Кримпэлл Вера: другие произведения.

Кариз. Падший ангел

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.37*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Аннотация:

    Родгфилд Линиас - потомственный маг, сильный воин и просто человек, привыкший получать все, что только пожелает. И он возжелал девушку, при одном взгляде на которую навсегда потерял себя. Его не остановит тот факт, что Кариз - не инициированная Хранительница магии, как и ее желание вернуться домой - в обитель. И если только ее падение может гарантировать ему, что она останется с ним... Что ж, Родгфилд готов притвориться ее помощником, ценой собственной жизни охранять ее от преследующих их врагов, а ночью - становиться ее соблазном.

    Выставлена только часть текста! Окончание можно найти... в общем, найти можно (покоряясь новым правилам СИ о неупоминании сторонних ресрсов)








  Пролог
  
  Где-то за морями и океанами, облаками и горами, согласно легендам, находятся таинственные обители Хранительниц мира Лахос. Скрытые от глаз простых смертных, Хранительницы вершат судьбы всех живых существ, следят за равновесием сил и хранят многовековые знания, способные спасти или же погубить в одночасье все живое на земле.
  В начале времен их почитали и возвышали, подобно Богам, но проходили века, мир менялся и теперь лишь предания сохранили в своей памяти скупые сведения о непорочных девах, ткущих магию, сплетающих нити жизни и руководящих временем. В одних из них говорится, что это дочери самих Богов, создавших Лахос, в других, что они и есть создательницы мира и всего живого. Разнились и описания самих Хранительниц: одни описывали их, как прекрасных воительниц, другие - как морских дев, с рыбьими хвостами, в третьих говорилось, что они являлись ангелами - чистыми душой существами с белоснежными крыльями за спинами и живущими высоко в горах, где еще не ступала нога человека. Но в одном все легенды и предания сходились - без них в мир Лахос придут хаос и смерть.
  Конечно, на самом деле Хранительницы не были ни воительницами, хоть и были красивы, как только могут быть прекрасны существа, созданные самим миром, ни морскими девами. Они не жили на дне моря или высоко в горах. Наверное, можно было сказать, что их обители находились на небесах. И сейчас в одной из них готовились к празднику. Мудрая Эрон, занимавшая пост Главенствующей Хранительницы магии более двух тысячелетий, решила уйти на покой, а ее место должна была занять молодая Кариз - чистая душой и мыслями девушка, любимая воспитанница самой Эрон. На закате дня солнцестояния состоится посвящение всех воспитанниц в статус Хранительниц. А в самом конце церемонии Главенствующая передаст уже вошедшей в силу Кариз свои знания и магию, которые возвысят ее над другими Хранительницами и позволят следить за порядком в мире Лахос и в обители.
  Однако, как это порой бывает, далеко не все были рады выбору Эрон...
  - Мы не должны допустить, чтобы эта несмышленая девчонка стала Главенствующей! Это поломает все наши планы! Это место должна занять Даго, как и планировалось изначально, - голос говорившей девушки дрожал от едва сдерживаемой ярости и разочарования.
  - Но что мы можем сделать? - беспомощно спросила другая Хранительница. - Она все рассчитала - до последнего держала в тайне имя своей преемницы, позволяя нам думать, что ею станет Даго. Теперь же до церемонии осталось всего ничего, а эту малявку охраняют пуще Магической Книги Заклятий.
  - Она явно догадывалась о наших планах, вот и делала вид, что готовит меня, а на самом деле охраняла от нас эту свою Кариз, - зло прошипела Даго.
  - Спокойствие, сестры мои, - пронесся над сводами небольшого помещения, голос старшей из собравшихся тут пяти девушек. - Молодая Кариз любопытна и неопытна. Мы можем сыграть на этом и тихо убрать ее со своего пути, не вызвав и тени подозрения. Если девчонка исчезнет и не вернется до дня солнцестояния, у Эрон не будет другого выхода, кроме как передать свои силы Даго.
  - И тогда мы, наконец, сможем поставить на колени другие обители и весь Лахос, - с фанатическим блеском в глазах, воскликнула Даго, - и станем великими правительницами!
  - Не так быстро, - снисходительно улыбнулась старшая из Хранительниц. - Сначала нужно заманить нашу милую Кариз в ловушку...
  
  Глава 1
  
  Кариз стояла на берегу неспокойного моря и растерянно озиралась по сторонам.
  Как она здесь оказалась?
  Последнее, что помнила девушка - они с подругами отправились на дальние луга, чтобы впервые в жизни увидеть своими глазами место, где мир Хранительниц соединялся с загадочным миром смертных. А потом... потом она смотрела вниз с обрыва на какой-то удивительный город. Потом был... толчок? Да, точно - ее кто-то толкнул и она упала.
  Выходит, она сейчас находится в мире смертных?
  Паника охватила все существо Кариз.
  Ох, матушка-хранительница сильно разозлится, когда узнает о ее своеволии. Да еще скоро должна состояться церемония! Серебристые глаза девушки заволокло слезами - она не хотела разочаровывать или подводить Эрон. А из-за своего желания взглянуть хоть краешком глаза на другой мир, она именно это и сделала. Ну, почему, почему ей всегда любопытно?!
  Тихий шелест за спиной, заставил девушку вздрогнуть и обернуться. В одно мгновение она забыла о своих мучениях совести и просто не могла отвести взгляда от неведомого ей создания. Оно было чем-то похоже на нее и ее сестер-хранительниц, но в то же время разительно отличалось от них. Наверняка это был человек. Смертный.
  Намного выше и шире в плечах, с короткими черными волосами и взъерошенной челкой, что падала на абсолютно черные глаза, несколько грубыми чертами лица... хотя Кариз не могла не признать, что эта грубость вовсе не портила это существо. В ее глазах она придавала ему некую... экзотичность, особую красоту.
  Увлеченная своим открытием и ведомая любопытством, она сделала несколько шагов навстречу человеку, но остановилась и нахмурилась, поймав на себе его взгляд. Он разбудил что-то внутри нее, заставившее ее отступить назад. Прислушавшись к себе, она поняла, что это чувства настороженности и... страха.
  Снова бросив на существо осторожный взгляд, она поняла, что в нем одновременно пугало и привлекало ее - этот смертный был хищником среди себе подобных. Такой же опасно притягательный и такой же смертоносный. Плавные острожные движения без сомнений сильного тела завораживали, а внимательный, немигающий взгляд чуть прищуренных черных глаз говорил о готовности хищника броситься вслед за добычей, стоит той сделать малейшее резкое движение. Вот только... медленно оглядевшись, девушка поняла, что добычей этот смертный считает ее саму.
  Страх разлился холодом внутри, и она снова отступила на несколько шагов, когда рядом с этим появился еще один смертный с таким же хищным выражением ореховых глаз. Своей статью он ничем не уступал первому, только черты лица были более утонченными, а в глазах слегка прикрытых упавшей русой челкой сверкал азарт.
  Всю сознательную жизнь Кариз учили, что ее призвание - защищать мир Лахос от его же детей. Они с сестрами не только были хранительницами магических заклятий, но также следили за магическими потоками, развитием магии в мире смертных и время от времени забирали те знания, которые были слишком опасны для мира и самих людей. Матушка-хранительница всегда говорила, что многие смертные подвержены порокам и наша задача, как будущих Хранительниц не только беречь Магическую Книгу Заклятий, но и следить за магическим фоном самого Лахоса, чтобы успеть вмешаться в случае необходимости.
  Кариз часто представляла себе этих самых смертных и в ее фантазиях они всякий раз принимали разный облик. Но почему-то никогда они не принимали вид подобных ей и ее сестрам опасных диких хищников с голодным блеском в глазах.
  Она снова отступила, стоило темноволосому смертному сделать осторожный шаг в ее сторону.
  
  Родгфилд Линиас не мог отвести взгляд от стоящей на песчаном берегу девушки. Она была растеряна, словно не могла понять, как оказалась тут и трогательно беззащитна. А еще она была необычной от увенчанной копной льдисто-голубых волос макушки да кончиков пальчиков ног в странных сандалиях. Ее глаза... ему достаточно было всего лишь взгляда в зеркальную гладь расправленного серебра, чтобы потеряться в них. Все его существо затопило первобытное желание обладать, а ее явное желание сбежать будило в нем хищника, стремящегося догнать свою добычу. И судя по напряженной фигуре бесшумно приблизившегося Зайтона, эта хрупкая девушка вызывает схожие желания не только в нем.
  - Я сам, - Роф едва слышно рыкнул на своего друга и заместителя перед тем, как сделать осторожный шаг в сторону перепуганной девушки.
  Родгфилду Линиасу, потомственному магу и главе магического ордена королевства Даарон, была непонятна странная пугливость незнакомки. Любопытство в ее серебристых глазах в доли секунды сменилось страхом и настороженностью пугливой лани, которая готова была сорваться на бег, едва заслышав шорох листьев.
  - Не бойся меня, - попросил маг, когда девушка начала медленно и осторожно отступать от него. - Я не причиню тебе вреда.
  Хотя увидь она то и дело всплывающие в его голове картинки того, что он хотел бы с ней сделать, не поверила бы ни на мгновение. Но, слава Богам, девушка ничего не знала о его фантазиях и на мгновение замерла, как будто вслушиваясь в его голос.
  И действительно уже собравшаяся было бежать Кариз застыла, завороженная необычным звучанием голоса смертного. Странно, но она хотела, чтобы он сказал еще что-то этим низким голосом с баюкающими и успокаивающими нотками. Испуганная непонятным откликом всей ее сущности, Кариз подумала, что, видимо, стоящий напротив нее хищник еще и обладает сильной магией внушения, поскольку он заставлял поверить его словам, довериться ему. А от такого лучше бежать и чем быстрее, тем лучше. Что она и сделала...
  Бросив предостерегающий взгляд на рванувшего было следом Зайтона, Родгфилд еще несколько долгих мгновений любовался видом стройных ножек, виднеющихся во время бега из разрезов белоснежной длинной юбки. А потом бросился за ней. Он мог бы накинуть на нее магический аркан, мог бы сбить с ног при помощи магии, но не хотел питать ее непонятный страх демонстрацией силы.
  Когда же Родгфилд нагнал незнакомку и его руки сомкнулись вокруг тонкого стана, а в нос ударил дурманящий запах ее волос, в нем вспыхнула настолько сокрушительная похоть, что, не сдержавшись, он застонал и еще сильнее прижал гибкое тело к своему. Она должна стать его и успокоить растревоженный ею же голод! Магия внутри него согласно заурчала и пробралась под кожу, желая слиться с магией девушки. Наличие дара у незнакомки удивило Родгфилда, так как магия передавалась по наследству исключительно по мужской линии. Но сейчас далеко не этот вопрос занимал голову охмелевшего от вожделения мужчины.
  - Поймал, - нежно выдохнул он, зарываясь носом в льдисто-голубые волны волос на девичьем затылке и вдыхая полной грудью запах ее тела.
  - Пусти, - дрожащим голоском попросила Кариз и снова дернулась в объятиях смертного.
  Сильные руки, надежно захватившие девушку в свой плен, вызывали в ней противоречивые эмоции. С одной стороны ей было странно приятно и уютно находиться в этих руках, а с другой - страшно, так как они без лишних слов давали понять, насколько сильнее ее самой смертный. И второе чувство с каждой секундой все больше перевешивало первое, потому что Кариз чувствовала исходящую от человека магию и она тоже была на порядок сильнее, чем магия еще не посвященной Хранительницы.
  О, ну почему она не использовала свои крылья?
  - Никогда, - отказал Родгфилд, еще сильнее сжимая свои объятия.
  - Я... я... мне надо идти, - в голосе незнакомки слышались панические нотки, которые заставили мужчину расслабить хватку и развернуть девушку к себе лицом.
  - Кто ты? И куда так спешишь? - как можно мягче спросил он, но лишь затем, чтобы сказать ей, что она никуда не уйдет от него. Что теперь принадлежит ему. Во всяком случае, пока он не пресытится ею.
  - Я...
  Она колебалась, а ее прекрасные глаза смотрели куда угодно, только не на него.
  - Я суора - не вступившая в силу Хранительниц магии, - наконец, выдохнула она и твердо посмотрела в глаза мужчине. - Я... меня столкнули с обрыва в ваш мир... и мне необходимо найти путь назад, пока не поздно.
  Странные слова девушки заставили каждый мускул в тренированном теле Родгфилда напрячься. Она Хранительница? Одна из тех мифических непорочных дев, что хранят порядок в его мире? Это звучало, по меньшей мере, невероятно, но он не чувствовал лжи в ее словах. Да и то, что девушка обладает магией тоже довольно необычно.
  Означает ли это, что он должен будет отпустить ее?
  О, нет, он так не думал. Он должен разобраться в том взрывном коктейле чувств и желаний, что возникли у него в груди при одном лишь взгляде на нее.
  - Обещаешь, что не будешь пытаться сбежать? - спросил Родгфилд у девушки, чьи ладошки лежали на его груди, отчаянно пытаясь оттолкнуть сильное тело мага. - Я не сделаю тебе ничего плохого и постараюсь помочь, - увидев сомнение в серебристых глазах, пообещал он.
  Она неуверенно кивнула и мужчина, с некоторым сожалением, выпустил ее из своих объятий.
  - Ты знаешь, как вернуть меня в обитель Хранительниц магии, человек? - недоверчиво переспросила девушка.
  Оказывается, не все смертные так плохи, как привыкли думать о них в обители.
  - Меня зовут Родгфилд Линиас. Можно просто Роф, - улыбнулся мужчина.
  - Роф, - немного нахмурившись, повторила девушка, а потом решительно кивнула каким-то своим мыслям и назвала свое имя, - Кариз. Так как, ты можешь мне помочь?
  - Если скажешь, что тебе нужно, - лукаво ответил Родгфилд.
  - Но я понятия не имею, как мне можно вернуться назад, - расстроено склонила белокурую головку Кариз и обняла себя за плечи.
  Как же она проклинала сейчас свое любопытство. Однако не только ему она должна сказать "спасибо" за то, что очутилась в мире смертных. Ведь кто-то столкнул ее в обрыв! А значит, были несогласные с изменением планов Эрон и в обители Хранительниц магии не все так гладко, как она привыкла считать. Или она просто накручивает себя и ей показалось, что ее толкнули? А если не показалось, то кто сказал, что это было сделано специально? Ведь кроме нее на обрыве находилось еще пять, таких же неугомонных, как и она сама, молодых будущих Хранительниц.
  - Кариз, - вырвал девушку из мыслей ласкающий слух низкий голос.
  - Я говорю, что если ты не знаешь, как вернуться домой, может, согласишься пока погостить у меня? - заботливо спросил смертный.
  - Нет, - мотнула головой Кариз. - Я должна оставаться тут - матушка-хранительница может придти за мной или послать какой-то знак, который помог бы отыскать путь наверх.
  Девушка заметила, как Роф недовольно поджал губы в ответ на ее слова.
  - Но ты ведь не собираешься безвылазно сидеть на берегу и ждать этот самый знак, который может и не появиться? - несколько раздраженно спросил он.
  Но отвечать Кариз не собиралась - ей в голову пришла идея, как можно переделать заклинание связи, адаптировав его под межмирное. Правда, она была не совсем уверена в успехе, но решила все равно попробовать - в ее положении не следует пренебрегать даже малейшей возможностью выбраться отсюда.
  Прошептав короткое заклинание, Криз почувствовала, как в ее кулачке тепло запульсировал шар послания...
  - Что ты делаешь? - схватив за руку девушку, прошипел Роф.
  - Собираюсь отправить своей наставнице послание, - посмотрев на смертного удивленными глазами, ответила она. - К сожалению, я не уверена, что это сработает, но попытаться стоит.
  С этими словами, она освободилась из рук смертного и, прошептав несколько слов, разжала ладонь. В одно мгновение послание девушки обернулось белой голубкой и вспорхнуло с ладони.
  Сзади донеслось досадливое шипение и, спустя мгновение, с руки Рофа слетел сокол, бросившейся за голубкой в погоню. Испугано вскрикнув, Кариз приложила ладошку к губам, наблюдая за развернувшей в небе погоней. Несколько раз сокол настигал голубку и пытался сбить ее на землю, но всякий раз ей удавалось вырваться. И вот, когда, казалось бы, у нее не было и шанса на спасение, фигурка птицы озарилась золотым свечением и... исчезла.
  - Получилось, - радостно захлопала в ладоши Кариз, но потом развернулась и недовольно посмотрела на Рофа. - Зачем ты это сделал? Зачем хотел помешать мне отправить послание?
  - А ты знаешь, к кому в руки оно попадет? - нашелся с ответом раздосадованный неудачей мужчина. Ему совсем не нравилось то, что послание девушки достигнет адресата - он не привык отказывать себе ни в чем и не был готов к тому, чтобы эта девушка внезапно пропала из его жизни. - Сама говорила, что тебя столкнули. А если твое послание сумеют перехватить те, кто это сделал? Они захотят спуститься и убить тебя?
  Подобное предположение заставило девушку нахмуриться.
  - Хранительницы не убивают, - поучительно ответила Кариз. - Тем, кто осквернил себя не место в святой обители и вообще я не уверена...
  Не успела девушка договорить, как мир поблек перед ее глазами и она погрузилась во тьму.
  Родгфилд едва успел подхватить на руки оседающее тело Кариз. В первое мгновение, он испытал страх за ее жизнь, но услышав слабое дыхание, успокоился - она просто упала в обморок.
   Мужчина растеряно осмотрелся, не зная, как лучше поступить. Но выбор за него сделала природа - небо на горизонте быстро затягивало тучами, усилился ветер и как-то разом похолодало. Надвигалась гроза...
  - Какая хорошенькая малышка, - жадно рассматривая девушку на его руках, заметил бесшумно приблизившийся Зайтон.
  - Я хочу, чтобы ты сейчас сгонял в город к старому мудрецу Шео, - твердо смотря на друга и своего помощника, отдал распоряжение Родгфилд. - Пускай прошуршит свою библиотеку и найдет мне всю возможную информацию о Хранительницах.
  - Обязательно делать это прямо сейчас? - недовольно скривился мужчина, ничуть не впечатлившись командным тоном Линиаса. - И что ты собираешься делать с этой крошкой?
  - А это уже не твое дело, - с угрозой в голосе прорычал Роф, неосознанно сильнее прижимая к себе тело Кариз. - Тебе было дано поручение - выполняй! Завтра утром, чтобы вся информация, что вам удастся нарыть, была у меня. Мы останемся в домике на берегу.
  Задумчиво наблюдая за удаляющимся Зайтоном, маг все сильнее прижимал к себе девушку, пока не услышал тихого болезненного стона. Расслабив хватку, он задумчиво посмотрел на нее. Он ее даже не знает, но уже готов ревновать ко всем подряд и к своему верному другу тоже. Зайтон был настоящим сердцеедом, на которого барышни пачками вешались и он не хотел, чтобы тот был рядом, когда Кариз откроет глаза. А еще помимо сжигающей внутренности похоти, в нем проснулось любопытство, вызванное ее словами.
  Хранительницы уже много веков были не более чем красивой легендой. Практически забытой сказкой. Им предписывали необычные способности, но если судить по тому, что эта девочка позволила себя поймать, она таковыми не обладает...
  Соврала? Но опять же, он не почувствовал лжи в ее словах и потом, слишком невероятна и смела была бы такая ложь.
  Обо всем этом Родгфилд думал, направляясь в сторону своего ездового ящера.
  Тут неподалеку находился небольшой домик, в котором в прежние времена жили рыбак со своей супругой. В детстве он часто любил заглядывать к ним на огонек и слушать рассказы доброй женщины. С тех пор, как они уехали, прошло около пяти лет, а домик так и остался пустовать. В нем они смогут переждать грозу.
  Взобравшись на спину животного и стараясь не потревожить все еще пребывающую без сознания девушку, Родгфилд направился к знакомой с детства тропинке.
  Вскоре они добрались до небольшого деревянного домика. Открыв скрипнувшую старыми петлями дверь, маг сосредоточился и призвал своего помощника. Конечно, он предпочел бы доставить Кариз к себе домой, но путь до города занял бы, по меньшей мере, полтора часа, да еще по городу... А на улице с каждой секундой все больше начинал бушевать ураган, порывы ветра становились все сильнее и уж первые крупные капли дождя начали барабанить по мутным, от годовой грязи и пыли, окнам.
  - Ди, приберись тут и как можно быстрее, - приказал Родгфилд, когда рядом с ним, словно из воздуха, материализовался помощник-домовой.
  - Слушаюсь, господин, - поклонился небольшой человечек с рожками и хвостом. Он смазанной тенью заметался по небольшой комнатке - спальне бывших хозяев, а в воздухе стала отчетливо ощущаться магия.
  Род Ди служил их семье на протяжении многих поколений. Эти небольшие человечки обладали довольно сильными магическими способностями и были незаменимы в домашнем хозяйстве. Создать одежду буквально из "воздуха" или сделать так, чтобы метла сама подметала пол, а топор сам рубил дрова, которые потом будут так же сами "прыгать" в камин, в одно мгновение достать из своего пространственного кармана сдвоенные мечи Родгфилда... все это не было проблемой для такого, как Ди. Более того, подобные ему умели делать то, до чего еще магически не "доросли" маги Лахоса - телепортироваться. И сейчас Родгфилд как никогда сожалел об отсутствии у него именно этой возможности. Ему хотелось доставить лежащую у него в руках девушку к себе домой, куда еще ни разу не ступала ноги ни одной из его прежних любовниц.
  Бросив хмурый взгляд на Кариз, он вновь задумался. Чувства, которые эта незнакомка будила в нем, были противоречивы и с каждой последующей секундой все больше раздражали мага. Он просто хотел ее тела! Но тогда почему он едва не вышел из себя, когда увидел заинтересованность Зайтона? Почему желает отвести ее к себе домой, защищать и баловать? Это не нормально испытывать подобные желания по отношению к абсолютно незнакомой девушке.
  Когда там, на берегу, он предлагал Кариз свою помощь, он ни минуты не собирался не самом деле помогать ей вернуться в какую-то там обитель. Во всяком случае, пока он испытывает эту сжигающую тело и туманящую разум потребность в ней. Он никогда еще не чувствовал ничего подобного и было, по меньшей мере, глупо отпускать девушку пока он не разобрался в себе и своей внезапно вспыхнувшей потребности в ней. Просто трезво оценив возможности, что было совсем непросто в сложившейся ситуации, понял, что ему намного проще будет завоевать малышку, притворись он ее помощником. Конечно, был еще вариант просто взять и утащить в свой дом, запереть в роскошных покоях и запечатать магией все входы и выходы. Но тогда вряд ли в скором времени она одарит его своей благосклонностью, а брать женщин против воли было не в правилах Линиаса. Да и прибегнуть к этому плану он успеет в любое время.
  
  В это же время в главном храме обители Хранительниц магии...
  
  - Ты все поняла, Кариз? - строго спросила Эрон.
  - Да, матушка-хранительница, - поклонившись, ответила Кариз.
  Она должна была проделать нелегкий и опасный путь, чтобы получить шанс вернуться в обитель Хранительниц. Девушке было страшно и она искренне надеялась на помощь того странного смертного, которого встретила на берегу моря и который сейчас остался наедине с ее безвольным телом.
  - Держи, - Эрон силой мысли наколдовала своей любимой ученице проводника - золотую довольно крупного размера бабочку, которая должна была провести ее по самым безопасным тропкам и в целости доставить домой.
  - Спасибо, - осторожно принимая из рук Главенствующей Хранительницы дар и наблюдая, как светящаяся бабочка превращается в золотой рисунок на внутренней стороне ее запястья.
  - Когда понадобится проводник, просто поверни запястье к верху и мысленно отдай приказ показать дорогу, - пояснила Эрон. - Будет не нужен, прикажи вернуться на место. А теперь иди и береги себя, Кариз. Не забывай о своем предназначении и остерегайся смертных. У них слишком много пороков, а падшим в обитель вход воспрещен.
  Девушка почтительно поклонилась той, что пеклась о ее благополучии с самого детства и... исчезла из небольшой комнатки главного храма обители Хранительниц магии.
  Едва окутавшее тоненькую фигурку Кариз сияние осыпалось золотой пылью на пол и исчезло, в комнату вошло четыре девушки. Правда, девушками они казались только на первый взгляд - в глазах их была видна многовековая мудрость. Это были самые лучшие и верные подруги Эрон - Шита, Мира, Лиут и Лаит. В свое время они все вместе были воспитанницами Главенствующей Хранительницы Рорит и с тех пор связаны крепкими узами дружбы. Однако в свете последних событий - а Эрон не верила в случайное падение Кариз - она не собиралась доверять никому, даже им.
  - Тебе удалось отыскать Кариз? - спросила шатенка Лаит.
  - Увы, - отрицательно покачала головой Эрон, одевая на лицо непроницаемую маску сожаления. - А вы?
  - Нет, - устало ответила Мира, опускаясь на длинную скамью подле бесконечно высокого и длинного стеллажа книг.
  Эрон сдержала вздох облегчения - значит, ей удалось первой обнаружить ее и наложить отводящий взгляд полог.
  - И что ты собираешься делать, Эрон? - спросила Шита. - До дня солнцестояния осталось всего несколько недель. А что если мы ее не найдем?
  - Я думаю, в этом случае, знания перейдут к воспитаннице Даго, - предположила Лаит.
  - Да, кроме нее никто не сможет принять твои силу и знания. Остальные слишком слабы и не готовы к такому грузу и ответственности, - кивнула Лиут, соглашаясь со своей сестрой.
  - И все же я буду верить, что нам удастся отыскать Кариз до дня солнцестояния, - вставая со своего кресла, сказала Эрон. - Она больше остальных воспитанниц достойна стать следующей Главенствующей. Продолжайте поиски, как только найдете, сообщите мне. А я взгляну в Книгу Заклятий. Возможно, она подскажет мне, как отыскать девушку в Лахосе.
  
  В небольшом домике на берегу моря...
  
  Родгфилд лежал рядом с Кариз и лениво изучал тонкие черты красивого лица, то и дело возвращаясь взглядом к нежно-розовым губам девушки, которые так хотелось целовать и которые так хотелось, чтобы целовали его. После долгих и мучительных размышлений, он пришел к окончательному решению не противиться возникшему влечению. Все-таки ему уже далеко за пятьдесят, а точнее уже очень близко к первой сотне. Почти треть его жизни прошла, и Линиас уже давно морально созрел для создания семьи. Кто знает, возможно, эта малышка - его шанс? Ведь не зря она рождала в нем такие сильные эмоции, желания, потребность...
  Девушка пошевелилась, постепенно приходя в себя, и Родгфилд, не выдержав, дотронулся пальцами до чуть прохладной бархатистой кожи девичьей щечки.
  Серебристые глаза распахнулись, снова затягивая в неведомый ему до селе мир щемящей нежности и потребности оберегать. Маг ожидал, что Кариз оттолкнет, примется обвинять его в неподобающем поведении, но она только с любопытством смотрела на него, изучая так же, как на берегу несколькими часами ранее.
  - Ты... необычный, - сказала она, привстав на кровати и теперь уже практически нависая над ним, проводя пальчиком по его лицу.
  - Что?
  Маг был сбит с толку странным поведением этой малышки. Она очерчивала своим пальцем контуры его лица, брови, нос, рот, но при этом в ее глазах было лишь любопытство и озадаченность. Словно она не имела ни малейшего представления, как действует на него это откровенная провокация, какие желания в нем будит.
  - Ты другой, - повторила Кариз и снова очертила пальчиком контур лица. - Ты крупнее, чем я и все виденные мной Хранительницы, у тебя более грубые черты лица и... ты весь какой-то другой...
  Несколько долгих мгновений Родгфилд смотрел на нее и не мог вникнуть в суть ее слов, а когда вник... не выдержал и рассмеялся, от пришедшей в голову догадки.
  Кариз же звук хриплого смеха смертного отрезвил, и она соскочила с кровати, затравлено озираясь в поисках двери. Она должна как можно скорее отправиться в путь, иначе рискует не успеть ко времени вернуться в обитель. Ее взгляд натолкнулся на окно, которое омывали потоки ливня. Кариз знала о подобном природном явлении, но никогда прежде не видела своими глазами - в обителях всех сияло солнце. Там не было жарко или холодно, там не существовало времен года.
  Подойдя к окну, девушка распахнула створки и заворожено уставилась на гнущиеся от сильных порывов ветра деревья и льющую из неба воду. Она не замечала холода, так как сейчас все ее существо было поглощено изучением этого нового для нее явления. Высунув руку из окна, она подставила ее под капли дождя.
  - Ты что делаешь?! Заболеть хочешь?! - недовольно зашипел на ухо Роф, оттягивая девушку за талию от окна и снова закрывая его. - Что, дождя никогда не видела?
  - Нет, - искренне ответила Кариз и немного смутилась под пристальным и недоверчивым взглядом смертного. - В обители всегда светит солнце, - наконец, не выдержав такого пристального внимания, пояснила она.
  В небольшой комнате повисло молчание. Девушка мучилась сомнениями, не уверенная стоит ли доверять этому смертному, а мужчина смотрел на сидящую перед ним малышку и пытался понять, не издевается ли она над ним. Но... она была чиста, как младенец - такая же невинная и бесхитростная. Означает ли это, что Кариз действительно будущая Хранительница и что она никогда не видела ни мужчин, ни его мира?
  Если она хоть вполовину так наивна и невинна, как он сейчас думает, ее соблазнение не займет много времени. А потом... потом он заставит ее забыть об этой обители, если все еще будет испытывать в ней потребность.
  - Господин, ужин готов, - возник рядом с его ногой Ди и немного склонил голову в почтительно поклоне.
  - Спасибо, Ди, - машинально ответил Линиас, не отводя задумчивого взгляда от ушедшей в себя Кариз.
  - Идем, ты, верно, проголодалась? - спросил маг и махнул рукой в сторону двери.
  Девушка вздрогнула и, обернувшись, бросила на него удивленный взгляд.
  - Говорю, что стол накрыт. Идем, ты наверняка успела проголодаться, - спокойно повторил маг.
  - Не знаю, - заставил его статуей застыть неуверенный и сбитый с толку голос девушки. - А что такое "проголодаться"?
  И тут Родгфилд впервые подумал, что, возможно, все будет не так просто и забавно, как он себе изначально представлял. А спустя буквально полчаса получил подтверждение своей догадке. Маг чувствовал себя одним из заключенных-подопытных, на которых целители тестировали свои новые зелья. Во время всего ужина Кариз не отрывала от него пытливых серебристых глаз и с интересом наблюдала за его реакцией на каждый глоток вина, на каждый кусочек еды, отправленный им в рот. И стоило признать - подобная трапеза не приносила Родгфилду абсолютно никакого удовольствия. Но, внезапно пришедшая в голову мысль, заставила мужчину замереть и, растянув губы в предвкушающей улыбке, поставить на место кубок с вином.
  Кариз тоже заметила, как недовольство на лице смертного сменилось довольно странной улыбкой, и насторожилась, оторвавшись от изучения какого-то... салата, как назвал это нечто Роф. Она все еще не решила, стоит ли просить его о помощи или для нее будет безопасней самой отправиться в путь. Все-таки у нее теперь есть проводник, а это означает, что она уже не заблудится в незнакомом ей мире. А свой страх... она должна быть сильной и достойной оказанной ей чести.
  - Кариз, может, попробуешь вина? - придвигая свой стул вплотную к стулу девушки, спросил Роф своим гипнотическим, искушающим голосом.
  Она непонимающе посмотрела на мужчину, а тот потянулся к нетронутому ею кубку. Честно говоря, ей было безумно интересно попробовать хоть что-то из того, что с таким удовольствием "перекусывал" смертный. Но помня, к чему привело ее любопытство в последний раз, она остерегалась неведомой еды. Роф утверждал, что она необходима для пополнения сил, но в обители никто никогда ничего на "перекусывал" - они черпали силы из магических потоков.
  - Могу поспорить, тебе понравится его вкус, - тем временем буквально мурлыкал смертный на ушко мучимой желанием взять кубок Кариз. - Неужели, оказавшись в Лахосе, ты не хочешь попробовать что-то новое, узнать что-то неизведанное. Вино, еда - это лишь малая часть того, что тебе предстоит открыть для себя. Ну же, Кариз, мой замок может похвастаться лучшими винными погребами в королевстве и лучшими поварами.
  Говоря все это ей на ухо, он держал кубок около девушки так, что до нее доносился приятный аромат этого самого вина. Его вторая рука находилась на спинке ее стула, и сильные пальцы чертили какие-то ведомые только смертному узоры на ее обнаженном плече.
  Взвесив все "за" и "против", Кариз все же решила удовлетворить свое любопытство.
  'Но только на этот раз!', - пообещала она себе.
  Роф ведь тоже пил напиток из того же графина и ничего плохого с ним не произошло, а значит не произойдет и с ней. Потянувшись к кубку, она обхватила его тоненькими пальчиками. Стоило девушке слегка пригубить напиток, и на ее языке взорвался богатый букет с нотками цветущих полей и солнца. Вкус был настолько неповторим и прекрасен, что Кариз даже застонала от удовольствия, прикрыв в блаженстве глаза. Она сделала еще несколько небольших глотков, наслаждаясь новым вкусом и чувствуя, как приятное тепло разливается по телу.
  
  Родгфилд смотрел на зажмурившуюся от удовольствия девушку и абсолютно не испытывал угрызений совести по поводу того, что собирается воспользоваться ее доверчивостью. Он хотел узнать о ней как можно больше всего. Наконец, он хотел узнать ее - малышку, к которой его тянуло словно магнитом. Кариз же как назло молчала все время, на любой его осторожный вопрос, отвечая задумчивым взглядом и нахмуренными бровками.
  Однако вскоре мысли Линиаса приобрели несколько иное русло, и желание разговорить девушку уступило более примитивной жажде плоти. Разве мог он думать о чем-то еще, когда из ее ротика выскользнул юркий язычок, чтобы слизнуть сладкую капельку пьянящего вина с нежно розовых губок, при одном взгляде на которые его воображение рисовало грешные картины? Разве есть место мыслям, когда все существо напрягается от горячей волны желания, растекающейся по венам и заставляющей чувствовать себя малолетним юнцом? Проклятье, он не сможет сосредоточиться ни на чем, если она будет соблазнять его этими томными стонами и выражением чистого экстаза на лице!
  Забрав у девушки бокал, он потянулся к нетронутой ею еде и, захватив вилкой, самый аппетитный кусочек мяса, поднес его к губам девушки. Кариз вопросительно взглянула на него.
  - Попробуй, - искушающее улыбнулся он, - вино же тебе понравилось.
  Девушка неуверенно потянулась к вилке, но Родгфилд удержал ее руки, ближе поднося сочный кусочек. Это было мальчишеством, и он сам до конца не понимал своих порывов, но почему-то захотелось покормить ее со своих рук.
  Уловив аппетитный запах, девушка снова облизнулась, испытывая на прочность его контроль, и осторожно взяла с вилки предложенное яство. Наблюдая за Кариз, Родгфилд в который раз за последние пять минут тяжело сглотнул и сжал ту руку, что лежала на спинке стула девушки, в кулак в попытке обуздать свою похоть.
  Кариз вырвала из его с силой сжавшихся пальцев вилку и начала сама понемногу пробовать каждое блюда, а маг сидел и из последних сил сдерживался, чтобы тут же не наброситься на девушку. Сейчас она казалась ему намного соблазнительней, чем его многочисленные любовницы во время кульминации. Поволока наслаждения в серебристых глазах, которые с каждой новой отправленной в ротик вилкой на мгновение прятались за удивительно черными ресницами, заставляла его тяжело дышать и со всех сил сжимать кулаки. Ее язычок, что время от времени облизывал сочные губки... маг страдальчески застонал и откинулся на спинку жалобно скрипнувшего стула, прикрыв глаза.
  - Что-то случилось? - встревожено спросила девушка.
  - Что? - посмотрел маг на нее, силой вырывая себя из уже разбушевавшейся не на шутку фантазии.
  - У тебя что-то случилось? - участливо спросила Кариз. - Просто... ну... ты застонал, словно от боли.
  Охренеть! Это будет просто охренеть, как сложно не сорваться раньше времени, так как Родгфилд впервые четко осознал, кто кого из них двоих будет соблазнять на самом деле. Просто одной малышке вовсе не обязательно знать женских уловок, чтобы заставить его выть зверем от дикого желания...
  - Не обращай внимания, - сквозь зубы процедил он, выдавив из себя подобие улыбки. - Может... расскажешь что-то о себе?
  Кариз пожала плечами и впервые за весь вечер улыбнулась ему, от чего сердцу в груди вдруг стало тесно, а кровь еще быстрее побежала по венам. Что же она делает с ним?
  - Например?
  - Например... о доме, - пожал плечами Родгфилд.
  - Об обители? - спросила Кариз, и ее взгляд стал задумчивым.
  А потом она начала рассказывать о том, что в его мире считалось лишь давно забытой легендой.
  Мужчина, словно завороженный слушал ее нежный голосок, не забывая время от времени подливать в бокал вино и задавать все более серьезные вопросы. И чем больше рассказывала Кариз, тем меньше магу нравились ее слова, так как они заведомо выносили приговор любым их отношениям. А он был не согласен отпускать от себя девушку, пока не разберется в тех чувствах, что она будит в нем. И потом, он ее хотел и сильно, а Родгфилд не привык отказывать себе в чем-либо.
  
  Чуть позже маг сидел около кровати и задумчиво смотрел на спящую Кариз. Сказать, что этот вечер был необычным для него, значит, не сказать ничего. Несколько бокалов вина заставили девушку расслабиться, и она перестала что-либо утаивать от него, правдиво рассказывая и об обители, и о своих сестрах, с которыми она воспитывалась, и о матушке-хранительнице.
  Родгфилд был рад, что именно он наткнулся на том берегу на нее. Попади эта доверчивая и бесхитростная девчонка в другие руки и ее жизнь превратилась бы в настоящий ад. И дело было не только в ее необычной внешности, но и в тех способностях, что в любом случае проснутся в ней спустя несколько недель. Один не истощаемый магический резерв чего стоит! Ни один маг не откажется иметь под боком сладкую малышку, которую можно использовать еще и как проводника.
  Его девочка была слишком невинна для этого жестокого мира...
  Его?!
  Родгфилд почувствовал, как губы растягиваются в улыбке. Вспомнились ее рассказы о сестрах и их проказах, ее смех, когда она слушала его. Да, он не против, чтобы она стала действительно только его... Проклятье, он слишком быстро привязывается к девчонке! Всего за один вечер она заставляет его глупо улыбаться от одного лишь воспоминания о проведенном вместе времени.
  Мужчина устало потер лицо. Да, он влип, и по-крупному. Это было глупо отрицать, да и не страдал он привычкой отрицать свои собственные слабости.
  Подумать только из всех многочисленных женщин Лахоса всех рас и мастей, судьба подкинула ему мифическую Хранительницу, не влюбиться в которую он не имел ни малейшей шанса. И что ему делать? В этот вечер, выслушав рассказ Кариз и несколько по-другому взглянув на ситуацию, Родгфилд пообещал Кариз, что поможет добраться до Гардалийских гор, где находится место соединения двух миров, но он не был уверен, что у него хватит сил просто взять и отпустить ее. Да и не хотел он этого делать! Осталось только понять, как уговорить ее остаться... или заставить.
  - Я не понимаю, к чему тебе все это? - возмутился Зайтон на следующее утро, когда Родгфилд начал настойчиво выспрашивать у него всю нарытую им и мудрецом информацию о Хранительницах. - Я вчера целый вечер и ночь вместо того, чтобы отдыхать сдувал пыль с древних свитков! И я ни слова больше не скажу, если ты не объяснишь мне, что за блажь на тебя нашла!
  - Я бы рассказал тебе, но пока не время. Просто скажи, что вам удалось найти на этих Хранительниц, - нетерпеливо расхаживая по небольшой прихожей, потребовал Родгфилд. - Мне нужна вся возможная информация, а особенно о том, есть ли какие-то упоминания о Хранительницах, которые попадали в Лахос и не могли вернуться назад в обитель.
  - Это как-то связано с той крошкой, что ты вчера заловил на берегу? - в лоб спросил Зайтон.
  - В некотором роде, - уклончиво ответил Родгфилд.
  - Ладно, - признавая свое поражение, вздохнул Зайтон и полез в большую седельную сумку, которую захватил с собой, предварительно сняв с ездового ящера.
  - Вот тут все, что нам удалось нарыть в библиотеке, - протягивая пожелтевшие и изрядно измятые старые листы пергамента, сказал друг. - Пока мы все это искали, Шао так увлекся, что походу рассказал мне все, что сам знал об этих Хранительницах. Так вот по поводу твоего вопроса - согласно преданиям Хранительницу не пустят обратно в обитель, если она сдастся человеческим грехам, опорочит свою чистую душу... ну, там убийством, алчностью, жаждой власти и дальше по списку.
  - Хм... а это уже интересно, - задумчиво потер подбородок Родгфилд.
  Означают ли слова мудреца, что соблазнив Кариз, он может больше не опасаться ее ухода в обитель? Насколько он помнил, похоть, наслаждение плоти тоже значились в этом самом списке человеческих грехов. Потому что он не представлял себе, что Кариз может стать жадной до денег или власти, а тем более не мог представить ее убивающей, делающей кому-то гадости. А вот соблазнить ее... мужчина и так планировал вплотную заняться этим, но теперь у него появились более серьезные причины поторопиться. Что касается чувств, то он сможет добиться их и потом. Главное не спугнуть ее сейчас, заставить довериться ему.
  - Родгфилд! - вывел мага из задумчивости очередной окрик Зайтон. - Так ты объяснишь мне, наконец, что происходит?!
  - Ладно, пойдем, пройдемся и поговорим. Не хочу, чтобы твои вопли разбудили Кариз...
  
  Однако Кариз уже давно не спала, а тихонько стояла возле двери, вслушиваясь в разговор двух смертных. Ее настораживал тот факт, что они хотят узнать как можно больше о Хранительницах. Хотя куда уж больше того, что она выболтала прошлым вечером?
  Девушка чувствовала себя неловко, когда проснувшись сегодня утром, вспоминала свои признания Рофу. По сути, она выболтала очень много из того, что обычным смертным знать не положено, и виной всему был тот рубиновый напиток с волшебным вкусом и, как оказалось, коварным воздействием.
  И что ей делать? Кариз помнила об обещании Рофа помочь ей добраться до Гардалийских гор, так же как и его предупреждения об опасностях этого мира. Но безопасен ли для нее сам Линиас? Девушка не понимала, зачем ему вся эта информация о Хранительницах, а особенно о том, могут ли они по собственному желанию оставаться в Лахосе. Вчера вечером она ответила ему, что нет - Хранительницам закрыт путь в мир смертных, так же как и смертным - в обитель. И что, только отслужив свой срок, они могут выбрать забвение и вторую жизнь в Лахосе. А теперь он хочет знать, за какие прегрешения Хранительниц карают изгнанием и лишением сил? Возможно, Роф не так безопасен для нее, как хотел казаться? Кто знает, что у этих смертных на уме? А она обязана вернуться и вернуться в срок!
  С этими мыслями девушка выбралась из домика в намерении самой отправиться в путь. У нее есть проводник. По словам матушки-хранительницы, он проведет ее самыми безопасными тропками, а значит, ей нет смысла опасаться тех опасностей, о которых говорил смертный.
  Недалеко от небольшого домика, Кариз увидела огромное и грозное на вид животное с лоснившимся от переливающихся холодными оттенками чешуй телом и длинным хвостом, усеянным острыми шипами. Жуткие оранжевые глаза животного с вытянутым зрачком с любопытством уставились на нее, словно изучая. На его спине девушка заметила какое-то странное приспособление. Несмотря на то, что Хранительницы никогда не использовали животных для более быстрого передвижения по обители, потому как просто не нуждались в этом, для Кариз не составило труда догадаться, что перед ней ездовой ящер. Роф вчера несколько раз упоминал о них.
  Немного подумав, девушка решила воспользоваться неосторожно оставленным без присмотра ездовым животным. Подойдя к не очень дружественно настроенному ящеру, она положила свою ладонь на чуть прохладную чешую между глазами и прикрыла глаза. Это было животное того смертного, что она видела вчера рядом с Рофом и оно было не против помочь ей. Улыбнувшись, Кариз ласково погладила чешуйки, благодаря ящера за помощь и взобралась на то, что у нее в голове прозвучало, как седло. Точнее попыталась взобраться, но почему-то после каждой попытки оказывалась на земле.
  - Это не смешно, - надувшись, пробурчала Кариз, заметив, что ящер начал фыркать, потешаясь над неуклюжей девушкой.
  Повернувшись к ней, ящер ткнул мордой в лежащую на коленях ладошку.
  - Хочешь мне что-то сказать? - улыбнулась она и приложила ладонь к морде. В ту же секунду у нее в голове всплыла картинка, как мужчина ловко взлетает в седло.
  - Стремя? - задумчиво прошептала Кариз, опуская взгляд на болтающееся намного ниже седла приспособление.
  На этот раз у нее с грехом пополам удалось взобраться на животное и, прошептав заклинание, отпустила на свободу проводника, который золотым светящимся шариком воспарил вверх. Покружившись под самым носом ящера, он принял облик большой светящейся бабочки и рванул вперед, показывая дорогу. Кариз изо всех сил вцепилась во внушительные наросты на шее ящера, так как показанная животным картинка, как наездник держится за совсем ненадежный повод, не вызвала у нее доверия. Как можно удержаться на ящере просто держась за тоненький поводок, если она едва может усидеть, вцепившись мертвой хваткой руками и ногами?
  Уже спустя буквально несколько часов такой езды у Кариз окаменела спина и ужасно ныли ноги, которыми она с силой сжимала бока животного. Однако она не спешила останавливать ящера, желая как можно скорее добраться до тех злосчастных гор и вернуться домой. Все-таки слова Рофа о диких зверях и каких-то разбойниках, которые могут просто от нечего делать причинить вред человеку возымели свой эффект и ей было страшновато надолго оставаться одной в этом незнакомом мире. Хоть она и уговаривала себя, что сможет защитить себя при помощи магии.
  Возможность проверить действительно ли она способна защитить себя у девушки появилась уже ближе к ночи, когда она, мучимая болями в спине, ногах, руках... да во всем теле, лежала на небольшой зеленой полянке, прислонившись головой к примостившемуся рядом ящеру, и задумчиво рассматривала звезды.
  Сначала Кариз почувствовала, как напрягся рядом ящер, а потом и вовсе вскочил, издавая странным и пугающие звуки, а потом она услышала... рычание. Резко поднявшись на ноги и осмотревшись, девушка наткнулась на пронзительный взгляд желтых светящихся глаз. Он пробирал до самых костей и вызывал в хрупком теле дрожь страха, которая только усиливалась, когда в темноте загоралась очередная пара глаз.
  Из ступора Кариз вывело шипение ящера, и она принялась плести заклинание, окутывая их прозрачным защитным куполом. Проговаривая про себя придуманные на ходу слова, сплетая пальцами сеть заклинания, девушка поняла, что за все годы обучения их никогда не учили направленной на защиту или нападение магии. И теперь ей приходилось импровизировать, надеясь, что далеко неидеальное заклинание будет способно, по крайне мере, оградить от посягательств хищников.
  Едва Кариз успела окутать себя и ящера защитным куполом, горящие желтые глаза оказались в опасной близости, и во тьме она смогла четко различить мощные, покрытые густой серой шерстью тела хищников. Волки. Во взгляде каждого читался приговор, но слава Магии, они не смогли преодолеть выставленный щит.
  Внезапно, окружившие их хищники расступились, являя взору девушки более крупного черного волка. Порыкивая на скалящихся собратьев, он походкой царя зверей подошел вплотную к щиту и его жуткие желтые глаза нашли ее. А спустя долгое мгновение Хранительница поняла - перед ней не обычный хищник, а очень даже разумное существо с таким интересом, удивлением и даже потрясениям осматривал он ее.
  И все бы ничего, но вдруг воздух вокруг огромного зверя вспыхнул черно-серебристыми искрами и когда те осыпались, перед Кариз оказалась фигура смертного. От неожиданности девушка отшатнулась и упала, продолжая отползать от возвышающейся над ней мощной фигуры пока не уперлась спиной в бок ящера. И пока она пыталась придти в себя после увиденного, унять вылетающее из груди сердце, ее с интересом рассматривали те же жуткие желтые глаза, но уже на человеческом лице. Когда он хищно прищурился и, не отрывая от нее голодного взгляда, облизнул свои чуть полноватые губы, Кариз почувствовала себя какой-то едой.
  - Надо же, а эта старуха не сказала, какой ты лакомый кусочек, - все так же рассматривая девушку, задумчиво протянул 'волк'.
  В ту же секунду остальные фигуры волков также окутало черно-серебристыми искрами и перед глазами сбитой с толку и испуганной Кариз один за другим с земли поднимались уже человеческие фигуры.
  - Кид, тебе помочь убить девчонку? - издевательски спросил мягкий голос и к черному 'волку' приблизилась... да, точно она походила на ее сестер и ее саму. Девушка, такая же, как и сама Кариз. На какое-то мгновение, она испытала что-то похожее на радость от встречи с подобной себе, пока до нее не дошел смысл сказанного смертной.
  Убить?
  То есть насильно отнять у нее то, что подарил сам мир - ее дыхание? О, во имя Магии, эти смертные действительно нуждались в покровительстве, раз в их головы приходят подобные мысли!
  - Судя по тому, с каким самозабвением Кид сейчас распускает свои феромоны, вовсе не о том, как грохнуть эту крошку он сейчас думает, - оскалился другой 'волк'.
  - Да уж, я бы и сам не против с такой малышкой уединиться на часок-другой, - хмыкнул еще один, а потом мечтательно добавил: - а может, и на годик-другой.
  - Молчать, - прорычал Кид, не в силах отвести глаз от девушки, при одном взгляде на которую в его голове начинают рождаться откровенные фантазии. - Наши планы немного меняются - я забираю ее себе.
  Хищная улыбка 'волка' и шаг в ее сторону, заставил Кариз буквально сжаться от страха и попытаться отползти еще дальше. Что нужно этому дикому зверю от нее?
  - Ты идиот? - зло спросила 'волчица' и схватила Кида за руку. - На кой тебе таскаться с этой немощной? Нам заплатили за...
  - Шира, ты хочешь оспорить мое решение? - бросил на девушку совсем не добрый взгляд смертный и угрожающе зарычал на нее.
  Это звук вывел Кариз из того оцепенения, в которое она впала после превращения шестерых волков в людей и она быстро вскочила на ящера.
  Однако попытка спастись так и осталась попыткой, так как спустя буквально несколько минут ездовой ящер присел от навалившегося на него дополнительного веса, а Кариз ощутила на своей талии стальную хватку сильных рук. Сердце девушки вылетало из груди от страха, и она даже боялась лишний раз вздохнуть, чувствуя на своей шее горячее дыхание смертного, зарывшегося лицом в ее волосы и время от времени издающего рычание.
  - Куда-то собралась? - наконец, выдохнул он, натягивая поводья ездового ящера и поворачивая его в противоположную сторону.
  Кид свистнул своим людям, и Кариз заметила, как те превращаются в волков и послушно бегут за ящером.
  В очередной раз отойдя от шока и даже не пытаясь понять, как 'волку' удалось нагнать ящера да еще 'на ходу' запрыгнуть на него, девушка снова потянулась за своей магии, сплетая заклинание.
  - А ты настойчивая, крошка, - хмыкнул сидящий позади нее мужчина и еще сильнее притиснул ее к своей груди, одновременно оплетая ее черной дымкой своей магии, - но слишком неопытна.
  Кариз в ужасе осознала, что ее едва начатое плетение распалось, а начать следующее ей не дает странный черный туман. Захлестнувшая все ее существо паника, заставила девушку со всех сил дернуться в стальной хватке смертного, попытаться выкрутиться и скинуть его с седла. Но на все ее попытки тот, кого остальные называли Кидом, только посмеивался, цокал языком и тихонько журил, что она может упасть и свернуть себе шею.
  - Отпусти меня! - из последних сил дернулась Кариз.
  - И позволит кому-то другому заполучить такую добычу? - насмешливо спросил смертный, снова зарываясь носом в ее волосы и вдыхая полной грудью. - И потом нам еще утром заплатили за то, чтобы одна малышка не добралась до пункта назначения. Так что у тебя только один выход, чтобы остаться в живых - быть послушной девочкой и не разочаровывать меня.
  - Вы спутали меня с кем-то, - предприняла последнюю отчаянную попытку достучаться до смертного Кариз. - Мне никто не может желать зла по той простой причине, что меня тут никто не знает.
  - О, тут ты ошибаешься, - выдохнул в шею смертный и заерзал позади нее, чтобы через секунду протянуть ей что-то. - Или скажешь это не твое?
  Дрожащими пальцами Кариз взяла вещичку, чтобы тут же по вышивке узнать свой нашейный платок. Но как? Кто? Зачем? Долгие минуты она в немом замешательстве смотрела на вещь, пока 'волк' не забрал ее из ослабевших пальцев и не вернул в карман своих штанов.
  - Вот видишь, а ты говоришь - 'ошиблись', - снова хмыкнул он красноречивой реакции девушки. - Волки никогда не ошибаются, малышка, а я так тем более. Я лучший охотник в королевстве. И та кругленькая сумма, которую старуха отвалила за это плевое дело, говорит лишь о том, что ты кому-то довольно сильно мешаешь. Так что тебе в пору было бы проявить благодарность, - Кариз вскрикнула, почувствовав болезненную хватку в волосах и запрокидывая голову. - Для начала поцелуя будет достаточно...
  Девушка не понимала, что он хочет сделать, но ей не нравился хищный блеск желтых глаз и не менее хищный оскал на лице. Потому, когда он начал наклонять голову, она изо всех сил начала выкручиваться, уже не обращая внимания на боль от зажатых в кулаке волос. Но 'волк' вовсе не расстроился, когда вместо рта девушки, его губы коснулись нежного бархата шеи. С упоением он начала лизать и ощутимо прикусывать сладкую кожу незнакомки, пока та не всхлипнула от очередного укуса на грани боли. Едва найдя в себе силы оторваться от нее, Кид погнал не особо желающую поторопиться ящерицу по направлению к своей берлоге. Он не желал останавливаться на привал, так же как и не желал делиться своей добычей с остальными парнями. Однако он понимал, что остановиться на ночлег все же придется - они полдня гонялись за девчонкой и должны отдохнуть.
  Уже около весело потрескивающего огня, Кид уложил девушку на мягкую траву и укутал своим телом. Незнакомка напряглась и мелко задрожала в его руках, но он не обращал на это внимание - сытый после успешной охоты и доволен своей добычей, Кид быстро уснул.
  
  Родгфилд смотрел на окутанных сном оборотней и из последних сил боролся за свое самообладание.
  Он испытывал облегчение от того, что отыскал глупую беглянку и в то же время горел от ярости при виде того, куда привел ее этот побег - в лапы волка, который спал, практически подмяв ее под себя, оплетая стройное тело руками и ногами. Разрушить выставленную волками магическую защиту для мага его уровня не составило труда и теперь он осторожно подходил к Кариз, чтобы забрать ее из рук волка.
  - Разберись тут, - не оборачиваясь, кинул Родгфилд последовавшему за ним Зайтону и запрыгнул на своего уставшего ящера.
  Он не знал, как заклинание сна будет действовать на девушку и ему не хотелось испугать ее жестокостью этого мира, если она проснется. Потому только отъехав на достаточно безопасное расстояние от волков и оставшегося допрашивать их Зайтона, маг остановил ящера. Однако его переживания по поводу несвоевременного пробуждения Кариз оказались напрасными - она сладко проспала до самого утра и даже его разговор с Зайтоном не смог потревожить крепкий сон хрупкой Хранительницы.
  
  Глава 2
  
  Первое, что увидела Кариз, открыв глаза - гневное лицо склонившегося над ней Родгфилда. Ей стоило признать, ярость на этом хищном лице с грубыми, но по-своему красивыми чертами, выглядел более чем впечатляюще и, возможно, она даже испугалась, если бы не была так рада видеть его. Поэтому вместо того, чтобы проникнуться всей глупостью своего поступка и явить собой картину искреннего раскаяния, девушка радостно закричала и повисла на шее своего спасителя.
  Не то, чтобы Родгфилду, который сразу же заключил ее в плен своих рук, не нравился подобный поворот событий, но...
  - Глупая, я ведь чуть с ума не сошел, когда понял, что ты сбежала, - все сильнее прижимая к себе Кариз, прорычал мужчина. - Больше никогда так не делай. Поняла?!
  Маг почувствовал, как девушка глубоко вздохнула и предприняла попытку отстраниться. Но он был не готов отпускать ее, хоть и продержал в своих объятиях до самого рассвета.
  Не передать словами тот коктейль чувств, что испытал он, когда понял, что Кариз нет в домике. Сначала он подумал, что не успел и она нашла способ уйти в свою обитель. От этого в его груди стало тесно от горечи и разочарования, а когда Зайтон сказал, что пропал его ящер... Мимолетное облегчение от того, что она все еще в Лахосе... Понимание того, что сбежала... Страх за глупую девчонку и ярость...
  Да его до сих пор колотило от осознания того, что он мог не успеть или что, не придись она по душе альфе охотников, ее больше не было бы в живых. Хотя разве могла бы прийтись кому-то не по душе такая необычная девушка? И дело не только в ее внешности, но и в самой ее сути - чистый невинный цветок, смотрящий на мир восхищенными глазами ребенка. И Родгфилд был готов поспорить на свои родовые зачарованные мечи - девчонка даже не догадывалась толком, во что для нее могло вылиться покровительство 'волка', какую плату он затребовал бы за сохраненную жизнь.
  - Ты хоть понимаешь, что с тобой могло случиться? - от вновь представшей перед глазами картины, зарычал он.
  - У меня отняли бы жизнь? - все-таки немного отстранившись, спросила Кариз.
  - Глупая! - рявкнул Родгфилд, собирая льдистый водопад волос в кулак и запрокидывая голову девушки. - Смерть показалась бы тебе избавлением. Представляешь ли ты, какие желания в мужчине будит вид твоего тела в этой пародии на нормальную одежду? Боги! Да ты даже не знаешь, что такое мужчина!
  Кариз огромными глазами смотрела на отчего-то беснующегося Рофа и практически не чувствовала боли от руки, тянущей ее волосы. Радость от осознания того, что она спасена от того 'волка' сошла на нет, и теперь все ее сознание пребывало в смятении и страхе. Она не понимала, почему его так беспокоит какой-то мужчина и почему тот факт, что она этого не знает, так бесит его.
  - Показать тебе? - зло процедил он сквозь плотно сжатые зубы.
  - Что? - одними губами спросила Кариз. - Эту мужчину?
  - Эту...
  Смертный рвано выдохнул и еще сильнее потянул сжатые в кулаке волосы, наклоняясь к ее лицу.
  - Видят Боги, Кариз, еще раз попытаешься сбежать и я... просто поберегись и не выводи меня больше из себя, - наконец, Роф отпустил ее многострадальные волосы и попятился от нее на несколько шагов, да хруста сжав кулаки и скрипя зубами. - Я сейчас уйду, а когда вернусь, ты будешь на том же месте, где я тебе оставил. Понятно?
  Кариз не было понятно странное поведение смертного, но встрепенувшееся чувство самосохранения заставило медленно кивнуть.
  - Надеюсь тебе действительно понятно, - процедил Роф и, резко развернувшись, быстро скрылся в гуще леса.
  А Кариз начала накрывать злость. На себя, но куда больше на него. Да как этот смертный смеет угрожать ей?! Ей!!! Будущей Хранительнице магии?! Нет!!! Будущей Главенствующей Хранительнице магии?! В ее руках будет сосредоточены такие знания, о которых ему никогда не узнать! Такая мощь, которая может ему только сниться! Так почему вот уже второй день она ведет себя, как какая-то бесхребетная пустышка, которой ее всегда дразнила Даго?
  С этими мыслями, девушка начала плести новое для себя кружево магии, пытаясь перестроить известные ей относительно безобидные заклятия в боевые и защитные. Она не собиралась вредить кому-то намеренно, но не могла позволить больше кому-либо пытаться причинить ей вред.
  За этим занятием ее и застал вернувшийся спустя несколько часов Родгфилд. Он испытал облегчение, когда на полностью выжженной, а местами и затопленной поляне, увидел хрупкую фигурку Кариз. Не то чтобы он уходил, уповая на ее благоразумие и надеясь застать ее на месте по возвращении... нет, он оставил присматривать за ней Ди, а сам просто отправился подальше от девушки, в надежде остыть.
  Его взгляд пробежался по ее вытянутым перед собой тоненьким рукам, изящно создающим плетение заклятия, спуститься к соблазнительным изгибам груди и тонкой талии, которую он без проблем может обхватить своими пальцами, спуститься ниже - к сладким изгибам округлых бедер и пройтись по стройным ножкам, выглядывающим из разрезов этого безбожно неприличного наряда. Тот же час перед его внутренним взором снова встала картина того, как это тело было прижато к груди другого мужчины, и ярость вновь расцвела в груди буйным цветом. На себя. Из-за того, что позволил едва знакомой девчонке забраться ему под кожу. На нее. За то, что смогла так просто оставить его и уйти не оглядываясь. За то, что искренне не понимала, как мучает его и даже когда смотрит на него, ее взгляд не выражает ничего, кроме легкого любопытства... или страха. Именно понимание того, что она не видит в нем желанного мужчины, да и вообще мужчины, выводило его из себя больше всего. Он привык, что женщины поклоняются ему. Одни из-за власти и силы, другие - сраженные его внешними данными и обаянием. Не важно...
  И вот, единственная девушка, которая смогла поразить его, покорить и занять все мысли оказалась, по сути, наивным ребенком для этого мира, впервые в жизни увидевшим мужчину только вчера. Родгфилд даже боялся поцеловать ее, так как не знал, как она отреагирует на это. А между тем, за то время, что она лежала в его руках сегодня утром, он не единожды порывался разбудить ее нежным поцелуем. Жаждал увидеть страсть в серебристой глади ее глаз, успокоить себя и получить небольшую награду за переживания, пережитые им, пока он мчался по ее следу. И этим утром ему уже не казалось таким легким делом соблазнить Кариз, хотя, конечно, это не означает, что он сдался.
  - Ты неправильно делаешь, - подходя вплотную к вздрогнувшей от неожиданности девушке, заметил Родгфилд и потянулся к ее ладошкам. - Если ты хочешь создать надежный защитный купол, одной воздушной магией не обойтись, - пока говорил, мужчина нежно поглаживал внутреннюю сторону ладони. - Защита, основанная только на магии воздуха, может укрыть тебя от посягательств хищных зверей или обычных людей, но любой, даже не самый сильный маг, без проблем пройдет ее. А все потому, что он развеется после первой же длительной магической атаки. Им хорошо можно блокировать нападения во время боя, так как его создание не требует значительных затрат энергии, но для постоянной надежной защиты он не подходит.
  Зайдя за спину девушки, мужчина объяснял и демонстрировал ей нужные движения пальцев, постоянно щекоча своим дыханием волосы около шеи и, словно мимолетом дотрагиваясь до ее ладоней, проводя пальцами по рукам, придерживая за талию, пока она пыталась правильно повторить показанное им плетение магии. И к концу этого занятия увидел желанные для себя результат - надежный щит и слегка зарумянившиеся щечки девушки.
  И действительно, Кариз с каждой секундой все рассеяний слушала смертного, пытаясь разобраться в своих чувствах, которые от его близости и постоянных прикосновений отчего-то пришли в смятение.
  - Ну, вот так намного лучше, - удовлетворено кивнул Роф, когда у девушки начало получаться. - Только у меня вопрос: если ты будущая Хранительница магии, как ты утверждаешь, то почему не в состоянии выставить щит?
  - Нам не к чему подобные знания, - раздраженно повела плечом Кариз, признавая справедливость замечания смертного. - Боевую подготовку проходят лишь десять из пятидесяти Хранительниц. Их вполне достаточно, чтобы в случае необходимости навести порядок во всех мирах. А остальные... призвание остальных следить за магическими потоками мира, обеспечивать равновесие, собирать и хранить знания. Я тебе уже рассказывала об этом вчера. Причем не могу сказать, что это было умно с моей стороны. Ты знал, что тот напиток окажет на меня подобное воздействие?
  - Почему ты сбежала? - игнорируя недовольство девушки и ее вопрос, спросил Роф.
  - Я сама могу позаботиться о себе и не нуждаюсь в твоей помощи, - твердо глядя в черные омуты, заявила Кариз.
  - И вчера ты это наглядно продемонстрировала, оказавшись в лапах охотника? - издевательски хмыкнул смертный, приподняв смоляную бровь. - Ну, что ж, я впечатлен.
  - Не смей так разговаривать со мной, - процедила сквозь зубы Кариз.
  - А ты не смей больше сбегать от меня!
  - Ты не вправе указывать мне, что делать! Какое тебе вообще дело до меня?! Сказала же: я сама...
  - Достаточно! - взмахнул рукой Роф, прекращая бессмысленный спор. - Нам пора ехать, если не хотим провести очередную ночь под открытым небом и на жесткой земле.
  - Никуда я с тобой не поеду! - сжала кулачки девушка и даже ножкой притопнула от досады.
  Правда она не могла не признать, что бесконечно благодарно смертному за то, что спас ее от дикого 'волка', так же как и за недавнее обучение. Но подслушанный вчера на рассвете разговор не позволял ей довериться ему, рождал мучительные сомнения.
  - Допустим, - вздохнул Родгфилд, испытывая раздражения от не пойми откуда взявшей строптивости девчонки. - И далеко ты уйдешь без моей помощи? Сколько тебе потребуется времени, чтобы встрять в очередные неприятности, а твоему врагу нанять новых охотников? День? Два? И потом, ты не сможешь никуда пойти без меня, поскольку тут есть только один ящер - мой, а до гор путь не близок. Поэтому прекрати упрямиться и залезай в седло, пока я сам не перекинул тебя через него и не увез домой...
  Мужчина резко развернулся и направился к своему ездовому ящеру, досадуя на вырвавшиеся в гневе последние слова. Но что поделать, если последние несколько часов его не покидала мысль закинуть ее в седло и отвезти туда, где она точно будет в безопасности и откуда не сможет уже сбежать?
  Приблизившись к животному, он развернулся и бросил тяжелый взгляд на все еще колеблющуюся девушку. Наконец, она тяжело вздохнула, признавая свое поражение, и направилась к нему.
  
  - Облокотись об меня, так тебе будет легче, - спустя несколько часов езды, посоветовал Родгфилд девушке, которая разве что не дрожала от напряжения и боли в каждой мышце.
  - Спасибо, мне нормально, - отказала она, вызвав на лице мужчины понимающую и немного хищную улыбку.
  - Я вижу, - хмыкнул он, отцепляя тоненькие пальчики от шипа ящера и притягивая ее за талию в свои объятия. - Не бойся, я не кусаюсь... ну разве что самую малость, - с нотками веселья в голосе заметил мужчина, когда девушка попыталась тут же отстраниться.
  Рука мага легла практически вдоль всего туловища Кариз, а ладонь настойчиво положила головку девушки на его грудь. Каждый миллиметр ее тела был напряжен до придела. Он чувствовал, как тяжело начала опускаться и подыматься ее грудь под его рукой, чувствовал ее теплое дыхание на своей шее и маленькую ладошку, которая отчаянно пыталась оттолкнуть его. Но сопротивление девушки не продлилось долго, и уже спустя мгновение она устало вздохнула и сама прильнула к нему, удобней устраиваясь в надежных объятиях.
  Не успел Родгфилд насладиться ощущением желанной девушки в своих руках, как она снова вздохнула и тихо задала вопрос, от которого все тело мага словно окаменело:
  - Зачем ты собирал информацию о Хранительницах? Зачем тебе знать за какие проступки у нас забирают силу и изгоняют в Лахос?
  Она слышала их с Зайтоном разговор?
  - А какой реакции ты от меня хотела? Позавчера я увидел ту, что на протяжении многих тысячелетий считалась не более чем давно забытой красивой сказкой, легендой среди лахосцев. Конечно же, мне стало интересно, можешь ли ты быть действительно той, за кого себя выдаешь и почему оказалась тут.
  Голос Родгфилд был спокоен, в то время как внутри у него все буквально звенело от напряжения - ему было необходимо, чтобы Кариз поверила и доверилась ему.
  - Хм... знаешь, Хранительницы не могут лгать, в отличие от смертных, - с долей упрека в голосе сказала девушка и он смог выдохнуть свободно. Как же эта малышка все-таки бесхитростна и доверчива.
  - Почему?
  - Что почему?
  - Почему вы не можете лгать?
  - Ну, не то, чтобы не можем, - пожала плечами Кариз, заерзав в его руках, - просто перед началом обучения мы даем определенные клятвы, и с тех пор ложь приносит нам боль.
  - Боль? - Родгфилд сглотнул, - Это... кхм... странно.
  Девушка издала смешок.
  - Знаешь, первое время это было действительно странно и страшно. Ведь мы с девочками уже привыкли немного привирать нашим настоятельницам, когда нарушали правила. Не то, чтобы эта боль была сильной... хотя, конечно, она может быть и сильной.
  Итак, эта малышка абсолютно беспомощна в его мире. На какое-то мгновение Родгфилд почувствовал нечто похожее на вину за то, что намерен любой ценой оставить ее тут. А ведь этому чистому созданию определенно не место рядом с ним, рядом с дворцовыми интригами и постоянной борьбой за власть и влияние, рядом с коварством и ложью. Но он тут же пообещал себе, что будет заботиться, будет стараться оградить и защитить... сохранить ее такой, какая она есть сейчас. Возможно, это было эгоистично с его стороны, но он не умел по-другому, не хотел отпускать ее. Он не был готов к этому сейчас.
  - Расскажи мне что-то о Лахосе, - сладко зевнув, попросила Кариз.
  - Неужели вам ничего не рассказывают о мире, за порядком в котором вы должны следить? - решил высказать свое недоумение Роф.
  - Ну, не то, чтобы совсем, - пожала плечами девушка. - Нас учат всему, что связано с магией в нем и ее контролем. И все.
  - И неужели никогда не хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на этот мир? - недоверчиво поинтересовался мужчина.
  - Если бы не хотелось, то и меня здесь не было бы, - недовольно буркнула девушка, чем вызвала нежную улыбку на его лице.
  - Не обижайся, но как по мне это довольно странно - хранить мир, о котором практически ничего не знаешь, - мягко заметил Родгфилд.
  - Возможно, не так уж и странно и глупо они поступают, - возразила Кариз. - Когда-то давно, еще до того, как Главенствующей Хранительницей стала Эрон, мы знали все о вашем мире и даже спускались сюда. А еще раньше нас было намного больше, но магия в очернившей свою душу Хранительнице погибает и ей нечего предложить озеру Жизни, а значить оно не может подарить жизнь следующей суоре. Пороки вашего мира убивают нас.
  - То есть, таким образом, вас охраняют от соблазна спуститься в этот мир?
  - В некотором роде... Но опять рассказываю только я, а как же мой вопрос? - недовольно попеняла Рофа девушка.
  - Ты слишком любопытна. Не боишься, что если я расскажу о Лахосе, то тебе захочется остаться здесь? - 'со мной' закончил он мысленно.
  - Я отказываюсь отвечать на любые вопросы, пока ты не удовлетворишь мое любопытство, - надулась Кариз.
  Ей действительно было интересно, а этот смертный постоянно выкручивал все так, что она выбалтывала все, а сама оставалась ни с чем.
  Вздохнув, Родгфилд действительно начал рассказывать девушке о своем мире, расах, государствах, красотах. А она слушала, пока не уснула, уютно укрытая в его объятиях и нежно окутанная бархатом его голоса.
  
  - Кариз, - приятный обволакивающий голос, настойчиво вырывал ее из мира грез. Она так устала за эти несколько дней и так сладко спала... что-то теплое, мягкое и нежное прикоснулось к виску, и она почувствовала на коже горячее дыхание. - Малыш, чуть позже ты сможешь поспать в мягкой постельке, а сейчас открой глазки - мы въезжаем в город и я хотел бы, чтобы ты внимательно послушала меня.
  Девушка зевнула и сонно заморгала своими серебристыми омутами. От вида заспанной и все еще немного дезориентированной малышки, губы Рофа в который раз за день изогнулись в нежной улыбке, а в груди разлилось приятное тепло.
  Скинув со своих плеч дорожный плащ, в который до этого заботливо кутал девушку, прижимая к себе, Роф накинул его на нее.
  - Мы остановимся на постоялом дворе, где есть комната и мягкая постель, - начало говорить он. - Это небольшой городок с не очень хорошей репутацией, поэтому постарайся не привлекать к себе внимания. И самое главное: не отходи от меня ни на шаг и не перечь мне.
  - Но если тут опасно, может, лучше провести ночь где-то в лесу? - спросила все еще сонная Кариз.
  - Не переживай, все будет хорошо, если ты будешь слушаться меня, - улыбнулся мужчина.
  Девушка недовольно поджала губы, но ничего не сказала. Сегодня Роф много чего рассказал ей о своем мире, и она пришла к выводу, что ей, все-таки, лучше довериться этому странному смертному. По какой-то непонятной причине он решил помочь ей и, не к чему лукавить, ей эта помощь нужна, как воздух. Абсолютно ничего не знать о мире, в котором оказалась - это ужасно и она решила, что когда вступит в права Главенствующей, обязательно вновь откроет информацию о Лахосе Хранительницам магии. Возможно, не всю, но достаточную для того, чтобы вот такие любопытные девушки вроде нее могли выжить тут при необходимости.
  Когда они въехали в небольшой городок, глаза Кариз с жадностью осматривали улицы, словно подмечая и откладывая в памяти каждую увиденную деталь. Все тут было необычно и ново для нее. Мощенная камнем дорога, огромное множество прохожих... сколько их тут?
  Когда они подъехали к аккуратному трехэтажному зданию, так мало похожему на привычные ей обиталища Хранительниц, Роф сам снял девушку со спины ездового ящера и даже поддержал за талию, когда ее ноги подкосились. Отдав поводья животного какому-то смертному и кинув ему что-то звенящее, он повел ее к внушительной на вид деревянной двери.
  Внутри помещения было шумно и чем-то оно напоминало Кариз их трапезную в обители. По периметру довольно большого зала были расставлены столы, за которыми сидели и ужинали люди. У дальней стены стоял какой-то странный предмет и от него по залу разносились приятные мелодичные звуки.
  - Номер на втором этаже, - подведя ее к стойке, попросил Родгфилд и выложил перед миловидной женщиной несколько золотых монет.
  - Вам... двуместный? - уточнила она, строя ему глазки и неуверенно косясь в сторону Кариз. - У нас остался один...
   - Нам с женой вполне будет достаточно семейного, - оборвал женщину маг.
  - Конечно, господин, - прощебетала та, и через мгновение перед магом лежал ключ с небольшим номерком. - Будут еще какие-то пожелания? Наш повар сегодня...
  - Спасибо, в этом нет необходимости, - не сильно учтиво перебил женщину Линиас и, схватив, ключи от номера, буквально потащил Кариз к довольно узкой деревянной лестнице. Мага выводили из себя взгляды, которыми мужчины 'облапывали' его малышку, явно дорисовывая в своем воображении скрытые черным дорожным плащом детали.
  - Ты опять злишься, - констатировала Кариз, как только за ними закрылась дверь небольшого, но очень уютного номера.
  Она стояла в нескольких шагах и, немного склонив голову набок, с интересом рассматривала его.
  - Тебе показалось, - недовольно отрезал он, отворачиваясь от девушки и направляясь к камину.
  Подкинув в него несколько поленьев, он разжег их при помощи магии и мысленно призвал своего помощника.
  - Слушаю вас, господин, - слегка поклонился Ди, проявляясь перед ним и тем самым вызывая тихий вскрик со стороны Кариз.
  - Это мой помощник - Ди. Не бойся его, - посмотрел на прижавшую ручки к груди девушку Роф. - Он принесет нам ужин.
  Ди без лишних слов понял своего хозяина и еще раз поклонившись, исчез из номера, чтобы появиться спустя пять минут и начать накрывать на стол.
  Пока домовой-помощник был занят сервировкой стола и перемещением между кухней в замке Родгфилда и скромным номером на постоялом дворе, а Кариз осматривала каждый закуток в комнате, сам маг снял сапоги и откинулся на спинку кресла, устало прикрыв глаза.
  - А это что? - заставил мужчину открыть глаза вопрос девушки.
  Поднявшись, он направился в другой конец помещения, где около небольшой ниши стояла Кариз.
  - Это ванна, - отодвигая хрупкую фигурку со своего пути, принялся объяснять мужчина, одновременно потянув за своеобразный кран, из которого мигом полилась теплая вода. - В ней люди купаются. Вот уж не знал, что в обители нет ванн.
  - Мы омываемся в водопаде, - подсовывая ладонь под водную струю отмахнулась от ехидных слов девушка. - Теплая! - радостно воскликнула и даже в ладоши захлопала, а потом... после случилось нечто, что заставило Родгфилда задохнуться от бешеного прилива желания.
  Эта чертовка взяла и... она разделась прямо перед ним, проведя своими ручками по бокам, при помощи магии избавляясь от этого странного подобия платья. Это было словно удар под дых, его будто оглушили и теперь он не мог ничего, - только жадно пожирать глазами плавные изгибы стройного тела. Его горящий взгляд скользил от тонких лодыжек... по стройным ножкам... прямо к округлой, такой соблазнительной, попке... тонкой талии. Словно издеваясь над ним, девушка подняла руки и собрала свои волосы, заставляя магической заколкой держаться высоко на макушке. Теперь Линиасу открылся вид на ее спинку. От накрывшей его с головой похоти мужчина испытывал мучительную боль и... он пришел в ярость. Ведь он пытался быть милым, хотел, чтобы она начала доверять ему и только потом... а она...
  - Ты меня что, совсем за мужчину не принимаешь? - яростно прорычал он.
  - Что? - Кариз уже собиралась ступить в почти набравшуюся ванну и стройная ножка сейчас стояла на ее бортике. - Ты опять злишься на ровном месте, - с неудовольствием заметила она, полуобернушись к магу.
  Это сделало все только во стократ хуже для него... или для нее, если ему не удастся удержать контроль над своей дикой жаждой. С этого ракурса Родгфилду было видно соблазнительное полушарие, увенчанное коралловым соском. При взгляде на ее грудь он едва не начал пускать слюни, как какой-то хренов оборотень, а его болезненно пульсирующая плоть стала еще тверже, если такое вообще возможно. Ее тело... ее поза... сейчас она была полностью открыта для него. Для его взгляда. Для его рук. Для его...
  - У тебя есть хоть капелька стыда... или совести? - борясь с тяжелым дыханием и сцепляя руки за спиной, прохрипел он.
  - Стыда? - непонимающе посмотрела на него девушка и, опустив ножку с бортика, полностью развернулась к нему, заставив судорожно сглотнуть и даже отступить на шаг - подальше от соблазна. - Я не сделала только что ничего плохого, так почему мне должно быть стыдно? Я просто хочу искупаться...
  - Искупаться она хочет! - раздраженно воскликнул Линиас, запуская пятерню во взъерошенные смоляные волосы, ощущая очередной прилив раздражения и злости. - Нет, ты издеваешься! Я тебе что...
  Кариз широко распахнув глаза, слушала гневные слова Рофа и не понимала, почему он опять злится. Но вдруг он резко запнулся, а потом его губы изогнулись в хищной улыбке.
  - Значит, без стыда и совести, - почти спокойно и задумчиво констатировал он, снова улыбнувшись каким-то своим мыслям и беря в плен ее взгляд. - Ну что ж...
  Родгфилд, не отрывая взгляда от глаз Кариз, начал расстегивать манжеты на рубашке, потом пуговицы. Все это время девушка не могла отвести от него взгляда, и он не видел в ней ни капли смущения. Конечно же, кто он такой, чтобы смущаться его? Очередная подружка! Но ничего, он позаботится о том, чтобы этой ночью она отчетливо уяснила разницу между ними и последствия, к которым могут привести подобные игры.
  Тихий звон посуды, раздавшийся словно издалека, заставил девушку вздрогнуть и отвести взгляд от магнетически притягательных черных омутов. Она не понимала, как он может вот так просто заставлять ее неотрывно смотреть в его глаза, так же как и не могла разобраться в некоторых чувствах, которые он будил в ней.
  - Ди, исчезни, - не отрываясь глаз от девушки, приказал Роф и небольшой забавный человечек, возившийся около стола у камина, исчез, словно и не бывало.
  Кариз улыбнулась и уже хотела спросить у смертного, что такое этот помощник, как все слова застряли у нее в горле.
  Она еще тогда, у моря, поняла, что этот смертный и подобные ему отличается от нее. Он называл таких, как он мужчинами, а ее - женщиной или девушкой. Смотря на его невероятно широкую и абсолютно плоскую грудь, она, неосознанно сравнивая, провела рукой по своей груди и плоскому гладкому животику, в то время как живот Рофа был... не то, чтобы не плоский, но какой-то чересчур рельефный. А потом взгляд Кариз упал на его руки... сильные руки, перевитые венами. Невольно скосила взгляд на свою и даже подняла ее, словно желая удостовериться, насколько она меньше и слабее.
  Несмело сделав шаг в сторону мужчины, девушка провела пальчиком по его руке - от кисти до самого плеча, прочертила дорожку по невероятно твердой груди - к животу. Очертила контур каждого невероятно притягательного для нее кубика на нем, с удивлением отмечая свое участившееся сердцебиение и будоражащее тепло, растекающееся по телу.
  Для Родгфилда же все это представление было чистейшей воды пыткой. Он хотел смутить ее, наглядно продемонстрировать, что нельзя играть с огнем, но... Он мог лишь следить за тем, как она рассматривает его, одновременно проводя своей ладошкой по высокой груди, талии, животику, приковывая мужской взгляд к сладкому местечку между бедер. Сжимать до хруста кулаки, стараясь удержать себя на месте пока любопытная наивная девчонка, изучая, проводит пальчиками по его руке, груди, животу, заставляя каждый мускул в теле дрожать от потребности схватить ее и подмять под себя. Но в то же время он испытывал чисто мужское удовлетворение, видя, каким сбивчивым стало ее дыхание, как лихорадочно бьется тоненькая жилка на девичьей шейке.
  - Тебе любопытно, малышка? - склоняясь к ней так, чтобы горячее дыхание щекотало беззащитную персиковую кожу на шее, начал шептать Родгфилд. - Ну же, смелее, опусти свою ручку ниже, - он даже немного качнулся навстречу замершей на его животе ладошке. - Неужели тебе не интересно, как на мужчину действует вид красивого девичьего тела? Обнаженного тела? - он улыбнулся, когда она попыталась одернуть свою руку и отшатнуться сама. - Куда же ты? - рыкнул он, удерживая маленькую ладошку на животе, мучительно медленно ведя ее ниже по своему телу к твердой, как сталь плоти. - За свои действия нужно отвечать, девочка моя.
  - Н-но я... я ничего не делала, - пролепетала бедняжка, смущенная своими ощущениями, порожденными вибрацией его голоса и теплым дыханием на ее шее.
  - Еще как делала, - снова прошептал Роф, и Кариз ощутила прикосновение горячих мягких губ к своему уху. - И я просто обязан донести до тебя... в воспитательных целях, чем чревато вот так бесстыдно обнажаться перед мужчиной, - последние слова он говорил, лаская губами ее шею, от чего несчастно сердце девушки то замирало в груди, то неслось вскачь, как бешеное.
  - Но... я... мы всегда... я больше не буду... пусти, - лепетала Хранительница, всерьез испугавшись той реакции, что смертный вызывал в ее теле.
  С каждым касанием губ ее сердце замирало, с каждым касанием губ по ее телу пробегала волна чего-то неизведанного, сильного, пугающего... с каждым касанием губ внизу ее живота разливалось тепло, а между ног сладко ныло... и с каждым касанием губ ей хотелось большего. И это пугало, потому что девушка даже не понимала, чего хочет она, к чему стремится ее тело.
  - А как же дальнейшее изучение... ммм... различий, - почти промурлыкал мужчина, невесомо скользя губами по округлому плечику и с трудом сдерживая себя от чего-то большего.
  - Я... я боюсь, - снова попыталась она вырвать свою ручку, которую Линиас положил на обтянутое кожаными штанами бедро. - Ты заставляешь чувствовать себя... ах, - задрожала девушка, когда Роф лизнул чувствительную кожу за ушком и провел влажную дорожку до самого основания шеи.
  - Что я заставляю тебя чувствовать? - прошептал мужчина, позволяя своей свободной руке коснуться девушки, словно мимолетом провести подушечками пальцев по твердым коралловым горошинкам ее сосков.
  - Ты заставляешь меня чувствовать себя... странно, - набрав побольше воздуха в легкие, выдохнула Кариз.
  - И тебе это нравится? - промурлыкал Роф, водя кончиками пальцев по бархату кожи ее животика.
  - Я... я не знаю, - отчаянно прошептала она. - Пожалуйста, пусти.
  - Как я могу?! - деланно возмутился маг, снова возвращая ее ладонь на свой живот, хотя хотел бы поместить ее немного пониже. - Я ведь должен узнать понравится ли тебе то, что я могу дать тебе.
  Родгфилд резко дернул ее на себя, прикрывая глаза от боли и удовольствия, что приносила ему обнаженная девушка в его объятиях. Зарывшись лицом в трогательно беззащитную шею, он настойчиво целовал ее, одновременно мягко лаская рукой ее спину, массируя затылок. И он добился того, чего хотел - она расслабилась в его руках, практически растаяла, отдавая себя ему на милость. Но мужчина понимал - Кариз должна сама захотеть его и прийти, а иначе сегодняшняя ночь может принести ему больше неприятностей... хотя, конечно, и удовольствие тоже обещает быть на грани безумства.
  Едва найдя в себе силы, он отстранился от ее размякшего тела и, схватив за подбородок, заставил посмотреть на него. Ох, лучше бы он этого не делал, - ее глаза были немного прикрыты и завораживающе сверкали от возбуждения, ее щечки раскраснелись, а нежно-розовые губки были немного приоткрыты, словно приглашая поцеловать их. Его отравленный диким возбуждением разум тут же начал рисовать ему привлекательные картины того, чем он мог бы заняться в ближайшие часы с этой разгоряченной малышкой, как мог бы заставить серебристые глаза сверкать еще ярче и сладкие стоны слетать с мягких чуть припухших губ.
  - Не дразни меня больше, малыш. Иначе я ведь могу и не остановиться, - прошептал мужчина, склоняясь к ее приоткрытым губам.
  - Остановиться? - все еще пребывая в мире желания и страсти, непонимающе переспросила она.
  - Хочу тебя, - забывшись в своей жажде, прошептал Роф, притягивая к себе ее бедра, давая почувствовать его твердость и готовность для нее, игнорируя широко распахнувшиеся серебристые глаза. - Хочу тебя обнаженную, жаждущую, горячую и влажную для меня, - простонал он, качнувшись ей навстречу своими бедрами. - Хочу, чтобы ты дрожала подо мной от невыносимого желания ощутить меня в себе. Хочу различать в твоих стонах наслаждения свое имя... Ты даже приблизительно не представляешь, что я могу дать тебе. И я подарю тебе... когда ты сдашься этому, - мужчина немного отодвинулся и провел пальцами по треугольнику шелковой плоти между девичьих бедер, с улыбкой замечая, как вздрогнула, а потом мелко задрожала от желания Кариз, - когда сама придешь ко мне.
  'А ты придешь. Уж я-то позабочусь об этом', - закончил он про себя и отступил от девушки.
  Словно художник, он наслаждался сотворенной им картиной - самым прекрасным во всем мире существом в плену страсти. Еще раз улыбнувшись, он провел пальцем по разрумянившейся щечке и, наклонившись, дотронулся невесомым поцелуем к губам.
  Не передать словами, насколько тяжело Родгфилду было развернуться и уйти от разомлевшей от умелых ласк девушки. Тело дрожало от неутоленного желания и только небывалыми усилиями воли ему удавалось подавлять в себе потребность подойти и, схватив в охапку, бросить на кровать. Раздвинуть стройные ножки и пировать на ее теле, потерять себя в ее жаре и позволить древнему, как мир, инстинкту взять над ним верх, привести их обоих к вершине наслаждения.
  Откинув голову на спинку кресла, он расстегнул пряжку ремня и несколько пуговиц на ширинке. Провел рукой по твердому, как чертова сталь, стволу и бессильно застонал. Он не сомневался, что рано или поздно она добровольно упадет в его объятия, но в ее интересах сделать это до того, как он превратиться в обезумевшее от похоти животное.
  Пока Линиас сидел в кресле и надеялся заглушить боль нестерпимого желания вином, Кариз дрожала в теплой воде и пыталась разобраться в странных чувствах, что пробудил в ней смертный. Ее ноги были плотно сжаты, но это совсем не помогало унять пульсирующую боль. Низ ее живота тянуло, а ее грудь ныла. Проведя пальцами по твердой вершинке, девушка стиснула зубы, чтобы не дать отчаянному стону вырваться из груди. Что это? Что Роф сделал с ней? И зачем он делал с ней... все это? Дрожащими пальцами Кариз прикоснулась к своим губам, все еще ощущая на них его дыхание и практически невесомое прикосновение. Сглотнув, она откинулась на бортик ванной и попыталась очистить свои мысли, избавиться от новых ощущений, а еще лучше забыть - слишком приятно ей было ощущать его губы и осторожные прикосновения рук.
  Тяжело вздохнув, девушка вылезла из ванной и осушила свое тело и волосы при помощи магии. На этот раз она то и дело бросала опасливые взгляды в сторону кресла, в котором сидел смертный. Благо оно стояла спинкой к той нише, где находилась ванна, и он не видел ее. Кариз было страшно от того, насколько сильно ей хочется снова ощутить прикосновение горячих губ к своей коже. Когда на ее теле не осталось и капельки воды, она подошла к лежащему на полу платье. Встряхнула его, и оно снова приобрело искрящийся белизной цвет. Это платье было магически зачарованным, впрочем, как и все вещи в обители.
  - Иди сюда, - услышала Кариз уставший голос Рофа.
  Она заколебалась. Ей отчего-то стало неловко перед ним, хотя она до сих пор так и не поняла, чем был вызван недавний приступ злости мужчины и что, собственно, произошло потом.
  - Кари-из.
  И почему сейчас интонация его голоса и то, как он произнес ее имя, заставляет снова сердце замереть? Что с ней?
  - Я... я... пожалуй, спать уже пойду... да, точно... мне, знаешь... что-то нехорошо мне, - лепетала она какую-то бессмыслицу, испытывая одно только желание - вернуть время вспять и искоренить все произошедшее из своей памяти.
  - Иди сюда, - послышался почти приказ. - Не бойся, не трону... пока.
  И это должно было ее успокоить? Глубоко вздохнув, девушка осторожно приблизилась к креслам и уже собиралась опуститься в то, что стояло напротив Рофа, как мужчина вскочил и, схватив за руку, дернул ее на себя.
  - Ммм... вот так-то лучше, - умостив оторопевшую Кариз к себе на колени, довольно выдохнул маг.
  - Что ты делаешь? - наконец, обрела дар речи девушка и тяжело сглотнула.
  - Собираюсь немного отдохнуть и заодно покормить тебя, - поглаживая ее по спине, известил о своих планах мужчина.
  - Мне не нужна еда и я могу прекрасно отдохнуть и в постели... одна, - отчего-то добавила она после небольшой заминки.
  - Ты боишься меня? - спросил Роф, проводя носом по мягким волосам.
  - Мне не нра... то есть ты заставляешь меня чувствовать себя странно, - призналась Кариз и попыталась подняться с колен мужчины.
  - Расскажи мне, милая, что именно я заставляю тебя чувствовать? - мягко попросил маг, пресекая любые попытки покинуть его.
  - Не хочу, - вновь воспротивилась Кариз.
  - Тебе ведь понравилось то немногое, что я успел дать тебе. Да? - вновь начал свою игру Родгфилд, только на этот раз девушка не собиралась отвечать на его вопросы. Впрочем, этого ему и не требовалось. - А ведь я могу дать намного больше. Открыть целый мир. Новый мир, который ты никогда не познала бы в обители. Мир обжигающего, ни с чем несравнимого удовольствия. Мир, где были бы только ты и я, где ничего не имеет значения, кроме моих рук и губ на твоем теле.
  Говоря все это, мужчина снова захватил Хранительницу в плен своих ласк и слов. Легкие поцелуи в шею и плечо, невесомые поглаживания заставляли Кариз учащенно дышать и мелко дрожать от вновь разгорающегося пожара в ее теле.
  - Ты дрожишь, малыш, - довольно промурлыкал маг, опуская свои губы вниз по шее, к самому краю платья. - Твое тело уже мое, Кариз...
  Не в силах больше терпеть, Родгфилд поднял голову и отыскал дрожащие девичьи губы. Кариз вздрогнула и попыталась вырваться, но мужчина, подобно умирающему от жажды путнику припал к ее губам и пил их вкус. Он пьянел от ощущения ее губ и чуть с ума не сошел от сокрушительного желания, которое пронзило его, когда она робко открыла свой ротик, позволяя ему испить ее сполна, вырвать из груди первый в ее жизни стон страсти.
  Ради Магии, что с ней происходит? Ее тело сошло с ума, а вместе с ним и она. Та дрожь и волна чего-то тягуче-сладкого, что прошлись по ее телу, когда Роф коснулся губ и лизнул их уголок, нельзя сравнить ни с чем. Его губы бережно ласкали ее рот, а язык просился внутрь. Ведомая странной жаждой, она исполнила эту просьбу, и тогда... Восхитительная слабость и ни с чем несравнимые ощущения накрыли ее с головой. Она потерялась в них, забыв обо всем на свете, сосредоточившись лишь на опьяняющем скольжении его языка. И ей захотелось вернуть то восхитительное удовольствие, которое он дарил.
  Это была игра, всего лишь небольшая игра, призванная помочь Кариз быстрее сделать шаг к нему навстречу. Но стоило ее мягкому языку коснуться его, неумело вернуть поцелуй... все в нем сошло с ума, даже магия рвалась наружу в стремлении слиться в одно единое с девушкой. Остатки разума уговаривали оторваться от сладкого нектара ее губ, кричали о том, что еще слишком рано. И, возможно, ему удалось бы унять свою страсть, удержать похоть на коротком поводке, но... она сама виновата. Ее губы ощущались слишком хорошо, ее прильнувшее к нему тело заставляло его плоть рваться на свободу, ее пальцы, ласкающие его шею и обнаженные плечи, заставляли его чуть ли не стонать. А он, между тем, всего лишь мужчина, до дрожи в руках мечтающий ласкать и владеть прекрасным телом сидящей на нем малышки. С рыком отчаяния и жажды он сдался своей страсти, уже с силой прижимая к себе девушку, забывая о нежности и осторожности, выплескивая на нее всю свою страсть.
  И Кариз опомнилась, испуганная бешеным натиском Рофа. Его губы уже не ласкали ее, они пожирали. Его руки стали походить на стальные обручи вокруг тела, не дающие девушке отодвинуться ни на миллиметр. В ее мыслях, мелькнула мысль, что, должно быть, именно так чувствует себя незадачливая добыча, попавшая в железные тиски хищника. Ее волосы были собраны в кулак на затылке, ее юбка была задрана выше колен, а мужские пальцы до боли впивались в ее бедро. Он рычал, терзая ее губы, грубо сдирая платье с груди, нетерпеливо лаская и сжимая необычайно чувствительные вершинки. И пускай, несмотря на испуг, ее тело все еще горело в том сжигающем разум огне, но она не могла...
  - Пожалуйста, Роф, - слабо попросила девушка, едва ей удалось забрать свои губы из его плена. - Ты... ты пугаешь меня.
  - Прости, девочка моя, - уткнувшись лицом в ее шею, простонал мужчина, снова осыпая нежную кожу бережными поцелуями. И только хватка на ее теле осталась прежней.
  Мысленно ругая себя последними словами и пытаясь выровнять дыхания, Родгфилд осторожно отстранился от девушки, опуская взгляд к обнаженной груди. Не в силах отказать себе, он погладил сосок в мимолетной ласке и не смог сдержать довольной улыбке, почувствовав, как вздрогнула и рвано выдохнула Кариз. Целуя подбородок, уголки припухших от его поцелуев губ, мужчина осторожно вернул на место лиф платья, поглаживая гладкую кожу стройных ножек, опустил подол. Каждым своим движением он просил прощения за то, что позволил себе сорваться. Она не готова пока к его страсти, но скоро, очень скоро сама будет молить его о ней. Молоденькие девушки так любопытны и неопытны, а она с ее отзывчивым телом не сможет долго противиться ему.
  Приведя в порядок и стараясь не смотреть на все еще разомлевшую от ласк девушку, он потянулся к стоящему по правую руку столику и взял бокал с вином.
  - Выпей, - хрипло шепнул он, протягивая его Кариз. - В прошлый раз оно пришлось тебе по душе.
  - Я не буду больше пить этот коварный напиток, - слабым голоском воспротивилась она, отодвигая от себя руку мужчины.
  - Коварный напиток? - весело переспросил Родгфилд и мягко рассмеялся. - Ничего страшного не будет, если выпить немного.
  Подозрительно покосившись на сверкающий в отблесках камина кубок, девушка протянула свою руку, обхватывая тонкую ножку и поднося необычно вкусный, но такой коварный нектар к своим губам. Хранительницы не испытывали потребность в чем-то подобном, но сейчас ей был необходим хотя бы глоток жидкости.
  Отпив немного, Кариз вернула бокал Родгфилду, с некоторым удивлением заметив у него в руках небольшую тарелочку с чем-то невероятно аппетитным на вид.
  - Хранительницы...
  - Да, да, знаю - не нуждаются в пище, - улыбаясь, закончил за девушку Линиас. - Это десерт - лучший торт от моего повара. Попробуй. Дамы разве что дифирамбы ему не поют, когда его подают к десерту. Уверяю тебя, этот кусочек торта совсем не коварный, а очень даже милый... и вкусный. Я не очень люблю сладкое, потому в прошлый раз десерта тебе не досталось.
  - Эх, ладно, давай сюда свой торт, - улыбнулась Кариз, протягивая руку и забирая тарелку. Даже не пытаясь больше встать с колен мужчины.
  Уж лучше она попробует этот самый 'торт', чем будет копаться в своих чувствах, которые явно решили сыграть с ней какую-то злую шутку.
  На этот раз она не испытывала ни капли смущения от близости Рофа, наоборот, все внутри нее требовало сильнее прижаться к его телу, обнять, спрятать лицо на его груди. И это несмотря на то, что буквально несколько минут тому назад он действительно немного напугал ее своим рычанием и настойчивостью. Но сейчас... сейчас ей было невероятно уютно в его руках, и непривычное тепло наполняло ее тело от нежных поглаживаний спины, от ощущения размеренных ударов сильного сердца и его дыхания рядом.
  Аккуратно, маленькой ложечкой отделяя от торта кусочек, Кариз решила перестать противиться всему новому и взять по максимуму того, что может предложить ей мир смертных. Впереди у нее не одно столетие, каждый день которого будет наполнен рутиной и скукой, так почему бы ей не позволить себе вкусить чего-то неизведанного, раз судьба подкинула ей такой шанс?
  Поднеся разноцветный кусочек торта к лицу, она сначала понюхала его, потом лизнула немного крема, закатив глаза от удовольствия и, наконец, отправила весь кусочек в рот. Вкус был не просто великолепным, он был волшебен и у Кариз даже пальчики на ногах подогнулись от того наслаждения, что дарил ей мягкий, буквально тающий на языке, десерт.
  А для Родгфилда началась новая пытка. Но он не роптал, только всерьез задумался можно ли окончательно сойти с ума, постоянно испытывая дикую похоть и мучаясь от каменного стояка. Просто эти тихие стоны, эти припухшие губки, обхватывающие ложку с очередным кусочком торта, этот язычок, слизывающий крем... все это рождало в его голове фантазии определенного рода и они вовсе не способствовали охлаждению желания.
  Прикипев взглядом к покрасневшим и припухшим губам, полностью уйдя в мир порочных фантазий, маг далеко не сразу заметил, что Кариз вот уже несколько раз повторила какой-то вопрос.
  - Что? - переспросил Родгфилд, заставляя себя оторвать жадный взгляд от губ девушки и посмотреть в ее глаза.
  - Я спрашиваю: что с тобой не так, если тебе не нравится десерт? - с пытливостью ребенка спросила она.
  - Не знаю, просто с детства не люблю и все, - пожал плечами мужчина, удивленный ее странным вопросом.
  - Хм, - глубокомысленно изрекла малышка и вдруг у его рта появилась ложечка с тортом.
  Вопросительно приподняв бровь, Линиас вновь посмотрел на нее, а потом задумался на мгновение и... не отрывая взгляда от серебристой глади, послушно открыл рот. С ее рук он не то, чтобы торт, он и яду готов был выпить. Понимание этого заставило его внутренне содрогнуться. Вот значит как? Как же мало ему, опытному любовнику и зрелому мужчине, потребовалось, чтобы влюбиться в мелкую наивную девчонку. Принимая еду из ее рук, он не чувствовал вкуса, так как впервые в жизни лихорадочно пытался отыскать на лице и в глазах девушки хоть какие-то признаки того, что она тоже не осталась совсем равнодушной к нему. Ведь отклик тела одно, а отклик души - совсем другое. Правда, то, что он хочет заполучить ее сердце вовсе не означает, что он отказался от своего изначального плана. С единственной теперь уже однозначной поправкой: теперь Линиас точно знал, - ничто в мире никогда не заставит его отпустить Кариз и плевать он хотел на долг, пороки, обители и все остальное. Он прожил достаточно и многое успел повидать, чтобы по своей воле отказываться от подобного дара судьбы.
  
  Глава 3
  
  Необъяснимое чувство тревоги настойчиво вырывало Родгфилда из крепких объятий сна. Покрепче прижав к себе доверчиво прильнувшую к нему во сне девушку, он улыбнулся, вспоминая сегодняшний вечер, их разговоры и то, как она уснула прямо на его руках. Зарывшись носом в светловолосую макушку и вздохнув полной грудью цветочный запах малышки, он уже собирался вновь уплыть в мир приятных сновидений, где его Кариз осталась с ним и сводит с ума своей непосредственностью и сладким телом, но... Родгфилд аж подпрыгнул на кровати, почувствовав пока еще едва различимый запах гари.
  Вскочив на ноги, он метнулся к окну, потом к двери. Проклятье! Кто-то довольно настойчив в своем стремлении убрать Кариз - весь первый этаж и лестница были объяты огнем, который неестественно быстро пробирался на второй этаж. А она еще говорит, что у них там в обители все святые!
  Но что-то странное было во всем этом, и только метнувшись к кровати своей девочки и безрезультатно тормоша ее за плечо, Родгфилд смог понять что именно - несмотря на пожар ни одно существо не пыталось спасти свою жизнь. А ведь судя по тому, что он видел, постоялый двор был забит путниками.
  Совсем рядом раздался треск и грохот.
  Оставив тщетные попытки разбудить девушку, мужчина поднял ее на руки и, закутав в свой плащ, подошел к окну. Огонь с первых этажей тут же ворвался в открытые створки, но был решительно остановлен магом. Спрыгнув и смягчив свое приземление при помощи воздушной подушки, Родгфилд кинулся к находящемуся неподалеку сараю.
  Город спал, словно и не было никому дела до горящего постоялого двора и людей в нем. Кариз все так же мерно посапывала на его руках. И только ревущий пожар, оставшийся за их спинами, и треск падающих балок нарушал предрассветную тишину.
  Все это означало лишь одно - кто-то применил заклятие сна и довольно сильное. То, что на него оно не подействовало, Родгфилда ни капли не удивило - защитная татуировка, которая на протяжении многих веков набивается на спине каждого младенца в их семье, в который раз спасла его жизнь. Конечно, было жаль тех людей, которые уже никогда не проснуться, но маг не собирался останавливать пожар. Вряд ли удастся спасти хоть кого-то от этого стремительно расползающегося огня, а вот он сможет попытаться укрыть свою малышку от этого всевидящего ока, что преследует ее и пытается уничтожить. Пусть думают, что у них все получилось, и Кариз больше нет среди живых, а он уже позаботиться о том, чтобы и ноги ее не было в той обители. С этими мыслями он бережно укутывал девушку в кокон своей силы, создавая вокруг нее глушащий ее ауру купол, делающей ее невидимой для ищущих глаз. И мужчина искренне надеялся, что ему удастся спрятать ее, если же нет... что ж, он сможет постоять за свою девочку. А к тому времени как они доедут до его брата, живущего со своей супругой недалеко от гор, она сдастся, и он уговорит ее остаться с ним. Там они смогут обеспечить ей надежную защиту - против двух сильнейших магов никто не устоит, никто не пройдет мимо них.
  Вот бы еще понять, почему ее пытаются убрать и сколько еще будет продолжаться эта бешеная охота на нее.
  
  Спустя несколько часов в обители Хранительниц магии...
  
  - Кариз, слава Магии, с тобой все в порядке, - услышала девушка взволнованный голос матушки-хранительницы.
  Оглядевшись, она поняла, что Эрон снова призвала ее дух в обитель, но вот причин, по которым Главенствующая Хранительница и практически неразлучная с ней Мира сейчас выглядели такими взволнованными, не понимала.
  - Ну да, а что со мной может произойти? - растеряно спросила Кариз.
  - Вот уже несколько часов мы не видим света твоей души, - с нотками обвинения, объяснила Мира. - Мы переживали за тебя, ведь тот мир так опасен.
  Да, опасен. Уж ей-то об этом не знать? Сейчас, стоя перед двумя сильнейшими Хранительницами, она сомневалась, стоит ли говорить им о том, что кто-то в обители желает ее смерти. Еще раз взглянув на бледную и осунувшуюся Эрон, Кариз решила все же лучше промолчать - она попросит Рофа обучать ее и сможет постоять за себя сама.
  - Возможно, это и к лучшему, что ее аура укрыта от чужих глаз, - устало вздохнула Эрон. - Ты должна вернуться в срок, Кариз, иначе даже я не знаю, что делать.
  - Даго готова принять твои силы. Ее готовили к этому не один год, - решилась напомнить она об одной из своих подруг.
  - Она никогда не займет мое место, - категорично отказала Главенствующая. - Ее душа с каждым годом становится все более черной, и никакие ее ухищрения не могу скрыть этого. Ты - единственная, кто может перенять мои знания, потому поторопись, Кариз. А она, пока не лишилась своей магии, в день инициации отдаст ее озеру Жизни и будет изгнана из обители.
  На последних словах Эрон пошатнулась, и Мире пришлось придержать ее.
  - Не знаю, когда смогу и смогу ли вообще еще раз вызвать тебя к себе, - голос Хранительницы был слаб. - Если тебя не будет к закату дня солнцестояния, магические силы и знания, накопленные не одним поколением, будут утеряны.
  Кариз содрогнулась от последних слов Эрон. Ей не было нужды говорить, что прекратить подготовку к ритуалу уже не удастся - об этом отчетливо свидетельствовало состояние матушки-хранительницы. Ритуал передачи сил довольно сложен и требует длительного подготовительного периода. Целый месяц, вплоть до вечера дня солнцестояния, Эрон обязана посещать церемониальный зал... довольно большой зал и рисовать на его полу и стенах необходимые для ритуала символы. Своей кровью рисовать. Свою магию в них вливать. И если к определенному времени алтарь будет пуст и на него не взойдет избранная по доброй воле Главенствующей девушка, рисунки, а вместе с ними магия и знания, заключенные в крови, вспыхнут и исчезнут навсегда.
  Но не это самое страшное, самое страшное другое - отсутствие Главенствующей может привести к нарушению равновесия сил не только в обители, но и в Лахосе. Больше некому будет сдерживать потоки темной магии и поддерживать порядок в обители. Последний раз, когда Главенствующая отказалась передавать преемнице свои силы, в обители впервые разверзлась настоящая борьба между Хранительницами, так как каждая считала себя достойной занять место главной, а Лахос на триста лет погрузился во тьму хаоса, где правила темная магия и черные маги.
  Но все это ничто по сравнению с тем, что может произойти, если магия и силы Главенствующей, вместе с Книгой Магических Заклятий сосредоточатся в плохих руках.
  Это была последняя связная мысль Кариз, прежде чем она вновь погрузилась во тьму крепкого сна без сновидений.
  - Мы могли на всякий случай попытаться хоть как-то подготовить другую суору, - едва дух девушки испарился, предложила Мира.
  Эрон отрицательно покачала головой, хотя эта мысль тоже не единожды приходила в ее голову. Она сейчас слишком слаба для этого...
  
  Девчонка жива! Эта мысль буквально отравляла сознание старшей Хранительницы. Она так долго шла к своей цели, так долго лелеяла свои планы, а теперь все может накрыться из-за того, что эта Кариз сумела найти себе защитника! И судя по всему довольного сильного. Она даже ни разу не смогла разглядеть его, не то, чтобы воздействовать своей магией. Он словно невидимая неуловимая тень движется за девчонкой, но ничего она найдет способ достать их всех. В конце концов, у нее есть Даго. Девчонка сильна, несмотря на то, что суора, а поскольку ее уже списали со счетов, то и дорожить ею Хранительница не видела никакого смысла.
  Устало протерев глаза, девушка аккуратно опустилась в небольшую ванную, наполненную кристально чистой водой из источников жизни и магии. Слова заклятия полились из ее губ, и вся комната озарилась ярким белесым свечением - она так давно мечтает о власти, что ее душа уже прогнила и теперь ей приходилось все чаще прибегать к старинным знаниям, подсказанным ей самой Книгой. Улыбка озарила красивое лицо - она как никогда близка к достижению заветной цели. Завтра она начнет подготавливать другую суору для Эрон. Она довольно сильна, но ее дух еще не окреп, а значит, она идеально подходит для ее целей.
  
  Где-то в лесах Лахоса...
  
  - Кариз... Кариз... ну же, малышка, открой свои глазки...
  Как же не хотелось Кариз выскальзывать из таких крепких объятий сна, но удивительно притягательный голос звал ее так настойчиво, что она просто не могла ему противиться. Открыв глаза, она наткнулась на обеспокоенный взгляд Рофа.
  - Эм... я не понимаю, - присев, девушка растеряно осмотрелась по сторонам - они находились посреди леса.
  - Слава Богам, проснулась, - облегченно выдохнул мужчина, чем еще больше озадачил Кариз.
  - А где...
  - Сгорел, Кариз, и мы вместе с ним сгорели бы, подействуй на меня заклятие сна, - усаживаясь на траву, огорошил девушку маг. - А теперь я хочу услышать действительно правдивую историю о том, кто так настойчиво пытается сжить тебя со свету. И как долго эти преследования будут продолжаться.
  - Я не знаю, Роф, - пожала плечами девушка и отвела взгляд. - Наверное, до дня солнцестояния, после уже не будет иметь смысла.
  - Почему? - не отводя от нее пристального взгляда, вкрадчиво спросил мужчина.
  - Я получу полагающиеся мне знания и магию... если успею найти вход в обитель, - обняв себя за плечи, ответила Кариз, а потом решительно посмотрела в глаза Рофа. - Я хочу, чтобы ты научил меня не только защитной, но и боевой магии. Покажи мне несколько приемов, которые в случае необходимости смогут защитить меня... если время позволяет.
  - Кариз, тебе вовсе не обязательно все это, - мягко улыбнулся маг и, присев рядом, провел костяшками пальцев по щеке. - Я смогу позаботиться о тебе.
  - Ты не понимаешь... я... я должна быть уверена в себе в случае опасности, а кроме щита я больше ничего не умею делать, - опустила она плечи. - Ты ведь не всесилен и моя помощь может тебе потребоваться.
  Мужчина хмыкнул и покачал головой, но особо спорить не стал.
  - Хорошо. Тогда, если ты не против, начнем с воздушных атак. Они помогут тебе откинуть, временно оглушить, обездвижить или надолго вырубить противника, не причинив ему не совместимых с жизнью ранений. Но сначала, ты, - он легонько погладил девушку по щеке, - покажешь мне, что можешь изобразить сама. Я должен оценить, с чем мне придется работать.
  Он встал и отошел на несколько шагов от восседающей на импровизированном ложе из плаща девушки и, раскинув руки, показал, что ожидает ее атаки. Вот только... девушкой завладели совсем другие мысли. Сейчас на мужчине была лишь кожаная жилетка, не скрывающая сильных рук, один вид которых будил в ней странные чувства. Заставлял губы пересыхать, а сердце сладко замирать.
  Сглотнув, Кариз силой воли заставила себя не рассматривать его так пристально. Поднимаясь, она бросила осторожный взгляд из-под полуопущенных ресниц на Рофа и почувствовала, как ее щеки опалил жар от выражения довольства на его красивом лице. Ему понравилось то, что она так смотрела на него. Но почему?
  Встряхнув головой, она попыталась отрешиться от абсолютно не нужных сейчас мыслей и вспомнить известные ей заклинания по контролю воздушного потока, которые можно было бы адаптировать под боевые.
  Отыскав в памяти несколько подходящих, Кариз улыбнулась и бросила лукавый взгляд на Рофа, на что он вопросительно приподнял бровь, сложив руки на груди.
  На миг прикрыв глаза, она резко распахнула их и начала шептать слова заклинания, выплетая руками паутинку магии, закручивая воздух в воронку, пока та не превратилась в разрушающий все на своем пути смерч. Поднявшийся ветер взметнул водопад льдисто-голубых волос, когда она, словно отталкивая от себя созданную воронку, 'кинула' ее в Рофа.
  Огромный смерч, способный вывернуть деревья с корнем или снести половину дома развеялся, словно и не было, стоило ему приблизиться к мужчине.
  А этот Роф даже позы не поменял, только вторая бровь лениво поползла вверх.
  - Ты хочешь, чтобы я 'смертельно' простудился? - насмешливо спросил мужчина, кривя губы в легкой усмешке.
  Ах, так! Ну, хорошо, она попытается найти способ достать его и через защиту. Сосредоточившись, она пыталась найти лазейку в его щите, понять, как можно обойти его или снести. Правда, это был далеко не тот щит, которому он обучал ее, но все равно ей, не имеющий опыта в боевой магии, он казался невероятно прочным.
  Несколько слов заклинания, пробивающих воздушную защиту щита, захват и... Роф лежит на спине.
  В это мгновение Кариз походила на новорожденную суору, только что вышедшую из озера Жизни и открывшую для себя целый мир. Она, не скрывая радости, хлопала в ладоши и даже немного поддразнила моментально вскочившего на ноги мага.
  - Хочешь поиграть, малышка? - спросил он и в его голосе появились дразнящие и игривые нотки. У самой девушки от его тона по телу разлилось тепло и знакомое с прошлого вечера томление сосредоточилось внизу живота.
  Но не успела она удивиться своей непонятной реакции, как вокруг нее закружилась магия Рофа.
  Взглянув на мужчину, она увидела, как едва заметно шевелятся его изогнутые в улыбке губы. Но так просто сдаваться она не собиралась...
  
  - Я приятно поражен, грозная моя, - усмехаясь, похвалил Роф связанную магией воздуха по рукам и ногам девушку.
  Она действительно постаралась на славу и довольно долго сумела противостоять ему. Конечно, он не действовал в полную силу и ограничился лишь воздушными заклятиями.
  - А теперь приз победителю, - выдохнул маг в недовольное личико девушка.
  - Это было не честно! Ты отвлек меня! - пытаясь избежать надвигающихся на нее губ, возмутилась девушка.
  - Да? А сколько, позволь поинтересоваться, раз ты отвлекала меня, бесстыдно соблазняя, - весьма справедливо попрекнул он ее.
  Из-за ее уловок, он трижды вывалялся в пыли!
  - Соблазняя? - серебристые глаза Кариз удивленно распахнулись. - Я порой даже не понимаю толком, что ты под этим словом имеешь в виду.
  - Ммм... как бы тебе объяснить? - наиграно задумчиво промурлыкал Родгфилд, заставляя воздушные потоки практически впечатать тело девушки в свое, закинуть стройную ножку ему на бедро, где ее тут же подхватила сильная рука. - Видишь ли, когда твоя хорошенькая ножка оголена в этом невозможном вырезе по самое немогу - это соблазнение. Когда ты отряхиваешь свое платье, проводя руками по каждому своему изгибу, и пытаешься смахнуть прилипшие травинки с зоны декольте - это соблазнение. Когда ты смотришь на меня с диким чувственным голодом во взгляде, словно желая облизать с ног до головы, но облизываешь только свои губки - это соблазнение и открытая провокация. Когда лиф твоего чертового платья слетает с твоей роскошной груди, оголяя соски - это даже не соблазнение и не провокация, это долбанный нокаут, - уже рычал он, отчетливо видя перед собой картину, после которой он просто не был в состоянии продолжать какие-либо занятия, а точнее измывательства над собой.
  - Не могу понять твое возмущение, - пробормотала Кариз, плавясь от ощущения сильного тела так близко. - Нужно было не атаковать меня в ответ, тогда мой лиф остался бы на месте, так же как и юбка. И от пыли мне не пришлось бы отряхиваться. Если уже на то пошло, это я должна злиться, а не ты. И вообще я не могу понять - что ты имеешь против моего тела?
  - Против абсолютно ничего, - ухмыльнулся мужчина, склоняясь к девушке и прикусывая шейку, - а вот иметь его... я не... ммм... отказался бы.
  Ну, вот, опять ее тело начало жить своей жизнью, ясно намекая хозяйке, что оно лучше знает, что им нужно. Практически обездвиженная воздушными нитями, она могла только дрожать и пытаться сдерживать рвущиеся из груди тихие стоны, когда Роф снова гладил и целовал ее тело. Она вздрогнула, когда удерживающая ее ногу рука, медленно, словно боясь вспугнуть, поползла вверх. Новые ощущения накатывали на нее, грозящими снести все на своем пути, волнами. Кариз до дрожи в руках хотелось вновь ощутить под своими пальцами немного жесткие волосы мужчины, его кожу с перекатывающимися под ней мышцами, его губы на своих губах. Поэтому когда мужчина обрушился на ее рот, она встретила его стоном облегчения и желания. Он снова хозяйничал у нее во рту своим языком, одновременно лаская пальцами одной руки ее затылок, а другой - внутреннюю сторону бедра.
  Ощутив, что ее тело свободно, Кариз обвила руками шею мужчины, с жадностью запуская пальчики в смоляные волосы, по какой-то неведомой причине желая прижаться сильнее к горячему телу, буквально проникнуть к нему под кожу. И в этот раз ее не пугали его тихие порыкивания и стоны, его напористость. Девушки горела в огне, искры ни с чем несравнимого удовольствия расходились от его губ и рук по всему телу, концентрируясь внизу живота, вызывая мучительно-приятную боль в ее плоти. Она потерялась в этих ощущениях и тихонько вскрикнула в рот мужчины, когда длинные пальцы коснулись складочки около ее лона. Абсолютно не думая, что делает, она сделала то, что требовало от нее тело - потерлась своей плотью о что-то твердое и пульсирующее, чем мужчина так настойчиво прижимался к ней.
  - Боги, да, малышка, - простонал мужчина, отрываясь от припухших губ, - ты радуешь меня. Такая чувственная...
  Да что ей до его радости?! Ее тело сходило с ума, она сама, наконец, сходила с ума от той боли и пульсации, что терзали ее плоть. Да она готова была рыдать от этого убивающего чувства пустоты, жара и удовольствия!
  - Роф... Роф... что со мной? - отчаянно прошептала Кариз и снова потерлась о него, не в силах сдержать стон.
  - Это желание, любовь моя, - не переставая осыпать поцелуями шею и нежную кожу за ушком, прошептал мужчина. - Ты хочешь меня, Кариз... твое тело нуждается во мне. Скажи мне милая, что ты чувствуешь?
  - Я... я не знаю, - задыхаясь, зашептала девушка, не в силах говорить из-за ласкающих ее грудь пальцев. - Я... мне приятно... мне больно и горячо... чувствую себя такой пустой... там...
  - Проклятье, ты просто убиваешь меня, - прорычал мужчина, уже не лаская, но настойчиво прижимая девушку к своему телу, пытаясь успокоить дыхание, зарывшись лицом в водопад ее волос.
  - Роф...
  - Т-ш-ш, милая моя. Я с радостью дам тебе то, в чем ты нуждаешься, но не здесь.
  - Я... нуждаюсь?
  Девушка все еще мелко дрожала, и Родгфилду было немного совестно и, чего уж таиться, довольно неудобно и болезненно в штанах от того, что он довел их до дикого возбуждения посреди какой-то лесной поляны. Но после этого долбанного обучения, единственное чего ему реально хотелось, это разложить Кариз прямо на земле и вбиваться в нее пока мир не расколется для них двоих на части, пока преследующее его вот уже четвертый день возбуждение, не оставит его в покое. Хотя бы ненадолго.
  - Я заполню твою пустоту, малыш, и превращу жар в настоящий фейерверк удовольствия, - тихо прошептал он на ушко девушке, обещая. - Но не тут и не так. Тем более, нам пора двигаться дальше, если не хотим, чтобы ночь застала нас в дороге.
  С этими словами Родгфилд подхватил Кариз на руки и пронзительно свистнул, подзывая своего ящера. Чтобы до темноты успеть добраться до следующего города, им необходимо поторопиться - слишком много времени у них ушло на занятие. Улыбка растянула чувственные губы мужчины, когда он вспомнил, как девушка злилась и пыхтела всякий раз, когда ему удавалось 'достать' ее.
  - Нам долго еще до Гардалийских гор ехать? - спросила Кариз, когда они тронулись в путь.
  - Около пяти дней. Но неужели я так сильно надоел тебе, что ты хочешь побыстрее от меня отделаться? - шутя, спросил Родгфилд, но за его улыбкой пряталось напряжение и горечь.
  - Н-нет, наверное...
  Девушка погрузилась в свои мысли, впервые действительно задумавшись над тем, что вскоре она вернется домой, а мужчина останется в этом мире. И их пути больше никогда не пересекутся. А она уже привыкла к Рофу, прикипела душой к нему, к его странным шуткам и поведению. Подняв руку, девушка легко потерла свою грудь, которую от одной лишь мысли о расставании сдавило незнакомое ей чувство.
  А Родгфилд улыбался и смотрел на свою любимую, легко читая ее, как открытую книгу. Видел, как хмурится она, впервые открытыми глазами взглянув в свое будущее, как неосознанно растирает грудь в области сердца от осознания того, что они могут больше никогда не увидеться. Она сильно привязалась к нему, что не удивительно, учитывая ее ограниченное общение в прошлом. Он открывает ей новый мир, он защищает и помогает, а все это просто не может оставить ее равнодушной. Скоро, очень скоро она отдаст ему свое сердце. Сейчас он четко видел, насколько близка она к тому, чтобы влюбиться в него и он намерен выдрать свое счастье из коварных лап судьбы.
  - О чем ты задумалась, малышка? - мягко спросило он девушку, выводя ее из тягостных дум.
  - Почему ты называешь такими странными словами? - спросила она, посмотрев на него своими невозможно прекрасными серебристыми глазами.
  - Может, потому что ты действительно такая маленькая по сравнению со мной, а может - мне просто нравится выражать в словах ту нежность, что ты вызываешь во мне, - тихо ответил маг и легонько прикоснулся губами к виску девушки.
  В этот раз она сидела боком к нему и просто спрятала свое зардевшееся лицо от мужчины на его широкой груди. Странные чувства переполняли ее сердце, вызывающие тянущую боль в груди и смятение в душе. Сама не понимая, что делает, она собрала в кулачек кожаный жилет, словно желая удержать около себя, и, сильнее прижавшись к мужчине, погрузилась в свои мысли.
  
  - Ты маленькая соня. Ты в курсе?
  Девушка протерла глаза и сонно потянулась, едва не свалившись с ящера.
  - Не могу ничего с собой поделать, - пробормотала Кариз. - Чувствую себя новорожденной суорой, да еще и этот ящер... укачивает.
  - Ты себя плохо чувствуешь? - встревожился Родгфилд.
  - Не-ет, - зевнула девушка. - Просто спать постоянно хочется. Наверное, адаптация...
  - Наверное, - неуверенно пробормотал мужчина и направил ящера к одному из отелей.
  - Ой, а это что? - проследив взглядом в интересующем девушку направлении, Родгфилд заметил троих детей четырех-шести лет, которые игрались на небольшой площадке около магазина. - Какие забавные маленькие смертные, - тем временем умилялась Кариз, приводя мага в замешательства.
  Забавные маленькие смертные?
  - Это обычные дети, - буркнул мужчина, после чего потрясенно прошептал: - Только не говори мне, что ты не знаешь, что такое дети.
  - А что такое дети? - тут же последовал вопрос.
  Ну, что ж, маг был рад, что до сегодняшнего дня их путь пролегал лишь через небольшие города и по довольно однообразной местности. Привези он ее в столицу и состарился бы, удовлетворяя ее любопытство.
  - Я не могу поверить, что ты меня об этом спрашиваешь, - тяжело вздохнул Родгфилд. - Неужели у вас совсем нет детей?
  - Как же вы появляетесь на свет? - когда девушка покачала головой, спросил маг.
  - Из озера Жизни, - ответила Кариз, словно это было само собой разумеющимся и это он ей задавал странные вопросы.
  - И что ты появилась на свет такой же, как ты сейчас - взрослой? - он не смог сдержать ехидства в голосе.
  - Ну... да, когда я впервые взглянула на себя в зеркало, на второй день после рождения, то выглядела точно так же, как и сейчас, - смущаясь слишком пристального взгляда, пробормотала девушка.
  - Понятно, - буркнул он, хотя не понятно не было ни черта. - И... сколько тебе лет?
  - Я живу в обители двенадцать лет, - честно ответила она, а маг чуть с ящера не свалился от потрясения и шока.
  Блеск! Он вознамерился соблазнить несмышленого, лешего дери, ребенка!
  - Эм...
  И это было единственное, что он мог сказать по этому поводу. В это самое мгновение он чувствовал себя каким-то больным на голову извращенцем. Особенно если учесть - осознание того, что в его объятиях сейчас находится еще ребенок, вовсе не ослабляло его дикого желания обладать.
  - Мы приехали, - проклиная свое любопытство и вырвавшийся вопрос, хрипло сказал Родгфилд, спрыгивая с ящера и опуская на землю Кариз.
  Спустя полчаса девушка задумчиво следила за нарезающим круги по комнате Рофом и не могла понять, что означают те взгляды, что он время от времени бросал на нее. Мужчина вообще вел себя довольно странно с тех пор, как они заселились в гостиницу. Стоило им переступить порог комнаты, как он отправился в ванную, которая здесь была расположена в отдельном небольшом помещении, а теперь вот - ходит взад-вперед, то и дело бросая на притихшую около камина девушку тяжелые взгляды.
  - Эм... Роф? - дождавшись, когда мужчина взглянет на нее, он смущенно попросила: - А можно мне попросить у твоего повара еще кусочек такого же, как вчера десерта? Он мне очень понравился...
  Хоть девушке на самом деле пришлось по душе неведомое ей ранее лакомство, но обратилась она к мужчине с одной лишь целью - привлечь к себе его внимание. Забавно, но она уже чувствовала себя обделенной, не ощущая на себе его мягкий, полный нежности взгляд или его сильное тело рядом и исходящее от него уютное тепло.
  - Конечно, малышка, - спохватился Роф и вызвал своего домового.
  Ох, она ведь хотела узнать об этом странном маленьком человечке, а еще о тех, что видела на улице в городе, но из-за его мрачного настроения забыла обо всем - почему-то очень хотелось, чтобы он не хмурился при взгляде на нее, а снова улыбался.
  - Роф, может, ты, наконец, скажешь, что происходит? - не выдержала Кариз, когда на небольшом столике появился ужин мужчины и ее десерт.
  - Расскажи мне о себе, - вмиг нависнув над ней, попросил мужчина.
  - Я и так выболтала тебе про себя, да и про Хранительниц в принципе, кучу всего, - дотрагиваясь пальцами к одной из его рук, что опиралась о подлокотники ее кресла, вздохнула девушка. - А вот о тебе мне известно очень немногое.
  - Нет, я хочу... Проклятье! Даже не знаю, как сказать, - мужчина оттолкнулся от кресла и отошел на несколько шагов. - У нас дети рождаются совсем крохотными. Они не умеют сидеть, ходить, а тем более говорить. Все необходимые для жизни знания они приобретают по мере взросления и к двенадцати годам они значительно уступают взрослому человеку в росте, уме и знаниях. Я просто не могу понять, как развитие происходит у вас. Вы рождаетесь уже вполне взрослыми внешне, и твой интеллект вовсе не походит на интеллект двенадцатилетнего ребенка. Хотя, стоит признать, порой ты ведешь себя по-детски. Но, знаешь, как бы ты не выглядела и какой бы умной не была, я чувствую себя... нехорошим человеком, от того, что мне хочется сделать с двенадцатилетним ребенком.
  - Как интересно, - восторженно протянула Кариз, а Роф снова ощутил себя не в своей тарелке.
  Почему-то осознавать, что ты собираешься коварно соблазнить и привязать к себе несмышленую девушку, которой несколько сот лет от роду не вызывала у него такого отторжения, как мысль сделать все это с двенадцатилетней девчонкой, как бы она не выглядела. И самое страшное - он все равно понимал, что сделает это и намного больше, чтобы оставить ее себе.
  - Как я тебе уже говорила, каждая Хранительница в самом конце своей службы отдает всю свою магию озеру Жизни, а оно в свою очередь дает обители новорожденную суору, - не обращая внимания на его терзания, начала свой рассказ девушка. - Мы рождаемся уже с определенными знаниями, доставшимися нам от предыдущей Хранительницы вместе с ее магией. Постепенно эта магия в нас растет и мы учимся управлять ею. Также расширяются и наши знания. С трех лет нас начинают готовить к инициации. А расскажи мне, почему люди рождаются такими слабыми. Озеро Жизни в вашем... ммм... королевстве истощилось?
   После этих слов мужчина без сил повалился в кресло и, облокотившись о широкое перила одно рукой, устало прикрыл глаза ладонью. Нет, он определенно не готов говорить с Кариз на тему, откуда берутся дети.
  - Роф...
  Маг раздвинул пальцы и посмотрел на выжидающего уставившуюся на него Хранительницу.
  - Нет у нас никакого озера Жизни. Мы сами себе... озера, - буркнул он и снова прикрыл глаза.
  - Ой, а это как?
  Родгфилд зарычал от досады: 'Как, как... натурально'.
  - Я тебе объясню немного позже, - улыбнулся мужчина и, поднявшись с кресла, подошел к Кариз, чтобы дернуть ее на себя и усадить обратно уже себе на руки. - А теперь давай немного перекусим. Признаться, я голоден, как волк.
  В этот вечер они снова говорили на разные темы, но на этот раз Родгфилд старался как можно больше рассказать о себе. Конечно, он не пугал ее страшными случаями из практики и не рассказывал того, на что ему порой приходилось идти по долгу службы. Он говорил лишь о своем детстве, родителях, брате, о том, каким он был в годы обучения в Академии. Конечно, кое-где он приукрашал, кое-где что-то незначительное утаивал, но главное было другое - Линиас впервые за свою уже довольно долгую жизнь практически полностью открывался перед человеком. Девушкой! Это было несвойственно для него - делиться частичкой своей жизни, с кем бы то ни было, но раз он вознамерился добиться любви и привязанности Кариз, то должен помочь ей узнать себя.
  Еще он рассказывал ей о детях, с удовольствием замечая каким восторгом вспыхивают иногда серебристые омуты, и о домовых. На самом деле подобных помощников в Лахосе было считанное количество и только действительно сильные семьи магов могли привлечь в свой дом домового, да еще и добиться от него безоговорочной преданности.
  Уже лежа в постели и прижимая к своей груди доверчиво прильнувшую к нему девушку, Родгфилд думал о том, что сегодня он сделал огромный шаг к своей цели - соблазнить Кариз остаться в Лахосе. При этом до самого соблазнения он еще даже толком не добрался. Засыпал маг с улыбкой радости на лице - он уже практически не сомневался, что девушка ответит ему согласием, когда он попросит ее остаться вместе с ним. Особенно после того, как поближе познакомится с карапузом его брата. Родгфилд и сам еще не видел двухмесячного племянника - все мешали дела - но не сомневался, что маленький комочек счастья найдет отклик в сердце Хранительницы. Он видел это сегодня в ее глазах.
  
  Глава 4
  
  Новый день и снова они отправляются в путь. Кариз сама отказалась остаться в номере подольше и дать себе больше времени на отдых, боясь не успеть и подвести матушку-хранительницу, но как же сейчас она жалела об этом. Как бы девушка ни пыталась отрешиться от боли во всех мышцах и усталости, сегодня у нее это получалось не в пример хуже и уже во второй половине дня она, к своему стыду, взмолилась об остановке.
  - Упрямица, - ласково пожурил девушку Роф, когда она с блаженным стоном улеглась на расстеленный под роскошным дубом дорожный плащ, - ведь говорил, что нужно остаться в городе и отдохнуть сегодня.
  - Я почему-то думала, что со временем мне будет легче и легче даваться сидение в седле, а не тяжелее и тяжелее, - со стоном призналась она. - Тем более если учесть, что практически все время я просто лежу на тебе.
  - Твоим мышцам нужно время, чтобы привыкнуть к таким нагрузкам, а ты их не пощадила еще в самый первый день, - усмехнувшись, изрек Роф и погладил уставшую девушку по чуть прохладной щечке. - Хочешь что-нибудь перекусить или попить? - заботливо спросил мужчина, ментально связываясь с Ди.
  Родгфилд улыбался, когда Кариз, несмотря на отсутствие потребности в пище, с аппетитом уплетала сначала жаркое, а потом и десерт, запивая все это соком. Когда обед подошел к концу, маг приказал Ди выдать ему его мечи.
  - В нескольких часах езды отсюда начинается территория оборотней и это, - он взмахнул мечами, пряча их за спиной, - мне потребуется, чтобы защитить нас в случае необходимости. Хоть эти земли теоретически и входят в королевство Даарон, но волки до безобразия независимые существа. Они платят налоги в королевскую казну и смело могу рассчитывать на поддержку нашей армии в случае нападения на них, но на этом все. Инстинкт требует от них охранять свою территорию и к чужакам тут относятся довольно враждебно. Кроме того, на этой территории действуют исключительно законы их общества, основанные на единственном действительно значимом для них праве, с которым они готовы считаться - праве сильнейшего.
  Кариз ничего не ответила, только передернула плечами, выдавая этим жестом не совсем приятные мысли, которые роились в ее хорошенькой головке. За эти дни девушка окончательно утвердилась в мысли, что открывшийся ей новый мир далеко небезупречен. И способствовал тому не только тот факт, что тут дважды уже покушались на ее жизнь. За обычные золотые бляшки, которые Роф называл золотыми монетами. Разве может нечто столь бесценное, как дыхание живого существа, оцениваться в каком-то металле? Сегодня утром она видела, как в холе отеля мужчина чуть не ударил свою спутницу и его лицо было перекошено такой злобой, какую она никогда не думала, что способен испытывать человек. А когда они проезжали мимо рынка, какой-то мужчина грубо пинал маленького мальчишку. 'Сирота', - сказал Родгфилд, когда разобрался с жестоким мужчиной с большим животом и дал ребенку несколько золотых монет. Ей стало горько, когда маг объяснил значение этого короткого слова, которое в одно мгновение способно поставить крест на счастливом будущем совсем маленького человечка. Правда, Роф уверил ее, что о таких детях заботятся в приютах, на содержание которых корона ежегодно выделяет те самые золотые монеты. Но, несмотря на это, мальчик не выглядел таким же беззаботным и счастливым, как те дети, которых они видели накануне.
  Теперь вот эти оборотни и загадочное 'право сильнейшего'. Кариз не понимала толком, что это означает, но для нее хватило и того, что мужчина посчитал нужным более надежно экипироваться, чтобы осознать - оно ей не понравится.
  Спустя несколько часов мужчина, несмотря на теплую погоду накинул на девушку доставленный Ди во время стоянки дорожный плащ и даже накинул капюшон на голову.
  - К ночи мы прибудем в небольшое поселение, - зачем-то посчитал нужным просветить девушку Роф. - Если нам не повезет и мы по дороге наткнемся на агрессивно настроенных оборотней, веди себя тихо и лишний раз не высовывайся, капюшон не снимай и вообще даже не смотри в их сторону. Будем надеяться, что этим похотливым тварям твой запах не придется по душе настолько сильно, чтобы влезать в драку со мной.
  - Я не совсем понимаю тебя, - пробормотала Кариз, пытливо всматриваясь в непроницаемое лицо мужчины. - Но обещаю, что не стану причиной лишних хлопот.
  Родгфилд кивнул и окутал Кариз магией, надеясь, что она поможет скрыть запах девушки. Была у оборотней довольно раздражающая его сейчас особенность - на них не действовали иллюзии, в противном случае, он бы с удовольствием наложил на девушку облик какой-то дряхлой старушки. А так он мог только надеяться, что его магия поможет хотя бы отбить ее невероятно приятный, кружащий голову даже ему, аромат. Надеяться, что он не вызовет у волков интерес к девушке и им удастся спокойно покинуть эти земли.
  К счастью первые две группы оборотней, что встретилась им в лесу, были настроены более-менее дружелюбно, однако уже на подъезде к поселку на дорогу прямо перед ящером из сгущающихся сумерек выпрыгнул крупный серо-белый волк и, оскалившись, угрожающе зарычал. Тут же из-за деревьев вышло еще около десяти волков. Некоторые из них рычали, другие просто смотрели на чужаков с неприязнью или любопытством.
  К рычащему и скалящему пасть волку подошел другой - серо-черный и тихо рыкнул. А в следующую секунду всю фигуру оборотня окутало белое свечение, и перед путниками предстал уже презентабельно одетый черноволосый и сероглазый мужчина.
  - Зах, прекрати бросаться на всех без разбору, - послышался тихий, но властный приказ, после которого бело-серый волк, недовольно фыркнув, перестал скалиться и рычать.
  'Значит, нам не повезло наткнуться на альфу', - про себя отметил Родгфилд.
  - Прошу прощения за моего Бету - его жена сегодня утром подарила ему щенят и он теперь в режиме гиперопеки, а вы как-никак чужаки, - внимательно осматривая путников, произнес оборотень. - Найрон Хокки - альфа серой стаи, к вашим услугам... а вы...
  - Родгфилд Линиас глава магического ордена Даарона, - представился Родгфилд с раздражением замечая, как тот косится на скрытую под плащом Кариз, а его ноздри то и дело хищно раздуваются в стремлении уловить запах девушки, - и моя невеста - Кариз.
  Последние слова маг уже практически прорычал, бесясь от заинтересованного взгляда оборотня. Это было невероятно хреново попасть на территории серых, а ведь когда он последний раз был здесь - около полугода тому назад - эта земля принадлежала белой стае. Наиболее безобидным и слабым оборотням. Эти же серые были мало того, что на порядок сильнее черных и белых, так они еще были и амагичны. Как, ради всех Богов, они сумели прибрать к своим рукам почти всю территорию белых? И главное - зачем? Даарон не был заинтересован в склоках на этих землях.
  - Кар-риз, Вы наверняка устали и проголодались, - почти промурлыкал оборотень, от чего у Рофа скрипнули зубы, - разрешите пригласить Вас... и, конечно же, Вашего жениха в свое временное жилище.
  Видимо, девушке что-то не понравилось в оборотне или просто слишком хорошо помнила его предупреждение, но она еще больше вжалась спиной в мага.
  - Нет, спасибо, мы спешим и, скорее всего, заночуем под открытым небом, - отказался мужчина, хотя чувствовал, что его слова уже не имеют большого значения - альфа успел что-то решить для себя и ничто в мире не заставит его изменить его это решение.
  - Это неприемлемо, - категорично отказал Найрон. - Тем более, сейчас по лесу разгуливают дикие ликаны - сбежали несколько дней назад из своих клеток, и нам пока еще не удалось выловить всех.
  Уж лучше одичавшие ликаны, чем серые оборотные. Но, очередная попытка возразить успехом не увенчалась, а волков вокруг них становилось все больше. Он не сомневался, что в случае необходимости справится со всеми, но не был уверен, что сможет уследить еще и за Кариз, ведь в данном случае магический щит был бесполезен.
  Проклятье!
  До поселения их буквально отконвоировали в окружении серых волков.
  В самом доме их провели в гостиную, а слугам приказали накрыть на стол, хоть время ужина уже давным-давно прошло. Кариз, несмотря на все уговоры хозяина дома так и осталась в дорожном плаще, аргументируя это тем, что совсем продрогла в дороге. При этом она настолько сильно впилась ногтями в руку Родгфилда, что у того не осталось сомнений - маленькая Хранительница впервые за время пребывания в этом мире солгала. Да и вообще с того самого момента, как он снял девушку с ящера, она вцепилась в него мертвой хваткой и всякий раз, стоило Найрону бросить любопытный и голодный взгляд в ее сторону, прижималась к нему настолько сильно, словно хотела пробраться под кожу. И хоть Линиас понимал, что в ней говорит страх перед сильным альфа-самцом, даже не пытающимся скрыть свои желания, и опыт предыдущей встречи с оборотнями, но он бы соврал, скажи, что подобная демонстрация доверия его не радовала.
  Пока они ждали ужина, Родгфилд узнал, что территории белых волков примкнули к землям серых, поскольку брат Найрона несколько месяцев тому назад взял в супруги дочь альфы белых. А поскольку наследника у того нет, теперь серые оборотные будут контролировать и следить за порядком на обеих территориях. Конечно, все это могло измениться брось кто-то вызов брату Найрона, но альфа сомневался, что подобный смельчак найдется среди белых. И маг тоже сомневался в этом.
  Когда пришла служанка и известила о том, что ужин готов, Кариз решительно поднялась со своего кресла и попросила позволения удалиться спать, поскольку очень устала и не голодна.
  - Кариз, я настаиваю на Вашей компании, - в мягком голосе прозвучал твердый приказ и Родгфилд не выдержав, подорвался со своего места, готовый размазать этого зарвавшегося альфу по стене. Но... вынужден был остановиться, наткнувшись на вытянутую ручку девушки и предупреждающий взгляд серебристых зеркал.
  - Если Вы настаиваете, - последнее слова она выделила интонацией, - то мне не остается ничего другого, как согласиться, хотя я и не испытываю подобного желания.
  Роф поморщился, заметив, как Найрон, несмотря на не особо лестные слова Хранительницы, удовлетворенно улыбнулся. Сама того не осознавая девушка бросила вызов альфе, а он судя по всему его принял. И вообще, ничего страшного, что он назвал ее своей невестой? Или эти слова ему придется вколачивать в голову волка кулаками?
  - Тогда позвольте Ваш плащ, - протянул свои лапища к девушке волк.
  - Я сам, - не хуже любого волка прорычал Роф, не церемонясь отталкивая уже практически коснувшуюся Кариз конечность.
  Маг сейчас чувствовал острую необходимость убить этого оборотного, ведь он прекрасно знал, что под этим плащом - ослепительно прекрасная девушка с необычной внешностью и неприличным платьем на соблазнительном теле. И часть его злости была направлена также и на нее - ведь он не единожды просил сменить провокационный наряд!
  Однако какого же было удивление мужчины, когда скинув с девушки плащ, под ним обнаружил белое платье со скромным декольте и пышной юбкой. Никаких оголенных плеч и держащегося на одном честном слове лифе, никаких разрезов на довольно тонкой и узкой юбке, под которой без проблем можно было разглядеть длинные стройные ножки. Этого всего не было, но Родгфилду стало легче лишь ненамного, потому что красоту ее льдистых волос невозможно было спрятать, так же как и скрыть магнетическую притягательность серебристых глаз. И Найрон сейчас, так же как и он когда-то тонул в их глубине...
  Сдвинувшись вперед, Родгфилд скрыл девушку от глаз волка и, послав тому не предвещающий ничего хорошего взгляд, повел ее в уютную трапезную, где их ждал накрытый стол.
  За время ужина он тысячу раз успел пожалеть о том, что не решился вступить с волками в бой там, в лесу. Все-таки зря он понадеялся на благоразумие альфы и сейчас, с каждой прошедшей минутой все больше убеждался в том, что миром им с серыми оборотными разойтись не получится. Слишком уж заинтересованные взгляды бросал альфа на его Кариз, и это приводило мага в бешенство.
  - Спасибо, но нам с невестой вполне хватит одной спальни, - заявил Родгфилд, когда Найрон учтиво отметил, что комнаты для уважаемых гостей уже готовы.
  - Я не думаю, что возражать будет уместно с Вашей стороны, - теряя крохи терпения, перебил маг, уже собравшего что-то возразить альфу. - Если же у Вас есть какие-то претензии, с удовольствием выслушаю их завтра на рассвете. Доброй ночи!
  Да пошло оно все! Он больше не намерен из соображения государственных интересов терпеть наглость этого волка. Когда он назвал свое имя и положение в королевстве, он дважды недвусмысленно дал понять, что с ним лучше не связываться. Если же этот оборотный настолько глуп, что рассчитывает на свою амагичность в схватке с ним, то он крупно ошибается - мечами и кулаками Родгфилд владел ничуть не хуже, чем магией. И пусть это может испортить отношение с оборотнями, потому что клан серых имел немалый вес в их совете, но сидеть и смотреть, как Найрон облизывается на его Кариз терпения у него уже не осталось.
  - Осторожнее с заявлениями, уважаемый маг, - усмехнулся Найрон. - Тут Ваша магия не имеет силы.
  - Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что говорю и кому говорю, - прошипел Родгфилд, - а вот Вы, Найрон, видимо, не очень, иначе поостереглись бы так открыто выражать свой интерес к моей невесте.
  - Моему волку пришелся по душе ее запах, - лениво пожал плечами альфа, - а это редкость для него. Мне она тоже пришлась по вкусу и коли уж мы с волком находимся в полном согласии в отношении нее, не вижу причин не проявлять свою симпатию.
  Гребанные дикие твари! От этих наглых слов, глаза мага заволокло красной пеленой испепеляющей ярости. Конечно, он не видит причин! Ведь она всего-навсего его невеста, а у них тут в порядке вещей и за жену другого оборотного вызов бросать. При этом мнение самого 'трофея' редко учитывается. Только если речь идет о действительно сильной альфа-самке, остальные же женщины в их обществе практически не имеют права голоса. И, наконец, самое ужасное - наигравшись с выигранной игрушкой, ее вполне спокойно могли просто выбросить...
  Поймав на себе сбитый с толку и ничего не понимающий взгляд Кариз, Родгфилд нашел в себе силы растянуть губы в подбадривающей улыбке и даже подмигнуть. Бедняга, она даже не представляла, чем ей грозит мужской интерес в принципе и столь настойчивый волчий в частности. Их невинные игры не в счет.
  - Решим это вопрос сейчас? - протянул маг, снова переводя взгляд на Найрона.
  - С меня достаточно! - резко вскочила со своего места Кариз и от ее стремительного движения даже стул опрокинулся. - Я требую немедленно объяснить мне, что здесь происходит!
  О, его девочка снова метает молнии своими серебристыми глазками, прямо как в то утро, когда он обучал ее пользоваться воздушной магией для защиты.
  - Невоспитанная самочка у тебя, маг, - нагло осматривая соблазнительную фигурку Кариз, протянул волк. - Но безумно красивая. Думаю, мне доставит удовольствие заняться ее воспитанием.
  - Моим... что?! - девушка буквально задохнулась от гнева, но Линиас был уверен, тайный смысл слов Найрона ускользнул от нее. - Родгфилд!
  А Родгфилд второй раз в жизни думал, насколько прекрасна его любимая в гневе. Вот только объяснять ей суть притязаний альфы серых оборотней он не собирался. По той простой причине, что не знал как, да и расстраивать ее не хотел. Хотя вряд ли она поймет его, даже если он скажет, что в любом мужчине вид ее точеной фигурки и красивого личика вызывает жгучее желание разложить ее на месте и любить до потери пульса. Потому он просто постарался оградить девушку от наглых взглядов и двусмысленных намеков альфы:
  - Милая, почему бы тебе не пойти и не отдохнуть, пока мы с Найроном поговорим?
  - Родгфилд! - предупреждающе прорычала девушка и двинулась на него. Ох, он и не подозревал, что она еще и рычать умеет. - Мне не нравится этот смертный, и я не собираюсь оставаться в его доме еще хотя бы мгновение!
  - Боюсь, у тебя нет выбора, сладкая девочка, - нагло улыбнулся волк, - во всяком случае, пока мы с твоим женихом не разберемся в своем маленьком... споре.
  - Мне не нравится твой тон, - облокотившись о стол руками и направив на альфу метающие молнии глаза, медленно проговорила девушка. - Мне не нравятся твои взгляды. Мне не нравятся те слова, что ты говоришь. И у меня выбор есть, смертный!
  - Что это ты заладила 'смертный' и 'смертный'...
  - Потому что ты и есть...
  - Кариз, пожалуйста, перестань, - прервал тираду девушки Родгфилд и, схватив за руку, притянул к себе, чтобы обеспокоенно зашептать на ушко: - Позволь мне решить эту проблему, малышка. Обещаю, через полчаса, максимум час, мы уйдем отсюда. Я боюсь за тебя, Кариз, на этих волков не действует магия. Ты не сможешь себя защитить.
  - Не действует магия? - воскликнула Хранительница. - Роф, я не маг и моя магия действует на всех. Поэтому...
  - Нет! Мы сейчас на их территории и этот спор должен быть решен по их законам, если мы хотим спокойно покинуть этот город и вообще земли оборотней.
  - Что ж, хорошо, - сдалась Кариз, в который раз доверившись мужчине. - Но не смей пытаться отослать меня в какие-то комнаты! Мне не по себе здесь.
  Он это видел и оценил терпение девушки, как и ее доверие.
  Сама же Кариз уже спустя пятнадцать минут пожалела о том, что доверилась мужчине и ничего не предприняла сама. О том, что она, собственно, могла сделать, девушка даже не задумывалась. Не до этого было.
   Сейчас маг стоял напротив того невероятно раздражающего все ее существо Найрона и в руках у каждого были те металлические штуки, которые сегодня днем Роф назвал мечами.
  - Ты же понимаешь, что в случае поражения потеряешь свою репутацию? - немного склонив голову на бок и оценивая своего противника и его оружие, спросил Линиас.
  - А кто сказал, что я собираюсь проигрывать? - выгнул бровь альфа серых. - И потом, даже если случится невозможное и я проиграю - никто не посмеет кинуть мне вызов. Просто не осталось тех, кто имел бы достаточно сил и не сделал этого раньше. В отличие от вас, людей, наша природа требует постоянного подтверждения силы. Со своими противниками я разобрался еще несколько лет назад - как только достиг совершеннолетия и стал претендовать на место альфы. А теперь хватит пустых разговоров или ты уже передумал драться за свою крошку-невесту.
  Родгфилд скривил губы в полуулыбке и покачал головой:
  - Просто удостоверился, что ты полностью осознаешь, на что идешь, так как, к сожалению, как оказалось, понятия не имеешь, с кем связываешься. Что ж, будет вам наука и стимул хоть изредка высовывать нос со своих территорий.
  Вместо ответа, альфа серых волков сделал первый выпад, который маг ловко блокировал своими мечами. Он в совершенстве владел разными видами оружия, но особую слабость питал именно к парным мечам.
  Наблюдая за схваткой двух мужчин, Кариз нервно теребила пышную юбку своего магического платья. Теперь-то она прекрасно понимала настойчивость мужчины и его желание избавить ее от подобного зрелища. Если бы она не понимала, какой вред могут нанести остро заточенные клинки смертному существу, то, пожалуй, наслаждалась бы грацией этого танца. Найрон был настойчив и шел напролом, в то время как Родгфилд кружил вокруг него, словно хищник, с завораживающей грацией и гибкостью отбивая удары и нанося ответные. У Кариз сложилось впечатление, словно он сросся с двумя мечами, настолько легко и естественно выглядели его движения. Уклон, поворот, один меч с легкостью отбивает удар тяжелого меча волка, другой - наносит удар. Первая кровь... Кариз почувствовала, как закружилась голова и внутри нее поднимается что-то горькое и противное от вида красных капель, вмиг пропитавших светло-серую рубашку оборотня. Но боль, которую тот явно испытывал не помешала волку издать грозное рычание и нанести точный ответный удар.
  Руки Кариз задрожали, и она зажмурилась, не в силах смотреть на алую струйку крови, стекающую по бронзовой коже Родгфилда - от плеча и вниз по руке. Она не понимала причину этого боя и не принимала подобной жестокости. Но сейчас ей было невероятно плохо, потому что она осознавала - дерутся эти мужчины из-за нее.
  Рядом раздавались крики, свисты, а Кариз, сцепив кулачки и зажмурив глаза, пыталась сдержаться и выполнить данное Рофу обещание - позволить во всем разобраться ему самому. Во имя Магии, он думал, что она беззащитна перед ними, но хоть суора и не была знакома с этим миром, но достоверно знала одно - их магия могла убить или исцелить любое существо в нем.
  Кариз не знала, сколько времени простояла с закрытыми глазами, дрожа всем своим существом, но решилась открыть их лишь, когда стих звон метала и вокруг повисла гнетущая тишина.
  Борясь с все нарастающей паникой, она резко распахнула глаза, чтобы тут же сорваться с места и подбежать к тяжело дышащему Родгфилду, возвышающемуся над поверженным оборотнем. Прижавшись к нему как можно крепче, она нервно сжимала в кулаках пропитавшуюся потом и кровью кожаную жилетку мужчины, а по ее щекам бежали слезы.
  - Ну все-все, успокойся, моя хорошая, - поглаживая мелко дрожащее тело девушки, нежно приговаривал мужчина.
  Ему было приятно, что она настолько сильно переживала за него, и он тешил себя надеждой, что переживания эти вовсе не связаны с тем фактом, что с его гибелью она бы лишилась хорошего проводника.
  В себя девушка пришла, когда вокруг них начало раздаваться утробной рычание других волков, которые, так же как и она, следили за ходом битвы.
  - Этот идиот сам буквально бросился на меч, и теперь они думают, что их альфа умрет, и я боюсь, что это действительно так и будет, - вздохнув, ответил Роф на вопросительно-перепуганный взгляд Харнительницы.
  - Я могу все исправить, - одними губами произнесла девушка, выжидающе смотря в глаза мужчины.
  Он кивнул и обратился ко всем, собравшимся на небольшой площади оборотням:
  - С вашим альфой все будет хорошо, если вы гарантируете нам, что мы сможем беспрепятственно покинуть вашу территорию.
  Со всех сторон начался доноситься гул. От некоторых групп доносилось одобрительное тихое бормотание, кто-то требовал наказание для мага, посмевшего переступить допустимую черту во время схватки, кто-то не верил, что подобную рану вообще можно вылечить. В конце концов, из толпы вышел высокий широкоплечий блондин.
  - Даю слово беты, что если вы вернете нашего вожака к жизни, то сможете спокойно отправляться дальше в путь. Если же нет, ты ответишь, маг - этот бой должен был длиться до поражения, но не до смерти.
  - Если действительно можешь исправить все это, действуй, - прикоснувшись губами ко лбу девушки, прошептал Родгфилд.
  Кариз отошла от него и встала около неподвижно лежащего на боку оборотня. Там, в обители, она лишь единожды исцеляла живое существо - прекрасную лань, чудом спасшуюся из лап хищника. Теперь же ей предстояло исцелить смертного.
  Призвав магию, она окутала мощное тело оборотня воздушными потоками и заставила его прижаться к ней. В то же мгновение ее платье снова стало прежним, а на спине засеребрилось два огромных крыла, укрывшие за своими полу-призрачными перьями тела девушки и волка, сильнее прижимая истерзанное тело к светящейся золотым свечением фигурке суоры.
  Едва все закончилось, крылья закрылись, а шокированным взглядам оборотней и мага предстал альфа серой стаи, настойчиво прижимающий к себе хрупкую девушку. Кариз были неприятны прикосновения Найрона, однако когда она попыталась отстраниться от него, ей в шею зарычали с угрозой, после чего она ощути на своей коже влажное прикосновение языка.
  Сзади тоже послышалось рычание и ее буквально вырвали из рук волка, прижав к груди. Родгфилд.
  - По-моему у нас был уговор. И ты проиграл,- жестко отчеканил маг, напряженно всматриваясь в лицо тяжело дышащего оборотного.
  - Да-да, конечно, - как-то не совсем уверенно кивнул волк, закладывая руки за спину и сверля напряженным взглядом Кариз.
  Родгфилд сжал зубы, так как понять борьба какого рода сейчас идет в голове Найрона, было не сложно. Наконец, плечи альфы поникли, и его голова немного опустилась. Он сдался и сделал правильный выбор - за свою малышку маг был готов драться до последнего.
  Эту ночь они провели в гостинице в поселении оборотней. С тех пор как они ушли с площади, на которой состоялся бой, Кариз старалась ни на шаг не отходить от Рофа. Она залечила всего его раны и даже незначительные царапинки, пока маг блаженствовал, ощущая вокруг себя тепло ее распахнутых крыльев и жар ее магии. Его поразило наличие призрачных крыльев, и когда он спросил у Кариз о них, то узнал, что после инициации они приобретут вид настоящих и будут полностью ей подвластны, так что она в случае необходимости сможет использовать их. Сейчас же девушка не могла удерживать их долго и потому никогда не использовала по прямому назначению.
  А утром Родгфилд проснулся от собственного болезненно-сладострастного стона, причиной которого стала маленькая шаловливая ручка, нежно ласкающая самый низ его живота и настойчиво пробирающаяся к пульсирующей плоти. Схватив находящуюся в опасной близости от пояса штанов ладошку, он потянул на себя, заставляя ее обладательницу полностью разместиться на его груди. Утреннее напряжение в паху, усугубленное ласками женской ручки, заставили его с жадностью голодного зверя накинуться на сладкие губы.
  Не осознавая до конца, что делает, находясь где-то между сладостным сном и дразнящей явью, он перекатился на хрупкое тело, подмяв его под себя, с силой стискивая мягкую грудь, с нетерпением шаря руками по аппетитным формам.
  - Роф... что ты... - потрясенно ахнул самый любимый голос на свете, когда его рука пробралась под длинную юбку и начала поглаживать внутреннюю сторону бедра, все ближе приближаясь к ее естеству.
  Окончательно проснувшись, он оторвал свои губы от нежной кожи на тоненькой шейке и посмотрел в потрясенно распахнутые глаза Кариз.
  - Тебе нравится? - хрипло спросил маг, медленно проводя пальцем по сомкнутым губкам девичьего лона.
  На самом деле играть во все эти игры - последнее, чего сейчас хотелось разгоряченному мужчине. Но остатками здравого смысла он понимал, что просто вспугнет девушку, если позволит себе сорваться и окунуться с головой в омут сладострастия.
  Девушка ахнула и попыталась сомкнуть свои бедра, но не смогла из-за расположившейся между ними ноги Рофа. Целый водопад острых ощущений накрыл ее, стоило пальцам мага коснуться ее там, где она сама себя касались лишь во время омовения. Это было... почему-то стыдно и невероятно приятно одновременно. О чем она и сказала ему, утопая в водовороте новых и таких сильных ощущений. Как и в прошлый раз, когда он касался ее кожи своими губами и руками, ей захотелось чего-то большего, но мужчина резко отстранился и спрыгнул с постели.
  Они все еще находились на территории серых волков, и Родгфилду не хотелось рисковать, оставаясь здесь хоть на секунду дольше необходимого. Потому как бы сильно ему не хотелось продолжить знакомство Кариз с миром чувственности и желания, он нашел в себе силы оставить ее и начать собираться в путь.
  
  В этот раз странный проводник Хранительницы направил их в сторону Цуского ущелья. По мнению мага - не самая приятная дорога, точнее даже сказать - одна из опаснейших, но спорить с девушкой по поводу необходимости использовать дар матушки-хранительницы он пока не решался. Хоть это и не отменяло того, что с каждым последующим пунктом остановки у него рождалось все больше сомнений по поводу 'самых безопасных путей и тропок'. Создавалось впечатление, что кто-то сверху взялся протащить девушку по самым 'горячим' дорожкам и лишнее подтверждение тому - территория оборотней. Это с ним ей можно было не бояться появиться там и то они умудрились попасть в передрягу. А если бы она была одна? Было что-то такое в этой девушке, что заставляло всех мужчин вокруг замирать от восхищения и желания к ней. Попади она одна к оборотням, и быть ей чьей-то самкой, а не Хранительницей. Да и охотники, схватившие ее в самый первый день этого бессмысленного путешествия, признались Зайтону, что получили данные, откуда именно стоит взять след девушки.
  В который раз за последние дни Родгфилд испытал жгучее желание прекратить этот фарс с помощью, но... он не мог, должен был дать Кариз иллюзию выбора. И только одни Боги ведают сколько сил ему будет стоит придерживаться своего изначального плана. Они снова в ловушке!
  - Что... я не понимаю, - пролепетала сбитая с толку девушка, пытаясь своей магией 'ощупать' невероятно мощную силовую клетку, в которую они угодили в ущелье Цуск.
  Это было просто невероятно хреново, что они закрыты тут, а солнце уже начинает клониться к закату. У них есть около четырех часов, прежде чем на каждом проклятом уступе этого ущелья не расцветет цветок Смерти. Они просто задохнуться в его невероятном благоухании - заснут и больше никогда не проснуться.
  - Что тут непонятного?! Твоя чертова бабочка снова привела нас в ловушку! - немного раздраженно ответил Родгфилд и тоже подошел к девушке, пытаясь прощупать плетение на уязвимые места.
  - Но... это просто невозможно, я...
  - Кариз, до этого момента я терпел, но теперь мы будем идти туда, куда я поведу, а не этот твой светлячок, - пытаясь удержаться от вспышки гнева, процедил сквозь зубы Роф.
  Ничего! Слишком прочна и умело сплетена была эта силовая сеть. Она обещала стать надежной клеткой для них на ближайшие сутки, пока плетения не начнут ослабевать, а магия - истончаться.
  - Вот скажи мне Кариз, кому ты так успела насолить за свои несчастные двенадцать лет жизни? - повернувшись к девушке, выпалил он. Она только пожала плечами и обхватила себя руками, словно в попытке согреться.
  - А ты насолила, малышка, - приближаясь к ней и прижимая спиной к утесу, выдохнул маг. - И кому-то сильному насолила, потому что это магическое плетение не по силам разорвать даже мне, - поддев пальцем подбородок, он заставил ее взглянуть ему в глаза. - Почему от тебя хотят избавиться? Говори!
  - Неужели все так плохо? - дрогнувшим голосом спросила она.
  - Ты даже не представляешь насколько, - выдохнул Роф и, оттолкнувшись от скалы начал ходить кругами перед девушкой. - Посмотри вокруг, - наконец остановился он и развел руки в стороны, как бы приглашая осмотреться. - Видишь небольшие стебельки, покрывающие стены утеса? - она видела. - Это цветы, милая моя Кариз. Настолько необыкновенно прекрасны, что говорят, один взгляд на них стоит смерти. Но только это не пустые слова, малышка - пыльца, осыпающаяся с их листьев на рассвете смертельна, их аромат - сначала чистый афродизиак и галлюциноген, а потом - мощнейшее снотворное. Сладкая Смерть - вот как они называются. И сегодня ночью, милая моя, нам выпал исключительный шанс познать ее. Так что, думаю, я вправе узнать, наконец, правду, а не только сомнительные отговорки.
  Кариз опустила глаза и закусила губу - никто не имел столько прав на правду, сколько имел он. Но отчего-то ей не хотелось говорить ему ее. Почему? В этом она не осмелилась бы признаться даже самой себе, словно молчание могло все изменить и дать ей возможность подольше оставаться с ним.
  Девушка удивлено моргнула и съехала вниз по теплому камню, обхватывая свои колени и кладя на них подбородок.
  Да, она не хотела расставаться с Рофом. Она уже так привыкла засыпать и просыпаться с ним, ощущая тепло, уют и защищенность. В обители ей придется забыть обо всем этом, так же как и о приносящих жар и непонятное томление прикосновениях, так же как и о волшебном вкусе тех десертов, которыми она уже привыкла лакомиться каждый вечер и утро. Странно, но именно эти, казалось бы, незначительные вещи заставляли ее понять - до этого она не жила, а только существовала. И почему-то она была уверена: все это лишь незначительная часть тех радостей, что может подарить этот мир. Конечно, в обители были свои прелести, свои веселья, но... именно испытываемые тут новые эмоции и ощущения заставляли ее чувствовать себя действительно живой. Вот только жаль, что у нее нет другого выбора, кроме как отказаться от всего этого.
  - Я... мне оказана честь стать преемницей Эрон - Главенствующей Хранительницы магии, - без радости в голосе призналась Кариз и подняла взгляд на ошарашено взирающего на нее Рофа.
  - Объясни, - немного хрипловато потребовал он.
  
  Глава 5
  
  - На закате дня солнцестояния я должна перенять ее знания и силу, чтобы возглавить обитель и возложить на себя ее обязанности, - не особо охотно пояснила Кариз после минутного молчания. - Сначала к этому готовили другую суору. Старшую и более сильную, но матушка-хранительница отказалась передавать ей силу, поскольку она опорочила свою душу. Возможно, это она, - последнее было маловероятно, учитывая силу магической сети, но другого объяснения у нее просто не было.
  Следя за реакцией мужчины, Кариз видела, как судорожно дернулось его горло, а руки сжались в кулаки. Отчего-то ему не понравилось ее признание. Почему? Ведь это ей, не ему придется отказаться от целого нового мира.
  А может... может, ему тоже нравится засыпать и просыпаться рядом с ней? Дарить ей свое тепло и чувство защищенности? Может... Ах, только от мысли, что он тоже не хочет с ней расставаться, ее сердце сделало в груди настоящий кульбит и забилось с новой силой. Девушка грустно улыбнулась - ее сердце никогда еще не вело себя так странно, даже когда она впервые распахнула глаза и увидела мир, выйдя из озера Жизни. Оно болело при мысли о расставании, оно сладко замирало, когда к ней прикасался Роф и бешено колотилось в груди, когда ее тело охватывал мучительно-сладкий жар. Оно наполнялось теплом и щемящей нежностью при одном лишь взгляде на мужчину. И ей было страшно от того, что в обители ее сердце просто... умрет? Да, наверное, это наиболее точное описание того, что она чувствовала, представляя свою жизнь без него. Но почему? Еще раз тяжело вздохнув, девушка попыталась выбросить все лишние мысли из головы - сейчас нужно думать о том, как выбраться отсюда.
  - Что нам делать? - поднимаясь на ноги, спросила она.
  Мужчина вздрогнул от звука ее голоса и взглянул на нее каким-то странным, напряженным взглядом.
  - Я могу создать щит, но не думаю, что он сможет полностью защитить нас, - наконец, сказал он. - А если я усну, щиты падут и пыльца, попав на наши тела, сделает из нас корм для цветов.
  - А как насчет какого-то укрытия? Позови Ди, - предложила Кариз.
  - Не могу, - покачал головой Роф, - эта сеть глушит даже мой зов помощнику.
  - А если... а если сделать укрытие в скале? - обрадованная своей догадкой девушка расплылась в радостной улыбке.
  - Кари-из, - простонал маг, - ну как ты себе представляешь, что я смогу вынести часть скалы и при этом не навредить нам? Ладно, с камнепадом, который непременно последует за моими действиями можно еще попытаться справиться и скрыть нас за щитами. А если скала обвалится, когда мы будем спать под действием цветка? Да даже если и не будем - все может произойти слишком быстро. Нет, это не вариант, - покачал он головой и снова направился к преграждающему путь силовому магическому полю.
  - Я могу чем-то помочь? - упавшим голосом спросила Кариз и, подойдя к мужчине, прислонилась щекой к напряженной спине. - Мне так жаль, Роф. Лучше было тебе не вмешиваться во все это и дать мне уйти тогда.
  - Не говори глупостей, малыш, - резко развернувшись к девушке лицом и схватив ее в охапку, жестко возразил маг. - Я никогда не простил себе, если бы опоздал тогда.
  - Но... какое тебе дело до меня? Матушка-хранительница говорила, что...
  - Т-ш-ш, - приложил палец к нежно-розовым губкам, маг. - Я не хочу слышать, что говорила тебе твоя матушка, но могу догадываться. Не хочу что-либо тебе объяснять сейчас, поскольку вряд ли ты меня поймешь, - она наклонился к ней, давая ощутить свое дыхание на губах. - Я хочу, чтобы бы ты почувствовала, что значишь для меня.
  Этот поцелуй... он заставил сердце девушки биться в груди пойманной птицей, время от времени сладко замирая от той нежности и страсти, с которой его губы ласкали ее. Все в ней откликалось на него, внутри разливалось нежность и тепло, а на глазах выступили слезы. И хоть сам поцелуй длился недолго, но за эти мгновения он успел перевернуть ее мир и еще больше потянуться душой к этому мужчине.
  Оторвавшись от ее губ, Роф поглаживал большими пальцами ее щеки и с непонятным выражением в глазах всматривался в нее. Наконец, подарив ей нежную улыбку и мимолетный поцелуй, он вновь повернулся к сети и, положив на нее руки, начал что-то бубнить себе под нос.
  Периодически по полностью прозрачной магической сети пробегали огненные или голубые волны. Это Роф пытался найти слабое место в плетении. Кариз же старалась не мешать, тихо стоя в стороне и поглаживая кончиками пальцев все еще покалывающие губы. Она становилась зависимой от прикосновений этого мужчины, от его взглядов и его улыбок, от его сильных объятий.... Нет, опять ее мысли занесло не туда куда надо. Они в ловушке и не известно переживут ли эту ночь, а она думает об объятиях Рофа. Что с ней стало?
  Вскинув взгляд вверх, девушка заметила небольшой уступ на скале, отбрасывающий тень на рыжую землю, в которой спрятался ездовой ящер мага. Точно!
  - Роф, - робко позвала она мага.
  - Ммм?
  - А ты... ну ты... не обидишься на меня, если я, - девушка замялась и, набрав в грудь побольше воздуха выпалила: - разденусь.
  - Ты что? - мужчина даже повернулся к ней лицом, удивленно приподняв бровь.
  - Ну, просто в прошлый раз ты разозлился, когда я разделась и... а плаща нет и... ничего нет.
  - Говори уже, что ты хочешь - едва сдерживая смех, оборвал ее лепетания Роф и, снова вздернув бровь, сложил руки на груди в ожидании ответа.
  Посмотрев в черные глаза, где сейчас плясали странные искорки веселья с чем-то еще, девушка почему-то смутилась еще больше.
  - Мое платье, из него можно сделать навес любого размера и оно сможет защитить нас от пыльцы, - чувствуя себя неуверенно под странным взглядом мага, пробормотала Кариз.
  - Не подойдет. Эта пыльца обладает свойствами близкими к свойствам кислоты, - покачал головой мужчина и пояснил, когда понял, что девушка ничего не разобрала из его слов. - Она разъест твое платье. На самом деле она даже кости расплавляет, перерабатывая их в отличное удобрение для растений.
  Оценив, что мужчина не возразил ничего против ее обнажения, девушка без лишних слов провела ладонями по бокам и ее платье упало к тонким лодыжкам.
  Что ж, прекрасно, ему не нужен был этот чертов афродизиак в воздухе, чтобы стать твердым при виде голенькой фигурки Кариз. Его дыхание вмиг сбилось, а руки пришлось сложить за спиной. Да сколько ж она будет издеваться над ним? Еще немного и он плюнет на свой план впервые познать ее тело в более романтичной обстановке, нежели твердая земля или же кровать отеля. Хотя с другой стороны, он был рад, что в этом плане красивая головка девушки не забита всякими предрассудками или нормами приличий. Он сможет обучить ее всему, что он любит в постели с минимальным сопротивлением с ее стороны.
  - Вот, возьми, - пожирая глазами тело девушки, мужчина пропустил тот момент, когда она бросила ему свое платье. - Попробуй уничтожить его, - предложила Кариз, склонив голову на бок и перекидывая свои волосы на грудь, пряча соблазнительные холмики от его жадного взгляда за водопадом цвета льда. Но это вовсе не мешало ему мысленно облизываться, уже ощущая во рту твердые горошинки коралловых сосков, которые сейчас так соблазнительно выглядывали из-под ее волос, приглашая, соблазняя...
  Что она там говорила о своем платье?
  Хмыкнув, он взял в руки наряд Хранительницы и, вызвав стихию огня, попытался поджечь подол. Ничего! Это уже становилось интересно. Даже его невероятно острые клинки и те не сумели справиться с тканью - она тянулась, но не рвалась.
  - Интересная ткань, но вряд ли из нее можно сделать хоть какой-нибудь приличный навес, - снова переводя взгляд на обнаженную девушку и не сдерживая огня восторга в глазах, заявил Родгфилд. - Ее и на платье приличное не хватает.
  Вопреки ожиданию мага, девушка не смутилась, а открыто улыбнулась и подошла к нему, забирая платье из ослабевших пальцев, мечтающих ощутить бархат кожи стоящей рядом девушки.
  - Смотри, - и она повернулась к нему спиной.
  И он смотрел. Причем не просто смотрел, а буквально ощупывал глазами открывшийся ему вид на тонкий стан, соблазнительную округлость попки...
  Проклятье! Они, кажется, находились в ловушке? В смертельной опасности? О, все это для Родгфилда сейчас не имело ни малейшего значения. Она измучила его за эти дни! Целовать, касаться, постоянно чувствовать ее тело рядом и не иметь возможности довести все до логического завершения...
  Словно загипнотизированный, он придвинулся к девушке и, положив руки на ее бедра, притянул к себе, одновременно откидывая волосы и осыпая поцелуями плечико, шейку, ушко.
  - Роф, не мешай, - недовольно повела плечом Кариз.
  Но мужчина даже не думал отпускать голую малышку из своих рук. Наоборот, он оплел ее своими руками, притягивая к груди и устраивая подбородок на изгибе плеча. Правда, для этого ему пришлось сложиться практически пополам, но ощущения тяжести груди в его руке полностью компенсировало это неудобство.
  - Что ты делаешь? - хрипло спросил он, наблюдая, как девушка крутит в руках свое платье.
  - Укрытие для нас, - ответила она и вдруг бессильно опустила руки. - Роф, зачем ты постоянно касаешься меня? - ее голос звучал как-то жалобно и чуть ли не умоляюще.
  - Мне так хочется, - усмехнулся он, одной рукой сжимая грудь, а пальцами другой поглаживая животик девушки. - Так что это будет за чудо такое? - он с сомнением рассматривал связанное в нечто непонятное платье.
  - Я... я так не могу ни на чем сосредоточиться, - простонала она, когда мужчина начал перекатывать между пальцами затвердевший сосок. - Пожалуйста.
  - Ммм... ладно, - протянул маг и с явным сожалением разжал руки.
  Тяжело вздохнул - он становится озабоченным рядом с этой малышкой. Стоит только взглянуть на нее и всего за мгновение все его мысли перемещаются значительно ниже положенного им в подобной ситуации места.
  Расстегнув пряжки от ножен для мечей, он избавился от них, а потом и от жилета. Постоянно мелькающая перед глазами голая Кариз это слишком для его и так значительно пошатнувшегося контроля и остатков благородства. А поскольку дорожный плащ они просто напросто забыли в номере, он попытался одеть на девушку свою жилетку.
  - Эм... не вижу особой разницы, но если тебе так хочется, то ладно, - с подозрением осмотрев свой новый наряд, пробормотала девушка.
  - Вот готово! - наконец, оторвала мужчину от рассматривания своих прелестей Кариз.
  - Очень мило, - с легкой издевкой пробормотал Родгфилд, рассматривая стоящую на земле мини-палатку из платья девушки, - но только вряд ли нам суждено ею воспользоваться.
  - А так? - даря ему самую открытую и невероятную из улыбок, спросила девушка и в ту секунду небольшая палатка превратилась в огромный шатер.
  - А вот это уже намного интереснее, - вмиг приободрился маг и, откинув полог, вошел внутрь.
  Шатер был с полом и, пройдясь вдоль его 'стен', маг не обнаружил ни единого зазора, через который могла бы просочиться хоть одна пылинка.
  - Замечательно, Кариз! Ты молодец, - улыбнувшись, похвалил Линиас девушку, которая вмиг зарделась от удовольствия. - Если бы твое чудо-платье еще смогло не пропускать аромат цветов, можно было бы спокойно поспать. Но это мелочи, с этим и я постараюсь справиться.
  - Возможно, и сможет, - пожала плечами девушка и захихикала. - Просто вряд ли кому-то из Хранительниц приходилось использовать свои наряды столь странным способом. Да и не вижу я ничего плохого в том, что нас сморит в сон.
  Улыбнувшись, Родгфилд подумал, что не станет напоминать о двух остальных эффектах аромата цветка. На всякий случай он укроет их под воздушными щитами. Тем более что держать их пару-тройку часов не одно и то же, чем держать все ночь напролет.
  - Отдохни, - увидев, как девушка зевнула, прикрывшись ладошкой, предложил маг. - А я пока выйду и еще попытаю на прочность твой чудо-платье.
  - Хорошо, - кивнула девушка, опускаясь на прикрытую белой тканью землю.
  Несмотря на то, что необычная ткань с достоинством выдержала абсолютно все испытания Родгфилда, маг не спал до самого рассвета, удерживая дополнительные щиты. А утром его разбудило недовольное шипение ящера, которому также нашлось место в огромном шатре.
  - Извини, дружище, но поесть нам не скоро посчастливится, - зевая, попытался успокоить голодное животное мужчина.
  Кариз, которая почему-то решила не спать, а проболтать с ним всю ночь, сейчас сладко посапывала на другом конце шатра, и Линиасу не хотелось, чтобы ее покой был нарушен. Ей и так путешествие дается довольно трудно, хоть она и пытается скрывать это, хочет казаться сильной.
  Подойдя к девушке, он опустился рядом с ней на жесткую землю и, подперев согнутой в локте рукой голову, в который раз за эти дни стал рассматривать тонкие черты лица. Он старался удержать свой взгляд на нем и не опускать его ниже - туда, где его жилетка распахнулась на груди или сбилась вокруг талии, оголяя соблазнительные бедра.
  
  К тому времени, как Кариз проснулась, Родгфилд уже в нетерпении мерил шагами просторы шатра.
  - Наконец-то, - вздохнул он и, подойдя к девушке, присел рядом на корточки. - Не хотел тебя будить, - прошептал он, любуясь сонным личиком, обрамленным рассыпавшимися в беспорядке волосами, - но сам не в состоянии справиться с этой тряпкой...
  - Эй, это мое платье, между прочим, - вяло возмутилась Кариз и зевнула.
  - Да, конечно, но не могла бы ты выпустить нас отсюда. Зах уже изошелся весь, да и я хочу посмотреть на эту сеть. Возможно, получится ее убрать.
  - Сейчас, - еще раз зевнула девушка и встала, пытаясь не показывать, насколько неудобно ей было спать практически на голой земле и как у нее сейчас ломит кости.
  Девушка подошла к одному из пологов шатра и провела рукой снизу вверх. Под ее прикосновением ткань расходилась, являя выход из огромного убежища, благодаря которому они спокойно пережили эту ночь.
  - Спасибо милая, - проходя мимо Кариз, прошептал Родгфилд и сорвал с ее губ свой законный, пусть уже и не совсем утренний, поцелуй.
  Следом за своим хозяином из шатра вышел ездовой ящер, а потом и Кариз.
  Но вместо того, чтобы привести в порядок свое платье, она с абсолютно глупой улыбкой на лице наблюдала за Рофом.
  Мужчина снова подошел к магической сети и снова положил на нее свои руки. Словно завороженная девушка наблюдала за игрой мышц на широкой спине с загадочной татуировкой на левой лопатке и сильных руках. Снова и снова осматривая его фигуру с головы до ног и обратно, Кариз то и дело возвращалась взглядом к странным черным завиткам. Она еще несколько дней тому назад заметила эту татуировку, как назвал ее Роф, и с тех пор ее не отпускают мысли, что эти завитушки что-то напоминают ей. Мужчина сказал, что подобна татуировка набивается в их роду на спине ребенка в самый первый месяц жизни и что такая же есть у всех его четырех братьев. Ну, да ладно, сейчас у нее есть миссия важнее, чем размышлять о каких-то глупых завитушках.
  У нее осталась неделя. Всего неделя в этом мире, чтобы забрать с собой в обитель как можно больше ярких воспоминаний о нем и об Родгфилде.
  
  В это же время в обители...
  
  - Мне не нравится, что я не могу чувствовать ее, - слабым голос произнесла Эрон.
  Она снова была ослаблена после ночи в церемониальном зале. Слабость стала ее постоянным спутником в последние полторы недели.
  Подготовка забирала слишком много ее крови и энергии.
  Кахо - Главенствующая обители Жизни в успокаивающем жесте положила прохладную ладонь на подрагивающую руку Эрон:
  - Не переживай, с ней все в порядке.
  - Мы проследим, чтобы Кариз добралась до обители в целости и сохранности, - кивнула Виара - Главенствующая в обители Судьбы. - Она нужна этой обители, чтобы дать ей вторую жизнь, и мы не позволим ничему плохому случиться с ней.
  - Хорошо, я рада, что нашла в вас поддержку, - слабо улыбнулась Эрон. - Я уже не знаю, кому верить тут. Не могу понять, почему обитель сама не очищает себя как раньше. В былые времена Хранительницу, которую поглотила тьма, обитель отторгала, как инородное тело, а теперь?
  - Все меняется и не всегда в лучшую сторону. Главное, что ты нашла способ очистить обитель Магии от поддавшихся тьме Хранительниц. Возможно, получив молодую кровь от Кариз, она снова оживет и сможет сама контролировать своих дочерей.
  - Возможно, - согласилась Эрон и тяжело поднялась с кресла. - Спасибо, что откликнулись на мой зов и согласились присмотреть за моей воспитанницей.
  - Она очень важна для обители, - также поднимаясь, снова повторила свои слова Виара, - и не стоит благодарности. Это наше призвание - поддерживать мир в Лахосе и помогать сестрам.
  С этими словами Виара и Кахо вышли из кабинета Главенствующей Хранительницы магии.
  - Ты уверена, что все идет по плану? - с сомнением в голосе спросила Главенствующая Хранительница обители Жизни.
  - Уверена, - без капли сомнений кивнула Виара.
  - А мне это не нравится, - мотнула головой Кахо и замолчала, пропуская стайку молодых суор обители Магии.
  Так мало - всего четыре. У них должно все получиться, иначе обитель Магии окончательно обескровится и некому будет больше сдерживать темные магические силы, не кому будет следить за равновесием сил и магическими потоками. А это может вылиться в катастрофу не только для Лахоса, но и для остальных обителей.
  - Мы позволяем подвергать ее жизнь опасности, - продолжила Хранительница. - Так мы не добьемся ничего, разве что потеряем ее.
  - Ты не права, - возразила Виара, когда они уже выходили из обители. - У нее сильнейший защитник, с ним ей ничего не грозит.
  - Он не сможет устоять, если она лично захочет устранить девчонку, - вполне справедливо заметила Кахо, раздраженно поправляя свои иссиня-черные волосы.
  - Она не решится - слишком много всего поставлено на карту, - покачала белокурой головой Главенствующая обители Судьбы. - А все это необходимо, чтобы она стала доверять ему. Ничто не сближает быстрее и сильнее, чем пережитая плечом к плечу опасность.
  - Мне не нравится эта идея, - вздохнула Хранительница жизненных нитей. - Мы обрекаем их на вечные страдания.
  - Однажды мы уже допустили ошибку, - остановилась Виара и твердо взглянула на свою сестру. - И посмотри, к чему это привело. Их мало, Кахо, и им уже не под силу сдерживать тьму - она все чаще забирается в их сердца и порабощает души. Если мы отступимся и на этот раз...
  - Не стоит продолжать, - грустно улыбнулась Кахо, - я знаю. Но необходимость сделать этот шаг не облегчает его.
  - Столько времени прошло, а ты все еще слишком мягка, - покачала головой Хранительница вершащих судьбы.
  - Тут уж ничего не поделать, - пожала плечами девушка. - Я храню их жизни и вижу, как ломают и уродуют их повороты судьбы.
  - У нас нет выбора, - отчеканила Виара, на что Кахо только снова грустно улыбнулась.
  
  ***
  
  Жива! Она жива! Хранительница магии в ярости швырнула стоящую на прикроватной тумбочке вазочку с цветами в стену.
  Она лично озаботилась тем, чтобы у Даго было наиболее сильное заклятие сети, чтобы эта девчонка гарантировано застряла в том ущелье на всю ночь. Она не хотела марать душу одной из них отобранной жизнью. Все было так хорошо продумано: охотники, против которых наивной перепуганной девчонке не было что противопоставить, пожар на постоялом дворе и лахоский маг, согласившийся за небольшую плату воспользоваться предоставленным ею заклятием сна. Логово серых оборотней! Ее не должны были выпустить оттуда! Она прекрасно знала, какое впечатление на этих смертных людишек производит Хранительница. Чистые соблазн и идеальная пара - вот что они видят в каждой из них. Но нет, она выбралась оттуда! А ущелье? Она окончательно пожертвовала Даго, позволяя ей лично установить сеть и стать косвенно причастной к смерти Кариз и охраняющей ее тени. Но и тут все провалилось! Она снова ощущает энергию проводника девушки, а значит, она жива и снова в пути.
  Как жаль, что у нее нет возможности заполучить хоть один всевидящий шар, на подобии тех, что есть у Хранительниц обителей Жизни и Судьбы. Хотела бы она хоть одним глазком взглянуть на ту неуловимую тень, что снова и снова спасает эту глупую девчонку. Без сомнений, это должен быть сильный и ловкий маг, вот только отчего он помогает Кариз, рискуя собственной жизнью?
  Пребывая в отвратительном настроении, Хранительница вышла из собственных покоев и отправилась на поиски Даго. Пришло время уговорить ее лично взяться за устранение этого досадного препятствия по имени Кариз.
Полную версию романа можно приобрести на ПМ






Оценка: 8.37*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"