торопил с ответом, и потому он, не дозвонившись по телефону председателя, отправил бумагу на подпись его товарищу; а совету не сообщил потому, что думал, что сообщит товарищ председателя Новиков, который на то заседание на пришел.
  Совету пришлось развести руками и признать совершившийся факт. Все, что он мог сделать, это - занести в протокол все допущенные в этом деле неправильности и поручить Н.С. Старкову просмотреть все пьесы, которые Львов-Тургенев намерен ставить на Пасхе.
  Н.С. Станков сообщил, что чины землеустройства, ввиду ликвидации своего учреждения, пожертвовали о-ву свою библиотеку, вместе с вмещающим ее шкафом. Совет поручил Н.С. Старкову принять дар и разобраться в нем.
  По заявлению учительского о-ва, совет уступил ему зал Народного дома на четверг пятой недели поста для устройства диспута, за 30 р. плюс плата за освещение и вешалочный сбор по 5 к. с билета.
   Затем идет рассмотрение расходной сметы о-ва на 1914 год.
  по пункту об освещении Народного дома, Ляшкевич предлагает установить в зале Народного дома лампочки накаливания и, для экономии, заменить ими дуговые фонари, когда не нужно яркого освещения. Совет поручает ему и Калинину высчитать стоимость установки лампочек и величину экономии, которая от них получается.
 []
  Предположено переложить в Народном доме шесть печей; переделать галерею и расширить выход из нее; заново окрасить зал и фойе. В саду предположено окрасить новый павильон и наделать новых скамеек взамен поломавшихся.
  Жалованье учащим школ о-ва, если будет получена субсидия от министерства, предположено повысить до 60 рублей в месяц.
  Библиотечное дело совет решил в этом году поставить шире. Поэтому ассигнование на выписку книг и журналов увеличено против прежнего года для центральной библиотеки на 200 р., а для Нагорной и Зайчанской по 150 р. на каждую. Увеличено и жалованье библиотекарям: в центральной библиотеке - до 480 р. в год, в Нагорной и Зайчанской - до 360 р., причем обе последние теперь должны будут производить выдачу книг не четыре, а шесть дней в неделю.
  А.И. Петров докладывает совету предположения комиссии по устройству детских площадок на 1914 год, но во время его доклада обнаруживается, что нет кворума. По этой причине заседание закрывается в 11:15 вечера.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  Возрождение общества.
  Общество охотников конского бега и скачек, после нескольких лет бездеятельности, очевидно, намерено вновь возобновить деятельность. 22 февраля на ипподроме на заводском пруду состоялось общее собрание членов общества. Вновь в члены о-ва принято 15 чел. Вице-президентом о-ва избран И.К. Платонов, старшими членами - Н.И. Новоселов и П.П. Никольский, кандидатами к ним - Б.А. Калинин и П.Д. Сухов, казначеем - В.В, Калистратов.
  Решено возбудить перед городской думой ходатайство об отводе участка земли под устройство постоянного ипподрома. Лет 8 тому назад о-во имело свой ипподром, который теперь занят городом под санитарно-сырьевую станцию.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  
23 февраля
  
  К постройке Алтайской железной дороги.
  По данным сметы канцелярии министра путей сообщения, на содержание инспекции для наблюдения за постройкой Алтайской железной дороги испрашивается на 1914 г. 33000 руб., а именно: на содержание инспектора, его помощника, трех участковых инженеров - 19 000 руб. и на канцелярские, путевые и прочие хозяйственные расходы 14 000 руб.
  Но основании Высочайше утвержденного 28 мая 1912 года устава общества Алтайской железной дороги, обществу предоставлено право постройки железнодорожной линии от г. Новониколаевска до г. Семипалатинска, с ветвью к г. Бийску, общим протяжением около 764 верст.
  ["Утро Сибири" N47, 28 февраля 1914 г.]
  
 []
  
  С краденой шубой.
  Чинами полиции 2 участка задержан с краденой шубой Р. Зелин. Шубу он украл на постройке Алтайской железной дороги.
  ["Жизнь Алтая" N43, 23 февраля 1914 г.]
  
  Обвал горы.
  Вчера около 10 часов утра под Б. Гляденом около заимки Погожева обвалилась гора на протяжении 100 сажен. Ширину обвалившейся полосы земли определить трудно. Какова сила обвала, можно судить по тому, что лед в реки Оби взломало на протяжении около 500 сажен; в некоторых местах на берегу и на льду оказалась выброшенной рыба. Были ли несчастья с людьми, неизвестно.
  ["Жизнь Алтая" N43, 23 февраля 1914 г.]
  
  Охлаждение.
  23 февраля на общее собрание членов о-ва вспомоществования учащимся в средне-учебных заведениях г. Барнаула, как нам передают, явилось 3 члена.
  ["Жизнь Алтая" N45, 26 февраля 1914 г.]
  
 []
  
  За ношение револьвера.
  В ночь на 23 февраля на разъездом городовых около Соборного переулка были задержаны два брата Матюшины, мальчики-рецидивисты, и мещанин Фролов. У последнего отобран револьвер, и на него составлен протокол. При задержании Матюшкины заявили, что они пошли "на дело".
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  На садках.
  Сегодня местным отделом общества правильно охоты на садках* устраивается призовая стрельба по тарелочкам, шарикам и птице.
  ["Жизнь Алтая" N43, 23 февраля 1914 г.]
  
  * Садок - ящик, в котором находился голубь перед подачей стрелку; отсюда "стрельба на садках".
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Покорнейше прошу поместить мое письмо в Вашей уважаемой газете. 8 февраля с.г. доктор Г.В. Орлов, по моей просьбе, опросил ученика, сторожа и др. лиц в приходском училище, которым заведует г. Н.А. Бастрыгин, причем оказалось, что ученик Чуманов имел незначительную ранку кожи головы, которая была перевязана очень хорошо - lege artis*.
  На вопрос Г.В. Орлова, как приняли его в лечебнице, ученик Чуманов сказал, что его там доктор спросил: "Что нужно?" И, посмотрев, сейчас же отправил в перевязочную, где повязка была исправлена, и ученику было сказано, что "так пройдет, идите в школу".
  Грубого приема ему оказано не было.
  По записям амбулатории в книге N2 от 5 февраля с.г. видно, что Чуманов был принят мною с диагнозом "легкая рана волосистой части кожи головы" около 10 час. утра и тотчас же после перевязки отправлен в школу. По поводу отмачиваний, промываний, отдираний и других quasi-хирургических знаний и действий г. учителя Н.А. Бастрыгина я позволю себе сказать, что, по учению современной хирургии, сухость и асептичность раны - первое условие скорого заживления тканей кожи, поэтому всякие промывания и отмачивания, безусловно, вредны, особенно если они производятся лицами, незнакомыми с медициной, и часто ведут к очень печальным и даже смертельным результатам. Конечно, "в медицине и политике каждый чувствует себя специалистом", но все же я не советовал бы всякому практически заниматься даже малой хирургией.
  У нас в амбулатории очень мало средств и очень много тяжелых больных, городских и деревенских (январь - 2102 больных; февраль - 1748 больных при одном враче, двух фельдшерах и одном провизоре и одном стороже), и нам приходится экономить время и деньги, поэтому мы бережем лишний бинт, требуем очереди и на праздные бумаги и на болтовню не отвечаем.
  Примите уверение в моем глубоком к Вам почтении.
  Заведывающий амбулаторией, доктор Виктор Тибер-Петров.
  23 февраля 1914 г., г. Барнаул.
  ["Жизнь Алтая" N45, 26 февраля 1914 г.]
  
  * По всем правилам искусства (лат.).
  
  
24 февраля
  
  С крадеными вещами.
  В ночь на 23 февраля на Павловской ул. около 4-го Прудского пер. разъездом городовых был задержан неизвестный человек с мешком разного белья. Неизвестный долгое время не давался городовым, отмахиваясь кинжалом, и у одного городового изломал ножны от шашки. При обыске у неизвестного, назвавшегося Голубцовым, были найдены серебряные часы и паспортная книжка на имя местного мещанина Расторгуева, на другой день неизвестный назвал себя Кривощековым.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  
25 февраля
  
  К открытию временного движения на Алтайской жел. дор.
  Согласно опубликованным правлением Алтайской дороги правилам перевозки в местном сообщении пассажиров и частных грузов при временном движении на этой дороге, перевозка пассажиров будет производиться в товаро-пассажирских поездах, причем движение будет открываться постепенно, отдельными участками, по усмотрению главного инженера по сооружению Алтайской дороги. О времени отправления и прибытия поездов, с указанием класса вагонов, будут вывешиваться на станциях объявления.
  Перевозка частных грузов также будет вводиться постепенно на тех участках, на которых это будет допущено инспектором по сооружению дороги, и в таком размере, чтобы это не мешало рабочему движению и производству работ, а также соответствовало наличности свободного подвижного состава. Такая перевозка допускается между всеми станциями Алтайской дороги по мере открытия их для приема и выдачи грузов. К перевозке безусловно не допускаются: вещества взрывчатые и легковоспламеняющиеся, за исключением нефтяных грузов и спирта, тяжеловесные предметы, весящие в одной штуке более 50 пудов (перевозка их допускается только по особому соглашению), художественные и ценные предметы, как-то: золото, серебро в слитках и в деле, драгоценные камни и проч., хлебные грузы вссыпную. Живой груз принимается к перевозке не иначе, как в сопровождении проводника на каждый вагон.
  За срочность доставки грузов управление дороги не отвечает. Отправители обязаны заблаговременно заявлять начальнику станции отправления о количестве и роде грузов, предполагаемых к перевозке. Требование на вагоны подается отправителем начальнику станции заблаговременно, не менее как за сутки до ввоза груза на станцию. За задержку вагонов под нагрузкой или выгрузкой свыше 6 часов владелец грузов уплачивает за простой по 3 руб. с вагона в сутки, считая с момента подачи вагона под нагрузку и выгрузку. Нагрузка предъявляемого к отправлению груза, а также выгрузка его на станции назначения производятся средствами грузохозяина. Груз, не принятый на станции назначения в течение семи дней, а скоропортящийся и живой - в течение 24 часов, продается начальником станции с разрешения инспектора, причем никаких публикаций не делается. Охрана отправляемого груза лежит на обязанности отправителя, и железная дорога не отвечает ни за целость, ни за порчу груза как в пути, так и на станциях.
  О постепенном открытии участков дороги для движения публикуется в газетах и в сборнике тарифов.
  ["Сибирская жизнь" N42, 27 февраля 1914 г.]
  
  К заметке "Обвал горы".
  К заметке "Обвал горы", помещенной в 43 номере "Ж.А.", со слов очевидцев добавляем, что обвалившейся землей засыпано до половины р. Обь. На вновь образовавшемся берегу было собрано около 20 пудов рыбы. На проходящей вблизи телеграфной линии оказались порванными провода.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  Ножовщина.
  24 февраля около 9 час вечера по 1-й Алтайской ул. около д. N38 молодые парни Архип Чебыкин, Павел Фролов и Никиф. Степанов в драке нанесли несколько ножевых ран рядовому 44-го сибирского стрелкового полка Антону Маслакову. Потерпевший отправлен в местный военный лазарет. Положение его безнадежное. У него поранены легкие. Полиц. надз. 2 уч. виновные арестованы.
  23 февраля около 11 час. вечера по Томской ул., около 4-го Прудского пер., в драке нанесена ножевая рана в бок и пробита голова Ивану Расщепкину. Потерпевший отправлен в городскую больницу, положение его безнадежное. Расщепкин показал, что раны ему нанесены Ив. Карамышевым и Гавр. Чайгиным, которые полиц. надз. 1 уч. арестованы.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  Отказ от чаепития.
  Городская управа сообщила заведующей Александринским училищем о решении думы ввести в городских школах чаепитие для учащихся и что на Александринское училище ассигновано 42 руб. Педагогический совет Александринского училища, обсудив это сообщение управы, постановил отклонить предложение управы, мотивируя отказ многочисленностью учащихся, которых придется поить чаем в 6-7 смен по 40 человек в каждой смене. Полагая на смену 10 минут, всего требуется час времени, большая же перемена длится лишь 30 минут. Кроме того, мотивирован отказ отсутствие помещения.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  Неразрешение.
  Предполагавшийся 25 февраля литературно-вокально-музыкальный вечер в Народном доме исправником не разрешен. В программу вечера была включена биография Т.Г. Шевченко и несколько его произведений.
  ["Жизнь Алтая" N44, 25 февраля 1914 г.]
  
  Гласный Барнаульской городской думы П.И. Федулов подал в городскую управу прошение разрешить ему устроить бульвар по Московскому проспекту между Бердской и Полковой улицами.
  
  
26 февраля
  
  Забастовка.
  25 февраля, в 3 часа дня, на земляных работах на Лосихинской протоке у подрядчиков по постройке Алтайской железной дороги Алейникова и Аверина сразу прекратили работу все рабочие в числе 1100 человек при 800 лошадях. К подрядчикам предъявлено было требование об увеличении платы и об исполнении договора. 26 февраля, не добившись ничего, рабочие с обеда приступили к работе.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  Объявление.
  Сибирский торговый банк, Барнаульское отделение, объявляет, что 27 февраля 1914 г., в 12 часов дня, в помещении банка, на основании пар. 20 устава банка, за неплатеж товариществом "С.Я. Яковлев и А.И. Поляков" его долга банку в капитальной сумме с причитающимися по день торга процентами и пеней, всего 60374 руб. 72 коп., будут продаваться находящиеся в банке в обеспечение означенного долга мануфактура, готовое платье, вата, пряжа, шарфы, платки, клеенка, чай кирпичный и фамильный, цикорий, валяная и кожевенная обувь, рукавицы, шапки, картузы, шляпы, краски, зеркала, бумага оберточная, свечи стеариновые, рис, масло деревянное, топоры, горчица, табак, махорка, гильзы, оцененные в сумме долга в шестьдесят тысяч триста семьдесят четыре рубля 72 коп., с каковой суммы и начнется торг. За справками для осмотра товаров просим обращаться в Отделение банка в Барнауле, Гоголевская ул., дом Полякова.
  ["Томские губернские ведомости" N16, 26 февраля 1914 г.]
  
 []
С.Я. Яковлев
  
  Крестьянское невежество.
  У приехавшего в город из д. Малой Повалихи крестьянина Рубцова заболела коликами лошадь. Вместо того, чтобы обратиться к ветеринарам, Рубцов обратился к коновалу. Тот на Сенной площади начал делать лошади укол и при этом сломал шило, часть которого осталась в теле лошади. Коновал поспешил скрыться. Шила извлечь не удалось, и лошади грозит гибель.
  ["Жизнь Алтая" N45, 26 февраля 1914 г.]
  
  С поличным.
  26 февраля по 3-й Алтайской улице с чердака квартиры Глушенко нищая Михайлова похитила белье. Михайлова была захвачена на месте преступления, сброшена с крыши и разбила себе лицо. Она привлечена к ответственности.
  25 февраля около 5 час. вечера девица А. Мартынова шла по Конюшенному пер. с четвертью вина. На нее напали И. Фролов и Мих. и Пет. Матюшкины и вино у Мартыновой отобрали. Полиц. надз. 1 участ. виновные задержаны. Карамышев, Фролов и бр. Матюшкины привлечены к ответственности по обвинению в грабеже.
  ["Жизнь Алтая" N47, 28 февраля 1914 г.]
  
  
27 февраля
  
  Городская дума на своем заседании обсудила вопрос об устройстве станции городского освещения и городского водоснабжения, а также об устройстве в городе электрического трамвая.
  
  Начальником губернии утверждено постановление думы об отдаче в аренду участка земли на Ерестинском острове для устройства пароходовладельцами зимовок, но с тем условием, чтобы бичевник в пределах затона не занимался никакими постройками и сооружениями и чтобы пароходствами, арендующими участки прибрежья под зимовочные постройки, не стеснялись другие судовладельцы в свободном пользовании затоном.
  ["Жизнь Алтая" N46, 27 февраля 1914 г.]
  
  Вопрос о трамвае.
  М.Н. Еремеев возбуждает в думе вопрос о постройке трамвая. Покуда приводятся лишь общие соображения о целесообразности соединить трамвай с освещением при одной станции, которая днем будет работать для трамвая и ночью для освещения, о значении трамвая для заселения окраин и для увеличения стоимости недвижимых имуществ города. Указывается, что с проведением дороги через Барнаул с устройством станции и мастерских за городом - работы для трамвая будет достаточно, как для пассажирского, так и для товарного движения.
  ["Жизнь Алтая" N46, 27 февраля 1914 г.]
  
  Обеспечение старости и инвалидности.
  Городской управой предположено назначить пожизненное пособие старику служащему пожарного обоза. Это пособие возбуждает вопрос о необходимости позаботиться об обеспечении старости и инвалидности всех вообще городских служащих. Вопрос этот уже поднят, дело стоит за финансовой комиссией, которая должна дать по нему свое заключение.
  ["Жизнь Алтая" N46, 27 февраля 1914 г.]
  
  Просьба об устройстве бульвара.
  П.И. Федулов обратился в городскую управу с просьбой разрешить ему за свой счет устроить бульвар против его усадьбы по Московскому проспекту между Бердской и Полковой улицами.
  ["Жизнь Алтая" N46, 27 февраля 1914 г.]
  
  "Ловля" вора.
  26 февраля вечером в ограду лесопильного завода зашел известный рецидивист В. Куколев. Сторожа видели Куколева и решили поймать его на месте преступления, для чего предупредили крестьян, молотивших на мельнице муку. Один из крестьян нарочно положил на окно шубу, а сам пошел засыпать пшеницу, другие же крестьяне незаметно следили за Куколевым. Когда он, ничего не подозревая, взял шубу и хотел скрыться, крестьяне поймали его и учинили над ним самосуд. Весь окровавленный, Куколев был доставлен в полицию, где на него составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N47, 28 февраля 1914 г.]
  
  Наплыв киргиз.
  Ввиду предстоящего найма рабочих на пароходы на навигацию 1914 г. в городе наблюдается наплыв киргиз, которые в город идут партиями человек в 30-40.
  ["Жизнь Алтая" N46, 27 февраля 1914 г.]
  
  Об извозчиках.
  Вопреки обязательному постановлению, на бирже снова стали появляться мальчики 13-14 лет. Кроме того, у некоторых извозчиков беседки для пассажиров не прибиты, и пассажир во время езды, в особенности на ухабах, вместе с беседкой катается по санкам.
  ["Жизнь Алтая" N46, 27 февраля 1914 г.]
  
  Отказ в просьбе.
  27 февраля городская дума по предложению управы постановила на ходатайство арендатора городских весов И.И. Балдина о понижении арендной платы за весы на 680 р. ответить отказом, имея в виду то обстоятельство, что весы сданы с торгов и что, если понизить плату Балдину, то это послужит поводом для подачи аналогичных заявлений от других арендаторов.
  ["Жизнь Алтая" N48, 1 марта 1914 г.]
  
  
28 февраля
  
  Приказ г. Томского губернатора
  28 февраля 1914 г. N52
  Объявляю благодарность полицейскому надзирателю города Барнаула не имеющему чина Карпу Юшину за энергичную и умелую деятельность в области розыска общеуголовных преступников.
  ["Томские губернские ведомости" N20, 12 марта 1914 г.]
  
  В феврале месяце городская дума отдала в аренду участок земли на углу Пушкинской улицы и Соборной площади владелице электротеатра "Иллюзион" Е.И. Лебзиной за плату 3500 руб. в год.
 []
Проект электротеатра Е.И. Лебзиной на ул. Пушкинской
  
  Обеспечение старости.
  По ходатайству пожарного общества 27 февраля городская дума закрытой баллотировкой единогласно постановила М. Пьянову, 71 года, прослужившему в пожарном обществе рассыльным более 20 лет и оставившему ныне службу, выдавать пожизненное пособие по 10 рублей в месяц.
  ["Жизнь Алтая" N48, 1 марта 1914 г.]
  
  Ходатайство алтайцев.
  27 февраля в Барнаул, по словам "Жизни Алтая", прибыл алтаец - старшина Песчаной волости Елбыдин, уполномоченный селениями Бешпельтир, Кыргысты и Большой Черги, ходатайствовать перед управлением Алтайского округа об отдаче алтайцам названных селений в аренду на 24 года 10 200 десятин земли. После землеустройства алтайцы наделены были душевыми участками. Просимые земли не годны ни для хлебопашества, ни для сенокоса и использованы могут быть только для пастбищ, и отказ в ходатайстве повлечет к полному падению скотоводства, т.е. разорению жителей.
  К.Е. Елбыдин в 1902 году хлопотал, будучи в Петербурге, перед правительством в защиту "арачки" (алтайская водка), производство которой начало стеснять акцизное ведомство, и его хлопоты увенчались успехом.
  Это ходатайство говорит довольно красноречиво за то, что алтайцы не могут немедленно переходить к земледелию и по-прежнему, несмотря на то, что все так называемые излишки их земель перешли в ведение Кабинета, вынуждены заниматься скотоводством и за недостатком земель арендовать "урезанные" у них "излишки" у того же Кабинета.
  Так жизнь разбивает все махинации и красивые построения наших землеустроителей.
  ["Сибирская жизнь" N51, 9 марта 1914 г.]
  
  Вздорожание овса.
  За последние дни заметно повышается цена на овес. 27 февраля цена на овес доходила до 45 коп. за пуд. До масленицы цена на овес в среднем была 30 к. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N47, 28 февраля 1914 г.]
  
  Увеличение числа абонентов.
  По приблизительной смете городской думой рассчитано, что в 1914 году в телефонную сеть будет включено 50 новых абонентов, на какое число и предусмотрен расход. Однако, судя по записи первых двух месяцев, число записавшихся далеко превысит, вероятно, предположенную цифру.
  За февраль и февраль число абонентов телефонной сети увеличилось на 34. Получилось такое явление, видимо, потому, что дума при рассмотрении сметы не приняла в расчет того, что плата за семейные телефоны понижена с 75 до 60 руб. и что право постановки добавочных телефонов ограничено. В настоящее время число абонентов достигло 470.
  ["Жизнь Алтая" N47, 28 февраля 1914 г.]
  
  Задержание газетчиков.
  Вчера по распоряжению исправника городовыми были собраны по улицам города мальчики, продающие газеты. Все они были доставлены в полицейское управление, где их продержали до 10:30 час. утра и выпустили. При этом городовые предупредили газетчиков, чтобы они не предлагали назойливо газет проходящей публике и не безобразничали на Пушкинской улице.
  ["Жизнь Алтая" N47, 28 февраля 1914 г.]
  
 []
Ул. Пушкинская на пересечнии с пр. Московским
  
  
МАРТ
1914
  
  
1 марта
  
  Нападение на контору.
  БАРНАУЛ. 1 марта, вечером, на контору строящейся Алтайской жел. дороги напали шесть вооруженных грабителей в масках, убили кассира и отобрали ключи, но кассы открыть не могли. Преследуемые вызванной полицией, грабители бежали, отстреливаясь, и скрылись.
  ["Сибирская жизнь" N48, 6 марта 1914 г.]
  
  Приказ г. Томского губернатора
  1 марта 1914 г. N7
  Утверждаются, согласно избранию Барнаульской городской думы, членами по квартирному налогу Присутствия на 1914 год: Василий Илларионович Жуков, Аполлос Петрович Пешков, Василий Яковлевич Бирюков, Николай Васильевич Васильев, Иван Сергеевич Пестункин и Иван Степанович Шумихин.
  ["Томские губернские ведомости" N20, 12 марта 1914 г.]
  
  Поддержка линии "Томск - Енисейск".
  На этих днях томский городской голова получил официальное извещение, что барнаульское городское управление считает железную дорогу от Томска до Енисейска соответствующей интересам Алтайского края и города Барнаула и со своей стороны поддержит ее. Журнал данного постановления барнаульской городской думы представлен томскому губернатору, но к исполнению еще не пропущен.
  ["Утро Сибири" N50, 4 марта 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Не откажите поместить в Вашей уважаемой газете нижеследующее:
  В N42 "Ж.А." была помещена заметка, в которой обвиняются телефонистки в том, что во время работы злоупотребляют словом "занято".
  Эта заметка, вероятно, была написана необдуманно, так как всякий более знакомый с делом поймет, что этим телефонистки не избавляют себя от работы, а наоборот - усложняют, так как абоненты не ограничиваются одним вызовом, а вскоре повторяют свою просьбу о соединении с тем же номером.
  Эта заметка, сама по себе незначительная, вызвала недоверие среди абонентов, с чем служащим телефонной станции волей-неволей приходится считаться. Причина такого недоверия - вот эта самая заметка.
  Телефонистки.
  От редакции. Охотно давая место настоящему письму, редакция должна оговориться, что возражение телефонисток должно бы направиться по другому адресу. Заметка редакцией взята из официальной бумаги заведующего станцией управе, а к его словам редакцией ничего прибавлено не было.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  С.Д. Холкин просит поместить следующее его письмо в редакцию:
  "В расклеенных афишах о бенефисе артиста Гурского, имеющем быть 2 марта с.г. в общественном собрании, я, к удивлению своему, увидел, что участвую в концертном отделении, на что я не только своего согласия не давал, но даже никто меня и не приглашал".
  ["Жизнь Алтая" N48, 1 марта 1914 г.]
  
  О бродячем скоте.
  Гласный городской думы С.Д. Холкин подал в городскую управу заявление, что в течение всей зимы он наблюдал у себя по соседству, что многие владельцы домашнего скота систематически каждое утро выпускают на улицу коров и свиней, вероятно, для того, чтоб каждое животное само добывало себе корм. Таким образом, на любой улице, не исключая и центральных, можно видеть ежедневно бродячих коров и свиней. В заключение Холкин, указывая на это как на нежелательное явление, напоминает о давно существующем обязательном постановлении о бродячем скоте.
  ["Жизнь Алтая" N48, 1 марта 1914 г.]
  
  Неисправная дорога.
  По павловской улице при въезде в город нанесена большая снежная гора, через которую пролегает дорога. Гора имеет большой уклон в сторону Бийской улицы. Жители гору эту не разбрасывают, да это им, вероятно, и не по средствам, городская же управа, видимо, совершенно не знает о ее существовании. Между тем тут ежедневно приходится наблюдать, как перекидываются крестьянские воза с хлебом, вместе с лошадьми, отчего рвется сбруя, ломаются оглобли и сани. Вчера утром кто-то из навалившихся криком "караул" призывал к себе на помощь. Сколько "теплых" слов слышится по адресу отцов города.
  ["Жизнь Алтая" N48, 1 марта 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Ввиду того, что уж очень много говорилось в газете "Жизнь Алтая" об ученике 2-классного училища Чумакове и о моих действиях, я считаю себя вынужденным сказать, по поводу открытых писем врача Петрова, для выяснение истины, следующее: действительно, ученик Чумаков получил поранение и был отправлен мною в амбулаторную лечебницу с запиской к врачу Петрову. Оттуда он возвратился с совершенно нетронутой повязкой, которая была первоначально наложена в школе. Этот факт подтверждается и самим врачом Петровым. В письме, помещенном в N34, он писал: "...я вновь вернулся в амбулаторию около 12 ч. и принял всех оставшихся больных, а о том, что были ученики, я узнал лишь из газеты". Как случилось, что впоследствии оказалась запись от 5-го же февраля о приеме этого больного в лечебнице, в 10 часов утра, объяснить невозможно. Что касается обвинений, предъявленных мне г. Петровым за сделанную ученику перевязку, то прежде всего я, не только как учитель, но и как человек, должен был оказать эту помощь. Но, не считая себя компетентным в медицине, по оказании первой помощи я отправил мальчика в лечебницу.
  остальное мое участие в судьбе ученика было вынужденное. Должен признаться, что учение современной хирургии о необходимости сухости и асептичности ран мне не было известно; оставленная же врачом Петровым старая перевязка не раскрыла предо мной учения современной хирургии.
  В свое оправдание еще должен добавить, что я из писем врача Петрова не мог понять, кем моя перевязка была найдена lege artis - самим г. Петровым или врачом Орловым. Более чем странно слышать из уст врача об экономии каких-то бинтов, а также и о том, что письменную просьбу об оказании медицинской помощи он считает за праздную бумагу. Я выступаю с письмом впервые и этим заканчиваю все объяснения.
  Заведующий 2-хклассным приходским училищем Н. Бастрыгин.
  ["Жизнь Алтая" N48, 1 марта 1914 г.]
  
  Сибирская язва.
  1 марта в доме Бодуновой по ул. Л. Толстого умер от сибирской язвы 63-летний старик Беляев, служивший у Бодуновой дворником. Где мог заразиться Беляев, выяснить не удалось.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  
2 марта
  
  Экспроприация.
  Вчера около 8 час. вечера группа лиц совершила нападение на контору железнодорожных подрядчиков Алейникова и Аверина на Гоголевской ул. около Мостового пер. Кассир убит, конторщик ранен. Как передают, ограблено 7 тысяч рублей. Подробности сообщим в следующем номере.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  Постановка журналов думы.
  Губернское правление сообщило городской управе, что начальником губернии приостановлены постановления о порядке производства ликвидации и дешевых распродаж товаров торговыми фирмами г. Барнаула и о назначении платы за лечение в заразной больнице служащих на Алтайской железной дороге.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  Начальником губернии в числе других пропущены к исполнению постановления городской думы об ассигновании 9916 р. 64 к. на свершение крепостного акта на земли северного района; об возбуждении ходатайства пред правлением Алтайской железной дороги об одновременном открытии вместе с временным товарным движением ж.д. и пассажирского движения; о возбуждении ходатайства об открытии низшего технического училища; об избрании В.М. Вершинина представителем в совете Российской экспортной палаты; об отдаче в аренду т-ву Второва участка земли на базарной площади под постройку торгового корпуса и об отводе участка земли торгового дома. "Бр. Лыжины" под устройство порохового склада.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  Кража на пароходе.
  С парохода т-ва западносибирского пароходства "Михаил" неизвестно кем и когда похищено из машинного отделения медной арматуры на сумму 140 руб. Кража была обнаружена 27 февраля. Все похищенные вещи найдены на барахольном базаре в лавке Бяшкова, который объяснил, что всю арматуру он купил у неизвестного человека за 7 руб.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  Неисправность улицы.
  По второму Прудскому пер. при пересечении с Бийской ул. нанесен большой сугроб снега, с которого образовался большой раскат к угловому столбу. Такое состояние крайне опасно для проезжающих.
  ["Жизнь Алтая" N49, 2 марта 1914 г.]
  
  В Барнауле.
  У известного публициста Гр. Петрова есть небольшая статья, посвященная вопросу о культурном развитии России. Кажется, название ее - "Во фраке и в лаптях". Яркими штрихами автор обрисовывает положение нашей родины. С одной стороны - внешний блеск и пышность культуры: трамваи, кинематографы, театры; с другой - убожество, простонародье, нечистота и отсутствие просвещения. Эта противоположность замечается и в жизни нашего Барнаула.
  Есть библиотека-читальня; есть театр, кинематографы; строится железная дорога, имеется много школ для бедных детей города... А наряду с этим увеличиваются пьянство и хулиганство, даже на главных улицах Барнаула. Местная газета каждый день приносит известия о проявлениях такого хулиганства. Растут рестораны, подобно грибам после дождика; каждый вечер тот там, то тут совершаются разные преступления, а на окраине - Алтайских улицах - ярко горят фонари "веселых" заведений. Население захлебывается в пьяном разгуле. А дума, а отцы города не ведут и ухом над тем, что совершается на их же глазах. В то время как в других сибирских городах уже началась борьба с проституцией и хулиганством, в Барнауле почему-то этот вопрос не трогает ни управу, ни гласных думы. Грустно! А что поделаешь?
  ["Утро Сибири" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  Народный дом.
  Литературно-музыкально-вокальный вечер 2 марта, несмотря на одновременную постановку артистом Гурским пьесы и дивертисмента в Общественном собрании, привлек около 450 чел. публики, тепло принимавшей исполнителей.
  Из литературной части программы, составленной на темы из быта и фольклора сибирских инородцев, наибольший успех у публики, видимо, имели: первая глава из повести Гребенщикова "Ханство Батырбека", прочитанная автором, и стихотворение Михеева "Песня бурята", прочитанное П.А. Казанским.
  В музыкально-вокальной части вечера заболевшего Л. Ракина любезно согласился заменить В.В. Титов. Спетый им под аккомпанемент А.И. Смирновой романс Глиера на слова Лажечникова "Сладко пела душа-соловушка" был принят публикой восторженно. В.В. Титова дважды вызывали на bis.
  Большой энтузиазм вызвало также прекрасное исполнение г-ном С. Беда русских песен на балалайке под аккомпанемент гитары.
 []
  Тепло приняла и биссировала публика и дуэт двух корнетов, в исполнении В. Булла и Д. Киселева.
  Единственным сильно портившим впечатление от вечера обстоятельством было невозможное поведение кое-кого из публики. Видимо, среди слушателей были и люди не вполне трезвые. Ходьба, разговоры, неуместные выкрики аккомпанировали почти всем номерам программы.
  ["Жизнь Алтая" N50, 4 марта 1914 г.]
  
  
3 марта
  
  Экспроприация.
  1 марта в 8 час. 50 мин. вечера, когда еще в конторе подрядчиков по земляным работам на Алтайской ж.д. Алейникова и Аверина, помещающейся на углу Гоголевской ул. и Острожного пер., шли занятия, с заднего хода ворвались шесть неизвестных мужчин, из которых четверо были в масках, и крикнули: "Руки вверх!" В конторе было девять человек служащих. Они повиновались, так как грабители навели на них револьверы. Все служащие были собраны в одну комнату и, с поднятыми руками, поставлены лицом к стене. Оборвав трубку у телефона, грабители заявили: "Нам жертв не нужно, но выдайте нам удержанные с рабочих 10% с заработной платы". Кассир А.Д. Триано, конторщик П.З. Павлюченко и 16-летний мальчик-рассыльный бросились бежать. Триано был убит в следующей комнате выстрелом в грудь; Павличенко вступил в рукопашную борьбу с грабителями, но был возвращен на место, причем на нем была изорвана рубаха и сделаны ссадины на висках; мальчику же удалось убежать: в него было произведено четыре выстрела, но безрезультатно. Грабители бросились к денежному ящику, но открыть его не могли, не зная секрета замка; не могли открыть ящик и служащие, которых грабители подводили по одиночке и, под угрозой револьвером, заставляли открывать ящик.
  Тем временем убежавший мальчик на извозчике прибыл в полицию. К месту происшествия прискакали 7 конных городовых. При их появлении грабители выскочили в ограду и, сгрудившись в кучу, открыли по городовым сильную стрельбу из револьверов. В ограду вбежали старший городовой Кулаченко и городовой Курцев. Первый выпустил из револьвера шесть патронов, а второй - лишь один, остальные дали осечку. Грабители продолжали стрельбу в городовых шагов с 15-ти, и те отступили на улицу. У Курцнва оказалась простреленной шинель, кобур и разбита ручка у револьвера.
  Из ограды есть два выхода: на Гоголевскую улицу и на Острожный переулок. Городовые вбежали в ограду с Острожного переулка, с Гоголевской же улицы был поставлен городовой, чтобы пересечь грабителям дорогу. Когда Курцев и Кулаченко выскочили из ограды на Острожный переулок, грабители направились к выходу на Гоголевскую улицу. В первого выбежавшего грабителя городовой хотел выстрелить, но револьвер стал давать осечки; между тем грабители начали стрелять, и городовому пришлось самому спасаться.
  На улице грабители, отстреливаясь, бегом направились к берегу Оби.
  Городовые, имея в руках лишь один удовлетворительный револьвер, и тот с выпущенными патронами, и шесть револьверов, дающих осечку, разбились на две группы: пять сзади и двое впереди грабителей - и, держась на почтительном расстоянии, преследовали их. Как только городовые приближались, грабители усиливали стрельбу.
  Выбежав на лед Оби, грабители около лесопильного завода бр. Козловых стали подниматься снова в город, чего городовые на лошадях не могли сделать и кинулись обратно, чтобы перехватить грабителей в городе; но расстояние до взвоза и обратно до завода Козлова слишком велико, и пока городовые проехали его, грабители успели скрыться.
  На Гоголевской улице против дома N17 был найден один револьвер системы "Смит-Вессон", маска и шапка, последняя в крови. Полагают, что один из грабителей ранен во время перестрелки в ограде. Других следов грабителей до сих пор не обнаружено.
  Передают следующие сцены. Когда грабители вошли в одну из комнат конторы, где на полатях лежал сторож, последний, увидев людей в масках, со всей присущей ему строгостью закричал: "Зачем сюда лезете? Здесь контора, и маскированных не принимают, убирайтесь вон!" Но когда он увидел наведенный на него револьвер и услышал приказание: "Руки вверх!" - то замолчал.
  В девять часов в контору пришел за пакетом какой-то мужик. Едва он вошел в калитку, как был схвачен за шиворот караулившим вход грабителем и не успел опомниться, как уже был около трупа Триано. Тут он было запротестовал: "Да вы куда меня, мошенники, тащите? Тут у вас убийство..." Но, увидя револьвер и услышав приказание: "Руки вверх!", он повиновался.
  Грабители оказались довольно "корректными": когда все служащие стояли, подняв руки, грабители заявили, что неудобно держать руки слишком высоко и можно их немного опустить и держать не навытяжку, а только нельзя опускать руки к карманам.
  P.S. В N49 "Ж.А.", в заметке "Экспроприация" сообщено, что похищено около 7 тысяч рублей. В действительности же экспроприаторы ничего не похитили.
  И. П-ко
  ["Жизнь Алтая" N50, 4 марта 1914 г.]
  
  Ограбление.
  1 марта около 4 час. утра за кирпичными сараями, вблизи дороги, проезжавшим ямщиком поднят был и доставлен в полицию босой старик, который назвался крестьянином дер. Савинской Образумовым. На вопрос, почему он оказался босым на поле, Образумов ответил незнанием и лишь пояснил, что у него, кроме пимов, нет еще 15 руб. денег и товарища, у которого было 35 руб. денег.
  Полиц. надз. 1 уч. удалось выяснить, что Образумов стоял с товарищем на постоялом дворе Буерова. 28 февраля на постоялый двор пришел старик и стал подряжать бывших там крестьян довезти его до Савинской. Образумов с товарищем согласились довезти старика, выдавшего себя за портного, за 1 р. и бутылку вина. Вино купили и распили тут же; затем поехали по приглашению старика к нему за машиной; но на пути заехали на один из постоялых дворов и выпили еще одну бутылку вина; затем "портной" уже охмелевших крестьян завел в пивную. Далее Образумов уже не помнит, как он попал на дорогу. Товарищ его был найден на санях в логу по р. Пивоварке; тут же была привязана его лошадь, но денег у него тоже не оказалось. Пока удалось установить, что старик "портной" был крестьянином с. Повалихинского Мак. Фед. Ковалев, который арестован.
  ["Жизнь Алтая" N50, 4 марта 1914 г.]
  
  Несостоятельность товарищества "Яковлев и Поляков".
  По определению барнаульского окружного суда, признано несостоятельным должником по торговле товарищество "С.Я. Яковлев и А.И. Поляков" в Барнауле. На все движимое и недвижимое имущество, принадлежащее товариществу, наложен арест.
  Товарищество 3-4 года тому назад открыло и вело до настоящего времени крупную торговлю из двух магазинов: готовым платьем, обувью, мануфактурными, галантерейными и др. товарами.
  Точная задолженность товарищества пока еще не выяснена, но предполагают, что очень большая.
  ["Сибирская жизнь" N49, 7 марта 1914 г.]
  
  Задержание.
  В г. Семипалатинске служащий у т-ва Западно-Сибирского пароходства и торговли помощник капитана В.Д. Иванов получил из конторы т-ва 400 р. для передачи капитану Кушкину. Не передав денег, Иванов выехал в Барнаул. Вслед за Ивановым в Барнаул выехал городовой сыскного отделения. В Барнауле 3 марта Иванов чинами полиции 2 участка был арестован в гостинице "Европа". Денег при нем оказалось немного, но на почте было задержано 250 р., переведенных Ивановым в Барнаул на свое имя до востребования.
  ["Жизнь Алтая" N51, 5 марта 1914 г.]
  
  
4 марта
  
  В дополнение.
  В дополнение к заметке о забастовке рабочих на земляных работах на Лосихинской протоке у подрядчиков Алейникова и Аверина, нам сообщают следующее. Забастовка была сорвана коновозчиками Парахиным и Гусаровым. Эти двое рабочих являются, в сущности говоря, хозяевами: они от себя нанимают лошадей и рабочих и эксплуатируют их в свою пользу. Отношения между ними и рабочими во время забастовки обострились до такой степени, что дело дошло до столкновения, во время которого были нанесены побои Парахину. Из числа бастовавших рабочих арестованы и теперь заключены в тюрьму 9 человек.
  Попутно сообщают о жилищных условиях, в каких находятся рабочие у подрядчиков Алейникова и Аверина. Представьте себе барак, наполовину вкопанный в землю, длиною в 8 саж., шириною в 3 саж. и высотою 0,80 саж. Помещается в таком бараке 100-120 человек. Свет чуть-чуть проникает в маленькие окошечки. Сыро и грязно. Спят на голых нарах: нет даже соломы на подстилку, хотя подрядчики обязаны выдавать каждому рабочему по матрацу. Но и голых нар не хватает. Приходится спасть прямо на земле, а счастливцы забираются даже на стол. Некоторые спят сидя. Кубич. содержание воздуха на одного человека - 0,19-0,17 куб. саж. Если принять во внимание, что тут же сохнет запачканная на работе одежда, то гигиенические и санитарные условия жизни рабочих Алейникова и Аверина будут ясны для каждого. И нет ничего удивительного в том, что при малейшей возможности рабочие предпочитают ночевать под открытым небом.
  ["Жизнь Алтая" N51, 5 марта 1914 г.]
  
  Медленность почтовых доставок.
  В редакцию доставлено несколько отрезных купонов, из которых видно, что одни посылки почтой из Москвы в Барнаул доставляются в 10 дней, другие в 13 дней и третьи в 16 дней. Чем объясняются случаи чрезвычайной медленности в доставке выписываемых почтой товаров, мы судить не беремся, но что торговцы-заказчики от этого страдают, это для нас несомненно.
  ["Жизнь Алтая" N50, 4 марта 1914 г.]
  
  Суп с мокрицами.
  Н.И. Табунщиков заявил в полицию, что по заказу ему из ресторана "Метрополь" принесли суп, в котором оказалось много мокриц. На содержателя ресторана "Метрополь" составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N50, 4 марта 1914 г.]
  
  У служащих Морозова.
  Торговый дом "А.Г. Морозов с С-ми" предложил ссудо-сберегательной кассе служащих купить у торгового дома остаток модно-галантерейного отделения и открыть свою торговлю. Остатка товара в модно-галантерейном отделении в настоящее время, по словам служащих, будет тысяч на 100, но А.Г. Морозов пообещал уступить остатки на выгодных условиях. 4 марта по этому поводу состоялось общее собрание членов ссудо-сберегательной кассы, на которым решено с предложением А.Г. Морозова согласиться. Для дальнейших переговоров избрана особая комиссия.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
 []
  
  "От ней все качества".
  4 марта по дороге в Бобровский затон в ухабе был найден в бессознательном состоянии и без шапки человек, оказавшийся крестьянином д. Бешенцевой Сид. Денисовым. Денисов объяснил, что он ехал в Усть-Чарышскую пристань, был сильно пьян и не помнит, когда вылетел из саней. Лошадь Денисова была найдена в Бобровском затоне.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  У пожарников.
  4 марта в заседании правления рассмотрена смета на 1914 год. Решено просить общее собрание внести в смету расход на приобретение пожарной машины и 10 факелов. Был рассмотрен доклад начальника команды М.Е. Путинцева о нецелесообразности обязывать членов команды работать на пожарах в касках. Мотивировано это тем, что члены команды во время пожара будут терять время на отыскание обоза с касками и тем, что для касок придется содержать отдельный воз и служащего, что вызовет излишний расход. Правление пришло к заключению, что каски на пожары вывозить нужно, но обязывать членов команды работать в касках не следует, предоставив усмотрению самих членов, надевать или нет.
  Путинцевым внесен доклад об установлении в летние месяцы дежурств членов команды при пожарном депо. Было высказано опасение, что бесплатно навряд ли кто из членов команды согласится дежурить при депо. Платонов внес предложение: на летние месяца для дежурства при депо нанимать от общества пять человек. Вопрос о дежурствах передан на разработку И.К. Платонову.
  ["Жизнь Алтая" N53, 7 марта 1914 г.]
  
  Из мира труда.
  1 марта рабочим мастерской Шампарова был выдан расчет не всем. Когда же 3 марта у Шампарова стали просить денег на муку, он предложил вместо денег взять у него из лавки кеты, которую пообещал продать на 1 коп. дешевле обыкновенной цены. Нашлись такие рабочие, которым в силу необходимости пришлось согласиться с предложением хозяина: рабочие Владимиров и Логинов взяли пуд кету по 10 коп. за фунт и продали ее в чайную столовую на хлебном базаре по 7 коп. за фунт, а на вырученные деньги купили муки.
  Нельзя еще не указать на одно обстоятельство: в отделении, где происходит сборка экипажей, устроен 3-саженной глубины колодезь, который почти никогда не закрывается и служит хорошей ловушкой для рабочих. Вода из этого колодца берется для питья рабочим и посторонним народом; между тем, вода недоброкачественна и загрязняется просачивающейся вместе с грязью водой сверху.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  
5 марта
  
  За поимку экспроприаторов контора Алейникова и Аверина назначила награду в 500 руб.
  По случаю убийства кассира Триано в конторе Алейникова и Аверина было вывешено объявление, что расчет с рабочими отложен до среды. Для того, чтобы прожить до среды, некоторым рабочим пришлось продавать или закладывать что-либо из своих вещей.
  ["Жизнь Алтая" N51, 5 марта 1914 г.]
  
  О закрытии домов терпимости.
  Городской школьно-санитарный врач Г.В. Орлов подал в городскую управу заявление следующего содержания: "По примеру других городов России и Сибири, устранивших у себя дома терпимости в видах оздоровления, я, со своей стороны, обращаюсь в городскую управу по данному вопросу со следующим. Публичные дома, по выражению доктора Гречищева, являются "цитаделью сифилиса, где обитательницы их быстро, через 0,5-1,5 года со времени поступления сифилизируются, что подтверждается статистическими данными. Так, по данным профессора Образцова, проститутки домов терпимости в 92% больны сифилисом. По профессору Елистратову, сифилис оказался у проституток домов терпимости в 41%, среди же тайных в 16%; по Тимофееву, 44% больных сифилисом среди проституток домов терпимости, среди же одиночек в три раза меньше - 15%.
  Таким образом, публичные дома, являясь местом быстрой сифилизации проституток, вместе с тем являются и самым страшным местом распространения сифилиса и для потребителей женского тела и в особенности потому, что среди проституток домов терпимости сифилис преобладает главным образом в заразной форме.
  Статистическо-цифровые данные по этому вопросу, представленные мной, являются доказательством, против которого вряд ли может быть возражение.
  Не могу не сослаться на статистические данные также профессора Петерсена, по которому из всех больных сифилисом, находившихся в Александровской больнице в С.-Петербурге, 88% заразились в домах терпимости и только 11% - от тайных. По Кнори - из 108 больных 70% заразились в домах терпимости и лишь 30% - от одиночек и тайных.
  К подобным же выводам пришли и другие авторы, как, например: Земигродский, Обозненко, томское городское санитарное бюро и др. Это краткие данные, служащие лишь маленькой иллюстрацией по вопросу, подробно освещенному со статистически-цифровыми данными в статье А.И. Шапошникова, в конце прошлого года, в местной газете "Жизнь Алтая", и я со своей стороны, как сказал ранее, ссылаясь на добрый пример других городов, ныне горячо обсуждающих данный вопрос, обращаюсь в городскую управу с ходатайством возбудить в надлежащем порядке вопрос о закрытии домов терпимости в г. Барнауле в интересах города и его уезда".
  Заявление Орлова препровождено управой в санитарную комиссию с пожеланием, чтобы на заседании комиссии для обсуждения этого вопроса была приглашена городская управа и комиссия по благоустройству города.
  Вопрос этот однажды возбуждался в санитарной комиссии, но почему-то остался без дальнейшего движения. Авось на сей раз санитарная комиссия отнесется к данному вопросу серьезно и вынесет его на заключение думы.
  ["Жизнь Алтая" N51, 5 марта 1914 г.]
  
  На телеграфе.
  Несмотря на то, что местная почтово-телеграфная контора возведена в перворазрядную, служащих на телеграфе, видимо, не хватает по-прежнему. В ожидании очереди на телеграфе приходится зачастую простаивать по полчаса и более. Комнатка, в которой приходится ждать очереди, представляет из себя какую-то клетку и почти постоянно полна народа. Воздух в ней от массы посетителей спертый, тяжелый, на полу грязно.
  ["Жизнь Алтая" N51, 5 марта 1914 г.]
  
 []
Почтово-телеграфная контора
  
  Устройство ледников при конторе Союза кооператоров.
  В Бийске, Барнауле и Камне приступлено к постройке ледников при конторах Союза, в которых будет охлаждаться масло в летнее время перед погрузкой на пароходы.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  
6 марта
  
  Устройство ледника.
  Местное отделение Союза сибирских маслодельных артелей на берегу Оби на своей пристани приступило к устройству с предстоящей навигацией ледника для масла.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
 []
Склад экспортного сливочного масла
  
  У служащих торгового дома "Яковлева, Волкова и Полякова".
  1 марта служащим торгового дома было выдано за полмесяца жалованье и объявлено, что они могут считать себя от службы свободными, пока не откроется магазин снова. Таким образом, без службы осталось около 100 человек торговых служащих.
  4 марта состоялось общее собрание членов ссудо-сберегательной кассы торгового дома, на котором решено дела кассы ликвидировать и капиталы кассы разделить среди участников. Между прочим, было решено выяснить вопрос, могут ли служащие получить что с торгового дома ввиду внезапного их увольнения. Вчера депутация служащих обратилась за советом к одному из известных юристов.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  О выделении Барнаула в отдельную земскую единицу.
  В связи с предполагаемым введением земства в Сибири по инициативе заступающего место городского головы М.Н. Еремеева в заседание городской думы 10 марта вносится вопрос о возбуждении ходатайства о выделении г. Барнаула в отдельную земскую единицу.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  Хлеб с червями.
  В редакцию доставлен кусок хлеба, купленного в лавке Михайлова на углу Соборного пер. и Полковой ул. В куске видны черви. По словам купившего - С.М. Новикова, таков же был весь купленный хлеб весом в 10 ф.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  Хлебный рынок.
  За последние дни подвоз пшеницы заметно увеличивается, в особенности большой подвоз был 5 марта. Пшеницу покупают главным образом местные мукомолы. Цены стоят: белотурка в натуре 138 зол. до 1 руб. за пуд; перерод натура 132-133 зол. до 90 к.; русская натура 133-134 зол. до 80 к. за пуд. Подвоз овса также усиливается. Овес в натуре 77-78 зол. покупается до 42 коп. пуд. На последних днях некоторые фирмы прекратили покупку.
  ["Жизнь Алтая" N52, 6 марта 1914 г.]
  
  С краденой дохой.
  6 марта чинами полиции 2 участка на базаре был задержан с похищенной у крестьянина дохой мальчик-рецидивист Андрей Казанцев.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
  
  
7 марта
  
  Юбилейные медали.
  Совет Императорского российского пожарного общества уведомил правление местного пожарного общества, что всем лицам, состоявшим 21 февраля прошлого года членами пожарного общества, предоставлено право ношения медалей, выпущенных в ознаменование 300-летия царствования дома Романовых. Совет Императорского российского общества затребовал у местного общества список членов.
  ["Жизнь Алтая" N53, 7 марта 1914 г.]
  
  Нарушение обязательного постановления.
  Вопреки изданному думой обязательного постановления, воспрещающему разбрасывать снег по улице, многие домовладельцы даже центральных улиц (Пушкинской и Гоголевской) заставляют рабочих выбрасывать снег на дорогу.
  ["Жизнь Алтая" N53, 7 марта 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Покорнейше прошу Вас не оказать поместить в редактируемой Вами газете мое разъяснение по поводу хроникерской заметки в N50 "Жизни Алтая" - "Суп с мокрицами".
  3 марта около 4 ч. дня из городской полиции дежурным околоточным надзирателем Решетниковым была заказана по телефону в ресторане "Метрополь" порция щей. Повар послал их с мальчиком в закрытом судке. У мальчика щи взял некий Табунщиков, вызванный по какому-то дознанию, и сказал, что щи заказаны ему. Табунщиков сам мне говорил, что в щах оказалась одна мокрица (а не несколько, как сказано в протоколе), целая, не разваренная. Щи Табунщиков оставил открытыми в коридоре при каталажных камерах, а сам отлучился искать ложку. Мокрица могла упасть с потолка или стены этого коридора. Таким образом, виновным в нечистоплотности себя я признать не могу. Сам Табунщиков протокола составлять не хотел и подписал по настоянию г. околоточного надзирателя.
  Содержатель ресторана "Метрополь" А,Д. Гаворский.
  ["Жизнь Алтая" N53, 7 марта 1914 г.]
  
  Ограбление извозчика.
  6 марта около 10 час. вечера по 4-й Алтайской улице трое парней подрядили извозчика Кочеткова везти на гору, на Михайловскую улицу. Извозчик был пьян. На горе парни, отобрав у Кочеткова 3 р. 50 к., выбросили его из саней, а на лошади уехали. О случившемся Кочетков заявил полиц. надз. 4 участка. Последнему удалось выяснить, что ограбили Кочеткова Дмитрий Серцов, Алекс. Смирнов (сыновья содержателей домов терпимости) и Степ. Юферов, гармонист из дома терпимости Коншиной. Лошадь они бросили, и она сама пришла домой. Серцов, Смирнов и Юферов арестованы и привлечены к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
  
  На базаре.
  7 марта привоз овса слабый. Цены в натуре 77-78 зол. до 42 коп. за пуд.
  На рыбном базаре в торговле наблюдается застой: у многих рыботорговцев, несмотря на то, что сейчас рыбный сезон, не распроданы запасы рыбы, сделанные к масленице. Между тем наступает оттепель, и рыбу сохранить будет трудно.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
  
  
8 марта
  
  Ходатайство исправника.
  Местный уездный исправник обратился в городскую управу со следующим ходатайством:
  "Ввиду наплыва в окрестности Барнаула нескольких тысяч разного рабочего люда, ночная кража, грабежи и убийства в городе Барнауле за последнее время стали быстро увеличиваться, а с открытием навигации таковые, надо полагать, еще более увеличатся; в зависимости от изложенного недостаток штата полицейских городовых стал снова сильно ощущаться".
  Кроме того, у существующего штата городовых вооружение: шашки с портупеями и револьверы с кобурами, за давностью, от времени пришли в совершенную негодность к употреблению, и это печальное явление при преследовании разного рода преступников наводит на полицейских городовых панику и, несомненно, вредно отражается на интересах самого дела полицейской деятельности; так, например, вечером 1 марта, при преследовании преступников, совершивших разбойное нападение на контору подрядчиков по постройке Алтайской железной дороги "Алейникова и Аверина" и убивших кассира названной конторы Триано на углу Острожного переулка и Гоголевской улицы, полицейские городовые сделали по одному-три выстрела в разбойников, дальше же лишены были возможности стрелять за непригодностью револьверов. Пользуясь этим обстоятельствам, разбойникам, непрерывно отстреливавшимся, удалось скрыться от преследовавших их городовых, лишенных возможности употреблять в дело свое оружие за непригодностью.
  Сообщая о столь печальном положении, в интересах службы и дела, позволяю себе еще раз просить городскую управу срочно внести на обсуждение городской думы вопрос как об увеличении, по числу жителей города, штата городовых, так равно и о немедленном приобретении для вооружения их полного комплекта шашек драгунского образца, с портупеями и темляками, и полного комплекта револьверов системы "Наган" с принадлежностями".
  По справкам управы значится, что по ходатайству исправника в 1906 г. городом для городовых приобретено 42 шашки и в 1908 г. - 28 шашек; ходатайство же исправника в 1913 г. о приобретении городом 70 шашек за неимением у города средств оставлено открытым; относительно же револьверов никаких сведений нет. Городская управа заявление исправника вносит на обсуждение думы.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
  
  Общество спасения на водах.
  Нам передают, что группой лиц в Барнауле организуется общество спасения на водах.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Председателем санитарной комиссии И.В, Быковым произведен осмотр чулочной мастерской "Кустарь". В помещении грязно и много клопов. Хозяйке сделано предупреждение, что если она не примет мер к устранению замеченных дефектов, то на нее будет составлен протокол.
  Осмотрены пекарни по 4-й Алтайской ул. Лямина и Клеханова; содержатся они грязно. Владельцам их дан двухдневный срок на устранение замеченных дефектов.
  Осмотрен ресторан "Метрополь". Как в помещении, так и на кухне ресторана оказалось все в должном порядке и чистоте.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
 []
  
  Оспа.
  По сведениям врачей, за последнее время в городе среди детей свирепствует оспа. Считаем нужным добавить, что с детей оспа может переходить и на взрослых.
  ["Жизнь Алтая" N54, 8 марта 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Не откажите поместить в Вашей уважаемой газете "Жизнь Алтая" возмутительный случай, происшедший в местном винном складе.
  Восьмого марта с.г. нам, рабочим винного склада, было объявлено заведующим Куницыным, что, по распоряжению управляющего акцизными сборами, мы можем пользоваться бесплатной баней, находящейся при складе. Заведующий стал назначать время, когда мы можем пользоваться баней: мужчинам - во вторник, а женщинам - в среду. Мы, рабочие, стали просить, чтоб нам позволили мыться в субботу, а женщинам в пятницу, потому что день, назначенный г. Куницыным, для нас был неподходящий, так как приходилось после бани работать до праздника целых 4 дня; а при работе слесаря достаточно одного дня, чтоб опять быть таким же грязным, как и раньше. А это значит, от бесплатной бани идти опять в торговую. При этом произошел, как казалось, маленький инцидент, который имел, однако, громадные последствия.
  Один из рабочих, Ефим Сосов, стал говорить за субботу, что рабочим выгоднее всего этот день, потому что они раньше и работу бросают, да и не приходилось быв идти в торговую баню. Нашему заведующему не понравилось возражение со стороны рабочего, он пришел в ярость и в пылу негодования закричал: "А раз вы так говорите, то бани вам совсем не будет!" И, увидевши на голосе Сосова шапку, которую тот просто забыл снять, указывая на икону Спасителя, закричал на Сосова: "Ведь не кабак, и вы не имеете права стоять перед начальством в шапке", - несмотря на то, что Сосов стоял у выходной двери и собирался идти домой. На Сосова он наложил рублевый штраф.
  Интересно то, почему это г-н заведующий не возмущается самим собой и не штрафует себя, когда прогуливается, во время обеда рабочих, в шапке по столовой, хотя там те же рабочие, только разница та, что в шапке ходит заведующий, а не рабочий. Ему можно, а если рабочий сделает то же по простой забывчивости, то его штрафуют
  Мы, все рабочие, думали, что штрафом дело и кончится, но судьба захотела подшутить над рабочим!
  Во время получки жалованья с провинившегося рабочего заведующий стал высчитывать штраф, но рабочий, считавший штраф неправильным, заявил: "Давайте мне расчет, но штрафа не приму". В заведующем с прежней силой вспыхнула злоба на рабочего и, выхватив револьвер, он закричал: "Уходи из конторы, а то я тебя убью". Но, несмотря на такую угрозу, рабочий продолжал настаивать на своем требовании.
  Тогда заведующий, увидя, что его угроза не подействовала, закричал на других рабочих, чтоб они вывели своего товарища. На такое постыдное дело никто из них не согласился; но к месту неистовых криков заведующего подоспели сторожа, и рабочий был выпровожден. И во время выпроваживания заведующий не выпускал из рук револьвера. А рабочие, которые осмелились ослушаться начальнического возгласа, оказались: один рассчитанным, а другой оштрафованным на три рубля.
  Все это происходило при всех рабочих и служащих винного склада.
  Подписи 6 рабочих
  ["Жизнь Алтая" N70, 28 марта 1914 г.]
  
  
9 марта
  
  Приказ г. Томского губернского тюремного инспектора
  9 марта 1914 г. N9
  24 февраля с. г. Младший надзиратель барнаульской тюрьмы Дмитрий Васкецов, осматривая принесенные родственницей одной из заключенных вещи, для передачи двум содержащимся в тюрьме женщинам, обнаружил, благодаря тщательному осмотру вещей, зашитыми в этих вещах записки, писанные на коленкоре.
  За такую отличную усердную службу объявляю младшему надзирателю Васкецову благодарность.
  ["Томские губернские ведомости" N20, 12 марта 1914 г.]
  
  Благоустройство города.
  В комиссии по благоустройству города находятся дела, переданные управой на заключение комиссии: о переводе отвала с Малого Глядена на новое место, о пересмотре обязательного постановления о содержании улиц и в связи с ним о древонасаждении, об участии Барнаула в выставке по благоустройству городов, о воспрещении торговли мясом из домашних лавочек, составление инструкции по пожарной организации, составление доклада для предстоящего пожарного съезда в Томске, о назначении определенной биржи для легковых извозчиков и о кладбище в нагорной части. Все эти вопросы, как находящиеся в комиссии довольно продолжительное, по заключению городской управы, время, требуют скорейшего разрешения для доклада их городской думе. Вследствие этого городская управа обратилась к председателю комиссии по благоустройству И.К. Платонову с просьбой "озаботиться о безотлагательном внесении на обсуждении комиссии всех перечисленных выше вопросов".
  ["Жизнь Алтая" N55, 9 марта 1914 г.]
  
  Действия старшины.
  "Жизнь Алтая" из с. Решетникова, Барнаульского уезда, пишет о незакономерных действиях местного волостного старшины: в семье учителя К. в начале марта случилось несчастье: жена его преждевременно разрешилась от бремени мертвым ребенком. На другой день ребенок был похоронен на кладбище. Волостному старшине показалось погребение ребенка незаконным, т.к. об этом не было заявлено священнику, и 6 марта ему вздумалось по этому делу устроить дознание. Были вызваны в волостное правление все бабушки, которые ухаживали за женой учителя вол время родов, школьный сторож и некоторые другие люди. Допросы производились довольно грубо, и спрашивали о том, что культурный человек никогда бы не позволил себе. Потом старшине зачем-то нужно было вызывать на допрос жену учителя, которая в это время находилась в болезненном состоянии и еще не поднималась с постели.
  Вслед за этим был вызван сам учитель К., но последний отказался идти на допросы к волостному старшине. На другой день учитель К. был вызван на сельскую сборню, и там ему под расписку было объявлено постановление волостного старшины об аресте его на два дня при волости за ослушание.
  ["Сибирская жизнь" N83, 22 апреля 1914 г.]
  
  Санитарный осмотр.
  9 марта комиссия в составе Г.В. Орлова, И.В. Бычкова, В.К. Панагушина, В.К. Бабина и околоточного надзирателя Решетникова произвела осмотр торговых бань Пильч по Бийской ул., на берегу р. Оби. Было обнаружено, что поглощающие колодцы загрязнились, и вся отработанная вода не поглощается, а течет в соседний двор, распространяя зловоние. Пильч объяснил, что устраивается новый поглощающий колодезь, который будет воспринимать всю отработанную воду. Комиссия признала недопустимым спуск отработанной воды в банях в поглощающие колодцы, так как она загрязняет почву, и предложила Пильч возбудить ходатайство пред строительным отделением томского губернского управления о разрешении отработанную воду из бань после фильтрации спускать в р. Обь.
  ["Жизнь Алтая" N57, 12 марта 1914 г.]
  
  
10 марта
  
  Самоубийство.
  10 марта по 6-й Алтайской ул. в собственном доме N69 удавился мещанин Федор Тупицын, 50 лет. Последнюю неделю он сильно пил. Тупицын перед масленицей женился и вскоре избил сильно жену, которая подала на него жалобу. 10 марта по этому делу Тупицын вызывался в камеру мирового судьи на суд.
  ["Жизнь Алтая" N56, 11 марта 1914 г.]
  
  
11 марта
  
  К устройству в центре города паровых мельниц.
  Местный уездный исправник обратился в городскую управу со следующим заявлением:
  "Из помещенных в местной газете сведений о заседаниях городской думы мною усмотрено, что городская дума разрешила г.г. Федулову и Никольскому постройки паровых мукомольных мельниц в центре города: Федулову по Бердской ул., между Острожным и Мостовым пер., и Никольскому по Гоголевской ул., между Острожным и Мостовым пер. Принимая во внимание, что, согласно журналу медицинского совета от 17 июля 1901 г. за N501, устройство подобного рода паровых мукомольных мельниц в центре города не допускается ввиду опасности в пожарном отношении и вреда для народного здравия, сообщая об изложенном для зависящих распоряжений, прошу городскую управу спешно уведомить меня, действительно ли городской управой выданы разрешения Федулову и Никольскому на постройку паровых мукомольных мельниц в вышепоименованных населенных местах города".
  ["Жизнь Алтая" N56, 11 марта 1914 г.]
  
  Скарлатина.
  Скарлатина, очевидно, свила себе среди местного населения прочное гнездо: сначала заболевания скарлатиной наблюдались среди учащихся в приходских школах на окраинах города, теперь же скарлатина появилась и в средне-учебных заведениях в центре города: в казенной женской гимназии, как говорят, среди гимназисток оказалось более 10 больных скарлатиной. По постановлению педагогического совета женская гимназия закрыта до 20 марта с. г.
  ["Жизнь Алтая" N56, 11 марта 1914 г.]
  
  
12 марта
  
  К организации артели трубочистов.
  Ввиду того, что своевременная и правильная очистка дымовых труб является одной из мер противопожарных, правление вольно-пожарного общества предполагает организовать артель трубочистов.
  ["Жизнь Алтая" N57, 12 марта 1914 г.]
  
  Отсутствие лестниц.
  По обязательному постановлению думы домовладельцы обязаны около домов иметь приставные лестницы, которые бывают иногда необходимы в случае пожаров. Но постановление это, очевидно, не всем домовладельцам известно, так как у большинства лестниц нет, а городская управа не считает об этом нужным напомнить.
  ["Жизнь Алтая" N57, 12 марта 1914 г.]
  
  О плевательницах.
  Новониколаевская городская училищная комиссия обратила внимание на то, что в городских училищах и школах отсутствуют плевательницы. Нашей городской училищной комиссии в целях гигиенических тоже следовало бы возбудить вопрос пред управой о приобретении для учетных заведений плевательниц.
  ["Жизнь Алтая" N57, 12 марта 1914 г.]
  
  Собачье "кладбище".
  По дороге к солодовому заводу Пранга против заимок Ковина и Кузнецова кем-то выбрасываются трупы ободранных собак. Городская управа уже два раза с указанного места убирала по 10 и более трупов, но кем трупы выбрасываются, неизвестно. Управа намерена обратиться за содействием к полиции.
  ["Жизнь Алтая" N57, 12 марта 1914 г.]
  
  
13 марта
  
  "Во власти воров и хулиганов".
  Гласный городской думы К.М. Баев подал в городскую управу довольно интересное заявление, которое ниже приводим полностью:
  "В течение последних двух месяцев в ночное время у меня была совершена кража и три раза были выбиты стекла в рамах верхнего этажа. Обо всем этом мною своевременно было заявлено г. исправнику и г. полицейскому надзирателю. На мою просьбу принять какие-либо меры к устранению этих безобразий и установить надзор за ночным обходным нашего квартала (мною неоднократно замечено его отсутствие на карауле) г. исправник и полицейский надзиратель сказали мне, что полиция в данном случае ничего не может сделать. Причем г. исправник сообщил мне, что ранее полиция наблюдала за исполнением обязанностей ночными обходными и, если замечала с их стороны какие-либо упущения, могла принимать соответственные меры взысканий: аресты, штраф и даже увольнение со службы. Теперь же будто бы каким-то постановлением думы полиция лишена этого права, и надзор за ночными обходными лежит на самих жителях города". По словам г. исправника, благодаря такой постановке дела, "город в ночное время всецело находится во власти воров и хулиганов". И когда я высказал свое удивление такому откровенному признанию своего бессилия полиции в борьбе с воровством и хулиганством, то г. исправник предложил мне обратиться за выяснением этого вопроса в городскую управу. Находя такой порядок ненормальным, я в интересах всех жителей нашего города имею честь покорнейше просить городскую управу выяснить этот важный и неотложный вопрос и не отдавать город в ночное время, как выразился г. исправник, "во власть воров и хулиганов".
  ["Жизнь Алтая" N58, 13 марта 1914 г.]
  
  Скарлатинозная вакцина.
  В Барнауле получилась предохранительная скарлатинозная вакцина. Прививки производятся в заразном бараке и в городской амбулаторной лечебнице.
  ["Жизнь Алтая" N58, 13 марта 1914 г.]
  
  Заболевание в приюте.
  Местный детский Мариинский приют ежедневно в разные учреждения приготовляет более 1000 штук пирожков, которые покупают служащие учреждений. Со вчерашнего дня, вследствие обнаруженного в приюте инфекционного заболевания одной воспитанницы, приготовление пирожков прекращено. Прекращен также прием заказов на исполнение разных рукоделий.
  ["Жизнь Алтая" N58, 13 марта 1914 г.]
  
  Весеннее.
  С наступлением оттепели дороги в городе покрылись слоем назьма. Городской управе следовало бы заблаговременно принять меры к очистке полотна дорог от назьма.
  ["Жизнь Алтая" N58, 13 марта 1914 г.]
  
  Убийство.
  Вчера утром на заводском пруду против 2-го Прудского переулка найден труп неизвестного человека, по-видимому, рабочего. На вид ему 22-23 года. На боку у него оказались колотые раны. До выяснения личности убитого труп отправлен в анатомический покой городской больницы. Преступники пока не обнаружены. Розыски ведутся полиц. надз. 1 участка.
  ["Жизнь Алтая" N58, 13 марта 1914 г.]
  
  О закрытии домов терпимости.
  13 марта в городскую на соединенное заседание комиссий для решения вопроса о закрытии домов терпимости явилось более двадцати человек, в том числе 6 врачей и один фельдшер. Говорят, что еще приходило человек 12 содержателей домов терпимости, но они на заседание комиссии не были допущены.
  Председательствует М.Н. Еремеев. Прочитывается по данному вопросу доклад врача Орлова, помещенный на днях в "Ж. А." полностью.
  Яркими штрихами городовой врач И.И. Лубяных набрасывает несколько картин и приводит несколько примеров, иллюстрирующих, какое зло представляют дома терпимости для семьи и общества вообще и для окружающего их населения в частности.
  - Девицы-проститутки, - говорит врач Лубяных, - не стесняясь выходят на улицу в одних рубашках, пьяные, ругаются, сквернословят. Все это могут видеть и слышать дети живущих вблизи домов терпимости обывателей. Судите сами, как такие явления могут отражаться на детях: дети развращаются, и все это потому, что существуют дома терпимости. Если бы их не было, то многие из молодежи не лишались бы своего целомудрия преждевременно. Нам, врачам, известно, как это отражается и на семейных: по пьяному делу, с приятелями семейный попадает в дом терпимости, заражается, а затем заражает жену, и в дальнейшем получается разрушение семьи. Не будь домов терпимости - этого не было бы. Правда, будут тайные притоны проституток, каковые есть и теперь, но их не каждый и не всегда может найти, да кроме того, тайные проститутки имеют свой круг клиентов и более осторожны и зря, кого попало, как это делается в домах терпимости, не принимают. А это говорит за то, что среди тайных проституток менее сифилитичек. На днях у меня был довольно характерный случай. Ко мне приходит мужчина и просит дать ему свидетельство, что он здоров. И оказалось что же? Его не приняли в одном тайном притоне, куда он попал с приятелем, пока он не представит от врача свидетельства, что он здоров. В домах же терпимости таких предосторожностей нет.
  Сторонники регламентации проституток ссылаются на то, что их свидетельствуют, а тайных проституток не свидетельствуют. Но, по-моему, это самообман. Например, здесь я свидетельствую их по пятницам раз в неделю, а иногда раз в две недели. Положим, в два часа дня я осмотрю ее, она совершенно здорова, а вечером может заразиться и будет заражать своих клиентов в течение недели или двух. Из расспросов же их видно, что одна проститутка иногда в сутки принимает до 15 клиентов; отказаться же она не может, так ее к этому принуждает хозяйка. Некоторые из заразившихся проституток несколько недель уклоняются от свидетельствования. Если заразится тайная проститутка, то та, наоборот, спешит к врачу, так как в противном случае она может навсегда лишиться доверия среди своих клиентов.
  На 1 января, по сведениям полиции, числилось 15 домов терпимости с 64 проститутками. Но по-моему, в Барнауле на 50 тысяч жителей не менее 500 проституток, следовательно, остальные, исключая 64, не свидетельствуются, поэтому навряд ли освидетельствованием проституток домов терпимости, какое бы оно строго ни было, можно достичь благих результатов в смысле охранения от заражения сифилисом.
  А какова жизнь проституток в домах терпимости? Попадая в очаги разврата, девушки-проститутки, быть может, еще не совсем испорченные душой, быстро засасываются в тину домов терпимости: они делаются рабынями у хозяйки, которая их заставляет спаивать гостей, больше пить самим, чтобы принести хозяйке больший доход, а нередко хозяйки заставляют и красть у гостей. И за все это девушки получают 10 рублей жалованья в месяц, из-за украденных же денег нередко попадают на скамью подсудимых, а хозяйки остаются в стороне.
  проститутки в домах терпимости всегда пьяны или, в крайнем случае, полупьяны. И они мне говорили, что больно зазорно быть трезвой.
  Для каждого известно, как Иисус Христос говорил фарисеям, указывая на приведенную к нему грешницу: "Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень". И что же? Все разошлись. Ведь девушка в дом терпимости попадает не зараженной и заражается там от мужчин, но мужчины остаются в стороне, их тело не осматривают. А в девушек-проституток каждый бросает камень: их и осматривают, и в законе они названы "непотребными девками", и желтый билет им дают, и эксплуатируют их кто как хочет. Возьмите, например, желтый билет. Цена ему 1 коп., а с проститутки хозяйка берет за него 50 коп. Что может быть подлее рабства, а регламентированная проституция является пережитком древнего рабства.
  Еще раз повторяю, что регламентированная проституция не только не гарантирует от заражения сифилисом, но, наоборот, способствует его распространению, и бывший съезд врачей в Петербурге высказался за уничтожение регламентации проституции и закрытие домов терпимости.
  Единственная и разумная мера борьбы с проституцией вообще - это поднятие нравственного уровня в обществе.
  Врач В.Т. Петров говорит, что самая аргументация, которой прикрываются сторонники регламентированной проституции, есть преступление против закона, против совести, личности и человека. Процент больных сифилисом здесь поражающий: из 100 человек, приходящих в амбулаторную лечебницу, бывает 50-60 сифилитиков. Да какой еще сифилис - я такой встречаю только в Сибири.
  Зудилов (пришедший после). А говорилось ли здесь, что с закрытием домов терпимости усилится тайная проституция, увеличится число краж и грабежей?
  Соединенное заседание единогласно постановило вопрос о закрытии домов терпимости внести на обсуждение думы, просить городскую управу возбудить ходатайство пред исправником о немедленном закрытии домов терпимости, установить для сифилитиков, как предложил врач Петров, бесплатное лечение и отделить их временно от других больных, а в будущем выстроить за городом где-либо около леса отдельную больницу для сифилитиков. Остается пожелать, чтобы решение комиссии нашло скорейшее осуществление.
  И. П-ко
  ["Жизнь Алтая" N60, 15 марта 1914 г.]
  
  Судебная хроника.
  В ночь с 3 на 4 августа 1913 г. на Горе, на Алексеевском пер., был найден труп молодой девушки с пятью колото-резаными ранами. Это была барнаульская жительница Анисья Батранина. Мать Анисьи, узнавшая об убийстве своей дочери, высказала предположение, что преступление совершил некто Чертенков, ухаживавший за ее дочерью. Утром 4 августа Чертенкова нашли у его товарищей в амбаре, где он спал. Чертенков в убийстве сознался и был привлечен к судебной ответственности по обвинению в умышленном убийстве. Дело о нем слушалось барнаульским окружным судом, с участием присяжных заседателей, 13 марта.
  Подсудимый Чертенков окончил 3 класса реального училища, служил надсмотрщиком на телеграфе; в настоящее время ему 20 лет.
  На суде, признав себя виновным, он показал следующее:
  - С Батраниной я находился в любовной связи около 3 лет, но вместе мы не жили. Я предлагал ей вступить со мною в союз, она не соглашалась. Хотел я ехать служить на железную дорогу, звал ее, она не поехала. Мы поссорились. Некоторое время не видались. 3 августа мы поехали с ней в ресторан "Бристоль" - поужинать. Порядочно выпили. Я опять стал звать ее ехать с собой на железную дорогу. Она смеялась и говорила, что сойдется с Николаем Богородцевым. Поздно ночью я проводил ее домой. Мы еще посидели на лавочке у ихнего дома. Потом она пошла проводить меня. При прощании сказала: "Прощай! Завтра я буду обнимать Богородцева... " Эти слова страшно меня взволновали - я вытащил кинжал и стал бить ее. А как бил и сколько раз ударил - совершенно не помню...
  Свидетельница Юрьева, мать покойной, между прочим, показала следующее:
  - Чертенков как-то обратился ко мне: "Дайте своей дочери руки на гражданский брак". Я сказала, что не властна распоряжаться рукой моей дочери. При мне он обращался и к Анисье, предлагая ей гражданский союз. По его словам выходило, что законные браки ничего не стоят, а если у нотариуса договор написать, то это крепче. Покойная об его предложении как-то говорила мне: "У нас своих пьяниц в природе много".
  На вопрос о знакомствах ее дочери Юрьева показала:
  - Никакая мать не знает, с кем ее дочь знакома...
  Из дальнейшего показания Юрьевой выяснилось, что одно время Анисья была в связи с неким Останиным, ездила в Семипалатинск с цирковыми актерами, потом опять возвратилась в Барнаул, летом часто ходила в сад.
  - Я, - говорит Юрьева, - ругала ее. Но да ведь теперь каждая девочка гуляет в саду с кавалерами.
  - Когда Анисья приехала из Семипалатинска, то говорила, что хочет выходить замуж за Богородцева. Я ей говорила, чтобы она не принимала Чертенкова: раз есть жених, то другого кавалера неловко пускать. Анисья говорила, что Чертенков зарежет ее, если она не будет пускать ее.
  Товарищ прокурора В.В. Кутырин доказывал, что убийство совершено умышленно, с заранее обдуманным намерением.
  Помощник присяжного поверенного Ф.С. Гольдберг говорил, что убийство совершено в состоянии запальчивости и раздражения.
  Присяжные заседатели признали убийство умышленным, и суд приговорил Чертенкова к 8 годам каторжных работ.
  ["Жизнь Алтая" N60, 15 марта 1914 г.]
  
  
14 марта
  
  На очередном заседании городской Думы рассматривался вопрос о командировании заведующей городской общественной библиотекой И.П. Яковлевой на курсы библиотековедения в Москву при университете Шанявского.
  
  Просьба жителей Бийской ул.
  За подписью 9 домовладельцев Бийской ул., живущих около Непроходного пер., в городскую управу поступила просьба очистить теперь же проведенную городом водосточную канаву с Бердской, Сузунской и Павловской улиц. Просьба вызвана тем, что канава засорилась и ее следовало очистить еще осенью, и теперь жителям Бийской улицы угрожает затопление весенней водой.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
  
  Просьба содержателя цирка.
  Содержатель цирка А.Г. Коромыслов, указывая на то, что в условии об аренде цирка ничего не сказано относительно Великого поста, в течение которого запрещено играть в продолжение 3 недель, и что цирк настоящей зимой понес большие убытки, обратился в управу с просьбой не брать с него аренды за три недели Великого поста.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
 []
  
  К устройству на бечевнике насосной станции и приемного колодца.
  Городская управа, приступив к бурению пробной скважины N20 на берегу р. Оби, обратилась в управление томского округа путей сообщения с просьбой разрешить на бечевнике р. оби устроить насосную станцию и приемный колодец городского водопровода. Управление округа в свою очередь запросило городскую управу прислать более подробный план прибрежья в месте устройства предполагаемых сооружений, так как по присланной управой выкопировке из плана г. Барнаула трудно определить, насколько устройство этих предприятий отразится на интересах судоходства, и нельзя ли без ущерба для водопровода поставить насосную станцию, если не за пределами бечевника, то, по возможности, далее от гребня.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
  
  Оспа.
  Ввиду того, что в городе свирепствует оспа, учащимся в городских школах делается предохранительная прививка.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
  
  Спрос на собачьи шкурки.
  За последнее время увеличивается спрос на собачьи шкурки, цена на которые доходит до 1 р. 25 коп. за штуку.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
  
 []
  
  За ношение кистеня мещанин В.Н. Хребтов по постановлению губернатора оштрафован на 10 руб. с заменою при несостоятельности арестом на трое суток.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
  
  Убитый в ночь на 12 марта на заводском пруду оказался крестьянином Пензенской губернии И.И. Аграшиным, который торговал на базаре печеным хлебом.
  ["Жизнь Алтая" N59, 14 марта 1914 г.]
  
  
15 марта
  
  Взрывной снаряд.
  14 марта ок. 10 час. вечера неизвестными злоумышленниками было произведено покушение взорвать дом местного купца К.Л. Рябкова, находящийся по Гоголевской ул. около Соборного пер. Подробности этого события таковы.
  3 марта Рябков по городской почте получил местное анонимное письмо с требованием положить в определенное место пять тысяч рублей, при этом автор письма угрожает Рябкову взорвать дом и убить его самого, если он не выполнит предъявленного требования. Рябков, очевидно, не придал этому письму серьезного значения и даже не заявил о нем полиции.
  14 марта, когда он ложился спать, на улице раздался сильны треск, и почувствовалось сотрясение дома. Оказалось, что злоумышленниками с улицы под середину фундамента в слуховое окно был заложен разрывной снаряд, который, видимо, был взорван посредством фитиля. Снаряд представлял из себя железную трубку около 3 вершков длины и около вершка в диаметре. Силой взрыва выломано несколько кирпичей, и осколки их выброшены на дорогу. Клапан же слухового окна найден на другой стороне улицы. На фундаменте незначительное повреждение. От взрыва никто не пострадал. Злоумышленники пока не задержаны.
  ["Жизнь Алтая" N61, 16 марта 1914 г.]
  
  К приезду инженера Будагова.
  Сегодня ожидается приезд в Барнаул начальника по постройке Алтайской железной дороги инженера Будагова. Приезд этот, как говорят, имеет некоторую связь с бывшей недавно забастовкой рабочих на земляных работах подрядчиков Алейникова и Аверина. Заслышав о приезде г. Будагова, местное построечное начальство проявило усиленную деятельность. На Лосихинскую протоку начали выезжать различные его представители. Не верилось им, что на рабочего в бараках приходится по 0,17-0,19 куб. саж. воздуха. Но как они ни измеряли площадь бараков, как ни считали рабочих - действительность подтверждала наши сообщения. Правда, пришлось им натолкнуться и на отрадный факт - пользования одним (тоже рабочим) существом целыми 15 куб. саж. воздуха. Но существо это оказалось гнедой лошадью водовоза (он же водогрей), которая одна занимала довольно просторное помещение, где кипятится вода для рабочих. Познакомившись на месте с условиями жизни рабочих, представитель врачебной службы предложили подрядчикам или расширить бараки, или сократить количество рабочих. Подрядчики согласились, конечно, на последнее, не без основания надеясь всегда иметь случайных рабочих, которым не нужно предоставлять помещения. Что таких рабочих найти легко, можно судить хотя бы по той расценке работ, по которой работают и постоянные рабочие. Расценка эта такова: куб. саж. земли, вывезенной из разреза в насыпь на расстоянии до 100 саж. - 3 р. 70 к., а если дальше 100 саж. - то 4 р. Это для талой земли. Мерзлоту же, которой считают до 40%, возят за одну цену, несмотря на расстояние, причем при выдаче коновозчикам расчетных книжек отбирают от них подписку в том, что они обязуются возить землю до того места, какое укажут служащие подрядчиков, и что ответственность за могущие произойти при работе несчастные случаи несут сами рабочие, а не наблюдающие за работами лица (условия эти помещены в расчетных книжках). Приходится соглашаться и на такие условия, лишь бы получить работу. Слишком мал спрос на рабочие руки и велико предложение.
  ["Жизнь Алтая" N60, 15 марта 1914 г.]
  
  На конном базаре.
  На конном базаре застой. Цены на лошадей стоят невысокие. На лучших лошадей почти нет совсем спроса. Торговцы конями объясняют это явление безденежьем крестьян. Обыкновенно в это время, с приближением пахоты, на базаре торговля конями усиливается.
  ["Жизнь Алтая" N60, 15 марта 1914 г.]
  
  Санитарный осмотр.
  15 марта санитарным фельдшером Белентьевым совместно с полиц. надз. Трубицыным осмотрено около 20 постоялых дворов. Все они оказались в крайне антисанитарном состоянии: ретирады переполнены экскрементами, помойных ям нет, жидкие нечистоты выливаются прямо в ограды, во дворах масса назьма, от которого распространяется зловоние. Всем содержателям осмотренных постоялых дворов сделано предупреждение об устранении замеченных недостатков в трехдневный срок.
  ["Жизнь Алтая" N61, 16 марта 1914 г.]
  
  Несчастный случай.
  На днях 3-летняя дочь крестьянина Медынина подавилась рыбьей костью. Девочке дали проглотить хлеба, и она как будто бы успокоилась. Родители не придали случаю серьезного значения. Ночью девочка стала метаться и у нее в горле стало хрипеть. Когда поутру девочку отправили к доктору, то последний сказал, что уже поздно, так как горло сильно опухло. Девочка вскоре умерла.
  ["Жизнь Алтая" N60, 15 марта 1914 г.]
  
  Кража.
  У бельгийской подданной Марии Саббион похищены дамские часы с цепью. Полицейским надзирателем 4 участка похититель, оказавшийся мещанином К.А. Толмачевым, задержан и заключен в тюрьму. Толмачев объяснил, что он был пьян, зашел к Саббион, как знакомый, а как у нее оказались ее часы, не знает.
  ["Жизнь Алтая" N60, 15 марта 1914 г.]
  
  
16 марта
  
  О восстановлении общины сестер милосердия.
  На отношение городской управы о восстановлении общины сестер милосердия с больницей для оказания бесплатной медицинской помощи населению председатель местного управления Российского общества Красного Креста А.В. Розанов ответил, что с таким ходатайством еще ранее обращалось Алтайское общество естествоиспытателей и врачей в г. Барнауле, причем было выяснено, что наиболее острая нужда чувствуется в хорошо оборудованной хирургической и глазной больнице. Таких больниц в Сибири мало; между тем, потребность в них огромная, поэтому управление местного отдела Красного Креста наиболее целесообразным считает открытие в г. Барнауле именно такой больницы. В свою очередь, отдел общества просит управу сообщить, сколько коек желало бы городское управление оставить за собой и какую сумму признало бы возможным вносить на содержание предполагаемой больницы.
  ["Жизнь Алтая" N61, 16 марта 1914 г.]
  
  Условия труда.
  Рабочие пимокатной мастерской Лысова жалуются на пыль и грязь в помещении мастерской; самое здание, где им приходится работать, по их словам настолько одряхлело, что грозит падением.
  ["Жизнь Алтая" N61, 16 марта 1914 г.]
  
  Собачье кладбище.
  Нами уже отмечалось, что по пути к заводу Пранга по дороге разбросана масса ободранных собачьих трупов. Как теперь удалось узнать, такими же трупами сплошь усеян прилегающий к р. Пивоварке бор.
  ["Жизнь Алтая" N61, 16 марта 1914 г.]
  
  Томск - Енисейск.
  Барнаульский городской голова известил томского городского голову, что по вопросу о проектируемой линии "Томск - Енисейск" город Барнаул не будет выступать с самостоятельным ходатайством.
  ["Утро Сибири" N64, 20 марта 1914 г.]
  
  Нападение хулиганов.
  16 марта, в конце Пороховой ул. к дому Морозова, где квартирует мещанин Колодкин, подошла группа парней от 15 до 20 лет, которые стали бить в квартире Колодкина окна, а затем с кинжалами и револьверами полезли в избу. На шум сбежались соседи, которые встали на защиту Колодкина. Образовалось целое побоище. В результате на поле брани остался с пробитой головой предводитель хулиганствующих парней Лензин, который отправлен в городскую больницу. Полицейским надзирателем 4 участка составлен протокол на нескольких нападавших, а также и на некоторых переусердствовавших защитников.
  ["Жизнь Алтая" N62, 18 марта 1914 г.]
  
  
17 марта
  
  Приезд Г.М. Будагова.
  15 марта в Барнаул приехал главный строитель Алтайской железной дороги инженер Г.М. Будагов. Г.М. произвел осмотр постройки железнодорожного моста через реку Обь и работы на Лосихинской протоке и на пойме. 17 марта Будагов выехал в Новониколаевск, откуда предполагает в конце этого месяца выехать в Петербург.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  
18 марта
  
  Дело редактора "Жизни Алтая".
  18 марта в 10 час. утра в камере мирового судьи 1 участка слушалось дело бывшего редактора "Жизни Алтая" П.А. Казанского, обвинявшегося по 34 статье устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, то есть в напечатании в газете объявления без разрешения полиции.
  Обвиняемый П.А. Казанский виновным себя не признал, так как объявления печатаются в нередакционной части номера и печатанием их заведует не редакция, а контора издательства; и указал на решение уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената от 1885 года за N6, коим признано, что за напечатание объявлений без разрешения полиции в повременном издании, выходящем без предварительной цензуры, ответственности подлежит не редактор его, а издатель.
  Резолюцией мирового судьи, ввиду указанного решения Сената и отсутствия всяких признаков виновности П.А. Казанского, дело прекращено.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  Окончании сессии суда.
  18 марта закончилась сессия барнаульского окружного суда с участием присяжных заседателей, в последний день разбиралось 4 дела. По всем делам вынесены оправдательные вердикты.
  В числе оправданных находится и Ст. Е. Горбунов - дряхлый-предряхлый старик, плохо говорит, почти ничего не слышит. ПО документам, ему 55 лет, по его словам - 88 лет. Обвинялся он в краже самовара, каковое преступление на судебном следствии не подтвердилось.
  Ввиду того, что у Горбунова нет в городе ни родных, ни знакомых, сам он к труду не способен - присяжные заседатели, после оправдания Горбунова, собрали между собою небольшую сумму денег и передали ему.
  ["Жизнь Алтая" N64, 20 марта 1914 г.]
  
  
19 марта
  
  Сифилис в деревне.
  Как жестоко платится за темноту и отсутствие медицинской помощи деревенское население, достаточно иллюстрирует следующий пример.
  На днях ко мне обратился из дер. Малаховой, Косихинской вол., больной третичным сифилисом, приобретенным, как выяснилось, следующим образом. В ноябре минувшего года больной ожег себе живот горячей водой из самовара и отправился к "бабушке" той же деревни, которая ему "пошептала" и "поплевала" на рану ожога. Как потом больной узнал, "бабушка" эта также больна сияилисом.
  Случаи внеполового заражения сифилисом в окружающих Барнаул деревнях - не редкость, что мне часто приходится устанавливать на больных сифилисом, обращающихся ко мне за помощью. В большинстве внеполовых случаев приходится устанавливать первичное заражение на губах, языке и небе, что объясняется отсутствием брезгливости и недостаточным соблюдением чистоты посуды, из которой пьют и едят как больные, так и здоровые.
  От некоторых моих больных мне приходилось выслушивать такие замечания:
  - У нас все сплошь больны этой болезнью.
  Каковы последствия этой болезни, в особенности для таких больных, которые предоставляют течение этой болезни воле судьбы, и как она гибельна для потомства - известно каждому, и что должны быть приняты меры борьбы против этого зла в деревнях - подразумевается само собой.
  Мне кажется, что инициативу в этом деле проще всего было бы взять на себя местному "обществу естествоиспытателей и врачей".
  Одной из первых мер в этом направлении было бы собрание возможно более полных данных о размерах указанного бедствия и распространение в деревне популярных сведений об этой болезни.
  Врач Элисберг
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  "Забастовка".
  11 марта городская дума постановила канатно-веревочную и мелочно-щепную торговлю с главной базарной площади перевести на Сенную площадь к Знаменской церкви. Вчера за подписью 28 торговцев щепного и веревочного ряда в городскую управу поступило заявление с просьбой отвести им место снова на главной базарной площади и не переводить их на Сенную площадь, причем торговцы заявляют, что на места на Сенной площади торговаться никто из них не пойдет.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
 []
Сенная площадь у Знаменской церкви
  
  В реальном училище.
  Доктор Л.Н. Агентов сообщает нам, что директор реального училища Галанин объявил тем из своих учеников, которым привита скарлатинозная вакцина, что им нельзя в течение трех недель посещать училище. А между тем, эти ученики не представляют для других никакой опасности.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  В Бобровском затоне.
  Нам жалуются, что перед окнами жителей Бобровского затона рабочие-киргизы производят убиение лошадей и снимание с них шкур.
  В целях общественной опрятности кто-то должен устранить этот непорядок и избавить невольных зрителей созерцать кровавые операции.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  Просьба подрядчика.
  Подрядчик по укладке фашин* при поправлении берега р. Барнаулки Ив. Кожечкин обратился в городскую управу с просьбой увеличить ему плату до 3 р. 60 к. за укладку кубической сажени фашины, так как в настоящее время он производит укладку по 2 р. 85 к. с куб. сажени и несет большие убытки. Подряд Кожечкин взял с торгов.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  * Фашина - связка прутьев или хвороста, применяемая при земляных работах для укрепления насыпей и т.п.
  
  Хулиганство.
  Вечерами, в особенности по праздникам, на Пушкинской ул. замечается усиленное движение публики. Среди публики бывает немало и хулиганствующих парней, которые часто группируются на углу Соборного переулка и, как нам передают, никого не пропускают мимо себя без "должной" оценки, а иногда подставляют проходящим ноги и падение потерпевшей или потерпевшего сопровождают наглым хохотом или же плюют прохожим в спину. Не мешало бы упразднить эти своеобразные собрания, даже в мирном настроении сильно мешающие движению проходящей публики. Сделать это тем более легко, что вблизи находится полицейский пост.
  ["Жизнь Алтая" N63, 19 марта 1914 г.]
  
  У пожарников.
  19 марта в заседании правления общества решено общее годовое собрание устроить в Народном доме 30 марта. Всем членам решено послать повестки. На общем собрании решено предложить избрать делегатов на пожарный съезд в Томске.
  Ввиду того, что в местных театрах, цирке и кинематографах нет пожарных нарядов и нет своих служителей, поставленных специально для наблюдения за помещением в пожарном отношении и что некоторые театры, по мнению правления, не удовлетворяют пожарным требованиям, правление решило обратиться в городскую управу с просьбой выработать обязательное постановление для содержателей театров, чтобы за счет театров содержались особые лица исключительно для наблюдения за сценой или помещением на случай возникновения пожара.
  ["Жизнь Алтая" N65, 21 марта 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Санитарным фельдшером Белентьевым и санитарным попечителем Бухаловым произведен осмотр пимокатных мастерских: Полякова, Лонкина, Бухалова, "Производитель" и многих мелких кустарных производств валяной обуви. Все мастерские содержатся грязно, во всех недостаток воздуха, вентиляция не везде удовлетворяет своему назначению. Всем владельцам мастерских сделано предупреждение устранить замеченные дефекты.
  19 февраля фельдшером Белентьевым произведен осмотр экипажной мастерской Шампарова. В санитарном отношении мастерская содержится, по мнению Белентьева, в удовлетворительном состоянии. В колодце, который помещается в сборочном отделении, вода найдена чистой, на колодце крышка. Воду берут для чая как рабочие мастерской, так и соседи. Видимо, редакции, поместившей в предыдущем номере заметку о неудовлетворительном состоянии мастерской, были доставлены неверные сведения.
  ["Жизнь Алтая" N65, 21 марта 1914 г.]
  
  
20 марта
  
  Об устройстве бульвара.
  20 марта городская дума разрешила гласному П.И. Федулову устроить за свой счет бульвар по Московскому проспекту между Бердской и Полковой улицами.
  ["Жизнь Алтая" N66, 22 марта 1914 г.]
  
  К устройству площадок для детских игр.
  На запрос инспектора народных училищ, в каком размере потребовалось бы от казны пособие, единовременное и постоянное, на содержание площадки детских игр и физического развития, предполагаемой к устройству на Демидовской площади, городская дума 20 марта постановила ответить инспектору нар. уч., что город принимает одну четвертую часть расходов по содержанию площадки на себя, но с тем, чтобы площадка находилась в ведении города.
  ["Жизнь Алтая" N66, 22 марта 1914 г.]
  
  Об устройстве постоянного ипподрома.
  20Общество охотников конского бега и скачек обратилось в городскую управу с просьбой уступить бесплатно на 24 года участок земли для летнего и зимнего ипподрома, в конце города по направлению к содовому заводу Любимова, мерою в поперечнике 110 саж, в длину 350 саж. Поперечник должен захватить улицы, начиная от Павловской и кончай Бердской. С своей стороны общество обещается осушить просимый участок и бесплатно предоставлять конюшни на ипподроме для привозимых из Томска ежегодно казенных жеребцов. 20 марта городская дума закрытой баллотировкой большинством 16 против 4 согласилась с предложением управы: отдать просимый участок, но лишь на 12 лет.
  ["Жизнь Алтая" N66, 22 марта 1914 г.]
  
  Арест вымогателей.
  Вчера около 5 час. вечера, по Гоголевской ул., вблизи 3-го Прудского переулка, полицейскими надзирателями Демчуком и Юшиным арестованы двое вымогателей, пославших письмо К.Л. Рябкову с требованием принести им 5000 р. Задержанные в преступлении сознались.
  ["Жизнь Алтая" N64, 20 марта 1914 г.]
  
  Весеннее.
  Наступили теплые дни, тает снег, а жители, как видно, забыли о необходимости очистки канав и переходов от снега. Благодаря этому, во многих местах города образовались большие лужи. Не сгребается также назем.
  ["Жизнь Алтая" N64, 20 марта 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Санитарная комиссия в составе врача Г.В. Орлова, председателя комиссии И.В, Быкова, членов П.Д. Сухова, И.С. Шумихина, В.К, Панагушина и Г.А. Бухалова 20 марта произвела осмотр пряничного, кишечного и мыловаренного заведений А.И. Колокольниковой. Мыловаренное и пряничное заведения найдены в санитарном отношении в удовлетворительном состоянии. Кишечное заведение загрязнено, отбросы не убираются и разбросаны по ограде, отчего в ограде распространен неприятный специфический запах. Помещение вентилируется недостаточно. Ввиду того, что от кишечного заведения в двух саженях находится пряничное заведение, комиссия высказалась за недопустимость такой группировки заведений и решила просить управу об отделении заведений пряничного от кишечного и мыловаренного.
  ["Жизнь Алтая" N66, 22 марта 1914 г.]
  
  
21 марта
  
  О праве на воздушное пространство.
  И.Ф. Смирнов из одного помещения в другое через Пушкинскую ул. без ведома управы перекинул провода электрического освещения. Ввиду того, что городу, как собственнику городских улиц, принадлежит и воздушное пространство над улицами, городская управа предложила Смирнову в семидневный срок войти с ней в соглашение о проведении проводов через улицу, предупреждая, что в противном случае управа обратится к суду с иском о снятии проводов.
  ["Жизнь Алтая" N65, 21 марта 1914 г.]
  
  Нарушение обязательного постановления.
  Нам передают, что торговцы печеным хлебом на главной базарной площади, вопреки обязательному постановлению думы, вместо того, чтобы начинать торговлю в 7 час. утра и оканчивать в 7 час. вечера, начинают торговлю в 5 и в 6 час. утра и оканчивают в 8 час. вечера.
  ["Жизнь Алтая" N65, 21 марта 1914 г.]
  
  К заметке "Арест вымогателей".
  Как известно, купцом К.Л. Рябковым 3 марта по городской почте было получено письмо с требованием, чтоб Рябков послал 5000 р. с мальчиком, одетый в серый армяк и черную папаху, по Гоголевской ул. к 4-ма Прудскому пер. Мальчик должен был выйти 3 марта в 3 часа дня. В противном случае авторы письма грозили взорвать его дом и убить его самого. Рябков на это письмо не обратил никакого внимания.
  14 марта, уже после описанного нами взрыва снаряда около дома Рябкова, Рябков получил новое письмо с требованием послать с мальчиком не 5000, а 7000 руб. При этом автор письма подтверждал свою первую угрозу и высмеивал полицию, которая сделать что-либо с ним бессильна, так как ему помогают много товарищей-агентов, благодаря чему он уже совершил несколько преступлений безнаказанно. Во втором письме Рябкову предлагалось без дальнейших рассуждений 19 марта ровно в 3 часа дня послать мальчика, одетого в коричневый бобриковый пиджак, черную вязаную шапку и в штиблеты с галошами. Мальчик должен идти с пакетом с 7000 руб. солнечной стороной по Гоголевской ул. до 3-го Прудского переулка и передать пакет встретившемуся человеку, который скажет: "Давай". За поимку вымогателей взялись полиц. надз. 2 уч. Демчук и 5-го уч. Юшин. 19 марта во 2-м, 3-м и 4-м Прудских переулках с раннего утра было поставлено по 2 переодетых городовых, которые играли роль городских рабочих по очистке канав и исправлению дороги. Этим самым вымогателям была отрезана возможность скрыться. В три часа дня заранее подготовленный мальчик был отправлен. За ним следом по дороге на худенькой кляче ехали на дровнях переодетые и загримированные деревенскими мужиками Юшин, Демчук и городовой Кузеванов. Они изображали пьяных ,едущих с базара.
  Около 4-го Прудского пер. был замечен подозрительный молодой человек, который обогнал мальчика, но пакета не взял, а затем зашел в ограду одного дома. Когда мальчик прошел эти ворота, молодой человек снова появился сзади мальчика и, догнав последнего, что-то сказал ему. Мальчик передал пакет. Молодой человек быстро хотел скрыться, но был задержан переодетыми надзирателями. Задержанный оказался крестьянином села Кадниковского Барнаульского уезда, Венед. Вас. Горловым, проживавшим по Томской ул. в д. N180. При обыске у него был найден револьвер системы "Бульдог", пилка для перепиливания железных решеток, копия письма, посланного Рябкову, и обрезки водопроводной трубы, из которой был сделан взорвавшийся у Рябкова снаряд. Вместе с Горловым был задержан его товарищ К., но причастность последнего к преступлению не установлена. Горлов во всем сознался и заключен в тюрьму.
  ["Жизнь Алтая" N66, 22 марта 1914 г.]
  
  Задержание беглецов.
  21 марта чинами полиции задержаны мальчики-рецидивисты Н.П. Демидов - 14 л. и Г.Г. Мухтеруллин - 16 л., которые 3 марта бежали из томской колонии для малолетних преступников. Здесь они снова взялись за прежнее ремесло: Мухтеруллин был задержан с шубой, похищенной с крестьянского воза, а Демидов взят ночью во время провертывания дыр в лавку при доме Васильева по Пушкинской улице.
  ["Жизнь Алтая" N67, 23 марта 1914 г.]
  
  
22 марта
  
  "Тигр" около с. Гоньбинского.
  Жители с. Гоньбинского сообщают нам следующее:
  Днем 21 марта в двух верстах от с. Гоньбинского дети крестьян названного села - Дмитрий Пятков (12 лет) и Мефодий Плотников (11 лет) встретили двух зверей, доселе не виданных в этой местности. Одна из бывших с ними собак сцепилась с одним зверем, а другой зверь скрылся.
  Собака схватила зверя за переднюю лапу; тот лапой старался захватить морду собаки. Борьба происходила на высоком берегу Оби; собака со зверем клубком покатились по скату горы. Дмитрий Пятков скатился за ними и с палкой в руках тоже наскочил на зверя, которого стал этой палкой бить по носу. Собака схватила зверя за горло, и таким образом зверь в конце концов оказался убитым.
  Убитого зверя привез в Гоньбу крестьянин этого села Ст. Пятков.
  По поводу появления неизвестного зверя редакцией "Жизни Алтая" получены из Гоньбинского две корреспонденции.
  Оба автора называют убитого зверя тигром.
  По описанию одного из них, зверь - цвета бусо-серого, полосатый, голова у него кошачья, зубы большие; на ларах - громадные когти; задние лапы немного длиннее передних. Хвост недлинный, гладкий. Длина убитого зверя - аршина полтора, высота - около аршина.
  Ввиду незначительной для тигра величины зверя, корреспонденты предполагают, что тигр - молодой.
  Другой корреспондент, между прочим, пишет:
  "Странным кажется, откуда появились эти два тигра близ селения. Некоторые предполагают, что они скрылись из какого-либо зверинца, что весьма вероятно, так как неручные тигры не подпустили бы так близко собак и детей".
  ["Жизнь Алтая" N67, 23 марта 1914 г.]
 []
  
  
23 марта
  
  Согласно Высочайшему соизволению, Барнаульскому Богородице-Казанскому женскому общежительному монастырю в бесплатное его пользование для сельского хозяйства, на все время его существования передано 332,39 дес. земли. (300 дес. удобной и 32,39 неудобной).
 []
Келейный корпус женского монастыря
  
  Музыкальное утро.
  В воскресенье 23 марта в музыкальной школе А.И. Смирновой состоялось музыкальное утро, на котором исполнительницами выступали ученицы школы (по классу фортепиано) г. Смирновой и г. Бруяк.
  Программа состояла из двух отделений. Были исполнены произведения Спиндлера, Рейнеке, Биля, Диабелли, Меркеля, Лешгорна, Геллера, Баха, Шумана, Гайдна, Шуберта, Мендельсона и др.
  Своим исполнением ученицы произвели весьма приятное впечатление.
  В особенности блеснули музыкальной техникой ученицы во II отделении, в их исполнении сказалось развитие музыкального понимания и вкуса.
  ["Жизнь Алтая" N68, 25 марта 1914 г.]
  
  У проруби.
  23 марта под Томским взвозом кучер генерала Путилова Чириков поил лошадь. Поившие тут же лошадей крестьяне с. Повалихи Берестенников и Рудаков своими лошадьми столкнули генеральскую лошадь в прорубь. Чириков испугался, закричал на крестьян, последние тоже перетрусили и хотели ускакать, но Чириков успел Рудакова удержать. Берестенников схватил из саней топор и бросился выручать товарища. В то время, как топор был уже над головой Чирикова, за топор успел схватиться бывший тут же крестьянин Васин, и несчастье было предотвращено. Была вызвана полиция. Лошадь вытащили из проруби целой и невредимой. Берестенников и Рудаков привлечены к ответственности за покушение на жизнь Чирикова.
  ["Жизнь Алтая" N68, 25 марта 1914 г.]
  
  Подкидыш.
  23 марта на рыбном базаре к одной из лавок неизвестно кем подкинут младенец женского пола. Подкинутый отправлен в приют общества попечения о подкинутых детях
  ["Жизнь Алтая" N68, 25 марта 1914 г.]
  
  
24 марта
  
  В водопроводной комиссии.
  В заседании комиссии 24 марта приняты к сведению условия заказа городским головой у акционерного общества "Л.И. Борковский" на 800 сажен 5-дюймовых чугунных водопроводных труб и 1000 сажен 8-дюймовых труб, 8 шт. задвижек системы Лудло к 5-дюймовым трубам и 10 шт. к 8-дюймовым. Условие платежа - 2/3 стоимости заказа наложенным платежом и 1/3 не позже трех месяцев со дня отправки этого товара. Затем комиссия рассмотрела несколько предложений на поставку труб и решила еще раз списаться относительно условий с фирмами, предложившими более выгодные для города условия.
  По предложению Еремеева, составленный Б.Ю. Геценом проект водопровода решено отправить немедленно на консультацию томских профессоров. А.А. Лесневский доложил, что уже состоялось соглашение о плате за консультацию четырем специалистам-профессорам 500 руб.
  Решено просить профессоров за те же 500 руб. дать совет о типе и мощности машин, необходимых для водопровода и электрической станции. Кроме того, решено просить профессоров уведомить заблаговременно о дне общего заседания по вопросу о рассмотрении представленного проекта, чтобы город имел возможность кого-либо командировать за это заседание.
  Рассмотрено заявление городского архитектора Носовича об устройстве поясного водоснабжения. Ввиду того, что поясное водоснабжение стоит дороже, комиссия постановила просить Носовича дать более детальные соображения о стоимости и выгодности поясного водоснабжения.
  Еремеев предложил обсудить вопрос о дальнейшей откачке воды из скважины N20, причем высказал предположение, что вода из этой скважины имеет, несомненно, связь с водою из р. Оби. Почва дна этой скважины наносная, и все напластования ее в разных местах перерезаны р. Обью. Свое предположение он обосновывает данными железнодорожных изысканий по устройству моста через р. Обь. Исходя из этого предположения, Еремеев полагает, что с поднятием уровня воды в р. Оби вода будет подниматься и в этой скважине, а потому представится возможность имеющимся насосом подать воду на гору. Дальнейшую откачку воды из этой скважины он предлагает приспособить так, чтобы вода могла идти на потребление жителям, для чего на гору необходимо провести трубопровод и устроить будку с баком.
  Комиссия согласилась с предложением Еремеева об устройстве на горе водоразбора с ассигнованием на это до 300 руб., но с тем, чтобы откачка производилась безостановочно и чтобы велся дневник с указанием времени непрерывной откачки, количества откачиваемой воды и отметок о понижении или повышении уровня воды в скважине.
  По вопросу о работах по бурению скважины N20 было доложено, что хотя и найдена вода, по-видимому, артезианская с напором до 17 аршин от нулевой точки, но грунт в ней настолько илистый, что фильтр забивается, и получить воду в большом количестве не представляется возможным. Комиссия постановила продолжать бурение и пройти еще один слой глины. Анализом воды из колодца N20, произведенным испытательной лабораторией по молочному хозяйству, установлено, что вода вполне пригодна для питья, хотя и наблюдается несколько повышенная общая жесткость.
  ["Жизнь Алтая" N70, 28 марта 1914 г.]
  
  Борьба за школу.
  Из с. Верх-Жилинского, Барнаульского уезда, "Жизни Алтая" пишут о той борьбе, которая ведется между местным священником и жителями по вопросу о желательной школе - "министерской" или церковной. Пока школа помещалась на квартире, она числилась за православным ведомством, была церковно-приходской. Когда же явилась мысль о постройке специального школьного здания, среди крестьян образовалось сильное течение за то, чтобы школа была министерской. Батюшка, он же и благочинный, забеспокоился, вызвал общественников на сход и начал убеждать их не ходатайствовать о министерской школе.
  Из министерской школы, - распинался батюшка перед общественниками, - выходят бунтовщики, смутьяны и неверующие в Бога.
  Общественники возражали батюшке.
  Страсти разгорались, пререкания перешли на личную почву.
  Священник не вытерпел и обратился к старосте:
  - Староста! Выведи вон этих бунтарей...
  Батюшке указали, что этого сделать нельзя, если общественники ведут себя законно. А возражать батюшке общественники имеют полное право, так как они должны стоять за свои интересы.
  В результате, когда староста задал общественникам вопрос: "Какую же школу надо - министерскую или церковно-приходскую?" - громадное большинство явно оказались на стороне министерской.
  Тогда батюшка предложил общественникам, якобы для ясности, разойтись на две стороны: кто за церк.-прих. - тот на правую сторону, а кто за министерскую - тот на левую. Но и тут ничего не вышло: почти все крестьяне встали на левой стороне.
  После этого батюшка прибег к такой мере: он стал подзывать общественников, каждого по отдельности, и спрашивать, не желает ли он, чтобы в селе была церковно-приходская школа. Прием оказался удачным - у батюшки нашлось порядочно единомышленников. Тем не менее, большинство все-таки твердо стояло за министерскую школу.
  В результате - открыта не церковно-приходская, а министерская школа.
  ["Сибирская жизнь" N68, 30 марта 1914 г.]
  
  Торги.
  21, 22 и 24 марта производились торги на отдачу сенокосных участков на Ерестинском и Малобалдинском лугах. На Ерестинском лугу продано 9 участков за 751 р. 54 к. В среднем десятина обошлась по 1 р. 71 к. 93 участка в 394,25 десятин остались непроданными. На М.-Балдинском лугу продано 21 участ. за 146 р. 34 к. В среднем за десятину по 2 р. 4 к. В прошлом году средняя цена за десятину на Ерестинском лугу выразилась в 1 р. 53 к. и на М.-Балдинском - 1 р. 68 к.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  
25 марта
  
  К открытию ломбарда.
  Вчера городским головой от губернатора получена копия устава городского ломбарда, утвержденного управляющим министерством финансов П. Барк. В своем отношении губернатор просит донести ему о дне открытия городского ломбарда. Как известно, в настоящее время идут подготовительные работы к ремонту бывшего дома Паньшина, предназначаемого для помещения городского общественного банка и городского ломбарда.
  ["Жизнь Алтая" N68, 25 марта 1914 г.]
  
  Склад краденого.
  При обыске у мещанина Беляева, проживающего по Томской улице в Заячьей, полиц. надз. 4 уч. найдены: брезент, конец красного тику, кусок ткани, ситца, скатерти, голова сахару, махорка, полукрупка, кожа, клей, хомут, седелка, супони, чересседельники и мешки. Некоторые вещи уже опознаны хозяевами. Способ приобретения остальных вещей Беляев определенно указать не мог.
  ["Жизнь Алтая" N68, 25 марта 1914 г.]
  
  Предупреждение.
  Редакции доставлено следующее письмо-предупреждение:
  Крестьянин деревни Зудилово, Белоярской волости, Илья Лукич Дягилев, проживая временно в г. Барнауле, занимается довольно своеобразной профессией: он ходит по домам и выпрашивает задатки, обещаясь представить дров, овса, сена и т.п. Находится, конечно, немало доверчивых людей или, быть может, просто желающих приобрести по дешевке (Дягилев за все предлагаемое назначает самые низкие цены) фурах и проч.
  Волостное правление считает долгом предупредить, что Дягилев ни сена, ни дров, ни овса для продажи не имеет, да и имущества у него никакого нет, кроме плохонькой избенки, так что и на возврат задаточных денег никаких надежд не может быть.
  Берегите карманы, господа!
  За белоярского вол. старшину Бузенков.
  Вол. писарь Ю. Лукьянов.
  ["Жизнь Алтая" N68, 25 марта 1914 г.]
  
  Кража.
  25 марта по Набережной ул. р. Оби в лавочку Шихова зашел только что вышедший из тюрьмы Карп Калуга и, пользуясь тем, что в лавочке в это время не было никого, похитил из денежного ящика дневную выручку. Калуга был замечен и задержан недалеко от лавочки.
  ["Жизнь Алтая" N69, 27 марта 1914 г.]
  
  
26 марта
  
  В Барнауле на 26 марта началась прибыль воды, горизонт 0,53 саж., туман.
  ["Сибирская жизнь" N65, 27 марта 1914 г.]
  
  
27 марта
  
  На Алтайской железной дороге.
  В настоящее время окончена засыпка Лосихинской протоки. Производится укрепление насыпи камнем. Насыпь возведена выше на 50 сотых сажени самого высокого горизонта воды.
  5 кессонов также выложены выше самого высокого горизонта воды. Работы на кессонах временно приостановлены до вскрытия р. Оби, когда будет возможность строительный материал подвозить к кессонам на баржах. Береговые кессоны выложены до уровня поверхности земли. Работы на них продолжатся после спада вешних вод.
  Как нам передают, группа рядчиков по земляным работам у бывшего подрядчика Рона обратилась в правление Алтайской железной дороги с просьбой не выдавать Рону 13 тысяч руб. из удержанного с него залога в обеспечение могущих быть предъявленных к нему претензий от рабочих впредь до решения их в суде.
  ["Жизнь Алтая" N69, 27 марта 1914 г.]
  
  Приказ исправника.
  Приказом по полиции уездный исправник Григорьев предлагает чинам полиции обратить внимание на то, что многие домовладельцы, вместо очистки водосточных канав, прорывают канавы поперек улицы, тем портя полотно дороги и делая ее небезопасной для проезда. Исправник предлагает чинам полиции немедленно принять меры к понуждению домовладельцев очищать водосточные канавы, а уклоняющихся от этого привлекать к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N69, 27 марта 1914 г.]
  
  Сибирская язва.
  На днях рабочий пимокатной мастерской И. Малянова Ив. Крылов заболел сибирской язвой. Крылов находится на излечении в заразной городской больнице. В мастерской произведена химическая и механическая дезинфекция. Есть предположение, что Крылов заразился от шерсти.
  ["Жизнь Алтая" N69, 27 марта 1914 г.]
  
  На базаре замечается усиленный привоз яиц. Цена на яйца от 2 до 2 р. 50 коп. сотня. Есть спрос на сметану, но подвоз ее слабый. Цена небольшой крынки сметаны - 40 коп. Отсутствие сметаны объясняется большой сдачей молока на маслодельные заводы.
  ["Жизнь Алтая" N69, 27 марта 1914 г.]
  
  
28 марта
  
  На 28 марта на р. Оби у Барнаула за сутки прибыло 0,07 (около 1,5 вершков).
  ["Сибирская жизнь" N67, 29 марта 1914 г.]
  
  Состояние р. Оби.
  Вследствие теплой погоды и сильного таяния снега вода в р. оби стала сильно прибывать. Лед поднялся, посинел. Проезд по льду небезопасен: было несколько случаев провала, пока окончившихся благополучно.
  Среди пароходчиков идут толки, что, если в погоде не произойдет резких перемен, то навигация откроется 10-15 апреля.
  ["Жизнь Алтая" N70, 28 марта 1914 г.]
  
  Кража проводов.
  У И.К. Платонова с мельницы, находящейся в 25 верстах от города, к повалихинской пристани проведен телефон на протяжении около 15 верст. Вчера было обнаружено, что около деревни Мыльниковой как с той, так и с другой стороны деревни неизвестно кем снята проволока и спилено много столбов. Сумма убытка пока не выяснена.
  ["Жизнь Алтая" N70, 28 марта 1914 г.]
  
  Торговля фальшивыми деньгами.
  Полицейским надзирателем Демчуком в номерах Сасс задержан некто В.С. Кольтюгин, который имел, кроме своей паспортной книжки, еще одну книжку на имя татарского мещанина Кириллова. Кольтюгин, по сведениям полиции, занимался своеобразной торговлей фальшивыми деньгами. У него отобраны ордерные книги с пометками: "желтенькие", "красненькие", "радужные" и т.п. Кольтюгин имел агентов-наводчиков, при посредстве которых завязывал знакомства с зажиточными людьми и предлагал последним фальшивые деньги. Его жертвами называют несколько известных лиц городов Каинска и Новониколаевска. В действительности Кольтюгин никаких фальшивых денег не продавал, а просто хитро обманывал доверчивых "покупателей". Проделывалось все это следующим образом. За предложенную сумму Кольтюгин обещался доставить в несколько раз большую сумму фальшивых денег. Для этого он "покупателю" предлагал деньги положить в пакет, который он припечатывал сургучом, ставил номер ордера и тут же возвращал "покупателю" обратно с заявлением, что денег он сейчас не возьмет, а покупатель заштемпелеванный пакет с деньгами должен передать агенту Кольтюгина, который по ордеру вручит покупателю фальшивые деньги. "Покупатель" уходил спокойно, ожидая к себе агента, но последний никогда не приходил, а в распечатанном пакете оказывалась простая бумага.
  Весь секрет этой операции заключался в том, что во время разговоров Кольтюгин старался чем-либо отвлечь внимание покупателя в сторону и в это время заменял пакет с деньгами заранее приготовленным пакетом с простой бумагой. Кольтюгин заключен под стражу и привлечен к ответственности.
  Кроме того, на него составлен протокол за хранение револьвера, который у него обнаружен при обыске.
  ["Жизнь Алтая" N70, 28 марта 1914 г.]
  
  К ликвидации цветника в саду Народного дома.
  В N68 газеты "Жизнь Алтая" напечатано: "Ввиду прекращения эксплуатации цветника отвести место, занимаемое цветником, для расширения детской площадки". Такое постановление совета школьного общества последовало 22 марта т. г. - последовало, думается, от неясного понимания цели, которую преследует "Детский сад". Главная воспитательная задача этого полезного учреждения состоит в том, чтобы дети знакомились с природой, физически развивались, и воспитать в них эстетическое чувство.
  Везде, где открываются детские сады, детям стараются дать разумные развлечения и занятия в саду в продолжении лета, чтобы дети, по возможности, больше были в движении; в занятиях предоставлять ребенку инициативу как в играх, так и на деле без вреда себе и другим. В детских садах, не эксплуатируя детского труда, руководители занимаются с детьми возделыванием грядок, клумб для цветов, постройкой примитивных беседок, вместе сеют семена, садят кусты, деревья и цветы, выращивают овощи, чистят дорожки, выпалывают сорную траву, поливают саженцы - словом, стараются, чтобы огород дал хорошие овощи, а сад - плоды и пышные цветы. Вот главная цель, преследуемая "Детским садом".
 []
  В саду Народного дома цветник и был устроен для "Детского сада". В нем дети, под руководством воспитателей, найдут себе занятия на все лето. С этою целью в цветнике устроены широкие дорожки, чтобы детям было свободнее заниматься в цветнике.
  Я не знаю, какие мотивы послужили для уничтожения цветника в саду Народного дома. Если это объяснить большим наплывом детей в детский сад и теснотою существующей площадки в саду, то эти мотивы для этого недостаточны. Организаторам детского сада не следует придерживаться фразы "числом поболее". Невозможно принять в детский сад всех детей, желающих записаться, от этого может только пострадать дело, как это и было замечено воспитателями из опыта прежних лет, они не могли ориентироваться в большой толпе детей, от этого многие дети, оставленные без внимания в начале занятий, выбывали из списка, и оставалось в саду такое количество, какое под силу руководителям воспитания. Таким образом, весна, лучшее время года и дорогое по занятиям в цветнике, оставалась неиспользованной, потому что детей было много и на площадке было тесно.
  В этом году это неудобство вполне устранимо, потому что детских садов в городе будет несколько, следовательно, наплыв детей в садах Народного дома будет не такой большой. Для небольшой же группы детей существующая площадка в саду не будет тесна.
  В текущем году мин. нар. пр. само сознало пользу от детских садов и ассигнует деньги на организацию их. Предстоящим летом в городском сквере на Демидовской площади городское самоуправление открывает детский сад для детей школьного и дошкольного возраста. Школьному обществу этим открытием облегчается задача в организации правильных занятий с детьми в саду Народного дома, и наплыв детей сюда будет небольшой. Остается пожелать руководителям детского сада обратить свое внимание на цветник, где дети могут заниматься в течение всего летнего сезона. Пусть детский сад Народного дома послужит образцом для вновь организующихся детских садов в Барнауле.
  А. Бедняков
  ["Жизнь Алтая" N70, 28 марта 1914 г.]
  
  
29 марта
  
  Из мира труда.
  По Полковой ул, в д. N1 помещается веялочная мастерская З.Н. Милюкова. В мастерской работы производятся все сдельно. Работает мастерской в летнее время до 30 человек, зимой цифра эта вследствие тесноты мастерской понижается до 15-16 человек. Заработок рабочих в день колеблется в среднем от 1 р. до 1 р. 40 к. Нельзя обойти молчанием некоторые порядки мастерской. Работа начинается в 6 час. утра и оканчивается в 6 час. вечера, но если рабочий опоздает утром минут на 10-15 и это заметит хозяин, то опоздавшего рабочего Милюков отправляет обратно до следующего дня с замечанием, что дума еще для рабочих не выработала обязательного постановления начинать работы с 8 час. утра, или же напускается на рабочего с площадной руганью.
  А если Милюков рассердится, то уходит к себе в комнату, а рабочие вследствие этого сидят без работы, так как без хозяина не разрешается брать материалы для поделки. На просьбы рабочих вызвать хозяина жена последнего отвечает: "Он спит". Если же кто осмелится взять какую-либо вещь без хозяина, то за это получит такой выговор, который не пропустит самая снисходительная цензура. Если же рабочий вздумает совсем уходить, то дело не только не обходится без брани, а иногда доходит и до кулаков.
  ["Жизнь Алтая" N71, 29 марта 1914 г.]
  
  Наши портные.
  Портной Юдин, имеющий мастерскую на Томской ул. между Соборным и Конюшенным пер., испортил костюм, заказанный ему реалистом Б. Два раза Б. возвращал костюм портному для исправления, и всякий раз последний, продержав его костюм день-два, возвращал его неисправленным. Когда Б. лично обратился к Юдину в его квартире в третий раз, последний вместе со своими мастерами с криком набросился на Б., приглашая его "убираться вон".
  ["Жизнь Алтая" N71, 29 марта 1914 г.]
  
  Что пьют жители.
  Под Томским взвозом на р. Оби в образовавшейся у берега промоине производится полоскание белья. Вниз по течению саженях в 15 водовозы и многие из обывателей из той же промоины берут воду. Вода темно-желтого цвета водовозами развозится обывателям города. Если добавить к этому, что воду черпают с двух сторон наземной кучи, то навряд ли к этому нужны еще какие-либо комментарии.
  ["Жизнь Алтая" N71, 29 марта 1914 г.]
  
  Переправа через Обь становится более опасной и рискованной: среди реки лед поднялся, у берегов же он имеет форму желобов глубиною до 2 арш., по которым течет вода. Несмотря на это, целые обозы, погружаясь у берегов воду, переправляются через реку.
  ["Жизнь Алтая" N71, 29 марта 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В "Письме в редакцию", за подписью 6 рабочих казенного винного склада, помещенном в N70 редактируемой Вами газеты "Жизнь Алтая", факт разговора моего с рабочими и инцидент со слесарем Сосовым изложен в извращенном виде, а потому для восстановления истины прошу Вас поместить в очередном номере газеты следующее.
  8 марта по окончании работ все рабочие склада мною были приглашены в столовую для объявления им распоряжения господина управляющего акцизными сборами о том, что им разрешается пользование казенной баней при складе и что, согласно тому же распоряжению, для пользования баней рабочим мною назначаются дни: вторник и среда, в которые баня свободна, предложив им заявить мне, будут ли пользоваться баней в назначенные дни, чтобы я мог сделать соответствующие распоряжения. Некоторые рабочие, мужчины и женщины, заявили, что они желают иметь пользование баней в субботу и пятницу; на это я ответил им, что в субботу, пятницу и четверг, по ранее установившемуся порядку, баней пользуются лица, проживающие на территории склада, и в настоящее время я не имею права изменить этот порядок. После вторичного обращения к рабочим с тем же вопросом некоторые заявили согласие на четверг, на что я сказал, что если вы соглашаетесь пользоваться баней в пятницу и четверг, то с тем же успехом могли бы пользоваться и в среду. Затем, обернувшись в другую сторону, я увидел слесаря Сосова, стоявшего рядом со смой в вызывающей позе и имевшего на голове папаху. Так как все находившиеся в столовой рабочие мужчины и я находились без шапок, и вообще в помещениях, где находится образ, а также и в столовой, быть в шапке неприлично, то видя в поступке Сосова нарушение порядка с заранее предумышленной целью и желанием порисоваться перед всем составом рабочих своим независимым положением, в чем замечается тенденция всех служащих и рабочих машинного отделения, я не преминул случая, указав на присутствие иконы, сделать замечание Сосову и предложил снять шапку, на что Сосов возразил: "А разве в шапке нельзя?" На это я ему сказал, что вам, как вышестоящему по развитию среди рабочих, более следовало бы знать правила приличия и своим поступком не давать дурных примеров другим. После этого Сосов продолжал возражать. За нарушение порядка я объявил Сосову штраф в размере одного рубля. Затем в третий раз я обратился к рабочим с вопросом, желают ли они иметь баню во вторник и среду, и, не получив ответа, я объявил, что баня им приготовлена не будет, и вышел из столовой. Заявление в письме, что я кричал и употребил фразу "здесь не кабак" и проч. и что Сосов желал выйти из столовой и поэтому надел шапку, не соответствует действительности. Сосов же все время разговора был в шапке. В течение времени с 8 по 15 марта Сосов о своем желании предпочесть увольнение, но не подвергаться штрафу, мне не заявил, почему 15 марта конторой был проведен по раздаточной ведомости удержанием один рубль в штраф со слесаря Сосова. При выдаче жалованья рабочим 15 марта комиссией, состоящей из акцизного контролера, меня, как заведующего складом, и кассира и представительницы от рабочих, слесарь Сосов, получая жалованье на один рубль меньше, спросил: "Почему неполное жалованье?" На это я сказал, что вам известна причина: вы подвергнуты штрафу за нарушение порядка. На этот Сосов сказал: "Вы не имеете права штрафовать, я требую выдать мне все жалованье и заявляю расчет". Так как для подобного заявления было у него достаточно времени - семь дней - и штраф уже проведен по документу, то я не мог отменить его, о чем я и объявил Сосову. Продолжая требовать получение жалованья полностью, Сосов вел себя в высшей степени дерзко, почему я предложил ему выйти из помещения кассы, дав возможность комиссии продолжать свое дело, но Сосов упорно не желал исполнить приказание. Будучи в безвыходном положении, предупредив Сосова, что если он не исполнит приказание, то будет удален силой, я вынужден был приказать стоящим здесь, в числе прочих 10-13 человек рабочих, кочегару Новичихину и рабочему Макарову вывести Сосова, но те, видя угрозу со стороны Сосова, приказание мое исполнить воздержались, после чего я послал приказчика Синицына вызвать сторожей.
  Предполагая возможное нападение Сосова на меня, с целью охраны вверенных мне казенных сумм, я нашел необходимым подготовить средство обороны, для чего, отворив ящик у стола, вынул револьвер и положил на стол. Видя это, Сосов сказал: "Не бойтесь, кассу экспроприировать не буду". На это я ему сказал: "Я подготовил револьвер не для угрозы вам, а для самозащиты". Когда явились сторожа, я вновь предложил Сосову или получить жалованье, или добровольно очистить место и не мешать мне работать. Сосов этого приказания не исполнил и, находясь в дверях кассы, продолжал дерзко требовать выдачу жалованья полностью. После этого я приказал сторожам удалить Сосова, что и было исполнено. Фразы "Уходи из конторы, а то я тебя убью" я не произносил, а также не делал никаких угроз. Никто из рабочих, кроме Сосова, мною уволен не был, а также не были уволены или оштрафованы на три рубля ни рабочий Новичихин, ни Макаров, которые в настоящее время состоят на службе. О штрафе в три рубля не могло быть и намека, так как мне предоставлено право налагать штрафы на рабочих за каждое нарушение порядка лишь в размере дневного заработка, каковым для Новичихина, получающего жалованье 30 рублей в месяц, был один рубль, и для Макарова, получающего 22 рубля, - 73 копейки.
  Свидетелем всего происшедшего, кроме рабочих, был акцизный контролер. На основании этого я утверждаю, что все сведения в письме в редакцию за подписью шести рабочих, несоответствующие изложенному выше, есть ложь.
  Заведующий барнаульским казенным винным складом А. Куницын.
  29 марта 1914 года.
  ["Жизнь Алтая" N73, 1 апреля 1914 г.]
  
  
30 марта
  
  В Барнаульском обществе взаимного от огня страхования.
  30 марта в Барнауле состоялось годичное собрание членов общества взаимного от огня страхования. Вначале был утвержден о деятельности о-ва отчет за 1913 год. Ассигновано на поездку делегата в Томск на 1-й Сибирский противопожарный конгресс 75 руб. и 25 руб. в виде членского взноса. Делегатом избран Семенов.
  ["Утро Сибири" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
  Устройство мостков.
  Чтобы дать возможность водовозам брать более чистую воду с середины р. Оби, вчера городской управой под Томским взвозом устроен временный мост с берега на лед через образовавшуюся у берега промоину.
  ["Жизнь Алтая" N72, 30 марта 1914 г.]
  
  Городское благоустройство.
  Неоднократные просьбы жителей 1-й Алтайской ул. между Конюшенным и 1-м Прудским пер. провести от них водосточную канаву остаются гласом вопиющего в пустыне. В указанном месте собирается масса снеговой воды, образуя громадное озеро. В воскресенье 30 марта на этом озере три каких-то субъекта катались в лодке. Настоящая Венеция, лишь края озера-канала окаймлены назьмом.
  ["Жизнь Алтая" N73, 1 апреля 1914 г.]
  
  Отчет по продаже верб 26-29 марта в пользу барнаульского Мариинского детского приюта.
  Приход: Выручено от продажи верб - 309 р. 90,5 к.
  Расход: В магазин М.С. Елизарова и А.С. Лукина уплачено - 27 р. В типографию за объявление 2 р. За вербы 4 р.
  Итого 34 р. Чистый сбор 275 р. 90,5 к. сдан казначею приюта Н.А. Завадовскому.
  Попечительство приюта приносит глубокую благодарность всем лицам, принявшим на себя труд по продаже верб и изготовлению цветов.
  ["Жизнь Алтая" N73, 1 апреля 1914 г.]
  
 []
Ул. Пушкинская (слева - здание Маринского приюта)
  
  Состояние реки.
  В течение суток 30 марта воды в р. Оби прибыло на 19 сотых сажени. Всего воды прибыло против зимнего уровня на 3,5 аршина. От берегов лед оторвало, конная переправа прекратилась, с трудом переправляются пешие.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  Торги.
  31 марта производились торги на отдачу пастьбы скота в городских табунах. Табуны рогатого скота против Набережной ул. Оби, Мостового и Острожного пер. взял И.А. Аравин по 6,5 к. с рубля с крупного и мелкого скота. Соборный табун взял К. Кудобаев по 6 1/4 к. с рубля кругом. Табун 3-го Прудского пер. - А. Щеблов по 4,5 к. кругом, 5-го Прудского пер. - А. Шишкин по 4 к. кругом. Табун на горе - Е. Ревин по 9,5 к. крупный и 9 к. мелкий скот. Конный табун по прошлогодней цене 15 к. с руб. взял А. Кдобаев. Все табуны, за исключением нагорного, в настоящем году сданы по более низкой цене, нежели в прошлом году.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  
31 марта
  
  Эпидемия тифа и оспы.
  "Жизнь Алтая" из села Обского, Барнаульского уезда, пишет: тиф, оспа и скарлатина здесь - какое-то хроническое явление. Так, целый ряд лет с наступлением весны появляется оспа на детях и взрослых. В 1010 г. от этой эпидемии вымерли целые семейства в селах Кипринском, Селезневой и др. Тиф и скарлатина были ежегодно. В прошлую весну и летом эпидемией тифа охвачены были четыре селения Обской волости (из девяти).
  Не прошла благополучно и нынешняя весны, и при первых же веяниях тепла и жизни явилась и наша постоянная гостья - эпидемия. В с. Кипринском мрут взрослые от тифа и дети от оспы. В 35 домах д. Сакмариной, захваченных болезнью, умерло за февраль 20 детей в возрасте 3-15 лет. Оспой и тифом болеть стали с первых чисел марта в д. Селезневой, а также в д. Омутской.
  ["Сибирская жизнь" N72, 4 апреля 1914 г.]
  
  В марте месяце под постройку здания станции для водопровода и освещения городом отведен участок в 60 сажень по улице и 25 сажень в поперечнике на Коряковской площади между 3 и 4 Прудскими переулками.
  
  Состояние реки.
  31 марта вода в р. Оби прибыла на 23 сотых сажени. Всего воды против зимнего уровня прибыло на 4 арш. 2 верш. Пешеходы через Обь переправляются с трудом. 31 марта днем какой-то верховой хотел перебраться из-за реки на этот берег. Около городского берега лошадь провалилась и утонула. Проезжавший спасся.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  
АПРЕЛЬ
1914
  
  
1 апреля
  
  Заболеваемость среди учащихся.
  По сведениям санитарно-школьного врача, в течение марта месяца среди учащихся городских школ было 476 заболеваний, в том числе у мальчиков 158, у девочек 318. Из них скарлатиной заболело 10, оспой 5, свинкой 5, болезнями глаз 52, органов дыхания 99 и 157 другими болезнями.
  ["Жизнь Алтая" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
  Артезианская вода.
  Из буровой скважины N20 на берегу р. Оби с глубины 41 сажени бьет фонтаном довольно чистая вода без примеси ила. По трехдюймовой трубе вода сама собой поднимается на высоту 12 аршин над поверхностью земли. В настоящее время управой приступлено к устройству водозаборного бака на горе между Пушкинской и Гоголевской ул.
  Около скважин вбиваются сваи, чтобы оградить трубы от ледохода.
  ["Жизнь Алтая" N73, 1 апреля 1914 г.]
  
  Мосток, устроенный управой под Томским взвозом для того, чтобы дать возможность брать воду для питья с середины р. Оби, вследствие сильной прибыли воды утратил свое назначение и разобран. Теперь водовозы снова берут воду около берега. Полоскание белья выше места, где берут воду, воспрещено. По примеру прошлых лет управа обратилась к фирмам и домовладельцам, у которых есть нортоновские колодцы, с просьбой на время весенней распутицы отпускать из колодцев воду водовозам и обывателям.
  ["Жизнь Алтая" N73, 1 апреля 1914 г.]
  
  В заразной больнице.
  На 1 марта в заразной больнице состояло больных 32, в течение марта прибыло 30, выздоровело 25, умерло 10 и на 1 апреля состоит 27. Наибольшее число больных было скарлатиной - 23.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  В городской больнице.
  На 1 марта состояло больных 65, прибыло 118, выздоровело 118, умерло 7 и на 1 апреля состоит 58 чел. Наибольшее число больных было сифилисом - 10 чел.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  
2 апреля
  
  Борьба с дымом.
  Вчера в барнаульском окружном суде разбиралось три дела о нефтяных двигателях: Миллера (колбасное заведение), Шампарова (экипажная мастерская) и Зубкова (соляной завод). По всем делам окружной суд вынес одинаковые резолюции - владельцев нефтяных двигателей, в силу Высочайшего указа от 21 февраля 1913 года, от личной ответственности освободить, а заведения их с нефтяными двигателями закрыть в месячный срок.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  К вопросу о трамвае.
  С целью выяснить, какое число людей проходит по переулкам, членом управы М.Н. Еремеевым посредством поставленных счетчиков ведется несколько дней запись прохожих по Мостовому, Московскому, Соборному, Конюшенному и 1-му Прудскому переулкам, а также по некоторым центральным улицам.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  За тайную виноторговлю чинами полиции 3 участка составлен уже четвертый по счету протокол на мещанина Парховеца, проживающего по 2-й Алтайской ул. в д. N47. Кроме того, на него же составлен протокол за непрописку квартирантов.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В "Ж.А.", в номере от 29 марта, было напечатано, что я со своими мастерами прогнал своего заказчика, реалиста Б. Нужно сознаться, что мой мастер, выведенный из терпения куражом Б., действительно крикнул ему: "Пошел вон отсюда!"
  Дело в следующем. Б. нашел, что сшитые в моей мастерской брюки оказались узки. Это было исправлено выпуском запаса. Тогда Б. заявил, что брюки ему подхватывают и во время "русской" мешают разбрасывать врастяжку ноги. Я посоветовал ему носить подтяжки или надевать для пляски рейтузы. Б. потребовал купить за мой счет материал и сшить ему другие брюки. Я отказался, т.к. брюки испорчены не были. Б. уверял, что испорчены, и начал пускать в ход оскорбительные выражения, напр.: "Брюки лучше сошьет кухарка" и т.д. Мастер не вытерпел и послал Б. "вон".
  Я же ни малейшей некорректности по отношению к Б. не проявил.
  Портной А. Юдин.
  ["Жизнь Алтая" N74, 2 апреля 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение суток 2 апреля вода в р. Оби прибыла на 32 сотых сажени, всего против зимнего горизонта прибыло воды 2 сажени 3 вершка.
  Пароходчики предполагают начать навигацию 9 апреля.
  ["Жизнь Алтая" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
  
4 апреля
  
  О состоянии водных путей.
  На р. Оби у гор. Барнаула вчера в 4:30 дня при горизонте 1,82 саж. - первая подвижка льда, на сегодня прибыло воды около 1 арш. При Усть-Чарышской пристани (выше гор. Барнаула) также вчера в 12 час. дня, лед тронулся при горизонте на 1,08 саж. выше зимнего стояния уровня воды.
  ["Сибирская жизнь" N72, 4 апреля 1914 г.]
  
  Предпраздничная торговля в магазинах города протекала в нынешнем году очень бойко, некоторых товаров недоставало. Объясняется это явление как тем, что сократилось число существующих в городе крупных магазинов, так и тем, что наступившая рано весенняя распутица помешала своевременной доставке сезонных товаров.
  ["Жизнь Алтая" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  В заседании совета о-ва 4 апреля прежде всего были вскрыты две кружки для сбора пожертвований, возвращенные из закрывающегося галантерейного магазина Морозова. В одной из них оказалось 7 р. 17 к., в другой всего 43 к.
  По поводу помещенного в номере "Ж.А." письма Беднякова об уничтожении цветника в саду о-ва возник обмен мнений. Большинство членов совета считали это письмо недоразумением, так как речь шла лишь о прекращении эксплуатации цветника и об открытии его для детей и публики, а не об уничтожении; но А.И. Петров заявил, что комиссия по устройству детских площадок предполагает именно уничтожить цветник. Совет решил передать вопрос о расширении площадки снова в комиссию, указав ей, что совету желательно сохранить цветник. Кроме того, Н.С. Старкову поручено справиться, не сдаст ли Округ для площадки место сзади сада и на каких условиях.
  Решено уступить зал Народного дома попечительству о народной трезвости для прочтения лекции о вреде алкоголизма. День лекции пока неизвестен.
  Прочитаны заявления о желании снять зал Народного дома: на летний сезон желают снять зал Львов-Тургенев и Емельянов, на зимний - Вартминский и Карский. Совет нашел условия, предлагаемые Львовым-Тургеневым, Емельяновым и Вартминским, неприемлемыми. С Карским решено списаться. По вопросу о переделке фойе Народного дома совет, осмотрев здание, принял предложение Б.А. Калинина: уничтожить арку, делящую фойе на две части, и стену, отделяющую буфет от кухни и квартиры буфетчика, заменить аркой и на их месте устроить столовую; а кухню и квартиру буфетчика перенести в нижний этаж. В класс под теперешним их помещением, освобождающийся с осени.
  Окраску Народного дома и чайного павильона в саду решено сдать с торгов, которые назначены на 12 апреля в час дня.
  Рассмотрено 17 заявлений лиц, желающих занять должность заведующего Народным домом. Решено продолжить публикации о вакансии до следующего заседания совета.
  Н.С. Старков доложил о новых значительных пожертвованиях книгами для библиотек о-ва. Решено жертвователей благодарить посредством печати.
  Назначены наградные к Пасхе сторожам школ и Народного дома: первым по пять руб., вторым по три.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  
6 апреля
  
  Однодневная газета.
  В целях популяризации идеи борьбы с туберкулезом местный отдел лиги в день "Белого цветка" нынче выпускает однодневную газету, под редакцией д-ра Л.Н. Агентова. Номер газеты предполагается составить из соответствующих празднику статей, рассказов и стихов. Литературным материалом газета уже обеспечена.
  ["Жизнь Алтая" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
  Отпуск воды.
  В настоящее время из городского колодца по Московскому проспекту и ул. Л. Толстого ежедневно отпускается до 130 бочек в день. В 1912 г. из этого же колодца в среднем в апреле месяце отпускалось по 55 бочек в день.
  ["Жизнь Алтая" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
 []
Ул. Льва Толстого
  
  Гулянье на пароходе.
  Местным учительским обществом получено от губернатора устроить в конце пасхальной недели гулянье на пароходе бр. Колесниковых "Колпашевец". Сбор с гулянья предназначается на постройку учительского дома на Алтае. Окончательное установление дня гулянья будет зависеть от времени начала навигации.
  ["Жизнь Алтая" N76, 6 апреля 1914 г.]
  
  Ножовщина.
  6 апреля по Московскому проспекту, около Дунькиной рощи, на ехавшего верхом на лошади П.А. Черепанова кинулся с ножом потомственный дворянин Ислам Дашкин и нанес лошади в правое бедро большую рану. Дашкин задержан и привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  
8 апреля
  
  Открытие заразного барака.
  8 апреля освещен и открыт еще один барак при городской заразной больнице.
  ["Жизнь Алтая" N78, 11 апреля 1914 г.]
  
  Самоубийство судьи.
  В Барнауле 8 апреля в 2 час. утра в своей квартире по Павловской ул. в д. N98 выстрелом в грудь из браунинга покончил с собой мировой судья 11 участка Н.Н. Кулигин. Кулигин сравнительно еще молодой человек - ему около 40 лет. После него осталась семья. В оставленной записке Кулигин просит простить его и не проклинать и пишет, что нет сил жить, устал. К прокурорскому надзору он обратился с просьбой не вскрывать трупа, так как он кончает жизнь самоубийством сознательно.
  ["Утро Сибири" N104, 14 мая 1914 г.]
  
  "Утопленник".
  8 апреля кто-то по телефону сообщил в полицию, что в вешняки* заводского пруда упал и утонул человек. К месту происшествия выехали несколько человек пожарных с инструментами для отыскивания утопленник и наряд полиции. Явление это не прошло незамеченным, и к вешнякам собралась большая толпа народа. Поиски утопленника не дали результатов. Впоследствии выяснилось, что в вешняки действительно оборвался человек, но сам выбрался на берег и ушел. Переполох же поднял бывший при этом товарищ упавшего, который с испуга, прежде чем сообразить, какова опасность для товарища, побежал заявлять по телефону в полицию.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  * Ворота, заслон в плотине для спуска вешних вод.
  
  
10 апреля
  
  Начало навигации.
  Первые пароходы пароходства Е.И. Мельниковой 10 апреля с. г. отправились из Барнаула в Новониколаевск и в Бийск.
  В настоящее время между Барнаулом и Бийском будут совершаться правильные рельсы ежедневно. В Новониколаевск пароходы Е.И. Мельниковой вышли за льдом.
  ["Утро Сибири" N77, 11 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  Следует пожелать успеха.
  Мы слышали, что преподаватель естественной истории мужской гимназии Н.В. Лавровский предлагает родителям учащихся устроить на каникулярное время дачную колонию, где дети могли бы под его руководством знакомиться с живой природой, а физическими упражнениями и режимом укреплять силы и здоровье и получать некоторые навыки к долгу товарищества и солидарности. Директор гимназии принимает горячее участие в осуществлении этого предприятия. Дело остается за родительским комитетом, от сочувствия которого зависит полное осуществление этого прекрасного по мысли начинания. Надо помнить, что из числа гимназистов не так много счастливцев, которые летом пользуются дачным воздухом и разумным руководительством.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  7 апреля на р. Оби прошел лед. Вчера отправились первые пароходы в Бийск и с. Белоглазово. В течение суток воды в Оби убыло 0,08 сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,29 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  Гуляние на пароходе "Колпашевец".
  В пятницу, 11 апреля, состоится гуляние на пароходе "Колпашевец", устраиваемое учительским о-вом.
  Оркестр духовой музыки, танцы, хоровое пение и игры должны привлечь много желающих подышать свежим воздухом среди обширного теперь водного пространства.
  Пароход будет рейсировать выше и ниже Барнаула. Отход назначен от пристани Фуксмана, в 12 час., в 4 часа дня и в 8 час. вечера. Каждый раз перед отходом пароход будет ожидать новых пассажиров в продолжении часа. Публики представится, между прочим, возможность осматривать с парохода работы по постройке железнодорожного моста. Пароход остановится около железнодорожного моста, вблизи которого, между 9-10 часами ночи, пиротехником Александровым будет сожжен фейерверк. Гулянье закончится в 12 час. ночи.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  Своеобразный расчет.
  Очень своеобразный порядок принят в электротеатре г-жи Лебзиной при расчете с билетершами. Как известно, театр не работал 1-ю неделю поста, 4-ю последнюю и еще на Благовещение, накануне Вербного и в Вербное воскресенье, и в результате получилось то, что билетерш рассчитали не только не помесячно, как полагается, по 10 руб. в месяц, но даже недельный расчет не был применен, с вычетом трех нерабочих недель, а рассчитали их просто поденно, чтобы не платить за те случайные нерабочие дни, как, напр., Благовещение, канун Вербного и Вербное. Билетерши принуждены были принять жалование только за 3 нед. с днями, чего, конечно, не ожидали. Для других же служащих, как то: механик, музыканты и проч. - расчет был произведен полностью, без исключения нерабочих недель. Должно быть, владелица театра, г-жа Лебзина, забыла, что билетерши работают как воскресные дни, так и в случайные праздники на недели с 2 часов дня, а с наступлением Пасхи приходится служить всю неделю, с 2 часов дня, и, конечно, без добавления вознаграждения за лишние часы. Очень странно, что каждый нерабочий час высчитывается, а лишний раб. час для г-жи Лебзиной проходит незамеченным.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  Волк в городе.
  Вчера, около 12 час. дня, на 4-й Алтайской ул., между Конюшенным и Непроходным переулками, пойман волк, который кидался на куриц, собак и лошадей. Волка, связанного, доставили во 2-й полиц. участок.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  Покушение на самоубийство.
  На днях по Павловской ул., на углу Конюшенного пер., к стоявшему извозчику подбежал мещанин И. Ичетовкин и попросил везти себя скорее в полицию, заявив при этом, что он скоро умрет. В полиции Ичетовкина стало сильно рвать, и он не успел окончить предсмертную записку, которую начал было писать, как стал терять сознание. Ичетовкин отправлен в городскую больницу. Положение его тяжелое. Как выяснилось, Ичетовкин принял какого-то яду. Причина покушения на самоубийство - семейные нелады.
  ["Жизнь Алтая" N77, 10 апреля 1914 г.]
  
  Антисанитария.
  по Мостовому пер.. и М. Тобольской ул. были сгреблены с улицы кучи навоза, но почему-то не вывезены куда следует, а 10 апреля разбросаны по улице в грязь. Может быть, это экономно и практично, но ни в коем случае не гигиенично.
  ["Жизнь Алтая" N79, 12 апреля 1914 г.]
  
  
11 апреля
  
  Китайцы-торговцы.
  В настоящее время в Барнауле наблюдается большой наплыв китайцев, торгующих шелковыми и шерстяными материями вразноску. Нельзя не отметить и того, что многие из обывателей встречают их очень холодно и часто без лишних слов и без осмотра товаров показывают дверь.
  ["Жизнь Алтая" N78, 11 апреля 1914 г.]
  
  Положение билетерш.
  Во вчерашнем номере "Ж.А." сообщалось о своеобразном расчете билетерш в "Иллюзионе" Лебзиной, которым назначено жалование 10 р. в месяц с вычетом за каждый неслужебный день, хотя бы этот день неслужебным был совсем не по вине билетерш. Нельзя обойти молчанием служебное положение билетерш "Нового Мира", которое во много раз хуже положения билетерш "Иллюзиона".
  Билетерши "Нового Мира", кроме "своеобразного" расчета, получая 8 руб. в месяц, обязаны еще выполнять "дежурства". Очередная дежурная обязана являться на службу ранее определенного времени за несколько часов и вытирать со стульев, цветов и штор пыль, причем цветы иногда приходится мыть и натирать масляной тряпочкой (чтобы блестели). При этой операции билетерши-девушки часто режут руки.
  Кроме того, билетерш заставляют мазью чистить медные скобки у дверей, выхлапывать пыль из мягкой мебели и штор, а иногда и ставить самовар для владельца электротеатра "Новый Мир" г. Варена или даже для его управляющего.
  Однажды билетерш заставляли мыть окна, но они от этого все категорически отказались. На просьбу билетерш разрешить им за свой счет нанять прислуга, которая заменила бы им дежурных (билетерш всего 5), Варен ответил, что если билетерши не желают дежурить, то могут уходить совсем: он других найдет.
  Если вдобавок ко всему изложенному принять во внимание, кроме физически ненормального труда, еще и то, что, как уже установлено, у билетерш кинематографов преждевременно теряется зрение, то для каждого станет понятна тяжесть труда билетерш. Ремесленной комиссии, рассматривающей условия труда в разных заведениях, следует обратить внимание на труд билетерш.
  ["Жизнь Алтая" N78, 11 апреля 1914 г.]
  
 []
Электротеатр "Новый мир" на ул. Пушкинской
  
  Езда по тротуарам.
  Вчера около 12 час. дня по Московскому проспекту можно было наблюдать, как два субъекта катались верхом на лошадях по тротуарам, заставляя прохожих идти на дорогу.
  ["Жизнь Алтая" N78, 11 апреля 1914 г.]
  
  В комиссии детских площадок.
  В заседании своем 11 апреля комиссия постановила просить совет Школьного о-ва очистить площадку от цветника, который в сильной степени стесняет детские игры, а цветы рассадить по другим местам. Признано, что частое устройство детских спектаклей отражается вредно на здоровье детей и в особенности детей-исполнителей, а потому решено в течение лета ограничиться лишь двумя спектаклями. Открытие площадок решено обставить как можно торжественнее. Пока избраны лишь две руководительницы с долголетней практикой, именно учительницы: Шапошникова и Третьякова. О недостающих двух руководительницах и шести помощницах постановлено сделать публикацию, т.к. из числа кандидатов, подавших заявления, опытных лиц не оказалось.
  ["Жизнь Алтая" N80, 13 апреля 1914 г.]
  
  Падение с парохода.
  11 апреля около 9 час. вечера один из матросов парохода Мельниковой "Двигатель" хотел перескочить на другой пароход, но оборвался и упал в воду. На его крики: "Караул, помогите!" - сбежались другие матросы и успели вытащить упавшего, который отделался лишь холодной ванной да испугом.
  ["Жизнь Алтая" N80, 13 апреля 1914 г.]
 []
Пароход "Двигатель" Е.И. Мельниковой
  
  
12 апреля
  
  О состоянии водных путей.
  На р. Оби у гор. Барнаула прибыло воды 3 1/2 вершка; у с. Камень 11 апреля в 9 часов утра - ледоход, ниже затор, отразившийся наводнением, благодаря которому заполнило всю набережную и амбары с пшеницей; жители затопленных домов успели выехать, несчастий с людьми не было; в 2 часа дня вместе со льдом пришел из Барнаула пассажирский пароход "Воронцов" Мельниковой.
  ["Утро Сибири" N79, 13 апреля 1914 г.]
  
  Вторая годовщина Хорового общества.
  Во вторую годовщину Хорового общества, празднование которой, по случаю последней недели поста, перенесено в настоящем году с 1 на 13 апреля, будет отслужен молебен во втором городском училище. Во время молебна будет петь собственный хор Хорового общества. Молебен назначен в 1 час дня.
  ["Жизнь Алтая" N79, 12 апреля 1914 г.]
  
  Переправа через р. Обь, несмотря на то, что начал работать перевоз Никольского, производится разными предприимчивыми людьми на лодках. За переплаву в лодке с пешеходов берут от 50 к. до 1 руб.
  ["Жизнь Алтая" N79, 12 апреля 1914 г.]
  
  Городское благоустройство.
  У нас уже отмечалось, что по 1-й Алтайской ул. между Конюшенным и 1-м Прудским пер. образовалось большое озеро воды и затоплено несколько нижних помещений. Место это стало небезопасным для проезда. 7 апреля извозчик N76, желая проехать стороной, около тротуара, перевернул тележку и сам оказался по горло в воде. Кроме того, от навоза, сваленного в озеро, с наступлением теплого времени распространяется сильное зловоние.
  Около многих переходов через улицы и переулки образовались большие выбоины, что является большим неудобством и даже небезопасно для проезжающих, в особенности с тяжелыми возами. Со многих переходов не счищается грязь.
  ["Жизнь Алтая" N79, 12 апреля 1914 г.]
  
  Валовой сбор с пароходного гуляния 11 апреля, устроенного учительским обществом, выразился в сумме 1014 р. 3 к. Чистой же прибыли получено 507 р. 16 к.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  
13 апреля
  
  Землетрясение.
  Почти ровно в полночь на 13 апреля многими обитателями Барнаула наблюдалось легкое землетрясение.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  Городское благоустройство.
  Ввиду того, что Конюшенная площадь является небезопасной для проезда, вследствие постоянно стоящей на ней трясины, городская управа опасные места загородила.
  Для того, чтобы привести все бульвары Московского проспекта в однообразный вид, городская управа постановила верхушки всех деревьев срезать на одинаковой высоте от земли, каковая работа уже производится.
  В прошлом году, с целью устранения постоянной грязи, Пушкинская ул. между Московским и Конюшенным переулками городской управой за счет домовладельцев была нивелирована, и середина ее сделана выпуклой. Результаты оказалсь удовлетворительными, и в настоящее время домовладельцы других улиц поговаривают о приведении своих улиц в такой же вид, как и Пушкинская. Вопрос этот на днях будет обсуждаться в комиссии по благоустройству города.
  ["Жизнь Алтая" N80, 13 апреля 1914 г.]
  
  Что за причина?
  9 апреля на Пушкинской ул. в доме Крюгера была устроена лотерея-аллегри* в пользу Мариинского приюта. Лотерея продолжалась один день. Днем во время лотереи выигрыши не выдавались, а на вопрос, когда можно их получить, отвечали, что на следующий день после 10 часов утра. Однако на следующий день в 1 часу дня никого и ничего в помещении лотереи не было, а также не было и объявления, где можно получить выигрыши. И некоторые выигравшие до сего времени не знают, где получить выигрыши.
  ["Жизнь Алтая" N80, 13 апреля 1914 г.]
  
  * Лотерея с немедленной выдачей выигрышей.
  
 []
Дом Э.Ф. Крюгера на ул. Пушксинской
  
  Просьба.
  Жители Нагорной части города, за подписью 13 человек, обратились к исправнику с просьбой принять меры к тому, чтобы в конце Михайловской, Вагановской и Воскресенской улиц были прекращены сборища хулиганов-подростков, которые ругают и оскорбляют прохожих и истязают детей.
  ["Жизнь Алтая" N80, 13 апреля 1914 г.]
  
  Порядки в заразной больнице.
  Нам передают, что за последнее время в городской заразной больнице в течение 12 суток, вследствие порчи печи, больным не давалась ванна. На вопрос одного из родителей лежащего в больнице ребенка, почему так долго исправляется железная печь, один из фельдшеров ответил, что эконом отдал печь в исправление мастеру, а мастер запьянствовал.
  Кроме того, эконом, уезжая в город, где иногда бывает по целому дню, запирает на замок ледник, тем самым лишая часто больных возможности получить лед. Неужели нельзя устранить эти причины и сделать так, чтобы больные получали своевременно лед и ванны? На такие порядки управе следовало бы обратить свое внимание.
  ["Жизнь Алтая" N80, 13 апреля 1914 г.]
  
  Эпидемия тифа.
  Из д. Селезневой, Барнаульского уезда, "Жизнь Алтая" пишет:
  Уж с месяц свирепствует здесь эпидемия тифа. Вымирают целые семейства. Из 273 дворов деревни в 50 есть больные тифом. В 16 семьях вымерли все взрослые и остались только дети-сироты. Положение их семей ужасное.
  Особенно поражены тифом семьи переселенцев, так как жилища их довольно грязны.
  ["Утро Сибири" N82, 17 апреля 1914 г.]
  
  
14 апреля
  
  В комиссии по благоустройству города.
  14 апреля в комиссии рассматривался вопрос о нагорном кладбище. Существующее на горе кладбище уже заполнено. На ходатайство города об отводе нового места под кладбище управление Алтайского округа ответило, что под кладбище может быть отведена площадь земли в конце Михайловской улицы, на горе размером 10,5 десят., за плату 11300 руб. Комиссия высказалась, что плата, назначенная управлением, несколько высока, и указанное место находится слишком далеко, однако, не предрешая вопроса, следует или не следует городу брать указанное место, комиссия решила предварительно выяснить, какова смертность в нагорной части города.
 []
Окрестности Нагорного кладбища
  Следующим обсуждался вопрос об исправлении Б.-Гляденского взвоза. Решено осмотреть взвоз всем составом комиссии.
  Следовало бы комиссии осмотреть попутно и т.н. Погожевский взвоз, который, как нам передают, пришел в совершенно негодное состояние. По нему с трудом удается проезжать верхом, на телегах же проезжать совсем нельзя.
  ["Жизнь Алтая" N82, 16 апреля 1914 г.]
  
  Навигационные вести.
  14 апреля, в 1 ч. 30 мин. дня, в Новониколаевск пришли из Барнаула первые пароходы соединенной компании: "Горный инженер Воронцов" Мельниковой и "Владимир" Фуксмана.
  Пароходы остановились на левом берегу Оби, т.к. весь лед, начиная почти с середины реки, идет плотной массой вдоль правого берега.
  ["Утро Сибири" N83, 18 апреля 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение суток 14 апреля воды у р. Оби прибыло 6 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,59 саж.
  ["Жизнь Алтая" N82, 16 апреля 1914 г.]
  
  Дешевка.
  Какое магическое действие производит слово "дешевка" на местных обывателей, можно судить по той давке, брани и толкотне из-за очереди, которые были у магазина и в магазине торгового дома З. Эпфельбаум, открывшего 14 апреля дешевку.
  ["Жизнь Алтая" N82, 16 апреля 1914 г.]
  
  Открытие завода без разрешения.
  Ввиду того, что шерсточесальный завод Т.П. Гончарова на Гоголевской ул. был закрыт, Гончаров перенес завод в помещение бывшей 1-й сибирской трудовой артели за городом вверх по реке Барнаулке. Завод начал работать 12 апреля. 14 апреля полиц. надз. 1 участ. совместно с городским ветеринарным врачом И.Д. Румянцевым завод был осмотрен. Оказалось, что завод на новом месте открыт без надлежащего разрешения губернской власти, за что на Гончарова составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N82, 16 апреля 1914 г.]
  
  В водопроводной комиссии.
  14 апреля в заседании комиссии выработана программа вопросов, на которые решено просить дать ответы профессоров томского технологического института. Главные вопросы: может ли город строить водопровод на грунтовой воде, можно ли брать воду с глубины 15 саж. или должны остановиться на артезианской воде, как лучше вести прокладку труб и др. По предложению А.А. Лесневского, решено место для постройки электрической станции отвести не на Коряковской площади, как это проектировалось раньше, а за 5-й Алтайской ул. между Конюшенным пер. и Московским проспектом. Мотивировано это тем, что последнее место ближе к линии железной дороги, следовательно, сюда будет большее тяготение населения, а городу нужна и показательная сторона.
  ["Жизнь Алтая" N84, 18 апреля 1914 г.]
  
  
15 апреля
  
  О состоянии водных путей.
  На р. Оби у Барнаула прибыло 3 вер.; у Камня убыло 1,5 вер.; в Новониколаевске прибыло около 21 вер. - ледоход, вчера сверху со льдом пришли пароходы: "Воронцов", "Соколовский" и "Владимир".
  ["Утро Сибири" N81, 16 апреля 1914 г.]
  
  Отмена постановления думы.
  Нынешней зимой исправник обратился в городскую управу с просьбой не разрешать открытия пивных лавок на 5, 6, 7, 8, 9 и 10 Алтайских улицах в районе от Конюшенного до 5-го Прудского пер. По его словам, пивные лавки на окраинах города служат для развития хулиганства и понижают нравственный уровень населения, а также служат притонами для разного темного элемента, благодаря чему усиливается число преступлений, с каковыми при малочисленном штате полиции бороться трудно. Дума ходатайство исправника не удовлетворила. Исправник донес губернатору о своем заявлении с заключением, что управа это заявление игнорировала. На основании этого донесения общее присутствие губернского правления отменило журнал думы, мотивируя тем, что такие обязательные постановления издаются думой по соглашению с начальником местной полиции, а в данном случае такого соглашения не было.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  Приемные испытания в женскую гимназию, учр. М.Ф. Будкевич, начинаются 16-го, кончаются 21 мая. Начало письм. экз. в 7 и 8 классах с 21 апреля, устн. с 2 мая, конец 3 июня. Переводные испытания с 16 мая.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  Городское благоустройство.
  Мостовой переулок является главным подъездным путем к пристани, между тем на нем стоит непролазная грязь. Колеса телег уходят в грязь до трубиц.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  Бродячий скот.
  С наступлением весны на улицах снова наблюдается много бродячих коров, а также бродячих собак, которые бегают по улицам целыми сворами.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В газете "Жизнь Алтая" в N88 было кем-то написано о билетершах электротеатра "Новый Мир", будто им приходится исполнять обязанности чуть ли не поломоек, хлопать шторы, чистить дверные ручки и, наконец, ставить самовары для г. Варена и его заведующего. Писал это, по-видимому, человек, мало знакомый с порядками "Нового Мира".
  В "Мире", правда, есть очередные дежурства, в которые одна из билетерш должна прийти раньше за час до начала сеансов и вытереть пыль со стульев, но она не моет окон, не хлопает штор и не ставит самоваров. Для того, чтобы ставить самовары, есть мальчик, а в предпраздничную уборку окна моет поломойка, драпировки хлопает швейцар; цветы вытирают, правда, билетерши, но это им при поступлении ставят в круг их обязанностей, и для них не составляет большого труда вытереть пыль с цветов. В чем и подписываемся все шесть билетерш.
  Следуют подписи.
  ["Жизнь Алтая" N81, 15 апреля 1914 г.]
  
  
16 апреля
  
  Жалоба общества торговых служащих в Барнауле.
  Из заседания сената по первому департаменту заслушана жалоба правления закрытого общества торговых служащих в гор. Барнауле. Томское по делам об обществах присутствие признало, что отобранные при обыске у члена барнаульской организации с.-д. рабочей партии Сергеева документы, представленные начальником жандармского управления, вполне установили противоправительственный и угрожающий общественной безопасности характер деятельности общества и ее связь с крайними нелегальными организациями. На постановление присутствия правление общества принесло в сенат жалобу, в которой объясняет, что ему совершенно неизвестны те данные и документы, которые послужили основанием к закрытию общества, ввиду чего оно лишено возможности дать объяснения по существу предъявленных обвинений. Сенат оставил жалобу без последствий.
  ["Утро Сибири" N83, 18 апреля 1914 г.]
  
  Из театрального мира.
  Известный Томску артист И.А. Ростовский приглашен в Барнаул, в драматическую труппу Тургенева-Львовского. И.А, Ростовский останется в Барнауле на некоторое время.
  ["Сибирская жизнь" N78, 16 апреля 1914 г.]
  
  Безобразия ломовых извозчиков.
  У пароходной пристани по 2-й Луговой улице стоят в ожидании работы ломовые извозчики. Среди них постоянно можно встретить если не пьяных, то выпивших, которые употребляют изысканные выражения, не стесняясь проходящих мимо дам и детей. Нередко перебранки извозчиков доходят до драки.
  ["Жизнь Алтая" N82, 16 апреля 1914 г.]
  
  Пожар и ложная тревога.
  15 апреля в 2 часа дня по Сузунской ул. на углу Соборного пер. в доме Безъязыкова произошел пожар. От керосиновой печки загорелась обивка мягкого дивана и подушки. Огонь был скоро замечен и в начале потушен.
  16 апреля в 7:30 час. утра с дачи Морозова сообщили в пожарное депо, что на одной из дач пожар. В указанном направлении действительно был виден сильный дым. В номере 1 и 2 пожарных депо ударили в набат. К месту происшествия выехали пожарные. В действительности оказалось, что в ограде дачи Кулиниченко сжигали разный хворост и мусор.
  ["Жизнь Алтая" N83, 17 апреля 1914 г.]
  
  
17 апреля
  
  На Алтайской железной дороге.
  Ввиду предстоящего открытия земляных работ на всем протяжении станции Барнаул и от станции Барнаул до р. Оби, где будет продолжаться работа экскаваторами по устройству выемки для железнодорожного пути, явилась необходимость отвести Московский тракт по другому направлению. Вследствие этого начальник 5-го участка Алтайской железной дороги А.И. Шидловский обратился к городскому голове с просьбой разрешить временно перенести Московский тракт на Павловскую дорогу вдоль переселенческого тракта, чтоб там он перешел на Гоньбинскую дорогу. Для соединения Гоньбинской дороги с Московским трактом за линией ж. д. пути общество Алтайской железной дороги обязуется проложить за свой счет новый путь шириною в 6 саж. В половине же лета чрез выемку будет устроен временный деревянный виадук, как это запроектировано городом.
  ["Жизнь Алтая" N83, 17 апреля 1914 г.]
  
  Дела городские.
  Ввиду того, что вопрос о смете на строящуюся богадельню и исчисление приблизительной стоимости постройки здания для эксплуатационного управления Алтайской железной дороги вызвали много шума в заседаниях городской думы и много разнообразных толков в городе, городской архитектор И.Ф. Носович по этим вопросам представил в городскую управу свои разъяснения. Относительно богадельни Носович пишет, что первоначально стоимость богадельни в 40 тысяч рублей была определена по приблизительной расценке кубического содержания постройки, а не по смете. Смета составлена лишь в нынешнем году, а со времени первоначального определения стоимости богадельни цены на главные строительные материалы - лес и кирпич - сильно возросли. Затем, по мнению Носовича, перерасход в 12 тыс. руб. по постройке богадельни, по-видимому, обсуждался как совершившийся факт; между тем здание богадельни возведено лишь наполовину, и точную сумму перерасхода сейчас определить нельзя. Носович полагает, что на каменных работах будет экономия.
  Вопрос о стоимости постройки для управления железной дороги был поставлен рано; никто, очевидно, порядком не ознакомился с представленными исчислениями, по которым сумма 450 тыс. руб. составляет не только стоимость постройки для управления Алтайской ж. д., но и стоимость увеличения помещения для городского управления (2 этажа пристройки в направлении к меже Сухова и 2 этажа надворного флигеля). Расход же на здание управления железной дороги исчислен в 360 тыс. руб., и в эту сумму входит стоимость площади не в 900 кв. саж., а большая. Стоимость одной кубической сажени взята по 90-120 руб. потому, что работы спешные, должны производиться на значительной высоте, нужно сделать массу штукатурных и других отделок внутри помещения, и все это в то время, когда в городе предвидится масса других крупных работ.
  В заключение своих разъяснений Носович пишет: "Наконец, считаю не лишним в сотый, кажется, раз заявить, что приблизительное определение стоимости по кубическому содержанию не есть смета, и к суждениям в думе о точной стоимости постройки можно приступить, лишь имея смету; так как даже и самая точная смета дает предсказания, близкие лишь к действительности, и при исполнении всегда возможна неполная согласованность сметных цен с ценами действительными, колеблющимися, как всякая живая ценность, в зависимости от спроса и предложения".
  ["Жизнь Алтая" N83, 17 апреля 1914 г.]
  
  Судебная хроника.
  Вооруженное сопротивление властям.
  На скамье подсудимых - старуха 65 лет, барнаульская мещанка А.И. Шернина. Обвиняется она в вооруженном сопротивлении властям (по ст. 272 ст. Улож. о наказ.)
  Дело было так. 29 марта 1913 г. судебный пристав Барнаульского окружного суда Талалаев явился на Павловскую ул., в д. N97, для приведения в исполнение постановления суда о взыскании с Шернина в пользу его жены 10 руб. в месяц. Шернина дома не оказалось, а мать его, старуха Анастасия Шернина, заявила, что все имущество принадлежит ей, и поэтому она не даст описывать его, - и начала, по словам обвинительного окта, наступать с топором на Талалаева. Последний счел необходимым удалиться, а через некоторое время снова пришел с городовым и понятыми. Шернина вышла им навстречу с топором, но тут топор был к нее отобран.
  Все свидетели, вызванные по этому делу, показали, что старуха сидела на крыльце с топором в руке, сначала кричала: "Уходите, имущество мое!" - а потом плакала.
  Прис. пов. Г.Д. Няшин, опираясь на эти показания, указывал, что со стороны Шерниной не было таких угроз, чтобы судебный пристав, городовой и понятые могли считать себя в опасности, что, таким образом, инкриминируемое Шерниной преступление не подходит под 272 ст. Улож. о наказ., и просил оправдать ее.
  Суд оправдал Шернину.
  ["Жизнь Алтая" N83, 17 апреля 1914 г.]
  
  Вниманию санитарной комиссии.
  Нам сообщают из района 1-й Алтайской улицы: следовало бы принять какие-либо меры против отвала навоза на 1-й Алтайской ул. между Конюшенным и 1-м Прудским пер., как на полотно улицы и некоторые дворы, а то становится совершенно невозможным в вечернее время проходить этой местностью, так как от навоза и лужи получается невозможный вонючий запах.
  ["Жизнь Алтая" N83, 17 апреля 1914 г.]
  
  Безвыходное положение.
  У некоего Ивана Егоровых в сентябре прошлого года на землечерпальнице "Сибирская восьмая" оторвало руку. Теперь он намерен искать за увечье по суду, но для возбуждения дела нет средств и нужных документов, и Егоровых с семьей - сам шестой - терпит нужду и лишения и нигде не может получить какой-либо работы хотя бы на 10-15 р. в месяц. Между тем, Егоровых хорошо грамотен, имеет звание ветеринарного фельдшера и кроме того - столяр.
  Для желающих дать г-ну Егоровых работу (помощи даром он не принимает) адрес: Павловская ул., д. N74.
  ["Жизнь Алтая" N83, 17 апреля 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 16 и 17 апреля вода в р. Оби убыла на 4 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,60 саж.
  ["Жизнь Алтая" N85, 19 апреля 1914 г.]
  
  На Оби.
  17 апреля около 10 час. утра 4 крестьянина села Чесноковки провозили в лодки около пароходов бочонки спирта. В это время отходил пароход т-ва Западно-Сибирского пароходства и торговли "Второй". С парохода лодку заметили поздно, а мужики не успели проехать, и пароход носом ударил и расколол лодку. Крестьяне успели схватиться за якорь парохода, висевший на носу, и вышли сухими. Бочонки спирта поймали и вытащили.
  ["Жизнь Алтая" N86, 20 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  
18 апреля
  
  На Алтайской железной дороге.
  Вследствие высокого уровня воды в р. Оби земляную насыпь на пойме около чесноковского елбана водой размыло на протяжении 100 сажен. Убыток исчислен около 1200 руб. К месту размыва выезжал начальник 5 участка Алтайской жел. дороги А.И. Шидловский. Концы насыпи около промоины укреплены. По спаде воды насыпь будет немедленно возводиться.
  ["Жизнь Алтая" N84, 18 апреля 1914 г.]
  
 []
А.И. Шидловский
  
  Футбол.
  Насколько необходимо устройство для учащихся особой площадки для игр, наглядно показывает то обстоятельство, что лишь высохла Соляная площадь, на ней, несмотря на песок и пыль, ежедневно происходит общепринятая игра в футбол. Играют почти исключительно учащиеся. Как известно, город в настоящем году намерен устроить такую площадку на Демидовской площади.
  ["Жизнь Алтая" N84, 18 апреля 1914 г.]
  
  Эпидемии.
  В Барнауле скарлатина, оспа развивают свою деятельность во всю свою мощь. Печатаются летучки о мерах борьбы с болезнью, собираются читать лекции на окраинах города о борьбе с названными болезнями, а больничное дело у управы поставлено так: "У рабочего заболело четверо детей. Он поместил их в заразную больницу. Двое из них умерло, но рабочего не так поразила смерть детей, как извещение управы, что с него на лечение детей следует 60 рублей".
  ["Утро Сибири" N86, 22 апреля 1914 г.]
  
  Нанесение ран и ограбление.
  В ночь на 18 апреля в городских сеновалах железнодорожному рабочему Гариффуле Гибиттулину, бывшему в пьяном состоянии, неизвестно кем нанесено 11 ножевых ран и у него ограблены деньги. Гибиттулин отправлен в городскую больницу на лечение.
  ["Жизнь Алтая" N85, 19 апреля 1914 г.]
  
  
19 апреля
  
  И.А. Ростовский, хорошо известный по театру г. Браиловского и др., подписал контракт на летний сезон в г. Барнауле, в труппу Львова-Тургенева.
  ["Утро Сибири" N87, 23 апреля 1914 г.]
  
  Борьба с бешенством собак.
  Нами уже отмечалось, что за последнее время на улицах города наблюдается много бродячих собак, управа же вопреки обязательному постановлению никаких мер к истреблению собак за последнее время не принимает, а бродячие собаки являются лучшими распространителями бешенства. Раньше собак ежедневно ловили.
  ["Жизнь Алтая" N85, 19 апреля 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  В заседании 19 апреля совет о-ва прежде всего занялся затянувшимся выбором нового заведующего Народным домом. После основательного обсуждения степени пригодности для этой должности наиболее солидных кандидатов на нее, после получения о них различных справок, совет остановился на В.И. Бушуеве, который и должен с понедельника, 21 апреля, начать приемку инвентаря и канцелярии Нар. дома от бывшего заведующего домом Молчана.
  По вопросу о пропаже из центральной библиотеки о-ва книг, из объяснений библиотекарши Пупышевой, бывшего библиотекаря Исакова и представителя библиотечной комиссии, выяснилось, что гарантий целостности книг в библиотеке не было и сейчас нет: помещение библиотеки, как читальня, а иногда и как раздевальня, доступно для публики в часы, когда библиотека закрыта и библиотекарь отсутствует. В эти часы библиотека не охраняется; а между тем, в ней есть шкафы с испорченными запорами, которые очень легко отпереть. Совет решил: шкафы эти починить немедленно; немедленно же установить дежурства сторожей в раздевальне, через которую идет публика в библиотеку и из нее; при переносе библиотеки в другое помещение - воспользоваться ее закрытием для публики и произвести ее точный учет.
  В вознаграждение бывшему библиотекарю Исакову за составление нового каталога совет решил погасить все числящиеся на нем долги о-ву в сумме 37 р. 75 к.
  Заслушано заявление члена совета Н.С. Старкова о выходе его из совета и о-ва по случаю переезда на жительство в Семипалатинск. Решено поднести ему от совета адрес с благодарностью за его труды в о-ве.
  Решено во вторник, 22 апреля, в 11 часов дня назначить в Народном доме торги на сдачу в аренду на трехлетний срок принадлежащих о-ву лавок и мест под торговлю.
  По вопросу о приглашении лекторов и концертантов решено обратиться к члену о-ва, члену Гос. думы Вершинину с просьбой входит в сношения с отправляющимися в Сибирь лекторами и концертантами, по вопросу о выступлении их в Барнауле, в Народном доме.
  Заслушано заявление членов о-ва Лякшевича, Николаева, Темникова и Шмакова относительно того, что они считают неудобным и компрометирующим репутацию о-ва дальнейшее пребывание в составе совета И.И. Пономаренко, после того, как он, по словам заявления, был на спектакле 10 апреля, при исполнении обязанностей дежурного члена совета, нетрезв и допускал непозволительные действия, гася электричество и закрывая рояль. Обсудив это заявление в присутствии и при участии заявителей, совет признал, что нетрезвое состояние Пономаренко вечером 10 апреля не доказано, к поступкам же его в этот вечер совет уже высказал свое отношение на предыдущем заседании.
  Так как выяснилось, что Алтайский округ может сдать о-ву в аренду часть места позади сада, то решено войти с округом в переговоры об уступке этого места под детскую площадку на возможно льготных условиях.
  Разрешено комиссии по устройству детских площадок обсадить зайчанскую площадку тополями.
  В сад решено на лето пригласить садовника.
  Площадку в саду решено увеличить, придав к ней угол между танцевальным и чайным павильонами и место сзади танцевального павильона. При этих условиях А.И. Петров, по просьбе совета, взял назад свой отказ от заведывания датскими площадками.
  ["Жизнь Алтая" N87, 22 апреля 1914 г.]
  
  Несчастный случай на охоте.
  19 апреля сродные братья Николай Кузьмарев и Игнатий Светлаков, отправившееся на охоту, проезжали в лодке по р. Оби около р. Чесноковки, В это время пролетал селезень. Кузьмарев взвел курок у ружья и стал в лодке на ноги в ожидании, когда селезень подлетит на такое расстояние, что можно будет стрелять. Когда Кузьмарев хотел уже стрелять, лодка покачнулась и в это время он за что-то, видимо, задел курком, который и спустился. Раздался выстрел, и весь заряд попал в щеку Светлакова. Потерпевший доставлен в городскую больницу. Лицо его обезображено, положение очень тяжелое.
  ["Жизнь Алтая" N87, 22 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  "Обокрали".
  19 апрели около мясного базара шли с песнями супруги Тимаковы. Постовой городовой Вьюгов стал запрещать петь. Тимаковы ее обратили на это внимания и продолжали петь. Вьюгов хотел арестовать их, но Тимаковы воспротивились этому и стали наносить городовому удары кулаками. Собралась огромная толпа народа человек в 400. Наконец в помощь Вьюгову прибежали другие городовые, и Тимаковы были отправлены в полицию, где Тимакова, показывая околоточному надзирателю палец с признаками бывшего на нем кольца, заявила, что Вьюгов снял с нее кольцо. Во время обыска Тимакова хотела из кармана переложить кольцо в жакет, но это было замечено, н кольцо у нее найдено в руке. Тимаковы привлечены к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N87, 22 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  Кража.
  У крестьянина И.В. Чернилова 17 апреля были похищены часы стоимостью в 7 руб. Похитителем оказался мальчик Шелепов, который продал часы другому мальчику Калугину за 10 бабок. Полиц. надз. 4 участка Шелепов задержан и привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N88, 23 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  
20 апреля
  
  Обязательное постановление Барнаульской городской думы
  Об ограничении в гор. Барнауле местностей, где дозволяется открытие пивных лавок на вынос
  1. Пивные лавки, торгующие исключительно на вынос, не дозволяется открывать по всему городу, за исключением улицы Льва Толстого от Мостового переулка до набережной реки Оби и по Бердской улице от Московского проспекта до Мостового переулка.
  2. Настоящее обязательное постановление вступает в силу через две недели после распубликования его в "Томских губернских ведомостях".
  Губернатор Дудинский
  10 апреля 1914 г., г. Томск
  ["Томские губернские ведомости" N29, 20 апреля 1914 г.]
  
  Беспринципность
  (По поводу одного отчета)
  Перед мной отчет по устройству гуляния на пароходе "Колпашевец" в пользу о-ва учащих и учивших.
  Как будто этому отчету следует радоваться: в один день возрос на 500 с лишним рублей денежный фонд, предназначенный на такую благую цель, как постройка дома на Алтае, где бы утомленный долгой и тяжелой работой труженик народной школы мог бы найти заслуженный отдых и восстановить потраченные силы.
  Но меня этот отчет не радует, ибо этот успех куплен такими средствами, которые, как бы высока ни была преследуемая цель, не может пускать в ход ни одна культурная общественная организация, тем более - учительская. Полученные от гулянья деньги в значительной мере - "пьяные деньги", хотя бы пьяных на пароходе и не было и все с внешней стороны обстояло бы вполне прилично.
  Подобный путь - не путь учительского общества, как не является и не являлся он избранным путем для Школьного общества, с самого начала своей деятельностью изгнавшего спиртные напитки из буфета Народного дома.
  Алкоголизм, эта казнь, посланная небом на несчастную Россию, достигнув своего крайнего предела, заставил нас с ужасом оглянуться вокруг себя.
  Застарелая болезнь не излечивается разом, яд, впитываемый рядом поколений, делает свое дело, и, конечно, не путем только индивидуальных усилий мы можем избавиться от общественного недуга. Больной не виновен в своей болезни, и было бы слишком жестоко и часто лицемерно обрушиваться на отдельного человека, как на такового, всей силой нравственного негодования. Но тем более требовательны в этом отношении мы должны быть к общественным организациям. Активно содействовать росту одного из основных зол русской жизни они не могут, ибо добро не может быть построено на зле.
  Пуская это злополучное гуляние, во время которого бойко работал буфет, только краткий момент в жизни учительского общества, пускай это временный, а не длительный компромисс, суть дела от этого не меняется.
  Культурная организация не может пускать в ход антикультурных средств, тем более что она находится на виду и ее пример виден многим. Мы боремся против "пьяного" государственного бюджета, тем больше принципиальной последовательности мы должны проявлять в своей собственной общественной деятельности.
  От этого принципа учительское общество отступило.
  Л. Ш-ский
  ["Жизнь Алтая" N86, 20 апреля 1914 г.]
  
  Несчастная девочка.
  В конце сентября 1912 года у г-на Ермакова, проживающего по Павловской ул., между 5-м и 6-м Прудскими пер., умерла жена, которая оставила после себя двух дочерей 3-х и 12-ти лет. Вскоре после этого он женился. Молодая жена его невзлюбила своих падчериц и всеми силами старалась избавиться от них, особенно от старшей слепой девочки. Градом на нее посыпались колотушки и брань. Не лучше относится к ней и отец. Девочку заставляли исполнять различные работы не только в комнате, а, например, посылали за полверсты к колодцу за водой. Не лучше дело обстояло и с едой. Когда садились есть, то несчастную девочку или просто выбрасывали за дверь, предварительно наделив колотушками, или совали ей только сухой хлеб. Соседи, видя такое отношение родителей к девочке, иногда приносили ей что-нибудь, но если это замечала мачеха, то она отбирала принесенное, девочку же ругала, доставалось и тем, кто давал девочке пищу. А чтобы девочка не рассказывала соседям о своем горемычном житье-бытье, мачеха пригрозила посадить ее на цепь. Наконец терпение девочки истощилось. Она, задумав уйти от всех выпавших на ее долю мучений, решила броситься в колодец. Но ее маленькая сестренка, видя что-то недоброе, закричала. После этого ей стало еще хуже. А в один прекрасный день отец увел ее к соседу и, не сказав ни слова, оставил там. И вот начались скитания из дома в дом. Родные и знакомые не оставляли ее. Так шло лето и зима. Многие ходили к отцу, просили, чтобы он не гнал свою слепую дочь, но он, что называется, "и в ус не дул", а жена с руганью обрушивалась на тех, кто сочувственно относился к ребенку. Кстати сказать, г-н Ермаков в материальном отношении вполне обеспечен для того, чтобы прокормить свою слепую дочь: он имел дом и пимокатную мастерскую. Родственник решили направить девочку к отцу. Привели и посадили на лавку у ворот. Но он как бы не замечал присутствия слепой дочери, которая целый день сидит у ворот родительского дома. Так тянется это уже несколько дней. Весь день сидит девочка голодная, а ночью кто-нибудь из соседей уводит ее к себе, а утром ведет обратно.
  Что дальше ожидает бедного ребенка?
  ["Жизнь Алтая" N86, 20 апреля 1914 г.]
  
  Просьба.
  Домовладелица Т. Белоножкова, проживающая по Павловской ул. в д. N182, представила в городскую управу 7 руб. и обратилась к управе с просьбой за эти деньги произвести анализ воды, взятой из ее нортоновского колодца, и, если вода окажется доброкачественной, разрешить ей отпускать воды нуждающимся жителям.
  ["Жизнь Алтая" N86, 20 апреля 1914 г.]
  
  "Забастовка".
  Ввиду того, что городская дума отказала барахольщикам перевести их к обжорному сараю и оставила на прежнем месте, на торги, назначенные в городской управе на отдачу мест под барахольные лавки, барахольщики явились и на торгах взято лишь два места. Точно так же поступили торговцы щепного ряда, которых дума решила перевести на Сенную площадь. Мясоторговцы тоже отказались торговаться на месте, протестуя против постановления управы, которая решила лавки сдвинуть вплотную и переделать их так, чтобы одни открывались в сторону школьного сада, а другие в сторону Суховского корпуса. В настоящее время между лавками образована улица, в сторону которой они и открываются и которую мясоторговцы настаивают оставить.
  ["Жизнь Алтая" N86, 20 апреля 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 19 и 20 апреля вода в р. Оби убыла на 2 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,58 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N87, 22 апреля 1914 г.]
  
  Безобразие ломовых извозчиков.
  20 апреля какой-то крестьянин привез на лодке к устью р. Барнаулки бочонки с сливочным маслом и сталь рядить ломовых извозчиков свезти масло на постоялый двор. Ломовые запросили с крестьянина по 10 коп. с пуда, последний на эти условия не согласился и пошел попросить лошадь у содержателя постоялого двора Ударцева. Когда работник Ударцева сложил масло на телегу и хотел ехать, на него напали ломовые извозчики, разбросали по дороге бочонки масла и избили работника, объясняя свой поступок тем, что работник, не имея номера, не имеет и права везти масло. Полиц. надз. Пешковым виновные привлечены к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N87, 22 апреля 1914 г.]
 []
Устье р. Барнаулки
  
  
22 апреля
  
  В банях Смердина.
  Как нам передают, в общей мужской бане Смердина приходящие в баню мыться мужики иногда стирают грязные тряпки и грязное белье.
  ["Жизнь Алтая" N87, 22 апреля 1914 г.]
  
  Древонасаждение.
  22 апреля на заседании гор. училищной комиссии присутствовавшими учащими избрана комиссия для организации праздника древонасаждения, который предполагается устроить в ближайшем будущем. На устройство праздника городом ассигновано 500 руб.
  ["Жизнь Алтая" N89, 24 апреля 1914 г.]
  
  Авария.
  22 апреля шедший из села Калманки пароход Мельниковой "Сибиряк" не мог справиться с застигнувшей его на р. Оби бурей. Бывший у него на буксире паузок, нагруженный камнем для Алтайской железной дороги, ударило в берег. Паузок получил значительных размеров пробоину и затонул.
  ["Жизнь Алтая" N91, 26 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  Ложная тревога.
  22 апреля, около 11 час. ночи, каланчист центрального пожарного депо ударил в набат. По его указанию пожарные поехали по направлению к торговым баням Смердина, но там никакого пожара не оказалось. Каланчист недавно поступил на службу; и полагают, что он принял за огонь освещенный электричеством пар от двигателя.
  ["Жизнь Алтая" N90, 25 апреля 1914 г.]
  
  
23 апреля
  
  На Алтайской жел. дороге.
  На днях будет произведена закладка пассажирского здания ж.-д. станции Барнаул. На закладку прибыл помощник главного инженера инженер Е.Ф. Сигрист. Здание предполагается по типу больших вокзалов, двухэтажное, с двухсветными пассажирскими помещениями. Наружный фасад и внутренняя отделка предполагаются в стиле "модерн". На постройку пассажирского здания, а также на постройку главных мастерских, по слухам, на днях прибывает к ним 300 каменщиков и около 100 мастеров разных цехов. С приездом инженера Сигриста будет решаться вопрос о времени приступа к работам на гляденской выемке. В конце апреля прибудут для работ 1500 человек контрактных рабочих из России от подрядчика Аверина и будет привезено 7 паровозов и 200 вагонов Алтайской дороги. Земляные работы предполагается вести день и ночь, чтобы к осени пропустить поезда.
  ["Жизнь Алтая" N88, 23 апреля 1914 г.]
  
 []
Строительство главных ж/д мастерских
  
  Град.
  Вчера над городом пронеслась градовая туча; несколько раз шел дождь с градом.
  ["Жизнь Алтая" N88, 23 апреля 1914 г.]
  
  Первый гром.
  Вчера во время дождя был первый гром в настоящую весну.
  ["Жизнь Алтая" N88, 23 апреля 1914 г.]
  
  Пожар.
  Вчера около 12 час. дня по Томской ул. около 3-го Прудского пер. произошел пожар. От неизвестной причины загорелся передбанок на усадьбе Колупаева. К прибытию пожарных огонь был почти прекращен. Нельзя не отметить того обстоятельства, что пожарные не рискнули подъезжать к месту пожара, боясь завязить лошадей и бочки в трясине.
  ["Жизнь Алтая" N88, 23 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  
24 апреля
  
  Испытание переносного мотора.
  Вчера между 2 и 4 часами дня "Сибирская компания" производила на заводском пруду публичные испытания переносного лодочного мотора "Эвинруд". Мотор, весьма небольшого объема, был двумя винтами прикреплен к поперечной кормовой доске одной из обывательских лодок, плоскодонной, шитой из теса, и развивал ход, вероятно, более 10 верст в час, работая с одинаковым успехом, без перебоев, как передним, так и задним ходом. Несмотря на весьма слабый корпус лодки, сотрясение от работы мотора чувствовалось незначительное; при попутном ветре ощущался слабый запах бензина, но дыма мотор не давал. По словам представителя "Сибирской компании" и механика, мотор этот развивает 2,5 лошадиных силы, прикрепление его к лодке занимает не более 2-3 минут, и он может быть прикреплен к любой лодке с тупой кормой. К долбленому "обласу" и вообще к лодкам с острой кормой мотор прикрепить нельзя.
  ["Жизнь Алтая" N89, 24 апреля 1914 г.]
 []
Катание в лодке на заводском пруду
  
  Приказ г. Томского губернатора
  24 апреля 1914 г. N23
  По случаю призыва в учебный сбор, освобождается с 1 мая сего года на время призыва вр. и. д. начальника Барнаульской тюрьмы губернский секретарь Чекстер от заведывания тюрьмой, а временное заведывание Барнаульской тюрьмой возлагается на помощника начальника названной тюрьмы коллежского регистратора Филатова.
  ["Томские губернские ведомости" N32, 30 апреля 1914 г.]
  
  Парад.
  Вчера на Соборной площади по случаю тезоименитства Государыни Императрицы Александры Федоровны войскам местного гарнизона состоялся парад. Парад принимал полковник Стажевский.
  ["Жизнь Алтая" N89, 24 апреля 1914 г.]
  
  У пожарников.
  Вчера в параде войск принимала участие дружина вольно-пожарного общества. Знамя общества из дома И.К. Платонова было перенесено в квартиру нового председателя А.А. Лесневского, где дружинникам была предложена закуска и угощение.
  По окончании парада членам команды и городскому пожарному обозу был произведен смотр председателем томского пожарного о-ва Вытновым. Парад пожарников ознаменовался печальным происшествием. Когда из квартиры И.К. Платонова было взято знамя общества, отдана была команда идти к собору и оркестр заиграл марш, помощник начальника лестничного отряда В.А. Бахтин внезапно упал и через несколько минут на пути в городскую больницу умер. Правление пожарного о-ва решило выдать на похороны Бахтина 20 руб. Бахтин страдал пороком сердца - ему 45 л.
  ["Жизнь Алтая" N89, 24 апреля 1914 г.]
  
  Мужик, извозчик и управа.
  В четверг 24 апреля около 10 час. утра между управой и Богородской церковью шел тяжело нагруженный крестьянский обоз. У коновязи управы поперек улицы, с левой стороны ее, стояла извозчичья лошадь, запряженная в полурессорную пролетку. Обоз шел с базара к Оби, и т.к. по правой стороне улицы непролазная грязь, то лошади пошли налево на более торную дорогу. Одна из лошадей зацепила телегой за извозчичью пролетку и сломала ее. Выбежал из управы извозчик, схватил мужика и потребовал за пролетку громадную сумму. Мужик стал спорить. Произошел шум, и мужика поволокли в полицию. Кто виноват больше - мужик ли, поехавший левой стороной, извозчик ли, перегородивший дорогу, или сама управа, против здания которой невозможно проехать без "аварии"?
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  Городское благоустройство.
  Чтобы сделать возможным проезд через Конюшенную площадь, городская управа вымостила часть площади по направлению к Гоголевской ул., шириною приблизительно в 10 саж. Рядом с вымощенной полосой проведена довольно глубокая водопроводная канава. В скором времени вымощенная дорога будет открыта для проезда.
  ["Жизнь Алтая" N89, 24 апреля 1914 г.]
  
  Несогласия с крестьянами.
  Ввиду того, что правый луговой берег р. Оби залит водой, содержателю перевоза Никольскому приходится паромы отправлять в с. Белоярское. Раньше паром приставал значительно ближе, у "Белоярского мыса", но крестьяне этому воспротивились, вследствие чего пришлось водить паром к с. Белоярскому. Как нам передают, крестьяне этого села также противятся бесплатному приставанию парома у их берега.
  ["Жизнь Алтая" N89, 24 апреля 1914 г.]
  
  Найденный труп.
  24 апреля в заводской ограде на месте, отведенном под барахольный базар, найден завернутый в тряпки неизвестно кем брошенный трупик младенца женского пола. Труп, по-видимому, брошен еще зимой.
  ["Жизнь Алтая" N91, 26 апреля 1914 г.]
  
  
25 апреля
  
  Пожар.
  24 апреля около 11 часов вечера на заимке И.А. Малянова произошел большой пожар. От неизвестной причины дотла сгорел пимокатный завод Малянова. Убыток исчислен в 13700 руб. Сгоревшие строения застрахованы в Российском страховом обществе в 12000 руб.
  Во время пожара в верхнем этаже мастерской спало около 30 чел. рабочих, которые были разбужены наполнившим помещение дымом. Среди рабочих произошла паника, так как снаружи здание было уже все в огне. Рабочие выскочили в окна из второго этажа, причем многие при падении получили сильные ушибы.
  ["Жизнь Алтая" N91, 26 апреля 1914 г.]
  
  Городское благоустройство и г.г. гласные.
  Как известно, городская комиссия по благоустройству города собирается не часто, и известно тоже, что у этой комиссии много неразрешенных вопросов, затрагивающих интересы всех горожан. Нельзя не отметить отношения членов этой комиссии к нуждам горожан.
  25 апреля было назначено заседание комиссии. На повестке дня стоял большой для всех вопрос: принятие мер к осушке улиц и об осушке Зайчанской части города. И что же? На заседание явился один председатель комиссии И.К. Платонов, городской голова А.А. Лесневский, заступающий место городского гол. М.Н. Еремеев и городской архитектор И.Ф. Носович. Последние двое присутствуют в комиссии по благоустройству города случайно, так как явились на заседание строительной комиссии. Благодаря такому отношению гласных к своим обязанностям, управе кроме своей повседневной работы приходится нести на себе всю тяжесть работ, лежащих на комиссиях. Городской голова, с грустью констатируя факт неявки членов комиссии, просит собравшихся выйти из создавшегося положения и выработать меры к осушке хотя бы улиц Зайчанской части города и Конюшенной площади, как более нуждающихся в исправлении.
  При обсуждении вопроса выяснилось, что по улицам Пушкинской, Гоголевской и Томской в некоторых местах совершенно невозможно проехать и что по смете 1914 г. на осушку Зайчанской части нет никакого ассигнования, за исключением 1500 руб., предназначенных для осушки Конюшенной площади. Решено по Гоголевской улице сделать канавы и заложить их фашинником и соединить Конюшенную площадь с канавой, принимающей воду для стока воды в р. Барнаулку. Канаву делать такой длины, насколько хватит ассигнования в 1500 руб. Вопрос о грязи, образовавшейся на центральных улицах, оставлен открытым.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  Путешественник-пешеход.
  К нам в редакцию явился Александр Николаевич Ныров, желающий побить рекорд американского профессионального пешехода Долона Микулица, который прошел 125 т. верст в течение 14 лет. Господин Ныров намерен пройти то же расстояние в 8-10 лет. В случае успешного исполнения задуманного плана Микулиц платит Нырову 50 т. р. Ныров путешествует исключительно на средства, добываемые продажей открыток и чтением своих путевых заметок.
  Ныров родом из Пермской губ., путешествовать начал 20 мая 1912 г., имея от роду 16,5 лет. Исходным пунктом путешествия был г. Харбин. К нам он пришел из Семипалатинска. Отсюда он держит путь в Китай.
  ["Жизнь Алтая" N90, 25 апреля 1914 г.]
  
  Уход барахольщиков.
  Как уже нами отмечалось, барахольщики отказались торговаться на места настоящего барахольного базара и просили перевести их к обжорному сараю. Управа в просьбе барахольщикам отказала. В настоящее время барахольщики арендовали у главного управления Алтайского округа часть площади со стороны Соборного переулка, занимаемой лесопильным заводом, и приступили к разбивке барахольного базара. Как мы слышали, управа намерена протестовать против открытия барахольного базара на кабинетской земле в упомянутом выше месте.
  ["Жизнь Алтая" N90, 25 апреля 1914 г.]
  
  Езда по тротуару.
  Вследствие ненастной погоды по многим улицам и переулкам образовалась непролазная грязь. Чтобы не вязнуть в грязи, многие проезжающие по Конюшенному пер. от Гоголевской до Томской ул. ездят по тротуару, который здесь не огорожен столбиками. Так как тротуар здесь узок, то при встрече у проезжающих из-за того, кто должен сворачивать, происходят недоразумения.
  ["Жизнь Алтая" N90, 25 апреля 1914 г.]
  
  Осмотр оружия.
  В настоящее время по распоряжению исправника производится осмотр оружия, которым вооружены городовые. Большая часть его пришла в негодность. 25 апреля в городскую управу доставлено 52 таких шашки.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  Осмотр оружия.
  Заведующий пожарными городскими командами И.К. Платонов 25 апреля обратился к городскому голове с просьбой разъяснить, должны ли пожарные выезжать на пожар, если таковой произойдет вблизи города, и между прочим пояснил, что пожарные были в затруднении и не знали, ехать ли им или не ехать на пожар, бывший 24 апреля у Малянова на заимке Булыгина. Городской голова разъяснил, что городская черта должна в сторону Зайчанской части считаться до Большой просеки в бору, а на горе до 8 версты по Змеиногорскому тракту. В случае, если пожар произойдет в отдаленной части горы, то на пожар должна выезжать лишь нагорная часть; если же в Заячьей за городом произойдет пожар, то - Зайчанская пожарная часть пожарных из центрального депо. При этом было высказано пожелание, чтобы били в набат, если будет сильный пожар. Во время пожара у Малянова в набат не били.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  Незаметные труженики.
  25 апреля местная вольно-пожарная дружина с оркестром музыки провожала на кладбище своего члена Василия Андреевича Бахтина, скоропостижно умершего в строю во время парада дружины 23 апреля. Музыка на похоронах Бахтина была разрешена губернатором по особому ходатайству правления о-ва. От полиции провожал Бахтина наряд городовых в 9 человек. За гробом В.А. шла масса народа. В.А. вступил в общество 25 апреля 1893 года и был одним из аккуратнейших членов команды. За все время он посетил более 200 маневров и учений и работал более чем на 500 пожарах. В 1898 г. В.А. получил первые отличительные звездочки, в 1904 г. был пожалован серебряной медалью с надписью "За усердие" и в 1913 г. награжден серебряным нагрудным знаком. Насколько В.А. был верен своему долгу, можно судить по тому, что накануне 23 апреля лечивший его от порока сердца фельдшер предупреждал его, что ему не следует идти на парад. На гроб В.А. были возложены венки от правления пожарного общества штаба-команды о-ва и от товарищей-дружинников. От городского самоуправления В.А. до могилы провожал городской голова А.А. Лесневский.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  В банях Смердина.
  В общих банях Смердина, в пятницу 25 апреля, в женском отделении около 12 ч. дня произошло следующее событие: в баню вошла безносая, видимо, больная сифилисом женщина. Бывшие в бане поспешили заявить об этом банщице, которая сказала, что это не ее дело. Тогда некоторые пошли к кассирше, но та в грубой форме ответила, чтобы ей не указывали. Тогда все здоровые женщины поспешили уйти из бани. Но те, которые еще не пришли, конечно, доверчиво будут мыться, рискуя своим здоровьем.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  
26 апреля
  
  Члены совета Крестовоздвиженской старообрядческой общины в Барнауле обратились в городскую управу с прошением об открытии городской начальной школы с трехгодичным курсом однокомплектного типа для детей обоего пола, старообрядческого вероисповедания. Городская дума разрешила открыть школу.
  
  О спасательной станции.
  Ежегодно р. Обь уносит несколько жертв, и ежегодно в местном обществе возникают толки о необходимости устройства на берегу р. Оби спасательной станции. В начале настоящего года прошел слух об организации в Барнауле общества спасания на водах, но слух этот до настоящего времени не принял никакой реальной формы, а толки о необходимости спасательной станции часто слышатся и теперь. Городское самоуправление, очевидно, избегает затрагивать этот вопрос, боясь затраты средства, общественная же инициатива, видимо, ограничивается разговорами. Между тем в других городах общества спасания на водах, как видно из газет, пользуются общим сочувствием населения и работают успешно. На примера мы возьмем новониколаевское о-во спасения на водах, которое открылось 3 марта 1912 г. при наличности 32 членов и без всяких средств, к концу года имело уже 110 членов, и на 1 января 1913 г. в его кассе числилось уже 1718 р. В настоящее время новониколаевское о-во имеет более 400 членов, арендует участок земли в 465 кв. саж., на котором выстроило здание спасательной станции в 14449 р. 53 к., а с инвентарем станция оценена в 15640 р. 29 к.
  ["Жизнь Алтая" N91, 26 апреля 1914 г.]
  
  Потерявшиеся мальчики.
  23 апреля в полдень на лодке по р. Оби уехали 4 мальчика в возрасте от 12 до 16 лет: Трубицын, Пинаевский, Балдин и ученик духовного училища. До сего времени они не возвращались. Об исчезновении мальчиков заявлено полиции. По словам сверстников, исчезнувшие мальчики отправились "искать золото".
  ["Жизнь Алтая" N91, 26 апреля 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  В заседании 26 апреля совет прежде всего выслушал сообщение заведующего Народным домом члена совета Калинина о ремонте. 20 апреля удалось сдать с торгов окраску чайного павильона, а также пола и панелей в зрительном зале по цене 1 р. 15 к. за квадратную сажень. Совет решил окрасить на этих условиях заново и лицевую сторону танцевального павильона. Далее Калинин сообщил, что сейчас производится перекладка печей в Народном доме и что, по словам И.Ф. Носовича, при расширении фойе нет нужды ставить вместо уничтожаемых стен железные балки, вследствие чего в течение лета можно расширить фойе. Совет с этим согласился. Плотничного ремонта галереи решено не производить, так как прибавка там одного ряда мест потребовала бы слишком больших расходов. Решено только устроить второй выход с галереи.
  Казанский доложил о ходе переговоров с артистом императорской оперы Орловым, гастролирующим в Сибири. Переговоры еще не кончены, но есть большая вероятность, что Орлов будет петь в Народном доме в первой половине мая.
  Вследствие отказа от должности, по болезни, только что выбранного заведующего Народным домом Бушуева, совету пришлось снова выбирать заведующего. Выбран бывший учитель Славгородского двухклассного училища Матвеев.
  Казначей о-ва Федоров доложил о нескольких отказах платить за расклейку объявлений. Решено предъявлять в таких случаях к неплательщикам иски.
  Федоров доложил о результате торгов на сдачу в аренду лавок о-ва. Совет остался этим результатом недоволен и назначил новые торги на 1 мая. На углу сада решено сдать место с тем, чтобы тут была выстроена лавка по указанному о-вом фасаду, которая впоследствии должна перейти в собственность о-ва. Решено просить И.Ф. Носовича выработать проект фасада этой лавки.
  Решено просить городскую управу убрать от сада извозчичью биржу, так как она загрязняет почву, а это очень вредно отражается на ближайших деревьях сада.
  К.М. Баев от имени городской управы сообщил, что дирекция народных училищ требует полной изолировки школ в Народном доме от театральных помещений. Устроить такое разобщение, по условиям расположения помещений в Народном доме, совет не нашел возможным; а потому, вероятно, с осени школы уйдут из Народного дома совсем.
  Некие артисты сделали совету предложение в день открытия сада устроить в танцевальном павильоне театр миниатюр, для чего там нужно устраивать временную сцену. Сбор артисты предоставляют о-ву, а себе просят 40 р. Совет отклонил их предложение.
  ["Жизнь Алтая" N93, 29 апреля 1914 г.]
  
  Из залы заседаний Барнаульского окружного суда.
  Сессия Барнаульского окружного суда, с участием присяжных заседателей, длившаяся с 17 по 26 апреля, изобиловала делами, местом преступления которых был г. Барнаул.
  Приведу некоторые из этих дел, на мой взгляд, наиболее интересные.
  Открылась сессия слушанием дела М.С. Еремеева, торговца копченой рыбой вразнос. Само по себе дело чрезвычайно простое, но оно заключает в себе несколько любопытных бытовых штрихов.
  9 сентября 1913 г. у барнаульской мещанки Корякиной была похищена из обитаемой квартиры со взломом замка туша теленка. Кража была совершена часов в 8 вечера.
  В тот же день, в 11 час. вечера, торговец копченой рыбы Еремеев с каким-то мешком на плечах возвращался домой на квартиру. На углу Пушкинской ул. и Демидовской площади его задержал постовой городовой.
  - Что же вам подозрительного показалось в этом человеке? - спрашивает свидетеля-городового председатель суда.
  - Как что подозрительного?! - показывает городовой. - Ночное время... Несет на плече мешок... Мнительно мне стало - я его и окрикнул: "Что несешь?" Человек не отвечает. Я во-вторедь окрикнул. А он в ответь: "А тебе какое дело! " Я вовсе впал в подозрение: догнал его и схватил за рукав. А он бросил мешок и говорит: "Возьми ты его! " - и хотел уходить. Я. конечно, поддержал его, позвал извозчика и доставил в участок...
  В участке обнаружили, что в мешке лежит телятина, принадлежащая Корюкиной.
  На вопрос защитника свидетель городовой показывает, что Еремеев "пошатывался, заметно - был подвыпивши".
  Корюкина, у которой совершена кража, два года назад вместе с Еремеевым у кого-то жила в прислугах. Вызванная в качестве свидетельницы, она показывает, что знает Еремеева за честного человека, неспособного на кражу, и высказывает уверенность, что у нее украл кто-нибудь другой.
  Сам подсудимый объяснил следующее:
  - В 9 час. вечера я шел по базару. Был изрядно выпивши. Подходят ко мне какие-то два чело века и предлагают купить у них тушу баранины за 2 руб. Я позарился на дешевку и купил. Когда возвращался домой, на Демидовской площади меня задержал с ней городовой и доставил в участок.
  Прения сторон главным образом сосредоточились на показании городового. То обстоятельство, что Еремеев бросил городовому мешок с телятиной, защитник прис. пов. Аквилянов объяснил тем, что Еремеев испугался дознаний, так как он, вероятно, все-таки предполагал, что купленная им туша не совсем чистого происхождения.
  Присяжные заседатели оправдали Еремеева.
  Следующая подсудимая - местная мещанка М.П. Мокрецова; обвиняется в краже батиста из магазина Морозова во время дешевки. Подсудимая - еще не старая женщина, чрезвычайно бледная, - на нее тюрьма наложила заметный отпечаток. Судится она в седьмой раз. Прежде судилась также за кражи. "Магазинщица" - профессиональная воровка, - так охарактеризовал ее в обвинительной речи товарищ прокурора.
 []
Ул. Петропавловская (справа - магазин А.Г. Морозова)
  На вопрос о виновности, чистосердечно сознается и с какой-то апатичной покорностью судьбе заявляет:
  - Больна... Работать не могу... И чтобы прокормить свою семью -принуждена воровать...
  Присяжные заседатели признали ее виновной, но заслуживающей снисхождения. Суд приговорил ее к 1 году 4 мес. тюремного заключения.
  ...Слушается дело тоже о краже во время дешевки из магазина Голованова пары детских ботинок стоимостью в 2 р. 40 к. Подсудимая - необычная: жена надворного советника, одного из местных чиновников, получающего в месяц более 200 р. жалованья. Это обстоятельство привлекло в зал заседания суда много публики, жадной до "сенсационных процессов".
  Подсудимой 40 с лишним лет; у ней - 9 человек детей; раньше она не судилась и, естественно, под взглядами любопытствующей публики чувствует себя чрезвычайно неловко.
  Виновность свою она отрицает, указывает, что позабыла заплатить за ботинки.
  Свидетели со стороны обвинения, служащие Голованова дают показания не в пользу ее.
  Доктор Агентов, лечивший подсудимую, показывает, что он наблюдал у ней рассеянность, забывчивость, бессистемность действий и проч.
  Две свидетельницы, знакомые подсудимой, иллюстрируют эту забывчивость примерами:
  - Сплошь и рядом, - показывает одна из них, - N в гостях, по забывчивости, берет чужой ридикюль вместо своего; притом возвращает его. Дома, если нужно позвать кого-нибудь из детей, обязательно переберет имена всех детей, прежде, чем назовет то, которое нужно...
  На этих показаниях пом. пр. пов. А.Д. Камов построил свою защитительную речь, и подсудимая была оправдана.
  В другом духе - подсудимый П.В Иванов, обвиняемый в краже паспортной книжки, шубы н револьвера На вид - это довольно благообразный мужчина, 42 лет. Судился он 12 раз; судился в Петербурге, Томске, Семипалатинске, Бийске и Барнауле. Последняя кража также была совершена в Барнауле. В ней подсудимый чистосердечно сознается:
  - Я только что освободился из-под стражи; нигде не пускают без паспорта - я его и украл. Надо есть - украл шубу я продал ее...
  Присяжные заседатели признали его виновным, но заслуживающими снисхождения.
  Особенное внимание публики, главным образом - жителей окраин, улиц города, привлекло дело местных мещан Ф.С. Парыгина и А.М. Богородского. Многим желающим не удалось попасть, за недостатком мест, в залу заседания суда.
  Обвиняются Парыгин и Богородский в убийстве с целью лишить жизни местного мещанина Бердюгина.
  Подсудимые - статные молодые люди; одному из них - 23 года, другому - 21 год.
  Убитый - также молодой человек; после него осталась одна старуха- мать, интересы которой защищает, в качестве гражданского истца, пр. пов. С.Г. Константинов.
  Обстоятельства этого дела, изложенные в обвинительном акте, зарисовывают грустную картину нравов, господствующих среди "молодяжников" с Алтайских улиц.
  14 декабря 1912 г. в одной из местных пивных лавок сидела компания и распивала пиво. Тут были Бердюгин, бр. Лядовы. Агеев и друг. Вбегает в пивную Богородский и ни с того ни с сего ударил Агеева. Последний схватил стул, на котором сидел, и ударил им Богородского. Этот побежал к дверям и крикнул: "Пошел!" В дверях показался Парыгин с кинжалом в руках и начал им угрожать. Компания принялась "пушить" в него бутылками из-под пива. Богородский и Парыгин выбежали на улицу. Компания за ними. На улице у Богородского с Парыгиным оказалось "подкрепление". Компания, сидевшая в пивной, принуждена была пуститься в бегство, но один из нее, Бердюгин, запнулся и упал. Богородский с Парыгиным наскочили на него; причем Богородский начал бить Бердюгина железной палкой, а Парыгин - колоть кинжалом. Израненного Бердюгина увезли в больницу, где тот вскоре и скончался.
  На суде подсудимые виновность свою отрицают.
  В качестве свидетелей, между прочим, фигурируют "противники" подсудимых - 6р. Лядовы. Оба они в арестантских халатах: один арестован по подозрению в избиении городового, другой - привлечен к судебной ответственности по делу об убийстве на ярмарке в с. Залесовском.
  Показания их настолько противоречивы, что тов. прок. В.В. Кутырин просить занести их в протокол на предмет привлечения свидетелей к уголовной ответственности за ложные показания под присягой.
  Присяжные заседатели признали Богородского и Парыгина виновными в убийстве, но без цели лишить жизни.
  Суд приговорил их к лишению всех прав и преимуществ и к 2 годам арестантских рот; кроме того, суд удовлетворял иск представителя интересов Бердюгиной - пр. пов. С.Г. Константинова, постановив взыскивать с обвиненных в пользу потерпевшей по 10 руб. ежемесячно, до тех пор, пока Бердюгина не выйдет замуж или не умрет.
  Другое не менее печальное дело тоже местных мещан Г. Распопова (19 лет) и А. Серебрякова (19 лет), обвиняемых в причинении поленом и кинжалом местному мешанину Балакину побоев тяжких и угрожающих опасностью для жизни.
  На судебное следствие по этому делу мне не удалось попасть. Я присутствовал только во время прений сторон, и, насколько понял из этих прений, дело заключается в следующем.
  Два партии - "алтайцы" и "береговые" - давно враждуют между собою. Если "алтаец" придет к "береговым" - последние "лупят" его. Попадает "береговой" на "алтай" - тоже возвращается домой избитым.
  Компания "алтайцев" зашла во "владения береговых". Вела себя довольно развязно. Один играла на гармошке другой - Балакин - вынул кинжал и вызывающе побрякивал им. Потом каким-то образом "партии" "сцепились" и в результате Балакин был сильно избит. Кто бил его - одни свидетели определенно указывали на Распопова и Серебрякова; другие говорили, что в побоях участвовало не менее 10 человек. Потерпевший Балакин показал, что он был сильно пьян и ничего не помнит. Подсудимые заявили, что избили Балакина они, но к этому их принудил сам Балакин. Подсудимые принуждены были только самообороняться. Причем Распопов, между прочим, объяснил следующее:
  - Однажды я иду мимо компании, к которой принадлежит Балакин, и говорю: "Здорово, шпана!" Просто так. по-товарищески. А Балакин с тех пор не стал давать мне проходу: все грозился убить. Я знал, что он судился за убийство и был осужден, и боялся его. Тут он налетел на нас с кинжалом и, чтобы самооборониться, мы избили его. Балакин и сейчас стращает меня тем, что отрежет мне нос н уши...
  Тов. прок. В.В. Кутырин охарактеризовал подсудимых как типичных представителей хулиганства.
  - Для борьбы с ними,- говорил он, - необходима строгая реакция государственной власти.
  Подробно разобрав улики против подсудимых, товарищ прокурора просил обвинить их.
  Прис. пов. К.Э. Клярнер привел все данные, клонящаяся к оправданию его подзащитных, и между прочим указал, что подсудимым, в случае обвинительного вердикта, грозят 4 года каторжных работ.
  - А каторга, - закончил защитник, - слишком суровая кара, едва ли достигающая результатов, о которых говорил товарищ прокурора.
  Присяжные заседатели признали Распопова и Серебрякова невиновными...
  Яркой иллюстрацией положения, выставленного прис. пов. К.Э. Клярнером, мне кажется, является дело И.Д. Шабина, которым я и закончу обзор этой сессии.
  Шабин - сибирский инородец Кузнецкого у., теперь чуть ли не постоянный житель "мертвого дома". Биография его чрезвычайно несложна. Был земледельцем, потом ушел на заработки, - так он объясняет свою прошлую жизнь. Суд же, по имеющимся у него данным, устанавливает, что Шабин, начиная с 1907 г., беспрерывно судился: один раз судился за проживание по чужому паспорту, два раза - за кражу лошадей и, таким образом, почти все время сидел в тюрьме. Шабин подтверждает это.
  8 мая 1911 г. в местной тюрьме, в камере N9, был произведен обыск, в результате которого были обнаружены несколько поддельных печатей, выведенных на обломках грифельной доски: 2 печати старосты и старшины Шаховской вол., печати сельских старост - с.с. Бердского. Сорокинского, Каменского, Семеновского и друг. При допросе в тюрьме Шабин сознался, что эти печати он подделал, но употребления из них никакого не сделал.
  На вопрос председателя суда о виновности. Шабин отвечает:
  - Сознаюсь, но виновен ли, решите вы, г.г. правосудии. Со своей стороны я скажу, что особые условия заставили меня пойти на это. Конечно, всем известно, что в тюрьме живется не легко. Дают один раз варево, 2 раза кипяток и, конечно, хлеба 2,5 фунта, но такого, что он в горло не идет. Другие арестанты с чаем да сахаром, ничего, ели его, а я не мог. Чаю и сахару у меня не было. Денег я тоже не имел. Как раз познакомился с одним арестантом, который сказал мне, что из грифельной доски можно делать печати. Я маленько грамотный и научился у него этому делу. В тюрьме сидели киргизы-конокрады, которым надо было надувать крестьян. И я сталь для них изготовлять печати и сбывать их за чай н сахар, чтобы поддержать свою жизнь.
  Присяжные заседатели признали Шабина виновным, но заслуживающим снисхождения. Суд приговорил его к 8 месяцам тюрьмы, с зачетом предварительного заключения, и Шабин был освобожден.
  Председательствовавший в последний день сессии Н.П. Далингер в прощальной речи, обращенной к присяжным заседателям, между прочим подчеркнул, что настоящей состав присяжных заседателей проявил исключительно добросовестное отношение к своим обязанностям...
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
 []
  
  Сибирская язва.
  26 апреля в помещении управы состоялось совещание управы с ветеринарными врачами И.Д. Румянцевым и К.Г. Егоровым по вопросу о принятии мер против эпизоотии сибирской язвы; врач Румянцев доложил, что в Зайчанской части города за последнее время было уже три случая сибирской язвы. Так как в этой части города болезнь эта повторяется ежегодно, то, по мнению Румянцева, болезнь может быть признана стационарной. Далее Румянцев доложил, что местом заражения является часть городского выгона около 1-го Прудского пер. и скотопрогонного двора между Павловской и Гоньбинской дорогами.
  По его мнению, необходимо скаты к водовозам оградить от стоков окружающей местности, само пастбище очистить от костей и других частей трупов и вышеуказанную часть выгона закрыть на текущее лето. Если не будет принято теперь же соответствующих мер, то в Зайчанском стаде к осени останется не более 30 проц. животных. Управа решила обследовать указанную местность, что поручено М.Н. Еремееву, И.Д. Румянцеву и И.В. Быкову, указанное пастбище закрыть, приступить к производству предохранительных прививок. Во дворах, где пали животные от сибирской язвы, провести дезинфекцию, приобрести специальную телегу для свозки трупов животных, павших от сибирской язвы, и сделать объявление жителям, чтобы о всех павших животных сообщалось ветеринарному надзору, и что виновные в неисполнении этого будут привлекаться к ответственности. Кроме того, поручено городскому голове в пребывание его в Томске поговорить о мерах борьбы с губернским ветеринарным врачебным инспектором и просить инспектора, нельзя ли командировать врачей для осмотра барнаульского района.
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
  
27 апреля
  
  Осмотр оружия.
  В настоящее время по распоряжению исправника производится осмотр оружия, которым вооружены городовые. Большая часть его пришла в негодность. 25 апреля в городскую управу доставлено 52 таких шашки.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  "Золотоискатели".
  Во вчерашнем номере у нас отмечалось об исчезнувших 4-х мальчиках, которые, по словам сверстников, отправились "искать золото". Один из этих золотоискателей, Трубицын, вернулся домой и рассказал, что все они на лодке доехали до с. Гоньбинского, где решили высадиться, а лодку бросили. Дальше путешествовать мальчики не решились, но не решаются вернуться и домой, за исключением Трубицына, который пришел из Гоньбы пешком. Остальные, по его словам, находятся в Гоньбе.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  К заметке "Потерявшиеся мальчики".
  Как нам сообщают, имя ученика духовного училища, отправившегося в лодке с тремя товарищами "искать золото", - Павел Устиновщиков.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  Облитая кислотой.
  Мещанка Шишкина, проживающая в Нагорной части города, облила кислотой крестьянку деревни Ерестной Семьянкину. Полиц. надз. 4 участка Шишкина привлечена к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  С поличным.
  В мелочную лавочку Домнина зашла Надежда Волкова и похитила три кирпича чаю. Волкова задержана с поличным и полиц. надз. 1 участка привлечена к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N92, 27 апреля 1914 г.]
  
  Не удалось подкинуть.
  27 апреля в сторожке Богородской церкви неизвестная женщина оставила 4-летнего ребенка и хотела скрыться. Неизвестная была задержана и назвалась крестьянкой с. Зайцева Е.З. Михалевой. Михалева созналась, что ребенка она привезла в Барнаул, чтобы где-нибудь оставить, так как она обременена детьми, а муж ее умер 5 месяцев тому назад. Михалева привлечена к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N93, 29 апреля 1914 г.]
  
  
28 апреля
  
  Обложение пароходных буфетов.
  Несколько лет пароходчики платили в пользу города трактирные сборы беспрекословно; последние же годы пароходчики, на том основании, что буфеты пароходов обслуживают только пассажиров, отказались от уплаты городу трактирного сбора. Возникла по этому поводу между городом, губернским правлением, правлением округа путей сообщения и пароходскими большая переписка. На сторону пароходчиков стал и округ путей сообщения, управа же настаивала на своем и мерами полиции во время остановок пароходов у здешней пристани закрывала буфет пароходов, на том основании, что, по ее сведениям, из буфетов отпускалась закуска и спиртные напитки публике, приходящей с берега. 28 апреля городской управой получено от губернатора разъяснение, что пароходные буфеты освобождаются от трактирного сбора только в том случае, если из буфетов все отпускается лишь пассажирам, а если во время стоянок пароходов из буфетов отпускается приходящей публике, то несомненно, что пароходчики обязаны выплачивать трактирный сбор в пользу города.
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
  Падение с яра.
  28 апреля с яра за Нагорным кладбищем бросился неизвестный человек, который, по словам очевидцев, был пьян. Неизвестный кубарем долетел до воды и опустился головой в воду, на берегу были лишь одни ноги. Его подняли мертвым. До выяснения личности труп неизвестного отправлен в анатомический покой городской больницы.
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
  
29 апреля
  
  Древонасаждение.
  27 апреля комиссия постановила устроить праздник древонасаждения 1 мая. Распорядителем избран А.А. Филимонов. Вчера гор. управой уже приступлено к подготовительным работам.
  ["Жизнь Алтая" N93, 29 апреля 1914 г.]
  
  Просьба о канаве.
  Домовладелец по 2-й Алтайской ул. между Московским и Соборным пер. И.Я. Сотников подал в городскую управу заявление с просьбой провести со 2-й Алтайской улицы за счет города водосточную канаву. В своем заявлении Сотников указывает на то, что жители улицы для того, чтобы защитить свои дворы от уличной воды, сваливают перед дворами много назьма, вследствие чего посреди улицы получается яма с вонючей наземной водой. Далее Сотников пишет, что он обращался в полицейский участок с просьбой запретить свалку назьма, но после его заявления назьма стали валить еще более. Единственным спасением от превращения улицы в вонючую клоаку, по мнению Сотникова, будет водосточная канава и засыпка уже наваленного назьма песком.
  ["Жизнь Алтая" N93, 29 апреля 1914 г.]
  
  Знать, не сладкое житье у учителей церковно-приходских школ. Примером этому может служить следующий случай. На днях к одному из местных полиц. надз. пришел знакомый учитель сельской двухклассной церковно-приходской школы с просьбой указать, каким образом можно попасть в полицейские урядники и к кому за этим следует обратиться. Удивленный полицейский спросил учителя, что последнего заставляет идти из учителей в полицейские урядники. "Голодовать надоело", - был на это лаконический ответ учителя. Это решение созрело у него после нескольких лет службы.
  ["Жизнь Алтая" N93, 29 апреля 1914 г.]
  
  Нанесение ран.
  Городовой 3 участка Новиков был в гостях у Таловского. При уходе домой Новиков, бывший в сильно нетрезвом состоянии, стал вкладывать в кобур ранее вынутый револьвер Нагана и выстрелил. Пуля попала Таловскому в подбородок и вышла в область шеи; кроме того, она задела локоть правой руки сестры Новикова, бывшей тут же. Таловский отправлен в городскую больницу. Положение его тяжелое.
  ["Жизнь Алтая" N93, 29 апреля 1914 г.]
  
  Загадочный случай.
  28 апреля около 6 час. вечера к городской лечебнице была привезена и оставлена молодая женщина, которая, не доезжая до лечебницы, лишилась сознания и очнулась в городской больнице лишь на другой день. Два врача полагают, что есть симптомы отравления, один определяет болезнь как паралич лицевого нерва, а женщина говорит, что она, должно быть, угорела. Полицией производится дознание.
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
  Несчастный случай.
  29 апреля, около 12 час. дня, по Павловской ул. в д. N167 в квартире лесничего К.Н. Турышева 13-летний мальчик А.П. Захаров, играя ружьем и не зная, что оно заряжено, нечаянно выстрелил. Весь заряд дроби попал в голову бывшей тут же прислуге девице Ф.П. Гусевой. Гусева убита наповал. Труп ее отправлен в анатомический покой городской больницы.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  Найденный труп.
  29 апреля при выезде из города на Павловской дороге в песке найден неизвестно кем брошенный разложившийся труп младенца. Ввиду того, что трупик разложился сильно, по наружному осмотру его определить пол нельзя.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение суток 29 апреля воды в р. Оби прибыло на четыре сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,58 саж.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  
30 апреля
  
  Приказ г. Томского губернатора
  30 апреля 1914 г. N9
  Утверждается в звании почетного блюстителя барнаульских городских приходских училищ 1) Александровского двухклассного женского - коллежский советник Всеволод Евгеньевич Моравский, 2) четвертого женского - Степан Ильич Зудилов. 3) пятого женского - Евгений Петрович Малиновский и 4) одиннадцатого, двенадцатого и тринадцатого - смешанных - жена инженер-технолога Елизавета Ивановна Федулова.
  ["Томские губернские ведомости" N35, 11 мая 1914 г.]
  
  Праздник древонасаждения.
  Завтра устраивается для учащихся праздник древонасаждения. К пунктам, где предположено древонасаждение, управа командировала техника управы П.Ф. Филатова, на которого возложена обязанность заготовить ямы и саженцы. В 9:30 час. утра учащиеся и учащие должны собраться в школы, откуда идти на Московский проспект к Александро-Невской часовне, где в 10 час. утра будет отслужен молебен. После молебна учащиеся, расставленные по колоннам, отправятся к пунктам древонасаждения, которые заранее будут указаны управой. Посадка деревьев будет произведена учащимися под наблюдением учащих. Во время посадки учителя пения с учащимися должны разнообразить посадку исполнением школьных песен. После посадки учащимся будет предложена закуска и чай. Учителя пения распределены следующим образом: С.В. Шаронов в нагорное 2-хклассное училище, Д.К. Головко в Нагорную школу Школьного общества, В.Н. Корольков в Николаевское училище около рощи, М.Л. Рябинин в зайчанскую школу Школьного общества, А.А. Филимонов в зайчанское 18-е городское училище.
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
 []
Александро-Невская часовня на Московском проспекте
  
  Загромождение.
  Речка Барнаулка положительно загромождена плотами Алтайского округа, вследствие чего по Барнаулке нельзя проехать на лодках к главной базарной площади. Между тем обыкновенно этим путем во время большого подъема воды из близлежащих заобских деревень крестьяне на лодках привозят на базар продукты первой необходимости. Теперь же, благодаря загромождению р. Барнаулки, крестьяне принуждены останавливаться у устья Барнаулки, где у них все привозимое большей частью покупается прасолами, а последние перепродают потребителю. Кроме того, когда плоты протягиваются на канатах, проезд через мосты также затрудняется.
  ["Жизнь Алтая" N94, 30 апреля 1914 г.]
  
  Утонувший.
  30 апреля около 12 ч. дня мещане Василий Феоктистов и Евтихий Шевелев везли на лодке через Балдин дрова. Почти на самой середине реки ветром лодку перевернуло, и Феоктистов с Шевелевым стали тонуть. На их крики о помощи выехал в лодке бакенщик Доронин с женой. Феоктистова удалось вытащить в лодку живым. Шевелев же, хотя его и поймали на поверхности воды, был уже мертв. На поверхности он удержался благодаря одежде. Ему 80 лет.
  ["Жизнь Алтая" N96, 2 мая 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Настоящим прошу Вас отметить в Вашей газете следующее. У базарного заводского моста лесопильным заводом Кабинета ежегодно выгружается приплавленный лес. С 25 сего апреля также начали вывозку бревен во дворе лесопилки, причем работой занято большое количество людей и лошадей. Река Барнаулка с обеих сторон загромождается лошадьми с бревнами, проезд и проход для публики бывает часто почти невозможен. Особенно невозможна висящая в воздухе "отборная ругань" возчиков, проходящим через мост женщинам и детям, учащимся в школах, приходится выжидать свободного прохода и слушать всю "прелесть красноречия".
  Не мешало бы все это устранить, иначе такое явление будет продолжаться все время работ, приблизительно до июня.
  Примите уверение и проч.
  К. Балакин
  Барнаул, 30 апреля 1914 г.
  ["Жизнь Алтая" N97, 3 мая 1914 г.]
 []
Барнаульский лесопильный завод
  
  В соединенном заседании финансовой и ревизионной комиссии.
  30 апреля на обсуждение был поставлен вопрос о назначении займа, разрешенного на постройку торговых корпусов. Комиссии остановились на постройке дополнительных корпусов на городском месте на углу Московского проспекта и улицы Л. Толстого, находя, что это место самое центральное и наиболее доходное.
 []
Ул. Льва Толстого на пересечении с Московским проспектом
  Существующее здание городской управы решено не перестраивать, так, как нижний этаж его возможно сделать высотою до 5 саж. и приспособить для помещения нескольких небольших магазинов. Постройка же совершенно нового корпуса, по мнению комиссии, не даст выгод, оправдывающих излишние затраты. Затем предположено построить по новому плану корпус от существующего здания до границ усадьбы Сухова, нижний этаж которого также должен быть предназначен под торговые помещения и под аптеку, а верхний этаж предназначается для расширения помещений городской управы. Кроме того, комиссии нашли не обходимым построить второй этаж над частью магазина Яковлева и Полякова и соединить его с помещением городской управы. По приблизительному подсчету, новая постройка корпусов и приспособление старого обойдется около 90 тысяч руб.
  Далее комиссии пришли к решению строить торговый корпус стоимостью около 80 тысяч руб. на базарной площади против мест Волкова фасадом на базарную площадь. Корпус будет помещаться на месте 2-го и 3-го торговых рядов. Остальную сумму займа, приблизительно около 100 тыс. руб., решено употребить на постройку торгового корпуса на месте по Соборному пер. между Павловской и Бийской ул. Подвальные и нижние этажи решено использовать под торговые помещения, а верхний этаж - под учреждения или гостиницу. Решено просить городского архитектора к следующему заседанию составить на основами вышеизложенных постановлений эскизные чертежи построек.
  ["Жизнь Алтая" N98, 4 мая 1914 г.]
  
  В апреле месяце цены на барнаульском рынке следующие: мука-крупчатка - 1 руб. 90 коп. за пуд, мясо 1-й сорт - 5 руб. 20 коп. - 5 руб. 50 коп. пуд, осетрина - 16-22 руб. пуд, масло скоромное - 14-15 руб. пуд.
  Заработки в Барнауле: чернорабочий пеший - 0,9-1,1 руб. в день, с конем - 1,5-1,6 руб., плотник - 1,1 1,5 руб., столяр - 1,3-1,6 руб., слесарь - 1,5-1,8 руб., землекоп - 1,1-1,2 руб.
  
  
МАЙ
1914
  
  
1 мая
  
  "Жизнь Алтая" пишет, что в кругах, близких к томской губернской администрации, в настоящее время циркулирует слух, что разделение Томской губернии на Томскую и Алтайскую возможно с 1 июля текущего года. Если же, за недостатком каких-либо сведений, разделить с 1 июля не представится возможным, то разделение произойдет с 1 января 1915 года.
  ["Утро Сибири" N94, 1 мая 1914 г.]
  
  Праздник древонасаждения.
  Управой по независящим от нее обстоятельствам перенесен с 1 на 4 мая. Молебен будет отслужен не в 10, как предполагалось, а в 12 час. дня. Управой предположено произвести посадку в числе других мест на бульварах между Павловской и Бердской ул.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  К постройке Алтайской жел. дор.
  В настоящее время приступлено к работам по всей линии Алтайской дороги.
  Работы будут вестись с большей интенсивностью, чем в минувшем году, с расчетом к осени текущего года открыть временное грузовое и пассажирское движение между Новониколаевском и Бийском.
  Весенние воды серьезных повреждений насыпям и др. сооружениям Алтайской железной дороги не причинили. Что касается мелких повреждений, то таковые исправляются и почти все уже устранены.
  Постройка кессонного моста через Чумыш сдана подрядчику Протасовичу, который с своей стороны вошел в соглашение с подрядчиком обского моста инженером Кнорре, уступив последнему работы по опусканию кессонов.
 []
Инженер Е.К. Кнорре
  Материалы для чумышского моста заготовлены и в ближайшем времени ожидается прибытие к месту работ воздуходувных машин, которые инженером Кнорре уже отправлены на баржах из Барнаула.
  До сих пор вести баржи по Чумышу было невозможно благодаря сильному течению, с которым невозможно справиться буксирному пароходу.
  Подрядчиком Алтайской дороги г. Алейниковым, производящим работы по засыпке Гляденской протоки, приобретены буксирный пароход и баржи для перевозки его грузов.
  Допускается предположение, что услугами Алейникова воспользуются многие подрядчики Алтайской дороги, в смысле перевозки на его баржах разных строительных грузов.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  Городское благоустройство.
  По обязательному постановлению думы, домовладельцы обязаны за свой счет содержать в исправности улицы, каждый до середины улицы, а где есть бульвары, то до бульваров. Но это постановление, видимо, игнорируется не только малозажиточными жителями более отдаленных от центра улиц, но и солидными фирмами, как, например, торговым домом "И.И. Федулов и с-ья". По Московскому проспекту усадьба между Пушкинской и Петропавловской ул. принадлежит торговому дому. Переулок против этой усадьбы находится в самом плачевном состоянии: стоит непролазная грязь, образовались большие выбоины. Приходилось наблюдать, как крестьяне, доезжая до упомянутого квартала, впрягали в нагруженные воза по паре лошадей и таким образом перевозили нагруженные телеги до другого, более исправного квартала.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  Просьба торговцев.
  Торговцы, взявшие места на меже Богородской церкви, ввиду явившегося опасения, что они судом могут быть удалены с занимаемых мест ранее трехлетнего срока и что городская дума за это удаление сняла с себя всякую ответственность и не гарантирует торговцев от удаления, обратились в городскую думу с просьбой назначить новые торги на места на базарной площади, так как они поставлены в безвыходное положение: с одной стороны, их могут согнать с мест ранее трехлетнего срока, а с другой - все более ценные торговые места уже разобраны.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  По поводу заметки в отделе хроники предыдущего N93 о том, что учителю церк.-прих. школы "не сладкое житье", "голодовать надоело", считаю долгом сообщить, что по Барнаульскому уезду в настоящее время учащие (учителя и учительницы) получают годовое жалованье в таком размере: 16 человек по 420 руб., 268 по 360 руб. и 82 по 300 руб. Менее 300 руб. никто не получает. Около трети пользуются готовой квартирой, отоплением и прислугой. Отдых от учебных занятий все учащие имеют, кроме рождественских и пасхальных каникул, в летнее время, по сельским школам - с 1 мая по 15 сентября. Кому что "слаще": учительство или служба урядником.
  Барнаульский уездный наблюдатель.
  ["Жизнь Алтая" N95, 1 мая 1914 г.]
  
  
2 мая
  
  Вниманию общества.
  Уже не раз приходилось подчеркивать, что одной из основных причин тех зол, какие мы наблюдаем в жизни (проституция, преступность и пр.), является тот общественно-экономический уклад, который создается нами же самими. Общественное неравенство: богатство и обеспеченность у одних, бедность и опасения за завтрашний день у других - вот характеристический момент современной жизни. И когда мы сталкиваемся с явлением подкидывания детей, то и тут, вдумываясь в его причины, мы приходим к тому же результату, а именно, что на нас самих лежит ответственность за это постоянное и всюду наблюдаемое явление. Мы должны сами измениться, должны быть радикально реформированы условия обществен ной жизни, чтобы можно было совершенно избавиться от этого зла.
  Следует ли отсюда, чтобы мы сидели сложа руки, ничего не делая и хладнокровно относясь к бедным подкидышам, этим детям нищеты, выбрасываемым безжалостной судьбой за борт нормальной человеческой жизни к не знающим материнской любви, ухода, ласки?
  Нет, ни в каком случае. Приходится ограничиться тем, что можно сейчас же сделать, а не ждать у моря погоды.
  Работа барнаульского "Общества попечения о подкинутых детях", существующего уже пять лет и не покладающего рук в деле помощи несчастным подкидышам - незаметна; это дело маленькое, скромное, но все же дело, за которое мы должны быть ему от души признательны.
  И нравственный долг каждого чуткого, совестливого человека - внести свою лепту участия в это благое дело. Мы обращаемся к чувству и разуму читателей и надеемся, что на наш призыв откликнутся самые широкие круги.
  Сегодня в электротеатре "Мир" "Обществом попечения о подкинутых детях" организуются сеансы кинематографа.
  Идите к помогите малым сим!..
  Член общества К.
  ["Жизнь Алтая" N96, 2 мая 1914 г.]
  
  Самовольное открытие стоянки.
  Городская управа предписала всем старостам извозчичьих бирж, чтоб извозчики ни в коем случае не устраивали стоянки по Конюшенному пер. на углу 3-й Алтайской улицы, где думой биржа не предусмотрена. В заключение управа пишет, что не исполняющие этого предписания будут привлекаться к ответственности. Устройство самовольной биржи, видимо, вызвано тем обстоятельством, что около указанного пункта расположено много домов терпимости.
  ["Жизнь Алтая" N96, 2 мая 1914 г.]
  
  Заявление об изнасиловании.
  17-летняя девица Ч-ва заявила полицейскому надзирателю 4 участка, что 30 апреля, около 10 час. вечера, с Пушкинской ул. ее провожал домой на гору ее знакомый З.Н. Казаков, который, дойдя с ней до лестницы на Нагорное кладбище, произвел над ней насилие. Полиц. надз. 4 участ. производится дознание. Казаков арестован.
  ["Жизнь Алтая" N96, 2 мая 1914 г.]
  
  От Алтайского общество естествоиспытателей и врачей
  (Письмо в редакцию)
  В заседании барнаульской городской думы 1 апреля с. г. при рассмотрении вопроса о приняли мер против распространения оспы и скарлатины имели место следующие суждения о деятельности местных врачей.
  Было заявлено, что рабочий, проживающий на 10-й Алтайской ул., обращался к девяти врачам с просьбой навестить больного ребенка, причем троих из врачей не оказалось дома, шесть врачей отказались и только десятый согласился поехать. Г-н Лесневский сказал на это, что, если врач отказывается ехать к больному, то он совершает преступление, и такие случаи необходимо предавать гласности. Один из гласных сообщил, что он рано утром попросил к себе соседнего врача, - врач потребовал извозчика, хотя извозчика трудно было найти; в заключение гласный выразился приблизительно так: "И это при условии, что врач знал о том, что ему будет заплачено, а с бедняком врач и разговаривать не станет".
  По поводу этих суждений общество врачей находит необходимым заявить, что случаи отказа врачей ехать к больному неизбежно бывают, но в этом повинны не врачи; они по долгу совести исполняют свои обязанности, а имеющие место отказы при вызовах к больным нисколько не нарушают требований закона и врачебной этики, обуславливаясь многими обстоятельствами, не позволяющими врачу исполнить свой долг - являться к больному немедленно. Во всяком случае, решительное заявление г-на Лесневского о том, что врач, отказываясь ехать к больному, совершает преступление, не должно было бы иметь места.
  Возмущение гласного по поводу вполне понятного требования врачом извозчика для проезда к больному нельзя не назвать странным. Что же касается его замечания: "А с бедняком врач и разговаривать не станет" - то, оставляя это заявление на совести сказавшего, входить в дальнейшее обсуждение этих слов общество врачей считает ниже своего достоинства.
  Вышеуказанными суждениями в заседании городской думы затронуты наболевшие вопросы о необеспеченности медицинской помощью населения окраин города и затруднительности вызова врача в ночное время, - вопросы, настоятельно требующие своего практического разрешения.
  Общество врачей высказывает пожелание, чтобы в Барнауле для окраин города - отдаленных Алтайских улиц и Нагорной части - были приглашены городским самоуправлением участковые врачи, которые должны будут оказывать помощь и иметь место жительства в пределах порученных их ведению районов. Только при осуществлении этого пожелания жители окраин будут надлежаще обеспечены медицинской помощью.
  Что же касается вызова врача в ночное время, то практически этот вопрос разрешается учреждением ночных дежурств врачей.
  Такие дежурства могут быть организованы Алтайским обществом врачей, но при условии материальной поддержки со стороны городского самоуправления. Если в этом вопросе городская дума пойдет навстречу пожеланиям общества врачей, то жители города будут обеспечены доступной и скорой медицинской помощью в ночное время.
  Председатель Алтайского общества естествоиспытателей и врачей Смирнов.
  Секретарь Велижанин.
  ["Жизнь Алтая" N96, 2 мая 1914 г.]
  
  Больной вопрос
  (По поводу письма в редакцию)
  Хотя письмо общества естествоиспытателей и врачей направлено не против автора отчета, напечатанного в нашей газете, а против лиц, принимавших участие в обсуждении затронутого вопроса в заседании городской думы, но редакция не считает возможным обойти его молчанием.
  Нас в данном случае нисколько удивляет слишком обидчивый и слишком категорически тон письма, не согласующийся с фактами действительности. Правление, видимо, возмущено выпадами одного оратора против отдельных членов врачебной корпорации и хочет всех их, словно жен цезарей, поставить вне подозрения. Оно находит даже "ниже своего достоинства" обсуждать его слова, будто "с бедняком врач и разговаривать не станет". А между тем, нам кажется, эти слова и требовали бы особого к себе внимания. Мы не можем, конечно, требовать от врача подвижничества. Врач - такой же человек, и его работе уже самой физической усталостью поставлены известные пределы. Не может общество смотреть на врачей и как на обязательных бессребреников, ибо гонорар - источник их существования, и всякий труд должен нормально вознаграждаться. Но, не требуя подвижничества и идеального бескорыстия, общество в праве ограждать и свои собственные интересы в деле защиты жизни и здоровья, может настаивать на известной норме, переход за которую превращает врачебную профессию в дело наживы.
  И мы вправе задать себе вопрос: все ли в этом отношении стоит так благополучно, чтоб возмущаться простой попыткой вызвать сомнение в достодолжной этике отдельных врачей? Неужели сами врачи не знают, что иногда в приемных докторов докторский совет превращается в постыдный и требовательный торг из-за гонорара? Неужели им неизвестно, что иногда отдельные врачи отказывают в помощи совершенному бедняку, только потому, что не могут рассчитывать на получение вознаграждения, что они иногда проявляют отсутствие той простой человечности, которая обязательна для всякого человека и которая заставляет, напр., случайного прохожего заступиться за избиваемого, хотя бы и с риском для себя, дать добрый совет обращающемуся к вам в трудном случае, вынуждает иногда идти и на прямую материальную жертву?
  И если этого не знают врачи, то много могли бы рассказать им интересного в этом отношении мы, обыватели.
  Как назвать врача, который за простую минутную операцию гланд требует вознаграждение в 25 рублей, и не означает ли оценка им своего труда полного отказа в помощи для тех, кто такой суммой не располагает? А ведь это было, и другой врач за эту же операцию взял всего три рубля! Не так давно один из врачей дал совет приехавшей к нему с пораненной иголкою рукой женщине отправиться к другому врачу-специалисту и за это "сообщение адреса" потребовал гонорара. Он не удовлетворился 50 коп. и потребовал рубль, а когда ему дали рубль, то он и 50 коп. оставил у себя, получив таким образом за отказ от лечения 1 р. 50 к. И это было сделано с бедным человеком.
  Подобных фактов можно было бы при желании привести много.
  Без сомнения, корпорация в полном составе но подлежит подобным обвинениям, но поступки отдельных врачей обиженный и оскорбленный обыватель как-то невольно переносить на всех, раз не видит с их стороны нравственного давления на отдельных, компрометирующих всю среду членов.
  У каждой профессии есть своя профессиональная этика, которую люди с высоко развитым нравственным профессиональным сознанием чутко оберегают, создавая в нужных случаях даже суды чести. Общество ест. и врачей удовлетворилось в данном случае выражением одной обидчивости, не попытавшись даже проверить обвинение и, если бы оно оправдалось, нравственно покарать виновного. Эго ниже его достоинства... Кто же в таком случай виноват, если растут неблагоприятные слухи, увеличиваются, достигают иногда гиперболических размеров, и жертвой слухов оказываются ни в чем не повинные люди.
  Письмо правления дало нам повод высказаться по очень и очень больному вопросу, о котором давно бы следовало поговорить, и мы в данном случае очень благодарны ему за "инициативу". Что же касается до второй, практической части письма, то редакция может только присоединиться к пожеланию общества.
  ["Жизнь Алтая" N96, 2 мая 1914 г.]
  
  Кража.
  В ночь на 2 мая из склада конторы Фидлер по Большой Олонской ул. неизвестно кем похищено 9 бочонков сливочного масла на сумму около 400 руб. В эту же ночь на берегу Барнаулки у Куртукова неизвестно кем похищена лодка, стоимостью в 25 руб. Полагают, что на этой лодке увезено похищенное масло. Полицией приняты меры к розыску масла.
  ["Жизнь Алтая" N97, 3 мая 1914 г.]
  
  Алтай накануне падения крепостного права.
  "Сиб. архив", N3-4.
  Центром административной и культурной жизни Алтайского округа был г. Барнаул, в котором лет 50 тому назад насчитывалось более 20 тысяч жителей. Главным административным учреждением в Барнауле было горное управление с сотнями крупных и мелких чиновников, во главе с начальником всех алтайских заводов.
  До падения крепостного права жизнь на Алтае била ключом, и все чиновники горного ведомства жили на широкую ногу: имели свои дома, обставленные в барском вкусе, кровных лошадей, хорошую упряжи и экипажи, и даровую прислугу из числа заводских рабочих.
  Крестьяне Алтайского округа были крепостными и принадлежали Кабинету Его Величества, а потому назывались кабинетскими и в то де время - подзаводскими. Они платили в пользу Кабинета оброку по 6 рублей с души и, кроме того, обязаны были поставлять, по раскладке, для кабинетских заводов и рудников различные материалы: руду, уголь, разного рода лесной материал из кабинетских лесов и пр. Ежегодно горное управление составляло смету с указанием, с какой волости и селения сколько следует разного рода материалов для заводов и рудников, и им же производилась раскладка на ревизские души, но исполнение этих работ на большую половину крестьяне сдавали подрядчикам, по указанию горного начальства. Крестьяне не освобождались от отбывания воинской повинности и по особому набору должны были доставлять людей для личных работ на заводах и рудниках на 20-летний срок службы. Эти "служивые" назывались мастеровыми и распределялись горным начальством на разные должности: заводских и подторжных рабочих, нарядчиков, сторожей, конюхов, пастухов и для горных чиновников - дворников, кучеров, лакеев и проч. По усмотрению горного начальства, некоторые из мастеровых назначались на урочные работы в рудниках, куренях и лесосеках. И тогда назывались "урочниками". Положение "урочника" было более выгодным, так как назначенную годовую работу - "урок" - он мог выполнить раньше года, а остальное время жить дома; также не возбранялось выполнить "урок" при помощи найма. Урочниками могли быть только мастеровые из числа зажиточных, так как эта служба была на откупу, а бедняк служил там, куда его посылала сильная рука.
  По доставке на заводы и рудники разных материалов крестьяне могли нанять подрядчика, которым могло быть только лицо по выбору и указанию горного начальника; оно же определяло плату подрядчику, оставляя за крестьянами только право платить деньги, по предъявлении им квитанции от управления в доставке того или иного материала.
  Большинство из этих квитанций было фиктивно, так как доставка материала по новой смете всегда поглощалась с избытком старой. Этот избыток материалов (руды, угля, огнеупорной глины, леса и проч.) выражался иногда в виде целых холмов, которые заносились сыпучими песками и землей. Такие запасы были в Гавриловском сереброплавильном заводе, Салаирском руднике и упраздненном Томском чугунолитейном заводе.
  Одним из подрядчиков по Уксунайской волости Алтайского округа был Ашпин. Вместе с управителем (наподобие теперешних крестьянских начальников) Гуторевичем, а позднее Паутовым, ездил на обывательских лошадях собирать деньги с крестьян на заводские работы. Стоном стонала деревня, куда появлялся Ашпин... Тащили крестьяне все к кулаку, что можно было продать, и спускали за бесценок, лишь бы выкупить квитанцию. Плохо приходилось неплательщику: драли его, по выражению крестьян, как "сидорову козу", благо что недостатка в розгах не ощущалось, так как за Ашпиным и управителем ехал волостной голова, а за ним - воз березовых лоз...
  Непосредственно бытом крестьян ведала волость, хозяином которой номинально был волостной голова, а фактически - волостной писарь, который сумел так поставить себя, что сами хозяева - волостной голова и староста - его боялись.
  Писарем в то время был некто Сидор Федорович Сорокин. Редко посещал он волостное правление, а любил больше вершить дела дома: меньше глаз - меньше разговору, а к тому же был большой охотник выпить и редкий день не бывал пьян. С такими порядками крестьяне свыклись и вершили маловажные дела в волости с его помощником Зыковым за бутылкой откупного, а с более важными делами шли к писарю на квартиру.
  Редкий мужик осмеливался войти к писарю без доклада. И Боде упаси попасть к нему не в урочный час, да еще с пустыми руками! В таких случаях каждое дело разрешалось просто: подзатыльниками и тумаками...
  Знали крестьяне крутой нрав Сидора Федоровича и не показывались к нему, когда он был в нехорошем расположении духа, а тем более - без "гостинцев". Докладчиком при писаре состоял его племянник Александр, полуидиот. У него-то крестьяне и спрашивали, в каком настроении Сидор Федорович.
  Если в хорошем - начинался прием просителей.
  При входе в кабинет каждый считал долгом для "первого знакомства" положить на стол "красненькую". Ласковым сразу делается Сидор Федорович и любезно расспрашивает мужика о его нужде.
  - Ну, очень порядочно. Что скажешь хорошего? Чем могу помочь тебе?
  И вопрос быстро разрешался в пользу просителя, а если еще при этом была особая награда за "труды", то благодарный Сидор Федорович угощал просителя вином и сам с ним выпивал.
  У Сидора Федоровича была жена Катерина Трофимовна, большая охотница выпить травничку, и частенько напивалась допьяна. Подвязывала она тогда челюсть платком и объясняла свое состояние невыносимою зубною болью. Катерина Трофимовна была хорошей помощницей своему мужу. В то время, как Сидор Федорович обделывал свои дела в кабинете, Катерина Трофимовна с десятским на обывательских лошадях ездила из деревни в деревню (а их в волости было до 30) и собирала с крестьян всем, чем богата деревня. Хитры эти деревенские бабы! Знали они от своих мужей о крутом нраве Сидора Федоровича и, желая задобрить его, чтоб он был поласковее с их мужьями, тащили Катерине Трофимовне и лен, и холст, и яйца, и масло, и хлеб, и мед, и птицу, и рыбу, и прочее. Наперерыв приглашали бабы Катерину Трофимовну к себе в избу и угощали и чаем, и винцом. Такие нашествия писарши были по нескольку раз в год. После писарши ехала за сбором помощница и также не бывала обижена крестьянами, так как и помощник писаря был человек "нужный" для крестьян.
  Много времени прошло с тез пор, многое изменилось... Прости, старина! Лихом помянул, но ведь лихо жилось...
  И.П. Савинский
  ["Утро Сибири" N95, 2 мая 1914 г.]
  
  
3 мая
  
  К постройке Алтайской железной дороги.
  В настоящее время приступлено к работам по всей линии Алтайской дороги.
  Работы будут вестись с большей интенсивностью, чем в минувшем году, с расчетом, как сообщает "Алтайское дело", к осени текущего года открыть временное грузовое и пассажирское движение между Новониколаевском и Бийском.
  Весенние воды серьезных повреждений насыпям и другим сооружениям Алтайской железной дороги не причинили. Что касается мелких повреждений, то таковые исправляются и почти все уже устранены.
  Кессонные работы на обском мосту у Барнаула закончены, а каменная кладка опор выше кессонов выведена на 2/3 высоты.
  Постройка кессонного моста через Чумыш сдана.
  ["Сибирская жизнь" N95, 6 мая 1914 г.]
  
 []
Строящийся мост через Обь
  
  Губернатором утверждено обязательное постановление думы о не разрешении открытия пивных лавок, торгующих исключительно на вынос, во всем городе, за исключением улицы Льва Толстого от Мостового пер. до Набережной р. Оби и по Бердской ул. от Московского до Мостового переулка.
  ["Жизнь Алтая" N97, 3 мая 1914 г.]
  
  Запрещение игры в футбол.
  С наступлением теплого времени по Павловской ул. на Соляной площади ежедневно по вечерам устраивалась игра в футбол. Как у нас уже отмечалось, играли большею частью учащиеся средне-учебных заведений. На днях по требованию полиции игра эта на площади прекращена. Мотивом к запрещению будто бы послужило то обстоятельство, что мячом пугают лошадей у проезжающих, а также играющие загораживают проезд.
  ["Жизнь Алтая" N97, 3 мая 1914 г.]
  
  Убийство.
  В ночь на 3 мая в Нагорной части города по Алексеевскому пер. у Евграфа Бояркина происходила гулянка. Около 2 часов ночи к Бояркину стал стучаться мещанин Фед. Бахарев. На стук выскочила бывшая у Бояркина крестьянка Ан. Голондухина. Лишь только Голондухина показалась на улицу, Бахарев ударом ножа убил ее наповал. За Голондухиной выскочил Бояркин. Последнего Бахарев ударил ножом в пах. Бояркин тотчас же заскочил в избу и заперся. Бахарев полицейским надзирателем 4-го участка арестован. Бояркин отправлен в городскую больницу, а труп Голондухиной - в анатомический покой больницы.
  ["Жизнь Алтая" N98, 4 мая 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  3 мая местная мещанка девица Аласт. Ник. Тузовская 22 лет в своей квартире отравилась карболовой кислотой. Тузовскую успели допросить о причинах самоубийства, и она заявила, что выпила карболки потому, что надоело жить.
  ["Жизнь Алтая" N99, 6 мая 1914 г.]
  
  В банях Смердина.
  3 мая около 6 час. вечера в одном из номеров обвалилась с потолка штукатурка шириною в 1 аршин и длиною в 1,5 аршина. Бывший в это время в номере учитель случайно спасся от ушиба и отделался внезапным испугом.
  ["Жизнь Алтая" N99, 6 мая 1914 г.]
  
  Из залы окружного суда.
  3 мая Барнаульский окружной суд под председательством Далингера разбирал дело местного торговца барахольного ряда Кудрина, обвиняемого в нанесении своей жене Домне тяжких побоев, повлекших за собой смерть последней. Подсудимому 30 лет.
  Зал суда переполнен публикой.
  По делу фигурируют всего три свидетеля: брат подсудимого, сосед Чуманов и некто Лиханов.
  В своем объяснении подсудимый Кудрин говорит, что летом минувшего 1913 г. из Барнаула он отлучался в Россию и возвратился в Барнаул в августе. Тут однажды ночью он видел, как сосед его Новокрещенов, подойдя к его дому, стал стучаться в стену, видимо, желая кого-то вызвать. Во вторую ночь стук повторился, но уже в стену спальни. Поведение Новокрещенова показалось Кудрину подозрительным и привело его к выводу, что жена его, Домна, изменяет ему. Это подозрение вскоре подтвердилось сообщением соседа Чуманова, который сказал Кудрину, что один раз он видел, как Домна выпустила Новокрещенова в парадную дверь. Придя домой, Кудрин сказал обо всем виденном и слышанном жене, и та призналась, что два раза изменяла ему с Новокрещеновым. Далее подсудимый сознается, что на этот раз он побил свою жену. 3 сентября они втроем - он, его брат и Домна - выехали на охоту. Там, благодаря недосмотру жены, задавилась лошадь. Это послужило поводом к негодованию и раздражению Кудрина, и ожила ревность, обида почувствовалась с особой острой болью, и Кудрин, не отдавая себе отчета, стал бить жену прикладом ружья. В этот же день Домна скончалась.
  Из свидетелей первым допрашивается Лиханов, возница, который вез обоих братьев и Домну с заимки, где у низ задавилась лошадь. Показания этого свидетеля мало вносят в дело чего-либо существенного. Он показывает только, что видел, как в пути, в 8 верстах от Барнаула, когда умерла Домна, оба брата с плачем бросились бежать от умершей, но потом снова вернулись.
  - Бегут и ревут, бегут и ревут, - простодушно говорит свидетель, неопределенно разводя руками.
  Приехав в город, все явились в полицейский участок, где Кудрин и заявил, что он убил свою жену. Его арестовали, а свидетель повез умершую в Красный Крест.
  Защитник г. Камов: - Вы видели, как Кудрин бросился в воду? - "Нет, видел только, что К. был в грязи". - А какая глубина ручья, в который он бросился? - "В аршин".
  Председатель: - А утонуть в этом ручье можно? - "Утонуть можно и в кадочке..."
  Свидетель Чуманов подтверждает то, что уже показал подсудимый: он видел, как Домна ночью выпустила Новокрещенова в парадную дверь.
  Свидетель Кудрин, брат подсудимого, показывает, что подсудимый все время, до избиения и после, был "как дикий" и что он после того, как им сообщили, что задавилась лошадь, плакал.
  Председ.: - Почему? - "Жаловался: говорит - на одной неделе и две беды".
  Товарищ прокурора: - Слыхали вы о том, что к Домне кто-то ходит? - "Да". - От кого? - "От соседей". - Сперва он бил Домну или спрашивал? - "Спрашивал". - Что же она сказала? - "Упала перед ним на колени, просила прощения и сказала, что изменяла ему с Новокрещеновым два раза - в первый раз, когда ходила в сад, в другой раз дома".
  Председ.: - Вы вместе живете с братом? - "Да". - Вы замечали, чтобы к Домне кто-либо ходил? - "Нет".
  Защитн.: - Давно женат на Домне ваш брат? - "Сеть лет". - Хорошо они жили, дружно? - "Да". - Не бил он ее раньше? - "Нет".
  Далее выясняется, что в доме Кудрина после смерти Домны найдены фотографическая карточка Новокрещенова и шарф неизвестного. Эти предметы осматриваются сторонами.
  Защитн.: - Почему во второй раз он кончил бить Домну? Устал? - "Не знаю".
  Председ.: - Она просила его, чтобы он ее не бил? - "Да".
  Товар. прок.: - Сколько времени ваш брат был в отлучке? - "Два месяца". - За это время за Домной вы ничего не замечали? - "Нет".
  Защитн.: - Ворота были вымазаны? - "Да". - В отсутствие ваше и брата? - "Да, я был на охоте".
  Товар. прок.: - Домна гуляла в саду с Новокрещеновым? - "Да, гуляла".
  Затем читается протокол судебного медицинского вскрытия и дает свое заключение врач-эксперт.
  по заключению врача, смерть последовала от ударов тупым орудием, каковым в данном случае является ружье, и от чрезмерного раздражения чувствительных нервов. В отдельности эти побои не опасны для жизни, а в совокупности повлекли за собой смерть.
  после перерыва сторонами снова осматриваются вещественные доказательства: ружье, фотогр. карточка и шарф.
  - Чей это шарф? - спрашивает председатель свид. Кудрина.
  - "Не знаю". - Может быть, это шарф покойной? - "Нет".
  председатель объявляет следствие оконченным.
  Начинаются речи сторон.
  Речь товар. прокурора г. Машкевича.
  Обвинитель из показаний свидетелей видит, что супруги жили в дружбе и любви и что в отсутствии подсудимого оказались вымазанными ворота, в этом нельзя еще видеть признак измены супружеской верности: ворота могли быть вымазаны или в насмешку, или из мести. Мысль об измене тяжелым камнем легла на сердце Кудрина и усилилась сообщением Чуманова. Дальше последовало сознание самой Домны. Но это сознание товар. прокурора находит вымученным. Рассматривая вопрос, как подействовало это сознание на подсудимого, товар. прокурора отмечает, что в первый раз он ограничился легкими побоями и убил лишь после вторичного сознания.
  Слезы подсудимого обвинитель называет слезами крокодила, а ревность, по его словам, - чувство поганое и незаконное чувство. Эта ревность и явилась причиной раздражения и, нанося побои, Кудрин не мог совладать с собой. В заключение своей речи товар. прокурора говорит, что подсудимый заслуживает только снисхождения, но не оправдания.
  Речь защитн. пом. прис. пов. г. Камова.
  Защитник рисует уже знакомую картину: приезд Кудрина, вымазанные ворота, стук в стену, зарождение подозрений, ревности и показания Чуманова. И в этом он видит основания к ревности. "Чувство ревности, - продолжает г. Камов, - благородное чувство, дорогое и чистое, ибо там, где любят - там и ревнуют".
  До сообщения Чуманова Кудрин ничего не говорил своей жене, веря ее клятве верности и заповеди: "Не прелюбодействуй!" Но после этого, кроме чувства ревности, явилась обида.
  - В этих слоях общества, - говорит Камов, - чувство нравственности и семейных устоев сильнее, чем в среде чиновников или адвокатов. И это мы должны приветствовать.
  Далее, отвечая на вопрос, выпытано ли сознание и почему Кудрин убил после первого признания, защитник делает сравнение с натянутой струной, сделанной из хорошего материала. В первый раз Кудрин сдержался, лошадь послужила последней каплей, переполнившей чашу терпения. Кудрину казалось, что он самый несчастный человек; он хотел утопиться, но ожил, чтобы совершить предначертанный приговор. Скажут? Можно было бы разойтись. Но кто ручается за себя в подобном случае?
  В заключение защитник просит присяжных заседателей о полном оправдании своего подзащитного.
  Резюме председателя.
  Это преступление председатель относит к типическим случаям нанесения побоев. Побить по неосторожности нельзя: когда бьют, знают, зачем бьют. Далее председатель рассматривает виды побоев: опасные для жизни и не опасные, но тяжкие, просит различать отношения подсудимого к своим действиям. Было ли желание лишить жизни? Нет, не было, но было желание проявить свою грубую силу и избить. При каких обстоятельствах совершилось преступление? Причиной к этому председатель считает ревность. "Но, - говорит он, - если существует заповедь: "Не прелюбодействуй!" - то существует и другая: "Не убий!" С житейской и нравственной точки зрения можно оправдать человека, убивающего свою жену на месте преступления. Подсудимый в первый раз сорвал злобу, но потом, когда в другой раз в душе его поднялось чувство обиды, он снова стал бить и требовать сознания. Затем председатель просит присяжных заседателей серьезно отнестись к вопросу - действовал ли подсудимый сознательно или бессознательно в момент избиения. В том же, что в доме найдена карточка Новокрещенова, председатель не видит оснований подозревать последнего, а шарф мог оказаться принадлежащим случайному знакомому. В заключение председатель полагает, что и оснований подозревать Домну в измене не было.
  После продолжительного совещания присяжные заседатели вынесли подсудимому обвинительный вердикт.
  Приговором суда Кудрин приговорен к лишению прав и отдаче в каторжные работы на 8 лет.
  Причем суд постановил ходатайствовать через министра юстиции перед Государем Императором о смягчении наказания.
  П. Алектор
  ["Жизнь Алтая" N100, 7 мая 1914 г.]
  
  
4 мая
  
  Древонасаждение.
  Сегодняшний школьный праздник древонасаждения начнется в 12 часов молебном, тотчас после которого школы 4, 19, 20 и Николаевская, с половиной оркестра, произведут посадку у Николаевского училища, остальные произведут общую посадку на Московском бульваре, против Бердской ул. Затем все учащиеся разделятся на два отряда, один из которых, произведя посадку у Соборной школы, пойдет на гору, другой - в Заячью.
  ["Жизнь Алтая" N98, 4 мая 1914 г.]
  
  К устройству виадука.
  Начальник 5-го участка Алтайской железной дороги обратился в городскую управу с просьбой доложить думе, не найдет ли последняя возможным устройство виадука по Московскому тракту. Как известно, городская дума высказалась за устройство виадука через линию Алтайской дороги западнее Московского тракта приблизительно на 200 сажен.
  ["Жизнь Алтая" N98, 4 мая 1914 г.]
  
  Испорченная рыба.
  Санитарным врачом Г.В. Орловым совместно с фельдшером Белентьевым при осмотре рыбного базара в лавке бр. Матюхиных обнаружено два бочонка испортившихся сельдей и небольшое количество икры. Сельди и икра залиты керосином.
  ["Жизнь Алтая" N98, 4 мая 1914 г.]
 []
  
  На базаре.
  Вследствие высокого подъема воды в р. Оби из-за реки приезд очень затруднителен. Едут с продуктами на лодках лишь крестьяне прибрежных деревень. Благодаря этому базарная площадь совершенно пустует. Привоз ограничивается картошкой, которая продается по 20 коп. пуд, яйцами - 1 р. 80 к. сотня, зеленым луком. Изредка подвозится мука, овса же привозного на базаре нет. Отсутствие на базаре крестьян отражается и на интересах базарных торговцев, у которых главными покупателями являются приезжие крестьяне.
  ["Жизнь Алтая" N98, 4 мая 1914 г.]
  
  
5 мая
  
  Праздник древонасаждения.
  4 мая городской управой для учащихся городских школ был устроен праздник древонасаждения. К 1:30 дня к Александро-Невской часовне со всех сторон стали сходиться учащиеся городских школ. К 12 часам учащиеся все уже были в сборе. Был отслужен молебен, во время которого пел хор учеников 1-го городского училища под управлением А.А. Филимонова. Нужно отдать последнему справедливость - хор был подготовлен прекрасно. После молебна вся эта масса детворы, пестрея нарядами, разделилась на две половины - в одной девочки, в другой мальчики - и под оркестр музыки двинулась к бульварам, где учащимися была произведена посадка молодых тополей. Посадка деревьев привлекла массу любопытных. И какое это было поистине торжественное зрелище! Дети давали жизнь молодым деревцам-тополям. Какой прекрасный символ: жизнь идет навстречу жизни...
  Окончив посадку на бульварах, часть учащихся направилась к Николаевской школе, где была назначена посадка деревьев, остальные (около 800 человек) разделились на две почти равные части и отправились: одни - в Зайчанскую школу, а другие - в нагорные школы. При этом возник вопрос: с которой группой должен идти оркестр музыки, так как за малочисленностью музыкантов оркестр не мог разделиться надвое. Наконец этот острый вопрос был разрешен в пользу группы, направившейся в нагорную часть города. Посадка была произведена у Соборной церковно-приходской школы, у школ Школьного общества и у вновь выстроенных городских школьных зданий на горе и в Зайчанской части города.
  ["Жизнь Алтая" N99, 6 мая 1914 г.]
  
  К постройке Алтайской железной дороги.
  В настоящее время приступлено к работам по всей линии Алтайской железной дороги. Работы будут вестись с большой интенсивностью, чтобы к осени текущего года открыть временное грузовое и пассажирское движение между Новониколаевском и Бийском.
  ["Утро Сибири" N101, 9 мая 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  5 мая около 7 час. вечера по Бердской ул. в д. N90 в квартире своей жены отравился цианистым калием находящийся на действительной военной службе и прибывший в Барнаул из Томска на побывку Ив. Еф. Деденко, 28-29 лет. Точные причины самоубийства не выяснены. Найденные записки, сделанные на клочках бумаги, также ничего определенного не говорят. В одной он пишет: "Боже, как страшно тяжко, как тоскливо и одиноко", в другой: "Жаль только, жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе". Деденко отбыл 5 лет ссылки в Архангельской губ., несколько раз судился и отбывал наказания по политическим делам.
  ["Жизнь Алтая" N101, 8 мая 1914 г.]
  
  
6 мая
  
  Преследование грабителей.
  Петерб. телеграфное агентство сообщает от 6 мая: при преследовании близ Павловска двух главарей шайки грабителей, недавно напавшей на Алтайскую железнодорожную контору, убит полицейский. Преследуемые скрылись. Выясняется прикосновенность шайки к крупной организации, участвовавшей в грабежах в Баку и Владивостоке.
  ["Жизнь Алтая" N101, 8 мая 1914 г.]
  
  Пойманная карманница.
  По понедельникам в мануфактурных магазинах обыкновенно продаются со скидкой остатки разного товара. На распродажу собирается много женщин. Утром в магазинах положительно бывает давка. Вчера в магазине Второва на базарной площади некоторые женщины не нашли у себя в карманах денег, взятых для покупки остатков. Поднялся шум. В то же время одна карманница Анаст. Анисимова, вытащившая у одной крестьянки 21 р. 50 к., была тут же поймана с поличным. Рассвирепевшие женщины кинулись на карманницу, изорвали на ней кофточку, но ее успел взять от женщин городовой. Анисимова арестована.
  ["Жизнь Алтая" N99, 6 мая 1914 г.]
  
  Переселенческие дела.
  В последнее время главным образом из латышских колоний Канского уезда многие переселенцы, распродав свое имущество, переселились в Барнаульский уезд Томской губернии. В связи с этим томское переселенческое управление доводит теперь до сведения, что в Барнаульском районе свободных долей для переселения не имеется.
  ["Утро Сибири" N98, 6 мая 1914 г.]
  
  К сведению судоходов.
  Томский округ путей сообщения объявляет для всеобщего сведения, что у строящегося в г. Барнауле железнодорожного моста через р. Обь назначаются следующие пролеты: пролет 2-й для паровых судов, как легких, так и с возом, идущих вниз по течению; пролет 3-й для паровых судов, как легких, так и с возом, идущих вверх по течению, и пролет 4-й - для сплавных судов и плотов.
  ["Сибирская жизнь" N95, 6 мая 1914 г.]
  
  
7 мая
  
  Выламывание саженцев.
  Настоящей весной, ввиду истечения срока посадки деревьев, замечается усиленная посадка домовладельцами деревьев, так как за непосадку деревьев полицией составляются протоколы. Вместе с тем возникает вопрос, как бороться с хулиганствующей молодежью, которая, в особенности на окраинах города, выламывает и вырывает деревья тотчас же после посадки. К кому в таких случаях потерпевшие домовладельцы должны обращаться? Ведь домовладелец рискует попасть под протокол, так как полиция будет требовать, чтобы деревья были посажены.
  ["Жизнь Алтая" N100, 7 мая 1914 г.]
  
  Негодное оружие.
  7 мая исправник препроводил в управу еще 42 пришедшие уже в негодность шашки городовых и 36 испортившихся револьверов разных систем. Городских шашек у городовых осталось 25 шт., остальные городовые, по словам исправника, имеют свои шашки.
  ["Жизнь Алтая" N102, 9 мая 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  За сутки 7 мая воды в р. Оби убыло на 4 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,44 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N102, 9 мая 1914 г.]
  
  
9 мая
  
  Открытие детской площадки.
  9 мая в саду Школьного общества состоялось открытие детской площадки. Это был поистине детский праздник. Задолго до начала гуляния со всех концов города к саду стали стекаться группы детей. В 12 часов сад уже громко оглашался звонкими детскими голосами. В 1 час дня все дети, выстроенные парами, с флагами в руках, под марш оркестра двинулись по аллеям зеленеющего сада. Сами устроители, заражаясь детской радостью, были прямо-таки неузнаваемы. Пение, игры и танцы продолжались до 5 часов вечера.
  ["Жизнь Алтая" N104, 13 мая 1914 г.]
  
  Наплыв деревенских женщин.
  За последние дни на улицах города, а в особенности на базаре, можно видеть целые партии деревенских женщин, преимущественно девушек, пришедших большей частью наниматься в прислуги, так как в деревнях они свою работу, т.е. посадку овощей, окончили.
  ["Жизнь Алтая" N102, 9 мая 1914 г.]
  
  Кража в церкви.
  9 мая в церкви женского монастыря местный мещ. М.Е. Злобин поймал у себя в кармане руку крест. В.А. Шадрина, который хотел вытащить у Злобина деньги. Шадрин задержан и привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N103, 10 мая 1914 г.]
  
  
10 мая
  
  На Алт. жел. дор.
  За последнее время на Алтайской железной дороге наблюдается значительное увеличение штатов рабочих. На последних днях в Новониколаевск вновь прибыла партия рабочих, числом около 500 человек.
  ["Жизнь Алтая" N103, 10 мая 1914 г.]
  
  Обычное деревенское.
  Мещанин г. Барнаула Л.Ф. Маслов, проживающий на Лебяжьей заимке, передает на следующее:
  9 мая, когда его дома не было, толпа крестьян напала на его усадьбу и начала ломать городьбу. Вышедшую к ним жену Маслова нападавшие избили. О происшедшем помощником волостного старшины и сельским старостой составлен протокол. По словам Маслова, крестьяне таким путем добиваются, чтобы он, как непричисленный, выселился из Лебяжьей заимки. Маслов говорит, что точно так же поступают общественники и с другими непричисленными.
  ["Жизнь Алтая" N111, 22 мая 1914 г.]
  
  
11 мая
  
  Праздник обществ трезвости.
  Все общества трезвости томской епархии сегодня, 11 мая, совершат богослужения и крестные ходы с проповедями о вреде пьянства. Точно такие же торжества будут устроены и в тех сельских приходах, где еще общества не открыты. В Барнауле, как нам передают, этот праздник ничем не будет ознаменован по той причине, что ни в одном приходе г. Барнаула до сих пор не удалось организовать общества трезвости.
  ["Жизнь Алтая" N103, 10 мая 1914 г.]
  
  Концерты П.Д. Орлова и М.М. Корвин-Коссаковской.
  Артисты П.Д. Орлов и М.М. Корвин-Коссаковская - первые ласточки из мира гастролеров.
  Появлению их в Барнауле предшествовала стоустная молва о том, что оба они выдающиеся певцы, причем г. Орлов во многом не уступает Шаляпину. Подтверждение этих слухов оказалось в распространенных по городу рекламах. В них оповещались все и вся, что рецензенты газет многих больших русских городов удостоверили наличность у г. Орлова феноменального голоса и признали за ним звание создателя типов Демона и Онегина.
  Оправдали ли гастролеры ожидания публики? Нет. Быть может, сказанное в рекламах относится к более или менее далекому прошлому г. Орлова... Мы же нашли теперь у него, правда, прекрасный баритон, огромный диапазон, ровный по тембру, очень гибкий, но лишенный сочности и мощи.
  Г-жа Корвин-Коссаковская обладает небольшим, но очень симпатичным сопрано. Недостатки ее голоса - резковатые верхи и слишком уж слабый нижний регистр, а также неодинаковость тембра в верхнем и среднем регистрах. Недостатки эти, если не вполне, то в значительной степени сглаживались прелестной манерой пения, хорошей дикцией и весьма милой, подкупающей мимикой.
  Высказав свое мнение о голосах артистов, перейдем к краткому отчету о двух их концертах.
  В первом, 10 мая, сначала была поставлена последняя сцена из оперы "Евгений Онегин", а затем дивертисмент.
  Сцена - объяснение возвратившегося из странствования по Европе Онегина (г. Орлов) с уже вышедшей замуж за князя Гремина Татьяной (г-жа Корвин-Коссаковская) - прошла у артистов, можно сказать, образцово. Одно только очень портило впечатление - это невозможно плохой грим артиста, и мы увидели на сцене не того Онегина, каким он представлялся в воображении каждого из нас, а какого-то сильно пожившего, далеко не первой молодости господина. Это был, скорее, князь Гремин...
  Из исполненных в дивертисменте пьес очень слабо и бесцветно была спета г. Орловым ария из оперы "Твигейзер" (муз. Вагнера). Недостаточно мощно звучали у него куплеты о золотом тельце из оперы "Фауст" (муз. Гуно), благодаря, вероятно, тому, что они написаны для баса. Зато баллада "Перед воеводой", "Песнь о блохе" и "Генерал" были спеты превосходно. В них певец показал удивительно выразительную мимику и чудную фразировку. Как видно, такие пьесы - "конек" г. Орлова. Имел успех спетый г-жой Корвин-Коссаковской романс Рахманинова "Полюбила я на печаль свою", спетый с большой прочувствованностью.
  Во втором концерте, 11 мая, два первых отделения заняли сцены из оперы "Демон" - "У монастыря" и "В монастыре". Прошли они еще с большим успехом, чем сцена из Евгения Онегина. Но тут тоже помешал цельности впечатления грим г. Орлова. Он походит, скорее, на Мефистофеля, чем на Демона. Такому Демону вряд ли удалось бы пленить Тамару...
  Концертное отделение (III отделение) прошло весьма бледно. Только романс "Жизнь" (муз. Таскина), исполненный г. Орловым, произвел впечатление; спетая же им ария Руслана "О поле, поле..." холодно была принята слушателями. Исполненная Корвин-Коссаковской народная песня "Ой вы, гусли" очень понравилась. Немногим слабее был спет ею романс "Ночь" Чайковского. Дуэт "У креста" плохо был спет.
  подводя итоги впечатлению от обоих концертов, надо сказать, что, не будь преувеличенной рекламы, гастроли артистов прошли бы, пожалуй, с большим успехом.
  В погоне за "металлом" артисты рискнули успехом и... проиграли: не было ни большого успеха, ни больших сборов. Нельзя также не отметить, что гастролеры не привезли нам нового репертуара. Исполненные ими вещи петы и у нас и... даже запеты. Не мешало бы им предположить, что и в Барнауле найдется, хотя и немного, музыкальной публики, слышавшей эти пьесы в исполнении Шаляпина, Тартакова и Смирнова, действительно создавших типы: Мефистофеля, Онегина и Демона.
  До-ре
  ["Жизнь Алтая" N105, 14 мая 1914 г.]
 []
Оперный артист П.Д. Орлов
  
  Самоубийство.
  11 мая, около 5 час. вечера, по Павловской ул. N21 в сенях своей квартиры на веревке удавился торгующий печеным хлебом крестьянин Карп Лисицын 41 года. Причины самоубийства не выяснены, записок не оставлено; есть предположение, что самоубийство произошло на романтический почве. Покойный до этого два раза покушался на самоубийство таким же способом, но оба раза его успевали вовремя вынуть из петли.
  ["Жизнь Алтая" N104, 13 мая 1914 г.]
  
  "Находка".
  11 мая на Ново-базарной площади по Полковой ул., на неогороженной усадьбе Шепелева, дети во время игры вырыли из песка человеческий скелет. Кости уже обсохли. Найденная тут же коса показывает, что скелет женский. Найден скелет на глубине 4 вершков, но на такую ли глубину был зарыт труп, сказать трудно, так как в этом месте производится разборка песку. Скелет отправлен в анатомический покой городской больницы.
  ["Жизнь Алтая" N106, 15 мая 1914 г.]
  
  
12 мая
  
  Драка.
  12 мая по 5-й Алтайской ул. около дома терпимости Воронецкой И. Сорокиным и К. Аргуновым избит И. Федотов, у которого оказалась проломленной в нескольких местах голова. Полицейским надзирателем 1-го участка Сорокин и Аргунов привлечены к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N105, 14 мая 1914 г.]
  
  Падение дерева.
  12 мая вечером по Бийской ул. из сада начальника Алтайского округа упало на дорогу старое подгнившее дерево, которое загородило улицу до половины. Это уже не первый случай падения деревьев из упомянутого сада.
  ["Жизнь Алтая" N105, 14 мая 1914 г.]
  
  
13 мая
  
  Отмена постановлений городской думы.
  Томское губернское управление сообщило городскому голове, что общее присутствие губернского правления отменило постановление думы об отдаче Союзу сибирских маслодельных артелей в аренду участка земли по Набережной Оби в черте бечевника под устройство ледника и постановление о разрешении братьям Баранбаевым на участке, занимаемом кирпичными сараями на р. Пивоварке, устроить мукомольную мельницу с установкой нефтяного двигателя. Первое постановление отменено на том основании, что необходимо, чтобы предположенный к отдаче в аренду участок бечевника был выделен прибрежным владельцем по соглашению с местным судоходным начальством. Это выделение должно быть представлено на утверждение округа путей сообщения. Это думой не было сделано. Второе постановление отменено потому, что разрешение устройства мукомольных мельниц в компетенцию городского самоуправления не входит.
  ["Жизнь Алтая" N104, 13 мая 1914 г.]
  
  Борьба с нефтяными двигателями.
  Ввиду того, что на Демидовской площади устраивается для общего пользования сквер и детские площадки, городская дума постановила 13 мая обратиться к главному управлению Алтайского округа с просьбой запретить при типографии округа нефтяной двигатель. Если же эта просьба не будет исполнена добровольно, то дума уполномочила управу передать дело в суд.
  ["Жизнь Алтая" N106, 15 мая 1914 г.]
  
  
15 мая
  
  Состояние реки.
  В течение 14 и 15 мая вода в р. Оби убыла на 20 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 1,56 саж.
  ["Жизнь Алтая" N107, 17 мая 1914 г.]
  
  
16 мая
  
  Работа "комиссии".
  16 мая в городской управе было назначено заседание комиссии по благоустройству города совместно с управой. На заседание явился лишь председатель комиссии И.К. Платонов и состав управы, за исключением М.Н. Еремеева. Такое отношение названной комиссии к делам города нами уже отмечалось. Выясненное постановление было решено считать постановлением управы, а не комиссии.
  Обсуждался вопрос о вооружении городовых. Лесневский доложил, что исправник прислал в управу 93 негодных шашки и 28 испорченных револьверов и сообщил, что у городовых осталось 21 шашка и 44 револьвера; при таком вооружении исправник слагает с себя всякую ответственность за могущие произойти беспорядки. Далее Лесневский доложил, что, по счетам управы, револьверов на руках городовых осталось 78 и шашек - 21. Постановлено, ввиду экстренности вопроса, не докладывая думе, поручить М.Н. Еремееву при поездке его в Томск купить там 50 шашек установленного для полиции образца, револьверов же не покупать, так как, по мнению управы, их вполне достаточно. Решено представленные шашки и револьверы осмотреть и не слишком испортившиеся ремонтировать и просить уездного исправника представить подробный счет по вооружению городовых с 14 сентября 1908 г. и по 1 января 1914 г.
  ["Жизнь Алтая" N108, 18 мая 1914 г.]
  
  
17 мая
  
  К вопросу об устройстве трамвая.
  Инициатор устройства в Барнауле электрического трамвая М.Н. Еремеев запросил несколько городов, с населением приблизительно равным г. Барнаулу, в которых работает электрический трамвай, насколько это предприятие себя материально оправдывает и дает ли какую пользу. Из полученных ответов Еремеев делает заключение, что в Барнауле трамвая будет работать успешно и если в первые года не даст большой прибыли, то несомненно, что не даст и убытка.
  ["Жизнь Алтая" N107, 17 мая 1914 г.]
  
  Открытие приюта "Ясли".
  Вчера по Пушкинской ул. на углу 1-го Прудского переулка открыт бесплатный дневной приют для детей, матери которых заняты поденной работой.
  ["Жизнь Алтая" N107, 17 мая 1914 г.]
  
  Село Повалиха, Барн. у. Железная дорога и коровы.
  По деревне Кислухе и почти по селу Повалиха проходит временная ветка строящейся железной дороги. Она отделила село и деревню от пастбищ, и потому, естественно, скот, стремясь на пастбища по старой привычке, должен перейти через насыпь, но тут он часто попадает под колеса паровиков. С начала этой недели паровозами зарезано и изувечено до десяти животных. Администрация дороги предлагает крестьянам загородить ветку в двух сторон. Крестьяне городят, но подумайте, как много крестьянин теряет, бросая пашню в самое жаркое время!
  ["Жизнь Алтая" N107, 17 мая 1914 г.]
  
  Знакомая фигура.
  К московскому градоначальнику поступило два протокола, составленных чинами полиции 22 и 23 апреля по поводу бешеной езды на автомобиле бийского купеческого сына М.М. Сычева.
  Сычев носился по городу в Петровском парке с быстротой не менее 70-ти верст в час и с открытыми глушителями, производя шум, похожий на стрельбу из орудий.
  На предложение полиции закрыть глушители и уменьшить скорость Сычев ответил отказом.
  Градоначальник, ознакомившись с протоколами, решил примерно наказать неистового автомобилиста.
  Сычев подвергнут аресту на 3 месяца.
  решение градоначальника было немедленно направлено к исполнению, и Сычев был арестован.
  Сычев с своим автомобилем известен также и барнаульцам; так, рассказывают, что несколько годов назад он пытался въехать в одну из барнаульских гостиниц.
  ["Жизнь Алтая" N107, 17 мая 1914 г.]
 []
  
  Отравление беленой.
  На одной из улиц Зайчанской части города дети, играя, вместо щавеля наелись листьев белены. Дети отделались лишь рвотой и головной болью.
  ["Жизнь Алтая" N107, 17 мая 1914 г.]
  
  
18 мая
  
  Приезд командующего Омским военным округом.
  Вчера на пароходе в Барнаул приехал командующий Омским военным округом генерал-лейтенант Шмит, который произвел смотр войскам местного гарнизона.
  ["Жизнь Алтая" N108, 18 мая 1914 г.]
  
  Самоубийство ратника ополчения.
  Вчера во время смотра ратников ополчения командующим Омским военным округом ген.-лейт. Шмитом недалеко от тюремного замка один ратник ополчения выскочил из строя, добежал до крыльца д. Волохова и здесь перочинным ножом перерезал себе горло. Через полчаса он умер. Труп его отправлен в анатомический покой городской больницы.
  ["Жизнь Алтая" N108, 18 мая 1914 г.]
  
  Кража.
  В ночь на 18 мая неизвестно кем посредством сделанного коловоротом в стене отверстия из ренскового* погреба Морозова по Соборному пер. между Сузунской и Павловской ул. похищено разного товара на сумму свыше 550 руб.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  * Т.е. винного.
  
  Вынос иконы.
  Сегодня из Петропавловского собора назначен вынос иконы св. Пантелеймона в село Павловское. Икону обыкновенно сопровождает большое количество народа, в особенности из пригородных деревень. В городе уже наблюдается наплыв крестьян с котомками за плечами, как мужчин, так и женщин.
  ["Жизнь Алтая" N108, 18 мая 1914 г.]
  
 []
Петропавловский собор
  
  За допущение малолетних к распитию пива в пивной чинами полиции 1 уч. составлен протокол на сиделицу в пивной на углу Прудского переулка по Томской ул. Кижватову. У нее в пивной захвачены за распитием пива 6-7-летние мальчики.
  ["Жизнь Алтая" N108, 18 мая 1914 г.]
  
  Покушение.
  18 мая И.К. Фищенко встретил на Павловской ул. свою жену, с которой он живет раздельно, и, выхватив нож, кинулся ща ней. Фищенко был обезоружен городовым и доставлен в полицию, где на него составлен протокол о привлечении к ответственности за покушение на убийство.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  Судебный пристав Барнаульского окружного суда по городу Барнаулу С.Ю. Закорюкин, живущий в гор. Барнауле, объявляет, что 15 сентября 1914 года, в 10 час. утра, при Барнаульском окружном суде будет продаваться с публичного торга недвижимое имение, принадлежащее наследникам каинского купца Сергея Венедиктовича Ерофеева - жене его Марии Васильевне и детям Венедикту Сергеевичу и Елене Сергеевне Ерофеевым.
  Имение Ерофеевых находится в городе Барнауле, Томской губернии, по Сузунской улице, на углу Московского переулка, под N65, и заключается в усадебной земле, мерою: по улице Сузунской 13 сажен, по Московскому переулку 20 сажен и вглубь владения по меже к соседу Агееву тоже 20 сажен.
  На этой земле находится деревянный двухэтажный дом, крытый железом, к нему по Сузунской улице пристроено каменное здание для складов, крытое железом. Во дворе кладовые и прочие надворные строения.
  Имение описано на удовлетворение взыскания Натальи Венедиктовны Пятковой 20 000 руб. с процентами и издержками по исполнительному листу Тобольского окружного суда от 7 марта 1912 года за N5926. Имение не заложено. Продаже подлежит в целом составе. Для публичной продажи имение оценено в 20 000 руб. Торг второй, а потому имение может быть продано и ниже оценки.
  Каждый, желающий принять участие в торге, обязан предъявить обеспечение (залог) в размере десятой части оценочной суммы имения.
  ["Томские губернские ведомости" N37, 18 мая 1914 г.]
  
  
19 мая
  
  Хулиганствующее "начальство".
  В ночь на 19 мая разъездом городовых в полицию был доставлен от домов терпимости в пьяном виде помощник начальника тюрьмы Аронов. Аронов, одетый в армяк, с площадной бранью требовал от городовых отдания ему чести. В дежурной комнате Аронов стал осыпать такой же руганью дежурного околоточного надзирателя Ложкина, который по телефону спросил исправника, как поступить с Ароновым. Исправник велел его отпустить, но предварительно составить на него протокол. На Пронова составлен протокол за хулиганство.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  Кончивший самоубийством 17 мая ратник ополчения оказался крестьянином с. Думчевского Барнаульской волости М.Д. Лебедевым, 22 лет. Причины самоубийства не выяснены.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  Новая дачная дорога.
  С понедельника, 19 мая, приступлено к устройству новой дороги, которая пройдет мимо дач Сухова, свящ. Долинина и дальше, параллельно р. Барнаулке, что значительно сократит путь для дачников, ездящих в настоящее время кружным путем, по Михайловской улице. Дорога проводится на ассигнование управления Алтайского округа и на средства заинтересованных дачников.
  ["Жизнь Алтая" N111, 22 мая 1914 г.]
  
  
20 мая
  
  Проезд финляндского ученого.
  На днях через Барнаул проехал Гельсингфорсского университета Г.И. Гранэ и студент того же университета Хильден; они едут на Телецкое озеро для географического исследования как озера, так и реки Бии.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  Возражение исправника.
  Некто А.Е. Максимов обратился в городскую управу с просьбой разрешить ему открыть чайную столовую на 10-й Алтайской ул. в доме Новоселова. По общепринятому правилу, ходатайство это было препровождено на заключение исправника. Последний ответил, что открытие чайной столовой в указанном пункте крайне нежелательно, так как с открытием чайной придется учредить полицейский пост, а это возможно будет только тогда, когда будет увеличен штат городовых.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  О расширении кладбища.
  Председатель кладбищенского попечительства протоиерей А. Заводовский обратился в городскую управу с просьбой расширить кладбище по Московскому проспекту добавлением площади земли с восточной стороны кладбища шириною в 13,5 сажен на протяжении всего кладбища. Просьба мотивирована ростом населения города.
  ["Жизнь Алтая" N109, 20 мая 1914 г.]
  
  Ограбление китайца.
  За последнее время по городу ходит много китайцев-торговцев. 20 мая по Бердской улице в д. N85, в квартиру ямщика Нарбута зашел китаец Тан-Мин Цюан и стал предлагать товар. В квартире была сожительница Нарбута А.П. Фролова. Весь товар у китайца в общем тюке был разделен на 5 небольших тюков: кофты, юбки, шарфы, носки и платки. При свертывании товара Цюан обнаружил, что тюк с кофтами исчез. Разговаривая плохо по-русски, китаец стал просить знаками Фролову вернуть похищенный товар, но Фролова стала выталкивать Цюана на улицу и ударила его клюкой по руке. Выскочив на улицу, китаец обратился к постовому городовому. Последний явился к Нарбуту и хотел от них сообщить о происшедшем в участок, но Фролова не дала говорить по их телефону, и городовой сообщил в участок из транспортной железнодорожной конторы. Явившийся околоточный надзиратель Митягин после долгого обыска нашел украденное у Цюана во дворе во флигеле зарытым в двух местах в подполье на глубине одного аршина. Кофты китайца были завернуты в мокрое белье Фроловой. Во флигеле квартирует Бронников. Фролова и Бронников арестованы.
  ["Жизнь Алтая" N111, 22 мая 1914 г.]
  
  
21 мая
  
  Хищничество.
  Нам передают, что в роще при Полковой церкви (Дунькина роща) окрестными жителями бесцеремонно производится обломка сучьев у деревьев и вязанками уносится по домам. Очевидно, древоистребление у нас более привилось, чем древонасаждение.
  ["Жизнь Алтая" N110, 21 мая 1914 г.]
  
 []
Полковая (Никольская) церковь
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В отделе "Местная хроника" редактируемой вами газеты в N109 за 20 сего мая помещена заметка под заглавием "Хулиганствующее начальство", касающаяся меня.
  Ввиду того, что сообщенные в этой заметке сведения не соответствуют действительности, я, в видах восстановления истины, прошу вас не отказать поместить в ближайшем номере газеты следующее.
  Около 12 час. ночи на 19 сего мая я, возвращаясь с дачи в город на своей лошади, запряженной в дроги, и проезжая Алтайскими улицами, встретил двух всадников, рассмотреть которых за темнотою (ночь была очень темная) не мог. Они ехали срединой улицы. После произнесенного мною громкого слова: "Берегись!" - один из всадников, объехав меня, ударил без всякой причины нагайкой сою лошадь, и тогда я увидал, что имею дело с городовыми, почему потребовал от них назвать свои фамилии, а когда они исполнить это отказались, то я настоял, чтобы они тотчас же со мною явились с полицейское управление. В дежурной комнате полиции меня встретил дежурный надзиратель очень грубо словами: "Кто ты такой?" - возвышал голос, требуя, чтобы я не смел в его присутствии сидеть. Не желая поэтому объясняться с надзирателем, я уехал из полицейского управления, а на действия городовых и надзирателя принес жалобу г. исправнику. Отдания чести я от городовых не требовал и не мог требовать уже по одному тому, что был не в форменной одежде; а также неправдоподобно в заметке и указание на то, что я был в нетрезвом виде.
  Аронов
  ["Жизнь Алтая" N111, 22 мая 1914 г.]
  
  После родов.
  Некая Д.С. Мошкина, 39 лет, не оправившись еще окончательно после родов, 21 мая около 9 час. утра отправилась к водокачке казенного винного склада, на берегу р. Оби, за водой. Набрав в ведра воды, Мошкина хотела идти домой, но от тяжести ведер у нее сделалось сильное маточное кровоизлияние, и она через несколько минут умерла. Мошкина, видимо, не знала, что после родов поднятие хотя бы и небольшой тяжести очень вредно.
  ["Жизнь Алтая" N112, 23 мая 1914 г.]
  
  
22 мая
  
  Мост на запоре.
  Арендатором кабинетской земли канатозаводчиком Голдыревым давным-давно через реку Барнаулку около своего завода выстроен мост. Хотя, как нам известно, в договоре с управлением Алтайского округа не оговорено, что проезд через мост для всех должен быть свободен, однако до прошлого года через него ездили все, кому только это было нужно. Очевидно, за жто управление округа ежегодно отпускало Голдыреву на ремонт моста рублей на пятьдесят лесных материалов. В прошлое лето Голдырев запер мост на замок и, как нам передают, требует за проезд по 10 копеек. Обстоятельство это для многих создало огромное затруднение. Дачники вынуждены проезжать через монастырский мост или ехать другим кружным путем. То же самое должны делать и жители Нагорной части, чтобы попасть, например, в Зайчанскую часть города. Жители Заячьей также поставлены в затруднительное положение.
  Кстати сказать, монастырский мост находится на собственной монастырской земле и, однако, проезд через него для всех свободен.
  ["Жизнь Алтая" N111, 22 мая 1914 г.]
  
 []
  
  Петербургская знаменитость в редакции.
  Что столичные знаменитости избалованы публикой, доходящей в своем преклонении перед ними до идолопоклонства, - общеизвестно. Вознесенный до небес артист ведет себя, как божество, нередко величаво-милостивое, чаще величаво-недоступное, иногда и грозно-разгневанное.
  Третируя и публику, едва заметную для них с их высоты, и тех сподручных служителей искусства, с которыми им приходится иметь дело, они доходят иногда до того, до чего обыкновенный смертный, не окруженный атмосферой хвалы и преклонения, никогда, конечно, не дойдет.
  Шаляпин дошел до рукоприкладства, и только прошлогодний лондонский скандал заставил его несколько опомниться, скандал, о котором с болью и чувством стыда за великого артиста и за самих себя прочли мы, русские, заочно опозоренные перед культурной европейской публикой.
  За знаменитостями тянутся и звезды второй величины. Тон задан.
  с такой знаменитостью пришлось познакомиться нашей редакции в среду 21 мая.
  Событие, героем которого был гастролирующий по Сибири певец П.Д. Орлов, настолько выходит из ряда вон, что я считаю себя обязанным остановить на нем внимание читателей, подробно изложив все предшествовавшие обстоятельства.
  В N105 "Жизни Алтая" наш сотрудник До-ре поместил рецензию на концерты, данные П.Д. Орловым и М.М. Корвин-Коссаковской в Народном доме.
  Рецензент дал сдержанный отзыв, хотя и нашел, что некоторые номера были выполнены "превосходно", "образцово". Указание на некоторые недостатки концертантов, видимо, привели г. Орлова в гневное состояние, и оскорбленный дерзостью провинциального рецензента, осмелившегося судить о петербургских светилах, как подсказывает ему его музыкальный вкус, г. Орлов на обратном пути из Бийска в мое отсутствие занес в редакцию опровержение и потребовал на основании 138 ст. о цензуре и печати, чтоб мы поместили его в ближайшем номере газеты.
  Придя в редакцию и ознакомившись с содержанием письма, я решил требования г. Орлова не выполнять, так как, во-первых, странно претендовать на корректно выраженное мнение, на которое, конечно, имеет право всякий из публики и из нас, пишущей братии, во-вторых, потому, что тон письма был до невозможности грубый и вульгарно бранчивый. О нем дадут достаточное представление те выдержки, которые я привожу:
  "До-ре голословно клевещет", "безграмотный музыкальный разговор До-ре", "рецензенты в смысле В. Дорошевича, которым он советует торговать ваксой, никогда не смели писать обо мне", "вы умышленно лжете, когда уверяете, что я бесцветно пою "Звезду" и "О поле, поле...".
  Достается в его письме и Школьному обществу, о каком-то "возмутительном поступке" которого он упоминает, и публике.
  Грустным разочарованием в последней, так его оценившей, по его же словам, он и заканчивает свое "опровержение":
  "В заключение хочу сказать, что бестактное отношение к артистам с именами не вызывает охоты повторять свои гастроли там, где, казалось бы, так они нужны с просветительной точки. По крайней мере, у меня остается очень тяжелый и печальный осадок от Барнаула, и расстался я с ним с впечатлением далеко не в пользу сибиряков".
  Все это изложено на 7 страницах. Когда г. Орлов пришел в редакцию за ответом, я вполне корректно стал объяснять ему, что не могу поместить его письма, так как рецензент имеет право высказывать свое мнение, и на выраженное мнение претендовать не приходится, а с другой стороны - письмо делают неприемлемым оскорбительные для нашего сотрудника выражения, которыми оно пестрит на каждой странице.
  Это, видно, оказалось неожиданным для г. Орлова: мы для него толпа, удел которой - застывать в немом восхищении, и вдруг эта безгласная толпа заговорила своим языком и отстаивает свое право говорить!
  Происходит такая сцена.
  Г. Орлов вскакивает в бешенстве с дивана и, перекинув трость с одной руки на другую, после нескольких негодующих фраз обращается ко мне с совсем недвусмысленным предупреждением:
  - Да знаете ли вы, г. редактор, что за это других редакторов не раз били и бьют?
  - Что ж, ударьте... попробуйте.
  - О, я драться не хочу, я не дерусь.
  - Чего же вы в данном случае хотите?
  Начинается бессвязный разговор, в котором на мою долю приходятся только попытки вставить свое слово. Упоминается ряд каких-то имен, людей, признавших его, Орлова, выше Шаляпина и написавших о нем в газетах, упоминаются даже "Туркестанские ведомости" или "Туркестанский вестник", где он помещает статьи на экономические и агрономические темы под полной своей фамилией - П. Орлов, и т.д. и т.д., и все это заканчивается требованием вернуть письмо.
  - Этого я не могу сделать.
  Новый взрыв негодования, в котором бесплодно тонут мои попытки объяснить, что раз он хочет жаловаться на непомещение письма инспектору по делам печати, то письмо мне необходимо как оправдательный документ, и я, конечно, из рук своих его не выпущу.
  Я не буду (да это и невозможно) передавать всего, что говорил г. Орлов.
  Такие выражения, как: "Где у вас ум, г. редактор?", "Есть ли у вас ум?", "Да разве вы можете быть редактором?", "Вы ненормальный человек" - заставили меня заявить, что я прекращаю всякий разговор с ним.
  На г. Орлова это не произвело никакого впечатления.
  Жаргон петербургского артистического мира, перенесенный в глушь провинции, вынудил наконец меня к более внушительным мерам.
  - Если вы сами не желаете прекратить разговора, то я вынужден принять меры к его прекращению.
  - Как?! Принять меры?! Да знаете ли вы, что я поднимаю двенадцать пудов, что меня, наконец, всегда револьвер в кармане?
  - Что у вас в кармане, для меня мало интересно, еще менее интересна для меня сила ваших мускулов, я только заявляю, что вынужден принять меры к прекращению разговора.
  Знаменитый баритон демонстративно опускается на стул, грузно сидит на нем и пытается еще что-то сказать насчет психического состояния редактора.
  - Сергей Александрович! Будьте добры позвонить по телефону в полицейское управление...
  Ответный звонок по телефону.
  Он подействовал сильнее, чем доводы от рассудка и призывы к порядочности.
  Мягкими шагами подходит г. Орлов к нашему сотруднику и так же мягко берет у него телефонную трубку:
  - Молодой человек... обойдемся без этого, молодой человек... Это лишнее.
  Наконец уходит, бросив на прощанье:
  - А вы все-аки ненормальный человек, г. редактор.
  ...Часа через полтора приходила еще М.М. Корвин-Коссаковская с специальной миссией "отругать редактора", но его уже не застала...
  Ох ты, редакторское кресло! Скоро уж мы расстанемся с тобой, и я... отдохну...
  Вот весь инцидент, который я счел долгом довести до сведения местной и общесибирской читающей публики, среди которой продолжает свои гастроли г.г. Орлов и Корвин-Коссаковская.
  Обращение к ней заменяет для меня обращение в суд.
  Я не обращаюсь к карающей силе закона, ибо бывают слова, которые не задевают, бывают люди, которые не могут оскорбить вас, несмотря на все свое желание.
  P.S. Копия письма г. Орлова доставлена ему на пароход и засвидетельствована моей подписью и приложением редакционной печати.
  А. Шумиловский
  ["Жизнь Алтая" N112, 23 мая 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 21 и 22 мая воды в реке Оби прибыло на 10 сотых саж.; уровень воды выше зимнего горизонта на 2,03 саж.
  ["Жизнь Алтая" N113, 24 мая 1914 г.]
  
  
23 мая
  
  С Алтайской железной дороги.
  Вот уже идет вторая половина мая, а работы по сооружению Алтайской железной дороги на Барнаульском участке мало подвинулись вперед. Причин такой медленности в работах несколько. Прежде всего, весенние воды значительно повредили путь, уложенный в Гляденском овраге, откуда возят землю. Несмотря на то, что здесь был устроен по одной стороне оврага деревянный водоотвод, он не оправдал своего назначения, и вода, найдя для себя новое русло, сильно размыла путь. После воды препятствием для работ некоторое время был снег, толстым слоем покрывавший один из склонов оврага. Чтобы ускорить таяние этого снега, его пришлось помощью рабочих раскидать. Теплые солнечные дни ускорили процесс таяния снега и осушение выемки. По приведении полотна дороги в надлежащий вид, приступили к вывозке земли. Но главной причиной задержки работ является поздняя высылка в Барнаул подвижного состава, т.е. паровозов и вагонов. Паровозы, заказанные управлением Алтайской железной дороги в Коломенский завод, должны были прибыть в Барнаул к 1 мая. Но завод не выполнил своевременно заказ, и эти паровозы теперь ожидаются здесь только к 15 июня. Не желая задерживать из-а этого работы, управление приобрело с Сибирской дороги несколько старых паровозов, которые в настоящее время находятся в работе на Елбане по ту сторону Оби.
  Подрядчики Алейников и Аверин, приняв работы от Рона, приобрели от него с свою собственность два экскаватора - машины, служащие для рытья и нагрузки земли. Надо видеть работу этого мощного чудовища, чтобы судить о продуктивности его работы. Железная рука этого гиганта легко и уверенно черпает ковшом землю против себя, затем эта же рука с ковшом быстро и вместе с тем плавно отходит в сторону, на мгновение останавливается, и содержимое ковша сыплется на стоящий против вагон-платформу - это 250 пудов земли нагружены менее чем в полминуты. Состав в 15 вагонов грузится около получаса. Это ли не чудо современной техники!
 []
Паровой экскаватор
  До настоящего времени работал только один экскаватор, и два больших паровоза вывозили землю по 12-15 вагонов каждый поезд. Земля эта из верхней части оврага, считая по длине, вывозится вниз и там разгружается, затем разравнивается. Путь в этом месте постепенно поднимают, и уклон оврага в сторону Оби постепенно уменьшается. После достижения требующегося уклона землю будут возить на эстакаду. Эстакада - это деревянный мост, соединяющий начало оврага с первым береговым устоем будущего моста. Высота эстакады около 9 сажен. Из выемки на этот деревянный мост будет продолжен рельсовый путь, по которому будут подаваться вагоны с землей и разгружаться до тех пор, пока эстакада не окажется засыпанной землей и не превратится в насыпь.
  
 []
Деревянная эстакада
  В последние дни из Новониколаевска прибыло много вагонов. С Елбана прибыли 3 больших паровоза.
  На днях будут пущены в ход второй экскаватор и все имеющиеся паровозы, причем для интенсивности работы паровозы и вагоны будут обслуживаться двумя бригадами для производства работ посменно в течение круглых суток. Можно надеяться, что при таких условиях работа очень быстро подвинется вперед.
  ["Жизнь Алтая" N112, 23 мая 1914 г.]
  
  Тухлое мясо.
  Комиссия, в составе помощ. надз. Юшина, санитарного врача Егорова, санитарного врача Орлова и санитарного фельдшера Белентьева, при осмотре мясной лавки А.И. Шеина, по Пушкинской улице. д. N67, обнаружила в лавке около 60 пуд. испортившегося мяса. Мясо залито керосином. На Шеина составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N112, 23 мая 1914 г.]
  
  О постройке торговых корпусов.
  23 мая городская финансовая комиссия высказалась за необходимость, кроме предположенных уже к постройке торговых корпусов на базарной площади, выстроить еще один, стоимостью в 60 000 руб. Новый корпус предположено выстроить в одну линию с торговым рядом, идущим параллельно с рядами Волкова.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Масляный рынок.
  23 мая на местном масляном рынке было в привозе 1714 бочек. Высший сорт 12 р. 40 к., низший 11 р. 85 к. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N113, 24 мая 1914 г.]
  
  
24 мая
  
  Больничная помощь служащим.
  Городская управа, согласно постановлению думы 27 января с.г. обратилась к управлению Алтайской железной дороги, пароходовладельцам и к владельцам разных промышленных заведений, обязанных оказывать больничную помощь своим служащим, с просьбой завести свои больницы для служащих и не посылать их в городскую больницу. Далее управа сообщает, что впредь до открытия означенными учреждениями своих больниц плата за лечение в городской больнице их служащих будет взиматься по 2 руб. в сутки с человека. О своем согласии ли несогласии с этим постановлением думы управа просит владельцев промышленных заведений города уведомить ее.
  ["Жизнь Алтая" N113, 24 мая 1914 г.]
  
  К заметке "Тухлое мясо", помещенной во вчерашнем номере, нас просят отметить, что у торговца Шеина испорченного мяса найдено и вывезено на отвал не 60 пудов, как написано в заметке, а около 200 пудов.
  ["Жизнь Алтая" N113, 24 мая 1914 г.]
  
  "По пути".
  Некто А. К-в в пьяном виде отправился в гости к родственникам, проживающим по Бийской ул., и сам не знает, как попал на гору за кладбище, где на краю обрыва уснул. Во время его сна край обрыва вместе с К-м обвалился. К-в скатился к р. Оби, по счастливой случайности отделавшись легкими ушибами и ссадинами на лице.
  ["Жизнь Алтая" N113, 24 мая 1914 г.]
  
  "Утопленник" в каталажке.
  22 мая на плотах выше Солдатского взвоза были найдены шаровары и фуражка. В последней обнаружена записка и карандаш. В записке написано: "Утопаю. Иван К. Прошу помянуть Ивана К.". Сообщили о такой находке полиции. Началось дознание.
  В этот же день на пароходных пристанях городовым был задержан и отправлен в каталажку в одной рубашке без шаровар местный мещанин Ив. Ив. К. Вчера стали допрашивать, где он оставил шаровары. К. рассказал, что он собирался топиться, влез в воду, вымок и раздумал, "так как еще холодно" (пояснил в заключение он).
  ["Жизнь Алтая" N113, 24 мая 1914 г.]
 []
  
  Разговор со страусом (маленький фельетон).
  Живой страус... Питается питательными и не питательными веществами... Несет яйца весом в шесть фунтов... (Из афиш.)
  После посещения редакции "Жизни Алтая" знаменитым в своем роде баритоном Орловым мы поспешили к живому страусу. Этим мы думали предупредить посещение редакции самим г. Страусом, который "гастролирует" в Барнауле около месяца и о котором писалось только в объявлениях. Явится, думали мы, Страус в редакцию и подбросит одно из снесенных им шестифунтовых яиц, которое величиной будет с добрую бомбу и, во всяком случае, является более опасным, чем револьвер в кармане знаменитого баритона. Этот револьвер угрожал редактору, а страус своим яйцом, начиненным Бог знает какими веществами, мог взорвать всю редакцию. При этом, конечно, мы учли и разницу в темпераментах у г, Орлова и г. живого страуса: Орлов - знаменитость из холодного Петербурга, а живой страус - представитель знойной Африки...
  Итак, мы отправились.
  Признаемся, на душе мы ощущали вполне понятную тревогу: столкнуться лицом к лицу с африканской знаменитостью было и заманчиво, и жутко. Но мы пришли, и Страус сразу очаровал нас любезным приемом.
  После обычных в таких случаях приветствий, Страус заговорил о себе.
  - Я, знаете ли, недоволен отчасти своим положением, - сказал он. - Я никак не ожидал, что попаду в такие руки, и мечтал попасть в переселенческое управление. Ведь вы знаете, что я могу питаться питательными и непитательными веществами. И если бы я попал в переселенческое управление, оно могло бы возить меня по вновь заселяемым переселенческим участкам и доказывать, что в смысле питания годны к заселению даже самые непригодные участки. На них нельзя сеять хлеб, но на них масса пней, корней, коряг, валежнику. Все это непитательно, но при известной способности можно приучить свой желудок и к питанию непитательными веществами. Я бы доказал это на своем собственном примере. А ваши переселенцы, как я узнал, обладают большой способностью приспособляться ко всему.
  - Полезно было бы также, - после небольшой паузы заговорил страус, - демонстрировать меня в постигнутых неурожаем хлебов местностях. Я уверен, что в недалеком будущем выражение "голодный тиф" совсем бы исчезло из русского лексикона. Голодающие привыкли бы, глядя на меня, питаться древесной корой, лебедой и т.д. Право же, это не так трудно...
  Мы спросили у Страуса, как ему понравилась барнаульская публика.
  - Ничего публика. Можно сказать, хорошая.
  - А вот бывший здесь недавно знаменитый баритон Орлов, - начали было мы, но страус не дал нам кончить.
  Он громко закричал что-то на своем африканском наречии, которого, к сожалению, мы не знаем, нервно забегал в своей клетке и затряс ногой. Владелец страуса предупредил нас, что он сильно бьет "передними ногами". Не дожидаясь, пока страус пустит в ход и "задние ноги", которые, как мы поняли из слов владельца, у страуса также имеются, мы сочли за лучшее удалиться.
  Горацио
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  
25 мая
  
  С Алтайской железной дороги.
  Прошел еще только год с начала постройки, но физиономия местности стала неузнаваемой. Широкой лентой тянется полотно дороги, по которому в некоторых местах двигаются неуклюжие рабочие поезда. Намечаются уже и будущие торговые центры. Сюда стекается предприимчивая публика, арендует участки и спешно строится. Так, станция Алей, где еще в прошлом году было пустое поле, растет не по дням, а по часам. Быстро возводятся станционные и частные постройки, открываются лавки, пекарни, имеется лесной склад и появилась даже торговая баня. В расчетах с рабочими, как сообщает "Сибирская жизнь", практикуются ордера, как, например, на 6 участке. Как известно, эта операция очень выгодна для хозяев, весьма невыгодна для рабочих и в печальных ленских событиях сыграла немаловажную роль.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Потерявшийся десятник.
  Десятник по каменной кладке на постройке железнодорожного моста через р. Обь Броцлавский заболел психическим расстройством. Это было замечено другими, и за Броцлавским был устроен надзор. Дня три тому назад Броцлавский в одной рубашке скрылся от надзора, и до сего времени неизвестно, где он находиться.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Пожертвование.
  Недавно скончавшийся в Барнауле бывший чиновник главного управления Алтайского округа Александр Львович Горяев завещал почти весь свой капитал местным учебным заведениям и приюту.
  Завещанные суммы распределяются следующим образом: по 10 тыс. рублей на барнаульское реальное училище, мужскую и женскую гимназии (30 т. р.), 6 тысяч рублей на два городских училища и часть капитала на женский мариинский приют.
  Родственникам Горяев завещал незначительную часть своего капитала.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  К вопросу о водопроводе.
  Заступающий место городского головы М.Н. Еремеев и гласный думы Д.В. Федоров телеграфируют из Томска городскому голове:
  "Водопроводный проект рассматривался профессорами в присутствии инженера Гецена и признан предварительными соображениями, по которым строить нельзя. Профессора предлагают составить задания для разработки предварительного проекта, который ляжет в основу исполнительного, причем, имея в виду рост города, в задании поставить расчеты магистральных труб на восемь гидрантов, хозяйственный расход воды 400 тысяч в сутки. Ценность сооружения возрастет на магистральной линии, если восьмидюймовые трубы по расчетам окажутся малыми.
  Разработка заданий без особой платы. Так как станция потребует много воды, то рекомендуется поставить ее на берегу р. Оби".
  В заключение Федоров и Еремеев просят предложение профессоров обсудить в водопроводной комиссии и о согласии телеграфировать им.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Мост на замке.
  Нами отмечалось, что вследствие закрытия Голдыревского моста переезжать через р. Барнаулку можно лишь по монастырскому мосту. Нам сообщают, что и монастырский мост теперь заперт на замок. Закрытие мостов является большим неудобством для лиц, коим необходимо попасть на заимки ли на дачи за р. Барнаулкой.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
 []
  
  Жалоба.
  Мещанка г. Барнаула Ф.И. Репина жалуется на то, что фельдшер И.С. Песцов третьего дня высчитал из ее заработка 70 коп. за то, что ее муж (давно уже умерший) шесть лет тому назад был у г. Песцова на перевязке и не заплатил за визит потому, что Песцов по неосторожности вместе в перевязкой сорвал у него ноготь. У Репиной четверо малолетних детей, и недодача 70 к. для нее ощутительна.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Тоже торговка.
  Полиции сообщили, что на базаре какая-то плохо одетая женщина ежедневно продает куриц по баснословно дешевой цене - от 10 до 15 коп. за штуку. Неизвестная, назвавшаяся почетной гражданкой А.Н. Аристовой, была задержана вместе с продаваемой курицей. На вопрос, чем она занимается, Аристова ответила, что торгует курицами; на вопрос же о способе приобретения кур Аристова, не смущаясь, пояснила, что ей курицами подают милостыню. О бывшей у нее курице она сказала, что одна барыня подала ей курицу в милостыню в четвертом часу утра. Ввиду того, что в полиции заявлений о краже не было, Аристова отпущена на свободу.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Кража.
  В складе игрушек Самокрутова, помещающимся над магазином бр. Петровых по Московскому проспекту, обнаружена кража игрушек приблизительно на сумму 70-80 р. Ворами оказались мальчики, из которых один, Дмитрий Кожечкин, задержан.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Футурист.
  Барнаул может гордиться: в нем появился футурист. 25 мая, на спектакле в Народном доме присутствовал какой-то субъект, одетый в сшитую из ярко-желтых и ярко-красных полосок длинную рубаху без пояса, на голове - подобие шапки без дна из таких же полосок, брюки, запущенные в смазные сапоги с завороченными голенищами. Он демонстративно разгуливал посередине фойе во время антрактов, но барнаульская публика, очевидно, не доросшая еще до футуризма, не обращала на него внимания. В фойе он вел себя прилично, а когда входил в зал (обязательно во время ходя действия), то что есть силы старался стукать по полу сапогами. Этим стуком, вероятно, он выявлял содержание своего футуристического духа, но шиканье публики останавливало и это выявление, и дебют барнаульского футуриста надо признать неудачным.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  Детское гулянье.
  Сегодня в саду Школьного общества с 12 часов дня устраивается большое детское гуляние с музыкой и танцами. В Народном доме для детей будет поставлена пьеса "Свадьба солнца и весны" Соловьевой.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Открытие паноптикума.
  Сегодня в 10 часов утра в здании цирка открывается музей-паноптикум.
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  Еще о петербургской знаменитости
  (Письмо в редакцию)
  Милостивый государь, господин редактор!
  В 112 номере "Ж. А." Л.И. Шумиловским достаточно охарактеризованы нравственные качества Орлова. Позвольте мне со своей стороны сказать кое-что о коммерческих качествах Орлова, что, по-моему, следует принять к сведению и руководству лицам и учреждениям, имеющим дело с гастролерами, подобными Орлову.
  Орлов сговорился с председателем здешнего школьного общества И.Ф. Носовичем дать два концерта. Ему был гарантирован сбор в 400 р. с концерта, причем он должен был оплатить все расходы по их устройству и заплатить обществу по 5 к. с билета вешалочного сбора и 15 проц. с общей суммы выручки.
  Перед началом первого концерта, после двух звонков, Орлов меня, как устроителя, пригласил за кулисы и заявил, что он (видимо, с Корвин-Коссаковской) поют как артисты, а рассчитываются как коммерсанты.
  - Какое же из этого заключение?
  - А вот сейчас же, пожалуйста, принесите мне сюда 300 р., иначе петь не буду.
  - Но в кассе всего около 400 р., и из этой суммы часть получена за билеты, проданные на второй концерт, а от первого концерта за вычетом расхода едва ли останется 300 р.
  - Мне до этого нет никакого дела, мне подайте 300 р., иначе петь не буду и устрою скандал: выйду и объявлю публике, что Носович подвел меня.
  Не желая затягивать время и так как публика уже волновалась (слышался стук и хлопки), я принес Орлову из кассы 300 р., надеясь расходы по первому концерту покрыть выручкой от второго концерта. На следующий день, перед началом концерта, Орлов, как и в первый день, обратился ко мне с требованием принести из кассы 300 руб., опять угрожая устроить "скандал". На сей раз я не решился сам выдать Орлову просимую сумму и обратился за советом к И.Ф. Носовичу. Последнему я сказал, что если выдать Орлову еще 300 р., то на расходы денег не хватит, и что Орлов сказал мне, что он сейчас деньги возьмет, а после концерта, если на расходы не хватит, рассчитается. На это мне И.Ф. сказал дословно следующее:
  - Ну так что же, выдайте: ведь он не жулик какой-нибудь и, наверное, завтра, поуспокоившись, рассчитается.
  - Что говорить: избалованный артист, не привык к таким сборам; лучше выдать ему сейчас, - заметила стоявшая тут же пианистка г-жа Шнейдер.
  После этого я принес Орлову за кулисы 300 р. Итого Орлов получил 600 р.
  12 мая я явился для расчета в номера, где стоял Орлов. Меня приняла Корвин-Коссаковская. Ей я и представил следующие результаты:
  На оба концерта продано билетов 704 и выручено 686 р. 10 к. Так как Орлов считал, что от двух концертов валовой сбор ему гарантирован в 800 руб., то, хотя таковой не получился, я расчет производил из суммы 800 р., считая 15 проц. за помещение - 120 р., вешалочного сбора 35 р. 20 к., типографских расходов 34 р. 50 к., авторских 13 р. 50 к., бюро объявлений за расклейку афиш 5 р., расклейщику 1 р. 60 к., билетерам 4 р., горничной 1 р., парикмахеру 2 р. 50 к., за настройку рояля 5 руб., кассирше 3 руб. и благотворительного сбора 36 р. 97 к., итого - 262 р. 27 к. Кроме того, не было еще уплачено рабочему на сцене и не взята плата за освещение и прокат рояля. Когда я представил этот расчет и заявил, что с Орлова следует получить обратно 62 р. 27 к. (800 р. - 262 р. 27 к. = 537 р. 73 к.; 600 р. - 537 р. 73 к. - 62 р. 27 к.), г-жа Корвин-Коссаковская пришла в ужас и начала свой счет, по котором каким-то образом выходило, что со Школьного о-ва еще нужно дополучить около 30 руб., кроме уже взятых 600 руб.
  К такому же заключению пришел, видимо, и Орлов, так как он ездил к исправнику и просил его воздействия вернуть ему деньги, захваченные излишне школьным обществом. Исправник посоветовал обратиться к мировому судье. То же исправник сказал и мне на мою просьбу помочь взыскать с Орлова хотя бы сумму благотворительного сбора. Кому более подходящее место на скамье подсудимых - предоставляю судить обществу.
  P.S. Мне сообщили, что в Бийске, давая концерты, Орлов тоже не произвел расчета за помещение, на том основании, что помещение, по его мнению, слишком сырое. На местном телеграфе чиновники говорят: "Мы насилу отвязались от Орлова: он тоже у нас устроил скандал". С управляющим соединенной пароходной компании И.Д. Розеном у Орлова произошло столкновение на том основании, что пароход где-то задержал долго Орлова.
  В Томске у Орлова было столкновение с агентом союза драматических писателей и оперных композиторов, и в результате Орлову запрещено петь вещи, входящие в каталог союза.
  И. Пономаренко
  ["Жизнь Алтая" N114, 25 мая 1914 г.]
  
  
26 мая
  
  Детское гуляние, устроенное 25 мая в саду Школьного общества, и детский спектакль в Народном доме нужно считать вполне удавшимися. Маленьким исполнителям-детям дети дружно аплодировали.
  Нельзя не отметить только, что во время игр на площадке стояла густая пыль. Следовало бы площадку перед играми поливать.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  Самоубийство перед свадьбой.
  26 мая на Михайловской ул. кроном отравилась девица А.Н. Пестова, 20 лет. По доставлении в городскую больницу Пестова умерла. Причины самоубийства остались невыясненными. Пестова была просватана, и вечером 26 мая было назначено венчание. Накануне 26 мая покойная весь вечер провела с женихом.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  
27 мая
  
  Крушение на Алтайской ж. д.
  27 мая в 4:30 утра при начале работы в Гляденской выемке произошло крушение рабочего поезда, к счастью, обошедшееся без человеческих жертв. Дело было так. На одном из боковых путей стоял состав из 17 порожних платформ. Состав этот требовалось вытащить на подъем, и затем к этим вагонам должен был прицепиться с другой стороны другой паровоз, первый де паровоз следовало отцепить. Вытащив вагоны за стрелку, паровоз остановился. Ввиду значительности крутизны уклона вагоны были заторможены, и только кондуктор хотел отцепить паровоз, как заметил движение вагонов под уклон. Оказалось, что от собственной тяжести состав оборвался. При паровозе остался лишь один вагон. Тормоза хотя и были нажаты, но не могли удержать 16 вагонов вследствие росы на рельсах и колесах, которая уменьшала требующееся трение. Не имея средств к остановке, кондукторы спрыгнули с вагонов-платформ. Последние же помчались вниз по уклону, развивая страшную скорость. Тотчас с паровозов раздались тревожные свистки. Вагоны мчались по свободному пути, откуда были взяты. Ввиду того, что рельсы на этом пути уложены не на всю его длину, бешено мчавшиеся вагоны стали один за другим сваливаться на ниже лежащий главный путь, загромождая его. Из 16 мчавшихся вагонов, сверх ожидания, свалилось только четыре.
  ["Жизнь Алтая" N117, 30 мая 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  27 мая на повестке экстренного заседания совета о-ва значится 23 вопроса. Калинин заявляет, что ученицы консерватории Горетовская и Набокова просят сдать им помещение Народного дома для устройства концерта на самых льготных условиях. Совет постановил сдать Горетовской и Набоковой помещение Народного дома 2 июня с.г. за плату 10% с валового сбора.
  Постановлено, если артист Сикора пожелает дать в Народном доме концерт, сдать ему помещение на условиях 15% с валового сбора, 5 коп. с билета вешалочного и оплаты освещения.
  Заслушан отчет по устройству концертов П.Д. Орловым. Решено считать за Орловым долгом 62 р. 27 к. и вернуть И.Ф. Носовичу выданные им Орлову 31 руб.
  Постановлено для хранения денег и документов приобрести специальный ящик, для чего ассигновано 60 руб. Нижнее помещение Народного дома в 6 комнат сдано городу под школу за 800 руб. с условием, что ремонт сданного помещения будет произведен за счет арендатора. Для охраны цветника в саду поручено заведующему Народным домом нанять еще одного сторожа за плату 25 руб. в месяц и войти в соглашение с садовником А.А. Лесневского о наблюдении за цветником.
  Договор с арендаторами мест под мясные лавки поручено заключить председателю совместно с товарищем председателя о-ва.
  Разрешено мороженнику торговать в саду мороженым, под наблюдением совета, за 25 руб. в лето. В случае ненастной погоды в дни гуляний предоставлено право заведующему домом, если не явятся дежурные члены, отменять или продолжать гуляние по своему усмотрению. Если гуляние отменится ранее 8 час. вечера, то оркестру не уплачивается ничего, если же позднее 8 час., то оркестр получает плату полностью. Осмотрены работы учащихся в школах общества, представленные учительницей рукоделия Ф.А. Калининой. На заявление некоего Чулкова о сдаче ему театра Народного дома на зимний сезон решено сообщить Чулкову нормальные условия сдачи.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  Курение в театре.
  На спектакле 27 мая в летнем театре общественного собрания какие-то господа, сидевшие на левом от сцене балконе, во время ходя пьесы курили папиросы. Очевидно, эти господа не сознавали, какой опасности подвергали они публику и артистов, если бы заронили искру, от которой пол балкона, на который помещение летнего театра дает хороший материал для огня, в случае пожара моментально может обратиться в костер, из которого выбраться нелегко.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
 []
  
  "Обокрали".
  27 мая минут за пять до отхода пароходов один из пассажиров заявил капитану парохода "Любимец", что у него украдены принесенные на пароход матросом два чемодана. Капитан передал об этом своему помощнику, сообщили полицейскому надзирателю. Последний расставил на караул стражников, чтобы не пропустить на берег вора. Наконец отыскали того матроса, который приносил чемоданы с вещами. Оказалось, что пассажир перепутал пароходы: вещи следом за ним были принесены, но оставлены на пароходе "Двигатель", который отправлялся в Бийск, а едет он в Томск, куда отправляется пароход "Любимец". Вещи были найдены на том же месте, где их положили.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  
28 мая
  
  В Барнауле образовано общество взаимного кредита. Председателем избран П. Никольский. В совет общества вошли видные барнаульские купцы Морозов, Гончаров, Зудилов, Демин, Федулов, Колокольников.
  
  Постройка Алтайской железной дороги начинает входить в нормальное состояние. Недавно в Барнаул приезжали акционеры-хозяева будущей Алтайской дороги и состав управления постройки дороги, во главе с инженером Будаговым. Прибыв на двух автомобилях, администрация интересовалась ходом работ по постройке устоев моста и вывозке земли для засыпки Гляденского оврага. Овраг, разработанный в выемку, будет вмещать 2 пути - главный, идущий на мост, и ветку, которая пройдет на 5 верст вдоль берега вниз по Оби, где будут товарные пристани и склады. Так как берег Оби ниже полотна главной линии, то для укладки пристанской ветки здесь предварительно возводится насыпь. Вывозка земли для устройства насыпи производится по временно уложенному узкоколейному пути помощью маленького паровоза и вагонеток. Нагрузка производится рабочими в устье Гляденского оврага. Самый же путь идет в стороне от ширококолейных путей, не мешая движению последних. Работа по возведению насыпи идет довольно успешно.
 []
Проект моста и насыпи
  Так же быстро идет работа на той стороне Оби - на Елбане. Постройка эстакады заканчивается. Кладка мостовых устоев идет медленно. Из Новониколаевска продолжают присылать на баржах новые крытые товарные вагоны Алтайской ж. д.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  Отказ в бесплатной медицинской помощи.
  Городская аптечная комиссия, рассмотрев ходатайство инспектора народных училищ о бесплатной медицинской помощи учителям, которые приедут на учительские курсы, открываемые в г. Барнауле с 15 июня, постановила ходатайство это отклонить. Главным мотивом, видимо, послужило заявление Гончарова, что на курсы от казны ассигновано 5000 руб. и что из этих денег останется и на лечение курсистов, а также на то обстоятельство, что инспектор не сообщил, сколько нужно хотя бы приблизительно на это дело ассигновать.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  Закрытие завода.
  28 мая особой правительственной комиссией закрыт до решения суда шерсточесальный завод Т.П. Гончарова, расположенный на берегу р. Барнаулки. Как известно, завод был открыт без надлежащего разрешения.
  ["Жизнь Алтая" N117, 30 мая 1914 г.]
  
  Спортивное общество.
  В недалеком будущем в Барнауле предполагается организовать общество "Спортивный клуб". Устав уже разработан и на днях представляется на утверждение губернатора. Уставом предусмотрены почти все виды спорта - как речного, так и сухопутного.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  Испуганные лошади.
  На днях кучер присяжного поверенного Константинова ехал базарной площадью на паре лошадей. В это время площадью проезжал на мотоциклете какой-то молодой человек. Мотоциклет сильно хлопал. Лошади испугались и понесли. В результате телега оказалась вся разбита, кучер же настолько был избит, что через силу дал объяснения, после чего был отправлен в городскую больницу.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
  Буйные сплавщики.
  Приехавшие на пароходе "Илья Фуксман" сообщают, что до пристани Малый Сузун на пароходе ехали сплавщики леса из Камня и с. Большого Сузуна. Многие из них пьянствовали. В Малом Сузуне человек 20 сплавщиков стали выходить на берег, причем захватили с парохода у пассажиров 3-го класса з мешка с вещами. Хозяева мешков бросились на берег отнимать свои вещи. В результате сплавщики стали избивать хозяев мешков. За избиваемых вступилась команда парохода, началась общая свалка, а на пароход полетели камни, поленья, палки и проч. Одним поленом попали в лицо стоявшему на вахте помощнику капитана, камнем проломили голову одному пассажиру и выбили на пароходе в каютах несколько стекол. В конце концов пароход не выдержал атаки и отошел от берега. Через некоторое время пароход снова подошел к берегу, и команде парохода удалось захватить на пароход 3-х главарей разбушевавшихся сплавщиков. Они доставлены в город и переданы в руки полиции.
  ["Жизнь Алтая" N115, 28 мая 1914 г.]
  
 []
  
  "Посетители".
  Квартирант д. N84 на Пушкинской ул. В. сообщил нам следующее.
  Он на 28 мая ночевал в ограде, в телеге. В три часа утра пришли два человека с железиной. Квартирант проснулся. Тогда "посетители" спросили его, родственник ли он хозяину. Получив ответ, что не родственник, один из "посетителей" начал говорить, что ему нынче нужно идти на призыв, и вот он задумал "заслужить" арестантские роты. В это время вышла на улицу старуха - хозяйка дома и стала упрашивать "посетителей" уйти. Квартирант, воспользовавшись тем, что внимание "посетителей" было отвлечено, ушел в дом.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  Концерт г.г. Сикоры и Александровой-Левенсон
  (Общественное собрание)
  Часто приходится слышать: "Барнаульская публика не музыкальна, она предпочитает цирк и борцов настоящему искусству".
  Концерт 28 мая показал обратное.
  Солидное, серьезно-внимательное отношение ко всему, что раздавалось со сцены, чувствовалось в зале. Временами, при царившей в зале тишине, все слушали затаив дыхание. Не значит ли это, что и нашей публике присуще чувство глубокого проникновения красотой и художественным замыслом великих произведений, исполняющихся г.г. Сикорой и Александровой-Левенсон?
  Сикора известен Барнаулу. Год тому назад он концертировал здесь и, как и теперь, увлек всех своей игрой.
  Впечатление, произведенное им тогда, у многих еще живо, и порой казалось, что годичный период времени не разделил концерты, что настроение, созданное им теперь, есть продолжение того, что пережито было каждым в прошлом году.
  Излишним считаю вдаваться в детальный разбор каждой пьесы Сикоры.
  Ограничусь лишь выражением своего удивления той колоссальной техникой, которой обладает Сикора, его музыкальным чутьем, художественной формой исполнения. Хроматические пассажи в простых тонах и двойных грифах, кажется, специальность этого артиста.
  Но если в техническом отношении Сикора остался таким же, каким он был в прошлом году, то в смысле художественной выразительности за год он значительно продвинулся вперед.
  Не утомление, не упадок его духовных сил чувствуется, а расцвет, сознательное, глубоко художественное служение искусству.
  Г-жа Александрова-Левенсон - музыкант по призванию. Она является проводником заветов великих Рубинштейна и Чайковского.
  При исполнении г-жа Александрова живет одной жизнью с инструментом.
  Рояль под ударами ее пальцев как бы одухотворяется и превращается в живое существо, сливаясь с ее думой в одно целое. Не бездушное сочетание звуков врывается в сердце слушателя, а облагораживающее начало, будирующее лучшие струны сердца. Невидимые нити соединяют слушателей с исполнительницей, и кажется, во время ее игры публика приобщается к тому торжеству высокого искусства, которого достигла современная музыка и служению которому себя посвятила г. Александрова.
  Диез
  ["Жизнь Алтая" N119, 1 июня 1914 г.]
  
 []
  
  
29 мая
  
  Об отпуске служащим.
  Каждый год с наступлением лета в городскую управу от служащих в разных городских учреждениях поступают заявления о разрешении отпусков. В настоящее время в управе есть заявления с просьбой об отпусках от 2 телефонисток, машинистки, столоначальника воинского стола и фельдшера. Все просят отпуск для поправления здоровья. Некоторые прослужили у города более 10 лет, не пользуясь ни разу отпусками. В управе не раз поднимался вопрос об улучшении положения служащих городского самоуправления, косвенно не раз касались и отпусков, но практических результатов пока нет. Безусловно, было бы лучше как для управы, так и для служащих, если бы периодические отпуски были урегулированы и вопрос не разрешался бы каждый раз отдельно.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  Перевод приюта на дачу.
  Вчера детский приют о-ва попечения о подкинутых детях переведен на дачу Сохарева, находящуюся в бору по р. Пивоварке.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  Трупы собак.
  Нам жалуются, что в местности за 5-й Алтайской ул., между Соборным и Конюшенным пер., валяется много полуразложившихся трупов собак. Живущие в этом районе обыватели называют и собаколова, который обдирает пойманных собак и продает собачьи шкуры. Так как цена на шкуры стоит до 1 р. 25 к., то предприятие это является доходным.
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  Смертеискатель (Маленький фельетон).
  См. заметку в хронике N113 "Ж. А." - "Утопленник в каталажке".
  Ужасно надоело жить Ивану К.
  Пошел Иван К. на Обь, снял шаровары, написал записку: "Утопаю. Иван К. Прошу помянуть Ивана К.". Положил эту записку в фуражку и начал утопать.
  Но вместо переселения в лучший из миров, "идеже несть печаль, ни воздыхания", попал в каталажку, задержанный в одной рубашке, без шаровар, далеко от того места, где над ним витала смерть.
  Не удалось утонуть, так как очень холодно.
  Но жизнь ужасно надоела Ивану К., и на этом его смертоискательство не кончилось.
  Через три дня после этого гуляющие в бору около женского монастыря нашли под одной из сосен мужскую рубашку и фуражку, в которой оказалась записка: "Удавляюсь. Иван К. Прошу не забывать Ивана К.".
  На толстом суке сосны болтался шнурок с петлей.
  Сообщили полиции. Начались розыски.
  В тот же день на новом кладбище, по Московскому тракту, был задержан в одних шароварах, без рубашки, человек, объяснивший в каталажке, что он - Иван К. и думал удавиться, но раздумал, так как шнурок сильно шею режет.
  Дней через пять после этого проходившие через Дунькину рощу наткнулись на один сапог, одну штанину, один рукав мужской рубах и фуражку, в которой оказалась записка: "Отравляюсь. Иван К. Прошу похоронить с честью Ивана К.".
  Тут же лежал без пробки пузырек из-под уксусной эссенции на одну бутылку.
  Сообщили полиции. Начались розыски.
  В это же приблизительно время на плотине заводского пруда задержан был удивший рыбу неизвестный человек, на котором были одна штанина, один сапог и рубаха без рукава. Доставленный в каталажку, неизвестный назвался Иваном К. и рассказал, что он хотел отравиться в Дунькиной роще уксусной эссенцией, но не отравился, так как от нее дух захватывает, если только нюхнуть ее хорошенько, а не то что внутрь пустить.
  Через месяц после этого около Креста на Павловской дороге ехавшие на базар крестьяне нашли рубаху, шаровары, сапоги и фуражку, в которой оказалась записка: "Застреляюсь. Иван К. Прошу воздвигнуть памятник Ивану К.".
  Тут же лежал наган с тремя пустыми патронами.
  Сообщили полиции. Начались розыски.
  Тогда же на базарной площади был задержан неизвестного звания человек, гулявший в костюме Адама до грехопадения. Доставленный в каталажку неизвестного звания человек назвался Иваном К. и объяснил, что хотел покончить с собой выстрелом из револьвера, но желания своего в исполнение привести не мог, так как не может без содрогания слышать звука выстрела даже на далеком от себя расстоянии.
  После этого долго ничего не было слышно об Иване К. Он углубился в смертеискательство и, как нам удалось узнать, решил дождаться проведения через Барнаул Алтайской железной дороги, думая броситься под паровоз. Только одного он боится: как бы колесами паровоза ему не переломало костей...
  Горацио
  ["Жизнь Алтая" N116, 29 мая 1914 г.]
  
  
30 мая
  
  Трагическое происшествие.
  Местный мещанин В.Б. Бобров сообщил в полицию, что 29 мая вечером к пристани Федулова, находящейся верстах в 20 от города, пристал шедший из Барнаула пароход "Воткинский завод" Мельниковой и, высадив какого-то пассажира на берег, тотчас же отошел от берега. Пассажир бросился вслед за пароходом и утонул. Кинувшимся спасать его грузчикам злополучный пассажир успел лишь крикнуть: "Не трогайте меня, мне и здесь хорошо". Из конторы Федулова сообщают, что, судя по найденной на берегу шляпе и разбросанным образцам, утонувший был вояжер. Личность его не выяснена.
  ["Жизнь Алтая" N118, 31 мая 1914 г.]
  
 []
  
  Об эксплуатационном управлении.
  Как известно, город отказался строить здание для эксплуатационного управления. В настоящее время представители правления Алтайской железной дороги подыскивают помещение для эксплуатационного управления. В половине июня в Барнаул ожидаются директора правления дороги. По слухам, цель их поездки тесно связана с этим вопросом.
  ["Жизнь Алтая" N117, 30 мая 1914 г.]
  
  Гонки.
  По примеру прошлого года, в непродолжительном времени здесь состоятся велосипедные гонки с выдачею призов. Как нам передают, в этих гонках примут участие несколько томских велосипедистов.
  ["Жизнь Алтая" N117, 30 мая 1914 г.]
 []
  
  Несчастный случай.
  У мещанина Хренова, проживающего по 3-й Алтайской улице, в избе невысоко от пола висела зыбка, в которой качался полуторагодовалый ребенок. Около зыбки на табурете стоял кипящий самовар, и последний опрокинулся на ребенка. В результате у ребенка оказались обваренными лицо, руки и грудь. В сильных мучениях ребенок через два дня умер.
  ["Жизнь Алтая" N117, 30 мая 1914 г.]
  
  В обществе попечения о подкинутых детях.
  30 мая в заседании правления о-ва решено в июне месяце устроить пароходное гуляние. Правление надеется от гуляния получить дополнительный доход. Решено в целях экономии и за ненадобностью сократить штат прислуги. Последнее постановление вызвано главным образом уменьшением числа детей (было 52, а осталось 27). Как нам передают, в течение последнего месяца в приюте умерло более 20 детей. Большую смертность детей объясняют очень просто: в занимаемом приютом помещении слишком душно.
  ["Жизнь Алтая" N119, 1 июня 1914 г.]
  
  
31 мая
  
  Закрытие проезда.
  Начальник 5 участка Алтайской железной дороги сообщил городской управе, что с 31 мая переезд по Московскому тракту через полотно железной дороги будет закрыт, так как тракт в указанном месте будет переложен. Для объезда управлением дороги, согласно соглашению с городской думой, устроена объездная дорога.
  ["Жизнь Алтая" N119, 1 июня 1914 г.]
  
  К концертам Богумила Сикоры.
  Побывав на обоих концертах г, Сикоры, я позволю себе высказать об этом большом музыканте-артисте свое дилетантское мнение.
  На меня лично игра г. Сикоры производит впечатление двоякое. Я восторгаюсь поразительной техникой артиста и вместе с тем остро чувствую некоторую суховатость его тона. По-моему, г. Сикора достиг высших пределах техники, но находится пока (надеемся!) на пути к достижению необходимого для такого артиста, как он, тона.
  В мире музыкальном существует мнение о фатальной невозможности достижения одинакового предела в области тона и техники. Говорят, что одному Паганини, этому гениальнейшему скрипачу, удалось овладеть сказочным по глубине и красоте тоном и недостижимой для всех его последователей техникой.
  Виолончель своими звуками более всех других инструментов напоминает человеческий голос. Хотелось бы поэтому, чтобы виолончель в руках такого виртуоза, как г. Сикора, передавала слушателю и человеческую радость, и глубокое горе, могла бы не только петь, но и рыдать...
  Слушая г. Сикору, поражаешься умением артиста шутя преодолевать громадные технические трудности.
  пассажи, хроматические гаммы октавами и терциями, замечательное легкое и изящное staccato и т.д. и т.д. приводят слушателей в восторг. Но... кончится игра, пройдет некоторое время, впечатление бледнеет, а часто и бесследно исчезает... Эффекты эти подобны чарующему фейерверку, который приковывает к себе зрителя только на время горения...
  Артист тогда только будет полным властителем аудиторий, когда он сможет не только восхищать, удивлять, но и глубоко тронуть сердце слушателя.
  Такому высокоталантливому артисту, как г. Сикора, не трудно будет, со временем, овладеть в совершенстве и тоном. Сравнивая его игру в первый приезд с игрой на нынешнем втором концерте, можно сказать с уверенностью, что его прогресс в этом направлении не является гадательным.
  Сопутствовавшая в этой поездке г. Сикоре пианистка г-жа Александрова-Левенсон своей игрой очень понравилась публике. Недостаточно нежное туше она искупила тонкой нюансировкой исполненных ею пьес. Как аккомпаниаторша - она выше всякой похвалы.
  До-ре
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
  
ИЮНЬ
1914
  
  
1 июня
  
  В городской больнице.
  На 1 мая больных состояло 62, прибыло в течение мая 133, выздоровело 121, умерло 12, и на 1 июня состоит 62 больных.
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
 []
Городская больница
  
  В городской заразной больнице.
  На 1 мая состояло больных 25, в течение мая прибыло 48, выздоровело 35, умерло 9, и на 1 июня состоит 29 больных.
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
  Чиновники.
  Отставной чиновник, крупный домовладелец по Павловской ул., Я.П. Васильев заявил в полицию, что живущий у него на квартире губернский страховой агент, чиновник в отставке Бирюкович, украл у него из поднавеса 2 веника, стоящие 5 коп., и просил произвести дознание и составить на Бирюковича протокол о привлечении его к ответственности. Дознанием установлено, что Бирюкович действительно взял из поднавеса 2 веника, принадлежащие Васильеву. Бирюкович привлечен к ответственности за кражу. Бирюкович, видимо, человек не бедный, так как за квартиру Васильеву платит 30 руб. в месяц. По всей вероятности, в недалеком будущем состоится "крупный" процесс чиновников.
  ["Жизнь Алтая" N119, 1 июня 1914 г.]
  
  Неудавшаяся кража.
  У проживающего по Пороховой ул. П. Ермолаева 31 мая, около часу ночи, кто-то пытался украсть лошадь. Для этого была разгорожена смежная усадьба. Похитителям, вероятно, было неизвестно, что на соседней усадьбе, против разгороженного места, находился легко прикрепленный погреб, и они вместе с лошадью провалились в погреб, где лошадь и была найдена. По подозрению арестован проживающий в местечке "Порт-Артур" родственник Ермолаева Васильев.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  Нанесение раны.
  31 мая, около 12 ч. ночи, на Алтайской ул., около Оби, была какая-то драка между молодыми парнями. На шум по Вознесенскому пер. побежал ефрейтор местного гарнизона Артемий Шмаков. В темноте ночи кто-то выстрелил из револьвера. Пуля попала Шмакову в рот, выбила 2 зуба и прошла через щеку. Потерпевший на излечение отправлен в местный военный лазарет.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  Неблагопристойно.
  На пароходных пристанях любители купанья купаются повсюду, и с пароходов, на которых гуляют женщины, дети и учащиеся, можно видеть, как мужские голые тела бросаются с лодок или с берега в воду. В видах благопристойности следовало быв запретить купание на пристанях.
  ["Жизнь Алтая" N119, 1 июня 1914 г.]
  
  Вниманию добрых людей.
  1 июня приходилось наблюдать тяжелую бытовую картину из жизни наших несчастных переселенцев, гонимых злым роком в далекую Сибирь. Около ограды Знаменской церкви приютилась семья кр. Пензенской губ. Гр. Иноземцева, состоящая из 5 душ: его самого, жены и трех малолетних детей. Из разговоров с ними выяснилось, что они из гор. Новониколаевска следуют на место своей приписки в Кузнецкий уезд, причем путешествие свое из Новониколаевска до Барнаула они совершили пешком, везя сами своих детей и нищенский скарб на разбитой двухколесной тачке. Внешний вид их произвел удручающее впечатление. Материальное положение их прямо-таки отчаянное: они не имеют ни малейших средств и вынуждены были ночевать на площади под открытым небом. В настоящее время их приютил священник С. Хонин.
  Убедительно просим добрых людей откликнуться на тяжелое положение этой семьи и протянуть руку помощи. Пожертвования принимаются в квартире свящ. Хонина, Сенная площадь, причтовый дом.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
 []
Знаменская церковь
  
  На детских площадках.
  К 1 июня на площадку в саду при Народном доме записалось 250 детей. В среднем, ежедневно посещает эту площадку 70 детей. На площадку при Зайчанской школе записано 211 детей, посещает ежедневно до 70. На площадке при Нагорной школе записано 170 детей, посещает ежедневно около 50. На каждой площадке состоит по 3 платных руководительницы. Дети под руководством их занимаются играми, рукоделием, посадкой цветов и овощей. Один день в неделю посвящается прогулке в лес.
  На днях приехал из Петербурга специалист по детским площадкам г. Соколов. Прибыл он по приглашению Школьного о-ва, чтобы занятия на площадках организовать более правильно.
  Прием детей на площадки продолжается.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  Ложная тревога.
  1 июня из нагорного пожарного депо сообщили в центральное депо, что за р. Барнаулкой горит завод Голдырева. Ударили в набат, к месту происшествия выехала часть обоза. В действительности оказалось, что горела хвоя в бору, недалеко от завода Голдырева. Хвоя была потушена по прибытии пожарных. Небезынтересно предшествовавшее обстоятельство. Чиновник окружного суда Чернов был в бору на лошади, которую привязал к дереву. Чтобы лошадь не кусали комары, Чернов развел около нее костер. От разведенного костра загорелась недалеко лежащая куча хвои. Лошадь получила сильные ожоги, а Чернов, спасая лошадь, ожег руки.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  По регистрационным карточкам врачей, в течение мая месяца зарегистрировано заболеваний: оспой натуральной - 8, ветряной - 1, скарлатиной - 14, корью - 1, тифом брюшным - 5, сыпным - 4, свинкой - 8, дизентерией - 2, коклюшем - 2, рожей - 7.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  
2 июня
  
  В водопроводной комиссии.
  2 июня в заседании комиссии М.Н. Еремеев доложил о результатах совещания томских профессоров по вопросу об устройстве водопровода в г. Барнауле. Комиссия пришла к единогласному заключению в первую очередь в настоящий строительный сезон, не ожидая утверждения общего проекта по устройству водопровода и электрический станции, построить приемный железнодорожный колодец диаметром в 1 сажень и один бак, а также одновременно уложить 8-дюймовую магистраль от приемочного колодца к напорному баку и начать пробную откачку воды.
  Вместе с тем комиссия нашла необходимым тотчас же разобраться с полученными ответами различных фирм на заказы города на машины, котлы, насосы и трубы и, по рассмотрении их в комиссии, также, не ожидая утверждения общего проекта, послать на заключение профессоров, с просьбой дать отзыв о сравнительной выгодности того или другого предложения. Затем комиссия постановила выписать фасонные части к трубам, приобретенным уже на магистраль от напорного колодца до бака, и просит фирмы и лиц, могущих взять на себя железобетонные работы по устройству колодца и бака, представить свои соображения о стоимости устройства, указав, что к работам необходимо приступить в самое непродолжительное время.
  Решено послать г. Гецену протоколы совещания профессоров, а также и дополнительный материал, который будет профессорами прислан, как обещано устно Еремееву, для составления расчетов к предварительному проекту.
  Н.А. Завадовский взял на себя составление общего доклада о работах комиссии для городской думы.
  По предложению П.И. Федулова, решено просить городскую управу составить более обстоятельные сведения по предметам расхода сумм, отнесенных на водопроводный капитал.
  По предложению А.А. Лесневского, комиссия постановила войти в переговоры с владельцем существующей электрической станции т. д. "И.К. Платонов" по вопросу о порядке эксплуатации двух электрических станций в городе после постройки городской станции до конца срока концессии станции Платонова и предложить торговому дому уведомит, какие соображения и предположения в этом отношении у него имеются.
  Доложены три прошения о принятии на должность городского инженера. Свой выбор комиссия остановила на кандидатуре помощника управляющего водопроводом г. Казани А.Г. Лебедева.
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
  "Скотопромышленники".
  28 мая на казенном перевозе двое неизвестных мужчин перевезли 7 коров. Двух коров они тут же продали жителям заимки. Так как у "скотопромышленников" расписок на проданных коров не оказалось, то они в залог за расписки недополучили по 8 руб. за каждую корову, обещая расписки доставить из города. Оставив остальных 5 коров на заимке, "скотопромышленники" отправились в город. Так как они не вернулись 29, 30 и 31 мая, то купившие коров заявили об исчезновении продавцов в 5 полиц. участок. При осмотре оказалось у всех коров одинаковое клеймо, что вызвало предположение, что коровы одного хозяина. Дальнейшим дознанием было установлено, что кто коровы похищены из д. Королевой, Косихинской вол., у крестьянина Егора Одинокого. "Скотопромышленники", оказавшиеся крестьянами д. Королевой, найдены и арестованы.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  Покушение на самоубийство.
  2 июня, в 11 час. вечера шедшая с кавалером по плотине заводского пруда 19-летняя девица А.Ф. Я-ва бросилась в пруд. Шедший с ней кавалер закричал: "Спасите ее!" В это время плотиной проходил мещанин Воробьев, который, недолго думая, в одежде бросился в пруд и вытащил утопавшую. При дознании, на вопрос, что понудило Я. На самоубийство, она ответила, что папаша не велит ей гулять с молодыми кавалерами.
  ["Жизнь Алтая" N121, 4 июня 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 1 и 2 июня вода в р. Оби убыла на 4 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,35 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  
3 июня
  
  Неудовлетворенное ходатайство.
  Ходатайство Школьного о-ва об отдаче в аренду части заводской ограды, позади Школьного сада, для расширения этого сада, начальником Алтайского округа не удовлетворено, т.к. место это требуется для других надобностей.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  В частной женской гимназии было допущено к экзаменам в 7 классе 24 воспитанницы, из них выдержало 20.
  В 8 классе держало и выпущено со званием домашней учительницы 12 воспитанниц. Г.г. Тихомирова и Менщикова за отличные успехи награждаются золотыми медалями. Экзамены в гимназии закончены 3 июня.
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
  Во втором четырехклассном городском училище экзамены закончены 3 июня. Всего держало 20 человек, выпущено со свидетельством об окончании курса 19.
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
  Хлеб с "премией".
  В редакцию неким Л. доставлен кусок белого хлеба с запеченным стеклом. По словам Л., хлеб этот выпущен из пекарни Копыловой, находящейся по Бийской ул., в д. N25.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
  Безобразие.
  Нам жалуются, что купающиеся на пруду, не стесняясь никого, в голом виде разгуливают по плотине, а иногда отпускают по адресу проходящих пошлые остроты. На днях одна гимназистка, оскорбленная пошлостями купающихся безобразников, пришла домой со слезами.
  ["Жизнь Алтая" N120, 3 июня 1914 г.]
  
 []
Купание в заводском пруду
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В N119 редактируемой Вами газеты "Жизнь Алтая" в хронике под заглавием "Чиновники" опозорено мое честное имя обвинением в похищении у домовладельца по Павловской улице под N90 Васильева двух веников. В действительности веники были мои: это будет доказано на суде. Для человеческого достоинства обидно объясняться против такой гнусной клеветы.
  Васильев назван в этой заметке чиновником и крупным домовладельцем, в действительности же он не чиновник, так как чина не заслужил, а отставной канцелярский служитель барнаульского уездного полицейского управления, а также не может считаться крупным домовладельцем, имея 2 небольших дома, приносящих годового дохода до 600 рублей. Личность Васильева по отношению к квартирантам охарактеризована в N226 12 октября 1813 г. в хронике под заглавием "К положению квартиронанимателей". Васильев, узнав в апреле месяце, что я ищу квартиру, не желая оставаться в его доме на другой год, затеял, по всей вероятности, недоброе дело, не хотел дать мне расписки в получении за апрель месяц квартирных денег и гнал мою дочь из дому. И только благодаря содействию приглашенных мною случайно проходивших мимо его дома полицейского чина и двух свидетелей вынужден был сознаться в получении денег, в противном же случае при полицейском обыске кредитные билеты были бы обнаружены, так как номера их были мною списаны, а дочь не уходила из его квартиры до прибытия свидетелей. За последнее время деньги за квартиру, во избежание неприятного инцидента, были отосланы Васильеву почтою. Перейдя в дом Васильева, я делал некоторый ремонт на свой счет, не желая его беспокоить, а покупаемыми вениками только очищал его садик и двор, на что имею доказательства. Поэтому о похищении двух веников не может быть и речи.
  3 июня 1914 г.
  Отставной инспектор мелкого кредита коллежский асессор Г. Бирюкович.
  ["Жизнь Алтая" N121, 4 июня 1914 г.]
  
  
4 июня
  
  Аресты на Алтайской железной дороге.
  От 4 июня "Русскому слову" из Барнаула телеграфируют:
  Рабочие, занятые на земляных работах по постройке Алтайской ж. д., предъявили к подрядчикам требования об улучшении условий труда, пищи и о сокращении рабочего дня. Сейчас рабочие заняты с 4 часов утра до 8 часов вечера, с трехчасовым перерывом на завтрак, чай и обед. Фактически работа производится в течение 15 часов. Рабочий, при готовом содержании, получает 15 руб. в месяц. Узнав о волнении среди рабочих, железнодорожная жандармская полиция произвела ряд арестов предполагаемых "зачинщиков". Арестованы и заключены в тюрьму 16 человек.
  ["Жизнь Алтая" N130, 14 июня 1914 г.]
  
  Наши строители.
  На Соборном переулке, между Бийской и Павловской улицами, возводится постройка г. Лури. Место постройки огорожено тонкими досками, которые при наваливании к ним строительных материалов с силой обрываются и доставляют прохожим, выражаясь мягко, неприятности. Так, 4 июня отскочившая доска ударила по правой руке проходившую по тротуару около постройки г-жу С-ину и, кроме того, гвоздем изорвала бывший на ней шарф. Случай этот окончился легко, но могут быть и более серьезные последствия.
  ["Жизнь Алтая" N123, 6 июня 1914 г.]
  
  
5 июня
  
  В реальном училище.
  Выпускные экзамены закончены 5 июня. В 7 классе в продолжении года числилось 26 воспитанников. На экзаменах "провалилось" 8. В 6 классе держали 41 ученик. Перешло в седьмой только 24.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
 []
Ученик реального училища
  
  Предупреждение.
  Барнаульский лесничий предупреждает жителей города, что разрешается посещать для прогулок или для отдыха часть барнаульского бора до противопожарной просеки и в этой части разрешается бесплатно собирать грибы и ягоды. В остальной же части бора проезжать можно только по дорогам, а ягоды и грибы собирать лишь по билетам. Билет на один день стоит 3 к., а на все лето 25 к. с человека. При этом же лесничий предупреждает, что в сухую погоду не разрешается в дору раскладывать костры, оставлять непотушенный огонь и курить табак.
  ["Жизнь Алтая" N122, 5 июня 1914 г.]
  
  
6 июня
  
  Учительские курсы.
  С 15 июня по 20 июля в Барнауле будут открыты педагогические курсы. Всего на курсы должно прибыть 80 человек народных учителей Барнаульского уезда. Цель курсов - подготовить недавно поступивших на службу учителей к педагогической деятельности, усовершенствовать в преподавании неуспешных и познакомить учащих с новейшими методами преподавания. На устройство курсов отпущено министерством 5 т. рублей. Учащие народных училищ, вызванные на курсы, получат бесплатные квартиры. Учителя будут помещены в Николаевском училище, а учительницы - во втором четырехклассном.
  Столоваться учащим будет предложено в общежитии курсисток.
  Прибывшим на курсы будут выданы прогоны вперед и обратно, от места службы до г. Барнаула. Кроме того, учащим будет выдаваться по рублю суточных.
  Наблюдателем курсов назначен инспектор 2 района Томской губ. В.М. Курочкин. Руководители курсов будут: по арифметике - инспектор 1 района г. Воинов, по русскому и славянскому языкам - инспектор 7 района г. Горенович и по чистописанию - учитель городского училища г. Шахтарин.
  Кто будет приглашен руководить преподаванием закона Божия и пения - прока не выяснено.
  ["Жизнь Алтая" N123, 6 июня 1914 г.]
  
  Позднее приглашение.
  6 июня городской голова получил от директора реального училища Галанина отношение с просьбой явиться на заседание попечительного совета, имеющего быть 5 июня. Такое предложение Галаниным сделано второй раз, а потому городской голова решил обратиться к Галанину с просьбой посылать повестки накануне заседания, а если в день заседания, то до 12 час. дня.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
  
  В о-ве попечения о подкинутых детях.
  6 июня в заседании правления о-ва разрешен месячный отпуск с сохранением содержания надзирательниц приюта. При этом членами правления была подчеркнута полезная деятельность надзирательницы, что она за последнее время вследствие большого числа больных детей переутомилась и, по заключению врача, нуждается в отдыхе. Г-жа Хасина отметила благотворное влияние дачного воздуха на больных детей, у которых температура понизилась до нормальной. С грустью правление констатировало, что между некоторыми дамами, работавшими в обществе, вследствие личной неприязни начался разлад, что может вредно отразиться на делах общества.
  На 10 июня предполагалось устроить пароходное гуляние, но в виду того, что 10-го день не праздничный, правление постановило вопрос о дне гуляния пока оставить открытым и просить соединенную пароходную компанию уступить пароход для гуляния в праздничный день. В вопросе о средствах правление оказалось в тупике. Ежемесячно расходуется лишь на содержание администрации и прислуги приюта до 300 руб. Число детей в приюте иногда достигает более 50, а денег в кассе общества не прибывает. В настоящее время имеется несколько неоплаченных счетов, кроме того ежедневно требуются деньги на текущие расходы, между тем касса пуста. Только широкая общественная благотворительность может вывести о-во из создавшегося трудного положения. В правлении поднимался вопрос о сокращении числа прислуги. Такой мерой хотя и будет достигнута некоторая экономия средств, но дети могут быть поставлены в крайне ненормальные условия, так как одна няня водиться с 4 детьми не может. Правление решило штат прислуги не уменьшать, надеясь найти в обществе живой отклик к нуждам несчастных детей.
  ["Жизнь Алтая" N125, 8 июня 1914 г.]
  
  Труба без сетки.
  На лесопильном заводе бр. Козловых на берегу р. Оби, против Бердской ул., труба от двигателя не имеет предохранительной сетки. При восточном ветре искры и уголь летят в ограды и на дома, находящиеся вблизи завода. 6 июня, как нам передают, некоторые ограды были покрыты мелким углем. Насколько такое явление опасно в пожарном отношении, доказывать излишне.
  ["Жизнь Алтая" N125, 8 июня 1914 г.]
  
  
7 июня
  
  Панихида по Н.М. Ядринцеву.
  Сегодня, по случаю исполнившейся двадцатой годовщины со дня смерти незабвенного сибиряка - патриота, исследователя, публициста и общественного деятеля Николая Михайловича Ядринцева, на могиле его, на Нагорном кладбище, будет отслужена панихида, которая начнется в 4 час. вечера. Во время панихиды будет петь хор 2-го Сибирского хорового общества.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
 []
Н.М. Ядринцев
  
  На кооперативных началах.
  Местные мороженщики до последнего времени вафли, в которых продается мороженое, выписывали из России, причем сотня вафель стоила им 45 коп. Учтя невыгодность такого способа приобретения вафель, мороженщики, столковавшись друг с другом, вскладчину выписали из Варшавы пресс для выделки вафель, стоимостью в 22 рубля, и в квартире одного из товарищей приспособили необходимую для изготовления их печь, которая обошлась в 12 р. Теперь сотня вафель обходится им в 12-15 копеек. Некоторое затруднение чувствуют они благодаря плохому знанию состава, из которого выделываются вафли, но с каждым новым выпуском последние улучшаются, и в недалеком будущем мороженщики надеются вполне овладеть секретом изготовления вафель.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
  
  Об эпизоотических заболеваниях.
  Последние два года Зайчанская часть была очагом заболеваний крупного рогатого скота сибирской язвой. В целях борьбы с сибирской язвой, по докладу ветеринарного врача И.Д. Румянцева, в прошлом году на выгоне зайчанских табунов были собраны кости павших животных. Однако в настоящем году заболевания сибирской язвой возобновились. На этот раз ветеринарному надзору удалось установить очаг заразы сибирской язвой на выгонах. По докладу Румянцева заподозренные части выгона управой закрыты, закрыто и несколько водопоев, лежащих возле заподозренных частей выгона. Расчет оказался верен: со времени закрытия указанной части выгона и водопоев, в табунах Зайчанской части не было ни одного заболевания рогатого скота сибирской язвой. Подтверждением того, что очаги заразы ветеринарным надзором указаны правильно, может служить следующее обстоятельство. На днях около одного из закрытых водопоев остановились крестьяне и провели на этом месте с лошадьми несколько ночей. В результате у них пало две лошади, и вскрытием трупов этих лошадей установлено, что они пали от сибирской язвы. По распоряжению управы, крестьян заставили съехать с закрытой части выгона.
  Распространившуюся настоящей весной в Зайчанской части города эпизоотию ящура на рогатом скоте удалось ликвидировать. Зато заболевания ящуром обнаружены в обском табуне, по набережной Оби. За последние дни зарегистрировано в упомянутом табуне более 20 заболеваний ящуром. Есть предположение, что ящур в этот табун занесен из-за р. Оби, так как в заобских деревнях, недалеко лежащих от города, по сведению ветеринарного надзора, эпизоотия ящура на рогатом скоте приняла громадные размеры.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
  
  Борьба с бродячими собаками.
  Согласно обязательному постановлению думы, с 15 мая ежедневно в городе производится ловля бродячих собак. С 15 мая по 6 июня поймано 42 собаки; между тем, по сведению ветеринарного надзора, на ветеринарно-санитарную станцию ежедневно поступают заявления о покусах собаками. Эпидемия бешенства собак заметно прекращается, и бешеные собаки попадаются редко.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
  
  Испортившаяся дорога.
  Полиц. надзиратель 5 участка обратился в городскую управу с просьбой исправить дорогу под Большим Гляденом против винокуренного завода бр. Ворсиных. Как видно из отношения полиц. надз., дорога в означенном месте пришла в такое состояние, что ездить по ней с возами уже невозможно. Кроме того, надзиратель просит управу сделать со стороны берега Оби загородку, так как дорога подошла слишком близко к берегу и по ней небезопасно ездить, в особенности ночью.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
 []
Вид с Большого Глядена
  
  Систематическая кража.
  Проживающая под Б. Гляденом Олимпиада Сердюкова заметила, что у нее систематически теряются разные вещи: золотые супиры, серьги, браслет и шелковое платье; всего похищено уже на сумму 120 руб. О краже Сердюкова заявила полиц. надз. 5 участка. Последний произвел обыск на квартире прислуги Сердюковой, Татьяны Ефремовой, при чем найдена часть похищенных у Сердюковой вещей. Ефремова арестована и привлечена к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
  
  Жестокость пастухов.
  Нам жалуются, что пастухи в табунах по Набережной р. Оби и по 4-му Прудскому пер. слишком жестоко обращаются со скотом. О первом передают случай, когда пастух сильно избивал корову бичом. О другом говорят, что бывают случаи, когда коровы с поля приходят с кровавыми рубцами от бича.
  ["Жизнь Алтая" N124, 7 июня 1914 г.]
  
  Подкидыши.
  В ночь на 7 июня к номерам Трещаловой неизвестно кем подкинут младенец мужского пола. При подкинутом найдена записка, в которой мать ребенка сообщает, что она "несчастная интеллигентная особа, держать ребенка не может" и просит постояльцев номеров взять и воспитать ребенка. При этом добавляет, что ребенок родился 5 июня и не крещен.
  В эту же ночь к дому общества попечения о подкинутых детях, по Сузунской ул., неизвестно кем подкинут младенец мужского пола с запиской: "Не крещен". Оба подкинутые помещены в приют.
  ["Жизнь Алтая" N125, 8 июня 1914 г.]
  
  В санитарной комиссии.
  7 июня в заседании рассматривался вопрос о принятии мер против появившейся в обском стаде эпизоотии ящура на рогатом скоте. На заседании присутствовал уездный исправник Григорьев. Ветеринарный врач И.Д. Румянцев доложил о появлении эпизоотии и высказал предположение, что эпизоотия занесена из-за Оби. Обсудив доклад, комиссия высказалась против принудительных и стеснительных мер борьбы с эпизоотией, как, например, прививка без согласия владельцев, закрытие рынка, закрытие пастбищ и т.п. Признано более целесообразным изолировать обское стадо от других стад, для чего все стада, за исключением обского, должны перегоняться на пастбище по Павловскому тракту, обской же табун должен прогоняться на пастбище по Московскому тракту вблизи строящегося вокзала; для неблагополучного же стада решено устроить отдельный водопой на Гоньбинской дороге и отдельный выпас на береговой полосе. Постановлено просить исправника сделать распоряжение подведомственным им чинам о поверке документов, свидетельствующих о благополучии мест выхода скота, поступающего в г. Барнаул с пароходов и подъездных путей. Решено от имени управы составить обращение к жителям города с указанием признаков болезни ящура, способов его лечения и воспрещением продажи жителями молока от больных коров и употребления его самими жителями в сыром виде.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
  
  Опасная собака.
  Неделю тому назад собака, принадлежащая нотариусу Г.И. Черных, искусала десятилетнего мальчика, сына г. Штамовой. Врач М.П. Элисберг, к которому обратилась мать мальчика, дал знать о событии владельцу собаки и просил отправить собаку для исследования - бешеная собака или нет. Г. Черных обещал это сделать, но собаку, как известно, никуда не отправлял и к местному ветеринарскому врачу не обращался. 7 июня г. Элисберг обратился с тою же просьбой к помощнику надзирателя 2 уч.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
  
  
8 июня
  
  Как Барнаул чтит память Н.М. Ядринцева.
  "Могу вас заверить, милостивые государи, что хотя я и пребываю в Иртышской равнине, но мои глаза обращены постоянно к синеющим вершинам Алтая, где оставлено мое сердце. Там когда-нибудь среди раскопок найдет его археолог будущих поколений, и не знаю, узнает ли, что это похороненное сердце одного бедного сибирского писателя!"
  Так писал в 1879 г. Н.М. Ядринцев, обращаясь к членам барнаульского отдела географического общества.
  Предчувствие почти не обмануло Николая Михайловича: он умер если не на Алтае, так в преддверии к нему - в Барнауле.
  "Сердце одного бедного сибирского писателя" здесь у нас похоронено; Барнаулу выпала величайшая честь - иметь одну из самых дорогих для сибиряков могил.
  Как мы отнеслись к этому? Как мы чтим память покойного?
  Похороны были торжественные. Огромная толпа народа провожала гроб. Катафалк был сплошь увешан венками, которых насчитывалось свыше 35. Надписи на этих венках говорили о тяжелой утрате, которую Сибирь понесла в лице Н.М. Ядринцева.
  "Первому другу переселенцев - от группы статистиков переселенческого дела"... "Народные учителя - учителю любви к родине"... "Неутомимому исследователю Алтая - от общества любителей исследования Алтая"... "Дорогому сыну Сибири Ядринцеву - от Барнаульского городского общественного управления"... И т.д. и т.д.
 []
Н.М. Ядринцев в гробу
  Но уже через месяц, - говорит биограф М. Лемке, - Сибирь начала забывать своего истинного друга.
  Приведу несколько примеров из прошлого, наиболее ярко иллюстрирующих это положение и касающихся главным образом Барнаула.
  Многие барнаульцы, конечно, видели в Народном доме портрет Н.М. Ядринцева. Но, вероятно, не многие знакомы с историей портрета.
  Эта грустная история такова.
  Портрет пожертвовала А.М. Сибирякова в 1895 г. обществу любителей исследования Алтая. Портрет положили на один из шкафов статистического бюро и позабыли о нем. Потом вспомнили, приобрели для него раму, купили стекло - и все это опять отправили на статистический шкаф. И только когда открыли Народный дом, портрет Ядринцева окончательно извлекли из статистической пыли.
  Обратимся к могиле Н.М. Ядринцева. Она была в запущенном состоянии не один год.
  Через пять лет барнаульский корреспондент "Восточного обозрения" сообщал:
  "Могила Ядринцева в настоящее время представляет из себя почти полное запустение: простая оградка, земляная насыпь, сплошь поросшая бурьяном, полинялый желтый крест, расшатанный ветром, с несколькими также отцветшими венками, с надписью на них и всевидящим оком - все это, взятое вместе, навевает грустные размышления..."
  Открытие памятника состоялось только в 6-ю годовщину смерти Н. М-ча.
  С этого времени на могиле Ядринцева ежегодно совершаются панихиды, во время которых могила украшалась многочисленными венками, возложенными на гроб Н. М-ча во время его похорон. Лаконические надписи на венках, благодаря этому, ежегодно напоминали приходящим почтить Ядринцева - кого Сибирь потеряла в его лице.
  Потом об этих венках позабыли, и когда я нынче попытался узнать, где они хранятся, к кому бы из барнаульских старожилов я ни обратился - никто сказать мне не мог.
  Наконец я обратился к М.О. Курскому.
  То, что он мне сообщил, я затрудняюсь назвать иначе как позором для Барнаула.
  Оказывается, венки первое время складывались в керосиновом складу Нобеля.
  - А потом, - сказал М.О., - их перенесли, кажется, на чердак Народного дома...
  Обращаюсь к одному из служителей Народного дома:
  -Есть у вас ядринцевские венки?
  - Есть... на чердаке валяются... Там у нас и штильковские венки...
  11 лет назад А.М. Головачев в "Сибирской жизни" сообщал, что венки хранятся у частного лица; А.М. тогда же предложил отвести под венки в Нар. доме особую витрину, которая едва ли обременила бы кассу Школьного общества.
  Вместо витрины общество отвело чердак. Сюда же складываются и новые венки, которые возлагаются на могилу Ядринцева...
  Нынче группа местных интеллигентов, по традиции, почтила память Ядринцева заупокойной панихидой, при участии певчих 2-го Сибирского хорового общества. На могилу были возложены венки: общий от редакции "Алтайского крестьянина" и "Жизни Алтая", особый венок от Школьного о-ва; памятник был обвит гирляндой из живых цветов, изготовленной сельскими учительницами.
  Публики на панихиде присутствовало чрезвычайно мало.
  Совершенно отсутствовали представители от ряда местных культурных организаций, исключая Школьное общество.
  Панихидой чествование Ядринцева и закончилось.
  Барнаул а забвении памяти борца за лучшие блага Сибири остался верен себе.
  "Чествование гражданина Сибири, - писало "Восточное обозрение" по случаю открытия памятника Ядринцеву, - является первым праздником сибирской мысли, первым выражением нашей гражданской воспитанности".
  Барнаул, как и прежде, чествованию двадцатой годовщины смерти "дорогого сына Сибири Ядринцева" предпочел будни нашей печальной действительности. Для подавляющего большинства барнаульских граждан эти будни оказались дороже, чем память того, кто целиком отдал свое сердце Сибири.
  Мы все-таки верим, что такое отношение к памяти Н.М. Ядринцева - явление временное и есть результат общественной реакции, до сих пор не дающей свободно вздохнуть стране.
  Мы верим, что "заря новой жизни" приближается, что "праздник сибирской мысли" - не за горами.
  И тогда Сибирь сумеет достойно оценить и почтить память своего сына, друга, ходатая и печальника...
  Сибиряк С.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
 []
Могила Н.М. Ядринцева
  
  Недовольство домовладельца.
  Ни для кого не тайна, что по улицам зайчанской части города проезд, вследствие болотистой почвы, почти невозможен. В настоящее время городская управа приводит в порядок Гоголевскую ул., для чего середину улицы поднимают выше, около тротуаров же, наоборот, делаются выемки, а вынутая земля от краев выбрасывается на середину. Между прочим, выемка была произведена около тротуара у усадьбы С.Н. Петункина. Последний остался недоволен таким "своеволием" управы и подал в управу заявление с просьбой уплатить ему за 2,5 кубических сажени земли. Мотивирована просьба тем, что для высаривания улицы против своей усадьбы Петункин покупал мусор и что вынутую землю он мог использовать для высорки ограды.
  В крайнем случае Петункин просит внести его заявление на обсуждение думы.
  Лесневский в своей резолюции считает эту жалобу неосновательной и эгоистичной и указывает, для чего была вынута земля.
  ["Жизнь Алтая" N125, 8 июня 1914 г.]
  
  Санитарный осмотр.
  На днях санитарная комиссия в составе санитарного врача Г.В. Орлова, члена комиссии П.Д. Сухова и санитарного фельдшера Белентьева произвела осмотр пивоваренного и фруктовых вод завода торгового дома "Андроновский и С-ья". По поводу этого осмотра член комиссии Сухов говорит:
  - Такой гадости, по правде, я не ожидал, такого антисанитарного содержания помещений, в особенности пивного отделения, я не видал. Даю честное слово, что у меня в конюшнях лучше, суше и во всем гигиеничнее. В помещения грязно и сыро настолько, что пройти можно с трудом. Колодцы стоят открытыми, и туда может попасть всякая гадость. На вопрос, как работают в таких условиях рабочие, последние отвечают: "Зато наш хозяин миллионер".
  Такой же нелестный отзыв о содержании помещений завода дает врач Орлов. Андроновскому сделано предупреждение, чтобы все замеченные дефекты были устранены в недельный срок.
  После этого был осмотрен завод фруктовых вод Мартюшева; последний содержится сравнительно удовлетворительно.
  ["Жизнь Алтая" N125, 8 июня 1914 г.]
  
  Нечаянное поранение.
  8 июня мещанка Евдокия Устюгова, снаряжая мужа на ярмарку, осматривала заряженный револьвер, причем нечаянно выстрелила и ранила себя в бок. Устюгова отправлена на излечение в городскую больницу. Рана признана легкой. Полицейским надзирателем 4 участ. на Устюгова составлен протокол за хранение револьвера.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
  
  
9 июня
  
  В духовном училище.
  9 июня закончены выпускные экзамены. Из 33 воспитанников окончили училище с правом поступления в духовную семинарию без экзамена - 18 человек. Рекорд по "провалам" побил латинский язык: из него получило двойки двенадцать воспитанников.
  ["Жизнь Алтая" N127, 11 июня 1914 г.]
 []
Барнаульское духовное училище
  
  Пожар в лавке Лалетина.
  9 июня, из-за неосторожного обращения со спиртовой кухней, из которой во время приготовления обеда был пролит спирт, загорелся пол. Вызвали по телефону пожарную дружину, однако, благодаря присутствию в лавке нескольких человек, огонь был потушен до приезда пожаоных.
  ["Жизнь Алтая" N127, 11 июня 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 8 и 9 июня вода в реке Оби убыла на 2 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,23 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
  
  
10 июня
  
  В управлении Алтайской дороги.
  Представителями правления Алтайской железной дороги помещение для эксплуатационного управления предполагается устроить все-таки в Барнауле, хотя он и отказался строить здание для него. В средних числах текущего месяца состоится приезд в Барнаул директора правления дороги, причем поездка ставится в тесную связь с вопросом об эксплуатационном управлении.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
  
  Неисправные мостки.
  В мостках, устроенных против пароходной пристани "Сибирский Коммерсант", образовалось несколько провалов, что небезопасно не только для лошадей, но и для проходящей публики, в особенностью ночью.
  ["Жизнь Алтая" N126, 10 июня 1914 г.]
  
  
11 июня
  
  Дела учебные.
  На запрос городской управы директор мужской гимназии сообщил, что во время весенних испытаний в первый класс гимназии держали экзамен 61 мальчик, из которых 52 выдержали, но из числа выдержавших 6 мальчиков уже исключены, вследствие отказа родителей поместить их в гимназию. Остальные выдержавшие экзамен будут зачислены кандидатами. Вопрос о приеме в первый класс окончательно будет решен после осенних испытаний. Как видно из ответа директора, выдержавшие экзамен мальчики могут попасть в гимназию лишь в том случае, если на испытаниях осенью не окажется им конкурентов, в противном случае некоторым мальчикам, выдержавшим экзамен весной, придется довольствоваться лишь мечтой о гимназии.
  ["Жизнь Алтая" N127, 11 июня 1914 г.]
  
  Число домашнего скота в городе.
  По сведению городского ветеринарного надзора, в городе в настоящее время насчитывается домашнего скота: лошадей 9880, крупного рогатого скота 4980, коз 12, мулов 10, ослов 6 и свиней 300 голов.
  ["Жизнь Алтая" N127, 11 июня 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Не откажите в опровержение письма г. Бирюковича, напечатанного в N124 редактируемой Вами газеты, следующее.
  В своем письме г. Бирюкович, в целях подкупить мнение читателей, как ни странно, указывает прежде всего на свое как бы высокое чиновничье положение и с особенным подчеркиванием указывает на мои маленькие чины и даже коснулся моего имущественного ценза. Смею уверить г. Бирюковича, что это нисколько меня не унизит - и ценность имущества останется та же. Далее, он касается моей личности и, как на аргумент, ссылается на хроникерскую заметку под заглавием "К положению квартиронанимателей". На это должен сказать, что таковая заметка хотя и была, но далеко не отвечала истине, за что виновная в этом Дятлова и была привлечена к уголовной ответственности и кару за это, несомненно, понесла бы, если бы не последовало с моей стороны заявление простить ей. В том же письме Бирюкович говорит, что я не выдал расписки за апрель месяц и будто бы я давал по этому делу объяснение полиции. Правда, при уплате им денег за квартиру я потребовал от Бирюковича книгу, специально для сказанной цели заведенную, но таковую Бирюкович утаил, с какой целью - для меня до сего времени это непонятно. Объяснений по сему делу полиции я не давал. Таким образом, это обстоятельство - чистейший вымысел со стороны его.
  Перейдя к существу дела о причине сделанного мной заявления полиции и составление последней протокола, должен сказать следующее.
  Пара веников, с которыми с поличным задержан Бирюкович, - это как конечный пункт длиннейшего терпения и нежелания дальше смотреть сквозь пальцы на него, Бирюковича, так как до сказанного момента обнаружения систематически терялись: веники, дрова, масло и сало, о чем мною и было заявлено полиции.
  Коснувшись личности г. Бирюковича, не лишним считаю сообщить следующее.
  Если я представляю для него домовладельца, не заслуживающего одобрения (маленькие чины, отстаивание свих интересов), то чем объяснить его поступки с прежними его домохозяевами, как например:
  с чиновником Александром Николаевичем Еманаковым, выдворившим его с квартиры через суд (решение мирового судьи 1 уч., 24 мая 1913 года);
  с Ивановой, которая от квартиры ему отказала;
  с Мыдлярчиком из-за старого ветхого зонта, стоившего не дороже пары веников.
  В дальнейшие пререкания с Бирюковичем я вступать не желаю и на его письма отвечать не буду.
  Яков Васильев
  ["Жизнь Алтая" N127, 11 июня 1914 г.]
  
  "Крысоистребитель".
  11 июня по Сузунской ул. какой-то неизвестный мужчина, вероятно, выпивший, ходил по дворам и предлагал свои услуги по истреблению крыс, ручаясь за то, что если он за это возьмется, то ни одной крысы в ограде не останется. На вопрос, как это он сделает, неизвестный просил дать ему лишь суровую нитку и уголь. Узнав о таком способе истребления крыс, домовладельцы показывали крысоистребителю на выход.
  ["Жизнь Алтая" N129, 13 июня 1914 г.]
  
  Обвинение в краже.
  Некая г. Е. К-ва просит нас отметить следующий возмутительный случай.
  11 июня она была в банях Пильч, где брала номер. При входе в номер, как и всем, была предложена простыня. К. от простыни отказалась. Когда она вышла из бань и отошла уже около квартала, ее догнал и остановил служитель из бань и в грубой форме сказал, что она взяла из бань простыню. В это время по улице проходило много народа, и по адресу К. стали отпускать нелестные эпитеты. Видя, что хозяйка бань стоит на улице, и не желая объясняться со служащим и служить мишенью для насмешек проходившего народа, К. вернулась в бани и объяснила г-же Пильч, что ей в номер совсем не давали простыни. Г-жа Пильч, вместо извинения перед К., ограничилась выговором служителю, разрешив К. с миром продолжать свой путь до дома. Комментарии, полагаем, здесь излишни.
  ["Жизнь Алтая" N130, 14 июня 1914 г.]
  
  
12 июня
  
  Приезд лектора Львова-Рогачевского.
  В Барнаул прибыл известный литератор, критик Львов-Рогачевский, сотрудничавший в "Образовании", "Современном мире", "Современнике", "Нашей заре" и других журналах, автор книги о Леониде Андрееве "Две правды" и др., в настоящее время читающий по Сибири лекции на литературно-общественные темы. Львов-Рогачевский уже читал свои лекции в Иркутске, Чите, Харбине и др. городах. У нас он прочтен на днях в Нар. доме две лекции на темы: "У новой черты" и "Поэзия будущего". Первая лекция будет, вероятно, в субботу.
  ["Жизнь Алтая" N128, 12 июня 1914 г.]
  
  Музей наглядных учебных пособий.
  В первом городском четырехклассном училище в настоящее время устраивается музей наглядных учебных пособий, который переносится сюда из подвального помещения второго городского училища.
  Цель музея - показать учащим народных училищ во время курсов, что имеется на книжном рынке и что следует приобретать для школы на те деньги, которые ежегодно отпускаются министерством народного просвещения на книги и наглядные пособия. За время пребывания в сыром подвальном помещении первого городского училища музей лишился многих предметов: главным образом попорчены мышами и молью чучела птиц.
  Музей имеет следующие отделы: Педагогический, географический, естественный и промышленный. Самый богатый отдел - естественный и самый бедный - промышленный.
  Стоимость музея определяется в 5 тыс. рублей.
  Предметы, находящиеся в музее, снабжены надписями, занумерованы и внесены в каталог.
  Будет ли во время курсов допускаться в музей посторонняя публика - пока не выяснено.
  ["Жизнь Алтая" N128, 12 июня 1914 г.]
  
 []
Городское четырехклассне училище
  
  Борьба с пьянством.
  Министром финансов издан циркуляр, по которому с 1 июля в казенных винных лавках прекращается продажа водки сотками и двухсотками.
  Традиционный "мерзавчик", таким образом, уничтожается, и продажа будет производиться лишь полбутылками, а с января 1915 г. уничтожаются и полбутылки. Минимальной мерой будет бутылка. В связи с этим распоряжением на казенных заводах прекращено изготовление бутылок размером менее сороковой ведра.
  ["Жизнь Алтая" N128, 12 июня 1914 г.]
 []
  
  Хулиганы.
  Около обжорного ряда и около моста на Барнаулке к проходящей публике пристают какие-то хулиганы с требованием дать на водку. Если эта просьба не исполняется, то прохожего сопровождает брань.
  ["Жизнь Алтая" N128, 12 июня 1914 г.]
  
  Страничка из истории Барнаула
  (Санитарное состояние промышленных заведений, обрабатывающих сырые животные продукты в г. Барнауле, по документальным данным)
  Вопрос этот имеет свою историю, поучительную тем, что на протяжении нескольких десятков лет ведется бумажная переписка, свидетельствующая о тщетности санитарного надзора внести свою лепту в дело оздоровления города, пока общие условия ведения городского хозяйства не изменятся существенным образом, - пока широкие круги городского населения не поучат доступ к городскому хозяйству. Исконный промысел г. Барнаула - производство валяной обуви и кочмы, выделка кож и овчин - ведется при таких вопиющих антигигиенических и антисанитарных условиях, что, казалось бы, в 20 веке о них можно было бы лишь вспоминать, как о давно прошедших. Описание этих условия мы и представляем читателю в выдержках из официальных документов, имеющихся в делах гор. управы.
  18 декабря 1892 г. Город. дума, выслушав доклад управы "Об улучшении состояния ремесленных заведений", признала, что "пимокатные заведения... по своему устройству могут вредно влиять на рабочих, в особенности те заведения, где вместе с пимокатными помещаются шерстобитные, а также потому, что все почти заведения устроены малых размеров и по числу находящихся в них рабочих тесны..." (Журн. N53).
  Этому заключению думы предшествовал ряд санитарно-врачебных осмотров заведений и составление соответствующих актов. Что же сделала дума после вынесенного заключения? В делах управы нет ответа на этот вопрос.
  История возобновляется в 1909 году, через 16 лет, когда управа предложила санитарному врачу Лебедеву произвести обследование промышленных заведений в г. Барнауле и дать свое заключение. В течение 2,5 месяцев врач обследовал заводы и представил следующее (отношение от 20 января и 9 апреля 1909 г. за N 15 и 43): "Шубные и пимокатные заведения, безусловно, угрожают здоровью жителей г. Барнаула, так как в означенных заведениях, помимо случаев заражения сибирской язвой рабочих, могут образоваться, да, вероятно, и есть, гнезда для колоний сибиреязвенных бацилл, кои живут в земле. Случаи заражения сибирской язвой наблюдались исключительно среди рабочих упомянутых заведений". "Что же представляют из себя заводы?" - спрашивает г. Лебедев. И тут же отвечает: "Помещение их ниже всякой критики, в некоторые и войти-то можно, согнувшись дугой. Все грязны, малы, темны и скверны до того, что прямо стыдно войти в такое помещение, и недоумеваешь, как можно там работать". Во дворе остатки не убираются всю зиму, рабочие отправляют естественные надобности прямо у дверей помещений, отработанная вода выливается во дворе". К каким же выводам приходит автор? "Из всего сказанного можно вывести только самые неутешительные заключения о санитарном состоянии описанных заведений, причем в большинстве случаев и навести как.-ниб. санитарию нельзя, так как что же можно сделать в какой-то 6-7 аршинной конурке?"
  Управа, ознакомившись с докладом врача Лебедева, обратилась к исправнику с просьбой "принять законом установленные меры к охранению народного здравия", так как-де, по уставу медицинской полиции, эта обязанность лежит на полиции. А городское управление должно бездействовать, спросим мы?
  В заседании думы 12 мая 1909 г. (Журн. N90) вновь заслушивается доклад управы о санитарном состоянии означенных заведений. Постановлено: "Поручить гор. управе, совместно с гор. санитарной комиссией, осмотреть заводы и ремесленные заведения в городе и подробно разработать вопрос о мерах к улучшению санитарного состояния их, а затем вопрос этот вынести на обсуждение думы". Поручение думы осталось без движения, вопрос заглох.
  11 октября 1910 г. городской ветеринарный врач Румянцев внес в управу докладную записку о результатах осмотра складов шерсти и овчин при промышл. заведениях, в которой предлагает "домашние склады закрыть и предложить построить в отведенном для этой цели городом месте новые, откуда шерсть и могла бы вывозиться в заведения в потребном для ежедневной переработки количестве". Каковы же существующие склады? Это просто завозни - "места, открытые для ветра; шерсть сложена в разорванные или расшитые мешки; часть ее валяется на полу клочками, а часть без всякого покрывала сложена на дощатом полу с целью "просушки"... "Если представить себе все санитарное состояние многочисленных в городе шерстомоек, салотопен, шубных и пимокатных заведений, а также и складов перерабатываемых в них продуктов, - говорится в записке, - если вспомнить все, помещаемое в периодич. печати о загрязнении русских городов, ставших очагами ужаснейших эпидемий - холеры, тифа, чумы, скарлатины и др., если принять во внимание поразительную смертность детей в городах, лишение городского жителя чистой воды и чистого воздуха, то предлагаемая мною мера (вывод складов за город на отведенное место) отвечала бы существу дела".
  В ответ на эту записку управа просит ветер. врача высказать свое мнение по поводу промышл. заведений и других, кроме колбасных и кондитерских, - не может ли быть применено в отношении их обяз. постановл. о воспрещении устройства их в городе, как это есть в других городах. (Отнош. N455 от 22 января 1911 г.) То же самое предложено и санитарному врачу Орлову. Чтоб дать обоснованное заключение, врачи совместно с председателем городской санитарно-исполнит. комиссии и чином полиции произвели новое обследование заведений, результаты которого поручили изложить врачу Орлову в особом докладе (от 10 мая 1911 г.). Доклад рисует очень мрачную картину состояния заводских и ремесленных помещений: отсутствие вентиляции, недостаток воздуха, страшная пыль, "из-под тесовых половиц закладочного помещения при наступании брызжет отработанная вода, в столовых для рабочих, где они есть, грязь и производится стирка белья". Складов шерсти у многих нет, последняя валяется прямо на дворе, на навозе или под навесом, где стоят коровы и лошади. Самые здания ветхи, есть некоторые без крыши и пола, работают даже и в бане... "Все мастерские работают из материала, не подвергнутого ветеринарно-санитарному осмотру, содержатся крайне грязно, сор выметается 1 раз в неделю, полов нет, переработанная вода из стиральных отделений стекает в ямы под столами, откуда не выводится, а пробирается в канавы; дворы ужасно загрязнены, всюду валяются клочки загрязненной шерсти, разлиты помои, отхожих мест нет, а если где и есть, то в высшей степени переполнены экскрементами. Все рабочие страдают кашлем от пыли, которая получается при битье шерсти. Мастеровые работают 12-13 час. в сутки, средний заработок на своем содержании 75 коп. в сутки. Все почти мелкие пимокатные заведения работают без промысловых свидетельств". И после этого доклада вопрос не получил движения.
  Неожиданным толчком послужило закрытие некоторых заведений правительственной комиссией по распоряжению губерн. управления. Управа вновь внесла вопрос в думу, которая опять постановила (N90 от 21 авг. 1912 г.) "набрать комиссию", осмотреть заведения и внести вопрос в думу. Кроме того, постановлено ходатайствовать перед губернатором, чтоб до выработки обязат. постановления по устройству и содержанию в городе ремесленных заведений не выдавалось разрешения на открытие новых и капитальный ремонт существующих заведений". Очевидно, таким постановлением имелось в виду, что избранная на этот раз комиссия будет в своих работах поспешать в разрешении столь назойливого и важного вопроса. Но вот уже прошло более полутора лет, а дума не видит еще проекта обяз. постановления, хотя последний изготовлен комиссией, и вопросы, касающиеся открытия, устройства и содержания ремесленных заведений, разрешены по существу довольно правильно, в соответствии с требованиями санитарии и гигиены и на основании опята многих городов.
  Будем надеяться, что недалеко то время, когда кривая восхождения вопроса до думы и нисхождения до санитаров и комиссий наконец оборвется.
  Ветер. врач И. Румянцев.
  ["Жизнь Алтая" N128, 12 июня 1914 г.]
  
  
13 июня
  
  Село Белоярское, Барнаульского у. Странная покупка.
  Года два тому назад белоярским волостным правлением, как значится в приходо-расходной книге правления, был куплен летний экипаж, стоимостью в 160 рублей. Для какой надобности была сделана эта покупка, никто и по сие время не знает. Полагали, что волостные чины хотят разъезжать в таком дорогом экипаже, но это предположение не оправдалось. По-прежнему волостное начальство ездит на ямских, а волостного экипажа не видно. Некоторые у нас даже думали, не для пожарных ли целей куплен экипаж, но и на пожарах никто и никогда его не видал.
  Не видно этого экипажа и у здания волостного правления.
  Интересно знать, где экипаж находится и кто на нем ездит.
  Здешний
  ["Жизнь Алтая" N129, 13 июня 1914 г.]
  
  Деревня Рассказиха, Шадринской вол., Барнаульского у. "Хвосторезы".
  За последнее время в нашей деревне у восьми лошадей оказались отрезанными хвосты.
  По рассказам, обрезаны хвосты в Бобровке у восьми лошадей; в дер. Резчиках - у четырех.
  В Рассказихе "хвосторезы" не удовлетворились обрезанием хвостов у лошадей - они убили одну лошадь и сняли с нее шкуру.
  До сих пор в деревне обрезание хвостов у лошадей служило одним из способов мести за что-нибудь хозяину их. К такой мести прибегали редко, так главной тяжестью она ложиться не столько на хозяина, сколько на ни в чем не повинное животное, для которого хвост в летнюю пору служит почти единственным средством защиты от надоедливых насекомых. К такой мести прибегали люди, которые потеряли стыд и совесть.
  На этот раз обнаружилось, что отрезали хвосты у лошадей не "мстители", а люди, которые из обрезания хвостов сделали себе своеобразный промысел. Таким путем эти "промышленники" добывали конский волос.
  Один из таких "промышленников" вместе со своим "приказчиком" недавно были пойманы крестьянами в Рассказихе. У "промышленника" нашли шкуру с убитой лошади и конские хвосты.
  "Приказчик", мальчик 13 лет, объяснил крестьянам, что хозяин, нанимая его, говорил, что "будем ездить по деревням и покупать товары"...
  Возмущенные крестьяне порывались избить главного "промышленника", но, благодаря усилиям старосты, его отправили в Шадринское волостное правление.
  Откуда главный "промышленник", мне в точности узнать не удалось; но сказывали, что он живет в Барнауле, а "приказчик" его в с. Клочковском.
  Н.Б.
  ["Жизнь Алтая" N129, 13 июня 1914 г.]
  
  На детской площадке.
  13 июня нашему сотруднику удалось побывать на детской площадке при Зайчанской школе. Впечатление от детских игр получилось хорошее. Несмотря на холодную погоду, на площадке собралось более 60 детей. Игры идут очень живо, при соблюдении самими детьми должной дисциплины. Тон в обращении руководительниц с детьми мягкий, товарищеский.
  Несомненно, детские площадки, помимо физического укрепления детей, помимо развития в них находчивости, развивают чувство товарищеской солидарности и вообще оказывают на детей облагораживающее влияние. Поэтому следует желать, чтобы родители-горожане приняли все меры к тому, чтобы их дети посещали площадки.
  Кроме Зайчанской площадки, Школьное общество содержит еще две: в саду при Нагорном доме и на горе, пи школе общества.
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
  
  
14 июня
  
  Приезд городского головы.
  Вчера вернулся и вступил в исполнение своих обязанностей городской голова А.А. Лесневский, ездивший в Томск на совещание в правление Томского округа путей сообщения. Лесневский говорит, что совещания эти, устраиваемые ежегодно в правлении округа, имеют большое значение, сожалеет, что к ним городские самоуправления, биржевые комитеты, пароходчики и другие лица и учреждения, заинтересованные в улучшении путей сообщения, относятся слишком холодно: так в настоящем совещании от Барнаула никого, кроме него, не бывало. От других же городов - Томска, Омска, Новониколаевска и т.д. - на совещании было по 2-3 представителя. В настоящем году совещание было более многолюдное и оживленное, чем в прошлые годы. В совещании представители округа проявили особое внимание к заявлениям представителей городов и чутко прислушивались к нуждам городов. В настоящем году у Барнаула предположено продолжать расчистку затона, осенью предположено отправить к Барнаулу землечерпательную машину для поднятия берега р. Оби выше р. Барнаулки. Кроме того, предположено произвести изыскания относительно устройства набережной около Барнаула. Лесневский говорит, что на эти совещания необходимо ежегодно командировать представителей. О совещании Лесневский предполагает сделать подробный доклад думе. Между прочим, Лесневский сказал, что на днях состоится экстренное заседание городской думы.
  ["Жизнь Алтая" N130, 14 июня 1914 г.]
  
  Смерть обходного.
  В ночь на 14 июня по 2-й Алтайской ул., около дома Серегина, скоропостижно умер ночной караульщик, 80-летний старик Чемоданов.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  "Представитель".
  14 июня на пароходных пристанях полиц. надз. Пешковым был арестован и отправлен в полицию некто Башмаков, который был сильно пьян и безобразничал. В полиции Башмаков заявил, что он представитель 16 московских фирм и имеет в Московской губ. имение в 200 000 руб. По словам Пешкова, он хотел составить на Башмакова протокол за хулиганство, но потом выяснилось, что Башмаков психически ненормальный человек, и он был отпущен. Башмаков на пароходе выехал в Бийск.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
 []
  
  Село Чесноковское, Барн. уезда. Обыск.
  14 июня к местному торговцу Лаврову пришли два человека в форме акцизных чиновников. Посмотрев патенты и сделав осмотр товаров в лавке, г.г. акцизные перешли в дом, где стали производить обыск. В буфете нашли несколько бутылок вина. Взяв три запечатанных бутыли, акцизные отбыли восвояси, и один из них, уходя, заявил: "Если бы мы застали в доме гостей за выпивкой, то был бы составлен протокол за разливную продажу вина, а пока вы будете привлечены к ответственности за продажу вина в запечатанной посуде". Понятых при обыске не было.
  Некрасов
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  
15 июня
  
  Отказ от обходных.
  Жители 10-й Алтайской ул. отказались содержать наемного обходного, решив службу обходного нести по очереди. Полицейский надзиратель 1-го участка обратился в городскую управу с просьбой выдать жителям 10-й Алтайской ул. 10 колотушек и 10 полицейских свистков. Из резолюции городского головы на отношение надзирателя видно, что на приобретение обходных колотушек и свистков у города кредита нет.
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
  
  Просьба директора гимназии.
  Директор мужской гимназии обратился в городскую управу с просьбой не сносить в гимназии надворных построек: сараев и прачечной. Просьбу свою директор гимназии мотивирует тем, что он в самом непродолжительном времени обратится в городскую думу с ходатайством о расширении участка гимназии.
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
  
  Гонки.
  Сегодня кружком любителей велосипедного спорта устраиваются гонки с выдачею призов за быстрый пробег дистанций. Призы выставлены фирмами: "Бр. Лыжины" и "Бр. Петровы". Место сбора и старт намечены около дачи Рона на Гоньбинской дороге. Начало гонок в 12 час. дня. Всего будет 4 заезда: общий, для начинающих ездоков, для ездоков средней скорости и для ездоков, уже получивших призы на велосипедных гонках. Для каждого заезда предназначено по два приза. Всем участникам гит с хода, дистанция 125 сажен. Запись на месте сбора будет до начала гонок.
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
 []
  
  Иоаннитки.
  В Барнаул приехали "иоаннитки". Иоаннитки, хотя и именуют себя монашками, но на самом деле монашеского чина не имеют и являются только торговками дешевенькими иконами и церковными одеждами, за которые запрашивают баснословно высокие цены. Кроме торговли названными предметами иоаннитки занимаются "изгнанием злых духов" и "врачеванием" кликуш и "порчи".
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
  
  Мотоциклетист.
  За последние дни по Пушкинской и другим центральным улицам, по вечерам, развивая предельную скорость, носится какой-то мотоциклетист. Забава эта для мотоцтклетиста, может быть, и приятна, зато для многих небезопасна, тем более что от хлопанья мотоциклета сильно пугаются лошади.
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
 []
Ул. Пушкинская
  
  Санитарные осмотры.
  Санитарным врачом Орловым и фельдшером Сидоровым осмотрены: парикмахерская Ершова, которая найдена в должной чистоте; рыбный базар, где найдено все в порядке, и мясные ряды, в которых, за исключением лавок Значковского и Юрьева, нигде санитарных дефектов не обнаружено. В лавке Значковского, под прилавком, гже обыкновенно складываются головы и ноги, были сложены старые мужицкие зипуны; за это Значковскому сделан строгий выговор. У Юрьева в лавке обнаружено около 4 пудов засоленного мяса, которое начало портиться. Мясо это изъято из продажи.
  ["Жизнь Алтая" N131, 15 июня 1914 г.]
  
  
16 июня
  
  Велосипедные гонки, предполагавшиеся 15 июня, вследствие ненастной погоды не состоялись. Гонки предполагается устроить 22 июня.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
 []
Велосипедисты на ул. Льва Толстого
  
  В редакцию доставлен кусок колбасы, начиненный какой-то гадостью. Колбаса эта куплена П. Башмаковым в одной из лавочек на пароходных пристанях. Лавочник, у которого куплена колбаса, пояснил, что колбаса взята им из колбасной Гоппа. Интересно, есть ли в городе такая колбасная?
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  
17 июня
  
  Приезд митрополита.
  Вчера около 6 час. утра на пароходе "Воткинский завод" Мельниковой в Барнаул приехал митрополит московский Макарий, бывший архиепископ томский. На пароходе митрополит был встречен представителями города и администрации. С парохода митрополит проследовал в собор, где слушал обедню, а затем служил молебен. После молебна его высокопреосвященство пешком сходил в квартиру о. протоиерея Заводовского, а потом поехал в женский монастырь. В 6 час. вечера митрополит на том же пароходе выехал в г. Бийск.
  ["Жизнь Алтая" N132, 17 июня 1914 г.]
  
 []
  
  Приказ исправника.
  В приказе по полиции уездный исправник отмечает, что им замечено, что некоторые нижние чины полиции группами собираются в электротеатрах. Такое скопление чинов полиции в одном месте исправник считает недопустимым и на будущее время допускает возможным посещение электротеатров лишь тем нижним чинам полиции, которые находятся в наряде на Пушкинской ул., или же по городу; последним разрешается заходить и в сады.
  ["Жизнь Алтая" N132, 17 июня 1914 г.]
  
  На Бийском участке Алтайской жел. дор. (4-й строительный).
  На бийском участке работы ведутся быстро и крайне успешно, вся линия уже вырисовалась, земляное полотно почти насыпано, идет лишь засыпка мостов, труб и отделка полотна. Деревянные мосты - 37 штук - окончены; 10 каменных труб также заканчиваются. Было опасение задержки из-за 5 больших железных мостов, но в настоящее время с огромной затратой труда и большими издержками основания наиболее трудных мостов уже заложены и устои частью выведены, особенно выделяются высокие 9-саженные устои моста через р. Белую. Железные части развезены, и приступают к сборке ферм. Первая часть подвижного состава - 2 паровоза и 18 вагонов - прибыла и выгружена на пристани у дачи Фирсова. Начинается укладка пути. Теперь можно с уверенностью сказать, что в декабре поезда пойдут сплошь.
  ["Жизнь Алтая" N132, 17 июня 1914 г.]
  
  Приезд А.О. Никулина.
  На днях в Барнаул приехал известный художник-барнаулец А.О. Никулин. В Барнауле А.О. предполагает пробыть около двух недель, после чего выедет на Алтай, в Тюдралу и в Белокуриху, где предполагает пробыть месяц.
  ["Жизнь Алтая" N132, 17 июня 1914 г.]
  
  Бесплатные гуляния с музыкой.
  Как мы слышали, одним из членов совета Школьного о-ва в следующее заседание совета вносится вопрос об устройстве раз в неделю в саду Школьного о-ва гуляния с музыкой за счет о-ва, с правом бесплатного входа публики в сад.
  ["Жизнь Алтая" N132, 17 июня 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Городским санитарным врачом Г.В. Орловым и фельдшером А.В. Сидоровым 16 и 17 июня осмотрена колбасная Гоппа и Лодинга; обнаружено пуда полтора испорченного мяса. Содержатели колбасной пояснили, что мясо это предназначено на салотопенный завод. Других санитарных дефектов не обнаружено. Осмотрены и найдены в удовлетворительном состоянии колбасные: Колокольникова, Ивановой и Миллер. 20 лавок на пароходных пристанях найдены в удовлетворительном состоянии. Все лавки мясного базара, за исключением лавки Пинаевского, найдены в порядке. В лавке Пинаевского, в ящике, где лежит сало для продажи, обнаружены грязные мешки и бутылка; кроме того, в лавке оказалось около 2 пудов засоленного испорченного мяса. Мясо это из продажи изъято. Пинаевскому сделано замечание. За грязное содержание чурки, на которой рубят мясо, хозяину мясной лавки на пароходных пристанях Аболымову сделано замечание. Кондитеру Мыдлярчику и крендельщикам Ердякову, Багаеву и Шаболину сделаны замечания за то, что в их мастерских у некоторых рабочих не острижены грязные ногти и волосы. Осмотрены и найдены в удовлетворительном состоянии: молочная лавочка Шарнина, хлебопекарня Плеханова, торговля Стамбулова, шашлычная Вабулина и Тер-Оганесова и парикмахерская Симакова. В двух парикмахерских Маера машинки для стрижки волос и гребенки грязны. Маеру сделано замечание.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
 []
  
  "Цыгане шумною толпой..."
  17 июня приставом 6 стана Жиляковым из деревни Хабазиной доставлен в местное полицейское управление под конвоем табор цыган в 14 семей, с 40 человек. У цыган 48 лошадей и 7 жеребушек. Табор расположился по Бийской ул. против полицейского управления и долго привлекал внимание любопытных. Причиной ареста цыган послужило будто бы то, что они помяли траву на земле крестьян д. Хабазиной. Местным полиц. управлением все цыгане переписаны и отправлены по местам своей приписки. Среди них оказалось несколько мещан г.г. Бийска и Барнаула.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Убийство в драке.
  14 июня на Вагановской ул. молодые парни устроили драку, во время которой местному мещанину Е.Н. Безбородову нанесен удар по голове стяжком. Безбородов с проломленной головой был отправлен в городскую больницу, где и умер. Покойный - вдовец, ему 29 лет, после него осталось трое детей. О происшествии полицейскому надзирателю 4 участка было заявлено после смерти Бездородова, 17 июня вечером. Виновный в убийстве С.Г. Ситкарев задержан и в преступлении сознался.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  
18 июня
  
  Дополнение к заметке о приезде митрополита Макария.
  Когда его высокопреосвященство с парохода проследовал к собору, на паперти собора он был встречен представителями городского самоуправления с городским головой Лесневским во главе. Городской голова приветствовал митрополита с благополучным прибытием и поднес ему от имени населения города хлеб-соль: митрополит, в свою очередь, за столь радушный прием благодарил городского голову. От местного отдела "союза истинно русских людей" депутация из 4 человек с председателем отдела Е.П. Клевакиным во главе поднесла митрополиту адрес.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Новая дачная дорога.
  Третьего дня открылась вновь проведенная дачная дорога, идущая мимо дач Сухова, священника Долинина и далее, параллельно р. Барнаулке. Дорога в общем удобная, но подъем на гору от дачи Сухова крутой и глинистый; в дождливую погоду он особенно труден. Пробуют его усыпать шлаком, но это мало поможет делу. Необходимо несколько уменьшить крутизну, для чего потребуется серьезная земляная работа.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Дачные улицы и переулки.
  На днях в дачной местности, в бору на всех перекрестках прибиты вывески с наименованием улиц и переулков. Улицы расположены перпендикулярно к р. Барнаулке и названы: 1-я Нагорная, 2-я Нагорная, 3-я Нагорная и т.д. Переулки расположены параллельно р. Барнаулке и названы: 1-й Дачный пер. (от Барнаулки), 2-й Дачный пер. и т.д.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Отъезд.
  Вчера в 6 час. вечера на пароходе выехал в Бийск директор народных училищ Томской губернии Рамзевич. Днем 17 июня Рамзевич осматривал вновь выстроенное школьное здание в Зайчанской части города и осмотром остался очень доволен, в особенности высказал он свое удовольствие по поводу хорошего устройства помещения для учащих. Между прочим, директору было указано на кронштейны, устройство которых было вызвано тем, что выписаны были короткие балки, и из-за которых столько сломано копий в думе. Рамзевич не нашел у устройстве кронштейнов особенных упущений или обезображения здания, как это старались доказать в думе Гончаров и компания.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  На педагогические курсы приглашены: А.И. Марцинковский для ознакомления курсистов с пением и музыкой, городской школьно-санитарный врач Г.В. Орлов, который прочтет курсистам лекцию о прививке оспы, и врач А.П. Велижанин, последний познакомит курсистов, как беречь птичьи шкурки и выделывать из них чучела.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
 []
  
  Игра в футбол.
  Как известно, по распоряжению исправника на городских площадях игра в футбол запрещена. Кружок футболистов перенес игру за город, надеясь, что там исправник не запретит играть.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Голдыревский мост по-прежнему остается замкнутым. Несмотря на то, что проезжающие испытывают страшные неудобства и затруднения, администрация Алтайского округа не принимает мер к тому, чтобы сделать мост проезжим для всех, как это было раньше.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Испуганная лошадь.
  На днях по Соборному переулку, против магазина Лукина и Елизарова, с базара проезжали в тележке две дамы. В это время переулком мчался автомобиль. Лошадь, на которой ехали дамы, испугалась и понесла. При переезде перехода через переулок тележка соскочила с передков и опрокинулась, причем ехавшие дамы и купленные ими овощи и яйца вывалились на дорогу; при этом одну из дам лошадь протащила на возках несколько сажен по улице. В результате у одной дамы оказался сильно ушиблен бок, у другой же вывихнута рука. Кроме того, побиты яйца и испорчена часть купленных овощей.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Ловушка.
  На углу Бийской ул. и Соборного пер., около городского здания, где помещается военный лазарет, в тротуаре образовался провал, который представляет ловушку и небезопасность для прохожих, в особенности в ночное время.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Кража.
  У мещанина Важенина, проживающего по Береговой ул. на горе, похищены лакированные сапоги, стоящие 8 р. Похититель, крестьянин Кунгуров, полиц. надз. 4 участка задержан и привлечен к ответственности. Интересным в данном деле является то обстоятельство, что Кунгуров служит и получает 50 руб. в месяц.
  ["Жизнь Алтая" N133, 18 июня 1914 г.]
  
  Подкидыш.
  В ночь на 18 июня на парадное крыльцо к доктору Смирнову неизвестно кем подкинут младенец женского пола. При нем найдена записка: "Крещена, зовут Мария". Ребенок отправлен в приют о-ва попечения о подкинутых детях.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Нападение на городового.
  Молодые парни Хорошевцев и два брата Артамоновых 18 июня на 3-м Прудском пер. учинили буйство. Городовой Заковряшин стал забирать буянов в полицию, но они вооружились: Хорошевцев железной лопатой, а братья Артамоновы дубинками, и набросились на городового. Последний выхватил револьвер, предупреждая буянов, что будет стрелять, если они будут наступать. Предупреждение это, видимо, подействовало, и буяны были взяты в полицию. С городового они сорвали шнур и свисток. Хорошевцев и Артамоновы привлечены к ответственности за нападение на городового.
  ["Жизнь Алтая" N135, 20 июня 1914 г.]
  
  Инцидент.
  18 июня, часов около 8 вечера, по Гоголевской ул., на тротуаре стоял и разговаривал с какой-то дамой штабс-капитан 44-го Сиб. стрелкового полка Шах-Назаров. Неподалеку стоял автомобиль М.А. Морозова, в котором сидел шофер Прокопьев и, по его словам, в бинокль рассматривал улицу и проходящую публику. Между прочим, Прокопьев навел бинокль и на шт.-кап. Шах-Назарова с дамой. Последние заметили это, и шт.-кап. Шах-Назаров, видимо, сочтя себя оскорбленным, сказал об этом Прокопьеву. Прокопьев заявил, что если он своим поступком оскорбил шт.-кап. Шах-Назарова и даму, то охотно извиняется. Шт.-кап. Шах-Назаров извинением не удовлетворился и пригласил Прокопьева в полиц. управление, где на Прокопьева составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N135, 20 июня 1914 г.]
  
  Розыск хозяев к отобранным вещам.
  Пристав 4-го стана Барнаульского уезда разыскивает хозяев к нижепоименованным вещам, отобранным от неизвестных злоумышленников - убийц барнаульского мещанина Егора Яковлевича Воронина; отобранные у назвавшейся из г. Нижнеудинска Анны Герасимовны Васильевой, по показанию ее принадлежащие бежавшему после убийства сожителю ее Николаю Дмитриевичу Миняйлову: 1) брезентовый клетчатый саквояж, 2) плюшевое одеяло розового цвета, 3) белая простыня, 4) мужское суконное драповое пальто на вате, 5) пуховая подушка в двух наволоках весом 7 фунт., 6) два полотенца купальные, 7) мужское зимнее пальто жеребковое на кенгуровом меху, с воротом, 8) тужурка мужская зимняя, крыта желтым сукном на лисьем меху, 9) дамский плюшевый зимний сак на меху, 10) одеяло шерстяное, 11) тужурка мужская цвета хаки летняя, 12) пиджак черный шерстяной материи, 13) жилет плюшевый черный, 14) бархатный фиолетовый, 15) белый пикет, 16) брюки креп суконные черные, 17) тоже старые диагоналевые, 18) тоже такие же, 19) тоже суконные черные поношены, 20) штиблеты мужские хром, 21) четыре мужских пуховых фуфайки, 22) восемь мужских рубашек бумажных по 25 коп. каждая, 23) мужская плюшевая рубашка цвета бордо, 24) две пары мужских кальсон пуховых новые с этикетом фирмы Товарищества Второва в Томске по 35 к. каждые, 25) тоже двое мужских кальсон пуховых без этикета, 26) тоже двое мужских кальсон полотняных по 20 коп. каждые, 27) мужской костюм тужурка и брюки вязаные, 28) бумажный кушак, 29) мужской кожаный пояс, 30) четыре галстуха самовязь по 5 коп. каждый, 31) мужская полотняная манишка.
  ["Томские губернские ведомости" N46, 18 июня 1914 г.]
  
  
19 июня
  
  На Алтайской жел. дороге.
  В настоящее время приступлено к обстановке коммерческой части дороги. Как мы слышали, заведующий коммерческой частью дороги находится сейчас в Барнауле.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Эксплуатационное управление Алтайской железной дороги будет в Барнауле. Под него И.Ф. Смирнов отстраивает на углу Гоголевской ул. и Московского проспекта здание, площадь которого должна быть приблизительно 800 квадратных сажен. Под эксплуатационное управление предполагается отвести, кроме того, часть пассажа, занятого в настоящее время конфекционным отделом. Как мы слышали, условие с Смирновым заключено на 10 лет, с правом переаренды после истечения этого срока. Помещение сдано Смирновым за 18 тысяч рублей в год. Кроме того, Смирнов взял с управления Алтайской железной дороги десять тысяч рублей задатка, и ему обещано, в случае надобности, отпустить на приспособление здания нужную сумму авансом.
  Городу предлагалось приспособить здание под эксплуатационное управление почти на тех же условиях, но то, что находит для себя выгодным частный предприниматель, городская дума нашла невыгодным и слишком рискованным.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Неотложный вопрос.
  Таким вопросом является рассмотрение городской думой проекта обязат. постановления об устройстве и содержании промышленных заведений в гор. Барнауле. Нет нужды доказывать, что в скорейшем разрешении его заинтересованы не только промышленники и рабочие, но и все население города. Это особенно относится к шерстообработной и шубной промышленности.
  В N128 "Ж. А." Была приведена краткая история санитарного состояния этого промысла за 23 года, история, лишний раз показавшая медленное поспешение органов общ. самоуправления в некоторых, хотя бы и весьма важных, вопросах. История закончилась думским постановлением от 21 авг. 1912 г.: "1) избрать комиссию для выработки проекта обяз. пост. и 2) просить г. губернатора до издания самого постановления не давать разрешения на устройство новых заведений и капитальный ремонт старых".
  Остановимся на этом постановлении думы. Первая часть его понятна; вторая требует разъяснения, так как трудно предположить, чтобы дума вдруг решила остановить дальнейшее развитие промышленности и частичное улучшение состояния уже работающих заведений. Дело объясняется просто. На этом думском заседании выяснились следующие обстоятельства: а) угрожающее благополучию жителей состояние шерстообработных и др. заведений, б) закрытие некоторых из них по распоряжению губернской администрации, в) возможность улучшения санитарного состояния заведений "лишь путем отвода для них особого места, т.е. образования "промышленного городка" и г) такая ветхость большинства заводских помещений, что частичное исправление их невозможно без капитального ремонта или постройки нового здания.
  Имея это в виду, дума, вынося указанные постановления, рассуждала так. Если промышленные заведения вредны, если большинство их ветхи и потому малоценны, если некоторые из них уже закрыты правительственной комиссией, а другие ожидают закрытия, то правильное разрешение вопроса будет таково: издать постановление, по которому все заведения, обрабатывающие сырые животные продукты, могут быть устраиваемы лишь вне города в особой местности по плану, выработанному техническим отделом управы при участии представителей санитарного надзора, старые же заведения, находящиеся в городе, в течение известного времени закрываются. Проект постановления поручить выработать возможно скорее особой комиссии. Но как же поступить в том случае, если за время выработки комиссией проекта обязательного постановления будут возбуждены кем-либо ходатайства об открытии в городе новых заведений или о капитальном ремонте старых. Отказывать в таких ходатайствах только потому, что дума не успела еще выработать обяз. пост., губернская администрация не может, а если разрешения будут даваться, то дума рискует или не осуществить совершенно своей задачи по оздоровлению города, или применить свое обязат. пост. лишь в отношении тех заведений, которые не возникнут вновь и не успеют заново перестроиться. Не выселять же, в самом деле, за город только что выстроенные и, может быть, очень хорошо устроенные заведения.
  Эти-то последние соображения и внес в думу присутствовавший в заседании уездный исправник, указав при этом, что к нему уже поступают такие ходатайства. Дума, оценив серьезность заявления исправника и предполагая, что избранная комиссия не замедлит с выработкой проекта обяз. постановления, решила, что если возбудить соответствующее ходатайство пред г. губернатором и если оно будет уважено, то вопрос разрешится и скоро, и соответственно предначертаниям думы. Вот благодаря чему и появилась вторая часть приведенного выше думского постановления.
  Но прошло два года, а дума еще не знает, исполнено ли ее постановление. Председатель комиссии уехал в Россию, а секретарь за границу. Проект лежит, а с ним вместе лежат и упования заинтересованных в ожидающей их судьбе промышленников и рабочих. Те и другие говорят: "Скоро ли, наконец, нам укажут, что делать с нашими заводами? Перестраивать не дают, вновь выстраивать опасно - вдруг выселят под Гляден, как постановила комиссия?" А некоторые, более ловкие предприниматели, решили использовать создавшееся положение - не заявляя никому, открыли заводы, да и ну работать во славу барнаульской промышленности. Прием совершенно правильный: "улита едет - когда-то будет". Не дожидаться же издания общ. пост. думы по вопросу, 23 года гуляющему по комиссиям! Промышленный аппетит не ждет: "пока солнышко взойдет, роса очи выест". Пускай там другие-прочие уповают на думу, а мы знаем ее "медленное поспешение", когда дело касается родной промышленности. И надо, действительно, удивляться, как это такому ловкому примеру не следуют другие-прочие.
  В соседстве с городом, к западу от него, по р. Барнаулке выше города кабинетских земель сколько угодно: выезжай, селись в запущенных заводах Пранга, на распродающихся дачах и т.п., работай сколько угодно. Все равно вода в Барнаулке и в пруде против города не годна к употреблению, так пусть же она будет годна для такой безвредной промышленности, как шерстобитная. Санитары городские, да и широкая публика хорошо знают, что при битье шерсти не образуется сточной воды, шерсть бьется на вату сухая, а потому и пыль от нее безвредна. Хорошо знают, что в шерсть для ваты идет как фальсификат тряпье, никогда и никем не осматриваемое и неизвестно откуда поступаемое - с отвалов ли, с назьмов или с иных злачных мест. Хорошо это знают, но не могут догадаться, для чего надо шерстобитам селиться на реке: не для мытья ли товара - загрязнившейся шерсти и тряпья...
  Но что значат эти соображения пред опасением убить родную промышленность! Пусть она процветает, а с нею процветает и кашель среди рабочих, сибирская язва и многое иное, к названной промышленности "не относящееся". Повального характера заболевания среди рабочих не принимают; дым от нефтяных двигателей не убивает на месте живых существ, а потому и с вопросом об устройстве и содержании названных заведений можно не спешить.
  Мы думаем, что скрытые источники заразы опаснее явных, а потому и вопрос о названных заведениях - считаем неотложным.
  Ветер. врач Румянцев
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Плохие мостки.
  На выезде в конце Пушкинской и Гоголевской ул., по дороге близ завода Ковиных мостки через канавы и болотца очень плохи и опасны для проезда. Раньше приводила их в исправность городская управа; чья теперь обязанность их исправлять?
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Хлеб с премией.
  В редакцию доставлена сайка з запеченным в нее червяком. Куплена она в лавке Кузьмина на пристанях. Кузьмин объяснил, что хлеб и сайки он берет из хлебопекарни А.С. Пробкиной.
  ["Жизнь Алтая" N134, 19 июня 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 19 июня вода в реке Оби убыла на 8 сотых сажени. Уровень воды выше зимнего горизонта на 2,07 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N135, 20 июня 1914 г.]
  
  В первоклассной гостинице.
  19 июня городская санитарная комиссия, в составе санитарного врача Г.В. Орлова, фельдшера А.В. Сидорова и председателя санитарной комиссии И.В. Быкова, производила осмотр кондитерской Сарцевича, помещающейся в нижнем этаже гостинице "Европа", которая, по общепринятому здесь мнению, считается первоклассной. В кондитерской Сарцевича крупных дефектов не обнаружено: рабочие оказались в чистой одежде, с чистыми руками; правда, в помещении мастерской несколько грязновато, за что Сарцевичу сделано замечание. При выходе на задний двор комиссия обратила внимание на яму с правой стороны от входа и стоящие там две бочки. Около бочек вонючая грязь. Комиссия обратила внимание на трубы, идущие от бочек кверху, у некоторых членов комиссии явилось предположение, что в бочки спускается обработанная вода из гостиницы. Врач Орлов спросил бывшего при этом г. Сарцевича:
  - Для чего в этой яме стоят бочки?
  - Из них качают воду для гостиницы, - ответил Сарцевич.
  Орлов: - И для питья?
  Сарц.: - Для всего.
  Орлов: - Но бочки не закрыты, и в них может попадать всякая гадость и крысы?
  Сарц.: - Конечно, могут. Их здесь такая масса бегает. Может быть, и попадали крысы в бочку, но я не знаю.
  Пригласили управляющего гостиницей.
  - Это у вас зачем поставлены бочки? - задали ему вопрос.
  - Так. Раньше из них качали в гостиницу воду, а теперь уже с год вода отсюда не берется.- А откуда же вы берете для гостиницы воду?
  - У нас на ограде устроен колодец.
  Комиссии объяснение управляющего показалось малоправдоподобным, и из ограды был позван рабочий.
  - Вы сегодня воду из бочек качали кверху? - спрашивает рабочего врач Орлов.
  - Качали, - отвечает рабочий.
  Орлов: - А вчера?
  Рабоч.: - А как же, каждый день качаем. В бочки с улицы по трубе нальем и качаем.
  Быков: - Как же это так, управляющий говорит - не качают, а рабочий наоборот.
  Управляющий гостиницей на это замечание ответил молчанием.
  Орлов: - А может быть, в бочках есть крысы?
  Рабоч.: - Это можно узнать сейчас.
  И, спустившись в яму, он стал палкой шарить по дну бочки.
  - Как будто бы сейчас нету, - вынес из ямы заключение рабочий.
  Вода в бочке, взбаламученная рабочим, по внешнему виду оказалась не лучше, чем в самых грязных лужах, бывающих иногда на улицах города.
  - Хуже этого уже быть не может, - вынес заключение про поводу осмотра воды председатель комиссии Быков.
  На предложение указать колодезь в ограде управляющий гостиницы ответил, что тот колодезь испорчен уже около года (?). Комиссия постановила просить полицию запечатать насос для подачи воды в гостиницу "Европа".
  ["Жизнь Алтая" N136, 21 июня 1914 г.]
  
 []
Гостиница "Европа"
  
  Осмотр пивоваренных заводов.
  19 июня городская санитарная комиссия, в составе председателя ее И.В. Быкова, санитарного врача Г.В. Орлова и фельдшера А.В. Сидорова, произвела осмотр пивоваренных заводов Андроновского и бр. Ворсиных.
  На завод Андроновского комиссия явилась вторично. (Завод был комиссией осмотрен около недели тому назад, причем был найден в крайне антисанитарном состоянии.) При входе в ограду завода слышится хлебно-кислый запах и доносится легкий запах нефти от двигателя. Первым осматривается отделение по выделке фруктовых вод. Пол деревянный, чисто вымытый, на стенах заметна грязь, в потолке дыра. Так как машины в этом отделении, по случаю ремонта помещения, разобраны, то комиссия не вынесла определенного заключения.
  Далее комиссия перешла в моечное отделение. Здесь в маленькой комнатке, около двух ящиков с водой, занято промывкой бутылок десятка полтора женщин. По словам последних, число женщин в этом помещении зимой увеличивается вдвое. Пол деревянный, стока для выплескиваемой из ящиков воды нет, бутылки промываются в двух водах. Каждая работница по промывке посуды получает 13 руб. в месяц, работая с 6 час. утра до 6 час вечера, с двухчасовым перерывом на обед, но работницы, очевидно, вследствие низкого заработка, за отдельную плату жертвуют одним часом обеда и работают иногда до 10 часов вечера. Комиссия признала помещение грязным и сырым и высказала пожелание, чтобы в моечном помещении был устроен цементный пол.
  Затем комиссия перешла в разливочное помещение. Сюда, вследствие царящей там темноты, пришлось идти ощупью. Помещение это - коридор, освещаемый керосиновой лампой. В нем настолько холодно и сыро, что оставаться тут продолжительное время рискованно, тем более что на полу вода. Между тем, в этом коридоре комиссия нашла двух рабочих, усердно занятых разливкой пива и закупориванием бутылок. Приходится лишь удивляться, как могут работать люди в таких условиях?
  Комиссия посоветовала управляющему завести электрическое освещение. Управляющий заметил, что он только что прибыл и постарается по возможности устранить замеченные дефекты.
  После осмотра этого завода комиссия поехала осматривать пивоваренный завод Ворсиных. Самым крупным в отношении гигиены дефектом здесь оказалось неимение в разливочном отделении электрического освещения, которое заменяется керосиновыми лампами и стеариновыми свечами. Рабочие на заводе Ворсиных работают от подрядчицы и получают по 40 к. в день, работая также за отдельную плату час в обеденное время и после 6 часов вечера иногда до 10 час.
  ["Жизнь Алтая" N136, 21 июня 1914 г.]
  
  
20 июня
  
  Разрытие могилы.
  Содержательница номеров Будович заявила в полицию, что неизвестно кем на католическом кладбище разрыта могила ее мужа, покончившего в прошлом году самоубийством, и что в могиле лежит изрубленный труп. Для производства дознания к могиле поехали судебный следователь Чаадаевский и полиц. надз. 3 участка Евсеев. При осмотре могилы оказалось, что половина могилы действительно разрыта и забросана свежей землей. При раскопе могилы показалась торчащая рука Будовича, выставлявшаяся из расколотого гроба. Труп Будовича цел. Кто раскапывал могилу и с какой целью, выяснить не удалось.
  ["Жизнь Алтая" N135, 20 июня 1914 г.]
  
  За утенком.
  20 июня часов около 9 вечера по р. Оби против пароходных пристаней катались в лодке два матроса с конторки пароходства Ельдештейна, Ростислав Попов и Иван Гребнев. Последний был изрядно выпивши. Катающиеся увидели плывущего утенка и стали его ловить, но это им не удавалось. Наконец Гребнев, рассердившись, хотел ударить утенка веслом, но, замахнувшись, потерял равновесие, упал и опрокинул лодку. На их крики о помощи с парохода "Сухотин" бросили шест, за который поймался Попов, и его вытащили. Гребнева же вытащили служащие пристанского поста Г. Глущенко и М. Петухов, которые на крики утопающих выехали на лодке.
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
 []
Пристань пароходства В.Е. Ельдештейна
  
  Санитарные осмотры.
  19 и 20 июня городским санитарным надзором осмотрено 6 рыбных лавок. Все они, за исключением лавки Казанцева, содержатся в санитарном отношении удовлетворительно. В лавке Казанцева обнаружено около 5 пудов испорченной засоленной рыбы, которая санитарным надзором из продажи изъята. Казанцеву сделано замечание. Осмотрено 6 постоялых дворов по Б. Олонской ул. На постоялых Буркова, Жигулина, Мартынова и Сопова отхожие места оказались переполненными, дворы содержаться грязно, помещения постоялых малы и грязны. Для устранения замеченных дефектов содержателям постоялых дворов дан 3-дневный срок. Остальные постоялые дворы найдены в должной чистоте. Вновь осмотрены мясные лавки на базаре. Замечено, что в большинстве лавок крючья, на которые вешается мясо, не лужены, и нет сеток для предохранения мяса от мух. На это упущение обращено внимание мясников. Осмотрены на Покровской площади мясные лавки Поповой, Попова, Сандакова и на Соборном переулки лавки Дороненко, Шарлаимова и Лужанского. Все лавки, за исключением лавки Поповой, найдены без нарушений правил санитарии. В лавке Поповой обнаружено около пуда испорченного мяса, которое из продажи изъято, а Поповой сделано замечание. Осмотрены: столовая "Друзья" и торговля Мамаева. Обоим сделано замечание за то, что пищевые продукты не закрываются от мух. Осмотрены: ночлежный дом, обжорный сарай, баня Пильч, парикмахерская Басыгина, Майера и Ершова, мелочная торговля Фатхутдинова и кондитерская Прохнич. Никаких санитарных дефектов в этих заведениях не обнаружено.
  ["Жизнь Алтая" N138, 24 июня 1914 г.]
  
  Наши часы.
  Некто В. Васильев прислал на имя городского головы следующее письмо:
  "Я человек приезжий. Вчера, т.е. 19 июня, свои часы поставил по часам, что бьют на каланче. Утро посвятил частным конторам, лицам, банкам и т.п. Все шло хорошо, осталось только получить корреспонденцию с почты. Приезжаю - оказывается, почта закрыта. Стражник объяснил, что на часах конторы уже 2 часа. Показываю на свои часы, ссылаясь на городские, и в ответ получаю: "Городские часы отстали на 1/4 часа, и это продолжается несколько месяцев". Не поверил. Поднимаюсь на телеграф, и там чиновники слова городового подтвердили. Мои часы оказались на четверть часа сзади, т.е. тождественными с городскими.
  Благодаря чьему-то невниманию, пришлось жить лишние сутки, а ведь это, согласитесь, весьма досадно, и все расчеты рушатся".
  ["Жизнь Алтая" N138, 24 июня 1914 г.]
  
  
21 июня
  
  Несвоевременное ходатайство.
  Городская дума возбудила ходатайство о присвоении мужской гимназии наименования "Гимназия Императора Александра I Благословенного". Попечитель учебного округа сообщил городскому голове, что ходатайство это признано несвоевременным, так как гимназия в момент возбуждения ходатайства не имела собственного помещения и не передана была в ведение министерства народного просвещения, не была вполне оборудована и не имела полного штата преподавателей и полного состава классов.
  ["Жизнь Алтая" N136, 21 июня 1914 г.]
  
  На базаре появилась клубника "виктория", которая продается по 30 коп. фунт.
  ["Жизнь Алтая" N136, 21 июня 1914 г.]
  
  
22 июня
  
  Расширение типографии "Алтайское печатное дело".
  Типография И.Ф. Ворсина (бывшая Шпунтовича) куплена В.М. Вершининым, владельцем типографии "Алтайское печатное дело".
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
  Гонки.
  Сегодня кружком любителей за городом, по Гоньбинской дороге около дачи Рона, устраиваются велосипедные гонки. Начало гонок в 12 час. дня. Победителям будет выдано шесть призов.
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
  Загрязнение.
  На днях выше купален по течению р. Оби стоял теплоход "Акмолинск", отапливаемый нефтью. При чистке его поверхность воды в купальне покрывается сизым налетом нефти, что вызывает справедливые нарекания со стороны купающихся. Нам передают, что группа любителей купания решила обратиться в городскую управу с просьбой принять меры к тому, чтобы теплоход для чистки отводился на противоположный берег.
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
  Из-за веников.
  На днях две женщины несли веники, наломанные около линии железной дороги с нарубленных железнодорожными рабочими кустов. По словам женщин, около "Дунькиной рощи" их догнал пьяный объездчик и начал ругать их площадной бранью. Наругавшись вволю, объездчик спросил у перепуганных женщин их фамилии и отпустил их с вениками домой.
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
  "Сама себя раба бьет..."
  В одном из номеров "Ж. А." было отмечено, что санитарной комиссией в колбасной Гоппа обнаружено пуда полтора испортившегося мяса, которое, по словам Гоппа, он приготовил к отправке в салотопню. После появления об этом заметки Гопп был в редакции с просьбой исправить заметку, у санитарного врача Орлова с претензией на неправильность заметки, и у городского головы Лесневского с жалобой на неправильное освещение в газете осмотра его колбасной. Вследствие этого врач Орлов, совместно с городским полиц. надз. Свекло, отправился снова осматривать колбасную Гоппа. При осмотре обнаружено две неклейменные свиные туши, колбасная содержится грязно, в около ограды разбросаны кости из колбасной. За это на Гоппа составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
  В гостинице "Европа".
  Вчера городской санитарный фельдшер А.В. Сидоров, совместно с полиц. надз. 2 уч., явились составлять протокол за антисанитарное содержание бочек, из которых качается вода в гостиницу для употребления в пищу. По словам Сидорова, все обнаруженные при первом осмотре дефекты устранены, вследствие чего на управляющего гостиницей протокола не составлено.
  ["Жизнь Алтая" N137, 22 июня 1914 г.]
  
  Обвал.
  С правой стороны заводского пруда разработан карьер, где берут глину. Глина берется без всяких указаний, а потому здесь бывали не раз большие обвалы глины, иногда с человеческими жертвами. 22 июня также произошел довольно большой обвал, но, благодаря тому, что день был праздничный и внизу никого не было, обвал обошелся без несчастий.
  ["Жизнь Алтая" N138, 24 июня 1914 г.]
 []
Правая сторона заводского пруда
  
  Покушение на самоубийство.
  21 июня за разбитие окон в своей квартире была взята в каталажку девица П. Просекова, 17 лет. Просекова была сильно пьяна. Ночью, очевидно, проспавшись, Просекова свила из батистовой кофточки веревку и, обмотав шею, стала тянуть за концы веревки. Ее хрипение было услышано городовым Ключником, который и предотвратил самоубийство.
  ["Жизнь Алтая" N139, 25 июня 1914 г.]
  
  
23 июня
  
  Последствия грозы.
  23 июня вечером во время пронесшейся над городом грозы уларом молнии в доме Мякишева, по Полковой улице, в пивной лавке разрушило перегородку, повредило печь и обожгло спину приказчице лавки Хазовой. Есть предположение, что молния попала в помещение через открытую трубу и вышла на улицу в открытое окно.
  ["Жизнь Алтая" N140, 26 июня 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  23 июня по Михайловской ул., в своей квартире, приняла какого-то яду и 24 июня умерла мещанка Мария Титова, 22 лет. Интересным является то обстоятельство, что Титова промучилась целые сутки и, как говорят, к ней не был приглашен доктор, а полиции сообщили об ее отравлении лишь на другой день.
  ["Жизнь Алтая" N140, 26 июня 1914 г.]
  
  Нападение на жандарма.
  23 июня около станции Повалиха Алтайской железной дороги двое неизвестных произвели вооруженное нападение на железнодорожного жандарма Донгиля. Выстрелами из револьверов неизвестные ранили жандарма в ногу. Донгиль, видимо, не растерялся и в свою очередь стал стрелять в нападающих, после чего они скрылись.
  ["Жизнь Алтая" N141, 27 июня 1914 г.]
  
  
24 июня
  
  На Алтайской железной дороге.
  Каменная кладка вокзала станции Барнаул почти закончена. Дома на станции для служебного персонала находятся уже в периоде отделки. Выемка от Малого Глядена проделана вчерне экскаватором почти до конца, и по дну ее временные рельсовые пути уложены уже дальше старого Московского тракта. Начинается окончательная отделка боков выемки.
  ["Жизнь Алтая" N138, 24 июня 1914 г.]
  
 []
Строящийся ж.-д. вокзал
  
  Запрос авиаторов.
  Авиаторы Седов и Ширяев, желая устроить в Барнауле полеты с пассажирами на аэроплане Фармана с мотором "гном" в 50 сил, в письме на имя городского головы просят последнего сообщить: есть ли в Барнауле место для устройства полета, число жителей города и устраивал ли кто в Барнауле полеты.
  ["Жизнь Алтая" N138, 24 июня 1914 г.]
  
  Гастроли Н.М. Гондатти.
  Вчера приехала в Барнаул приглашенная на гастроли антрепренершей Львовой-Тургеневой популярная артистка Гондатти, имеющая, между прочим, монопольное право на постановку в Сибири нашумевшей пьесы Арцыбашева "Ревность". Первый спектакль с участием Н.М. Гондатти состоится в Народном доме в четверг, 26 июня. "Ревность" предположено поставить два раза в Общественном собрании.
  ["Жизнь Алтая" N138, 24 июня 1914 г.]
 []
Н.М. Гондатти
  
  Неудавшаяся кража.
  В ночь на 24 июня по Бийской ул. в ограду квартиры околоточного надзирателя Никитина забрался какой-то человек и хотел увести лошадь. В это время вышла в ограду мать Никитина и, заметив, что в ограде около лошади какой-то человек, закричала на него: "Что ты тут делаешь?" Вор, видимо, испугавшись крика, скрылся. Как потом выяснилось, им для увода лошади было разобрано звено забора к 4-му Прудскому пер.
  ["Жизнь Алтая" N140, 26 июня 1914 г.]
  
  
25 июня
  
  Около театральной кассы.
  А. Докторин прислал в редакцию письмо, в котором спрашивает г-жу Львову-Тургеневу, почему с него и его знакомых, при покупке билетов на "Ваньку-ключника", взяли по пятачку сверх стоимости этих билетов, тогда как ни в афишах, ни в плакате перед кассой публике о добавочно собираемых пятачках не было поставлено в известность. Про г-на же Львова-Тургенева А. Докторин пишет: "...К сожалению, приходится отметить, что господину Львову-Тургеневу, как видно, неизвестны самые элементарные правила вежливости. Так ответить на вопрос, как ответил мне г. Тургенев, простительно только содержателю простого балагана, а не директору русской драматической труппы..."
  ["Жизнь Алтая" N139, 25 июня 1914 г.]
  
  Ранняя скупка.
  За последнее время прасолы, торгующие на зеленом базаре, стали скупать пищевые продукты ранее установленного времени, что вызвало со стороны обывателей недовольство, так как за все приходится переплачивать прасолам. На имя городского головы и исправника стали поступать от обывателей жалобы на прасолов. По распоряжению исправника, на берег, где крестьяне останавливаются с привезенными продуктами, ежедневно с 5 до 8 час. утра стал отправляться в наряд один из околоточных надзирателей. В результате за раннюю скупку пищевых продуктов привлечены к ответственности 7 прасолов.
  ["Жизнь Алтая" N139, 25 июня 1914 г.]
  
  
26 июня
  
  Гастроли Н.М. Гондатти.
  26 июня в театре Народного дома начались гастрольные спектакли артистки Н.М. Гондатти, приглашенной дирекцией Е.И. Львовой-Тургеневой на пять спектаклей. Барнаульцам посчастливило: г-жа Гондатти приехала сюда без своей труппы, с которой она совершала свою поездку по Сибири и Дальнему Востоку. Кому не известно, какой антураж окружает гастролеров в их поездках? При таком антураже гастролер всегда кажется стоящим гораздо выше окружающих и всецело на себе останавливает внимание зрителя; остальные кажутся незначительными, бледными. Гастролер от этого, конечно, выигрывает, а публика - проигрывает: вместо целой пьесы она видит одно действующее лицо, роль которого, выигрышная сама по себе, исполняется гастролером. Такой, по отзывам газет, была и гастрольная труппа г-жи Гондатти. Совершенно не то получается, когда гастролер приезжает в хорошую, сыгравшуюся труппу: тут уже он - не все и свой успех принужден делить с товарищами по спектаклю.
  Так было и на первом гастрольном спектакле г-жи Гондатти, для которого была поставлена комедия Островского и Соловьева "Дикарка", с гастролершей, конечно, в заглавной роли. Труппа Народного дома не стушевалась пред гастролершей, а шла рядом с ней. Я вовсе не хочу этим умалить достоинств г-жи Гондатти, как артистки, обладающей несомненным дарованием, носящей в себе божественный "огонек" - сокровище, которым обладают немногие. Роль Вари отделана ею во всех деталях вполне тщательно, даже, пожалуй, чересчур тщательно, так что местами чувствовалась эта отделка, и артистка не была вполне искренна. Но вообще смотреть ее игру доставляло истинное наслаждение, в особенности в сценах с г. Ростовским, давшим великолепного Ашметьева. Положительно хорошо провели свои роли и г-жи Торич (Мария Петровна) и Ланская (Ашметьева), и г.г. Трубецкой (Мальков), Карпов (Зубарев), Рагозин (Вершинский) и Антонов (Боев). Спектакль прошел с ансамблем.
  Публики было много.
  N
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  О состоянии хлебов и трав.
  По официальным данным, состояние хлебов и трав в Барнаульском уезде в настоящем году представляется в следующем виде. В начале весны всходы яровых и рост озимых хлебов задерживались холодными утренниками и ветрами; но с июня месяца погода изменилась: наступил тепло, и в районе всего Барнаульского уезда стали перепадать частые дожди. Благодаря таким благоприятным условиям, озимые и яровые хлеба поправились и находятся в удовлетворительном состоянии, а в некоторых местах и в хорошем. В настоящем году в хлебах замечается обилие сорных трав, но крестьяне занимаются усиленным выпалыванием их. Повреждения хлебов были в Зятьково Реченской волости, где градом выбито 254 десятины; в Клочковской волости, где червем уничтожено 527 десятин, и в Петровской вол., где кобылкой повреждено 400 десятин. Вредители полей (кобылка) появились в Новичихинской, Нижне-Кулундинской и Ключевской вол., но хлеба не повреждены; лишь в Обской вол. появившийся червь произвел незначительное повреждение хлебов. В общем, при отсутствии в будущем каких-либо неблагоприятных явлений, возможно надеяться на вполне удовлетворительный урожай. Относительно урожая трав из официальных источников видно, что травы во всем уезде повсеместно более чем удовлетворительны, исключая трав, залитых водой от разлива р. Оби, которые, вследствие медленно убыли воды в Оби, мокнут.
  ["Жизнь Алтая" N140, 26 июня 1914 г.]
  
  
27 июня
  
  Масляный рынок.
  27 июня на местном масляном рынке было в привозе 369 бочонков. Высший сорт - 13 р., низший - 12 р. 50 коп. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 27 июня вода в р. Оби убыла на 6 сотых сажени. Уровень воды в реке выше зимнего горизонта на 1,37 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  
28 июня
  
  Барнаульский городской голова А.А. Лесневский привлек к ответственности за клевету директора барнаульского реального училища Галанина. Клевета Лесневским усмотрена в доносе Галанина на него попечителю Западно-Сибирского учебного округа. В настоящее время прокурором окружного суда прошение Лесневского, на основании 208 ст. уг. суд., препровождено на распоряжение прокурора томского окружного суда.
  ["Утро Сибири" N143, 2 июля 1914 г.]
  
  С. Белоярское, Барн. уезда. Экипаж и не терялся.
  В N129 "Жизни Алтая" было напечатано, что Белоярским волостным правлением, неизвестно для каких целей, был куплен за 160 рублей мирских денег летний экипаж, который вскоре после покупки где-то затерялся. Теперь выяснилось, что экипаж куплен для крестьянского начальника 2-го уч. Барн. уезда г-на Немцова, который и ездит в нем по вверенному ему участку, так что предыдущая корреспонденция была вызвана просто неосведомленностью нашего корреспондента.
  Здешний
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  Судебная хроника. Ворожея.
  У местных мещан Куликовых ушел сын; старики остались одни. Старуха задумала воротить сына, как-нибудь приворожить его. Ходила то к одной, то к другой ворожее - не помогает. Наконец ей предложила свои услуги соседка, цыганка, Анна Васильевна, и "по-суседски" заявила:
  - Я тебе, старуха, гожусь. Мы сделаем так, что твой сын переродится: будет как будто свежий и воротится к тебе...
  И попросила у старухи Куликовой 5 рублей.
  - Ты не бойся, старуха, - говорила цыганка, - эти деньги воротятся тебе. Для ворожбы необходимы обязательно твои деньги.
  Старуха дала 5 руб. Через две недели старуха дала еще 10 руб. И так "пятитками" да "десятками" передавала цыганке 185 руб.
  - Деньги возьмет, - рассказывает на суде Куликова, - меня задом к столу поставит, деньги под мою ногу положит; потом че-то сзади меня делает, деньги и исчезнут из-под ноги-то. Когда я увидела, что сын мой не ворочается, я начала наступать на цыганку, чтобы она отдала мне деньги. На это цыганка ответила:
  - Погоди, старуха, вот будет вскрытие рек, и сын твой обязательно воротится...
  Куликова принесла жалобу на цыганку мировому судье, и тот приговорил ее на 6 мес. тюремного заключения, постановив взыскать в пользу Куликовой 185 руб.
  Цыганка обжаловала приговор судьи в окружной суд, указывая в своем апелляционном отзыве, что приговор судьи основан только на показании потерпевшей; свидетели же обстоятельств дела не подтвердили.
  Окружной суд утвердил приговор мирового судьи.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  Браки сектантов.
  На городское самоуправление возложено ведение книг гражданского состояния сектантов, не признающих духовных лиц. В правилах, которых предписано придерживаться при ведении указанных книг, обращает на себя внимание следующий пункт, касающийся бракосочетания, который сводится к следующим положениям.
  Сектанты, желающие вступить в брак, должны заявить об этом подлежащему установлению, по месту жительства как жениха, так и невесты. По этому заявлению составляется объявление об оглашении, которое выставляется в течение семи дней на видном месте у наружных дверей подлежащего установления. Каждый, имеющий сведения о препятствиях к браку, может до истечения срока (7 дней) сделать о том письменное или словесное заявление установлению, у дверей которого выставлено объявление.
  По истечение 7-дневного срока оба сочетающиеся должны лично явиться в установление, производившее оглашение, и заявить ему просьбу о внесении записи о бракосочетании в книгу, причем должны быть представлены документы, среди которых необходимо поручительство двух лиц, со стороны жениха и невесты, в том, что им неизвестно существование законных препятствий к браку.
  Воспрещенные законами уголовными и гражданскими браки городскими управами, городскими старостами и волостными правлениями не вносятся в книгу.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  Эпизоотии.
  Местному ветеринарному надзору сообщают, что по линии Алтайской железной дороги от станции Повалиха и далее по направлению к Новониколаевску среди лошадей железнодорожных рабочих появились сап и сибирская язва. Если принять во внимание необеспеченность сельского населения ветеринарной помощью и то, что на железной дороге ветеринарная помощь совершенно отсутствует, то для каждого станет понятно, какая опасность угрожает населению от появившихся на лошадях железнодорожных рабочих эпизоотий. Ведь лошади железнодорожных рабочих не изолируются от лошадей и прочего скота крестьян.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  "Трезвенное движение".
  В городскую управу за последние дни стало поступать много заявлений о разрешении открыть пивные лавки. В настоящее время в управу, как нам передают, поступило более 30 таких заявлений. Между прочим, поданы заявления о разрешении пивных на всех площадях и в районах улиц, где в последние годы пивные совершенно и не разрешались.
  Объясняется это, как говорят, тем, что у города нет в настоящее время никакого обязательного постановления об ограничении района, где можно открывать пивные лавки: все вырабатываемые городской думой на этот предмет обязательные постановления отменялись общим присутствием губернского управления. Последнее обязательное постановление отменено по протесту местного уездного исправника. Городская управа, как мы слышали, впредь до выработки нового обязательного постановления, намерена сама изыскать способы борьбы с таким распространением пивных по городу.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  Находка.
  В номерах "Империал" официант Павел Черданцев в одном из номеров оставленные каким-то постояльцем 682 руб. денег. Черданцев найденные деньги передал владельцу номеров Кузнецову, а последний заявил о находке полиции.
  ["Жизнь Алтая" N142, 28 июня 1914 г.]
  
  Гастроли Н.М. Гондатти.
  28 июня в театре Народного дома шла драма Генрика Ибсена "Нора" с гастролершей - Н.М. Гондатти - в главной роли. Это, по-моему, самый удачный из прошедших в Барнауле с участием г-жи Гондатти спектаклей.
  Не раз приходилось мне видеть "Нору" на сцене и - что ни артистка, то и новая, своеобразная Нора. Интерпретация роли г-жей Гондатти кажется мне наиболее правильной и близкой к истине. Такой именно страх за содеянное, какой виден был в Гондатти-Норе, она должна была испытать с момента, когда Крогстад открыл ей глаза на ее преступление. Замечательно удался артистке и тот момент, служащий камнем преткновения для большинства исполнительниц роли Норы, когда она из жены-куколки, "жаворонка", который должен петь только веселые песенки, превращается в жену-человека, когда она почувствовала в себе оскорбление человеческого достоинства и решается бросить и мужа, и детей, уйти навсегда из "кукольного" дома, где в ней видели только игрушку, куклу и не думали, что и у нее есть душа, что и она - человек, имеющий право на уважение. В этот момент артистка была великолепна, и этому немало способствовал г. Ростовский, игравший мужа, который в этот же именно момент сумел особенно подчеркнуть всю ничтожность, все внутреннее убожество натуры Гельмера, кичащегося своей честностью и довольного обладанием такой женой, как Нора-куколка.
  Прекрасно провел роль доктора Ранка г. Трубецкой; обращал на себя внимание превосходный грим артиста.
  С каждой новой ролью все более и более начинает обращать на себя внимание г. Антонов (Крогстад), хотя артист слишком еще волнуется на сцене, о чем свидетельствуют довольно частые lapsus'ы lingue*, которые срываются у него.
  Незначительная в пьесе роль фру Линде нашла себе хорошую исполнительницу в лице г-жи Торич; обыкновенно роль эта проходит незаметной, но г-же Торич удалось обратить внимание публики и на это действующее лицо в пьесе.
  Публики было не особенно много, и объяснить это можно исключительно дождем, который шел пред самым спектаклем. Вообще, надо заметить, погода не благоприятствует гастролям Н.М. Гондатти, а барнаульская публика находится в большой зависимости от погоды.
  N
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  * Оговорки (лат.)
  
  
29 июня
  
  В обществе спасения на водах.
  29 июня в помещении городской управы состоялось первое общее собрание членов только что разрешенного отдела Томского округа спасения на водах. Присутствовало около 30 членов. Вновь возникшая, в высшей степени симпатичная по своим задачам, организация встречена сочувственно. Из доклада председательствующего Жуковского (он же и главный организатор местного отдела) видно, что отдел, еще фактически не существуя, уже имеет в своих рядах 60 членов. Сумма членских взносов достигла 300 руб. (ежегодный членский взнос 5 руб.). Кроме того, торговый дом "Бр. Козловы" согласился бесплатно отпустить лес, необходимый на постройку спасательной станции, пароходство Фуксман согласилась дать бесплатно рабочих для постройки станции и необходимое количество красок; пароходство Мельниковой уступает бесплатно пароход для устройства гуляния в пользу отдела.
  Прежде всего был заслушан нормальный устав общества, после чего было приступлено к избранию председателя отдела. Избран. И.В. Мельников. В правление решено избрать пять лиц; избранными оказались П.В. Жуковский, А.А. Лесневский, В.И. Чекстер, Н.И. Изосимов и Н.В. Григорьев. Кандидатами к ним избраны Н.Н. Шах-Назаров, М.Ф. Александров и И.Е. Жмурин-Виноградов. Членами ревизионной комиссии избраны А.Н. Новиков, Циммерман и П.П. Киселев. Кандидатами к ним Ф.К. Козлов и И.И. Пономаренко.
  Вследствие отношения Томского округа спасания на водах, Жуковский просит собрание обсудить вопрос о постройке спасательной станции. С принципиальной стороны возражений по этому вопросу не было, но по вопросу, где лучше строить станцию, получились разногласия: строить против Пушкинской ул. или около устья р. Барнаулки? Последнее предложение принято большинством всех против 3 голосов. Высказано пожелание, чтобы спасательная станция на первое время была оборудована тремя лодками.
  Торговому дому "Бр. Козловы", пароходствам Фуксман и Мельниковой за сочувственное отношение к отделу решено выразить благодарность.
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  Об охотниках.
  Сегодня день, с которого охотникам законом разрешается стрелять птицу. Но это только так говорится в законе: на деле же поступают иначе, в особенности у нас в Барнауле. Как нам сообщают, во все последнее время на базаре целыми партиями продавались дупеля, о которых громогласно возвещалось чуть ли не в ежедневных меню, но даже утки-самки, а не только селезни.
  Люди, на вид интеллигентные, привозили с охоты по сорок штук дупелей, убитых прямо в гнездовьях.
  Сегодня начнут птицу истреблять, так сказать, официально. Но не думаем, чтобы для птицы только с сегодняшнего дня началась беспокойная жизнь. От жизни, полной опасности, она у нас и не отвыкала.
  Как наши охотники еще не культурны!
  ["Жизнь Алтая" N143, 29 июня 1914 г.]
  
  Отзывчивость.
  Проживающий в Барнауле Иван Яковлевич Мизгер, прочитав заметку "Долг родины перед Н.М. Ядринцевым", пришел вчера в редакцию "Жизни Алтая" и передал десять рублей с просьбой переслать их дочери Н.М. Ядринцева Лидии Николаевне Ядринцевой-Злобиной. Не имея адреса Лидии Николаевны, деньги мы переслали в Москву, в редакцию газеты "Русские ведомости", с просьбой переслать их по назначению.
  ["Жизнь Алтая" N143, 29 июня 1914 г.]
  
  Отваливающаяся штукатурка.
  В первом городском четырехклассном училище, где теперь идут педагогические курсы, в проходе, ведущем к уборным, в течение последних дней обваливается с потолка штукатурка. Падают иногда довольно крупные куски (с книгу величиной), что при большой высоте помещения грозит серьезной опасностью, если такой кусок упадет кому-нибудь из курсистов на голову. Между тем, никаких мер для предотвращения дальнейших обвалов или для ограждения опасного места не принимается.
  ["Жизнь Алтая" N143, 29 июня 1914 г.]
  
  Нанесение раны.
  29 июня, часов около 11 вечера, на веревочном заводе Ковиных в квартиру рабочего Уханова зашел мещанин Александр Устюжанин и нанес тяжелую ножевую рану в левую часть груди сидевшему за столом у Уханова М.Ф. Гаврилову. Потерпевший отправлен в городскую больницу. Устюжанин арестован и привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  
ИЮЛЬ
1914
  
  
1 июля
  
  1 июля 1914 года в Барнауле открыто первое женское высшее начальное училище.
  
  На Алтайской железной дороге.
  У подрядчиков по постройке Алт. жел. дороги Ааерина и Алейникова недоразумения с рабочими не прекращаются. Недавно у нас отмечались требования, предъявленные к Алейникову и Аверину рабочими на земляных работах около города, об улучшении пищи и сокращении рабочего дня. Улучшили ли подрядчики положение рабочих, неизвестно, хотя их требование было основано на договоре; зато среди рабочих жандармской железнодорожной полицией были произведены аресты, и в результате в местной тюрьме уже около месяца содержится 18 рабочих. Вчера в квартиру одного нашего сотрудника явилась группа рабочих из артели плотников, работающей на постройке пожарной вышки и кирпичных сараев. Рабочие просили осветить в газете, что несмотря на то, что они артелью взялись исполнить плотничные работы, десятник Алейникова и Аверина - Захаров - принуждает их исполнять работы и чисто столярные. Когда же рабочие вчера отказались делать 12 рам, на том основании, что это работа столярная, десятник Захаров, ругая всех рабочих самой отборной площадной бранью, стал кричать, чтобы они убирались с работ. Между тем, по словам рабочих, плотничных работ осталось выполнить рублей на 10, а за конторой они считают около 30 руб. Не желая подвергать себя незаслуженным оскорблениям со стороны десятника и исполнять работу, которая должна выполняться столярами, плотники прекратили работу.
  По слова плотников, при сдаче работ по постройке кирпичных сараев у них тоже дело дошло до вмешательства полиции. Рабочие, произведя обмер работ, насчитали 67 погонных сажен, по обмерам же конторы выходило лишь 66 сажен. Плотники обратились к жандарму. Был произведен снова обмер, в результате правыми оказались рабочие, и контора произвела расчет за 67 погонных сажен. Но бывают, видимо, и более вопиющие факты.
  Одна женщина, проживающая по 6-й Алтайской улице в доме N27, проработала на земляных работах две недели и заработала за это время 6 руб. 65 коп., но денег получить ей до сего времени не удалось: на предъявленный ею в контору ордер на получение заработанных денег сказали, что деньги эти получил какой-то старик (?). Женщина отправилась к десятнику, но толку не добилась. Отправилась она заявлять свою претензию железнодорожному жандарму, но от этого оказалось мало пользы. Так до настоящего времени деньги, заработанные женщиной, числятся за каким-то стариком, а заработавшая их женщина утешает себя слезами.
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  Последняя гастроль Н.М. Гондатти.
  Сегодня в Народном доме труппой Львовой-Тургеневой, при участии артистки Гондатти, ставится 5-актная драма "Заза".
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  В школьном обществе.
  На заседании 1 июля собралось наконец шесть членов совета.
  Заслушано заявление Львовой-Тургеневой об уступке ей всех пятниц летнего сезона для устройства гуляний со спектаклями в саду; решено всех пятниц не уступать, ради того, чтобы сад был несколько лишних дней открыт для публики бесплатно.
  С каждого билета в театр совет взимает в свою пользу, за право входа в сад, по 5 или по 3 к., смотря по цене билета. Обнаружилось, что эти пятаки антрепренерша берет с публики сверх вены билета, не обозначая на билетах этого дополнительного обложения публики. Совет решил считать это недопустимым, о чем и объявляет.
  Заслушаны заявления Томского землячества студентов Петербургского университета и о-ва попечения о подкинутых детях об уступке зала и сада для гуляния и вечера. Решено уступить зал и сад обеим организациям на одинаковых условиях: оплата ими всех расходов по вечеру и 5 процентов чистого сбора в пользу школьного о-ва. Предположительно намечено предоставить землячеству вечер 16 июля, о-ву попечения о подкидышах - 23 июля.
  Сторож сада заявил, что в цветнике ночью, во время гуляний, мнут и рвут цветы, и просил разрешения с 10 часов вечера закрывать цветник для публики. Решение этого вопроса советом отложено до осмотра повреждений цветника; сторожу предложено внимательней следить за цветником.
  По вопросу о раздаче детям, посещающим детские площадки, овощей, посаженных ими весной, предоставлена свобода действий руководительницам площадок.
  По просьбе учительницы Кузьминой решено выдавать ученику 2-го городского училища Мамонтову пособие для продолжения учения, в размере 6 руб. в месяц, начиная с 1 августа.
  ["Жизнь Алтая" N146, 3 июля 1914 г.]
  
  Ход болезней.
  По регистрационным карточкам врачей, в течение июня месяца в городе зарегистрировано заразных заболеваний: оспой натуральной - 2, оспой ветряной - 1, скарлатиной - 7, корью - 5, тифом брюшным - 6, тифом сыпным - 2, свинкой - 7, дифтеритом - 2, дизентерией - 9 и рожей - 2.
  ["Жизнь Алтая" N149, 6 июля 1914 г.]
  
  В городской заразной больнице.
  На 1 июня состояло больных 29 чел., в течение июня в больницу вновь поступило 30 чел., выздоровело 44, умерло 2, и на 1 июля в больнице состоит 13 больных.
  ["Жизнь Алтая" N149, 6 июля 1914 г.]
  
  Жалоба на перевозчиков.
  Косихинский врач Ларин обратился с жалобой на грубое обращение перевозчиков на пароме через Обь у города. Особенное же внимание Ларин обращает на грубое обращение работающего на перевозе Никольского-Пономаренко. Жалобу эту исправник передал городскому голове.
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  За держание собаки без намордника мировой судья 1-го уч. приговорил домовладельца Саяпина к штрафу в 5 руб.
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  Село Белоярское, Барн. уезда. Велосипед.
  При описи имущества, принадлежащего бывшему волостному писарю с. Черемновского, Островзорову, растратившему казенные деньги, не был найден и не занесен в опись велосипед. Фирма "Бр. Лыжины" (в Барнауле), у которой был куплен Островзоровым велосипед в рассрочку и которой деньги за него вполне уплачены не были, узнала, что велосипед находится у письмоводителя крестьянского начальника 2 уч. Барн. у., г-на Мальцева, который 20 июня находился в Барнауле. Агент Лыжиных нашел квартиру Мальцева и, осмотрев велосипед, заявил, что этот велосипед, как неоплаченный Островзоровым, принадлежит фирме, в которой он служит, и потребовал возвращения велосипеда по принадлежности. Г. Мальцев "добровольно" сдал велосипед в магазин Лыжиных, а на вопросы о том, как попал к нему этот велосипед, ответил красноречивым молчанием.
  Здешний
  ["Жизнь Алтая" N144, 1 июля 1914 г.]
  
  
2 июля
  
  Чеховский вечер.
  Устроенный Школьным обществом 2 июля, в десятую годовщину смерти А.П. Чехова, вечер его памяти привлек почти полный зал публики и прошел довольно оживленно, хотя и не без шероховатостей.
  Изрядно утомило публику первое отделение, заполненное чтением воспоминаний Еппатьевского и критического очерка Измайлова о Чехове и затянувшееся на добрый час, если не больше.
  Красивейшим моментом вечера был выход в начале второго отделения г-жи Бенуа, с большим чувством продекламировавшей стихотворение Скитальца "Памяти Чехова" и возложившей венок из зелени и живых цветов на портрет Чехова, стоявший на сцене в протяжение первых двух отделений.
  Следующий номер программы, многих интересовавший, - романс Рахманинова на слова Чехова "Мы отдохнем" (монолог Сони из "Дяди Вани"), к сожалению, по болезни исполнительницы, остался не выполненным.
  После прочтения рассказа Чехова "Ванька", второе отделение закончилось похоронным маршем Шопена, красиво исполненным г-жой Пахоруковой.
  Третье и четвертое отделение заняты были миниатюрами А.П. Чехова, "Юбилеем" и "Свадьбой", исполненными артистами местной труппы. Здесь пальма первенства принадлежит, безусловно, г. Трубецкому, бесподобно проведшему роль бухгалтера Хирина в "Юбилее", шедшем под гомерический хохот публики. "Свадьба" прошла менее оживленно.
  Вечер закончился во втором часу ночи.
  ["Жизнь Алтая" N147, 4 июля 1914 г.]
  
  Кто утонул?
  Несколько времени тому назад у нас сообщалось, что в Повалихе бросился с яра в воду пассажир с парохода "Воткинский завод", ехавший из Усть-Чарышской пристани в Новониколаевск. Находившаяся на пристани публика приняла некоторые меры, чтобы спасти утопающего неизвестного человека. Случайно оказался под руками длинный шест, который был подан утопающему, но последний отказался ухватиться за него. Тогда несколько человек кинулись на лодке спасать неизвестного. Едва они успели доплыть до утопающего, который крикнул им: "Я потерял скрипку, вы меня оставьте, мне и здесь хорошо" - и погрузился в воду.
  Труп утопленника отыскать не удалось.
  По слухам, исходящим из пароходских кругов, а также и частным сведениям, во время падения неизвестного с яра, у него из кармана выпала пачка писем от Лабинского, Шаляпина, Собинова и др. лиц из артистического мира, причем все они начинаются с обращения: "Костя", "друг Костя" и т.п.
  В Усть-Чарышской пристани живут родители известного скрипача Кости Думчева, и вот крепчает слух, что бросившийся в яра - не кто иной как Костя Думчев.
  ["Жизнь Алтая" N145, 2 июля 1914 г.]
  
  "Воры".
  В ночь на 2 июля сторож у магазина Лукина и Елизарова услышал подозрительные звуки: как будто бы кто ходит по крыше. Осмотрел кругом, где можно, магазин: никого нет, а подозрительные звуки продолжаются. Не вытерпел сторож и сообщил о том, что по крыше магазина кто-то ходит, А.С. Лукину. Между тем "хождение" по крыше не прекращалось. Лукин отправился в полицию и заявил, что в магазине, кажется, "работают". Тотчас же к магазину для задержания воров явились полицейские. С осторожностью, чтобы не спугнуть воров, стали пробираться туда, откуда неслись подозрительные звуки. Оказалось, что звуки рождались от падения с одной на другую железную крышу капель воды.
  ["Жизнь Алтая" N146, 3 июля 1914 г.]
  
  Истязание.
  На углу Бийской улицы и Конюшенного пер. 2 июля много публики привлек служащий какой-то мясной лавки, проезжавший на серой лошади, запряженной в телегу, к которой сзади был привязан бык. Бык почему-то лег среди улицы. Служащий принялся хлестать быка бичом по голове и бокам, но бык не поднимался. Долго бы еще продолжалось это истязание, если бы кто-то из публики не вступился за быка, позвав городового.
  ["Жизнь Алтая" N147, 4 июля 1914 г.]
  
  
3 июля
  
  Проспал.
  Кучер Ворсина - Кузнецов - возвращался через перевоз под Большим Гляденом из деревни Мыльниковой в город. Переехав через паром, Кузнецов пустил лошадь по дороге, а сам лег в телегу и уснул. Когда он проснулся, то в телеге не оказалось дождевика, карман у Кузнецова оказался вывороченным, и в нем не оказалось кошелька, в котором был рубль денег, на лошади же не оказалось шлеи. О такой дерзкой краже Кузнецов заявил полиц. надзирателю 5 участка. Последнему удалось установить, что кражу совершил местный мещанин Василий Юдин. Юдин в краже сознался и арестован. Пока найден и возвращен Кузнецову лишь дождевик.
  ["Жизнь Алтая" N146, 3 июля 1914 г.]
  
  
4 июля
  
  С Алтайской железной дороги.
  Несмотря на массу неблагоприятных условий, земляные работы на 3-м участке дороги идут довольно успешно. О размерах работ можно судить по тому, что у подрядчиков Алейникова и Аверина, ведущих эти работы, в настоящее время находятся более 2,5 тысяч человек рабочих и служащих. На Глядене вывозкой земли заняты 8 паровозов, обслуживаемых посменно двумя бригадами. С 10 июня начались ночные работы. Вдоль Гляденской выемки поставлены калильные фонари. Построены разъезды. Установлены семафоры, обслуживаемые сигналистами. На всем протяжении работ проведен телефон. Все это устроено с целью ускорить работы.
  Но насколько это достигнуто, видно из того, что при 8 паровозах в сутки вывозится лишь 600-700 выгонов. И если работа идет успешно, то только благодаря обилию рабочей силы. При хороших условиях работа могла бы идти еще быстрее.
  Одним из важных препятствий является плохое состояние пути, что объясняется слабым надзором, вследствие чего часто обнаруживаются расширения и перекосы, служащие причиной почти ежедневных сходов подвижного состава, что сильно отзывается на продуктивности работы.
  Недостаточный слой земли при работе экскаватором является не менее важным препятствием, вызывая частые перерывы работы экскаваторов для передвижки последних. Крутой уклон пути в сторону Оби не позволяет увеличить составы поездов, что тоже уменьшает количество выведенных вагонов. Частые дожди последнего времени тоже мешают и нередко прекращают работы.
  Благодаря непрерывной работе в течение круглых суток (за исключением праздников), эстакада у моста давно засыпана. Пристанская ветка почти наполовину готова. Экскаваторы поднялись из Гляденского оврага и работают выемку против дачи Рона. Рельсовый путь проложен до станции.
 []
Ветка от моста в сторону Федуловской пристани
  На Елбане промыло путь на протяжении 50 саж., вследствие чего вывозка земли поездами прекращена до исправления пути. Там работает 2 паровоза, и, благодаря ровному и исправному пути, работа идет быстро.
  Кладка устоев моста через Обь идет по-прежнему медленно.
  Новый
  ["Жизнь Алтая" N147, 4 июля 1914 г.]
  
  В недрах земли.
  С правой стороны заводского пруда на берегу его, на участке Окорокова, производится бурение артезианского колодца. На 22-саженной глубине найдены кости, похожие по внешнему виду на кости копыт, и куски дерева, по внутреннему строению очень сходного с сосной. Нужно заметить, что такие же находки и с почти такой же глубины были добыты при бурении городских колодцев, но эти довольно интересные в научном отношении находки, видимо, никого не интересуют. В данном случае добытые кости и куски дерева взял себе производящий бурение колодца Продкин.
  ["Жизнь Алтая" N147, 4 июля 1914 г.]
  
  "Протекция".
  Нас просят отметить, что на пароходе Фуксмана "Владимир", во время мытья палубы, грязная вода льется через щели в третий класс. Служащие парохода это явление называют "протекцией".
  ["Жизнь Алтая" N147, 4 июля 1914 г.]
  
  Гибель коровы.
  4 июля в канаву, которая идет от казенного винного склада к Оби, упала чья-то корова и ушиблась до смерти. Почему канава не огорожена?
  ["Жизнь Алтая" N149, 6 июля 1914 г.]
  
  
5 июля
  
  Кабинет, управа и барахольщики.
  Как известно, торговцы барахольного базара, получив от городской думы отказ на свое ходатайство о переводе барахольного базара из-за речки Барнаулки к обжорному сараю, обратились в главное управление Алтайского округа с просьбой сдать им в аренду под устройство барахольного базара часть площади, занимаемой лесопильным заводом Кабинета. Сделка состоялась, и в несколько дней по Соборному переулку и Подгорной ул., на площади, занимаемой заводом, были понастроены лавки и начал работать барахольный базар. От такой комбинации город должен потерять около 8000 руб., и, конечно, управа решила отстаивать интересы города судом, основываясь на том, что базары в черте городских поселений могут открываться лишь с разрешения городской думы. О том, что город намерен возбудить дело о закрытии барахольного базара на земле Кабинета, очевидно, откуда-то узнали барахольщики, выстроившие уже лавки. Узнали, видимо, они и о том, что главным доказательством того, что это не домовые лавки, а базар, будет служить ручная и разносная торговля. Вследствие этого на днях барахольщики, выстроившие лавки, решили изгнать с барахольного базара ручную и разносную торговлю, для его, сговорившись, они все столы ручной продажи, вместе с с товаром, поопрокидывали и стали прогонять с базара торгующих вразноску. Обиженные барахольщики все отправились жаловаться на своих коллег в городскую управу. Из управы их направили к исправнику. На нескольких зачинщиков, разбрасывавших товар разносчиков, составлены протоколы. Однако лавочники-барахольщики не пожелали, чтобы около их лавок производилась разносная и ручная продажа товара. После этого городская управа для разносной и ручной торговли барахольным товаром отвела место между зеленым базаром и обжорным сараем. Барахольный базар на кабинетской земле был осмотрен совместно представителями города и Кабинета при участии юрисконсультов того и другого учреждений. Как мы слышали, Кабинет намерен добровольно закрыть барахольный базар.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  Утверждение стипендий.
  Директор народных училищ Томской губернии сообщил городскому голове, что учрежденные городской думой стипендии при первом и втором городских 4-классных училищах, по 50 р. в год в каждом, в память Отечественной войны 1912 года, департаментом министерства народного просвещения утверждены на выработанных городской думой положениях.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  Об аренде цирка.
  Держащая в Народном доме антрепризу Львова-Тургенева обратилась в городскую управу с просьбой о сдаче ей в аренду на три года здания цирка, для устройства в нем театра. Львова-Тургенева предлагает перестроить и приспособить здание цирка под театр за свой счет, причем в первый год аренды она хочет пользоваться цирком бесплатно, за второй год предлагает плату 800 руб. и за третий год - 1000 руб. По истечении срока аренды все сооружения переходят к городу. Городской голова Лесневский предложил Тургеневой представить план, как она намерена перестраивать цирк.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  Наши пароходы.
  "Соединенная компания", видимо, не считает нужным заботиться об удобстве пассажиров. Так, нам сообщают, что на пароходе "Воткинский завод" - грязь, пьянство и ругань делают положение пассажиров, особенно 3 класса, прямо невыносимым. Вдобавок, у самых кают 3 класса все время рубят и колют дрова.
  Пароход "Воронцов" в прошлую субботу взял на борт около 30 пассажиров, ехавших в Бобровку на дачу. Несмотря на то, что пароходы проходят верстах в полутора от Бобровки, где есть удобное место для причала, командир парохода, не обращая внимания на просьбы пассажиров, увез их на 12 верст дальше, в Рассказиху, где и высадил верстах в двух от деревни, уже в темноте, на болотистый, поросший тальником луг, изобилующий, по словам рассказихинцев, волками. Пассажирам пришлось идти этим лугом в Рассказиху и там изыскивать средства - попасть в Бобровку.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
 []
Пароход "Горный инженер Воронцов" Е.И. Мельниковой
  
  "Доктор".
  На днях по Мало-Змеевской улице группа детей затеяла игру в докторов, но первый же опыт этой игры закончился печально. В первую очередь доктором вызвался быть 11-летний мальчуган, который опыты свои стал производить над 2-летней девочкой и 3-летним мальчиком. Первой он насовал ваты в уши, а второму в нос. Все шло сперва как будто бы хорошо под общий смех детей; но не так-то легко оказалось извлечь вату обратно. Юный "доктор" стал доставать вату булавкой и в результате расковырял уши у девочки и нос мальчику до крови. Смех сменился плачем. К прибытию родителей бедные пациенты были уже в крови. Для освобождения их ушей и носа от ваты пришлось пригласить врача.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  Бревновозы.
  При поездках на работы и при возвращении с работ бревновозы немало доставляют неприятностей проходящей публике, заставляя последнюю глотать пыль, которая поднимается крючьями, веревками и стяжками, которые обыкновенно волоком тянутся по дороге. Кажется, барнаульцам и без этого нет оснований обижаться на недостаток пыли, поэтому бревновозам не следовало бы таскать по улицам свои инструменты.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  Просьба о санитарном осмотре.
  Городским головой из села Чесноковки получено письмо с просьбой сделать распоряжение об осмотре мясных лавок в с. Чесноковке. В письме, между прочим, говорится, что в Чесноковке многие торговцы, несмотря на то, что есть бойня, бьют скот на домах, а другие, не выбирая прав, торгуют мясом, развозя таковое на телегах по линии железной дороги.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  Подкидыш.
  В ночь на 5 июля в бульваре против пассажа И.Ф. Смирнова неизвестно кем оставлен младенец мужского пола. При нем найдена записка: "Звать Павел. Родился 27 мая - идет второй год. Горелова". Ребенок отправлен в приют о-ва попечения о подкинутых детях.
  ["Жизнь Алтая" N149, 6 июля 1914 г.]
  
 []
Пассаж И.Ф. Смирнова
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Прошу вас не отказать поместить мое настоящее письмо на страницах уважаемой вашей газеты.
  Я в течение 15 лет занимаюсь легковым извозным промыслом, т.е. содержу легковую биржу, и за это довольно продолжительное время я ни от кого никаких замечаний, как от пассажиров, так и от администрации, не получал. 20 июня с .г. я повесткой был вызван в городскую управу, где городской голова Лесневский заявил мне, что он меня лишает навсегда права езды на бирже. На мой вопрос: "За что?" - Лесневский сказал, что ему на меня жаловался староста второй партии извозчиков, что будто бы я на пароходных пристанях был пьян на бирже. Моих объяснений г. Лесневский слушать не пожелал и попросил меня удалиться из кабинета.
  2 июля меня вызвали во второй полиц. участок, где надзиратель 2-го участка мне объявил, что по постановлению городской управы я лишен права езды, и просил сдать ему мой номер, 33-й. Чем мотивировано это постановление, я не знаю, так как мне его не читали, а сам я причин для такой крутой по отношению меня меры не знаю и считаю такую меру против меня незаконной и не отвечающей точному смыслу обязательного постановления, изданного барнаульской городской думой и утвержденного г. томским губернатором 15 апреля 1910 года. На основании параграфа 1-го этого обязательного постановления разрешение на извозный промысел выдается городской управой не иначе, как по представлению желающим заняться этим промыслом удостоверения полиции о его благонадежности и внесению установленной платы в доход города. Других ограничений этим обязательным постановлением не предусмотрено; за неисполнение же этого постановления наказания налагаются мировыми судьями на основании ст. 38 и 39 - не свыше 50 руб. денежного штрафа и не свыше 7 дней ареста. Поэтому всякие дисциплинарные взыскания, налагаемые самой управой на извозчиков, я считаю не основанными на законе. Но г. Лесневский не ограничился лишением лишь меня одного езды на бирже. Мой сын Мирон, имеющий N194 на легковую биржу, 3 июля явился в городскую управу для того, чтобы внести установленную плату в доход города за право заниматься извозным промыслом во второй половине 1914 года (второе полугодие считается с 1 июля). Но Лесневский отказался принять от моего сына деньги, заявив ему, что он ездит на отцовских лошадях и экипажах и что он выдаст ему свидетельство лишь тогда, когда он будет иметь все это собственное отдельно от отца, т.е. от меня. Насколько также основателен последний мотив Лесневского, предоставляю судить читателям. В заключение настоящего письма лишь высказываю свое искреннее желание, чтобы г. Лесневский на страницах газеты "Жизнь Алтая" ответил по существу настоящего письма.
  Примите, господин редактор, уверения в совершенном к вам почтении.
  Легковой извозчик Андрей Рассохин.
  ["Жизнь Алтая" N148, 5 июля 1914 г.]
  
  
6 июля
  
  Затруднительное положение жителей Алтайских улиц.
  Один из обывателей 3-й Алтайской улицы просит поместить следующие его строки.
  На протяжении берега Оби, от Томского взвоза до Глядена, существовал только один взвоз, хотя и неважный, но все-таки обыватели пользовались им для своих нужд, т.к. другого пути для пользования водой не было. Взвоз этот находился против 3-й Алтайской улицы. И вот городская управа разрешила устроить на берегу Оби против 3-й Алтайской улицы литейный завод, постройками которого доступ к взвозу закрыт. Обыватели лишены последней возможностью пользоваться Обью. Почему городская управа не заботится о жителях и в погоне за наживою лишает их самых простых удобств? Из-за управы жители всех Алтайских улиц совершенно отрезаны от реки и испытывают громадные неудобства. Можно сказать, что каждое ведро воды стоит ведра поту от труда его достать.
  Желательно, чтобы городская управа обратила на это внимание и что-нибудь сделала для того, чтобы облегчить алтайцам доступ к Оби.
  Не может ли управа сделать в нашем краю удобный взвоз? По нашему мнению, это легко выполнить, следует только воспользоваться рвом против 8-й Алтайской улицы и приспособить его к езде.
  ["Жизнь Алтая" N149, 6 июля 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В N144 Вашей газеты в хронике под рубрикой "На Алтайской дел. дор." было задето мое имя в связи с совершенно искаженными фактами. В хронике написано, что артель плотников взялась исполнять плотничьи работы по постройке пожарной "вышки" и кирпичных сараев. На самом деле никакой артели пожарной "вышки" и кирпичных сараев я работать не сдавал, а сдал рядчику Бродникову постройку пожарного сарая за 125 руб. оптом со всеми поделками. Таким образом, артель работала не у меня и принуждать ее что-либо делать и производить денежные расчеты я не мог. Затем никаких обмеров работ по кирпичным сараям и не производил.
  Неверный материал хроники вдохновил "Премудрую крысу Онуфрия", и в N147 газеты он пишет 28 строк сатирических стихов - очевидно, и не подозревая, что по существу он далек от истины.
  Не входя в общую оценку достоверности и прочих фактов, меня не касающихся, считаю нужным выразить Вам свое искреннее изумление по поводу того, что возможно забросать грязью имя человека, основываясь на непроверенных данных или слухах.
  П. Захаров
  5 июля 1914 года.
  От редакции. Изумление г. Захарова совершенно напрасное. Редакция, помещая названную заметку, основывалась не на слухах, а на словах рабочих, лично посетивших нашего сотрудника, что и было отмечено в заметке.
  ["Жизнь Алтая" N149, 6 июля 1914 г.]
  
  
8 июля
  
  Фальсификация масла.
  Почти ежедневно количество проданного на масляном рынке в Барнауле сливочного масла доходит 1200-1600 и более бочонков. Казалось бы, при таких условиях барнаульцы могли бы рассчитывать на возможность употреблять в пищу чистое коровье масло, но это только казалось бы. Чистого коровьего масла (топленого) в Барнауле почти нет: почти невозможно найти масла, к которому не были бы примешаны куть не на 50% коковар и другие растительные масла. В некоторых сибирских городах городские самоуправления вступили в борьбу с фальсификацией масла. Так, например, в Иркутске санитарный надзор произвел ряд осмотров в лавках, торгующих маслом, причем почти везде было обнаружено фальсифицированное масло, и торговцы им привлечены были к ответственности. Мировой судья приговорил этих торговцев к штрафу от 50 и более рублей. В Омске санитарный надзор, производящий обследование в городе торговли съестными припасами, установил, что в большинстве мелких лавок вместо топленого коровьего масла продается почти один сплошной коковар.
  Нам кажется, не мешало бы и местному санитарному надзору задаться обследованием потребляемого барнаульцами топленого коровьего масла и начать это обследование не с мелочных лавок, а с тех, которые снабжают маслом мелочные лавки. Конечно, штраф в 50 руб. для крупных маслоторговцев не страшен, но привлечение к суду за торговлю недоброкачественными продуктами, может быть, умерит их аппетиты, и фальсифицированное масло будет продаваться реже.
  ["Жизнь Алтая" N150, 8 июля 1914 г.]
  
  На постройке около управы со стороны Московского проспекта около тротуара поставлен ящик, в который складывается разведенная известь для каменной постройки. По тротуару постоянно большое движение; между тем тестообразная известковая масса рабочими с возов сбрасывается без всякой осторожности. Так, 8 июля большие брызги известки попали в лицо проходившей по тротуару женщины. На замечание последней, нельзя ли сбрасывать известку осторожнее, рабочий не ответил ничего, но работу свою продолжал так же. Следовало бы управе обратить на это внимание и избавить прохожих от возможного "угощения".
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  8 июля в 3 часа утра при электрической станции И.К. Платонова в резервуаре с водой глубиною в 3,5 арш. обнаружен труп утонувшего рабочего станции, сына чиновника В.П. Бубенина, 21 г.
  Полицейским дознанием установлено, что покойный сильно пил и покончил самоубийством. Знавшие его говорят, что он сильно боялся военной службы и говорил, что все равно он с собой покончит.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  "Гастролеры".
  8 июля на барахольном базаре городовыми были задержаны два мальчика, похитившие в одной из лавок шляпу. Когда мальчики были водворены в каталажку, в дежурную комнату явился третий мальчик и, спросив что-то у дежурного, ушел. Через некоторое время мальчик снова явился в дежурную комнату полицейского управления и просил передать арестованным мальчикам 15 коп., которые, по его словам, ему для передачи мальчикам дал какой-то дядя. Поведение мальчика показалось подозрительным дежурному околот. надз., и он арестовал его для выяснения его личности. При допросе мальчик сознался, что арестованные ранее его компаньоны, которые уговорили его в Новониколаевске ехать в Барнаул воровать.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  Напуганная лошадь.
  8 июля около 7 час. вечера по Соборному пер. против магазина Лукина и Елизарова ехал на лошади в тележке с двумя маленькими детьми (4 и 8 лет) и с женой Б.И. Поплавский. В это время по переулку на мотоциклете мчался навстречу им какой-то господин. Лошадь Поплавского испугалась треска мотоциклета и начала скакать. Поплавский стал кричать мотоциклетисту, чтобы тот остановился, но последний, не обращая внимания, промчался мимо. В результате лошадь Поплавского изорвала сбрую и поломала тележку, дети и жена его были выброшены на землю. По счастью, все они отделались лишь испугом.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  Ответ П.П. Никольского.
  На запрос городской управы по поводу жалобы врача Ларина на грубое обращение с ним служащих на городском перевозе, арендатор перевоза П.П. Никольский пишет управе:
  "Собственно говоря, творят безобразие не распоряжающиеся на перевозе, а сами проезжающие в виде г. Ларина, которые никаких правил и порядков на перевозе не признают. Когда его (Ларина) просили на паром не заезжать, подождать, пока наставят повод, и тогда уже его поставят на середину, как это вообще полагается для их же удобства, чтобы потом поскорее выехать, он заехал на паром первым, став на середине парома, чем загородил окончательно въезд остальным подводам. И вот, когда его стали просить убрать лошадей со средины на место, указанное служащим, Ларин не согласился на это. После этого управляющий перевозом велел паромщику Пономаренко взять лошадь Ларина и поставить куда следует, если же г. Ларин не пожелает этого, то попросить его выехать с парома, что вполне законно и справедливо, ибо едущие через перевоз обязаны соблюдать правила, установленные на перевозе. Кроме того, когда Пономаренко отвел лошадей в сторону, г. Ларин обозвал его мерзавцем и подлецом, на что Пономаренко не сказал ни слова. Подобные случаи, - пишет в заключение Никольский, - бывают очень часто, и от служащих поступают жалобы на таких г.г. Лариных, от которым служащим приходится выслушивать незаслуженные оскорбления, да они же сами и жалуются на грубое обращение".
  ["Жизнь Алтая" N150, 8 июля 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  Заседание совета 8 июля началось обсуждением предложения члена ревиз. ком. С.М. Курского об уступке сада Львовой-Тургеневой для гуляний со спектаклями. Как известно, совет на предыдущем заседании отклонил просьбу Львовой-Тургеневой об уступке ей сада на все пятницы, мотивируя отказ желанием сохранить несколько дней для бесплатного пользования садом. С.М. Курский предложил теперь, оставляя свободными не уступленные антрепренерше пятницы, уступить ей вместо них четверги, когда общество устраивает гулянья за свой счет, так как гулянья эти дают меньше прибыли о-ву, чем гулянья, устраиваемые Львовой-Тургеневой.
  В совете было указано, что , кроме гуляний в саду, по четвергам бывают спектакли а Народном доме, которые тоже дают доход о-ву; замена тех и других гуляниями со спектаклями в саду может оказаться даже убыточной для о-ва. Так как, в добавок, сама Львова-Тургенева этого вопроса не возбуждает, то совет решил единогласно предложение С.М. Курского отклонить.
  С.М. Курский сделал предложение усилить освещение сада и, в целях большей его равномерности, заменить дуговые фонари соответственным по силе числом лампочек накаливания. Совет в принципе принял это предложение и решил попросить от электрической станции Платонова смету на такую замену и усиление освещения сада.
  По вопросу о закрытии для публики цветника с 10 часов вечера Д.В. Федоров доложил результаты произведенного им осмотра цветника. Оказывается, с начала лета пострадало пока только 10-12 цветков. Совет решил цветника не закрывать.
  Решено принять на счет о-ва расходы по прочитанной В.О. Болдыревым лекции по библиотековедению.
  Заслушано отношение Барнаульского уездного комитета Томского попечительства о народной трезвости. Весной комитет обращался в совет Школьного о-ва с просьбой о бесплатной уступке зала Народного дома для лекции о вреде алкоголизма. Совет 4 апреля постановил уступить зал и запросил комитет о дне лекции. Теперь комитет, выражая благодарность за уступку зала, сообщает, что день лекции определить пока не может, так как не знает еще, командирует ли местное о-во врачей кого-либо из своих членов для прочтения лекции, и если командирует, то когда именно. Отношение принимается к сведению.
  Заслушано сообщение Д.В. Федорова о том, что торги 8 числа на лавки не состоялись.
  Решено сдавать угловое место, занятое сейчас маленькой лавочкой-киоском, в аренду из выстройки более солидного помещения.
  Ввиду образования новой библиотечной комиссии, вместо отказавшейся, решено впредь на обсуждение в совете библиотечных вопросов обязательно приглашать представителя библиотечной комиссии.
  Реорганизатору библиотек о-ва В.О. Болдыреву решено выдать вознаграждение за его работу из расчета 60 р. в месяц и, кроме того, оплатить его проезд от Томска до Барнаула и обратно.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  Сочувственные проводы.
  8 июля, около 8 часов вечера, полицейским надз. 4 участка был арестован, для отбытия наказания по постановлению губернатора за бесчинство и озорство проживающий по Михайловской ул. мещанин, молодой парень, Алексей Пономаренко. Когда Пономаренко повели в тюрьму, то сзади его стали появляться девицы, которых собралось более 10. Сперва молодые поклонницы провожали своего кумира тихо, но потом начались причитания с выражением сочувствия потерпевшему. Процессия эта шла на протяжении нескольких кварталов.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  
9 июля
  
  К открытию городского ломбарда.
  Работы по приспособлению помещения под городской ломбард почти уже окончены. Ломбард предполагается открыть в конце второй половины настоящего месяца. В скором времени также переводится в свое собственное помещение на Пушкинскую улицу городской общественный банк.
  ["Жизнь Алтая" N151, 9 июля 1914 г.]
  
  На последнем съезде старообрядцев в Барнауле постановлено резиденцию старообрядческого епископа перевести из Томска в Барнаул.
  ["Утро Сибири" N153, 13 июля 1914 г.]
  
  Один из колодцев, что близ городской лечебницы, неподалеку от тюрьмы, не имеет никакой предохранительной обоймы и представляет из себя вполне замаскированную ловушку, так как расположен среди вновь образовывающейся довольно людной, особенно в праздничное время, улицы. Далеко не в полном порядке и другие, устроенные тут же, колодцы. Следовало бы об этом, кому следует, позаботиться.
  ["Жизнь Алтая" N151, 9 июля 1914 г.]
  
  Результат небрежности.
  Нами отмечалось, что при осмотре пивоваренного завода Андроновского городской санитарной комиссией было обращено внимание на недостаточное освещение в подвалах, где производится разливка пива. 9 июля крестьянин с.. Бутырского Василий Жидков приехал на завод за пивом. Чтобы получить скорее пиво, Жидков направился в разливочное отделение отыскивать пивовара. Вследствие темноты там приходится идти ощупью. В подвале был открыт люк в ледник, в который Жидков оборвался и упал на лед с 5-аршинной высоты. В результате Жидков получил сильные ушибы и был отправлен в городскую больницу. А если бы кто-нибудь обратил внимание на замечание санитарной комиссии, вероятно, такого несчастья не произошло бы.
  ["Жизнь Алтая" N153, 11 июля 1914 г.]
  
  Самоубийство.
  9 июля развозчик пива завода бр. Ворсиных А.П. Симаков, 34 лет, часов в 12 дня уехал на развозке пива в бор за завод Пранга, где выпил стакан карболовой кислоты. Симаков был найден уже мертвым; труп его отправлен в анатомический покой городской больницы. Причины самоубийства неизвестны. За последнее время Симаков сильно злоупотреблял спиртными напитками. 9 июля он утром объехал несколько пивных лавок, около 12 час. дня заехал домой, переоделся в чистое белье и уехал в бор. После него осталась жена и ребенок.
  ["Жизнь Алтая" N153, 11 июля 1914 г.]
  
  Драма на свадьбе.
  Некто Шифанов, проживающий по Гоголевской ул., между 4-м и 5-м Прудским пер., 9 июля справлял свадебное торжество. И, как на каждой русской свадьбе, у Шифанова усердно угощали вином. В числе гостей был зять Шифанова Звягин с женой и ребенком. Будучи сильно пьяным, Звягин начал бить сою жены - сестру Шифанова. У избиваемой был на руках ребенок, которого Звягин выбил из рук жены, и ребенок упал на пол, получив сильные повреждения. Шифанов вступился за сестру. Звягин бросился на Шифанова; последний, защищаясь, схватил вилы и нанес ими Звягину рану в левую часть груди. Ушибленный ребенок и Звягин отправлены в городскую больницу. Рана, нанесенная Звягину, признана тяжелой. При допросе Звягин просил, в случае его смерти, не возбуждать преследование против Шифанова.
  ["Жизнь Алтая" N154, 12 июля 1914 г.]
  
  Сообщение с с. Бобровкой.
  В настоящее время между городом и с. Бобровским ежедневно свершают рейсы моторные лодки: "Практикант" Егорова и "Зина" Шевелева. Для каждой лодки судоходным надзором определено количество груза и число пассажиров. На владельца лодки "Зина" пока поступила одна жалоба на перегрузку лодки; но не так обстоит дело с "Практикантом": для г. Егорова на первом плане, очевидно, свои интересы, а не благополучие и удобство пассажиров.
  5 июля, как нам передают, при отправлении "Практиканта" в Бобровку, вместо определенного числа пассажиров (14), в лодку было принято 20 пассажиров. Кроме того, на буксир было принято 4 лодки тоже с пассажирами. Когда "Практикант" отошел выше Казачьего взвоза, то на буксир было принято еще 4 лодки. В результате одна железная лодка с провизией группы охотников перевернулась, тотчас же была отвязана и утонула. В другую лодку залилась вода; едущая в ней компания (человек 6) подняла крик. Вместо того, чтобы подать помощь находящимся в лодке, она была отвязана и отпущена на произвол.
  На замечание, что едущие в отвязанной лодке могут утонуть, один из команды ответил, что в отпущенной лодке кричат "шутя".
  Одна крестьянка заявила пристанскому надзирателю, что Егоров ее довез до Бобровского затона, где высадил на берег, заявив, что в город он ее везти не может, так как в лодке и без нее много народа. Крестьянка эта везла ягоды в корзинках, из которых Егоров оставил на берегу одну, а остальные увез в город. Когда же крестьянка в городе обратилась в Егорову с просьбой вернуть ей корзинки с ягодами или же деньги, Егоров вернул одну корзинку, а остальные крестьянка не может получить до сего времени.
  ["Жизнь Алтая" N151, 9 июля 1914 г.]
  
  Село Чесноковское, Барн. уезда. Плоды "цивилизации".
  Постройка железной дороги на чесноковцев оказало весьма нежелательное влияние. Прежде это село представляло из себя более или менее мирный уголок, где народ, несмотря на близость и частое общение с городом, оставался все-таки деревенским, на который город не наложил своего "ясного" отпечатка. С наплывом сюда железнодорожных рабочих Чесноковка сразу изменила свою физиономию. С увеличением населения пришлым народом вдвое, в селе вместо одной лавки стало 15; открылась пивная лавка и прибавилось до полсотни шинков, а с этой внешней переменой и сами чесноковцы сильно изменились: начались кражи, грабежи и драки с ножовщиной. Во всех этих происшествиях, как оказалось, деятельное участие принимают и старожилы. По питейной части чесноковцы и раньше занимали видное место, и еще задолго до начала постройки железной дороги продавцу местной винной лавки была дана медаль "За усердие", а теперь пьянство увеличилось еще в несколько раз. Сами крестьяне поняли, что так дальше жить нельзя, что нужно найти какой-нибудь выход из создавшегося положения, и постановили закрыть винную лавку, пивную и доносить на тех, кто будет производить тайную продажу вина.
  Некрасов
  ["Жизнь Алтая" N151, 9 июля 1914 г.]
  
  
10 июля
  
  Маневры пожарных.
  10 июля около центрального пожарного депо состоялись маневры всех пожарных частей города. На маневрах присутствовали члены Омской судебной палаты, старший председатель палаты г. Едличко, уездный исправник Григорьев и городской голова Лесневский. Маневры пожарных произвели, видимо, приятное впечатление. Председатель палаты Едличко дал низшим пожарным служителям 10 руб. на чай. После маневров члены палаты осматривали городскую телефонную станцию, где объяснения давал заведующий станцией В.В. Васильев.
  ["Жизнь Алтая" N155, 13 июля 1914 г.]
  
  Дровяные прасолы.
  Почти ежедневно на дровяном базаре среди крестьянских возов, при внимательном осмотре, можно заметить несколько искусно сложенных возов с дровами, принадлежащих прасолам. Порядочный по внешнему виду воз, трава или сено под дровами, армяк на мужике - зачастую вводят доверчивого покупателя в заблуждение, и он невольно делается жертвой обмана прасолов, переплачивая за дрова. На других базарах для прасолов отводятся особые места, и каждый покупатель легко может избежать переплаты прасолам. Не лишне бы было сделать такое же разделение прасолов и крестьян и на дровяном базаре.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  По поводу заметки "Сообщение с с. Бобровкой", помещенной во вчерашнем номере нашей газеты, А.Н. Юрасов просит нас отметить, что к моторной лодке г. Егорова "Практикант" было принято только четыре лодки. Что же касается перевернувшейся железной лодки, то, по словам г. Юрасова, владельцы ее, охотники, прицепились к "Практиканту" самовольно, вопреки запрещению Егорова и протесту пассажиров. Лодка эта охотниками немедленно была вытащена на стоявшие у берега плоты. Никакой залившейся лодки с народом на произвол отпущено не было.
  ["Жизнь Алтая" N152, 10 июля 1914 г.]
  
  
11 июля
  
  Барнаул
  (От нашего корреспондента)
  Дело по обвинению бывшего барнаульского исправника Белоносова в уничтожении с корыстной целью протоколов, в вымогательство и во взяточничестве рассмотрением окончено, и особое присутствие омской судебной палаты приговорило бывшего барнаульского уездного исправника Белоносова к лишению всех прав и заключению в арестантское отделение на один год и четыре месяца.
  ["Утро Сибири" N154, 15 июля 1914 г.]
  
  Непригодное помещение.
  По предложению начальника Томского почтового телеграфного округа, особой комиссией в составе начальника местной почтово-телеграфной конторы Михайлова, городского архитектора Носовича, члена управы Еремеева и полиц. надз. Евсеева на днях произведен осмотр помещения местной почтово-телеграфной конторы. Комиссия признала помещение не только безусловно непригодным для почтово-телеграфной конторы по своему внутреннему расположению, но и небезопасным: в нижнем этаже балки на потолке сильно прогнулись, и под них решено подбить сейчас же подпорки. Несмотря на безусловную непригодность помещения, почтово-телеграфная контора занимала его несколько лет и занимает до сего времени. Следует еще обратить внимание, что в почтово-телеграфной конторе иногда приходится заниматься при удушливом запахе от нефтяного двигателя помещающейся радом колбасной Колокольникова.
  ["Жизнь Алтая" N153, 11 июля 1914 г.]
  
  Еще о сообщении с Бобровкой.
  Доброжелатель, очевидно, Егорова - А.Н. Юрасов - опровергает факт, изложенный нами в заметке "Сообщение с с. Бобровкой", помещенной в N151 "Ж. А.". Между тем, на проверке, сведения, приведенные в означенной заметке, верны. Кроме того, нас просят отметить, что Егоров перевозит пассажиров в Бобровку и обратно по разным ценам. Одних везет по 25 коп., с других просит 40 коп., и это делается в зависимости от числа пассажиров: много пассажиров - и цена за перевозку выше, мало пассажиров - и цена ниже.
  Так, утром 7 июля на берегу в Бобровке собралось много желающих ехать в город. Было несколько человек приказчиков, которые спешили попасть вовремя на службу. Когда "Практикант" подошел к берегу, то служащий Егорова заявил, что больше 14 человек везти нельзя и что плата за перевозку 40 коп. с человека (обычно взимается 30 коп.). Кому было необходимо ехать, тем в силу необходимости пришлось взять билеты по 40 коп., но некоторым все же была сделана скидка; в лодку же взято было, вопреки заявлению служащего, 16 человек. Иногда на лодку допускаются пьяные пассажиры, и сами служащие на лодке бывают пьяны, как это можно было наблюдать 5 июля с. г.
  ["Жизнь Алтая" N153, 11 июля 1914 г.]
  
  Хлебный рынок.
  На хлебном рынке полное затишье. Привоз пшеницы, очевидно, вследствие полевых работ, сократился до 8-10 возов в день. Редко когда на базаре бывает возов 30-40 пшеницы. Цены стоят сравнительно невысокие. Перерод - в натуре 130-132 зол. - до 85 коп. пуд. Русская в натуре до 130 зол. - до 70 коп. пуд. Высоких сортов пшеницы совершенно нет. Привоз овса тоже слабый. Цены на овес в натуре 72-74 зол. стоят по 38 коп. за пуд.
  ["Жизнь Алтая" N153, 11 июля 1914 г.]
  
  
12 июля
  
  С педагогических курсов.
  Курсисты жалуются на странные педагогические приемы инспектора народных училищ Воинова. Так, 12 июля, после урока русского языка, должна была давать урок арифметики во всех трех отделениях курсистка-учительница С-на. В течение перемены после 1-го урока нужно было на классных досках всех отделений написать выбранные С-ной для урока задачи и примеры, но так как перемена была лишь 5 минут, то С-на попросила двух курсистов помочь ей. Но, даже работая втроем, они не успели закончить запись к началу урока, и г. Воинов застал их ща этой работой.
  Когда начался разбор урока С-ной, г. Воинов сделал ей следующее замечание:
  - Интересно знать, г-жа С-на, что бы вы делали, если бы у вас не было нянек, которые писали материал для вашего урока на классной доске? Как же вы об этом не думали? Кто же для вас пишет материал в вашей школе? Вероятно, сторож?
  С-на разрыдалась.
  В настоящее время С-ной предложено... извиниться перед г. Воиновым.
  Курсистка Р-ва, давая урок, волновалась. Это было поставлено ей г. Воиновым на вид, с замечанием:
  - Пора уж не волноваться. Всех знаете, всех ежедневно видите, пора не оправдывать себя волнением и нервничанием.
  Но вскоре после того давала урок курсистка П-ская, давала во второй раз, так как в первый раз дала неудовлетворительно. Неважно вышло и во второй раз. Но г. Воинов заявил:
  - Если и было много промахов в уроке г-жи П-ской, то это я объясняю волнением...
  И поставил удовлетворительную отметку.
  Теперь курсисты недоумевают, кому из них можно волноваться во время уроков и кому нельзя.
  ["Жизнь Алтая" N157, 16 июля 1914 г.]
  
  Ложная тревога.
  12 июля около 7 час. вечера каланчист с центрального пожарного депо заметил на Пушкинской ул. большой дым. Предполагая, что это пожар, каланчист произвел тревогу. По указанному направлению выехали пожарные, но пожара не оказалось.
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
 []
Ул. Пушкинская
  
  Покушение на изнасилование.
  12 июля, вечером, когда было уже темно, некая В., проживающая по 1-й Алтайской ул., около р. Оби, отправилась за квасом на Павловскую ул. Дорогой на нее напали двое неизвестных, зажали ей рот и потащили к берегу реки Оби, куда к ним подошли еще 4 неизвестных человека. Схватившие В. пытались произвести над ней насилие, но она боролась с ними, и наконец ей удалось закричать. В это время Набережной улицей ехал разъезд городовых, который и явился на крик В. Неизвестные были задержаны.
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
  
  
13 июля
  
  Ограбление.
  12 июля, около 12 час. ночи, из торговых бань Смердина вышел парикмахер Ф.И. Толмачев. Недалеко от бань между Конюшенным и 1-м Прудским переулками на него наскочила ватага молодых парней, человек 8, избила Толмачева и ограбила у него 6 руб. 90 коп.
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
  
  
14 июля
  
  "Ранил хулиган".
  14 июля денщик капитана Имшенецкого, Ст. Домиано, заявил полиц. надз. 2 участка, что в то время, когда он шел Пушкинской ул., поравнявшись с ним, какой-то хулиган выстрелил из револьвера и ранил его в ногу. В действительности же оказалось, что Домиано взял браунинг у Имшенецкого и нечаянно выстрелил из него у себя в кармане. Домиано отправлен в местный военный лазарет.
  ["Жизнь Алтая" N157, 16 июля 1914 г.]
  
  Кражи.
  Из дома терпимости Тимошиной некто Шебалин и Булимов похитили несколько граммофонных пластинок, с которыми и были задержаны чинами полиции 1 участка.
 []
  13 июля из кухни амбулаторной лечебницы Алтайского округа мещанин Бахтин похитил у сторожа несколько домашних вещей, с которыми был задержан чинами полиции 2 участка.
  В ночь на 14 июля неизвестно кем из мясной лавки Заковряшина, находящейся около Школьного сада, похищено 4 руб. денег и около пуда масла. Воры проникли в лавку, выпилив решетку в задней двери.
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  В течение 13 и 14 июля вода в реке Оби убыла на 5 сотых сажени. Уровень воды в реке выше зимнего горизонта на 1,14 сажени.
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
  
  
15 июля
  
  Начали "работать".
  15 июля было назначено первое заседание комиссии по наблюдению за постройкой скотобойни. На заседание комиссии никто из членов ее гласных не явился, и заседание не состоялось. Между тем, на заседание явились ветеринарные врачи Румянцев и Егоров, санитарный врач Орлов, городской голова Лесневский, член управы Голиков и городской архитектор Носович. Таково отношение гласных к вопросам городского хозяйства, не требующих отлагательства.
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
  
  Нормальные условия труда.
  У нас уже отмечалось, что служащие управы, в частности, служащие бухгалтерии управы, находятся в крайне негигиеничных условиях, отчего у них бывают часто головные боли. В настоящее время часть служащих бухгалтерии, сверх бывших ранее ненормальных условий, должна заниматься днем в полумраке, при тяжелом сыром воздухе, благодаря производящейся надстройке над магазином Яковлева и Полякова и соединению его со зданием управы. Лесами закрыты несколько окон, пропускавших свет в бухгалтерию. В открытые же окна и форточки с постройки попадает в помещение тяжелый сырой воздух. Следовало бы управе, прежде чем приступить к постройке, подумать и об условиях труда служащих и не забывать, что в городском хозяйстве в значительной степени благополучие и улучшение дел зиждется на энергии служащих.
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
  
  Бенефис артиста А.А. Карпова.
  Сегодня в Народном доме труппой Львовой-Тургеневой в бенефис артиста А.А. Карпова ставится 4-актная драма Гонгрофера и Марко Броссинера "Цыганка Занда".
  ["Жизнь Алтая" N156, 15 июля 1914 г.]
  
  
16 июля
  
  В пользу подкидышей.
  В четверг, 17 июля, в Народном доме будет поставлена комедия "Сердца горят", соч. А.А. Василевского, а после спектакля будет поставлено несколько номеров пения и декламации под аккомпанемент г-жи Смирновой и г-на Марцинковского. В концертном отделении примут участие консерваторки г.г. Горетовская и В.Л. Набокова, а также г-жа Савицкая и Бенуа и г-н Власов. Сбор поступит в пользу о-ва попечения о подкинутых детях в г. Барнауле.
  ["Жизнь Алтая" N157, 16 июля 1914 г.]
  
  Скупка ягод.
  За последние дни на зеленом базаре появилось много скупщиков ягод. Почти ежедневно на пароходах отправляется от 100 до 200 корзин малины и смородины в Камень и Новониколаевск. Из Новониколаевска сообщают, что там ягоды скупаются скупщиками из Омска.
  ["Жизнь Алтая" N157, 16 июля 1914 г.]
  
  На перевозе П.П. Никольского.
  Вчера около 11 час. дня, при въезде крестьян на паром с противоположного берега р. Оби, у крестьянина Овчинникова от искры, вылетевшей из трубы парохода, загорелся на телеге брезент и сено. При тушении Овчинников получил ожоги рук. Телега обгорела. Между тем, Никольскому, наверное, небезызвестно, что на трубах должны быть предохранительные сетки от искр. Нельзя не отметить также, что, при причаливании парома к припаромку, пароход, приведший паром, встает рядом с ним. При приближении парохода на пароме сильно пугаются лошади.
  ["Жизнь Алтая" N157, 16 июля 1914 г.]
  
  Село Бобровское, Белояр. вол., Барн. уезда. Волки одолели.
  Бобровцев окончательно одолели волки, которых здесь такая масса и они уже настолько осмелели, что заходят в самую деревню и режут скот. На днях волки зарезали сразу двух коров. В другой раз волки гнались днем за крестьянином, ехавшим в телеге. И только какая-то счастливая случайность спасла его от голодной стаи. Бобровцы боятся не только ходить далеко в лес на работы, но боятся поодиночке выходить за селение за ягодами. Борьбы с волками нет никакой. Среди крестьян почему-то живет убеждение, что убивать волков из ружей без разрешительного свидетельства со стороны лесной администрации они не имеют права и что это право, право защищать себя и свой скот, они должны оплатить 3-рублнвым взносом за "охотничий билет".
  ["Жизнь Алтая" N157, 16 июля 1914 г.]
  
  Маневры пожарных.
  16 июля вечером были устроены большие маневры дружины вольно-пожарного о-ва совместно с городским обозом. С оркестром музыки пожарники прошли Томской ул. до 2-го Прудского пер., затем 2-м Прудским пер. до заводского пруда, оттуда Пушкинской ул. до Московского проспекта и последним до пожарного депо. Вслед за дружиной вольно-пожарного о-ва ехал городской пожарный обоз.
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
  
  
17 июля
  
  Растрата в барнаульском свечном складе.
  В свое время мы обращали внимание на непорядки, царящие в барнаульском свечном складе и, в частности, о крупной растрате, произведенной диаконом Сиротинским, в заведывании которого находился в то время склад.
  Пользуясь теперь документальными данными, мы сообщаем некоторые детали этой эпопеи.
  В журнале N58, заслушанном томским епархиальным съездом 17 июля н. г., находим такие подробности.
  По мнению томского епархиального ревизионного комитета, обстоятельства, предшествовавшие растрате в барнаульском свечном складе, были следующие. Это - нарушение заведующим складом диаконом П. Сиротинским инструкции, данной заведующим складами; нарушение инструкции поверочно-наблюдательной комиссией, члены которой, по их словам, знали ее только с той стороны, что ответственность за все упущения по складу падает на заведующего складом. При ревизии склада в г. Барнауле как членами комитета, так и членами поверочно-наблюдательной комиссии не было своевременно сделано проверки книг склада,- есть одна только запись ревизии диаконом Г. Извековым, которая может характеризовать только лишь весьма небрежное отношение к делу. Комитет как бы совершенно не наблюдает за остатками свечей в барнаульском складе. По представляемым городовым отчетам в комитет, свечи на складах имелись сверх достаточного количества, а диакон Сиротинский требует из комитета еще свеч, и комитет высылает. Например, в 1910-11 г. оставалось 1228 п. 5 ф., получено вновь - 2054 п. 36 ф., а продано 1772 а. 2. ф. Так продолжалось в течение нескольких лет, до момента обнаружения растраты, определившейся в сумме 22614 р. 67 коп.
  Характерно то, что растрата обнаружена была лишь только в 1913 году, а начало ее восходит к 1905 году.
  Проверочный журнал выявляет такие детали деяний Сиротинского. Он, как заведующий складом, не вел книг по складу; неправильно составлялись ведомости, обороты склада показывались не на основании документов; неправильно составлялись отчеты по складу; поверочно-наблюдательные комиссии вовсе игнорировали имеющуюся на этот предмет инструкцию и т.п.
  Сиротинский за растрату привлечен к уголовной ответственности.
  При этом общеепархиальный съезд духовенства находит, что и комитет епархиального свечного завода в лице своих членов может быть привлечен к ответственности за свои упущения в том же уголовной порядке, а также и на тех же основаниях и поверочно-наблюдательнаа комиссия в г. Барнауле.
  Т.М.
  ["Утро Сибири" N229, 17 октября 1914 г.]
  
  Постройка без плана.
  Как известно, И.Ф. Смирнов заключил условие с администрацией Алтайской железной дороги о постройке здания для эксплуатационного управления дороги. Для этой цели Смирнов стал надстраивать третий этаж над зданием магазина по Гоголевской ул. На запрос управы, есть ли план на возведение третьего этажа, доверенный Смирнова В.В. Балашев ответил, что постройка ведется под наблюдением архитектора Циммермана и что план скоро будет готов.
  Прошло около двух недель, а Смирнов плана до сего времени в управу не предоставлял; между тем, согласно закону, ни одна постройка в городе не может производиться без плана, утвержденного городской управой. Городской голова сообщил о незаконной постройке Смирновым исправнику. Последний на следующий день ответил городскому голове, "что план на возводимые Смирновым постройки находится в исполнении у городского техника Филатова". Вчера полиц. надз. 2 участка на Смирнова составлен протокол, но постройка не приостановлена.
  На половине двухэтажного здания уже возведен и третий этаж.
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
  
  Большое неудобство.
  Испытывают его переезжающие на пароме через реку в ненастную погоду. Как на самом пароме, так и на одном берегу не имеется никакого навеса, где бы пассажиры могли укрыться во время дождя. Сооружение навесов требует незначительных затрат.
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
  
  Задержание преступников.
  По указанию местной жандармской полиции, чинами городской полиции здесь было арестовано шесть разных лиц, заподозренных в ограблении и убийстве подрядчика Алтайской железной дороги техника Львова, совершенного 8 июля около Бердска. Четверо из арестованных под конвоем одного из околоточных надзирателей были отправлены в Бердск для улик. Однако в Бердске уже были арестованы настоящие виновники убийства: семейство Садовских, состоящее из двух братьев, отца, матери и любовницы одного из братьев Марии Ивановой, и, кроме них, участник убийства татарин Нарутдинов. Как говорят, осталось не задержано еще двое. Против задержанных имеются весьма веские улики. "Преступников" из Барнаула пришлось отпустить, а в Барнаул были доставлены и заключены в тюрьму Садовские, Иванова и Нарутдинов. Как нам передают, арестами руководили товарищ прокурора Маткевич и следователь 11 участка Барн. уезда.
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
  
  Систематическая кража.
  Н.Н. Красулина по Томской ул. при доме N46 арендует амбар, в котором хранятся ученические принадлежности. На днях Красулина заявила в третий полиц. участок, что в течение трех месяцев из амбара, неизвестно кем, совершается систематическая кража, и уже украдены: коллекция камней Горного Алтая, около 50 шт.; коллекция картин для волшебного фонаря; два компаса, детский пистолет старого образца; 5-рублевый кредитный билет. Кроме того, похищены из письменного стола посредством взлома замков вексельные бланки и из сундучка мужские брюки. Производившему дознание по этому делу околоточному надзирателю Куклину удалось разыскать все похищенные вещи, за исключением 12 камней, которые разбросали дети. Похитителем оказался Валериан Пономарев, служивший при доме N46 кучером, который в краже сознался и заключен под стражу.
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
  
  Потерявшиеся родители.
  По Бийской ул., в д. N23 живут на квартире некие супруги Ферапонтовы. У них трое детей: 11, 9 и 5 лет. Сам Ферапонтов служил на линии Алтайской железной дороги в с. Белоярском. Дней 7 тому назад жена Ферапонтова отправилась в Белоярское - попроведать мужа, оставив детей на попечение хозяев, обещая вернуться через день или, самое большее, через два. Однако до сих пор Ферапонтовых нет. Домовладелец д. N23 Р.Е. Заковряшин об исчезновении их заявил полиции. По его словам, по частным справкам, Ферапонтов в Белоярске не служит.
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
  
  К сегодняшнему вечеру пользу подкинутых детей.
  Темно... Вот промелькнула фигура женщины... Идет осторожно, крадучись... Боязливо оглядывается по сторонам...
  В руках узелок... Кажется, никого нет!.. Наклоняется, кладет узелок на ступени холодного крыльца. Быстро удаляется... Оглядывается последний раз, стоит минуту в нерешительности... Подавляя рыдания, скрывается... Но вот узелок зашевелился и издал громкий человеческий крик. Это бессознательный крик о помощи, крик ужаса, исторгнутый из груди маленького, оставленного на произвол судьбы человечка... Бросившая на него последний взгляд была его мать... Мать!.. Но она его не слушает, она быстро удалилась, боясь быть застигнутой на "месте преступления". Но пусть мать - преступница! Чем виновато дитя?! Оно имеет столько же прав на жизнь, как и все живущие, и только те, которые придерживаются кровожадного принципа homo homini lupus est (человек человеку зверь), способны пройти мимо погибающего человека...
  В неделю по нескольку раз сообщается в газете об этих трагедиях, ставших однообразным бытовым явлением. "Такого-то числа к такому-то дому подкинут младенец такого-то пола, который отправлен в приют для подкинутых детей"; и у нас редко-редко всплывает в воображении та картинка, которая нарисована выше: душевная мука матери и инстинктивный крик страха перед надвигающейся на беспомощного человечка смертью. Такая картинка ведь неприятна!.. И мы эгоистически радуемся в душе при мысли, что все уже сделано там... этим "обществом": ребенок своим криком не раздражает наших нервов, а муки матери должны утихнуть...
  Да! Общество это принимает (всегда принимает) "маленьких человечков"; оно заботится о них, кормит, одевает, бескорыстно трудится для них. Но оно само бессильно, оно просит всех хоть чем-нибудь помочь ему в этом трудном деле. Число членов "общества" с каждым днем уменьшается. Активно работающих очень мало. Средства добываются с большим трудом. Долги общества растут. Но маленьким существам до этого дела нет, они криком выражают свой протест.
  Всякое пожертвование, в каком виде оно бы ни было выражено: бельем, одеждой, деньгами, будет принято с благодарностью.
  В настоящее время в приюте до 40 человек детей (бывает и больше); количество подкидываемых детей все больше увеличивается. За исключением субсидий от города, общество капиталов не имеет, а расход, превышающий 6000 р. в год, нужно ведь оправдать. Только благодаря отзывчивости некоторой части барнаульской интеллигенции "общество" поддерживает свое существование. Этой отзывчивости оно обязано устраиваемым сегодня в Народном доме литературно-музыкально-драматическим вечером, в котором любезно согласились принять участие лучшие в Барнауле любительские артистические силы.
  Надеемся, придут все, кто действительно желает протянуть руку помощи подкинутым детям.
  Сочувствующий
  ["Жизнь Алтая" N158, 17 июля 1914 г.]
 []
  
  
18 июля
  
  Приезд губернатора.
  Вчера в 3:30 утра на пароходе Ельдештейна "Любимец" в Барнаул приехал томский губернатор В.Н. Дудинский. Вместе с губернатором приехал непременный член губернского присутствия Войнилович. На пароходе губернатор был встречен представителями городского самоуправления, с городским головой Лесневским во главе, начальником Алтайского округа В.П. Михайловым, представителями полиции и дружиной вольно-пожарного общества с оркестром во главе.
  С парохода губернатор уехал в собор, а затем в гостиницу "Европа", где и остановился. Затем губернатор сделал смотр городовым, осмотрел полицейское управление, городскую пожарную команду в центральном депо, посетил Мариинский детский приют, после чего вернулся в "Европу", где с двух часов дня был назначен прием должностных лиц.
  Сегодня губернатор в 6 час. вечера предполагает выехать в г. Бийск, откуда вернется в Томск.
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
 []
Губернатор В.Н. Дудинский
  
  На Алтайской дороге.
  Как уже сообщалось у нас, на той стороне Оби - на Елбане - 29 июня произошел размыв пути. На работы по восстановлению пути потребовалось около 1,5 недели. Насыпь была возведена поперек речки шириною в 20-30 саж. Через эту речку уже начали строить постоянный мост. Пока лишь производится забивка свай. Вместо того, чтобы построить пока временный мост, как это всегда делается, железнодорожная администрация умудрилась уложить просто деревянную трубу. Эту трубу, довольно малого поперечного сечения, затянуло илом и песком. Вода, зашедшая в речку из Оби, вследствие прибыли в последней поднялась и в речке. Не имея прохода вследствие засорения трубы, уровень воды в речке с каждым днем повышался. Тогда приступили к прочистке трубы. Когда это было исполнено, то вода, хлынувшая в трубу с большим напором и не помещавшаяся там, просачивалась, постепенно размывая насыпь. Около полдня 29 июня процесс разрушения окончился тем, что насыпь в 1 саж. высоты в течение часа снесло водой на протяжении 40-50 саж. после того, как уровень воды в речке понизился, на месте размытой насыпи уложили рельсовый путь. Затем приступили к сооружению новой трубы, которую опять сделали очень малой. Когда новая труба была засыпана, т.е. когда на место промоины выгрузили около 500 вагонов земли, повторилась прежняя история. Вода, просачиваясь сквозь малую трубу, размыла опять насыпь на 2-3 сажени. Благодаря непрерывной работе, даже ночью, с трудом удалось задержать дальнейшее разрушение насыпи. Это было достигнуто тем, что края образовавшейся промоины обложили мешками с землей, каковых ушло более 2000 штук. Вместе с тем эта речка была запружена в верхней своей части за несколько верст от места размыва. Наконец уровень воды в речке значительно понизился, и явилась возможность возобновить движение рабочих поездов.
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
  
  К устройству электрической станции.
  Под городскую электрическую станцию предполагается занять площадь между 5-й и 6-й Алтайскими ул. и между Конюшенным и Непроходным переулками. В настоящее время управа приступает к заготовке строительных материалов.
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
  
  К устройству водопровода.
  Городская управа приступила к бурению пробной скважины на берегу р. Оби против улицы Л. Толстого, где предполагается устроить приемную водопроводную станцию.
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
  
 []
Ул. Льва Толстого
  
  Езда на автомобилях.
  На днях по базарной площади проезжал автомобиль Морозова. При его приближении лошади стали пугаться. Крестьяне стали кричать: "Тише, тише!" Шофер же вместо сбавки хода стал подавать в рожки сигналы, чтобы убирались с дороги, и с прежней скоростью промчался через базар. В результате у некоторых крестьян испуганные лошади порвали сбрую, а у одного булочника лошадь сорвала телегу с передков и умчалась. По счастью, воз с булками не опрокинулся. Тот же автомобиль однажды мчался по Соборному переулку мимо Общественного собрания, где стояла лошадь околоточного надзирателя Никитина. Лошадь испугалась и порвала всю сбрую.
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
  
  Село Белоярское, Барн. уезда. Странный расход.
  В "Жизни Алтая" сообщалось, что Белоярским волостным правлением на мирские деньги куплен для крестьянского начальника 2 уч. Барнаульского уезда, г. Немцова, летний экипаж, в котором он и ездит по своему участку. Теперь выяснилось, что за ремонт экипажа и колесную мазь для его смазки платятся также мирские деньги, которые с обозначением предмета расхода заносятся в расходную книгу волостного правления. На основании какого закона так делается, у нас никто не знает.
  Неизвестно также, на основании чего крестьянский начальник Немцов, рассылая по волостям "Правительственный вестник" за старые годы, взимает с волостных правлений деньги. Так, например, с косихинского волостного правления взыскано в 1912 году за "Правительственный вестник" 1910 года двенадцать рублей четыре коп., в текущем году взяты деньги за старые номера "Правительственного вестника" с хмелевского волостного правления.
  Здешний
  ["Жизнь Алтая" N159, 18 июля 1914 г.]
  
  Самоубийство арестованного.
  18 июля в отхожем месте при арестном доме местной тюрьмы удавился отбывающий административное наказание некий Радкевич, который за появление в нетрезвом виде на улице, по протоколу чинов полиции, был подвергнут губернатором штрафу в 25 руб. с заменою при несостоятельности арестом на 2 недели. За невзнос штрафа Радкевич был заключен в арестный дом, где просидел 5 дней. Причины самоубийства не выяснены. Радкевич - молодой человек, холост; до ареста служил на городской телефонной станции в качестве рабочего.
  ["Жизнь Алтая" N160, 19 июля 1914 г.]
  
  
19 июля
  
  Закрытие заведений, торгующих спиртными напитками.
  Вчера полицией впредь до особого распоряжения в городе закрыты все заведения, торгующие спиртными напитками, казенные винные лавки, ренсковые погреба, рестораны и пивные.
  ["Жизнь Алтая" N160, 19 июля 1914 г.]
  
  Доклад об устройстве в городе трамвая.
  Председатель водопроводной комиссии М.Н. Еремеев представил в комиссию довольно обширный доклад об устройстве в городе электрического трамвая. Доклад начинается с географического и экономического описания города и его перспектив в будущем, с проведением Алт. желез. дороги и присоединением к ней Южно-Сибирской магистрали. Указывая на то, что мощение улиц уже намечено за счет попудного сбора с товаров, которые будут идти железнодорожным путем, вопрос о водопроводе и электрической сети близок к осуществлению. Еремеев считает устройство трамвая первоочередным вопросом после перечисленных. Далее, для подготовки этого вопроса к разработке в комиссии, он делает краткий обзор трамвайного дела в России, лишь со стороны доходности, не касаясь других его сторон. Из приведенного обзора Еремеев делает вывод, что трамвайное дело успешно зарождается и развивается не только в столицах и больших городах, население которых превышает 100 тыс. человек, но и в небольших, давая кроме дохода городу еще и весьма значительные удобства сообщения населению, возвышая земельную ренту и внося как бы жизненный пульс в те части города, где путь прокладывается.
  Переходя от общего обзора к вопросу о постройке электрического трамвая в Барнауле, Еремеев за основу экономического расчета принимает населенность города, число пассажиров на вагоно-версту, число поездок на жителя в год, тариф, приблизительную стоимость сооружения и расходы по эксплуатации. При этом он пользуется материалом, помещенным в сметных соображениях по трамваю г. Томска.
  Для определения направления линий трамвая Еремеев произвел обследование движения в разных пунктах города путем подсчета лиц, идущих и едущих вперед и обратно. По Конюшенному, Соборному и Московскому пер. движение в день выразилось в цифре 62 793 чел. На основании подсчетов движения Еремеев проектирует провести 2 трамвайные линии. 1-я: пароходная пристань, М. Тобольская улица, Московский проспект, Пушкинская ул., Конюшенный пер., Полковая ул., 1-й Прудской пер., вокзал - всего 5 верст. 2-я: Московский проспект от Пушкинской до 5-й Алтайской ул. по правую сторону городской рощи, протяжением две версты.
  Последняя линия пересекает площадь хлебного базара и оканчивается у 5-й Алтайской ул., где предположено к постройке с правой стороны здание торговой школы, а с левой - окружной суд и городская больница. Приблизительная стоимость постройки трамвая определена Еремеевым в 570 000 руб. Ввиду того, что у города денег нет и для устройства трамвая потребуется заем, реализацию которого Еремеев определяет в 145 000, на трамвая потребуется занять 715 000 руб. Эксплуатационные расходы исчислены в 162 860 руб. в год.
  При населении города в 68 000, Еремеев предполагает в год получить валового сбора 222 530 руб., т.е. чистой прибыли 59 670 руб. Отсутствие мостовых, по докладу Еремеева, не исключает возможности устройство трамвая, потому что тут можно построить на шпалах, с заполнением камнем лишь междурельсового пространства и на ширину 10-12 вершк. в обе стороны от рельсов, с расширением мостовой лишь на переездах. Еремеев утверждает, что, не дожидаясь мостовой, не стесняясь ее отсутствием, можно строить трамвай, как предприятие не только доходное, но и дающее большой плюс городскому благоустройству, а мостовую построить за счет попудного сбора, как только это будет возможно.
  Между прочим, Еремеев возбуждает вопрос об устройстве кирпичного завода для выделки мостового клинкера, т.е. искусственного камня для мостовых, взамен естественного, как это практикуется в некоторых городах Западной Европы.
  К числу предприятий желательных и связанных общими нитями Еремеев относит освещение, трамвай, водопровод и канализацию. По его мнению, правильнее всего было бы обсуждать и экономическую сторону совместно, а не каждого в отдельности.
  Для наилучшего решения всех вопросов из области техники, Еремеев в заключение своего доклада предлагает прибегнуть к объявлению конкурса на составление одного общего проекта на все эти предприятия сразу, с требованием точного обоснования экономической взаимной их зависимости; или же на каждое предприятие порознь, оставляя экономическую сторону на обсуждение городского самоуправления.
  P.S. В беседе с нашим сотрудником по вопросу о возможности устройства трамвая без мостовой, Еремеев пояснил, что предварительно должна быть произведена нивелировка улиц применительно к их замещению, и размещение трамвайных путей должно быть произведено так, чтобы оно потом совпало вполне с общим мощением улиц.
  ["Жизнь Алтая" N160, 19 июля 1914 г.]
  
  Неразрешенная постройка.
  Здание, которое занимает женская гимназия М.Ф. Будкевич, принадлежит Е.Д. Лури. Несколько дней тому назад Лури без разрешения попечительного совета гимназии и без ведома начальницы гимназии рядом с входными дверями в гимназию стал строить помещение под мелочную лавку. Как потом оказалось, Лури не имел разрешения на эту постройку и от городской управы, за что на него чинами полиции 2 участка составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N160, 19 июля 1914 г.]
  
  За пьянство.
  18 июля чинами полиции за появление на улице в пьяном виде составлен лишь один протокол. Объясняется это, очевидно, тем, что были внезапно закрыты все заведения, торгующие спиртными напитками, а тайные шинки не успели запастись водкой.
  ["Жизнь Алтая" N161, 20 июля 1914 г.]
  
  На волков.
  Плохо приходится жителям д. Фирсовой, Белоярской в., от волчьих набегов. Степная местность, покрытая мелким, но густым кустарником, дает возможность волкам безопасно подходить к самой деревне. Каждую ночь посещают деревню волки, и на утро всегда оказывается, что у кого-нибудь пропала овца, теленок или свинья. Волки осмелели до того, что однажды среди дня волчья стая в пять штук отогнала от деревни быка и стала рвать. Пока сбежался народ, бык был уже чуть жив, и его пришлось заколоть. Охотиться на волков фирсовцы сами не умеют, а потому порешили на сходе пригласить охотников из Барнаула, пообещав дать бесплатно загонщиков, сколько потребуется. Пока волков выслежено 17 штук.
  20 июля группа местных охотников выезжает в Фирсову охотиться.
  ["Жизнь Алтая" N160, 19 июля 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В номере 148 редактируемой Вами газеты, в отделе хроники, указывалось на то, что пароход "Воронцов" 28 июня, в 6 час. вечера, отходя из Барнаула в Бийск, принял на борт около 30 человек дачников с тем, чтобы доставить их в Бобровку, но в Бобровке, несмотря, якобы, на удобное место для причала, пароход не останавливался, а провез дачников, не обращая внимания на их просьбы, верст на 12 дальше, до Рассказихи, где и высадил последних на расстоянии 2-х верст от деревни, в местности, изобилующей волками, после чего пассажирам пришлось идти до Рассказихи пешком и там изыскивать средства, как попасть в Бобровку.
  Данная заметка далеко не соответствует своей действительности, так как из полученного нами объяснения командира парохода "Воронцов", г. Холкина, дело обстояло так. 5 июля, в 6 час. вечера, при отходе парохода "Горный инженер Воронцов" из Барнаула в Бийск, к капитану парохода обратилось несколько человек (много меньше 30) с просьбой провезти их до Бобровки. На эту просьбу командир ответил, что остановки в Бобровке, как не значащейся в расписании, не производится, почему может их высадить лишь в Рассказихе, до какового места и билеты были у них взяты, у верхних дров, так как в другом месте причала там не существует, на что севшие на пароход пассажиры согласились, и в Рассказихе они были высажены у верхних дров, единственном месте, удобном здесь для причала.
  В том же номере 148 газ. "Жизнь Алтая" была помещена также заметка относительно безобразий на пароходе "Воткинский завод", где пьяная топа чинила безобразие, угощая публику бранью. Последний факт действительно имел место на пароходе "Воткинский завод", где толпа пассажиров - сплавщики леса, - будучи в нетрезвом виде, вела себя крайне безобразно, чего, к сожалению, пароходная администрация, в пути парохода, предотвратить не могла, га месте же высадки этих пассажиров не учреждено полицейского поста, что лишило возможности привлечь буянов к ответственности за безобразие; при этом нами возбуждено уже ходатайство перед исправником об учреждении в Легостаевой полицейского поста на пристани.
  Ввиду вышеизложенного, для восстановления истины в указанных заметках, честь имеем покорнейше просить Вас, г. редактор, поместить в одном из номеров редактируемой Вами газеты "Жизнь Алтая" вышепроизведенное наше разъяснение.
  Примите уверение в совершенном к Вам почтении.
  Заведующий бюро Соединенной пароходной компании
  Н. Григорьев
  Н. Мельников
  ["Жизнь Алтая" N160, 19 июля 1914 г.]
  
  
20 июля
  
  Как сообщают, барнаульское общественное собрание закрыто вследствие обнаружения азартной карточной игры "макао".
  ["Утро Сибири" N162, 24 июля 1914 г.]
  
  Незаявление.
  Н.Д. Лужанский письмом в редакцию жалуется, что потерявшуюся у него корову 11 дней держали в пожарном депо на 5-й Алтайкой улице, не заявляя о ней полиции. Все это время в депо пользовались молоком коровы, но с Лужанского взяли за прокорм ее 2 руб. 20 к.
  ["Жизнь Алтая" N161, 20 июля 1914 г.]
  
  "Матч".
  В воскресенье, 20 июля, в 4 часа дня, на Демидовской площади, между командой "Бицепс" и командой "Надежда" состоялся первый футбольный матч. Выиграла команда "Бицепс" (2 против 0).
  Команда "Бицепс" состоит преимущественно из барнаульцев, команда "Надежда" - из петербуржцев и томичей.
  Присутствовало много публики, с увлечением следившей за красивой и умелой игрой некоторых футболистов.
  Игра продолжалась 90 м. с 10-минутным перерывом.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  За тайную торговлю спиртными напитками.
  20 июля на 4-й Алтайской ул. городовой Зюрин задержал воз, в котором было пять ведер пива. Как оказалось, пиво вез С.А. Зарешнов для дома терпимости К.А. Тимошина. Пиво конфисковано. Тимошин и Зарешнов по постановлению исправника на основании 21 ст. полож. об усиленной охране заключены в тюрьму.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  
21 июля
  
  Нанесение побоев.
  21 июля торговец мануфактурным товаром Молозин заподозрил в краже лоскута ситца бывшую в его лавке в числе других женщин старуху Надежду Старостину. В полицию Старостина была доставлена окровавленной. Полицейским дознанием не установлено, что лоскут ситца украла Старостина. На Молозина составлен протокол.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
  
22 июля
  
  Торговля пивом.
  В ночь на 22 июня чинами полиции на Алтайских улицах был задержан воз с пивом. Везший пиво мужчина объяснил, что он везет его с завода н-в Морозовой и что пиво отпускал управляющий этим заводом Н.В. Сухов. При проверке полицией книг завода оказалось, что, несмотря на запрещение, пиво продавалось 18, 19, 20 и 21 июля. Так, 19 отпущено было 101 ведро. Вчера Н.В. Сухов арестован при полиции.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
  Открытие городского ломбарда.
  Сегодня в 12 час. дня в доме городского общественного банка, в помещении, приспособленном под городской ломбард, по случаю открытия ломбарда, назначен молебен. Операции в ломбарде начнутся 26 июля с. г.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  Лекция.
  Сегодня в летнем театре Общественного собрания состоится лекция М. Румянцева на тему "Гипнотизм и искусство".
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  Редкое явление.
  Как сообщает "Алтайская деревня", в р. Оби появились раки, и в довольно большом количестве.
  До сих пор раков в Оби никогда не водилось.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  "Пастух".
  Мясоторговец Лужанский, разыскивая потерявшуюся корову, заехал к пастуху Шишкину по Павловской ул. и 6-му Прудскому переулку. У Шишкина в ограде Лужанский увидел телку белой масти с черными пятнами. На вопрос Лужанского, чья это телка, Шишкин нехотя ответил, что телку эту нашли его пастухи около бора и что телка живет у него уже дней 8. На вопрос, почему Шишкин не заявил о телке полиции, он, по словам Лужанского, грубо ответил: "А тебе какое дело? Если твоя, возьми, а не твоя, так будет моя". В это время подошла одна женщина и сказала Лужанскому, что у Шишкина живет уже около месяца неизвестно чья белая корова с теленком. Лужанский заявил об этом в первый полиц. участок. Дознанием заявление Лужанского подтвердилось, и Шишкин полицейским надзирателем 1 участка привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  Антисанитария.
  На днях утром на углу Соборного переулка и Сузунской ул. проходим пришлось наблюдать довольно неприятную картину: собаки вырыли около тротуара неизвестно кем закопанную испортившуюся брюшину, от которой распространялось сильное зловоние.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  "Подъемные капли".
  Вследствие закрытия заведений, торгующих спиртными напитками, любители их стали заменять их киндер-бальзамом или, как называют его крестьяне, "подъемными каплями". Полиция обязала подпиской владельцев аптек не продавать в большом количестве киндер-бальзам. Как нам передают, некоторые любители спиртного стали заменять "подъемные капли" спиртным лаком.
  ["Жизнь Алтая" N162, 22 июля 1914 г.]
  
  Скопившиеся в Барнауле призывники при поддержке части населения устроили погром магазинов и винного склада. В ряде мест произошли пожары. Разграблены и сгорели пассаж И.Ф. Смирнова, магазин М.В. Вершинина и др. Убыток от грабежей и пожаров составил 4457350 руб. Арестовано 155 человек.
  
 []
  
  
23 июля
  
  Пожары и грабеж.
  22 июля, в 7 час. вечера, произошел пожар на казенном винном складе. Пожар, как сообщают, начался в подвале, где находилось много спирта. Во время появления огня в подвале находилось много народа, в том числе женщин и детей, и, как передают, очень немногим удалось спастись.
  Некоторые, захваченные огнем в среднем этаже, выскакивали в окна, но едва ли из них кто остался жив. Вид их был ужасен: нагие, с отвисшими кусками тела, они падали в лужи разлитого вина и на осколки стекол от разбитой посуды. Некоторые, вероятно, погибли в огне сонными, лежавшими в помещении от излишне выпитого вина. Пожар на складе продолжался до вчерашнего дня. Усилия пожарных в тушении огня на складе были тщетны. Убыток, по приблизительному определению, выражается свыше миллиона рублей.
  Немного спустя после начала пожара на винном складе, начался пожар на 3-й Луговой ул., на усадьбе Четина. Последний пожар привлек массу народа, среди которого было много пьяных. Вследствие этого пожарникам, уже достаточно утомившим лошадей и себя на пожаре винного склада, не удалось своевременно захватить пожар, и огонь распространился на подворные постройки и дом. Все же пожарникам удалось было локализовать огонь, если бы не вмешались в работу пьяные и, очевидно, грабители.
  В толпе стали раздаваться крики: "Не давай, ребята, тушить, пускай горят!" Крики возымели действие: пожарных начали стаскивать с бочек, с машин, бросать в них камнями и палками. Наконец стали делать на них нападения с целью избить. После этого пожарники отступили. Огонь охватил надворные постройки и дома Кочанова и Трещаловой. В толпе начались подстрекательства к разгрому и грабежу. В окна дома Смердина полетели кирпичи. Вытащенное из домов имущество начали расхищать, а затем начался настоящий кошмар. Грабители начали разбивать склады, магазины, имущество из которых понесли и повезли по всем направлениям города. Тащили мужчины, женщины и подростки.
  Грабеж начался приблизительно в 9:30 вечера. Около половины двенадцатого раздались выстрелы прибывшего отряда солдат. Толпы начали разбегаться, хотя, как передают, грабеж в разных местах продолжался. Некоторые из грабителей оказывали сопротивление и, видимо, из револьверов ранили двух солдат. Стрельба в городе слышалась до утра. Утром на улицах города, как передают, подобрано около 40 трупов грабителей. Говорят, что много грабителей погибло в огне в пассаже Смирнова и несколько человек на пароходных пристанях.
  Сгорело все, находящееся между Набережной р. Барнаулки, р. Оби и 3-й Луговой улицей, за исключением дома Ф.К. Козлова. А в центре города сгорели пассаж и дом И.Ф. Смирнова. В пассаже помещались Биржа и Русский для внешней торговли банк. Всего погибло в огне 32 дома, в том числе несколько маслоэкспортных контор и разных складов, не считая уже мелочных лавок на пристани.
  Расхищены, кроме того, мануфактурный магазин Морозова, магазин N3 Второва, несколько фруктовых и др. лавок.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
 []
Улица 3-я Луговая
  
  Манифест об объявлении войны Германией России вызвал в городе сильное возбуждение. Выпущенное добавление к 161 номеру "Жизни Алтая" с объявлением манифеста раскупалось очень быстро.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
 []
  
  На время войны.
  Торговый дом "Братья Ворсины" объявил своим служащим, что семьям служащих у торгового дома, призванных из запаса армии на действительную службу, за все время пребывания их на службе будет выдаваться жалованье в половинном размере.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
  В т-ве А.Ф. Второва.
  Служащим фирмы т-ва А.Ф. Второва в Барнауле и Бийске, призываемым на действительную военную службу, объявлено, что все они будут числиться на службе у товарищества и получать оклады и жалованья - семейные полное, а холостые половинное.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
 []
А.Ф. Второв
  
  Правление ссудо-сберегательной кассы служащих И.Ф. Смирнова ассигновало пособие семьям членов своих призванных на военную службу, в сумме 930 рублей, причем названная сумма распределена между членами кассы, уходящими на военную службу, соответственно их семейному положению, причем при распределении денег правление не забыло и тех членов, которые вступили в кассу всего лишь за 0,5 месяца до объявления мобилизации.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
  Еще пожар.
  22 июля во время пожаров на винном складе и на 3-й Луговой ул. был пожар за городом, на сеновале, но на этот пожар, видимо, никто не обратил внимания.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  Молебен.
  Вчера в помещении городского общественного банка в бывшем д. Паньшина по Пушкинской ул., по случаю переезда из городской управы банка в свое помещение и по случаю открытия городского ломбарда, был отслужен молебен. На молебне присутствовали гласные городской думы и представители торгового мира.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
  "Подъемные капли" и проч.
  21 июля в городскую больницу было доставлено несколько человек в тяжелом состоянии. Вчера утром один из них, Степан Китов, умер. Жена умершего объяснила, что покойный, за неимением вина, покупал в аптеках киндер-бальзам ("подъемные капли") и древесный спирт и все выпил. В доказательство этого Китова представила в полицию порожний флакон из-под древесного спирта.
  ["Жизнь Алтая" N163, 23 июля 1914 г.]
  
  Ложная тревога.
  23 июля около часа дня по телефону в центральное пожарное депо кто-то сообщил, что по Сузунской ул. в д. Бухалова пожар. Как оказалось, от Бухалова в это время никто не звонил и никакого пожара там не было. Сообщение же о пожаре было, видимо, злой шуткой.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  
24 июля
  
  Печальная картина.
  На всей площади пожарища стоят лишь каменные стены, печи с трубами да валяются разные вещи, большею частью попорченные.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  
25 июля
  
  Аресты.
  За участие в грабежах, поджогах и за сопротивление патрулям в последние два дня полицией арестовано и препровождено в тюрьму 105 человек.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  Отобранные вещи.
  В полиции и полицейских участках находится много отобранных вещей, растащенных во время пожара 22 июля. Вещи свалены в кучу. Среди вещей есть велосипед, граммофон, обувь, шубы, пимы, саквояжи; кепки, мануфактурный товар, старообрядческие книги священного писания и др.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  Вследствие происшествий 22 июля, 23-го были закрыты все магазины и лавки. Городским головой, с разрешения исправника, издано следующее объявление:
  "Воспрещается группами останавливаться на улицах, а после 9 часов вечера не дозволяется совершенно выходить из дома без уважительных к тому причин. Кроме того, для безопасности личности и имущества городского населения, признано необходимым организовать из домовладельцев каждого квартала особую охрану в числе от 2 до 6 человек, избираемых по соглашению ежедневно.
  На обязанности этих лиц лежит предупреждать всякий беспорядок, скопление группами неизвестных лиц и немедленно сообщать ближайшему наряду полиции о замеченных нарушениях. При этом желательно, чтобы один из охраны был конный.
  В дополнение сего для устранения возможных недоразумений с воинскими и полицейскими патрулями, все лица, назначенные на данную ночь в охрану своих участков, должны иметь на левой руке выше локтя белую повязку и ходить по тротуарам, а не срединой дороги.
  Кроме того, ежедневно не позже 7 часов вечера список лиц, назначенных в ночной дозор, непременно должен быть представлен мне в городскую управу.
  Стрелять без уважительной причины строго воспрещается".
  Вчера город принял более обычный вид.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  Отказ перевозчиков.
  Арендатор городского перевоза Никольский обратился в городскую управу с просьбой принять от него перевоз. Предложение мотивировано тем, что все служащие с перевоза разбежались.
  ["Жизнь Алтая" N164, 25 июля 1914 г.]
  
  Жажда к вину.
  25 июля по 10-й Алтайской ул. был поднят труп нищего. Как оказалось, нищий умер от излишнего выпитого древесного спирта, желая им заменить вино. Это уже вторая зарегистрированная жертва древесного спирта.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  
26 июля
  
  Разломка здания.
  Вчера приступлено к разломке оставшихся от пожара кирпичных стен пассажа И.Ф. Смирнова. Бревном, подвешенным под козлами на веревке, несколько человек выбивают простенки, после чего часть стены обрушивается. Таким образом вчера взломана угловая часть пассажа и часть стены со стороны Московского проспекта. Как нам передают, после разломки будет приступлено к постройке трехэтажного корпуса. 3-й этаж будет занят эксплуатационным управлением Алтайской железной дороги.
  ["Жизнь Алтая" N165, 26 июля 1914 г.]
  
  Ложная тревога.
  Вчера, около 9 часов утра, в пожарное депо было сообщено, что по Сузунской ул. в доме N197 - пожар. К месту происшествия выехали пожарные, но никакого пожара не оказалось.
  ["Жизнь Алтая" N165, 26 июля 1914 г.]
  
  На казенном винном складе пожар до 26 июля еще не прекратился, горит еще спирт в двух цистернах. Интересно, что в то время, как сверху спирт горит, снизу его выкачивают через краны в бочки. Таким образом из цистерн уже выкачано несколько десятков бочек спирта. На складе несколько зданий совершенно разрушено пожаром, стоят лишь обгорелые стены. Насколько силен был жар, можно судить по тому, что стеклянная посуда из-под вина сплавилась в слитки. В нижнем помещении здания, стоящего фасадом на дорогу, есть обгорелые части человеческих трупов. Судя по найденным трупам и частям их, можно полагать, что в огне погибло не более двух десятков; однако служащие на складе, очевидцы всего происшедшего, утверждают, что во время возникновения пожара в нижнем помещении было полно и в огне погибло не менее 200 человек, в том числе женщины и подростки.
  Крики о помощи раздавались из нижнего этажа в окна всего несколько минут, так как огонь распространился по спирту быстро по всему помещению.
  Очевидцы говорят, что много грабителей погибло в пассаже Смирнова; но более или менее определенной цифры никто сказать не может.
  Таких событий, как говорят старожилы, Барнаул еще не видал.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  Вздорожание овса.
  В городе замечается отсутствие овса, вследствие чего овес быстро поднялся в цене. Овес, продававшийся на днях в лавках по 35-38 коп., в настоящее время продается по 50-55 коп. пуд. Правда, в городе есть несколько крупных складов овса, но из этих складов в розницу овес почему-то не продается.
  ["Жизнь Алтая" N165, 26 июля 1914 г.]
  
  Открытие операций городского ломбарда, вследствие того, что в помещении не высохла окраска, с 26 перенесено на 31 июля.
  ["Жизнь Алтая" N168, 30 июля 1914 г.]
  
  
27 июля
  
  Приезд.
  Вчера в 12 час. дня на пароходе Фуксмана "Владимир" в Барнаул приехал вице-губернатор Загряжский, остановился в гостинице "Европа" и осматривал город.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  Убытки от пожара и грабежей 22 июля.
  Самый крупный убыток понесло акцизное ведомство, утрата которого на винном складе определена в полтора миллиона рублей. Затем следует убыток от сожженного и разграбленного пассажа И.Ф. Смирнова - миллион руб.
  Далее следуют: "Сибирская компания", сгоревший склад сельскохозяйственных орудий - 600 000 руб.; товарищество Западно-Сибирского пароходства и торговли, сгорели: дом и склады соли и кож - 200 000 руб.; т-во Стелль и Ко, склад сельскохозяйственных орудий и дом с имуществом - 250 000 р.
  М.В. Вершинин, дом и магазин разной обуви, шапок и фуражек - материалов и мехов. сукон. товара 120 000 р. Торговый дом "А.Г. Морозов и С-ья", разграблен мануфактурный магазин - 100 000 р.; П.Е. Смердин, сгорели два дома с имуществом и шубный магазин, последний разграблен - 61 000 р.; Р.Г. Козлов, сгорели два дома с надворными постройками и имуществом - 60 000 р.; И.И. Линд, склад сельскохозяйственных орудий и имущество - 50 000 р.; Четин, дом с надворными постройками и имуществом - 45 000 р.; Мортенсен, маслоэкспортная контора и сельскохозяйственные орудия - 40 000 р.; "Второва С-вья", разграблен мануфактурный магазин на базарной площади - 40 000 р.; Хлыстов, два дома с надворными постройками и имуществом - 31 000 р.; Н-ки Колмакова , дом с надворными постройками - 30 000 р.
  А.Г. Козлов, дом с имуществом 25 000 р.; т. д. "Андроновский и С-вья", два дома - 18 350 р.; Датская экспортная компания - склад масла - 18 000 р. Кондратьев, дом с имуществом - 15 000 руб. Соколов, дом с имуществом - 15 000 р.; Никитин, дом с имуществом - 15 000 р.; Трещалова, дом с имуществом - 15 000 р.; Церев, дом с имуществом - 13 000 р.; Фоминых, дом с имуществом - 13 000 р.; Чудинов, дом с имуществом - 12 000 р.; Кочанов, дом с имуществом - 12 000 р.; Виноградов, 10 000 р. имущество и товар. Колокольников, лавка с товаром - 10 000 р.; Сбитнев, дом с имуществом - 10 000 р.; Колесников, дом с имуществом - 10 000 р.; Шульгин - дом с надворными постройками - 10 000 р.; Ланге, маслоэкспортная контора и дом с имуществом - 10 000 р.; Пермяков, дом с имуществом - 10 000 р.; Варнаков, дом - 7000 р.; Дубровский - на 7000 р. рыбы, хранившейся в доме Хлыстова.
  Ф.К. Козлов, разное имущество - 5000 р. Тушаков, дом и имущество - 4000 р.; Бодуновы, дом с надворными постройками - 4000 р.; Пермитина, дом - 4000 р.; Степанова, дом - 4000 р.; Еремеев, дом с постройками - 3000 р.; Ольсен, имущество - 3000 р.; Куртуков, дом с имуществом - 1200 р.; Еремины, дом - 1000 р.; Тузиков, дом - 900 р.; Полунов, имущество - 500 р. и Сучков, имущество - 500 р.
  Итого заявлено убытков от пожара и грабежей на 4 457 350 руб. В эту сумму не включены еще убытки от сгоревших пароходных пакгаузов и товаров в них, а также убытки от разграбленных нескольких фруктовых лавок. Нет еще и заявлений от постояльцев сгоревших номеров и меблированных комнат.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  За участие в поджогах и грабежах всего полицией арестовано и препровождено в тюрьму 155 человек.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  Пожар.
  Вчера около 11 час. дня по Сузунской ул. в д. Семенова, N197, произошел пожар. Огонь был прекращен до прибытия пожарных. В течение 25 и 26 июля дом Семенова загорался 3 раза, и каждый раз огонь замечали своевременно.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  Вздорожание.
  Цены на овес поднялись до 65 к. пуд. Сено повысилось в цене с 2 р. 50 к. до 3 р. 50 к. за воз и с 25 до 35 к. пуд. Хлеб белый в цене повысился до 7 к. за фунт. При этом нужно добавить, что в качестве белый хлеб в некоторых кондитерских ухудшился. Думе не мешало бы обратить на это внимание и, по примеру г. Новониколаевска, издать таксу на продукты первой необходимости.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  Рис с червями.
  В мелочной лавочке Мелкова, помещающейся в д. Завадовского на углу Бийской ул. и Конюшенного пер., продается рис с хорошо откормленными желтовато-белыми живыми червами (личинками), около сантиметра длиной. Такой рис продан был Малковым 26 июля К.А. Воротниковой, живущей в д. N105 по Бийской улице.
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  "Критик".
  Городской библиотекой не раз предупреждалось, чтобы лица, пользующиеся книгами, не делали на них помарок, подчеркиваний, пометок и проч. Но, несмотря на это, часто в книгах попадаются разного рода отметки и проч. А один читатель, видимо, от природы "критик", поля книги испестрил по адресу автора такого рода "изречениями": "Ну уж ты это врешь", "Заврался, миляга", "А где данные?", "Недоказательно", "Неубедительно", "Ха-ха-ха" и т.д.
  Когда же у нас воспитается привычка бережного отношения к общественному имуществу?
  ["Жизнь Алтая" N166, 27 июля 1914 г.]
  
  
28 июля
  
  Подкидыш.
  28 июля, часов около 4 дня, в саду Школьного о-ва был найден младенец мужского пола, с запиской: "Владимир". Сад в это время был закрыт. Ребенка на воспитание взяла крестьянка М. Положешникова.
  ["Жизнь Алтая" N168, 30 июля 1914 г.]
  
  
29 июля
  
  Убытки от пожаров и грабежей 22 июля.
  В дополнение к заметке "Убытки от пожара", помещенной в номере 166 "Ж. А.", сообщаем: у т-ва Мармазина и Вахрушева разграблена товара на 15 000 руб., из лавки, находящейся на Московском проспекте, на месте мещанского о-ва. По словам прислуги, расхищено разного имущества на 3000 руб. из дома В.Д. Сухова на углу Соборного пер. и ул. Л. Толстого. Сам В.Д. отсутствует. Из фруктовой лавки на Пушкинской ул. против "Иллюзиона" похищено товара на 500 руб.
 []
Дом В.Д. Сухова
  У управляющего русским для внешней торговли банком погибло в огне разного имущества на 10 000 руб. Имущества, принадлежащего рус. для внеш. торговли банку, сгорело на 5000 руб. Имущества, принадлежащего барнаульской бирже, сгорело на 500 руб. При пожаре пассажа Смирнова в огне погибло делопроизводство барнаульской биржи и страхового агентства "Саламандра". У содержателя "жел.-дор." номеров Пильч сгорело имущества на 2500 руб. Сумма убытка от погибшего имущества, принадлежащего Соединенной пароходной компании, приблизительно определяется в 15 000 руб. Сумма убытков, понесенных разными грузоотправителями, товары которых находились в сгоревших пароходных пакгаузах, пока не поддается учету, но, по словам и. о. управляющего конторой Соединенной компании, убыток грузоотправителей достигает до 203 000 руб.
  С целью выяснить сумму убытка, понесенного грузоотправителями, Соединенная компания разослала им письменные запросы с просьбой сообщить, на какую сумму и какой товар не получен от Соединенной пароходной компании, а также - какой товар и на какую сумму отправлен.
  ["Жизнь Алтая" N167, 29 июля 1914 г.]
  
  Число убитых во время происшествий 22 июля до сего времени точно не выяснено. Трупы всех убитых, погибших на пожаре, скоропостижно умерших и отравившихся древесным спиртом, свалены в кучу в анатомическом покое больницы, который представляет из себя подвал небольшого размера. Трупы начали разлагаться, и из анатомического покоя, как только откроют вход, сильно обдает трупным запахом. На вопрос, сколько всего в анатомическом покое трупов, никто из служащих больницы определенного ответа не дает. Один говорит 40, другой - 60, а третий увеличивает эту цифру до 80. Число трупов определяется на глазомер.
  ["Жизнь Алтая" N167, 29 июля 1914 г.]
  
  Отмена самоохраны.
  Городской голова А.А. Лесневский предупреждает жителей города, что, ввиду наступившего успокоения, самоохрана, организованная из жителей, отменяется, а также разрешается появляться на улице и после 9 час. вечера.
  ["Жизнь Алтая" N167, 29 июля 1914 г.]
  
  Выражение верноподданнических чувств.
  29 июля от имени городского населения городской думой, по случаю переживаемых Россией событий, послана Государю телеграмма с выражением верноподданнических чувств.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  Больницы без врача.
  Городская заразная больница, вследствие призыва врача И.М. Шуцкого на военную службу, осталась без врача. Один фельдшер заразной больницу в отпуску, фельдшерица больна, другой фельдшер взят на военную службу. Таким образом, заразной больнице грозит опасность остаться на попечении сестер милосердия, компетенции которых будет вверена судьба тифозных, скарлатинных, дифтеритных и других заразных больных.
  Не блестяще обстояли до вчерашнего дня дела и в городской не заразной больнице. Врач Н.А. Завадовский все время был занят на приемном пункте, Н.М. Руднев также большею частью находился там же. Между тем больница, благодаря последним событиям, переполнена, и вся тяжесть больничной работы ложилась на фельдшера, фельдшерицу и нескольких сестер.
  Вчера врачи Н.М. Руднев и Н.А. Завадовский от занятий на приемном пункте освобождены.
  ["Жизнь Алтая" N167, 29 июля 1914 г.]
  
  Выгон скота.
  Городская управа предупредила владельцев скота, гоняемого в табуны по Набережной ул., Мостовому и Московскому пер., что до окончания мобилизации скот в упомянутых табунах будет выгоняться на пастбище в 5 час. утра. Вызвано это усиленным движением народа по Набережной ул, Мостовому и Московскому пер.
  ["Жизнь Алтая" N167, 29 июля 1914 г.]
  
  Городская дума. Экстренное заседание 29 июля.
  Кворум гласных собирается аккуратно. На заседании присутствует 21 гласн. Открывая заседание, городской голова А.А. Лесневский в речи, обращенной к гласным, призывал последних к единодушной, дружной работе по оказанию пособий семействам тех, которые уже стоят под ружьем, готовые защищать честь и достоинство России. В заключение Лесневский провозгласил здравицу Государю. Зал думы огласился троекратным "ура".
  Дума постановила для организации попечительств для оказания пособий семьям запасных нижних чинов, призванных на действительную службу, избрать из среды гласных особую комиссию. В комиссию набраны Н.И. Переломов, И.В. Великанов, Е.П. Малиновский, П.И. Федулов, Г.А. Бухалов, О.К. Козлов, В.В. Суслин, С.И. Зудилов, Н.И. Егоров, В.К. Панагушин н С.А. Чернобровин. Поручено управе объявить, что заявления от жен к семейств запасных нижних чинов, ушедших на войну, в управе принимаются. Первое организационное заседание комиссии назначено 1 августа. В распоряжение комиссии на наем писца и на канцелярские расходы до 1 января 1915 года дума ассигновала 350 руб. Кроме того, дума решила ходатайствовать о разрешении открыть подписку для сбора пожертвований на выдачу пособий семействам запасных нижних чинов, и для начала постановила сама подписать на этот предмет пять тысяч рублей.
  Гончаров предлагает, по примеру некоторых частных фирм. обеспечить хотя половинным размером жалования семейства служащих города, взятых на войну. Дума поручила управе подготовить по этому вопросу материал и вынести его на обсуждение думы 7 августа с. г.
  Лесневский докладывает и просить утвердить расходы, экстренно вызванные мобилизацией и последними событиями в городе. Все доложенные расходы утверждаются без возражений.
  За энергичное прекращение грабежей 22 июля городская дума постановила выразить благодарность начальнику отряда 44-го стр. сибир. полка полковнику Плотникову и всем офицерам н нижним чинам, содействовавшим прекращению беспорядков. Далее, дума постановила высказать сожаление по поводу бездействия воинского начальника во время беспорядков. М.И. Ромас предлагает благодарить Лесневского за то, что он, внемля голосу граждан, насколько это было можно, быть может, переступая некоторый формальности, старался всеми силами прекращать беспорядки и принял меры, организовав самоохрану из жителей, для того, чтобы беспорядки эти не повторились. Ф.К. Козлов считает, что необходимо выяснить, кто виноват в том, что произошли беспорядки. "Ведь в 2 часа дня можно было предвидеть, что городу грозит опасность, неужели нельзя было созвать какую-либо комиссию и принять соответствующие меры? Все же, - говорит в заключение Ф.К., - следовало бы выяснить и виновников, а против благодарности Александру Адольфовичу я ничего не имею". Холкин и Зудилов предлагают, кроме благодарности, занести в журнал думы одо6рение действий городского головы. Между прочим, Зудилов говорить: "Если бы не принятия Александром Адольфовичем меры, то город мог понести убытки не в пять миллионов, а, может быть, в 20 миллионов рублей". Лесневский заявляет, что он считает неудобным председательствовать, когда суждения идут о его действиях. а потому вопрос о его действиях он снимает. Зудилов просит огласить заявление торговцев, которое подано сего числа на имя городского головы. Гласные поддерживают предложение Зудилова. Оглашается заявление торговцев, в котором последние также благодарят Лесневского за его действия во время беспорядков. Под заявлением много подписей.
  Все гласные встают, благодарят Лесневского и просят занести в журнал думы и то, что дума действия его во время беспорядков одобряет.
  Лесневский говорит, что он никогда на сойдет с того пути, которым он шел до сего времени и которым ему повелевает идти долг и совесть, и что он всегда, как и ранее, будет стремиться делать то, что справедливо и что полезно. "Правильно ли я поступал в смутные дни, я пред вами, - говорит Лесневский в заключение, - каждый может судить, как хочет. Высказанное же вами доверие и одобрение моих действий является для меня выше всякой награды".
  Заседание закрыто в 9 час. вечера.
   И. П-ко.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  На масляном рынке полное затишье. Привозятся небольшие партии масла, которое покупается по 7 руб. 50 к. за пуд. 29 июля цена на масло поднялась до 9 руб. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  
30 июля
  
  Литургия и молебен.
  Сегодня в Дмитриевской церкви (так как в соборе идет ремонт) будет отслужена литургия, а после нее молебен о даровании победы русскому и союзному с ними оружию. В случае хорошей погоды молебен будет перенесен на площадь.
  ["Жизнь Алтая" N168, 30 июля 1914 г.]
  
  Убытки "Сибирской компании".
  Доверенный "Сибирской компании" К.П. Корх письмом в редакцию сообщает, что заявленная им первоначальная сумма убытков в 600 000 руб. должна быть сильно понижена, потому что, по вскрытии несгораемого шкафа, оказалось, что бывшие в нем деньги и документы не погибли, как это предполагалось, а лишь отчасти попорчены и могут быть восстановлены. К.П. Корх определяет теперь убытки своей фирмы в 200 000 рублей.
  ["Жизнь Алтая" N168, 30 июля 1914 г.]
 []
  
  У страхователей.
  Сегодня в 12 час. дня в помещении городской управы назначено экстренное общее собрание членов взаимного страхового общества, для обсуждения вопроса о выдаче пострадавшим членам вознаграждения за убытки от пожара, бывшего 22 июля.
  ["Жизнь Алтая" N168, 30 июля 1914 г.]
  
  На мясном рынке.
  Некоторые мясоторговцы говорят, что в настоящее время наблюдается недостаток рогатого скота и мало надежды на пригон скота из уезда. По их словам, это может вызвать мясной кризис и поднять цены на мясо.
  ["Жизнь Алтая" N168, 30 июля 1914 г.]
  
  Отъезд.
  30 июля в 6 часов вечера на казенном пароходе "Курган" в Томск выехал вице-губернатор Загряжский. Приезд его в Барнаул был вызван событиями 22 июля.
  ["Жизнь Алтая" N170, 1 августа 1914 г.]
  
  
31 июля
  
  Парад.
  Вчера на Соборной площади по случаю рождения Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича Алексея Николаевича войскам местного гарнизона состоялся парад. Парад принимал генерал Полянский.
  Перед парадом был прочитан Высочайший манифест об объявлении войны Австрией России и отслужен молебен о ниспослании русскому оружию победы.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  Возмещение пожарных убытков.
   По уставам, все страховые общества, в том числе и взаимные городские, могут не возмещать убытков от пожаров, происшедших от народных смут и беспорядков.
  На основании этого, местное о-ва взаимного страхования могло бы попытаться не платить своим членам убытков от пожара 22 июля. Но, несмотря на эту возможность, оно, первое из всех страховых обществ, занялось выяснением суммы убытков, понесенных 22 июля страхователями - его членами. Общая сумма этих убытков оказалась равна 52 364 руб. Правление и наблюдательный комитет о-ва высказались за возмещение всех убытков.
  Кроме того, правление и наблюдательный комитет, принимая во внимание то, что 99% общей суммы убытков возмещается союзом городских взаимных обществ (на местные о-ва относится лишь 1%) и что эти деньги придется ждать, может быть, несколько месяцев, а строительный сезон на исходе, и многие остаются без крова, решили, не дожидаясь денег из союза, возместить все пожарные убытки немедленно из средств местного общества.
  Вчера постановления правления были вынесены на обсуждение членов страхователей взаимного страхового общества. Все постановления утверждены без возражений. Деньги будут выданы после определения суммы пожарных убытков ликвидаторами, командированными от союза, что, наверное, не затянется, так как ликвидаторы, один из Новониколаевска, другой из Бийска, уже выехали в Барнаул. Будут ли платить убытки от пожаров 22 июля акционерные страховые общества, неизвестно.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  На телеграфе вывешено объявление, что телеграммы, вследствие большого их количества, будут передаваться при первой возможности.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  Вздорожание.
  За последние дни повысились цены на сахар на 60 к. за пуд.
  ["Жизнь Алтая" N169, 31 июля 1914 г.]
  
  Меры против вздорожания.
  Губернатор предложил городской управе немедленно выработать и издать таксу цен на продукты первой необходимости и выработать особые меры против оптовых скупок прасолами продуктов первой необходимости. Этими мероприятиями управа должна будет бороться с искусственным повышением цен на продукты первой необходимости.
  
  Открытие городского ломбарда.
  31 июля начал свои залоговые операции городской ломбард. Что необходимость в ломбарде назрела, можно судить по тому, что в первый же день операций, без особенных реклам и объявлений, ломбард выдал под заложенные вещи около 300 р. Жаль только, что помещение ломбарда сыровато.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
  
  В Школьном саду с 30 июля возобновились платные гуляния с танцами. Но, очевидно, последние события отразились и на них. На гуляниях 30 и 31 июля было сравнительно немного публики, от двух гуляний выручено около 90 руб.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
  
  Оштрафование "Жизни Алтая".
  Постановлением томского губернатора от 25 июля редактор газеты "Жизнь Алтая" А.И. Шапошников за заметку "К забастовочному движению", помещенную в N161 от 20 июля, оштрафован на 500 рублей с заменой, при несостоятельности, трехмесячным арестом. Штраф уплачен полностью.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  
АВГУСТ
1914
  
  
1 августа
  
  Ход заразных болезней.
  В течение июня, согласно регистрационным карточкам врачей, в городе заразных заболеваний отмечено: оспой - 2, скарлатиной - 6, тифом брюшным - 3, сыпным - 1, неопределенным - 1, свинкой - 1, дифтеритом - 5, дизентерией - 7 и коклюшем - 1.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
  
  На телеграфе.
  Нами не раз отмечались ненормальные условия приема телеграмм на местном телеграфе, однако все эти напоминания остаются гласом вопиющего в пустыне. Особенно ненормальность эта ощущается в последние дни, когда телеграф, вследствие войны, положительно завален депешами. Маленькая темная комната, в которой принимаются телеграммы, постоянно грязная и постоянно переполнена подателями депеш. Вентиляции в ней нет, и воздух всегда тяжелый. А наслаждаться всеми этими прелестями иногда приходится по целому часу, так как телеграммы принимаются только одним чиновником, хотя это могли бы делать двое, так как для приема телеграмм есть и другое окно. Приходится удивляться, как в этой атмосфере могут заниматься по нескольку часов чиновники.
  ["Жизнь Алтая" N170, 1 августа 1914 г.]
  
  Вздорожание чая.
  Цены на чай местные оптовые склады за последние дни повысили на 10 коп. за фунт.
  ["Жизнь Алтая" N170, 1 августа 1914 г.]
  
  Понижение цен на масло.
  Вследствие прекращения многими фирмами покупки сливочного масла и падения на него цен до 7 р. 50 к. за пуд, крестьяне стали перетапливать сливочное масло. Вследствие этого понизились цены на топленое коровье масло на 3 р. 20 к. в пуд.
  ["Жизнь Алтая" N170, 1 августа 1914 г.]
  
  "Квас".
  За последнее время здесь распространился и стал в моде хлебный сладкий квас, который по иным лавочкам развозится возами, а другие этот квас, как несложный по выработке, выделывают сами. Вследствие сильного спроса, квас считается самым ходовым товаром, и чуть ли не на каждом углу сидят торговки им. Квас употребляется больше простонародьем, т.е. публикой неразборчивой, лишь бы утолить жажду. На этот квас следовало бы обратить внимание городской санитарии, так как большей частью не выдержанный и неизвестно как приготовленный квас зачастую вызывает у его потребителей расстройство желудков, и нет никакой гарантии того, что не может вызвать и более серьезных последствий.
  ["Жизнь Алтая" N170, 1 августа 1914 г.]
  
  Вскрытие и осмотр трупов.
  По объявлению следователя 4-го участка Барн. уезда А. Чатаевского, что 29 сего июля в городской больнице в 5 час. вечера будет осмотр трупов, доставленных с ожогами и ранениями после пожара винного склада, пристани и пассажа Смирнова, задолго до означенного времени в ограду больницы собралось много народа, большей частью запасных нижних чинов. Среди местных жителей, явившихся на осмотр, слышны были разговоры об утере близких своих родственников, но большую часть явившихся составляли любопытные.
  С половины 6-го вечера начался осмотр и вскрытие трупов. Трупы выносились из анатомического покоя и раскладывались на столах. Всего вынесено было 10 трупов, из которых было вскрыто 8. Ни один труп не был опознан. Вид трупов ужасный: с колотыми или огнестрельными ранами или с перебитыми ногами и руками, причем раны покрыты массой белых червей. Трупы стали разлагаться, и от них распространяется зловоние. Со многими зрителями началась рвота. Однако любопытство оказалось сильнее всех неприятных ощущений. Вскрываемые трупы окружены были тесным кольцом любопытных, большинство которых, чтобы хоть отчасти заглушить трупный запах, держали около носа полынь.
  Приходится удивляться хладнокровию, с которым фельдшеры производят вскрытие, игнорирую зачастую опасность заразиться трупным ядом, поддерживая части тела и брюшины вместо вилок руками. Вскрытие трупов погибших во время происшествий 22 июля производится в больнице ежедневно.
  ["Жизнь Алтая" N170, 1 августа 1914 г.]
  
  С "поличным".
  1 августа судебным следователем Шереметовским на улице был арестован крестьянин Корнев с явными признаками ожогов на лице и на руках. Корнев сознался, что обжегся он на винном складе, потому что близко подошел посмотреть пожар; участие же в расхищении вина он отрицает.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  
2 августа
  
  На Алтайской дороге.
  В настоящее время вопрос о продолжении постройки Алтайской железной дороги окончательно выяснился. Работы пойдут, не прекращаясь, при наличных средствах. Оставшиеся служащие главным инженером призваны к усиленной деятельности на все время войны. Из правления получен ответ о наличности денежных средств. Призванным на военную службу служащим постановлено выдать единовременно месячный оклад, а их семьям во все время войны выдавать три четверти оклада.
  ["Утро Сибири" N173, 6 августа 1914 г.]
  
  Благой почин.
  Вчера в городскую управу в пользу семейств запасных нижних чинов, призванных на войну, от бывшего городского служащего А.Г. Алкова поступило первое пожертвование в размере 25 руб.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
  
  Осмотр товаров.
  Вчера утром на осмотре товаров и имущества, расхищенного во время происшествий 22 июля, в ограду полицейского управления собралось довольно много народа. Расхищенного имущества, которое не числится вещественными доказательствами, было разложено несколько возов. Большая часть этого имущества опознана и возвращена хозяевам, но часть имущества осталась неопознанной.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
  
  Вздорожание.
  Фирмы резиновых изделий "Проводник" и "Треугольник" повысили цену на свои изделия от 20 до 30 проц. Не желает, очевидно, оставаться в долгу у населения и один из крупнейших наших монополистов, Нобель, который, видимо, пользуется каждым удобным случаем. Цены на керосин на последних днях повышены на 60 коп. за пуд.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
 []
  
  Просьба.
  Арендатор места по Московскому проспекту, принадлежащего мещанскому обществу, парикмахер К.Н. Куликов, подал в мещанскую управу заявление, в котором просит разрешить ему безвозмездно занять небольшую часть земли под пристройку внутри ограды и с 1 июня 1916 года сдать ему арендуемый им участок на новое трехлетие за 600 руб. в год. Просьба эта мотивирована тем, что Куликов, "рискуя собой самоотверженно вместе со своими мастерами и прислугой", спасал от пожара имущество и дом мещанского о-ва 22 июля во время беспорядков.
  В то же время от мастеров Куликова, Л. Петрова, А. Кудряшева и Е. Андреева и, очевидно, прислуги Т. Козыревой, в управу поступило заявление или, как в нем сказано, "напоминание", что они тоже принимали самоотверженное участие в спасании имущества мещанского о-ва и испортили свои костюмы, стоящие по 30 руб., и тоже желают, чтобы мещанское общество "оценило их заслугу".
  Нужно сказать, что, стараясь спасти от пожара мещанскую управу, Куликов со служащими спасали прежде всего свою парикмахерскую, так как если бы сгорел дом мещанской управы, то, несомненно, сгорело бы и помещение Куликова, потому что все строения на месте мещанского о-ва с пожарной точки зрения представляют из себя в наилучшем виде сложенный костер.
  ["Жизнь Алтая" N171, 2 августа 1914 г.]
  
  
3 августа
  
  Обязательное постановление.
  Составленное Барнаульской Городской Думой для местных жителей, согласно 108 ст. Городового Положения, в изменении пар. 1 обязательного постановления от 16 ноября 1909 г. о воспрещении оптовой скупки хлеба и других съестных припасов и изданное мною на основании 110 ст. Городового Положения.
  Скуп оптом со спекулятивной целью хлеба и других съестных припасов и вообще сельских произведений, привозимых в Барнаул, как на базарной площади, так и в улицах, воспрещается безусловно всем в следующее время: а) муки, овса, проса, разных круп и скоромного масла с 1 февраля по 1 ноября с утра до 10 часов дня, а с 1 ноября по 1 февраля с утра до 11 час. дня; б) скупка пшеницы и ярицы (ржи) оптом исключительно на базарной площади с 1 октября по 1 апреля по 9 часов утра, а в остальное время года до 8 часов утра; в) других съестных припасов и вообще сельских произведений с 1 февраля по 1 ноября с утра до 8 час. дня, а с 1 ноября по 1 февраля с утра до 9 час. дня.
  Постановление это вступает в силу через две недели по опубликовании его в "Томских губернских ведомостях".
  Подлинное подписал:
  Губернатор Дудинский
  24 июля 1914 года
  ["Томские губернские ведомости" N59, 3 августа 1914 г.]
  
  Ненормальные условия труда.
  В городской управе служат два сторожа, которые не только караулят здание управы, но несут обязанности швейцаров, истопников, заменяют довольно часто рассыльных. На их же обязанности лежит принимать ночью экстренные бумаги и телеграммы, которые нужно доставлять городскому голове. Таким образом, у сторожей нет покоя ни днем, ни ночью. Нужно к этому добавить, что в управе жилых помещений для сторожей нет, а домой вырваться из управы некогда. Спят и отдыхают сторожа на полу или где-нибудь у стенки на лавке.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  В помощь семьям запасных.
  Барнаульский мещанин И.И. Пономаренко послал местному мещанскому старосте заявление, в котором предлагает пожертвовать в пользу семей ушедших на войну запасных капитал около 2300 р., собранный мещанским о-вом на библиотеку, открытие которой не разрешено.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  За пособием.
  Со вчерашнего дня в городской управе была открыта запись нуждающихся в пособии запасных нижних чинов, взятых на войну. С 9 час. утра и до 2 час. дня управа положительно осаждалась солдатками.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  На казенном винном складе за последние дни в сгоревшем подвале вырыто еще несколько обгоревших трупов. Вчера трупы отправлены в анатомический покой городской больницы.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  Осмотр товаров.
  Вчера в ограде полицейского управления весь день был разложен товар и имущество, похищенное у разных лиц 22 июня. Потерпевших на осмотре вера было очень мало.
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  Расхищенный 22 июля товар и разное имущество в большом количестве находят случайно, как говорят, подброшенным. Вчера около нагорного кладбища найдена пишущая машинка "Адлер".
  ["Жизнь Алтая" N172, 3 августа 1914 г.]
  
  
6 августа
  
  Урожай.
  Урожай хлебов и трав в Барнаульском и Змеиногорском уездах прекрасные. Установившаяся погода вполне способствует успешной уборке хлебов, которая в Змеиногрском уезде началась после 20 числа июля месяца. Уборка же хлебов в Барнаульском уезде началась с первых чисел августа месяца. Урожай в Кузнецком и Бийском уездах, во всяком случае, значительно выше среднего. Местами и здесь уже началась уборка. В Барнаульском уезде особенно хороший урожай пшеницы.
  ["Утро Сибири" N176, 10 августа 1914 г.]
  
  
7 августа
  
  Насилие.
  5 августа по дороге от д. Чесноковки Барнаульского уезда крестьянка Г-ва с 2-летним ребенком шла в Барнаул. На лугах ее догнали на лошади два неизвестных ей крестьянина, оказавшиеся потом Мякишевым и Наймушиным, которых она попросила подвезти ее до города. Мякишев и Наймушин удовлетворили ее просьбу; но когда Г-ва села к ним в телегу, они завезли ее в сторону от дороги, где, зажав ей рот, произвели над ней насилие и отобрали 6 руб. денег. Мякишев и Наймушин арестованы.
  ["Утро Сибири" N178, 13 августа 1914 г.]
  
  
10 августа
  
  10 августа в Барнауле образован дамский комитет Красного Креста. Комитет разместился в доме начальника округа.
  
  Экстренно телеграммой из Барнаула в Томск вызван назначенный временно исполняющим должность губернского агронома Н.В. Соколов. Служащий в Барнауле первое время инструктором полеводства Н.В. Соколов по происхождению томич, средне образование получил в томском Алексеевском реальном училище.
  ["Утро Сибири" N176, 10 августа 1914 г.]
  
  
11 августа
  
  Барнаульские писчебумажные магазины повысили цены на бумагу на 10 процентов. В других магазинах повышены цены на обувь и на охотничьи принадлежности. На последние цены повышены от 10 до 30 проц.
  ["Утро Сибири" N179, 14 августа 1914 г.]
  
  
21 августа
  
  Война и сибирские газеты.
  Бумажный голод, поставивши в крайне затруднительное положение столичную печать, еще более тяжело отразился на положении сибирской прессы. С объявлением войны, когда движение частных грузов было приостановлено, а требования на газеты значительно возросли, запасы бумаги быстро истощились, благодаря чему бумажный голод вступил в свои права. Многие газеты уже теперь стали выходить в уменьшенных размерах.
  Некоторые газеты не имеют совсем газетной бумаги и выходят на оберточной. Так, например, "Омский вестник" начинает употреблять в дело тонкую оберточную бумагу. Барнаульская газета "Алтайская жизнь" сократилась в размере почти наполовину, причем печатается на бумаге настолько прозрачной, что в некоторых местах шрифт теряет свою четкость.
  ["Утро Сибири" N187, 24 августа 1914 г.]
  
  
27 августа
  
  Обязательное постановление
  Составленное Барнаульской Городской Думой на основании108 с. Городового Положения и изданное мною согласно 110 ст. того же Положения, о порядке оптовой скупки съестных припасов в городе Барнауле.
  1. Скуп оптом со спекулятивной целью хлеба и других съестных припасов и вообще сельских произведений, привозимых в Барнаул, как на базарной площади, так и в улицах, воспрещается безусловно всем в следующее время:
  а) муки, овса, проса, разных круп и скоромного масла с 1 февраля по 1 ноября с утра до 10 часов дня, а с 1 ноября по 1 февраля с утра до 11 час. дня.
  б) скупка пшеницы и ярицы (ржи) оптом исключительно на базарной площади с 1 октября по 1 апреля по 9 часов утра, а в остальное время года до 8 часов утра.
  в) других съестных припасов и вообще сельских произведений с утра до 9 часов дня.
  2. Торговля на базарных площадях всякими съестными припасами должна начинаться с 1 февраля по 1 ноября с 5 часов утра, а с 1 ноября по 1 февраля с 7 часов утра с поднятием распущенного флага.
  3. Приезжающие в город крестьяне должны производить продажу хлеба и других припасов и сельских произведений на базарных площадях на определенных городской управой местах, и ни в коем случае такая торговля не допускается на постоялых дворах и вообще на усадьбах частных лиц.
  Настоящее обязательное постановление вступает в силу через две недели по опубликовании его в "Томских губернских ведомостях".
  Губернатор Дудинский
  22 августа 1914 года
  ["Томские губернские ведомости" N66, 27 августа 1914 г.]
  
  
31 августа
  
  Барнаульское мещанское общество возбудило ходатайство перед городской думой о полном запрете в городе продажи спиртных напитков.
  
  Вечером 31 августа в Барнауле, благодаря чистому небу, можно было простым глазом наблюдать комету вблизи Большой Медведицы, немного ниже и правее ее (в созвездии "Рысь", прямое восхождение 9 ч. 40 мин., склонение +48 градусов).
  В астрономическую трубу комета представляла довольно красивое зрелище, для простого же глаза она видна была в виде не особенно яркой звезды (2-4 величины), отбрасывающей в сторону от себя небольшой сноп света; длина хвоста около 40, хвост так называемого 3-го типа, т.е. короткий и широкий.
  По-видимому, комета новая, т.к. о ней нет никаких указаний в астрономическом календаре.
  ["Утро Сибири" N198, 7 сентября 1914 г.]
  
  
СЕНТЯБРЬ
1914
  
  
1 сентября
  
  Писатель Г.М. Пушкарев пожертвовал городской общественной библиотеке 472 тома из личного книжного собрания.
  По случаю 80-летия Г.Н. Потанина при городской общественной библиотеке создан отдел сибиреведения, в читальном зале помещен его портрет.
  
  
3 сентября
  
  Объявление.
  Барнаульский женский монастырь объявляет, что им утеряна квитанция за N 7 на вечный вклад 120 руб., внесенный 11 сентября 1913 г. в Барнаульское отделение Государственного банка, священником о. Александром Ломшаковым по поручению дочери священника Евдокии Дмитриевны Лавровой.
  ["Томские губернские ведомости" N68, 3 сентября 1914 г.]
  
  
4 сентября
  
  Военнопленные.
  В Барнауле ожидается партия военнопленных в количестве 50 офицеров и 5000 нижних чинов, которые будут размещены в городе казарменным способом.
  ["Утро Сибири" N198, 7 сентября 1914 г.]
  
  
5 сентября
  
  Вооруженное сопротивление.
  5 сентября вечером по Пушкинской ул. в д. N98 в Барнауле в отсутствие хозяев двумя известными рецидивистами, 14-летним мальчиком Матюшкиным и 19-летним Яковлевым со взломом замка была совершена кража. Когда Матюшкин и Яковлев после совершения кражи стали убегать по Второму Прудскому переулку к пруду, их заметили игравшие на улице дети. Последние побежали за ворами с криками: "Воры, держи их!" Воры произвели в детей выстрел из револьвера. Выстрелы услышали недалеко живущий от этого места городовой и городовой, стоящий на посту около дома Лесневского. Городовые стали преследовать Матюшкина и Яковлева.
  Убегающие стали стрелять в городовых. Тогда городовые в свою очередь стали стрелять в убегающих. Матюшкин остановился и сдался; Яковлев же заскочил в ограду дома N19 и спрятался в коробе с сеном, где и был взят. У него отобран браунинг с 17 патронами. При обыске у них отобрали серебряные вещи и два золотых кольца, похищенные также со взломом в этот же день из дома N69 по Бердской ул.
  ("Ж. А.")
  ["Утро Сибири" N201, 12 сентября 1914 г.]
  
  
6 сентября
  
  Алтайская железная дорога.
  На линии Алтайской железной дороги, в 35 верстах от Бийска, открыт второй железнодорожный мост. По уложенному до ст. Буланихи пути ежедневно ходит по девять пар поездов с балластами.
  ["Утро Сибири" N199, 10 сентября 1914 г.]
  
  
7 сентября
  
  Пленные в Новониколаевске.
  Через станцию Новониколаевск, как сообщает "А. Д.", ежедневно продолжают проходить партии пленных. 7 сентября в 7 часов дня с вокзала прошла по городу на пристань партия австрийцев до тысячи человек, для следования в Барнаул и Бийск. Среди поенных попадаются довольно интеллигентные лица; все они одеты в куртки и брюки серого сукна, в ботинках, брюки снизу перехвачены ремнями. На головах из такого же сукна приплюснутые кепи. Среди поенных чехи, поляки, русины и др. славянские народности; многие сносно объясняются по-русски о охотно вступают с публикой в разговор. Отношение к пленным со стороны провожающих крайне корректное. Приходилось наблюдать, как некоторые из простонародья в складчину покупали для пленных разные съестные припасы. Австрийцы обменивают свое серебро и медные монеты на наши деньги. У многих имеются на руках австрийские кредитные билеты, но охотников из публики для обмена на наши деньги не находится. Пленные удивляются обширности территории русских владений: "Едем уже третью неделю, и все города и войска, войска без конца".
  Из расспросов выясняется, что все были в боях под Люблином и Львовом, делали большие переходы в тяжелой амуниции и часто оставались на несколько дней без провизии.
  Особенно большие потери причиняет австрийцам наша артиллерия.
  Среди публики разговор, что сейчас с поездом приедет партия австрийцев и германских офицеров. Многие с пристани спешат на вокзал.
  Около шести часов подошел поезд; замелькали германские каски и высокие австрийские кепи. Пленные высшие чины направились в сопровождении конвоя в буфет первого класса. Здесь заняли группами столы. Официанты предлагают карточки кушаний; блюда заказываются ломаным польским языком.
  В одной группе у некоторых видны повязки на рукавах с красным крестом. Как оказалось, это австрийские поляки, студенты-медики, взятые на войну с университетской скамьи. Медики поясняют, что в Австрии забирают всех студентов с 21 года.
  Расспрашивают, что из себя представляют города Барнаул и Бийск (места их назначения).
  Многим не нравится, что они будут отрезаны от железнодорожного пути.
  - Лучше бы остаться в вашем городе.
  С удивлением и даже недоверием относятся, что город Новониколаевск основан всего лет двадцать.
  ["Утро Сибири" N201, 12 сентября 1914 г.]
  
  
9 сентября
  
  Пленные.
  В город привезли пленных - австрийцев и германцев.
  И это обстоятельство, по причинам вполне понятным, явилось злобой дня.
  О пленных разговаривают, ходят смотреть их, беседуют с ними.
  Перед помещениями, в которых находятся прибывшие, стоит толпа.
  Как-то странно видеть и слышать недавнего врага, до сих пор известного нам только по газетам и телеграммам, теперь лицом к лицу.
  Не верится, что там, где-то далеко, идет война, не верится уже по одному тому, что неприятель не кажется страшным, наоборот, австрийцы очень любезны, охотно беседуют, шутят... в свою очередь русские угощают их табаком, дают деньги, ободряют, оказывая всяческое внимание.
  Я тоже вмешиваюсь в самую людскую гущу, перехожу от одного края к другому и наблюдаю, прислушиваюсь, сам задаю вопросы.
  Надо заметить, многие из австрийцев хорошо владеют русским языком.
  Среди них есть поляки, евреи, чехи, словаки, магометане, русины.
  Кое-кто еще до войны бывал в России и даже Сибири, имел дело с русскими.
  В большинстве случаев это симпатичный народ, вежливый, предупредительный.
  Одеты в серые костюмы, высокие кепи, без лишних украшений.
  Про войну говорят неохотно и неодобрительно, почти со злобой отзываются о германцах, подчеркивают хорошее отношение к себе русских, что и нашим у них хорошо.
  Пришлось наблюдать много интересных сценок и картинок, подчас курьезных или наивно-трогательных.
  Вот какой-то мужичок в потасканном кафтане купил арбуз и делит его на части.
  Всем дает по маленькому кусочку, стараясь наделить возможно большее количество пленных.
  Пленные улыбаются и прикладывают руку к сердцу, проявляя тем самым глубокую признательность.
  - Хошь и враги, а коли в плену, значит, крышка!
  - Попадись им, так они тебя арбузами кормить не станут, самого заместо арбуза... - бросает неодобрительно кто-то из задних рядов.
  Все оборачиваются на голос, и в толпе зрителей слышен ропот неодобрения:
  - Разве так можно...
  - Постыдился бы...
  Австриец, с интеллигентным бледным лицом, замечает спокойно:
  - Ваших пленных я видел среди нас, и обращаются с ними еще лучше; правда, германцы - те не особенно вежливы...
  - Ваши союзники.
  - Вместе бунт подняли.
  Пленный поясняет:
  - Мало ли что случается, но мы не виноваты.
  У одного из окон идет оживленная беседа.
  Объясняются мимикой, жестами и ломаным языком.
  - Баба дома есть?
  Вопрошающий при этом тычет пальцем в рядом стоящую женщину.
  Австриец почему-то делает под козырек.
  Баба сердится и ворчит, при громком хохоте публики:
  - Ты на меня пальцем не показывай.
  - Подумаешь... полиняла... да я ведь для уяснения разговора тебе честь сделал.
  Улыбается пленный, улыбаются и зрители.
  Молодой солдатик, дневальный, похлопывая австрийца по плечу, старается пояснить:
  - Ребята имеются в семействе?
  На помощь приходит товарищ австрийца, что-то ему поясняет по-своему, и тот показывает три пальца.
  Дневальный переводит:
  - Два сына и одна дочь.
  - Ты-то почем знаешь?
  - Два пальца на правой руке - сыновья, а мизинец на левой - дочь.
  - Верно, - подтверждает понимающий по-русски.
  Пленным все время передают - хлеб, чай, сахар, деньги, угощают папиросами...
  В толпе много интеллигентных людей, студентов, женщин и детей.
  Какой-то господин допытывается, сколько дней ехали, где взяли, какого полка, какого мнения о русских.
  - Казаки худо... голова руби... солдаты лучше.
  В толпе смеются!
  Вопросы следуют за вопросами. Толпа старается удовлетворить свое любопытство.
  - Наша пища нравится?
  - С непривычки тяжелая. Кофе нет.
  - Какой веры?..
  Из женских рядов доносится:
  - Какой интересный!
  - Вон у того симпатичное лицо.
  - Голубые глаза.
  - Я с двумя офицерами познакомилась.
  - Передайте вон тому цветок.
  Проявляются и более практичные взгляды. Так, например, какая-то дама допытывается у нашего солдата:
  - А где же офицеры?
  - В городе.
  - Где живут?
  - Не могу знать.
  - Если понадобятся кому комнаты, то вот вам адрес, у меня снят большой дом.
  Дама сует бумажку и исчезает.
  Старушка, заступившая место ушедшей, спрашивает:
  - Нет ли среди вас сапожников? Вот надоть ботинки племяннице починить.
  Особенную энергию и любопытство проявляют ребятишки.
  Они облепили все окна, заборы, попали какими-то судьбами за ограду.
  Ребята вполне освоились с пленными и подружились.
  Они дают публике необходимые пояснения, знают различие в форме, каким-то особенным образом переговариваются - словом, чувствуют себя великолепно.
  Несмотря на поздний вечер, толпа расходится неохотно, на место ушедших встают новые, и тянутся бесконечные беседы и разговоры между русскими и австрийцами.
  А там далеко гремит бой, рвутся гранаты и свистят пули.
  Как-то не хочется верить и думать, что эти тихие, скромные, предупредительные люди со славными, открытыми лицами - наши враги.
  Веригин.
  ["Утро Сибири" N199, 10 сентября 1914 г.]
  
  
12 сентября
  
  Новое общество.
  Волостные писари обратились, по словам газеты "Жизнь Алтая", к съезду крестьянских начальников в Барнауле, с просьбой войти в ходатайством о разрешении организовать общество волостных писарей Томской губернии.
  Обществом будут преследоваться следующие задачи: 1) распространение между товарищами специальных знаний; 2) материальная и моральная поддержка членов (приискание должности, занятий и проч.); 3) врачебная помощь, призрение и выдача ссуд и пособий.
  С развитием материальных средств общества проектируется открытие школы для подготовки волостных писарей, школы для детей членов, библиотеки и лечебницы.
  ["Утро Сибири" N204, 16 сентября 1914 г.]
  
  
13 сентября
  
  В первый раз в бою. Рассказ раненого.
  - Не назову части, где я служу, - так начал свой рассказ раненый офицер-артиллерист, - не назову даже места, где мы дрались... нам воспрещено об этом говорить... Но о том, что я пережил в бою, я могу вам рассказать...
  В мирное время трудно постичь, что такое - действительный бой... Знаю, что я должен наводить орудия; знаю, что я должен стрелять в неприятеля; знаю, что, чем больше я выведу из вражеского строя солдат, тем лучше для меня и для нашей армии. Это, если хотите знать, - конечная цель всякой армии...
  Но вот объявили войну, нашу бригаду отправили на театр военных действий... Охотно иду я, охотно идут другие. Все думаем одно и то же. Стрелять в неприятеля и выводить как можно больше из строя.
  Пришли. Нам сказали, что завтра утром начнется бой, указали место, вручили начальнику бригады план действий нашей артиллерии. И от этого момента в душу проник ужас. Не страх за себя, не трусость перед врагом, а какой-то безотчетный трепет перед чем-то неизвестным.
  В шесть часов утра мы открыли огонь по невидимому, но предполагаемому неприятелю... К полудню нам сказали, что целый немецкий корпус старается обхватить наше правое крыло... Нам скомандовали: направо, марш! И мы пошли. Занимаем новые позиции и ждем. Вдруг видим: идет неприятель. Одновременно неприятельская артиллерия открыла против нас огонь. Навожу орудия, отдаю приказ стрелять, а сам чувствую себя точно в кошмарном сне. В четвертой батарей начинают таять наши офицера... Я - в третьей батарее. У нас пока без потерь. Вижу, немцы пошли в атаку! Один полк, другой... Навожу орудие, пускаю снаряд... в самую гущу первого полка... потом второй снаряд, третий... Вижу, как падают люди, вижу даже, как взлетают кверху разорванные на части трупы...
  Проходит полчаса... Один полк неприятеля расстрелян, расстрелян второй, а я все навожу и стреляю... Нервная дрожь исчезает, я прихожу в ярость и без всякого сострадания палю в неприятеля... А он все подступает и все ложится. Я не понимаю вражеского маневра. Но, что мне он сейчас? Что мне его замыслы? Я занимаю удачную позицию и кошу его, точно крепкий батрак, с косою в руках забравшийся на густое клеверное поле.
  В первую ночь уснуть не мог. Как-то невольно рисуется в глазах: поле сражения... идут немецкие полки, а я стреляю в самую гущу людей... взлетают кверху руки, ноги, головы, целые туловища... Страшно подумать...
  Когда начался второй бой, я пошел в него, как автомат... Напряжены только мускулы, остальное все в параличе... Такой паралич, что я лично не чувствовал боли от причиненной мне раны, когда я был ранен... Помню только, как закружилась у меня голова, в глазах стало мерцать, и дальше не помню. Упал в полуобморочном состояния на землю. Меня подобрали санитары и унесли.
  "С. С."
  ["Алтайский крестьянин" N36, 13 сентября 1914 г.],
  
  
15 сентября
  
  15 сентября городская дума поддержала предложение мещанского собрания о полном запрете продажи спиртных напитков в городе, направив соответствующую просьбу на имя губернатора.
  
  
16 сентября
  
  В редакцию "Алтайской жизни" поступил письмо за 15 подписями местных дам и девиц с выражением благодарности г-же Марии Р-н, автору письма об отношении некоторых местных дам к пленным австрийцам, и солидарности с ее взглядами.
  ["Утро Сибири" N208, 20 сентября 1914 г.]
  
  
21 сентября
  
  Повышение оплаты почтовой и телеграфной корреспонденции.
  С 21 сентября в Барнауле вошло в силу вызванное военными расходами повышение оплаты почтовой и телеграфной корреспонденции. Закрытые письма оплачиваются теперь: иногородние - 10 копейками за каждые 15 граммов, а городские - 5 копейками. Оплата открытых писем и почтовых переводов остается прежняя. Плата за телеграммы и денежные переводы по телеграфу повышена с 5 до 7 коп. за слово.
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  
22 сентября
  
  О работах военно пленных.
  22 сентября в соединенном заседании городской управы совместно с комиссиями строительной и по благоустройству города обсуждался вопрос о применении труа военнопленных на городских земляных работах. Решено для выяснения продуктивности труда пленных взять их человек 100-200 на исправление Московского проспекта и выравнивание площади около гарнизонной церкви. Затем, судя по продуктивности работ пленных, решено этот труд использовать в более широких размерах.
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  Сбор в пользу раненых.
  22 сентября на пароходных пристанях и на центральных улицах города местными служащими Томского округа путей сообщения с разрешения губернатора путем продажи национальных флагов союзных нам держав был произведен сбор в пользу раненых. Собрано всего 249 р. 88 к. Странно, что о сборе не было никаких объявлений, и многие спрашивали: что это за сбор и кто собирает?
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  
23 сентября
  
  На совещании духовенства г. Барнаула, происходившем 23 сентября, решено открыть при каждой городской церкви попечительства по призрению семей запасных. Каждое попечительство будет входить в сношения с городской управой и оказывать помощь тем семьям, которые окажутся в наиболее затруднительном положении; попечительства, однако, не будут ограничиваться сведениями, даваемыми городской управой, но также намерены производить самостоятельные обследования.
  О. Павлом Соколовым был поднят вопрос об учреждении яслей, но духовенство нашло, что у него на это не хватит средств.
  На этом же совещании обсуждался вопрос об организации в городе обществ трезвости. Разрешение этого вопроса отложено доследующего собрания.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  Масляный рынок.
  23 сентября на местном масляном рынке было в привозе 458 бочонков. Высший сорт 11 руб. 10 к., низший 11 руб. за пуд.
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  
24 сентября
  
  От редакции "Жизни Алтая".
  С сегодняшнего числа возобновляется издание газеты "Жизнь Алтая" под редакцией Л.И. Шумиловского.
  По соглашению издательств, подписчики "Алтайской жизни", временно прекратившей свой выход, будут удовлетворены высылкой газеты "Жизнь Алтая".
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  На Алтайской железной дороге.
  24 сентября н. г. состоялось открытие третьего в четвертом участке строящейся Алтайской железной дороги железного моста через реку Белую.
  С открытием движения по этому месту работы по постройке железной дороги будут проведены усиленным темпом.
  По расчетам администрации железной дороги, первый сквозной поезд от ст. Алтайской в Бийск и обратно будет пущен в середине ноября месяца.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
  
  Просьба подрядчика.
  Подрядчик по строительным работам В.С. Прошкович обратился в городскую управу с просьбой увеличить плату на один рубль за каждую сложенную тысячу кирпича на работах по постройке каменной кладовой для магазина Яковлева и Полякова и на пристройках к зданию городской управы. Мотивировано заявление тем, что работы взяты были с торгов в марте месяце, когда никто еще о войне не думал и каменщикам приходилось платить 2 р. 20 к. - 2 р. 30 к. в день. В противном случае, заявляет Прошкович, он от дальнейшего ведения работ отказывается.
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  Городская больница.
  Благодаря любезности врача Н.М. Руднева, заведующего городской больницей, нашему сотруднику удалось осмотреть помещение больницы. Было около часа дня. На улице около входа в больницу и в приемной комнате сидят больные в ожидании приема и посетители. В приемной грязновато. Больница устроена на 50 больных, но в момент посещения в ней было 108 больных. Штат врачей и больничной прислуги оставлен прежний. Мы вошли с доктором в помещение самой больницы. Первое, что обратило на себя внимание, это тяжелый специфический больничный запах. И чем дольше находились в больнице, тем голова от этого запаха тяжелела сильнее. Доктор же относительно запаха с нескрываемой горечью говорит, что он не знает, как больные будут переносить этот запах, когда наступят холода и проветривать помещение больницы посредством открытия окон и дверей будет нельзя, а от этого воздуха и у здорового болит голова. Во всех коридорах лежат больные, многие на тюфяках, постланных на полу, так как коек не хватает. В палатах койки настолько сдвинуты, что между некоторыми нет совсем прохода. Больные, за исключением сифилитиков и рожениц, не разделены: в одних палатах помещаются больные с самыми разными болезнями, исключая, конечно, острозаразных больных, которые помещаются в заразной больнице. Доктор быстро осматривает больных, справляется о температуре, дает советы и т.д. И не мудрено: больных такая масса, а там еще есть больные, которые ждут операций, и в силу необходимости приходится спешить. Операций же приходится делать иногда до 6 в день, как это было за день до моего посещения больницы. Из деревень поступает много больных с травматическими повреждениями рук и ног, раздробленных и помятых в молотильных машинах. Большинству таких больных приходится делать, кроме обыкновенных перевязок, ампутации ног или рук. При моем посещении в больнице с травматическими повреждениями было 12 человек. По словам врача, за последнее время многим, нуждающимся в больничном лечении, приходится в силу необходимости отказывать. Из этого, нам кажется, может быть только единственный выход - фактические расширение помещения больницы и увеличение медицинского персонала.
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  О гражданских женах.
  Гражданские жены запасных нижних чинов, некоторые с малолетними детьми, в настоящее время остались в довольно тяжелом положении. Попечительство по призрению семейств запасных воздержалось от пособия им впредь до разрешения этого вопроса губернатором. Ходатайство по этому поводу попечительством пред губернатором возбуждено по телеграфу, но ответа пока не получено. В некоторых городах пособие гражданским женам с детьми выдается на том основании, что эти семейства находились на содержании запасного, а с призывом его на войну потеряли своего кормильца. Нам кажется, что попечительство могло бы прийти на помощь гражданским женам запасных выдачей им пособий из благотворительных сумм.
  ["Жизнь Алтая" N173, 24 сентября 1914 г.]
  
  В комитете Красного Креста.
  24 сентября в комитете местного отделения Красного Креста, согласно циркулярному предположению главного управления К. К., решено устроить в Барнауле и его уезде однодневный сбор в пользу К.К. путем продажи значков. К.К. Комитет решил в Барнауле устроить сбор 29 сентября, а в Бийске, Усть-Чарышской Пристани, Камне и Змеиногорске - 30 сентября.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  В учительском о-ве.
  В заседании правления о-ва 24 сентября решено, для осуществления помощи учащимся детям запасных и ополченцев на принятые последним общим собранием о-ва двухпроцентные отчисления из жалования членов о-ва, войти в состав педагогической комиссии, организующейся при городском попечительстве о семьях запасных.
  Ввиду обнаруживающегося спроса на газеты в самых глухих углах уезда, решено собирать читаные газеты и два раза в неделю отсылать их по школам тех деревень, где чувствуется наиболее резкая нужда в печатном слове. Отправка газет по деревням поручена члену правления Шульгину.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  Пожар.
  24 октября около 1 часу ночи по М. Тобольской ул. в столовой "Нью-Йорк" произошел пожар. Под печкой загорелись плахи. О пожаре по телефону было сообщено в центральное пожарное депо. Огонь прекращен в начале. Убыток незначительный.
  ["Жизнь Алтая" N198, 26 октября 1914 г.]
  
  
25 сентября
  
  На Алт. жел. дороге.
  На четвертом уч. работы продвигаются. 24 сентября состоялось открытие железнодорожного моста на реке Белой. Поезд в составе паровоза, временного служебного вагона и грузового двинулся от бийского вокзала с 10 часов утра и шел довольно быстрым ходом; к 12-ти он прибыл к мосту, находящемуся за 70 верст от Бийска.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
  
  Труд военнопленных.
  Вчера с утра около гарнизонной церкви между 1-й и 2-й Алтайскими улицами начали работать военнопленные по исправлению Московского проспекта и выравниванию площади около церкви. На работу пленных приходило смотреть много любопытных.
  ["Жизнь Алтая" N174, 25 сентября 1914 г.]
  
  В пользу семейств запасных в кассу городской управы поступило пожертвование от служащих государственного банка процентное отчисление с жалования за сентябрь месяц 47 р. 49 к. Итого, с ранее поступившими пожертвованиями - 12 630 р. 67 к.
  ["Жизнь Алтая" N174, 25 сентября 1914 г.]
  
  К 100-летнему юбилею М.Ю. Лермонтова.
  По случаю исполняющегося 2 октября 100-летия со дня рождения поэта М.Ю. Лермонтова, учащиеся некоторых местных средне-учебных заведений готовятся к ознаменованию этого юбилея путем устройства вечера, посвященного памяти поэта.
  ["Жизнь Алтая" N174, 25 сентября 1914 г.]
  
  Пожар.
  Около 2 час. ночи на 25 сентября по улице Льва Толстого в доме Н.И. Новоселова, занятого военнопленными, произошел пожар. От накалившихся кирпичей дымохода загорелась стена. Благодаря тому, что огонь был замечен в начале и своевременно были вызваны пожарные, пожар был прекращен быстро. Убытки незначительны.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  Навозная "мостовая".
  По Бердской улице около Московского проспекта навалено много навоза, издающего зловоние.
  ["Жизнь Алтая" N174, 25 сентября 1914 г.]
  
  Организация работ для пленных.
  Сегодня в 12 час. дня в помещении городской управы назначено заседание строительной комиссии совместно с комиссией по благоустройству города. Будет обсуждаться предложение М.Н. Еремеева о сдаче военнопленным работ.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
  
  Несчастный случай.
  В ночь на 25 сентября по Б. Змеевской ул. проезжал с нагруженным возом крестьянин Румянцев. Доехав до Косого взвоза и боясь, как бы лошадь под гору не растащила и не разбила воза, Румянцев распряг лошадь и, привязав ее к телеге, впрягся в телегу сам. С такой "предосторожностью" Румянцев стал спускать воз под гору. Румянцев, не обладая большой физической силой, не мог сдержать телеги и был смят ею. Раскатившаяся телега была задержана на половине спуска городовым и проходившей публикой. Под телегой оказался с сильными ушибами Румянцев, которого пришлось отправить в городскую больницу.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
  
 []
Косой взвоз
  
  
26 сентября
  
  Молебен по случаю победы.
  В воскресенье, 28 сентября, в 12 час. дня на Соборной площади будет отслужен благодарственный молебен по случаю победы над немцами под Августовом и о дарованию побед союзному оружию. На площади будут выстроены все учащиеся городских школ. В торжестве примет участие дружина вольнопожарного общества с оркестром во главе.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  Организация работ для пленных.
  Член управы М.Н. Еремеев подал в городскую управу заявление, в котором указывает на невыгодность работ, производимых трудом военнопленных. Причиной этому, по мнению Еремеева, служит то, что пленные не заинтересованы в работах, т.к. ничего не получают за исполненную работу, а потому их труд в десять раз менее продуктивен, чем труд оплачиваемого рабочего. По его мнению, пленных необходимо заинтересовать в работах платой. Это можно сделать путем сдачи работ урочно за пониженную плату, т.е. составить на работы смету и за выполнение этой работы, во сколько бы времени она ни была выполнена, платить пленным 6/10 стоимости работ по смете. Из этих 6/10 должна поступать необходимая сумма в казну на содержание пленных и на одежду, причем одежда должна считаться после ее оплаты собственностью пленных. По оплате одежды, за исключением вычета на содержание, все зарабатываемые деньги пленные должны получать на руки. Еремеев предлагает таким путем произвести, в первую очередь, работы, которые предположены в настоящем или будущем годах. Предложение Еремеева будет обсуждаться в строительной и по благоустройству города комиссиях.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  Выдача пайка.
  В субботу, 27 сентября, в городской управе назначена выдача казенного пайка семействам запасных, не получавшим пайка за сентябрь месяц.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
  Помощь раненым.
  Комитетом местного отделения Красного Креста отправлена в действующую армию третья партия больничного белья, изготовленного дамским кружком при комитете. Каждая партия белья рассчитана на оборудование 50 коек.
  ["Жизнь Алтая" N175, 26 сентября 1914 г.]
  
 []
Изготовление белья для действующей армии
  
  Организация помощи семьям запасных.
  26 сентября на вторичное собрание по организации помощи семействам запасных собралось более 70 человек, из них много новых лиц. В первую очередь обсуждался вопрос об обследовании семейств запасных. Прочитывается список лиц, изъявивших на первом собрании согласие войти в группу обследователей. Большинство их присутствует на настоящем собрании и подтверждает свое согласие. Всего изъявивших согласие вступить в группу обследователей 50 чел. Общее число семейств, подлежащих обследованию, 1200 чел.
  Лесневский за норму предлагает взять 20 семейств на каждого обследователя, надеясь, что в группу обследователей вступят еще новые лица. Далее он предлагает установить ежедневные дежурства обследователей в управе с 9 до 12 час. утра по 4 человека в каждое дежурство. Дежурные будут принимать заявления о пособии и жалобы от семейств запасных.
  Вершинин считает, что дежурство с 9 до 12 час. для многих, связанных служебными обязанностями, лишит возможности участвовать в попечительстве, и предлагает организовать особое бюро дежурных из лиц, которые имеют свободное время с 9 до 12 час. и, кроме дежурства, никаких других обязанностей не будут исполнять. Слышатся предложения об уменьшении числа дежурных и о вызове сейчас же желающих нести обязанности дежурных с 9 до 12 час. Желающих оказалось 22 чел.
  Затем производится распределение районов обследования. В первую очередь разбираются районы более отдаленные: Б. Гляден, Порт-Артур, Бобровский затон и др.
  Все участники были распределены скоро. Несколько человек не получили участков, и их записали кандидатами на случай поступления новых заявлений о пособии и отказа изъявивших согласие участвовать в обследовании. Организовано было бюро из 3 лиц для ведения канцелярии попечительства. Решено обследование произвести ко 2 октября. До 2 октября решено дежурств не назначать.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
  
  Покушение на самоубийство.
  26 сентября около 4 час. утра в доме терпимости Князева проститутка Софья Черепанова, 28 лет, с целью покончить жизнь самоубийством выпила флакон уксусной эссенции. В тяжелом состоянии Черепанова отправлена в городскую больницу. Причины покушения на самоубийство неизвестны.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
  
  Загадочное явление природы.
  Из села Камышевского, Барнаульского уезда, "Алтайская жизнь" пишет:
  На днях, в 12 ч. дня, над селом раздался сильный удар грома, как бы от выстрела большого орудия. Стены больших зданий дрогнули, и задребезжали в окнах стекла. Некоторые видели, что сразу за ударом высоко в воздухе показался небольшой огненный шар, вскоре таковой разорвался бесшумно, рассыпавшись искрами. Искры до земли не долетели, ничего нигде не зажгли. Наблюдавшие за ударом видели на западной стороне небольшое облачко, перистое, серо-синее, которое быстро (было тихо) удалялось за горизонт. Это необычайное явление заставило население говорить на разные лады. В связи с военным временем некоторые сомневаются: гром ли это был? "Уж не летел ли это неприятельский "раплан" и пустил бомбу?" - наивно спрашивают они.
  ["Утро Сибири" N215, 30 сентября 1914 г.]
  
 []
  
  
27 сентября
  
  Организация работ для пленных.
  Сегодня в 12 час. дня в помещении городской управы назначено заседание строительной комиссии совместно с комиссией по благоустройству города. Будет обсуждаться предложение М.Н. Еремеева о сдаче военнопленным работ.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
  
  Столкновение.
  Вчера около 10 час. утра по Соборному пер. ехал на телеге какой-то мужчина; в это же время по Томской улице какой-то мальчик во весь карьер гнал лошадь. При пересечении Соборного переулка и Томской ул. мальчик налетел на воз мужика. В результате мальчик был поднят почти в бессознательном состоянии. В чувство его привел случайно проходивший военнопленный австрийский фельдшер.
  ["Жизнь Алтая" N176, 27 сентября 1914 г.]
 []
Соборный пер. на пересечении с Томской ул.
  
  Скоропостижно умерший.
  27 сентября, около 3 час. утра, в доме N42 по Томской ул. скоропостижно умер хлеботорговец А., 45 лет. Перед смертью А. "гулял" с двумя своими знакомыми. За отсутствием крепких напитков пили домашнее пиво. Всего ими выпито пива четыре четверти. Из последнего места гулянки А. привезли домой при слабых признаках жизни.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  Хлебный рынок.
  27 сентября на хлебном базаре было в привозе 140 возов пшеницы. Везут главным образом из ближайших деревень от города с левой стороны р. Оби. Из-а Оби пока подвоза нет. Объясняется это тем, что еще не окончена совсем хлебная уборка. Колебания в ценах не заметно.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
28 сентября
  
  Жертвуйте больным и раненым на войне.
  29 сентября 1914 года в г. Барнауле будут собирать деньги в пользу больных и раненых на войне.
  Далеко от нас совершается эта грозная война, но призраки ее жертв стоят перед нами. И в этот день, когда наши женщины и девушки появятся с кружками, пусть они напомнят о тех, кто за нас умирает и страдает. Мы опустим в их кружки нашу посильную лепту, зная, что она пойдет туда, в госпитали и палатки, где лежат раненые и больные люди.
  Мы будем жертвовать и этим исполним свой долг перед родиной.
  Председатель Барнаульского отдела о-ва Красного Креста А. Лесневский.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  Сбор в пользу Красного Креста.
  В однодневном кружечном сборе, устраиваемом 29 сентября 1914 г. местным комитетом общества Красного Креста в пользу раненых и больных на войне, примут в первый раз участие учащиеся двух женских гимназий, мужской гимназии - реального училища, в качестве сборщиков.
  Комитет Красного Креста приглашает лиц, изъявивших желание производить кружечный сбор 29 сентября, пожаловать за получением кружек и значков Красного Креста утром того же дня, т.е. в понедельник, 29 сентября, с 10 ч. утра, а Алтайское горное собрание.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  Учащиеся местных женских гимназий могут быть сборщицами 29 сентября 1914 года только в центральном районе города Барнаула, поэтому дамский комитет приглашает сборщиц на этот день для окраин города. Желающих просят записываться в Алтайском горном собрании сегодня с 10 час. утра до 4 час. дня.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  Молебен и манифестация.
  28 сентября, в 12 часов дня, на Соборной площади, по случаю победы русских войск под Августовом был отслужен благодарственный молебен. На молебне присутствовали учащиеся всех городских школ и средних учебных заведений. У многих учащихся городских школ в руках были флаги национального цвета. У некоторых были флаги вновь Высочайше утвержденного образца. Провозглашенная после молебна здравица Государю Императору была покрыта долго несмолкаемыми криками "ура". Оркестром вольно-пожарного общества и учащимися несколько раз исполнен русский народный гимн. Массы народа, с дружиной вольно-пожарного общества во главе, прошлись по Пушкинской ул. до Московского проспекта, потом по Томской ул. до 1-го Прудского, дальше до пруда, затем Петропавловской ул. и ул. Л. Толстого до Московского проспекта и последним до пожарного депо. В этот день дома в городе были украшены флагами.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
 []
Пушкинская ул. от Соборной пл. в сторону Московского пр.
  
  Местный дамский комитет общества Красного Креста.
  10 августа 1914 года в Барнауле возник вызванный к жизни событиями европейской войны дамский Комитет общества Красного Креста, привлекший к себе свыше ста сотрудниц из всех слоев местного общества, до учащихся женских учебных заведений включительно.
  Будучи отвлечен за это время от своих прямых задач организацией "продажи флагов" (26 августа), комитет, однако, успел за истекшей месяц сработать и отправить в госпитали действующей армии значительный транспорт белья и вещей: 1124 рубашки, 723 кальсон, 384 простыни, 1272 наволочки, 562 полотенца, 300 пар портянок, 253 мешка для матрацев, 197 халатов, кроме приобретенных 205 одеял и пожертвованных теплых вещей.
  Необходимо сказать, что в госпиталях, куда отправлены эти вещи, требуется для каждой кровати двойной комплект белья, четыре наволочки и один халат.
  Предполагая продолжать свою работу в том же масштабе, местный комитет поставил себе задачей обеспечить до января 1915 года в госпиталях действующей армии оборудование 1000 кроватей, т.к. загадывать, что произойдет в 1915 году и как будет совершаться деятельность комитета, он считает преждевременным.
  Но и эта задача потребует больших материальных затрать. Чтобы выполнить все. т.е. обеспечить полным комплектом белья и халатов 1000 кроватей, комитету, по его подсчету, необходимо иметь до 25 000 арш. тканей (бязи), столько же холста и до 7000 арш. бумазеи. Все это количество материала нужно найти или приобрести, а для этого нужно много усилий и денежных жертв.
  Транспорты с бельем и вещами направляются комитетом в действующую армию, в адрес, указанный находящимся там уполномоченным общества Красного Креста В.П. Михайловым (начальником Алтайского округа).
  Комитет надеется, что местное общество поможет ему осуществить поставленную задачу притоком пожертвований, денежных и вещами, как помогало этому и до сих пор.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  У мещан.
  Сегодня в 12 час. дня в помещении мещанской управы назначено общее собрание мещан для рассмотрения вопросов: о возбуждении ходатайства перед губернатором о воспрещении в Барнауле торговли крепкими напитками навсегда в ренсковых погребах и ресторанных буфетах и о передаче Бахтиаровым права аренды нижнего этажа мещанской управы для открытия ренскового погреба.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  В пользу семейств запасных в кассу городской управы поступили пожертвования: по подписному листу N1 - 4 р. 25 к., от протоиерея Попиваровского по подписному листу N59 - 5 р., от А.А. Лесневского по подписному листу N81 - 15 р., от служащих городской торговой школы 2-процентное отчисление с жалования за сентябрь месяц 17 р. 51 к. и от служащих Русского для внешней торговли банка - 22 р. 56 к. Итого с ранее поступившими 12 768 р. 76 к.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  Общедоступный театр.
  Артист А.А. Трубецкой подал в городскую управу заявление с предложением сдать ему на три года здание цирка для переустройство его под общедоступный театр. Как мы слышали, на предложенные управой условия Трубецкой согласился.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  Благотворительный спектакль.
  Сегодня в Народном доме С.И. Борисов устраивает спектакль, чистый сбор с которого поступит в пользу попечительства о семьях запасных. Будет поставлена 3-актная комедия-шутка И.И. Мясницкого и М.В. Корнеева "Дамское войско", в антракте С.И. Борисов исполнит комические куплеты "Черти на земле", и в заключение будет поставлен одноактный водевиль "Макар Александрович Губкин".
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  У мещан.
  28 сентября на общее собрание мещан явилось 39 человек. Решено возбудить пред губернатором ходатайство о воспрещении навсегда торговли крепкими напитками в ренсковых погребах, ресторанах, в пароходных буфетах во время остановки пароходов на городской пристани и о неразрешении торговли крепкими напитками в будущем буфете на станции Барнаул Алтайской железной дороги.
  Выслушано заявление Бахтиарова о сдаче им арендуемого у о-ва помещения нижнего этажа мещанской управы т-ву "В. Сухарев и А. Горшков" для ренскового погреба и бакалейной торговли. Мещане решили не допускать открытия в указанном помещении ренскового погреба и признали сдачу Бахтиаровым помещения под ренсковый погреб незаконной.
  Из общественных средств на содержание двух малолетних сирот Репиных ежемесячно опекуну их Г. Волкову выдается по 10 руб. Последний обратился в управу с просьбой, ввиду предстоящих холодов, выдать детям на теплую одежду. Мещане постановили отказать в этой просьбе.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  Освобождение редактора.
  Распоряжением главноначальствующего Томской губернии 28 сентября освобожден из тюрьмы бывший редактор "Жизни Алтая" А.И. Шапошников, заключенный на три месяца за невнесение штрафа в 3000 р. Шапошников освобожден за 5 недель до срока.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  Подвоз овса и муки с каждым днем увеличивается. Цены на овес понизились. Хороший овес - от 30 до 35 коп. пуд. Мука от 50 до 80 коп. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N177, 28 сентября 1914 г.]
  
  
29 сентября
  
  Снег.
  29 сентября впал первый снег глубиною до 3 вершков
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  На Алтайской железной дороге.
  Состоялось открытие на Алтайской железной дороге третьего моста через реку Белую. С открытием движения по этому мосту работы по постройке железной дороги будут поведены усиленным темпом. По расчетам администрации железной дороги, первый сквозной поезд от станции Алтайской в город Бийск и обратно будет пущен в середине ноября месяца.
  ["Утро Сибири" N217, 3 октября 1914 г.]
  
  От Барнаульской городской управы.
  Городская управа на основании обязательного постановления, утвержденного г. Начальником губернии, приглашает учреждения и домовладельцев города немедленно произвести посадку деревьев против своих усадебных участков, как установлено приведенным обязательным постановлением. Неисполнение будет строго преследоваться по 29-й ст. уст. о наказ. наказ.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  От устроенного спектакля 28 сентября в пользу семей запасных в Народном доме валового сбора получено 317 руб. 65 коп. Кроме того, выручено от продажи программ 16 руб.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  О труде военнопленных.
  29 сентября в заседании строительной и по благоустройству города комиссиях обсуждался проект М.Н. Еремеева о применении труда военнопленных на городских работах. Еремеев предлагает заинтересовать пленных платой, в размере 6/10 действительной стоимости работы. При таких условиях, если оценить работу в рубль, то пленному придется 28 коп. на дневное содержание (в казну), 15 коп. на одежду (которая по оплате будет собственностью военнопленного) и 17 к. на руки; а когда будет оплачена одежда, то на руки будет выдаваться 32 коп. Принципиально никто против проекта Еремеева не возражает.
  По предложению Лесневского, решено все заработанные военнопленными деньги передавать в распоряжение военного начальства. В первую очередь решено производить работы, начатые около гарнизонной церкви, за каковую работу решено выдавать по 1 р. 87 к. за куб. сажень; затем по исправлении Конюшенного переулка, где песчаные работы, с переносом песку на 75 сажен от места выемки, за работу назначено по 1 р. 32 к. за куб. саж.; исправление Гоголевской ул. до черты кабинетских земель расценено по 1 р. 50 к. за погонную саж.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  За пьянство 29 сентября чинами полиции составлено 3 протокола. Все объяснили, что пили политуру.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  Вздорожание политуры.
  С закрытием заведений, торгующих крепкими напитками, цена на политуру повышена на 30%.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  
30 сентября
  
  В сентябре М.М. Кашин пожертвовал Обществу попечения о подкинутых детях дом по ул. Сузунской, 74, для устройства приюта для подкидышей.
  
  Отчет по продаже значков Красного Креста 29 сентября 1914 г.
  Сбор 29 сентября 1914 года от продажи значков Красного Креста дал 2813 руб. 95 коп. и одни валенки.
  Местный дамский комитет общества Красного Креста, организовавший эту продажу, должен еще раз отметить, что и ныне барнаульское общество откликнулось на призыв о пожертвовании столь же сочувственно и широко.
  Не помешали этому и нависшие с утра тучи, и холод, и мокрый снег. Но зато в этот день по городу рассыпалась совершенно необычайная армия сборщиков: девушек, юношей и детей, которые, не считаясь ни с холодом, ни с погодой, бодро, радостно и от души делали порученное им дело. Для устроителей было, может быть, несколько беспокойно снарядить эту шумную живую армию в поход: выдать им кружки, значки, повязки, установить смены; но в то же время было чрезвычайно приятно видеть, с каким одушевлением и как серьезно выполняла она свою задачу.
  Были и другие сборщицы, которые целый день объезжали окраины города и возвращались поздно вечером, продрогшие, усталые, но удовлетворенные сделанным делом.
  Были сборщики, которые совершали обход городских окраин пешком.
  Дамский комитет приносит всем участникам чрезвычайную признательность, ибо без них, конечно, нельзя было бы осуществить это тяжелое дело.
  Комитет благодарит начальниц гимназий: З.И. Юферову и М.Ф. Будкевич за любезную помощь по распределению часов сбора и центральных районов города между учащимися.
  Комитет сообщает, что собранные деньги, по подсчете 30 сентября 1914 года, в присутствии председателя и казначея отдела, внесены в местное отделение Государственного банка.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
 []
М.Ф. Будкевич
  
  Австрийские пленные и Красный Крест.
  Выступление детей в роли сборщиков и сборщиц на помощь раненым произвело, видимо, на публику чрезвычайно благоприятное впечатление. Общему настроению и чувству растроганности поддались и наши пленные враги, и среди австрийских солдат и офицеров можно было видеть многих, грудь которых была украшена значками Красного Креста.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  Ознакомление арестантов с войной.
  В целях ознакомления заключенных с ходом военных действий тюремным инспектором, как нам передают, сделано распоряжение о снабжении заключенных барнаульской тюрьмы агентскими телеграммами.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  К сведению кредитных товариществ.
  Барнаульская испытательная лаборатория мол. хоз. Г.У.З. и З. уведомляет кредитные товарищества и кооперативы, взявшие на себя поставку для нужд армии овса и муки, что ею бесплатно производятся анализы указанных продуктов на % влажности и засоренности.
  Требования, предъявляемые интендантством к этим продуктам, следующие: Овес требуется сухой (до 16% влаги), без порчи, чистый (сорности до 3%). Рожь и пшеница - влажностью до 13,5%. Мука - влажностью до 13,5%, сорностью до 1%, без хрусты, без комков, без горечи и запаха, среднего помола, при просеивании через сито N20 отрубей не более 3,5%.
  Пробы для исследования должны быть взяты из разных мест мешка и затем положены в стеклянную баночку с плотно пригнанной пробкой (в крайнем случае можно в холщевый мешочек). Весом каждая проба около 2 фунт. Тщательно упаковать и, указав, откуда взята проба, переслать в лабораторию по адресу: г. Барнаул, Пушкинская ул., д. 17.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  От Барнаульской городской управы.
  Городская управа вызывает лиц, желающих занять временно до окончания войны должность городского санитарного фельдшера-дезинфектора. Жалованье с разъездными - 62 руб. 50 к. в месяц.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  Пожертвование.
  Хор Дмитриевской церкви жертвует в пользу семейств раненых в тепер. войну 15 руб., полученные за пение во время бракосоч.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  В пользу детей запасных.
  В правление учительского общества поступило 25 рублей от попечительного совета частной женской гимназии в пользу учеников, отцы которых взяты на войну; пожертвование это сделано вместо венка на гроб попечителя Западно-Сибирского учебного округа Л.И, Лаврентьева.
  ["Жизнь Алтая" N178, 30 сентября 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  В заседании совета о-ва 30 сентября заслушано было заявление законоучителя школь о-ва священника Малинина об отказе его от должности законоучителя вследствие выезда из Барнаула. Решено обратиться к инспектору народных училищ с просьбой - утвердить законоучителем школьного о-ва желающего занять эту должность диакона Покровской церкви Пульхрова.
  Антрепренерша Бенуа заявила совету, что в театре Нар. дома не хватает декораций: совершенно износились потолок и декорация леса, нет декорации колоннадного зала, есть только один годный павильон. Она предлагает о-ву дать ей материалов для декораций с тем, чтобы по окончании сезона эти декорации остались в собственность о-ва.
  Решено: так как реквизит Нар. дома еще не сдан Бенуа, поручить Б.А. Калинину сдать ей реквизит и попутно выяснить, насколько необходимо возобновление декораций.
  Принять расход в размера 75 р., произведенный Б.А. Калининым и К.Д. Урманчевым, на подсадку деревьев в саду о-ва, и разрешено им израсходовать на ту же цель еще не свыше 15 р.
  Заслушано заявление заведующей Зайчанской школой, что помещение, отведенное школе в Нар. доме, тесно: в нем пришлось поместить на 49 человек больше, чем это было бы допустимо при нормальных условиях, почему заниматься и не удобно, и негигиенично; креме того, вследствие отдаленности Нар. дома от Зайчанской части города, большинство учеников приходят в школу с опозданием, а в зимние морозы и бураны и совсем не будут иметь возможности ходить в школу. А между тем уступленное городу помещение Зайчанской школы до сих пор никем не занято.
  Советь решил обратиться к городской управе с просьбой возвратить здание Зайчанской школы в пользование о-ва.
  ["Жизнь Алтая" N180, 3 октября 1914 г.]
  
  
ОКТЯБРЬ
1914
  
  
1 октября
  
  Городской ломбард.
  С начала своих операций городской ломбард выдал в ссуду под залог веще около 9,5 тыс. рублей. Всего клиентов в ломбарде было 370 чел. По словам заведующего ломбардом Д.В. Федорова, сначала клиентами ломбарда были большей частью мелкие вкладчики; со временем же запрещения торговли крепкими напитками мелких вкладчиков в ломбарде почти совсем не стало, и теперь идет вкладчик лишь средний. Кроме того, многие из вкладчиков стали выкупать заложенные вещи до срока, это также до некоторой степени объясняется отсутствием продажи крепких напитков.
  Многие, очевидно, имеют о задачах и характере ломбарда ложное представление. На днях произошел довольно характерный случай. Служащие ломбарда услышали, что в прихожей всхлипывает женщина. Та действительно сидела и плакала простая женщина. На вопрос, почему она плачет и что ей нужно, женщина ответила, что мужа у нее взяли на войну и она хотела бы получить в ломбарде под вещи денег, но ей "совестно". Ей объяснили, что в закладывании нет ничего дурного, выдали ссуду, и она успокоилась.
  В некоторых городах городские ломбарды постановили выдавать беспроцентные ссуды под вещи семействам запасных. Нашему ломбарду также не мешало бы подумать об этом.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  О военнопленных.
  Главноначальствующий губернии по телефону сообщил городскому голове, что командующий военным округом разрешил Барнаулу поместить военнопленных в землянках, дабы этим дать возможность освободить от военного постоя учебные заведения, но с условием, чтобы оборудование землянок обошлось не дороже 4 р. на человека, считая пекарни и кухни, причем сооружать землянки можно бесплатным трудом военнопленных принудительным способом.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  Помощь учащимся.
  В кредитном товариществе есть особый фонд, предназначенный на выдачу пособий беднейшим учащимся - детям членов кредитного товарищества. Выдачей заведует особо избранная комиссия. Несмотря на то, что осень является сезоном нужды в теплой одежде, в комиссию поступило пока только одно заявление о выдаче пособия.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  Вечер памяти М.Ю. Лермонтова.
  Завтра, в сотую годовщину дня рождения М.Ю. Лермонтова, в Народном доме состоится общедоступный литературно-вокальный вечер памяти поэта. Будут прочитаны биография Лермонтова и его произведения: отрывок из "Песни про купца Калашникова", "Родина", "Пророк", "Умирающий гладиатор", "Дары Терека" и "Русалка". Членами хорового певческого общества будут исполнены романсы на слова Лермонтова: "Утес", "Парус", "Горные вершины", "Два великана", "Казачья колыбельная песня" и "Сосна".
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  К прекращению навигации.
  по мнению сведущих лиц, навигация в настоящем году должна прекратиться в первых числах октября. В Бийск ходят пароходы лишь мелко сидящие, и то многие из них не приходят без того, чтобы не простоять несколько часов на мели. На Беловском перекате глубина Оби 4 четверти, и по этому перекату крестьяне переправляются вброд. В Томск пароходы тоже совершают последние рейсы.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  В течение сентября месяца городским санитарным надзором осмотрено 252 разных заведения. В удовлетворительном состоянии найдено 195 заведений, с мелкими санитарными дефектами 45, с крупными санит. дефект. 12. За антисанитарность сделано 57 замечаний.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  Ход заразных болезней.
  В течение сентября месяца в городе зарегистрированы заболевания: оспой натуральной 2, ветряной 2, скарлатиной 11, тифом брюшным 9, сыпным 1, неопределенной формы 2, рожей 11, дифтеритом 12 и дизентерией 26.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  В городской больнице.
  На первое сентября состояло больных 81 чел., в течение сентября прибыло 165, выздоровело 135, умерло 7 и на 1 октября состоит в больнице 110 больных.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  В городской амбулаторной лечебнице в течение сентября месяца первичных больных было 1492, повторных 376, по рецептам посторонних врачей отпущено лекарств в 139 случ. Из них городских жителей - 1626, иногородних 242; учащихся в городских школах 194, мужчин 490, женщин 689, детей до 8-летнего возраста 419 и от 8 до 14 лет - 270. Первые места среди других заболеваний занимают: органов пищеварения - 396, накожные болезни - 170 и венерические - 122.
  ["Жизнь Алтая" N185, 9 октября 1914 г.]
  
 []
Городская лечебница на ул. Бийской
  
  Кредитный билет в 25 руб. найден на улице. О находке сообщено околоточному надзирателю Куклину.
  ["Жизнь Алтая" N179, 1 октября 1914 г.]
  
  
2 октября
  
  2 октября из Томска вышел последним рейсом в Барнаул пароход "Богатырь".
  Рейсы между Новониколаевском и Барнаулом продолжаются.
  ["Утро Сибири" N218, 4 октября 1914 г.]
  
  Лермонтовский вечер, устроенный в сотую годовщину дня рождения поэта, 2 октября, Школьным обществом совместно с хоровым обществом, привлек много публики, преимущественно учащихся, и прошел в общем удачно, если не считать затянувшегося чтения биографии Лермонтова и недостаточно громкой декламации г. Цибенко. Как наиболее удачные номера вечера, следует отметить два трио: "Парус" и "Утес" в исполнении членов хорового общества.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
 []
М.Ю. Лермонтов
  
  Пожар.
  1 октября около 12 час. ночи по Томской ул., в д. Акулинина, N42, произошел пожар. В пожарное депо о пожаре сообщил дворник Акулинина. К прибытию пожарных одyа из комнат, занимаемая хозяевами, была в огне - горели обои. Огонь был быстро прекращен. Недалеко от одной стены найдена лагушка с керосином. В другой комнате также оказалась лагушка с керосином. Во время возникновения пожара хозяева дома была в гостях. На вопрос, была ли заперта квартира, хозяйка ответила утвердительно; между тем квартира была открыта. Полицией производится дознание.
  ["Жизнь Алтая" N180, 3 октября 1914 г.]
  
  
3 октября
  
  Во врачебной комиссии.
  3 октября в заседании городской врачебной комиссии, ввиду увеличения на 40 коек городской больницы, решено увеличить медицинский персонал больницы, для чего решено пригласить одного врача, одного фельдшера, одну сестру милосердия и двух сиделок. Кроме того, высказано пожелание, чтобы было заготовлено запасного больничного белья на 50 коек. Характерное заявление делает врач Велижанин, заведующий городской заразной больницей. По его словам, до сего времени белье и одежда заразных больных при поступлении их в больницу складывались в кучу и по выздоровлении больных без всякой дезинфекции возвращались им, благодаря чему выздоровевший легко мог снова заболеть. По мнению Велижанина, необходимо одежду и белье, снимаемое с больных на время их пребывания в больнице, дезинфицировать. Белье же нужно еще и стирать, увеличив за лишнюю стирку содержание прачке. Комиссия с мнением Велижанина согласилась. В заключение комиссия коснулась вопроса о помещении военнопленных в землянках. Высказано пожелание, чтобы землянки строились по коридорной системе на 200 чел., каждая в местности за тюрьмой, с таким расчетом, чтобы на одного человека было не менее одной кубической сажени воздуха.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  В пользу семейств запасных в кассу городской управы вновь поступили пожертвования: тарелочного сбора во время молебна на Соборной площади 28 сентября 189 р. 38 к., служащих конторы Соединенной пароходной компании 30 руб. 50 к., С.И. Борисова (чистый сбор от спектакля, устроенного 26 сентября в Народном доме) 222 руб. 24 к., служащих конторы т-ва "Работник" 2% отчисление с жалования за половину сентября 9 р. 32 к., служащих городской управы % отчисление за 2-ю половину сент. 3 р. 32 к., Н.И. Егорова по подписному листу N11 - 6 руб., И.Л. Локоткова по подписному листу N40 - 4 р. 50 к. и от о-ва естествоиспытателей и врачей за сентябрь месяц 47 руб. Итого с ранее поступившими 13 254 р. 02 к.
  ["Жизнь Алтая" N180, 3 октября 1914 г.]
  
  Просьба об устройстве переезда.
  15 владельцев кирпичных заводов по р. Пивоварке обратились в городскую управу с просьбой возбудить ходатайство пред администрацией Алтайской железной дороги об устройстве переезда через полотно дороги между вокзалом и Павловской дорогой. Просьба мотивирована тем, что владельцам кирпичных заводов приходится переплачивать за доставку дров вследствие удаленности сараев от переезда через полотно железной дороги.
  ["Жизнь Алтая" N180, 3 октября 1914 г.]
  
  Трезвость.
  В течение 2 и 3 октября чинами полиции не задержано ни одного птяного.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  
4 октября
  
  Панихида.
  Вчера в Дмитриевской церкви, по случаю смерти Великого Князя Олега Константиновича, получившего смертельные раны в сражении в германцами, отслужена панихида. На панихиде присутствовали служащие в учреждениях Кабинета Его Величества.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
  
  Отсутствие заявлений.
  При мещанском обществе существует комиссия по выдаче пособий учащимся детям мещан. В прошлые годы в этой комиссии с наступлением осени всегда был избыток заявлений о пособии. В настоящем году, несмотря на то, что осень уже наступила и что у многих детей отцы взяты на войну, в комиссию поступило всего несколько заявлений. Некоторые члены комиссии, производящие обследование просителей, объясняют это тем, что прекращена продажа вина, благодаря чему дела во многих семействах поправились и в пособии они не нуждаются.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
  
  Освобождение от постоя.
  Как мы слышали, все учебные заведения, занятые военнопленными, в скором времени будут освобождены от этого постоя. Будут также освобождены и некоторые частные дома.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
  
  Неисправность колодцев.
  Нам жалуются, что на Алтайских улицах по Конюшенному, 1-му и 2-му Прудским переулкам бадьи в городских колодцах оборваны, и приходящие за водой женщины привязывают к веревкам свои ведра, что негигиенично, так как дно ведер не всегда бывает чисто, и неудобно, потому что привязывание и отвязывание ведер иногда задерживает очередь.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
  
  Санитарный осмотр.
  4 октября комиссия в составе члена управы М.Р. Голикова, санитарного врача Г.В. Орлова, ветеринарного врача И.Д. Румянцева и городского полицейского надзирателя Свекло произвела осмотр шерсточесального заведения и торговых бань Смердина по Сузунской ул. на углу 1-го Прудского переулка. Осмотр вызван жалобой соседей Смердина на удушливый дым от нефтяного двигателя. Комиссии действительно пришлось констатировать удушливый запах от неполного сгорания нефти. Комиссия полагает, что запах этот может вредно влиять на здоровье людей. В помещении, где находится нефтяной двигатель, нет никакой загородки от последнего, что небезопасно для приходящей публики и рабочих. Вверху, над двигателем, находится помещение шерсточесальной. Последнее наполнено плотным слоем шерстяной пыли. Работающие в шерсточесальной женщины имеют бледные лица. Члены комиссии высказывают свое удивление, как в таком помещении могут находиться и даже работать люди. Комиссией обнаружено до 56 пудов не свидетельствованной на санитарной станции шерсти. Склад неочищенной шерсти помещается в одном помещении с вениками, которые даются посетителям бань. Внизу, под складом шерсти, помещается коровник для скота. Во дворе, прилегающем к баням, поглощающие колодцы не всегда впитывают всю отработанную воду в банях - при большом числе посетителей юань отработанная вода из поглощающих колодцев выходит на поверхность земли. Фильтрованный колодец для отработанных вод испортился и совершенно не работает. О всех санитарных нарушениях комиссией составлен протокол для представления его в суд.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  На зеленом базаре в привозе исключительно одна капуста. Несмотря на большой привоз ее, цена стоит довольно высокая. Капуста среднего сорта от 5 до 7 руб. сотня.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
 []
  
  Вздорожание сена.
  За последние дни привоз сена значительно сократился. Цена за воз сена достигла до 4 р. Пуд сена стоит 40 к.
  ["Жизнь Алтая" N181, 4 октября 1914 г.]
  
  
5 октября
  
  Сбор прихожан.
  Сегодня в 2 часа дня в помещении дома Сарайкина на углу Павловской ул. и 3-го Прудского пер. назначено собрание прихожан Покровской церкви для избрания членов попечительного совета по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  Начало занятий в воскресных школах.
  Сегодня в 11 часов утра начинаются занятия в обеих воскресных школах общества попечения о начальном образовании. Зайчанская воскресная школа временно помещается в здании Народного дома.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  В попечительстве по призрению семейств запасных.
  5 октября в помещении управы на общем собрании членов попечительства присутствовало около 70 человек. Следует отметить, что собрания посещают почти одни и те же лица, новых лиц на собраниях появляется очень мало. Член Государственной думы В.М. Вершинин заявляет, что бесплатную юридическую помощь семействам запасных согласились оказывать присяжные поверенные: М.Ф. Александров, Н.Ф. Бончковский. К.Э. Клярнер, С.Г. Константинов, В.Е. Лепехин, Г.Д. Няшин, помощники присяж. повер.: А.Н. Новиков, В.П. Орлов, А.Д. Камов, Гиршфельд и частный поверенный Г.С. Рымарев. Согласие юристов оказывать безвозмездно медицинскую помощь принимается с благодарностью. Юридическая помощь будет оказываться по ордеру из попечительства. По предложению Лесневского, решено выразить благодарность лицам, устраивавшим в пользу попечительства спектакли и сбор на Соборной площади во время молебна 28 сентября.
  Гордзялковский указывает на то, что у многих семейств после ухода на войну главы семьи единственным источником добывания средств к существованию остались швейные машины, которые еще не оплачены. И вот, чтобы оплатить машину, дабы ее не отобрали за просрочку платежа, солдаткам приходится продавать иногда последнюю необходимую домашнюю утварь, как, например, самовары.
 []
  Лесневский полагает, что, если попечительство обратится с просьбой к фирме Зингера, сочувственно относящейся к нуждам семейств запасных, и к другим фирмам, торгующим машинами с просьбой об отсрочке платежей, то фирмы эти согласятся прийти на помощь нужде солдаток. Собрание с мнением Лесневского соглашается.
 []
  Затем Лесневский, указывая на то, что цель попечительства - удовлетворить всякую нужду, но что для этого у попечительства может не хватить средств, предлагает определить первую, вторую и третью степень нужды, причем первая степень нужды должна удовлетворяться бесспорно по одному заключению обследователя, остальные степени нужды должны обсуждаться в собраниях попечительства, которые Лесневский предлагает первое время устраивать не менее двух раз в неделю. Кворум для этих собраний Лесневский предлагает в 15 человек. С предложением Лесневского собрание соглашается. К первому разряду отнесены семейства чернорабочих, в которых есть не менее 3 малолетних детей и которые живут по квартире. Высказано пожелание об организации биржи труда для семейств запасных. После этого собравшиеся разбиваются по секциям. Следует отметить, что большая часть времени у собрания была отнята разговорами, мало способствующими движению дела по оказанию помощи вперед.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  Концерт, устроенный 5 октября а Народном доме Хоровым обществом в пользу семейств запасных, привлек довольно много публики и прошел с значительным успехом. Пальму первенства в концерте, безусловно, следует отдать хору пол управлением А.И. Марцинковского и мужскому хору под управлением В.В. Титова. Из других номеров публике очень понравилась довольно простая вещь - "Часы", муз. Браун, исполненная оркестром. Между прочим, оркестром была исполнена красивая французская увертюра, но в исполнении ее чувствовался недостаток инструментов.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  Вместо штрафа.
  5 октября двое рабочих железнодорожных контрагентов Алейникова и Аверина внесли в кассу местного отдела Красного Креста по десяти рублей каждый, взамен штрафа, причитавшегося с них за проступок по нарушению интересов хозяев.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  Упущение.
  По Конюшенному пер., между Полковой и Бердской улицами, в доме Четыркиной уже около месяца помещается 4-е городское приходское женское училище; между тем окна зарисованы надписями: "Пиво бр. Ворсины" и "По заводской цене 12 коп. бутылка".
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
  На зеленом базаре вчера был большой привоз капусты. Почти вся Соборная площадь от мясных лавок до Пушкинской улицы была заставлена возами исключительно с капустой. Капуста среднего качества продавалась от 3 до 4 руб. сотня.
  ["Жизнь Алтая" N182, 5 октября 1914 г.]
  
 []
Базар возле Соборной площади
  
  
6 октября
  
  Транспорт в армию.
  4 и 5 октября дамский комитет Красного Креста производил укупорку изготовленного им госпитального белья, теплых вещей и пожертвованных вещей, для отправки в действующую армию. Всего в этом транспорте отправляется свыше 3000 предметов разного назначения: госпитальное носильное и постельное белье, халаты, теплые рубашки, шерстяные шарфы, чулки, рукавицы, 200 пар пимов, 853 кисета, ящик мыла и т.п. 6 октября весь транспорт погружен на пароход.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  
7 октября
  
  Посылка на войну от учащихся и детей.
  От учащихся двух местных женских гимназий и др. учебных заведений, а также от нескольких частных лиц передано дамскому комитету Красного Креста 853 сработанных детьми мешков (кисетов) с вложенными в них: табаком, чаем, сахаром, бумагой, гребешками и т.п., для отправки в войска на передовые позиции.
  Об этом можно говорить только с умилением и вспоминать, как о чем-то светлом и радостном, что было в жизни. Великие события грозной войны захватили и вас, милые девочки, т.к. вы подумали о тех, кому посылали свои мешочки, яркие, пестрые. маленькие и большее, но все наполненные чем-то нужным и важным, что каждая из вас с любовью вложила в них. Каждая из вас сделала это, мечтая о том, что где-то далеко-далеко отсюда, на этих страшных передовых позициях, ваша посылка доставит сколько-нибудь радости уставшим, больным и, может быть, умирающим людям... Не даром же вы вышили на своих мешочках эти трогательные пожелания: "Выздоравливай скорее", "Возвращайся здоровым" и т.п.
  Милые девочки, вы сделали доброе дело.
  N.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  К освобождению учебных заведений от постоя пленных.
  Городской голова А.А. Лесневский обратился к губернатору по телеграфу с просьбой о разрешении кредита для устройства землянок для тысячи пленных, каковое число нужно перевести в землянки, чтобы освободить от пленных учебные заведения.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  В Школьном обществе.
  Заседание совета о-ва 7 октября началось докладом Б.А. Калинина о состоянии сданных им антрепренерше Бенуа декораций. После прений совет единогласно решил открыть кредит на материалы для декораций в сумме 120 р., с тем, чтобы эти деньги расходовались под контролем заведующего Нар. домом члена совета Б.А. Калинина.
  Заслушано предложение заведующего оркестром вольно-пожарного о-ва И.И. Пономаренко приобрести у о-ва духовые музыкальные инструменты. Большая часть их попорчена благодаря небрежному хранению, и вполне сохранились только 2-3 инструмента. Пономаренко предлагает за них вместе с нотами 60 р. А.Н. Новиков, высказываясь против продажи инструментов по такой дешевой цене, высказывает мнение, что совет о-ва, без разрешения общего собрания, вообще не может продавать никакого имущества о-ва. Решено инструментов не продавать, а хранить их впредь в порядке, в отдельном шкафу.
  Наибольший интерес представил доклад представителя совета в библиотечной комиссии А.И. Петрова о состоянии, в каком нашла библиотеки об-ва новая библиотечная комиссия. Во-первых, в библиотеках не оказалось ни одной книги из пожертвованных за этот год, хотя общее число пожертвованных в настоящем году книг приближается к 2000. Все эти книги оказались сваленными в архиве Народного дома в общую кучу, и комиссия употребила две недели на разбор их по отделам и подбор по алфавиту авторов в каждом отделе. Не в меньшем беспорядке оказались и сами библиотеки. Для отдела детских книг, самого важного в библиотеках общества, обслуживающих главным образом учащихся, нет никакого каталога. Каждый день часть книг этого отдела раскладывается по столу в библиотеке, и дети берут себе, что попало, без всякой системы. У многих детских книг разбиты и потеряны страницы. В других отделах есть каталоги, но они бесполезны, так как книги в шкафах собраны не по номерам, а в беспорядке, благодаря чему требуемую книгу часто невозможно найти. Не обращается внимания на своевременное возвращение книг читателями; некоторые книги выданы год и больше тому назад, и ничего не сделано для их возвращения. Общий список книг библиотеки составлен был беспорядочно, не сверяясь с действительным количеством и состоянием книг.
  В настоящее время члены комиссии вместе с заведующим библиотеками Малютиным уже третью неделю работают ежедневно по нескольку часов над выяснением истинного количества и состояния книг в центральной библиотеке и составлением общего каталога их. Такая же работа предстоит и в двух других библиотеках. А.И. Петров считает необходимым, приведя библиотеки в порядок, обеспечить сохранение этого порядка в будущем, составив подробную инструкцию для 6иблиотекарей, за отступления от которой 6иблиотекари должны быть увольняемы. Комиссия воспользовалась составлением общего каталога библиотек для одновременного составления плана их пополнения, так как до сих пор библиотеки пополнялись без всякой системы, почему в них, при значительном общем числе книг, нет многих крайне необходимых сочинений. Книги, которыми комиссия считает нужным пополнить библиотеку, вносятся в общий ее каталог, но без нумерации. Доклад принят к сведению.
  Заслушаны отчеты Б.А. Калинина по ремонту Нар. дома и школ. При ремонте Нар. дома пришлось за переустройство фойе приплатить сверх сметы, согласно разрешению общего собрания, из остатков от прошлого года всего 327 р. Ремонт Нагорной школы обошелся против сметы дешевле на 100 р.; при ремонте Зайчанской школы перерасходовано 26 р., но этот перерасход вызван тем, что обшита тесом вся школе, тогда как предположено было обшить только две наветренные стены.
  Решено предоставить сдачу угловой лавки заведующему Нар. домом.
  А.И. Петров доложил о пожертвовании книг для 6иблиотек о-ва В.И. Ильиных и В.И. Ивановым. Постановлено благодарить жертвователей.
  ["Жизнь Алтая" N185, 9 октября 1914 г.]
 []
Библиотека в Народном доме
  
  В секции по изысканию средств.
  На заседании ее присутствовало 10 человек. Председательствующим секции и представителем ее единогласно выбран А.Н. Новиков, секретарем И.И. Пономаренко. Ввиду заявления А.А. Лесневского в общем собрании попечительства, что общественное собрание в скором времени будет освобождено от постоя военнопленных, решено уполномочить А.Н. Новикова обратиться к ликвидационной комиссии собрания с просьбой о предоставлении помещения собрания попечительству для устройства в нем в пользу попечительства вечеров, спектаклей, маскарадов и проч. Если последует благоприятный ответь со стороны ликвидационной комиссии и не встретится препятствий со стороны администрации, то решено собрание с целью добывания для попечительства средств использовать в самом широком масштабе.
  Ввиду большой и серьезной работы, лежащей на секции, с одной стороны и малочисленности ее членов с другой, решено привлекать в секцию возможно большее число лиц, могущих тем или иным способом принести пользу в предстоящей секции работе. Решено членов секции снабдить подписными листами по сбору пожертвований. Решено вести переговоры с владельцами электротеатров "Иллюзион" и "Новый мир" о постановке сеансов в пользу попечительства.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  Благотворительные сеансы.
  Сегодня в электротеатре "Новый мир" будут даны сеансы, весь сбор от которых поступить в пользу Красного Креста.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  Комета Делавана все еще видна простым глазом. Наблюдать ее лучше около 7 час. вечера на западном небосклоне. Недели через 2 комета скроется в лучах солнца.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
  
  Ранний конькобежец.
  Вчера, около 4 х часов дня, на пруду, саженях в 25 от берега, провалился 13-летний конькобежец. Спасать мальчугана бросились помощник лесничего П.М. Маслихов, еще неизвестный нам мужчина и гимназистка 3-го класса казенной гимназии Урманчева, которая очень смело пробиралась по льду с веревкой в руке. Г-н Маслихов к другой мужчина. проламывая лед, на лодке поплыли к конькобежцу. Вытащить его веревкой не удалось, так как мальчуган крепко зацепился за тонкий лед. Пришлось подъехать вплотную и вытащить его в лодку. Мальчуган пробыл в воде минут пятнадцать.
  Передают, что такой же случай на пруду был и третьего дня.
  ["Жизнь Алтая" N183, 7 октября 1914 г.]
 []
  
  Масляный рынок.
  7 октября на местном масляном рынке было в привозе 577 бочек. Высший сорт 12 руб., низший 11 р. 40 к. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N184, 8 октября 1914 г.]
  
  
8 октября
  
  Сеансы, данные 7 октября в электротеатре "Новый мир" в пользу "Красного Креста", дали сбора 895 руб.
  ["Жизнь Алтая" N185, 9 октября 1914 г.]
  
  Собрание пивоваров.
  На днях в Томске состоялось собрание местных, барнаульских и новониколаевских пивоваренных заводчиков, для обсуждения создавшегося в связи с запрещением продажи пива затруднительного положения, переживаемого этой промышленностью. Собрание решило закрыть на время войны все пивные лавки. Постановлено ходатайствовать о разрешении отпускать пиво только по особым заказам на дом и вести строгую регистрацию отпускаемого пива, дабы избежать снабжения притонов. В случае разрешения продажи пива на таких условиях просить для упорядочения этого дела содействия администрации. В тот же день собрание отправило министрам финансов и торговли и промышленности телеграммы с ходатайством о разрешении продажи в г. Томске пива на указанных условиях.
  ["Жизнь Алтая" N184, 8 октября 1914 г.]
  
  Распродажа вин.
  Губернатор по телеграфу сообщил местному исправнику, что торговля винами совершенно воспрещена, но что он, дабы избавить рестораторов от возможных убытков, разрешает последним распродать запас виноградных вин, но с тем, чтобы вновь вин рестораторы не приобретали.
  ["Жизнь Алтая" N184, 8 октября 1914 г.]
  
  В секции по изысканию средств.
  8 октября на заседании присутствовало 16 человек. Было отмечено, что большинство пожертвований, поступающих в пользу попечительства, носит случайный характер, и что на них, как на вполне обеспеченный источник доходов, рассчитывать нельзя, между тем расход попечительства может постепенно увеличиваться, и таким образом попечительство может оказаться без денег. Денежного кризиса можно будет избежать, если будет определена твердая сумма ежемесячных поступлений.
  Решено для этого обратиться к фирмам, промышленным предприятиям, разным общественным учреждениям, профессиональным организациям с просьбой о постоянных отчислениях на все время войны.
  Было доложено, что владелец электротеатра "Новый мир" А.Р. Варен согласен раз в месяц давать сеансы в пользу попечительства совершенно бесплатно и, кроме того, согласен уступать сеансы в пользу попечительства за определенную плату. Решено просить г, Варена уступить попечительству за плату сеансы 16 октября и в случае его согласия возбудить о разрешении устройства сеансов ходатайство пред губернатором.
  Постановлено просить С.И. Борисова устроить в пользу попечительства 19 октября в Общественном собрании спектакль, а Г.Т. Козина и А.В. Никольскую устроить в собрании уже 16 октября малороссийский спектакль. Решено обратиться к населению с воззванием о пожертвовании попечительству одеждой и разными вещами. Возбужден вопрос об организации продажи телеграмм через мальчиков - детей лиц призванных на войну. Поручено Г.Т. Козину вести по этому вопросу переговоры с издателем газеты "Жизнь Алтая". Решено по праздничным дням делать сборы в пользу попечительства в церквах; производить сборы согласились: М.И. Кузьмина, Е.Г. Маркова, В,М. Колмакова и А.Д. Уракова. Члены секции были снабжены подписными листами.
  
  ["Жизнь Алтая" N186, 10 октября 1914 г.]
  
  Экпроприация.
  8 октября приблизительно в 8:30 вечера к крестьянину Канденкову, проживающему по 3-му Прудскому переулку между Бийской и Томской улицами в доме Буерова, кто-то постучал в ставень закрытого окна. На вопрос: "Кто там?" - послышался ответ: "Телеграмма". В это время в избе, состоящей из двух комнат, находилось все семейство Канденкова (8 чел.), в том числе жена и два сына, один 21 года, другой 14 лет. Сам Канденков торгует лошадьми и на днях приехал из с. Славгорода, куда гонял для продажи лошадей.
  Недавно Канденковым, как говорят, была подана телеграмма на Высочайшее имя с просьбой об освобождении от воинской повинности сына 21 года, так как один сын у Канденкова уже находится на военной службе, и на эту просьбу он со дня на день ждал ответа.
  Излишне говорить, какое впечатление произвело на семейство известие: "Телеграмма". Старший сын побежал получать "телеграмму", но лишь только он отворил дверь сеней, как уже очутился в крепких руках трех грабителей, которые, сдавив его горло и угрожая револьвером, потащили в комнату. У двух грабителей на голове было надето нечто вроде капюшонов, у третьего лицо было открытое. Угрожая револьвером, грабители скомандовали всем находящимся в избе: "Руки вверх!" - и выстроили их с поднятыми руками у стены. Затем грабители потребовали от хозяина деньги.
  - Нет у меня денег, - ответил Канденков. Тогда один из грабителей стал шарить под подушкой на кровати и взял лежавшие здесь брюки. Канденков схватился за брюки, но в это время один из грабителей выстрелил ему в грудь и убил его наповал. На помощь к Канденкову бросились жена его и 14-летний сын. Грабители выстрелами из револьвера ранили мальчика в подбородок, а жену Канденкова в голову. Старший сын, стоявший с поднятыми вверх руками, воспользовавшись некоторым замешательством грабителей, выбив в окно, выскочил в ограду, а оттуда на улицу. В него было произведено несколько выстрелов, но без результата. На улице за ним погнался грабитель, стоявший, очевидно, у ворот на карауле, но ему удалось убежать и сообщить постовому городовому. Когда сбежался народ и прибыла полиция, грабители, захватив брюки Канденкова, в которых было 1200 руб. денег, уже скрылись. Поиски их пока безрезультатны.
  ["Жизнь Алтая" N186, 10 октября 1914 г.]
  
  
9 октября
  
  Закрытие навигации.
  9 октября пароходчики прекратили отправку пароходов. Приходящее пароходы отправляются на зимовку. Все конторки, за исключением одной, тоже увезены на зимовки. Температура воды понизилась до нуля.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  В городской библиотечной комиссии.
  На днях в заседании библиотечной комиссии обсуждался вопрос о комплектовании библиотеки книгами. Признано необходимым положить в основу комплектования петроградскую программу для самообразования, 6-е изд. 1911 г.
  Составленная на основании этой программы библиотека, по мнению комиссии, будет служить минимальному требованию среднего читателя г. Барнаула. О рекомендуемых программами книгах по специальным вопросам решено предварительно собирать отзывы журналов по библиотековедению и компетентных лиц. По удовлетворении установленного минимального требования библиотека должна пополняться концентрически, причем в первую очередь должны быть расширяемы в объеме специальной части вышеуказанной программы наиболее ходовые отделы: литературный, исторически и проч.
  Карточная система выдачи книг признана вполне отвечающей требованиям библиотечной техники. Одобрено ведете заведующей библиотекой с статистическими июлями за писей на особых листах всего выдаваемого каждому подписчику. Решено издание каталога временно отложить, но предложено заведующему библиотекой постепенно его составлять. Ввиду малочисленности членов библиотечной комиссии и в целях успешного ведения библиотечного дела решено на заседания комиссии приглашать компетентных лиц.
  Заслушана и приняла смета на 1915 г. На выписку новых книг предположено израсходовать 800 руб. на выписку газет и журналов 600 руб.
  Предложено заведующей библиотекой к следующему заседанию представить списки книг и периодических изданий, предположенных к выписке в 1915 г. и список книг для пополнения Гоголевского отдела, указать мотивы, по которым он считает необходимым приглашение третьего помощника библиотекаря, и признано необходимым заседания комиссии, посвященные чисто хозяйственным вопросам, назначать особо от заседаний, посвященных вопросам о пополнении библиотеки книгами.
  ["Жизнь Алтая" N185, 9 октября 1914 г.]
  
  Выдача пайка семействам призванных на войну будет производиться в городской управе с 9 до 12 часов утра 10, 11 и 12 октября. Причем 10 окт. паек будет выдаваться семействам, проживающим на всех Алтайских улицах, в полосе отчуждения Алтайской железной дороги, на Булыгинской заимке, под Большим и Малым Гляденом и на заимках под Туриной горой; 11 октября - семействам, проживающим в Нагорной части города, за р. Барнаулкой, на Кузнецовской заимке и в местечке Порт-Артур; 12 октября - семействам, проживающим в центральной части города.
  ["Жизнь Алтая" N185, 9 октября 1914 г.]
  
  Заявление сторожей.
  Два сторожа городской управы обратились к последней с просьбой прийти к ним на помощь и нанять хотя бы еще одного сторожа. Мотивирована просьба тем, что раньше было при управе 3 сторожа, а теперь, несмотря на увеличение штата служащих и числа комнат, только два; между тем на сторожах, кроме прямых их обязанностей, лежат обязанности истопников, уборка помещений, приготовление чая для служащих и т.п.
  ["Жизнь Алтая" N185, 9 октября 1914 г.]
  
  Судебная хроника. Дело о барнаульском погроме.
  В заседании суда 9 октября слушалось дело о барнаульском погроме. Это собственно - осколок большого дела о погроме, бывшем в Барнауле в октябрьские дни 1905 года, - дело, разбиравшееся еще в 1912 году. Тогда несколько подсудимых не явилось, и дело о них было выделено. На настоящем заседании присутствуют двое из неявившихся тогда подсудимых - С.Т. Зубарев и М.И. Самоукин. Последний в дни погрома служил писцом в Барнаульском полицейском управлении; в настоящее время занимает должность псаломщика в одной из деревень Барнаульского у.
  Участие в погроме Зубарева было установлено оглашением показаний, данных на предварительном следствии некоторыми неявившимися свидетелями. Из свидетелей, присутствующих на суде, против него никто не показал; а одна свидетельница, вызванная Зубаревым, - Окороков, категорически заявила, что во все дни погрома Зубарев был у них для защиты их дома в случае погрома и никогда на улицу не выходил.
  Против Самоукина также не оказалось веских показаний. Один только Печеркин показал, что видел его в толпе, громившей квартиру М.Д. Слободской. Самоукин, по словам свидетеля, что-то сильно волновался, но ничего не разбивал. Тем не менее, свидетель твердо уверен, что Самоукин участвовал а погромах.
  Оглашением показаний, данных на предварительном следствии, устанавливается, что С. был у дома гор. головы Орнатского.
  Суд обоих подсудимых признал невиновными и по суду оправданными.
  Из числа всех обвиняемых за участие в Барнаульском погроме - в настоящее время не рассмотрено дело в отношении пяти человек: И.И. Роганова, Г.Я. Воробьева, Л. Р. Иевлева, И.И. Мезенцева и Т.М. Мягкова. Относительно И.И. Роганова получены сведения, что он находился на военной службе - в севастопольском флоте, и неизвестно куда скрылся и до сих пор не разыскан. Остальные четверо также неизвестно, где находятся.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  Ложная тревога.
  9 октября около 6 час. вечера в центральное пожарное депо по телефону сообщили, что в городской управе пожар. К месту происшествия в тотчас же выехали пожарные. Но никакого пожара не оказалось. Поднявший тревогу был введен в за6луждение огнем, которой развели для согревания рук рабочие на управской постройке.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  
10 октября
  
  У пожарников.
  10 октября в заседании правления о-ва обсуждался вопрос об улучшении оркестра. Одной из лучших мер правлением признан перевод оркестра на жалование, но за отсутствием у о-ва средств и ввиду переживаемого всеми тяжелого времени вопрос этот оставлен открытым. Поручено Д.Я. Ягунову, Д.Е. Вольскому и И.И. Пономаренко к следующему заседанию правления выработать условия приема учеников в оркестр о-ва и разработать вопрос о приобретении материала для изготовления одинаковой формы музыкантам оркестра. Постановлено члену правления Пономаренко, заведующему оркестром о-ва и фактически исполнявшему обязанности капельмейстера, впредь до окончания войны и приглашения капельмейстера, выдавать жалование, ассигнованное по смете на содержание капельмейстера, и просить Пономаренко привести в порядок нотную 6иблиотеку о-ва. Решено выдать 20 руб. в пособие вдов прослужившего в о-ве около 15 л. пожарного Мурзинцева в возмещение расхода, произведенного ей на похороны мужа. На организую санитарного посада имени И.Р.П. О-ва решено из средств о-ва ассигновать 10 руб. и, кроме того, по подписке среди членов правления собрано на ту же цель 12 руб. Заслушаны приветствия по случаю годового праздника о-ва 15 августа от Великой Княжны Марии Павловны, генер.-лейт. Болдырева, томского губернатора и бывшего председателя о-ва генер.-лейт. Путилова.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  К сведению семейств запасных.
  Некоторые из лиц, призванных на войну, состояли членами местного кредитного т-ва, и за ними числятся ссуды. Некоторым ссудам близится срок платежа. Озабоченные своевременным погашением ссуды, семейные призванных, по слухам, начали уже продавать необходимые вещи из своего домашнего обихода. Происходит это, вероятно, по неосведомленности о том, что правление и совет т-ва решили впредь до решения общего собрания членов т-ва отсрочивать платеж ссуд лицам, призванным на войну. Для отсрочки платежа нужно представлять в товарищество документ, что лицо, за которым числится ссуда, призвано на войну.
  ["Жизнь Алтая" N186, 10 октября 1914 г.]
  
  Выдача пайка.
  Сегодня с 9 до 12 часов дня в помещении городской управы будет производиться выдача пайка семействам, проживающим на всех Алтайских улицах, в полосе железной дороги, на Булыгинской заимке, под Большим и Малым Гляденами и на заимках под Туриной горой.
  Семействам, проживающим в центральной части города, паек будет выдаваться 13 октября, а не 12, как это было у нас ошибочно напечатано в N185.
  ["Жизнь Алтая" N186, 10 октября 1914 г.]
  
  Задержание двух экспроприаторов.
  В ночь на 10 октября полицейским надз. 1 участка в зайчанской части было задержано 11 молодых парней, из которых двое - Гавр. Распопов и Як. Николаев - опознаны семейством Канденкова, убитого при ограблены его экспроприаторами 8 октября.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  
11 октября
  
  На Алтайской железной дороге.
  На общем собрании алтайского об-ва сельского хозяйства одним из членов его было сообщено, что он, проезжая по некоторым деревням Барнаульского уезда, наблюдал, что земледельческие машины, купленные крестьянами в рассрочку, продавались с молотка, так как крестьяне не в состоянии были сделать за них платежа в срок.
  ["Утро Сибири" N223, 10 октября 1914 г.]
  
  Поправка.
  В N185 "Жизни Алтая" объявлены две цифры сбора в пользу Красного Креста от сеансов 7 октября в электротеатре "Новый мир": дамским комитетом - 779 р. 25 к. и хроникером - 895 р. Обе цифры соответствуют действительности, ибо 895 руб. составляют весь доход от сеанса, а 779 р. 25 к. - только сбор с билетов. 895 р. слагаются из этих 779 р. 25 к., затем из 25 р. 70 к., полученных от продажи программ; из 78 р. 70 к. - от чайного стопа и из 11 р. 35 к. - пожертвований.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  Нет старых газет.
  На воззвание о-за учащих о доставлении Н.В. Шульгину (Томская, 56) прочитанных газет для отправки их учителям в деревни откликнулось всего лишь четыре человека. Цель отправки газет в деревню - возможно широкое и точное ознакомление учителей с событиями на театре военных действий. Следует ли говорить о том, насколько остро ощущается потребность в газете в деревне, где нередко циркулируют самые вздорные слухи, и что не 4 газетами удовлетворить эту нужду?
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  Склад оружия.
  Полицейским надзир. 4 уч. на базаре в лавке Д.Н. Бельцова обнаружено 10 револьверов и две коробки патронов; один револьвер найден в его квартире. Бельцов привлечен к ответственности за хранение без разрешения огнестрельного оружия.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  Несчастный случай.
  На днях на 5-й Алтайской ул. два мальчика рассматривали дробовое ружье, которое было заряжено. В это время к окну подошел третий мальчик. Мальчики в комнате, смеясь, прицелились в подошедшего н спустили курок. Раздался выстрел, и подошедший к окну мальчик оказался раненым в ноги. Потерпевшего отправили в городскую больницу.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  Загадочная смерть.
  На днях на горе около кладбища поднят труп мещанки Казаковой. Причины смерти Казаковой не выяснены. Из дома она ушла 28 сентября. Где она находилась в течение недели, неизвестно. При ней найден пустой флакон, в котором, видимо, был мышьяк, но вскрытием отравления Казаковой мышьяком не установлено. Внутренности ее отправлены на исследование в Томск. Казакова, бывшая Чумакова, год тому назад вышла замуж, но вскоре с мужем разошлась.
  ["Жизнь Алтая" N187, 11 октября 1914 г.]
  
  
12 октября
  
  
  Передвижение пленных.
  На днях из Барнаула на пароходах отправлено в Новониколаевск 1800 ч. и в Бийск 800 чел. пленных. Отправлены из Барнаула преимущественно немцы. Вместо них 9 октября в Барнаул прибыло 976 чел. пленных, в том числе 31 офицер, все исключительно славяне. Кром того, еще ожидается прибытие из Томска 1500 чел., тоже славян.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  Устройство землянок.
  Городская управа с целью освобождения учебных заведений от постоя военнопленных приступила к устройству землянок для размещения в них пленных. Строят землянки сами пленные. 10 и 11 октября, вследствие ненастной погоды, работа производилась всего лишь по нескольку часов.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  В городском попечительстве.
  Владелица электротеатра "Иллюзион" Е.И. Лебзина изъявила согласие дать сеансы 28 октября, весь сбор от которых предоставляет в пользу попечительства по призрению семейств нижних чинов. Кроме того, г-жа Лебзина изъявила согласие дать сеансы в пользу попечительства за определенную плату.
  В секции по изысканию труда для семейства лиц, ушедших на войну, были как спрос, так и предложение труда, и несколько человек удалось устроить. В виду того, что многие работодатели не знают, к кому обращаться с предложением работы, секция просит таковых лиц временно сообщать о работа по телефону 274 Л.Н. Пеховичу и по телефону 104 - В.М. Калмаковой.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  В окружном суде. Дело о городовых барнаульской полиции.
  13 октября Барнаульский окружный суд разбирал дело о городовых барнаульской полиции Е.А. Макарове и А.Г. Шкурко, обвиняемых в нанесении оскорблений, при исполнении служебных обязанностей, местной жительнице Серафиме Шмаковой.
  На суде присутствует в форме городового только один Макаров. Шкурко взять на военную службу, и на суде его нет. Так как это дело можно слушать в отсутствии обвиняемого, то суд решил в отношении Шкурко постановить заочный приговор и дело слушанием продолжать.
  Данные обвинительного акта вкратце сводятся к следующему.
  10 июля 1913 года городовые Макаров и Шкурко были командированы для розысков скрывшейся из полицейского управления обвиняемой в краже крестьянки Мокрецовой. Городовые отправились на 2-ю Алтайскую ул., д. N80, где Мокрецова квартировала. Приехав туда, один из них обратился к сидевшей у окна Сер. Шмаковсй с вопросом.
  - Где Мокрецова?
  Та ответила, что не знает.
  Городовой Макаров сказал:
  - Вы скрываете ее!..
  И назвал С. Шмакову "проституткой", "сволочью", "б...".
  Мать Серафимы сказала:
  - Зачем вы ругаете мою дочь?
  Макаров на это ответил:
  - Вас, сволочей, всех сожечь бы надо...
  А Шкурко, стоявший у ворот, ругаясь, грозил кулаками.
  После этого городовые уехали.
  А Серафима пошла в полицейское управление, сделала там соответствующее заявление, и постановлением исправника городовые были преданы суду.
  Городовые отрицают свою виновность. Макаров на суде говорит, что не они оскорбляли Шмаковых, а Шмаковы их всячески ругали.
  Из свидетелей, присутствующих на суде, интересное показание дала Серафима Шмакова. Эго - маленькая, горбатенькая девочка, которой в настоящее время всего 14 лет.
  Она показала:
  "Рано утром к нам явились городовые: один - верховой, другой - пеший. Верховой городовой подъехал к окну, у которого я сидела, и закричал:
  - Где у вас ведьма? Та бабенчишка, которая у вас была?
  Я отвечаю:
  - Она ушла в 4 ч. утра, и я не знаю - куда.
  - Вы скрываете!.. - закричал он и начал ругать меня неподобными словами.
  - Зачем ругаешься? Надо с добра спрашивать, - говорю я ему.
  Он еще хуже стал ругаться. Я встала, пошла в полицейское управление и рассказала там все.
  Меня выслушали. Потом кто-то сказал:
  - Боже! Такую маленькую оскорбили тебя?!
  Все околоточные в ладоши захлопали и захохотали; я повернулась и ушла".
  Показания остальных свидетелей подтверждаюсь данные обвинительного акта.
  Суд приговорил Макарова к 1 неделе ареста при полиции.
  Дело о Шкурко выделено, так как во время судебного следствия было выяснено, что ему не вручена повестка.
  ["Жизнь Алтая" N191, 16 октября 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Городским санитарным надзором осмотрены и найдены в антисанитарном состояли (грязные полы, прилавки, пыль или грязь на весах и т.п.) лавки: Герасимова, Александрова, Галушкина, Сергеева, Волкова. Степанова. Лаптева, Лаптевой, Меркулова, Каблуковой, Смирновой. Семеновой, Соловцова, Костюк, Стамбулова, Астефурова, Малкова; в парикмахерской товарищества - грязные машинки и гребенки. Все замеченные дефекты предложено устранить в 2 дня, в противном случае на содержателей будут составлены протоколы. В удовлетворительном состоянии найдены лавки: Русакова, Михайлова, Трухина, Миллер, Колокольникова. Локоткова, Баранова, Смирнова. Бочкарева, Грохотова. Байдина, Смышляева, Карпова, Морозова, Луженского, Дороненко, Шарлаимова, Альберта, Гуляева, Шарыпова, Носова, Епанчинцева, Давудова. В особой чистоте найдены парикмахерские: Ершова, Симакова и типография Кердииой.
  Рекорд по антисанитарности на сей раз побили кондитерская Прусакова по Соборному переулку в д. Славинского и шубная мастерская Г.С. Журавлева по ул. Льва Толстого. В кондитерской Прусакова тесто, приготовленное для печенья, расплылось по печи, тут же лежат старые шубы и шапки, на детских сухарях лежали фуражки. Вместе с формами для печенья на полках оказались грязные подушки, сахар просеивается на грязную газетную бумагу, рабочие в грязном виде, волосы не острижены, руки грязные, умывальника в помещении нет.
  У Журавлева мастерская помещается в нижнем этаже. Мастерская - сравнительно небольшая комната, с ободранной на стенах известкой, с паутиной на потолке и в углах наполненная пылью и табачным дымом. Самое-то главное - это кисло- шубный специфический запах, поражающий обоняние и вызывающей у свежего человека головокружение. Вентиляции в помещении нет. "Трудно дышать в такой атмосфере, - говорить один из санитаров, - а между тем в мастерской целые дни и нередко и вечера проводят шесть человек рабочих". Владельцу мастерской Журавлеву было предложено устранить все замеченные дефекты в двухдневный срок, но, как нам передают, этот срок уже истек, а мастерская своего внутреннего вида не изменила.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  Вчера с утра по реке идет "сало". Температура воды стоит на нуле. С пристаней на зимовки уведена последняя конторка, хотя снизу и сверху ожидается еще прибытие запоздавших пароходов.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  Еще о старых газетах.
  После заметки в предыдущем номере "Ж. А." с просьбой доставлять прочитанные газеты члену правления учительского о-ва Н.В. Шульгину (Томская, 56) для пересылки их учителям глухих деревень, не имеющих газет. по указанному адресу стали поступать газеты в большом количестве. В том числе много "Русского слова". Нас просят разъяснить жертвователям, что, во-первых, пересылка таких объемистых газет, как "Русское Слово", обходится учит. о-ву слишком дорого, а сведения столичных газет - запоздалые, почему о-во просит доставлять для этой цели местную газету; во-вторых, отправка газет по деревням производится два раза в неделю, почему просят доставлять газеты за вторник, среду и четверть - в четверг, а за пятницу, субботу я воскресенье - в воскресенье, не позже 6 час. вечера.
  ["Жизнь Алтая" N188, 12 октября 1914 г.]
  
  
14 октября
  
  В Школьном о-ве.
  В заседании совета о-ва 14 октября решено усилить освещение фойе Нар. дома стенными бра.
  Принят на должность законоучителя Нагорной школы о-ва диакон Покровской церкви Шубин.
  Ввиду того, что здание Зайчанской школы городом освобождено и школа перешла в него, решено просить город перевести в то же здание, с занятиями по вечерам, 11-е, 12-е и 13-е городские приходские училища, помещающиеся, с занятиями по вечерам же, в нижнем этаже Нар. дома. Для Нар. дома перевод этих школ важен потому, что благодаря этому освобождается помещение центральной библиотеки о-ва; для городских же школ это перемещение тоже выгодно, так как, во-первых, ученики этих школ живут в Зайчанской части города, а во-вторых, помещение Зайчанской школы просторнее и удобнее того, которое они занимают в Народном доме.
  Много разговоров вызвало переданное председателем библиотечной комиссии предложение комиссии передать в ее ведение театральную библиотеку о-ва, для обслуживания ею, главным образом, любительских кружков по селам.
  Новиков, указывая, что театральная библиотека не велика и является единственным учреждением этого рода в Барнауле, боится, что раздача книг по деревням лишить город возможности пользоваться этой библиотекой, так как возврат книг из деревень не может быть быстрым.
  Казанский боится, что раздача книг по деревням даст слишком много утерь их.
  Петров отвечает, что по деревням книги до сих пор давались под залог и возвращались аккуратно, но в то же время указывает, что библиотека - в беспорядке и надо начать с ее упорядочения и пополнения.
  Председатель библ. комиссии заявляет, что комиссия не уполномочила его принимать театр. библиотеку в таком состоянии, так как пока она завалена работой по упорядочению народных библиотек о-ва.
  Совет предложил заведующему Нар. домом привести театр. библиотеку в порядок и вынес пожелание, чтобы библ. комиссия, когда найдет возможным, приняла ее в свое ведение и озаботилась ее упорядочением, пополнением и правильным функционированием. Право передачи пьес в села ей предоставлено.
  Р.S. В отчете о предыдущем заседании совета Школьного о-ва, помещенном в N185 "Ж. А.", сообщено о беспорядках, найденных библиотечной комиссией в 6иблиотеках о-ва. Для устранения могущих возникнуть недоразумений разъясняем, что, так как комиссия пока занята проверкой центральной библиотеки, а остальных двух библиотек еще не касалась (как и указано в отчете), то и сведения о найденных ею беспорядках относятся к одной центральной библиотеке о-ва.
  ["Жизнь Алтая" N191, 16 октября 1914 г.]
  
  К вопросу о падении лесов на городской постройке.
  Губернатор просит городского голову, члена управы, заведующего постройками М.Н. Еремеева и городского архитектора И.Ф. Носовича дать свои объяснения по поводу падения лесов на городской постройке по ул. Льва Толстого, где были причинены ушибы каменщику и двум тесальщикам.
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
 []
Ул. Льва Толстого
  
  К устройству водопровода.
  Деньги, вырученные от займа на устройство водопровода и электрический станции, городом получены, но вопрос о самой постройке, вследствие открытия военных действий, видимо, откладывается на неопределенное время: городская управа до начала военных действий не успела приобрести турбогенераторов, насосов и других необходимых принадлежностей для упомянутых сооружений. Эти проценты в большинстве случаев получались из Германии или через Германию, и в настоящее время управа не знает, откуда и каким образом их можно получить. На днях управа обратилась к двум петроградским инженерам за советом, где и как можно приобрести необходимые машины. Предполагая, что такие машины можно выписать из Америки, управа просит указать, в каких органах американской печати наиболее целесообразно сделать соответствующие публикации.
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
  "Сражения" на городском пруду.
  Издавна, как только заводский пруд покроется льдом, на нем ежедневно, а в особенности по праздникам, происходят побоища: зайчанские "ребята" дерутся с нагорниками. С утра до вечера заячники в нагорников (и наоборот) посылают тысячи кирпичей, соковин, палок и т.п.; в воздухе висит отборная брань. Весь день (в праздники) толпа с криком и бранью, благодаря переменному счастью, движется по льду от одного берега к другому. Так продолжается несколько недель с начала зимы, а потом бывшие враги живут опять дружно до следующего года. Редкий год проходит, чтобы в этих побоищах кого-нибудь не искалечили, а бывает, что и совсем убивают.
  В настоящем году сильное "сражение" на пруду разыгралось 12 октября. Заячники погнали нагорников к Еремеевским сараям. Впереди других в числе заячников бежал крестьянин Григорий Дугонин, 16 лет, который уже нагонял нагорника Григория Шестакова, 18 лет. Чтобы не быть пойманным, а следовательно, и избитым, Шестаков остановился и бросил в Дугонина бывшую у него в руках палку. Палка острием попала Дугонину в висок, отчего он тут же умер. Труп Дугонина отправлен в городскую больницу. Шестаков полицейским надз. 4 участка арестован и привлечен к ответственности.
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
  "Гейзер".
  Глубина буровой скважины N20 доведена до 51 сажени, на каковой глубине бурение приостановлено. Спущенные трубы находятся в довольно мощном водоносном слое, о чем можно судить по тому, что уже около двух месяцев вода из труб бьет фонтаном, при одинаковом давлении в 19 фунтов. При таком давлении, по мнению члена управы М.Н. Еремеева, заведующего постройкой водопровода, вода может подниматься на 7 сажен, считая от поверхности воды. Еремеев находит возможным без затраты какой-либо энергии подавать воду из этого колодца на взвоз для разбора населением. Многие в шутку колодец этот называют "гейзером".
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
  Вопрос об отвале.
  Заведующий лесничеством Кабинета Его Величества обратился в городскую управу с предложением перевести отвал нечистот, находящийся сзади монастырского участка в бору, в другое место, так как местность в бору около монастырского участка предназначена для разбивки под дачи, а такое соседство с дачами, как отвал, не может быть терпимо.
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
  Состояние реки.
  Вчера с утра по реке идет густая шуга. Переправа через Обь совершенно прекратилась. Передают, что протока Старая Обь уже стала. Ввиду того, что сразу наступили сильные морозы, некоторые пароходы остановились на зимовку на пути из Новониколаевска и Бийска.
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
  За торговлю домашним пивом полицейским надз. 5 участка привлечена к ответственности Харитинья Гусельникова, проживающая под Большим Гляденом.
  ["Жизнь Алтая" N189, 14 октября 1914 г.]
  
  
15 октября
  
  Граждане города Барнаула!
  Много раз уже обращались к Вам общественные организации с просьбою о помощи! Много жертв принесли Вы уже в этот трудный час нашей истории! Но нужда велика. Нам неоткуда ждать средств, только от Вас; только Ваша отзывчивость может прийти нам на помощь.
  На нашем попечении свыше тысячи семейств запасных, в громадном большинства без всяких средств к существованию, плохо одетых, подчас больных и беспомощных. Нужны периодические пособия на квартиру и отопление, нужна одежда, нужны учебники.
  Откликнитесь на наш призыв, граждане! Дайте необходимые нашим призреваемым периодические пособия, отдайте лишнее для Вас, хоть поношенное, платье, дайте ненужные Вам, хотя бы истрепанные, учебники!
  Не стесняйтесь ничтожностью Вашего ежемесячного взноса, не обязуйтесь делать таковой аккуратно каждый месяц, к назначенному Вами числу. Не смущайтесь тем, что жертвуемая Вами одежда покажется Вам слишком поношенной - мы приведем ее в порядок. Если не можете дать нам денег, пожертвуйте любую вещь - мы обратим ее в деньги. Всякое Ваше даяние, в каком бы оно ни было виде, будет принято с благодарностью. Если не можете принести его к нам сами - сообщите Ваш адрес, мы придем за ним в Ваш дом.
  Наши братья отдают на полях битв свою жизнь - не находимся ли мы, оставшиеся, в долгу перед ними: попечение об их семьях не должно ли почитаться нами, как обязанность?
  Жертвуйте же, кто что может!
  Рука дающего да не оскудевает!
  Покорнейшая просьба направлять пожертвования и уведомления о таковых в Городскую управу на имя "Попечительства о семействах запасных".
  Отдел Попечительства по изысканию средств.
  Председатель Отдела А.Н. Новиков.
  ["Жизнь Алтая" N190, 15 октября 1914 г.]
  
  Местный дамский комитет Красного Креста обратился к заведующим начальными школами Барнаула с таким воззванием:
  К вам, как к руководительнице школы, комитет обращается с покорнейшей просьбой.
  Нужна помощь детей, в пределах их сил и разумения.
  И оказать эту помощь они могут.
  Барнаульский комитет, как вам, вероятно, известно, уже отправил на войну целый транспорт от детей - это кисеты с вложенными в них табаком, чаем, сахаром и другими мелкими предметами солдатского обихода. Все это дали учащиеся, правда, главным образом, женских гимназий, но все-таки они сами, обо всем этом позаботившиеся и сколько-нибудь потрудившиеся.
  Только это и можно предъявить к детям.
  И если вы были бы любезны организовать подобную помощь от детей в заведываемой вами школе, надо полагать, что успех дела был бы несомненен.
  С своей стороны комитет думает, что учащиеся городских школ не принадлежать все к категории бедняков, т.к. главную их массу составляет ремесленное и торговое мещанство. И, вероятно, для родителей этих детей не будет обременительной какая-нибудь небольшая трата на всеми сознаваемые нужды войны.
  И если бы учащиеся девочки могли сшить по одному такому же кисету, даже не вкладывая в них ничего, или связать по паре шерстяных рукавиц; а мальчики вырезать из кочмы, обрывок которой найдется в домашнем обиходе, пару обыкновенных стелек для мужских сапог, это было бы все, что в данных условиях только можно желать.
  Конечно, указываемый способ приложить детские силы является только одним из многих, и во всяком случае от вас, как ближе стоящей к учащимся и лучше осведомленной с их бытом, способностями и средствами, зависит избрать другой, наиболее целесообразный и доступный.
  Вполне рассчитывая на ваше содействие, комитет покорнейше просит, если просьба его будет осуществлена, сообщить о времени, когда комитет мог бы получись из заведываемой вами школы все сработанные и пожертвованные детьми вещи.
  ["Жизнь Алтая" N190, 15 октября 1914 г.]
  
  У мусульман.
  15 октября был праздник Ганд-Курбан (праздник жертв). В 8 часов утра в мечети состоялось обычное моленье, на котором присутствовало около 400 чел. мусульман. После моленья указной имам Галиев обратился к присутствующим с речью, в котором предлагал всем мусульманам принять участие в великой войне путем материальных жертв в пользу семейств тех, которые призваны к оружию защищать нашу родину - Россию. После речи было моление о даровании победы союзному оружию.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  На базаре, вследствие прекращения сообщения с заобскими деревнями, привоз муки и овса значительно сократился. Между тем цена на овес сравнительно невысокая - от 33 до 40 коп. пуд.
  Цена на сено понижается. Сено на базаре вчера привозилось от 2 до 3 руб. за воз.
  ["Жизнь Алтая" N190, 15 октября 1914 г.]
  
  За пьянство 15 октября чинами полиции составлен один протокол. Все задерживаемые за последнее время в пьяном виде лица объясняют, что напиваются домашним пивом, которое продается в шинках от 25 до 70 коп. Четверть.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  
16 октября
  
  Книжки на забор спирта.
  Акцизным управлением (Бердская ул., 131) получены талонные книжки на право покупки денатурированного спирта, откуда желающие могут их приобретать.
  ["Жизнь Алтая" N191, 16 октября 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Городским санитарным надзором произведены осмотры мясных лавок: Юрьева - содержится неопрятно; Значковского - на мясе оказалась старая шуба; рыбная лав ка Корецкого - рыба закрыта старой шубой. На наших мясоторговцев и рыботорговцев не действуют, видимо, ни протоколы, ни штрафы, ни предупреждения санитарного надзора, а сами они никак не могут понять, что чрез одежду легко можно передать какую-либо болезнь.
  Осмотрены вторично лапки: Щукина, Чусова, Сергеева, Багаева, Волкова, Астафурова и шубная мастерская Журавлева. Все упомянутые лавочники и Журавлев устранили все ранее обнаруженные дефекты. У Журавлева лишь не сказалось для рабочих отварной питьевой воды.
  ["Жизнь Алтая" N191, 16 октября 1914 г.]
  
  Выдачу пайка, помимо указанных дней - 10, 11 и 13 октября, пришлось проводить 14, 15, 16 октября, и каждый день идут все новые и новые просители.
  ["Жизнь Алтая" N193, 18 октября 1914 г.]
  
  Состоите реки.
  По реке идет шуга. Сильно идет на убыль вода. Передают, что верстах в 15 вверх по Оби и около с. Шелаболихи река стала.
  ["Жизнь Алтая" N191, 16 октября 1914 г.]
  
  
17 октября
  
  К устройству катка.
  Правление о-ва вспомоществования учащимся средне-учебных заведений г. Барнаула обратилось в городскую управу с просьбой о разрешении о-ву безвозмездно устроить каток на Демидовской площади для физического развития учащихся. Правление о-ва просит разрешить ему устроить на площадке деревянный павильон. Каток будет эксплуатироваться в пользу о-ва. В случае удовлетворения этого ходатайства к постройке катка будет приступлено в самом непродолжительном времени. Как мы слышали, управа склонна удовлетворить ходатайство о-ва.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  Вместо покупки вина.
  Г. М. 15 руб., предназначенные на покупку вина в день своих именин, пожертвовал в пользу семейств запасных.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  Рабочие лесопильного завода бр. Козловых, не имея при себе денег во время производившегося на заводе 29 сентября н. г. кружечного сбора, прислали вечером того же дня М.П. Хромцовой собранные между собой на нужды Красного Креста 9 р. 66 коп. Деньги переданы казначею местного отдела Красного Креста.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  В городском попечительстве по призрению семейств запасных.
  17 октября в городской управе состоялось общее собрание членов попечительства. На собрании присутствовало около 80 чел.
  В первую очередь были произведены выборы председателя. Получивший большинство по запискам Л.И. Шумиловский за неимением свободного времени отказывается принять на себя это звание, и председателем избирается городской голова А.А. Лесневский. Ввиду большой работы по делопроизводству решено нанять оплатного делопроизводителя. Казначеем избран Ф.А. Шадрин. Продолжительное время обсуждался вопрос об организации сбора вещей совместно с комитетом Красного Креста. Вырешение разных вопросов, относящихся к организации сбора вещей, решено предоставить лицам, изъявившим согласие участвовать в сборе как от Красного Креста, так и от попечительства. В настоящем собрании принять участие в сборе вещей записалось 30 человек. Совместное их заседание с сборщиками от Красного Креста назначено сегодня в 1 час дня в помещены Горного собрания.
  Между прочим, решено каждую подводу снабдить кружкой для сбора денежных пожертвованы.
  А.Н. Новиков возбуждает пред собранием вопрос об объединении отдела попечительства по изысканию средств с таким же отделом комитета Красного Креста, дабы избежать возможней конкуренции при устройстве различных спектаклей, концертов, вечеров н т.п. Решено просить секцию по изысканию средств разработать вопрос, на каких основаниях возможно это объединение.
  Представитель школьной секши Л.И. Шумиловский говорить, что школьная секция приступила к работе, но сразу же встретилась с таким затруднением: в учебных заведениях, по постановлению педагогических советов, 10% учащихся может быть освобождено от платы за право учения; 10% норма уже заполнена, но в число освобожденных некоторые из детей лиц, ушедших на войну, не попали, и им грозить за невзнос платы исключение из училищ. Таких учащихся пока имеется в Александровском училище - 5 и в высшем начальном училище - 4. Ввиду необходимости произвести крупные затраты на покупку пимов, шуб, пимов в шалей - вносить плату за этих учащихся секция затруднятся. По мнению секции, необходимо возбудить ходатайство пред директором народных училищ или пред попечителем учебного округа об увеличении нормы освобождаемых от платы или же просто просить об освобождении от платы за правоучения детей лиц, призванных на войну.
  М.Ф. Будкевич говорит, что в гимназии уже получено распоряжение об освобождении от платы учащихся, детей запасных, независимо от 10 проц. освобождения, и что, наверное, такие же распоряжения получают и другие учебные заведения. Постановлено просить учебное начальство об освобождении детей запасных от платы за учение.
  Рассматриваются некоторые вопросы, касающиеся техники расходования и учета находящихся в распоряжении секций сумм. Между прочим, разрешено председателю в экстренных случаях на удовлетворение неотложной нужды производить расход в пределах не белее десяти рублей. Определены сроки выдачи пайков с 10 по 15, а дровяных и квартирных денег с 20 по 25 каждого месяца.
  По предложению Лесневского, представители других секций знакомят собрание с их деятельностью.
  Заслушан доклад об организации на первое время двух детских очагов по 10 чел. каждый. Расход исчислен в 100 руб. по содержанию обоих очагов. Вопрос этот пока оставлен открытым. Акушерка Любарская возбуждает вопрос об организации помощи женщинам в последнем периоде беременности и после родов; при этом рисует печальную картину, как ее пригласили к одной женщине-солдатке ночью и у нее не оказалась даже чистых тряпиц, в которые бы можно было завернуть ребенка; сама роженица также не имела чистого белья. По мнению Любарской, если бы такая группа организовалась, то можно было бы заранее собрать сведения о женщинах, находящихся в беременности, и определить, что у этих женщин есть на случай родов. Тогда приглашенная акушерка заранее бы знала. какое нужно белье. Кроме того, нашлись бы, может быть, женщины, которые согласились ходить за роженицей первое время после родов, а то сплошь и рядом в бедных семействах женщины преждевременно встают и начинают свою обычную домашнюю работу. Поручено Любарской организовать такую группу женщин. Заседание закрыто около 11 час. вечера.
  ["Жизнь Алтая" N194, 19 октября 1914 г.]
  
  Обмеление р. Оби.
  Перед закрытием навигации, как нам передают, вода в реке Оби убыла за короткий промежуток времени на 1,5 аршина; это объясняется тем, что сверху река "стала". Такое падение воды причинило немалые убытки пароходчикам: поставленные в Бобровском затоне на зимовку баржи оказались на суше, и корпуса их скривились, что равносильно приведению барж в совершенную негодность. В настоящее время производится осмотр барж страховыми агентами обществ, в которых застрахованы баржи, с целью установления убытков.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  Санный путь.
  Вчера выпал довольно глубокий снег. Санный путь теперь можно считать установившимся.
  ["Жизнь Алтая" N192, 17 октября 1914 г.]
  
  
18 октября
  
  На курсах сестер милосердия, организованных комитетом Красного Креста, занятия идут усиленным темпом. Всего занимается на курсах около 10- слушательниц. 9 ноября предполагается произвести экзамены первого выпуска сестер милосердия.
  ["Жизнь Алтая" N193, 18 октября 1914 г.]
  
  За неочистку тротуаров от снега и непосыпку их песком чинами полиции 3 участка составлены протоколы на домовладельцев: по Пушкинской ул. на А. Бодунову и по гоголевской ул. на Т.П. Гончарова, В.И. Хмелева, М.М. Кашина и М. Прокина.
  ["Жизнь Алтая" N193, 18 октября 1914 г.]
  
  На мясном базаре с наступлением холодов началась продажа мяса с возов - или, вернее, с земли. На негигиеничность такого способа продажи мяса управе не раз указывали врачи: Г.В. Орлов и ветеринарный И.Д. Румянцев, но все эти указания остаются, очевидно, гласом вопиющего в пустыне.
  ["Жизнь Алтая" N193, 18 октября 1914 г.]
  
  
19 октября
  
  Неразрешение кружечного сбора.
  Секция по изысканию средств в пользу попечительства решила организовать по воскресным дням кружечный сбор в церквях в пользу попечительства. Председателю секции по этому поводу протоиерей Заводовский заявил, что на это у него разрешения нет, а сам он разрешить не может.
  ["Жизнь Алтая" N194, 19 октября 1914 г.]
  
  Суд и война.
  Война отчасти отразилась и на деятельности судебных установлений. В окружном суде по многим делам отсутствуют свидетели, вследствие взятия их на военную службу; часто не бывает и подсудимых по той же причине. Некоторые местные адвокаты плачутся, что, в связи с войной, у них сократилась практика. "Совсем нет дел", - нередко можно услышать от них.
  До сих пор неявка подсудимых, взятых на военную службу, считалась законной, и дела о них рассматривались заочно (по преступлениям, предусмотренным законом). В настоящее время, как нам передают, в окружном суде получен указ, которым предписывается все дела о подсудимых, взятых на военную службу, снимать с очереди; приговоры по таким делам, уже рассмотренным, - не приводить в исполнение; гражданские дела, в которых ответчиками являются лица, занятые на военную службу, - также откладывать.
  ["Жизнь Алтая" N194, 19 октября 1914 г.]
  
  Рекостав.
  Вчера утром стала р. Обь. Незастывшая полоса реки простирается от Павловской ул. до улицы Льва Толстого.
  ["Жизнь Алтая" N194, 19 октября 1914 г.]
  
  Покушение на изнасилование.
  Молодые парни, местные мещане, С.Ф. Котлов и З.Н. Казаков, 19 октября вечером встретились на Пушкинской улице с девицами С. и Н. и пригласили последних на гору на вечерку. Девицы, ничего не подозревая, пошли с парнями. Последние привели девиц в один дом на Немецкой улице*, в котором, кроме хозяев, никого не было. Девицы спросили: где же вечерка, почему никого нет? Казаков и Котлов ответили, что парни и девки скоро придут, и стали предлагать девицам раздеться и подождать. Между тем, девицы заметили, что хозяйка дома в отдаленной комнате приготовила постели, и заподозрили, что тут кроется что-то неладное. В то же время парни стали приглашать девиц отдохнуть пока на постелях. Одной девице сразу же удалось вырваться и убежать, другую парни схватили и потащили в другую комнату. С большим трудом ей удалось вырваться от парней и убежать на улицу без верхнего платья. О происшедшем девицы сообщили в 4-й полиц. участок. Котлов и Казаков арестованы и привлечены к ответственности за покушение на изнасилование.
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  * Ныне ул. Денисова.
  
  
20 октября
  
  О расширении Александринского училища.
  Заведующая высшим начальным женским Александринским училищем обратилась в городскую управу с предложением расширить, путем пристройки, здание училища, что, по ее мнению, крайне необходимо, так как некоторые комнаты, занимаемые классами, могут вместить лишь 22-15 учащихся, нет библиотечной комнаты, нет чайной комнаты, тесная раздевальная и нет помещения для физических занятий. Между тем число желающих поступить в училище, с расширением прав последнего до 4 классов женских гимназий, будет быстро увеличиваться.
  Пристройку, по мнению заведующей, нужно сделать такую, чтобы в здании могли поместиться, кроме 2-х комплектов высшего начального училища, еще двухлетние педагогические курсы с образцовой школой.
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  В обществе попечения о подкинутых детях.
  Совет о-ва обратился в городскую управу с просьбой внести на обсуждение городской думы вопрос о выражении благодарности от имени города М.М. Кашину, пожертвовавшему удобное здание для приюта подкинутых детей.
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  К сведению учащих.
  Учащие могут получить линованную и оберточную бумагу, перья и ручки для нуждающихся учащихся - детей запасных от представителя педагогической секции при местном попечительстве Л.И. Шумиловского (помещение редакции "Ж. Алт.", от 11 до 2 час. дня).
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  Сбор вещей.
  В течение 26 и 27 октября с. г. будет произведен сбор вещей соединенными местными организациями: Красным Крестом и попечительством о семьях запасных солдат.
  Будет приниматься все, что непосредственно может понадобиться в обиходе солдата на театре войны: новое и старое белье, верхнее платье, теплые рубашки и фуфайки, шубы, шапки и шарфы, рукавицы и перчатки, обувь, одеяла, всякие ткани, кусками и обрезками, кочма (войлок), сапожная кожа, цельная и в обрезках, дратва и шилья, табак, курительная бумага, трубки, гильзы, папиросы, мыло, гребни, чай и сахар, спички, пуговицы, нитки и иголки и все, что пожелают дать жертвователи.
  Предметы, которые нельзя использовать непосредственно для солдат или их семейств, будут реализованы в деньги.
  Нет сомнений, что жители г. Барнаула, проникнутые сознанием этой необходимой помощи, которую им предстоит оказать и воинам, и их семьям, встретят организуемый сбор сочувственно и дружелюбно, причем каждый за эти дни успеет отобрать у себя и подготовить жертвуемые вещи, чтобы передать их сборщикам в дни сбора.
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  Организационное бюро по сбору вещей.
  Для двухдневного сбора вещей, устраиваемым соединенными местными организациями - Красным Крестом и попечительством о семьях запасных солдат, - избрано временное организационное бюро из представителей обоих учреждений, в состав которого вошли: г-жи: Кулева, Орлова, Костина, Веронская и г-да: Дембовский, Юхнев, Васильев, Кричман, Иванов и Перельсон.
  Бюро действует непрерывно в течение всей предстоящей недели до конца сбора и помещается в Алтайском горном собрании, куда все интересующиеся делом и могут обратиться за справками ежедневно с 10 час. утра до 8 час. вечера.
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  В педагогический секции городского попечительства о семьях запасных 20 октября были заслушаны результаты обследования материального положения части учащихся детей запасных, произведенного членами секции. Нуждающимся в одежде, обуви или учебниках решено приобрести их немедленно или же выслать после сбора вещей, имеющего быть 26 и 27 октября.
  Учащими начальных школ города представлен в секцию список более ста человек учащихся детей запасных, нуждающихся, по их словам, в помощи. Решено обратиться к учащим с просьбой произвести обход квартир таких учащихся их школ для обследования их материального положения. Учащих, не имеющих возможности произвести такой обход, секция просит известить об этом, и тогда обследование учащиъся их школ будет произведено членами секции.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  Рекостав.
  Вчера против города через Обь установился санный путь.
  ["Жизнь Алтая" N195, 20 октября 1914 г.]
  
  
21 октября
  
  В Школьном о-ве.
  В заседании 21 октября совет о-ва обсуждал предложение К.Д. Урманчева о заготовке дров на будущий год хозяйственным способом. По словам К.Д. Урманчева, дрова можно заготовить из леса, срубаемого при проведении просек в кабинетских лесных дачах, причем погонная сажень дров может обойтись не дороже трех рублей, тогда как при покупке дров со складов стоимость погонной сажени их с вывозкой не может быть ниже пяти рублей. Вдобавок к этому, лес тоньше двух вершков отпускается Кабинетом с просек на дрова бесплатно; а дрова такой толщины могут пригодиться, по крайней мере, весной и осенью, когда не требуется жаркой топки. Заготовленные таким образом дрова могут высохнуть к августу будущего года; следовательно, настоящую зиму придется пользоваться покупными дровами.
  После некоторых возражений, совет согласился с предложением К.Д. Урманчева и поставил заготовить хозяйственным способом 120 погонных сажен дров. Труд по организации их заготовки возложен на ее инициатора, К.Д. Урманчева.
  Остальная часть заседания прошла в разрешении мелких текущих вопросов.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  Пожар.
  21 октября около 9 час. вечера на набережной заводского пруда в доме Горбунова произошел пожар. От неисправности печки загорелась внутренняя стена. Прибывшими пожарными огонь был прекращен в начале. Убытки незначительны.
  Небезынтересное явление обнаружено при тушении пожара. В одной из комнат в крайне негигиеничном состоянии обнаружена мастерская конфект-тянучек и ириса. Пред началом пожара в "конфектной мастерской" произошла драка. В помещении было все поломано. В тазу с патокой были обломки кружки, юрок ниток, вязальный крючок, иголки и другие мелкие вещи.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
 []
Набережная заводского пруда
  
  
23 октября
  
  В окружном суде.
  Многие, вероятно, еще помнят о драме, разыгравшейся в октябре месяце прошлого года на Томской ул., в д. N57. Вечером 3 октября к 19-летней девушке В.Е. Мочалиной зашли двое ее знакомых, молодые люди А. Труевцев и Н.Н. Матвеев; последний накануне сделал Мочалиной предложение, но получил отказ. Через некоторое время к Мочалиной пришел еще ее знакомый - Н. Вершковский. Молодых людей хозяйка познакомила, но Матвеев и Труевцев после прихода Вершковского тотчас же вышли. Только успела Мочалина затворить за ними двери, как раздался стук в них и голос Матвеева: "Валя! Я могу просить тебя на минутку?" Мочалина пошла к выходу; вдруг дверь отворяется, и Матвеев в упор произвел в Мочалину два выстрела: одним попал ей в левую грудь, причинив легкую царапину, а другим прострелил платье. После этого Матвеев ушел к Труевцеву и сказал ему: "Я убил Валю, пойдем в полицейское управление". Там Матвеев, после сделанного им заявления, был арестован.
  На предварительном следствии Матвеев также признал себя виновным, причем объяснил, что стрелял в Валю, свою бывшую невесту, потому, что в последний вечер она насмехалась над ним.
  На основании изложенного, Матвеев был привлечен к судебной ответственности - по обвинении в покушении на Мочалину, с целью лишить ее жизни (по 9 и 1 ч. 1455 ст. улож. о наказ.).
  23 октября дело это разбиралось в Барнаульском окружном суде с участием присяжных заседателей.
  Подсудимый признает себя виновным в том, что произвел выстрел в Мочалину.
  - Но с какой целью я стрелял - не помню, так как был в сильно возбужденном состоянии.
  Показания Вершковского и Труевцева, вследствие отсутствия этих свидетелей, оглашены. Вершковский показывал, что Мочалина в роковой вечер не смеялась над Матвеевым, а Труевцев утверждал, что при уходе их из квартиры Мочалиной она бросила насмешливый взгляд на Матвеева, а потом посмотрела на Вершковского; этот взгляд Матвеев мог видеть.
  Сама потерпевшая, Мочалина, свой отказ выйти замуж за Матвеева мотивирует тем, что, когда Матвеев в первый раз сделал ей предложение и она ответила согласием, - он заявил: "Я пошутил; я никогда не женюсь".
  по ее словам, она его не любила.
  - Мне просто хотелось выйти замуж, и я ответила согласием на его предложение, - говорит между прочим она.
  Подсудимый в своем заявлении заявляет, что искренно любил Мочалину и искренно делал ей предложение.
  - Я никогда не говорил Мочалиной, что шутя делаю предложение.
  Таковы вкратце данные судебного следствия, выясняющие в общих чертах взаимоотношения между молодыми людьми.
  За недостатком места, мы не имеем возможности подробнее выяснить эти взаимоотношения, как они предстали перед присяжными заседателями.
  На их разрешение суд поставил два вопроса: о виновности Матвеева в покушении на убийство с умышленной целью лишить жизни и в покушении на убийство в состоянии запальчивости и раздражения.
  Присяжные заседатели на оба вопроса ответили:
  - Нет, не виновен.
  Защищал подсудимого прис. пов. С.Г. Константинов.
  ["Жизнь Алтая" N198, 26 октября 1914 г.]
  
  Масляный рынок.
  23 октября в привозе было 430 бочек. Высший сорт 12 р. 10 к., низший 11 р. 35 к. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  
24 октября
  
  Выдача квартирных и дровяных.
  Вчера в городской управе, с 9 час. утра до 12 час. дня, производилась выдача денежных пособий из пожертвованных попечительству денег на содержание квартир и их отопление семействам лиц, призванных на войну, проживающим на всех Алтайских улицах, в полосе отчуждения Алтайской железной дороги, на Булыгинской заимке, под Большим и Малым Гляденом и под Туриной горой. Всего 23 октября выдано 617 р.
  Сегодня квартирные и дровяные будут выдаваться семействам, живущим на горе, за речкой Барнаулкой, на заимке Кузнецова и в местечке Порт-Артур. 25 октября выдача указанного пособия будет производиться семействам, живущим в центральной части города.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  Об организации помощи жителям Польши, пострадавшим от военных действий. Гласные городской думы С.И. Зудилов и М.А. Михалев подали в городскую управу заявление с просьбой внести на обсуждение думы вопрос об организации комитета для сбора пожертвований в пользу жителей Польши, пострадавших от войны.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  Разрешение.
  По ходатайству городского головы А.А. Лесневского, губернатор разрешил в помещении Общественного собрания во все праздничные и воскресные дни устраивать в пользу попечительства по призрению семейств запасных спектакли, концерты, литературно-музыкальные вечера и маскарады, если к тому не встретится препятствий со стороны исправника.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  Санитарные осмотры.
  Городским санитарным надзором осмотрены: колбасная мастерская Колокольникова - помещение мастерской в должной чистоте, 15 человек рабочих здоровы и опрятны; кондитерская Букоева - содержится удовлетворительно, 8 человек рабочих здоровы и в чистых костюмах; кухня гостиницы "Европа" содержится в должной чистоте; кондитерская Сарцевич - содержится удовлетворительно; пряничное заведение С.И. Зудилова - содержится чисто, рабочие здоровы, но нет шкафа для одежды рабочих, каковой дефект Зудилову предложено устранить; Пряничное и конфектное заведение Колокольникова - содержится чисто, 40 человек рабочих здоровые; хлебопекарня Багаева - содержится крайне грязно: на рабочих фартуков нет, сами рабочие грязные, с нестриженными волосами и ногтями, в пекарне нет умывальника и полотенца для рабочих, на печах и на мешках с мукой разбросаны старые шубы; хлебопекарня Токарева - в мастерской разбросаны старые шубы, грязно, тут же постель рабочего и 4 живых поросенка. Замеченные дефекты в хлебопекарнях Багаева и Токарева предложено устранить в двухдневный срок. Осмотрены бани Смердина и Караганова. Установлено, что фильтры для отработанной воды действуют плохо, и вода, выходящая из фильтров в поглощающие колодцы, имеет сильный запах и загрязняет почву. Предложено фильтры исправить.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  Кража.
  К Ф. Житкову попросилась на квартиру недавно вышедшая из тюрьмы Наталья Савченко, причем Савченко сказала, что она солдатка и что у нее есть в кассе 500 руб. денег. Прожив несколько дней у Житкова, Савченко попросила у жены Житковой сак, стоящий 25 р., сходить в нем за деньгами. Житковы, ничего не подозревая, дали сак Савченко. Последняя ушла и до сего времени не возвращалась. О краже было заявлено в 4-й полиц. участок. Надзирателем были приняты меры к розыску похищенного, а на Житкова составлен протокол за непрописку квартирантки.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  На базаре.
  С установлением зимнего пути через Обь, привоз овса на базар значительно увеличился. Цены на овес стоят от 30 до 25 коп. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N196, 24 октября 1914 г.]
  
  
25 октября
  
  Граждане Барнаула!
  Вы знаете все, какое испытание выпало на долю нашей родины! Вы знаете, каким единодушием ответила вся Россия на нашествие врага! Мы должны защищаться, должны сломить вражескую силу.
  Но отдаете ли Вы себе ясный отчет, в какой трудной обстановке приходится нашим братьям вести это высокое дело защиты? Не говоря уже о постоянной опасности потерять жизнь или здоровье, сколько лишений приходится им претерпевать. Выстаивание в траншеях, наполненных водою от дождей, нередко сутками без сна и отдыха, многодневные постоянные переходы под дождем, ветром и на морозе, по размокшей, липкой земле, нередко по болотам, сплошь и рядом без горячей пищи, потому что - где же искать отставший при переходах обоз с походными кухнями; целыми неделями без переодевания, все в той же смене белья. Одежда за это время приходить в ветхость, белье превращается в клочья. С какою радостью попавший в лазарет раненый надевает чистое и не рваное белье; но больничное белье - все на учете: при выписывании из больницы выздоровляющий должен оставить его и надавать опять свои тряпки.
  Можем ли мы оставаться безмолвными свидетелями этой нужды? Разве не обязаны мы прийти на помощь защитникам нашим?
  Но это не все! Отдающее кровь свою на полях битв за общее дело, братья наши оставили здесь семьи, оставили подчас без всяких средств к существованию, - разве не наш долг снять с них бремя тяжелых дум за участь близких им людей, дать последним кров и одежду.
  Граждане! Вы много уже жертвовали! Ваши даяния, крупные и мелкие, в денежкой форме и в виде отдельных вещей, текут широким потоком. Но нужда велика, необходимы все новые и новые напряжения для удовлетворения ее.
  Общественные организации г. Барнаула: отделение Красного Креста и Попечительство о семьях запасных нижних чинов устраивают 26 и 27 октября с. г. разовый сбор вещами по всему городу. Весь Барнаул будет разделен на участки, будут снаряжены подлежащие экипажи, и приглашенные лица объедут в указанных им районах все дома, обойдут все квартиры. Сборщиками будут приниматься без исключения всякие вещи: одежда, хотя бы поношенная, как верхняя, так и нижняя, белье (пусть даже рваное), куски полотна, кожи, кочмы (на стельки в сапоги и т.п.). чай, сахар, табак, папиросная бумага.
  Жертвуйте же, граждане, кто что может! Любая вещь будет принята с благодарностью. Все, что годится для солдатского обихода, будет оставлено в Красном Кресте для передачи солдатам; одежда, пригодная для стариков, женщин и детей, поступить в Попечительство о семьях запасных. Куски материала и полотна будут обращены на починку рваных вещей или шитье новых. Всякий предмет, не пригодный для указанных целей, будет обращен в деньги путем продажи. Для нас все годится - отдайте нам все лишнее для Вас, даже то, что покажется Вам совершенно бесценным. (Единственная лишь просьба: передаваемое нам белье, если можете, выстирайте предварительно.)
  Ждите же нашего прибытия, граждане! Приготовьте жертвуемое заранее - мы приедем за ним сами в Ваш дом. Ни одна семья не будет обойдена, всем будет предоставлена честь оказать помощь братьям - защитникам нашим!
  Барнаульский отдел Красного Креста и Городское попечительство о семьях запасных солдат.
  ["Жизнь Алтая" N197, 25 октября 1914 г.]
  
  Граждане гор. Барнаула!
  Годину тяжких испытаний переживает наша родина. Сотни тысяч людей гибнуть, отдавая свою жизнь за то, чтобы сокрушить врага славянства.
  Великая война налагает на нас и великие обязанности, вызывая наивысшие напряжения всех моральных и материальн. сил страны. Долг каждого неучаствующего на поле брани не только в том, чтобы содействовать облегчению страданий раненых, но и в том, чтобы облегчить участь семейств и вдов тех, кто жизнь свою положил, охраняя честь и славу России.
  Отдел по изысканию труда для семейств лиц, ушедших на войну, покорнейше просит как жителей, так и владельцев магазинов, а также ремесленных предприятий, дать работу этим семействам и этим облегчить их страдания и улучшить их материальное положение.
  Отдел имеет запись желающих работать: кассирши, модистки, швеи, прислуги, портнихи, поденщицы, а также принимает работу: шитье белья, платья, вязка чулок, носков и др. на домах.
  Со всеми предложениями Отдел просить обращаться:
  1) В Городскую управу, бюро Попечительства, в часы занятий; 2) по телефону N 104 - В.М. Колмаковой (лично: Петропавловская ул., N 20, от 5-6 вечера; 3) по телефону N 28 - Л.А. Курской; 4) по телеф. N 3 - Р. И. Лазаренко; 5) М.А. Любарская, Гоголевская, 99: 6) А.С. Буторина, телефон N 405.
  Отдел Попечительства по изысканию труда.
  
  Давно пора.
  27 октября городская дума вносит на рассмотрение думы вопрос о закрытии домов терпимости. Вопрос этот обсуждался в совместном заседании врачебной и санитарной комиссий, которые высказывались за закрытие домов терпимости.
  ["Жизнь Алтая" N197, 25 октября 1914 г.]
  
  "Благоустройство".
  Нам жалуются, что около дома начальника Алтайского округа по тротуару, вследствие обледенения последнего, небезопасно ходить. Тротуар имеет обледенелую выпуклую поверхность, которая не посыпается песком.
  За последнее время от сгоревшего пассажа Смирнова по улицам и переулкам развозится разный мусор, в котором есть осколки стекла, куски железа, щебень. Между прочим, таким мусором засыпан бульвар между Гоголевской и Пушкинской улицами. Городская управа также от своих построек разбрасывает комья мерзлой земли. И за это "благоустройство" немало отпускается теплых слов по адресу управы и общества крестьянами, которым приходится проезжать с возами по "благоустроенным" улицам. Кроме этого неудобства, проезжая на санях по земле, некоторым приходится поднимать сани, чтобы выколотить из-под них мерзлый ком земли. Небезынтересно к этому добавить, что одному из домовладельцев Томской улицы не было разрешено высаривать щебнем дорогу против своего дома, хотя этот домовладелец указывал на Смирнова и управу, которые беспрепятственно засаривают дороги.
  ["Жизнь Алтая" N197, 25 октября 1914 г.]
  
  У пожарников.
  25 октября в штабе команды вольно-пожарного общества производилось испытание дымовой маски Кенига, устроенной пожарным старостой Д.А. Ягуновым. Маска оказалась отвечающей всем тем требованиям, которым отвечает выписная маска Кенига, разница заключается лишь в том, что устроенная Ягуновым маска стоить 140 руб., а при выписке с фабрики маска Кенига обходилась в 285 руб. Заседание штаба было прервано возникшим у Смердина пожарим.
  ["Жизнь Алтая" N199, 28 октября 1914 г.]
  
  Пожар.
  25 октября около 7 час вечера по Сузунской ул., в банях Смердина произошел пожар. В одном из номеров от накалившегося дымовода загорелась подшивка потолка. О пожаре по телефону было сообщено в пожарную. Так как огонь наружу не показывался, а чердак быль переполнен дымом, то пожарным было очень трудно отыскать огонь. Пришлось при розыске огня пользоваться дымовой маской Кенига. Когда огонь был найден, его потушили быстро. При тушении было обращено внимание на плохое устройство печей и на то, что на чердаке было много сухих веников, которые, к счастью, не загорелись, а то пожар мог принять значительные размеры. Во время возникновения пожара в общих банях по случаю субботнего дня было много народа, и некоторые о пожаре узнали тогда, когда уже прибыла пожарная команда. В женском отделении известие о пожаре вызвано большой переполох. Одна женщина выскочила из бани чуть не нагая. Точная сумма убытка не выяснена.
  ["Жизнь Алтая" N199, 28 октября 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  В дополнение к заметке, помещенной в N187 издаваемой Вами газеты, покорнейше прошу поместить следующее:
  Очистка сгоревшего пассажа от мусора сдана нами подрядчику В.С. Прошковичу, который говорил нам, что сваливать мусор на бульвар и по улицам на низменные места ему разрешил городской голова.
  Примите уверение с совершенном к Вам уважении.
  Иван Федорович Смирнов.
  По доверенности А. Невоструев.
  25 октября 1914 г.
  ["Жизнь Алтая" N199, 28 октября 1914 г.]
  
  Хлебный рынок.
  С установлением санного пути привоз пшеницы сразу принял значительные размеры. Несмотря на то, что на базаре почти нет еще пшеницы из-за Оби, вследствие неудовлетворительной переправы через Обь, привоз пшеницы 28 октября достиг 1000 возов. Вчера в привозе было 800 возов. Везут почти исключительно перерод. Русской очень мало, белотурки почти нет. Настроение рынка бойкое, но цены сравнительно стоят невысокие. Берут пшеницу местные фирмы. Перерод в натуре 138-139 зол. - до 75 коп. пуд, в натуре 132-135 зол. - от 50 до 60 коп. пуд.
  ["Жизнь Алтая" N197, 25 октября 1914 г.]
  
  
26 октября
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Не откажите поместить в Вашей уважаемой газете настоящее письмо.
  В сентябре месяце н. г. я заказал портному Рыбальченко для сына-реалиста меховой плащ из моего материала, причем сукно мною было куплено у т. д. Второва по 4 р. 75 к. арш. От этого сукна мне али образчик. Не говоря уже о том, что заказ Рыбальченко выполнил несвоевременно, возмутительнее всего то, что он подменил мною доставленное сукно - на сукно вдвое худшего качества и другого цвета. Весьма характерно и то, когда я заметил, что сукно на плаще не соответствует ни по цвету, ни по доброте мною поставленному, тогда меня уверяли, что цвет сукна изменился вследствие опрыскивания водой. Разумеется, я усомнился в подобном объяснении и обратился в магазин Второва с образчиками того и другого сукна, где мне и подтвердили, что сукно на плаще стоит 2 р. 65 к. Как назвать поступок Рыбальченко - предоставляю судить публике. Все это, разумеется, выяснится на суде, а пока что я обязан огласить все это, дабы знали заказчики Рыбальченко, с кем имеют дело.
  Примите уверение и проч.
  М. Соболев
  ["Жизнь Алтая" N198, 26 октября 1914 г.]
  
  Отмена сеансов.
  Предполагавшиеся сегодня благотворительные сеансы в электротеатре "Иллюзион" в пользу попечительства о семьях запасных вследствие неполучения разрешения от губернатора откладываются впредь до получения такового.
  ["Жизнь Алтая" N199, 28 октября 1914 г.]
  
  В окружном суде. Малолетние "профессионалы".
  На скамье подсудимых - два мальчика: Владимир Соловьев и Федор Зайцев. Обвиняются они в покушении, по предварительному соглашению, на вооруженную кражу со взломом (9, 1654 ст. Улож. о наказ.).
  Влад. Соловьев уже судился у мирового судьи за кражу шубы; да в окружном суде о нем имеется четыре дела - все кражи, две из них со взломом. За Ф. Зайцевым - также четыре дела за кражи. "Ярко выраженные преступники рецидивисты", - так охарактеризовал их товарищ прокурора. Этой "славой" они, очевидно, пользуются и в городе; по крайней мере, послушать их дело собралось много публики.
  Благодаря "вниманию" этой публики, мальчики чувствуют себя "героями", и получается такое впечатление, как будто они гордятся теми поступками, которые привели их на скамьи подсудимых, и стараются перещеголять друг друга в "молодечестве".
  - Где учились? - спрашивает председательствующий Соловьева.
  - В церковноприходской школе, - отвечает он.
  - Кончили?
  - Нет.
  - Почему?
  - Выгнали.
  - Сколько еще о вас дел?
  - А я почем знаю... Вам лучше знать, а я уже спутался.
  - Не успел еще начать жизнь, а уже спутался, - а что потом будет?
  - Потом совсем спутаюсь, - невозмутимо отвечает Соловьев.
  - Особые приметы на теле есть?
  - Есть раны на левом плече и правой руке: полицейский надзиратель 2 участка мне их насадил.
  Зайцев тоже учился в церковно-приходской школе и тоже не окончил ее.
  - Некогда было учиться; надо было работать, -деловито, по-взрослому, заявляет он.
  Разбираемое на этот раз о них дело чрезвычайно просто. Они взломали замок в квартире почтово-телеграфного чиновника Симонова, забрались в помещение, сложили в мешок разного рода верхнюю одежду и потащили этот мешок. Тут их заметила дочь Симонова; мальчишки бросили мешок и выбежали на улицу. Один из них бежал. размахивая кинжалом. Дело было в 10 часов утра. Зайцева поймал на улице городовой, а Соловьева разыскали ночью у родителей.
  По оглашении обвинительного акта, председательствующий обращается к Соловьеву:
  - Вы хотели украсть, и кража вам не удалась?
  - Хотел, не удалась, ну и пускай, - вызывающе отвечает тот.
  - Расскажите, как дело было.
  - Там же все рассказано; чего еще рассказывать?
  - А вы расскажите присяжным заседателям.
  - Ну, - начинает Соловьев, - зашли, замок сломали, платье в мешок сложили, нас заметили, мы убежали, - вот н все.
  - А кто замок сломал?
  - Замок сломал я, - поднимается Зайцев.
  - Чем?
  - Тросточкой.
  - А разве можно сломать его тросточкой?
  - Этот замок можно рукой сломать, - презрительно замечает Зайцев.
  - Кто из вас, когда бежал, размахивал кинжалом?
  - Это - я, - говорить Соловьев.
  - А кто из вас подал мысль украсть?
  - До мысли украсть первый дошел я, - заявляет Зайцев.
  Влад. Соловьев до сих пор был на свободе, на поруках у своих родителей. Ф. Зайцев сидел в тюрьме, так как его отец "махнул на него рукой" и брать на поруки отказался. Он не явился и на суд; тогда как со стороны Соловьева присутствует его мать.
  По предложению председательствующего, она рассказывает про своего сына следующее:
  - Пока жили в Томске, за ним не было заметно ничего плохого. Учился он хорошо, так как мальчик был очень способный. По приезде в Барнаул, мой сын попал в дурную компанию и сразу же изменился. Отец драл его нещадно - ничто не помогло. Уйдет и уйдет - неизвестно куда. Придет домой и скажет: "Ну, мама, теперь кончено, - буду работать". И работает. Как-то беспрерывно работал у кузнеца три месяца. Тут пришли ребята - Зайцев и Хахилев - и говорят моему сыну: "Будет работать, пойдем с нами". И он идет. Я иду за ним - уговариваю; выйду за ворота - он не слушается: такой уж непокорный...
  - А водку пил?
  - Сама я не замечала, а сказывают, что пил. Да и как не пил в такой компании!..
  Как не достигшие 17-летняго возраста, оба мальчика, прежде чем предстать перед судом присяжных, были подвергнуты экспертизе окружного суда относительно того, насколько они действовали сознательно, совершая преступление, и суд на этот опрос дал положительный ответь.
  Вопрос о разумении предстояло разрешить и присяжным заседателям. Прения сторон главным образом на этом и сосредоточились. Товарищ прокурора, указывая на поведение подсудимых на суде, доказывал, что они действовали сознательно. Защитник прнс. пов. А.А. Лупикин, опираясь на это поведение, говорил, что они похожи скорее на школьников-шалунов, и сознательность в их действиях едва ли можно предполагать. Он ходатайствовал перед присяжными - признать их действовавшими по неразумию и этим отдать их под опеку родителей. "Может быть, - говорил он, - из них еще люди выйдут. А если они попадут в тюрьму, - этим для них будет закрыть возврат на честный жизненный путь..."
  Присяжные заседатели признали, что преступление доказано, что оба подсудимые, совершая его, действовали сознательно: на вопрос о виновности присяжные ответили: "Да, виновны", - и даже не дали снисхождения.
  Суд приговорил Соловьева и Зайцева к 3 годам тюрьмы каждого.
  С. С-ов.
  ["Жизнь Алтая" N199, 28 октября 1914 г.]
  
  Мерзлые яблоки.
  В некоторых лавках продаются испорченные мерзлые яблоки, которые, благодаря дешевизне, берут большей частью школьники. Насколько гигиенично употребление мерзлых яблок, предоставляем судить городскому санитарному надзору.
  ["Жизнь Алтая" N198, 26 октября 1914 г.]
  
  Местный рынок.
  Мука ржаная от 60 к. до 80 к. за пуд; пшеничная сеянная в лавках от 1 р. до 1 р. 40 к.; обойная от 70 к. до 85 к.; обыкновенная от 50 к. до 70 к.; сеянка на рынке от 95 к. до 1 р. 10 к.; обойная от 70 к. до 75 к.; обыкновенная пшеничная от 50 к. до 65 к.; крупчатка 1-го сор. от 1 р. 95 к. до 2 р. 15 к.; первач от 1 р. 60 к. до 1 р. 90 к.; 2-й сорт от 1 р. 50 к. до 1 р. 80 к.; 3-й сорт от 1 р. 45 к. до 1 р. 60 к.
  Мясо скотское свежее в лавках 1-го сор. от 4 р. до 4 р. 40 к.; 2 сор. от 3 р. 60 к. до 4 р.; в тушах от 2 р. 80 к. до 3 р. 2 к., замерзшее в лавках 1-й сорт от 3 р. 60 к. до 4 р. 40 к.; 2-й сорт от 3 р. до 3 р. 60 к., в тушах от 2 р. 70к. до 3 р. 20 к.; телятина от 4 р. 50 к. до 6 р.; баранина от 2 р. 80 к. до 3 р. 60 к.; свинина от 3 р. до 4 р. 40 к. пуд. Мясо скотское на рынке в тушах от 2 р. 20 к. до 3 р. за пуд; баранина от 2 р. 60 к. до 3 р. пуд.
  Сало скотское топленое от 7 р. 50 к. до 8 р.; почечное от 5 р. 50 к. до 6 р. 80 к.; сырец от 2 р. 80 к. до 3 р. 50 к.; свиное топленое от 7 р. 50 к. до 8 руб.; нетопленое 6 руб.; баранье от 5 р. 50 к. до 6 р. за пуд.
  Масло скоромное от 12 р. 50 к. до 13 р. 50 к. за пуд; кокосовое от 11 р. 20 к. до 12 р. 80 к.; конопляное от 6 р. 60 к. до 7 р. 80 к.; подсолнечное от 7 р. до 7 р. 70 коп.
  Рыба свежая: осетрина от 20 р. до 24 р. за пуд; нельма от 12 р. до 16 р.; стерлядь от 16 р. до 20 р.; налимы от 6 р. до 8 р.; язи от 5 р. до 7 р.; лини от 6 р. до 8 р.; ерши от 5 р. до 6 р.; чебаки от 2 р. до 4 р.; караси от 3 р. до 6 р.; щука от 2 р. до 8 р.; окуни от 6 р. до 8 р. Рыба соленая: щука от 2 р. до 3 р.; кета от 3 р. 60 к. до 4 р. 80 к.; язи от 3 р. до 4 р. пуд; сельди от 2 р. до 16 р. сотня. Рыба сухая: щука от 5 р. до 6 р.; язи от 5 р. до 6. р.; лещи от 3 р. 60 к. до 4 р. за пуд.
  Сено от 30 к. до 35 к. пуд или от 1 руб. 60 к. до 2 р. 50 к. воз; солома овсяная от 70 к. до 80 к.; пшеничная от 60 к. до 75 к. воз.
  Рабочие руки: чернорабочий мужчина пеший от 1 р. до 1 р. 10 к. в день, с лошадью от 1 р. 50 к. до 1 р. 60 к.; женщина 55 к.; плотник от 1 р. 50 к. до 1 р. 60 к.; печник от 1 р. 50 к. до 1 р. 70 к.; столяр от 1 р. 60 к. до 1 р. 70 к.; маляр от 1 р. 30 до 1 р. 50 к.; конопатчик от 1 р. 30 к. до 1 р. 50 к.; кровельщик от 1 р. до 1 р. 30 к.; штукатур от 1 р. 20 к. до 1 р. 30 к. и слесарь от 1 р. 50 к. до 1 р. 70 к. в день.
  ["Жизнь Алтая" N198, 26 октября 1914 г.]
  
  
27 октября
  
  Оздоровление города.
  27 октября городская дума большинством 16 против 15 постановила не допускать в черте города устройства заведений кожевенных, овчинных, салотопенных, клееваренных, костеобжигательных, альбуминовых, кишечных, для мойки шерсти, по обработке шерсти, кошмокатных, пимокатных, по обработке щетины и волоса, для выделки изделий из рога, складов невыделанных кож, шерсти, щетины, волоса, рогов, копыт, сала и других животных продуктов. Заведения из числа вышеуказанных, существующие в черте города, должны быть закрыты в течение 5 лет со дня издания настоящего обязательного постановления. Для устройства этих заведений вне черты города дума постановила отвести участок земли на увале Малого Глядена за полотном железной дороги.
  ["Жизнь Алтая" N200, 29 октября 1914 г.]
  
  
28 октября
  
  К закрытию домов терпимости.
  28 октября городская дума, соглашаясь с мнением врачебной комиссии, что существование домов терпимости приносит громадный вред для здоровья населения, так как дома терпимости являются главными очагами сифилиса, единогласно постановила возбудить пред губернатором ходатайство о закрытии домов терпимости.
  ["Жизнь Алтая" N201, 30 октября 1914 г.]
  
  Пособие жене пожарника.
  Н.М. Мурзинцев состоял 15 лет членом команды вольно-пожарного общества. На одном из пожаров Мурзинцев потерял зрение. Городская дума 5 апреля 1911 года постановила выдавать ему пожизненно по 10 руб. в месяц. В настоящем году Мурзинцев умер, и после него осталась старуха-жена. Последняя обратилась в городскую думу с просьбой назначить ей какое-либо пособие. 28 октября дума назначила Мурзинцевой пожизненное пособие с 20 июля с. г. по 5 руб. в месяц.
  ["Жизнь Алтая" N201, 30 октября 1914 г.]
  
  В окружном суде. Дело старообрядческого наставника.
  28 октября в Барнаульском окружном суде, с участием присяжных заседателей, слушалось дело настоятеля 2-й Московской старообрядческой общины Ф.Ф. Румянцева, обвиняемого по 2 п. 1 ч. 73 ст. Угол. улож., в оскорблении православной святыни во время беседы со старообрядцами в их молитвенном доме в г. Барнауле.
  В разборе дела участвовали исключительно православные присяжные заседатели.
  Мы не имеем возможности познакомить читателя с обстоятельствами этого дела, так как оно слушалось при закрытых дверях.
  Вердикт присяжных заседателей был оглашен также при закрытых дверях.
  Резолюцией суда, объявленной при открытых дверях, видно, что Ф.Ф. Румянцев присяжными заседателями признан невиновным.
  На слушание дела явилось около 200 человек местных старообрядцев, мужчин и женщин; до закрытия дверей зал и хоры суда буквально были переполнены ими.
  Несмотря на то, что дело длилось около 3 час., старообрядцы не ушли из здания суда, пока не узнали о вердикте присяжных. Узнав об оправдании Румянцева, многие истово крестятся и говорят: "Слава Богу!" Некоторые подходят к Феофану Федоровичу и пожимают ему руку.
  С. С-ов.
  ["Жизнь Алтая" N200, 29 октября 1914 г.]
  
  Из зала суда.
  15 февраля н. г. вечером на Немецкой ул. три молодых парня, местные мещане П.И. Гришин, А.Д. Артамонов и П.М. Попрыгин, поймали девицу А., которая психически ненормальна, утащили ее в кузницу, где и произвели над ней насилие. История эта в свое время была помещена в "Ж. А.". Дело это слушалось в местном окружном суде с участием присяжных заседателей 28 октября. Все подсудимые в преступлении сознались и признаны виновными. Суд приговорил их, как несовершеннолетних, к 3,5 года тюремного заключения каждого.
  ["Жизнь Алтая" N202, 31 октября 1914 г.]
  
  На дровяном базаре привоз дров за последнее время сравнительно небольшой. Цена на дрова стоит: за березовые от 1 р. 80 к. до 2 р. 50 к. за воз; сосновые от 1 р. 30 к. до 2 р. воз.
  ["Жизнь Алтая" N199, 28 октября 1914 г.]
  
  Письмо в редакцию.
  Милостивый государь, господин редактор!
  Не откажите поместить в одном из ближайших номеров уважаемой Вашей газеты нижеследующее.
  В N198 "Жизни Алтая" было напечатано письмо г. Соболева с обвинением меня в неаккуратности и подмене его материала другим. Ввиду извращения некоторых фактов, я считаю невозможным оставить указанное письмо без опровержения. О несвоевременности выполнения заказа не могло быть и речи, так как заказ висел у меня готовым около недели, но Соболев сам не выкупал его, а что материал поставлен другой, я эту возможность отрицать не могу, ввиду того, что в то время по случаю мобилизации у меня было большое скопление заказов из материалов однородного цвета, и я вполне допускаю возможность, что я действительно перепутал материалы. Заказ свой Соболев получил из мастерской в отсутствие мое, вследствие чего он не мог лично мне заявить о подмене материала, но, когда мне сказали об этом мастера, я послал к нему записку, в которой просил его, если только действительно материал подменен, чтобы он указал время, когда бы я мог к нему прийти и выяснить недоразумение, т.е. или поставить другой материал, или выяснить разницу стоимости материала и доплатить ему. В ответ на мое письмо г. Соболев сказал посланному: "Я написал письмо в редакцию и подал заявление мировому судье".
  Заявление его об обращении к мировому судье я могу с своей стороны только приветствовать: во-первых, потому, что там, безусловно, обнаружится, действительно ли материал был подменен, и тем самым он даст мне возможность, как честному человеку, с ним рассчитаться и тем исправить свою ошибку; во-вторых, потому, что этим он снимает с меня обязанность от дальнейшей газетной полемики.
  Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности.
  И. Рыбальченко
  ["Жизнь Алтая" N204, 2 ноября 1914 г.]
  
  
29 октября
  
  Отпуск пленных на работы.
  С разрешения военных властей военнопленным разрешено наниматься на частные работы. Каждый, желающий воспользоваться трудом военнопленных, входит на соглашение об условиях труда с пленными, причем плата за труд, во избежание грубой эксплуатации пленных, должна быть не ниже справочных цен и должна уплачиваться офицеру, наблюдающему за пленными. Из этой суммы одна треть идет в пользу тех пленных, которые не подыскали себе работы, а две трети выдаются работавшему пленному на руки. На работы и на занятия пленные отпускаются: нижние чины до 7 час. вечера, офицерские чины до 9 час. вечера. В настоящее время в Барнауле находятся пленные исключительно славяне.
  ["Жизнь Алтая" N200, 29 октября 1914 г.]
  
  Ходатайство пленного.
  Военнопленный приватный ветеринарный врач В.Б. Герасовский подал в городскую управу