Великолепный Перикл: другие произведения.

За повелителя!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поговаривают, будто в чужом мире и воздух чище, и краски ярче. И женщины лучше. Что же, придеться поверить на слово, ведь я попал в иной мир. И будь я как все попаданцы, то пошел бы в новеньких латах убивать гоблинов для прокачки. Да только перед глазами уже минуту маячит надпись: "Постройте ваш замок, сэр".

  Глава 1. Постройте ваш замок, сэр
  
  - Нет, ну это уже перебор. - Именно такие слова вырвались, когда я посмотрел на появившийся из ниоткуда замок.
  
  Для моего сердца за пять минут произошло чересчур много ошеломляющих событий. И стоит начать по порядку... Да хотя бы с того, что тут происходит.
  
  ***
  
  Пробуждение - вот с чего начались мои потрясения. Я проснулся посреди травяного ковра. И что, в таком случае, оставалось думать? Похищение, белая горячка, приход? Как оказалось, нет. Все еще хуже. Я попал.
  
  По крайней мере, такое сообщение послал некто, перенесший меня сюда. На желтом пергаменте, пахнущем неведомыми городскому жителю запахами, скрывалось крохотное послание. Но оно несло столько смысла, сколько не доносят некоторые корабли.
  
  В голове будто высекли: "Приветствую, Иван. Должно быть, ты удивлен таким внезапным перемещением в иной мир. Боюсь, у меня, да и у тебя не было выхода. Нас поставили в затруднительное положение. Прошу, продержись столько, сколько сможешь. Твой Д."
  
  Твой Д...
  
  Начнем с того, что ни кто такой Д, ни что за обстоятельства я не знал. Попытки вспомнить прокалывали черепушку с черной злобой так, будто вместо мозга там сидел еж. Благо, жаловаться приходилось только на голову, а не на тело. Но и с ним приключилось интересное.
  
  Я впервые просыпался в полном рыцарском облачении. Латы, обхватывающие грудь, сжимали собранный легкими воздух, в голове кружилось. Иногда по привычке поднятые руки наталкивались на барьер - массивные наплечники, закрывающие шею "крыльями". Ноги же пребывали в подозрительной гармошке из наклепанных стальных полос, от чего волосы вставали дыбом (не дай боже прищемить мизинец).
  
  Доспехи... или латы, как любезно подсказывала школьная память, это полбеды. Но как же без обязательного рыцарского инвентаря, вроде меча! Здоровенного! Шпала, длиной с ногу, могла перерубить теленка почти полностью вдоль. А весила... Такой бандурой долго не помахаешь.
  
  Что же из этого следовало?
  
  Доспехи, меч, сообщение - не просто так это все. Логично было предположить, что те же латы защищали тело от холодного оружия, а меч, как ему свойственно, рубил это тело. И если перечитать текст на пергаменте, то все становилось предельно ясно - попал так попал.
  
  Щелкая застежками при ходьбе, я размышлял о насущном. Например, как я докатился до жизни такой. Замыленные кадры последних воспоминаний проносились нескончаемым потоком, только ни за один не получалось зацепиться. Похожее происходило и с попытками понять, что следовало делать в подобных ситуациях. Ответа не было.
  
  До определенного момента.
  
  "Постройте ваш замок, сэр!"
  
  - А-а-а! Кто здесь?!
  
  Спустя секунду я сообразил, что голос принадлежал не человеку, а выскочившей передо мной странной таблице. И, признаться честно, читательский опыт сразу сопоставил висящий полупрозрачный прямоугольник, голос и странно знакомый текст.
  
  - Система? - Но мне не ответили. - Что же, посмотрим.
  
  "Инвентарь!" - Выкрикнув про себя, надеялся увидеть окно персонажа, где выскочили бы все текущие характеристики.
  
  Однако этого не случилось. Дальнейшее перечисление всевозможных вариантах закончилось на моменте, когда парящая табличка подала голос.
  
  "Постройте ваш замок, сэр"
  
  - Да как мне его, твою мать, построить? - Запихнули не пойми куда, так еще и издеваются. Ни туториала, ни настроек или управления! - Что сделать-то?
  
  "Выберите тип замка" - Табличка заменилась другой, на которой растянутая пергаментная лента вместила сразу пять видов замков. Первый - общинный дом, накрытый соломой. Второй - так же деревянный, но похожий на небольшую деревянную башню. Третий - аналог второго, но из камня. А последние два - мастодонты каменного зодчества, построенные на пять и почти семь этажей вверх. Громады...
  
  Оглянулся. Небольшое свободное пространство брал в кольцо лес, вдалеке виднелись горы, где-то протекала река. Если уж строить замок, то где-нибудь у воды, чтобы и пить было что, и ров протекал у стен.
  
  В итоге, я выбрал тип замка. Самый большой - цитадель, - прельщал меня не только размерами, но и заметными даже по картинке жилищными и оборонительными условиями. Смущал только вес подобной конструкции, способной пойти под земли из-за вязкого грунта, но надеюсь, система все предусмотрела.
  
  И только я нажал на цитадель.
  
  - Твою мать?! - В ту же минуту беспокойство о грунте развеялось в воздухе, ведь... - Я лечу?!
  
  Недолго музыка играла. Когда я почти обрадовался, что умею летать, взгляд зацепился за фигуру снизу. Человек в латах стоял с открытым забралом шлема, удерживая в руке меч. А за спиной стелился синий плащ с меховой подбивкой. Неужели, это был я?
  
  Минуты созерцания пролетели, когда система повторила привычную фразу. Замок, значит. Подо мной открылся великолепный вид, на высоте птичьего полета я мог рассмотреть все. Так я и заметил протекающую перед лесом реку, способную и врагам доступ перекрыть и меня напоить. В десяти метрах от реки и поставил замок.
  
  Рывком меня вернуло в тело, накатили неведомые чувства. Я ощущал спокойствие, силу и страх. Что же это за сила, если твою душу вырывают когда захотят? И почему выбрали именно меня?
  
  Когда я пошел в сторону цитадели, то ожидал увидеть что угодно: силуэт строящегося замка, вырастающие из земли каменные стены, да хоть падающий из ниоткуда кусок здания. И все надежды рухнули, когда показалась уже готовая цитадель.
  
  - Никакого полета фантазии. Хотя, внушает...
  
  Огромная гора не внушает такого уважения, как цитадель. Строение монолитом высилось над всем вокруг, даже лес робко отступил от него. Мощные блоки выстраивались в стену, бойницы хищно зыркали по сторонам, а зубцы на крыше могли пережевать любого противника. И это все мое.
  
  И вот я вернулся к тому, откуда начал.
  
  Цитадель тянулась вверх, напоминая толстую многоэтажку. Еще на входе я встал, задирая голову, чтобы посмотреть с нового ракурса на замок.
  
  - Нет, ну это уже перебор.
  
  Тогда же обратил внимание на подозрительный костер, горящий у самого входа, рядом с решеткой и крепкой дверью. Подошел. Треск горящих дров создавал хорошие ассоциации. Но долго смотреть на костер у меня не было желания. Уж очень любопытно посмотреть, что же внутри моего нового дома.
  
  И как только я попытался открыть дверь, изнутри раздался знакомый голос.
  
  - Какого...
  
  - Доброе утро, ваша светлость. - Поклонился человек в темных одеяниях, выскочивший из-за дверей. Из-под капюшона раздалось: - Я ваш писарь.
  
  Тут со стороны леса затрещало и чем-то грохнуло. Я мигом взобрался на возвышенность, откуда увидел это. Великан. Размахивал деревьями. И шел к нам.
  
  - И как ваш верный слуга, я обязан спрятать вас внутрь. - В тот же миг я оказался внутри цитадели, запертый с незнакомцем. - Итак, теперь у нас достаточно времени. Начнем обучение.
  
  Оглушительный удар сотряс стену, будто бы она и не из камня.
  
  ***
  
  Вновь раздался грохот. Стена задребезжала, но выдержала осаду великана. Тот не переставал яриться, нанося все новые и новые удары, пока... Не нанес очередной.
  
  А чего я ожидал? Так, стоп. Надо действовать по существу.
  
  Ожидающий писарь держал в руках лампаду с горящей свечой, маленький огонек в такт дрожи извивался змейкой, в беспокойстве цепляющей языком воздух. Сам неожиданный "помощник", как успел представиться незнакомец, с доброжелательной улыбкой поглаживал толстую книгу. Гроссбух - услужливо подсказала память. И кто бы знал, откуда я вообще достал это ломающее язык слово.
  
  - Ты сказал, что у нас много времени? Разве тот монстр не ворвется с минуты на минуту?
  
  Писарь улыбнулся еще шире, голова отрицательно качнулась.
  
  - Не извольте беспокоиться, милорд. Эти стены не пробьет даже залп катапульт. В ином случае, от цитадели не будет никакого толку. - И зазывая меня, он пошел по холодному коридору.
  
  Пока мы шли, стены напряженно смотрели на меня, как подросшие щенки осматривают нового хозяина. Спину пробило потом, но тот тут же сошел, когда нас встретила весьма уютная комната с крепким дубовым столом рядом с бойницей. Второй этаж, а уже кабинет...
  
  - Здесь мое рабочее место, милорд. В любое время обращайтесь по интересующим вас вопросам, я помогу, чем смогу.
  
  - Меня больше интересует, почему ты так спокоен. По твоим словам, стены цитадели выдержат удары того громилы. Что насчет решетки и дверей, они справятся с ударом гиганта?
  
  Улыбка писаря мигом посмурнела, но взгляд... Словно одной фразой я поднял в глазах мужчины авторитет.
  
  - Приятно видеть, что работать я буду не с идиотом, милорд. - И будто не заметив моего лица, ошалелого от возмущения, он сел за стол. - Все так. Пока то существо не догадается пробить двери, мы в безопасности. Поэтому я выжму из данного нам времени каждую секунду.
  
  Тут на столе зашуршал сверток из пергамента. Развернувшийся гобелен или нечто похожее, демонстрировало едва знакомый список с иностранными словами. И не заметь я одного приметного слова, то вообще бы не догадался, что же это за язык.
  
  - Латынь?
  
  - Абсолютно верно. В этом документе записаны основы управления замком. А если точнее, то план по вашему воспитанию как землевладельца.
  
  - Ха~. Какой-то бред.
  
  Стена вновь задрожала, посыпалась крошка с потолка.
  
  - И все равно, наниматель дал мне четкую установку: обучить будущего сюзерена основам премудрости. Чем я и займусь. Уж простите за сумбур и краткость - дела не ждут. - И демонстративно кивнул в сторону лестницы. Понимаю и принимаю.
  
  Предложенный стул выдержал закованное в латы тело. От непривычки я поерзал, все же не каждый день в доспехах разгуливаешь по иному миру, но быстро смирился с неудобствами брони, защищающей твою шкуру.
  
  Писарь начал.
  
  - Система по управлению замком, она же система "Цитадель", предназначена для защиты владельца и его населения от вторжения захватчиков. Подразделяется на несколько ветвей. Оборонительные сооружения, вроде цитадели. Добыча ресурсов, лесопилки, каменоломни и прочее. Промышленность и сельское хозяйство, а также культурные постройки.
  
  - То есть, эта система работает со зданиями? Я теперь строитель, что ли?
  
  Писарь не успел ответить, когда его стол подскочил, а лист завернулся в сверток. Попросив прощения, мужчина тут же поспешил все исправить. На уголки пергамента легли рукописные книги.
  
  - Если вкратце, то да. Однако к оборонительным сооружениям относятся и оружейные с казармами. Более того, когда у нас окажется больше времени, вы сможете подробнее изучить иные функции системы. Я же перечислю самые основные.
  
  - Магией смогу владеть.
  
  - Отрицательно. - И смягчившись над моей досадой, он добавил: - У лорда имеются иные способности. Например, обзор биографии поданных или краткая информативная сводка о противнике. Более того, имеется и функция обзора с миникартой, которой вы ранее воспользовались.
  
  Попытался вспомнить, что же я такого сделал ранее. Кроме того потрясающего полета в небесах, идей не нашлось. А потому я высказал предположение писарю.
  
  - Совершенно верно, милорд. Именно обзор позволяет грамотному правителю предугадывать беды своего лордства. А теперь прошу, поспешим на крышу.
  
  Внезапная перемена настроения писаря заставила поморщиться от бурчания живота. Тогда же я понял, что цитадель более не содрогается от мощных ударов великана. Быть не может! Сжатый в руке меч готовился рубить всякого, кто покуситься на мою жизнь, но писарь и тут удивил:
  
  - Не извольте беспокоиться. Враг еще не пробрался в замок.
  
  Он прихватил со стола гроссбух. Выйдя за дверь, мы встретились с новым восхождением по этажам, но куда более долгим. Ступеньки норовили сбить латные ботинки вниз, чтобы дать незадачливому лорду поцеловать каменный пол, но я держался. И продержался до самого верха винтовой лестницы.
  
  От одного взгляда вниз под ложечкой засосало. Их стало больше. И я не про великана, тот в одиночестве маялся бездельем в стороне. Напрягали новые гости, которые гадкой помесью человека и собаки вызывали далеко не благородные ассоциации. В размышления вмешался писарь.
  
  - Гноллы, ваша светлость. Местные монстры, оставшиеся после одной из чисток мира.
  
  - Вот как. То есть, ты имеешь сведения и о самом мире? - Тот лишь кратко кивнул. - В таком случае, если мы выживем, то ты поделишься со мной местной историей?
  
  - Как я могу отказать? Но, увы, боюсь вы выбрали не то место для замка. И вскоре нам придется столкнуться со всей той шайкой, шатающейся подле нашего дома.
  
  Паршиво. Я совершенно не боец, если на то пошло. Тот, кто запихнул меня в подобное приключение, точно просчитался с исполнителем корыстных планов.
  
  Внизу началось активное шевеление. Гноллы в размере двух-трех десятков кружили вокруг башни небольшими группками. Они иногда что-то кричали и лаяли, пока силуэты двух человек, смотрящих с вершины, не зацепили их внимание. Спустя секунды душераздирающего воя, монстры с лаем и ревом помчались к дверной решетке. Некоторые твари попытались достать нас выстрелами из луков, но неразличимые издали стрелы горошинами стучались по стене.
  
  - Как только они воспользуются силой гиганта, нам несдобровать. - Будто вторя писарю, пятиметровая махина метнула дерево. - Бе-ре-ги-и-и-сь!
  
  Мы рухнули на пол. Над цитаделью мелькнула тень, которая пролетела далеко к горизонту. Не засматриваясь, я принялся думать.
  
  Что поможет в текущей ситуации? Магия? Хе, ею меня обделили, гады. Армия?
  
  Я выглянул из-за зубцов стены, наблюдая за вражеским отрядом.
  
  Армия есть, но не моя. Суперсилы? Смеюсь и падаю. Что же делать? Или... идея.
  
  - Писарь, ты осведомлен о всех монстрах мира? - Он кивнул. - Тогда, что это за тварь?
  
  - Вы про огра? Это тупая тварь, достигающая пять метров ростом. Сильная, но тупая.
  
  - Насколько тупая?
  
  Пришлось прерваться, чтобы уберечь голову от нового снаряда. Вновь мелькнула тень, но теперь гораздо большая. Пристрелялся, урод...
  
  - Настолько, что... - Наконец, его осенило. - Если вы придумали что-то дельное, то я буду обязан вам по гроб жизни.
  
  - Еще бы дожить до гроба. Можешь приманить ублюдка к стене?
  
  - Спрашиваете!
  
  Только пятки засверкали моего единственного союзника. И не одни пятки, кто-то из гноллов додумался приказать огру кидать землю, а вместе с ним и щебень. Когда я заметил сыплющийся с неба дождь, то вжался в зубцы, словно сливаясь с ними. Треск, хлопки и шлепки за спиной заставили судорожно сглотнуть.
  
  И вот до слуха сквозь металл добрался крик писаря. Простые ругательства летели в адрес гноллов и огра, но слова выбирались с таким энтузиазмом и вкусом, что самому становилось приятно на душе. Врага надо ругать, и ругать так, чтобы до зубного скрежета.
  
  А после, судя по лаю монстров и протяжному крику, писарь добился чего хотел. Высунувшись наружу, я заметил исчезающую в бойнице физиономию с огроменными глазами. От смеха я не умер лишь потому, что сам бы оказался в не лучшем свете перед несущимся тараном из живой плоти.
  
  Твою мать, он же несется прямо в..!
  
  Тыдыщ! - Раскат грома от удара чуть не выкинул меня с крыши. А ведь летать тут далеко.
  
  И вот гигантская туша сползает по стене на землю. От удара в голове огра смешались мозги, но он был жив, что плохо. Тогда же я недоверчиво перевел взгляд с меча на тело внизу и обратно.
  
  "Да нет, нельзя. Но другого шанса не будет."
  
  И вот мое единственное оружие со свистом несется вниз. Секунда. Две. Тут пришло понимание: я промазал. А потом:
  
  - ГРА-А-А-А-А! - Огр с диким криком рухнул наземь, демонстрируя рукоять меча в шее. Поразительно.
  
  На крышу влетел писарь:
  
  - Сэр, получилось! Мы смогли.
  
  - Да. Но тут такое дело...
  
  Мужчина поутих и с прищуром осмотрел меня.
  
  - Милорд, где меч?
  
  - Там? - Я указал вниз. К парапету тут же подбежал писарь. И тихо выругался.
  
  - Надеюсь, у вас есть еще один план?
  
  ***
  
  Мы в тяжелом положении. Так выразился писарь, но фраза звучала грубее. И убедительнее. Окруженные четырьмя стенами, мы вдвоем противостояли осаде гноллов. Монстры, пусть и не обладали осадными орудиями, пользовались интеллектом. И это едва не стоило нам жизни.
  
  Когда в дверь что-то стукнуло, я даже удивился. Противник за стенами вел себя тихо несколько часов, а тут подал знак. И весьма тревожный - если гноллы начали ломиться в дверь, то с решеткой давно покончено. Единственный выход проверить предположения - это взобраться наверх к бойницам, откуда получится рассмотреть происходящее.
  
  Снаружи открывалась занимательная картина: монстры с лаем и скулежом толпились у входа, по рукам перемещались массивные бревна, которые дверь едва выдерживала. Удар за ударом вминалась решетка в дерево, пока то не поддалось. Враг вошел внутрь.
  
  - Милорд, противник уже в замке! - Вбежавший ко мне писарь тут же заткнулся. И шепотом предложил: - Надо уходить.
  
  - Нам не сбежать. Думаю, монстры не даром наполовину псы, убегать от своры зверолюдов мы будем не долго.
  
  - Но как же... Прошу, скажите, что вы что-то замышляете.
  
  Я кивнул. Да, план действительно имелся, но претворить его в жизнь означало иметь невообразимую удачу. Решение принято: мы примем бой. А вот каким образом, враг узнает очень скоро.
  
  Сквозь бойницу прошел бойкий луч. Он пробежал по стенам, станцевал на лице, тепло, переданное им, вселяло уверенность. Я не готовился к смерти. Пусть вероятность погибнуть маячила рядом, у нас был шанс. Обязанность по его выполнению легла на писаря.
  
  - Я?! - Мужчина тут же собрался с мыслями. - Но как именно я должен отвлечь монстров?
  
  С первого этажа донесся вой. Перемешались рык и лай, звон и бряцанье разошлось по коридорам. Пустые помещения разносили шумы соседям, заполняя замок звуками.
  
  - Скажи, оружие противника способно пробить латы? - Рукой же махнул перед писарем, привлекая внимание. - Если нет, то мы еще победим.
  
  - Это очень рискованно. И у вас нет навыков боя, я тщательно исследовал ваше досье...
  
  - Плевать на навыки, пока голова работает. Иногда импровизация вызывает даже у ветерана ступор и шок.
  
  Писарь устало вздохнул. Гроссбух в руках мужчины точно потускнел, а одеяния заметно истрепались. Наше короткое приключение подходило к финалу. И надо было действовать.
  
  - Милорд, я в вашем распоряжении.
  
  - Тогда слушай.
  
  ***
  
  Коридор уводил вторженцев к лестнице, враг целенаправленно шел сюда, надеясь добраться до крыши. В последний раз они видели нас именно там, нечему удивляться. Лапы скрежетали когтями, когда монстры поднимались по узким ступенькам. Показалось, что я даже слышал ругательство от одного из противников. И с каждой секундой ругани становилось больше.
  
  План был прост. Пока монстры преследовали писаря, активно шумевшего на крыше, я готовился к внезапному нападению. Думаю, ни одно живое существо не выживет после пересчета костями всех ступенек. Потому исполнить задуманное достаточно легко. И тяжело одновременно - учуй гноллы меня раньше, чем я нападу, делу конец.
  
  Выдохнул. Первая группа ушла достаточно далеко, чтобы ослабить бдительность второй. Разделившийся отряд захватчиков упрощал задачу. Теперь дело за малым - напасть и убить. Терзала ли меня совесть? Нет. Но нервы поигрывали, особенно когда замершая пара монстров повела носом в мою сторону.
  
  И, черт возьми, они начали что-то чувствовать. Вперед!
  
  Рывок в латах сопоставим с натиском танка. Средневекового. Звон металла глушил чувствительный слух врага, монстры отступали. И когда ближайший накренился назад, часть потеряла равновесие.
  
  - Ха-йа! - Латный сапог с хлюпаньем влетел в гнолла. Круглые глаза полупса напоролись на рану. - Пошли прочь!
  
  Короткий полет десятка монстров прервал их крики. Мягкий стук где-то внизу смешался с железным запахом крови, а рядом звенькнул упавший клинок. Сверху уже спешили. Думать не было времени. Клинок в руки, кисть поиграла взмахом с балансом. Пойдет. И тут же новый противник напрыгнул на меня с копьем.
  
  Я не умел фехтовать или сражаться, но тупые удары и уколы работали безотказно. Пинок по лапе, вмазать посильней. Отрубленная рука катится в сторону. Укол, еще один. Скулящий комок бросается под ноги. Два тупых удара уже по мне, звон в ушах вызвал еще и рябь в глазах. И тут...
  
  Дзынь! - Каким-то образом открывшееся забрало захлопнулось от удара дубиной.
  
  - Твою м... - Новый удар вышиб дух. Я едва уклонился от следующего. - Умрите!
  
  Перезвон клинков и стук дубин постепенно затихал. Меня теснили. С каждым ударом я отступал вниз, пока не наступил на трупы сброшенных врагов. Заминка на разглядывание картины вознаградилась болью.
  
  - А-а!
  
  - Милорд, я уже здесь! - Оставшаяся тройка гноллов напоролась на писаря с горшечным ухватом. - Ха~!
  
  У одного подкосили ноги от мощного укола. Гнолл повалился на товарищей, что привело к печальным последствиям. Я рубанул с плеча, а потом в ужасе отшатнулся от омерзительной раны. Умирающие гноллы попытались дать отпор, однако... Резкими уколами мы закончили бой. И там же свалились на пол.
  
  Тяжело дышалось. И шлем не открывался. Но, вопреки всему, мы победили. Мы победили. Мы...
  
  - ...Победили! - Я чуть не подпрыгнул от возгласа писаря. - Прошу прощения, ваша светлость. Это мой первый бой. И... Вы понимаете.
  
  - ...Понимаю.
  
  Снова легла тишина.
  
  Трупы врагов в спокойствии лежали на полу, кровяные дорожки растекались глянцевым ковром. Одна капля спустилась по ступеньке, вторая. Алый поток водопадом обрушился вниз, затопляя все по пути. Красиво и страшно одновременно. Но пусть так, чем лежать в какой-нибудь яме или вариться на котле. Кто знает этих монстров.
  
  С передышки мы отправились наружу, пока нас не остановила куча мала из гноллов.
  
  Писарь пробубнил под нос:
  
  - Странно, падение с такой высоты не означает моментальную гибель. - Тут его взгляд потускнел. - Вот как. Умереть, нанизываясь на меч товарища, очень жутко.
  
  - Они сами виноваты. Нечего лезть, куда не следует.
  
  - Тоже верно. Милорд. мы должны поторопиться.
  
  На выходе я смущенно отметил восстановившуюся решетку и дверь. Неподалеку нашелся огр и из него торчащий меч. С усилием я вытянул клинок, но чистота оставляла желать лучшего, как и выходящие из раны жидкости.
  
  Писарь все это время поторапливал меня. Уж не знаю, зачем именно, но медлить действительно глупо в подобной ситуации. Враг мог снова наведаться к нам, а мы не в том состоянии, чтобы вновь принимать бой.
  
  И вот наступил полдень.
  
  - Милорд, у меня новости. - На лице писаря сверкнула давешняя улыбка, которая могла вселить уверенность во что угодно.
  
  - И какие же?
  
  Писарь открыл гроссбух, выуженное из страниц перо легло меж пальцев:
  
  - К нам пришли новые люди.
  
  ***
  
  Глава 2. К нам приходят новые люди
  
  Молчаливая восьмерка оборванцев мялась у входа в цитадель. Грязные рубахи, чумазые лица, даже затравленные взгляды убеждали, что сюда эти люди пришли не от хорошей жизни. Но куда больший вопрос волновал меня: а откуда здесь крестьяне?
  
  - Писарь, рядом есть поселения? - Рука уже сжимала меч. Одно резкое движение, и в замке станет больше трупов.
  
  - Нет, милорд. Но для начального пополнения их и не требуется.
  
  Начального пополнения?
  
  - О чем ты? - Но смотрел я не на писаря, а на немного изменившийся вход. Казалось, что внутри клубящейся тьмы прячется сама... Бездна. Леденящий холод исчез спустя удар сердца. - Что это было?
  
  Крестьяне медленно отодвинулись. Образовавшийся полукруг из незнакомцев нервно следил за мной. Правда, взгляды то и дело устремлялись на попахивающую тушу огра. В такой обстановке что-либо обсуждать я не намеревался.
  
  Я отправился внутрь цитадели, куда тут же поспешил писарь. Пришлые остались снаружи. Поднялись в кабинет писаря, он снова подготовил сверток с "планом обучения". Наши глаза встретились.
  
  - Милорд, сейчас я вам объясню принцип пополнения.
  
  - Да, было бы весьма кстати.
  
  Итак, система Цитадель является усовершенствованным способом по контролю населения, развитию земли и защите владельца. В чем я успел убедиться. Создание замковых сооружений фактический происходит от названия самой системы, но что насчет остального? Например, каким образом "Цитадель" будет обеспечивать мою безопасность или добывать ресурсы для развития? Ответ крылся достаточно глубоко.
  
  - Люди. - Важно вздернул пальцем писарь.
  
  Люди едва ли не важнейший ресурс системы Цитадель. За счет них она развивается, создаются постройки, добываются ресурсы. И пока что с логикой заявление писаря не расходилось. До того момента, где же набирать людей.
  
  По утверждению советника и, ха, боевого товарища, система обходила часть принципов, которые, на взгляд обычного человека, являются почти что фундаментальными законами. Например: когда цитадель появляется из ниоткуда - это ненормально. Однако цитадель и не нарушала физические законы. И на резонный вопрос, как, есть ответ. Подпространство.
  
  Одно мое перемещение в иной мир ломает здравый смысл, но это я так считаю. Система Цитадель имеет иное мнение на этот счет. Для нее вполне нормально не только переносить людей, но и манипулировать воспоминаниями подключенных "сотрудников" системы. И если я близок к понятию модератор, то есть почти полноправный пользователь "Цитадели", то остальные имеют ограничения по использованию.
  
  О пополнении писарь предпочитал скорее умолчать, чем сказать правду. Когда я пытался выпытать самое важное, он рассказывал о принципе переноса будущих крестьян. Пришлось оставить этот вопрос на потом.
  
  - Механизмы системы превосходят ваше понимание, милорд. И рассказывать это человеку не сведущему, и без соответствующих прав, я не могу. Но замечу, что между вами и этими людьми имеется существенная разница.
  
  - Я лорд, а они крестьяне.
  
  Писарь поморщился.
  
  - Это, конечно, так, милорд. Только не забывайте, что система не дает вам полной властью над человеком. Прибывшие к нам не имели иного выбора, а потому они подчинятся нашим требованиям и законам. Но стоит перегнуть палку...
  
  Бух! - На стол упала книга.
  
  - ...начнется бунт. За связь между лордом и крестьянами, а также их довольством, отвечает шкала популярности в вашем интерфейсе.
  
  - И как этот интерфейс открывать? - С последним словом на все поле зрения выскочило пергаментное колесо с перечнем всех деталей, о которых упоминал писарь. И даже больше.
  
  - Давайте я немного помогу вам. - Писарь что-то пробурчал за ширмой из меню и подпунктов.
  
  Тут же колесо превратилось в линию, идущую понизу моего зрения. Практически на периферии отображались стилизованные щитки с обозначением конкретных настроек системы. Будь то строительство, искомый обзор населения, популярность и прочее, до чего мы еще не дошли. В следующий момент числовое значение популярности переместилось в правый нижний угол, где отображалось количество населения замка. И золото.
  
  - Теперь перейдем к управлению населением. Нажмите на миникарту.
  
  - Сюда? - Я мысленно ткнул на характерный значок, как зрение снова полностью перекрыло.
  
  - Попробуйте уменьшить ее. Превосходно, сэр, теперь представьте себе тот полет, который вы описывали.
  
  - Ах!
  
  Я снова парил! Гуляющие ветра проходили сквозь меня, но я практически чувствовал их дуновение. И запах... Какая же тут свежесть! Ощущения просто вскружили голову, так хотелось куда-нибудь рвануть. Спикировать к земле, резко взлететь, чтобы любая из птиц от зависти лишилась перьев.
  
  Снова раздался голос писаря.
  
  С сожалением прервал душевный порыв и последовал рекомендации советника. Ощущения притупились. А точка наблюдения сосредоточилась на восьми мужиках, те в беспокойстве ерзали, некоторые так и вовсе спиной вжимались в решетку, видя мертвого огра.
  
  Управление - оно представляло собой что-то вроде компьютерной стратегии. Например, выделение. Я разом выделил крестьян, над ними тут же выскочили полоски здоровья, а слева на периферии развернулся список с именами и краткой биографией. Вот только биография являлась скорее процентной характеристикой человека, так как от прошлого крестьян остался чистый лист. Даже строка с характером отделалась в большинстве случаев одним предложением.
  
  - А почему...? - И тут же замолчал. Если пополнение состоит из таких же, как я, то бессмысленно спрашивать об их пустующих строках в биографии. - Я, вроде, разобрался.
  
  - Прекрасно. Теперь вы можете передавать короткие и четкие приказы выделенной группе, но сейчас можно и не пытаться.
  
  - Почему? - Я пролетел мимо людей. А перед одним так и вовсе наматывал круги. Нуль внимания.
  
  - Потому что они не принесли присягу. А, раз так, то и управлять ими мы не можем.
  
  То есть, система даже не гарантирует подчинение присылаемых... юнитов. Замечательно, еще одна головная боль в ту тележку, с которой я практически появился здесь!
  
  - Тогда следует потребовать от них присяги? - Я уже вернулся из состояния обзора. Писарь перебирал свертки, выискивая что-то важное.
  
  - Нашел. Ваша светлость, ознакомьтесь с текстом присяги. И да, представьте, что вы его запоминаете. Или фотографируете.
  
  - Хм...
  
  Как только я представил эффект фотосъемки, в глазах на миг вспыхнул свет, а следом прошло звуковое сопровождение. Сбоку у значков появился еще один, который заморгал красным. Я выбрал его. Тут же возникло новое меню, на котором крупной сеткой выделялось место для фотографий. И самое первое расположилось в верхнем ряду.
  
  Мы закончили с этапом обучения и приступили к делу. Писарь взял тот же сверток, но теперь он предназначался для крестьян. Я же по пути воспользовался какой-то тряпкой, чтобы очистить меч. И хоть это не сильно помогло, клинок избавился от большей части грязи.
  
  У выхода писарь заголосил:
  
  - Встать на колени перед Его Светлостью!
  
  Все крестьяне переглянулись, прежде чем их колени коснулись земли. Склонившиеся спины чуть поднимались в такт дыханию. Иногда я замечал на себе пристальное внимание.
  
  Писарь продолжил:
  
  - Именем Его Светлости, я объявляю принесение присяги. Любой, кто достоин, получит защиту и расположенность от моего господина!
  
  Он посмотрел на меня, кивая на список. Видимо, зачитывать текст придется мне.
  
  Кажется, я никогда раньше не произносил речи. Руки быстро намокли от пота, лоб тоже вспотел. Пересохшее горло почти скрипнуло, произнеси я присягу:
  
  - Именем Бога, государя над всеми нами, я... - Проклятье, там требуется имя. А я даже фамилии и отчества не знаю. Черт, пусть будет так. - ...Сэр Иван, дарую покровительство и защиту моим подданным. Клянетесь ли вы оберегать мои земли?
  
  Почти хором они ответили:
  
  - Клянемся.
  
  - Оберегать меня и моих детей?
  
  - Клянемся.
  
  А дальше куда интереснее:
  
  - Даруете ли вы в мои руки свои жизни? Готовы ли чтить букву присяги перед самим Господом? Если да, то встаньте с колен с моим именем на устах!
  
  И они встали, медленно, но уверенно:
  
  - Сэр Иван, милорд!
  
  - Да будет так.
  
  Тогда же я понял, что должен как-то закрепить присягу. Не по правилам, а по атмосфере, происходящей между нами. Конечно, это не рыцарская присяга, относящаяся к вассальным, а просто гарантия верности... Пускай, от небольшого пафоса мы все выиграем.
  
  Шелест из-под ног обратил на меня взоры. Меч взлетел над головой, и тут же в землю погрузилось острие. Я снял правую перчатку, и вот пальцы обхватили рукоять. Сжал ее так крепко, что костяшки побелели. Приступим.
  
  - Даруйте мне свой поцелуй в знак верности.
  
  - Милорд... - Попытался вмешаться писарь.
  
  - Я не приму под свою опеку людей, не готовых проявить ко мне милость и любовь.
  
  Повисло молчание.
  
  - Я жду.
  
  Первый из крестьян припал на колени, губы почти не коснулись пальцев, но того и не требовалось. Затем подошел второй, третий. Так, подошли шестеро. Последние двое угрюмо переминались в нескольких шагах от нас. Их глаза прожигали, а руки гуляли вперед-назад со сжатыми кулаками. Наконец, один произнес:
  
  - Я не буду унижаться еще больше. Лорд ты или кто, но мы все здесь люди, а потому ты не имеешь никакого права так обращаться с нами. - Все это время наглецу поддакивал единомышленник. Отлично, теперь можно заняться еще большей демонстрацией.
  
  - Писарь. - Тот чуть ли не подскочил. - Что следует делать в таком случае?
  
  На лице мужчины висела хмурая мина. Однако спустя секунды, я клянусь, там же возникла улыбка, а в глазах искрилось понимание. Чуть ли не хлопнув себя по лбу, писарь ответил.
  
  - Смертная казнь, милорд. Увы, у нас нет палачей. Хотите назначить одного прямо сейчас?
  
  Я оглядел подчинившихся крестьян, те тут же отпрянули назад. Замечательно, нужного эффекта я добился. Пролить кровь недавнего товарища - что может быть страшнее? С руками, погрязшими в почти братоубийстве, они будут в самом неудобном положении. И за защитой от возможных мстителей встанут подле меня.
  
  И все же...
  
  - Я предлагаю изгнание. Бог даровал свободу всем людям без исключения. И я, назначенный на этот пост богом... - Писарь хмыкнул. -...обязан исполнять Его волю. Вы свободны, молодцы. Идите, куда хотите.
  
  Бунтари посмотрели вокруг. О, они поняли - идти им некуда.
  
  ***
  
  И как мы к этому пришли? Безалаберность? Безрассудство? Или же я слишком сильно надавил на бунтовщиков, что у них не было иного выхода?
  
  Когда двух крестьян, не желающих подчинятся, прижало к стенке, они нашли выход из положения. Причем, ни я, ни писарь не додумался до того, чтобы перехватить несущихся бунтовщиков в цитадель. Потом звякнула решетка, хлопнула дверь.
  
  И мы оказались снаружи цитадели.
  
  - Твою мать, писарь! - Меня внезапно осенило.
  
  - Ваша Светлость? - Писарь неподалеку собирал верный мне народ. Отчаянная шестерка простых людей, не воинов, ожидала первых приказов.
  
  - У них же там оружие с гноллов!
  
  Мужчина на секунду растерялся. Гроссбух в руках чуть не выпал, когда писарь резко открыл его. Он что-то сосредоточенно искал, но вес книги мешал процессу. Тогда я велел нескольким мужикам придерживать гроссбух, пока писарь ищет выход из ситуации. Сам же зашел с иной стороны, решив действовать быстро и четко.
  
  Перво-наперво отправил часового на холм, чтобы ни одна тварь из леса не пробралась к нам незамеченной. Следующим шагом один из крестьян оказался с клинком, которым я рубил гноллов в цитадели. Мужик на вытянутых руках принял оружие, не спеша пользоваться им.
  
  Последним шагом стали переговоры. Однако затевать их без психологического преимущества бессмысленно, иначе ситуация обернется в еще худшую сторону.
  
  Подумаем...
  
  Каким образом можно выкурить бунтовщиков? Трупы гноллов их скорее раззадорят или испугают, поэтому дверь открывать они точно не будут. Так там еще и оружие. Хоть бы конфликт решился мирно.
  
  Время шло, а писарь все копался в гроссбухе. Нахмуренное лицо синхронно строкам клонилось вниз, пока он не крикнул:
  
  - Милорд, есть идея!
  
  Уже тише, когда я подошел, он добавил:
  
  - У цитадели есть тайный ход, через него мы проберемся внутрь.
  
  - Разве не очевидно, что тайные ходы само собой разумеющееся для замка.
  
  Писарю оставалось покачать головой, но на замечание он ничего не ответил.
  
  Мы пришли к выводу, что через главный вход нас не пропустят. Крестьяне вызвались помочь - они отвлекут внимание бунтарей, а мы ворвемся под шумок цитадель и разобьем негодяев. Правда, тогда же писарь вмешался в наш план.
  
  - Ваша светлость, если мы не успеем, то подоспеет беда.
  
  - С чего ты взял? Мы, вроде, с последней бедой разбираемся. Или в цитадели есть нечто важное?
  
  Мужики собрались у входа. Полетела брань, по двери и решетке шлепались удары. Лишь один из шести крестьян держался нас, тот самый с оружием. Видимо, он посчитал себя моим оруженосцем, коли я вообще вручил ему оружие. С собачьим взглядом крестьянин кружил рядом, иногда посматривая на дверь.
  
  Время пришло.
  
  Писарь шел впереди, в то время как я по центру, а крестьянин замыкал строй. Наша шеренга обходила замок. На глаза попался склад, со слов писаря, заполненный ресурсами до предела. Пристройка в стиле цитадели быстро исчезла за углом, когда отряд обогнул цитадель и зашел ей в тыл.
  
  - Кажется, здесь. - Писарь потянул за кирпич. - Хм... или здесь.
  
  Бух. - Часть стены как дверь сошла с пазов и отворилась. Почти - метровая стенка пусть и не была монолитной, как остальное здание, поддавалась с тяжким трудом. И то, затраченные усилия не стоили того, чтобы выдохнуться перед борьбой с бунтовщиками.
  
  Тайный проход вытянулся на десяток шагов внутрь цитадели. Мы шли по земляному полу, руки держались за стены. Иногда приходилось замереть, ведь изнутри доносились обеспокоенные крики, а глухие шаги так и вовсе наливали мышцы силой, чтобы сразить наглецов латным кулаком.
  
  Но ничего страшного не случилось. Бунтари паниковали, верные крестьяне отлично отвлекали внимание. Так и должно все идти. Или я так думал.
  
  На очередном шаге писарь остановил меня. Обеспокоенность на лице, дрожащие руки - подобное я уже видел. А самого скрутил живот. Морщась, я вызвал миникарту, где увидел расположение крестьян. Цитадель отображалась серым квадратом. в котором сидели две черные точки.
  
  "Бунтовщики" - сообразил я. - "А эти синие - поданные."
  
  Там же перешел в "Обзор". Чувство полета уже не восхищало, но я радовался возможности лишний раз взмыть к небесам. Увы, не в этот раз. Надо было найти причину страха писаря. И я ее, черт возьми, нашел! Гноллы.
  
  Много гноллов.
  
  Я успевал насчитывать десятки, но сколько на самом деле монстров - понятия не имел. Веером разбегающиеся группы порой возвращались обратно, чтобы встретиться с командующим орды гноллов. А ордой командовал, кто бы думал, здоровенный полупес с мордой добермана.
  
  Время.
  
  - Быстрее, мы должны открыть дверь нашим! - С моим криком товарищи без осторожности рванули к полоске света.
  
  Темнота разошлась. Разом врезавшись плечами, отодвигаем заслонку. И тут же влетаем в комнату. Шаги у входа замирают, но нам плевать. Время играет против нас. Доносится снаружи крик часового. Единый рев сотен глоток обрушивается девятым валом.
  
  Еще немного, ну давай.
  
  В проходе появляется детина с клинком. Пинок отбрасывает тело, за ним летит союзник. Последний придерживает дверь. Глаза встречаются. В его руке поднимается молот, но тут же падает - мертвые пальцы с отсеченной рукой не способны держать.
  
  Воющий ком откатывается в сторону, я же дергаю засов. Еще один. Снова. Теперь сама дверь.
  
  - Писарь!
  
  - Ваша светлость!
  
  Вдвоем мы тянем за ручку, открывая вид на улицу. Перед решеткой толпились крестьяне, в глазах пропадал ужас при виде нас. Ну же.
  
  - Братцы...
  
  - Писарь, давай за механизм. - Дыхание сбилось от спешки. И все де, мы смогли. - Успели...
  
  Фьи-и-и-и-иу! - Крошечная блеснувшая полоска врезалась в спину крестьянина. Тот стоял ближе всех к костру, а потому он оказался с краю толпы. Наполненные болью и недоверием глаза опустились вниз. И я тоже смотрел. Кровавое пятно растекалось по одежде, чернеющая клякса забирала его жизнь.
  
  "Черт, это точно сердце." - Мужик окаменел, глаза обратились стеклянными шарами. Будто и не человек вовсе, а кукла. И тихий хрип криком отдавал всем по ушам. Вот он затих. Умер.
  
  - Все внутрь! Быстро~!
  
  Решетка не успела подняться до конца, как под нее влетели мужики. Первый. Третий. Четвертый. И пятый, утаскивающий за собой мертвеца. Или не мертвеца?!
  
  "Точно, система, обзор и выделение живых существ!"
  
  Решетка заискрила, как вошла назад в камень. Тут же глухо стукнулась дверь о пазы, окончательно отрезая нас от внешнего мира. Нет, еще остался потайной проход, но писаря рядом нет. Значит - понял.
  
  Режим обзора выкинул из тела. Я вновь глянул на орду монстров, твари подбирались все ближе. Часть разведчиков уже напоролась на огра, посыльные этих отрядов поскакали к командованию. Все, теперь нас даже недооценивать не будут.
  
  После наблюдения я влетел внутрь цитадели, где выделил крестьянина. Полоска жизни, как я и думал, опустилась в нуль. Что-то посоветовало мне заглянуть в раздел биографии, где я вычитал: "При смерти". Вот так в голове окончательно перемешалось все.
  
  - Писарь! - Но на зов откликнулся не он.
  
  - Милорд, он отправился к потайному ходу. Отправить за ним? - Ответил тот самый крестьянин, которому я пожаловал оружие. Значит, теперь он из ближнего круга? Тогда, пусть работает.
  
  - В помощь ему отправь двоих, остальные пусть занимаются сбором оружия и оттаскивают ко входу трупы монстров. Какая-никакая, но баррикада. Выполнять.
  
  - Слушаюсь, милорд.
  
  Крестьянин пропал, а другие разбежались. Деловая суета закружила внутри цитадели: бунтари повержены, почти все спасены. И только один умер. Вряд ли это первая смерть на пути, будет и хуже. Впрочем, я не должен бояться - не спроста сюда попал именно я. А коли так, то...
  
  - Так тому и быть. Внимание, всем! Цитадель готовится к осаде!
  
  ***
  
  Глава 3. Моя оборона
  
  Мы в окружении. Цитадель в осаде. Ни еды, ни воды. Один страх гуляет в коридорах цитадели, когда собранные в кучку простые люди попали в западню.
  
  И что прикажете делать?
  
  Писарь бродил из зала в зал, где собирал заметки. Свитки валялись на столах, на полках покоились книги, - все это богатство советник собирал в охапку, которую тащил крестьянин. Я посмотрел на носильщика. Обреченность сквозила в глубине глаз, в самой душе. Казалось, спасения нет.
  
  Да и как может группка людишек бороться со свирепой злобой монстров?
  
  Да кое-как и может, если подумать...
  
  В состоянии обзора я летал над полем. Гноллов много, они окружили нас. Медленно когти орды сжимались вокруг цитадели, быстрейшие из них перекрыли доступ к воде, заслон из противников образовался сам собой. Будто это и не живые твари, а разумный механизм. А у каждого механизма есть изъян.
  
  Поиск лазейки выматывал посильнее битвы. Думалось тяжело, мозги напрягались. Идеи лезли в голову потоком, но ни одна не имела шанса на воплощение. Каждая задумка обваливалась песчаной башней в прилив. Дошло до того, что я бы вот-вот сдался.
  
  Писарь снова пришел на помощь.
  
  - Ваша Светлость, я, наконец, нашел записи... - На лбу мужчины выступили бисеринки пота. Он запыхался. - Система "Цитадель" предусматривает подобные ситуации. У нас есть шанс.
  
  - И что ты придумал?
  
  Он нашел место на полу, куда крестьянин свалил записи. Оттуда же вытянул сверток с текстом на латыни.
  
  - Итак, начнем с того, что цитадель в окружении. Из запасов пищи имеется рацион лорда на день - амбар вы не успели построить. Вода пусть рядом, но набрать из реки хотя бы котел проблематично. Оружие той еще паршивости, таким только крестьян пугать.
  
  Писарь демонстративно покосился на раненого бунтаря. Рука, завернутая в платок, едва кровоточила. Удача, или нет, но один из новоприбывших сумел передавить сосуды. Тут же писарь вернулся к разговору.
  
  - Боевой силы немного, только вы и пятерка лояльных подданных, не владеющих оружием. Однако козырь - нерушимые стены, - при нас. Проблемой является только вход.
  
  - Подожди, а как же секретный проход. - Взгляд ушел в направлении потайного туннеля.
  
  - Фактически, он является той же стеной. Не бойтесь, там враг не пройдет. Но...
  
  Из рук в руки перекочевал пергамент. Увы, мне его не прочесть, поэтому схемы и письмена комментировал писарь.
  
  - Здесь изложен принцип управлением цитаделью. К сожалению, сейчас вам не справиться с контролем над глобальными настройками системы. Я справлюсь.
  
  - Что же ты предлагаешь.
  
  И он сказал. Я с трудом переварил услышанное. Например, кто знал, что система основана на древней компьютерной игре? Принцип работы вовсе вызывал ужас - мгновенное строительство и наем войск творил невообразимое. И даже здесь, в реальности, часть системы воплощала фантастические механики. Я бы сказал - сказочные.
  
  Нюанс же...
  
  Со слов писаря, провернуть подобное стоит очень дорого. Данный способ предназначается для развития поселения, первые строения на добычу ресурсов и пропитания строятся в кратчайшие сроки. Иначе население вымрет.
  
  Принцип и ограничение мгновенного строительства кружится вокруг одной концепции. Энергия. Есть энергия? Возводи все, что угодно. Но нельзя получить что-то из ничего. Крестьяне не приходят из ниоткуда, здания не растут из земли. Энергия использует готовые ресурсы со склада, а потому я обязан иметь эти ресурсы.
  
  Но есть ли они у меня?
  
  Писарь тут же вмешался:
  
  - Откройте меню и выберите "ресурсы".
  
  Значок с кирпичиком и доской развернулся в полотно. На виртуальном пергаменте появились иконки с наименованиями:
  
  "Дерево, камень, железо... нефть?" - Услышав перечисленное, советник задумчиво прошелся по коридору. И тут же сказал, что только часть ресурсов на складе. Все остальное в подпространстве. А значит, использовать большую часть невозможно. Если не освободить место.
  
  А снаружи уже шумела орда монстров.
  
  Бежать не куда. Река далеко, у врага есть луки. Нас перебьют и все. В осаде не продержаться, сражаться никто не умеет. И повторить трюк с лестницей не получится - нас передавят...
  
  Окликнутый крестьянин взбежал на верхние этажи. Я не хотел тратить концентрацию на "обзор", потому карта местности переместилась в правый нижний угол поля зрения. Чертыхнулся: красная волна накатывала к серому квадратику цитадели. Еще немного, и эти твари вломятся внутрь.
  
  - Ваша светлость, есть идея... - Писарь усмехнулся. - Это по вашей части.
  
  В последнее время только я фонтанирую идеями, и вдруг что-то предлагает сам писарь!
  
  - Говори. - Все в помещении навострили уши.
  
  - Допустим, у нас есть...
  
  Ты-дыщ! - Сквозь звон решетки бахнула дверь. Удары неистово колотили единственную преграду между нами и морем монстров. Время истекало.
  
  - Быстре...
  
  - Склад забился деревом и камнем. Мы потратим немного, чтобы освободить место под...
  
  Бах! - Со стен посыпалась пыль!
  
  - Ну!
  
  Коридор заполнился всеми мужиками, даже бунтарями. У каждого в руках сжималось оружие, дрянное, но какое есть. Особо ушлые притаранили стол, который перекрыл дверь.
  
  - У нас есть ров с нефтью! - Глаза мужчины чуть не выпрыгнули от натуги. Я же ворвался в поток мыслей.
  
  "Нефть? Она горит. Но причем здесь ров?"
  
  И тут смачный звон огласил гибель решетки. Осталась только дверь. Проклятье!
  
  Вновь писарь:
  
  - Подманим их, окружим волчьими ямами и стенами. А потом подожжем ров!
  
  До меня дошло.
  
  Секунды отсчитывали крупицы времени. Глухие удары превращались в скрип. На миникарте бунтари перекрасились в синий - цвет союзников. А голова родила мысль.
  
  Раз. Писарь перекрикивает шум, чтобы помочь найти нужную ячейку. Я вжимаю ее. Выкатывается меню с оборонительными сооружениями.
  
  Два. С петель вылетает дверь. Улюлюканье сменил хрип мертвого гнолла. Тот умер по-идиотски - налетел на выставленный клинок. Я же смотрел на шаблоны сооружений.
  
  Три. Рев псиных глоток заложил уши. Крестьяне держат стол, монстры влетают в него. Начинается безразборное месиво. И вот я кричу:
  
  - Рубите им головы! Кидайте на улицу, пусть звереют! - Злость затмит им глаза, и они попытаются нас разорвать.
  
  Быстрее, быстрее!!
  
  Стены? Не то. Казармы? Нет. Волчьи ямы!
  
  Быстрее! Гноллы выдавливают крестьян. Позиции уходят внутрь цитадели. Проклятье, они давят толпой!
  
  Перед входом в цитадель отмечаю волчьи ямы. Но они не появляются?!
  
  - Писарь!
  
  - Да! - Да, ямы есть!
  
  - Атака захлебнулась! Вперед, ребята, ко входу!
  
  Десяток гноллов передавили упавших в ловушки. Твари перли вперед. Крестьяне тоже. Никто не отступает. В ямы падает все больше - мы выдавливаем врага. Но их все равно много..!
  
  Наш кричит:
  
  - Навались, братва!
  
  - И У-Х-Х! - Мужики давят, а я добавляю ямы. Писарь помогает. - И У-Х-Х!
  
  - Давай!
  
  Голос срывает от крика. Мы тараним, враг умирает. И тут в проходе что-то мелькает. Догадка пронзает мозг:
  
  - Стрелы!
  
  - Ложи... г-х-х...! - Мужик падает с пробитым горлом, голову проломил камень.
  
  Снаряды мелькают. Снова. И снова - похоже, гноллы не пойдут внутрь, пока не перебьют нас как птиц. Мы прячемся за столом. Дерево ноет от боли, сколько по нему прилетает снарядов... Пока крестьяне держат баррикаду, я погружаюсь в меню.
  
  "Что еще?! Что же еще делать? Новые ямы! Дерева осталось так мало!"
  
  Звенит голос писаря:
  
  - Энергия почти кончилась! Что с ресурс...?!
  
  Внутрь влетел вихрь камней и стрел. Стол проломило, рикошетом снаряды зарядили уже по нам. Грохот, лязг, звон - уши просто не выдерживали шума. Но писаря я услышал.
  
  "Ресурсы. Нефть... Есть!"
  
  - Да! - Я крикнул, что есть мочи.
  
  И только осознал, что больше не стреляют. На входе же показался он. Красные глаза, черная шерсть. Уши клинками смотрели вверх. Стекающая с клыков-ножей слюна шлепнулась на пол. Это он. Вожак.
  
  Гнолл-доберман лениво плелся. В руке играл кистень, на груди бряцал панцирь. Рык как шипение змеи отгонял нас дальше. Шаг за шагом, он приближался, на морде точно выступила улыбка от удовольствия.
  
  Мы уперлись в стену, направо - лестница,- налево - путь к тайному ходу.
  
  Гнолл, видя нашу панику, весело гавкнул, словно зазывая с ним сыграть.
  
  - Ну давай. Ты отсюда вперед ногами выйдешь, кусок... - Пробубнил я.
  
  Победа же у меня в руках. С плеч точно сошла лавина, когда мы добились своего. Вожак, верно, спятил, если решил лично всех перебить. Как, наверное, спятил я. Да, я никчемен. Не воин, не маг. Даже не правитель. Однако котелок еще варит.
  
  С каждым шагом я злорадно усмехался, наблюдая за доберманом. С каждым движением на миникарте появлялись черные точки. И с каждым вздохом гнолл искажал морду в рыке.
  
  Когда мы оказались лицом к лицу, он что-то рявкнул.
  
  - Писарь, переведи.
  
  Сзади донеслось:
  
  - Гр-р-р-р.
  
  - А-ха-ха-ха~. Спасибо... Гори!!!
  
  Хрусть! - В нос доберману прилетел лоб в шлеме. Хрясь - кулак бьет ему в челюсть. В ответ по плечам и голове сыпануло ударами. Кистень долбил по металлу, в голове звенели даже зубы. Ответил ему пинком в ноги, тот аж взвизгнул.
  
  - Идиот. Лучшая атака - это защита! - И обиженная физиономия отделяется от тела. Голова вылетела во двор от такого пинка, что снаружи удивленно вскрикнули.
  
  Нет, это крикнули изнутри. А что снаружи?!
  
  Бегом вылетаю ко входу, где тут же ударил жар. Глаза в панике зажмурились. И дышалось тяжело. Спустя миг стало понятно - почему: все пылало в огне. Проведенный к костру ров с нефтью вспыхнул протуберанцем, стоило писарю активировать строительство. Собранные вместе гноллы даже не поняли, что случилось.
  
  Они горели. Перекатывались по земле в надежде спастись. Но обращались углями. Вой, стоны, мольбы. Я не понимал их языка, но... Бедные. Даже врагу не пожелаешь такой смерти.
  
  - Или они, или мы. - Вмешался в мысли писарь. Я посмотрел на руку, опустившуюся на плечо. - Милорд, вернемся внутрь. Нефть опасное оружие, скоро поднимется дым. Не дай бог, мы надышимся им.
  
  - Да, пойдем... Пойдем.
  
  Мы победили. Но какой ценой..?
  
  ***
  
  Теплый ветер врезался в лицо, сдувая дым и пыль с лица. Невероятная свежесть раздула легкие, тяжесть спала с плеч. И тревога, все время битвы давившая на разум, бессильно ушла в никуда.
  
  Как же хорошо.
  
  Тем временем, писарь подготовил доклад о последних событиях. Этого не требовалось, но, по словам советника, составление отчетов входит в его прямые обязанности. Я не стал отпираться.
  
  - Итак, милорд, проведем короткий экскурс по нашим текущим делам. - Писарь перевернул страницу гроссбуха. - С момента постройки цитадели мы разобрались с несколькими вещами...
  
  И он перечислил.
  
  Первое, мы справились с угрозой вторжения. Иначе говоря, все, чем мы занимались - уничтожали вражескую сторону. Гноллы и огры представляют будущему лордству опасность, их нападение случилось бы в любом случае. Однако времени на подготовку нам не дали. Враг сразу объявился, за что получил сокрушительное поражение.
  
  Второе, победа принесла нам как плюсы, так и минусы. К плюсам сразу отнесли наличие цитадели - она выдержала все атаки, а присутствие тайного хода так и вовсе вселяли уверенность в контроле над замком. Далее, битва обозначила наши сильные и слабые стороны. Тоже плюс, но он стоил жизней трех крестьян. Два бунтаря скончались во время боя, а третьего застрелили в самом начале осады.
  
  Из минусов - потеря стратегических ресурсов, вроде дерева и нефти. Запас на "черный день" радостно и с визгом влетел в сражение, из-за чего на складе осталось не так много материалов для развития резиденции.
  
  - Если точнее, то из дерева у нас десять единиц, из камня - пятьдесят, из железа те же десять. Нефть изошла в нуль, милорд. - Лицо писаря почернело от негодования. Вдруг он поспешил добавить. - Не беспокойтесь, сэр, в этом нет вашей вины. Лучше пеняйте на сложный старт, который достался нам.
  
  Третьим пунктом шли крестьяне. Пополнение, присылаемое раз в месяц, сократилось практически вдвое. Переселенцы не обладали никакими навыками, а часть так и вовсе буянила и бунтовала. По удачному стечению обстоятельств именно подобные паникеры-рецидивисты погибли в бою.
  
  Писарь хлопнул гроссбухом, привлекая внимание всех сразу.
  
  - Теперь мы можем приступать к строительству ключевых зданий, милорд.
  
  - О чем ты? Разве мы не лишились всех ресурсов?
  
  С тихим смешком писарь ответил:
  
  - Милорд, если бы это являлось проблемой... У нас всего хватает на две самые важные постройки. Амбар и лесопилку.
  
  Крестьяне зароптали. Да, амбар, это хорошо. Насколько мне известно, он в средневековье был своеобразным общественным "холодильником". Или же складом, если выражаться точнее.
  
  Под управлением писаря, я в режиме обзора облетел замок. Советник предлагал выбрать максимально близкое к замку место, где амбар будет в безопасности. Одновременно с этим, он объяснял принцип работы строения.
  
  Исходя из слов писаря, амбар следовало строить вообще в поле, чтобы полученный с ферм будущий урожай не занимал времени на транспортировку. Камнем преткновения становился способ обороны провизии: людей у нас не то, чтобы много... их нет, а армия нужна еще вчера.
  
  Последний круг над цитаделью завершил размышления.
  
  - Здесь. - Я почувствовал внимание писаря на указанной точке. - Построим амбар рядом со складом. Так, мы сможем окружить все каменной стеной. И почти не разоримся на этом.
  
  - Тогда, разрешите приступить, милорд. - Писарь сверкнул улыбкой.
  
  - Разрешаю.
  
  И тут доброе лицо превратилось в драконью гримасу:
  
  - Мужики, стройся! - От крика худого человека даже я нечаянно дернулся, что же до крестьян... - Его Светлость пожелал для таких бездарей, как вы, построить амбар. Хотите есть? Живо взяли необходимое со склада и приступили к работам! Чтобы к ночи я видел аккуратный домик, все понятно?!
  
  - Д-да, сэр! - Один из ошалелых мужиков чуть не свалился в обморок.
  
  - Приступать!
  
  Крестьян как ветром сдуло. Вот они переминались подле костра, а вот их ноги размазываются колесом в сторону склада. В голове кольнул навязчивый вопрос.
  
  - Писарь, а разве у нас имеются инструменты?
  
  Он, будто подобное является сущей мелочью, уткнулся в гроссбух, бубня:
  
  - Разумеется. Хотя наивно полагать, что "Цитадель" предоставит все желаемое, немного молотков, гвоздей и топоров у нас найдется. Да и веревку можно соорудить из высокой травы, коли понадобится.
  
  - Но умеют ли этим пользоваться крестьяне? - Пока говорил, попытался снять шлем. Железяка заботливо душила меня все это время. - Если уж я не умею фехтовать, а у меня меч, то почему они должны уметь строить?
  
  Писарь расплылся в еще большей улыбки. Такой ехидной, что захотелось отряхнуться:
  
  - Естественно, не умеют. Но на что им контракт с системой? Сейчас возьмутся за молотки, потом за деревяшку. А там "Цитадель" подгрузит примерный облик здания и сформирует образы, за которыми мужики и повторят. Зодчими их это не сделает, но амбар будет именно амбаром, а не сараем.
  
  И тут же добавил:
  
  - И все же, советую в кратчайшие сроки обзавестись каменщиками с инженерами. В данном вопросе они получше, чем кучка пустоголовых увальней.
  
  - Как ты с ними жестко. - Я заметил, как у склада уже собрались наши временные строители. Те, то и дело, почесывали лбы, а руки с инструментом метались из стороны в сторону, едва ли по делу. - А хотя... Положимся в данном вопросе на тебя.
  
  - Как пожелаете, милорд.
  
  Как и говорил писарь, крестьяне, с горем пополам, построили амбар. При осмотре я не нашел никаких изъянов. Амбар, как на картинке, щеголял ровными плотными стенами. Здание возвышалось над землей, чтобы мелкие грызуны так просто не добирались до припасов. Аккуратная лесенка, ведущая ко входу, демонстрировала всю работу целиком.
  
  До наступления вечера я отправил крестьян собирать трофеи. Пусть мужики и вымотались, но в битве они практически не участвовали. Да и разве подобная бойня считалась битвой? Мы победили лишь благодаря "Цитадели", так что даже постройка амбара, где и то нужно правильно поставить доски, не выжала до конца пятерых мужиков.
  
  Я думал о происходящем, наблюдая с крыши цитадели за людьми. Муравьями они ползали по горелой траве, собирая куски железа. Уцелевшие наконечники копий, тесаков и стрел, по мнению писаря, увеличивали ресурс железа в два раза. С десяти до двадцати. И хорошо.
  
  Следующим днем мы планировали построить лесопилку. Пока в амбаре хватало "начальных запасов" пищи, необходимость в земледелии и охоте перебиралась на второй план. Запасы же дерева переходили под раздел "важно", ведь на древесине держалась вся средневековая экономика. Не считая золота и людей с пищей.
  
  Достаточно дерева - достаточно домов; дома - люди; люди - налоги и добыча еды. И армия.
  
  Солнце давно закатилось за горизонт, когда последний крестьянин опустил решетку цитадели. Замок погружался в сон. Подданные отправились в комнаты слуг на первых этажах. А я, под присмотром писаря, устроился в опочивальне.
  
  Латы пристроились в углу просторной комнаты. Запах тканей и свечей у стола с зеркалом приятно разнообразил обыденность, а вид большой кровати с балдахином и вовсе привел в восторг. Когда мне помогли снять доспехи, я остался один в комнате. В окружении музейных экспонатов облокотился на стену, откуда красовался вид на ночное небо.
  
  Звезды игриво сияли на синем полотне, приветствуя меня в новом мире. И я поприветствовал их вслух:
  
  - Теперь я живу здесь.
  
  ***
  
  Глава 4. Мы стражи
  
  Сквозь сомкнутые дремой веки проник настойчивый стук.
  
  Я окончательно проснулся. Глаза воззрились в навес балдахина, ткань играла пестрящими узорами, переходящие из одно в другое рисунки точно ткались искусным мастером. Удивительно.
  
  И стук в дверь вновь повторился.
  
  Кровать чуть скрипнула, как только поднялся с нее. Холодный пол обжег пятки. К сожалению, обуви в комнате не было, не считая латные сапоги, поэтому я босиком пошел встречать раннего гостя. В окне ни луча, а кто-то уже заявился. Впрочем, я знал, кого ко мне занесло.
  
  - Доброе утро, Ваша Светлость. - В глубоком поклоне протянул писарь. - Наступил новый день, а потому - приступим к делам.
  
  - Какой час?
  
  Мужчина, оттолкнув меня, прошел внутрь, на кровать тут же бухнулся гроссбух.
  
  - Еще не пропели петухи. Но у нас и петухов-то нет, поэтому скажу проще: четыре часа сорок минут. - Он порадовался моей реакции: - Что же вы так скисли, милорд? Или позавтракали плохо?
  
  - У меня и завтра не было. - Буркнул в ответ.
  
  Пока писарь разбирался с записями, выглянул в окно. С высоты замка полоска света практически сливалась с горизонтом, но зарево все же выходило в небо, перекрашивая синий в голубой. Когда же глянул вниз, то увидел зевающих крестьян, выстроившихся у входа.
  
  Через несколько минут мы с писарем просматривали дальнейший план обучения. Советник часто водил пальцем по страницам, приятный шорох клонил в сон, но тут же громкий кашель возвращал к реальности. Еще какое-то время гроссбух оттягивал разговор, пока пауза не подошла к концу.
  
  Писарь указал на схематичный рисунок:
  
  - По плану у нас сейчас две наиважнейшие вещи. Первая - смена внешности.
  
  Показалось или ослышался? Неловкая пауза разорвалась комментарием писаря:
  
  - Более того, есть вещи и поважнее. Причина, по которой вы вообще оказались здесь.
  
  И он распростер руки, охватывая комнату. Нет, весь замок и мир, куда занесло неудачника с хронической амнезией.
  
  - Ты говорил о внешности. Расскажи поподробнее. - Я дотронулся до лица. - Ты имеешь ввиду именно лицо?
  
  - Положительно. - И встретившись с недоумением, исправился. - Именно так, мы изменим ваше лицо, милорд. Думаю, вы уже заметили некоторые... Кхм... особенности.
  
  - О чем ты?
  
  Желание посмотреть на себя в зеркало пересилило приличия. Зеркало притулилось в нескольких шагах от кровати, поэтому с места заглянуть не получилось. Пусть так, я подошел вместе с писарем к овальной пластине из начищенного серебра, где увидел...
  
  Твою мать...
  
  - Писарь, какого хрена?
  
  - Милорд, не извольте беспокоиться, это временные неудобства. Давайте начнем с того, что вы...
  
  - Какие, к черту, временные неудобства?! Да у меня вместо рта дырка, а глаз и вовсе нет! Только точки на месте носа, чтобы я не задохнулся!
  
  Проклятье, это действительно я? Эта бледная кожа, лысая голова и плоское лицо?! Пальцы скользнули по щекам, скользнули по лбу, подбородку. Странно. Но я чувствую и нос, и глаза. Даже волосы кисточкой задели ладонь, почему я замер так резко.
  
  Обернулся к писарю. Мужчина реагировал куда спокойнее, но во взгляде держалась тяжесть. Видимо, я его расстроил.
  
  - Извини, я не специально. Сам понимаешь, я не помню ни кто я, ни где я. Даже своего лица не вижу.
  
  - Впредь будьте спокойнее. Не пристало лорду голосить почем зря. Вам повезло, что крестьяне снаружи. - Тут он посмотрел в зеркало, куда уставился и я. Он произнес: - Зайдите в меню.
  
  После открытия меню сбоку мигнула картинка с изображением латника с мечем. Причем, образ напоминал конкретно мои латы.
  
  - Теперь, когда вы выбрали окно внешности, вы можете видеть...
  
  - ...свое лицо.
  
  Я завороженно смотрел на незнакомца, пялящего в ответ угрюмыми глазами. Правда, сколько я мысленно не менял выражения лица, изображение оставалось неподвижным. Отбросив баловство, я всмотрелся в черты. Грубые, но четкие, они подходили властному человеку, берущему чужое когда вздумается. Такие обычно шли в бандиты, как мне казалось. Единственной деталью, которая выбивалась из образа, оказались рыжие волосы.
  
  Когда я насмотрелся на парящую голову, писарь вмешался в процесс, резко изменяя все черты лица. На глазах творились поразительные метаморфозы, совсем недавно на меня смотрел один человек, а теперь другой. И, признаться, он выглядел куда симпатичнее.
  
  - Ваша Светлость, может, поучаствуете в процессе? Иначе я слеплю второго себя, ха-ха-ха~. - Отсмеявшись, писарь куда более серьезно продолжил. - Это ваше лицо, а не мое. Кем вы себя видите?
  
  - Кем, говоришь? - Я всмотрелся в облик. - Волосы, их бы покороче.
  
  Тут же шевелюра потеряла в объеме и длине. Однако писарь взял лишка, о чем я сразу заявил. После того, как с волосами мы разобрались, я приступил к лицу. Глаза, я будто вспомнил персонажа из детства. Холодный взгляд, прямой крупный нос, тонкие вытянутые губы - все признаки настоящего лорда. И передо мной за секунду предстал воображаемый бородатый герой.
  
  - Так пойдет? - Писарь, видимо, устал от затянувшегося процесса.
  
  - Погоди... Сделай его моложе. И добавь шрам.
  
  Советник прыснул от смеха:
  
  - Нарисованные шрамы не красят мужчину.
  
  - Не знаю - почему, - но этот будто просится на переносицу.
  
  Когда редактирование подошло к концу, я оценил результат.
  
  Превосходно... Крутя лицо со всех сторон, я дрожал от нетерпения. Казалось, протяни я руку, и все - другой человек. Но что-то меня смущало. Точно, волосы. Рыжий цвет, насколько известно, считался признаком колдовства. Надеюсь, проблем у меня не будет, не очень хочется лишаться подобной изюминки.
  
  - Писарь, надеюсь, меня не ждет костер за цвет волос?
  
  И как-то неудачно он пошутил:
  
  - Не могу знать, милорд. Очень может быть. - Когда я вздрогнул, представив картину с сожжением, писарь поспешил добавить: - Хотя, если не будете слишком часто хвастаться, завистники не тронут.
  
  - Твою... писарь?!
  
  - Молчу-молчу. А теперь, если позволите, я выберу вам благородное имя.
  
  Советник не долго думал. Я не успел придумать собственный вариант, как он сказал:
  
  - Иоанн. Иоанн Лайон.
  
  На что мне оставалось только согласиться. Я легко догадался, почему именно Иоанн, но не громко ли будет использовать в качестве фамилии "Лев". Тогда писарь поспешил меня заверить - без громкого имени не будет громких побед. А так, народ всегда придумает, как окрестить повелителя.
  
  На выходе из меню первым на глаза попалось именно лицо. Я ощупал результат нашей работы, после чего отражение хмыкнуло. Да, достойная работа. И вот тогда я заметил, что все прошедшее время был в исподнем.
  
  - Писарь, что насчет одежды? Не лат. - Поспешил сказать, когда этот хохмач с недоуменной физиономией повернулся к доспехам.
  
  - Все устроим, Ваша Светлость. Только не раздевайтесь, боюсь, такого я не переживу.
  
  - Ах ты!
  
  ***
  
  Седьмой этаж встречал нас тяжелой громоздкой дверью. Еще в первый раз, когда мы с писарем бежали на крышу замка, я приметил этот ход в никуда. Запертая дверь не поддавалась даже хозяину замка.
  
  А для писаря будто и не было преграды. Рука потянула круглую ручку, массивная створка поплелась в сторону. И тогда... Ничего. Внутри разгуливала пустота, ни одной бойницы не видно, даже светильники - и те погашены. Ситуация начинала беспокоить мой зарычавший живот.
  
  - Милорд, маленькая просьба от верного слуги: когда войдете внутрь, придерживайте штаны. Боюсь, даже ваша твердолобость прогнется перед увиденным.
  
  Я инстинктивно подтянул черные шоссы - средневековым аналогом штанов и колготок.
  
  - Если ты снова пошутил, то будешь учить крестьян валить лес на собственном примере. - А сам одернул рукава на красной плотной тканевой куртке. Ноги тихо топнули, подгоняя кожаные сапоги. - Веди.
  
  - Как вам угодно.
  
  Во время переодевания писарь напомнил о причине, по которой я попал сюда. Честно, даже не задумывался об этом со вчерашнего утра. Больше беспокоили нескончаемые битвы, где голова дороже, чем наличие мыслей в ней. Нынче все слегка поменялось: свободное время позволяло взглянуть на "причину", а я взял и пошел смотреть.
  
  И, кажется, не зря.
  
  - Писарь?
  
  - Да, милорд? - Он тоже прошептал это.
  
  - У меня просьба. Для начала - новые штаны.
  
  ***
  
  Иногда появляется такое чувство, которое знаменует присутствие чего-то мистического, великого. Сердце бьется чаще, дыхание перехватывает, а голова барахтается в сумбуре мыслей и странности происходящего.
  
  У меня было так.
  
  Полумрак скрывал комнату, но внутри отчетливо виднелось нечто. Кристалл, размером с машину, висел посреди помещения, на поверхности играли голубые волны, но света они почти не давали. И, как показалось, даже забирали.
  
  Я смотрел на неровные края кристалла, пытаясь найти хоть что-то похожее в памяти. Может, это ядро цитадели? Или хранилище маны? Сцены фильмов упорно подкидывали сцены, даже книги обрывками мелькали в воспоминаниях, точно заставляя искать знакомые детали. И даже что-то промелькнуло.
  
  - Писарь...
  
  Советник держал подсвечник с уже зажженной свечой. Глаза в тенях мерцающего пламени смеялись надо мной.
  
  - Ваша Светлость, не надо так нервничать. Это же не армия гноллов, поберегитесь.
  
  - Среди нас двоих только я не возводил замки в мгновение ока. И не до шуток сейчас. Что это такое?!
  
  Пол отстучал по подошве. Разошедшееся эхо побежало по стенам, пока не выскочило через дверной проем. Следом пошедший писарь разгонял мрак, подсвечник забрался выше, нависнув над головами.
  
  И только писарь поднял источник света, я окончательно лишился связи с реальностью.
  
  - Да что... что же тут происходит? А... писарь?
  
  Кажется, руки немного дрожали. Горло пересохло от напряжения от увиденного. И если раньше я полагал, что странный кристалл в замке внушает зрителю благоговение и страх, то находящееся внутри просто разрывало душу.
  
  В кристалле спала девушка. Почти девочка. Абсолютно нагое тело скрючилось в позе эмбриона, руки обнимали поджатые колени. Но не это пугало. Плевать на странный кристалл внутри замка из подпространства. Плевать на ужасающей красоты девчонку, за которую могут воевать не королевства, а расы! Плевать даже на растущие из спины крылья!
  
  Но чего я не понимаю, так это...
  
  - Писарь..?
  
  О, он ответил. И в глазах читался страшный фанатизм с нотками кровожадности.
  
  - Да, милорд. Разрешите вам представить. Новорожденная Мать бездны. - Грудь писаря раздулась. - Ходят слухи, что ее чуть не попортил сам Дьявол, из-за чего ей пришлось просить помощи у нашего заказчика.
  
  - А ч-что у нее в руках? - Я даже не пытался смотреть в ту сторону. Одного раза хватило на всю жизнь.
  
  - Ах, это... Это первозданная бездна, откуда пошла сама вселенная.
  
  Тут меня резко дернули.
  
  Я смотрел в глаза писарю, его зрачки превратились в бесконечные звезды, от которых несло опасностью.
  
  - Милорд, мы стражи. И нас наняли защищать госпожу. Сто лет, тысяча, миллион - пока наниматель платит, мы обязаны беречь Мать бездны.
  
  - Писарь. - Я вспомнил нашу встречу. - Ты все еще мой верный слуга?
  
  Тишина. Проклятье, я же знал, что он...
  
  - ...да. - Хватка на грудках ослабла. Советник же почти уменьшился, кутаясь в робу. - Я не посмею предать вас, таков контракт, таков закон "Цитадели". Но если меня поставят перед выбором... Между вами и Матерью...
  
  Мы синхронно повернулся к громадному кристаллу, где хранилось ядро самой вселенной.
  
  Писарь ответил:
  
  - Я выберу Мать.
  
  ***
  
  "Мы стражи. Мы стражи..." - Я повторял эту странную фразу. Мы стражи. Стражи кого? И чего? - "Разве может человек защитить первопричину своего существования? Очень сомневаюсь"
  
  Голубое небо сверкало чистотой, ни одна туча не осмелилась проплыть над замком. После пролитой крови это кажется более диким, чем наличие сущности вселенского масштаба в крохотной комнатке. Крохотной, по сравнению с самим миром.
  
  - Или вселенной... - Как-то не заметил, что уже пять минут смотрю на работающих крестьян. - О, уже закончили. Значит, лесопилка есть.
  
  Писарь пропадал в глубинах цитадели. Наверняка он разбирал запасы замка, в то время как с горем пополам я управлял крохотным населением.
  
  Лесопилка, построенная мужиками, оказалась не больше сторожки. Тонкие стены и худая крыша могли защитить разве от случайного дождя, а вот ливень или ураган к черту снесет навес. Но и в таких условиях можно работать. Что и доказали крестьяне, приступившие к рубке леса.
  
  Время шло. Каждый день загружал меня обучающими уроками от писаря. Картография, письменность, управление и строительство. На миникарте хватало различных меток, которые отличались от обозначения людей, зданий или животных. Письменность помогла бы в самостоятельном обучении из книг в библиотеке на третьем этаже.
  
  Управление за три дня вылилось в муку. Команд для контроля населения слишком много, будь то настройка налогов или же разделение армии на отряды. И это ведь самое необходимое, а что насчет тактических решений в войне или управление дипломатами с расстояния? Оставались только тренировки и учеба.
  
  Со строительством, к удивлению, проблем не было. Цитадель сама разбиралась с шаблонами, они изменялись под упрощенным редактированием, где присутствовали элементарные инструменты. Сложнее шли шаблоны, создаваемые с нуля: система все еще помогала в работе, но лишь наличием необходимых конструкций для типовых зданий, вроде кузницы. О создании чего-то более современного, вроде ружейного завода, и речи не стояло.
  
  Раз в несколько часов я поднимался на крышу, чтобы свежий ветер разогнал тяжесть от работы. Бывало, спускался к костру, где крестьяне приветствовали меня поклоном. Причем один, кому я выдал лично оружие, старался проявить максимум манер и почтительности.
  
  В тот день, когда все началось, я вновь спустился к подданным. Из амбара принесли ломоть хлеба, кусок мяса и немного сыра. Скромный ужин скрасил серый день, такой же, как и прошедшая неделя.
  
  За едой я возвращался к мысли о прекрасной девушке в кристалле, иногда рука вздрагивала при воспоминаниях о бездне, но чарующий образ возвращал внимание к себе. Тогда мысли текли вяло, глаза слипались. И ночь потихоньку брала узды правления миром.
  
  Как же не вовремя всполошились наши:
  
  - Милорд. - Крестьянин с клинком, почти саблей, чуть наклонил голову. - Плохие новости.
  
  После таких слов ни один кусок в горле не полезет.
  
  - Слушаю.
  
  Он собирался с мыслями. Похоже, следующая фраза несколько раз обдумывалась:
  
  - Рядом ошиваются разведчики гноллов.
  
  - Плохо, собирайте припасы из амбара, будем держать оборону. Ты. - Я ткнул в другого мужика. - Принеси из реки воды. Стой, не один же. Помогите ему и возьмите оружие!
  
  Обернулся к докладчику.
  
  - Это все?
  
  - Нет. - Тут он беспокойно обернулся. - Кажется, они сопровождают рыцаря.
  
  В тот миг я сразу понял, что атака гноллов - забавный детский сад.
  
  Над стражами цитадели нависла реальная угроза.
  
  ***
  
  С парапета цитадели открывался вид на всю подконтрольную территорию. Свободная от леса земля просматривалась с крыши на многие сотни метров вперед, но куда лучше работал "Обзор", ведь он простирался на километры. Пусть я не мог контролировать способность на должном уровне, преимущество перед врагом было неимоверным.
  
  
  
  Гноллы, замеченные нашим сторожем, не спешили к замку. Они крутились подле конного рыцаря, а тот уже рассматривал цитадель со своей стороны. С помощью обзора заглянул под забрало.
  
  
  
  Серое лицо с красными глазами отличалось от человеческого. Возможно, рыцарь не являлся человеком. Его телосложение виделось даже сквозь кольчугу, поверх которой стелился табард. А меч... подобное оружие не для рода людского: массивная полоска стали, длиной с гладильную доску, свисала с петель у седла. Очевидно, конь тоже не обычный.
  
  
  
  Писарь не имел идей, с кем мы встретились. Он обладает знанием о самом мире, но не может вдаваться в конкретику. Очевидно, подобное преимущество нам бы не простили.
  
  
  
  - Сколько он уже там?
  
  
  
  В зябкой тишине мой голос словно вызвал шторм. Ропот крестьян прервал писарь:
  
  
  
  - Часа два. Видимо, рассуждает, попробовать ли взять наскоком или же нет.
  
  
  
  Писарь пересекся со мной взглядом. Дрожь зрачков и капли на лбу выдавали тревогу.
  
  
  
  "Ничего, я не лучше." - И поспешно спрятал дрожащие пальцы под плащ.
  
  
  
  Ветер разгулялся не на шутку. Тут, наверху, стихия шалила как шаловливый ребенок. Огонь факелов с трудом терпел яростные потоки, мы не лишились света только благодаря предусмотренным на замке парапетам, под которыми и скрыли светильники.
  
  
  
  - Идут, Ваша Светлость.
  
  
  
  Точно подтверждая слова крестьянина, маленькая армия двинулась в лес.
  
  
  
  Маленькая армия. В отличие от крестьян, не имевших "Обзор", я отличился большей предусмотрительностью и рассмотрел гостей получше. И три десятка гноллов - точно не разведка. С такими силами, при должном снаряжении, можно разбить недавно сгоревшую армию монстров.
  
  
  
  Нам повезло.
  
  
  
  Вновь посмотрел на рыцаря. Белые одеяния с красной чашей на спине и животе что-то, да значили. По моему слову писарь тут же записал важную деталь в гроссбух. На желтой бумаге родился похожий рисунок.
  
  
  
  Находиться на крыше более не было резона. Крестьяне отправились в спальни, а я с писарем приступил к вечернему уроку. Кабинет приветливо встретил теплом и огнями, на столе в порядке развалились свитки. Часть из них советник отложил на полку, после чего в безмолвии начался сам урок.
  
  
  
  Раскрытый свиток пестрел графикой из чернил. Разнообразные схемы твердили об одном и том же - стратегия развития лордства. Пока что на этапе города или деревни, но все же!
  
  
  
  Глаза пробежали по строке.
  
  
  
  "Для подобающей поставки продовольствия размещайте производственные здания близко со складами вторичного сырья, например, муки. Таким образом поток продукции возрастет из-за уменьшения маршрута от здания до склада, а позднее - от здания до амбаров."
  
  
  
  "И что это значит? Надо сконцентрировать рядом с амбаром и складом все объекты по приготовлению пищи? Хм... Нет, что-то другое. Нельзя заставлять пространство рядом со складами - это займет место для погрузки и разгрузки ресурсов. Должно быть, тут описывается идея по уменьшению времени доставки от места до места..."
  
  
  
  - Писарь?
  
  
  
  - Ваша Светлость, меня беспокоит неизвестный отряд.
  
  
  
  Кто о чем, а каждый о своем.
  
  
  
  Писарь неловко закашлялся, оценив ситуацию. В итоге, он позволил мне высказаться первым.
  
  
  
  - Тут описан принцип по подготовке провизии для замка и лордства. У тебя есть какой-нибудь опыт?
  
  
  
  - Если позволите... - Мужчина свел брови. Пальцы тут же разгулялись на лице, массируя лоб. - ...Прошлый лорд поступил крайне неразумно, возведя улицу кухарей исключительно по данным урокам. Советую не перекрывать пространство рядом со складом зданиями, разместите их где-нибудь в стороне.
  
  
  
  Я кивнул.
  
  
  
  - Спасибо. Так что ты говорил о беспокойстве?
  
  
  
  Под капюшоном советника кашлянули. Теперь все мое внимание сосредоточилось на нем.
  
  
  
  - Есть мысль. Предупреждаю, я сам не уверен, но мы можем воспользоваться энергией Цитадели, чтобы подготовиться к массивным силам противника.
  
  
  
  Сам не заметил, как руки оказались на коленях. А вот коленные чашечки заметили, сигнализируя о боли.
  
  
  
  - У нас осталась энергия?! - Я тут же снизил громкость. - Но мы исчерпали всю в битве с гноллами.
  
  
  
  - Часть успела восстановиться. Видимо, для системы жизненная сила монстров пригодна в качестве подпитки.
  
  
  
  На такой странный ответ невольно стрельнул бровью:
  
  
  
  - Ты не уверен в этом?
  
  
  
  - Я работал с системой не так долго. Прошлый владелец отправился в совершенно другой мир, где нет ни монстров, ни магии. Да и задача у него стояла другая. Но об этом лучше не говорить. - Растерянное лицо обратилось в камень. Камень, где высекли слово "серьезен".
  
  
  
  - Итак, если у нас есть способ зарядки "Цитадели", то почему бы не попробовать? Что ты предлагаешь?
  
  
  
  ***
  
  
  
  Утро. Обычное, не примечательное. Оно встречает меня здесь каждый день, поэтому я даже привык к нему. К темноте, куда не дошли лучи солнца, но вот-вот доберутся. Обычное утро...
  
  
  
  ...Которое открывает новый этап развития замка!
  
  
  
  Утренний моцион, внезапно, прошел быстрее обычного. Крестьянин с тазом воды судорожно отскочил, когда моя тень промелькнула мимо дверей. Уже на лестнице, где ступени привычно пролетали под башмаками, на меня налетел писарь. Тоже спешащий, он держал подмышкой гроссбух.
  
  
  
  - Х-ха~. В-ваша Светло-ость. - Его глаза грозили вылететь из черепушки. Видимо, поднимался с первого этажа. - В-ваша~...
  
  
  
  - Быстрее.
  
  
  
  Схваченная рука понеслась за мной, а позади раздавались крики паники.
  
  
  
  С пинка вылетела дверь, стена стойко выдержала удар дерева. Повезло, что решетку уже убрали...
  
  
  
  И тут глазам предстал он. Барак. Вернее, казарма.
  
  
  
  Большое двухэтажное каменное здание расположилось почти вплотную у цитадели. Вход смотрел в почти сформированный двор замка, окна-бойницы глазели по сторонам. В стороне от здания легла тренировочная площадка, песок небрежно стелился по траве и вихлял бугорками.
  
  
  
  Вот оно.
  
  
  
  Сила лорда. Военная сила!
  
  
  
  - Писарь, ну же! Нам нужны новые люди! Где же они?!
  
  
  
  Но выражение лица советника говорило за себя.
  
  
  
  Людей не будет.
  
  
  
  - Милорд, нам надо прождать... Еще три недели.
  
  
  
  Бух! - Сердце рухнуло вниз, пробивая этажи организма. Где-то в районе пяток пульсировал нежный орган, утративший надежду на победу.
  
  
  
  - Писа-а-а-арь... Рыцарь с гноллами..! Вооруженными до зубо-о-о-ов-в-в... Агх!
  
  
  
  Проклятье! Черт! ТВОЮ МАТЬ!
  
  
  
  - Я согласился на ЭТО, потому что ты ГАРАНТИРОВАЛ успех! А его нет?!
  
  
  
  - Успокойтесь, милорд. Мы даже не поговорили с тренером армии...
  
  
  
  "Тренер армии? Что за черт? Какой, нахрен, тренер..?" - И мысли окостенели вмиг. Ведь я увидел выходящего из тренировочных барак воина.
  
  
  
  - Ахре... Кхм.
  
  
  
  Мое удивление понятно. Воин, в облачении тамплиера, шел к нам.
  
  
  
  "Нет, это не форма тамплиера... Крестоносец?"
  
  
  
  Удивительно, но облачен воин был в броню, как у ранее замеченного рыцаря. Однако на голове держался большой шлем, известный по форме-ведру, за спиной висел треугольный щит, а в ножнах покоился длинный меч.
  
  
  
  Воин обратился:
  
  
  
  - Приветствую, Ваша Светлость.
  
  
  
  Он чуть согнулся.
  
  
  
  - Мое имя сэр Тернер, милорд. Я призван, чтобы служить вам, обучать ваших солдат и защищать ваши границы. - Вдруг глухой голос обрел нотки стали. - Поэтому... Я хочу испытать вас в поединке...
  
  
  
  "Ч-что?" - Живот скрутился в узел. Черт, дело дрянь.
  
  
  
  - Ваша светлость, я вызываю вас на бой!
  
  
  
  К ногам упала кольчужная рукавица...
  
  ***
  
  Глава 5. Обстановка
  
  Высокомерие, сквозившее из-под шлема, дергало меня за глаз. Я посмотрел на брошенную к ногам рукавицу, символ рыцарского поединка влетел в густую траву и едва был виден. Вернувшись глазами к рыцарю, выдохнул.
  
  "Что он себе позволяет?" - Человек, ничего не понимающий в средневековых устоях, решил бы, что новоприбывший воин желает укрепить между нами отношения дружеской борьбой. Однако я прекрасно понимал - тут совсем иные мотивы. - "Хочет морально раздавить и забрать власть?"
  
  Я ожидал подобного от крестьян, когда их станет слишком много, но никак не от человека, равного писарю. Советник предан "нашему" делу, сомнения в его верности даже не возникают. Теперь, после подобной выходки, я стал сомневаться не только в будущих переселенцах, а вообще во всех. Даже в писаре.
  
  Тихое бряцанье кольчуги возвестило о движении рыцаря.
  
  Сэр Тернер шагал ко мне. Ботинки стелились по земле, одежда цеплялась за травинки. Он самоуверенно игнорировал личную дистанцию между нами, так и подойдя вплотную. Массивный шлем застыл в нескольких сантиметрах от лица, чтобы глаза встали на один уровень.
  
  
  
  
  
  Из прорези шлема донеслось:
  
  - Милорд, вы игнорируете волю рыцаря? Неужели у новых правителей нет достоинства? - Глухой смех медленно разлетался в стороны. - Ха~. Боишься, да?
  
  Наглость в совокупности с силой смыли образ благородного воина. Теперь я смотрел не на равного, даже не на вассала, а на дворового бандита, не достойного стоять подле честных людей. И рыцарь прочитал мой взгляд.
  
  - Милорд, если ваши глаза будут дерзить мне, то придется их выколоть.
  
  За такое обычно казнили даже самых доблестных воинов. Ни один феодал не терпел унижений, которое нанес рыцарь. Жаль, ни палача, ни гвардии, чтобы захватить наглеца, у меня нет.
  
  А разум для оценки ситуации есть.
  
  - Сэр Тернер. - Рыцарь по-кошачьи подобрался. - Вы считаетесь моим вассалом?
  
  Ответ несколько запоздал:
  
  - Да, Ваша Светлость. Я числюсь вашим подданным под военной присягой.
  
  "О, это замечательно, Тернер". - Если правильно воспользоваться информацией, то можно перевернуть положение с ног на голову.
  
  - Сэр Тернер, правильно ли я понял, что, находясь под присягой, вы угрожаете жизни лорда?
  
  - Нет, разумеется. Я лишь хочу узна...
  
  - В таком случае, сэр Тернер, я вызываю вас на дуэль за оскорбление достоинства сюзерена и за попрание чести рыцарства.
  
  Рыцарь даже снял шлем, пытаясь осознать происходящее. Только что его, бравого и опасного, вызвали на дуэль за оскорбление чести и достоинства. Одного этого достаточно, чтобы разжаловать его в обычного человека, а то и черного крестьянина. И когда он осознал это, по иссеченному шрамами лбу скатилась капля пота.
  
  - Ваша Светлость, это не то...
  
  Но я не собирался выслушивать его. Или давать шанс выкрутиться из ситуации.
  
  Сам же обратился к советнику:
  
  - Писарь, подготовь мои латы. Заодно собери крестьян, им будет интересно понаблюдать за небольшой демонстрацией силы.
  
  С кивком писарь отправился в замок. Я же последовал за ним, чтобы переоблачиться в доспехи. Когда мы скрылись внутри цитадели, завязался короткий разговор.
  
  Со слов советника, я поступил почти безрассудно. Но "почти" не считается. Почему? Потому что подобной ситуации вообще не должно было произойти.
  
  В моих покоях писарь заторопился:
  
  - Ваши латы выдержат удар мечом, но не недооценивайте Тернера. Этот человек подписал контракт с "Цитаделью" сотни лет назад. Насколько я знаю, все лорды, работавшие с ним, попадали в самые нелепые ситуации. И оканчивали жизнь в ужасных условиях.
  
  От предупреждения писаря под ложечкой засосало. Казалось, кто-то решил дурно подшутить надо мной.
  
  - Тогда, почему прислали именно его? Разве система не нацелена на выполнение конкретных миссий?
  
  - Все так, милорд. - Он с пыхтением натягивал на мою правую руку наруч. - Да только Тернер еще ни разу не проваливал миссий. Его рейтинг в "Цитадели" одновременно низкий и высокий. Как исполнитель, Тернер превосходно выполняет задачи. Но как человек... Проще попросить замену.
  
  - Так давай попросим. - На спину упала вторая часть нагрудника. Писарь стянул по бокам ремни, выбивая из груди воздух. - Ф-фух. Твое молчание говорит об обратном. Мы не можем поменять тренера армии?
  
  - Нет.
  
  Паршиво. Если я правильно понял писаря, то Тернер тот еще мерзавец. Вероятно, он использует подобные трюки, в виде поединков, чтобы смешать с грязью авторитет призванных лордов. А потом берет власть в руки, отправляя правителей в темницу. Или запирая их в покоях, если тюрьмы нет.
  
  После того, как шлем опустился на голову, писарь угрюмо отошел в сторону.
  
  - Не сомневайтесь, проиграете ли вы или выиграете, я исполню волю заказчика. Правда, я бы предпочел работать с вами, чем без вас. - Он выдавил подобие улыбки.
  
  - Не сомневаюсь, дружище. Не сомневаюсь.
  
  В руки лег меч. Мышцы с наслаждением напряглись, и вот клинок ощерился сталью в потолок. Наблюдавший писарь грузно вздохнул, пропуская меня в коридор. Пока лестница мерилась шагами, я заглянул на территорию казарм.
  
  Крестьяне прервали работы, маленькая толпа сгрудилась у песчаного поля, где сер Тернер пробовал остроту меча. Рыцарь взмахами мерил баланс оружия, а на левой руке подрагивал щит с красным крестом. В руках бывалого воина он тоже служил оружием.
  
  Дверь распахнулась, на нас тут же обратились взгляды людей. Крестьяне не ставили под сомнение мою силу, все-таки именно я победил армию гноллов, сам вожак стаи пал от меча их лорда. Но еще никто не видел моего серьезного лица. Я одним видом вселил в подданных уверенность.
  
  Нога ступила на песок. Зыбкое море жаждало проникнуть в щели доспехов. Встряхнул ногой, отгоняя песчинки.
  
  - Сэр Тернер. - Рыцарь дернул шлемом, мол, говори. - Так как это битва чести, то окончится он со смертью бойца или признанием поражения. Нападайте.
  
  И... Он замер. Готовый к рывку рыцарь застыл.
  
  В голове раздался голос писаря:
  
  "Милорд, вы уже победили."
  
  "О чем ты говоришь? Мы даже не подошли друг к другу..."
  
  Советник обреченно прошептал:
  
  "Увидите."
  
  ***
  
  Меч на изготовку. Сердце бьется от радости, ведь писарь еще не ошибался. Голова пустеет, холод окутывает макушку, замораживает мысли.
  
  Крестьяне молчали. Мужики наблюдали за всем, опираясь на топоры.
  
  Писарь обреченно качал головой, но не издавал ни звука.
  
  А Тернер... Рыцарь странно застыл на месте. Казалось: вот он я, нападай! Но нет, воин даже не смел двинуться. Что тут не так.
  
  Шаг. Тернер стоит. Еще один. Песок расходится буграми. Третий. Рыцарь поднимает щит, тот прикрывает голову. Снова. Мой меч отходит назад, готовый к удару.
  
  Рывок! Не так быстро, но все же. Сближаюсь с рыцарем. Десять метров, восемь, семь. На пятом живот забурлил, сигнализируя об опасности. Три метра. Тернер подшагивает. Два. Его меч прячется за спину. Оди...
  
  А?
  
  Облака бороздили небесную гладь, воздушные перья уплывали от взгляда вдаль. Странное спокойствие неба обещало тишину и благодать.
  
  Но...
  
  Я же лежу на земле..?
  
  ***
  
  Дзынь - мечи столкнулись в неравной борьбе. Звон металла смешался с пыхтением. Через силу оттягиваю меч, чтобы рубануть наискось.
  
  Мимо. Тернер делает подшаг назад. В отличие от меня, у рыцаря куда лучше маневренность. Кольчуга удобнее. А опыт решает.
  
  Свищ - новая сходка оканчивается полетом меча. Оружие вылетело из рук, не смотря на подвязку из кожаного шнура. Я вновь проиграл. Точнее, не победил.
  
  - На сегодня все. - Тернер убрал меч в ножны. За шлемом не читались эмоции, а голос выражал крайнее недовольство.
  
  И не удивительно. Уже три дня я по часу-два нападаю на тренера армии. Тернер пусть и терпит, но точка кипения грозилась всеми правдами и неправдами разорваться грозным огнем.
  
  А все почему?
  
  Потому что он не способен меня победить.
  
  Мысленно вернулся в день нашей встречи, когда я самоуверенно вызвал рыцаря на дуэль. Честно, я даже не готовился к смерти, ведь был полностью уверен в победе. А теперь... То неуловимое движение просто перевернуло меня с ног на голову. Одним ударом Тернер справился с самым страшным врагом средневековья - латником.
  
  "Осечка. Будь у меня конь, то я мог бы себя назвать "самым страшным"" - Все верно. Без коня латник не принесет много толку в столкновении отрядов. Если он не пикинер, разумеется. - "И все же, даже латы не спасают от его ударов."
  
  За время знакомства Тернер показал немало интересных личностных качеств. Например, он вояка до мозга костей. Если эта фраза казалась ранее чем-то приторно-клишированным, то ныне никто не посмеет недооценивать подобную характеристику человека.
  
  Сэр Тернер прожил дольше, чем любой из людей. Сотни лет опыта, чуть меньше десятка тысяч сражений, не считая стычек. Обычный человек, даже долгожитель или полубог, вряд ли станет сражаться в каждой баталии. А Тернер... Когда я зашел в бараки, где проживал рыцарь, то увидел множество экземпляров трофейного оружия. И если мечи, копья, алебарды представляли собой ожидаемое, то пятиметровые трезубцы, циклопические косы на потолке и огромные сюрикены - не то, чего ждешь в просторном, но все еще маленьком помещении.
  
  У рыцаря был опыт. Были навыки по обращению со всеми видами оружия. Было долголетие. Но не было верности.
  
  Писарь откопал в библиотеке кучу свитков, где исполнителем задания значился лорд, но сам рапорт говорил об ином персонаже. В каждом задании Тернер умудрялся делать невозможное. Уничтожить превосходящие силы врага как Суворов? Тернер с двадцатью крестьянами разбил тысячное войско орков! Выстоять под осадой замка три дня? Тернер запугивал своих и чужих, чтобы сдержать оборону месяц!
  
  Биография воина не оставила равнодушным никого. Крестьяне относились к Тернеру с максимальной почтительностью, за что он некоторых обучал премудростям боя. Наши же отношения, как и отношения рыцаря с писарем, выглядели не столь гладкими и радужными.
  
  - Сэр Тернер, не прошло и часа. Прошу, не сдавайтесь.
  
  Движение уходящего рыцаря сомкнулось невидимым замком. Безликий шлем обернулся с одной просьбой:
  
  - Повтори.
  
  - Не прошло и часа.
  
  Недостатки Тернера велики, как и достоинства. Хладнокровный в бою, рыцарь оказался очень ранимым к позиции силы. Если вслух сказать о сэре какую-нибудь гадость, то внутри души вздрагивал демон, желающий смерти всем и каждому. На этом и приходилось играть, чтобы оскорбленный тренер хоть как-то тренировался со мной, ведь он даже убить меня не может.
  
  Со слов писаря, "Цитадель" допускала предательство со стороны крестьян. Для системы народ был лишь деталью, переменной, способной или подстегнуть лорда на выполнение обязанностей, или уничтожить глупого исполнителя.
  
  Крестьянство имело полное право свергнуть идиота с короной, а потому бунты не карались ничем, кроме сил самого лорда. Но вот военная присяга обладала священным статусом. Как и рыцарская, присяга солдата приравнивалась к служению самой системе. Поэтому предательство системы, предательство лорда каралось... смертью.
  
  Уничтожением.
  
  Бессмертная душа оказывается не такая уж и бессмертная. При правильном манипулировании законами, которые нам с писарем, разумеется, неведомы, от души останется всего лишь ядро. Без воспоминаний. Без следов жизни. Без эмоциональный оттенков. Как голый скелет.
  
  Поэтому я никогда не проиграю Тернеру, поэтому Тернер никогда не убьет меня.
  
  А это значит одно - я уже победил.
  
  И Тернер об этом знает. Исправить положение ему не удастся. Истинным пользователем системы он не был. И вряд ли будет с таким подходом к исполнению.
  
  - Я иду за люнцхаммером.
  
  Правда, после этой фразы все мои размышления пошли коту под хвост. Думаю, этот человек плюнет на бессмертие и прикончит меня...
  
  ***
  
  Когда шлем встретил двадцать шестой удар, на площадку вбежал взъерошенный крестьянин.
  
  Тернер прервался от увиденного, все же опыта ему не занимать. А вот я собирал мысли в кучку, про себя матеря рыцаря. В сторону улетел помятый шлем, рядом взорвали песок перчатки. Как раз к тому моменту мужик отдышался, изо рта рванула сумбурная речь.
  
  - Вашество, там они, а потом Йормаг как саданет. Тут как началось.
  
  Бережно собранные мысли муравьями разбежались по песку.
  
  "Стоп. Какой Йормаг, кто саданул. Какие "они"? И почему ты вообще пришел ко мне, а не к писарю?!"
  
  Но губы покинули иные слова:
  
  - Не торопись. Скажи самое важное, что точно должен знать я.
  
  Крестьянин сместил глаза в точку, после чего полилась членораздельная речь:
  
  - Охотник Йормаг отправился в лес, где встретил тварей. Ну и решил пристрелить одну. Теперь Йормаг неизвестно где, а все наши собираются в замок.
  
  Интересно. Тернер, услышав тираду, снял шлем медленно. Под металлом скрывалась недоуменная физиономия, смешавшаяся с удивлением. И смотрел он на меня:
  
  - Это как? - Руки нарисовали образ крестьянина, а потом ткнулись в губы.
  
  - Хех. Вот так. - И уже крестьянину. - Значит, наш охотник попал в переделку с гноллами.
  
  - Все так, вашество. Когда я рассказал старшему Джону, он послал меня к писарю. А сэр писарь отправил к вам.
  
  "Советник положился в этом вопросе на меня. Что же, будем выяснять."
  
  - Тернер, сможешь снарядить людей? Мало ли...
  
  - Я не дам даже палку в руки неотесанного крестьянского мужика. Не прошедшие службы даже смотреть на оружие не должны. Хотя, вас "Цитадель" пожалела.
  
  И в последний момент мерзавец увернулся от волны песка. Хм, волна песка... Надо запомнить для будущих спаррингов.
  
  - Идем в цитадель.
  
  ***
  
  Бумаги на столе приятно шуршали. Писарь проводил пальцами по строкам, словно медитировал. Стол иногда скрипел под весом советника, склонившегося к дальнему краю. Запах горящей свечи разбежался по кабинету, где собрались мы четверо.
  
  Я, Писарь, Тернер и старший Джон. Последний оказался крестьянином, принявшим от меня оружие. Даже сейчас у опоясанной белой рубахи свисал кривой клинок.
  
  Первым взял слово писарь:
  
  - Милорд, есть предположение.
  
  - Я весь внимание.
  
  Устроился на стуле поудобнее и прислушался. Писарь кивнул:
  
  - После сражения с гноллами местное племя понесло значительные потери. В библиотеке есть книги по биологии этих монстров и их внутреннем укладе, потому я более чем уверен, что охотник столкнулся с миграцией самок.
  
  Тернер мрачно усмехнулся:
  
  - Толпа сук идет покорять новые края.
  
  - Верно. И походя восполняет потери в других племенах.
  
  На писаря обратились взгляды. Он добавил:
  
  - Для гноллов нет ничего зазорного в том, чтобы забеременеть от самцов другого племени. Однако беременность - одно, а подчинение - совсем другое. Вероятно, эту мигрирующую цепь разобьет первый же патруль другого лагеря, тогда самки попадут в плен, где стабильно будут повышать население.
  
  Эдакий завод по разведению щенков. Сколько же мерзко, столько и опасно. Объединение двух "племен" снесет нас.
  
  Я обмозговывал одну мысль. Все ли гноллы-самцы погибли под стенами цитадели? И если нет, то что может происходить в племени? Эти вопросы и задал писарю.
  
  - Предположительно, начался дележ власти. - Тут все, кроме крестьянина, закатили глаза. Как это нам троим знакомо... Или не троим? - Быть может, мигрирует лишь половина самок, остальные остались рядом со своими семьями и мужчинами. Тогда скоро появится новое племя, где вожаком станет самый сильный из выживших.
  
  - И это вместе с угрозой вторжения... - Легкие выпустили тяжелый вздох.
  
  В библиотеке цитадели нашлось множество трактатов, учебников и свитков о новом мире. Я успел приложиться к нескольким из них, откуда узнал общую обстановку на острове. Острове, где я начал создания лордства.
  
  Первое и важное, остров находится под контролем двух государств и союза трех независимых баронств. После "Великой чистки", названной в честь крестовых походов против нелюдей и монстров, от человечества и других рас остались крохотные государства и племена.
  
  Затяжная война людей, нелюдей и монстров привела континенты к деградации, как случилось однажды с Римской империей или же Грецией. Страны раскололись, население сократилось, науки забылись. Из развитых государств остались сущие единицы, и те лежали на дальних материках. А вот острова ощутили наиболее страшный удар, почему контроль над землями значительно ослаб.
  
  И почему я до сих пор жив.
  
  Многие лордства опустели, территории обеднели. И в этот момент появился я с системой и технологиями превосходящими местные. Хватит наличия лат, чтобы стать целью местных номер один, а тут еще и создание нового государства. Соседи вряд ли обрадуются.
  
  Второе, и речь пойдет о соседях. Если племена полуразумных гноллов это полбеды, то дыхание в затылок от независимого баронства - беда-беда. Независимыми баронства становятся не за красивые домики, поэтому мы уже готовимся к вторжению. Правда, близится зима, поэтому ожидать подготовленного войска у стен через неделю не приходится.
  
  Но ведь никто не забывает о тактике малых дружин?
  
  Замеченный ранее рыцарь с гноллами принадлежал одному из баронств, так что о нас знают, за нами наблюдают, и к нам придут.
  
  Я озвучил беспокойство:
  
  - Они могут прийти к нам?
  
  Писарь тут же заиграл руками:
  
  - Нет-нет-нет. Исключено. Гноллы никогда не заходят на открытое пространство без веского повода, вроде налета. Иначе они попадут в рабство к людям, что чревато бесславной гибелью.
  
  - В таком случае, мы можем найти охотника и вернуться назад. Сомневаюсь, что нас начнут преследовать.
  
  Тут вмешался... Тернер:
  
  - У меня есть идея получше.
  
  Все воззрились на рыцаря. Первым не выдержал крестьянин:
  
  - Какая, сэр?
  
  - Мы приручим их. Всех!
  
  ***
  
  Интерлюдия 1. Имя писаря
  
  В огромном зале на белом троне восседал великан. Золотая корона на челе поражала роскошью, камни сияли потусторонним светом. И горе тому, кто засмотрелся на них - самоцветы пожирали душу наблюдателя, хоть немного он зазевайся.
  
  
  
  От трона бежал синий ковер, какой не способен создать смертный. Узоры схватывались в картины, где события дальних и ближних миров оживали явью. А далекий потолок и вовсе сиял звездами тысяч галактик, распространяя космический свет в дальние углы зала, где за резными колоннами выстроились рыцари в глухих доспехах.
  
  
  
  Рыцари, способные сокрушить в одиночку любое королевство.
  
  
  
  Аль-Ас Серамил. "Владыка доминиона" и "царь царей" сидя в царском ложе опер голову о массивный кулак. Серая кожа блестела как сталь, грозовые глаза вспышкой пробежались по подданным. Мерное дыхание содрогнулось от тяжкого вздоха.
  
  
  
  - Скучно. Что там с войной за новый доминион?
  
  
  
  Голос тысячи людей пробежал меж колонн. Великан нахмурился.
  
  
  
  - Советник!
  
  
  
  Из рядов служащих вылетел тощий человек. Золотая кожа слепила, широкие крылья обдавали окружающих холодным ветром. Он склонился.
  
  
  
  - Советник Дэлиа здесь, повелитель.
  
  
  
  Гигант пресно оглядел прибывшего.
  
  
  
  - Ты слышал вопрос.
  
  
  
  - Разумеется, мы побеждаем, повелитель. Боги не посмели вмешаться, их не интересует доминион, в котором не наберется и триллиона смертных. Совсем скоро над нами воссияет знамя триумфа.
  
  
  
  Аль-Ас хмыкнул. Ряд белоснежных зубов вылез на свет.
  
  
  
  - Превосходно. Подготовьте армии слуг. Пусть лорды займутся вторжением. А с Каменным легионом я разберусь сам.
  
  
  
  И громом разнесся призыв:
  
  
  
  - Рыцари, воины и маги! Я жду от вас грандиозной победы! Враг трепещет, его строй разрушен, силы иссякли.
  
  
  
  Разом грохот доспехов ударил по пространству. Рыцари встали на одно колено, сжимая пальцы в молитвенной позе. Их волнение частым дыханием слышалось повсюду.
  
  
  
  - Я велю вам разбить их. Уничтожить их. Забрать их женщин, перебить детей. Пусть всякий враг растворится в ничто. Вы со мной!
  
  
  
  Они ответили без колебаний:
  
  
  
  - Да, повелитель.
  
  
  
  - Вы принесете мне голову их владыки?!
  
  
  
  Их голоса задрожали:
  
  
  
  - Да, повелитель!
  
  
  
  - Вы разрушите их миры, сожжете их души?!
  
  
  
  На миг в зале замерла тишина. Тишина, разорванная в ничто взрывом голосов:
  
  
  
  - Да, повелитель!!
  
  
  
  ***
  
  
  
  Двое человек прогуливались по ухоженному саду. Растения, принадлежащие множеству миров, гармонировали в едином целом. Среди пышущей жизнью зелени пара остановилась. И тела опустились на скамейку.
  
  
  
  - Новое задание "Цитадели" пройдет на молодом мире. Ты ознакомился с пожеланиями заказчика? - Девушка в белом пальто протянула черный цилиндр.
  
  
  
  Отливающий металлом тубус со свитком перекочевал к бритому мужчине в деловом костюме. Щелчок. Крышка тубуса освободила документ, по которому второй пробежал глазами.
  
  
  
  Он ухмыльнулся, когда глаза скосились к подписи заказчика:
  
  
  
  - "Д"? Неужели, он решил достать меня подобным образом?
  
  
  
  Девушка лишь развела руками:
  
  
  
  - Сам знаешь, что для него самый безопасный вариант - ты. Вот "Д" и крутится, как может. Даже в "Цитадель" обратился.
  
  
  
  Спина второго вычертила дугу. Ко лбу приклеились ладони, за которыми не читалось выражение лица мужчины:
  
  
  
  - Я ведь ушел от них. Найн, ты понимаешь, к чему все ведет. Сначала выполни заказ, потом помоги там, здесь. В один прекрасный момент "Д" вольет в меня силы, вернув на прежний уровень существования. И заберет обратно.
  
  
  
  Губы Найн скривились в высокомерной, но ужасно обворожительной ухмылке.
  
  
  
  - Тебе так нравится мое общество?
  
  
  
  - Ваше общество. "Цитадель" слишком хороша, чтобы существовать. Поэтому я ее люблю. И тебя люблю.
  
  
  
  - И все здесь друг друга любят... - Кисть девушки станцевала в воздухе. - Что-то мне не дает покоя. Если "Д" так хочет тебя вернуть, почему не действует более решительно?
  
  
  
  Тут она осеклась:
  
  
  
  - Только не говори, что даже у вас нет сил справиться...
  
  
  
  - Не буду. - Нахал показал язык. - А не действует "он" решительно, потому что "Цитадель" получила мои силы. Сила одного из "Д". Достойный козырь, согласись?
  
  
  
  На слова мужчины Найн понимающе кивнула:
  
  
  
  - Так вот почему...
  
  
  
  Что именно "почему", девушка не озвучила. Ей и так стало понятно, почему "Цитадель" в последнее время показывает поразительные результаты. Спасательные миссии проходили гораздо легче. А поставленный однажды на планету лорд-страж мог противостоять армиям полубогов или даже слугам слабых божеств.
  
  
  
  А всему причина - существо, сидящее напротив нее. Один из "Д".
  
  
  
  Найн задумалась. Почему же существо подобного уровня пришло к ним. "Цитадель" действительно давала кров всем желающим и полезным, но у системы и ее создателя никогда не было проблем с благоразумием. Одно дело принять в систему умирающего бога, а другое - одного из "Д". Существ, носящих подобный титул, слишком мало на одну вселенную.
  
  
  
  Что до других вселенных, то туда не заглянуть даже сильнейшим их организации. И слава "Цитадели".
  
  
  
  Мужчина вновь заговорил:
  
  
  
  - Он хочет, чтобы объект находился в безопасности... Ты не знаешь, что за объект?
  
  
  
  Свиток зашелестел раньше, чем Найн успела ответить. Лист оказался больше, чем мужчина рассчитывал. И когда его пальцы раскатали документ дальше, глаза сжались до точек:
  
  
  
  - ...Он, верно, шутит... Найн...?
  
  
  
  Девушка поспешно отвернулась:
  
  
  
  - Ничего не знаю! Ты уже согласился, так что сам виноват!
  
  
  
  - Да ведь это... Это же..! Мать Бездны, чтоб его! - Бритую голову сжали пальцы-тиски. - Ты... Пойми, даже для меня это круто... Твою... Что с исполнителем?!
  
  
  
  Шелестящий лист чудом выдержал резкие рывки. Так, мужчина дошел до "исполнителя".
  
  
  
  Сад залился воем:
  
  
  
  - Человек?! За что?! Почему мне, чем я заслужил это?! - Из глаз только слезы не валили. Но и этих эмоций было достаточно, чтобы вокруг кричащего завяла часть цветов.
  
  
  
  Найн оправила белокурую шевелюру. Крики раздражали девушку, но даже попытайся она остановить их, ничего бы не вышло. Да и если поменять ее местами с мужчиной, то сад превратится в Помпеи. Причем, после извержения вулкана.
  
  
  
  Когда нытье затихло, Найн угрюмо проворчала:
  
  
  
  - Мог бы и не устраивать спектакль. Ты же работал с людьми, так что не так?
  
  
  
  Бывший "Д" взорвался:
  
  
  
  - ЭТО МАТЬ БЕЗДНЫ! Мать Бездны, понимаешь?! Думаешь, ее просто так решили спрятать?! Да она ходячая божественная бомба. Если она проснется - еще ничего. Но только сделай что-нибудь не так... Бабах - полвселенной смешается с новорожденной гиперточкой. Даже я не знаю, что случится потом.
  
  
  
  Он встрепенулся и продолжил куда спокойнее:
  
  
  
  - С другой стороны, я больше всего подхожу для этого.
  
  
  
  Найн обернулась:
  
  
  
  - А?
  
  
  
  - Я смогу предотвратить худшие сценарии. А исполнитель-человек не полезет, куда не надо... Проклятье, он знал, что все этим кончится. Пф-ф. - Из легких вышел густой пар.
  
  
  
  - Так, ты согласен? Ой, в смысле, ты не боишься рискнуть? - В глазах девушки зажегся свет.
  
  
  
  - Да.
  
  
  
  Через минуту оба облегченно вздохнули. Найн предполагала подобную реакцию, но чтобы настолько бурную? Неудивительно, все-таки перед ней существо, ранее превосходившее большинство богов. Что до бывшего "Д", то он успел пережевать часть воспоминаний. Те из них, где мужчина отказывался от имени и избрал новое.
  
  
  
  Нежный голос разорвал безмолвие:
  
  
  
  - Может, ты даже доверишься этому человеку?
  
  
  
  Мужчина покосился на Найн:
  
  
  
  - О чем ты? Я даже не видел его, чтобы думать об этом.
  
  
  
  - Мало ли... - Голова девушки улеглась на плечо мужчины. - Вдруг этот окажется интересным? Ты ведь хотел передать наследие кому-нибудь из людей.
  
  
  
  - Времени полным-полно.
  
  
  
  - И все же. - По саду загулял ветер. - Однажды ты кому-нибудь откроешься.
  
  
  
  - Я всего лишь писарь, чему там открываться?
  
  
  
  - Хотя бы твоим бесконечным знаниям, мой Гильгамеш
  
  
  
  ***
  
  
  
  Доминион содрогнулся от войны "Царя царей" и "Каменного легиона". До краев обжитых галактик, сквозь время и пространство, до живых дойдет новость, что две великие армии сошлись в сражении.
  
  
  
  В сражении, где все погибли, как только там появился один из "Д".
  
  
  
  Тогда же в новом мире, где нет даже верховного бога, появился замок, в котором поселилось страшнейшее для всей вселенной существо. И имя ему Г... Мать Бездны.
  
  ***
  
  Глава 6. Идет охота на волков
  
  И грянул гром. Или не грянул, тут как посмотреть.
  
  Сэр Тернер вместе с горячими словами сокрушил столешницу писарской мебели, на что та жалобно вскрикнула. В помещении затихло все. Порыв рыцаря оценили по достоинству, поэтому никто не спешил продолжать обсуждение. Пауза затянулась.
  
  - Мысль хорошая, сэр Тернер, что до реализации? - Писарь осветился ехидной улыбкой, приводящей остальных в чувство.
  
  Я добавил:
  
  - Огромная толпа монстров против пяти крестьян, писаря, рыцаря и лорда. Сколько нам понадобится времени, чтобы превратиться в фарш?
  
  Рыцарь вскинул руки, ладони протестующе заскользили в воздухе:
  
  - Погодите, милорд. Мы не собираемся вступать в прямую конфронтацию. - И уже спокойнее добавил, сбавляя рычащие нотки в басе. - У нас четыре соображающих головы. В крайнем случае, две.
  
  Он кивнул писарю, после чего, игнорируя мое возмущение, продолжил:
  
  - Заверяю, план с небольшими деталями уже родился в моей голове. Опыт подобных миссий подкинул несколько идей для реализации. Писарь, будьте добры, карту.
  
  - Милорд? - Я кивнул писарю. Он тут же поспешил развернуть сверток, на котором... отразилась пустота. - Одну секунду.
  
  По листу цвета барханов побежали черные линии, формировавшие знакомые рисунки из миникарты. Быть может, это проецирование?! Я старался запомнить каждый миг, когда из воздуха выплывали краски. За несколько вдохов на пустом свитке родилась карта местности на десятки километров от замка во все стороны.
  
  Но интересовал нас один северный лес.
  
  Слово взял Тернер:
  
  - Итак, господа и простолюдины. - Со стороны старшего Джона фыркнули. - Планирование начинается с обследования местности. Милорд, можете ли вы сформировать нам вид с вашего "Обзора"?
  
  И тут я попал в тупик.
  
  "Сформировать вид с "Обзора"? Неужели, он хочет получить монитор, куда приходит изображение с камеры? Я еще не успел изучить этот прием." - В момент размышлений я встретился взглядами с писарем. - "Ну же, помоги. Что произойдет, если я сяду в лужу перед этим эгоистичным садистом?"
  
  Под взглядами собравшихся вошел в "Обзор", бесплотный дух тут же взметнулся на крышу цитадели, откуда я пытался разобраться с настройками. Нежный ветер проходил сквозь меня, в глаза лезли пики леса, лента спешащей реки. Это сбивало. Благо, тут же в голове раздался голос писаря.
  
  С помощью советника я развернул нужное меню, тусклая иконка "Проецирование изображения" терялась где-то внизу, почему ее было нереально обнаружить в суете. Теперь же проблема исчезла. Вжатая "кнопка" слегка загорелась с текстом, и тут что-то меня дернуло за ноги.
  
  Дернуло так, что я чуть не потерял сознание.
  
  "Ваша Светлость, осторожнее. Я же предупредил, чтобы вы не нажимали на все подряд без готовности." - Черт, ничего ты не предупреждал. Или же я был поглощен мыслями настолько, что слова просто пролетели мимо. - "Теперь выберите поверхность, на которой будет отображаться изображение. Я подготовил место."
  
  Я осознал себя в кабинете, напротив застыло мое же тело, а рядом сосредоточились вокруг стола остальные. Тут же взгляд упал на свободную стену, куда упирался палец писаря. Стена, так стена.
  
  - Готово. - После интуитивной настройки изображения, я оповестил остальных. - Есть контакт?
  
  - Да, Ваша Светлость. - Тернер несколько секунд рассматривал себя на "картинке", ведь я смотрел прямо на него. - Милорд, переместитесь в этот сектор. Там сейчас наш охотник. У него и узнаем о стае гноллов.
  
  - Да будет так.
  
  Свист ветра затих после рывка в направлении леса. Удивительно, но чем дальше я в "Обзоре" удаляюсь от тела, тем менее насыщенные звуки и запахи передаются чувствами. Видимо, для хорошего восприятия надо больше тренироваться.
  
  На месте синей точки, где прятался охотник, нашелся лишь заросший кустарник, внутри которого сплелись ветви. Странно, но ведь карта не врет...
  
  "Писарь, ошибки быть не может?" - Спустя секунду пришел ответ. - "То есть, я на него смотрю? Внизу?"
  
  Глаза опустились на тюк из каких-то шкур. Несколько секунд ничего не происходило. И тут тюк вдруг увеличился.
  
  Да ведь это человек?!
  
  Я взял себя в руки. Так, нужно связаться с ним. Это я уже проходил, мысли в кучку, настраиваю канал и...
  
  "Меня слышно?"
  
  Тюк вздрогнул:
  
  - Милорд?!
  
  "Тише. Я общаюсь с тобой мысленно. Пользуйся тем же путем. Доложи обстановку."
  
  Пока охотник пытался сосредоточиться на мыслеречи, я транслировал его монолог в кабинет. Своими словами, разумеется.
  
  Уже из Цитадели донесся голос Тернера:
  
  - Пусть опишет состав стаи, количество детенышей и вооружение самок.
  
  Так и сделал, проигнорировав тон рыцаря. Ответ не заставил себя ждать. Информация перешла в "совет".
  
  За десять минут мы узнали очень многое, за что охотник получил благодарность и обещание: "Хижину побольше, чтобы туш вмещалось столько-то". В то же время вышел из "Обзора", оставив ободренного мужика ждать следующих приказаний. А в кабинете уже летал запах уверенности и дух непоколебимости. И все от одного Тернера.
  
  - Милорд, писарь, деревенский дурачок, у меня есть план.
  
  В помещении стало горячее.
  
  ***
  
  Латный сапог угодил меж корней, тело едва сориентировалось, чтобы не упасть. Проклятье, эти латы сведут с ума когда-нибудь! Ни снять их - точно погибну, - ни надеть - выдохнусь. Сейчас то же самое, грудь жжет, в голове буря, а на носу опасная авантюра.
  
  "Блеск. Я и не сомневался, что все этим кончится." - Трава с шелестом разлетелась от прыжка. За несколько шагов я догнал Тернера. - "И этот со мной поперся. Как бы он не напал, лесок - хорошее место для убийства... И для пряток. Ну-ка."
  
  Я всмотрелся в миникарту, на которой плыли уже четыре синие точки. Я, Джон, Тернер и, очевидно, охотник.
  
  Даю команду остановиться.
  
  - Выходи, опасность миновала.
  
  За фразой тянется вой ветра. Деревья качались, листья бросались на землю, падая к ногам. Безумный вальс зеленого бросался в глаза даже сквозь забрало. В миг спокойствия фигура охотника скользнула к отряду.
  
  - Ваша Светлость, монстры больше не вылазили. Пока бежал, три стрелы пустил. Лук не сломался, одежда целая... - Все больше охотник уходил в детали. Пришлось прервать болтовню.
  
  - Идешь с нами. Сейчас командует сэр Тернер, со всеми наблюдениями к нему.
  
  Охотник раззявил рот:
  
  - А~. Да.
  
  Кивком обозначил освобождение от доклада и прозвенел сапогами к рыцарю:
  
  - План дерьмо.
  
  Сквозь шлем прошмыгнула радость Тернера.
  
  - О, нет, план хорош. Я не первый раз проворачиваю охоту на монстров.
  
  - В четыре человека?! - И, опомнившись, чуть тише продолжил. - Еще в цитадели писарь сказал, что гноллов нечем будет кормить.
  
  Шлем повернулся. Сквозь глазные щели меня смерили брезгливостью.
  
  - Ненавижу лордов из цивилизованных миров, вечно в голове мешающие рамки. Чертово воспитание.
  
  - А...
  
  - Тихо. Кто-то рядом.
  
  Рыцарь вооружился щитом и мечом. По его примеру, в руках Джона блеснул клинок, охотник дернулся за стрелой. Я же задумчиво рассматривал острие оружия, направленного вперед. Несколько секунд ситуацией владела тревога. А потом она развеялась прыжком серого пятна. Заяц.
  
  - Ну вот, Ваша Светлость, а я уж думал...
  
  ГРА-А-А-АР! - Из кустов выстрелила бурая молния. И это точно не гнолл.
  
  - Медведь! - Стрела выпала из рук охотника. Уже через секунду тот убегал.
  
  - Милорд! - Джон врезался в левый бок, выставляя клинок на зверя. - Я прикрою.
  
  Бум! - От зайца остался маленький кровавый кратер. Здоровенная лапища торопливо вытерлась о траву. Да этот медведь издевается! Хотя, пока он занят гигиеной, мы сможем оторваться.
  
  - Бежи...
  
  - Нет. - Рыцарь выставил на пути меч. - Я сражу его. Один.
  
  Силуэт размылся в воздухе. Я судорожно вздохнул.
  
  "Это... не реально."
  
  Сердце пропустило удар. Как раз тогда я заметил, что на уши давила тишина. Уже понимая, что произошло, глазами скосил в сторону медведя. Громоздкое туловище неподъемным шкафом нависло над землей. В изувеченной яростью пасти собрались желтые кинжалы, в глазах зверя дымила ярость. Тут зверь пошатнулся.
  
  Он мертв. До меня дошло спустя секунду, как только махровый гигант расстелился на траве. Одним ударом. Одним...
  
  - Твою душу...
  
  - Не советую ничего говорить. - Ноги подкосились, только я завидел рыцаря. - Душа - дело тонкое. Не нам в нее лезть.
  
  - П-понял.
  
  Я связался с монстром.
  
  Чуть позже вернулись крестьяне. Охотник уводил взгляд в сторону, а Джон с каменным ликом обходил трофей. Медведь действительно большой, такой проломит стену при удачном ударе. Или не удачном. Тернер проигнорировал наше поведение. Видимо, для него подобное не в новинку, а купаться в славе и уважении не для него.
  
  Опасный человек. И достойный, хоть и с недостатками.
  
  "Мы все не идеальны..." - Мы заходили все дальше в лес. "Обзор" висел над лесом, как путеводная звезда. Ее никто не видел, но все знали: где-то она есть. Я сбил шаг. - "Вот и цель."
  
  - Тернер, враг впереди.
  
  Рыцарь словно не заметил обращения без "сэр", вместо этого он поспешил в сторону гноллов, меч в руках мерцал молниеносными кульбитами, разгоняющими воздух.
  
  - Ваша Светлость, я иду один. Как только приду, пусть каждый хватает груз и отступает. Я-то побыстрее вас буду, сумею смыться.
  
  Джон и охотник нервно сглотнули, я же давил напряжение. Живот ревел, авантюра сулила нешуточную опасность.
  
  - Мы готовы.
  
  - Тогда, готовьтесь. Время пошло... - Рыцарь исчез.
  
  Глаза сновали в поисках Тернера, но деревья массивными телами скрывали все до горизонта. "Обзор" дал больше: в наблюдаемой местности появился вихрь, за которым даже я не мог уследить. Что говорить о гноллихах, занимающихся делами. Секунды пошли в обратный отсчет.
  
  Пять... Четыре... Три... Два... Один.
  
  "Что-то я перебрал со временем. Нам потребуется минут де..." - Даже договорить не успел, как перед нами появился Тернер.
  
  - Первый. - Он кинул тканевый мешок охотнику. Тот исчез в зарослях.
  
  Один, так один.
  
  - Два. - Чуть левее от прошлого места прянул голос Тернера. Новый мешок влетел в руки Джона.
  
  - Три. - Да он издевается?! Теперь груз упал с дерева. По воздуху веером сыпалось зерно с ткани. - Быстрее, они начинают подозревать о вторжении.
  
  Согласен, монстры быстро учуют пропажу. Ноги в руки и вперед.
  
  Я пер танком сквозь кустарник, ветки щелкали по пластинам, ремни цепляли траву. С дребезжанием латы проносились по знакомой дороге. Дыхание сбивалось, но тут же восстанавливалось. Сознание на миг задержалось на этой детали, после чего мысли затанцевали вокруг мешка.
  
  "Внутри же детеныши, верно?" - Часть сил ушла на то, чтобы подавить любопытство. - "Точно, сначала дело. Сколько там еще?"
  
  "Обзор" давал преимущество в лесу. Бежать, не разбирая дороги? Нет уж, предпочту знать путь. Сбоку от сферы зрения висело окно с мелькающими деревьями - невидимая камера недалеко ушла вперед, чтобы информировать о тупиках и завалах.
  
  Когда до равнины оставались считанные шаги, позади лес взорвался воем. Гнев гноллов, заметивших пропажу, ощущался кожей. Жажда крови отпечаталась внутри древних частей мозга, которыми думали еще далекие предки. Ноги чуть не подкосило, очередная кочка вылетела из ниоткуда, цепляя сапог.
  
  "Чуть не упал." - Деревья в ответ мыслям зашумели кронами. Ветер крепчал. - "Где Тернер?"
  
  Ву-у-у-у-у! - Новый вой приближался. Он оказался гораздо ближе, чем первый. За спиной трещало, что-то рухнуло. Крики набирали силу, а лай звенел и звенел.
  
  Ноги будто полетели. Несмотря на латы, тело превратилось в пушинку. Опасность если не дышала в затылок, то точила рога на красную тряпку в виде меня. Конечности отдавали болью, усталость потом хлынула в глаза. Соль задернула веки. Ничего не увидеть.
  
  Окончательно переключаюсь на "Обзор", камера нависает над головой.
  
  Бежим.
  
  А вот и самое гадкое:
  
  - Милорд, а вот и мы-ы-ы! - Тернер с радостным криком поравнялся со мной. Я уже догадывался, что за нашими спинами. - Да, бегите-бегите, иначе от вас и костей не останется! Муа-ха-ха-ха~.
  
  - Чтоб ты сдох, придурок!
  
  Рыцарь извратил лицо кровожадным полумесяцем:
  
  - Успеется! А теперь держите темп. Осталось немного!
  
  Еще немного. Чуть-чуть. Холмы расходятся, появляется цитадель. Давай же. Поднажми!
  
  Уши забило ватой, сердце тарахтело сломанным мотором. Ног уже нет. Или есть, я их не чувствую. Руки сжимают мешок, внутри которого что-то дергается. Не думай. Беги!!
  
  На крыше блеснула звезда, перешедшая в стрелу. Охотник! Он уже стрелял мне за спину, скулеж смешался с рыком.
  
  Не думай, просто беги. Беги-беги-беги. Беги!
  
  Костер. Решетка. Дверь. Писарь. Коридор. Стена.
  
  БДЫЩЬ! - Даже затормозив, я вмазался в камень замка.
  
  На грани сознания послышалось:
  
  - Активировать ловушку!
  
  Мешок с детенышем врезался в живот крестьянина, я же помчался смотреть на шоу. И смотреть было на что: Тернер, избавившийся от балласта в лице лорда, затанцевал страшный танец вокруг толпы гноллих. Сбившиеся с темпа самки сгрудились рядом с местом, где пряталась ловушка.
  
  Одна из гноллих оступилась, вырытая яма тут же проглотила неудачницу. Еще одна. И еще. Монстры падали в бывшие волчьи ямы, которые никуда не исчезли после первого сражения. Пусть они лишились смертельной начинки, но пространства внутри для нескольких существ достаточно. И по скользким стенам нереально выбраться.
  
  Каждая из десятка ям поглотила по две-три самки. Остатки с криками рванули на Тернера, но тот скользящим вихрем пронесся сквозь толпу, вырубив большинство нападавших. Свист от взмахов меча пугал гноллов сильнее, чем возможная битва, на страхе Тернер и играл. Гноллихи сгрудились вновь, окруженные остаточными силуэтами рыцаря.
  
  И только потом я понял, что это не сверхъестественная скорость. Это...
  
  - Проецирование образов? Интересно. Я много слышал о данном способе применения системы в бою. - Писарь озарился ехидной усмешкой.
  
  - Значит, он не нарушает законы физики?
  
  Советник озадаченно покосился на меня.
  
  - Нет, с какой стати. Он же не маг. И не полубог, чтобы бежать быстрее пули. Просто сэр Тернер жуткий человек. Опытный и умный.
  
  Я взглядом уперся в пол. Да... Не таких слов ожидаешь от ближайшего союзника.
  
  Тем временем, Тернер перестал мучить монстров. Стаю прижало к стене, поэтому ловушку пора бы и захлопнуть. Рыцарь направил на них меч, а потом убрал его в ножны.
  
  - Ч-что он делает? Я не понимаю...
  
  - Хех, он собирается... Милорд?! Ложитесь!
  
  Я уже целовал пол, когда звуковое цунами смело нас с писарем внутрь цитадели. Дверь с грохотом закрылась, отрезая нас от внешнего мира. Чутка опомнившись, я в "Обзоре" вылетел наружу. Облако пыли лениво оседало, за клубами постепенно открывалась стена, бойницы... И груда стонущих гноллих, чьи голоса отдавали хрипом.
  
  Там же я увидел Тернера, рыцарь снял шлем и наблюдал за шевелением кучки монстров. Правда, что-то мне показалось странным в позе мужчины.
  
  Через несколько секунд Тернер с лукавой улыбкой смотрел в сторону далекого холма на севере. Прямо на выходящие тени незваных гостей. Знакомых гостей.
  
  Посреди отряда гноллов в тридцать голов на коне восседал рыцарь баронства. Закрытый шлем пестрел смотровыми дырами, кольчуга с плеч и бедер переходила в плотные сапоги и перчатки. А в воздетых руках грозно щерился арбалет.
  
  И только тогда я вернулся к Тернеру, замечая три схваченных болта в левой руке...
  
  ***
  
  Время замерло вместе со всеми. Застыли крестьяне, не шевелились гноллы, кто пойманный, кто пришедший с вражеским рыцарем. На окружающих давило нечто, оно погружало людей и монстров в дурман, из-за которого мысли текли замерзшей смолой.
  
  Тревога. Все боялись следующего шага противника.
  
  Вражеский рыцарь на холме медленно опустил арбалет. Я тут же метнулся "Обзором" к нему, чтобы рассмотреть через забрало-дуршлаг эмоции на лице. И, черт возьми, на ледяной маске не проскочило и искры беспокойства. Словно враг уже встречался с подобным противником...
  
  "Дела плохи. Или враг уже сталкивался со сверхъестественными силами, или даже больше - на стороне рыцаря баронства есть маг." - Я кружил вокруг рыцаря и его отряда. Гноллы подергивались в напряжении, готовые атаковать. Но ни глава отряда, сжимающий арбалет, ни его скакун не сдвинулись с места. - "Надо предупредить писаря..."
  
  "Я вижу." - В голову ворвался голос советника. Отлично.
  
  "Писарь, что скажешь о ситуации? Разве ты не наблюдаешь за подступами к замку?"
  
  Тем временем, гноллы под глухой голос из шлема построились в шеренгу. Лишь часть подлетела к рыцарю, помогая ему спуститься. Значит, здесь тоже ценится честь - против пешего биться пешим?
  
  А, нет, рыцарь просто не сможет верхом биться с колоссальным двуручным топором.
  
  Я всмотрелся в оружие. Граненое лезвие топора не походило на знакомые мне клинки из фильмов или картин. Даже фэнтези обошло столь странный тип вооружения. Длинная деревянная рукоять с закругленными шипами держалась в крепких руках, те даже не дрожали от тяжести. А восьмиугольное лезвие топора, с заточкой по всему периметру, немного расходилось змеиным языком к режущей части. Страшное оружие.
  
  Но Тернер ждал, как ни в чем не бывало. Рыцарь демонстративно свесил шлем на поясном ремне, щит воткнулся в землю, а подбородок с щетиной уперлась в сложенные на кайме кисти. Так он и стоял, с полуулыбкой следя за противником.
  
  Вновь связался с писарем:
  
  "Что он делает? Их же больше, почему он не отходит в крепость?" - Меня осенила догадка. - "Он тянет время, чтобы мы подготовились к обороне?! Тогда быстрее..."
  
  "Не торопитесь, Ваша Светлость." - Писарь сказал так, что сомнения начали давить еще сильнее. - "Вы еще сомневаетесь в том, что Тернер справится с небольшим отрядом? Я думал, предыдущая атака рыцаря дала вам пищу для размышлений."
  
  Все стало еще запутанней. Но не для врага. С выкриком гноллы выхватили из-за спин каплевидные щиты. Следующая команда, и они одновременно спускаются. Шеренга не распадалась, щиты первой линии слились воедино. Впритык монстры продвигались к Тернеру, а тот с новым шагом растягивал улыбку.
  
  - %Љ;%Љ;%! - Заорал командир.
  
  И гноллы полетели. Натиск вытянул центр линии в стрелу, которая собиралась снести Тернера. Рыцарь уже потерял улыбку, настороженно смотря на врага.
  
  Так и знал, он просто хорохорился!
  
  Я выскочил из "Обзора", каменные своды разнесли лязг металла. Да, сражения не мой конек, но даже такого урода, как Тернер, нельзя оставлять врагу. Сзади кричал писарь, но я не слушал его. Когда задвижка двери почти вылетела, чужие руки вдавили балку на место.
  
  Какого хрена?!
  
  - Писарь, его там убьют! Ты посмел предать меня?! - Эмоции жгли нервы. Совсем рядом маячил срыв, от которого я точно перегорю.
  
  Однако писарь был холоднее льда:
  
  - Я знаю больше вашего, милорд. Давайте успокоимся и посмотрим правде в глаза...
  
  - Какой, нахрен, прав...? - Я узрел сам ужас в глазах мужчины.
  
  Он ответил. Стены точно потемнели от мороза:
  
  - Спокойствие и терпение, милорд.
  
  Как в снегу изваляли. Озноб, разбежавшийся по коже, колотил все тело. Хотелось спрятаться, сбежать в укрытие. Я трясся так, словно узрел чудовище из кошмаров. Писарь неодобрительно фыркнул на увиденную картину. Его лицо скрылось во тьме капюшона, скрылись пожелтевшие глаза.
  
  Спустя несколько минут я понял, что снаружи что-то звенит. Смешались лай и крики, потом цитадель сотряс грохот, от которого настенные лампы тоскливо закачались. После такого я, наплевав на произошедшее, рванул в "Обзор".
  
  А перед цитаделью уже кружил в танце Тернер.
  
  ***
  
  "Идут строем, неплохо. Хм... Не боятся, значит сражались с кем-то похожим на меня. Командир не дурак, спешился, чтобы я его не снес ударной волной с лошадью... Хоть какая-то страховка." - Тернер поиграл желваками на мужественном лице. Вдруг бесенята в глазах истлели, на лице вспыхнуло изумление. - "Что они делают? К-клин? Идиоты, вы серьезно?! Я один, какой, н***й, клин?! Еще бы толпой побежали, б***ь!"
  
  В левую руку влетает щит, в правой кружится меч. Грудь вздымается, собирая кислород, кровь полетела по венам. Выдох, на лице отлита железная гримаса, зубы сцепились в такой же строй, как гноллы. Сегодня Тернер будет убивать.
  
  "Двенадцать... Пятнадцать... Двадцать семь... Двадцать девять. Рыцарь идет тридцатым. Вот и умрет последним, чтобы не ломать броню. А теперь."
  
  Гноллы вскачь летели к одинокому воину. Почему он стоит? Да что он сможет против них? Надрессированные псы не забивали голову мыслями. Сейчас есть дичь, и ее надо разорвать.
  
  Расстояние между клином и рыцарем убывало. Тридцать шагов. Тернер не потрудился надеть шлем, ему хочется видеть больше пространства. Двадцать шагов. Гнолл воет и улюлюкает, из-за чего получает стрелу с верхов цитадели. Тернер лыбится. Десять шагов. По...
  
  Гноллов к черту сметает в стороны. Монстры, улетевшие ввысь, скулят и ревут, но это не спасает от падения. Хруст костей мешается со звоном металла. Тернер на миг тормозит, пропущенный мимо меч уходит дальше с рукой твари. *Х-хрясь*. Рыцарь прыжком достигает других, не обращая внимания на все еще вертящуюся голову гнолла.
  
  Враг начал приходить в себя.
  
  Ситуация вышла из-под контроля, когда рыцарь баронства ослабил бдительность. Теперь он не досчитывается семерых гноллов. Резкий крик рвет воздух, монстры по привычке сбиваются в строй. И его тут же раскидывает незнакомый воин с красным крестом на груди.
  
  Проклятье.
  
  Командиру остается принять сражение самому, над головой танцует изящная глефа с восьмигранным лезвием, зачарованным самим первосвященником. Сердце разогревает тело, по жилам несется раскаленная жизненная энергия. Мышцы натянулись в канаты, связки превратились в резиновые ленты.
  
  "Ему хватит и одного удара." - С усмешкой рыцарь баронства занес оружие для удара.
  
  Миг - и все. Никто не увидел, как оружие спустилось к ногам рыцаря, но все в бою заметили косой белеющий разрез. Два гнолла хватаются за шеи, из тонких полос булькнула кровь. Полоса уже пролетела монстров, теперь она стремится к Тернеру.
  
  Рыцарь баронства с удовольствием вздыхает. Воздушный удар пришелся точно в цель, он увидел это. А дальше очевидное: замерший враг распадается на две части, из половинок хлещет кровь, разваливаются внутренности. Он справился. Он устранил одну угрозу, очередь за незнакомой башней.
  
  С-с-сцвинь - От тела умершего расходится звуковая волна, которая сотрясает все на пути. Вибрации будто накладываются друг на друга, незримая сеть окутывает гноллов. И они распадаются на части, телесные жидкости растекаются по земле.
  
  - Ч-что? - Рыцарь баронства смотрит на фигуру воина. - Тебя же только что разрезало техникой!
  
  Тернер лишь пожимает плечами, не глядя на противника:
  
  - Даже не задело. Я вообще в бою не участвовал.
  
  Рыцарь растерялся. Он же видел, как враг ворвался в строй. Видел, как он убивал цепных псов. Да он же его разрезал, черт возьми!
  
  Тернер прерывает оппонента, слишком уж разыгрываются эмоции на лице врага.
  
  - Неважно. Я не бахвалюсь, просто констатирую - даже в бой не вступил. Вы все сделали сами. - И показательно смотрит на гноллов.
  
  Туда же смотрит и рыцарь. Его разум не выдерживает:
  
  - Н-но... как?! Этого быть не может... Они сражались друг с другом?! Что ты..?
  
  Скрипящий смех звучит повсюду:
  
  - Иллюзии и звук, воин. Иллюзии... и... - Тернер занес меч над головой рыцаря. -...Звук!
  
  Хлюпнуло. И запахло железом.
  
  А наземь упала бесполезная глефа.
  
  ***
  
  Глава 7. Награда
  
  Окровавленное поле боя тянуло невидимые щупы во все стороны. Алая роса каплями спускалась к земле, ручьи плелись по бугоркам, спускались с тел убитых. Монстры... кровь у гноллов вполне человеческая. И ее разлилось достаточно, чтобы пополнить запасы "Цитадели".
  
  - Х-у-уф. - Тернер одухотворенно вдохнул аромат. - Запах победы.
  
  Рыцарь с улыбкой распростер руки. Позабытое чувство. Великолепное чувство! Смерть врагов, их стоны и ужас отпечатались в памяти Тернера. Вкус крови будил первобытное начало, а повисшая тишина ласково лелеяла уши. Да, именно такого он добивался от этого сражения. И тупой исполнитель на месте лорда ему не помеха.
  
  Острый взгляд забродил по трупам.
  
  "Снаряжение у гноллов паршивое. Такое только ополченцам или копейщикам выдавать. Если и сдержит стрелу, то на излете. Хотя, идея с кожаными пластинами на поддоспешниках не так плоха, как кажется."
  
  Дальше. Глаза танцевали с трофея на трофей, выискивая конфетку посреди мусора. С каждой секундой разочарование росло в Тернере. Улыбка вяла.
  
  Поддоспешник с кожаными элементами. Дубины, палицы, копья. Щиты... Арбалеты тоже есть, но сейчас они лишь навредят будущим рекрутам.
  
  Должно же быть что-то интересное!
  
  "И чего я ожидал от разведки? Никто не посылает элитные силы в лазутчики, только если ситуация не требует иного. А так..." - Внимание Тернера окатило труп рыцаря. - "Неплохая броня, пойдет среднему мечнику. Алеба... глефа с моим стилем бесполезна. Такую только на стену к трофеям или нанятым пикинерам."
  
  Пока руки ощупывали имущество мертвеца, верхние одежды слегка смялись. И тогда на свет явился он...
  
  - Медальон?
  
  Тернер резко сорвал кругляшку с шеи.
  
  - О, золото. Неплохо... - Вещица виртуозно провертелась в пальцах. - Какие-то письмена. Хм... Гравюра воина с мечом? Весьма непло...
  
  Внезапно Тернер замер. Его как тисками сдавило, воздух мигом покинул грудь. С каждой секундой давление росло, изо рта вылетел протяжный хрип. Тернер попытался отбросить медальон, как все тут же закончилось.
  
  Миг назад глаза наливались кровью, а сейчас страшное удушье сгинуло. Тернер будто бы потерял несколько десятков лет: по лицу побежали трещины-морщины, мешки под глазами забились тяжестью. Но это не помешало рвущейся на волю улыбке.
  
  "Это то, о чем я думаю?" - Перчатка от мощного хвата громко скрипнула. - "Разве это не мана?! Н-нет, сомневаюсь. Похожая энергия встречалась в другом мире, но я расплывчато помню ее название."
  
  Спина рыцаря содрогнулась. Тихий смешок засквозил в воздухе.
  
  - Внутренняя энергия? Ки, нет, Ци? Чакра? Нет. Жизненная сила... Способность накапливать излишки энергии в виде потока. Я чувствую, как могу на время окрепнуть или ускориться. Нужно разузнать у...
  
  С первым же шагом Тернер застыл.
  
  Нет, он не идиот. Спрашивать у замкового писаря о новой энергии? Для подрыва планов хватит и заявления о желании стать лордом. Тогда, что делать? Не протирать же штаны, владея подобным сокровищем! Нужно найти книги и свитки. Нужно расспросить местных, нужно...
  
  Рыцарь с сожалением посмотрел на мертвеца. Весь бой он верил, что разведчики не принесут новых знаний. "Цитадель" всегда снабжает всем необходимым исполнителей, будь то ресурсы для развития или данные о мире. Теперь же путь лежит через единственное место, куда дорога пока заказана - библиотека замка.
  
  Если Тернер внезапно проявит интерес к библиотеке, это насторожит владельца замка. Хотя, волноваться надо не о лорде. А о писаре. Тернер еще не узнал имени советника, поэтому опасался необдуманных действий. Окажись на месте писаря один из тех, кто возглавляет верхушку рейтинга исполнителей, все планы накроются медным многотонным тазом.
  
  "Почему мне вместо информации о мире, дали знания языка и список местной фауны? Боевиков недооценивают!" - Но крик души потонул в груди. - "Задача по свержению лорда откладывается. Приоритет - изучение новых способностей."
  
  Тернер промедлил еще несколько секунд, после чего система в его поле зрения потухла. В текущей ситуации планы слегка изменились, но так даже лучше. Может быть. В любом случае, он всегда избавится от засланного казачка, как только представится возможность.
  
  А изучить независимую от многих факторов энергию - стоит как можно скорее. Это не магия, которой требуются особые каналы в теле. Не Ки, для которой требуется ядро в организме. И даже не Прана, для коей нужен лояльный "Цитадели" бог. Жизненная сила оказалась подарком судьбы для того, кто удерживает дно рейтинга исполнителей.
  
  ***
  
  С высоты цитадели вид открывался... паршивый. Луг справа от входа замка завалило телами, часть мертвыми, часть живыми. И если пленные гноллы входят в планы, то убитые подданные баронства - абсолютно нет!
  
  - Хреново.
  
  - Хреново~.
  
  Я обернулся к писарю. Тот больше не светился хитрой улыбкой.
  
  - Писарь, что по отчетам?
  
  Советник на время ушел в систему, потеряв интерес к реальности. Я не отличился: меню "Цитадели" сменилось разделами с ресурсами, затем вылезла вкладка с населением, где значилась скупая цифра пять. О пойманных гноллихах не упоминалось. И сам факт подстегнул меня искать нужный раздел, где отобразится интересная в данный момент статистика.
  
  Статистика? Ха, чувствую себя игроманом.
  
  Тщетные попытки забрали с собой окно системы. Увы, сам в этом хитросплетении не разобрался. Писарь же до тех пор был занят, поэтому оставалось только ждать.
  
  Запах крови поднялся наверх. Ощущения... не изменились. Обычный человек бы раз пять вывернулся на изнанку на месте, я же не придавал витающему вкусу значение. И с каждым таким вывертом сознание долбилось в "двери прошлого", откуда не просочилась даже капля воспоминаний.
  
  Один лишь раз на грани восприятия я заметил чей-то силуэт. Некто, кто повторял позу задумчивого писаря, смотрел за всем из-за моего плеча. Щелчок зажигалки вызвал тепло огонька, в нос ударил дым от сигарет,. И протяжный вздох сковал спину, будто говоря: "Вот и опять бойня, верно?"
  
  - Какого?!
  
  Латы скрежетом запротестовали резкому рывку. Мираж исчез, а фигура писаря никуда не убегала. Но он, словно предчувствуя, очнулся от расчетов.
  
  - Милорд, в плен взято девяносто гноллов. Среди них только взрослые особи, остальные пять детенышей находятся в замке у крестьян. Что до убитых, то противник потерял двадцать девять гноллов-гончих и одного рыцаря.
  
  - Гноллы-гончие?
  
  Писарь оправил капюшон, осматривая место битвы:
  
  - Название тварям, подчиняющимся людям. Что-то вроде прирученных собак. Если обычные гноллы - волки,- то прирученные - волкодавы. Позже мы рассмотрим детали во время обучения.
  
  - Ясно...
  
  Солнце клонилось к горизонту, небо взрывалось рыжими и красными красками. Закат раскидывал сети на землю, постепенно погружая мир в сон. Птицы более не летали, в роще затихли звери. А гноллы у ног цитадели впадали в молчаливо отчаянье. Отчаянье...
  
  Мерзость.
  
  - Скажи, писарь. - Я облокотился на парапет, чему гуляющий по стенам ветер очень обрадовался, пробегая по волосам. - Почему выбрали меня? Почему именно я должен исполнять эту миссию? Разве, не нашлось кандидатов получше?
  
  Мужчина напрягся:
  
  - О чем вы, милорд?
  
  - Я... - Черт, как что-нибудь эдакое вывернуть, так язык всегда на месте. А как поговорить по душам, сразу пустеет в голове. - Мне претит убивать всех подряд. Гноллов, людей. Мы же могли решить вопрос иначе? Огородиться стенами, уйти в глубокую оборону...
  
  Писарь отвернулся. Руки сомкнулись за спиной, спина мерно качалась в такт дыханию.
  
  А мысли все вырывались из моей головы:
  
  - Я не понимаю. Скоро пройдет месяц, как я попал в этот чужой мир. Да, он похож на те крупицы текста, изучаемые в школе. Происходящее больше напоминает сюжет фильма. Что до меня, хех, то я будто играю в какую-то игру. Даже не зная, что вообще происходит.
  
  Рядом хмыкнули. Но писарь не прерывал монолог:
  
  - В первые минуты, как я проснулся, все казалось бредом. Доспехи, меч. Пергамент с парой предложений... Я, как идиот, смотрел на меню с выбором замка. Наобум выбрал именно огромную цитадель, точно выбрав самый сложный уровень. По наитию спрятался в замке, одолевал чудовищ, сжигал армию монстров. И до сих пор ничего не понимаю.
  
  Голова пухла от образов и фраз. Все дни, прожитые в этом мире, складывались в калейдоскоп удивительных событий. Сражения, разговоры. Даже строительство и азы экономики влезали в динамичный темп жизни. Но я не понимал главного: зачем здесь я? И к чему мне теперь стремиться.
  
  Это же я озвучил писарю.
  
  И тогда в нем что-то переменилось. Маска спокойствия треснула, глаза превратились в монеты. Удивление и недоумение впитались в движения, как вытянутая вперед голова, захлебывающаяся запертым в губах вопросом.
  
  - М-милорд?
  
  - Да, спрашивай.
  
  Всего на миг крышей завладела тишина. Всего миг... разделял меня от, возможно, страшнейшего вопроса.
  
  - Вы "правда" ничего не помните? Вообще ничего? Даже причину, по которой попали сюда? А как же ваша "оплата"?
  
  - Хм? Ничего из перечисленного я не помню. И "оплату" в том числе.
  
  Тут писарь закашлялся. Я уж хотел постучать его по спине, однако понял, что мужчина смеется. Хрип плавно сменялся звоном, громкий гогот разогнал грусть, на ее место пришло непонимание и какая-то злоба.
  
  - И чего тут смешного? Эх, хоть бы проявил уважение к несчастному человеку...
  
  Я замер. Писарь смеялся? Если раньше я мог принять его громкий хохот за веселье, то сейчас безумные крики мужчины пробивали меня на пот. Да что с ним?!
  
  - ХА-Ха-ха~! - Он через силу задавил рвущиеся на части легкие. Руки изо всех сил сжимали ребра: - Я-то, идиот, думал, что вы издеваетесь. Или играете роль. Или, чем черт не шутит, хотите начать жизнь с нуля... Но вы... Несчастный человек!
  
  - Что тут смешного?! - Челюсть напряглась от раздражения. По телу разошлось тепло. - Ты же сам знаешь обо мне все, так почему придуриваешься?
  
  - Может, потому что и вправду знаю чуть больше? У вас нет цели? Хотите, я ее напомню вам?
  
  Вокруг похолодало. Встретившись с глазами писаря, я обрек себя на ужас, который колотил тело и душу. Внутри зрачков кружилось нечто, из-за чего голова билась подобно колоколу от воображаемого удара.
  
  Руки поймали зубцы парапета в последний момент, между головой и полом оставалась длина с ладонь. Но волновало меня не это, а слова, выплюнутые с насмешкой и гневом:
  
  - За защиту Матери Бездны вы потребовали самую высокую цену. Муа-ха-ха-кха-а~. - Он с горящими глазами, полными веселья, продолжил чуть мягче. И значительно громче: - Вы потребовали гребанную вселенную, Ваша Светлость. Собственную. Вселенную!
  
  Нет, голова все-таки встретилась с полом. Хорошо, что я провалился в забытье...
  
  ***
  
  
  
  Перина продавилась под бессильным телом. Уже который час я лежал в опочивальнях, прожигая потолок бесконечным взглядом. Мысли и воспоминания цветастым карнавалом скакали по черепной коробке, они дробили все лишнее, лишь бы не допустить ко мне ужас от произошедшего.
  
  Вселенная... Я попросил в награду вселенную.
  
  Фраза позабавила после того, как я удалился в спальню. Уже несколько часов по кровати ритмично отбивали пятки, учащенное дыхание толкало кисточку тканевой ширмы, да и вообще, нервы поигрывали, что будь здоров. А на все попытки успокоиться эти же нервы скалились последним разговором с тем, кого я толком и не знаю.
  
  "Кто же ты, писарь?" - Узоры во взгляде рисовались над кроватью, они подталкивали меня на большие раздумья. На большее обдумывание следующих шагов. - "Ха~. Это бессмыслица какая-то. Просто бессмыслица!"
  
  Несчастный стул врезался об стену, камень раздробил мебель и не поморщился. Уже через секунду стул вернулся в прежнее состояние.
  
  Точно, "Цитадель" же пополнила резерв. Видимо, мне на роду написано быть неудачником. Даже такой важной вещи не заметил.
  
  "Так, Иван, отставить сопли! Ты попал в чертов мир меча и магии, где каждый норовит отрезать от тебя кусочек. Почему же ты, осел, до сих пор не учишься у сильных мира сего резать в ответ?!"
  
  "Верно, еще ничего не известно. Вместо того, чтобы волноваться, лучше бы все разузнал. На что мне библиотека? Разумеется, для получения знаний. Вот туда и отправлю... Точно..."
  
  Стоило мне вернуть бодрость духа, как я встретился с новой напастью. Язык. Все тексты записаны на латыни, что автоматически отрезает расстояние между мной и знаниями. На обучение чтению потребуется несколько недель, с помощью системы, а на обычное изучение выльются долгие годы жизни. И это при том, что сама латынь будет инородным элементом в памяти, тогда как сами знания в свитках придется изучать самостоятельно.
  
  Бесит.
  
  Кулак взорвал пыль, покрывающую стол.
  
  Как же бесит. Но выхода нет. Сейчас я в подвешенном состоянии, не знаю ничего. Завеса тайны сама не подвинется, поэтому важно пойти в правильную колею размышлений.
  
  Итак, писарь совсем не тот, кем кажется. Это не умный мужик с книгой, даже не советник самого лорда, а нечто большее. Сродни серым кардиналам, управляющим закулисьем и сценой, он дергает за нити. С его рекомендаций и подсказок я разобрался с гноллами, с его советами обучился управлению системой. Да и жизненный опыт такого зубра куда больше моего, так я еще и кастрирован, все же мои воспоминания, тю-тю, уплыли.
  
  Вопрос ключевой: как себя вести дальше?
  
  Что делать - понятно,- исполнять роль защитника и выжить. А там, пусть хоть мультивселенную дарят, я уже освоюсь. Как делать - тоже не сложно,- заткнуться и слушать каждый пук писаря и Тернера, чтобы не кончить. В плохом смысле. Но кем мне теперь быть? Средневековым лордом, привыкая к действительности, попаданцем с попытками в менеджмент или перспективным повелителем вселенной?
  
  "Черт, остановимся на этом!" - И вновь я поднял на простынях взрыв, плюхнувшись на кровать. Вопреки ожиданиям, скрипа не было. - "Я стал легче?"
  
  Перед тем, как сонная нега поглотила меня, я рассматривал задранную руку. От увиденных прообразов мышц на душе потеплело.
  
  ***
  
  - Береженого бог бережет...
  
  Ранним утром я в компании писаря проведывал гноллих. Запертые в клетках монстры в прерываемой рычанием тишине косо поглядывали исподлобья. Я мерно шагал, остатки травы смягчали удар подошв. И у одной из клеток все-таки остановился, чтобы рассмотреть пленницу.
  
  Я впервые видел гнолла близко. Причем, это не угрожало жизни! Практически голое тело, опоясанное шкурами животных, голая грудь с шестью черными сосками, и бурая шерсть прямо вырисовывали животное. Не говоря уже о когтях и хвосте. Но эти твари были разумны! В грязных буро-желтых глазах плескался страх, а вместе с ним тлела злость с ненавистью.
  
  Превосходно.
  
  - ...А лихого черт стереж... Писарь, где Тернер?
  
  Мужчина с обыкновенной фальшивой улыбкой посмотрелв сторону казарм.
  
  - Скоро будет, Ваша Светлость. Сэру Тернеру пришлось всю ночь перебирать трофеи.
  
  Я кивнул. Да, трофеи ему предстоит перебирать очень долго. Однако была и хорошая новость: из-за подвалившего вооружения и брони рыцарь сам отстроил оружейную. Более того, он эту же оружейную расширил!
  
  "Хотя, кто еще тут строил..." - Заспанные крестьяне, попавшиеся на глаза, криво поклонились. - "Вот гад, он же нам весь рабочий день сорвал! Ладно, поступим так."
  
  - Мужики, сегодня выходной. - Слова никто, кроме писаря не услышал. А ведь голос неслабый у меня. - Эй, народ, отдыхаем! Сегодня ставлю двойной рацион.
  
  - О-о-о~! - Мужики тут же оживились. А писарь хмыкнул в сторону. - Милорд, благодарим вас.
  
  - Все, проваливайте спать. И Тернера позовите!
  
  Но спины крестьян давно скрылись за углом. Ладно, будем пользоваться функционалом системы.
  
  За десять минут переговоров с "БорзЫм" рыцарем я добился успеха, туша Тернера проковыляла к нашей делегации, где звон колец смешался со стоном о бессонной ночи.
  
  - А нечего маяться, тут работы полно. Пусть инициатор е... разбирается с последствиями. - Во время разговора меня привлекла клетка с меньшим количеством гноллих. Среди монстров я увидел нечто... хм, необычное. - Это не гнолл.
  
  Писарь и рыцарь проплыли за спину.
  
  - О, не ожидал увидеть их в первый же месяц. - Писарь присел на корточки, с земли поднялся обломок болта. - Это кобольд.
  
  - Кобольд?
  
  - Эволюция гноллов, Ваша Светлость. Смотрите. - Он ткнул деревяшкой в спину лежащей... девушки. - Так как гноллы имеют гуманоидное строение, то закрадываются интересные мысли - каким образом они стали похожи на людей. Принадлежность приматам убираем сразу.
  
  Что-то он не туда ведет.
  
  Впрочем, рассказ писаря не мешал мне осматривать диковинку. На полу клетки распласталась самая настоящая человеческая женщина. За некоторыми исключениями. Сомневаюсь, что у людей будет расти хвост и уши. Но, даже так, пленница все же обладала женским очарованием.
  
  Правда, я до сих пор не видел лица.
  
  Монолог на тему биологии писарь сменил теологией:
  
  - Предположу, что духи планеты когда-то давно вселились в человека, вызывая в теле мутации. Так, появились гноллы. А потом и их более человеческая форма - кобольды.
  
  - То есть, монстр вернулся к истокам? - Мы синхронно посмотрели на Тернера. - Я лишь предположил.
  
  Писарь вздохнул:
  
  - Получается, что так. Я обладаю достаточной информацией, чтобы строить предположения. И это - одно из нескольких, которое наиболее правдоподобно.
  
  Мы погрузились в мысли.
  
  Как-то это необычно. Я припоминаю, что в каких-то фэнтези встречались полулюди, но разве происходящее не слишком своевременно? Мол: "Лорд, тебе нужны люди? Так получай!". Нечто скрывалось за всем этим, предстояло узнать - что именно.
  
  Пока размышлял, девушка на полу повернулась на другой бок.
  
  И сердце пропустило удар.
  
  "Т-так м-можно, что ли?" - Я попытался отвести взгляд от нежной кожи красотки, но ее тело приманивало к себе все внимание. - "Щ-щер-р-рт. Живем!"
  
  - Товарищи! - Писарь с Тернером странно покосились в мою сторону. - Нам нужно срочно узнать, почему с гноллихой произошла эволюция. Жду отчет немедля. И, да, к клетке мужиков не подпускать.
  
  ***
  
  Вслед ускакавшему Ивану смотрели две пары глаз.
  
  Тернер дернулся от мелькнувшей мысли. Писарь, наоборот, улыбнулся. Когда оба встретились око в око, рыцарь выругался:
  
  - Он запал на девчонку, что ли?
  
  Советник расплылся в елейной улыбке:
  
  - Не знаю, не знаю. Но, надеюсь, в скором времени у лорда будет леди. А заодно... - Писарь окинул взглядом клетки, прокручивая шальную идею. - штат служанок и горничных. Ох, как же взлетит популяция!
  
  Вопреки радостному тону писаря, Тернер задавил мужчину хрипом:
  
  - Я все еще не знаю твоего имени, дружище. - Рыцарь протянул руку, перчатки скрипнули. - Сэр Джордж Тернер, рыцарь императорской короны.
  
  Холодный взгляд писаря смешался с ехидной улыбкой:
  
  - Писарь. Просто писарь.
  
  ***
  
  Глава 8. Интеграция
  
  Огненная шевелюра свечи в головокружительном танце дергалась над раскрытой картой территории. Толстые и тонкие морщины местности складывались в горные пики, бездонные озера и бесконечный океан у ближайшего северного побережья. И в свете мерцающего пламени неточная карта становилась более размытой.
  
  - Беда на мою голову. - Я старался выискать среди блеклого холста лучший из вариантов. Каких? Сам не определился, но ответ на сокрытый вопрос должен вот-вот выпрыгнуть. - И что я пытаюсь сделать? Совсем скоро начнутся заморозки, у нас нет ни еды, ни жилья для будущего пополнения. Кажется, этот год станет первым и последним для моего правления.
  
  Да, на подобное я не рассчитывал.
  
  Дело заключалось в обычном запасе продовольствия, которого не хватит не то, что на гноллов, но и даже на основное население замка. А все потому, что именно гноллы виноваты в упадническом состоянии цитадели. Не было бы нападения, ситуация складывалась бы иначе.
  
  Но унывать не пристало, не то что лорду, даже обычному человеку! А уж с высоты власти подобное и вовсе запрещалось.
  
  За прошедший день в изысканиях я нашел несколько вариантов решения проблемы. А с помощью писаря они сжались до двух. Первый и самый простой - воспользоваться ресурсами Цитадели. Правда, подводный камень... Да куда уж там, айсберг крылся в сути решения проблемы. И он мне не нравился.
  
  Второй метод пополнения продовольствия был менее опасным, но оттого более сложным. Торговля с соседними территориями избавит наше лордства от голода на сезон, но проблемой становилось нечто иное. Отсутствие платежной валюты - внутрисистемное золото Цитадели не в счет - накладывало определенные рамки на стратегические маневры в добыче ресурсов. А еда нужна была еще вчера...
  
  Потому я вернулся к первому варианту, заведомо более опасному.
  
  Почему бы просто не воспользоваться ресурсами Цитадели? Разве это не упрощает развитие государства, наем армии, рост населения?
  
  Отнюдь.
  
  Ресурсы Цитадели на то и ресурсы, что их надо накапливать и исчерпывать. А это, в свою очередь, не всегда получается. Разве приятно убивать врага у стен дома? Нет. А несчастных жертв обстоятельств? Никто в здравом уме не будет тащить разумных агнцев на гибель, только чтобы получить побольше дармовой энергии.
  
  Но не моральная сторона вопроса отвращает меня от действия. А секретность.
  
  Проще говоря, защита Матери Бездны держится на одном слове. Ни один из жителей цитадели не справится с реальным противником, жаждущим силы феномена зерна вселенной. Или ядра... Как ни назови, заключенная в кристалл девушка - единственное существо, сдерживающее ужасающую мощь в одной точке.
  
  "В руках Матери Бездны мое будущее. И не только мое." - Писарь уже не раз рассказывал, что безопасность девушки превыше всего. А использование ресурсов Цитадели тем способом, который спасет нас от голода, раскроет всем наше местоположение.
  
  Кроме создателя Цитадели, этот тип точно знает, где мы.
  
  Итак, есть два варианта. Использовать Рынок, связывающий другие миры, где торгуют такие же лорды. Или же начать торговлю в этом мире, раскрывая врагу наше бедствующее положение. Сомневаюсь, что информация не пройдет через третьи уши о голодающих жителях цитадели у северной части острова. Раз баронство отправило сюда рыцаря, то отправит вновь, когда узнает о его гибели.
  
  Как хорошо, что мои зацикленные рассуждения разбились о стук в дверь.
  
  Из коридора донеслось:
  
  - Ваша Светлость, к вам прибыла гостья.
  
  ***
  
  Леса острова всегда полнились дичью. Никогда еще гноллы не знавали печали, их не терзал голод, а дети каждый цикл грелись в теплых шкурах дичи. Рагрири помнила те времена. И их же провожала перед тем, как в племени сменился вожак.
  
  Ее будущий самец оказался жестоким гноллом. Собранная в его теле энергия и сила пошла не на добрые для племени дела, а на захват власти. И он добился главенства, убив прежнего вожака - отца Рагрири. А после он овладел ею, вопреки воле старейшин.
  
  Два года супружеского плена раскаленными решетками впивались в сознание гноллихи. Неугомонный вожак контролировал все, до чего дотягивались кривые когти. По его слову дочь прошлого вожака заперли в отдельной хижине, откуда самка не могла сбежать. Через хлипкие стены приходило слишком мало информации, чтобы ориентироваться в происходящем. Рагрири отрезали от общества семьи и племени.
  
  Племя исхудало: самцы возвращались с охоты с потерями, самки недоедали, а дети гибли в ранее благодатном лесу, где развелись хищники. Вожак был непреклонен - смерть слабых делает племя сильнее. Время показало, что сильнее никто, кроме отожравшегося гнолла, не становился.
  
  И потому весть о поражении вожака в сражении с "облезлыми" окатила Рагрири сладким наслаждением. Уроду не помог даже пришлый великан. Уже на следующее утро ее выпустили из хижины, где в глазах отразился конец племени.
  
  Более ждать она не могла.
  
  Рагрири собрала всех молодых самок, выжившие дети под присмотром матерей уходили прочь из умирающего дома. Оставшиеся самцы пытались остановить беглецов, но их настигла единая волна из когтей и клыков. После демонстрации силы никто не препятствовал гноллихам, и они пошли в соседнее племя, где найдут новых мужей.
  
  Дальнейшие события понеслись вскачь.
  
  Никому не приходило в голову, что облезлые осмелятся в одиночку посещать лес. Однако, Рагрири не спешила отлавливать пришельцев. Миссия по спасению выживших легла на крепкие плечи гноллихи, она просто не могла подвергать остальных опасности. Да кто-то ослушался приказа, погнавшись за облезлым с луком.
  
  Пришельца не догнали, скорее всего он убежал к своим. Гноллиха уже тогда понимала - скоро за ними придут. И не прошло дня, как начался хаос. Потерявшиеся дети всполошили весь лагерь, тогда все самки рыскали в поисках детенышей. А нашли одного из них в лапах облезлого, закинувшего ребенка в мешок.
  
  Оставленные в лагере дети и часть самок с надеждой наблюдали за отрядом погони. Рагрири вела остальных, она встала на острие ножа. Толпа безумных самок мелькала по лесным тропам, обгоняя молодняк. Лучшие из лучших выскочили из тенистой аллеи, догоняя пришельцев.
  
  И когда они почти схватили самого медленного из них...
  
  Дальнейшее пропало из памяти Рагрири. Единственное, что она помнила - страшный удар, после которого вязкая тьма раскинула сети на ее разум. Она канула в забытье.
  
  Оттого странно видеть у клетки, где держали ее и других самок, пришельца в серой одежде. И еще страннее видеть вместо гладкой шерстки лысые руки...
  
  - Повелитель ждет.
  
  Незнакомец в окружении сородичей убрал ставни, выпуская Рагрири наружу. Девушка же медлила, голова разрывалась от вопросов. Она полностью нагая, без шерсти, застыла в проходе, осматривая себя. И лишь спустя секунду увидела глаза пришельцев, какие на нее ранее бросал чертов вожак.
  
  - Не думаю, что тебе стоит так необдуманно дразнить мужчин. - Девушка с ужасом понимала, что это существо говорило на речи гноллов. Рычащие нотки получались у него до смеха жалкими, но само владение животной речью давило сердце к пяткам. - Тебя ждет мой господин. Пойдем.
  
  На выходящую из клетки девушку упал сверток ткани. В легкой панике девушка случайно просунула голову в выданное тряпье, после чего она вновь увидела свет. Рагрири осторожно обошла облезлых самцов в похожей одежде, их искрящиеся глаза вызывали только грудной гнев живого сердца. Впрочем, дальше она пошла только с говорившим самцом.
  
  - Ты привлекла внимание моего господина, кобольд. - Рагрири сбилась с шага. Как он ее назвал? - Поэтому, при встрече обдумывай слова, вылетающие с губ.
  
  - Кто вы такие? Почему держите нас взаперти?! - Кобольд посчитала, что может задавать вопросы прямо сейчас. Но тут же встретилась с жесткой реакцией.
  
  Шлеп - молниеносная ладонь отвесила звонкий шлепок по заднице. От боли девушка по собачьи взвизгнула.
  
  - В правила воспитания леди входит перво-наперво - молчание. Я не спрашивал у тебя ничего, поэтому ты должна молчать.
  
  - Я по... - *Шлеп* - За что?!
  
  - Леди должна быть проницательна. Молча следуй за мной.
  
  Рагрири утопала в искрах внезапных мыслей и идей, она боролась с любопытством, а то, подобно растущему аппетиту пожара, съедало ее все сильней. Странные хижины, огромный странный камень, узкие проходы и жуткая возвышающаяся тропа. В ее зверином естестве мешались эмоции. Но в благородном гуманоидном мелькало удовольствие.
  
  Ей нравилось исследовать необычное. А потому, когда незнакомец повел ее по ровному коридору, где пропустил ее через дверь, она рванула к странному предмету, не обращая внимания ни на кого вокруг.
  
  Чем же ей ответило зеркало? Известно чем: отражением.
  
  ***
  
  - Писарь. - Советник повернулся, игнорируя красотку. - Она мне нравится!
  
  Я пораженно рассматривал девушку. Удивительная красота манила, чарующий взгляд, направленный в отражение, стрелял в глубины души. А тело... словно юное пламя, только-только разгорающееся, обдавало пылом и жаром. Я хотел ее.
  
  "Спокойствие, Иоанн, только спокойствие. С каких это пор ты жаждешь женской ласки? Неужели тебя не прельщает общество средневековых неумытых мужиков?" - Я дал расцвести улыбке от мысленной шутки.
  
  И в этот же момент ко мне развернулась она.
  
  Взгляды встретились, но не безумия, ни искр, кто бы подобную чушь ни придумал, не случилось. На их месте выросли настороженность и опасность. Да, именно опасность. Настолько живые глаза не принадлежат человеку, не могут принадлежать. Оно и понятно, бывший гнолл не будет подобен человеку.
  
  Обратился к писарю:
  
  - Она понимает нас?
  
  - Нет, милорд. - Писарь жестом руки "смахнул" предположение. - Зато я понимаю ее. И могу свободно общаться на языке гноллов.
  
  То есть, она может говорить ему что угодно, а он переведет как выгодно ему. Или же нет? Проклятье, если бы не та сцена на крыше, то сомнений было бы куда меньше! Однако, что имеем.
  
  - Тогда переводи: "Приветствую вас, миледи.".
  
  От писаря разошлись приглушенные завывания и рык, от чего даже хотелось поверить в сумасшествие мужчины.
  
  В ожидании ответа, я прошел по комнате, обойдя стол. В спальне после перестановки мебели все еще гулял ветер - зияющая в комнате пустота не перекрывалась даже новеньким деревянным шкафом у стены. Пол отстучал в такт шагам, когда я встал напротив девушки.
  
  Черт, а ведь и вправду красивая. Это не наваждение, а что-то серьезнее. Может, магия?
  
  Пристальное внимание смутило кобольда, она зарылась глубже в балахон, вызывая умиление и большее желание: моя. Она станет моей. И плевать, какой ценой, но этот цветок я заполучу в сад! Иначе, зачем мне вселенная, если ее повелитель будет прозябать в одиночестве?
  
  От девушки послышался робкий голос, тот почти сорвал мне крышу от вороха мурашек. Класс!
  
  - Она приветствует вас, милорд. Ее имя Рагрири. - Писарь надавил на голову девушки, изображая поклон. - Рагрири родилась в племени Диких когтей, в нем же и выросла.
  
  - Меня зовут Иоанн Лайон, я новый властитель этих земель.
  
  Писарь одобрительно кивнул:
  
  - Рагрири отдает уважению вождю, в котором живут такие сильные воины. - Не понял, она про Тернера, что ли? - Но ее беспокоит нападение наших людей на ее лагерь. Рагрири и ее помощницы не имели дурных помыслов в нашу сторону. Почему же мы напали на них?
  
  Хороший вопрос. С подвохом, твою душу... Не говорить же девушке, которую хочешь увидеть любовницей, что я искал в поселение рабов.
  
  В лице писаря я разглядел морщины. Он медленно покачал головой. На неодобрение я мог только пожать плечами: кто виноват, что мы не предусмотрели такой комичной ситуации. И ведь правда - когда ловишь монстров, и мысли в голове не крутится: "А не прихватить оттуда девиц?".
  
  Как правильно ответить на вопрос?
  
  Для начала, определиться с целями. Я хочу построить государство, которое устоит перед внешними и внутренними угрозами. А зачем мне все это - другой вопрос. Без памяти о прежней личности, я попросту барахтаюсь в обстоятельствах. Причем, не просто барахтаюсь, а дергаюсь в сторону любой идеи моих сподвижников. Будь то писарь, излагающий идеи о развитии лордства, или тренер армии, загребающий в перспективную армию разрозненных гноллов.
  
  Нужно определиться. Это сложно, но возможно.
  
  От каменных стен разбежался тихий вздох по всей спальне. Сосредоточенное внимание крутилось возле простой мысли, какую не каждый захочет озвучивать. Не скажет же нормальный человек, что создание средневекового государства - всего лишь забава. Но, должен признать, все выглядит именно так. Я забавляюсь возможностями Цитадели, совершенно не задумываясь о последствиях. И, видимо, это замечает писарь. Советник постепенно берет шефство на себя, указывая на ошибки и айсберги на пути плывущего лайнера "Иван-дурак и самодур". А чтобы избежать этого, надо только признаться:
  
  "Мне нравится происходящее. Это веселее любой известной игры, которую я знаю. Да, я не помню, как играл и во что. Впрочем, в новых реалиях это уходит на второй план."
  
  Мне нравится жизнь в высших слоях общества. Но...
  
  Девушка, подобно скрученной пружине, пылала внутренней энергией. В сверкающих глазах жила стихия, которая играет в сердце непоседливого ребенка. Зверь живет внутри мечтателей, не закрывшихся от остального мира коконом. И как ребенок, Ракри... Рагрири жаждала ответа, она смаковала будущую истину, сказанную моими словами.
  
  Не буду ее разочаровывать.
  
  - Рагрири... - Кобольд подобрала руки, сжатые кулаки красноречиво рисовали ее волнение. - Мы не хотели нападать. Однако ваши соплеменники неоднократно атаковали наш дом, после нескольких сражений мы убедились, что вы - воинственное племя дикарей. Опасность. От опасностей надо избавляться.
  
  Красавица слушала перевод писаря, ее брови сходились к носу, показывая напряжение. Гнев рос, но с ним будто вырастало понимание. Увы, залезать в мысли я не могу, поэтому терпеливо ждал развязки. Кто же победит в размышлениях кобольда?
  
  Она заговорила внезапно, не меняя эмоций на лице:
  
  - Она говорит, что сама виновата во всем этом. Рагрири не смогла остановить нового вожака, из-за чего ее племя медленно погибало. Когда мы победили всех молодых самцов, Рагрири собрала остатки племени и ушла. У них не было желания нападать на нас.
  
  Девушка продолжала говорить, а я внимательно слушал перевод. Прежний вождь умер от руки нового. Так Рагрири потеряла отца и свободу. Племя хирело, детей становилось меньше (и это при волчьей-то генетике!). Когда мы избавились от вожака-добермана, Рагрири ушла в поисках нового племени, чтобы спасти жизнь самкам и детям. Но на их голову случились мы.
  
  Я узнал, что в лагере гноллов еще остались самки с детьми, поэтому послал за ними Тернера и охотника. Рагрири не заметила мысленных манипуляций, поэтому рассказывала о соседних племенах гноллов, которые могли приютить дрейфующий караван самок. Писарь уже брал на карандаш новую информацию, я же обдумывал дальнейшие шаги.
  
  - Рагрири. - Девушка встрепенулась. - Что, если я предложу вам остаться в моем замке в качестве слуг, а не рабов?
  
  - Я не могу так просто согласиться ни на первое, ни на второе. - Уже мысленно я менял перевод писаря в речь от лица девушки. - Мы не нападали на вас, поэтому правильных выход из ситуации - отпустить наше племя. Как только мы уйдем, вы больше не увидите нас.
  
  - Вы уже здесь. Голодные, изнуренные. Ваши дети ослабли, а женщины едва держатся. Более того, вы все же напали на нас, пусть и по чужой инициативе. Но я предлагаю выход, который устроит нас обоих.
  
  Девушка сложила пушистые заостренные уши на макушке.
  
  - И что может меня устроить, кроме как избавить сородичей от рабства?
  
  Я позволил себе легкую ухмылку, ее же подхватил писарь:
  
  - Я освобожу вас и сделаю гражданами своей страны. Вы будете равны остальным жителям лордства, жить так же, расти как остальные. Вас не будут угнетать, а дети окажутся под защитой будущей армии.
  
  Рагрири скрыла блеск в глазах челкой. Плечи сошлись к груди, заворачивая девушку в психологический кокон.
  
  И все же, она ответила:
  
  - Какая цена за подобную защиту?
  
  Все, Ваня, можешь потирать руки. Эта красавица - твоя!
  
  - Присяга мне на верность. И еще одна...
  
  - Что же это?
  
  - Ты!
  
  ***
  
  Глава 9. Классификация организмов имени попаданца
  
  Конечно, все не может пройти легко.
  
  Когда Рагрири услышала от качающего головой писаря условия, ее глаза налились гневом. Ярость дышала из всех пор, погружая комнату в мир ужаса. Настолько осязаемой оказалась злоба кобольдихи, у меня даже появилось желание отступить от предложенного.
  
  Но при виде этой гневной красотки, первобытный зверь требовал свое! Я лорд или нет?! Почему я не могу получить желаемое за равноценную цену?
  
  Безопасность многих за владение одной. Очевидно, эта сделка наиболее выгодна Рагрири.
  
  Однако свободу девушка продавать не желала:
  
  - Грязный самец, вы все думаете об одном! Будь я на воле, твои кишки пришлось бы собирать по всему лесу!
  
  - Будь ты на свободе, мой рыцарь избавился бы от очередной угрозы. И ничто не мешает повторить ему прошлый успех.
  
  Девушка не спешила, ее движения замедлялись, точно она обдумывала сказанное ранее много раз. И с каждым мигом из сомнений вырастали новые аргументы, чтобы не атаковать меня.
  
  Впрочем...
  
  Я скосил глаза на писаря. Мужчина угрюмо наблюдал за Рагрири. Показное спокойствие скрывало за окаменевшей фигурой огромную мощь. Если кто спросит меня: "Кто самый страшный из лордства?", - я скажу: "Писарь".
  
  Аура гнева, которая виднелась невооруженному глазу, схлынула в стороны, оставляя красотку с нечитаемым выражением лица. Растрепанные каштановые волосы прилипли ко лбу, покрасневшие щеки искрились от переполнения энергией. А крупные раскосые глаза со звериным узким зрачком неотрывно следили за мной.
  
  Она прервала молчание:
  
  - Мои сородичи должны жить в безопасности и полном обеспечении. - Писарь выудил гроссбух из ниоткуда, звук черкающего пера сплетался со словами Рагрири. - Вы не запугиваете нас, не используете как рабочую силу, где не справится любой другой. Дети должны быть сыты и одеты, им не будет угрожать никакая опасность от "облезлых". И твое Слово за все это.
  
  Глаза Рагрири играли со светом. Зрачок скакал в размерах, то расширяясь до бездны, то сужаясь то смертоносного клинка. И так хотелось увидеть эти глаза во время... Бр-р. Еще успеется.
  
  - Но ты помнишь условия? И, ко всему прочему, сюда добавляется новое.
  
  Девушка взбесилась от услышанного, но атаки не последовало. Она выжидала новые слова:
  
  - Не вреди никому здесь. Контролируй гнев и ярость, иначе наша сделка будет расторгнута. Запомни это: я отомщу за любого подданного, возмездие будет троекратным!
  
  Кажется, что я немного идиот? Только кажется. Передо мной представитель родоплеменного строя общества. У этих ребят забота о ближнем стоит на первом месте. Банальная психология: если не беречь родственников и сородичей, племя вымрет. Не добудет мамонта, не защитится от хищников - просто не хватит нескольких человек, погибших по халатности остальных.
  
  И одно условие, которое можно предъявить потом, резко изменит отношение этого огонька ко мне.
  
  - Так и быть, Иоанн. - Девушка снисходительно осмотрела этого без недели месяц лорда. - Я буду следить за своими новы... силами.
  
  Оговорочка по Фрейду? Сомневаюсь, что она о моей несуществующей армии, никаких предпосылок к этому бреду нет. Значит, вспышка гнева с шалящей "аурой" вокруг девчушки - приобретение новое. И, полагаю, от трансформации.
  
  - Писарь, это не переводи. - Мужчина улыбнулся из недр капюшона. - Что думаешь об этом?
  
  - Вы сексуально озабоченный маньяк, милорд. Причем, ксенофил. Если и делать с этим что-то, то предлагаю огненные ванны. В какой-то галактике подобным способом очищали целые планеты.
  
  - И как очищались?
  
  - Я бы предпочел огню биологическое оружие. Но ведь вам интересно не обсуждение эротических фантазий, а мнение о плане и способности нашей будущей леди?
  
  - Да, план хорошо бы осмыслить в две головы. - Рука в грезах прошлась по отросшей бородке. - А по способностям хочется услышать в первую очередь. Что ты понял?
  
  ***
  
  Набранной энергии после битвы хватило, чтобы обнести частоколом цитадель. Но до того, как растратить ресурсы на почти бесполезную фортификацию (стена без охраны, как ворота без створок), я воспользовался расширенными возможностями Цитадели.
  
  И расширенные они неспроста.
  
  На месте низины, где располагалась цитадель, пристройка-склад, амбар и стоящий напротив зданий барак-казармы, появился аккуратный холмик. Теперь там помещались все строения замка, кроме лесопилок и охотничьей хижины, это давало нам преимущество в дальнейшей обороне цитадели. А еще больше наблюдательных постов в будущем.
  
  В средневековом замке, по словам писаря, есть три главных вещи. Инфраструктура, Продовольствие, Оборона. Три пункта, за которым надо неустанно следить.
  
  Инфраструктура занимает нишу с хозяйственной частью замка. Люди должны как-то добираться до домов. Они должны справлять нужду в специальных местах. А если кто-то хочет пройти из одного места в другое, путь выйдет веселой прогулкой (не веселой прогулкой в Аду!).
  
  Продовольствие частично пересекается с инфраструктурой. Еду нужно уметь доставлять, как и воду. На скалы никто не повезет телегу с продуктами, только из-за того, что так надо, ведь для этого нужны дороги. И это вопрос инфраструктуры. По остальным вопросам продовольствие находит решение в нужном расположении ферм, правильном использовании зерновых по временам года. И даже здесь присутствует инфраструктура, поэтому она занимает в перечисленной тройке первое место.
  
  Что до обороны, то она базируется на предыдущих пунктах. Инфраструктура находит нужное место для фортификаций, а продовольствие подготавливает запасы для защитников замка. Но что важнее, оборона специализируется на соотношении охраняемого участка к одному солдату в замке. Так, на длиннющей стене десятку людей нечего делать, как и на башенном пятачке, где скучкуется вся невеликая рать лорда. А невеликая она потому, что за профессиональных солдат придется платить.
  
  Платить же нечем.
  
  Три великих вопроса объединяет один - экономика. Или деньги. Без денег получить инфраструктуру, продовольствие или оборону будет трудно. Поэтому я хочу организовать торговлю с соседними территориями. Рынок, при поддержке правильной политике и обученной армии, станет нашим ключом к великому будущему.
  
  И проблему денег я намерен решить быстро и жестко.
  
  Очень жестко.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Я смотрел с высоты небес на светлячки огней, те играли языками пламени на ветру, стирая очертания пышных красно-желтых хвостов. Суровый осенний воздух рвал свет факелов, на секунды внутренняя площадь замка исчезала в полумраке. Но потом вновь на каменных кирпичах расцветали блеклые пятна света, между которыми скользили немногочисленные жители замка.
  
  Жители цитадели.
  
  В бреющем полете под седой луной я поглядывал вниз. Уже битый час планы в голове не желали ложиться так, как нужно. Причем, определиться с "как нужно", не получалось. До конца решить вопрос денег и продовольствия не выходило за краткий срок.
  
  Отведенное время стремилось к неделе. Совсем скоро будет повторный призыв контрактников, и для них на территории замка ни жилья, ни продовольствия нет. Даже канализации, хотя задача решается вместе с писарем.
  
  Время утекало. Освобожденные гноллы голодали, как и крестьяне, еды на всех не напаслись. И действовать по ранее предложенному плану Тернера казалось глупостью. Уже потом, когда на кратком собрании я объявил волю о вступлении монстров в нашу "нацию", мы узнали обо всех планах рыцаря.
  
  И я признателен своему любовному интересу, что она вообще появилась в поле зрения. В ином случае, вина за устроенный каннибализм и истязание невиновных легли бы тяжелой печатью на мою душу. Ведь я всего-то прислушался к мнению тренера армии.
  
  Ход мыслей Тернера пугал. Однако он и рядом не стоял с душевными муками одного лорда. А муки и подавно не ставились в ряд с необходимостью добыть провизию. И настроить экономику.
  
  Перво-наперво, уладим взаимоотношения между гноллами и людьми. Моя драгоценная наложница не справится сама.
  
  Когда мы общались в последний раз, она взялась за налаживание отношений между расами в лордстве. Что я, что писарь подобное поведение одобрили, да и следовало тогда обсудить некоторые детали, которые Рагрири не должна услышать даже на нашем языке.
  
  Я в смертельной скуке вернулся в тело, вечер диктовал условия уставшему организму. Требовался сон. И я, изнемогая от усталости, рухнул на кровать. Пальцы ощупали пока еще холодную постель. До прихода Рагрири оставалось достаточно времени - девушка не спешила в замок, даже с наступлением темноты. Потому, времени обдумать прошедший разговор хватало.
  
  Обращение гноллов в кобольдов...
  
  Писарь заявил: обращение в кобольдов всех ранее пленных гноллих не просто возможно, это реально достижимо! И все через "Цитадель". Но куда интереснее не способ превращения монстров, а результат. Все преобразованные гноллы будут похожи на Рагрири. И, что самое приятное, они возобладают близкими по характеру способностями.
  
  Меж оконных створок просочилась ночная прохлада. Холодное объятие заставило натянуть одеяло повыше, а мысли завертелись вокруг одной неторопливой девчонки, так сильно опаздывающей на наше первое свидание...
  
  Хм... Монстры...
  
  Я слышал от писаря достаточно, чтобы примерно ориентироваться в фауне нового мира, однако не спешил верить во все сказанное могущественным помощником. Поэтому-то информация, вырытая из-под горы ветхих книг, оказалась весьма полезной. Но не настолько, чтобы сомневаться в знаниях советника.
  
  Любой монстр - результат воздействия магии. Нет, просто "результат воздействия". В этом мире хватает ритуалов, проклятий и благословений, богов, чтобы превратить калеку в могущественное существо, поэтому нельзя причислять все заслуги одной магии. Любая сила может воздействовать на существо, изменяя его, это приводит к появлению нового существа. И такие создания делятся на несколько типов. Один из них - монстры.
  
  Если брать гноллов, то ситуация вырисовывается довольно очевидная. Когда-то давно заблудившийся некто попал на территорию злого духа или мага-экспериментатора, договориться у сторон не получилось, и более могущественный из участников конфликта обратил слабого в монстра. Если брать за основу духа - то некто стал подобен ему, - а если мага - некто стал подобен выбранному образу.
  
  Как все происходило, доподлинно неизвестно. Однако у нас имеется конкретное племя гноллов, которое жило на отдаленном островке долгие годы. В итоге, стрессовая ситуация и воздействие энергии "Цитадели" выбили часть проклятья/заклинания из Рагрири, типичного гнолла, тем самым возвращая истинный облик далекого предка гноллов. Ну, почти.
  
  Стоило Рагрири покинуть нас, как мы с писарем отправились в библиотеку. Собранные знания о мире включали в себя и разнообразие разумных рас планеты, куда мы и заглянули посредством одной книги. И полученный результат обрадовал.
  
  Рагрири темный эльф.
  
  Дальний потомок темного эльфа, если точнее. Одно упоминание этого существа вызывает внутри живота жуткий холод, но подкидываемые воображением картинки не соответствовали реальности. Темные эльфы, или же "холгейцы", называются так исключительно по образу жизни и месту жительства, но никак не цвету кожи или, спасибо случаю, психологическим особенностям. Никакими жертвоприношениями и матриархатом у этих существ не пахнет.
  
  Честно, меня удивляло подобное стечение обстоятельств. Почему? Если есть темные эльфы, то должны быть и светлые, верно?
  
  Я не ошибся. В библиотеке, где книги забирали все свободное пространство, нашлись интересные данные о "нитайгах". Прочитанное накинуло в тарелку рассуждений хорошую порцию для разжевывания.
  
  Нитайги - кочевой народ, проживающий преимущественно в лесах. Не в степях, где можно пасти домашний скот, а именно в дремучих зарослях. О народе местные знают не так много, но разведка "Цитадели" узнала достаточно.
  
  Эльфы планеты стали эволюционной ступенью, людей намного превосходящей. Видимо, прошли сотни тысяч лет, прежде чем нынешнее человечество перешло из "Хомо Сапиенс" в "Этот остроухий обошел меня". А потому, нитайги обзавелись типичными апгрейдами, которыми хвастается каждый потомок перед предком: ускоренное мышление, развитые скелет с нервной системой и лучший обмен веществ. Настолько лучший, что пламенный мотор эльфов работает сотни лет.
  
  На Земле хватало разных видов муравьев, которые отличались либо окрасом, либо полностью и всем. Так и здесь, люди являются чем-то средним, тогда как нитайги ушли вперед по всем показателям, постепенно изменяя жизненный уклад с девизом: "Движение - жизнь". Но что с темными эльфами, холгейцами?
  
  За дверью послышались шлепки босых ног. Наконец-то.
  
  Пожирая глазами очаровательное лицо Рагрири, недовольную стечением обстоятельств, я вспомнил:
  
  "Холгейцы - существа, самостоятельно двигающие процесс эволюции, тщательно отбирающие потомство и ведущие селекцию. За это их и зовут "темными". Ведь во всем мире только они хладнокровно убивают детей для высшего блага!"
  
  ***
  
  Когда смотришь на красотку в постели, то ожидаешь чего угодно. Горячий секс, чувственные прелюдия или задор в шепоте. Но никак не этот испанский стыд!
  
  Пока я вспоминал информацию о расах и существах, в спальню вошла Рагрири. На прекрасной нимфе мешковатый наряд выглядел кощунственно. Как лучшую пищу подавать в забегаловке трущоб, так и деликатес в лице жгучей красотки подавать в мусорной обертке.
  
  Она не говорила, но на лице отпечаталась тоска и злоба. Красные щеки с потемневшими глазами создавали жуткий контраст, от него хотелось сбежать подальше. Но бежать некуда - точно не из собственной спальни.
  
  И тут упала единственная преграда между мной и девушкой - одежда.
  
  Завороженный, позабывший прошлую жизнь, я пытался вспомнить, видел ли хоть раз такую скульптуру красоте тела. И до меня не сразу дошло, что в происходящем что-то не так.
  
  "Идиот, ну конечно..." - Смешок сломался на середине представления. И посмотреть там было на что. - "Она же сутки назад была звероподобным монстром..."
  
  Аборигены часто ведут себя неподобающе к гостям их цивилизации, потому что разница в воспитании и культурных ценностях феноменальна! Нужно ли говорить, бывший гнолл похожа на человека только новообретенным телом и интеллектом?
  
  Пока Рагрири на четвереньках "зазывала самца", демонстрируя прелести, я с жутким жаром у ушей пытался не выдавать смущения.
  
  "Черт возьми, надо это прекратить. Немедленно. И попросить писаря решить как-нибудь эту проблему." - Жаль, что все проблемы писарь решить не мог.
  
  В один малозаметный миг Рагрири оказалась совсем рядом, в глазах пропала тень, на ее месте бушевал огонь. И его вызвала не страсть, а...
  
  Злость?
  
  Девчонка злится, что не возбудила меня? Это же... Прекрасно! Какой замечательный повод выйти из ситуации.
  
  Под пристальным взглядом протянул к девушке руку, застрекотал легкий рык. Рагрири, съевшая тележку лимонов, пялилась в ладонь. Тогда я рванул вперед, повалив девушку на спину.
  
  Наши глаза встретились.
  
  Я смотрел на круг из шелковистых волос. Видел дерганье заостренных ушей на макушке. Чувствовал теплый бриз дыхания на груди. И понимал - даже фарфоровое личико не сделает меня счастливым, пока Рагрири держит меня за врага, очередного наглого самца, возжелавшего ее.
  
  "Как же проблемно. Значит, счастье нам только снится. Проклятье, я хоть что-нибудь получу сейчас, а не потом?! Нахрена мне вселенная, если я даже с девушкой не могу переспать?!" - Вряд ли Рагрири понимала, какой монолог взорвался в моей голове, иначе ее бы точно пробило на смех. - "Хотя, кричи я во весь голос, она же не знает языка... Как жаль, что я не могу просто загрузить знания ей в голову через "Цитадель"..."
  
  Или могу?!
  
  Нет, этот вопрос не требует спешки. Я еще успею наварить каши, которую не расхлебает убиенный огр. Поэтому...
  
  - Ой, точно. - Я представил, как выгляжу со стороны. Рыжий детина, нависший над девушкой, монолитом застыл на месте уже несколько минут. - Ладно, вали спать, все равно у нас мало что получится. По крайней мере, сейчас.
  
  И, ожидаемо, Рагрири ни черта не поняла.
  
  - Ну да, сейчас! Мне что, теперь писаря звать в спальню, чтобы он все переводил?! Давай, кыш. - И, толкая, выгнал с кровати. - Иди в свою комнату.
  
  Когда девушка оказалась за дверью, я рухнул на перину. Внутри корежило от такой подлой шутки природы и обстоятельств. Ничего, все еще наладится. Не все же и сразу?
  
  ***
  
  Сон не шел. Кровать превратилась в траншейный ад, посреди которого я старался задушиться подушкой. Увы, даже так я не мог уснуть.
  
  "Да какого черта? Последствия неудачи с Рагрири?" - Голова тяжелела от мысли, что где-то я напортачил. И напортачил очень сильно.
  
  Душная темнота пялилась в ответ. пока я рассматривал потолок. Пусть я и искал в ней ответы, она молчаливо слушала мои мысли, где горными кряжами росли планы по развитию замка и лордства, жгла жажда страсти, и умирала надежда на легкий выход из проблем. За все слова и действия придется платить. Как же хотелось избежать последствий.
  
  Ладно, раз уснуть не получается, почему бы не подумать о чем-то менее напрягающем? Или интересном? Думаю, тот запутанный клубок из рас, видов и монстров определенно круче, чем в любой истории фэнтези. Из тех что я помню... А я читал фэнтези?
  
  Итак, от древней обезьяны, которую местные называют "Великим людским предком", пошло три расы существ. Люди. Эльфы в привычном мне понимании. И их же темные эльфы. Все наследники одной генетической основы, которая развилась в потомках нитайгов и холгейцев.
  
  "Разве это не слишком сложно? Нитайги, холгейцы - язык сломаешь, пока выговоришь. Пусть будет Ниг... ой, Ниты и Холы."
  
  Как я уже понял, Ниты круче любого человека. Быстрее, выше, сильнее. И умнее. Тогда, почему же они не захватили всю планету, как эти эльфы допустили такой упадок среди планетарного населения?!
  
  Ответ прост: другие виды. Нет, другие классы существ.
  
  Это кажется странным до тех пор, пока перед глазами не появится... скажем, рисунок людоящера. И если в моей покареженной памяти людоящеры выглядят как гуманоиды, но с чешуей и внешними отличиями (и последующим иным стилем жизнедеятельности), то здесь... Проще сказать, что это именно ящеры, причем приписку "людо" местные гуманоиды напишут через собственные трупы.
  
  Почему? Потому что эти существа - разумные хищники, которые жрут кормовую базу в виде людей. До эльфов им, к счастью, добраться тяжелее. Металл в теле, он такой, острый и болящий.
  
  Но какое нам, простым людям, дело до ящеров, если для живых существует куда большая опасность. И это не нежить, хотя и она тут есть, своеобразная однако.
  
  Инсектоиды. Насекомые. Разнообразные осы, пчелы, жуки, муравьи и мухи. Те самые твари, от которых когда-то гибли нации в нескольких вселенных. Игровых правда. Здесь же инсектоиды являются куда более страшной проблемой.
  
  Для начала, люди и прочие их эволюционные ступени, не имеют развитого вооружения. Все, с чем меня успел ознакомить писарь, относится к веку 13-14 от Земли. Если до великой чистки, эдакого крестового похода, человечество владело знаниями и материалами, напрямую ведущими к созданию пороха, то теперь ни огнестрела, ни лат у аборигенов нет. Только сомнительное численное количество и интеллект, который могут превзойти те же инсектоиды.
  
  Ну и другая причина: адаптация. Именно насекомые могут адаптироваться на биологическом уровне лучше людей. Для этого существуют специальные заводы - матки колоний. Будь то местные муравьи или пчелы, у этих ребят существует все, чтобы стать хозяевами планеты. Даже рептилии с ними не справятся, а ведь они потомки местных страшных динозавров.
  
  Последним же пунктом является количество. Насекомых больше. Да, они слабее из-за отсутствия доброкачественных мышц, но со временем и это проблема уйдет. Да, инсектоиды меньше, но потому и выигрывают количеством - на место одного погибшего придет тройка других. Проще говоря, войну на истощение с этими тварями вести не стоит - под конец просто сожрут, только значительно раньше.
  
  Итак, три враждующих лагеря на планете, которые помешают правлению нового лорда. Люди, которые даже своих бьют, чтобы чужие боялись. Ящеры, которые не дотягивают чутка до эльфов, что их не колышет. И инсектоиды, которые употребляют в пищу почти все и много. И ведь существуют расы среди людей, вроде карликов и великанов. Разнообразные монстры, после эксцессов не дотягивающие до полноценной угрозы из-за огромного разнообразия и животного образа жизни. Да всякие големы-элементали, которых мало, но можно сделать много.
  
  И тут меня осенило. Рагрири! Я же выгнал ее, а комнату-то не назначил!
  
  Вихрем прошелся по постели. Взбаламученная кровать исчезла позади, когда я влетел в коридор. Там же осмотрелся. И рассмеялся.
  
  - Ха~. Идиот. - То, что я стоял голым в мерзлом коридоре, не казалось ни капли смешным. А вот причина, по которой я самоотверженно мчался сюда... тоже нисколько не смешная. И морда удивленного писаря - тоже не смешнее камня. Разве что чуть-чуть.
  
  - Полагаю, последнее слово вы сказали не мне? - Писарь приподнял лампаду в руках, из-за чего несколько капелек воска упали на подложку. А свечка осуждающе зашипела. - Милорд, я хотел сообщить, что Рагрири уже в своей опочивальне.
  
  - Ох, замечательно. Я как раз...
  
  Писарь перебил:
  
  - Но эта не та тема, по которой я собрался будить вас. Конечно, я безумно счастлив наблюдать ваше неглиже... - Он демонстративно выпятил губу, смотря за моими попытками прикрыть достоинство. -...дела нам предстоят серьезные, а потому надо бы одеться.
  
  Я вбежал в теплую спальню. Со стула полетели в руки вещи. Одежда мигом оказалась на хозяине, а холодная вода освежила разум. И с каждой секундой я больше сомневался, что ночь будет скоротечной.
  
  Коридорные тени пятились в ужасе от огня свечи, когда мы подходили к лестнице. Там же писарь удосужился пояснить, в чем же дело:
  
  - Нас вызывает начальство.
  
  Я даже притормозил. Писарь лишь на секунду обернулся, каменное лицо не выражало ни щепотки чувств. Продолжая идти, он продолжил:
  
  - Сейчас мы должны связаться с управляющим миссией, чтобы доложить о процессе. Затем, мы должны решить проблемы, связанные с продовольствием и жильем, так как мне поступила куда более интересная новость, чем услышанная ранее.
  
  - Это та, где я "идиот"?
  
  - Да, я про нее. - Советник позволил себе улыбку. - Управляющий оценил сложность миссии, а потому заранее принял ряд дополнений и льгот, одна из которых вам может или понравиться, или нет.
  
  - И что же это? - Мы прошли в кабинет писаря, где уселись за столом. Сама же мебель одиноко поддерживала толстый диск, по которому пробегали светящиеся точки.
  
  - Люди, милорд.
  
  Я почувствовал, как уши отсеяли все звуки, а ведь ночью, кажется, их почти что нет. Но в абсолютной тишине я понял. насколько громкими бывают судьбоносные слова.
  
  - "Цитадель" теперь присылает не восемь человек, сэр. А сорок. И за них в ответе будем именно мы.
  
  Кажется, мои идеи, связанные с экономикой, пошли... далеко и надолго.
  
  ***
   Продолжение следует...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"