Перикл Великолепный: другие произведения.

Три в одном /// Властелин Колец х Dragon Age

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Саруман Белый умер. На вершине башни подлый Гримо ударил в спину, оканчивая жизнь мага. Изенгард пал. Алим Сурана умер. В финальной битве Серый страж сразился с Архидемоном ради остальных. Ферелден воскрес. Териль умер. Юный эльфийский друид желал славы. Теперь гоблины пируют у трупа авантюриста, а в пещерах мучают друидову невесту. Три души объединились, чтобы мир встряхнуло, а прежние ошибки остались в тех жизнях. Вот только идет война между светлыми расами и демонами. Темные культы хотят разрушить равновесие, церковь Верховного бога играет в политические игры. А кому-то просто не хватает уникальной души для ритуала... Даже на любовь времени не дают!

  
  ========== Глава 0 ==========
  
  Судьба странная штука, не правда ли? Ты стараешься убежать от нее или, наоборот, стремишься выполнить предназначение, дарованное силами свыше. Люди бегут в ужасе от нее, как от проклятья. Но от судьбы нет спасенья, только отсрочка неизбежного. Или мы сами выдумываем судьбу, чтобы жизнь не казалась слишком сладкой? И если так, почему все оборачивается против нас?
  
  Как и многих, Сарумана настигла болезнь раздумий. В кратком полете. Земля распростерла объятья, встречая Белого мага Средиземья. Первого среди равных, но не с решающей ролью. Обидно. И вдвойне обидней закончить земной путь, получив удар кинжалом в спину. И чтобы так закончился путь Белого мага?
  
  - Кто бы знал? - Всплеск воды, стук, отдающий по всему телу. И пустота. Чернота поглотила сознание Сарумана Белого. Он не боялся. Уже там, на вершине Ортханка, осознание настигло его. Как настигла судьба.
  
  Саруман Белый умер.
  
  Что дальше? Он исполнил предназначение, роль сыграна. Больше не нужно печься о судьбе смертных, заслуженный отдых ждет изможденную душу божества. Забвение приближалось. Растянув кровавые черные нити, пустота подбиралась к светлому разуму. Когда-то затуманенный могущественным Сауроном, он связывал мысли в узлы, а теперь прямые четкие думы рассекли по чертогу сознания исчезающего Сарумана.
  
  Темнота дернулась. Почему? Кто-то вмешался в естественный процесс очищения души. И не только вмешался. Пространство задрожало. Пустота в ужасе дергалась, она пыталась сопротивляться, но нечто оказалось сильнее. Миг. И затишье. Больше ничего. Будто Саруману померещилось произошедшее. Душа мага задумалась там, где нет счета времени.
  
  Прошел миг. А, может, год. Секунда? Саруман почувствовал, как окружение давило на него. Оно выталкивало его? Куда? И зачем? Душа, которой суждено было забыть прошлую жизнь, стремглав полетела в неизвестность. Пробивая мрак, серебряная стрела врезалась в белеющий круг. Туда, где ждала новая жизнь.
  
  ***
  
  Горящий Денерим по-своему прекрасен: языки пламени, ласкающие небо, звон стали, кричащие люди. Люди бежали прочь из города, а за ними ищейками следовали порождения тьмы. А потом пришли они - Серые стражи. Волна воинов хлынула в город, рассекая черное море врагов. Боевой клич смешался с рыком порождений тьмы, а ревущий Архидемон сотрясал алые небеса.
  
  Алим Сурана бежал вперед. Магия оберегала эльфа, сжимала его рукой тела монстров. Порождения тьмы даже не замечали, как на них падали проклятья. Как кровь рывком выходила из их тел, сгустки алым потоком втягивались в грудь мага. И он шел дальше, оставляя за собой истощенные трупы врагов.
  
  Улицы звонкими всхлипами бьющихся окон молили о помощи, но огонь неумолим. Он пожирал город, дерево скрипело под адским жаром. Дома складывались под тяжестью, поднимая облака пыли и дыма. Враг пользовался этим. Гарлоки и генлоки, крикуны и моровые волки. Они наскакивали, пытались убить проклятого Стража, но колдовство сильней! И новые тела марионетками без нитей свалились без сил.
  
  - Алим, мы должны быстрее убить его! - Из закрытого рыцарского шлема донесся голос Алистера. Будущий король рассек напавшего монстра, позволяя телу развалиться на две части. - Архидемон на главной площади.
  
  - Мой друг, мы справимся. - Алим не узнавал собственный голос. Загрубевший в походах, он словно еще сильнее охладел в пылу битвы. - Лелиана, Винн, идем!
  
  Вперед подались две женщины. Пожилая Винн, маг круга, обернулась к остальному отряду, чтобы благословение и усиление обволокли тела воинов. А юная Лелиана скрылась в тенях, лишь иногда ее рыжие волосы появлялись на фоне прекрасного пожара.
  
  - Так ты бросаешь нас? После всего, что мы прошли? - Морриган, ведьма из Диких земель, проткнула Алима кинжальным взглядом. Ее поддержали остальные. Зевран, Огрен, Стен, даже пес жалобно залаял на хозяина. Но Страж не поддался.
  
  - Идем, Алистер. Огрен, Стен, оставляю ворота на вас! - Дварф и Кунари кивнули, и тут же в ворота ударило. Огр. - Удачи.
  
  Вновь кишка старого города вела героев вперед. Улицы извивались, их крики разносились на многие мили вокруг. Город плакал. Но порождения тьмы не собирались останавливаться. Убить всех - вот цель монстров. И такая же цель у Стражей. Один за другим гибли отряды Мора, трупы серо-черным ковром выстелились за четверкой отважных спасителей мира.
  
  И вот главная площадь! Когда четверка вышла вперед, сверху рыкнуло. Архидемон. Оскверненный дракон спикировал к Стражам, глотка выдохнула жаркое пламя. Огонь столкнулся с магическим щитом, мана утекала сквозь пальцы, Алим слабел. Но выдержал. Щит рассыпался, за ним раскрошилась дуга молний. Страж сжимал дрожащие пальцы, наблюдая за последствиями атаки.
  
  Архидемон стоял. Алый ящер взмахнул крыльями, потоки воздуха разожгли еще больший огонь в домах. Однако нужного эффекта не произошло: Стражи не боялись. Какого по счету дракона они убьют? Наверное, третьего. И нужно ли бояться знакомого противника? Нет.
  
  Стражи рванули вперед. Алистер держал перед собой треугольный щит Редклиффов, Алим поддерживал магический щит. Меткие стрелы били по морде Архидемона, заставляя морщиться оскверненного дракона. Сила же не покидала героев, магия Винн заставляла дух избранных воинов окрепнуть и воссиять. Все для одной атаки. Решающего удара.
  
  Ослепленный выстрелами Лелианы Архидемон попытался отступить, но камень и грязь сковали его. В крыльях прожгли дыры. Перекошенная драконья морда в ярости попыталась перекусить Алистера, но тот вовремя отступил, увлекая тварь за собой. Чтобы Алим смог сделать последний удар!
  
  - Сдохни тварь! За Ферелден! - Окутанная духовной энергией рука потянулась к сердцу Архидемона, а затем плоть дракона разошлась в стороны, настолько сильна воля избранного Стража.
  
  Сердце в раскрытой груди билось все медленней, прежде чем магия не вырвала его с невероятной силой. Оборванные сосуды стрельнули кровью. Когда черное сердце, размером с человека, затихло, Архидемон застыл статуей. Облик смерти, живое воплощение ужаса, не мог пошевелиться. Желтые змеиные глаза затянулись белой пленкой. Дракон рухнул сваленной башней, навсегда затихая в этом горящем городе. В столице маленького королевства, которое победило страшный бич целого мира.
  
  Алим улыбнулся. Сквозь стиснутые зубы пошел ручеек крови. Из груди вырвался болезненный кашель, кровавые сгустки плюхнулись на камень мостовой.
  
  - Алим! - Компания подбежала к умирающему магу. Стражу.
  
  - Алистер, надеюсь, ты будешь хорошим королем. - Эльф попытался сказать что-нибудь еще самым близким людям, но время пришло. Сердце Стража перестало биться.
  
  Над городом пролетел крик радости, гимн победы заиграл с голосами победителей. Но горечь героев не утихала, ибо смерть забрала самого достойного из них. Но кто бы знал, что борьба Стража только началась?
  
  ***
  
  В чернеющей пустоте мелькали серебряные пучки света, а два наибольших сцепились в ожесточенной схватке. Золотая душа дракона билась с белой душой Стража. Они сражались очень долго, настолько, что давно исчезли души павших солдат и Порождений тьмы. Новые души сменяли старые, пустота кого-то растворяла, а кто-то перебарывал ее и шел на новый круг жизни.
  
  Сплетенное веретено из двух противников пробивало темноту. За сражающимися давно шел разноцветный хвост, к которому сбивались слабые души. К бесконечной схватке слетелись всевозможные сущности, те наблюдали за битвой, а пустота молча дозволяла смотреть за развлечением.
  
  В один момент стало понятно, что магу осталось недолго. Пусть он и являлся мастером Арканы, его знания о духовной магии заканчивались на слове 'Тень', а это место, куда он попал, совершенно другое. Бой завершался. Золотой дракон навис над побежденным, чтобы сожрать его и перевоплотиться в новой жизни.
  
  Из ниоткуда прилетела серебряная стрела. Сверкнуло. Ослепленные духи в ужасе разбежались в стороны, чтобы странная сила не уничтожила их. Правильно. Но не сбежало двое. Архидемон и Страж. Дракон в ярости попытался сожрать обе души, когда на пути золотой пасти появился слабенький щит Алима. А потом щит лопнул.
  
  Душа дракона проглотила обоих, Алима и Сарумана. Внутри золотого сгустка исчезли белый и серебряный, так, будто их не существовало. Архидемон ликовал, ведь пустота вокруг раздалась в стороны, чтобы пропустить освободившуюся душу к свету в новую жизнь.
  
  Архидемон не понимал, что произошло, до последнего момента. Вот душа почти прикоснулась к свету новой жизни, а вот ошметки золота разлетаются в разные стороны. Кусочки попытались соединиться обратно, но сильная воля неизвестной души заставила те рвануть еще дальше. Так далеко, как позволяет бесконечность. И насколько хватило сил новорожденной душе.
  
  Пустота снова задрожала. Во мраке загорались разноцветные огни. Издалека они казались звездами, но знающие понимали - то есть глаза духов. Высших духов, которых называли и богами, и демонами. Они наблюдали за тем, как новорожденная душа плыла к круглому светящемуся проходу. Душа Сарумана Белого и душа Алима Сураны. Единая душа.
  
  ***
  
  Треск костра, стоны, мольбы о пощаде. Глухие шумы смешались воедино, творя таинственную магию. Почему? Как иначе объяснить головную боль?
  
  Я попытался встать. Больно. Глаза опустились к ногам, чтобы... Их нет. Нет? Нет?! Вместо конечностей ниже пояса находились культяпки, грубо обпиленные или обрубленные. Кость белела сквозь лохмотья, которые остались от моего тела. И все это после...
  
  - "Падения с Ортханка?"
  
  - "Битвы с Архидемоном?"
  
  - "Сражения с гоблинами?"
  
  Повисла тишина. Показалось? Или же нет? Голова напомнила о себе тупой болью, тут же глупые мысли разбежались, а на их место пришел резонный вопрос: 'Что происходит?'. И, судя по увиденному, придется не только думать, но и действовать. Ведь впереди у костра сидела тройка гоблинов.
  
  ***
  
  Судьба странная штука, не правда ли? Ты стараешься сбежать от нее, но не выходит. Но когда кто-то другой подталкивает тебя, ты тут же сходишь с намеченной тропы. Интересно, какой из путей ты выберешь, Саруман/Алим/Териль?
  
  
  ========== Глава 1. Три в одном ==========
  
  Костер трещал под сводами пещеры. Я тихонько прислушивался к нему, к раздающимся голосам гоблинов, к эху далеких голосов и криков. Было зябко. Тепло не доходило до меня, словно в наказание за грехи. А они есть.
  
  
  
  Я вспомнил, как начиналось приключение. Когда отец не отпускал меня из города, когда Йоль, надоедающая девчонка, отправилась следом. Вспомнил гильдию авантюристов, где впервые получил кулаком в нос. Девушку-регистратора, крыс в канализации, первую победу и ранение. Тогда мир казался простым и цветным.
  
  
  
  А теперь я в душном каменном мешке. Когда предложил невесте пойти на гоблинов, она долго отказывалась. Отговорки, упреки шли в ход. И почему не прислушался тогда? Почему вынудил с красным от злости лицом подписать контракт на выполнение задания? Наверное, это первая ошибка, которая привела нас в ловушку.
  
  
  
  Мы отправились с караваном. Эльфы друид и копейщица весьма высоко ценятся на рынке наемников. Этим и воспользовались, навязавшись в караван, торговец шел в ту же сторону, куда направлялись мы. Так и стали попутчиками. Но понять не могу, каким образом группа обоза из шести авантюристов проиграла мерзким, мелким, вонючим гоблинам?!
  
  
  
  - Гуе? - Со стороны костра раздался голос уродца. Проклятье, он что-то жрет.
  
  
  
  Гоблины напали из засады. Два десятка тварей против равного числа людей и эльфов. Простая задача! Монстры почти дрогнули под натиском, когда... нас расстреляли отравленными стрелами. Снаряды пустили крайне метко, будто на стороне тварей сражались полурослики.
  
  
  
  Нас связали. Девушек оттащили в одну сторону, а мужчин в другую. Тех, кто сопротивлялся, убивали на месте. А я трус. Забыл, как дышать. Уроды лапали невесту. Мою! Но я ничего не сделал, валяясь мешком в чертовой телеге. А теперь искалечено тело, голова подсовывает странные образы. И рядом сидят эти твари. Но где же Йоль?
  
  
  
  Я вновь осмотрелся. К сожалению, никого из попутчиков не было рядом. Думал, ошибся. Руки поскрябали по косой стене пещеры, когда глаза цеплялись за детали окружения. Черт, ее здесь нет?! Йоль, куда же тебя спрятали?
  
  
  
  Гоблины зашевелились. Зеленые тельца иногда вздрагивали от мерзкого смеха, гадкие пасти разносили животную речь вокруг, очерняя мир черным наречием.
  
  
  
  Странно, это не похоже не наречие Мордора. Да и на ангмарский язык не походит. Значит, твари говорят на... Что? Мордор, ангмарский? Т-точно, наверное, добрая дубинка хорошо приложила по голове. В таком случае я не боец. Если начались галлюцинации, то все действительно плохо. Видимо, придется вызывать подмогу из Орзаммара... что?
  
  
  
  В голове все перемешалось. Мордор, Орзаммар. Держалось стойкое ощущение бреда. Может быть. Пусть я и начинающий друид, распознать травму выйдет. А будут благосклонны боги, еще и залечится все. Надо сосредоточиться, но где? Здесь? Гоблины прикончат тут же, когда завидят бодрого пленника. Значит, нужно укрытие.
  
  
  
  Краем глаза заметил маленькое углубление в стене пещеры. Удачно расположенный закуток прятался от света костра за сталагмитами. Увы, я не дварф, чтобы правильно обозвать хищные зубы подземелья, где нет и лучика света. Однако растущие из пола крохотные скалы образовывали укрытие, куда и пополз.
  
  
  
  Сдержать стоны. Тело ныло от каждого камешка, один такой впивался по-кошачьи в плоть даже сквозь одежду. А из одежды на мне висело серое тряпье, причем ткань ужасно натирала, иногда вызывая зуд. Полз минуту, прежде чем от костра раздался настороженный рык.
  
  
  
  Вот и все. Наверное, стоило подумать о скрытности поболее. Сейчас меня прирежут, тело станет обедом для мелких ублюдков, а мою невесту превратят в неузнаваемый ломоть мяса. Но я не хотел такого конца! Я не заслужил, прошу, пусть беда обойдет меня стороной, богиня!
  
  
  
  Зажмурился. Прошла минута; ни стрел, ни копий не летело. Руки оставались при мне, нос так и находился на лице. Видимо, калечить или убивать меня не будут. Вжался в пол и открыл правый глаз. Пещера разносила шумы под каменными сводами, гоблины ели снедь, а я жил дальше. До того момента, пока не увидел знакомый шрам на разрываемой ступне.
  
  
  
  Быстрее. В укрытие. Перекатился за зубья, зубы заскрипели от натуги. Не блевать, не сейчас. Рука привычно скользнула по лбу, избавляя от недуга. А потом я провел по животу, успокаивая желудок. И только потом понял: раньше подобных умений не было.
  
  
  
  К демонам. Потом разберусь со всеми странностями, сейчас на кону стоит выживание. Немыслимым образом я должен обезвредить гоблинов, переломить маленькие шеи. Хорошо, выдалась спокойная минутка. Есть время обдумать происходящее. Например, как действовать дальше?
  
  
  
  Ответ на вопрос нашелся быстро. Ноги. Первым делом именно они требовали внимания. Я не мог ходить, а это большой минус в грядущей спасательной миссии. Понятное дело, спасти бы тут хоть себя, но на мне лежит куда большая ответственность. Йоль - я должен ее найти, во что бы то ни стало. И снова: нужны ноги. Увы, я не целитель, чтобы по первому слову святая сила отрастила на культях ступни, но вот призвать силу природы... Интересно.
  
  
  
  Я истощился, тело ослабело, но магия еще жила в этой умирающей оболочке. Силы природы откликнулись неохотно, словно мироздание знало: умирающему эльфу ничем не помочь. Но я продолжал взывать к магии, пока она не сдалась под напором молодого друида. Я обзавелся новыми ногами.
  
  
  
  Корни проросли сквозь толщу камня, крепкие древесные жгуты обхватили изорванные голени, по коже побежали тысячи муравьев. А потом накрыла такая боль, от которой едва не уронил глаза. Зубы скрипели под сжатыми челюстями. Я продолжал. Давай, еще немного осталось. Корни сменились зелеными росточками, те с чавканьем входили на места суставов и сосудов. Оставался лишь маленьких штрих.
  
  
  
  Еще свежа в памяти встреча с големами Каридина. Пусть я недолго изучал Наковальню Пустоты, но принцип работы понял, и он то мне понадобится. Представил в воображении, как под ударами молота душа растягивается в сторону деревянных протезов. Будь я менее умелым в обращении с душами, то моя бы легко надорвалась. Повезло, выжил, но оставалось как-то закрепить магию.
  
  
  
  Тут пришли знания с прошлого созидания тела. Когда я еще не воплотился, Валары предлагали создать тело, достойное верховного Истари. Тогда отказался, а теперь благодарен за полученные знания и опыт. Верно, здесь достаточно надавить силой, чтобы душа встала как надо. И... готово!
  
  
  
  По спине внезапно прошлись мурашки. С какой стати? Это так нервы приветствуют новые 'детали'? Хм, не помню, чтобы подобная проблема возникала раньше. Хотя, тем же големам приходится несладко в первые годы жизни. Хм, действительно, все-таки неорганическое тело дает сбой из-за отсутствия потребностей в...
  
  
  
  - Какого черта? - Тут же заткнулся. Идиот, но не кричал бы на моем месте только хладнокровнейший из живых. Почему? Может, потому что я начал вспоминать вещи, несвойственные мне никоим образом?!
  
  
  
  Тяжелый вздох тут же задавила грудь. Ни в коем случае нельзя издавать шум. Однако странности скоро сведут с ума. Големы, Истари. Откуда я знаю, кто эти... существа? И почему так и подначивает произнести собственное имя? Безумие. Но стойкое желание висело над рассудком, прогоняя прочь иные мысли. Раз так!
  
  
  
  - Саруман/Алим/Териль! - Три голоса прозвучали в голове, но лишь одно слово покинуло губы. Понятно. Видимо, это последствие пребывания в Реке душ. Где?! Там.
  
  
  
  Последний кусочек паззла нашел свое место. Верно. Я Саруман. Я Алим. Я Териль. Но кем я был? Верховным Истари или Серым стражем? Или сыном обедневшего дворянина? Одно радует, я все еще эльф. Ведь эльф?
  
  
  
  Значит, я больше не я. Теперь нас трое. Кто? Какая разница, те жизни остались позади. Однако осталась одна из них, где юный эльф возжелал богатства и славы. И ради этого он повел за собой невесту прямо в гоблинский ад?! Демоны, да что теперь рассуждать, надо действовать. Вопрос: как?
  
  
  
  Очевидно, что попутчики в голове из других миров. Один был невероятно могущественным магом, но его одолел Темный властелин, а потом добавили бывшие соратники. Второй герой маленького государства, которое захватывали почти все уважающие себя страны. В том мире он был Серым стражем, одолевшим Мор. И, что куда более интересно, магом. Но третий... юный друид, которому нет и двадцати, чьи глупые желания завели семью в ловушку? Уж лучше оставить первых двух.
  
  
  
  Нос обдало вкусным запахом жаренного мяса. Потом скворчало, будто на отменной сковородке готовят лучший стейк. Я выглянул за сталагмит. Твари... Эти твари зажарили человека! Убью. Убью всех и спасу выживших. Но как? Очевидно, магией, юный Териль. Магией.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Гоблины что-то напевали, пока жарили свежее мясцо. Вкусное. Наверняка они так думали. Но мое мнение разнится с их. Увы, так просто расправиться с тремя гоблинами я не мог. Почему? Даже при знаниях трех магов, маны хватало на простейшие заклинания.
  
  
  
  Вытягивание жизни могло исцелить в экстренный момент, спасти от смерти, однако для атаки магия энтропии-некромантии не подходила. Духовная стрела? Нет, ее можно использовать чаще, однако заклинание убьет одного гоблина, максимум - двух. Очевидно, такой размен обойдется в монетку. Я не окажу медвежью услугу себе же. В таком случае из арсенала остается голый контроль пространства за счет магии и магия рун.
  
  
  
  Против трех гоблинов подойдет стратегия сдерживания. До костра порядка пятнадцати метров, при этом препятствий или укрытий впереди нет. Очевидно, надо избавиться от ближайшего противника, гоблины быстрые твари, но боевые навыки плачут по ним горькими слезами.
  
  
  
  Поэтому: убить первого, замедлить второго, связать боем третьего. Бессмысленно подпускать врага, чтобы оглушить. Взрыв разума оттянет неизбежное, но дальше играют роль навыки ближнего боя, чего бы хотелось избежать.
  
  
  
  Скальные наросты сместились влево, я осторожно выходил из-за укрытия, деревянные пятки царапали камень. Они сами ощущались камнем, пока нервы не привыкли к постоянной перегонке магии для возврата осязания. И сколько я шел, столько тревоги ощущали впереди сидящие гоблины.
  
  
  
  Пучеглазая тварь отошла в туалет, отхожее место чудесным образом оказалось с моей стороны. Гоблин замер, причем, навсегда. Первоначальное удивление закончилось защемленным нервом у мозга. На всякий случай глаза тоже быстренько убежали из черепушки, чтобы мертвец внезапно не ожил, а спал беспробудным сном.
  
  
  
  Увы, мочевой пузырь не выдержал. Мышцы трупа расслабились, горячая струя побежала по бедрам и вызвала зловоние. Гоблины пару секунд не реагировали на резкий запах, а потом мгновенно обернулись в сторону душка, когда я заканчивал плести заклинание. Второй гоблин тут же застыл изваянием на десятки секунд, а третий в зверином бешенстве бросился ко мне.
  
  
  
  У монстра в руках танцевала дубина, которую вырвал телекинез. Спустя вдох голова карлика сплющилась. Гоблин свалился прямо в костер, распространяя приторно-сладкий аромат. Последнего монстра, в ужасе наблюдающего за происходящем, я решил допросить.
  
  
  
  Много ли нужно древнему магу, чтобы снять слепок с разума и выучить очередной язык? Как оказалось, нет. Я - Саруман вызвал у гоблина воспоминания о языке, после чего нужные слова сами вырвались. Сладкие речи полились в уши монстра. Тот даже не заметил, как заклинание спало, но уши глотали залпом каждое слово.
  
  
  
  - Ты кто? - Горло саднило от непривычной речи, но терпение и надежда спасти Йоль заставляли лучше выговаривать ужасные слова.
  
  
  
  - Гыр. Я есть новый собиратель. Из последнего вы... выводка. - Интересно. Кивнул, чтобы уродец продолжал говорить. - Наше племя звать Пахучий! Так говорить вожак.
  
  
  
  - Вожак? Это большой гоблин, который напал на караван? - Если и был какой-нибудь вожак, то точно тот странный монстр, чья голова высилась над остальными карликами.
  
  
  
  - Да. Рыгр. Он забрать себе самок, делиться только с старыми и воины. Быть злой, когда идем без спрашивания.
  
  
  
  Это интересно. Видимо, юная эльфийка сейчас у вожака. Юная эльфийка? Это моя невеста! Точно, не дам времени злодеям сотворить непотребство. Но что делать? Воспользоваться этим заморышем? Жаль, рядом нет урук-хай. И Алистера. В таком случае, надо использовать гоблина как смазку для клинка.
  
  
  
  - Веди, Гыр. Будем отбивать самок, чтобы всем досталось. - Гоблин аж выпучил глаза, те едва не вышли дальше острого носа. Кривозубая улыбка вылезла на жуткую морду.
  
  
  
  - Всегда за! А ты, как звать?
  
  
  
  - Хозяин. - Голова уродца вот-вот бы сломалась, однако шея оказалась слишком гибкой. Гоблин осмотрел меня с головы до пят и кивнул.
  
  
  
  - Хорошо. Пошли, друг Хозяина.
  
  
  
  Подземный червь из проходов вел нас темными ходами к другим пещерам. Пока имелось время, я осматривал 'интерьер'. Странные тотемы из дерева и костей, шкуры животных, просто голые кости и 'краска' из дерьма, - гоблины пытались разукрасить жилище чем угодно. До моих орков им далеко, а вот с генлоками они весьма похожи. У тех тоже нет вкуса.
  
  
  
  Новая просторная пещера оказалась хранилищем. Огни примитивных факелов освещали кучу свежего мяса, эльфийский нюх вновь распознал в нем человечину. Удивительно, плоти сородичей я не почуял. Значит, Йоль точно жива. Хотя, что лучше: быть изнасилованным или сожранным - другой вопрос.
  
  
  
  Раз уж выдалась минутка, подготовил простую ловушку. Руна паралича синим незаметным бликом вплавилась в пол. А затем еще одна, неподалеку. Проще говоря, тело по инерции сделает несколько шагов, когда деактивируется прошлая руна. Мудрено, но мудро. Третья руна, она же порча уязвимости, выведет из себя неудачника, попавшего в ловушку. Его мучения продлятся недолго, но вряд ли трусливый монстр вылезет из убежища.
  
  
  
  Окинув помещение напоследок взглядом, я заметил притаившийся в углу посох. Увы, ожидания обманули доверчивого меня. Обычная длинная палка облокотилась о стену и терпеливо ждала в тени. Не знаю, зачем она там, но руки так и тянутся к привычному оружию. Посох, не посох, а с навыками Серого стража деревяшка окажется грозным оружием.
  
  
  
  Гоблин повел дальше. И чем дольше шли, тем отчетливей разлетались под потолком стоны и плач. Проклятье. Мы уже рядом. Дождись, Йоль, я скоро спасу тебя.
  
  
  
  Шум стал совсем отчетливым. Гоблин уже хотел шагнуть дальше, прямо в пещеру, где происходило нечто мерзкое, но я вовремя схватил уродца за плечо. Прижавшись к стене, выглянул за угол. А потом дыхание неожиданно резко ускорилось. Очнулся, когда гоблин издал глухой стон. Видимо, плечо у монстра не такое крепкое, раз я мог причинить ему боль неуклюжим движением.
  
  
  
  Я снова посмотрел в пещеру. В полумраке виднелись женщины. Шесть обнаженных фигур издавали стоны и всхлипы, а рядом кружились карлики. Ублюдки толпились по пятеро у девушек, смех скрипучим стеклом рассыпался по подземелью. Но среди шести несчастных девиц не было ни одной, кто бы походил на прекрасную Йоль.
  
  
  
  - Куда увели эльфийку? - Гоблин преданно посмотрел на меня.
  
  
  
  - Хозяина, вожак сделать самку своей. Лично своей. - Спокойствие. Этот идиот не должен умирать раньше времени. Коротышка поможет избавиться от врага. Быстро и эффективно.
  
  
  
  - Видишь тех гадов? - Палец точнехонько указал на трех гоблинов в тканной броне. Этих уберем первыми. - Скажи им, что мясо попыталось сбежать. И веди их сюда.
  
  
  
  - Понял!
  
  
  
  Монстр весело поскакал вперед. Его не смущал увеличившийся половой орган, который тот с радостью бы вогнал в лоно несчастных девушек. Нет, его путь до целей сжался в секунды, те же секунды пробежали песчинками в пустоту, пока карлики изъяснялись на поганом языке. И вот четверка карликов спешно топает по полу, пятки мелькают рядом с красными, потерянными лицами пленниц.
  
  
  
  Терпи, Териль, ты был идиотом в прошлой жизни, эту хоть не губи.
  
  
  
  Тень от шершавой стены поглотила силуэт моего тела. Я вжался в камень, словно сам стена. Помогло. Немного волевой магии, и тебя не видит проходящий отряд тварей, видящих превосходно во мраке. Плохо для них, хорошо для меня. Ноги стелили за гоблинами тихим магическим шагом, порой постукивая по камню, пока мы не пришли к заданной точке.
  
  
  
  - Здесь никого не быть! Куда он бежать? - Один из гоблинов впился желтыми глазами в моего временного компаньона.
  
  
  
  - Я здесь. - Психическая волна от взрыва разума задела четверых монстров. Тут же использовал паралич на одного, второго огрел посох, а третий... третий выблевал кровь и свалился на пол, а алый сгусток втянулся мне в... ноги. Прелестно.
  
  
  
  Мой гоблин неумело схватил за горло собрата, пришибленный палкой монстр захрипел, ноги весело задергались в агонии. А потом хрустнуло. Наши глаза встретились. Союзник отталкивающе улыбнулся, на что получил закономерный плевок в лицо. В подобном удовольствии не нуждаюсь.
  
  
  
  Тут возникла новая проблема. Нехватка маны. Я не придал значения легкому уколу в черепную коробку, спихивая боль на вселение незваных гостей. А когда я попытался загипнотизировать второго гоблина, боль усилилась. Видимо, будь я хоть трижды Истари и Серый страж, мое тело слишком юно, а разум слаб для таких магических манипуляций. Увы, но второму союзнику не бывать.
  
  
  
  - Мы должны выманить остальных. Справишься? - Голос отдавал хрипотцой. Видимо, недостаток энергии влияет на организм в целом. Интересно.
  
  
  
  - Друг Хозяина, а чем займешься ты? Трахать самок?! - Ох, я задел его чувства. Ничего, переживет.
  
  
  
  - Твоя помощь неоценима, Гыр. Надеюсь на нее и впредь. - Говорить все труднее. Быстрее закончим, быстрее спасу Йоль. Поторопимся!
  
  
  
  Удивительно, сколько я узнал тут новых ароматов. Надеюсь, боги защитят меня от необходимости чувствовать снова эту мерзость. Аммиак от отходов, вонь от семени, моча и прочее приветливо стучались в дверцу забитого обоняния. Я терпел, но все имеет конец. Я оставил немного энергии, чтобы исцелить невесту, когда ее найду, но запахи все же приглушил. Весьма вовремя, проходящие гоблины измазались так, что и смотреть мерзко, а уж рот я старался вообще не открывать. Не хватало почувствовать дерьмо и семя на вкус.
  
  
  
  Гоблин доблестно исполнил роль приманки, выманивая почти всех собратьев в сторону хранилища. Пока ловушка поджидала жертв, я воспользовался практически отсутствующей охраной по назначению.
  
  
  
  Тихий магический шаг в сторону увлеченного монстра. Гоблин так хотел полностью поместиться в девушке, что занял сразу два естественных отверстия. Смотреть тошно. Щелчок по шее, один готов. Девушка даже не шевельнулась, хотя... думаю, любой почувствует, когда внутри что-то покрутилось и внезапно выпало.
  
  
  
  Еще двое гоблинов наслаждались компанией... совсем молодой девушки, едва вступившей в то природное очарование, позволяющее рожать потомство. Суки. Этих я хотел помучить. Пока твари увлекались, руки мяли нераскрывшиеся прелести, а чресла работали толчками, я нашел два камня. И тут же метнулся на деревянных ногах к ублюдкам.
  
  
  
  Верещащие тельца замерли в руках, пока нежные глотки катались по костяшкам пальцев. Замечательно, теперь черпнем немного силы из уродцев. К сожалению, мана едва вытекала из зеленых тушек, неудивительно, я плохо владею заклинанием Вытягивания маны, а карлики практически мусор в мире магии. Но необходимое количество я вытянул, чтобы вызвать у мразин приступ. Они захлебывались в слюнях, а я лишь использовал тела по назначению: загонял в обессиленные мешки с дерьмом камни через задний проход. Телекинезом, все-таки палки они не достойны.
  
  
  
  Гоблины умерли через минуту от разрыва органов. Жаль, быстро они отмучились. Чего не скажешь о бедных девушках. Шесть тел, над которыми надругалась масса тварей. Я попытался найти хоть малейший проблеск в глазах девчат, но... У меня нет права тратить магию на их исцеление. Единственная, за кого я в ответе, это Йоль. И среди жертв инстинкта размножения ее нет.
  
  
  
  Где-то в углу раздался всхлип. Что? Прошу, ведь мне не показалось?
  
  
  
  Чернеющий угол пещеры был отделен от остальной пещеры шкурами. Подошел ближе. Деревяшки отчеканили несколько шагов, прежде чем я с головой нырнул в настоящий проход к следующей комнате. И тут меня точно подменили.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Посреди комнаты, заставленной охотничьими трофеями и оружием, лежала девушка, которую даже во снах не увидеть. Черные волосы небрежно разбросаны по полу, их красота увяла из-за грязи и белеющей жидкости. Сияющие небесами глаза превратились в черные дыры, а тело... осквернили! Вся красная, в царапинах и ранах, девушка извивалась под мелким ублюдком. Вожак гоблинов, вот ты и встретил смерть.
  
  
  
  Я, сдерживая слезы, проскользнул внутрь. Магия скрывала тело, но не заглушала всхлипы. В унисон с возлюбленной я плакал. Пока шел к твари, насиловавшей мою женщину, забравшей мой первый раз, картины нашей первой встречи пролетали в голове. Да, я помню тот день, когда детьми нас представили друг другу. Помню, как Йоль не желала знать меня, но потом присоединилась в поход за славой и богатством. Как отговаривала идти на эту ебаную миссию, но решение жениха стало для нее законом!
  
  
  
  - Прости меня. - Я не смотрел на задыхающегося гоблина, ведь что дороже кровавых провалов, где когда-то были глаза? Разве не изгрызенные губы, которые хочется поцеловать, должны пленить мужчину. Р-разве... - А-а-а-а-а--а-а-а-а--а-а-а!
  
  
  
  ***
  
  
  
  Йоль иногда вздрагивала на моих руках. Она почти не дышала сама, поэтому приходилось телекинезом управлять ее легкими. Тяжело. И больно. Сверток из шкур с такой тяжестью тянулся к сердцу, что даже руки дрожали. В попытках обнять невинно оскверненную девушку, я бессильно рыдал.
  
  
  
  Не знаю, почему изувеченная... Почему Йоль послужила спусковым крючком к окончательному объединению душ. Возможно, она обратилась якорем для нас троих. Саруман не мог видеть, как невинное дитя пострадало от лап монстров. Как может маг, только вернувшийся к свету, вытерпеть подобное издевательство?! Алим Сурана укрепился в убеждениях стать защитником сирых и слабых, увидев беспомощную эльфийку. А я... Териль повзрослел после смерти. Ведь я наверняка умер в той пещере. Умер, чтобы воскреснуть им. Живым, несущим порядок в эти земли.
  
  
  
  И пусть я эгоист, но каждого покарает моя рука за злодеяния его. В сказках всегда упоминается король демонов, уничтожающий светлые расы. Короля всегда свергает герой. А герой всегда растворяется в череде мирных дней. Интересно, если светлые боятся короля демонов, то кого боятся гоблины?
  
  
  
  ========== Глава 2. Надежда ==========
  
   Надежда умирает последней. Я всегда задавался вопросом - почему? Что такого в надежде, раз она заставляет сердца живых биться сильней, до последнего удара? Саруман этого не понял, но именно надежда одолела его и его урук-хай. Алим встретился с надеждой в сердце, руками стража огонь будущего вел светлые расы вперед. И будучи Терилем, восставшим Терилем, я понял, почему надежда умирает последней. Чтобы из пепла смерти родить новую жизнь.
  
   Дела плохи. Как только я вышел вместе с ослабевшей Йоль из комнаты гоблина-вожака, на глаза попалась девочка-подросток. Грязная, она скулила зверем в углу от яда происходящего. Глаза заплыли, в груди едва стучало сердце. Почему ей упала подобная судьба? Или остальным девушкам, серыми силуэтами таящимися в затхлой вонючей пещере? Я мало что сделаю, но делал, ибо бездействие страшнейший порок.
  
   Легкое облачко пыли взлетело над шкурами, когда я опустил Йоль на камень. Закрытые веки скрывали безглазые провалы, нос вдыхал подаваемый мной воздух, а легкие пузырями вздувались под действием телекинеза. В тяжелейшем состоянии невеста лежала подле, чтобы я мог в любой момент помочь. Но сейчас обязанность помочь остальным давит на рассудок, прямо невозможно уклониться.
  
   Под потолком прошелся измученный стон. Женщины приходили в себя. Пока мои руки летали над телом ослабевшей девочки, остальные жертвы подтягивались ближе. Голые, истощенные, они весенней травой подбирались к свету солнца. К моему свету. А я колдовал, надеясь спасти еще одну жизнь. Но, увы, силы не хватит. Робкое сияние потускнело, последний вздох из груди невинного ребенка прощально поцеловал в щеку, прежде чем небеса забрали и его.
  
  - Нет. Нет-нет-нет. Ты не умрешь. Не умрешь! Проклятье всех древних! - Я быстро восполнял энергию, но притока не хватало. Да и нет уже смысла: девочка окончательно потеряла связь с миром, тут ничем не поможешь, кроме некромантии. Или же... - Хе~. Еще побарахтаемся. Хватило бы воли.
  
   И что я сделаю? Разве способен я вернуть к жизни умершего? Способен ли смертный, пусть и эльф, состязаться с богами в мастерстве, в способности повелевать душами? Смертный нет, да и обычному магу далеко до этого. Но не мне.
  
   Я видел реку душ. Я единственный, кто помнит прошлые жизни после обряда очищения. И моя магия решит, жить девочке или умереть!
  
   Где-то вдалеке гремело и громыхало, но я не обращал внимания на звуки. Слух и зрение отошли в даль, освобождая место чутью и воле. Пусть и на краткий срок, но внутри скапливалось огромное количество магии, настолько большое, что многие майары Арды не видели подобной мощи. Краткий миг, чтобы скопить силу. И вспышка, которая ознаменовала начало магии.
  
  - ...снись. Очнись! Разбудите же его! - Кто-то насильно нарушал транс. Контроль над заклинанием утекал сквозь пальцы, песок могущества пропадал в бездне забвения. В пустоте, откуда нет пути. И дабы предотвратить это, на миг открыл глаза. - Эльф, гоблины скоро будут здесь. Помоги же.
  
   Одна из девушек пришла в себя как раз тогда, когда я рискнул душой, чтобы воспользоваться магией. Безрассудно! Но можно понять нас обоих. Девушка боялась снова попасть в гоблинский плен, как только надежда рассветным солнцем забрезжила вблизи. Я же пытался исправить ошибки, которые выстелили тьмой тропу прямо сюда. И если хоть один спасется с моей помощью, вздохну свободнее.
  
   Тишина ответила разбудившей меня, а я продолжил искать способ спасти девочку. Еще немного. Победа маячила где-то впереди, пока руки слепыми псами шарили по мраку. Разгадка. Она таилась здесь. В темноте души и пустоте хаоса. Но как нащупать решение? И снова дернулось плечо, словно тело зажило собственной жизнью. Видимо, в реальности женщины пришли в панику... Вот оно...
  
   Очевидно, что начинающий авантюрист-друид, пусть и с воспоминаниями прошлых жизней, не вернет к жизни человека. Да, человека. Но воскресить девочку в виде орка получится!
  
   Вот снова раздался крик над ухом. Секунды в реальности и минуты в мире духов шли упрямым потоком дальше, не позволяя никому замедлить ход времени. Оставшиеся мгновения утекали из-под рук, но я добился своего. Я создал собственную скверну! Создал иное порождение тьмы!
  
  ***
  
   Сознание ребенка пересекало реку душ. Яркие звезды разными цветами раздавались вдалеке, грозя вот-вот взорваться красками, пролетающие рядом души умерших оставляли тонкие хвосты из пыльцы, ее хотелось вдохнуть. Или... съесть. Девочка рассмеялась от мыслей. Да, в красивом месте спокойствие обволакивало незримым панцирем. Барьером, от которого становилось тепло. А не как там.
  
   А где это 'там'?
  
   Маленькая душа остановилась. Через бесцветный сгусток легко увидеть пролетающие болиды других цветов: тех душ, которые отдались на служение одному или нескольким избранным богам. Одно дитя оставалось без покровителя. Без бога, без хранителя, кто забрал бы умершего в свои чертоги. И слава мирозданию, что ребенок даже не подозревал о страшном будущем, ждущем в скалящейся пустоте.
  
   Ее окликнули. Девочка повернулась к началу пути, откуда она летела несколько... разве время имеет здесь значение? Душа потянулась на зов, река душ ласково подтолкнула крохотное создание в его сторону. С каждым мигом умершая вспоминала страшные вещи, произошедшие по ту сторону завесы. Мир живых напоминал об ужасах реальности.
  
   Но зов не утихал. Живой трелью ручья голос разливался вокруг, он тянул девочку. С каждым словом в ее рассудке воцарялся покой, тихий шепот заставлял естество приятно сворачиваться клубком. По-кошачьи. И тогда же все приятное закончилось. Светло-белый сгусток выстрелил в душу тогда, когда река душ утратила власть над девочкой.
  
   Измененная скверна все еще остается скверной. Алим знал это. Страж прекрасно понимал, что заклинание может сжечь душу подростка, но другого пути нет. Либо позволить девочке раствориться в древней тьме, подкармливая страшную сущность мрака, либо ребенок заживет по-новому, тусклым огоньком, ознаменовавшим рождение новой расы. И Териль выбрал, пусть и под напором прошлых жизней. Решился.
  
   А раз девочка выдержала первые мгновения боли, то все будет хорошо.
  
  ***
  
   Холодный пол отбивал босые ноги гоблинов. Монстры спешили в родильни, туда, где еще не искали пленника. Бряцало оружие в руках гоблинов-воинов, скрипели кожаные и тканые доспехи. На чьей-то пустой голове зазвонила кастрюля - лучше шлема просто не осталось. И они бежали. Пещера за пещерой, помещение за помещением. Монстры рвались поскорее прикончить добычу, чтобы вернуться к самкам. Развлечь себя.
  
   Я видел, как коротышки приближались. Пусть сил и не осталось, но я догадался воспользоваться связью с Гыром. Гоблин-союзник отдалился от сородичей, группа бежала спереди, когда незаметный тощий монстр следовал за остальными, передавая мне важную информацию.
  
   Глаза Гыра показали новый поворот, последняя стена скрывала нас от врага. Времени - считанные секунды. Их хватило. Я в последний момент успел скрыть тело девочки покрывалом, как на нас вышли гоблины.
  
  - Нет... - За спиной раздался женский плач. Я не смел отвернуться от остановившегося противника, но даже затылком понял, что у девушек не будет сил сражаться.
  
   Нас девять. Шесть девушек в крайне плохом состоянии, половина из них беременны. Девочка и Йоль лежат в критичном положении без сил. И я трачу последние запасы магической энергии, чтобы поддерживать в них обеих жизнь. Шансов на победу нет. И я понимал, гоблины никого не выпустят живыми из пещеру. Для созданий тьмы сострадание и жалость тише, чем секс и насилие. Им проще убить наглого выскочку эльфа, чем вести переговоры.
  
   Да, я думал и о переговорах. Раз убедить Гыра получилось, то почему бы не воззвать к разуму других гоблинов? Увы, тупые мысли полудемонов чувствовались и на расстоянии двадцати шагов. Ядовито-красные глаза жаждали одной крови и похоти, для черствого сердца монстра больше ничего не надо. Как и для Гыра, которого в узде сдерживала заложенная воля и гипноз. Хотя и тот скоро рассыпется песчаным замком под неистовой волной низменных желаний.
  
   Задумался. Один гоблин шагнул вперед, палочные ножки шустро потопали дальше, прямиком к лежащей в свертках шкур Йоли. Я не двигался, став местным сталагмитом. Впрочем, монстру все равно, здесь я или нет, чуткий нос за поводок вел ублюдка прямо к моей невесте. Ведь эльфийка всегда слаще для полудемона, нежели деревенская девка.
  
   Гоблин допустил ошибку в самом начале. Задолго до нашей с ним встречи, до насилования несчастных женщин, даже до нападения на караван. Он родился, а это серьезный повод для убийства. Ублюдок так и сел на задницу, когда кровь и мозги толчком убегали из пробитой черепной коробки. В тот же миг всех окутала непробиваемая тишина.
  
  - Гуи-и-и-и-и! - Один гоблин, а затем и другие рванули ко мне. В руках монстров звенело и стучало оружие караванщиков, кто-то отбивал по полу детскими сапожками. За удар сердца зелено-бурая волна накрыла меня.
  
  - Гыр, давай! - Союзник оживился. Гоблин вылез из толпы сородичей и проткнул ножом первого попавшегося. Я не видел, что произошло дальше, ведь сам отбивался от наседающих монстров посохом.
  
   Порядка двух дюжин врагов нападали единым валом. Магии не хватало, сосредоточиться на чем-то, кроме двух девушек, я не мог. Боялся, сил не хватит, чтобы выстоять перед наседающей ордой тварей. Но тогда голову посетила идея. Не веря мыслям, я все же рискнул.
  
   Посох прочертил дугу, выбитые зубы двух гоблинов поскакали по холодному камню, из перекошенных морд вытекала кровь. Обошли сзади твари, монстры рванули со спины, оружие впилось в кожу. Стиснутые зубы отчеканили новый приказ. Гыр свернул шею другому собрату, чтобы быстрее встать подле меня. Несколько вдохов потребовалось союзнику, чтобы добежать до новой позиции.
  
   Я еще сдерживал натиск. Гыр разобрался с удивленными собратьями, потом его новое оружие ощетинилось в сторону ошалелых врагов. Теперь нас двое против девятнадцати. Мало, поражение уже дышит в затылок. Как раз кстати, ведь у меня родился план.
  
  - Вы так и будете дрожать за спиной мага? Я видел среди вас авантюристок, гордых воительниц, готовых рискнуть жизнью ради награды и славы. И что же случилось? Дрожите от одного вида гоблинов? - Кто-то из монстров не выдержал и прыгнул вперед, тощий труп тут же откатился в сторону. - Разве этого вам хочется? Отдаться монстру, молча стоять в стороне? Сражайтесь, бейтесь за судьбу! Чудеса не случаются с теми, кто не борется!
  
   Мимо скользнул ржавый клинок. Запах нечистот коснулся носа, поздней засвистела стрела, потолок оттолкнул жалкую деревяшку и сбросил ту прямиком на голову крадущегося гоблина. И снова я отвлекся. Взмахнув посохом, отогнал врага, грудь Йоль снова вздымалась под вдуваемым воздухом, девочка же почти очнулась.
  
   Посмотрел на отступивших гоблинов: полудемоны в подозрительном смятении отходили назад, дубины и клинки таращились в нашу сторону, но никто из врага не спешил атаковать. Отлично. Короткая передышка вызвана чем угодно, но не моими навыками. А значит, враг просто выжидает. Гоблины ушли в тень.
  
   Обернулся к девушкам, они подбирали с трупов оружие. Среди шести только три женщины из авантюристов, остальные - крестьянки. Причем не разу не рожавшие. Если они впервые беременны, то где-то находятся женщины, породившие остальных тварей. Скосил глаза на Гыра, маленькие зенки преданно вперились в душу, словно там хранится некий ключ к вечному удовольствию и спасению.
  
  - Хозяина? - От писка гоблина девушки дернулись, но оружие не обагрилось кровью. Превосходно, они не совсем в отчаянии. Впрочем, долго светлые чары не продержатся. Отвага теплится столько, сколько держится волей человек сам. Я вернулся к гоблину, стоящему посреди трупов собратьев.
  
  - Где остальные самки? Кто разводит потомство? - Сел на камень рядом с Йолью и девочкой. Сколь бы ни велика воля, а отдыхать надо.
  
  - Самок нет. Всех съесть. - Держаться. Нет смысла за правду убивать его. Пока гоблин полезен, использую его.
  
  - А где детеныши? - Гыр указал в сторону комнаты с вождем. Интересно.
  
   Серый кривой потолок скрывал нечто важное. Чутье било тревогу, однако я проигнорировал низкое чувство. Страх. Он пытался сковать меня, тянулся черными щупами к дрожащим рукам. Окружил завесой ужаса. Я выдержал. Как не возьмет героя малодушие, так и мага не возьмет смятение. Шаг разошелся скрипом дерева по темноте.
  
   Рука дернула шкуру, закрывающую проход в комнату вожака. Маленький черный туннель пах мерзостью и гнилью, изнутри раздавались странные звуки. Тогда-то я и увидел сбоку выбоину, откуда верещали младенцы. На миг развернулся, чтобы под личным контролем грудь Йоль выдавила старый воздух и пустила новый. Вновь посмотрел на десяток младенцев.
  
   В подобии гнезда копошились зеленые существа едва ли не меньше ладони. Хрупкие, они казались милыми и невинными. А ведь из этих беспомощных существ вырастут такие твари, от которых будет страдать простой люд и новичок-авантюрист. И моя Йоль. Одно это предрешило их судьбу.
  
   Убить первого младенца... очень тяжело. Как вообще можно убить ребенка? Агукающее нечто оказалось в руках, будто какая-то фигурка. Тонкая шея продавливалась под пальцами, мягкая кожа, мышцы... Я прошел две жизни, чтобы стать убийцей? Маг не должен убивать без причины, но ведь причина есть. Бездна, пора!
  
   Внезапно из рук выдернули младенца. Спустя секунду раздался хруст. Медленно повернулся к той самой авантюристке, которая мешала возрождать девочку: красивое накачанное тело дрожало от страха. Грязная и мокрая, авантюристка походила на побитую собаку. Но, не смотря на дрожь, боязнь, она взяла второго гоблиненка и сломала ему шею.
  
  - Ненавижу. Ни этих тварей, ни их отпрысков. - Как только она сломала шею третьему, я в омерзении отвернулся, чтобы помочь Йоль дышать. И тут же увидел летящий нож в сторону другой авантюристки:
  
  - Берегись!
  
  - Кха~! - В полумраке закряхтела девушка, из горла торчал грязный клинок, с лезвия стекало что-то черное. Авантюристка лишилась сил и рухнула, пропуская к остальным отряд гоблинов.
  
  - К бою!
  
   Глаза же видели одного гоблина, рванувшего в сторону Йоль. Ноги сами понесли к монстру. Посох залетел за спину, чтобы противник со страшной силой отлетел назад. Прошлепавшее по камню тело замерло. Но я засмотрелся. Другой гоблин запрыгнул на спину, схватив за остатки шевелюры. Уродец дернул за волосы, освобождая шею. Холодная сталь коснулась глотки.
  
   Я увидел, как вторая авантюристка упала с переломанными ногами. Как копье пробило таз, вышло со спины, как из тонкой талии вытекла алая струя. Удар дубины окончил страдания девушки. Осталась третья, та спиной к спине сражалась с Гыром. Но вот меткий снаряд выбивает из ее онемевших пальцев оружие, руки заламывают и связывают, а рот затыкают вонючей набедренной повязкой. Гоблин-союзник пытался помочь девушке, но сородичи прервали жизнь предателя.
  
   Вот-вот мне перережут горло. Я видел, как женщин стягивают в одну кучку, как гоблины расслабленно стягивают одежду. Чьи-то руки тянутся к Йоли и девчонке, но я не предотвращу этого - последние силы уходят на контроль дыхания невесты. Над головой скалится желтая пасть, карлик почувствовал победу, медленно тянет нож и стороны в другую и...
  
  - Кви?! - Замерли. Никто не издавал ни звука. Правда, первыми отмерли именно монстры. После произошедшего они не посмели проигнорировать возможную угрозу, набедренные повязки тут же оказались на местах, оружие влетело в кисти. И поредевший до полутора десятков отряд выдвинулся в сторону звука.
  
   Не все. Гоблин надо мной мерзко хмыкнул, его сородичи уже покинули родильни, остался лишь он. Один? Один.
  
   Телекинез разорвал волосяные ткани, в руках гоблина остался лишь клок от шевелюры. Карлик вот-вот удивленно крикнет, но висок приветливо обнимается с торцом посоха. Вот и все, помучайся на том свете.
  
   Дерево пошкрябало по камням. Сил на тихий шаг не осталось, даже проверить окружение нечем. Все идет на Йоль. Подошел к первой авантюристке, глаза давно остекленели от пробитого горла. Оставалось только прикрыть глаза и помолиться. Жаль, но я не признавал местных богов, лишь Эру Илуватара, которого видел лично, будучи Майар. Оставив в покое первую, подошел ко второй. Девушка глотала воздух и звала... мать. Здесь я ничем не помогу, ей осталось недолго.
  
  - Прости. - Я не добил ее. Нечем. Я маг, моя стезя иная, но оставить авантюристку беззащитно лежать тоже нельзя. Поэтому ей в руки легла рукоять кривого ножа, а в уши шепнул извинения. Только потом я прошел к третьей.
  
   Авантюристку обхаживали крестьянки, те пытались всеми силами отогнать лихорадку, но яд не поддавался жалким увещеваниям. Подойдя ближе, увидел маленький шип, торчащий из бедра. Как только снаряд освободился, из раны исторгся яд. Черный, он больше походил на болотную нефть. А запах... Видимо, гоблины убивают противников исключительно дерьмом, будь то оружие или яд.
  
   На мокром лбу авантюристки слиплись рыжие волосы. Глаза как в тумане бегали вокруг, ища свет. Но света не было. Спасти традиционными способами девушку не удастся, а повторить трюк со скверной... Магия на исходе. Я потратил все, чтобы изменить обычную скверну, так родился новый магический вирус. И больших усилий стоило избавиться от безумия и кровожадности новообращенных порождений тьмы, чтобы ожившая девочка могла жить если не прежней жизнью, то разумной.
  
  - Гах-х-х. - Из размышлений вырвал крик гоблина.
  
   Мрак вытолкнул вперед монстра с отрубленной рукой. Полудемон бежал к нам, нацелившись на одну из девушек. Не добежал. В спину беглецу прилетело копье, руки трупа распростерлись, будто тот собирался взлететь. Каменный пол очевидно не перина, даже не небо, чтобы убитый гоблин взлетел к небесам. Мешком с дерьмом монстр шлепнулся на пол и затих. А из темноты вылетел свет.
  
  - Четырнадцать. - Э-это не свет. Удерживаемый в руках человека в доспехах вперед поплелся огонек факела. Авантюрист шел прямиком к нам, держа наготове короткий меч. - Последний.
  
   За забралом большого шлема ничего не разглядеть, но я все же почувствовал взгляд авантюриста. Цепкий взор считал трупы убитых гоблинов, а потом его притянули обнаженные девушки.
  
  - Это родильни? - Я кивнул. - Вот как. У нее жар, возьми зелье. - Кожаная перчатка сжимала флакон с лекарством. Фиал скатился в лодочку из моих рук.
  
  - Благодарю. - Но авантюрист уже не слушал. Он направился в сторону младенцев-гоблинов. И снова раздался страшный хруст.
  
  ***
  
   В конце туннеля близился свет. Солнечный свет, по которому успели соскучиться все. Кишка пещеры немного вильнула в сторону, выпуская нас к широкому зеву. Среди камней витал привкус железа, а в стороне валялись трупы гоблинов и людей.
  
   Я закрыл трупы от глаз выходящих девушек, пропуская их вперед. Правда усталость брала свое, так что деревянный стук то и дело раздавался в стороны, пугая резким шумом. А дальше всех встречали повозки. Две крытые телеги тянулись за лошадьми, извозчики, едва завидев выходящих, тут же затормозили и поспешили помочь.
  
   Так я и сел на склоне холма, где прятался вход пещеры. Деревья разносили приятный запах, цветы щекотали нос. Пение птиц заставляли сердце биться чаще. И тут же замирать от вида дремлющей Йоли. Отвернулся. В стороне шумели новоприбывшие молодые авантюристы, которых подхватили со слов незнакомца по дороге сюда. Новички, как и я, бегали за заданиями, что-то привлекало их выгодой, другое оставляли опытные авантюристы, третье рекомендовалось гильдией. Так они и оказались здесь, совсем как мы.
  
  - Давай, до деревни еще пять миль. Не пешком же идти.
  
  - Парень, оглянись. Тут столько пострадавших, что до вашей Зеляники никто не поедет. Если хочешь, то можешь сидеть и ждать новой повозки. А мы возвращаемся назад. - Разговор между извозчиком и авантюристом-разбойником не задался. Хорошо, что это не мои проблемы. Ведь нас отправят в гильдию вместе с ним...
  
   К боку прижались. Не нужно смотреть, чтобы понять, кто это: та самая девчонка очнулась перед самым выходом из пещеры. И не будь я предусмотрительней, она бы никогда не увидела дневного света.
  
  - Как ты себя чувствуешь? - В ответ прозвучало нечто неразборчивое. Не удивительно. Обращение в орка за счет скверны дело не столько странное, сколько случайное. Наработки из двух жизней вылились в то, что я бы хотел назвать полуорком, но - увы.
  
   Антрацитовая кожа девочки привлекала много внимания, из-за чего пришлось в родильнях накрыть ее шкурами. Никто не посмел тогда перечить, но у незнакомого авантюриста наверняка возникли вопросы. Впрочем, не лез и хорошо. Иначе некоторых хватил сердечный удар от выпирающих желтых клыков и длинных когтей. Глаза пожелтели так, что в темноте у подопечной проблем нет никаких. Успел убедиться в пещере. Но то темнота, а как же ей теперь жить среди людей?
  
  - Поесть хочешь? - Девочка кивнула, рассматривая почерневшие руки. Коготки цокнули. - Тогда по приезде в город я тебя угощу.
  
  - Д-да. - О, так голосовые связки в норме. Я потрепал за макушку девочку, а сам вернулся в размышления...
  
  ***
  
   В окне повозки открывалась замечательная картина: широкие поля играли золотыми колосьями на ветру, раскачивая бесконечное хлебное море. Крошечные дома приветствовали нас дымом рабочих печей, самое время заготовить немного хлеба. А дорога? Без ям и рытвин, в отличие от лесной, пригородная змейка давала разъехаться сразу трем телегам. Иногда мы встречали путников, и крестьян, и авантюристов. И даже солдат из столицы.
  
   Жизнь била ключом. Друид об этом знает больше остальных, но далекая пещера покачнула чашу здравомыслия, щепотка сомнений до сих пор плавает в глубине души. Я стоял перед тяжелым выбором.
  
   Со мной в повозке ехало трое. Йоль, чье состояние ухудшалось, девочка, которая не помнила имени, и авантюрист, спасший всех. Молчаливый воин с серебряным рангом - увидел мельком его жетон, - больше не вмешивался в ход мыслей. Он растворился в окружении, будто его и не существует. И это лишь разогревало интерес. Однако ответственность за двух девушек заставляла сохранять спокойствие, а дистанция наладилась сама. Так мы и ехали несколько часов, пока не остановились у здания гильдии.
  
   С Йоль на руках и девочкой рядом я вошел в лекарское крыло гильдии. Большое здание гильдии авантюристов хранило много интересных вещей, и подобное место - одно из них. В протяженном помещении у стены выстроились кровати с ранеными и больными, а у входа расположился низкий столик. Столик целителя.
  
   Пожилой хоббит в белых одеяниях принял как старого друга. Служитель храма Матери-Земли услужливо предложил место, куда я бережно положил невесту. Вонючие шкуры тут же полетели в печь, откуда пыхнуло гадким запашком. Целитель приступил к обследованию, зачем и попросил меня с девочкой выйти. Так мы и оказались в главном зале гильдии.
  
   В тот самый момент, когда незнакомец с серебряным рангом отчитывался по миссии.
  
  
  
  ========== Глава 3. Обстоятельства ==========
  
   Четыре дня. Время летело незаметно, голова полнилась тяжелыми мыслями. Будь это связано с пробуждением воспоминаний о прошлых жизнях, я бы не так беспокоился. Серьезно, нужно ли существу, прожившему века, беспокоиться о переселении в тело юнца? Или наоборот, запаниковать Серому стражу перед неизвестностью? Неизвестность паникует передо мной!
  
   Но за четыре дня я потерял уверенность в будущем. Желания постепенно заменили мыслимые цели, и лишь забота о нежданном компаньоне держала в тонусе разум. Хотя, предпочти я отдых, то тут же засел за изучением разницы в мирах. Очевидно, что такой вариант будет наиболее плохим. Так я и оказался в ловушке: с одной стороны гильдия авантюристов, промывающая опасными вопросами о провальной миссии все косточки, с другой - первое порождение тьмы-орк, а с третьей - раненая Йоль.
  
   Будем думать.
  
  ***
  
   В гостиничном номере спалось крайне плохо. Хлипкая кровать обзавелась клопами, подушка износилась, все сено разлетелось по простыням. Да и простыни оказались тем еще тряпьем. Деревянный пол верхнего этажа гостиницы скрипел от любого поворота, будто сам дом мычал из-за головной боли, а запах... Я бы предпочел, чтобы стоны из соседнего номера долбили посильней, чем еще раз ночевать здесь.
  
  - Подъем. - Вторая кровать в номере стояла напротив моей. Крепкая, там и простынь постелена свежей, и подушка с периной есть. Тут поднялось практически белоснежное одеяло и что-то пропищало. - Нас снова ждут в гильдии, Дина. Не привередничай.
  
   Несчастно пищащее одеяло перекатилось к краю, после чего босые черные пятки замелькали по пути к умывочному тазу. Табурет с ношей зашатался, пока Дина намыливала лицо. Я же не торопил девочку. Пусть время ограничено, умыться нам ничто не помешает.
  
   Маленький уголек опять что-то пропищал и юркнул в кровать. Я же в раздумьях занялся кратким моционом, вещи лежали готовые в рюкзаке, так что собираться с утра не пришлось. Напоследок мазнув ненавистный номер глазом, вытолкал наружу Дину, дверь скрипнула, оглашая, наверное, всем наше пробуждение.
  
   Завтрак оказался скуден. За несколько минут мы разобрались с большей частью, остальное доедая по дороге в гильдию. И опять кусок не лез в горло, черствая булка со скрежетом проходила в горло, отчего наворачивались слезы. Отдал последний кусок Дине, та быстро оприходовала окаменевшую выпечку.
  
   Деревянные дома быстро проплывали в периферии. Мы шли в окружении суетящегося города, рабочие давно проснулись, магазины и лавки открылись. Да, дела не ждали. По вымощенной камнем дороге прошлась телега, цокающие копыта лошади сбили с только оформившейся мысли... Я бессильно выдохнул.
  
  - Дина, натяни капюшон, он сполз назад. - Орчанка тут же дернула за край черной ткани, перетягивая ту на лоб. - Будешь ждать в лекарском крыле, заодно узнаешь у целителя, сколько мы должны.
  
  - Слушаюсь. - Робко раздалось из-под плаща.
  
   Вот оно. Я вспомнил, о чем думал минуту назад. Мысли перетекли от происходящего к навеянному. Пропали звуки, ноги сами шагали, а глаза смотрели в черную спину Дины.
  
   Прошло четыре дня, как мы вырвались из гоблинского плена. Небольшой срок. Но я бы сто раз проклял мерзавцев, кто придумал бюрократию! Пол седмицы гильдейские работники вызывали меня для отчета, будто других дел у друида-авантюриста не найдется. Не нашлось. Верхушка гильдии ограничила в передвижении, большинство подходящих заказов блокировали, чтобы удержать меня в черте города. И все из-за каравана.
  
   Да, до гибели авантюристов от рук гоблинов гильдии нет дела. Смерть новичков на подобных заданиях вполне обычное дело. Когда услышал об этом, оставшиеся волосы на голове встали дыбом. Ведь это почти что прямым текстом: 'Ваши жизни лишь расходный материал, мясо'. Признаться, не такого от иного мира ожидаешь, особенно от столь развитого.
  
   Если смерть авантюристов не волновала гильдию, почему она мучила меня ежедневными проверками? Ответ очевиден: товары. Экономика городов процветала за счет постоянных перевозок товаров, натуральное хозяйство, которое и деньги, и ресурсы влияния. Оказывается, в последнем задании мы прибились к каравану, чьи товары являются своеобразной данью столице. Доказательство эффективности автономного управления города.
  
   На кону стояла самостоятельность. И за нее власть имущие готовы сожрать мелкого дворянина с костями и дерьмом, не говоря о простолюдине. Забавно, именно сейчас подобное происходило. Гильдия отправила караван четыре дня назад, у ответственных за миссию торговцев-посыльных имелась охрана, у охраны же имелось хорошее снаряжение. А у снаряжения имеется привычка теряться. И не находиться в течении половины недели, что весьма странно.
  
   Как считаю я, так посчитали и в гильдии. Сложим два и два: загруженный важными товарами караван отправляется из города в сопровождении охраны, внезапно в группу напрашиваются два эльфа, идущих истреблять гоблинов. Примерно в то же время рядом оказывается гоблинское убежище, где монстры организовали засаду. Слабейшие(!) полудемоны истребляют охрану жизненно важного(!) груза, женщины оказываются в плену, а мужчин убивают и съедают. Уже на этом моменте я готов вернуться под контроль Саурона, дабы не видеть жалкие политические игры и уловки человечества! Дальше интереснее.
  
  - Господин Териль! - Маленькая ручка преградила путь. Я на миг вернулся к реальности, чтобы проводить глазами большую груженную телегу.
  
  - Благодарю, Дина. - И снова погрузился в мысли.
  
   Для любого ученика Круга очевидно, что происходит. Измена. Кто-то внутри гильдии специально ослабил охрану каравана, чтобы груз не дошел до столицы. Еще возможный вариант - полудемонами руководил кто-то умный, поджидая обоз и грабя. Отличие в общей картине происходящего, с одной стороны, нападение входило в план изменщиков, с другой - враг воспользовался ослаблением каравана в личных целях. Правда, отмечу, подобное почти невозможно.
  
  - Господин Териль, мы почти пришли. - Здание гильдии нависло над головой топящим камнем. Меня душили высокие стены, огромная крыша. А предстоящий диалог бесил больше гонки за кольцами власти.
  
  - Дина, можешь идти. - Орчанка скрылась внутри лекарского крыла. Я же переступил порог шумного зала, где смешались запахи, существа и крики.
  
   Меня ждали. Рядом со входом болтали две девушки в костюмах регистраторов. Обычно персонал находился за стойками, где выдавали и принимали задания, но я, видать, особый случай. На моем лбу тут же скрестились два пронзительных взгляда. Постарался не вчитываться в мысли, но даже так я ощутил нескрываемое презрение. Интересно, очень интересно.
  
   Девушки-регистраторши проводили до маленькой комнаты. Кабинета. На глаза тут же прыгнул массивный стол, за которым читал документы утонченный эльф. Рядом с ним маялись от скуки еще двое: девушка-регистратор и авантюрист, спасший мне жизнь. Авантюриста я рассмотрел еще в первую нашу встречу, но вот регистратор... Ее стройная фигура соперничала с эльфийскими красавицами, а лицо излучало такую женственность, от коей жар в помещении подскакивал до температуры солнца.
  
   Эльф предложил сесть на диван. Мебель оказалась чуть в стороне, хотя стол расположился идеально напротив. Пока тройка судей собиралась с мыслями, рассуждения захватили меня вновь.
  
   Караван ослабили специально. Если ослабили специально, значит хотели сбить поставки. Если сбили поставки, значит нужно поставить под вопрос самостоятельность города. Самостоятельный город может мешать лорду. Из ближайших правителей я знаю только барона, но его владения в двух днях пути. На слуху еще один, маркиз, он правит землями в дне пути отсюда. Подозреваемые есть, осталось разобрать, чего же они добиваются лишением автономности.
  
  - Мистер Териль. - Прервал скачущие мысли эльф. Я тут же обратился во внимание. Тут наши взгляды пересеклись, глава заседания скривился, красивое лицо потрескалось. - Во-первых, почему вы не привели облик в достойное состояние? - Видимо, лохмотья и гоблинская стрижка ему не по нраву. - И вы без документов. Полагаю, таковых нет?
  
   Вот ведь пристал. Эльф еще вгрызался колючим взглядом какое-то время, остальные напряженно ждали. Интересно, отчего всех гложут нервы? Даже стены ноют под невидимым давлением. От любопытства заглянул в мир духов, ширма того света слегка подернулась, чтобы выпустить наружу секреты места. Жаль. Пусто, никаких проклятий или благословений.
  
  - Мистер Териль!
  
  - Да, здравствуйте. Прошу прощения за столь долгую паузу. - Торопят. Но зачем? Раз документов нет, а внешний вид никак не исправить, чего эльф добивается? - Документов нет, только удостоверение гильдии.
  
  - Превосходно. Тогда начнем процедуру оформления. - Через стену прошел чей-то хохот, а за окном раздался лязг встретившихся мечей. Стоп, что? Процедура?
  
  - Будьте столь любезны, расскажите о предстоящей процедуре? - Листы уже мелькали в руках девушки-регистратора, а главный эльф стремительно расписывался на них. Авантюрист считался изваянием по умолчанию.
  
  - Процедура по оформлению долга, мистер Териль. К моему сожалению, дело пропавшего каравана осталось нераскрытым. Из выживших лишь вы единственный вменяемый. - И это все? Или же они реально спихивают исчезновение груза на авантюриста фарфорового(10) ранга?
  
  - Прошу прощения. - В разговор вмешалась регистраторша. - Наверное, вы задаетесь вопросом, почему мы считаем, что ваше выживание - веская причина для подозрений? - Оставалось кивнуть. - В таком случае, разрешите объяснить. Как вы знаете, существует десять рангов авантюристов: Фарфоровый(10), Обсидиановый(9), Стальной(8), Сапфировый(7), Изумрудный(6), Рубиновый(5), Бронзовый(4), Серебряный(3), Золотой(2) и Платиновый(1). Тот караван охраняли авантюристы Изумрудного ранга, это, согласитесь, очень хорошая защита вложений гильдии. И чтобы опытных авантюристов победили гоблины? Вам не кажется...
  
  - Гоблины могут убить кого угодно. - Кто-то пророкотал. Все посмотрели на авантюриста в глухом шлеме. Этот парень начинает мне нравиться.
  
  - Пусть так, господин Убийца Гоблинов, но чтобы разбить слаженно сработанную группу? Это невероятно. - Вот теперь можно добавить:
  
  - Я тоже так посчитал. Вывод: кто-то навел гоблинов на нас, подготовка врага оказалась выше всяких похвал. Скрытность, слаженность. Поверьте, я видел много воинов, но таких аккуратных... Если кто и командует стадом баранов, то это лев. - Регистраторша поутихла, но тут вмешался главный эльф.
  
  - Вы авантюрист фарфорового ранга, когда же начались ваши приключения, раз вы упомянули 'многих воинов'? - В глазах эльфа загорелся кровожадный огонек. Хочет сбить с толку? Пусть сбивает!
  
  - Не ваше дело, мистер...
  
  - Мое, мистер Териль. От исхода переговоров зависит судьба жителей. - Имя эльфа покрылось еще большей тайной.
  
  - Тогда сделайте так, чтобы судьба жителей не зависела от моего благополучия. Я авантюрист фарфорового ранга, а тут происходят весьма смущающие вещи. Вы утверждаете, что авантюристы изумрудного ранга охраняли очень важный груз. К счастью, я не идиот. Библиотека всегда открыта страждущим, именно там хранилась информация о подобных мероприятиях. И там же нашелся забытый кем-то документ многолетней давности, где хранились подробности крайне похожей миссии. Стоит ли говорить, что на столь 'важные' грузы отправляют охрану бронзового ранга? - Эльф покраснел. Прекрасно, не растерял еще навыков.
  
   Как и в первой жизни, будучи Саруманом-Куруниром, я обладал силой. Пусть и не черпаемой из песни Арды, но не менее значимой в любом из миров. Сила убеждения. Магия слов заключается в уверенности заклинателя, правильная фраза выстраивает тропинку к желаемому в ходе беседы. И я постепенно пробивал оборону эльфа, знания Сарумана и небольшой опыт Серого стража перемешались в гремучую смесь внутри Териля. Так я сбил спесь с оппонента.
  
   Пока они обдумывали аргументы, я вернулся к раздумьям. Маркиз или барон? Кто получает большую выгоду от зависимости города? А какие преимущества дает автономность? Самостоятельная политика? Свобода торговли? Отсутствие контроля верхушки? Нет, тут я перебрал, наоборот, контроль сейчас куда больше, чем при подчинении какому-нибудь лорду. Кто выиграет при контроле города? Купцы? Армия? Нет... Церковь.
  
  - Прошу прощения. - Я сбил раздумья эльфа с накатанной колеи. - Скажите, а как идут дела на войне с демонами? Сами понимаете, глушь, все дела.
  
  - Мы сейчас обсуждаем другие вещи... Кхм. - Кинжальный взгляд прошил эльфа насквозь. - Королевская армия отступает. В последнем сражении демоны нанесли сокрушительный удар по отряду священников. Церковь Верховного бога предполагает...
  
  - Достаточно, спасибо. - Главное - вовремя остановить собеседника. Так я привлеку меньше внимания, а заодно внимание сосредоточится на конце фразы. Очевидно, тут играет церковь или храм Верховного бога. Однако я не совсем понимаю, каким образом церковники повлияли на охрану каравана и использовали полудемонов. Неужели, отвлечение внимания? В таком случае, автономность города и даром никому не нужна, если она не второстепенная цель, конечно.
  
  - В таком случае, расскажите еще раз, что произошло в тот день...
  
  ***
  
   Идиоты! Они просто переспросили у меня случившееся! Да кто так работает? Неужели все настолько плохо?
  
   Утро задалось неважное. Аргументы не действовали на эльфа, тому как об стенку горох, все долбишь и долбишь - ни в какую. Впрочем, имелись и хорошие новости. И перед тем, как подвести итоги, надо поскорей навестить Йоль. Тем более, оставлять Дину одну нельзя.
  
   Я пересек бурлящее море авантюристов, веселые крики гремели повсюду. Большинство толпилось у доски с миссиями, в основном, новички. Удобные диванчики со столиками привлекли малую часть авантюристов. Среди увиденных встречались высокоранговые приключенцы, иногда глаз цеплялся за тугие торбы - торговцы. Ну и совсем неприветливыми взглядами окружающих одаривали наемники, темная братия любого мира. Пройдя мимо всех, оказался в лекарском крыле.
  
   В лицо ударил запах лекарств, свежесть от раскрытых высоченных окон разносилась по протяженному помещению. К окнам привстали добротные кровати, над которыми каждые несколько часов проходили священнослужители с заряженными артефактами. Благословений не жалели. Почти.
  
   У самой дальней кровати я увидел уголек. Дина оперлась на торцевую стену, иногда посматривая на Йоль. Рядом оказался за считанные мгновения, орчанка тихо поприветствовала, а Йоль... Невеста молчала. Как молчала вчера. И позавчера. Сколько она находилась здесь, столько я не мог добиться ни единого звука. Сплошная тишина, прерываемая кашлем или стонами со стороны.
  
  - Привет, Йоль. - Я не договорил, а целитель-хоббит уже тут:
  
  - Извините, мистер Териль, вынужден прервать вашу встречу. - Целитель протянул планшет с бумагами. С самого верха виднелась одна, буквы собирались в слово 'Выписка', а чуть ниже в 'Оплата'. - Я сделал все, что мог. К сожалению, восстановить вашей невесте глаза я не в силах, остальные травмы также не по моей части. Будь то психологические или психические.
  
  - Я понимаю. - А цены тут кусаются. Посмотрел на сумму, после чего кошелек несчастно звенькнул монетами в руках. Заплатить надо почти три монеты золотом, при имеющихся двадцати серебрянниках. Видимо, придется повременить с изучением мира... - Мистер Ферматикус, у меня не хватает денег. Можете ли вы..?
  
  - Вычитывать из оплаты за задания? В нашей ситуации просто не остается ничего иного. И, как посмотрю, это последние деньги? - Хоббит огладил залысину с седыми кудрями. Чему-то кивнув, целитель умчался в сторону стоек регистрации. Большая дверь ласково закрылась.
  
   Спустя несколько минут целитель вернулся, несколько листов в руках дергались на от потоков ветра на бегу, пока Ферматикус топал ботинками по полу. Когда он протянул листы, я неуверенно взял один. Пальцы прошлись по бумаге, а потом замерли. Ферматикус принес заказы на лекарственные травы? Видимо, чтобы покрыть долг. Знал бы он, что мне придется выплачивать еще и сорок золотых гильдии за уничтожение каравана...
  
  - Вот, задания в самый раз для фарфорового ранга. За каждое дается по серебряннику. Если каждый день будете брать по нескольку таких, долг погасится за полгода. Я видел многих авантюристов, мистер Териль, вы выделяетесь. Не стойте на месте, тогда быстро подниметесь до Рубинового ранга. А может и до более высокого!
  
  - Спасибо. Мистер Ферматикус, вы очень помогли. Надеюсь, что все закончится хорошо. - От хоббита запахло лекарственными травами. Чем дольше он находился рядом, тем больше распространялся аромат лекарств. Кстати о лекарствах. - Мистер Ферматикус, есть одна просьба. Вы и так слишком много сделали...
  
  - Мистер Териль, уж спрашивайте. Может и не откажу. - Целитель лучезарно улыбнулся.
  
  - У вас есть книга по фармацевтике? Я друид и подумал, что с хорошим учебником смогу быстрее погасить счет. Хоть теми же зельями и отварами. - На одной из коек заныл мужчина без руки. Авантюрист попытался скинуть одеяло, но каждое движение приносило невероятную боль. Я чувствовал это.
  
  - Извините, мистер Териль. Хоть... учебников у меня и нет... - Ферматикус пыхтел, укладывая раненого на место. - Но имеются записи еще со времен обучения в столице. Я одолжу их на месяц, но не более того.
  
  - Благодарю. - Прекрасно, теперь я обладаю долгом на сорок три золотых, пристальным вниманием гильдии, больной невестой, осиротевшей орчанкой и записями снадобий. Хоть что-то хорошее случается в этом неприветливом мире.
  
  ***
  
   Последние деньги пошли на несколько вещей. Снаряжение - без него нет смысла соваться в лес. Комната - самая дешевая оказалась в пригороде рядом с выгребными ямами. Информация - идти в лес без сведений верх глупости.
  
   Бедняцкая хижина из соломы стала убежищем для раненой Йоль. На подвесном гамаке, сооруженном из лоз силой магии, она спала беспокойным сном. Неудивительно, ведь я попытался пробудить воспоминания из вечного заточения. Оковы разума спадали, рассудок стремительно расцветал здоровым цветком. А я переводил дух после волевой магии.
  
   Я обладал знаниями иных миров, но половина навыков оказалась бесполезной. Например, заклинания Арды едва ли работали в этом мире. Попытки исцелить полностью Йоль проваливались одна за другой, не получалось справиться даже эльфийскими методами. И это мне, Майару! Что до знаний Серого стража, то здесь дела обстояли получше. Магия Арды брала силы из песни всех Айнур, но магия Тедаса, ферелденская магия черпала силы заклинателя.
  
   Это как использовать дварфийские отбойные молоты и обычный молоток злого соседа. В Арде я творил многое, пусть и не подобно Валар. Сила бралась из Песни, над которой никто не имел полного контроля, кроме Великого Эру Илуватара. Но магия Тедаса... маг собственной волей вызывал магию, за что проклинался на вечное преследование демонами. Поэтому магия подобна молотам: отбойный молоток уже собран до тебя, достаточно направить механизм, и огромный гвоздь встанет в структуру сложного механизма; А соседский молоток... ты собираешься с силами и бьешь по гвоздю, причем все зависит от твоей же подготовки. И нет ли рядом злого соседа, ищущего молоток.
  
   Магия этого мира иная. Она будто смесь сразу обеих магических систем. Боги даруют последователю заклинанию, совсем как Песнь, но возможность колдовать зависит именно от знаний и воли. И, думаю, я преуспею в местной волшбе.
  
   Почему же так озаботила магическая система сего мира? К сожалению, или к счастью, большинство способностей связано с магией. Мне не стать великим с помощью меча и щита, однако я возвеличу имя с помощью великих сил. Пока что до конца не подвластных. Учеба и тренировки исправят это, а грамотное исправление ошибок поправят общее положение дел.
  
  - Дина, мы уходим. - Орчанка подскочила, хижина тут же опустела, лишь Йоль лежала на гамаке. - Оставим здесь каскад заклинаний для ушлых гостей.
  
   Перед входом разрослась руна парализации, а за ней землю выжгла порча уязвимости. Мало кто знает, но такая комбинация способна свести с ума любого слабого противника. Но лучше бы этого не случилось - сердце разорвется, если с Йоль случится новая трагедия. Выдохнуть и... Магия этого мира очень странная, требует от заклинателя точного подсчета и количества использования. И удивляет больше то, что сила воли пресекает порочную цепь, будто король прекращает споры на пиру одним приказом.
  
   Лозы медленно росли, корни ближайших растений оплетали вход, даже из ног выросли ростки, тянувшиеся к единственной цели. За пять минут я стянул хижину деревянной клеткой. Исключительно на силе воли, как в Арде. А раз так, то нужно тренировать тело юного Териля, закалять разум.
  
   Время не терпит.
  
   Дина побежала вперед. Вихляющая дорога уводила нас в сторону леса. Нашим заданием был поиск лекарственных трав, которые уйдут также в оплату лечения Йоль. Достал записи Ферматикуса, дунуло стариной, пожелтевшие страницы вычерчивали рисунки множества растений, среди них нашлись и искомые. Я запомнил всю информацию об этих травах, не будь я Майар! И путь лег дальше в тяжких раздумьях.
  
  ***
  
   Дремучий лес затаскивал путников в самую глубокую чащу. Мачты многовековых деревьев угрюмо провожали юного мага и странную черную девочку, трава под ногами путников вжималась в землю, остатки росы влажным дуновением расходились в стороны. Насекомые жужжали, поток жизни не давал и передохнуть жучкам. Пчелы собирали мед, муравьи охотились на случайных многолапых путников. Среди плещущей здоровьем природы нашелся стебелек, его листья тянулись выше, ловя всякий лучик, проходящий сквозь ветвистое покрывало деревьев.
  
  - Господин Териль, вот он! - Девочка подбежала к растению, пальцы уже тянулись вырвать то с корнем.
  
  - Дина, замри. - Девочка непонимающе остановилась и посмотрела на мага. В глазах юного эльфа плескалась тревога. - Проклятье, это шакалы.
  
   За несколькими ударами сердца раздался хриплый лай.
  
  
  
  ========== Глава 4. Таинство ==========
  
   Как прекрасен мир, где танцует рука об руку жизнь и смерть. Разве есть что-то важнее быстротечного света свечи? Или чарующей увядания цветка? Друиды знают чуть больше, чем остальные. Наверное, даже слишком много. Когда зачинается разговор о цикле жизни, круге перерождений, друиды хитро улыбаются. Их знания заходят за порог, куда обычным смертным хода нет. И это по-своему прельщает.
  
   Я, будучи Терилем, плохо помню слова учителя. Старый друид навещал небольшое поместье, где с тихими трелями птиц разносились мудрые слова учения. Обучение та еще кусачая штука, но она вырастила из мальца мага. Жаль, образованный дурак - все равно дурак. Сколько бы учитель не вбивал в меня основы основ, магия друидов оставалась тайной, опыленной глупостью. Теперь все иначе.
  
   ***
  
  - Дина, медленно отступай. - Девочка послушно сдвинулась назад. Я же считал врагов, пять или шесть. Слишком быстро мелькают силуэты за деревьями, эльфийский взор не успевает выцелить фигуры. Торопится, зрение мылится.
  
  - Господин Териль, что делать? Их слишком много. - Дина прижалась к ноге, в глазах читалась мольба. И оттого страшней видеть в движениях ребенка повадки хищника. Коготки иглами впились в руку под плащом, ноздри втягивали адреналиновый воздух. Еще немного и либо Дина взлетит на воздух, либо кусочками развалятся бедные шакалы.
  
  - Смотри. - С выдохом порча уязвимости коснулась ближайшего шакала, тот дернулся. Скулеж заскреб по ушам. - А теперь... Помоги.
  
   Серая шерсть зверя ударилась в стороны, как молнией прошибло. Шакал уставился на меня, глаза в глаза он смотрел, ожидая чего-то. Кто бы знал, что в этом мире я смогу влиять на разум зверей. Прости, Радагаст, ты более не единственный 'друг' зверей.
  
  - Грызи их! - Левая рука взметнулась по направлению к другим шакалам. Вожак стаи дернулся от неожиданности, траву с землей разметало. Запах напряжения раздался вокруг. И тут же в глотку вожака врезались зубы союзника! Железный вой поднялся над деревьям. - Сейчас, Дина!
  
   Дина не сообразила, чего именно я хотел. Остальные звери уже метнулись к нам, лапы отбивали по жухлой траве, взрытая земля взлетала комьями. Хруст веток смешался со сломанными ребрами. Чем думают эти животные, нападая на эльфа с посохом? Одно движение за другим, пусть тело и отдает неуклюжестью, разум и воля двигают оружие как на учениях.
  
   Две разбитые шакальи головы залаяли от боли. Бессильно дергаясь, звери лежали под ногами, как помехи. Кровь вожака сохла у трупа, а союзник давно переключился на последнего собрата. Остановился, посох пристукнул о ногу. Дина встала рядом, завороженно смотря на звериную схватку. Мышцы в постоянном движении чертили образы, пасть щелкала рядом с пастью. И лишь потом, когда сражение перешло в пат, ткань одежды слегка дернулась.
  
  - Хочешь сама сразиться? - Дина кивнула. Опять гавкнули. - Тогда держи.
  
   Нож предназначался не для убийств. Ферматикус одолжил инструмент для добычи трав, но роль клинка сменилась. В теплые черные руки упала рукоятка. Дина гипнотизировала железо несколько секунд, пока танцующие шакалы вновь не залаяли. Орчанку захватил инстинкт, шаг стелился по траве, загоняя жертв в угол. Сбитый с толку союзный шакал загнал противника к Дине.
  
   Под легким ударом разошлась плоть, ручеек крови обагрил свалявшуюся шерсть. Шакал с рыком дернулся в сторону, но там поджидала смерть. Союзник дернул за шкирку зверя, позвонки щелкнули и... все. Сразу же пробилась ножом вторая голова. Железо причмокнуло от страшной трапезы, а потом глаза убитого зверя потянулись вслед за выходящим лезвием.
  
  - Умхфм. - Нечто нечленораздельное сказала орчанка. Присмотрелся. - Господин, могу я съесть их?
  
   Лицо Дины изменялось с наступающим экстазом. Неудивительно - для орков Средиземья убийство в порядке вещей, некоторые племена настолько извращались, что молодые снагги (орки обыкновенные) подвергались испытанию. Ритуал посвящения во взрослые орки становился кровавой баней для отдельной деревни людей. Или для орков, которых забивали дружинники. Как снагги сходили с ума по убийствам и грабежам, так и Дина в животном порыве хотела отведать трофей. Надеюсь, от скверны эти повадки не ухудшатся.
  
  - Дина, разведи костер. Устроим тебе ритуал посвящения. - А в голове звучали три голоса: 'Это безрассудно!',- кричал бывалый Серый страж. 'Но необходимо.',- припечатал Истари. 'Чувствую себя отцом. Жаль, рядом нет Йоль.',- думал влюбленный эльф. Да, я слишком много жил, а теперь еще и слишком много думаю.
  
   Сухостой собрался в небольшой костерок, а потом по желанию магии вспыхнул маленький огонек. Когда я только научился заговору огня, думал, мир прогибается под моими кроткими шажками. А теперь понимаю - это жалкое пламя едва ли сожжет куст. Правда, если не помогать ему. Знаний из Арды хватит, чтобы превратить огонек в небольшой конус пламени. Конус, сжигающий на своем пути все. Кто бы знал, что простенький заговор 'Власть над огнем' станет в моих руках смертельным оружием?
  
   Костерок почти обглодал ветки, как я с помощью заговора 'Крепкий росток' вызвал новое топливо. А потом осушил, чтобы языки пламени занялись добавкой.
  
   Возвращаясь к заговорам. Ни в одном из миров я не встречал заговоров. Арда обладает другими законами, поэтому рассматривать ее бесполезно, однако Тедас... Если и есть в нем какой-нибудь заговор, то это вытягивание маны или магическая стрела. Заклинания столь простые и совершенные, что иногда возникают без трат магической силы. А раз так, в этом мире подобные способности становятся едва ли не бичом магов и слабых существ.
  
  - Ха, лучше бы использовал эти самые 'заговоры' против гоблинов. - Что поделать, тысячелетняя мудрость смывается под страхом за жизнь любимых. Вместе с отсутствующими ногами, но то дело последнее. - Ладно. Дина, ты готова?
  
   Девочка отвлеклась от разделки шакальих туш. Руки в багряных перчатках ловко макнули в шерсть, кровь каплями собралась на ворсинках. Разделанные туловища лежали подле костра, тот счастливо потрескивал и отдавал радостным смехом духов огня. Я даже удивился. И тут же окунулся в мир духов, чтобы увидеть парящих над пламенем существ, огонь лизал пятки то ли феям, то ли драконам. Духи же хохотали от восторга, пока не заметили пристальный взгляд. И снова рассмеялись!
  
  - Действительно, этот мир значительно отличается от Тедаса. Запросто наблюдать за духами... Боюсь, такими темпами придется запираться в новой башне, новые горизонты сами не откроются! - Дина удивленно ойкнула. Она подтащила крупный кусок мяса, тот сочился соками, а огонь так и облизывался на это.
  
  - Я готова. Хм. - И уверенно кивнула. Глаза пылали решимостью.
  
  - Тогда приступим. - По лесу прошелся легкий ветерок. Из крон деревьев гаркнули, разнеслись трели птиц. - Я плохо помню ритуал снагг, но что мешает создать собственный?
  
   Я усадил Дину на колени перед костром, веки подрагивали от жара, нос принюхивался к аромату жарящегося мяса. А пока девочка сидела с закрытыми глазами, вокруг нас рос круг из множества ростков. Сухие ветки шелушились отмирающей коркой, по которой взбежал огненный кнут. Заговор огня при поддержке телекинеза расцветал алой розой. Внутри же цветка сидели мы.
  
   Рукой коснулся спины Дины, та чуть вздрогнула от неожиданности. Волевым усилием призвал каскад заклинаний, истощение сковало тело, но это того стоило. Распахнутые глаза орчанки лучились первобытным страхом, правда, интересная часть едва ли началась.
  
   Сыграть на доверии разумного существа - что может быть интересней? Неверие лилось из взгляда девочки прямо на меня. Но я продолжал. Руна парализации заморозила движения, слабость вытянула силы, потеря ориентации сыграла как и должно. А под конец я вытянул немного маны, символично замыкая ритуал. Рассеивание магии стирает любое колдовство, стерло и это, окончательно сбивая Дину с толку.
  
  - И наконец. - Жаренный благоухающий кусок взлетает с костра, его проводят огненные духи прямиком до измотанной орчанки. Дина вопросительно смотрит. - Ешь.
  
   Последний момент самый сложный. Всякий, кто играется с разумом человека, признает: создать благоприятный эффект сложнее, чем отрицательный. К сожалению, мое тело не способно выпускать магию сильнее, чем начальные заклинания изученных школ. Да и некоторые из них закрывают передо мной двери, оставаясь загадкой. Впрочем, насытить кислород магией и толкнуть внутрь юного тела ничто не мешает. Вместе с первым укусом волна воздуха ударила Дину, организм тут же присосался к частицам магии, восстанавливая потерянную ману.
  
  - Все, теперь ты полноправный... охотник. - Хотелось бы сказать 'Урук-хай', но до этого еще очень далеко. - Как ты себя чувствуешь?
  
  - Господин Териль... - Поднялся страшный ветер, по лесу прошлись птичьи крики. Капюшон слетел с Дины, открывая красное лицо. - М...можно я доем?
  
  - Ах, да. Конечно~.
  
  ***
  
   Тюк полнился от набранных трав. Мы возвращались в гильдию, невидимые тропы заглядывали в потайные уголки леса. Ягодные кусты следовали за нами, иногда встречались редкие деревья. Удивительно. По этим тропам ступает нога чуть ли не каждого первого начинающего авантюриста, а природа тут пышет здоровьем и свежестью. Хотя, дело в таких же друидах, как и я... Нет, гораздо лучше.
  
   Ходячая улыбка до ушей, именуемая Диной, кружилась подле, ее любопытствующие вопросы о ритуале и магии бередили мозг. Иногда сознание так и молило закрыть рот телекинезом, но здравый смысл брал верх. Не поможет. Усмехнувшись, посмотрел на светящуюся девчонку. Дина запугивала добытые травы, шустрые пальчики исследовали каждый листок. Надежда найти необыкновенное не покидала черную голову.
  
  - Господин, мы берем больше трав, чем нужно. - Вот ведь! Пока думал, Дина выхватила записи Фарматикуса, страницы несчастно перелистывались из стороны в сторону. - Зачем нам столько? Неужели хотите сдать заказ гильдии с запасом?
  
  - Нет, есть идея получше. Я немного умею варить снадобья. Хотел попробовать развить забытые навыки. - Несуществующие навыки. Знал бы я, что пробужу прошлые жизни, то брал бы заговор для создания новых видов растений. Но увы, такого нет. Это целая отрасль химерологии, гербологии или же полноценная алхимия. А я не волшебник, чтобы творить нечто за гранью.
  
   Лес сменился поляной. Открытое пространство дышало свободой, несколько камней на невысоком холме лениво прилегли друг на друга, а кустарник незаметно подкрадывался к ним. Я остановился. Подозрительно. Запах крови невидимой стрункой протянулся к носу, эльфийское обоняние не так просто обмануть. Следом слух дернуло шуршание, по ту сторону холма застонали.
  
  - Дина, держись поодаль. - Трава иногда обхватывала деревянные ступни, а камешки бросались на них, чтобы побарабанить. Пришлось воспользоваться тихим шагом, магия слегка окутала ноги, звуки обуяла тишина. - О? Эй, вам помощь нужна?
  
   На склоне холма сидела пятерка авантюристов. Хорошее место выбрали для отдыха: камни скрывали их по сторону выхода из леса, а крохотный естественный котлован служил верой и правдой укрытием. Два приключенца как раз натягивали бурый тент, чтобы окончательно скрыться с глаз невнимательного существа.
  
  - Ты кто? - Бородатый, угрюмый да с топором. Видимо, дварф! - Авантюрист?
  
  - Да. Фарфоровый ранг. - Настороженные приключенцы тут же смахнули тревогу. Странно, на их месте я бы крепче сжал оружие. - Меня зовут Териль, я начинающий друид. А вон там моя помощница Дина.
  
   Латная перчатка дварфа схватилась за склон, здоровяк взбирался ко мне. Топор воина покачивался в свободной руке, пока тот осматривал закутанную в капюшон орчанку и меня. Следом за дварфом взлетел на вершину эльф. Сощуренные глаза впились в лицо. Я ответил пристальным вниманием, за что удостоился доброго хмыканья. Заодно понял: второй на самом деле полуэльф разведчик.
  
   С разрешения дварфа спустился вниз, деревянные ступни привлекли внимание остальных авантюристов. Спустя несколько секунд удивление сменилось скукой, видимо, посчитали ноги странноватой обувью, мало ли, чего у друидов крутится в голове.
  
   Авантюристы оказались опытными ребятами. У четырех стальные(8) ранги, а у дварфа так целый сапфировый(7)! Партийная волшебница рассказала о случившейся неприятности: ноги двух человек в команде попали в неудачную ловушку. Или удачную. Исследование логова монстров та еще неприятность, так еще авантюристы пошли внутрь навеселе, надеясь подзаработать легких денег. Так и вышло, священник сломал лодыжку в сокрытой ямке, а голень щитоносца подвела еще больше - открытый перелом.
  
   Помог чем смог. Психологическая боль выветрилась по желанию, а стресс сгинул под порчей уязвимости. Когда раненые ослабили психическую устойчивость, рассказанный анекдот развязал им животы. С истерическим смехом авантюристы наблюдали за тем, как я оказываю первую помощь. Публика одобряла новые шутки, ростки тянулись из земли и скручивались. Своеобразные шины из упругих лоз давали возможность дойти до целителя без вреда для травм. Вместе с носилками для щитоносца.
  
  - Парень, не хочешь к нам в команду? - Сидящая с сумкой с растениями Дина навострила уши, когда благодарность дварфа оформлялась в предложение. - Ты фарфоровый, но способностями сами боги одарили.
  
  - Спасибо за предложение, но я работаю в сработанной группе. Сейчас у нас не такая опасная миссия, чтобы мы собирались все вместе. - Пусть я и отказался, шанс вызвать подмогу в виде опытных авантюристов прямо источает медовый аромат. - Однако выполнить пару миссий вместе не против.
  
  - Хех, малец, как знаешь. - Как только голос дварфа смолк, у подножия холма плеснул ручей. Очень кстати, можно набрать воды.
  
  - Извините за нескромность, но можно спросить? У вас. - Окликнутая волшебница дернула бровью, палец уткнулся в грудь, будто говоря: 'Я?'. - Интерес гложет, почему девушки идут в авантюристы? Разве это самый вероятный способ попасть в лапы чудовищ или умереть?
  
   Волшебница замялась. Видимо, даже такой вопрос ставит в неловкое положение. Пока девушка искала ответ, солнце медленно катилось от полудня до заката. Еще светло, но совсем скоро монстры выйдут наружу, голод заставляет рисковать жизнью ради выживания потомства. Или собственной шкуры, тут что дороже.
  
  - Знаете... - Нежная трель сдула дурные мысли. - Я никогда не задумывалась о подобном. И хорошо, что подобные мысли не встревали в голове. Все-таки работа авантюриста очень хорошо оплачивается, а придворным магом или магическим ремесленником не любому суждено стать.
  
  - Вот как. Спасибо. Надеюсь, дорога будет стелиться скатертью. - Авантюристы поклонились в ответ и отравились в город.
  
   Когда спины приключенцев поглотила сплошная лесная тень, Дина пушинкой прошмыгнула ко мне за спину. Ловко вернулись на места записи Фарматикуса, тут же на плечо прыгнула сумка с растениями. Закончив, Дина спросила:
  
  - Почему вы не пошли с ними, господин Териль? Нам в одну сторону, разве нет? - Орчанка склонила голову на плечо, а пальцы танцевали чечетку, сплетая узлы.
  
  - Тревожно? - Она качнула головой. - Любопытно?
  
  - Разве госпожа Йоль способна сражаться подле вас? Думаю, было бы лучше согласиться. - Я вдохнул побольше свежего воздуха. Спина приникла к валунам, рот непроизвольно зевнул. - Господин?
  
  - Видишь ли, я не просиживал штаны в городе. Городская библиотека хранит ценные сведения, те только и ждут, когда мозговитый чудак прочтет их. За четыре дня я прочитал две небольшие книги, обе связаны с работой авантюристов. Как думаешь, что там было? - Дина заразилась зевотой, кулачок тут же протер слипавшиеся глаза.
  
  - ...истории о приключениях?
  
  - Карта обследованных подземелий и пещер, методы работы авантюристов и прицип работы гильдии. Информация о переходе на новый ранг, способы работы на миссии. Роли, профессии. Основы торговли и прочая, и прочая. И еще одно - способ распознать разбойников. - Девочка встрепенулась.
  
  - Так они разбойники? - Как тут не рассмеяться? Дина обижено зыркнула, обещая все мучения одному ушлому друиду.
  
  - Будь они разбойниками, помог бы я им? Они бы убили нас и так, и эдак. Я сказал так, чтобы проверить твою внимательность. Настоящая причина, почему мы не пошли вместе, это пещера. Мы найдем место, откуда ушли авантюристы, а потом исследуем его, чтобы заработать денег.
  
   Объем информации оказался критичным для Дины. Моргания учащались, пока веки просто не захлопнулись, отрезая разум от реальности. Сколько орчанка приходила в себя, столько я мусолил сказанное. Да, надо найти пещеру, о которой вскользь упомянули коллеги. Вряд ли логово монстров приютило каких-нибудь балрогов или огров, все-таки в населенной черте не найдется никого сильнее гоблина, но беречь голову надо смолоду.
  
   После отдыха мы обошли поляну в поисках подозрительных мест. Логовище обычно таится в лесу рядом с деревнями, иначе слабым монстрам никак не выжить. Крупных тварей забивают далече отсюда, группы высокоранговых авантюристов, навроде моих изенгардских скаутов, находят цели, а уж потом поют клинки. Действуют быстро, четко, не нарадоваться.
  
   Минуло три часа, время патокой текло дальше. Смеркалось. Солнечный блин катился к горизонту, а перьевые облака периной окутывали сверкающий шар. Тихо, спокойно.
  
   И мы ничего не нашли! Окрестности будто вымерли, ни одного зверя, ни пения птиц. Разве подобное не настораживает? Дина сосредоточенно крутила головой, маленькая юла облазила каждый уголок. Нет нигде этого логова. Завелась крамольная мысль, думал, авантюристы пошутили над новичком. Или, того хуже, оказались бандитами. Ближайший курган вспотел, пока я всматривался в него. Вряд ли, даже пожелай они захоронить трупы, любое заклинание той волшебницы давно бы спало. А священник... Будь я первоцерковником, свернул бы шею тем, кто обучал этого неумеху.
  
  - Господин Териль. - Шепот над головой скомандовал мурашкам танцевать. Дина, стоявшая рядом, недоуменно глянула, пока не сообразила продолжить. - Ой, там кто-то есть.
  
  - Уже лучше. - Пошли в сторону, куда ткнул палец орчанки. Шальная ветка хлестнула по лицу, щека тут же взвыла тихим матом. Или же я от неожиданности плюнул словечком. Подозрительно глянул на Дину, та аж слюни пустила из раскрытого рта. - Повторишь - тресну.
  
   Ветки хрустнули, когда мы подошли в указанную сторону. Дина высматривала сквозь растительность монстров, я же держал посох наготове. И, на всякий случай, подготовил руну паралича. Время сыпалось бесконечными песчинками, надежда найти логово растворялась. Уже потеряв смысл ждать, собрался уйти к поляне. Но тут...
  
  - Господин, вот он. - Шелест листвы приглушил речь Дины. Эльфийский слух еле расслышал произнесенное, а потом за деревьями кто-то рыкнул. - Это д-дракон?!
  
  - Цыц. - Если и дракон, то парализовать я его смогу. Нескольких секунд хватит, чтобы мы успели сбежать.
  
   В лесной гуще тяжело что-нибудь разглядеть, растения переплетаются ветвями, ландшафт скачет буераками. Да и деревья выстраиваются своеобразной стеной, за ней разглядит цель один рейнджер или следопыт. Будучи новоявленным друидом, я не мог воспользоваться помощью леса. Даже зоркий глаз мылился за наблюдением неизменной картины. Пока существо не выдало себя новым рыком.
  
   Я... Я впервые видел подобного монстра. Низкорослый, щуплый, он напоминал абсолютно всем дракона. Бескрылого, стоящего на задних лапах, совсем детеныш. Однако какой дракон будет держать копье? Одежда из шкур болталась на живом скелете, кожа да кости, так еще шлем с чужой головы висел кастрюлей. Или ведром, тут по чему бить приятней.
  
   Очевидно, внутрь так просто не попасть. Дозорный мог поднять тревогу, а копье не хило ужалить. Гипноз в таких ситуациях неплохой выход, но потом надо или увести нежданного союзника, либо убить. Либо оставить ждать. Если я промою твари мозги, основательно и с закреплением моего образа как друга, то остальные и не заметят присутствия чужаков. Но как узнать, сопротивляется ли эта тварь магии? А, впрочем...
  
   Порча уязвимости буквально объяла монстра, тот дернулся, но пост не оставил. Правда, с каждым вдохом монстр судорожно смотрел по сторонам, будто каждое дерево ему враг. В выпуклых желтых глазах застряла пустота, по красным чешуйкам пробежала капля. Раскрытая пасть глотала воздух, длинный язык щелкал по желтым клыкам. Не выдержал. Монстр шагнул в сторону, где мог таиться вход в логово, зашебуршало. И тут же стихло. Монстр вернулся на место.
  
   Магия вновь вобрала мою волю и наложила порчу, теперь копье ящера хищным жалом стреляло по сторонам. Маленькие лапы-руки атаковали воздух всего несколько минут, а потом эффект метки спал. Удивительно, а ведь порча всего лишь ослабляет психическую устойчивость, про магическую и речи не стоит. Шедевр. В третий раз монстра тряхнула невероятная дрожь, слабость подрезала веревочные лапы. Потеря ориентации смутила мысли, взор ящера закрутился по кругу. Он мой.
  
   Кусты разошлись. Дина следовала по пятам, когда я шел к лежачему. Пока действовала магия, разум жертвы агонизировал, конечности обмякли. Тело монстра повторяло анатомию детенышей драконов, однако отсутствие крыльев и гуманоидное происхождение упрямо твердили, что это не дракон. Видимо, в мире существует больше, чем один вид рептилий.
  
   Обновленная порча сломили сопротивление монстра. Горячие ладони коснулись холодной чешуи. Красная и хрупкая, такую можно проколоть хорошим ножом. Лапы-руки значительно слабее, чем руки той же Дины. А вот задние лапы давали преимущество в беге и прыжках из-за животной формы строения. Маленький рост играл монстру на пользу, в отличие от хилого телосложения. Снаряжение - тихий ужас.
  
   На прощание вселил в монстра уверенность, будто мы хорошие друзья. Прощание с новым союзником вышло коротким, на плече у ящера появилась определительная повязка. Когда возьму логово штурмом, она вычленит существо из толпы сородичей. И тогда новый друг сокрушит врага с тыла.
  
  ***
  
   Хижина, где отдыхала Йоль, превратилась в кусок дырявого сыра. Везде виднелись пробоины, часть стен не выдержала, куски мусора вальяжно развалились на расстоянии десяти шагов. Призванные растения, защищающие дом от проникновения, срезаны почти под корень. Беспокойства добавляла по-совиному ухающая темнота. И Йоль, сжимающая палку.
  
  - Кто здесь? - Никогда бы не подумал, что злой тон иногда такой чарующий. Я не подходил ближе:
  
  - Йоль, это я, Териль. - Голова в последний момент сошла с пути брошенного снаряда. Да что происходит?!
  
  - Ты ублюдок... Это ты во всем виноват! - Йоль слепо пошла ко мне, ее волосы поднимались капюшоном разозленной змеи. Руками она потянулась к моему горлу. - Если бы не ты, ничего этого не было! Если бы не ты, то я... Я бы... В темноте... Так страшно...
  
   Вокруг шеи обвились крепкие, но нежные руки. Все тело девушки прильнуло, грудь в грудь. Уткнувшаяся в плечо голова завывала, слезы сплошным потоком стекали по плащу вниз. Натянутые нервы тут же лопнули, а сердце... Оно, как обычно, пропустило удар. Надеюсь, от него я оправлюсь.
  
  
  
  ========== Глава 5. Подготовка ==========
  
   Пропахшая дымом таверна полнилась веселыми разговорами. Камин обдувал теплом, трескали дрова в танце костра, удар кружек возвещал о хорошей награде за задание. Дверь в основной зал гильдии иногда скрипела, знакомые лица приключенцев лучились довольством от скромного приветствия. Или, как сейчас, от смешной шутки.
  
  - Фарфор(10), ты хочешь, чтобы мы с тобой пошли исследовать логово монстров? - Дварф покрепче затянулся из трубки, глухой бас сперло дымом. - Прости, малец, но наша партия вернулась с миссии. Как видишь, квест удался!
  
   Группа из эльфов, людей и хоббита стукнули пивными кружками, пена стекала по губам, падая на пол. Я кивнул сородичам, ответом стали снисходительные улыбки. Как же, друид в местных землях гость редкий. А друид-приключенец совсем диковинный зверь, за которым без смеха не понаблюдаешь.
  
   Колкая фраза дварфа окончательно расстроила, ожидания треснули под шагами реальности. А реальность, мягко скажем, не обещает легкого пути. Уже третья группа отказалась обследовать пещеру ящеров. Кобольдов - просветили меня. Монстры низкого уровня, смазка для клинка. За такими отправляют даже не новичков, а солдат. Новобранцы тренировались на столь слабых монстрах, чтобы навыки реального боя не стоили жизни половине отряда.
  
   Диван у стены мягко снял усталость. Присев, осмотрел новых посетителей. Повсюду одни изумрудные(6) и сапфировые(7), остальные либо в дальних походах, либо в других тавернах. Что до новичков, то они забивают группами канализации и улицы, крысиные монстры сами не помрут, а общественный порядок любит лишние глаза. Получается, в поход я пойду один. Брать с собой ни Дину, ни раненую Йоль я не собираюсь.
  
   Мимо столов грациозно проскакала местная подавальщица, девушка из расы полузверей. Кошачьи уши дернулись от громкого хохота, а глаза злобно стрельнули в сторону молодого парня, рассказывающего истории двум девушкам. Значок гильдии привлек внимание - фарфор. А с учетом полной целостности жетона, паренек стал авантюристом совсем недавно.
  
   Половицы и ноги скрипнули, когда я подался к новичку. Сверкающая улыбка парня выдавала удовольствие женской компании, история набирала оборот. Слог красен, будто говорит бард. Лютни у приключенца не было, значит, этот талант лишь для развлечения предмета воздыхания. Столы опытных авантюристов иногда прислушивались к речи, нескончаемый поток историй бурлил. И вот, я подошел достаточно близко, чтобы новичок осекся.
  
  - Простите, мы знакомы? - Здесь запах дыма вновь проник в легкие. Громкий тост за соседним столиком напомнил о том, зачем я побеспокоил авантюриста.
  
  - Разрешите представиться, Териль. Друид фарфорового ранга. - Я помнил три варианта поклона из разных миров, однако поклонился так, как приветствовал Саруман. Сдержанный кивок слился с распростертыми объятьями.
  
  - ...Исло, авантюрист фарфорового ранга. - Хлопок по кожаной броне привлек внимание к одежде новичка. А потом и к резным рукоятям кинжалов, те покоились в ножнах, но, дам слово, металл желал полакомиться плотью врагов. - Вы по делу?
  
  - Да, уважаемый Исло. Вас заинтересует партия по охоте на монстров? - Нос снова черпнул аромат раскуриваемого табака. Не удержался, облако дыма превратилось в силуэт кобольда, монстр предстал таким, каким я его помнил. - Кличут кобольдами. Ростом по пояс, из оружия ржавые клинки да ткани с чужих плеч. А еще очень любят золото. И не менее блестящие вещи.
  
  - Впервые слышу о таких монстрах. - Заметила девушка, носящая странные свободные штаны и безрукавку. Чем-то одежда походила на одеяния Кханда и Рун, земель на востоке Средиземья. - Да и какая вам выгода звать нас с собой? Или вы без группы?
  
  - Моя группа отдыхает после сложной миссии... - Тут вклинилась вторая авантюристка:
  
  - После нее у вас на голове остался клок волос? - Вишневые губы разошлись в милой улыбке. Авантюристка хихикнула шутке, когда в руки незаметно лег маленький арбалет. Судя по движениям, девушка опытный приключенец. Почему она фарфорового ранга?
  
  - Совершенно верно, леди. Мы пошли на дракона. И, если кто спросит, это мы пожалели его, а не он нас. - Одобрительно хмыкнули. - Я зарабатываю деньги на подарок невесте, поэтому иду на миссии отдельно от группы. Иначе кто-нибудь попросту взболтнет лишнего.
  
   Авантюристы предложили выпить, через минуту прохладное пиво смачивало горло, а необыкновенные истории веселили окружающих. Шум постепенно нарастал: приключенцы завершали простые задания, группы возвращались с патрулей или зачисток территорий. Иногда встречались и убитые горем ребята, чьих сопартийцев настигла дурная участь. В кругу разговоров суматоха кружила головы. А когда я покидал оживленное заведение, там разыгрался настоящий оркест из стучащих кулаков, завывающих глоток и грубых шуток.
  
   Целый день уходил на то, чтобы решались срочные дела. На остаток вознаграждения за поиск трав сделал три вещи. Привел облик в порядок, купил несколько склянок для травничества и оковал посох медью по концам. Цирюльник схватился за голову, когда оборванная шевелюра показалась из-под капюшона, а алхимик сомнительно зыркал на протяжении всей покупки. Что до кузнеца, то крепкое рукопожатие чуть не переломало пальцы, а надувшиеся от смеха усы чуть не взорвались. Но посох-таки обзавелся медными наклепками.
  
   Вечер встречал расцветающими звездами. По сиреневому небу загорались свечи далеких огней, еще со времен зарождения Арды я помню, как Валары и Эру Илуватар создавал прекрасный мир. Как громыхали небеса, когда первые светила летели над землями смертных. Свет мерцающих звезд освещал путь Майарам, мы летали по всей Арде, творили согласно воле наших господ. Потому далекие газовые шары вызывали внутри сожаление, потеря старого дома выгрызала в сердце дыру.
  
   Проплывающие на пути поля уже не золотились. Горящие огоньки в домах тухли один за другим - крестьянам рано вставать. Несколько повозок уходили к лесу, где пристроились деревни поменьше. Меня взял попутчиком старик, телега вихляла на ухабинах, колеса били по камням. На кочках взлетал стог сена, на котором я вольготно разлегся, созерцая небо. А темные облака с космическими светлячками рисовали образ Йоль и Дины.
  
   Внутри хижины потрескивал небольшой костер, внутри котелка бурлил ужин, а бульон раскидывал небольшие куски мяса и овощей. Жаль, но это единственное, что можно купить на такие маленькие деньги. Даже странно, в обоих мирах магия - выход из большинства проблем. Одно ее наличие возвеличивало тебя до уровня богов. Будучи однажды таким божеством, я потерял все. Теперь же мне хватает веселого смеха Дины и умиротворенного дыхания Йоль.
  
   Интересно, сколько я потерял, гоняясь за могуществом? Обладая знаниями и мудростью веков, почему первый из Истари был несчастен? Или почему Серый страж грезил идеей освободить собратьев от гнета Круга, при этом забывая о личном счастье? Великие цели кружили голову трем жизням, и три жизни я потерял. Так кто дал последний шанс, чтобы я исправил ошибки?
  
   Заскрежетал половник по котлу, в миску прыснул суп. Удивительно вкусный и простой, я не ел подобного ни в одной из жизней. И пока ужин спешно пропадал в желудке, смотрел на Йоль. Страх за невесту просыпался внезапно, громом средь ясного неба возникали мысли, что девушка не справится с обыденными вещами. Ошибся. Слух у Йоли великолепный, а ориентация в пространстве у копейщика выше всяких похвал. Глаз не отрывался от ловких смазанных движений, а миска уже опустела. Вот она, воинская сноровка!
  
  - Териль, расскажи мне, что случилось в пещере. - Прошлым днем Йоль опустила случившееся, но как назло решила напомнить сегодня. - И почему маленькая девочка считает тебя господином?
  
  - После того, как на нас напали, гоблины развели нас в разные стороны. Помнишь? - Йоль кивнула. Дина же созерцала танец костра, раскаленные искры иногда взлетали к небесам, а пепельный снег падал на пол. - Вас отвели в родильни, а меня... Я оказался единственным выжившим мужчиной, когда проснулся. Хотя, не уверен, выжил ли вообще.
  
  - О чем ты?
  
  - Дело в том, что некоторые друиды могут помолиться Земле-матери. Искренний зов доходит до великой богини. Нет, не той, которой поклоняются целители. - Лицо Йоль на секунду озарилось догадкой. С закрытыми глазами это выглядит странно... - Ты помнишь, наш народ поклонялся другим богам. До вознесшихся эльфийских владык, задолго до них существовала сама жизнь, природа. Я помолился Ей.
  
   На этих словах я замолчал. История, звучащая из уст, происходила не совсем так. Да, тот Териль молился Матери-Земле, но гоблины запытали его раньше. Нынешний я едва помню произошедшее, как ноги забыли ощущение настоящих ступней. Деревянные конечности привлекли взор, кора создавала силуэт остроносых ботинок, местами вытягивались живые росточки. Чем больше я колдовал магию друидов, тем живее становились ноги. Вздох протянулся по хижине, я продолжил рассказ.
  
  - Я пробудился и спрятался, монстры же потеряли всякую бдительность. Без главаря гоблины потеряли организованность. Они умирали по одному, в грязных пещерах родились, там же и умерли. Так я наткнулся на родильни, где находились Дина и остальные. Рядом нашел тебя.
  
  - Меня спас ты? - Кивнул. Уголок губ Йоли вытянулся. Подкинув в костер полено, я закончил историю:
  
  - Когда гоблины сообразили, что происходит, половина из них ушла в небытие. А поздней к нам на помощь пришел авантюрист серебряного ранга. Убийца гоблинов. С посильной помощью ты лечилась в госпитале, а я и Дина жили в гостинице под присмотром гильдии.
  
  - И мы выплачиваем сорок три золотые гильдии с лечебницей. Да, не соскучишься. - Йоль прыснула со смеху, ладонь била бедро. Отсмеявшись, невеста сблизилась, дыхание ошпарило мою щеку, внутри играли барабаны. - Я беспомощна, Териль. Не жди помощи от калеки, брось меня. Если я поработаю в борделе несколько месяцев, то выплачу сумму за лечение. И больше мы не увидимся.
  
   Она приближалась, язык облизнул губы, глаза стягивались к ним одним. Мы почти слились в поцелуе. Но миг тянулся, а кульминации не происходило. Тогда я понял: Йоль боялась зайти дальше. Невеста посчитала себя обузой. Испорченной. Из дочери знатного рода она стала куском мяса, гоблины осквернили тело и душу. Возможно, мыслей на этот счет в голове Йоль крутилось больше, суть же ясна. Я перестал думать.
  
   Ответ на поцелуй заиграл оттенками. Ни одна жизнь не подарила опыта любви больше, чем эта. Грудь взорвалась пожаром, чтобы потушить пламя я притянул Йоль. Крепко сжал ее, забирая каждый вдох, руки гладили дрожащую спину, водопад волос путался в пальцах. Еще немного, мы бы перешли в ту стадию, где за тебя говорит тело.
  
  - Стой. - Нос девушки тыкался в щеку, кожу щекотал теплый воздух. - Во-первых, ты еще слаба. Во-вторых, тут Дина. - Девчонка мигом отвернулась, канавки морщинок изображали сосредоточенное наблюдение за костром. - И ты сама просила дождаться свадьбы.
  
  - Ты изменился. - Пусть улыбка осенила красивое лицо, по щеке спустилась слеза. - Юноша возмужает только тогда, когда его возлюбленную возьмет силой гобл... Ай, ты чего?!
  
  - В следующий раз стукну посохом, дитя. А теперь спать, завтра будет тяжелый день. - Костер тут же сник.
  
   Одеял не хватало, поэтому мы легли вместе. Тонкое покрывало спрятало тело по самый подбородок, холод не сожрет, но приятного мало. Остывающие угли распространяли тепло, запах золы перемешался с ароматом Йоль. Раньше мы спали на разных кроватях, как того требовал этический закон предбрачия. Увы, он нагло нарушился раненой эльфийкой и беззастенчивой орчанкой. Зато не замерзнем.
  
  ***
  
   С первыми петухами глаза воззрились на потолок хижины. Мерзлый воздух колол лицо, нос забило влагой. Тут же заиграл костер на выросших ростках, жар прогонял утреннюю сырость. Перед уходом посмотрел на спящих девушек. Обе кутались в покрывале, виднелись одни волосы. И если Дина правда спала, то Йоль старательно притворялась. Сдув тоску вздохом, приложил ко лбу невесты ладонь, магия прогнала тяжелые мысли, очищая голову.
  
   Путь в город незаметно слился с байками знакомого старика. Совпадение или нет, он ездил ранним утром в город, где торговал тканями и деревянными поделками, а вечером дорога лежала обратно. Истории мужика раскрывали давние тайны, местные легенды богаты на реальные события. А часть и вовсе оказалась пересказом приключений здешних авантюристов.
  
   Городские стражники приветливо козырнули, залаяли собаки. Телега встала у рыночной площади, торговый ряд просыпался вместе с остальным городом. Поблагодарив старика, я пошел в гильдию. За массивными дверями показался зал, часть авантюристов кучковалась в углу, другие - опытные,- ожидали у окон на диванах. Там нашлась и моя партия.
  
  - Мистер Териль, благословят вас боги! - Стрелой метнулась ко мне девушка в наряде востока. Руки затряслись от быстрого рукопожатия. - Я вчера ходила в библиотеку. Исло ведь не поверил вам, думал, нет никаких кобольдов вообще. А, оказывается, есть! И даже миссия по разведке местности есть, так что мы получим деньги не только за зачистку гнезда, но и за исследование территорий.
  
  - На наличие опасности. - Подошла ближе красотка с арбалетом. Ее собранные в хвост волосы открывали глаза, те погружали в себя наблюдателя как в морское дно. - Если мы подтвердим наличие гнезда кобольдов и истребим его, то получим за миссию две золотые. По пятьдесят серебрянников на человека. Или эльфа.
  
  - Хорошо, тогда берем задание и отправляемся. - Девушки тут же согласились. Оставался Исло, спина авантюриста темнела на фоне оконного света. Погруженный в мысли, он обдумывал все еще раз. Я решил ему немного помочь магией. - Поговаривают, что за успешную зачистку логова монстров гильдия быстро повышает ранг приключенца. А чем быстрее сделана работа, тем больше за нее дают очков для роста ранга.
  
   Фигура Исло сдулась, а сам он часто закивал, соглашаясь со словами. Мерный топот башмаков отсчитал шаги до стойки регистрации, где за стопками с документами развалилась служащая. Черная грива волос занавесила симпатичное лицо, пока то не выскочило прямо на нас:
  
  - Вас приветствует гильдия авантюристов, чем могу помочь? - Улыбка показалась неестественной. Мешки под глазами, думалось, вот-вот утащат регистраторшу под стол.
  
  - Мы хотим взять эту миссию. - Говорил, в основном, Исло. Я же прислушивался к шагам с потолка, да и разговоры других авантюристов очень информативны. Договор оформлялся весьма быстро, это не способствовало детальному разбору слухов. Да и перемешанные со сведениями байки очень утомляли.
  
   Когда пришло время расписываться, в здание вошел он. Авантюрист, чей глухой шлем искажал голос до орочьего баса, а движения напоминали голема Орзаммарских дварфов. Убийца гоблинов. Мерные шаги авантюриста сократили расстояние меж нами. Сразу же пахнуло чем-то отвратительным, вроде фекалий, мочи и прочей мерзости. На доспехах слиплись пятна, кольчуга потеряла несколько... колец. А из оружия у авантюриста одна дубина и щит.
  
  - О, мистер Убийца гоблинов, вы не могли бы подождать? Регистратор, работающая с вами, сейчас занимается важным поручением от гильдии.
  
  - Ясно. - Тут прорезь шлема повернулась ко мне. - Ты... мы знакомы?
  
   Ничего удивительного, после того, как я обрился на лысо, меня и Дина не признала. Легким движением протянул руку для рукопожатия:
  
  - Териль. Мы встречались по делу пропавшего каравана. - Убийца гоблинов пару секунд раздумывал, прежде чем ответить взаимным жестом. За спиной стихли разговоры приключенцев.
  
  - Понял. Отправляешься на миссию? - Я на миг отвлекся, чтобы посмотреть на ранее веселых авантюристов. Все присутствующие в зале посмурнели лицами, двойка людей и вовсе сплюнула на пол при виде этого человека. Интересно, почему?
  
  - Да. Решил влиться в другую группу, чтобы обследовать логово монстров. - Авантюрист вроде бы заинтересовался.
  
  - Гоблины? - Я несогласно покачал. - Тогда неинтересно. Будут гоблины, зови.
  
  - Да будет так, мистер Убийца гоблинов. Удачной охоты.
  
  - Взаимно.
  
   Тихие шаги отдалялись от стойки регистрации. Я повернулся к сопартийцам, как мне положили руку на плечо. Новоявленные товарищи вместе посмотрели на здоровенного человека, из-за спины воина выглядывала рукоять большого меча. Огромного меча. Такой не поднимет даже кунари Стэн. И тут же эта мысль сбила с толку, в тот же момент заговорил незнакомец:
  
  - Парень, что тебе сказал тот чудак? - Глаза непроизвольно хлопнули. Что происходит? - Если тот парень угрожал тебе, дай мне знать. Неизвестно, чем промышляет этот Убийца гоблинов. Мутная личность, ходит на простые миссии по зачистке зеленых монстров. А сам уже серебряного ранга. Ты поосторожнее с ним. - Я чуть не засмеялся. Мне дает совет такой же серебряный ранг, который неизвестно чем занимается. Так еще и здоровенная рука лежит не у кого-нибудь, а у меня на плече.
  
  - Учту. Спасибо за заботу, мистер...
  
  - Гатс. Тяжелый мечник Гатс. - И вот я смотрю в спину удаляющимся черным латам. Интересно, а здоровяк знает, что для защиты головы есть шлем?
  
   Молчание повисло среди нашей четверки. Никто не хотел прерывать тишину, но я опять разрушил безопасный островок для новичков. Почему безопасный? Ведь так удобно ждать, когда первый шаг сделает самый уверенный. Или самый опытный. Сколь бы не бахвалились Исло и компания, а опыта у них с ноготь младенца. Хотя, девушка с арбалетом еще удивит.
  
   ***
  
   Пещера не прикрывала широкий зевок, наоборот, темная глотка будто расширилась, выпирающие скальные клыки готовились вцепиться в новую жертву. Проход, признаться, правда увеличился. Союзник из кобольдов постарался на славу. Рептилия не только обработала вход и подступы к нему, забота за безопасность отряда так же легла на чешуйчатые плечи.
  
   Приключенцы сначала не поверили мне. Конечно, мало какой авантюрист утверждает, что на его стороне сражается монстр. А потом кусты выбрасывают маленькое чудо, вооруженное копьем. На месте здравомыслящих существ я бы давно снес голову противнику, даже будь он десять раз приручен и обработан. Повезло, сопартийцы оказались теми еще идиотами. Поэтому, чтобы шальная булава не расплескала мозги, надо обучить новичков.
  
   Стены разносили эхо шагов в глубину подземелья, каменные своды угрожающе дрожали, не рады стены и потолок незваным гостям. Корни деревьев змеями кусали за лодыжки, камни с мышей жалили подошвы. Мрачнеющий ход дурманил, глаза плескали искры, лишь бы заметить опасность. Эльфу беспокоиться об этом ни к чему, но людям... Люди не подходят для подобных заданий.
  
   Перекресток встретился по прошествии минут десяти. Три кишки пещер уходили ниже, один проход карабкался к поверхности. Союзник быстро просветил о роли путей. Увы, языка я не знал, поэтому читал по жестам. Первый нижний ведет в склады или оружейную. Второй к гнезду, там самки откладывают яйца и растят новое поколение. Третий является коридором к жилым помещениям. А наверху живет вожак.
  
  - Первым умрет вожак, без него монстры не соберутся вместе. - Все согласились со мной. - Тогда, первой пойдет наша девушка с востока.
  
  - Я не с востока. И меня зовут Эмми. - Замечательно, у них и имена есть. Наверное, еще и о способностях расскажут. - А одежду мне подарил учитель.
  
  - Что ты умеешь? - Эхо от слов разошлось по туннелям. Тут же отчетливо почудился запах плесени и рыбы.
  
  - Я неплохо сражаюсь в ближнем бою. Я монах. - Насколько помню, монахи изучают боевые искусства. Надеюсь, Эмми продержится в роли защитника.
  
  - Хорошо. Представишься, арбалетчик? - Красотка только собиралась ответить. - Впрочем, нет необходимости. Время вышло, а способности для арбалета вряд ли понадобятся. Исло, прикрывай нашу застрельщицу, не давай врагу подойти слишком близко к заднему ряду.
  
   Бровь парня взлетела ко лбу, а ехидство просквозило в словах:
  
  - Ты считаешь себя главным? Разве не ты прибился к группе? - Мне теперь на каждого влиять гипнозом? Ладно, хорошо. Коли он спросил, отвечу.
  
  - Исло, я эльф. Для всех не секрет, что мы живем десяток людских веков. А то и все двадцать, если постараться. Я же друид, буду жить тысячелетия. Как думаешь, сколько лет пролетело с моей первой битвы? А последней? - Блеф чистой воды. Насколько я знаю, разумным с высоким боевым опытом не дают фарфоровый ранг. Надеюсь, Исло простак и поверит.
  
  - Ладно, хорошо. А что будешь делать ты? - Правильный подход.
  
  - А я покажу, почему с друидом шутки плохи. - Пещера подхватила новое эхо, будь я громче, эта фраза сотрясла бы все подземелье. - Идем.
  
  ***
  
  - Самое время зажечь факел. - Исло не успел не то, что сказать, а подумать, когда я вцепился в его руку. - Т-ты чего?
  
  - Идиот, ты хоть что-нибудь знаешь о профессии авантюриста? Эмми, ты, вроде, ходила в библиотеку? Расскажи, что тебе известно о кобольдах. А ты, мелкий, не подсказывай. - Кобольд-союзник обиженно отвернулся. Наконец, Эмми напомнила о себе.
  
  - Кобольды - трусливые рептилиеподобные существа, которые служат драконам... Что-то там. Они живут вместе с драконами, а если такого нет, то сами роют туннели, где размножаются по мере возможностей.
  
  - Великолепно. Как вы поняли, туннели, по которым мы идем, вырыли эти ребята. - Я похлопал кобольда по плечу. - Думаете, они здесь убирают пыль или вырубленные корни? О, спешу расстроить, тут столько мусора, что он вспыхнет, зажги ты факел. Поэтому, Исло, держи себя в руках.
  
  - Тогда, что нам делать? Мы не эльфы, темнота станет помехой в бою. - Пока Исло рассуждал, я друидическим заговором вызвал несколько ростков, земля и камень бессильно уступали ожившим растениям.
  
  - Смотри и учись. - Я попросил у арбалетчика нож, чтобы разрезать ростки надвое. Метровые палки долго сопротивлялись, но хороший замах и поставленный удар раскроят любую деревяшку. Две половинки одной палки лежали в стороне, пока подобный трюк проделывался со второй. Когда закончил, заготовки легли в сторону. Нужно сосредоточиться для дальнейших манипуляций.
  
  - Долго еще? - Прошла же всего минута! Какие нетерпеливые дети. Открыв глаза, вновь встретился с мраком уползающего туннеля. Ничего, скоро здесь будет светло, как днем. В руках сверкнул нож, лезвие ловко вырезало занимательный рисунок на двух половинках палки. Затем шла очередь второй заготовки. И вот, оставался последний штрих.
  
   Телекинез сдул всю окружающую пыль, внутри образовавшейся сферы зажигать факел было не страшно. Но нужно ли постоянно поддерживать телекинез, если магия дает куда больше преимуществ? С тихим смехом, я вызвал маленький огонек. Авантюристы тут же попадали наземь как трусливые крысы. Правильно, пусть учатся доверять инстинктам. И глазам, ведь те иногда говорят больше чутья - свет от огонька, может, и распространялся, но само пламя... застыло. Ох уж эта руна парализации, достаточно разобраться в законах магии, как весь мир обретает простоту!
  
   Огонь пока горел внутри одной руны парализации, а ведь нужно зациклить заклинание. Магическая энергии, как и магия Тедаса, работала на концепции. Пока есть мана, ты можешь колдовать. Если знаешь больше, то можешь разобрать заклинание на компоненты. А коли знаешь компоненты, не трудно составить концептуальную теорию для нового заклинания. Например, так получился замерзший внутри парализационных рун огонь.
  
   Сопартийцы провожали каждое движение совиным взглядом. Иногда возникало ощущение, будто они магии никогда не видели. Отринув мысли, я закончил простейшие артефакты: две половинки заготовки встречались в точке рун, где застыл огонек. С помощью того же заговора выросла полупрозрачная мембрана, прозрачная кожица обхватила невидимую сферу, закрывая доступ к кислороду. Так получилась 'живая лампа с замерзшим огнем'.
  
   За первой лампой пошла вторая. А когда артефакты заработали, я посмотрел на пустые лица. Мастер-класс по магии прошел успешно!
  
  - А вот теперь можно и к вожаку на кружку пива заглянуть.
  
  ========== Глава 6. Западня ==========
  
   Каменный купол застенчиво обнажил голые ребра. На потолке блеснул свет, сбоку спрятались тени. Или злые духи, в мире многое бывает. Группа шла тихо, друг за другом сопартийцы цепью пробирались в комнату вожака кобольдов. Душок от сваленных в углу костей мазнул по носу, у девушек собрались слезинки в глазах. Мы прошли дальше и тут же услышали храп.
  
   Кобольд-вожак распластался на подобии трона. Земляное сидение убого кривилось под тушей крылатого ящера, куски почвы сыпались под лапы ящеру. В углу притаился обоюдоострый топор, а подле него - круглый щит.
  
   Я указал сопартийцам в сторону, группа тихо отошла. Кобольд-союзник приготовился броситься в бой, он пружинил с ноги на ногу рядом. Жало копья монстра танцевало в бликах магического света, иногда зайчики света разбегались по своду, чтобы столкнуться на металлических поверхностях. Вот кинжалы Исло оттолкнули блики, наконечник арбалетного болта смахнул свет, и теперь один робкий луч врезался в закрытый глаз вожака. Или не закрытый?
  
  - Гхр-р-р-р. - Тихий рык дернул руку, пришлось отойти в тень. - Гхр-р-а-а-а-а-а-а!
  
   Вытянутая пасть протяжно зевнула, глаза мигали после сладкого сна. Когда крылья раздались в стороны, девушки чуть не крикнули. Хорошо, Исло вовремя заткнул им рты. И тут же бросился в атаку! Клинки заскрежетали в воздухе, чуть ли не вызывая искры! Поднявшийся внутри груди ужас моментально сник, только я увидел столкновение вожака кобольдов и авантюриста. Значит, бьемся!
  
  - Что вы встали, давайте! - Девушки тут же подсобили кричавшему, арбалетный болт чиркнул по чешуе, вызывая недовольное урчание у кобольда. - Еще, еще!
  
  - Сила во мне! - Эмми глубоко вдохнула, чтобы через несколько секунд удар кулака сбил когтистую лапу твари. - Получай!
  
   Арбалет пел, редкими попаданиями радуя хозяйку, кинжалы кровожадно кусали плоть кобольда, а звенящее тело бойца разрывало тишину. Исло давил монстра, разваленный трон едва сдерживал спину вожака, как вдруг... Хвост ящера щелкнул, отправленный в полет Исло перевернулся - новый удар прошел мимо. Эмми попыталась изобразить крепостную стену между другом и врагом, но когти монстра вырвали из ее груди крик. Тяжелая рана, так и без руки можно остаться.
  
  - Друид, сделай что-нибудь! - Что-нибудь? Союзник будто прочел вопрос из моей головы, тут же направляя копье на бывшего вожака. Что-нибудь сделать... Легко.
  
   Руна парализации идеальным кругом сверкнула под кобольдом, крылья застыли, а лапы чуть не дотягивались до лица арбалетчика. Проклятье, разве эти ящеры не слабы? Хотя, не то, чтобы вожак угрожал моей жизни. Думаю, я мог бы и вытянуть из него весь воздух. И раскрыть этим больше способностей незнакомцам? С них хватит и демонстрации простейшей артефакторики.
  
   Бегающие глаза вожака стреляли то в авантюристов, то в меня, даже кобольд-союзник забеспокоился от кинжального взора. Острые зенки обещали вторженцам все круги проклятий и кар, которыми обладали маги Круга. Из раскрытой пасти свесилась ниточка слюны.
  
  - Добивайте его, а я пока осмотрюсь тут. - В руки арбалетчика упала светящаяся палка. Авантюристы окружили кобольда, намереваясь добить, я же ощупал трон монстра.
  
   Примитивное кресло сыпалось от легкого прикосновения. Комья земли упали на ботинки. Одернув ногу, обошел трон в поисках тайника. Книги от бывалых авантюристов в библиотеке гласили, что подобные приключение обогащают новичков похлеще выгодной сделки на рынке. Но я сильно сомневался в этом, видимо, работать мышцами и работать мозгами одновременно тут не принято. Или мне попались записи наиболее глупых авантюристов.
  
   А может и нет. За спиной крикнули, следом земляной трон разлетелся комками. Часть снарядов полетела ко мне, другая врезалась в сопартийцев. Союзник поспешил укрыться за мной, почему и выжил. Отвести осколки телекинезом проще простого, я даже растерялся из-за последовавшей заминки после такой неожиданной атаки. Секунду спустя все встало на места.
  
   Кобольд-вожак пытался разрубить Исло топором, но руна паралича вновь сковала движения монстра. Неудивительно. Кампания против Порождений тьмы выработала определенные рефлексы и навыки, например, запитывать руны чуть большей магией, чем нужно. Поэтому-то авантюрист и выжил, чего не скажешь о целостности парня. Ногу нужно обработать в лечебнице.
  
  - Довольно. - Смотреть за детскими потугами иногда надоедает, а в нашем случае это еще и грозит жизни. Магическая стрела смазалась в луч, сиреневый свет вышел из глаза кобольда. Грозный рык затих навсегда, его забрали черные своды пещеры. - К сожалению, я не лекарь, но калекой не останешься.
  
   Однажды я помог авантюристам с травмами, так почему не заняться этим теперь? Ростки вышли из земли, ногу обернуло ими, рана стягивалась под легким давлением растений. К счастью, я мог немного влиять на происхождение растительности, поэтому призыв лечебных трав удался.
  
   Девушки пожирали меня глазами, каждое действие вызывало интерес. Хлопающие ресницы трепетали чуть ли не на расстоянии волоса. А нога Исло почти готова к дальнейшим приключениям. Пара штрихов, небольшой трюк. Готово!
  
   Парень оперся на одолженный посох, неверие в происходящее чувствовалось в каждом движении. И тут Исло прыгнул! Пыль от приземления разошлась кольцом, на лице идиота светилась улыбка, а я примеривался для удара. Вздохнул: если вырубить парня, то кто понесет тело? Точно не я.
  
  - Осматриваемся и забираем самое ценное. Эмма, как рука? - Девушка поежилась от моих слов. В итоге, я обрабатывал еще и руку. - Разве ты не должна носить нарукавники? Или наручи?
  
  - Они дорогие. А мой стиль боя требует особого снаряжения. - Еще одна идиотка. Впрочем, чего ожидать от новичков. В гильдии и так мало квалифицированных авантюристов, а тут девчонка лепечет о стиле боя. Без опыта рассчитывать на навыки.
  
  - Эмма, я... Опиши броню, которая будет для тебя максимально удобна. - Светящаяся палка переползла в руку, а там уже свет висел над полом, где я начал рисовать примерную заготовку. Рядом чиркнуло копье союзника-кобольда.
  
  - М-м, они должны быть легкими и прочными. Чтобы я могла принимать удар оружием на них, но при этом кисть активно двигалась. - Они точно не родственники с Исло? Сейчас описали чуть ли не мифриловые наручи эльфийского производства. Я, конечно, маг, но не Ауле!
  
   Из земли вырос росток, другой, третий. Растения танцевали своеобразный бал, веточки и корешки сплетались в узлы. Затем толстая кора обняла основу, несколько листочков проклюнулось на поверхности. Свистнул нож, я отсек лишнее. Ойкнувшая Эмма сгорбилась так, чтобы я больше не тянул ее. На руку легла заготовка, и тут же конечность с деревяшкой перетянул растительный жгут. Все, и защищено, и подвижно.
  
   Я работал, а авантюристы пристально следовали за каждым действием. Вот побег крепчайшего сорняка, какой я знаю, лег по форме руки. Основа наруча шилась из ростков, процесс повторялся. И вот у Эммы второй наруч. Девушка по-детски рассматривала подарок, но не успела обрадоваться, как обе руки схватили авантюристы и чуть ли не облизали. Очевидно, что следующим будет:
  
  - Сделай и мне! - Пришлось отказаться. Неспроста они тут физиономии корчат. А вот кобольду перед следующим сражением надо б сделать.
  
   Исло закинул за спину мешок с трофеями, разгоняя пыль. Эмма пригорцовывала, размахивая светопалкой, арбалетчица угрюмо прожигала мне спину, а я на ходу нахлестом плел нагрудник. От копья или топора не защитит, но то на человеческий рассчет, а мы тут с мелкими кобольдами бьемся. Готовое изделие село на счастливого союзника. А зубки, оказывается. остренькие.
  
   У развилки засады не было. Первым к перекрестку пошел кобольд, удаляющийся хвост мел туннель. Замер. И вот когтистая лапа машет нм сквозь мрак. Перепутье уже не пугало. Нас завело в правый туннель из трех. В жилые помещения.
  
   Затхлость чувствовалась кожей, горло сперло от вони. Пыль атаковала облачками глаза, ссыпавшиеся с потолка песок затерялся внутри одежды. Повезло, что я брит - остальным придется отмывать волосы от подобной грязи еще долго... Кулак тут же подскочил, давая знак остановиться сзади идущим.
  
  - В чем дело? - Исло, может, и не слышал сопения нескольких носов, но чтобы так спокойно говорить на территории врага? Вернемся, отправлю его в библиотеку. Пусть учиться, а не трещит!
  
   Рука нащупала посох, холодная медь остудила ладони. Порча уязвимости готова сорваться в любой момент, хоть один монстр выйдет из тени. Проверил окружение, кобольд-союзник щерится в темноту острием копья, Эмма прикрывает Исло и арбалетчика. От плута с кинжалами из-за ранения прока никакого, поэтому сражаться придется Эмме и кобольду.
  
   Нога стукнула по камню, разнося шум. Тишина легла - сразу любой шорох слышен. Даже шепот. Даже удары сердца. Впереди ветвился туннель, пути уводили в две комнаты, причем каждая полнилась кобольдами. Немного, по четыре монстра в каждой, но ведь и рыть туннель, судя по сложенным у стен киркам, начали недавно.
  
   Сделать всю работу самому? Нет, дам ребятам поработать. Иначе, зачем я их звал?
  
   К левой комнате подскочила Эмма, кобольд-союзник пошлепал следом, направляя оружие направо. Исло достал кинжалы, но вперед я его не пустил, будет рядом. Арбалетчица притулилась в закутке у стены, кончик болта смотрел над плечом Эммы.
  
   Шлеп. Снаряд вошел в голову спящему кобольду. Жаль. но тихо не получилось. У тварей уши чуткие, а тело легко почувствует вибрацию. Хрипнувший напоследок мертвец подбросил ошалелых сородичей, те мигом бросились к киркам, но инструмент взлетел к потолку. Телекинез.
  
   Трое слева столкнулись с волчком из ударов и пинков, Эмма била быстро и метко, но силы не хватало на мгновенное убийство. А вот справа уже рвались к нам. Кобольд-союзник не удержал толпу сородичей, зато пропустил врагов по одному. Удивленная морда первого столкнулась с медным набалдашником. Клыки посыпались по полу. Второй лег с пробитым болтом лбом. Третьего и четвертого прирезал Исло. Все, затихли!
  
  - Собирайте трофеи. Раны есть? - Отнекиваются. - Хорошо, идем в гнездо. Пять минут на сборы.
  
  - Может, передохнем? Все-таки это наше первое приключение. Как бы нас не убили ослабленными. - Эмма мило улыбнулась, но тут же получила отказ.
  
  - Если между гнездом и жилыми комнатами налажена регулярная связь, вроде оплодотворения самок или приема пищи, то проблем не оберемся. Зубы стиснули и пошли.
  
  - Дурак. - Что? Эмма сразу скисла, посмотрев мне в глаза. Серьезно, она думает, что ситуация подходящая? Нет... Серьезно?!
  
  - Время вышло. Двинули. - Как бы зубы не стерлись от скрежета. Вдох, выдох. Спокойствие, это просто большие дети, им просто нужно поесть, поспать и полюбить. Вот и бесятся, что приключений из романов нет. Хм, а когда я успел так повзрослеть, ведь только неделю назад... забыли.
  
   Группа синхронно сопела, дулась и ругалась, но дух приключений не увядал! Хотелось бы так сказать, на деле все неважно. Исло морщился из-за раны, Эмма угрюмо косилась на меня, а арбалетчица напрягала показным безразличием. Центральный путь вниз сужался, почему и скакнуло недовольство. Продержалась атмосфера недолго.
  
   Я никогда не бывал у кобольдов, но в логова драконов Серым стражем забредал не раз. Температура впереди заметно отличалась от прошлых помещений, да и потекшие стены говорили о невероятной жаре в гнезде. Полагаю, драконы избрали кобольдов слугами по причинам физиологической схожести. А раз так, то жди беды.
  
   Первым пошел кобольд. Союзник заглянул за угол, откуда пыхал жар. Повернувшись, он растопырил пальцы. Пять самок. Четырехпалые кисти тут же схватили оружие. Тихим шагом я скользнул к подконтрольному. Угол медленно сдвигается в сторону. И тут же глаза получают теплым потоком, слезы наворачиваются.
  
  - Пять кобольдов-самок, они чуть больше самцов. Видимо, яйцеклад занимает много места в теле. Детенышей немного, десятка два. А вот яиц... - Авантюристы загорелись глазами, я же мысленно подсчитывал уровень магии. Если получится, то смогу вырастить какую-нибудь зверушку из яйца. Вряд ли дракона, да и других рептилий хватает. Этот мир богат на тварей.
  
   Приготовились, рванули и...
  
  ***
  
   Яйцо с треском разбилось.
  
  - Осторожнее складывай! - Исло замахнулся на Эмму, рука почти коснулась щеки.
  
  - А вот ссориться не надо. - Набалдашник щелкнул по кисти авантюриста. Ничего, пусть подергается, ушиб идиотам безвреден. - Эмма, бережней обращайся с добычей. Каждый промах - потеря денег. Думаю, говорить, откуда вычитывается сумма, не надо?
  
  - Нет. И... спасибо, мистер Териль.
  
  - Пожалуйста, мисс Эмма. - Арбалетчица недовольно буркнула. Конечно, мы тут милуемся, а она работает. Чтобы не раздражать сопартийцев, я тоже приступил к упаковке добычи.
  
   Тридцать два яйца, без учета разбитого. Насколько я помню, одно такое продается на рынке по несколько золотых за штуку. Ничего удивительного: разумные, обладающие навыками укротителей монстров, платили баснословные суммы, чтобы получить частичку силы. Сами укротители не любят ходить в приключения, зато на войне подчиненные монстры играют ключевую роль в генеральном сражении. Да и маленькая армия из такого авантюриста оплачивается хорошо знатью.
  
   В памяти мелькнули воспоминания из детства. Еще до того, как род разорился, семью приглашали в гости к главе города. Тогда я часто видел высокоранговых авантюристов, там же встретился и с первым монстром. Бургомистр нанял в охранники укротителя, вряд ли мага, но даже следопыт с отрядом из сильных тварей мог сразиться с группой приключенцев. С тех пор мысль о небольшой армии лелеет мечты.
  
   В глаза бросилось одно из яиц. Крупнее остальных, черные разводы вихрились в бесконечном узоре на скорлупе, редкие шипы вырастали горными хребтами. Кобольды не обладают такими яйцами, почти все встреченные куда меньше, да и окрас стремится к алому. Оглянулся, авантюристы собирали добычу, до меня никому нет дела. Тогда же рука скользнула по шершавой поверхности.
  
  - Д-дракон..? - Тихо! Нельзя привлекать внимание.
  
   Меня пронзил зудящий интерес. Драконье яйцо или 'Драконово', как тут принято называть кладку гигантский огнедышащих тварей. Но откуда? Получается, кобольды нагревали здесь воздух ради одного яйца? Надо спешить, это попахивает бедой. Как избавиться от детеныша? Если авантюристы увидят добычу - жди беды. И с собой забрать нельзя - взрослая самка способна учуять запах... Издалека учует, что тут думать!
  
   Убить детеныша не вариант. В Арде или Тедасе проблем с драконами куда меньше, чем в этом мире. И проблема заключалась не в моральной стороне вопроса, а в могуществе самих драконов. Еще смущал размер яйца, не спроста оно такое мелкое, совсем как кобольдовое. Не спроста. Мне не у кого об этом спрашивать, поэтому я решил все на месте. Телекинез подхватил чернеющий предмет, скрывая его во мраке пещеры.
  
  - Верни его. На место. - Я тут же сообразил, кто приставил к шее меч. Арбалетчица. - А ты не прост, друид. Распознать такую редкость, где же тебя обучали?
  
  - Что ты имеешь в...
  
  - Не прикидывайся. - К нам подошли Эмма и Исло. Судя по их мимике, они не менее шокированы. - Ты ведь понял, то яйцо отличается от остальных. Отдай его.
  
   Самоуверенная барышня не сдвинула с места клинка, на шее от ощущения металла собралась гусиная кожа. Увы, я не ручался, обезвредит ли магия моментально арбалетчицу. Однако любопытство пересилило осторожность. Раз девчонка что-то знает об этом странном яйце, то обязательно поделится.
  
   Когда предмет упал в руку арбалетчице, та отскочила на добрый человеческий рост, на нас тут же хищно нацелился арбалетный болт. Исло отшагнул назад, а Эмма чуть ли не дрожала на месте. Где же кобольд-союзник?
  
  - Зря осматриваешься, он убит. Я прирезала его во-он в том углу. - Я и бровью не повел, чтобы посмотреть в указанную сторону. Арбалетчица знала, только у меня хватило бы силы разобраться с ней, поэтому она желала поскорее избавиться от меня.
  
  - Зачем тебе драконье яйцо? Продашь или сдашь какому-нибудь культу? - Девушка, казалось, удивилась наглости. Арбалет чуть опустился, но тут же прицел навело на грудь.
  
  - Ты... Ты серьезно думаешь, что это дракон? Ха~... Ха-ха-ха~! Друид, а я считала тебя древним могучим магом! Мудр, умен. И ты серьезно перепутал яйцо нагов с драконовым?! Ха-ха-ха~! - Арбалетчица нервничала. Мерзкое хихиканье после каждого предложения обрывалось затяжным хохотом. Она уже проиграла.
  
   С другой стороны, она упомянула нагов. Впервые слышу о подобных существах. Но, если вникать в речь арбалетчицы, чьи движения становились дерганными, становилось понятнее, что же тут происходило.
  
   Наги, со слов девушки, это гуманоидные существа, чья нижняя половина - змеиный хвост. Становилось понятнее, почему подобное яйцо находилось здесь, та и вообще, почему яйцо нажье. Наги откладывают потомство во влажных теплых местах, чтобы потомство не замерзло, а стенки яйца достаточно ослабели, так детенышам не составляло труда выбраться самостоятельно.
  
   Куда больше смущает само нахождение яйца здесь. Если арбалетчица не врет, монстры такого уровня представляют серьезную опасность даже авантюристам бронзового(4) ранга, что говорить про меньшие. И раз уж одно яйцо оставили здесь, где-то будут другие.
  
   Мысли тут же застыли. Поразительно, даже внимания не обратил, как на мне попытались использовать гипноз. Фигура арбалетчицы поразительно уменьшилась, глаза девушки искали угол, куда бы спрятаться. Вот арбалетный болт щелкнул по тетиве, воздух со свистом разогнал снаряд, и тот врезался в кобольда.
  
  - К-как?! - Левитировавший труп грохнулся на девушку, из рук вылетело оружие. Я вовремя схватил телекинезом яйцо, кутая его в тряпки. Нет, это яйцо не нажье. Эру, благодарю тебя за то, что в Арде нет подобных существ!
  
   Исло и Эмма очнулись от морока, авантюристы быстро поскакали за убегающей предательницей. В спину девушке прилетел кинжал, но сталь бессильно отскочила от барьера. Интересно. Магия предательницы выдержала бросок второго кинжала, после чего шар из тусклого света лопнул. Тут же в голову беглянке прилетел кулак Эммы:
  
  - Есть! - И обхватив бицепс, Эмма задрала руку вверх. Пусть радуется.
  
  - Вот ведь дрянь, мы же тебе доверяли! - Тут же вспыхнул Исло. Пещера отозвалась эхом и стонами арбалетчицы. Так, пора заканчивать. Пока они тут разыгрывают комедию менестрелей, плохое предчувствие гложет нервы.
  
   Теплое дерево посоха зашуршало в ладонях. Пора. Вызванные лозы оплели руки предательницы. Девушка попыталась крикнуть глупость, но кляп из горького корня пробрал ту до слез. Сопартийцы удивились, но лезть не стали. Друг другу кивнув, без слов собрали трофеи и направились к выходу.
  
   Внутри туннелей похолодало. Когда самки кобольдов поддерживали высокую температуру, излишки тепла расходились по подземелью. Вместе с гибелью самок кончилась прогрев помещений. Шли недолго. Морозящиеся стены проходов вились червями, а вдалеке слышался шум. Свежесть ветрами вытягивала нас наружу.
  
   До выхода было всего рукой подать, как по душе заскребли когтями. Опасность? Но где, ничего не угрожало жизням. Сопартийцы косились на меня с заметным сомнением в глазах, даже предательница сконфузилась. Пальцы напряглись, будто вот-вот с них сорвется заклинание, посох поудобнее лег в руку. Чувства обострились до наконечника эльфийской стрелы.
  
   Сзади?!
  
   Заклинание тут же остановило... Никого? Что произошло?! Чувства вновь завыли волками. Впервые я испытывал ощущение беспомощности, два вида волшебных щитов готовились окутать тело, а взрыв разума снести врага. Комбинация из семи слабейших заклинаний выстраивалась в смертельный вихрь магии. Но слабое тело не выдержало бы такой нагрузки.
  
  - Мистер Териль, что с вами? - Исло заозирался по сторонам. Излюбленное оружие давно сверкало опасной наготой металла. - Рядом есть угроза?
  
   Еще один повод заподозрить неладное. Все наше короткое путешествие Исло подвергал мои способности сомнению, но даже у него хватило мозгов ощутить угрозу. Зев пещеры дул внутрь свежим ветерком.
  
  - Наверное, показалось. - Конечно, показалось. Без щитов меня только Балрог отсюда вытащит. Сказано - сделано. Заклинания накрыли незаметной дымкой, пленка маны чуть разошлась в стороны, окутывая невидимый силуэт. - Пойдемте, не ночевать же здесь?
  
   Кивок Исло слился с первым шагов вперед. Авантюриста тут же обогнал наш авангард, Эмма передала предательницу парню, освобождая руки для возможной битвы. Я же дергался от шорохов, которые коварно подкратывались в темноте пещеры. Тогда же действие парализующих рун внутри палок закончилось, замороженный огонь вспыхнул желтым и съел деревянную тюрьму. Временные артефакты превратились в бесполезный мусор.
  
   Эмма первой исчезла в свете выхода, следующим пропал Исло с пленницей, а за ними пошел было я.
  
   Грохнуло! Так грохнуло, что уши пошли кровью!
  
   Дрожащее подземелье посыпалось земляных прахом, каменная кровь разошлась в стороны, смывая и догорающие палки, и проход, и даже меня! Законы магии вспыхнули клеймом, начавшийся оползень затих. По крайней мере, в районе действия руны парализации - точно. И только я хотел стереть со лба ручьями бьющий пот, из-за спины взорвался поток пыли!
  
   Пылевая волна смела разом. Видимое кувыркалось с ног на голову, зрение в бессильных воплях восстанавливало картину. Конечности ныли, иногда шипели царапины. На попытки встать тело отказывало, а иногда будто в отместку стреляло волной разума, сбивая с ног. Но я встал. И тут же лег, наблюдая за происходящим.
  
  ***
  
   Тучи клубились в небе, затягивая все клочки свободной синевы. Сколько видел глаз, столько было закрыто гремящей тенью. Сами небеса превратились в стреляющие молниевые языки, будто сам Манвэ решил сотрясти землю. Я смотрел на игру стихии с содроганием, готовый принять неравный бой. Но стоны у входа в подземелье подтачивали хладнокровие.
  
   Исло корчился в агонии, пытаясь отползти ко мне. Как он почувствовал мое присутствие без глаз - я не решался ответить. Упорство взяло верх. Под грохот бушевавшей бурю Исло подполз к укрытию, где я схватил того за обгоревшую одежду и втянул в кусты. Вокруг тут же выстрелили ростки, окружая островок безопасности.
  
  - Проклятье. Синьор Аулэ, защити. - Пусть я больше не майа Аулэ, владыки тверди и земли, но так стало спокойнее. С глубоким вдохом я посмотрел на второе сожженное тело у входа в логово кобольдов. - Эмма, прости.
  
   Угли погибшей распались золой, которую подхватил беснующийся ветер. Буря проглотила жертву. Прах девушки улетел ввысь, откуда тут же снизошли столбы грозы. Молния играла загадочные мелодии, земля обращалась в лаву, песок становился стеклом. Деревья молили о помощи, ветви трещали в огне. Внутри стволов мерцало тусклое пламя.
  
   Волю подтачивала не только прожорливая магия. Я видел труп Эммы, Исло находился рядом, ноя от боли. Но арбалетчица... Она как сквозь землю провалилась. Причем, со всеми яйцами кобольдов! Мои неоплаченные долги сбежали вместе с предательницей!
  
   Рядом взорвалось дерево, будто услышав мой гнев. Пришлось успокоиться, все-таки маг, сам того не зная, менял реальность.
  
   Час за часом летели в борьбе за жизнь Исло. Буря медленно отступала в соседние земли, когда парень в первый раз заорал. Изо рта вышли рвотные массы, тот почти захлебнулся. Дальше начались приступы. Судороги дергали тело, остатки рук хватали воздух, культи ног растирали примятую траву. Я успокоил парня, вернул разуму свет и ясность:
  
  - ...Я умру? - Закрытые веки уставились, будто Исло правда видел меня. - Мистер Териль. Я не чувствую. Ноги, руки. Их нет.
  
  - Спокойнее парень. - Буря снова завыла, вырывая деревья с корнем. Листья трепетали в урагане. Смерч приближался. - Давай, поищем другое укрытие.
  
   Остатки магии я потратил на вытягивание жизни из горящего волка. Зверь бежал прочь в происходящем хаосе, пока не встретился со мной. Сгусток крови вылетел из трупа. Полегчало. Телекинез облегчил перенос Исло, авантюрист и так потерял половину веса, а так вообще стал пушинкой.
  
   Мы добрались до углубления, где по самому дну испуганно бежал ручей. Водяной ключ дрожал от гневных выстрелов молнии, редкие кусты бессильно гнулись под свирепым ветром. Смерч мертвецки выл, воздушные лезвия резали лес, куски деревьев взлетали к тучам. Тогда же произошло то, от чего, казалось, замер не только я, но и ручей, кусты, деревья и сам смерч...
  
   В душе отозвалась забытая в веках струна. Я смотрел на сгустившееся облако, человеческий силуэт облачился молниевым плащом и спускался к земле. Земная твердь не ощутила веса существа, легкой походкой оно пошло по своим делам, игнорируя все вокруг. Все, кроме меня.
  
   Я заглянул в мир духов, чтобы развеять морок. Потом попытался воззвать к магии, чтобы распознать демона, воплотившегося в стихию. Потом разворошил память прошлых жизней, вспоминая облик существа. Увы, ошибки быть не могло.
  
  - Айнур?! - В тот же миг громовой хлыст закрыл весь обзор.
  
  
  
  ========== Глава 7. Правосудие ==========
  
   Эа. Вселенная, где творил Эру Илуватар. Вселенная, где воплотились Айнуры, духи-помощники. В этом чертоге пространства играла Песня, там родился мир Арда - дом для Детей Илуватара. Мой дом, дом других Айнуров. Но не для существа, пытающегося убить меня.
  
   Айнуры разделились давным-давно на тех, кто остался с Эру Илуватаром в Эа, и на тех, кто отправился в Арду со всем своим могуществом. Тех, кто пришел в мир и оказался сильнейшим или талантливейшим в искусстве, мастерстве или науке, стал зваться Валаром. Остальных же назвали Майар.
  
   Не все Майар остались на стороне света, часть ушла за величайшим из духов, Мелькором. Они несли разрушения, смерть ступала черной вуалью за ними. Но тот, кого я видел перед собой, был чист. И так же опасен, ведь в нем собиралась страшная сила. Искра Эру, незапятнанная мощь!
  
  ***
  
   В тот момент, когда хлыст молнии устремился в меня, я даже не думал защищаться. Это бесполезно. Воплощенный в виде стихии Айнур куда сильнее, чем воплощенный в смертном теле. Я слабее, значительно слабее. И все же...
  
   В последний миг на пути молнии встал посох, медные набалдашники накалились до предела, металл лопнул. Атака ушла в землю, черное пятно разошлось в стороны, сжигая траву и цветы. Следующая молния расколола камень позади меня. Грохнуло. Кусок земли рассыпался от нового искрящегося копья, разметелился вековой дуб. Айнур продолжал атаковать, пока я отступал к Исло.
  
   Сражаться с духом бессмысленно. Айнур, не ступивший в Арду, может и не был искусен в управлении материей или колдовстве из-за отсутствия опыта. Однако знания и немыслимая смертным мощь, собранные в десятиметровой шагающей ко мне фигуре, могут перевернуть с ног на голову если не континент, то гряду гор. И этому не помешать.
  
   Гудящий хлыст ударил над головой по противоположному склону оврага, где я оттаскивал в сторону Исло. Авантюрист в бреду что-то шептал, глаза закатились за веки, вечно вертясь. Запахло паленым - лес загорелся. Вой бури поднялся настолько, что закладывало уши. Ветер рвал и метал, трава взлетала, камни уносились в даль воздушным потоком. Тряслось само пространство.
  
   Айнур-противник - настоящее проклятье!
  
   Еще секунду назад впереди высился лес, а спустя эту же секунду на его месте зияла огромная прореха с обожженными пнями! Дух будто говорил, смеясь: прятаться негде, ничтожество.
  
   Хриплый крик заставил дернуться. Исло задыхался, зрачки дрожали от напряжения. Авантюрист хотел бы убежать прочь, но я не дал ему вырваться. Беспомощное тело так и лежало в руках, иногда сгибаясь. Прости, парень. Видимо, ты не доживешь до завтрашнего дня...
  
  - Ву-у-у-у-у-у! - За спиной раздался протяжный гуд. Обернувшись, увидел бесформенное лицо Айнура. Стихия, превращенная в гиганта, медленно шла вперед, вытянутая рука собирала новый хлыст молнии, чтобы сжечь нас на месте. И не загляни я в мир духов, то вряд ли бы увидел странный облик Айнура...
  
  - Да ведь ты умер?! - Пущенная молния почти прожгла во мне дыру, как... осыпалась искрящимися частицами.
  
   Неужели, он настолько слаб, что уже потратил запасы магии?!
  
   Я через силу отвернулся от обезображенного облика Айнура. Не знаю, что происходит во вселенной, но тот, кто сотворил подобное с моим собратом, будет осужден на страшную муку!
  
   Нежно опустив Исло на землю, направился к духу. Ноги отказывались нести тело, руки подрагивали. Магия еле собиралась в пальцы, но и у несчастного передо мной нет сил колдовать. А раз так, то я могу пожертвовать частью жизненных сил, чтобы спасти его.
  
   Воздушный великан шагнул вперед, рука из облака, объятая молнией, упала вниз, сотрясая землю. Угрожающе. Я ответил. Телекинез сосредоточил магические частицы в воздухе, проводя незримую тропку из воздуха к Айнуру. Дух почувствовал пространственные изменения, рука снова поднялась, но теперь чтобы ударить меня.
  
  - Власть над огнем. - Выросший у ног росток задался пламенем, тут же взорвавшимся огромным направленным потоком. Обжигающая волна накрыла Айнура, облачный гигант упал на одно колено.
  
  - В-у-у-у-а-а-а! - Сквозь огненную завесу прорвался кулак, сверкающий молниями.
  
   Шаг в сторону. Землю разворошило от мощи Айнура, который снова замахнулся. Битва так битва.
  
   Тело сдвигается в сторону, пропуская новую атаку. Тогда же я чувствую треск молнии. Отпрыгиваю, ноги деревянно встают на клочок уцелевшей травы. Сбоку ревет ветер, отступаю. Земля ноет, отступаю.
  
   Пространство дрожит!
  
   Отступаю!
  
   Огненный плащ, согревающий ревущего Айнура, вспыхнул от порции свежего воздуха. Дух силился сдуть раздражающее пламя, но неудачное воплощение в виде живой стихии только разогревало магический пожар. Обозленный, противник потянулся ко мне. Ну уж нет.
  
  - Гори! - Огненный хлыст разрубил облачную руку, отсеченный кулак растворился в ничто. Последний хвост молнии кольнул землю. Айнур замер от неожиданности, а потом второй кулак громыхающей бурей смел остатки пламени.
  
   Буря кричит потусторонними голосами, сокрушая природной мощью волю смертных. И Айнур собирает эту страшную силу в одну точку, в себя. Тело раздувается, оболочка грозит вот-вот разлететься во взрыве. Тело... оно превращается в ураган! Безудержная стихия разрывает Айнура, ему более не подконтрольна буря. Даже бессмертный не совладал с ней!
  
   Айнур плывет вперед, когтистые молнии тянутся ко мне, траншеи рвут землю. Сил не осталось ни у меня, ни у духа. Фокусы с молниями стоили Айнуру огромного количества энергии. Я же потратил ману, спасая Исло.
  
   Дух наносит удар, воздух будто разрезает. Невидимая полоса откликается на зов магии, я чувствую это. Огромная, выросшая в размерах рука проносится совсем рядом, лицо каменеет от потока холода. Но я отвечаю!
  
  - Власть над огнем! - Небольшая искра превращается в армагеддон, вспыхивает спираль воздуха! Вспыхивает небо! - Гори!
  
   Тогда же я поспешил за Исло. Бежать! Пусть я нанес Айнуру страшные раны, его таким не взять. Да чтоб его, Айнур мертв! Бессмертное, неуничтожимое существо, созданное Единым и Всемогущим, мертво!
  
   Обожгло бок, запах жареного подался в нос. Проклятье. Глянул за спину, там Айнур собирал у головы сферу молнии. Штормовой ветер срывал остатки травы, земля уходила из-под ног. Удар настиг внезапно. Когда руна парализации вышла из руки, даже я не понял. А как я превзошел смысл заклинания - и подавно! Но я видел результат...
  
   Круглый знак паралича руной очерчивал воздух: замер дух, застыла атака. На десятки метров вокруг замерло все. Но за силу заплачено с лихвой.
  
  - С-с-сука... Твою мать, чтоб тебя Огрен побрал! - Говорят, маги - воплощение мудрости. И не ругаются... Кто бы услышал, хоть Гендальф, хоть Винн, мой многовековой опыт, быстро бы понял, что эти первые слова лишь прилюдия! - Эру Всемогущий, дай... сил...
  
   Поднялся дымок, обжигающее тепло с шипением коснулось плеч, бедер. С когда-то целых коленей слезала кожа. Змеи дорожками пепла прошлись к груди и поясу, посеревшая плоть ссыпалась вниз. Протезы на неловком шаге сбросили облако тлена, сгусток праха перемешало с песком, его полно после бури.
  
   Руки поднялись к глазам, перемешанные синий и черный цвета игрались с красной крапинкой, кровоподтеки и рваные раны сцепились вместе. Дорожки крови высыхали на ветру, а потом снова бежали алые капли, детьми перегоняя друг друга. Значит, я остался без рук...
  
  - А-а-а... г-х-х~... - Исло! Еще живой, паренек. Видят боги этого мира, я сделаю его превосходным воином и магом. Если выживу...
  
   Линия горизонта замысловато скрутилась в точку, а потом эта странная петля заплясала волнами. Черные мошки сыпались в глаза, зрение куталось в погребальную вуаль. Зажмурился. Раз я не вижу, то пойду на слух и ощупь. Ладони коснулись сухой земли, шершавая, она вела вперед к стонам Исло. Авантюрист не сдавался и звал на помощь.
  
   Оперся рукой на что-то твердое, угловатое. Пень? Черпнув силы, я позвал Природу-Мать, чтобы магический откат не зачерпнул с маной и душу, магия алкала жизни за выход из рамок. Ничего, перебьется.
  
   Лес неохотно поддался уговорам, и протянутая веточка со стороны уцелевшего дерева выстрелила в правую конечность. Кисть исчезла за растущей коркой, дерево двигалось быстро и уверенно. Добралось до ног, из культей вырос деревянный скелет, там же растительное волокно заменило мясо. И снова корка, обнявшая получившуюся конструкцию.
  
   Отвлек кашель Исло, несчастный парень дрожал от холода: ветер обдувал ложбинку в складках местности, вода же подтачивала со спины. Без рук и ног Исло валялся сломанной куклой. Почему-то защемило в груди... Твоя взяла, Сурана, но потом не вспоминай наши прошлые грехи!
  
   Желание помочь товарищу передалось лесу. Услышали. Аж до искр из глаз, с-сука. Если я когда и чувствовал такую боль, то лишь на посвящении в Серые стражи. Из левой руки рвались корни, они устремились к Исло. Крики потонули в темноте. Пора бы немного отдохнуть...
  
   Невидимая игла вонзилась в разум. Точно, драконье яйцо. Глаза разлепились так, как открываются ворота дварфов. Очень тяжело. Засыпанные песком, зрачки сосредоточились на сфере из черненного золота. Внутри била... жизнь? Там, за рогатой скорлупой... Там...
  
   Навстречу мне прилетела земная твердь.
  
  ***
  
   Беспокойный лес встретил группу из пяти авантюристов тишиной. Опытные, они шли настороженно, лазутчики в паре опередили основную тройку, лучник с плутовкой от дерева к дереву перебегали беличьими прыжками. Так их и встретила странная поляна - в динамичном прыжке.
  
   Ненормальная, мертвая пустошь обдувалась суровыми ветрами. Деревья обступили зону отчуждения, ветки огибали неровный круг. Разбежавшиеся дорожки травы странными лучами звезды очерчивали неизвестный авантюристам знак. Среди этого запустения, где виделась рука темных богов, лежало странное яйцо.
  
   Лучник абсолютно точно рассмотрел его, то было нажье яйцо. Черного цвета, чуть больше чем яйца драконидов, оно засасывало лучи солнца. Рогатая скорлупа вселяла потусторонний страх, возможно, из-за липкого чувства живность и разбежалась...
  
  - Бархан, Имина, ну что там?! - Звонкий крик всполошил разведчиков. Плутовка встретилась взглядом с лучником и чертыхнулась: намек соратника ясен. Выбежав к краю пустоши, плутовка ответила:
  
  - Здесь что-то очень странное, иду на разведку!
  
   Авантюристка стелила шаг по песку, тело ложилось на землю, чтобы внезапная атака пришлась вскользь. Наготове сжимались кинжалы, связка гранат бряцала сбоку.
  
   Сапоги топнули в десяти шагах от яйца. Кто бы знал, что в небольшой зоне у крохотного (по меркам монстров) яйца куда страшнее, чем в логове минотавра? Плутовка попыталась пройти дальше, но колени затрясло от усилившегося давления. Авантюристка напряженно всматривалась, чувства кричали бежать, однако опасности не виделось.
  
  - Хм... Так называемый эффект 'Паники'. - Плутовку моментально освободило предчувствие опасности, стоило произнести слово. - Чье же это яйцо?
  
   За время, пока авантюристка осматривала яйцо, по пустоши пробежали сопартийцы в полной боевой готовности. Группа еще не успела определить навязанный иллюзией эффект 'Паники'. Вперед обеспокоенной четверки вышел закутанный в плащ мечник.
  
  - Имина, докладывай. - Затихший ветер вновь черпнул песок, пыль поднялась воздушным потокам и дерзко прыгнула в глаза тем, кто не успел прикрыться.
  
  - На этой штуковине эффект 'Паники'. - Сказанное изменило поведение окружающих. Ранее готовые сорваться с места в бой, авантюристы заметно расслабились. Один убрал с тетивы стрелу, у другого щит уперся в землю. Короткое копье стукнуло по обуху, завершая звуковой круг.
  
   Авантюристы смотрели на находку еще несколько секунд, прежде чем они наткнулись на пару раненых товарищей по профессии.
  
   И будто невзначай глаза сместились на огромный стекляный силуэт на земле.
  
  - Уходим в гильдию. Берите этих двоих и яйцо, на месте разберемся.
  
  ***
  
   Запах лекарств. Зелья, нет, именно лекарства. С примесью лекарских трав, настоек и мазей. Неспешные шаги смешались с успокаивающим голосом. Что он говорил? Не разобрать. Видимо, речь идет обо мне.
  
  -...Поймите, его жизнь вне опасности. Я сделал все возможное, мисс Йоль... - Только веко распахнулось, Фарматикус встретился со мной взглядами. - Единый меня...
  
  - Териль!
  
   На грудь упало нечто тяжелое. При виде Йоль 'тяжелое' исправилось на 'крепкое и поджарое'. Что, впрочем, не прекратило мучений, грудь выдавила последний вздох и...
  
  - Ой, господин Ферматикус. - Лекарь отпихнул невесту, протягивая мне зелье. Алый пузырек, небольшой. Значит, самый дешевый вариант.
  
   Ничего, старый хоббит, сочтемся.
  
  - Мисс Йоль, будьте добры, не мешайтесь! - Девушка тут же сникла, пока Ферматикус готовил новый препарат для приема. - А вы, мистер Териль, поспешите рассказать, что же произошло в вашем приключении.
  
   В зале приглушенно раздалось:
  
  - Нам бы тоже хотелось об этом узнать.
  
   Голова медленно наклонилась влево, подушка поддержала горящую щеку. Пару секунд я рассматривал говорившего: стоящий мужчина в изысканном плаще магической академии этого мира слегка поклонился, его коллеги театрально одернули плащи, в руках тут же взлетели широкополые шляпы. Поклонились.
  
   Назревают проблемы...
  
  - Я начальник по исследованию магических аномалий, Гвалидор Вэнсс. Это мои помощники в расследовании: мистер Феззик Болд, маг-советник наместника города и мистер Валериан Варлок, авантюрист золотого ранга.
  
   Двое представились в упомянутом порядке:
  
  - Феззик Болд, рад встрече. - Разукрашенный звездный плащ снова махнул краем, запах лекарств стал отчетливей.
  
  - Варлок. - И все. Авантюрист не проронил ни слова после.
  
   Приглушенный стон одернул меня. Исло! Я посмотрел вправо, голова чуть не слетела с плеч! Авантюрист... Авантюрист лежал неподвижно, будто тело боялось нанести ненужными действиями вред. Глаза полуприкрыты, изо рта капает слюна. Но ноги и руки на месте, значит вылечим.
  
   В макушку отдало тупой болью, череп захотел расширить границы и толкнул стенки вперед. Тут же схватился за голову. Пальцы сжимали трезвонящий мозг, чтобы тот не разлетелся в стороны.
  
   От-т-ткат... С-сук...
  
  - Мистер Териль?! - Оказавшийся рядом маг как-его-там вмазал голосом не хуже молота. - Мистер Териль, у нас есть несколько вопросов. Пройдите с нами...
  
   В монолог кровожадного садиста ворвался Ферматикус:
  
  - Я никуда его не пущу! Мистер Териль, даже не слушайте этих... Этих..! Напыщенных служак, использующих магию лишь ради выгоды. Они всю кровь из вас выпьют! - Эру Илуватар, благослови на свершения, ибо терпеть этот треп не сможет даже Мандос!
  
   Хоббит чуть ли не набрасывался на мага, а тот злорадно лыбился, отвечая лекарю. Голоса переходили на крик. На соседних кроватях зашевелились пациенты.
  
   Пока двое спорили, я уделил время более важному. Справа от кровати молчаливо ждала Йоль. Уши девушки вздрагивали от резких звуков, нос шмыгал от ядреного аромата лекарств. На глазах все та же черная повязка, какую я подвязал еще перед выходом с партией.
  
   Легонько коснулся руки:
  
  - Йоль. - Она тут же опустилась на колени.
  
   Наши лбы стукнулись. Специально ли, или Йоль стеснялась поцелуя при посторонних - я не знал. Но даже такой жест оценивал как заботу. И доверие.
  
  - Как ты сюда попала? Дина привела? - Она отрицательно качнула головой.
  
  - Работник гильдии приехал, им требовался кто-то, кто мог подтвердить твою личность. Наверное, думали, что ты умер... - По щеке девушки скользнула влажная дорожка, капля упала с подбородка на мой лоб. - Я не поверила, но поехала.
  
  - Спасибо. Не волн... - Вряд ли она хотела услышать: 'Не волнуйся'. - Ты сильно волновалась?
  
   Йоль дерганно кивнула. С каждой слезинкой лицо преображалось в метаморфозах. Губы искривились, над носом собрались складки. От истерики девушки отделяли только спорящие маги, которым, видимо, приятная беседа надоела.
  
  - Демоны с вами. - Гвалидор Вэнсс оправил черные усы. Из сумки на поясе показались круглые очки, которые оправили острый нос. - Мистер Териль, в связи с вашим плачевным состоянием, мы переносим слушание по делу о происшествии в Лихом лесу на неделю. Нужна ваша подпись, об остальном вас уведомит мистер Феззик.
  
   Упомянутый Феззик проглотил горькую редьку, но все же согласился с заявленным.
  
   Маг поднес лист с длинной строчкой под роспись. На белой бумаге взгромоздились массивы информации, которую стоило бы просмотреть... Но не в текущем состоянии. Правда, я все же запросил еще один лист, чтобы просмотреть его позже.
  
  - Мистер Териль, я зачитаю текст документа вслух. - Феззик прочистил горло, как лист вырвал Ферматикус.
  
  - Мистер Териль, зачитаю я. Магам из администрации нельзя верить! - Хоббит всмотрелся в документ.
  
   Ферматикус говорил долго и нудно. Люди, оказывается, талантливы в создании сложных терминов, которые эльфам вовсе не нужны. И все сказанное не несло большого смысла, столько текста вместили на несчастный лист за зря.
  
   Услышанное сводилось к одному: я подозреваемый в деле о создании магической аномалии. Может ли друид в самом начале пути мага камлать в подобных ритуалах? Думаю, собравшиеся маги задавались таким же вопросом, но против закона не пошли. Нужен подозреваемый-свидетель? Будет!
  
   Маги поклонились и вышли. Плащи напоследок махнули на прощание, разнося запах лекарств. В лекарском крыле назрела тишина.
  
   Оставались невысказанными многие вопросы: как мы здесь оказались, кто нас спас? Как Айнур попал в этот мир? Что случилось с арбалетчицей, укравшей трофеи группы? И что теперь делать с Исло, который пострадал из-за меня?
  
   Время покажет.
  
  ***
  
   В лечебнице я пролежал четыре дня. Два дня до прихода магов и Йоли, еще два в компании невесты, Дины и Исло.
  
   Исло, как проснулся, сразу закричал, вспоминая последние события. Ферматикуса вопли авантюриста не пробрали, а вот девушек и меня хорошо встряхнуло. Приступы у парня начинались каждый час, так что пациентам не удавалось поспать ночью.
  
   Когда я восстановил часть сил, Исло быстро пришел в себя под действием магии. Плохие воспоминания затерло временем, а хорошие... Хорошие тоже затерло, чтобы голова Исло хорошенько прочистилась. Так парень и затих, иногда косясь в мою сторону.
  
   Последний день в лечебнице я проводил вместе с Ферматикусом, изучая известные лекарственные растения. Хоббит любезно поделился увесистым справочником в кожаном переплете, пожелтевшие от времени и жира с пальцев страницы возбудили память о Круге магов в Ферелдене.
  
   За столом отошедшего целителя я заучивал ингредиенты для лечебных зелий. К сожалению, я пока не способен применить ни одно из растений в алхимической системе из Арды или Тедаса. Изученные материалы привели к скверному выводу: нужно учить местный способ готовки зелий. Или же развивать искусство друидов для адаптации моих способов травничества. В любом случае, информация оказалась полезной и быстро улодилась в голове.
  
   В последний день пребывания в лечебнице я обратился к Исло с предложением.
  
  - Хочешь продолжить карьеру искателя приключений? - В крыле звенькнули флаконы лекарств, разрывая тишину после вопроса.
  
   Исло отложил в сторону игральные карты, в которые он несколько часов играл с другим пациентом. Парень спросил:
  
  - Да разве я могу что-либо сделать вместе с этим?
  
   Протянутая рука издала скрип. Увы, я не клирик. Что могло на первый взгляд показаться обыкновенной конечностью из костей и плоти, оказалось хорошо замаскированным деревом.
  
   Я промолчал. Пусть сам решает: идти дальше к цели или застыть на месте, умирая.
  
   Исло выбрал.
  
  - Если научишь управлять этими кусками дерева, то я согласен. - Наглая улыбка прорезала на хмуром лице луч надежды.
  
  - Да будет так.
  
  ***
  
   Тенистый лес стряхивал с ветвей усталость. Ветер гулял меж деревьев, листья срывались в бесконечный полет. Замолкли птицы, слушая ласковое завывание, замерли звери. И как утихло пение ветров, так вновь оживился лес.
  
   Раннее утро - лучшее время для охоты. Вокруг, кроме охотника, нет ни души. Только он и дичь.
  
   Я немного слукавил. Утро и вправду раннее, но охотник в этом мире никогда не останется один. В каждом закутке леса прячутся монстры. Слабые по меркам авантюристов, опасные для крестьян и путников. Обычные люди не торопятся ходить по лесам, не то время.
  
  - Господин Териль, я поймала кролика! - Задумался, а Дина уже кого-то схватила.
  
   Ко мне неслась на всех парах девчонка. В руках она сжимала уши, которые, судя по всему, принадлежали несчастному зверю. А где сам кролик?
  
  - Ой, убежал. - Дина недоуменно уставилась на сжатые пальцы, где осталась часть добычи. - Вкусно пахнет.
  
   Да, вот и прислушивайся к малевке, чья орочья натура еще не вошла в цвет.
  
   Пока Дина раздумывала над смыслом кроличьей жизни, я скользнул в лес. Охота меня мало интересовала, ей займутся Исло и Дина. Лес поможет отточить авантюристу и орчанке навыки. Первый привыкнет к конечностям, которые я привязал к душе. Вторая начнет контролировать охотничий инстинкт (простите меня, звери!).
  
   А у меня встреча с наставником.
  
   Друиды, в отличие от волшебников и чародеев, не могут просто учить заклинания. По крайней мере, не в этом мире. Териль, живший до воспоминаний прошлых жизней, никогда не задумывался о дальнейшем обучении. Для него все в мире было кристально чистым. А для меня нынешнего - нет. Поэтому я исследовал вопрос дальнейшей учебы друидической магии. Ответы на вопросы нашлись быстро.
  
   От большого ясеня налево.
  
   В каком-то смысле друиды походят на колдунов и клериков. Мы черпаем магию из природы, той самой Первой Матери, управляющей миром. Она дарит нам силы, а мы оберегаем равновесие четырех стихий во вселенной. Или в отдельном материальном плане, куда руки доходят...
  
   Перед оврагом камень, от него вправо и до конца.
  
   Чтобы выучить новые заклинания, друиды проводят дни в медитации. Природа-Мать учит нас терпению. За терпение мы получаем силы, терпение же сдерживает желание бездумно использовать их.
  
   Рядом пробежал волк. Еще один. Я близко.
  
   Победа над Айнуром... мертвым Айнуром расширила границы магии. Мое тело было не способно сотворить больше двух заклинаний первого уровня. А теперь, судя по записям в библиотеке, я могу колдовать сразу три заклинания. И приобщиться к Кругу друидов.
  
   Журчание ручья вторило шелесту листьев. Лесная свежесть вскружила голову, а причастность к древним силам трясла тело до дрожи.
  
   Знание друидического языка приводит всякого друида сюда. Великий наставник - так кличут хранителя Лихого леса. Архидруиды бывшими не бывают, но этот как раз из таких. Мудрец, отдавший пост юному преемнику. Мой будущий учитель.
  
  - Я ждал тебя. - Раздалось из нутра огромного дерева. То высилось над остальным лесом, раздвинув другие растения в разные стороны.
  
   Я вышел на поляну. Поднявшееся солнце ослепило глаза. Облачные перья рассекали голубую высь, закрывая светило, а то вновь вырывалось на свободу, даря миру тепло.
  
   На пути к дереву я слышал голоса зверей и птиц. Даже деревья переговаривались, обсуждая незнакомца. Лес любопытствовал обо мне, невидимые глаза с интересом провожали спину юного друида. В метре от огромного ствола шум стих.
  
  - Приветствую тебя, Териль сын Михейля.
  
  - Приветствую тебя, Великий наставник.
  
   Мы поклонились.
  
   Церемониальное приветствие зависело от статусов говоривших. Мне повезло - особых титулов заработать не получилось во время приключений, вот друид и ограничился парой фраз.
  
   Из дерева раздалось:
  
  - Ты пришел за знаниями, Териль сын Михейля?
  
  - Да. После победы над сильным противником я стал сильнее. - Ноги сложились в медитативной позе. Расслабился. - Но меня гложут вопросы и сомнения.
  
  - Сомнения гложут тебя меньше, чем воспоминания прошлой жизни?
  
   Что?!
  
   Захрустела кора. На месте трещины в огромном стволе вспучилась земля. И будто двери разошлись в стороны.
  
  - Твой приход услышала Природа-Мать. - Проход явил свету... молодого парня. Эльфа. Лишь глаза выдавали в юном теле безмерную мудрость веков. - Я же обязан судить тебя, нарушитель спокойствия.
  
   Быть не может.
  
  - Териль сын Михейля. Дух, чьего имени я не ведаю. Маг, чьего имени я не ведаю. Вы трое предстали Мировому суду!
  
   И лес взорвался криками.
  
  ========== Глава 8. Воспоминания ==========
  
   Трава слегка качнулась, когда внутрь запрыгнул серый кролик. Зверек замер, ожидание и наступающая опасность выкручивала большие уши. Локаторами те вылавливали звуки, тревожащие окружение. Но ничего не...
  
  - Попался! - Черное тельце в плотной одежде выскочило на зверька.
  
   Кролик дернулся в сторону, траву разметало задними лапами.
  
   Бежать. Кролик даже не думал, но мысль крутилась в недоразвтитом мозге. Зверек тарабанил лапками по земле, пролетали мимо кусты. А сзади слышалось прерывистое дыхание волка. Охотника.
  
   Хотя то была девочка-подросток с о-очень игртвыми желтыми глазами.
  
   Кролик вот-вот забежит в норку. До спасения оставались считаные мгновения. И тут же домашний отнорок засыпало землей. Кролик увидел, как новый ком земли вырвался из ладони спешащей девчонки. Снаряд пролетел мимо череды деревьев, потерял часть массы, но выстрел настиг мишень.
  
  - Исло, я поймала его! Я его поймала, гра-а-а-а! - Дине, на самом деле все равно до мнения какого-то проходимца. Даже будь он трижды названным братом господина Териля, девочка не признавала того другом. Вот когда он проявит себя в битве. - Посмотрим... Ого~! Сколько же тут мяса.
  
   И вот кролик попал в заспинную сумку, больше напоминающую сеть. Веселая девочка тут же растеряла запал, инстинкты охотника затерлись лаврами от победы. Сегодня им не придется есть жидкий суп, а будет целое жаркое! Вкусное, в талантах госпожи Йоль Дина не сомневалась.
  
   Сомнения.
  
   Посмотрев в сторону леса, Дина вздохнула.
  
  "Снова господин пошел куда-то без меня. Так я никогда не докажу, что от меня есть прок! Бесполезная!"
  
   Покраснев от гнева, Дина тут же похлопала по щекам. Спокойствие, если в приключениях она пока беззащитна, то в охоте ей не будет равных! И она докажет господину, что не только Йоль может быть невестой господина!
  
   Сверху донеслось:
  
  - Ты уже здесь, малявка? Я же совсем недавно тебя видел у тех берез.
  
   Облик Исло вызвал у Дины странный хмык. Девочка показала большим пальцем за спину, демонстрируя пойманного кролика. Ошарашенный взгляд взрослого обрадовал Дину, она даже выпятила грудь, которая вбирала с огромной скоростью свежий лесной воздух. В девчачьей голове поселилась мысль, что не такой уж и проходимец. Пусть любуется ее невероятными талантами и красотой.
  
  - Ты же понимаешь, что сеть работает не так? - И вот в грудь ударило возмущением.
  
  "Что?! Да как смеет этот нахал указывать мне, каким образом использовать подарок господина?!" - Только Дина собралась высказать недовольство присутствием жалкого подлизы, как по спине резко царапнули, после чего легкая тяжесть внезапно пропало. - "Да быть не может."
  
  - Кро-о-о-о-лик! - Дина унеслась вслед отступающему безухому противнику. Шестому кролику пришлось пожертвовать драгоценными головными лопастями, чтобы сбежать от незадачливой охотницы.
  
  - И он просил научить "её" азам скрытности? Тут проще найти огромную трубу, из нее всяко лучше глушить противников, нежели криками.
  
   Исло простоял на ветке еще минуту, прежде чем двинулся вслед за живым кричащим вихрем. Отдающие болью руки стрельнули темными лозами, зацепившими соседнее дерево. Прыжок. И вот авантюрист на другой ветке. Втягивающиеся вьюны вызывали на лице болезненную мимику. За все приходится платить.
  
   Авантюрист перелетел мимо птичьего гнезда, вспугнув птенцов и голосящую мать. С каждым прыжком он приноравливался к новому способу перемещения, иногда заигрываясь и с ногами. В один миг Исло даже летел вниз головой, но тогда невообразимое чувство управляемого полета больше барабанило сердце, чем позволяло насладиться скоростью и силой встречного ветра.
  
   Чтобы отдышаться, Исло приземлился неподалеку от Дины. Девчонка терроризировала сбившихся безухих жертв, решивших действовать сообща против общего врага. Пока противостояние держалось равновесия. Ни кролики, ни Дина не добились целей. Девчонка все гналась за дичью, а та улепетывала от уголька с светящимися желтым глазами.
  
  "И где ты подобрал такую пигалицу, Териль? Что друид, что его товарищи очень странные. Очень." - Глаза опустились на руку. Втянувшиеся лозы достоверно имитировали пальцы, а какой приятный шел перестук от кончиков. - "Видимо, у него хобби собирать калек и иждивенцев."
  
   Дина вновь поймала кролика, но на этот раз за собрата вступились обиженные звери. Шестеро против одного! Кролики подались и лягались. Девчонка с визгом улепетывала от страшных зверей. Исло же молча рассматривал стреляющие в пустоту лозы.
  
  "Надеюсь, впереди меня не ждет новое испытание? Я еще награду за прошлое не оценил..."
  
  - МЯСО~! - Опять Дина куда-то ускакала. Грузно выдохнув, Исло вздрогнул.
  
   Издали донеслось:
  
  - Кабан!
  
  - Вот ведь твою мать! Девчонка!
  
  ***
  
   Пальцы сплетали нити в единое целое. Стежок за стежком, слой за слоем, Йоль занималась тем же, чем и всегда до странного приключения - шила. Или вышивала, смотря какое изделие.
  
   Хижина, совсем продуваемая четырьмя ветрами, ныне обзавелась стенами из булыжника. Да и сама подросла в размерах, изнутри так точно: границы помещения разошлись в стороны, в полу появилась выемка под кострище. Четыре кровати по-военному легли друг на друга, по две сразу. Териль назвал подобную конструкцию многояросной.
  
  "Териль." - В животе отдало приятным теплом. Вдруг палец пронзила боль. - "Не отвлекайся."
  
   Игла выскочила из пальца, вода в крохотном сосуде обволокла дешевый металл. Острие вновь впилось в порванный плащ, две разрозненные половинки смыкались в одно целое. Прямо как Йоль и Териль.
  
  "Он изменился. Раньше грезил одной славой, а теперь... Не случись тогда провала, были бы мы такими же?" - Новый стежок стянул прореху. - "Надеюсь, что нет. Иначе его судьба, моя судьба подвергнутся страшным испытаниям. Богиня-Мать, даруй благословение заблудшим детям."
  
   На ткань упало что-то крошечное, но такое тяжелое.
  
  - Если ценой счастья будут муки, разве это счастье?
  
  ***
  
   Пугающий свист резанул уши. Лицо обдало холодным ветром, щеки обледенели и застыли. Проклятье, если бы я знал, что переход в смертное тело настолько неприятен, то доверился бы Валарам!
  
   Как все началось, так и стихло. Больше нет той тяжести. Нет мучений от перехода из духовного тела в слабую оболочку Детей Илуватара. И нет былой свободы. Я отдал могущество взамен на исполнение долга.
  
   Далекое мерцающее небо приветливо улыбнулось яркими звездами.
  
   Верно, меня избрали, как и четверых других. Мы Истари. Маги, вершащие волю Валар в Арде. Духи в смертном теле, готовые поделиться с младшими братьями мудростью. Мы маги. Я маг.
  
  - Владыка Курумо? - звонкий голос смешался с ударом шумящей волны. - Господин, мы почти прибыли.
  
   Я плыл на ладье тэлери к Средиземью. Первый из всех остальных, но мог быть и единственным, не будь госпожа Йаванна так настойчива. Жена моего господина Аулэ очень убедительно попросила взять с собой Айвендила, друга зверей и природы. Как я мог отказать?
  
   Ладья причалила к пристани, где нас встречали вооруженные эльфы. Два десятка стражей в слишком вычурной склонились перед нами, но один из них не двинулся. Кирдан Корабел, владыка Серой Гавани... Ничего, я не из гордых.
  
  - Приветствуем вас на этой благословеной земле, Истари. Я Кирдан Корабел, смотритель этих земель. - Крепкий эльф слегка кивнул, после чего его руки зажили своей жизнью. - Здесь найдется все для ваших путешествий. Одежда, оружие, транспорт и еда. Хотя не думаю, что вам понадобятся наши дары.
  
   Он хотя бы знает, как надо обращаться к старшим.
  
   Я посмотрел на Айвендила. Посланник Йаванны осматривался с горящими любопытством глазами. Такого я себе не позволил. Сойдя на пристань, выделанную белым деревом мэллорн, я прошел к Кирдану.
  
  - Зови меня Курумо, я Белый маг. - Сдержанно кивнул эльфу. Он ответил. - А это...
  
  - Я Айвендил, посланник Пресветлой Йаванны! - Эльфы тут же оживились. Какое неподобающее поведение. - Расскажите, а правда, что звери тут не могут общаться мысленно?
  
  - Пожалуй, я оставлю вас. - Кирдан и Айвендил обернулись. - Я был прислан, чтобы исполнить важную роль. Дайте мне запряженного коня.
  
   Эльф распорядился выделить мне транспорт, а сам с удовольствием выслушивал вопросы засланного простофили. Проклятье. Неужели эльфам важнее послушать про зайцев и оленей, нежели прикоснуться к безграничным знаниям? Прав был Феанор, эльфийский народ впадает в прокрастинацию.
  
   Тем же днем я отправился на восток.
  
   Странно.
  
   Такое ощущение, будто я совсем недавно был там. Но разве могут воспоминания переносить из настоящего в прошлое? Вряд ли.
  
   Я поднял глаза на членов Белого совета. Владыка Элронд внимательно слушал Айвендила, ныне Радагаста Бурого. Его соседка, прекрасная Галадриэль, загадочно перешептывалась с моим старым другом, Олорином.
  
   Олорин. Гэндальф Серый не изменился. Слабейший из нас, он так же метался из страны в страну, помогая смертным. Как по мне, безумный, глупый поступок. Пока мы сражаемся со злом, простофиля играется с хоббитами, развлекает их. А теперь его заинтересовали гномы.
  
   Народ господина Аулэ предпочел его верному слуге засланца Манвэ. Я не ревную, но это возмутительно глупо!
  
   Почему Торин Дубощит поддался очарованию Серого мага? Почему гномы не пришли ко мне?
  
  - Как ты считаешь, Саруман? - За столом более не раздалось ни звука. И снова. - Старый враг вновь у порога, мы более не можем ждать.
  
  - Это да. - Гэндальф вдохнул порцию дыма, в трубке зажегся красный огонек. - Дол Гулдур вот-вот оправится от урона прошлой войны. Мы должны выступить и разбить врага.
  
   Проклятье, Гэндальф. Спрашивали не тебя!
  
  - Полагаю, это один из вариантов. Иначе, мы можем подождать.
  
   Элронд едва сдержался от вопроса. Олорин молчал. Галадриэль загадочно одаривала взглядом. А Айвендил не выдержал:
  
  - Мы должны выступать, сейчас же! Я видел его, Некромант пробудился! Если мы не ударим первыми, время будет упущено.
  
  - Сомневаюсь, что враг не ждет нас. Радагаст, ты поступил опрометчиво, явив врагу знание о нем. Именно поэтому мы затаимся, выждем. И дай нам Эру сил, мы встретим его в полной готовности.
  
   Замечательно, меня выслушали. Как давно я не чувствовал нужду других в моем совете. Старые добрые времена возвращаются.
  
   Олорин пригубил трубку. Остальные члены совета разошлись на время краткого перерыва. Галадриэль советовалась с Элрондом, тот переговаривался с родственницей. Владыка подозвал слуг, последовал приказ, незамедлительно исполненный.
  
   Вот он, порядок.
  
   Но не для Олорина. Он вдохнул побольше смога, дым превратился в чудные кольца, бегущие далеко вперед. Рука друга потянулась вслед за ними, и пальцы бессильно схватили развеявшееся кольцо...
  
   Он знает?!
  
   Гэндальф Серый... Маг издевался. Как в первый раз, когда Манвэ поставил под сомнение мои силы. Они посмели при остальных назвать его вершителем судьбы Средиземья, даже не обратив на меня внимания. Гендальф Серый...
  
   Мы еще посмотрим, кто будет купаться в лучах заслуженной славы, старый друг!
  
  ***
  
  - Повелитель.
  
  - Я знаю.
  
   Под Ортханком не осталось и пятнышка земли, все затопил клятый Андуин! Энты постарались, сволочи. Урук-хай разбили роханцы. От Саурона нет вестей. Проклятье. Сволочи. Уроды. Мрази.
  
  - Повелитель. - Гримо черными одеждами напоминал кляксу. Бледное лицо в животном страхе мельтешило подле. - Они пытаются ворваться внутрь.
  
  - Не ворвутся, силенок не хватит. - Нужно отступать.
  
   Еще остались стратегические резервы в Дунланде. Если повезет, то я смогу собрать новое войско. Да, еще не все кончено. Слышишь, Гэндальф, я одержу верх...
  
   Снаружи, кажется, прокричали мое имя.
  
   Ступеньки пропадали под ногами. Поворот за поворотом. Шаг за шагом. Я приближался к крыше, где пленил Гэндальфа. Где уже одержал верх.
  
  - Саруман!
  
   Он смеет произносить мое имя после всего произошедшего?!
  
  - Для тебя я Саруман Радужный, Гэндальф Серый.
  
   У подножья черной ребристой башни смотрели снизу вверх жалкие оборванцы. Проклятый наследник Исилдура, Арагорн. Сын самопровозглашенного короля эльфов, Леголас. Предатель наследия Аулэ, гном Гимли. И проклятые хоббиты!
  
   Но что это за светлый силуэт? Гендальф?
  
  - Для тебя я Гэндальф Белый. Сдавайся, Саруман, и твои грехи будут судить в Валиноре. - Он обезумел? Меня не за что судить!
  
   Попытка сжечь выскочку потерпела неудачу. Фокусник каким-то образом уцелел после моей атаки. Ничего, в чистой силе ему не победить.
  
   И только я подумал, как... мой посох. Он рассыпался..?
  
  - Гримо, тебе больше незачем прислуживать падшему магу. Иди к свету, ты еще можешь спастись.
  
  - Жалкий раб не имеет права на голос в присутствии господина. Никто из вас не смеет при мне говорить. Я владыка черной башни, Саруман Радужный! Я...
  
   Спина загорелась от шпарящей боли.
  
   Толчок.
  
   Я падаю? Но куда? В бездну, во мрак?
  
   Моя роль оканчивается здесь?
  
   Владыки предвидели мои шаги, и забрали пешку самым драматичным образом. Владыки не ошибаются... Но я же ошибся!
  
   Кто бы знал?
  
  ***
  
   Круг магов Ферелдена - крайне пугающее место. Когда я прибыл сюда ребенком, рыцари в полных серых латах пожирали меня черными провалами шлемов. Их глухие голоса до сих пор останутся в памяти. Останутся в памяти как образ продавшего меня клана.
  
   Почему родичи продали меня?
  
   Увы, на этот вопрос слишком много ответов. В книгах записана история всего мира, но рукописи не разговаривают живыми голосами. Сухие факты, подтверждающие страшнейшие фантазии, доконали несчастный разум к четырнадцати годам. Тогда же меня всерьез начали обучать.
  
   Года в круге тянулись дольше, чем смена кадров у храмовников. А ведь военная служба в церкви считается пожизненной. Долгие вечера в библиотеке, короткие дни на практике. Лекции по устройству Тени и теория стихий. Созидание, Энтропия, Магия - все перечисленное вбивалось в голову годами.
  
   Дальше шло Испытание. Старший чародей признал молодого эльфа достойным прохождения страшного теста на силу воли и знания. И я его прошел. А как же друзья?
  
   Круг методично истязал магов, многие знакомые не возвращались с Испытания. С детства запуганные, но веселые, друзья пропадали в силках демонов, растворялись в силе духов. Часть стала Усмиренными, часть - одержимыми демонами.
  
   Я с ужасом смотрел на новые филактерии Испытуемых магов, в каждой кровавой склянке в ответ смотрела приближающаяся смерть, сжимающая шею железной хваткой храмовников.
  
   Тень приняла меня. Я выжил. Но лишился друга, практиканта магии крови. Он был смелее меня, не боялся бороться с несправедливостью. А за это поплатился всем. Именем, любовью. Домом.
  
   Сражение с порождениями тьмы страшнее, чем Испытание.
  
   Стать Серым стражем - вот мечта идиота! Нет никакой свободы вне Круга, есть только отчаяние и боль. Люди и эльфы постоянно страдают от нападков знати. Крестьян обкрадывают, убивают, эльфов держат за скот. И ко всем несчастьям прибавляется Мор.
  
   Какие к черту духи и демоны, когда перед тобой маршируют орды монстров, готовых убить всех живых. Свирепая злоба таилась внутри желто-черных глаз, будь то гарлок или генлок. И чем больше я вглядывался в безумные зерцала тварей, тем страшнее мне становилось.
  
   Меня и второго Серого стража, Алистера, после Инициации отправили выполнять важное, но предположительно безопасное поручение.
  
   Зажечь сигнальный огонь, что может быть проще?
  
   Я бы сказал моему ментору, Дункану, сколько в мире простых вещей, но он погиб в бурлящей соками смерти орде.
  
   Черное варево Мора двигалось на север. Гномы не могли остановить вечных врагов, не остановили люди, не остановили эльфы. Лишь совместными усилиями Ферелден мог противопоставить что-то безумию смерти. И мы собрались. Все вместе. Люди, Эльфы, Гномы. Даже один Кунари, который оказался прекрасным воином и верным другом.
  
   Во время страшной войны мы оказались сплочены, как никогда раньше. Храмовники бились бок о бок с магами, эльфы прикрывали людей, а те пробивали дорогу гномьим полкам. Мы сражались с нечистью, нежитью и темными тварями. Мы победили.
  
   Но за победу высокая цена. Я не получил причитающегося - свободы. Но дал ее тем, кто шел за мной. Все маги, все эльфы, последовавшие за мной, добились и добьются большего. А я отдал все силы, чтобы соплеменники и друзья прожили отпущенные годы без сожалений.
  
  - Алим!
  
   Я видел лицо Алистера. Первого соратника, лучшего из людей. Ему плевать на расу, плевать на сословие, он видит суть людей. Борется за справедливость. Именно такого короля я хотел видеть над оскверненными ужасом землями.
  
  - Алистер, надеюсь, ты будешь хорошим королем.
  
  ***
  
  - Значит, ты Териль? - От старца пахло росой и весенними цветами. - Я Буревестник, твой новый учитель.
  
   Разве можно объяснить ребенку, кто такой друид? Разве можно объяснить друиду, как учить ребенка?
  
   Мы оба не знали ответа на этот вопрос.
  
   Однако я знал, кем хотел стать в конце концов. Я хотел стать героем.
  
   Бездарный учитель впихивал ненужные знания в мою голову, когда я хотел обучиться боевой магии. Теории, ритуалы, языки друидов оставались некой тайной под занавесом. Да и не хотел я учить эту дурь, герой разве сражает армию тьмы языком и ритуалом на плодородие?!
  
   Сызмальства в голове рисовались картины, как множество врагов падут от взрыва огнешара или наткнутся на шипастую ледяную стену. В воображении соратники становились непреодолимым щитом меж мною и демонами. А в реальности...
  
   Раздражали уроки, не приносящие пользы. Раздражал отец, одряхлевший после смерти матери. Даже дед пропал в странствиях. Навязанная свадьба стала последней каплей в море гнева и разочарования.
  
   Я ушел на поиски приключений, чтобы доказать всем, на что способен. Ученический посох, зеленая дешевая мантия, даже меч имелся, но я его продал в первом же магазине. Денег не было, а ночевать за бесплатно только на конюшне, да и то после работы. И я был бы не против почувствовать себя персонажем эпической повести, не увяжись со мной Йоль.
  
   Невеста оказалась той еще занозой. Копейщица из богатого рода, она игнорировала пасы в ее сторону. Будто каменная леди, эта девушка врывалась в ряды монстров, прикрывая меня. Даже когда мы приходили в таверну, еду заказывала она. И за все путешествие ни разу не высказала недовольства.
  
   Я мирился с ее присутствием. Мирился с тем, как она настойчиво вела нас по одной ей ведомому пути. Пока терпение не иссякло.
  
   Последняя миссия подорвала оттачиваемое хладнокровие. Я з***ся выполнять простейшие миссии, дешевая еда и теплый кров бесили нутро. Я желал проходить через трудности, а в итоге сменил одну клетку на другую. Так продолжалось до пещеры с гоблинами.
  
   Караван. Засада. Бой. Смерть.
  
   Я помню отчаяние на глазах Йоль, когда самовольно выбрал миссию. Помню, как она проглотила ругательства, когда глаза зажмурились от обиды и боли. И она все равно последовала за мной. В пекло, куда не следовало лезть.
  
   Последние минуты вместе в разваливающемся боевом строю она что-то кричала. Я не разбирал, но понимал, что мы прощаемся. Ее отчаяние пробило терпеливую маску, за которой пряталась такой же ребенок, как и я. Тогда я думал, что все кончено.
  
   В темной пещере, лишенный ног, я молился Природе. Молился о здоровье отца, молился о спокойствии учителя. И больше всего я хотел не повторять прошлых ошибок, из-за которых пострадал не только я, но и Йоль.
  
   Тогда я умер.
  
   Чтобы воскреснуть и исправить грехи.
  
  ***
  
   Сквозь веки пробивался солнечный луч, он настойчиво стучался в закрытые ворота, пытаясь добраться до глаз. И добрался.
  
   Я проснулся.
  
   Первые секунды непонимания муравьиным роем исходили всю голову, пока я не вспомнил все. Вспомнил. Все.
  
   Посоха рядом не было. Одежды тоже. Я в неглиже развалился на зеленом ковре, чьи травинки щекотали кожу спины. Порыв ветра сдул тревогу. А подбежавшая белка великодушно всучила крохотный орешек. С благодарностью принял дар.
  
   - Ты странный, Териль, сын Михейля. - Снова это огромное дерево... То есть Великий наставник. - Думается мне, на твоем лице отразилось неудовольствие. Я тебе противен?
  
  - Вовсе нет, обожаю, когда ко мне в голову лезут безумные друиды.
  
   Одежда нашлась неподалеку. Спустя минуту зеленое облачение объяло плечи.
  
  - Тогда я разочарую тебя. Никто не залезал в твою голову, кроме Природы-Матери. Она же залезла в твою искалеченную душу и залечила ее.
  
  - Залечила?
  
   Друид кивнул:
  
  - Пусть ты и обладаешь поразительными знаниями, Алим Сурана, но так грубо приращивать душу к новым конечностям... Ты безумец. И моей госпоже это нравится.
  
   Госпоже... Если Природа-Мать благоволит мне, то зачем эта сценка?
  
  - Великий наставник, я не более безумен, чем ты или другие смертные.
  
  - Я бессмертен, Териль, сын Михейля. Ты тоже не обычный эльф. Мы похожи.
  
  - Это чем же? - Желание превратить наглеца в мумию пропало с ответом:
  
  - Ты и я излишне самоуверенны. Я надеялся развеять злого духа, а, посмотрев твои воспоминания, едва не лишился возможности пообщаться с таким же странным существом, как и я.
  
   Он ненормальный.
  
   Друид продолжал вещать из дерева, пока я осматривался. Солнце сошло с зенита, желтый блин скатился к верхушкам деревьев, зазывая лесные тени на полянку. Рядом носились звери, с любопытством осматривающие меня. Два воробье спикировали ко мне на плечо, чтобы чирикнуть непонятные вопросы в уши.
  
  - Им интересно, будешь ли ты их другом. - Друид вновь показался из дерева.
  
   Великий наставник выпрыгнул из укрытия, ноги гарцевали по циклопическим корням гигантского дерева. Он рывком оказался рядом, разноцветные глаза гипнотизировали дать хорошую затрещину, но благоразумие победило безумный порыв.
  
   Великий наставник обошел меня несколько раз, прежде чем уселся на корень. Его волновал дальнейший разговор, без которого нам не разойтись. На лице играли эмоции. Я распознал радость, удивление, злость и насмешку. Кому предназначались подобные лики, предпочел не знать.
  
  - Териль, сын Михейля, тебя ждет трудный путь. Иномирцам сложно влиться в новый мир, чтобы назвать его домом. Но... у тебя есть все шансы.
  
  - Чего ты от меня хочешь?
  - Я хочу, чтобы ты принадлежал мне. Стань моим рабом!
  
  
  ========== Глава 9. Ультиматум ==========
  
  
  Возможно, я ослышался. Однако, сколько я не всматривался в лицо друида, он продолжал улыбаться, издеваясь надо мной. Прошли секунды, когда все же решился переспросить:
  
  
  
  - Ты хочешь, чтобы я...
  
  
  
  - Стал моим рабом. Все верно. - Тут сверху упал толстый посох из скрученных дубовых ветвей, который сразу же попал в руки Великого наставника. - Что скажешь?
  
  
  
  - Скажу, что юмореска прошла мимо.
  
  
  
  Он рассмеялся. Для него ситуация забавна, ведь не его принуждают к рабству. И все же, я не удивлен подобным поворотом событий.
  
  
  
  Будь я в Арде, то легко бы распознал гостя из иного мира. Причина крылась в восприятии айнуров, мы способны видеть души живых существ, а потому разглядеть связь души и мира, или ее отсутствие, легкое дело. Поэтому я готовился к моменту, как меня выведут на чистую воду. Но предложить рабство иномирцу, да еще и айнуру?
  
  
  
  Великий наставник с интересом разглядывал мое лицо, не осталась без внимания и одежда с посохом. Видимо, он пытался соотнести облик с воспоминаниями прошлых жизней, чтобы больше разузнать о быте тех миров. Будто в подтверждение слов, Архидруид спросил:
  
  
  
  - В других мирах все носят подобную безвкусицу? - ...Ну дает.
  
  
  
  - Я один такой особенный.
  
  
  
  Архидруид кивнул, продолжая размышлять. Иногда на лице мелькала улыбка, сверкающая белизной, но тогда же она и пропадала, сменяясь задумчивостью. Я же отвечал на ситуацию молчанием. Лишнее слово вызовет проблемы, почему бы и не подумать в тишине?
  
  
  
  Солнце кренилось к верхушкам деревьев, рыжие языки тянулись к ветвям, обмакивая лесную шапку иллюзорным огнем. Звери разбегались, никто не трогал их. Хищники не смели нападать на травоядных, а большие животные избегали скопление мышей и лягушек. Лес потерял к нашему обществу интерес.
  
  
  
  Лесная суматоха пробудила Архидруида. Великий наставник скривился. Пальцы перебегали по толстому обуху из ветвей. Глаза хмурились. Новый миг молчания раздражал его. О, какие эмоции. Он приходил в ярость от ожидания ответа, но я молчал. И ждал. Скоро терпение не выдержит напряжения и лопнет. Как сейчас:
  
  
  
  - Отвечай. - Я смерил наглеца взглядом. Мерзавец, пользующийся заемными силами для чьего-то контроля, не стоит и чиха. Смог бы он самостоятельно загнать меня в угол? - Ты онемел, иномирец?
  
  
  
  - Я все жду объяснений прошлой шутке.
  
  
  
  - В твоих мирах могут только веселиться, Териль, сын Михейля? Или тебя подводит ум?
  
  
  
  Великий наставник медленно поднимался. Фигура будто вырастала над поляной. А вот это лишнее.
  
  
  
  - Не стоит мен... - Я потерял дар речи?!
  
  
  
  - Раз нем, то молчи, иномирец. И внимательно слушай, коли не способен думать. Твое присутствие в мире легко поправить. Если не хочешь исчезнуть с лица земли, то делай, что велено.
  
  
  
  Руки охватывал противный холод. По коже разлилась слизь, она обволакивала каждую точку, каждую пядь. Замедлился ход сердца, а внутри живота поселилось чувство, как от остро заточенного ножа. На этом не закончилось. Голову сжали кузнечными клещами, выдавливая глаза из черепа. Еще бы немного, и из разбитой кости струей выбежала бы кровь с мозгом.
  
  
  
  Интересно.
  
  
  
  - Великий наставник не может решить дела словами? Удивительно, насколько глупы местные... аборигены. - Невидимая хватка резко усилилась, выбивая последний воздух из легких.
  
  
  
  Архидруид приблизился. Он смотрел глаза в глаза. Образ выжигался в голове. Я бы мог сопротивляться, но попридержал силы на потом. Сейчас в противостоянии воли не победить. Но это пока. Приходилось играть по чужим правилам. И это бесило больше, чем наглость слабака, распинающегося передо мной.
  
  
  
  - Иномирец, ты может и понравился госпоже, но последнее слово будет за мной. Мать-Природа любит диковинки, но ей плевать на остальное, пока соблюдается равновесие. А ты... Ты ничто. Ничто способное накренить чашу весов. Это твой грех.
  
  
  
  А вот теперь ситуация обратилась опасностью. Архидруид продолжал вещать о равновесии и собственной важности в глазах Природы, с каждым мигом захват силой становился жестче. В ушах уже выли ветра от давления, глаза едва разбирали окружение в темноте.
  
  
  
  Солнце разве зашло? Нет, это... Где я? Кто...
  
  
  
  - Я проклинаю тебя! Ты не сможешь использовать магию, ни того мира, ни этого. Молись, чтобы я не усложнил тебе жизнь больше, грязь.
  
  
  
  Странный он друид. Никакого внутреннего баланса, только хлещущая из покрасневших глаз и разинутой пасти ярость. Видимо, желание обладать знаниями иных миров и жажда власти над чем-то другим вскружила долголетнюю голову.
  
  
  
  Безумец швырнул меня в сторону. Кровь тут же побежала к органам, в голову накатило волной из освобожденных сосудов. Под кожей забегали муравьи, полчища лапок рванули по зудящей шее, ведь она единственная не деревянная. И в этот же момент я зачерпнул грудью воздуха.
  
  
  
  - Х-ха-а~!
  
  
  
  Жалкое подобие мага, растерявшее все величие, скривилось в оскале.
  
  
  
  - Ты жалок, иномирец. Захваченное тельце слабенькое. Магии нет. О, бедняга, твоя гордость растоптана? Ничего, это только начало. Ведь если ты не уберешься с глаз моих прямо сейчас...
  
  
  
  Что именно он начнет прямо сейчас, архидруид не сказал. Я потерял к этому существу всякое уважение. Ни такта, ни умения. Проживший тысячелетия, он свел наш конфликт к жалким попыткам устрашения. И я испугался, но не его, а слабости, таившейся во мне.
  
  
  
  Отсчитанные крупицы великий песочных часов начали торопливо бежать. Горящий ненавистью и... завистью взгляд провожал мое отступление. Бредущие рядом волки и звери озлобленно щерились. Подчиненные воле изуродованного архидруида, они провожали мой путь сквозь расступившуюся стену леса.
  
  
  
  Деревья напряженно молчали в след, птицы не клекотали, ветер затих. Пока шел, на пути выскакивали корни, щупы тянулись к ногам, стараясь поддеть бредущего калеку. И я брел, уже виднелся расходящийся меж стволов свет. Всего несколько шагов отделяли меня от опушки, как оглушительный крик заставил невольно дернуться.
  
  
  
  - Господин Териль! - Летящая тьма врезалась, сминая ребра внутрь. Кажется, настал мой час.
  
  
  
  - Сожгите меня, а прах развейте по ветру.
  
  
  
  Дина изумленно заиграла ресницами:
  
  
  
  - Чего? Господин, о чем вы? Пожалуйста, не говорите странные вещи. Я их не понимаю... - И разревелась как девчон... Точно, она и есть девчонка.
  
  
  
  Рядом возник силуэт Исло.
  
  
  
  - А ты долго, друид. Я уж подумал, что наш договор на вечный вассалитет уже сгорел.
  
  
  
  - Не дождешься, Исло. Лучше скажи, почему у тебя за спиной гора дичи?
  
  
  
  И действительно, за авантюристом высился холм из тел зверей. И ладно бы это было несколько оленей, так ведь гора произрастала из десятков зайцев! Правда, разобрать вид животного без его ушей та еще задачка, но повезло наткнуться на Дину. У девочки за пазухой торчал пучок заячьих ушей. Жуть. И трофей доказывающий невероятное проворство.
  
  
  
  Дина влезла в разговор и с придыханием затараторила о первой самостоятельной охоте. Рубленные описания перемешивались с комментариями Исло, на которого Дина кидала хмурые взгляды. Хотелось рассмеяться наивной радости, с каким восторгом она расписывала погони, а как смешны сценки борьбы с невидимкой.
  
  
  
  Проклятье, теперь я не способен на магию.
  
  
  
  Веселье высыпало из глаз, как только недавнее происшествие колыхнуло теплую атмосферу. Кажется, от глаз Исло не укрылось мое смятение. Дина же нутром почувствовала изменение в беседе, но не могла уловить лопнувшую нить, из-за которой мы с Исло перестали ее слушать.
  
  
  
  - Господин Териль, я наскучила вам глупой историей. Давайте поспешим домой, госпожа Йоль наверняка дожидается нас. - Дина потянула меня за рукав. И я не выдержал. - Господин Териль?
  
  
  
  - Друид?!
  
  
  
  Ноги едва держали ослабевшее тело. Я держался буквально на одной воле, но и она истончилась. Скверно, очень скверно.
  
  
  
  Дина попыталась поднять меня, но ее оттолкнул Исло, на возмущение девочки авантюрист ответил злым взглядом. Пока Дина наливалась красным, чтобы сказать какую-то гадость, Исло подхватил меня под плечо. Верещание Дины отошло за спину, где слышалось пыхтение и попытки утащить гору дичи.
  
  
  
  - И что же произошло в гостях у Великого наставника? - Парень не настаивал на ответе, но в данный момент казалось, что лучше довериться.
  
  
  
  - Все в пределах ожидаемого. Кроме того, что теперь я ничем не отличаюсь от тебя, обычного человека.
  
  
  
  Исло остановился. Его взгляд не обещал ничего хорошего:
  
  
  
  - То есть, ты лишился магии? - Я кивнул. - Тогда какого черта я с тобой вообще вожусь?! Друид, я служу, пока от тебя есть прок! И что ты говоришь? "Я ничем не отличаюсь от тебя"?
  
  
  
  - Не удивительно, что ты расстроен. Удивительнее то, что ты еще слишком глуп. Думаешь, сила заключается в магии? Спешу расстроить: ты не только станешь лучшим авантюристом, но и познаешь настоящую силу, прямиком из рук самого Териля.
  
  
  
  - Хех. - Наглая ухмылка рассекла бандитскую физиономию Исло. - И что же по-твоему настоящая сила?
  
  
  
  - Знания, Исло. Знания.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Минуло три дня. Город и окрестности оживали с первыми лучами солнца. Просыпались отдохнувшие жители, поднимались стада животных. Среди полей мелькали рубахи крестьян, обрабатывающих близлежащую почву, несколько лохматых собак придирчиво осматривали доверенное им стадо овец. Хороший день, чтобы вернуться к экспериментам.
  
  
  
  Понадобилось несколько дней отдыха, прежде чем я смог вернуться к делам. Архидруид постарался на славу: наглец не только всколыхнул прежние воспоминания, но и вызвал раздрай в ослабевшей душе,- я боялся прикоснуться к ранее затертым знаниям. Только, рано или поздно, нужно пересиливать страх.
  
  
  
  С пробуждением я оделся и вышел на улицу. Дверь чуть скрипнула, чтобы тут же замолкнуть и встать в пазы. Прислушался. Нет, никто не проснулся.
  
  
  
  И хорошо - последние дни девочки то и делали, что занимались мной. Ухаживали, меняли влажные налобные повязки, да и еда сама не приготовится. Благо, продуктов для сытных обедов у нас хватало, Дина окончательно приноровилась к охоте, за что получила от меня в подарок записи о лекарственных травах. В перерывах между бредом, разумеется.
  
  
  
  Последствия резкого вмешательства в память души подкосили основательно. Апатия и лень хлынули страшным потоком в голову, не хотелось попросту жить. И в период, когда каждый сон становится кошмаром, я не мог выжить без поддержки. Такой поддержкой, опорой стали Дина и Исло, и, конечно, Йоль. Надеюсь, они обрадуются той благодарности, какую я готовлю для них.
  
  
  
  Свежий воздух ворвался в грудь, раздувая залежавшиеся легкие. Пора. Проверил руки и ноги, под контролем, покрутил головой, следя за возможной дезориентацией. Все в порядке. Еще раз оглянулся, отмечая телегу с возничим-стариком, тот приветливо махнул и щелкнул поводьями. Телега унеслась дальше по дороге, а я отправился на медитацию.
  
  
  
  Медитация сейчас - единственный способ разобраться в происходящем. С организмом ли, наступающей угрозой дерзких событий или внутренними переживаниями - медитация помогла бы найти ответы на терзающие ум вопросы.
  
  
  
  На миг замер: а ведь вопросов хватает. Посмотрел в сторону полей, где мужики вспахивали землю. А потом пошел дальше, невидимая нить пути вела прямиком к цели.
  
  
  
  Итак, чего же я хотел добиться медитацией?
  
  
  
  Меня больше всего интересовали несколько вещей, но наиболее важная: каким образом архидруид заблокировал магию? Сомневаюсь, что у служителя равновесия есть подобная сила, все же с друидами я знаком не понаслышке. Однако возникает другой вопрос: кто или что помогло ему блокировать магию? И как далеко в плане самой концепции распространяется его сила?
  
  
  
  Тракт, ведущий в город, остался где-то за спиной. Ныне я шел по жухлой траве, сменяемой тропинками звериных следов. Место людьми не особо обжитое, поэтому сила Природы тут достаточно велика. Дойдя до зарослей кустарника, приподнял ворот балахона, чтобы колючие ветки не расцарапали лицо. И вот я ныряю в растительность.
  
  
  
  В окружении кустарника я принял наиболее удобную сидячую позу. Посох лег на раскинутые колени, полы одежды подбил под седалище, чтобы было потеплее.
  
  
  
  Подобное место, наполненное силой мира, прекрасно подходило для медитации. Подземные ключи магии рассекали всю планету, и иногда от огромных подземных потоков к поверхности прорывались маленькие ручейки силы. На этих случайных ручьях можно было почерпнуть немного магической силы, чем я и занялся.
  
  
  
  Разумеется, ранее я этого не знал. Ни про лей-линии мира, ни про возможность подобной медитации. Повезло ранее наткнуться в библиотеке на нужные книги - многие авантюристы, добившиеся успеха, хвастались знаниями через нанятых библиографов. Вот я и воспользовался этим.
  
  
  
  Глаза сомкнуты. Свет потонул во мраке. И тут же слух обострился до небывалого, лес подобно голосам тысяч живых пытался достучаться до меня. Увы, я его не понимал.
  
  
  
  За шепотом леса пришел тихий голос ветра, но и он стих, как замолкла земля. Я оказался внутри непроницаемого кокона безмолвия. Ничего не видно, ничего не слышно. И вот тело медленно расслабляется, окончательно разрывая связь с реальностью.
  
  
  
  Я вне мира.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Что? Где я?
  
  
  
  Казалось, ничего не изменилось. Я все так же нахожусь в... В... Где же я находился?
  
  
  
  Воспоминания обрываются. Проклятье. Где же я был? Ощущение, что вот-вот мысль оформится. И снова ускользает! Непонятно. Где я? Почему я здесь?
  
  
  
  Кто я?
  
  
  
  Вспышка сверхновой! Мрак разорвало взрывом. Совсем скоро волна дойдет до меня... Но она проходит мимо. Волна за волной, вал за валом звезда в центре мрака раскидывает кольца в стороны. Она пульсирует. Чувствуется тепло. И воля к жизни.
  
  
  
  Подлетаю ближе, чтобы рассмотреть это нечто. Горящий небесным огнем шар достиг пиковой температуры. Из красной звезда становится желтой, зеленой, синей. И вот она белеет, сжимаясь в одну точку. Чтобы разорваться на все пространство белым светом!
  
  
  
  Это моя душа. Из воспоминаний я вырываю текст прочитанной книги: "Из тела астрального я упал еще дальше во тьму, пока не встретил светило, что олицетворяло истинную часть души. Ее ядро.". Ядро души оказывается совсем не таким, каким я представлял его. Видимо, существует отличие между устройством души в Арде и в этом мире.
  
  
  
  Пространство загудело. И вот меня выкидывает в центр кубического помещения, где каждая грань равна другой. Пугающе. И столь же заманчиво. Я чувствую, что нечаянное движение сотрет меня с лица земли, с полотна мироздания. Но в этом месте у меня дела, поэтому отступать нельзя. И да помогут мне Валар.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Первое, чего я хотел добиться, это возвращения магии. Попытка по дороге в лес создать заклинание привела к раздражающему зуду в затылке. Неспроста, как кажется. Я все же сомневался, что архидруид способен на полную блокировку магии, тем более из другой системы волшебства, поэтому идея изучить произошедшие изменения нашла отклик незамедлительно.
  
  
  
  Хм, магические каналы. Почему я вспомнил о лей-линиях именно сейчас? Вероятно, потому что устройство человеко-эльфийского тела сродни устройству мира. Признаюсь, слишком утрирую, но сравнение дельное.
  
  
  
  Я представил в белоснежном помещении висящий гуманоидный силуэт, как он тут же возник объемным полотном. Всего лишь тенью, но и этого достаточно, чтобы я сориентировался. Перед тем, как приступать к исследованию, я попытался воссоздать примерное строение души... сразу трех миров. Арда, Тедас и...
  
  
  
  - Нигол. - Подсказала душа.
  
  
  
  Верно, Нигол. Три мира имели абсолютно разные системы развития живых существ. Соответственно, разнились и души, кроме самого ядра, где я и находился. Я расположил на тени души искру Илуватара, расположенную у сердца. Следом тень объяла белесая оболочка, в которой иногда лопались расцветающие точки связи между волшебником и Тенью. И третий компонент - сияющая звезда в макушке и восемь звезд поменьше вдоль позвоночника выстроились в ряд.
  
  
  
  Итак, все три элемента, составляющие душу, на месте. Странно. Такое ощущение, будто в полученной конструкции сокрыта неправильная деталь. Но где именно? А если...
  
  
  
  Я схватил тень, и руки резко разошлись в стороны. Верно. теперь передо мной три силуэта, означающие своих прежних владельцев. Я - Саруман, покорно принявший грех гордыни и поддерживающий огонь Илуватара. Я - Алим, смирившийся с несправедливостью и создающий больше связей с искусственной Тенью. Я - Териль, отринувший детские мечты и зажегший внутри звезды-стремления.
  
  
  
  И вот звезды-то с точками-связями у второго и третьего силуэта медленно погибали. Интересно. Значит, архидруид воспользовался природными силами, чтобы затушить во мне девять звезд души, а те каким-то образом повлияли на связь с Тенью. Искусственной Тенью. Искусс... Ну конечно.
  
  
  
  Силуэт Териля уплыл в сторону, когда облик Алима приблизился почти вплотную. Так как душа мага не может лишиться связи с Тенью без ритуала, приводящего к Усмирению, она самопроизвольно поддерживает псевдо-эффект связи. Но каким образом? Неужели в прошлой жизни я достиг таких высот, что стал равен богу? Вряд ли, тут дело в другом.
  
  
  
  Пригляделся к нитям, выходящим из ауры силуэта. Белые струны тянулись к ядру души. То есть пропадали в никуда, ведь я и так находился внутри ядра. Из-за этого пришлось на миг вылететь из куба и взглянуть на парящую в пустоте белую звезду-ядро. Уже лучше. Однако смущал продолжающийся гуд звезды, так и норовящей втянуть меня обратно.
  
  
  
  Просмотрев всю поверхность ядра, я ничего не нашел. Если не считать швы от соединения сразу трех душ. Я вернулся в куб, где вновь нашел силуэт Алима.
  
  
  
  - Что же ты скрываешь, о, моя душа. - Взгляд блуждал по силуэту, пока... Я не заметил блик у отдаленного образа Териля. - Неужели... Да быть не может...
  
  
  
  Облик Териля снова рядом, в него я поместил облик Алима, и все это переплел воображаемыми нитями там, где по поверхности ауры Тени расцветали узловые точки. И по наитию их все связал в одну точку, которой оказалась...
  
  
  
  - Пятая звезда?
  
  
  
  Звезда в центре позвоночника Териля горела чуть ли не наравне со звездой на макушке. Причина крылась в клубке из нитей, сосредоточенных в точке. Из пятой звезды к другим расходились нити, связывающие все воедино. А из первой, у копчика, и девятой, на макушке, стреляли струны прямиком в... искру Илуватара! Невероятно!
  
  
  
  Три объединенные души спаялись воедино, но это не значило, что возможности из прошлых жизней пробудятся в новой. Так каким образом магия Арды, Тедаса и Нигола соединились внутри меня? Это весьма интересно.
  
  
  
  Из полустертых воспоминаний борьбы меня - Алима с Архидемоном я помню, как сражение подошло к кульминации. Архидемон победил, но перед тем, как душа мага исчезла в чреве дракона красоты, рядом появилась душа Истари. В итоге обе души попали внутрь победителя, где объединились в драконьем пламени. Даром что духовном, душевном, астральном.
  
  
  
  Архидемон абсолютно случайно сплавил души, после чего откат от сотворения новой сущности разорвал дракона на куски. Забавно, что за долгое время битвы с архидемоном Алим настолько привык к ауре Архидемона, что неосознанно подхватил разрозненные куски и присоединил как симбиоз к оболочке. Ныне она представляет собой оболочку псевдо Тени. А так как драконы Тедаса менее зависимы от Тени, то и энергии для магии надо меньше, потому ее можно получить извне.
  
  
  
  И где же получить даром магические силы? Из материального мира!
  
  
  
  Спаянные души Сарумана и Алима прицепились к духовным звездам Териля! Сама оболочка псевдо Тени поддерживается через вечную искру Илуватара, то есть существует за божественный счет, а это своеобразный "закон", который позволяет существовать подобной аномалии. И эта самая аномалия пустила корни в душу друида Териля, что через духовные звезды черпает магическую силу мира Нигол.
  
  
  
  Архидруид одним действием перекрыл мне сразу две силы, а может и три, я до сих пор не уверен окончательно. Заблокировав звезды, он отключил подпитку резерва маны внутри псевдо Тени. То есть, сам резерв зависит от силы воли, искры Илуватара, но регенерации маны нет. А это значит, что мне достаточно воспользоваться зельем лириума, дабы восстановить ману!
  
  
  
  - И гениально, и глупо. Каким образом я должен воплотить лириум, если магии больше нет? Это не Арда, здесь Песнью не помочь. А если запитаться от другого Плана?
  
  
  
  Безумство. Я читал в библиотеке о магах, зовущихся колдунами. Могущественные заклинатели, они заключают сделку с древними силами, будь то драконы, демоны или боги. Правда, лицемерие дошло до того, что служителей богов называют жрецами или клериками, но мысль кроется не здесь. Почему бы не создать связь между мной и иным планом или тварью?
  
  
  
  - Не выйдет. С учетом размера моего ядра души, я и есть подобное могущественное существо. На другой план без боя не пустят, а "коллеги" по существованию попытаются осушить уже меня. Скверно.
  
  
  
  Кстати о Скверне. Я присмотрелся к трем силуэтам, но ни один не нес след Скверны. Даже когда я соединил их в одно, никаких пятен или аномальных искажений не было. Уже сомневаясь в здравомыслии, вернулся к астральному телу, где попытался найти хоть что-нибудь. Но и там пусто.
  
  
  
  Каким образом Скверна, которой я обратил Дину в новый вид орков, не отразилась на душе? Она же связывает меня и девочку узами раба и господина, так почему от Скверны нет и следа?
  
  
  
  Спокойствие. Я сосредоточился на ядре души, каждая крупица появлялась перед глазами, рассказывая короткую историю своего существования. Естественно, образно. Я провел диалог с каждой частичкой, с каждым облачком энергии в душе, прежде чем нашел ее. Нашел Скверну.
  
  
  
  Серые стражи полагали, что Скверна является магическим вирусом, преобразовывающим всех живых в порождений тьмы. Близко к правде, но не совсем так. Скверна была таким же симбиозом, каким стала псевдо Тень. Единственное отличие заключалось в принципе действия. Скверна уживалась с сильным организмом и порабощала слабый, что выливалось в появление порождений тьмы. Но это не вирус, это... Королева пчел? Муравьиная матка?
  
  
  
  Скверна оказалась центром магической библиотеки, заложенной в заклинание. Пусть оно и распространялось как вирус, заклинание есть заклинание. И у него всегда есть определенные законы. Так, Скверна позволяла прошедшим Инициацию чувствовать других носителей и наблюдать за ними. А наиболее сильные могли контролировать другие ячейки в новосозданной сети, что и делал Архидемон, командуя порождениями тьмы.
  
  
  
  В итоге, как я понял, Скверна является тем же магическим вирусом-заклинанием-библиотекой-пчелиной королевой, которая размножается и отдает приказы. Впрочем, во время создания Арды я не сильно интересовался жизнью насекомых, пусть и участвовал в обсуждениях с госпожой Йаванной; почему не могу полноценно распознать принцип действия. Но одно я понял точно: каждый архидемон становился старшей командной ячейкой Скверны, из-за чего права по развитию "колонии", то есть управление ордами, переходили командующему. А так как в этом мире нет иного существа, старше меня по совокупной душевной и магической мощи, несущей в себе Скверну, заместителем "королевы роя" становлюсь... я.
  
  
  
  Серебряное облачко Скверны закружилось, формируя кольцо. Газ уплотнялся, пока в итоге на несуществующую ладонь не упало сверкающее украшение. Я до сих пор питаю слабость к кольцам.
  
  
  
  Возвращаясь к Скверне, заклинание-вирус полностью подчинилось мне. Если продолжить размышления, прерванные детской шалостью, то выходит, что ранее заготовленное заклинание потеряло "заклинателя", которому подчинялось. Скверна появилась благодаря вторжению возгордившихся магов в Тень, царство духов и богов. Так как от Тени осталась лишь симуляция, то хозяин симуляции, то бишь я, получил полные права на Скверну. А раз так, то почему бы не изменить заданные настройки?
  
  
  
  В пещере гоблинов я уже провернул подобное, но ставки в этот раз куда выше. И задача соответствующая - с помощью Скверны получить приток маны.
  
  
  
  Каким образом? Это просто, как создать армию орков. То есть создать армию орков!
  
  
  
  Скверна обладает преимуществом перед другими заклинаниями - она связывает порабощенных существ в единую сеть. Достаточно повторить эффект, отраженный на Дине, как я получу такую же связь между мной и новообращенными. Осталось добавить Скверне возможность соединяться с духовными звездами подконтрольных существ. Таким образом Скверна с потерями будет передавать по связи ману в мой резерв.
  
  
  
  Так я буквально решил почти все проблемы. Для того, чтобы искупить прошлые грехи, я должен помочь Йоль. Чтобы помочь Йоль исцелить слепоту, я должен создать сильнейшие припарки и магические аптечки. Чтобы создать магические отвары и аптечки, нужна магия. Чтобы восстановить магию, нужно создать армию. Так я смогу совместить и дальнейшее изучение орков, и создать новый вид существ, и подготовить армию к сражению с монстрами (демоны вряд ли мирному населению и мне дадут пожить спокойно).
  
  
  
  Все сложное решается просто, надо лишь разобрать детали и сопоставить их.
  
  
  
  Перед выходом из медитации, я занялся последними делами. Так как совсем без магии жизнь станет крайне болезненной и скоротечной, я потратил весь остаток сил, чтобы открыть одну из духовных звезд. Открылась самая нижняя, у копчика. И, как мне кажется, она позволяет пользоваться заклинаниями первого уровня и заговорами.
  
  
  
  - Один нюанс... Неужели, если я разовью эту звезду до максимума, то смогу бесконечно использовать первоуровневые заклинания? - После подобной мысли я поспешил вернуться в реальность. Одно дело работать с подтвержденными фактами, а другое - слепо гадать.
  
  
  
  За миг до возвращения перед глазами мелькнула звезда, сжавшаяся до точки, пока тьма не пожрала и ее.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Поднимающееся солнце с любопытством нависало над странным лысым эльфом. И казался странным он не из-за отсутствия шевелюры, да и не потому, что был эльфом, а из-за того, чем он занимался.
  
  
  
  В окружении деревьев эльф неподвижно зачитывал незнакомые этому миру слова. С каждым произнесенным словом вокруг мага искажался свет, подобно хрустальному шару возник чудной барьер из серебряной дымки. Один вздох, и туман сжался в одну точку, отливающую металлом.
  
  
  
  - Признаться, происходящее все больше вводит в ступор. - Под нос прошептал маг.
  
  
  
  Правая рука эльфа чуть поднялась, конечность, будто поделка из необработанного дерева, стала искажаться под рукой именитого мастера. Секунды сопровождали стук взволнованного сердца. Восхищенный вздох забился обратно в легкие затихшего мага.
  
  
  
  - Скверна обратила правую руку в орочью. Причем ей абсолютно плевать, из чего сотворена конечность, трансформация есть трансформация. Удивительно, что я вообще могу контролировать ее...
  
  
  
  Териль тяжело дышал. Оно и понятно, ведь не каждый маг может силой воли восстановить из деревянной культи настоящую руку.
  
  
  
  Настоящую руку, где на указательном пальце тускло светило простое кольцо.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Исло, надеюсь, ты нашел людей, укравших то яйцо?
  
  
  
  Тем же утром я вернулся домой. Закутанные в ткань конечности постоянно скрывались от глаз авантюриста.
  
  
  
  - Друид, ты решил начать с хороших новостей? Верно, ворье найдено. - Исло дернул рукой, стрельнули лозы. За секунду в руках авантюриста оказались клинки. - Более того, те авантюристы, вроде как спасшие нас, до сих пор в городе и не продали нашу добычу.
  
  
  
  - А что с плохими новостями?
  
  
   - Ты готов пойти против закона?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"