Верещагин Олег Николаевич: другие произведения.

Стихи разных авторов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Люди сейчас редко читают стихи. Да и маловато их - настоящих стихов. Но здесь собраны стихи, которые мне нравятся. Какие-то я нашёл сам, какие-то мне прислали их авторы или вообще посторонние люди. Авторы некоторых мне просто не известны, и я прошу прощенья у таковых. Объединяет их одно - ИМЕННО ТО, ЧТО ОНИ МНЕ НРАВЯТСЯ. Надеюсь, что они понравятся и вам.


  
  

С Т И Х И

РАЗНЫХ

АВТОРОВ

(сборник)

"Конструктор"

Волчий Вальс

   Диск луны поднимается сладок и спел,
   Наводя на людей золотистый прицел...
   Как магический клич наши песни звучат,
   Человечьих детей превращая в волчат...
  
   В эту ночь мы не будем кого-то жалеть!
   Те, кто любят, должны и любить, и болеть.
   И дешёвые боги пусть зря не ворчат.
   Что в любовь человечью включаем волчат.
  
   Или в горло клыком, либо взглядом укол,
   Может просто улыбка, и даже прикол...
   Только страшный процесс в подсознаньи начат:
   Из детей человека мастачим волчат!
  
   Каждый мрачен, но весел, заботлив, но зол.
   Каждый знает как жжётся осиновый кол!
   Только мы не рычим, да и жертвы молчат -
   Молчуны молчунов обращают в волчат!
  
   Мы успешно обходим кордоны постов.
   Ведь не видно под джинсами серых хвостов.
   Только те, кому надо, в толпе различат
   Исподлобья и дерзко глядящих волчат.
  
   Нас клянут как проказу, обходят как мор
   По капризу, приказу, заказу, на спор...
   Этот чёртов почёт истерично влачат,
   И никто не жалеет мутантов-волчат!
  
   А волчата красивы, волчата храбры!
   Хоть и прячутся в губы клыки до поры.
   И живьём разрываемы - не закричат!
   Мы гордимся, что так воспитали волчат!
  
   Это сердце давало безумный обет!
   Нету мщения, но и прощения нет!
   Ну и что, если кто человеком зачат?
   Кто - кого, ну а мы вам рожаем - волчат!
  
   А когда нас настигнет беда на бегу,
   И размажется кровь на невинном снегу,
   Только горло всхрапнёт, и сердца застучат
   У не нюхавших порох наивных волчат.
  
   Мы подскочим торчком и завьёмся волчком,
   Волоча из кишок окровавленный ком...
   С треском строчек шрифты со страниц застрочат,
   Добивая погибшие души волчат...
  
   Мы не лаем, а воем, чтоб вид не исчез...
   Подъедаем помои, но косимся в лес...
   И растратится форум, расплачется чат
   За не вышедших полом девчонок-волчат...
  
   В эту ночь мы не будем кого-то жалеть!
   Те, кто любят, вот так не должны умереть!
   Пусть продажные боги зубами стучат:
   Мы порвём ваши глотки за наших волчат!!!
   ЧЕЛОВЕЧЬИХ ДЕТЕЙ ПРЕВРАЩАЕМ В ВОЛЧАТ!!!
  
  

Уистан Хью Оден (пер.В.Топорова)

КУДА ТЫ?

   "Куда ты? -- наезднику молвил начётчик? --
   В юдоли той? политой кровью? сгоришь?
   Там запах дурмана страшней урагана?
   Там в ров для таких храбрецов угодишь".
  
   "Представь-ка? -- пытливому начал пугливый? --
   Там ворохом праха завалит проход?
   Там? как ни глазей? не отыщешь лазейки?
   Земля вкругаля из-под ног там пойдёт".
  
   "Взгляни же? -- сказал домосед непоседе? --
   В седло ль к этой птице садиться спиной?
   Вмиг с ветки сорвётся и в шею вопьётся?
   И крови напьётся с мукой костяной".
  
   "Поеду"? -- начётчику молвил наездник.
   "Я справлюсь"? -- пугливому начал пытливый.
   "Тебя? -- непоседа сказал домоседу ? --
   Съест птица? а я вот уеду без следу".
  

Дж.Р.Р.Толкиен (пер.И.Гриншпун)

  

Я РАЗМЫШЛЯЮ У ОГНЯ

   Я размышляю у огня
   О том, что повидал:
   О летних днях, когда в лугах
   Цветочный дух витал.
  
   О днях, когда осенний лист
   Кружился на ветру
   И солнце в мглистом серебре
   Вставало поутру.
  
   Я размышляю у огня,
   Как будущей весной
   Наш мир, простившийся с зимой,
   Простится и со мной.
  
   Я не узнаю стольких тайн,
   Загадок и чудес --
   Ведь каждый день и каждый миг
   Иначе зелен лес!
  
   Я размышляю у огня
   О людях давних лет,
   О тех, кто жил вокруг меня
   И кто придёт вослед.
  
   Как невозвратно далеки
   Ушедших голоса!
   Но вечно слышу их шаги
   И вижу их глаза...
  

Скурида Дэн, Ларина Мария

Путник

   1.
  
   Шел как то путник по горной дороге
   Ветер над ним тучи гнал
   Змейкой меж скал тропинка петляла
   Слева - обрыв, справа - обвал
  
   Вдруг из пещеры вылезли тролли
   Путнику путь преградив
   "- Наш перевал и пройти его сможешь
   Только оброк заплатив"
  
  
   Вода проточит камень
   Огонь пройдет сквозь лес
   А если смел ты и упрям
   Дойдешь хоть до небес
   2.
  
   Парень устало в ответ усмехнулся
   Выхватив меч за эфес
   Первым с башкой дурною расстался
   Тот тролль, что за данью полез
  
   Воздух морозный далёко разносит
   Песню стального клинка
   Солнце весеннее путнику в помощь
   Лучами прожгло облака
  
  
   Вода проточит камень
   Огонь пройдет сквозь лес
   А если смел ты и упрям
   Дойдешь хоть до небес
   3.
  
   Вновь по тропинке, что змейкой петляет
   Путник уставший идет
   Солнце с небес ему путь освещает
   Кто храбр - через горы пройдет
  
   Вода проточит камень
   Огонь пройдет сквозь лес
   А если смел ты и упрям
   Дойдешь хоть до небес

Ветер Воды

   Не малина не ягода,
   Не трава - лебеда.
   Только чудно играет вода
   Камышовыми нотами
   Да лесными красотами,
   Серебристой волною пруда.
  
   Говорил сыну дед
   Да рассказывал,
   Говорил в сотню лет,
   Да наказывал:
   Проживёшь ты как я,
   Зло в душе не тая,
   Коль услышишь ты молодым,
   Ветер Воды.
  
   Да не лунный свет,
   Не вишнёвый цвет,
   Только ветер поёт о том,
   Что кормило нас,
   Что растило нас,
   О земли о ковше золотом.
  
   Говорил сыну дед
   Да рассказывал,
   Говорил в сотню лет,
   Да наказывал:
   Проживёшь ты как я,
   Зло в душе не тая,
   Коль услышишь ты молодым,
   Ветер Воды.
  
  

Лебединая

   1.
   Из чужих краев ехал князь домой,
   Да споткнулся вдруг князев вороной.
  
   "Что споткнулся ты? осердился князь. -
   Хочешь, чтобы плеть по бокам прошлась?!"
  
   Молвит конь в ответ: "Ой ты княже мой!
   Знай, что едешь ты за своей бедой".
  
   Князь-то поднял плеть, а у самого
   Да зашлось в груди сердце ретиво
  
   2.
  
   Подъезжает князь к милому крыльцу,
   Поднимается в светлу горницу.
  
   "Выходи, встречай, молода жена!"
   Пусто в тереме, стынет тишина.
  
   "Свет княгинюшка, - громко кличет князь.
   Спишь - не слышишь ты, иль беда стряслась?"
  
   Нет княгинюшки! только под окном -
   Лебедь белая с криком бьет крылом.
  
   3.
  
   "Сокол-князюшка, не суди жены:
   В том, что сделалось, нет моей вины.
  
   Как уехал ты - я тебя ждала,
   В полдень на реку по воду пошла.
  
   Ой, светла река, да студено в ней.
   Захотелося искупаться мне.
  
   В реченьку вошла я молодушкой,
   Обернулась белой лебедушкой.

Заговор

  
   1.
   Ко сырой земле,
   Во чужом краю,
   Ветер гнул траву,
   Был навеселе,
  
   Был навеселе,
   Гулял вкривь да вкось,
   Да нежданный гость
   Стал желанным мне.
  
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
  
   2.
   Пьяно напою
   Зельем сладким,
   Травой мягкой
   Постель постелю,
  
   Постель постелю,
   Волос расчешу,
   Сны заворожу,
   Гостя уложу.
  
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
  
   3.
   Лаской ластиться
   Как трава мягка,
   Словно шелк нежна,
   Буду девица.
  
   Не сожжет дотла
   Пламя огниво
   Сердце ретиво,
   Камень плавится
  
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
  
   4.
   Как не запряжешь
   Быстра сокола,
   Вольна молодца
   В терем не запрешь.
  
   Я ключом замкну
   Не дубову дверь,
   Да в студену Нерь-реку
   Ключик выброшу.
  
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
   Ой, калина, красна, малина
   Ой, ягода, любо, красная
   Ой, любо, ой, любо-ладо.
  
    
  
  

НЕИЗВЕСТНЫЕ АВТОРЫ ОБ ОСЕТИИ

* * *

   СААКАШВИЛИ:
   Георгий? Это я, Саакашвили!
  Я вас прошу начать обстрел Москвы!
  БУШ (не понимая):
   Обстрел чего?
  СААКАШВИЛИ:
   Ну, мы же все решили!
  Что типа если мы. то сразу вы!
  Ну, вспомнили? Когда мы вас встречали?
  И я тогда сказал на торжестве,
  Что если я стреляю по Цхинвали -
  То сразу вы ответно по Москве!
  Я подарил вам рог, папаху, вымпел,
  И вы сказали: можно на Цхинвал!
  БУШ:
   Не может быть. Я столько бы не выпил.
  Я вам такого слова не давал.
  СААКАШВИЛИ (раздосадованно):
  Ну как же так! Ведь вы под чахохбили
  Сказали после пятого куска,
  Что если б россияне нас бомбили,
  То НАТО бы ввело туда войска!
  БУШ:
   Нет, Михаил. Мы пили только воду!
  И я еще заметил, Михаил,
  Что мы готовы защитить свободу,
  Но про войска я вам не говорил!
  СААКАШВИЛИ:
   Ну да, свободу, если вам угодно.
  Я за свободу всякого порву!
  Я обстрелял Цхинвал вполне свободно,
  И значит, ваш черед бомбить Москву.
  БУШ:
   Послушайте. Сейчас я вам втолкую.
  Свободу мы, конечно, бережем,
  Но ввязываться в третью мировую.
  Я понял бы - за нефть. Но за боржом?!
  СААКАШВИЛИ (чуть не плача):
  Но как же так, Георгий! Я в отпаде!
  Еще когда мы пели "Сулико",
  Сказали вы: "Зайти свободы ради
  Ты можешь сколь угодно далеко!"
  БУШ:
   Да, я сказал, и в этом нету фальши,
  И ныне повторяю толмачу:
  Прошу тебя пойти как можно дальше
  И побыстрей, а то я спать хочу. (Кладет трубку.)
  СААКАШВИЛИ:
   Чего-то получилось плоховато.
  А говорил: "Ты нужен! Ты любим!"
  (После задумчивой паузы кидается к телефону.)
  Алло, Москва! Меня кидает НАТО.
  Давайте мы их на фиг разбомбим?

* * *

    Грохот спокойную ночь разорвал,
  Снова огонь обнимает Цхинвал.
  Бомбы завыли и розовый куст
  Дрогнул. Послышались скрежет и хруст.
  Камни раздвинув, восстал из земли
  Воин в лохмотьях в могильной пыли.
  Снова бомбят. Вспоминает герой
  Кровь и огонь, Девяноста второй.
  Розами горская кровь проросла
  каждого города, дома, села,
  Прерван разрывами вечный покой,
  Розу срывает костлявой рукой.
  Болью и местью глазницы горят,
  Сгнили в подсумке запалы гранат,
  Ржавый "калаш" на тряпичном ремне,
  Нож "мхедриони" меж рёбер в спине,
  Сына зовёт, но - кричи-не кричи,
  В пыль размели его бомбой "грачи".
  Тщетно отца призывает и мать,
  Танк переехал - костей не собрать.
  К Роду воззвал он, костями гремя,
  И задрожала родная земля.
  Встали скелеты из зыбких могил,
  Каждый из них себе розу схватил.
  Помнят они девяноста второй,
  Каждый безвинен, и каждый - герой.
  Солнце встаёт, продолжается ад,
  Марш мертвецов, но ни шагу назад,
  Только в Тбилиси им будет покой,
  Розы сжимают костлявой рукой.
  Что, президент, пробирает мороз?!
  Будет тебе "Революция Роз"!

* * *

     "Алло, алло, Мишо, какие вести?
   Давно я в Джорджии была
   Пятнадцать дней, как я в отъезде,
   Ну как идут у Вас дела?"
  
   "Все хорошо, мой сладкый Кандализа,
   Дела идут и жизнь легка,
   ни одного печального сюрприза,
   За исключением пустяка!
  
   Так, ерунда, на двести баксов -
   Испортил я свой лучший галстук!
   А в остальном, мой сладкый Кандализа,
   Все хорошо, все хорошо!"
  
   "Алло, алло, Мишо, ужасный случай!
   Да, я смотрела Би-Би-Си.
   Подарок Джорджа! Самый лучший -
   Как Вы могли, хочу спросить?!"
  
   "Всё хорошо, мой сладкый Кандализа
   Всё хорошо, как никогда
   К чему скорбеть от глупого сюрприза -
   Ведь это, право, ерунда!
  
   Я галстук съел в прямом эфире,
   Когда на базе флот спалили.
   А в остальном, мой сладкий Канадализа,
   Все хорошо, все хорошо!"
  
   "Алло, алло, Мишо, мутится разум!
   Какой неслыханный удар!
   Скажите мне всю правду разом,
   когда на базе был пожар?"
  
   "Все хорошо, мой сладкий Кандализа!
   И хороши у нас дела!
   Но нам судьба, как видно из каприза
   Еще сюрприз преподнесла!
  
   К нам в Поти русский приходили
   И базу с катером спалили,
   А в остальном, мой сладкий Кандализа,
   Все хорошо, все хорошо!"
  
   "Алло, алло! Мишо, какая драма!
   Ах, до чего мне тяжело!
   Я вне себя! Скажите прямо!
   Как это все произошло?"
  
   "Мы захотел, мой сладкий Кандализа,
   Бай пис вернуть себе Цхинвал,
   И осетин не ждал такой сюрприза,
   И мы почти что побеждал,
  
   Мы мирно применяли "Град"
   И подготовили парад,
   Но злобный русский приходы,
   И выдавал нам всем люли,
   Мы героически бэжал,
   Противник в панике догнал
   Всэ наша танки захватил
   И много катер утопил
   Погода вэтренный была,
   Весь база выгорел дотла,
   Радар сломался от ракэт,
   На новый тоже дэнэг нэт
   Ваш армий все еще не тут,
   А мой в атака нэ идут,
   Я призывал вмешаться мир
   И скушал галстук на эфир
   А в остальном, мой сладкий Кандализа,
   Все харашо, все ха-ра-шо -
   Пам-парам-пам-пам!"
  
  

Вероника Стриж

Подражание Гумилеву

(Верещагину Олегу)

   Я конквистадор в панцире железном,
Мой лик суров, награда мне - победа,
Моя звезда в небе кроваво-красном,
Горит как символ истин, что я ведал.

Моя десница меч сжимает крепко,
Моих очей взгляд пристален и остр,
Я мысль врагов улавливаю цепко,
Старуха смерти взять меня не просто.

И рыцарские доблести отважно
Воспитываю каждый день в душе я,
Борьба со злом, что в жизни очень важно,
И день за днем войну веду в себе я.

Мне мужество становится опорой,
Король на подвиг клятвою окрестит,
Забыть про щедрость было бы позором,
А смертью стала бы потеря чести.
  

???

Эрнесто Че Гевара

   Эрнесто Че Гевара
      Во сне ко мне приходит,
      Конечно же - не часто,
      Лишь пару раз - за год.
      На краюшек кровати
      Садится и болтает
      Со мной - о всяком разном,
      Те ночи - напролёт.
      И я - с ним поболтаю,
      И поделюсь - чем надо,
      И анекдотов свежих
      Ему - нарасскажу.
      А он, вздохнув тихонько,
      Ладонь свою положит
      На лоб мне, и прошепчет:
      - Крепись, братишка мой.
      И я креплюсь, стараюсь,
      И жизнь - течёт рекою.
      А если - очень трудно
      В паскудной суете,
      С портрета, что на стенке
      Висит - как себя помню -
      Эрнесто Че Гевара
      Подмигивает мне.
      И мы - прорвёмся, братья!
      И мы - прорвёмся, сёстры!
      А пЭдорасты эти, конечно, не пройдут!
      Всё потому - что где-то
      Эрнесто Че Гевара
      Сидит себе - на Облаке
      И семечки грызёт.
  

Владимир Мазур

АФГАНСКАЯ СТАТИСТИКА

   Об этом забыть нам просто нельзя.
На наших руках умирали друзья.
На наших глазах проходила война.
Но что же теперь пророчат для нас:
Афганский синдром вам покоя не даст,
Он будет повсюду преследовать вас.
Афганский синдром от афганской войны -
С тобою, братишка, мы с той стороны,
Где снились нам сны родной тишины,
И громкие фразы совсем не нужны.
Гораздо важнее нам было с тобой
Остаться живыми, вернуться домой.
Но приняли нас за белых ворон...

Каждый первый из тех, кто там был,
Не забудет о том никогда.
И если ему не хватало сил,
Возвращался в мыслях туда.
Каждый второй оборвет разговор,
Пресекая его на корню,
Если вдруг кто-то затеял спор:
Кто ответит за это войну?
У каждого третьего нет больше сил,
Чтобы что-то еще доказать.
Но каждый четвертый еще не остыл
И готов продолжать воевать.
У каждого пятого нет ничего:
Ни семьи, ни двора, ни кола.
А каждый шестой отошел от всего,
Выбрал Библию или Коран.

Припев:
Это не мистика тянет на дно
Тех, кто мечен Афганской войной.
Это статистика, та, что давно
Затянула нас мертвой петлей.
В этой ловушке мы все, как один,
Только номер у каждого свой.
Тех, кого этот синдром не добил,
Добивают любою ценой.

Каждый седьмой был когда-то женат,
Но теперь он уже разведен.
И в этом не только вина ребят,
Просто мало хороших жен.
Ведь каждый восьмой приходил в орденах,
И ему говорили: "Герой!"
Теперь все развенчано в пух и прах -
Кто считается с этой войной?
Каждый девятый в холодном поту,
Просыпаясь, кричит по ночам.
Не потому, что он видел войну,
Потому что он просто был там.
Каждый десятый пролил свою кровь.
Не бывает войны без потерь.
Сегодня война возвращается вновь.
Только кто же заплатит теперь?!

Припев.

Каждый двадцатый не видит вокруг
Ничего, кроме водки и слез.
Жизнь для него словно замкнутый круг -
Так не долго до траурных роз.
Каждый тридцатый сидит на игле,
Но не верит, что он наркоман.
И отогреть его в этой золе
Сможет только лишь новый дурман.
Каждый "трехсотый" без рук или ног
И протезы не в радость ему.
Кто ему в жизни хоть чем-то помог?
Эти льготы уже не к чему.
И если один выпадает на сто
Кто в тюрьме продолжает свой путь -
Это не мало, и именно то,
Чем нас любят не раз упрекнуть.

Припев.

Каждый первый из тех, кто там был,
Не забудет о том никогда.
Каждый первый из тех, кто там был,
Не забудет о том никогда...

Александр Городницкий

Предательство...

   Предательство! Предательство! Предательство!
Души не заживающий ожёг.
Рыдать устал. Рыдать устал. Рыдать устал
Над мёртвыми рожок.
Зовёт за тридевять земель
Трубы серебряная трель
И лошади несутся по стерне.
Зачем тебе святая цель,
Когда пробитая шинель
От выстрела дымится на спине.

Вина твоя, вина твоя, вина твоя,
Что надвое судьбу твою сломали, ротозей,
Жена твоя, жена твоя, жена твоя
И лучший из друзей.
А все вокруг как будто за,
И смотрят ласково в глаза,
И громко воздают тебе хвалу.
А ты добыча для ворон,
И дом твой пуст и разорен,
И гривенник пылится на полу.

Учитесь вы, учитесь вы, учитесь вы
Друзьям не доверять.
Мучительно? Мучительно! Мучительнее после их терять.
И в горло нож вонзает Брут,
И под Тезеем берег крут.
И хочется довериться врагу.
Земля в закате и в дыму.
Я умираю потому,
Что жить без этой веры не могу.

???

   Баллада
   В святую ночь на Рождество
король увидел сон.
И он, не веря в колдовство,
был крайне удивлен:
В опочивальне у себя
увидел старца вдруг,
и тот сказал: "Король, тебя
предаст ближайший друг!

И честь, и трон, и жизнь твою
он смерти обречет.
Предаст тебя в лихом бою
иль возмутит народ,
иль яд в бокал подсыплет твой,
иль грудь пронзит мечом,
или погубит клеветой,
иль как-нибудь еще".

"Но старец добрый, я смущен:
друзьями я богат.
Я их любовью окружен
И каждый мне - как брат".
"Господня милость такова:
ты волен выбирать;
сам укажи того сперва,
кому тебя предать!"

К рассвету уж король не спит:
удачно выбран враг.
Он привести к себе велит
двух бешеных собак.
На лицах челяди застыл
Один немой вопрос:
Чем королю не угодил
Любимый гончий пес?

Вот пес искусан до крови
И сам остервенел:
слюной исходит до земли
и взгляд остекленел.
Хоть меткий йомен рядом был,
натягивая лук,
но короля не укусил
пред смертью верный друг.

Король решает меж людей
предателя искать.
Он во дворец велит скорей
всех рыцарей созвать.
Когда вассалы собрались
за пиршественный стол,
король средь многих честных лиц
честнейшее нашел.

Златую чашу подложил
он другу своему.
Публично в краже уличил,
но не услал в тюрьму;
из замка гнать его велел
в расчете месть разжечь...
А друг бесчестья не стерпел
и бросился на меч.

Раз так, то может изменить
любимая жена:
"На дыбе Господом клянись,
что мне была верна!"
Но королеве не страшны
ни пытка, ни тюрьма:
став виноватой без вины,
она сошла с ума...

Король, истерзан и уныл,
уселся у огня.
"Я всех друзей своих убил,
но кто убьет меня?"
И старца голос отвечал
ему из темноты:
"Король, ты сам себя предал,
Предатель - это ты.
Король, ты сам себя предал,
король, предатель - ты".
  
   Нантакет
   Слепым человек живет,
никто своей доли не знает.
И там, где один падет,
на смену другой ему встанет.

За праздничным сидя столом,
вкусив горячительной браги,
послушайте сагу о том,
как найден был Такет Нантакет.

Отправился Алан МакКен
к гадателям и ворожеям,
предчувствий томительных плен,
желая покинуть скорее.

Напрасно подметки он драл,
напрасно просил и ругался:
никто с него платы не брал,
никто за гаданье не брался.

И только старуха одна
его к себе в дом пригласила
и в полночь, как вышла луна,
гаданье свое разложила.

"Пришел ты ко мне неспроста.
Читаю я верные знаки:
судьбу твою держит в руках
неведомый Такет Нантакет.

Быть может, он сам и злодей;
быть может, он твой избавитель.
В горах, где не видно людей,
его вековая обитель.

Но помни, что слеп человек,
никто своей доли не знает.
Бывает, что добрый совет
на гибель тебя обрекает.

Бывает, что искренний враг
тебе поступает во благо.
Все в мире непросто. Итак,
запомни же: Такет Нантакет".

Ему говорила жена:
"Не трогай ты спящей собаки!
Кому твоя гибель нужна,
и кто такой Такет Нантакет?"

"Я знаю его", - он сказал,
и нож взял, исполнен отваги,
клинком на груди начертал:
"Убийца мой - Такет Нантакет".

"Оставь,- говорил ему тесть,
жена твоя сыном чревата".
"Тем лучше, - ответил он, - есть
кому за отца взять расплату".

Он вскинул за плечи мешок,
обнял на прощанье домашних
и быстрой походкой пошел
навстречу судьбе своей страшной.

Слепым человек живет,
никто своей доли не знает,
и то, что мне сил придает,
другого как камнем придавит.

Мед дикий в дупле воровал,
как тать, ночевал он в овраге
и с тайной надеждой шептал:
"Спаситель мой - Такет Нантакет".

   Он встал у подножия скал,
хлебнул медовухи из фляги
и крикнул: "Я долго искал!
"Ну где же ты, Такет Нантакет?!"

На зов его горный обвал
ответил раскатистым смехом,
и вскоре он мертвый лежал,
раздавленный собственным эхом.

Сквозь кости его проросли
к весне незабудки и маки.
А ветер терзает вдали
девиз его "Такет Нантакет".

Слепым человек живет,
никто своей доли не знает,
и там, где один найдет,
другой неизбежно теряет.

Все ветры поют в унисон,
и так повествуется в саге:
в ту ночь был ребенок рожден,
и назван был... Такет Нантакет.

Слепым человек живет,
никто свей доли не знает,
И тот, кто меня убьет,
кого-то от смерти избавит.

Вся жизнь наша - круговорот,
о том повествуется в саге,
на всякого, кто здесь живет,
найдется свой Такет Нантакет.
  

???

   ???????????????
   А по морям да по волнам, сегодня здесь, а завтра там,
Я целый день плескаюсь в море голой жопой к рыбакам,
Дурдома нет без дураков, рыбалки нет без рыбаков,
А я рыба, а я рыба, а я рыба без трусов!

А рано-рано по утру я корчу рожи осетру,
Его подруга всю неделю мечет красную икру,
И у меня полно врагов среди пузатых осетров,
А я рыба, а я рыба, а я рыба без трусов!

А я плыву, куда хочу, а я пою, я не молчу,
И шар земной не сам кружится, это я его верчу,
А я рыба без трусов, а я рыба без трусов,
А я рыба, а я рыба, а я рыба без трусов...
  

???

   Я - Бэтман!
   Я был прикольным ребенком
И не играл в погремушки.
Я мастерил шестеренки,
Метал снежки, как из пушки.
Мне говорил с удивленьем
Директор детского сада:
"Пацан, ты что, самый умный?
И что те, больше всех надо?"

А я молчу, мне даже как-то неловко.
Сижу молчу и бормочу незаметно:
"Я ж не шучу, я прохожу подготовку.
Все дело в том, что я... Совсем пацан, а вот...
Никем не пойманный..."

Я повзрослел как-то сразу
И стал стальной, как пружина.
Изобретал прибамбасы,
блистал в народной дружине.
И говорили соседи
С оттенком легкой досады:
"Мужик, ты что, самый умный?
И что те, больше всех надо?"

А я молчу, мне даже как-то приятно.
Хожу молчу, такой вообще безответный.
А что сказать, когда и все так понятно?
Все дело в том, что я... Вы - просто так, а я...
Смотрите, люди, я - о... Ха-ха-ха...

Я никогда не устану
Служить народным кумиром.
Весь мир однажды признает
Мои заслуги пред миром.
Мне скажет сам Альфред Нобель,
Вручая, скажем, награду:
"Дедуль, Вы что, самый умный?
Вам что тут, больше всех надо?"

И встану я во весь мой рост невероятный.
И я скажу в своей речи ответной:
"спасибо всем, мне было очень приятно.
Все дело в том, что я... Никто не знал, а я...
На самом деле я - Бэтмен".

(Смотрите, люди, он - Бэтмен, Бэтмен!)
Никто не знал, а я... (Бэтмен, Бэтмен!)
Спасибо, люди, я... (Бэтмен, Бэтмен!)
Никем не пойманный... (Бэтмен, Бэтмен!)
Спасибо мне, ведь я Бэтмен!

???

   Крапивину
   Флейк цу флейк! - Крылом к крылу!
На монетке - детский профиль.
Пробил час или не пробил -
Не понять в таком дыму.
Снова треск очередей.
- Командор Корнелий, где вы?!
...Лишь бы, только бы успели,
Там - по лесу, не быстрей,
Может быть, пешком, зато -
Безопаснее и проще...
В темноте, ползком, наощупь...
Оболочка - решето...
Мокро... Кровь? Или бензин?
В беспорядке даже мысли,
А секунды - как повисли...
...Это ты?.. Но... Как, Альбин?..
Я ведь сам, своей рукой...
- Тише. Ты почти что понял...
...На монетке - детский профиль,
За пределами - покой...

***
Защити, Хранитель Итан,
Маленький трубач!
Грани зеркала разбиты...
Нет! Не смей! Не плачь!
Тайна не до дна раскрыта,
Уцелел кристалл!
...Защити, Хранитель Итан!
Я уже устал...

Олег Медведев

Сказка никогда не кончится

   Разбуди меня, бабочка-четыре крыла,
   Да по всем углам развесь свои миражи...
   Подожди меня, лодочка-четыре весла,
   Я дойду к тебе, потому что я жив -
  
   Потому что сказка никогда не кончится,
   Потому что сказка никогда не кончится!
  
   Плачем Золушка - только что закончился вальс,
   Плачет, глупая - мокнут голубые глаза,
   Вместе с туфелькой потерявши свой аусвайс...
   Ты не плачь, не плачь, тебе не нужно назад!
  
   Потому что сказка никогда не кончится,
   Потому что сказка никогда не кончится!
  
   Тучки белые проскакали по небесам,
   Уплясали вдаль с гулкими аккордами рельс -
   Как зверёнышей провожали в лунный десант -
   Ветер в волосы, на картуз - эдельвейс,
  
   Потому что сказка никогда не кончится,
   Потому что сказка никогда не кончится!
  
   И ты не думай, что спасся, если курс изменил!
   Ты не думай так - ты никуда не уйдёшь.
   Ведь кораблики, синие от детских чернил,
   Входят в гавани, где звёздный сыплется дождь!
  
   Потому что сказка никогда не кончится,
   Потому что сказка никогда не кончится!
  
   Чёрный бражник мой - видишь, я по пояс в земле?
   Так разгляди меня и прилети на огонь,
   И унеси меня на своём бесшумном крыле
   В тот далёкий край, где звёзды лягут в ладонь!
  
   Туда, где наша сказка никогда не кончится,
   Туда, где наша сказка никогда не кончится!
  
   Разбуди меня, бабочка-четыре крыла,
   Да спроси меня, готов ли жить наяву?
   Подожди меня, лодочка-четыре весла,
   Я дойду к тебе, потому что живу -
  
   Потому что сказка никогда не кончится,
   Потому что сказка никогда не кончится!
  
  

Здравствуй, казак!

  
   Кисло, парень. Дело не в тебе самом...
   Жизнь тяжела, как борец сумо -
   Пузом напирает, хочет выбить из круга нафик...
   Не поддаться смуре удаётся с трудом...
   Госпожа удача позабыла твой дом -
   Видимо, её колесница попала в трафик...
  
   Когда ты брёл наобум
   Среди толкучки людской,
   Хлебал, пугая судьбу,
   Коктейль из пива с тоской,
   Ты мог ли думать - скажи? -
   Что, бородат и лукав,
   Какой-то встречный мужик
   Возьмёт тебя за рукав,
   Скажет
   "Ты ведь из наших? Здравствуй, казак!
   Здравствуй, казак!
   Здравствуй,
   казак..."
  
   Каждый божий день - всё та же муть, что вчера...
   Вновь бензопилою завывает с утра,
   Злая жена, извергая опилки быта...
   Только всё яснее слышно день ото дня,
   Как за горизонтом стременами звенят
   Золотые кони, серебряные копыта...
  
   Плыла полярная ночь,
   Стоял на бреге казак,
   Костры немирных чукоч
   Ему светили в глаза...
   Но сердце чуяло суть,
   И разум был начеку,
   Луны холодная ртуть
   Сбегала вниз по клинку,
   И ветер пространства пел, узнавая:
   "Здравствуй, казак!
   Здравствуй,
   казак..."
  
   Слышал я, что ты учился спать на снегу,
   Слышал я, потом ты вставил в ухо серьгу,
   Но - в один из дней, как гласит легенда -
   Как и полагается, ты встал в стремена,
   Всех, как полагается, пославши на х
   ороша эта сказка - без хэппи-энда...
  
   И в Амазонских лесах
   Гулял казак наяву,
   И государев ясак
   Возил с Камчатки в Москву,
   Сквозь вулканический пар
   Алел нездешний рассвет,
   И золотой ягуар
   Бродил по прелой листве
   Время настало, сказка вернулась!
   "Здравствуй, казак!
   Здравствуй, казак!
   Здравствуй,
   казак..."
  

Маленький Принц

   Свята земля, не свята - иль в пиру, иль в бою...
   На ней не найти ни Эдема - ни даже Сезама...
   Но Маленький Принц покидает планетку свою,
   Как, будь он большим, покидал бы свой каменный замок...
   Он держит в руках окончанья священных границ,
   Стоит, каменея в потоках стремительной жижи,
   И небо над ним опускается ниже и ниже,
   И чёрные тени ложатся у впалых глазниц.
  
   В слепой крови, прокушена губа.
   Ему б давно сказать - мол "не играю!",
   Но... солнышко не светит самураю
   За гранью полосатого столба.
   Обрывками приставшая к спине,
   Душа его по краешку прошита
   Нервущимися нитями бушидо -
   И этого достаточно. Вполне...
   В ночи Гиперборея не видна...
   Стрихнином растворяется в стакане
   Печаль твоя, последний могиканин...
   Так вырви же решётку из окна!
   Из сердца заколдованных трясин,
   Где мутная вода под подбородок,
   Летучий dream болотного народа
   К подножию рассвета донеси!
   А в час, когда полночная звезда
   Взойдёт на полог млечного алькова -
   Налей себе чего-нибудь такого,
   Чтоб не остановиться никогда...
  
   А потом ты уснёшь - и, быть может, увидишь ещё,
   Как медленно солнце встаёт, разгибая колени,
   И Маленький Принц покидает свои укрепленья,
   Горячим стволом согревая сырое плечо.
  
   Взойдёт над миром полная Луна -
   Прекрасна, но - увы! - непостоянна...
   Забудьте обещанья, донна Анна.
   Не стойте у открытого окна.
  
  

Мальчик

   Мы сыты водой из трюмов
   И байками о погоде.
   Всё те же движенья в танце,
   И пары одни и те ж...
   Лишь мальчик глядит угрюмо,
   Как в душную ночь уходят
   Триста его спартанцев.
   Триста его надежд.
  
   Тряпочки для обтирки
   И всяческие излишки
   Смешались в свином корыте
   В объедочный парадиз...
   Держи же меня за шкирку,
   Живущий во мне мальчишка!
   Держи же меня за шкирку -
   Не дай мне скатиться вниз...
  
   Дай мне руку, мальчик.
   Дай мне руку, мальчик.
   Дай мне руку, мальчик -
   Быть может, я ещё жив...
  
   Мальчик уже не плачет
   О прошлогоднем снеге.
   Мальчик глядит в окошко,
   И - там, где к плечу плечо! -
   Себя различает мальчик -
   Могучего, как Шварцнеггер!
   И львиное сердце бьётся
   Под алым его плащом...
  
   Книжка - в отбой. Сказка - в отбой.
   Война стоит у дверей.
   "Здравствуй, мальчик! Я за тобой -
   Вставай, и двинем скорей..."
   Под коврик ключ и - шаг за край,
   И - счастье тем, кто не спал.
   В седьмое небо идёт трамвай,
   Сдувая листву со шпал...
  
   Дай мне руку, мальчик.
   Дай мне руку, мальчик.
   Дай мне руку, мальчик -
   Быть может, я ещё жив...
  
   Джинсы мои потёрты.
   Чернила мои разлиты.
   Прости мою слабость, малый -
   Но день мой не наступил...
   Шагай же - легко и твёрдо! -
   Туда, где твои гоплиты
   Точат мечи о скалы
   Непроданных Фермопил...
  
   Дай мне руку, мальчик.
   Дай мне руку, мальчик.
   Дай мне руку, мальчик -
   Быть может, я ещё жив...
  

Эльдорадо

   До свиданья, сонный Кито -
   Пусть давно пусты карманы,
   Гром гремит для нас, как праздничный салют!
   Капитан наш знаменитый,
   Дон Франсиско Орельяно,
   Поведёт нас к Золотому Королю!
   Капитан наш знаменитый,
   Дон Франсиско Орельяно,
   Поведёт нас к Золотому Королю!..
  
   Нам туманы не завеса,
   Нам болота - не преграда,
   Пусть пол-лагеря повыкосит чума!
   Там вдали, за гребнем леса,
   Ждёт-сияет Эльдорадо,
   Где из золота - дороги и дома!
   Там вдали, за гребнем леса,
   Ждёт-сияет Эльдорадо,
   Где из золота - дороги и дома!
  
   Лекарь Педро руку отнял,
   Дон и кони пьют из лужи -
   Занесло ж нас в эти гиблые места!
   Но в бою один на сотню -
   Ничего! - бывает хуже,
   Не отступит рыцарь Шпаги и Креста!
   Но в бою один на сотню -
   Ничего! - бывает хуже,
   Не отступит рыцарь Шпаги и Креста!
  
   В душной дымке день растаял,
   В джунглях бродят тени злые,
   Барабан индейский яростно гудит...
   Помоги нам, о, Святая
   Дева Мария
   Уцелеть на нашем праведном пути!
   Помоги нам, о, Святая
   Дева Мария
   Уцелеть на нашем праведном пути!
  
   Сколько ж дней перелистало?
   Каждый день на два растянут...
   Вот опять уже подъём трубач пропел...
   Мы идём на звон металла
   По заваленной костями,
   Христианской кровью политой тропе...
   Мы идём на звон металла
   По заваленной костями,
   Христианской кровью политой тропе...
  
   Над кирасой боевою,
   Где распятие висело -
   Место вроде ахиллесовой пяты...
   И вот отравленной стрелою
   Мстит мне раненая сельва
   За кровавые деяния святых...
   И вот отравленной стрелою
   Мстит мне раненая сельва
   За кровавые деяния святых...
  
   Если Смерть поцеловала -
   То последнюю наградой
   Крест могильный на груди своей нести...
   За последним перевалом
   Ждёт-сияет Эльдорадо -
   Только мне уже, похоже, не дойти...
   За последним перевалом
   Ждёт-сияет Эльдорадо -
   Только мне уже, похоже, не дойти...
  

Амазарский ястреб

   Я ехал на верхней полке - сидел, грустил об ушедшем счастье,
   Практически не держали меня ни ноги, ни тормоза -
   Когда, будто взрыв гранаты, возник за окном белоснежный ястреб...
   Где-то неподалёку от маленькой станции Амазар.
  
   И я перестал грустить и гадать, куда увезёт кривая!
   На скользкие провода, накренившись, выкатилась луна,
   Когда параллельным курсом - не обгоняя, не отставая -
   Летел амазарский ястреб, белея в сумерках у окна!
  
   Я верю: ищущий обрящет!
   Не просто верю - я знаю наверняка...
   Возьми мой адрес, пиши мне чаще,
   Смешная девочка с маяка...
  
   Лишь маховое перо в приоконном ветре дрожало еле...
   Дрожало - почти вплотную к моим слипающимся глазам!
   И я, засыпая, слышал: "Мели, Емеля - твоя неделя!
   Ты сделай свою работу, парень - дальше я справлюсь сам..."
  
   И верю я в эту смесь из иллюзии, небыли, снов и были
   Что, в клочья порвав экраны, чернее сажи и чёрта злей,
   Лихой паровоз Люмьеров ворвался в зал и пошёл навылет,
   Разбрызгивая по стенам месьёв, мадамов и мамзелей!
  
   А тот, кто тебе поможет, уже проявляется. Слышишь, парень?!
   Почти что материален, пусть чёрно-белый, но - как живой!
   С матом и песняками, подобно гоплиту у Марафона,
   Несётся он вниз по склону, вращая оглоблей над головой...
  
   А свиньи летят в Австралию - свиньи гордятся собою, что ты!
   В планах - машина, вилла, яхта, случка и опорос...
   Свиньи летят в Австралию - свинонесущие самолёты,
   Рыгая от содержимого, отрываются от полос.
  
   Ну... яхта, конечно - плюс-минус... Свинья рождается старой!
   Мечты у неё свиные, вся прошлая жизнь её - попсня!
   А вслед, расправляя крылья, взлетает ястреб из Амазара!..
   ...Я сделал свою работу. Дальше он справится без меня.
  

Форнит

   Некстати пришлась книга.
   К верёвке пришлось мыло.
   Я перечитал Кинга
   И понял - всё так и было.
  
   Из старых осенних ниток,
   Из трафальгарской гари
   Я сочинил форнита
   И поселил в гитаре.
  
   Ты снова готовишь выпад?
   Давай, начинай - ну же?
   Свой монолог типа:
   "Кому ты такой нужен?!"
  
   Лупи наугад, благо
   В меня теперь хрен смажешь...
   Цвета моего флага
   Чернее твоей сажи...
  
   Я ухожу от спора
   О способах выхода в люди.
   Ведь мне всё равно скоро
   Совсем по фигу будет!
  
   И входит в мой мир тесный
   Форнит в башмаках рваных.
   Прошу его: "Дай песню!!!"
   А он говорит: "Рано..."
  
   Бывает он смел и светел.
   Бывает - что всё иначе.
   Он злится на всех на свете.
   Он пьёт до соплей и плачет!
  
   Но... дует ветрами злыми.
   Он снова спешит на помощь
   Я помню его имя.
   Надеюсь, и ты вспомнишь...
  
   Когда нам прикиды вручат
   Небесные интенданты -
   Сравни: чьё крыло круче?
   Может, поймёшь тогда ты,
  
   Что счастье твоё очень
   Неважненький заменитель
   Диастолам первых строчек
   И песенкам о форните...
  

Идиотский Марш

   Кругом зима. Опять зима, снега черны, как всегда -
   Они привыкли растворяться во тьме...
   Кругом чума. Опять чума, твои пусты города -
   Они привыкли плыть по этой чуме...
   И кто-то может слушать "Boo-boo", а кто-то - "Ласковый май"...
   Почём пророки в идиотском краю?
   Гитару брось - и бабу брось, и как жену обнимай
   Обледенелую винтовку свою...
  
   Который год скрипит земля - но мир светлее не стал.
   Тебе всё это надоело - и вот
   Поёт труба - присох к губам её горячий металл,
   Она друзей твоих усталых зовёт...
   И ты был слаб, и ты был глуп - но все мосты сожжены,
   Их не вернуть, они не смотрят назад...
   И ты встаёшь, и на плечах твоих рассветы весны,
   Как генеральские погоны, лежат...
  
   Крутые дяди говорят: "Твои потуги смешны!
   Куда годна твоя дурацкая рать?
   Подумай сам: коснётся дело настоящей войны -
   Они же строя не сумеют держать!"
   Ты серый снег смахнёшь с лица, ты улыбнёшься легко,
   Ты скажешь: "Верно. Но имейте в виду:
   Где ваши штатные герои не покинут окоп -
   Мои ребята, не сгибаясь, пройдут..."
  
   И "плюх" да "скрип"... сырое небо бороздя головой
   (Его учили улыбаться во сне.) -
   Идёт Седьмого Идиотского полку рядовой,
   Твоя надежда в этой странной войне.
   А мимо мёртвые деревья плывут, как вода -
   По их ветвям струится розовый дождь...
   Они молчат - поскольку знают, для чего и куда
   Своё оборванное войско ведёшь...
  
   И всё на счастье - даже небо это рюмкой об пол!
   И все довольны, и в штабах - ни гу-гу...
   И до последнего солдата идиотский твой полк
   Стоял в заслоне - и остался в снегу...
   И о медалях-орденах ты помышлять не моги.
   Всего награды - только знать наперёд,
   Что по весне споткнётся кто-то о твои сапоги -
   И... идиотский твой штандарт подберёт.
  

Андрей Земсков

Красные кони

   А вся наша печаль -
   Костёр на берегу,
   Чекушка первача,
   Понюшка табаку,
   А наши пол-беды -
   Короткая любовь,
   От первой звезды -
   До третьих петухов...
  
   Рекою пролилась дорога в никуда...
   Повисла над землёй тяжёлая вода,
   Свинцовая вода, смурные времен -
   Разрыв-травою в грудь растают ордена!
  
   Ветер пригонит
   Кровавый рассвет!
   Красные кони -
   На синей траве!
  
   Неспетые слова застыли сургучом.
   Последняя глава - погоном на плечо!
   Команда старшины взорвала тишину -
   Уходят пацаны на новую войну!
  
   И только красный дым вдоль синих берегов!
   Какая там печаль?! Какая там любовь?!
   Клинком сошёлся свет на остром сколе льда...
   На сотни тысяч лет - тяжёлая вода...
  
  

Сон звездолёта

   Сон звездолёта помнит
   Свет золотой планеты,
   Два раскалённых солнца
   Над вековым песком...
   Скоро ты станешь, мальчик,
   Рыцарем из легенды,
   Скоро в Великой Силе
   Произойдёт раскол!
  
   Тысячами осколков
   Брызнут миры сквозь пальцы,
   Сжавшие твоё сердце,
   Как рукоять меча...
   Ветры родной планеты
   Шепчут тебе: "Останься!"
   Но - "Торопись в дорогу!" -
   Звёзды тебе кричат...
  
   Сон о погибшем детстве
   Рушится - с тихим звоном...
   Магия предсказанья
   Прячется между строк
   В книге, в которой бьётся
   Всяк со своим драконом...
   Прав ли был твой учитель,
В руку вложив клинок?
  
   Так пусть пожинаю пламя
   Те, кто по искре сеял!
   Кто был врагом, кто братом -
   Не разберёшь пока...
   Зверь этот роет лапой
   Душу твою, как землю,
   Прячет лицо под маской
   Сын твоего полка...
  
   Мальчишка-джедай...
   На своей стороне
   Ты снова остался один...
   И сон звездолёта по этой войне
   Несёт тебя на Татуин...
  
  

Посвящение Толкиену

   Солнце касается крыш.
   В небе драконом кружит ожидающий кондор.
   Будь осторожен, малыш!
   Чёрные всадники ночью покинули Мордор!
   Мир изменился в лице!
   Видишь - как пятна на солнце, как соль на бумаге
   На Всемогущем Кольце
   Вспыхнули огненной вязью эльфийские знаки!
  
   Стоп. Вы заигрались, профессор...
   В чернильнице пусто.
   Рвётся бумага, перо на неверном пути...
   Пони рассвета пока, как скакун, необуздан...
   Кто-то стучится?
   Ну что ж - молви "друг!" -
   И войди!
  
   Может быть, это игра?
   Только недаром клинок спрятал в складках плаща ты!
   Ждёт Роковая Гора!
   Там, за рекой Андуином, не будет пощады!
   Войско стоит у ворот,
   Третья Эпоха застыла у Ородруина!
   Шаг до обрыва - и вот
   Рушатся чёрные скалы - и трон Властелина!
  
   Стоп. В вашем камине, профессор -
   Не пламя Удуна...
   Слабый огонь очага озаряет лицо.
   Время
   Переплавить руду нам
   В новый металл,
   Чтобы снова сомкнулось Кольцо!
  
  
  

Ступина Ольга

Захватчики

   Ой-ой-ой, какие смелые,
   Боже мой, какие глупые -
   Рвались в бой, да что ж поделаешь...
   Да только все вернулись трупами
  
   Мы пришли за вашим дождем,
   За вашим покоем, за вашим небом,
   Мы тянули руки к вашей любви,
   Мы пришли за вашими песнями,
   За вашей солью, за вашим хлебом,
   А взяли всего лишь немного вашей земли.
  
   А даль крестом - четыре стороны,
   А над тобой - чужие вороны,
   Рвется крик - А мы здесь лишние!
   Но рот забит густыми вишнями.
  
   Мы пришли за вашей весной,
   За вашим счастьем, за вашим горем,
   Мы хотели сияния вашей зари,
   Мы пришли за вашей мечтой,
   За вашей сушей, за вашим морем,
   А взяли всего лишь немного вашей земли.
  
   Хороша чужая родина,
   Штык пробил дыру для ордена,
   Здравствуй, край, и до свидания,
   Без лица и без названия.
  
   Мы пришли за вашей травой,
   За вашим лесом, за вашим снегом,
   Мы считали, что мы уже короли,
   Мы пришли за вашими звездами,
   За вашей ночью, за вашим светом,
   А взяли всего лишь немного вашей земли,
   А взяли всего лишь два метра вашей земли.
  
  

Рыцари

  
   Я увяз с головой в бесконечном миноре,
   Я от жизни не ждал никакого подарка,
   Вдруг во сне - буруны незнакомого моря
   И - кресты на щитах, удивительно ярко!
  
   И назавтра весь день меня мучило что-то,
   И не лез в разговор между теми и теми,
   И, дождавшись едва окончанья работы,
   Я пропал до утра в поисковой системе...
  
   Время шло - и я не был уверен в успехе,
   Но всю ночь напролёт перекапывал сайты...
   И нашёл - и кресты, и щиты, и доспехи,
   И себя - под знамёнами Ордена Мальты!
  
   Мои руки тряслись... Я курил на балконе -
   И мерцали окурки, и плавили битум,
   А на них наступали ревущие кони,
   И смотрел на меня кто-то - мною забытый...
  
   И мы с ним не боялись и самого чёрта!
   Были копья точны, были мысли едины,
   Мы стояли спиной к осаждённому форту,
   А за нами - вдали - вились флаги Медины...
  
   И это так! Я не мог тебя спутать с другими!
   Просто - стой и молчи, мне не нужно ответа!
   И я вспомню и сам назову твоё имя...
   ВЕДЬ ЭТО ТЫ?! Мой Великий Магистр Ла Валетта?!
  
   "Я искал тебя. Здравствуй. Среди стольких времён.
   Приговоров и сказок. Городов и окон.
   Но ты совсем безоружен?! Собирайся, солдат!
   Я пришёл, ты мне нужен - возвращайся назад!"
  
   И я отчётливо вижу на лезвиях сколы,
Я шагаю в литое тяжёлое стремя,
   А вокруг полыхают и рвутся глаголы,
   Обретая своё НАСТОЯЩЕЕ время...
  
   Мне известны до камня прибрежные мели
   И едва различимые горные тропы...
   Я твержу про себя: "Раз они так хотели -
   Пусть проверят на прочность ворота Европы!"
  
   И налево и право распахнуты двери...
   Сквозь забрало не видно, что я улыбаюсь!
   В том, что ИМ не пройти - я почти что уверен,
   В том, что я - это я - я уже сомневаюсь...
  
   ...Только я - это я. Ничего не случилось.
   Я снимаю горячие пыльные латы...
   Вы простите меня, что всё так получилось.
   Я опять перед всеми кругом виноватый!
  
   Перед каждым четвёртым. Начальством. Женою.
   Перед Пал Ильичём из десятой квартиры...
   ...Но, сшибаясь, искрятся клинки надо мною
   И в расплавленном зное грохочут мортиры!
  
   Успокойся! Забудь! Это, кажется, слишком!
   На себя, дурака, невозможно не злиться!
   Всё введешься на сны и на глупые книжки?
   А тебе, между прочим, порядком за тридцать!
  
   Ты - это ты. Нелюбимый соседями снизу.
   И коллега, и муж - далеко не примерный...
   Только... ПУЛЬСОМ - СЛОВА РОДОВОГО ДЕВИЗА,
   ЧТО В СОМНЕНИИ - ИСТИНА. Разве не верно?
  
  
  

Волк

   Молчит унылая семья и горько плачет мать,
Несут рождённое дитя под елью умирать,
Младенцам чаща - мёртвый дом, голодный год пришёл,
Но волк с серебряным клыком в лесу меня нашёл.

Меня воспитывал слуга у конунга в дому,
Он скальдом был, он много знал, и научил всему.
Слагала висы на пирах весёлой злой толпе
Мой серый друг один в горах бродил скучал по мне.
Мой верный друг один в горах бродил, скучал по мне..

Когда, как виру, рыжий свей хотел забрать с собой,
Унёс меня во тьму полей мой волк, как резвый конь.
В варягов море нас купец увёл за много дней
Мы шли, и я, и мой храбрец, дорогой лебедей.

Я в Адельгьюборге была и Вольгаст молодой
Нам в чаши мёду наливал, он был хорош собой
Потом был город на холмах и был Аскольда дом
Мне баял греческий монах про византийский трон.(2 раза)

Сын воеводы стал отцом двоих моих детей
В Купалы ночь вдруг грянул гром среди густых ветвей
Степные ветры принесли беду в поля славян
Мой ясноглазый воин спит сокрыл его курган.
Мой ясноглазый воин спит.. а с ним и сыновья..

Угорский плен, угорский князь, шатры и степь вокруг
Стреляли угры веселясь, мишенью был мой друг.
Подол рубахи был в крови, на лапах кровь спеклась
Вдвоём бежали по степи мешая кровь и грязь.

Я знаю, что во фьорд родной я не вернусь теперь
Прощай гардарика любовь, прощай угорский плен
Но я увижу Микльгард, есть гусли за плечом
И рядом верный серый брат с серебряным клыком.
И рядом волк, седой как я, с серебряным клыком..

Молчит унылая семья и горько плачет мать
Несут рождённое дитя под елью умирать
Младенцам чаща мёртвый дом, голодный год пришёл,
Но волк с серебряным клыком в лесу меня нашёл.
  
  
  
  

Анариэль Ровен

  

Найниэ Линдо-ин

   Где же вы, берега в золотом тумане,
   Где земля, о которой поют наши песни,
   Где чисты небеса - где моя скорбь исчезнет? -
   Где ты был, Валинор, отвергнутый нами?!.
  
   Где сияет роса, как жемчужные нити,
   Где поют соловьи и гаснут закаты,
   Где укрытые земли - где Даэрон пел когда-то? -
   Где ты был, Дориат, отныне забытый?!.
  
   Где корабль, на закат навеки ушедший,
   Где твои паруса и гордые мачты,
   Где белоснежная гавань - где чайки на скалах плачут? -
   Где ты был, Нуменор, себя не сберегший?!.
  
   Я уже не вернусь в блистательный Аман,
   Лишь во сне мне гулять в лесах твоих, Дориат,
   Гасит песок волну - укрыло Эленну море...
   Нет скитальцу пути - лишь покой кургана.
  
  

Нуменор

   Словно птицы на небе летят облака
   Над безмолвной морскою волной...
   А когда-то, с поры той минули века,
   Белый Град здесь стоял над скалой.
  
   В шуме ветра над морем звучит - "Нуменор!" -
   Твое имя осталось в веках...
   Но под синей волной скрылись крыши дворцов,
   Их колонны рассыпались в прах...
  
   Слишком дорого стоит от смерти уйти -
   Не вернулись домой моряки,
   Только остров белеет на Дальнем Пути,
   И обломки колонн - как клыки...
  
  

Песня роханского всадника

   Я пpоснулся pано утpом, оседлал опять коня.
   Поднялась тpава степная, снова в даль меня маня.
   Я скачу навстpечу солнцу и смеюсь в его тепле.
   Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле.
  
   Степь pаскинулась шиpоко и цветаста, как ковеp.
   Звонок голос дpуга-pога, конь силен и меч остеp.
   Я пою, и эта песня вдаль несется сpедь полей :
   " Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле !"
  
   Обгоняя летний ветеp, конь несет меня стpелой.
   Только он на целом свете мне и дpуг, и бpат pодной.
   Для дpугих шелков богатство, златый кубок на столе -
   Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле.
  
   Мудpецы в высоких шапках пусть ведут извечный споp.
   Я ж познал, что все живое с самых Сотвоpенья поp
   Без пpичины не pодится и не сгинет на земле...
   Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле...
  
  

Песня умертвий

   Закрой глаза - и все исчезнет в никуда,
   Засни - и ты провалишься в бессмертье.
   Навеки станет льдом уснувшая вода,
   И зазвучит над миром Песнь Умертвий.
  
   Закрой глаза - и я приду к тебе во тьме,
   Засни - и ты вкусишь напиток древний.
   Навеки отзвучит во всех, в тебе, во мне
   Летящая по миру Песнь Умертвий.
  
   Закрой глаза - и ты увидишь зимний дождь,
   Засни - и не проснёшься ты от ветра.
   Замкнулся путь в кольцо - ты по нему идёшь,
   И с каждым шагом чётче Песнь Умертвий.
  
   Закрой глаза - их стон недвижен и тяжёл,
   Засни - и ты услышишь голос мерный.
   Они поют о тех, кто выход не нашёл,
   Они поют - и льётся Песнь Умертвий...
  
  

"Свет серебра струил Тельперион..."

   Свет серебра струил Тельперион,
   И золото ронял Лаурелин...
   Вы просите спеть песню тех времен?
   Я не могу - ведь песни те ушли.
  
   А может быть, я сам ушел от них,
   Оставив их навек в земле Аман...
   Я спеть могу вам о волнах морских,
   Одетых в серый, призрачный туман.
  
   Я бросить эти песни мог в пути,
   На битом льду, где были мрак и смерть.
   Мне этих песен больше не найти...
   Я вам могу о Хелькараксе спеть.
  
   Я спеть могу о зареве вдали,
   Что опалило край небес огнем.
   В том зареве сгорели корабли,
   И песни мирных лет сгорели в нем.
  
   В сраженьи жарком, в яростном бою
   Забыть я песни радостные мог...
   Я песню боевую вам спою,
   Отточенную, как меча клинок.
  
   Война и смерть... Не сосчитать могил.
   И навсегда земли могильной плащ
   Песнь о Земле-Не-Знавшей-Смерти скрыл...
   Я вам спою о павших в битве плач.
  
   А если не по сердцу будут вам
   Баллады о печали и войне,
   Я подберу красивые слова,
   Спою о звездах, Солнце и Луне,
  
   О ветре, что колышит море трав,
   О вечных ледниках на пиках гор,
   О чистых родниках в тени дубрав...
   Но не просите петь про Валинор!
  
   Навек забыты песни той земли,
   Седой туман окутал гребни волн.
   И больше не цветет Лаурелин,
   И навсегда увял Тельперион.
  
  

Песня Видумави

   Солнце в искристом серебре
   Яблоком красным взойдет.
   Кровь алеет на снегу -
   Битвы жесток исход.
   Там, где сталь холоднее льда,
   Ветра злее стрела,
   Пусть хранят тебя от смерти
   Солнце и Луна.
   Пусть хранят тебя от смерти
   Солнце и Луна.
  
   За степями бескрайними,
   За лесною страной
   Венчается гордыми башнями
   Град над великой рекой.
   Чтобы вернуться ты мог домой,
   Согреться у очага -
   Пусть хранят тебя от смерти
   Древо и Звезда.
   Пусть хранят тебя от смерти
   Древо и Звезда.
  
   Снега белее и серебра
   Косы девы лесной,
   Чернее воронова крыла
   Шелковый локон твой.
   Пусть уйду на закат одна,
   Не дожидаясь тебя.
   Все ж любовь моя от смерти
   Сохранит тебя.
   Все ж любовь моя от смерти
   Сохранит тебя.
  

Эаранна, Эарэль

   Дом родной - подарок моря,
   Ты прекрасней всех земель.
   Ротинзиль в ночи сияет,
   Эаранна - Эарэль.
  
   Белых скал знакомый очерк,
   Чаек шумная метель.
   Там прибой как гром грохочет,
   Эаранна - Эарэль.
  
   Там река течет, сверкая
   И сияя средь полей,
   К солнцу травы прорастают -
   Эаранна - Эарэль.
  
   А в долине плодородной -
   Древний город королей.
   Черным стягом ветр играет -
   Эаранна - Эарэль.
  
   Мореходов смелых гавань,
   Многокрылых кораблей -
   Бороздят они полмира -
   Эаранна - Эарэль.
  
   Я вернусь к тебе, мой Остров,
   Моря дар, звезда морей,
   Океана жемчуг ясный,
   Эаранна - Эарэль.

Эол

   Куда ты мчишься, Черный Эльф? Останови коня.
   Доспех твой черен и блестящ, и темен мрачный взгляд.
   А в сером небе тучи шлейф, послушай же меня:
   Оставь свой замысел, Эол, и воротись назад.
  
   Любви ушедшей не вернуть ни словом, ни мечом.
   Зачем из сумрака лесов явился ты, ответь?
   Ведь если ты продолжишь путь, лишь гневом увлечен,
   В конце дороги ты найдешь не более чем смерть.
  
   Безумие не слышит слов, не видит света тьма,
   И для тебя различья нет - где правда, а где ложь.
   И древней ненависти зло сведет тебя с ума,
   И ту, которую любил, ты сам же и убьешь.
  
   Ты сыну, не склонив колен, проклятье прокричишь,
   И к смерти страшной и слепой тебя приговорят:
   Тебя столкнут с отвесных стен, а сын твой промолчит,
   Скорее воротись домой - не в Эльмот, в Дориат!
  
  

"Говорила ему - сон снился дурной..."

   Говорила ему - сон снился дурной,
   Говорила ему - не вернешься домой,
   Говорила ему - останься со мной,
   Останься со мной.
  
   За воротами сеча воина ждет,
   Не вернется живой, кто пойдет вперед:
   Смерть его коня в поводу ведет,
   В поводу ведет.
   Говорила ему - сон снился дурной,
   Говорила ему - не вернешься домой,
   Говорила ему - останься со мной,
   Останься со мной.
  
   Запах гари с полей ветер несет,
   На закате кровью горит небосвод,
   Милый мой домой никогда не придет,
   Никогда не придет.
   Говорила ему - сон снился дурной,
   Говорила ему - не вернешься домой,
   Говорила ему - останься со мной,
   Останься со мной
   Останься со мной
   Останься со мной...
  
  

Найниэ Линдо-ин

   Где же вы, берега в золотом тумане,
   Где земля, о которой поют наши песни,
   Где чисты небеса - где моя скорбь исчезнет? -
   Где ты был, Валинор, отвергнутый нами?!.
  
   Где сияет роса, как жемчужные нити,
   Где поют соловьи и гаснут закаты,
   Где укрытые земли - где Даэрон пел когда-то? -
   Где ты был, Дориат, отныне забытый?!.
  
   Где корабль, на закат навеки ушедший,
   Где твои паруса и гордые мачты,
   Где белоснежная гавань - где чайки на скалах плачут? -
   Где ты был, Нуменор, себя не сберегший?!.
  
   Я уже не вернусь в блистательный Аман,
   Лишь во сне мне гулять в лесах твоих, Дориат,
   Гасит песок волну - укрыло Эленну море...
   Нет скитальцу пути - лишь покой кургана.
  
  

"Уведи меня в светлый мерцающий сад..."

   Уведи меня в светлый мерцающий сад,
   Где цветет вечно юное Белое Древо,
   Где чеканные ветви веками хранят
   Замирающий отзвук эльфийских напевов.
  
   Уведи меня в светлый, предутренний мир,
   Мир мелодий и красок, мир грез и преданий,
   Гдве сверкают в прибое хрусталь и сапфир,
   И волна отражает искристые грани.
  
   Уведи меня прочь, в золотую зарю,
   В серебристый туман над уснувшей долиной,
   К вознесенному под облака алтарю,
   Каменистой тропою над горной вершиной.
  
   Уведи меня в прошлое мира Звезды,
   Прочь от мрачных угроз, святотатств и проклятий,
   Прочь от звона мечей, от измен и вражды,
   От печальных причалов и слез об утрате.
  
   Уведи меня прочь - за луга и холмы,
   От зловещего Храма, от мглы поднадзорной,
   Чтоб не слышать мне вновь слов учения Тьмы
   И не видеть знамена их, золото с черным.
  
   Уведи меня прочь - от безмолвных гробниц,
   От столицы, отмеченной ужасом смерти,
   Прочь от яростных толп, обезумевших лиц, -
   Уведи, уведи меня прочь, Эарэндиль!
  
   Но зачем говорить про иные края?
   Я не знаю иных, под чужою звездою.
   За моря от печального острова я
   Не хочу, не могу, не пойду за тобою.
  

Последняя песня скитальца Энгуса

   Золотая чаша отравленной воды -
   Но проклятие уже в крови.
   Не спасут от него ни кинжал, ни яд,
   Ни слова любви.
   Смертную чашу забвенья испей,
   Позабудь проклятье прежних дней,
   Но не забудь любви моей,
   Рианнон, что всех прекраснее,
   Рианнон, что всех печальнее,
   О Рианнон, что всех несчастнее.
  
   Все для тебя - изумруд полей
   В лазурной оправе вод,
   Белых птиц крыла
   И арфы чудесной звон.
   Я омою от крови руки твои,
   Золотом украшу запястья твои,
   Лишь не забудь моей любви,
   Рианнон, что всех прекраснее,
   Рианнон, что всех печальнее,
   О Рианнон, что всех несчастнее.
  
   Одолел я Мост Срыва и смертный плен,
   Одиночество горьких дорог,
   Но страшит юной девы,
   Забывшей меня, приговор:
   Там под камнем в далеком кургане спит,
   Та, что радостью мою навеки хранит,
   Та, что помнила мою любовь:
   Рианнон, что всех прекраснее,
   Рианнон, что всех печальнее,
   О Рианнон, что всех несчастнее.
  
  

Песня умертвий

   Закрой глаза - и все исчезнет в никуда,
   Засни - и ты провалишься в бессмертье.
   Навеки станет льдом уснувшая вода,
   И зазвучит над миром Песнь Умертвий.
  
   Закрой глаза - и я приду к тебе во тьме,
   Засни - и ты вкусишь напиток древний.
   Навеки отзвучит во всех, в тебе, во мне
   Летящая по миру Песнь Умертвий.
  
   Закрой глаза - и ты увидишь зимний дождь,
   Засни - и не проснёшься ты от ветра.
   Замкнулся путь в кольцо - ты по нему идёшь,
   И с каждым шагом чётче Песнь Умертвий.
  
   Закрой глаза - их стон недвижен и тяжёл,
   Засни - и ты услышишь голос мерный.
   Они поют о тех, кто выход не нашёл,
   Они поют - и льётся Песнь Умертвий...
  

Песня смерти

   В дом под крылами летучих мышей,
   По тропе из серых камней,
   За порог из белых костей
   В тьме кромешных, душных, вечных ночей,
   Где единственный свет - тот огонь,
   Что тлеет пока в тебе,
   Не ходи по призрачным лестницам в темноте.
  
   Черный корабль на мертвой волне,
   Чайка слепая на валуне,
   Мох как саван на скале,
   Ветер воет по тебе,
   Там единственный свет - тот огонь,
   Что тлеет пока в тебе,
   Не ходи на черный корабль на мертвой волне.
  
   Больше мне тебя не спасти,
   Кто по тропе не хочет идти,
   Кто на корабль не хочет ступить,
   Смерти последней ему не избыть,
   Вода ледяная до сердца дошла,
   Огонь затушила, явилась тьма...
  

Нуменор

   Словно птицы на небе летят облака
   Над безмолвной морскою волной...
   А когда-то, с поры той минули века,
   Белый Град здесь стоял над скалой.
  
   В шуме ветра над морем звучит - "Нуменор!" -
   Твое имя осталось в веках...
   Но под синей волной скрылись крыши дворцов,
   Их колонны рассыпались в прах...
  
   Слишком дорого стоит от смерти уйти -
   Не вернулись домой моряки,
   Только остров белеет на Дальнем Пути,
   И обломки колонн - как клыки...
  

Брюнхильд

   Мне приснился ночью сон -
   Тките, сестры, тките.
   Воин грудь рассек мечом -
   Тките, сестры, тките.
   От сердечной боли я
   Пробудилась вскоре.
   Спрядена уж нить моя -
   Я умру от горя.
  
   Мне любовь пронзила сердце -
   Тките, сестры, тките.
   И в груди горит огонь -
   Тките, сестры, тките.
   Златокудрый витязь мой -
   Я тебя любила,
   Но всего сильнее честь -
   Я тебя сгубила.
  
   Лен-основу и уток -
   Тките, сестры, тките.
   Полотно, что чище снега -
   Тките, сестры, тките.
   Платье белое для свадьбы -
   Тките, сестры, тките.
   Брачным ложем будет нам
   Темная могила.
  
  

Белый остров

   Как найти мне белый-белый остров,
   Где к нему дорога?
   Как найти мне белый-белый остров,
   Где к нему дорога?
   Там по синю морю-океану
   Вдаль бежит дорога.
   Там по синю морю-океану
   Вдаль бежит дорога.
  
   Как найти сине море-океан,
   Где к нему дорога?
   Как найти сине море-океан,
   Где к нему дорога?
   Там, где горы - снежные уборы,
   Вдаль бежит дорога.
   Там, где горы - снежные уборы,
   Вдаль бежит дорога.
  
   Как найти горы-снежные уборы,
   Где же к ним дорога?
   Как найти горы-снежные уборы,
   Где же к ним дорога?
   Там, где лес шумит зеленый,
   Вдаль бежит дорога.
   Там, где лес шумит зеленый,
   Вдаль бежит дорога.
  
   Как найти мне, где лес шумит зеленый,
   Где к нему дорога?
   Как найти мне, где лес шумит зеленый,
   Где к нему дорога?
   От родимого порога
   Вдаль бежит дорога,
   Через горы, лес и море
   К острову дорога.
  

Амариэ

   Нежное имя, звучащее словом прощания,
   Я повторяю в далекой, холодной земле,
   Пусть для тебя станет только разлукой - изгнание,
   Пусть не узнаешь вовек ты о мраке и зле.
  
   Светлая дева, сиянье далекого Амана -
   Словно созвездие, ты от меня далека.
   Сумрачный берег, туманным окутанный саваном,
   Кажется мне все враждебней, как длятся века.
  
   Голос твой, нежный и чистый, как воспоминание,
   В призрачных сумерках слышится мне наяву.
   Там, в Валимаре, не так тяжело ожидание,
   В сумрачном Эндоре, видишь, я жду и зову.
  
   Ты откликаешься мне с лучезарного берега,
   Взгляд твой печален, и песни тревожно-грустны.
   Пусть между нами - морские просторы не меряны, -
   Звезды сияют и мне, и тебе с вышины.
  
   Как объяснить мне, за что я люблю одиночество?
   Я улыбаюсь, секрет свой в душе сохраняя:
   Путь мой недолог - и мрачное это пророчество
   В сумерках мира надеждой звучит для меня.
  
   Как объяснить мне, что я не желаю наследника?
   Что унаследовать сыну в пустынной стране?
   Гордый мой город - удел властелина последнего,
   Память с отчаяньем пусть остаются при мне.
  
   Брату по битвам единожды дав обещание,
   Должен уйти я во Тьму, и пути - не прямы.
   Только и в клятве мне слышится имя-прощание,
   Я возвращусь к тебе, веришь ли, даже их Тьмы.
  
   Гость - и не более - в тленной земле увядания...
   Скоро исполнится мне предназначенный срок.
   Неувядающих трав и цветов сочетания
   Снова вплету для тебя я в весенний венок.
  
   Горечь разлуки берет на себя покидающий -
   Там, в Валиноре, почти не бывает разлук.
   Слезы - лишь снег, под лучами весенними тающий;
   Я возвращусь к тебе, светлый, утраченный друг.
  
   За руки взявшись в серебряном звездном сиянии,
   Мы позабудем о прошлом, как горестном сне.
   Милое имя 'Амариэ', имя-прощание
   Вновь обретенным приветом покажется мне.
  
  

Вероника Стриж

Мама
(для одного мальчишки по имени Пашка)

   А сегодня спозаранку раскричалось воронье
Мальчики идут под танки. "Не ходи, дитя мое",
Но сыночек озорные на меня поднял глаза,
- Мама, что же мы, чужие? Мама отпусти меня!

Я стою, себе не верю... и машу ему платком,
- Мама, я же в смерть не верю. Мама, я вернусь потом,
И ушел, махнул рукою, как за сердце потянул,
- Мама, я любить умею, значит, я сильнее пуль.

Расчертили лик морщины. Каждый день встает заря.
- Мама, мы уже мужчины, мы тут все теперь друзья.
Грусть глаза мои сжигает, сердце чаще все болит,
- Мама, мама, дорогая, к взрывам я уже привык...

А сегодня так тревожно ночью свет лила луна,
- Мама, скоро возвращаюсь. Мама, ты встречай меня.
Руки к сердцу прижимаю. "Ты вернулся, милый мой"!
- Мама, ты не плачь, родная! Мама, я пришел живой.
  

Ольге Ступиной

   Не поэт я, и в образах нет нужной соли.
   Не раскрыть, не пропеть, то чего испытала,
   Что поделать, тебе из капкана на волю
   Ну а мне только отклики, тоже не мало.
  
   Как за душу схватила-то, прямо с изнанки,
   И по ней, по душе речевой канонадой,
   И текут ощущения в руки из ранки,
   Как песок золотой на краю листопада.
  
   Я б наверно сбежала подальше и глубже,
   Что б в себе сохранить чистоту ощущений,
   Но, увы, под землей голос тише и глуше
   Соловья не расслышать среди отчуждений.
  
   И пройдется реальность немного ворчливо,
   Оставляя за бортом, а впрочем забавно
   Но спасибо, три тысячи звонких спасибо,
   За мелькание струн и твою Ярославну.
  

Хлопотный товар

   - Купите ребенка, задаром почти продаю,
   - Месье, и почем же сегодня такое дают?
   - Не дорого вовсе, на ценнике счет небольшой,
   - А скидки не будет, уж больно товар непростой.
   - Э нет, нынче это поверьте в огромной цене,
   - Вот этот похоже здоровый, подходит вполне...
   - Отличнейший выбор, вам как в кружева завернуть?
   - Снотворного дайте, чтоб мог по дороге уснуть.
   - Когда оформлять? Или так заберете сперва,
   - Гарантия будет, таможня пропустит? Пора...
   - Да все утрясем, на таможне и выше свои,
   - Ну что же скажу, что бы деньги вам перевели.
  
   И так каждый день с разрешенья всех видов властей,
   Торговые точки растут для продажи детей.
   И в ящике с дыркой как диких и хищных зверят,
   Отправят из детских домов наших русских ребят.
  

Зов ведьмы

  
   Разложила на полатях я полынь-траву,
   Распустила пояса, да косы темные,
   Пойду в лес я колдовать ко Волчину рву
   Будут филины кричать, да совы сонные.
  
   Разложу костер высок, далеко видать,
   Ты спеши ко мне, мой князь, с ветродуями,
   Как ударит горячА кровь, ты забудешь рать,
   Будешь гнать коней своих с златыми сбруями.
  
   Ты не злись, не злись, мой князь, что тебя звала,
   Исскучалась по тебе твоя ведьмочка
   Сын с дочуркой подрастаю, и цветет ветла,
   Что ж поделать, непросто наше времечко...
  
   Ты на завтра снова в путь соберешь коня,
   Щелкнешь плетью, полетишь, в мятных запахах,
   Ну, а я опять останусь на крыльце одна
   Вопрошать небесны силы о новЫх сроках.
  
   А сегодня эту ночь отниму у дня,
   И не в силах отпустить руки нежные,
   Обними покрепче князь, да целуй меня,
   Мы с тобой, мой любимый, снова прежние.
  
   Откричала ночь тихонько, а полынь-трава,
   Одурманила, наш мир горьким шорохом,
   Я проснулась спозаранку во хмелю глава,
   Ну а ты уже умчался, след лишь порохом.
  
  

Rem Gorsheboy

Мальчишки

   Заигрались мальчишки, потомки великих богов.
   Если мама узнает, неужто осудит она
   За общенье, что длится и длится, во веки веков.
   И за юную жизнь, не познавшую слово - ВОЙНА.
  
  

И. Карпов

Мальчики

  
Уходили мальчишки - на плечах шинели,
Уходили мальчишки храбро песни пели,
Отступали мальчики пыльными степями,
Умирали мальчики, где - не знали сами.
  
Попадали мальчики в страшные бараки,
Догоняли мальчиков лютые собаки,
Убивали мальчиков за побег на месте.
Не продали мальчики совести и чести.
  
Не хотели мальчики поддаваться страху,
Поднимались мальчики по свистку в атаку.
В черный дым сражений, на броне покатой,
Уезжали мальчики, стиснув автоматы.
  
Повидали мальчики - храбрые солдаты -
Волгу - в сорок первом, Шпрее - в сорок пятом.
Показали мальчики за четыре года,
Кто такие мальчики нашего народа.
  

Марина Струкова

"Казачеству посвящается"

(2005-2006гг.)

  
   КАЗАЧЬЯ
   Здесь края чужие, лживые,
   враг за каждым валуном.
   Собрались друзья-служивые
   над убитым казаком.
  
   Кто его в разведке выследил -
   не узнать в краю чужом,
   кто из чащи в спину выстрелил,
   кто по горлу вел ножом.
  
   Принимал он смерть суровую,
   повстречал врагов один.
   Верил он в Россию новую,
   крест да меткий карабин.
  
   Свет зари - вином на скатерти.
   Виден дом среди ракит.
   Никогда не скажем матери
   то, что сын ее убит.
  
   Чтоб не плакала потерянно,
   не лила горючих слез,
   скажем - сын сейчас у Терека,
   где стоит казачий пост.
  
   Как лихой боец он славится,
   шлет ей радостную весть,
   там в станице есть красавица,
   там враги в аулах есть.
  
   Сердце горестно сжимается,
   мы утраты не простим.
   Потеряли мы товарища
   и жестоко отомстим.
  
   Где теряли мы товарища,
   и песок от крови ал,
   там цветок огня-пожарища
   над Кавказом расцветал.
  
   * * *
   Ты говоришь: здесь все - не так,
   здесь русским жизни нет.
   Но знаешь, брат, каков казак,
   таков и белый свет.
  
   Иль за беспамятством времен
   утрачен крови пыл?
   Не помнишь даже, что рожден
   в роду казачьем был.
  
   Забыл, что прадед твой и дед
   смотрели гордо вдаль
   и русских праведных побед
   они ковали сталь.
  
   Ты от безвыходности пьян
   и голос властный стих.
   А на полях шумел бурьян,
   когда продали их.
  
   Теперь какой-то армянин
   здесь "бизнес" свой вершит -
   хозяин пахотных равнин.
   А ты, казак - наймит.
  
   Очнись, недоля - грозный знак,
   чтоб стал другим в ответ.
   Ведь, знаешь, брат, каков казак -
   таков и белый свет.
  
   ЗЕМЛИ ВОЙСКА ДОНСКОГО
   Земли Войска Донского,
   свечи чертополоха
   на цветочном ковре.
   Земли Войска Донского
   провожали в дорогу
   казаков на заре.
  
   Помнят наши станицы
   как хранили границы
   на имперском краю,
   бунтовали, случится,
   и не чтили столицу,
   чтили правду свою.
   Помнят наши станицы
   фронтовые зарницы,
   эхо грозной войны,
   вдов печальные лица,
   похоронок страницы,
   весть победной весны...
  
   Земли Войска Донского.
   Месяц словно подкова,
   солнце - око орла.
   Земли Войска Донского.
   Наша доля сурова,
   чтоб отчизна жила.
  
   Мы далече бывали
   и в тюрьме бедовали,
   по этапу брели,
   но креста не срывали,
   веру не забывали,
   возвратиться смогли.
   Мы далече бывали,
   нас на пир зазывали,
   было всё по уму.
   Крепче мы не пивали,
   краше мы не певали,
   чем в родимом дому.
  
   Земли Войска Донского,
   нам с обрыва крутого
   даль степная видна.
   Земли Войска Донского -
   дар от господа бога,
   дар на все времена.
  
   * * *
   Молодой казак заходил в кабак,
   по столу литой ударял кулак:
   Эй, хозяин-плут, дай-ка водки ковш,
   вот последний грош, словом - не тревожь...
   Он сидит да пьет, ливень в окна бьет.
   Есть повсюду люд, да никто не ждет,
   есть по свету путь, да куда спешить?
   Вот и молод он, а постыло жить...
   - Эх, народ честной, у реки Карай
   брошен дом родной и вишневый рай,
   вьется надо мной государев стяг,
   длится срок земной у войны в гостях.
   Не дарить бы даль пулевым свинцом,
   не дурить печаль горькой и винцом,
   что до вражьих орд - пусть возьмет их чёрт,
   я не больно горд, да не гончий хорт...
   Засвистел казак песню на авось.
   Засвистел сквозняк, знавший мир насквозь:
   "А не жить тебе у реки Карай,
   сторожить тебе порубежный край,
   побивать тебе орды за грабеж,
   пропивать в гульбе распоследний грош".
  
   НА ЗАСЕЧНОЙ ЧЕРТЕ
   Не меня ты встречаешь под вишнями,
   я служу на Засечной черте,
   где холмы с караульными вышками,
   чтоб костры зажигать в высоте.
  
   Здесь товарищи к бою привычные,
   но чужие на праздном пиру,
   проклинают боярство столичное,
   видят смерть, что красна на миру.
  
   Азиатские полчища дикие
   затаились в недальней дали,
   затевают набеги великие,
   алчут новых рабов и земли.
  
   Будем биться с врагами умелыми,
   чтоб на милую Русь не прошли,
   грянусь оземь пронизанный стрелами,
   волком встану с горячей земли...
  
   Прибегу я шагами неслышными,
   за туманами тенью замру,
   посмотрю, как под белыми вишнями
   на гулянье идёшь ввечеру.
  
   А заметишь, не бойся, красавица,
   золотистых огней в темноте.
   Больше волк во дворе не появится,
   он живёт на Засечной черте.
  
   Где волнистые травы склоняются,
   обвивая кресты и клинки,
   да слезами в тиши разливаются
   по оврагам глухим родники.
  
   * * *
   Книга жизни раскрылась в небесной дали,
   и просторы она озарила:
   Возрождайся, казачество русской земли,
   боевая былинная сила.
  
   Родовые станицы и сёла крепи,
   не оставь без надёжной защиты,
   плодородные пашни великой степи
   чернозёмом своим знамениты.
  
   Не забудь про душевную песню гульбы
   и великих традиций основы.
   Пусть беспечны юнцы, но во благо судьбы
   мудрецы-атаманы суровы.
  
   Будет слово твоё безупречней клинка,
   ясен взор, не запятнано имя,
   будет вера крепка, а мечта высока,
   реет вровень с орлами степными.
  
   Не порушат лихие слова и дела
   твоего справедливого нрава.
   Словно солнце взошла и сердца обожгла
   боевая былинная слава.
  
  

Алькор.

   1. РАГНАРЕК
   Я приветствую ярлов, овеянных славой,
В этом зале пиров и звенящих мечей.
Ваши воины - здесь. И они для забавы
Перессорились так, что не видно: кто - чей.
   Эй, послушайте все! Я хочу рассказать вам,
Что фиорды собрали свой собственный тинг.
И на тинге стал избранным конунгом - Гальфдан,
Что всегда этих бондов считал за своих.
   Вы же все не о том! О совместном походе...
Вам вина и рабынь хватит на пять веков!
Но правителю мир с Гардарикой угоден,
И любою ценой - даже ваших голов!
   Вы погибнете все. Кто в сраженьях, кто в море...
Я уйду не один, но как мало уйдет!
Вместе с Рыжим Бастардом в седом Альбионе
Променяю свой драккар на графский феод.
   Вы погибнете - все. Хрипло каркает ворон,
Норны бросили руны... Гляди веселей!
Опускается ночь - и безжалостный Один
Опускает топор между ваших бровей.
   2. ГРАНИЦА БУРИ
   Я искал Границу Бури -
А у бури нет границ...
И с тех пор мой корабль танцует
Под настойчивый ветра свист.
Белой чайкою рвется парус,
Где ты был - там тебя уж нет...
Даже имени не осталось
У осколка древних легенд.
   И с тех пор меня мотает
По морям, городам и войнам.
Память льдинкой в ладони тает -
И нет силы крикнуть: "Довольно!"
В многих знаниях - много горя,
Я - воистину Черный Вестник,
Я играю чужой судьбою
С оголтелою бурей вместе!
   Но тебя ничто не удержит,
Если ветер - твоя стихия.
Если в сердце живет надежда -
Объяснюсь ей тогда в любви я.
У любви - очертанья бури,
Ну, а буря границ не знает...
Это все, что еще могу я,
Это все, что меня спасает.
   Снова поутру - стылый ветер,
Для меня это - просто будни,
И в каком я сегодня веке -
Я узнаю только к полудню.
Я, нашедший Границу Бури,
Что границ не имеет вовсе,
Листопадом в окне любуюсь.
Снова осень, поздняя осень...
   3. ДИКАЯ ОХОТА
   Паутина качнулась под ветром,
Лес осенний притих и промок...
Только хрипло вздохнул без ответа
У опушки охотничий рог.
Только эхо... Но где-то над далью
Кто-то древний, неведомый нам,
Словно молнией, призрачной сталью
Разрубил горизонт пополам.
   То ли Голда, то ли Тюр, то ли Вотан...
Кто еще там, кому мы нужны?!
Только возгласы Дикой Охоты
Нас несли по дорогам войны!
   И мы снова рождались с мечами -
Или что у нас вместо мечей?
И опять собирались ночами,
Не терзаясь вопросом: "Зачем?"
И вели нас дороги, дороги,
Что казались темней и темней...
Мы пьянели не только от крови
И теряли не только коней.
   То ли Голда, то ли Тюр, то ли Вотан...
Кто еще там, кому мы нужны?!
Только возгласы Дикой Охоты
Нас несли по дорогам войны!
   Воют в душу февральские волки,
Только что - эти волки сейчас?!
От легенд собираем осколки -
Или это осколки о нас?
Только в снах или, может быть, в яви,
Хорошо бы еще - поскорей! -
Кто-то снова предстанет с мечами
И немолкнущим кличем: "Фривэй!"
   То ли Голда, то ли Тюр, то ли Вотан...
Кто еще там, кому мы нужны?!
Только возгласы Дикой О
хоты
Нас несут по дорогам войны.
   16. АФРИКАНСКАЯ САВАННА
День, ночь, день, ночь - мы идем по Африке...
Р.Киплинг
   Собирались, как под знамя,
На дорогу в никуда.
Лузитанскими крестами
Размалеваны борта.
"Под завязку" перегружен,
В ночь стартует самолет...
Ты Европе не был нужен,
И тебя с тревогой ждет
Африканская саванна - желтый росчерк ковыля,
Африканская саванна - раскаленная земля.
   Кто тут с кем за что воюет -
Мне, признаться, дела нет!
Если пуля приголубит -
На том свете дам ответ.
Воевали, умирали,
Кровью плавили песок,
Но судьбу - переиграли,
И уходит из-под ног
Африканская саванна - желтый росчерк ковыля,
Африканская саванна - раскаленная земля.
   За окном - снега по пояс,
"По последней" пьет трактир,
И от скуки Звездный Корпус
За стеной устроил тир.
Денег нет - и не надейся -
Завалящей нет войны!
А ночами, хоть тут смейся,
Мне цветные снятся сны:
Африканская саванна - желтый росчерк ковыля,
Африканская саванна - раскаленная земля.
   32. ЭСКАДРИЛЬЯ "СМЕРТЬ"
   Не укладываясь в рамки,
Ни в мораль и ни в закон,
Мы всегда готовы к драке -
Черно-белый легион.
Не злодеи, не герои,
А на слухи - наплевать!
Просто кто-нибудь порою<
Должен в небе воевать!
   В небеса в пилотажной круговерти
Стартует Эскадрилья "Смерть".
   Космос мирным называли,
Но из множества планет -
Столько мы завоевали,
Что от нас прохода нет!
Но минувшие победы
Камнем канули во мгле:
Мы - отверженные в небе
И чужие - на земле!
   В небеса в пилотажной круговерти
Стартует Эскадрилья "Смерть".
   Нет империи, нет цели,
Нет надежды, нету слов.
Наши "Драккары" в прицеле
У любого из миров!
Но военные отличья
Мы не носим на груди.
Если мы меняем личность -
То попробуй нас найди!
   В небеса в пилотажной круговерти
Стартует Эскадрилья "Смерть".
   Веет древнею войною
Из бездонных наших глаз.
Обернитесь! За спиною
Будет кто-нибудь из нас!
Оставляя за собою
Суету: добро и зло,
Меч в руке - готовы к бою!
Эскадрилья, на крыло!
   Стартует Эскадрилья "Смерть".
   50. ЖЕЛЕЗНЫЙ КРЕСТ
День, ночь, день, ночь - все по той же Африке...
Р.Киплинг
      Ну, ничего тут такого нет,             
Что я не в
идел в другой войне!       
Опять - расколотый контин
ент,       
А, значит, зд
есь мы еще в цене.       
А на борт
у нарисован крест,            
А я в карм
ане таскаю свой...          
Ну, вот, о
пять - перемена мест,
   Чужое небо над головой               
   И новой пылью на сапогах
Я открываю свои пути,
Мишень прописана на груди.
Ну, вот, опять - перемена мест,
Прибой песчаным барханом стал...
А я в кармане таскаю крест,
А над могилами нет креста.
   А Южный Крест на краю земли
Последней славы не соберет:
Но наступает и наш черед.
Пока не нравится слово "месть",
Но если муторно на душе...
И я в кармане таскаю крест,
Он здесь не более, чем - мишень.
   Ну, вот, опять - перемена мест,
Иное небо иной войны.
И на борту нарисован крест,
И только здесь мы еще нужны.
Никто не выдаст, никто не съест:
Погибну сразу, и - без имен!
Но я в кармане таскаю крест,
Железный Крест из иных времен.
   61. М Н Е  И Д Т И   П О   М И Р А М
   Живёт создатель Миров, живёт хранитель Миров,      
И заключён договор "О неизбежности слов".                     
Они с собою зовут, как будто в плен нас берут...             
А мы живём - пополам, живём не там - и не тут.             
   А мне - идти по Мирам,          
Как по колено в траве.             
А мне идти - по Мирам,          
Не первый, может быть, век.     
   Пока настала пора,                      
Покуда крылья хранят...             
А мне идти по Мирам -             
Они не гонят меня.                     
   Строка прочитанных книг переплетает века,
Но тяжела эта нить для одного игрока.
И нас дороги ведут, и в паутину манят,
Вливая в сердце и в кровь парализующий яд.
   Но мне - идти по Мирам,
Как по колено в траве.
Но мне идти - по Мирам,
Не первый, может быть, век.
Пока настала пора,
Покуда крылья хранят...
Но мне идти по Мирам -
Они сильнее меня.
   Живёт создатель Миров, живёт хранитель Миров,
Но им и дня не прожить без нашей веры и снов.
Пока страницы - горят, пока дороги - пусты...
И только старый мотив соединяет мосты.
   И мне - идти по Мирам,
Как по колено в траве.
И мне идти - по Мирам,
Не первый, может быть, век.
Пока настала пора,
Покуда крылья хранят...
И мне идти по Мирам -
Им не прожить без меня.

77. Р Е Й Д

Соавтор - Сергей Пыхтин

Мы к планете приближались, нас ловили на прицел.    
А в наушниках смеялись: "Улетай, покуда цел!"              
Но насмешки не спасают, есть приказ, проложен курс:  
А исход войны решает человеческий ресурс.                 

А исход войны решает
А исход войны решает,     
А исход войны решает       
Человеческий ресурс.         

Стала логика жестокой, как на шахматной доске:
От колоний нету прока, если вид "на волоске".
Что вам толку от планеты, коль народ повержен в прах?!
А цена любой победы измеряется в гробах.

Мы врывались в атмосферу из заоблачной дали,
Сквозь огонь в стальную стену развернулись корабли.
А внизу горят кварталы, смотрят в небо сотни глаз:
Вам колоний было мало?! Мы идём, встречайте нас!

В кутерьме воздушной битвы - кто кого загонит в гроб:
Атмосферный истребитель развернулся прямо в лоб.
Я лечу навстречу смерти - управляемый снаряд:
Истребители, поверьте, замечательно горят!

Нашу "акцию возмездья" осудил десяток рас,
Но проклятья бесполезны, если выполнен приказ.
Говорят: "Привлечь к ответу!", а за этим - только страх:
Ведь цена любой победы измеряется в гробах.

Vive la France!

   Безбожно жарким выдался июль -
И звёзды не оставили нам шанса...
Тогда толпа, не опасаясь пуль,
Зашлась в безумном крике: "Vive la France!"
Куда ушёл последний стыд и срам?
Они в своей уверенности дикой
С победною улыбкой на устах
Поднимут наши головы на пики!

Впервые в жизни захотев запеть,
Упасть ничком и больше не подняться,
Дворяне, обречённые на смерть,
Твердили, как молитву: "Vive la France!"
Багрянцем небо осветил закат...
Краснеет от стыда и крови Сена...
Неужто стало проще рассуждать
О "равенстве" над трупом сюзерена?!

Смешно и больно видеть этот фарс!
В чужих домах не помогают стены...
Сударыня, вас тоже заждалась
Родная дочь месье де Гильотена!
На улицах поют наш приговор,
Написанный поэтом из Прованса...
А на ветру трепещет триколор
И вновь доносит эхо: "Vive la France!"

Волчий плащ

   В темноте мерцают звёзды и цветы...
У костра ночного вместе - я и ты.
Этой встречи, если честно, я искал,
Волчьей песней мир будил - и
Звал,
Звал,
Звал...

Затихает за оврагом волчий плач...
Мне в ночи всего-то нужно - ты и плащ!
Подарю тебе луну я - на, бери!
А потом создам другую - изнутри...

На траве росою сбитой - волчий след.
Намокает плащ забытый - нас тут нет...
Поутру тебе в селенье - мне же в лес...
Эх, видно я не в свои сани снова влез!

А тебя закружат ночи - словно дни!
Для тебя горят у леса глаз огни!
Для тебя звучит над миром волчий плач...
Я забыл в твоей прихожей волчий плащ...

Маленький волшебник

   В кресле щурится змея,
Ночь в окне безлунная,
За спиной цветёт жасмин,
Топится камин.
Я сижу, в тетрадь гляжу,
Заклинания вяжу,
Получается такое -
Хоть не говори!

Тёмная магия,
Гримуаромания!
Тёмная магия,
Запретный интерес!
Знаю заранее -
Не найти признания...
Ничего, нее впервой -
А змея не съест!

За рекой запретный лес,
Я в него недавно влез
(Любопытство - не порок!)
А там - единорог!
Книги старые хранят
Всё, что прячут от меня...
Сам возьму и прочитаю,
Подведу итог!

Тёмная магия,
Гримуаромания!
Тёмная магия,
Запретный интерес!
Знаю заранее -
Не найти признания...
Ну и пусть, разберусь -
А молва не съест!

Я мечтаю у огня
Как мечтали до меня -
Свитки древние найти,
Дракона завести!
Башню вырастить до звёзд,
На луну построить мост!
Если это против правил -
Нам не по пути !

Тёмная магия,
Гримуаромания!
Тёмная магия,
Запретный интерес!
Знаю заранее -
Скажут "до свидания!"...
Ну и что, я готов -
А змея не съест!

Эдмунду фон Эрсте

   Конь в пути захромал у меня -
Что ж, придётся свернуть...
Эй - налей, да налей, да налей -
Да и отдохнуть...
Эй - налей, да налей, да налей -
Да и отдохнуть!

Крыльев нет за спиной у меня -
Карабин за спиной!
Эй - налей, да налей, да налей -
Да и пей со мной...
Эй - налей, да налей, да налей -
Да и пей со мной!

Нет клинка в рукаве у меня -
Я сейчас не в бою...
Эй - налей, да налей, да налей -
Я тебе спою...
Эй - налей, да налей, да налей -
Я тебе спою!

Конь в пути захромал у меня -
Видно, чует беду...
Эй - налей, да налей, да налей -
Завтра я уйду...
Эй - налей, да налей, да налей -
Завтра я уйду...

???

* * *

   Вход в метро с готической литерой,
  Как мне нравится всё московское!
  Я стою на площади Гитлера,
  (Это бывшая Маяковская)
  
  А ко мне, как шарик от дилера
  По рулетке весело пущенный
  Ты бежишь от площади Шиллера
  (Это бывшая площадь Пушкина)
  
  Мы сначала пойдём обедать,
  Там где был "Пекин", в "Лузитанию",
  А потом махнём в Парк Победы
  (Там, где памятник Мать-Германии)
  
  Мы с тобой не виделись долго
  Этот день для тебя - награда,
  Для простой девчоночки с Волги,
  Из далёкого Гиммлерграда
  
  От вина и любви хмелея,
  Мы припомним жаркие ночи
  Вспомним Адлер и Шварце Зее
  Зотчиштадт (ну, который Сочи)
  
  А потом загрустит красавица:
  Слышал новости? Просто мрак!
  Почему-то тебе не нравится,
  Что на Штаты напал Ирак,
  
  Что в саудовском небе чистом
  Самолёты в дома влетают,
  Что еврейские террористы
  Дискотеки опять взрывают
  
  Объяснить я тебе попробую,
  Что история - дело тонкое,
  Что сейчас бы этой дорогою
  Мог бы русский гулять с девчонкой,
  
  Если бы тогда, в сорок первом
  Там, где памятник мы видали,
  У танкистов бы сдали нервы,
  И они бы Москву не взяли!
  
  Здесь Тверская тогда была бы,
  Снег по пояс, следы салазок,
  Мужики в зипунах и бабы...
  Ты прошепчешь: не надо сказок!

Юлия Друнина

Аджимушкай

   В начале,
   Случалось, пели,
   Шалили, во тьме мелькая,
   Вы, звездочки подземелий,
   Гавроши Аджимушкая,
   Вы, красные дьяволята,
   Вы, боль и надежда старших...
   И верили дети свято.
   Что скоро вернутся наши.
   - В каком же ты классе?
   - В пятом
   Мне скоро уже двенадцать! -
   ...При этих мальцах солдату
   отчаянью можно ль сдаться?
   Да, стали вы светлячками
   Подземного гарнизона.
   ...Мрак. Жажда. Холодный камень.
   Обвалы. Проклятья. Стоны.
   И меньше живых, чем мертвых,
   Осталось уже в забоях...
   "Эх, если б в районе порта
   Послышался грохот боя!
   Мы наших сумели 6 встретить,
   Ударили б в спину фрицам!"
   Об этом мечтали дети,
   Еще о глотке водицы,
   О черном кусочке хлеба,
   О синем кусочке неба.
   Спасти их мы не успели...
   Но слушайте сами, сами:
   Наполнены подземелья
   Их слабыми голосами.
   Мелькают они по штольням
   Чуть видными светлячками.
   И кажется, что от боли
   Бесстрастные плачут камни...
  

Николай Мельников

Поставьте памятник деревне...

   Поставьте памятник деревне
   На Красной площади в Москве!
   Там будут старые деревья,
   Там будут яблоки в траве
   И покосившаяся хата
   С крыльцом, рассыпавшимся
   в прах,
   И мать убитого солдата
   С позорной пенсией в руках!
   И два горшка на частоколе,
   И пядь невспаханной земли
   Как символ брошенного поля,
   Давно лежащего в пыли.
   И пусть поет в тоске и боли
   Непротрезвевший гармонист
   О непонятной русской доле
   Под тихий плач и ветра свист.
   Пусть рядом робко
   встанут дети,
   Что в деревнях еще растут.
   В наследство им на белом свете -
   Все тот же черный рабский труд.
   Присядут бабы на скамейку,
   И все в них будет как всегда:
   И сапоги, и телогрейки,
   И взгляд потухший в никуда.
   Поставьте памятник деревне,
   Чтоб показать хотя бы раз
   То, как покорно, как безгневно
   Деревня ждет свой
   смертный час.
   Ломали кости, рвали жилы,
   Но ни протестов, ни борьбы.
   Одно лишь "Господи, помилуй"
   И вера в праведность судьбы.
   Поставьте памятник деревне
   На Красной площади в Москве.
   Там будут старые деревья,
   Там будут яблоки в траве...
  
  

Алексей  Сельницин

Так будет...

  
Так было, так будет - от веку до веку,
Ступая по мокрым пахучим листам,
Вливаешься в Солнца бездонную реку
И ищешь названья забытым словам.
Как пусто вокруг, одиноко, уныло,
И кажется, нить порвалась на века...
Но стоит лишь вспомнить, что всё это было,
И память подспудная в сердце крепка.
Мы - дети лесов, заплутавшие в бездне,
Мы - внуки Богов, утерявшие Лад.
Как мыльная пена, вспорхнём и исчезнем,
Поскольку иных не достойны наград.
Лишь там, в глубине, будто вспомнив о чуде,
Блеснёт огонёк средь угасших камней...
От веку до веку - так было и будет,
Во славу Земли и её сыновей.
  
  

 Сергей Яшин

Северный штурмовик

   Кто умер рабом, тот не жил никогда.
Кто истинно жив, никогда не умрёт.
Мы верим: великих традиций звезда
На небе полуночи скоро взойдёт.

Умершим в удел достаются гробы,
Живые наследуют солнечный трон.
И только живых собирает в ряды
Полярной звезды штурмовой легион.

Наших героев шаг
Вновь попирает твердь
Солнцем разорван мрак
В страхе бежит смерть

Слушай, заклятый враг
Наших колонн клик
Вновь поднимает стяг
Северный штурмовик

Знаки священных рун
Чертит его клинок
Падают трупы лун -
Лунам отмерен срок

Нашего века бег...
Кто остановит миг?
Схватит за горло век
Северный штурмовик


Павел Немкин

Рати 

   По мановенью сильной длани
Восстали гордые мужи.
Чтоб сбросить гнёт позорной дани
Очистить землю для межи.

Могучий холм: стоит дружина.
Единый взор упёрся в высь.
Как на пиру плывёт братина
Перуну, витязь, помолись!!!

Трубят рога и сталь на волю,
С холма бежит железный зверь.
Хазарин, помни свою долю,
Свою судьбу мечом измерь!

Земля ! Святой напейся крови,
Услышь мечей славянских звон!
Пусть вирою за плач твой вдовий
Раздастся стон хазарских вдов.

Сыны Сварога рубят люто -
Развеян враг, повержен в прах.
Славян не сдержат смерти путы:
Их ждёт весна в других мирах!


Дмитрий Охрименко   

Луг, мой луг!

   Луг, мой луг!
  Трава - не кошена,
  Конь не стреножен...
  Меч и кольчуга
  Брошены.
  
  Князь - удалец!
  Где твоя честь?
  Ты же всегда был
  Молодец.
  
  Где же дружина твоя?
  Князь!..
  'Вон на лугу
  Вся улеглась!'
  
  Раны кровавые
  Дымкой струят,
  Может быть зря
  Положил я ребят?'
  
  Грустную думу
  Думает князь...
  Песню - не спеть,
  И орать - не орать...
  
  Войско татарское
  В пыль,
  В порошок...
  Только кому же
  Это вдомек?
  
  Больше не будет
  Дружины такой
  Чтоб рука об руку
  С песней -
  И в бой!

Тэм

Собачий Ангел

  
Вдруг утратив походку гордую
Лоскуток крыла теребя,
Я брожу в лабиринтах города
Опасаясь встретить тебя.
   Подберите бродячего пса, о Сиятельный Мастер,
Я устал подаянья просить у обычных людей,
Я немного блохаст, я не слишком породистой масти,
Но разборчив в хозяевах и без претензий к еде.

Я умею смотреть в глаза, я умею идти по следу,
Я стану беречь Ваш дом, от кошек и дураков,
Вы станете другом мне, единственным и последним,
А я буду гордо носить тяжесть новых оков.

Подберите мне новое имя, Сиятельный Мастер,
Я устал и подобен тряпке в ногах у судьбы,
Я начну как бы новую жизнь и отступят напасти,
Не беда, что сейчас мои ласки нелепо грубы.

Я умею просто любить, понимаю команду "рядом!",
Я отлично чую врагов и зубы мои крепки,
Что стоит Вам сделать шаг, и вырвать меня из ада,
Не дав умереть к утру от голода и тоски.

Подарите мне право на небо, Сиятельный Мастер,
Я мечтаю скользить над землей, не касаясь камней,
Я несу сквозь помойку и смерть мое право на счастье,
Протяните же руку и тихо скажите: "Ко мне!"

Я буду нужен и чист, я буду верен до гроба,
И солнце коснется меня и скажет: "Не умирай."
И боль уйдет навсегда, исчезнут шрамы и злоба,
А я получу надежду пробраться в собачий рай.
  
  

Крымский партизан

Советский Союз

   От себя не сбежать: миллионы невидимых уз
Не позволят нам детство забыть, даже тем, кому похуй.
Мне сегодня, ребята, приснился Советский Союз,
И мне кажется, мы слишком быстро простились с эпохой.

Пусть по "ящику" врут, что поры не бывало мерзей,
Что от знаков масонских над нами ломились карнизы -
Я о том, что у нас во дворе было много друзей,
И о том, что мы в гости к соседям ходили без визы.

Кто-то строил и жил, кто-то тупо глядел на забор,
Кто-то тихо жирел, набивая валютой матрасы,
Но из далей заморских все слышали ангельский хор,
Хотя нам объясняли, что это поют пидорасы.

Мы не то чтоб хотели уйти - просто вышли во двор,
И во тьму повела, побежала кривая дорожка.
Я не знаю, когда появился предатель и вор -
Видно был среди нас, но до времени крал понемножку,

А, оставшись один, помаячил в окошко свечой -
И, пока мы дрались, помешавшись на собственных бзыках,
Враг вразвалку вошел, поливая святыни мочой,
И уселся на трон, размовляя на недоязыках.

Накурившись кингсайзами "избранных миром эЛ эМ",
Намотав гигабайты порнухи на метры рекламы,
Мы вернулись к себе, только места хватило не всем...
Мы такую просрали страну - извини меня, мама!

Неужели мы, взоры потупив, пройдём стороной,
Промолчим - толерантней овцы и пугливее зайца?
Может хоть напоследок привычно тряхнем стариной,
В напряженной борьбе отрывая противнику яйца?

Не рыдали доселе, авось не заплачем и впредь, -
Из-за меньших обид иногда начинаются войны.
Кто осмелился жить, не боится в бою умереть,
Баллистический путь до врага вымеряя спокойно.

Пусть в палате Конгресса сорвётся на крик неокон,
Пусть "защитники права" зайдутся в истерике, суки,
Но пока на ракетах написано "На Вашингтон",
У "партнёров по НАТО" по-прежнему коротки руки.

Украина, восстань! Новороссия, больше не трусь!
Возвращаясь домой, отряхни свои пыльные стопы.
Украина, пойми - ты священная Древняя Русь,
А не выблядок твари, похитившей имя Европы.

И когда демократы Содома, калифы на час
Нам истошно вопят: "Встаньте раком - живите как люди!"
Мне смешно, потому что я помню, как было у нас,
И мне хочется верить, еще обязательно будет!

От далеких причалов уйдут в Океан корабли,
На далеких орбитах продолжат планиды движенье...
Да, закончилась книга, но в памяти нашей земли
У истории мира по-прежнему есть продолженье -

Будет ветер в листве, смех полудня и полночь утех,
Будет сладок нам грех и горька покаяния чаша -
Будет так, как всегда. Будет так, как должно быть у тех,
Для кого это дом, а не просто "дебильная Раша".

Жизнь покажет - скрепим ли мы братство столетним вином,
Наконец разобравшись, на чьей стороне мы играем,
Или все же, Имперский Союз, ты останешься сном,
Обращенным в минувшее - светлым потерянным раем,

Если нам, растворенным как соль во всемирной молве,
Ныне - жалким терпилам и жертвам предательских козней,
Не достанет ни силы в руках, ни мозгов в голове,
Ни задора в паху сотворить что-нибудь грандиозней.
  

masan_masan

Были "денежки"...

   Были "денежки" - стали
"грошики",
От рубля городяся
гривною...
Разошлися пути-
дороженьки
У Московии
с Украиною!

Древний камень ровняют
шпателем
Всяк по-разному, - делят
Родину.
Всю историю
разлопатили,
Что за десять столетий
пройдена...

Нынче к Лавре, где тело
Муромца
Упокоилося -
нетленное
Люди ходят - Мазепы
улицей,
Чертыхая его,
наверное...

И бравурные речи
слушают,
Мол, обрадуют их
"парадиком",
Тем, где Гитлеру
присягнувшие,
Будут шествовать по
Крещатику...

Всё нас учат - уму, да
разуму...
Мол, Москва, да Рязань -
а братья ли?
Дескать, мы - суть народы
разные,
Никакие, мол,
не предатели...

Делят земли, заводы,
вотчины,
Пожирают друг друга
поедом...
Забывая, что всякой
сволочи
Все воздастся, -
по синусоиде...
  

Виктор Хорольский,

Мария Струкова

Русский

   Лег над пропастью русский путь.
   И срывается в бездну даль.
   Русский русского не забудь.
   Русский русского не предай.
  
   Не ступили бы мы за край,
   Да подталкивают враги.
   Русский русского выручай.
   Русский русскому помоги.
  
   Грелась тьма у моих костров.
   Никого корить не берусь.
   Но вставая из тьмы веков,
   Русской силой держалась Русь.
  
   Отслужила свое хлеб-соль.
   Мир не стоит нашей любви.
   Русский русскому, как пароль,
   Имя нации назови.
  
   Перешел в набат благовест.
   И нельзя избежать борьбы.
   Могут вынести русский крест
   Только наши с тобой горбы.
  
   Русским духом, народ, крепись
   У последней своей черты.
   Русский русскому поклонись.
   Русский русского защити.
  
   Душу русскую сохрани.
   Землю русскую сбереги.
   В окаянные эти дни
   Русский русскому помоги.

* * *

   На просторах берёзовых ситцев
иссякают живые ключи.
В разноликой толпе российцев
русский русского
отличи!
Да, как видно, ты прав был, княже.
Хоть мы те же, что в той глуби
наши предки, кричу всем я же:
- Русский русского
 возлюби!
Нынче в доме своем мы гости,
нас теснят, мы сдаем рубежи.
В шовинизме винить нас бросьте!
Русский русского
поддержи!
Да сплотимся в кругу монолитном!
Порознь легче врагам нас бить.
Брат по крови! Ну что делить нам?
Русский русского
не обидь!
Между нами враждебность сеют,
   мнят нас лбами столкнуть в пути.
Вспрянем дружно громадой всею.
Русский русского
защити!
   * * *
     В час восстания грозный, дикий,
   по колено в крови гуляй,
  но запомни закон великий:
   Русский, в русского не стреляй!
  Будет знамени красный сполох,
   черно-желтый и белый стяг.
  Нас кремлевский политтехнолог
   станет стравливать, чуя страх.
  клевету чужаков услышишь
   только мыслями не петляй.
  Нас так мало осталось, слышишь -
   Русский, в русского не стреляй!
  Этот лозунг простой бесспорный
   пусть в бою утвердят стократ
  и соратник мой в форме черной,
   и спецназовец, и солдат.
  В испытаниях бесконечных
   рода в сердце не разделяй
  и не радуй врагов извечных -
   Русский, в русского не стреляй!
  

Борис Лавров

Корове как-то Бог послал авоську яблок

или

Первоапрельские фантазии

   Авоську с яблоками сжав в зубах,
Отбросив в угол томик дедушки Крылова,
Хоть не живут коровы на дубах,
На дуб полезла закусить корова.

Об этом вам расскажут все вокруг,
Она была гурманом очень тонким.
Взяла с собой селедку, сахар, лук,
И не забыв, конечно, про солонку.

Но вот какой был злой судьбы каприз:
Достала яблоки, обтерла, посолила,
Подумала - и зашвырнула вниз.
Соленых яблок та корова не любила.

О притяжении Земли закон
Корове был, как видно, неизвестен.
Корова рухнула с авоськой яблок вместе.
Ну а под деревом сидел Исаак Ньютон.

Не мог представить ни во сне, ни наяву
Ньютон, что так невыносимо грубо
На просветленную его главу
Когда-нибудь корова рухнет с дуба.

В один момент, как будто бы прозрев,
Открыл Ньютон закон необычайный.
Соленых яблок, видно, переев,
Корова померла, как ни печально.

* * *

Мой друг, прими один совет простой:
Когда ль остаться хочешь ты здоровым,
Под дубом тем ты никогда не стой,
В ветвях которого виднеется корова.

Ода детству

   Пусть в нашей жизни очень много горя,
   Мы вспоминаем иногда весной,
   Что нет счастливей той поры, с которой
   По жизни путь мы начинаем свой.
  
   Там синий змей парит над облаками,
   И солнце ярче светит с вышины,
   И можно там, вдруг, наяву руками
   Коснуться звезд, потрогать лик луны,
  
   Там в бой идут отважные солдаты,
   Храбрей которых в мире не найти,
   Пусть на штанах у них по три заплаты -
   Ведут их только к цели все пути,
  
   А приключенья в воздухе витают,
   И тайну видно за любым углом...
   Лишь там, ногами в воздухе болтая,
   Не думать можно вовсе ни о чем,
  
   И жизнь намного сказки интересней,
   И нет ни горя, ни обид, ни бед,
   И ввысь несется радость вместе с песней,
   А эхо тихо подпевает вслед...
  
   Христос сказал: "Да будете как дети!",
   И я словам тем верен быть готов
   До той поры, пока на этом свете
   Летают змеи выше облаков!
  
  

"Джем"

Schwarz Kreuz

   Делили светлое надвое...
   Делились смертью, не думая...
   А жизнь казалась отравленной,
   Как тонкой сталью разрубленной...
  
   Предскажи!
   Предскажи им смерть!
   Прочитай!
   Разгадай эти мысли!
   Подними - и разбей их о твердь!
   Убивай!
   Режь на части их жизни!
  
   Этот взгляд
   Бьёт по нервам, словно волк!
   Этот мир
   Мы поставим на колени!
   Он живой?
   Но нам дать так и не смог
   Он тепла,
   Понимания, забвенья!
  
   Видно здесь
   Так от века повелось -
   Убивай,
   Если хочешь просто выжить!
   Ну а мы
   Пустим небо под откос!
   Он нам дал
   Повод только ненавидеть!
  
   Предскажи!
   Предскажи им смерть!
   Прочитай!
   Разгадай эти мысли!
   Подними - и разбей их о твердь!
   Убивай!
   Режь на части их жизни!
  
   Не спасут
   Вас ни когти, ни клыки!
   Да и сталь
   Помогает ненадолго!
   Мы идём -
   Словно волны у реки!
   И для нас
   УБИВАТЬ - нет выше долга!
  
   Кто сказал,
   Что убийца - не святой?!
   Ваша кровь
   Очищает ваши души!
   Бог ваш дом?!
   Так идите же ДОМОЙ!
   Просто мы -
   Ваша транспортная служба!
  
   Предскажи!
   Предскажи им смерть!
   Прочитай!
   Разгадай эти мысли!
   Подними - и разбей их о твердь!
   Убивай!
   Режь на части их жизни!
  
   Просто мир
   Рассыпается в песок...
   Боль от слёз
   Помогает лучше видеть!
   Уходить -
   От пустых и глупых слов,
   Зная то,
   Что вам просто не увидеть!
  
   В темноте
   Напряженье чьих-то рук,
   Поворот -
   И защитная отмашка!
   Позабыть,
   Что такое враг и друг,
   Просто - быть!
   Остальное здесь не важно!
  
   Предскажи!
   Предскажи им смерть!
   Прочитай!
   Разгадай эти мысли!
   Подними - и разбей их о твердь!
   Убивай!
   Режь на части их жизни!
  
   Эта жизнь -
   Ваших мыслей грязный бред,
   Этот мир -
   Как жестокая насмешка.
   Будет так:
   Станет заревом рассвет!
   Ляжет мир,
   Как поверженная пешка!
  
   Просто так -
   Наше сердце жжёт огнём!
   Мы скользим -
   Незаметные, как тени...
   Нас не ждут?
   И мечтают о своём?!
   Но лишь мы
   Мир поставим на колени!
  
   Предскажи!
   Предскажи им смерть!
   Прочитай!
   Разгадай эти мысли!
   Подними - и разбей их о твердь!
   Убивай,
   Убивай,
   Убивай!
   УБИВАЙ!!!

"Кошка Сашка"

  

Волчье солнце

   Слушайте, дети, нелепую сказочку...
   Я постараюсь, чтоб вы не расстроились.
   В ней говорится про странного мальчика,
   Просто не знавшего этой истории...
  
   Звоном трамваев прошитые улицы...
   Ветер колотится в маленьком города...
   Жизнь необычного мальчика-умницы,
   Вечер, ничем не отмеченный вроде бы...
  
   Лучше скажите - кому по нраву
   Жалкий скулёж или плеск осколков?
   Там, за заборами, шла расправа -
   Там, в переулках, травили Волка!
  
   Зрительный зал наслаждался потехою...
   Только, расправившись с пойманным мстителем,
   Глупый щенок, в обстановку не въехавший,
   Скалил клыки и бросался на зрителей.
  
   Запахи улиц кружились орбитами...
   Больше - ему ничего не запомнилось,
   И не заметил он, кто его вытащил...
   Он просто понял - детство закончилось.
  
   Но никогда не забудет серый,
   Как, предзакатному вдоху внемля,
   Чёрным асфальтом покинув зверя,
   Кровь, как на ощупь, искала землю...
  
   Школа, дворы и окрестные улицы...
   Маленький город - не верящий вроде бы...
   Не проверяй их, малыш, не безумствуй!
   Ты одинок в своем Истинном Облике.
  
   Он не послушал стороннего мнения.
   Он всё хотел быть хоть кем-нибудь понятым...
   ...надо ли дальше рассказывать, дети?
   Надо? Тогда продолжаем историю...
  
   ...Люди его сторонились сами,
   Люди смотрели: что будет в полдень?
   Люди в него бросали камни,
   Люди его называли - ОБОРОТЕНЬ...
  
   Если вы спросите - чем всё закончилось?
   Он переехал в шальную столицу,
   Вроде женился, неплохо устроился -
   В фирму какую-то... стал программистом...
  
   Мальчик-подросток - избитый, заплаканный,
   Вечно ходящий под взглядами-дулами...
   Кто-то ему объяснил эту тактику...
   Кто-то научил его... КТО, как вы думаете?
  
   А он говорит, что опять вернётся,
   Что он плевал на людские толки!
   Чтобы ночами - светило солнце!
   Чтобы друг друга узнали волки!
  
   Пой... вой... через ночь бежит опять домой
   Электричка...
   И не хватает всегда родным прощальных слов...
   Дом мой... у дороги двери мне распахнёт привычно -
   Бог
   Мой поднесёт мне чарку из забытых снов!
   Пусть
   Путь был кровав и бессмыслен, но...
   Не зря проделан!
   Пусть
   Вдох сбережёт для нас последняя струна!
   Дай
   Бог,
   Чтобы каждый Брат сумел заняться делом -
   Пусть
   Нам светит Волчье Солнце - круглая луна...
  
  

Враг

   Как с утра набежали тучи,
   А теперь светит месяц ясный,
   Горько плачет краса-Маруся,
   Только это теперь напрасно...
   Парень статный, хмельное лето -
   Да под осень пришла повестка...
   Сколько песен об этом спето -
   На хрена же такая песня?!
  
   Звёзды светят, девчонка плачет...
   А парнишке - ДРУГОЕ снится:
   Автомат, да вагон удачи,
   Да чтобы бой, чтобы ветер в лица!
   Чтобы ОН - да удар пропустит?!
   Не бывало ещё ни разу!
   Завтра встанет - да песню в зубы,
   Мать обнимет - и прыгнет в газик...
  
   ...И, нвместо прощанья махнув из окна загорелой рукой,
   Рванётся туда, где в дыму и слезах начинается бой!
   Где звёзды горя вместе с небом, от дыма не видно ни зги!
   Где за лесом - речка, за речкою фронт, а за фронтом - враги!
  
   А враг навсегда остаётся врагом!
   Не дели с ним хлеб,
   Не зови его в дом!
   Даже если пока воздух миром запах -
   Он хотя и спокойный -
   Но всё-таки враг!
   Если он, как и ты, не пропил свою честь -
   Враг не может быть "бывшим"! Он будет и есть!
   Будь же верен прицел и не дрогни рука!
   Ты погибнешь, когда пожалеешь врага!
  
   Автомат, да вагон удачи...
   Только парень опять невесел...
   Год проходит, девчонка плачет,
   Добавляя куплеты в песню...
   Уже год идёт наступленье -
   И пылают чужие хаты...
   Враг бежит, но... что интересно -
   Ведь похожи вы с ним - как братья!
  
   Как и ты - дрался с пацанами
   Со двора, руки разбивая,
   Провожали его ребята,
   И девчонка его рыдает...
   И обидно, что случай не дался -
   Он ввалил бы тебе с лихвою!
   Коль однажды врагом назвался -
   Будь хотя бы Врагом-Героем!
  
   И вместо проклятья ему посвящаешь живые стихи!
   Смеёшься, что - вот бы, не смерть бы, а водку из этой руки!
   Дрожит в амбразуре закат и ухмылка ползёт по щекам...
   Как славно бы выпить сейчас по сто грамм таким лютым врагам!
  
   Но - враг навсегда остаётся врагом!
   Не дели с ним хлеб,
   Не зови его в дом!
   Даже если пока воздух миром запах -
   Он хотя и спокойный -
   Но всё-таки враг!
   Если он, как и ты, не пропил свою честь -
   Враг не может быть "бывшим"! Он будет и есть!
   Будь же верен прицел и не дрогни рука!
   Ты погибнешь, когда пожалеешь врага!
  
   Это - присказка, а не сказка.
   На войне горе воет волком...
   Слово "лирика" здесь опасно,
   Тот, кто ноет - живёт недолго...
   Дан приказ - он оборонялся,
   В темноту по тебе стреляя,
   По горам ты за ним гонялся,
   По себе его вычисляя...
  
   Те же жесты. Одни привычки.
   (БОЖЕ! Может - и вправду... БРАТЬЯ?!)
   Не убить - самому не выжить...
   Ох, придти - расспросить бы батю!
   А в прицеле дрожало небо,
   Слёз не пряча - и бой был долгим...
   Жаль, что он тебе другом не был...
   ...Ты сильнее. И слава богу.
  
   И вместо молитв к небесам посылаешь последний патрон -
   На память о том, кто был честен и смел, но назвался врагом!
   Ну - вот и закончилась песня и, в общем, закончился бой...
   Но что же ты грустен, приятель? Теперь твоя правда - с тобой...
  
   Враг навсегда остаётся врагом!
   Не дели с ним хлеб,
   Не зови его в дом!
   Даже если пока воздух миром запах -
   Он хотя и спокойный -
   Но всё-таки враг!
   Если он, как и ты, не пропил свою честь -
   Враг не может быть "бывшим"! Он будет и есть!
   Будь же верен прицел и не дрогни рука!
   Ты погибнешь, когда пожалеешь врага!
  
  

Нет защитников тебе...

   Раздался свист. Проткнули стрелы облака.
   И крик последний на немых губах затих.
   И всё настойчивей вдали трубят рога.
   И нет защитников тебе среди живых.
  
   Как спел однажды твой потерянный кумир...
   Но ты сейчас не сможешь вспомнить этот стих.
   Опять беда - и снова гонят на флажки,
   И нет защитников тебе среди живых...
  
   Ты слишком поздно узнаёшь вороний грай.
   И дом горит - ты бьёшься в стены и скулишь...
   Забиты двери - и отсюда только в рай.
   И нет защитников тебе среди живых.
  
   Улыбка нежная... ты пьёшь из этих рук...
   И - звонкий хохот между серых стен повис.
   Водичка с ядом. А ты думал - это друг?
   Ведь нет защитников тебе среди живых...
  
   Ты снова ищешь себе крышу и еду,
   А на дворе уже - зимы дрожащий штрих.
   Но ты уходишь, чтобы отвести беду -
   Ведь нет защитников тебе среди живых.
  
   По чердакам однажды прятаться устав
   Ты выйдешь первым против ста смертей своих...
   И над тобой никто не возведёт креста -
   Ведь нет защитников тебе среди живых...
  

Стая

   Последние листья. Последняя осень. Последняя кровь.
   Последний бегущий - и серая шерсть попадает в прицел...
   Вороны взметнутся - и в приступе боли почудится вновь,
   Как был ты волчонком, который кусаться ещё не умел.
  
   И взвыть бы: "За что?!" - но ты знаешь, что хищникам жалости нет,
   Ни в дебрях лесных - ни в бетонных коробках больших городов...
   И только одно тебя может заставить забыть этот свет:
   Пока тебя ищут - волчата уходят тропою волков!
  
   А через каких-то полгода над миром настанет апрель...
   Холодные реки, проснувшись, покинут свои берега...
   И новый вожак будет чуточку грустно глядеть в колыбель -
   И новая песня взовьётся к луне, пронизав облака!
  
   И кажется странным, что смертные души, плюя на запрет,
   Оденутся в серые шкуры с набором когтей и клыков...
   И только одно тебя может заставить любить этот свет:
   Плюя на запреты - волчата уходят тропою волков!
  
   Вот лай позади. Сентябрь палёною шерстью запах.
   Смешались часы и минуты. Охотники что-то кричат...
   И ты... УЛЫБНЁШЬСЯ, оставив на память оскал на клыках,
   С тоскою в последний раз вспомнив своих непослушных волчат...
  
   Ведь волчие тропы по-волчьи же мастерски путают след.
   Один раз наступишь - и в жилах заплещется хищная кровь!
   И бравый охотник склонился над трупом. Тебя больше нет...
   ...Минута молчанья - волчата уходят тропою волков!
  
  

Созвездие Белой Волчицы

   У славянских народов есть легенда - о Белом Волке, Князе Волков. Она объясняется тем, что в природе иногда встречаются волки-альбиносы, они обычно крупнее и агрессивнее обычных волков. Поэтому им приписывались разные мистические свойства. Так вот, белым - Князем - может быть только волк.
   Белых волчиц не бывает.
   Ты знаешь, как трудно бывает проснуться?
   Суметь разлепить непослушные веки -
   И выйти в свинарник оплёванных улиц,
   Где вовсе не волк - человек человеку...
   Ты ищешь в сетях ДжиЭсЭма и Нэта,
   Ты ищешь в глазах безразличных прохожих,
   Почти убедившись, что всё бесполезно -
   Так сильно они на тебя не похожи!
   Остался последний проверенный способ...
   Поверит, что ты не напрасно родился.
   Завыть на холодные белые звёзды,
   Увидеть Созвездие Белой Волчицы!
  
   Ты видишь - она пробегает по небу?
   Ты знаешь, что белых волчиц не бывает...
   Но ты видишь смысл во всём, что ты сделал,
   Пока Белая Волчица ищет свою белую Стаю...
  
   Как только на карту поставлены цели -
   То ты механизм, а не банка с соплями!
   Иди, не жалея ни душу, ни тело!
   Дойди, не жалея и не вспоминая!
   Судьба - это то, с чем придётся мириться?
   Ты знал - компромиссы с собой невозможны!
   Никто не поймёт, с чем сражается рыцарь,
   Никто не пойдёт под чужие знамёна...
   А это созвездие? Глюки от боли!
   Закончится вой... со слезами растает...
   Твоё одиночество - добрая воля.
   Ей тоже хреново. ЕЁ НЕ БЫВАЕТ...
  
   Ты видишь - она пробегает по небу?
   Ты знаешь, что белых волчиц не бывает...
   Но ты видишь смысл во всём, что ты сделал,
   Пока Белая Волчица ищет свою белую Стаю...
  
   Ты веришь, что с мокрого серого неба
   Увидят, придут и протянут ладони!
   Оценят, что мог бы - но всё же не сделал
И что-то сумел - но кто видел - не понял
   Ненужные принципы... голос всё тише...
   Привычка молчать - понадёжнее кляпа...
   Но веришь, что всё же однажды отыщешь
   Того, кто поймёт, что ты волк - а не тряпка!
   Ты видишь её, опуская ресницы...
   Ты веришь, что стоит позвать хриплым воем -
   ОНИ - из Созвездия Белой Волчицы -
   Придут обороной и встанут стеною!!!
  
   Ты видишь - она пробегает по небу?
   Ты знаешь, что белых волчиц не бывает...
   Но ты видишь смысл во всём, что ты сделал,
   Пока Белая Волчица ищет свою белую Стаю...
  

???

Тридцать лет спустя...

Уважали дядю Стёпу
За такую высоту.
Шёл с работы дядя Стёпа -
Видно было за версту.
С.Михалков

  
Степан просыпается рано -- после семи не выходит спать.
Встаёт, стопкой книг подпирает продавленную кровать.
Идёт умываться, в проёме дверном не застряв едва.
Решает не бриться: зачем? Весь день в дому куковать.

Стоит у конфорки, согнувшись, накинув пальто из драпа:
"Как холодно, Господи, а ведь уже середина лета..."
Квартиры в старинных домах бывают похлеще склепа.
Степан хочет сесть на стул, но, подумав, садится на пол.

Вчера приходил репортёр: микрофон на манер тарана.
Хотел секрет долголетия, обстоятельства смерти сына,
Рассказ, как живётся в бывшем Союзе бывшему великану...
Степан бормотал бессвязно, сидел пустым манекеном.
А что тут расскажешь? Автору приспичило сдобрить поэму пафосом.
Мол, "будет герой жить вечно"... Вечно. Попробуй сам!

Сегодня мутно и тихо, от пола ног не отнять,
Согреться бы как-то, убить бы ещё полдня --
Часов до шести, в шесть обычно детишки приходят и в дверь звонят,
И тащат его во двор показывать очередных щенят,
И вечно им нужно снимать с берёзы какого-нибудь кота,
И виснут на нём, и просят: "На плечах покатай".

Но самое главное, они ему не велят сутулиться.
Степан выдавливает себя из сырой квартиры на улицу,
Степан распрямляет плечи, вытягивается во весь свой огромный р о с т,
Степан становится выше заборов, выше вороньих гнёзд.
"Деда, а можешь достать до звёзд?"
Нет, говорит Степан, только до третьего этажа.
И смеётся так, что во всём квартале стёкла дрожат.
  

Golde

Питер Пэн без Венди...

   Опять она скажет: "Питер,
   Вернемся со мною в Лондон!"
   А я отвернусь сердито...
   Не потому, что гордый.
  
   И не потому, что слезы
   Наполнят глаза внезапно.
   Эх, Динь, просто слишком поздно,
   Чтобы суметь сказать ей,
  
   Что остров волшебный этот
   Живет лишь моей любовью.
   Чудесных его секретов
   Мне не забрать с собою.
  
   Фантазией порожденный -
   И он и его созданья -
   Способны дышать синхронно
   Лишь в такт моему дыханью.
  
   И если его покину
   Если не буду рядом
   Я всех обреку на гибель...
   Даже без Джеймса с ядом!
  
   Исчезнет вечное лето
   И сказку поглотит море...
   Нет! Я за него в ответе!
   Не о чем больше спорить...
  

???

По мотивам "Перекрёстка Конца Одиночества" Бориса Лаврова

   Если Дорога - то без конца,
Если и всадник - то без лица,
Если и взгляд - то прямо, в упор,
А если страх - то на веки позор.
Если вместе - то все по плечу,
Порознь если - то нет, не хочу!
Если идти - то уже не свернуть,
Если уж путь - то прямой, не забудь.
А если дорога то вниз, то вверх?
А если беда и закрыта дверь?
А если Охотник уже за спиной?
- Ну что мы трясемся? - Вперед и в бой!
Здесь отдыхать нам уже не к лицу.
Страх за себя надлежит подлецу.
Я за друзей своих встану стеной -
Полька-волчонок, да мы с тобой.
Вместе всегда - да поможет нам дружба!
Вместе везде, понимая - что нужно.
По вечной Дороге идти не впервой:
Полька-волчонок, да мы с тобой.
Судьба нас разводит упорно и твердо,
И сны наши лупят сознанье в упор.
Знамя Свободы внесем на полотна,
Всегда идти прямо - таков наш уговор.
  

???

В 15:37 19.07.1942

   Лейтенант Александр Чурин,
Командир артиллерийского взвода,
В пятнадцать тридцать семь
Девятнадцатого июля
Тысяча девятьсот сорок второго года
Вспомнил о боге.
И попросил у него ящик снарядов
К единственной оставшейся у него
Сорокапятимиллиметровке
Бог вступил в дискуссию с лейтенантом,
Припомнил ему выступления на политзанятиях,
Насмешки над бабушкой Фросей,
Отказал в чуде,
Назвал аспидом краснопузым и бросил.
Тогда комсомолец Александр Чурин,
Ровно в пятнадцать сорок две,
Обратился к дьяволу с предложением
Обменять душу на ящик снарядов.
Дьявол в этот момент развлекался стрелком
В одном из трех танков,
Ползущих к чуринской пушке,
И, по понятным причинам,
Апеллируя к фэйр плэй и законам войны,
Отказал.
Впрочем, обещал в недалеком будущем
Похлопотать о Чурине у себя на работе.
Отступать было смешно и некуда.
Лейтенант приказал приготовить гранаты,
Но в этот момент в расположении взвода
Материализовался архангел.
С ящиком снарядов под мышкой.
Да еще починил вместе с рыжим Гришкой
Вторую пушку.
Помогал наводить.
Били, как перепелов над стерней.
Лейтенант утерся черной пятерней.
Спасибо, Боже - молился Чурин,
Что услышал меня,
Что простил идиота...
Подошло подкрепленье - стрелковая рота.
Архангел зашивал старшине живот,
Едва сдерживая рвоту.
Таращила глаза пыльная пехота.
Кто-то крестился,
Кто-то плевался, глазам не веря,
А седой ефрейтор смеялся,
И повторял -
Ну, дают! Ну, бля, артиллерия!

???

  Держава
  
  Ах, какая была держава!
  Ах, какие в ней люди были!
  Как торжественно-величаво
  Звуки гимна над миром плыли!
  
  Ах, как были открыты лица,
  Как наполнены светом взгляды!
  Как красива была столица!
  Как величественны парады!
  
  Проходя триумфальным маршем,
  Безупречно красивым строем,
  Молодежь присягала старшим,
  Закаленным в боях героям -
  
  Не деляги и прохиндеи
  Попадали у нас в кумиры...
  Ибо в людях жила - идея!
  Жажда быть в авангарде мира!
  
  Что же было такого злого
  В том, что мы понимали твердо,
  Что 'товарищ' - не просто слово,
  И звучит это слово гордо?
  
  В том, что были одним народом,
  Крепко спаянным общей верой,
  Что достоинства - не доходом,
  А иной измеряли мерой?
  
  В том, что пошлости на потребу
  Не топили в грязи искусство?
  Что мальчишек манило небо?
  Что у девушек были чувства?
  
  Ах, насколько все нынче гаже,
  Хуже, ниже и даже реже:
  Пусть мелодия гимна - та же,
  Но порыв и идея - где же?
  
  И всего нестерпимей горе
  В невозможности примирений
  Не с утратою территорий,
  Но с потерею поколений!
  
  Как ни пыжатся эти рожи,
  Разве место при них надежде?
  Ах, как все это непохоже
  На страну, что мы знали прежде!
  
  Что была молода, крылата,
  Силы множила год за годом,
  Где народ уважал солдата
  И гордился солдат народом.
  
  Ту, где светлыми были дали,
  Ту, где были чисты просторы...
  А какое кино снимали
  Наши лучшие режиссеры!
  
  А какие звенели песни!
  Как от них расправлялись плечи!
  Как под них мы шагали вместе
  Ранним утром заре навстречу!
  
  Эти песни - о главном в жизни:
  О свободе, мечте, полете,
  О любви к дорогой отчизне,
  О труде, что всегда в почете,
  
  И о девушках, что цветами
  Расцветают под солнцем мая,
  И о ждущей нас дома маме,
  И о с детства знакомом крае,
  
  И о чести, и об отваге,
  И о верном, надежном друге...
  И алели над нами флаги
  С черной свастикой в белом круге.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"