Венерин Волос: другие произведения.

Седые.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:

  Седые.
  
  - Дети-индиго! - Рома презрительно сплевывает в кадку с фикусом и дергано выключает телевизор. На остывающем сером экране нехотя тает абрис какого-то серьезного профессора, занимающегося проблемами "просто не таких как все" детей. - Много ли он понимает, человеческое отродье! Думают себе, что они самые умные, самые гуманные! Посмотрели бы лучше, что творят! Каждый день по телевизору то то, то это!
  О том, что он сам рожден человеческим отродьем, Рома как-то забывает... Он вообще склонен обобщать. Если человек - плохо. Если индиго - правильно.
  Рома восседает в кресле, рядом с ним тарелка с фруктами из сада за домом. У Ромы аллергия на консерванты и добавки, что, конечно же, по его мнению, подтверждает его исключительность и наличие вселенского заговора, направленного на то, что бы его, Рому, либо голодом уморить, либо чесоткой да диатезом замучить.
  
  Уж поскорее бы сработал этот коварный план...
  
  Рома поднимает свою величественную тушку с кресла (впрочем, это я сгоряча, он вполне себе стройный) и начинает вещать. Рома вещает о том, что человечество зашло в эволюционный тупик, и мы должны его спасти. Все это в разных вариациях я слышала уже много раз. Хочет ли человечество, чтоб его спасали, ораторов, как правило, интересует мало.
  
  - Заблудший скот надо направить! Мы создадим новый мир! Мир высокой культуры и интеллекта!
  
  По сути это означает, что неугодные (политики, преступники, бомжы) должны быть уничтожены во имя процветания будущих поколений, а остальной "заблудший скот" отправлен в "загоны", где он точно сможет послужить новому обществу.
  
  - Людям не нужна свобода! Они не знают, что с ней делать! Они ослеплены ею, и тратят свои силы попусту!
  
  В качестве примера Рома приводит тетю Машу из соседнего дома. По его расчетам, если бы тетя Маша меньше бы копалась в огороде и торговала на базаре, она бы уже давно преуспела в сфере лингвистики, возродила идею эсперанто и избавила бы мир от проблем межкультурного общения. То, что у тети Маши пятеро детей, которых она безумно любит и которых нужно содержать, Рома как-то не учитывает. Как и то, что тете Маше не интересна лингвистика. Как и то, что язык - это культурное достояние нации. Собственный язык сплочает и питает. Его нужно знать и оберегать. До этого "высший разум, черпающий знания прямо из космоса" пока что не дошел.
  
  В качестве абсолютного показателя человеческого несовершенства выступает дядя Толя, который раз в году напивается и идет на пустырь отстреливать бродячих собак. Бессмысленная животная жестокость. Таких, по мнению Ромы, нужно уничтожать не задумываясь, потому что они портят генофонд. То, что у дяди Толи три года назад собаки заживо задрали любимую младшую дочь, в расчет не идет. По мнению Ромы, нужно быть выше этого.
  
  Или мальчишки из школы, которые вечно гоняют младшеклассников, издеваются, смеются над ними... А мальчишек дома гоняют и дерут ремнем отцы, и единственная возможность доказать себе, что ты хоть чего-то стоишь - это вот такая, потому что другой они не знают...
  
  Проблема детей-индиго в том, что они именно дети. И как все дети, они делят мир исключительно на белое и черное, не видят полутонов, а все, что им пытаются о них рассказать, считают выдумками и ложью. Они очень остро чувствуют ложь, им свойственно думать, что они единственные знают, как правильно. Им кажется, что каждый из них миссия, посланный на Землю, что бы искоренить несправедливость земного мироустройства. И как любые дети, они достаточно жестоки.
  
  А потом наступает переломный момент. Наступает взросление... Правда больно бьет по глазам, и перед индиго возникает выбор: навсегда остаться ребенком и сохранить свою связь с космосом, либо стать взрослым, приспособиться и просто жить. Очень многие выбирают второе. В порядке самосохранения или потому что слишком быстро накатывает осознание ложности пропагандируемых среди нас идей, и им уже ничего не остается... Ну не могут дети-индиго лгать. В том числе сами себе. Не считают нужным. И это не соответствует их моральным принципам.
  Опасны те, кто выбирает путь ребенка. Им становится страшно за свои идеи, и они начинают их воплощать...
  
  Рома вдруг резко цепляется за мой взгляд и внимательно смотрит, словно видит НЕ ТУ мысль. Я блаженно улыбаюсь и по-собачьи преданно смотрю ему в глаза. Рома удовлетворенно отворачивается. Проблема в том, что себе подобных - детей-индиго - он тоже считает лишь "заблудшим скотом, который надо направлять". Всезнающий и всепонимающий Рома. Очень хочется убить прямо здесь. Я вижу в нем члена Совета. И это лишь подогревает мое желание.
  
  ***
  
   Когда я выхожу от Ромы, на улице уже темно. Я иду не спеша, любуясь звездным небом над тихой приморской деревенькой, и думаю о том, как прекрасен этот мир. Иногда мне сняться красивые сны, в которых я где-то далеко. По утрам я помню высокие дома-колонны из стекла - ни одного острого угла! - помню млечный путь прямо над головой, добрых и милых людей в белоснежных одеждах и еще очень красивых птиц в фиолетовой листве деревьев. Тогда я дожидаюсь, когда проснется мой маленький девятилетний брат, и мы сравниваем сны, и пока воспоминания не ушли, записываем их в общий дневник, пытаясь составить полную картинку нашего "идеального" мира, и тем самым выяснить, что же мы хотели найти здесь, на Земле. Не ту ли самую свободу, о которой так негативно отзывается Рома?..
  Мысль теряется, когда кто-то хватает меня за руку. Я вздрагиваю от неожиданности. Это оказывается тринадцатилетняя Дианка. Рядом с ней вертится маленький щенок. Вокруг Дианки вечно собирается вся живность в округе, сходится, словно на какой-то клич, и доверительно так заглядывает в глаза. Охотники пытались брать её с собой на охоту, но нет: за целый день не могут даже на след напасть. Диана внимательно смотрит на меня, потом сообщает:
  - Он уже все придумал. Завтра-послезавтра поделится своими планами с остальными.
  Я отвечаю удивленным взглядом.
  - Ты не из наших, - отводит она глаза. - Я не знаю, кто ты, но точно знаю, что тебе его идеи тоже не нравятся.
  - Зачем тогда ты мне это рассказываешь? - спрашиваю я. Мне всегда казалось, что Дина на Роминой стороне, ведь в его мире не будет жесткого отстрела собак, охоты ради удовольствия и много другого.
  - В его мире не будет места и нам, - отвечает на мои мысли Дина. - Ни я, ни мои зверьки не сможем быть полезны режиму, политика меня не интересует, наукой я заниматься не хочу, следовательно, в верхушку нас нельзя. Но и в низы нельзя, ведь спокойно глядеть на то, как он убирает людей так же, как дядя Толя убивает собак, я не смогу, и вообще буду вызывать много ненужных вопросов. И потом, есть слишком много людей, которых я люблю. Остальные слушают его, потому что его идеи отвечают их собственным мыслям. Им кажется, что у людей все не так. Но я видела во сне, как на нашей планете ходят по улицам люди с мертвыми глазами. Совет старейшин говорит им, что делать, и они делают. И далеко не всем кажется, что так правильно, пусть они и живут правильно: без лжи и насилия, никаких различий, отдают детей сразу после рождения в какое-то специальное учреждение, потому что иначе каждый родитель захочет выделить своего ребенка среди других, а это неверно, ведь все равны, а потом в десять лет распределяют их по семьям для дальнейшей социализации и...
  
  - Дина! - врывается в наш разговор голос её матери.
  Динка подскакивает на месте, кричит: "Иду!", - еще раз бросает на меня полный надежды взгляд и убегает. Поверить не могу, "седая"!!!
  
  Откуда из-за забора выскакивает Яшка, смотрит на меня так укоризненно, спрашивает: "Скажешь, я не говорил?". Я тяжело вздыхаю, взмахом руки подзываю к себе брата, и мы тихонько идем обратно по направлению к дому Ромы. То, что Рома решил представить своим соратникам реальный план действия - плохо. Одно дело, когда они слушают гипотетические идеи. Совсем другое - когда им показывают, как можно эти идеи воплотить в жизнь. Вокруг нас спящие дома, в них обнимают друг друга во сне пары, причмокивают губами дети, шаря рукой по постели в поисках упавшей на пол игрушки... Нельзя всех сделать хорошими, не отобрав у людей индивидуальность. У всех. А то мало ли в ком что проснется.
  
  ***
  
  Комната Ромы на первом этаже небольшого дома. Собирается гроза, душно, и поэтому он оставил окна открытыми. Я аккуратно подсаживаю Яшку на подоконник, он бесшумно перекидывает ноги и исчезает в серости оконного проема. Вокруг тихо. Даже цикады молчат.
  Слово "седые" мы с братом придумали сами. Так мы называем индиго, которые рождаются взрослыми, которые не делают выбор, которые знают о двойном дне, о том, что нет только черного и только белого, которые просто хотят жить спокойно и чтоб их никто не трогал. И которые, по нашему с Яшкой скромному мнению, просто напросто удрали с родной планеты. И если честно, то я совсем не удивлюсь, если детей-индиго сюда заслали, чтобы найти нас и водворить обратно. А они после рождения не смогли четко вспомнить свою миссию. Впрочем, может это просто эгоцентризм играет, и они действительно здесь, чтобы завоевать новую территорию для Совета.
  
  Мне очень нравится человеческий мир. Мне нравится, что человек волен выбирать, пусть он и отвечает за свои поступки. На моей родной планете всю ответственность за действия граждан вроде как несет Совет старейшин, который и принимает за нас все решения. Возможно, именно возможность избавиться от тягостной ноши ответственности, которую не осознают дети, и которая так давит на плечи взрослым, в свое время нас и подкупила согласиться на заманчивое предложения пяти старцев, высказавших желание вести нас в правильном направлении.
  
  Яшка осторожно касается моей головы, я помогаю ему вылезти а улицу. У него в руках кипа бумаг. Завтра мы сожжем их в бочке во дворе: после грозы будет много комаров и никто не обратит внимания...
  
  ***
  
  - Ужас такой, - вздыхает Вера Павловна, хозяйка дома, который мы с Яшкой снимаем. - Ромка, сын Катюши Жванецкой, сегодня проснулся и ничего вспомнить не может. Ни кто он такой, ни где он, вообще ничего. Лежит, смотрит себе в стенку, хорошо хоть как говорить не забыл...
  
  Я кидаю взгляд в окно. Там вокруг железной дымящейся бочки бегают под предводительством Яшки деревенские мальчишки с петушиными перьями в волосах, подскакивают и улюлюкают, в общем, всем своим видом изображают индейцев. Мой самый главный индеец улыбается и машет мне.
  
  Мы будем внимательно следить за Ромой, и если еще раз повториться подобное, то мы уже не будем столь милосердны. Мне нравится этот мир. И пусть мир не знает, но у него есть защитники. И нас, кстати, довольно много.
Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"