Вербовая Ольга Леонидовна: другие произведения.

Ехали на тройке с бубенцами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор реалистических рассказов конкурса "Русская тройка"

  Ехали на тройке с бубенцами
  
  Рабочий день, последний перед новогодними праздниками, заканчивался. Я выключила компьютер, переобулась и, попрощавшись с коллегами до следующего года, вышла на улицу. Через час уходила электричка, на которую мне надо было успеть.
  И вдруг слышу: колокольчики-бубенчики звенят, кони подковами по асфальту цокают. Только успела подумать: к чему бы это? - как из-за поворота белая тройка показалась. А на облучке Василь сидит, погоняет. Увидев меня, притормозил, подмигнул и говорит:
  - Здорово, Оль! Садись, до Питера прокачу!
  А я с детства мечтала прокатиться на тройке и увидеть, каков град Петра зимой. Тем паче, в такой компании, как Василь. Поэтому я с радостью забралась в кибитку.
  - Правда, - говорит он мне, - не быстро это будет. Всё-таки не "Невский экспресс". И слава Богу! - добавил он, вспомнив о недавней катастрофе.
  - Ничего, - отвечаю. - Всё равно до одиннадцатого гуляем. Куда лучше прокатиться на тройке, чем сидеть у телевизора.
  - Логично, - согласился Василь. - Но, поехали!
  И понесла нас тройка удалая по заснеженной Москве. Белый снег летел из-под копыт, ветер дул в лицо, заставляя поплотнее укутаться в шубку.
  Через несколько часов мы были уже за пределами МКАДа. Тогда-то Василь и достал из сумки исписанные печатным шрифтом листки.
  - И что читаешь? - спросила я его.
  - Да вот, - ответил Василь, - в нашей "Русской тройке" конкурс. Приходится читать, что прислали наши авторы, отбирать лучших. И я как главред должен всё это прочесть.
  - А мне можно почитать? - попросила я.
  - Да, конечно.
  С этими словами он протянул мне целую кипу таких же листков. И я, несколько устав смотреть по сторонам, охотно взялась за чтение.
  
  Первым рассказом, который я прочитала, была "ФИОЛЕТОВАЯ ЖЕНЩИНА". Нет, главная героиня не была инопланетянкой с кожей такого цвета. Это была обычная с виду женщина, которой всё "фиолетово". Женщина только с виду. А по сути - чудовище, равнодушное, бессердечное и непорядочное. Что с моральными качествами у главной героини полный напряг, я начала подозревать с самого начала. С этой самой фразы: "А я как опаздывала, так и буду опаздывать, и никто мне этого не запретит, ни директриса, ни завуч - не заметят. А если и заметят, все равно мне все с рук сойдет - я везучая, везучая по жизни. А везучая потому, что к той же жизни отношусь "фиолетово", то есть ничего не принимаю близко к сердцу. Чтобы ни случилось - не переживай, все перемелется - мука будет". Фраза про "сбор денег с учеников на содержание школьной охраны" также не добавила к ней уважения. Так же, как и жгучее желание выйти замуж за "стоящего человека", стоимость которого она и её мать оценивают по доходу и по статусу. А уж после "дополнительных занятий с теми, кто не дотягивает до тройки, для того, чтобы эти самые тройки им поставить" я поняла, что это "порченый экземпляр" и ничего хорошего от неё ожидать не придётся. Поэтому её "фиолетовая" жестокость в отношении больной матери меня как читателя не удивила. Так же, как не удивило равнодушное отношение дочерей к больной бабушке. Как-никак, яблочко от яблоньки... Оттого и "фиолетовые откровения" девочек касательно собственной матери не показались чем-то неожиданным. Напротив, это самый что ни на есть логичный финал.
  
  Василь был несколько удивлён, когда узнал, что рассказ мне понравился.
  - Ты же не любишь, когда главный герой делает гадости.
  - А я не против отрицательных, - ответила я. - Я против, когда автор выставляет гадости как норму. А здесь открыто говорится, что это плохо. Да и последствия вон какие жестокие. Хотя и справедливые.
  Только не понравилось мне вот что: вроде бы героиню зовут Светлана, а автор её иногда Татьяной называет. Ещё не понравилось, что возраст героев написан числами. В художественных рассказах лучше бы словами. Ещё остались у меня некоторые сомнения насчёт "тупают" (может, лучше "топают"), "ко звонку" (я бы сказала, "к звонку"), "делала зубы себе и своиХ девчонкам" (наверное, всё-таки "своиМ девочонкам"). Ну да ладно - оставим опечатки на совести автора.
  
  Второй рассказ, что я прочла, назывался "ЧТО ЗА ГЛУПЫЙ СКВОРЕЦ". С самого начала в нём были строки из песни Макаревича. Честно скажу, не нравится мне эта песня. Особенно досаждает повторяющееся "что за глупый скворец!". Если перевести это на человеческий, то получается: живи как все - или ты дурак. Но нет - с переводом я, кажется, хватила лишку. Прочитав про двух героинь - бывших одноклассниц - я поняла, что автор хотел сказать буквально - улетайте в тёплые края, ибо не будет вам жизни в родной России. И в качестве примера привёл бывшую одноклассницу главной героини. Сама героиня вышла замуж за иностранца, уехала с ним в Германию и живёт себе припеваючи. А Лариса, бывшая одноклассница, оставшись в России, вынуждена постоянно менять род деятельности, чтобы прокормить себя и пьющего мужа. Притом, его пьянство выставляется как нечто естественное, мол, все русские мужики пьют, что с них взять. И глупость "скворца", т.е. Ларисы, получается не в том, что она, испугавшись одиночества, ухватилась за кого попало, а в том, что не улетела в "тёплые края". Мне вдруг страстно захотелось бросить листок с рассказом в русскую печь. Но даже если бы печка была рядом, я вряд ли стала бы это делать. Как-никак, эти листки принадлежат Василю, а не мне. Поэтому я отдала ему прочитанное и взялась за следующий с надеждой, что больше не придётся столкнуться с агрессивной пропагандой эмиграции.
  
  В рассказе "СЧАСТЛИВАЯ ВАЛЕНТИНА" таковой и вправду не оказалось. Только главную героиню жалко. Когда в самом начале подруга сказала: "Счастливая ты, Валька!", то мне сразу стало понятно, что жизнь преподнесёт Валентине какое-то нелёгкое испытание: либо она мужа потеряет, либо что-то случится с детьми, либо всё имущество, что было нажито своим трудом, пропадёт, сгорит. Но потеряла она здоровье, а вскоре оставила вдовцом и сиротами своих родных, которые "без неё - никуда". Собственно, это меня и настораживало с самого начала. Несколько стало не по себе и от "послушного мужа", хотя это и преподносилось как счастье. Лично мне всегда казалось, что если мужчина послушный, то он, столкнувшись с жизненными трудностями, легко сломается. И это в точности подтвердилось, как только с Валентиной случилась беда. Здесь автор, хоть и не говорит об этом напрямую, но недвусмысленно намекает, что больной женщине очень не хватало моральной поддержки. А она в этом сейчас нуждалась как никогда. Но этого ей не могли дать ни послушный муж, ни сыновья. У детей - свои семьи, работа, своё хозяйство. А мужа случившееся выбило из колеи в первую очередь.
  
  - Ну как? - спросил Василь.
  - Хороший рассказ, - ответила я. - Заставляет задуматься о многом.
  И надо сказать, сделал это автор очень тонко. Ни сказав ни слова о том, хорошо ли это или плохо, когда женщина глава семьи, он тем не менее поставил дело так, что мне как читателю такого "счастья" очень не захотелось. Куда лучше, когда женщина чувствует себя за мужем как за каменной стеной.
  
  Следующий рассказ, который я прочитала, сразу показался мне знакомым. И точно - с первых же строк я вспомнила, что читала его раньше. А сейчас не без удовольствия перечитывала. Рассказ имел название "КРУГ ЗАМКНУЛСЯ" и содержал идею о том, что спасёт Россию. А спасут нашу страну люди, которые не боятся помогать друг другу, и даже тем, кого видят первый раз в жизни. И несмотря на то, что порой это бывает сопряжено с проблемами. К примеру, разоблачить воришку, сунувшего руку в чужой карман. "Карманник будет все отрицать, и пассажиры, конечно, набросятся на нее и опять посоветуют 'убираться, откуда пришла'. А если, чего доброго, дело дойдет до милиции? Давать показания, подписывать протоколы, объяснять, почему у нее нет петербургской прописки..." Однако все эти "но" не остановили Медею. Или дать списать отстающему абитуриенту, "когда все, сидящие в этом зале, являются его конкурентами и претендуют на одни и те же бесплатные места...", что сделал Борис. А уж материальный соблазн - присвоить чужую серёжку (пусть и потерянную) с тем, чтобы купить себе пиджак - и вовсе вещь опасная. Но вместо этого Тарас подошёл к компании девчонок и спросил: никто не терял серьгу? А Сандру не сильно смутила перспектива порвать колготки и запачкать дорогое пальто. По крайней мере, не настолько, чтобы пройти мимо упавшей в яму старушки. Своеобразной изюминкой в рассказе была встреча Валентины Витальевны с Егором (с которого и началось действие) и неожиданное спасение последнего от упавшей сосульки. Будь я главным редактором, я бы непременно поставила рассказу высокую оценку. Впрочем, Василь, как я поняла, тоже склоняется к этому.
  
  После я читала рассказ с экзотическим названием "ЧМО". С первого абзаца главный герой показался мне вполне приличным и даже благородным человеком, когда поделился своей кровью с лучшим другом. Но при описании событий многолетней давности мне открылись такие факты, что не приведи Господь. Одного упоминания про изгоя Чморика было достаточно, чтобы я поняла: кто-то бросит друга в беде. Ибо я давно убедилась, что чем смелее человек в неравной борьбе многих против одного, тем трусливее он в одиночку. Предательство Серьги лишь подтвердило мои ожидания. Ведь я с самого начала думала, что спасёт Ваньку никто иной как Антон. Отчего-то мне показалось, что во всём классе он единственный, кто может называться Человеком. Недаром же именно на него набросилось столько нелюдей. Да простит меня автор, но по другому назвать этих садистов у меня язык не повернётся.
  Но письмо, адресованное Антону, по-видимому, всё изменило. Завещание отца "Всегда оставайся настоящим человеком", как мне показалось, пробудило что-то человеческое в его одноклассниках. Ведь после прочтения воцарилась подозрительная тишина и, что меня радует, особенно подействовало на Серёжу, который всегда носил это письмо с собой. Значит, кое-что понял.
  Когда я дошла до конца, мне даже стало интересно: а исправился ли кто-нибудь из моих бывших одноклассников? Как знать, может, в ком-то и проснулась хотя бы капля человеческого?
  Однако мои мысли тут же переместились на орфографию. Автору не следовало "кабы" писать вместе, изобретать новый глагол "припросил", пропускать вторую "н" в слове "сложенный" и разделять "медсестру" на середине слова. Но как говорится, "в семье не без урода". И в очень хороших рассказах бывают ошибки.
  
  А прочитав следующий рассказ "ПИСЬМО ПРАВДЫ", я поняла, что значит настоящий ужастик. Это не вампиры, жаждущие тёплой крови, не оборотни, расхаживающие по ночам в волчьих шкурах, и даже не мертвецы, встающие из гроба в поисках жертв. Настоящий ужас - это те мутации, которые происходят в человеческих душах, одержимых страстью к деньгам. Всё человеческое теряется, и остаётся, как у наркомана, одна мысль - как бы дозу достать. Именно это и произошло с главной героиней - типичной "денежной наркоманкой". О том, что её "умершую душу унёс куда-то серый поток бесчувствия, и душа окрасилась в холодный асфальтовый цвет", можно было понять уже по первым строкам. По её намерению сделать выговор домоправительнице, отпросившейся в больницу к дочери; по её странному "сочувствию" к деткам компаньонов, которых она собиралась в случае чего разорить подчистую. Особенно же меня "порадовали" её мысли при сокращении рабочих небольшого городка. Называя случившееся "пережитым ужасом", она тем не менее не проявляет ни малейшего сочувствия к тем, кого лишила последнего, пусть даже по приказу начальницы. Все её мысли только о себе, любимой. "Баба проклятая сглазила, шефиня кинула в воду, как щенка". А уж дальнейшие её рассуждения и вовсе катастрофа. Мне даже повторять их страшно.
  Несколько утешило то, что в результате всех этих размышлений главная героиня поняла - "Мальчиш превратил её в удобный инструмент". А признать наличие болезни - это, как известно, первый шаг к исцелению. Вторым шагом стало для неё обнаружение чувства, которое досель дремало в глубинах её души - это любовь к Мальчишу. И, наконец, твёрдая решимость изменить свою жизнь. Правда, было в финале и то, что мне не понравилось. При всём при том героиня так и не научилась отвечать за свои поступки. Вместо того чтобы признать: "я превратилась", она говорит: "меня превратили". Да и угрызений совести за прошлые злодеяния я так и не увидела. Ну, ни тени. Остаётся надежда, что всё человеческое постепенно проснётся в ней вслед за любовью. Но ведь любовь к такому деловому человеку, как Мальчиш, может, напротив, снова сделать из Ники "машину для достижения его целей". Нет, слишком неоднозначной оказалась концовка рассказа.
  
  "РЕВОЛЮЦИЯ ЗАВИСТИ" - так назывался следующий. В центре событий были двое заводских рабочих. Про их образ жизни автор сказал в двух словах, но зато как! Мол, было у них два пути: в винный магазин или в кабак. Третий путь - домой, к жёнам и к детям - даже не рассматривался. Другой яркой чертой главных героев была зависть и ненависть ко всякому, кто в чём-то превосходит их самих. Талантом ли, умением или трудолюбием. Отец мой покойный рассказывал сотни историй про таких товарищей. Потому, наверное, как только они встретили бывшего сотрудника на автомобиле, я сразу догадалась, что они с ним сделают что-то нехорошее.
  Финал рассказа автор сделал открытым, но мне как читателю стало понятно, что далеко эти двое не убегут. Только у меня осталась твёрдая уверенность, что "будто" всё-таки пишется вместе, а не через дефис.
  
  Тем временем Василь предложил остановиться, чтобы попить чайку. А холод, надо сказать, стоял дикий, и я охотно согласилась. После кружки сладкого чая с лимоном стало теплее. Мы поехали дальше. И я продолжила столь полюбившееся мне чтение.
  
  "ПАЛ ПАЛЫЧ" - история одной из деградировавших ячеек общества - содержал недвусмысленный намёк на то, что погубит Россию. Водка - вот что. Это и те, кто "от безнадёги" прикладывается к бутылке, и те, кто наживается на первых, и даже те, кто слишком терпимо относится ко вторым и слишком понимающе - к первым. При всём при этом я не хочу сказать, что лояльное отношение к пьянству есть само по себе величайшее преступление. Но пока большинство воспринимает потребление и спекуляцию алкоголем как нечто естественное, шансы разорвать этот порочный круг так и останутся минимальными.
  Возможно, кто-то станет упрекать меня в жестокости, но только не Василь. Он-то знает, что я когда-то жила в маленьком городке и не понаслышке знаю о "лихих девяностых", когда безработица особенно сильно ударила по малым городам. И при всём при том я своими глазами видела тех, кто не запил. А с одним из них и вовсе жила под одной крышей.
  
  Далее мне попался рассказ "АЛЛОЧКА". Несмотря на то, что на первый взгляд там всё казалось тихо-мирно, на страницах развёртывалась жесточайшая битва. С одной стороны - простота и непосредственность (это, конечно же, Аллочка), с другой - гордыня и чопорность (тётя Капа). Притом, последнее также борется с гордостью и независимостью (Ира). Несмотря на свою бедность, главная героиня ничего у богатой соседки не просила: ни взять её в парк в школьной форме, ни оплатить проезд, ни купить ей билет на аттракцион. В итоге тёте Капе ничего не осталось как признать, что в своей попытке унизить "нищую попрошайку" она ошиблась адресом. А её гордыня и чопорность проиграли на обоих фронтах.
  
  Василю, однако же, рассказ показался несовременным. Ведь действие происходило в пятидесятом году. Однако же, он не мог не признать актуальности темы. И в дальнейшем, говоря про этот рассказ, мы называли его не иначе как "Принцесса и нищая". Ещё бы, пожалуй, задействовали и "Снежную королеву", но получилось бы слишком длинное.
  
  Меньше понравился мне следующий рассказ - "ДВА ВОКЗАЛА". Я, конечно, ничего не имею против путевых заметок. Также охотно верю, что на Казанском царит "полный отстой", в отличие от чистого Ленинградского. Собственно, мне не в чем было упрекнуть автора. Просто я с куда большим удовольствием читаю рассказы с конкретными событиями. Но попадись мне этот рассказ в газете в качестве реалистического репортажа, я бы, несомненно, поставила ему хорошую оценку. Хотя выходцы с юга "никого не трогают" (без "н"), сержант прогоняет их "без объЯснений, а у милиционера раньше можно было спросить, нАпример, дорогу в незнакомом городе. В европейском экспрессе катаются из Берлина В Париж. И бывает ли фЕнтАзийный мир, если фЭнтЕзи совсем не так пишется? Хотя в нём изредкА встречаются существа с цЫплячьими ногами и кривенькими рябыми ручОнками.
  
  "ПОДЖИГАТЕЛЯ", коего я прочитала после, я также не могла упрекнуть в надуманности. К сожалению, часто так получается, что сажают отнюдь не самых опасных для общества элементов. А тех, кто ворует сахар у собственной жены, как Серёга. Или тех, кто, как Мишка, повинуясь благородным порывам, бегут спросонья тушить какую-то столовую. Но при прочтении у меня возник вопрос: с какой целью рассказ написан? Что автор хотел сказать читателю? Если просто описать, как оно в жизни бывает, то не стоит ли ему в самом деле заняться журналистикой? Там главное - достоверность и беспристрастность. Или всё-таки его целью было "покрасить читателя фиолетовым", чтобы не лез бескорыстно помогать кому бы то ни было?
  
  Но больше меня поразила следующая история - "ЗАБУДЬ О БЕЛОЙ ОБЕЗЬЯНЕ".
  - Слушай, Вась, - спросила я у друга. - У вас вроде бы конкурс реалистической прозы.
  - Ну да, а что?
  - Да вот, гляжу, а тут мистика в чистом виде.
  Впрочем, даже если бы конкурс был нереалистическим, я бы вряд ли поставила рассказу хорошую оценку, ибо меня никогда не прельщали произведения с неоднозначной трактовкой. Здесь же эта неоднозначность сквозила в каждом слове. Вроде бы главная мысль рассказа: перестань думать о необычном и тревожном, и жизнь твоя станет счастливой и долгой! И если перевести эту китайскую поговорку на русский язык, то получится в чистом виде девиз "фиолетовых" людей - будь пофигистом. Полюбуйтесь только - человека превращают в белую обезьяну, сажают в клетку, а главные герои ржут с мыслью: "теперь знаем, как бесплатно поесть". Все их благородные порывы спасти Вангу выветриваются вместе с алкоголем.
  Но дата на табло и решение друзей подняться на Близнецы завтра с утра разбивают в пух и прах обещания долгой и счастливой жизни. Прочитает это неравнодушный читатель и подумает: лучше с утра в "Белую обезьяну" бегите да попытайтесь-таки накормить Вангу жень-шенем. По крайней мере, живы останетесь. Но если это прочитает тот, для кого эта китайская поговорка жизненное кредо, его мысли будет совершенно противоположными: зря возились с этой обезьяной - так бы и на Близнецы успели, и жили бы ещё долго и счастливо.
  Однако и закоренелых скептиков автор не решился обидеть. Ведь кто-то и вовсе не поверит, что Вангу превратили в обезьяну. Ну, перебрал мужик там в Сингапуре, вот и померещилось ему исчезновение полячки со всеми вытекающими. Тем более, что рассказывает он как-то нелогично. Если дверь уборной заперта, то как белая обезьяна оттуда выбралась? Не через вентиляционный же люк, в самом деле.
  И вот, не разгадав толком загадки, автор делает совершенно неожиданное, чего не сделает ни один уважающий себя детективщик. Просто говорит: а оно вам надо, забудьте, не парьтесь. Тогда получается, что и про рассказ лучше всего просто забыть. А если так, то к чему было тратить столько времени на его написание?
  
  Зато я никак не могла бы сказать того же про рассказ "ПОД СТРАХОМ СМЕРТИ". Наверное, я никогда о нём не забуду. Да и автор, по всей видимости, не хотел, чтобы современное поколение начисто забыло "седую древность" 1919 года. Время было тогда суровое, кто с этим спорит. Всюду кровь, резня, голод, разруха, мародёрство. И среди всех этих непотребств, как оказалось, некоторые могли сохранить в себе лучшее, что есть в человеке. И это несмотря на страх поплатиться жизнью.
  Понимал ли Шатров, что рискует, выпуская пленного офицера повидаться с семьёй? Притом гарантией возвращения оного было одно лишь честное слово. Когда оное даёт благородный человек, это действительно вселяет уверенность. Но тот же офицер с таким же успехом мог дать это честное слово, чтобы убежать и таким образом попытаться спасти свою жизнь. Но о последнем Шатров даже не подумал. Не потому ли, что сам привык выполнять свои обещания?
  Другим эпизодом, раскрывшим характер Шатрова, был расстрел Карпухина. Здесь он уже никак не мог не знать, что его ждёт, но совесть не позволила спокойно расстреливать товарища за то, что сделал он сам. Как цинично, но справедливо заметил комиссар Шатилов, "Другой бы на его месте промолчал, и концы в воду". Кроме того, Шатров сам "поплёлся к стенке", не пытаясь ни вымолить пощады, ни убежать.
  Ещё один благородный человек - это, конечно же, вернувшийся офицер. Имея возможность обмануть доброго солдата, он, тем не менее, этого не сделал. Напротив, добровольно возвратился в плен, зная, что его, по всей вероятности, расстреляют. Да ещё и просит у Шатрова прощения за то, что не успел вернуться к утру. И эта фраза говорит о том, что он сделал это не только потому, что для него офицерское слово дороже жизни, но и потому, что не захотел подставлять под удар солдата, который ему поверил. Пусть даже этот солдат и красногвардеец.
  Зато уж кто мне не понравился, так это комиссар Шатилов. Для него что Шатров, что офицер - дураки безмозглые. Не потому ли, что сам бы ни за что не признался, если бы за его вину расстреливали другого, и без зазрения совести обманул бы доверчивого солдата? Вот и не по нутру ему понять, что есть, оказывается, такие люди, для которых слово "честь" не пустой звук.
  
  - Наверное, твой любимый рассказ? - спросил Василь, видя, как я откладываю прочитанные листы.
  Он-то знает, что за рассказы, главная идея которых - человеком можно быть всегда - я готова поставить шесть баллов из пяти. Да и сам он, по правде говоря, не торопится прогибаться под изменчивый мир и не слишком жалует тех, кто оказался в этом плане успешнее. Поэтому я была больше чем уверена, что Василь не обидит автора оценкой.
  - Наверное, да, - согласилась я. - Один из самых лучших.
  Больше в тот день я ничего не читала. Сгущающиеся сумерки опускались на Подмосковье, и разглядеть, что написано на листках, становилось всё труднее. Поэтому я и отложила их до завтрашнего дня.
  А вскоре настала ночь, неумолимая и неизбежная. Перспектива ночевать под открытым небом в такой мороз ни меня, ни Василя не прельщала. Поэтому решено было остановиться в придорожном мотеле, где мы, поужинав, легли спать. Нет, не вместе - по отдельности. За лошадей пришлось доплатить.
  
  Я ещё помню, как слышала за стенкой звуки из телевизора. Какой-то припозднившийся дальнобойщик смотрел боевик "ПОДАРОК ДЛЯ БАБУШКИ". Главным героем был глава мафии - Владимир Владимирович. Как и все бандиты - порочный, жадный, с убогим внутренним миром, однако же, до слёз любящий свою бабушку. Хотя любовь к ней не заставила его отменить стрелку, но это уже дело десятое. На протяжении фильма он, бросив все остальные дела, доставал кур и героически отлавливал буйного петуха, чтобы сделать подарок своей старушке. Но только конец получился драматический - петух убежал, а безутешно плачущая бабушка осталась одна с приобретёнными курами.
  
  После за стенкой переключили телевизор и смотрели мелодраму "ЛЮБИ МЕНЯ ИЛИ УЙДИ". Как жаль, что я быстро заснула и не дослушала до конца! Но наутро Василь рассказал, чем закончилась. Они любили друг друга на расстоянии: пожилой пианист и "маленькая серенькая птичка". Когда он садился за рояль, он превращался для неё в божество, а она смотрела на него, не догадываясь, что её большие глубокие глаза покорили его сердце. И уж конечно, не могла и подумать, что всё это время он играл для неё. Но когда двое тайно влюблены друг в друга, кому-то рано или поздно приходится сделать первый шаг. И этим шагом стала тема из мьюзикла Дональдсона "Люби меня или уйди". Но просто уйти он ей не позволил. Да и она в последний момент передумала...
  За завтраком, слыша эту историю, я подумала, что как только вернусь в Москву, то обязательно куплю диск с этой мелодрамой, чтобы увидеть всё своими глазами.
  
  После еды Василь запряг лошадей, и мы снова отправились в путь. Я хотела было взяться за чтение, как вдруг Василь остановил тройку, заметив голосующего у дороги человека.
  - Счастливого пути, люди добрые! - поприветствовал нас человек. - До деревеньки не подбросите?
  - Отчего бы не подбросить? - улыбнулся Василь. - Садитесь.
  Благодарно кивнув, встречный забрался в кибитку. Я подвинулась, уступая ему место.
  
  По пути мы разговорились, и он поведал нам, что работает журналистом в одной из питерских газет, а в этих краях проводит расследование. Дескать, собирается писать статью о подпольных самогонщиках, отравивших "палёнкой" полдеревни.
  - Вот оно как получается! "АНГЕЛ ЕСТЬ У КАЖДОГО ПЬЯНОГО", да только не каждый его слушается. Я и сам когда-то пил по-чёрному.
  В конце концов, привычка "оттягиваться по полной программе" довела нашего попутчика до того, что "сырой мартовской ночью он обнаружил себя на незнакомом шоссе где-то за городом. В носках". Следствие недавней пьянки с другом и девушками.
  - Ну, я тормознул попутку. Благо, добрый человек попался...
  История, рассказанная водителем этой попутки, по-видимому, и пробудила у нового знакомого желание подняться со дна, на котором он тогда оказался. Ибо вернувшись домой, он активно взялся за поиск работы. Пока дочь ещё не перестала уважать его, как того водилу - его сын.
  Впрочем, насчёт водилы и ежу было понятно, почему его чадо так относится к родному отцу. В своём стремлении дать сыну как можно больше, он "долбился на трёх работах, вкалывал, как Папа Карло", забыв, однако же, о том, что для ребёнка важнее и компьютера, и телевизора, и прочих удовольствий - о душевном тепле. Вместо того, чтобы дать сыну оное, отец вечно отсутствовал, приходил домой злой, ворчал и ругался с матерью, а по воскресеньям, вместо того, чтобы погулять с сыном, дул водку. Мне лично весьма сомнительно, чтобы после такого дети зауважали отца.
  Но всё же я сделала попутчику замечание за то, что употребил слово "говённо".
  
  - А Вы из Питера? - поинтересовался Василь.
  - Можно сказать и так - уж много лет там живу. А так вообще из Поти. Его ещё зовут Квакенбургом, Поти-на-болоте... Может, слышали?
  Но я, честно сказать, помнила этот город исключительно из газет, когда был конфликт с Абхазией и Осетией. Лишь из уст попутчика я узнала о том, какое, оказывается, в тех местах разнообразие флоры и фауны. Именно от него я впервые услышала про белые колхидские тюльпаны, истреблённые людской жадностью, про необычных ящериц: серых с коричневой полоской и изумрудно-зелёных с жёлтым пузиком и синеватым хвостом. Он пробовал объяснить нам, как пахнет цветущий виноград. Рассказыва, что местные жители кормили свиней мидиями. И даже вспомнил про буйволинный череп, лежавший у соседской калитки.
  Но больше всего он рассказывал про змей, которых в детстве боялся со страшной силой, и как однажды, когда он, будучи десятилетним мальчиком, ловил рыбу, к нему подползла "ГАДЮКА".
  - Я уж подумал: ну всё, мне конец! Умру со страху - ей даже кусать меня не придётся.
  Но гадюка и не изъявила желания его укусить. Подползла прямо по воде к ногам мальчика, обвилась вокруг, а потом так же неожиданно разжала свои объятия и поплыла дальше.
  - С тех пор я перестал бояться змей.
  - Да они, по-моему, так не нападают, - сказал Василь. - Это если на них наступить нечаянно - тогда да.
  И я тут же вспомнила, как в белорусском лесу сама встретилась со змеёй. Правда, познакомиться с ней так же близком мне не довелось - она, заслышав рядышком мои шаги, быстро отползла прочь.
  
  Вскоре наша тройка доехала до деревеньки, и попутчик распрощался с нами, а напоследок поздравил с наступающим и помахал рукой, удаляясь всё дальше по заснеженной тропке.
  Теперь можно было взяться за чтение, но мне отчего-то расхотелось читать. Только к вечеру возникла охота, и я прочитала парочку рассказов.
  Один из них - "КУХОННЫЕ ПОСИДЕЛКИ" - показался мне несколько однообразным, но зато каким реалистичным. Четыре подруги собрались в гостях у одной из них и на протяжении всего рассказа говорили о своей нелёгкой жизни. И было отчего жаловаться. "Несмотря на наличие вполне законных супругов, понятие любви, "большой, но светлой", у всех четырёх неизменно связывалось с понятием будущего". В прошлом - неудачные романы, "ошибки молодости разной степени тяжести"; а в настоящем - неблагодарный труд с утра до вечера - всё для мужа, детей и свёкров. Страшнее всего, что это у всех так, буквально у всех.
  Прочитав этот упрёк, брошенный в лицо нерадивым мужьям, я наконец-то начала понимать, отчего рождаемость в стране неуклонно снижается, и благородные устремления господина Путина не слишком-то и помогают. Да и чем, скажите, он может помочь, если многие женщины, видя повсюду такое отношение, не хотят замуж, а стать матерью-одиночкой не всякая решится. Чтобы изменить ситуацию, стоит прежде всего пересмотреть отношение к женщине.
  
  Другой рассказ был чисто мужским - про войну в Афганистане - "ФОТОГРАФИИ" назывался. Отец рассказывал сыну о том, как участвовал в военных действиях. Но деталей я, как ни старалась, не уловила, потому как повествование шло нелитературным языком на грани цензуры, а кое-где - и вовсе матом. Поняла только, что брали одного наркодельца по кличке Знахарь, который маскировался под чудаковатого целителя. И что операцию главный герой провалил. Больше - ничего.
  
  Зато на третий день нашего путешествия я снова активно взялась за чтение.
  
  "НЕ ЗАБУДЬТЕ ВЫКЛЮЧИТЬ" показался мне весьма интересным рассказом, но вот главный герой... Словом, ещё тот товарищ. Сначала он трусливо прячется за рюмку от суровой жизни в то время, как его жена "вычищает от навоза коровьи стойла в Испании" и присылает ему денежные переводы. В этом случае его же слова о том, что нельзя падать духом, звучат как насмешка. Если человек взял бутылку - это значит, что он уже упал. И нечего говорить, будто это потребление водки вынужденное: кабы не хотел - не потреблял бы. Соседа, попросившего следить за домом, он беззастенчиво обманывает и обворовывает. И это невзирая на то, что соседу сейчас и без того несладко. Финальным же аккордом его духовной нищеты становится ложный донос на работников Юнион Феноса.
  Другая яркая черта главного героя - его бесконечная наивность. "Какие всё-таки красивые названия: Барселона, Сарагоса, Валенсия, Мальорка. Разве в этих городах могут плохо жить?" Подобным образом может рассуждать пятилетний ребёнок, но никак не взрослый человек. Взрослый-то понимает, что Мындрешты так же можно переименовать в Барселону, но навряд ли от этого станут лучше жить.
  Финал автор оставил открытым - когда герой только-только едет в аэропорт, и ещё неизвестно, пройдёт ли он границу. Или будет как у Остапа Бендера в "Золотом телёнке"? Вот уж тогда прикол будет - только держись! Лично я выступала именно за второй вариант. Не то чтобы я была такой вредной, но очень уж мне хотелось, чтобы главному герою пришлось-таки отвечать за свои деяния. Жаль, что автор, судя по всему, больше склоняется к первому. Ещё я жалею о том, что стала свидетелем слишком точной передачи монолога Феносы, где тот говорит: какая, типа, водка, мужик, я дом отключать буду...
  
  Куда больше понравился мне другой рассказ - "ПРИЗВАНИЕ". Несмотря на то, что в нём фигурировали обычные в наше время трудности - сокращение, безработица, бедность - меня очень порадовало отсутствие всякого упоминания о водке. Главный герой, оставшись без работы, не стал "решать проблему традиционным способом". Вместо этого он, отбросив в сторону ложную гордость, устроился дворником. Это было первое мужественное решение сильного человека. Особенно если учесть, что "у него отняли самое ценное, что у него было - науку". Любой "нормальный" человек спился бы!
  Это же самое Николай Иванович мог сделать и после того, как из научного сотрудника превратился в дворника. Тем более, не секрет, что многие в этой должности пьют. Но только не он. Главный герой нашёл себе более благородное занятие - строить графики. А заодно, чтобы скрасить своё существование, принялся осваивать сельское хозяйство. Бассейн и книги также стали его увлечением, лекарством для тела и для души. И даже в своей работе, нелёгкой и непрестижной, Николай Иванович нашёл свои плюсы. Много ли дворников испытывают удовлетворение оттого, что людям нужны результаты их труда? Едва ли больше тех, которым бедность не кажется чем-то безнадёжно страшным.
  Понимает ли главный героя свои странности? Ешё и как! Но даже мысль о том, что он помешанный, не заставляет его меняться, подстраиваясь под большинство. Вместо этого его мозг пронзает мысль: "А как же Галилей?".
  Только вот концовка осталась для меня непонятной. Согласился ли Николай Иванович вернуться на прежнюю работу? Если после предложения он забыл и про свободу, и про Галилея, то, скорей всего, да. Но судя по тому, что не дослушав, положил трубку и взял лопату - вроде бы нет. Вот эта неоднозначность меня, признаться честно, несколько испугала. Однако как бы главный герой ни решил, осуждать его не берусь. Да и за что, спрашивается? За то, что человек стремится туда, где лучше?
  И всё-таки мне определённо понравилась мысль о том, что главное - не сломаться. Далеко не каждый может достойно вынести бедность и унижение.
  
  Я хотела было перевернуть страницу, чтобы взяться за следующий рассказ, но тут неожиданно Василь меня остановил:
  - Слушай, Оль, у меня к тебе просьба. Ты не могла бы прочитать в первую очередь вот это?
  С этими словами он протянул мне синюю тетрадку.
  - Хорошо, - ответила я.
  - А как прочитаешь - скажи, что ты думаешь. Только, прошу тебя, не будь к ним слишком строгой. Не придирайся к каждой запятой.
  - Ну ладно, - милостиво согласилась я. - К орфографии шибко не буду. Только ты, Вась, не обижайся, но аморальщины не прощу! Ни на том свете, ни на этом!
  
  Однако к первому рассказу мне совершенно не хотелось проявлять суровость. "КТО ЕЩЁ, ЕСЛИ НЕ Я?" - прямо спрашивал автор, обращаясь ко всем тем, кто живёт и видит, что реальность подчас не соответствует нашим представлениям о справедливости. Одни, подобно главному герою, смиренно оправдываются, мол, "Не мы такие, жизнь такая", другие же, как Пётр Игоревич, не могут сидеть и смотреть, вот и воюют, по-своему, как могут. Когда же два таких человека встречаются, и между ними возникает перепалка, главный герой понимает, что "в чём-то старик прав. Даже - во многом". Ему неприятно от мысли, что он должен сдать деда председателю ТСЖ, так как это противоречит тому человеческому, что в нём, безусловно, есть. Окончательное же его становление на путь борьбы со злом происходит, когда ему передают от умершего старика книгу и гвоздь.
  Но единственное, что мне помешало бы поставить рассказу пятёрку, будь я судьёй - это мистический элемент. Всё бы ничего, но конкурс ведь реалистический.
  
  Несколько затянутым показался мне рассказ "ХРОНИКИ СНОВ", рассказ о поиске человеком своего места в жизни. Впрочем, на такую тему, наверное, вряд ли можно выразиться на двух-трёх страницах. Можно ли кратко выразить столь глобальную мысль как: "Если ты не достиг мечты, цели, любви - разве это значит, что их никогда не было? Живи, дальше, и, поверь мне, пока ты жив у тебя появится еще не один шанс. Обрести в жизни что-то на самом деле очень легко, ты сможешь найти себя в детях, в любимой, или вообще в каких либо мелочах. А ждать чуда, откровения - ты же не ребёнок. Каждому человеку придется себя где-то рано или поздно найти, что-то делать"? Именно к этому в конце и приходит главный герой - к пониманию, что искать себя человек должен сам, а не сидеть сложа руки и ждать, пока счастье свалится с неба. И вот в конце рассказа перед читателем появляется уже совершенно другой человек, нашедший то, ради чего стоит жить - свою любовь.
  Я бы, наверное, если бы была учительницей литературы, а этот рассказ - школьным сочинением, поставила четвёрку. Ибо для пятёрки сюжет показался мне недостаточно динамичным - слишком много философии.
  
  Зато следующий рассказ "ЧЕРЕЗ ДОЛГИЙ-ДОЛГИЙ МИГ" я бы нединамичным уж никак не назвала. И безыдейным тоже. С виду вроде бы обычный любовный роман, в котором всё кончается тем, что влюблённые бросаются друг к другу в объятия. Но только с виду. Обычно считается, что любовь - это поехать с любимым хоть на край земли. Бросить всё и ехать куда глаза глядят, "не гадая, в ад или в рай". Однако автор, по-видимому, счёл это не за любовь, а за крайнее легкомыслие, о котором впоследствии героиня могла бы сто раз пожалеть. Любовь проявляется также в том, чтобы остаться с любимой, не отрывать её от дома, от института, от родной стороны. А если говорить глобально, то в том, чтобы обуздать свой эгоизм и подумать не только о своих желаниях, но и о том, чего хочет любимый человек. Это и есть лучшее доказательство настоящей любви.
  
  Другая история о преодолении эгоизма - "РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ". Ситуация там была стандартная - свекровь и невестка ревнуют мужа и сына друг к другу. Свекровь хронически недовольна всем, что делает главная героиня, а та, в свою очередь, не в восторге от поведения свекрови и от того, что муж, по её мнению, уделяет своей матери слишком много внимания. Притом каждая из них считает себя единственно правой. До тех пор пока главная героиня, сама того не желая, произносит фразу будущей злой тёщи: "Ох, как же я уже сейчас ненавижу своего будущего зятя!" и не осознаёт смысла только что сказанного. Тут-то она и понимает, что попала в тупик, из которого выход только один - отказаться от убеждения "я всегда прав".
  
  Ещё я успела прочитать "ПИСЬМО ИЗ ПРОВИНЦИИ ЯМАТО". В центре повествования была японская легенда, которую смертельно больной человек рассказывает в письме своему другу. Письмо получилось длинным, изобилующим японскими специфическими названиями. Но главную мысль я всё же поняла. Автор письма хочет доказать другу, что человек, которому осталось жить считанные часы, может успеть сделать больше, чем он думает. И порой даже больше, чем сделал за всю свою жизнь. Главное - искренне хотеть и верить, что это возможно. К счастью, мне трудно оценить, насколько он прав. Но я не могла не согласиться с одним - что иной и короткую жизнь проживёт, оставив после себя многое, а иной и сто лет будет жить - и всё бестолково.
  
  - Ну, так что? - спросил Василь. - Что бы ты поставила этим трём авторам, если бы была судьёй?
  - Наверное, четвёрки, - сказала я. - Рассказы хорошие, но для отличного им всё-таки чего-то не хватает. Вроде умные мысли налицо, но...
  - Но не очень зацепило?
  - Вроде того. Не так зацепило, как, скажем, "Круг замкнулся", "Чмо" или "Под страхом смерти". Им бы я поставила пятёрки.
  - А "Кухонным посиделкам"?
  - Боюсь, что три балла. Слишком уж всё однообразно.
  - А "Глупому скворцу"? В смысле, рассказу "Что за глупый скворец"? Единицу?
  - Наверное. Если не попадётся такой, в сравнении с которым этот покажется бессмертным шедевром.
  - А если попадётся?
  - Тогда, наверное, двойку.
  На этом наш разговор о литературе на сегодняшний день закончился.
  
  Назавтра "литературный критик" снова вышел на "охоту". И первой моей добычей оказались "ВЕРЕНИЦЫ". Если честно, я бы скорей назвала его "Исповедь психиатра". Именно исповедь, ибо автор только и говорил, что о подробностях работы главного героя, превращая произведение почти что в эссе по клинической психологии. Конечно, мне было любопытно, как он избавлял девочку от страха перед доской, и как нарисованного барина выкинули на "свалку истории". Но всё-таки рассказу существенно не хватало динамики. Кроме того, финальная идея просто повергла меня в шок. Автор пишет так, словно аристократы-самодуры, не дающие выспаться дворовым девкам, появились только недавно, а все годы советской власти их не было и в помине. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Мне чуть ли не каждый день приходится слышать истории про узниц ГУЛАГа - таких же слабеньких девушек, которым также не давали отлежаться ни после головной боли, ни после тяжёлых работ на лесоповале. Об этом автор предпочёл забыть.
  
  Да что ГУЛАГ - взять хотя бы вольную заводскую работницу, которая с высокой температурой вынуждена была... Впрочем, об этом и шла речь в следующем рассказе "УПРЯМСТВО ЖИЗНИ". Автор недвусмысленно даёт понять, что кроме солдат, которые, не щадя своих жизней, бросались грудью на вражескую амбразуру, мы обязаны своей победой и работникам тыла - таким, как главная героиня. Этих самых Маш, которые, голодные и замёршие, работали по двадцать часов в сутки, отливая тридцатикилограммовые снаряды, мы должны помнить и чтить как героев. Но никак не того товарища с усами, ошибкой получившего звание генераллисимуса. Примечательно, что его фамилии автор ни словом ни упоминает, словно давая читателям понять, что ему-то мы как раз не должны говорить спасибо. Ибо победили мы не благодаря, а скорее, вопреки ему, несмотря на те испытания, которым подвергал настоящих героев его режим.
  
  Рассказ "БОГИ НЕ УМИРАЮТ" тоже посвящался силе воли. Но здесь, в отличие от предыдущего, таковая не имела результата, ибо автор изначально воспринимает своего героя как жука, которому неведомые силы "отрывают лапки". Мне не пришлось даже высказывать Василю своего мнения - он давно знает, что подобные рассказы я называю "чернухой" и "безнадёгой" и ставлю соответствующие оценки. Ещё он знает, что я недостаточно сильно люблю красивые описание пейзажей, чтобы только за них простить всё на свете. И что я слишком отстала от жизни, чтобы поставить что-то выше двойки только за то, что упадничество нынче в моде. И, конечно же, для него не новость, что садизма я не прощаю - ни фактического, ни литературного.
  
  "ДРУЗЬЯ" мне хоть и больше понравился, но тоже не очень. Ладно, сюжет был бы заурядным, но если он вдобавок написан отрывистыми предложениями в двумя-тремя словами в каждом - это уже, на мой взгляд, перебор. Не спорю, что рассказ полностью реальный , но ведь можно описать реальные события так, чтобы завораживало, и так, чтобы читатель смог сделать какие-то выводы. Здесь же не было ни того, ни другого.
  
  Иное дело - рассказ "КАЛ КАЛЫЧ". Его автор действительно смог написать так, что читать интересно. И верно заметил одну вещь - что людей, не таких как все, очень часто не понимают, отчего они порой обречены на жизнь в изоляции. Впрочем, главного героя это не сильно тяготит, ибо он сам не стремится к общению с людьми. Единственный минус - динамики не хватает, всё повествование посвящается характеру одного человека.
  
  Зато где уж этой динамики хоть отбавляй - так это в рассказе "РОССИЯ В НАСЛЕДСТВО". Здесь описывалась жизнь четырёх поколений: отца, сына, внука и правнука. Притом, отец, сын и внук свято чтут семейные традиции - всех мальчиков в семьи называют именами их дедов - Иванами и Михаилами. Все трое идут в ногу со временем, их жизнь не отличается от жизни большинства представителей своего поколения, и даже думают они так же, как их сверстники. Так отец, ярый коммунист и патриот, идёт добровольцем на фронт, в военном госпитале, куда он попадает в результате ранения, знакомится с медсестрой, на которой впоследствии женится. Его сын принадлежит к тому поколению, которое с некоторой завистью относится к своим отцам: те, мол, сражались за Родину, а что же мы... Внуку выпало жить в то время, когда модно стало заниматься бизнесом, в том числе и криминальным, что он, кстати, и делает.
  Правнук же с самого начала оказывается "не таким". Пусть "нестандартное имя" - Антон - он получил независимо от своего желания, но он вполне осознанно отказывается быть как все. В то время, когда в моду прочно вошло стремление уехать из России за границу, Антон открыто заявляет школьным друзьям, что думает остаться. А также, не боясь быть непонятым, пишет разоблачительное сочинение о современной России. Таким образом, автор предлагает читателям новый взгляд на истинный патриотизм. Это, во-первых, увидеть в нашей действительности не только светлое, но и тёмное, а во-вторых, несмотря на обилие последнего, хотеть остаться. И для того, и для другого очень важно преодолеть "стадное чувство".
  
  Куда менее удачным я нашла рассказ "ПРАВО НА ЖИЗНЬ БЕЗ ПРАВА ВЫЖИТЬ". С одной стороны, автор верно заметил, что отношение государства к собственным гражданам оставляет желать лучшего. Также реалистично равнодушие окружающих к лежащему под платформой человеку и бесчеловечность представителей "самой гуманной профессии". Но с другой стороны, рассказ произвёл впечатление неоконченного. Обрывая повествование на том, что добрая женщина привела людей с носилками, которые согласились подобрать главного героя, автор добровольно отказался сообщать читателям о его дальнейшей судьбе. Вот и дума-гадай - вылечат ли его или, как и в прошлый раз, выбросят через неделю-другую? Иногда открытый финал весь сюжет портит.
  
  В рассказе "РЕЗАТЬ КАБАНЧИКА" та же история с недосказанностью, что мне тоже, честно говоря, не понравилось. Главный герой - морально деградированная личность, скрывающая свою ущербность за напускной бравадой, в основном в "честном" поединке - двое против одного. Однако в щекотливой ситуации он, как и все хулиганы, труслив. Не желая отвечать за свои действия, он в финале убегает от милиции через поле. И опять же - рассказ обрывается. А перед этим автор даёт призрачную надежду на то, что герою, по-видимому, придётся-таки ответить по всей строгости, ибо "впереди что-то мелькает".
  
  Следующие два рассказа стали для меня настоящей пыткой. Это "ИНВАЛИДЫ САШКИ-СНАЙПЕРА" и "ПЫЛЕВАЯ БУРЯ, ЛАЗЕР И "РУСЛАН". В процессе прочтения у меня сложилось впечатление, будто я читаю не художественные произведения, а учебные пособия: в одном случае - по стрельбе, в другом - по оптической физике. С учётом того, что ни в том, ни в другом я не разбираюсь, спорить с авторами не буду - поверю в их профессионализм. Но всё-таки конкурс-то литературный. И если в "Инвалидах" курс обучения всё же чередуется со сценами из жизни людей, то "Пылевая буря" и вовсе сплошной конспект. Такое впечатление, что автор попросту ошибся конкурсом.
  
  И на этом фоне настоящим Божьим даром стал для меня рассказ "РОЗЫГРЫШ". Впрочем, не только для меня - для главной героини этот розыгрыш тоже стал подарком. Хотя сосед купил бедной женщине продуктов с единственной целью - доказать, что Христос ничем ей не поможет - только добрые люди могут это сделать, но у героини на этот счёт иное мнение. Что-то ведь заставило соседа вместо издёвок и усмешек самому взять да помочь. Стало быть, есть в его душе нечто доброе, светлое, что-то человеческое. И это доброе и светлое и есть Бог, которого сосед в упор не замечает.
  
  - Вот я и дочитала, - сказала я Василю, возвращая тетрадь.
  - Всё прочитала?
  - Всё.
  - Молодец! А теперь возьми и проставь оценки - от одного до пяти. Ну, как в школе.
  - Всем? Или только этим?
  - Тем, что в тетради. Да и вот ещё списочек.
  От этого задания мне стало несколько не по себе.
  - А зачем? - спросила я.
  - Как, ну я же главред. Должен же я знать, что читателям нравится, а что не нравится, - объяснил Василь.
  На это я не нашла что возразить. Взяла листок, на котором были записаны названия. Там были и те, которые я только что прочитала, и те, что мне довелось прочесть ещё давно. К счастью (а может, и наоборот), хороших рассказов в списке оказалось больше, чем плохих. Очень много получилось "среднячков". Наверное, читателям будет интересно, что и кому я поставила, поэтому волей-неволей придётся мне всё объяснить.
  
  Итак, отличников (оценка 5) получилось семь произведений:
  
  Розыгрыш
  Призвание
  Чмо
  Россия в наследство
  Круг замкнулся
  Под страхом смерти
  Упрямство Жизни
  
  В них меня привлекли яркие идеи и нестандартные, не лишённые изюминки, сюжеты.
  
  Столько же оказалось хорошистами (оценка 4):
  
  Кал Калыч
  Через долгий-долгий миг
  Кто еще, если не я?
  Родственные узы
  Письмо из Провинции Ямато
  Люби меня или уйди
  Хроники Снов
  
  Их сюжеты и идеи, несмотря на меньшую оригинальность в сравнении с отличниками я также нашла весьма симпатичными и достойными похвалы. Иным до отличников не хватило самой малости.
  
  Больше всего (восемь рассказов) получили удовлетворительную оценку - 3 балла. Это:
  
  Кухонные посиделки
  Подарок для бабушки
  Право на жизнь без права выжить.
  Друзья
  Письмо правды
  Вереницы
  Инвалиды Сашки-Снайпера
  Резать кабанчика
  
  Сюда я отнесла и чересчур однообразные, и слишком несерьёзные (на грани стёба), и незавершённые с открытым финалом, и с очень уж резкой манерой описания, а также превращённые усилиями авторов в учебные пособия в ущерб сюжету и идеи.
  
  Остальные три рассказа получили ниже тройки. Один - за обилие технических подробностей при отсутствии "человеческого фактора", другой - за чернуху и практически безнадёжный конец, и третий - за агрессивную пропаганду не самой лучшей идеи.
  
  Закончив проставление оценок, я тут же отдала листок Василю. Тот улыбнулся в ответ. А резвая тройка несла нас всё дальше от Москвы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"