Верещагин Олег Николаевич: другие произведения.

Закон против семейного насилия или насилие над семьёй?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что готовит нам законопроект "о профилактике семейного насилия"?


ЗАКОН ПРОТИВ СЕМЕЙНОГО НАСИЛИЯ

или

НАСИЛИЕ НАД СЕМЬЁЙ

  
   Месяц назад, 9 октября 2015 года, по Первому каналу в очередной шумной передаче Малахова было практически открытым текстом сказано, что введение ювенальной юстиции позволит спасти жизни множества детей. Упор почему-то делался на трагедию, произошедшую на юге России - где сгорели (точней, угорели, огонь тела не тронул даже) семеро детей - пятеро из одной семьи и двое ребятишек, пришедших в гости к друзьям ночевать. Отец семейства тоже получил сильнейшие ожоги - пытался спасти хоть кого-то. Виноват, видимо, 10-летний мальчик, неумело попользовавшийся печкой.
   Трагедия, конечно, ужасная. Но... чем опека-то помочь могла? А ничем. Только срочно отобрать детей, у которых дома - о ужас! - печка!
   Напрашивается неприятный вывод: скоро наличие в доме печки будет достаточной причиной для изъятия детей. Или тяните центральное отопление в село за свои деньги, или переезжайте в город (квартиру тоже покупайте, ясное дело, за свои деньги!), или отнимем детей, потому что ваша печка для них страшная угроза. Страшней городского воздуха, который непригоден для дыхания и который загнал в аллергии треть детей-горожан...
   ...В последнее время каждая происходящая с детьми трагедия служит причиной для того, чтобы в СМИ немедленно поднялась очередная волна дебатов на тему о "родительском насилии" (?) и "необходимости законодательного закрепления защиты детей" (?)
   Такие истории, повторяю, последнее время поднимаются на щит постоянно. Тем более, что происходят они действительно довольно часто. Жизнь у нас неустроенная, безалаберная, а дети - ничуть не напоминают маленьких злобных биороботов "Запада" - они "гуляют сами по себе", играют в опасные игры и вообще то и дело влипают в неприятности, что лично я считаю верным признаком нормального детства.
   При этом чудовищная история - когда в конце октября от контрафактных лекарств умерло сразу 12 детей 6-12 лет в одном из наших городов - на экраны вообще, по-моему, не попала. Так как там "вину родителей" ну никаким боком не пристегнёшь, увы...
   Для меня вопрос "нужна ли России ювенальная юстиция", не стоит вообще. В принципе, человек, пошедший работать в органы опеки, построенные по "западным" образцам, в моих глазах автоматически становится моральным преступником. Так как их внутренние инструкции (достать можно, хотя и сложновато) открыто говорят о необходимости силового разрушения семей. Любых. Просто тех, которые "не понравились". Так что работник опеки человеком вряд ли может называться... а сама опека не способна решить НИКАКИХ проблем. Они НИЧЕМ не помогают семьям. Только отбирают детей, иных выходов нет - словно не понимая, что ребёнка нельзя "спасти" ВНЕ семьи. Вне семьи он - морально травмированный недочеловек, сама семья без ребёнка - почти мгновенно разваливается. В плюсе - только чиновники, которые на этом всём делают деньги, да малаховы, которые делают рейтинги.
   Давайте же подробно рассмотрим с вами, кому именно и по каким причинам нужен "закон о профилактике семейного насилия"? А именно законопроект с таким названием лежит сейчас на рассмотрении в Москве. НА САМОМ ВЕРХУ, подчёркиваю.
   Эти радетели делятся на четыре ясно прослеживаемых категории.
   ПЕРВАЯ КАТЕГОРИЯ. Это прекраснодушные идиоты. Именно они чаще всего выступают "общественным рупором" в этой теме. Чаще всего они честны (хотя не стесняются пользоваться "левыми" сведениями, и тогда в их устах "40% преступлений против детей совершаются в семье", хотя их там совершается порядка 13% по статистике МВД) Этой категории кажется, что злонамеренных родителей множество, что дети невыносимо страдают от шлепка по заду или окрика, что поставить заслон родительскому произволу - просто-напросто священный долг каждого гражданина. Родительское насилие они видят везде и во всём, мысли о том, что ребёнку видней, где ему лучше, а родителям видней, как с ребёнком обходиться - они просто не допускают.
   ВТОРАЯ КАТЕГОРИЯ. Это те, кто ненавидит детей и семью. Просто и искренне ненавидит и использует любую возможность причинить им страдания. Я не шучу. Для людей особенно старшего поколения подобная позиция может показаться откровенно невозможной, но она - есть и она - не так уж редка. Понимая, что большего страдания, чем разлучение с близкими, ребёнку не причинить, они охотно поддерживают любые инициативы, которые способны это страдание вызвать к жизни. Достаточно вспомнить ВКонтактовскую группу "овуляторов", насчитывающую ТЫСЯЧИ (!) человек, которая, прикрываясь лозунгами "защиты детей", делает всё, чтобы разрушать семьи, инициировать судебные процессы против родителей, разлучать детей с близкими. Читать посты в этой группе без омерзения, без дрожи - просто невозможно, так писали бы похваляющиеся своими "достижениями" людоеды, если бы умели пользоваться Интернетом.
   ТРЕТЬЯ КАТЕГОРИЯ. Это те, кто получает с оставшихся без родителей детей некие преференции. Делится она на две подкатегории, если так можно сказать. В "западных" странах этого разделения нет, там они практически слиты воедино. У нас - пока что есть.
   - государственные чиновники и деятели "некоммерческих организаций", для которых каждый отнятый у близких ребёнок - возможность денежного "навара" на его содержании в детском доме или в той же "фостерной семье". Больше отнятых детей - больше денежные потоки и меньше денег уйдёт мимо их карманов в семьи. Всё очень просто и очень логично с точки зрения "рынка";
   - педофилы. Одинокий, испуганный ребёнок без прочной семейной защиты - это идеал педофила. Семья, твёрдые моральные установки, внушённые с раннего детства - для педофила смерти подобны, это как непреодолимая стена между ним и его жертвой. Посему педофилы всегда и везде поддерживают (а иногда и инициируют!) процессы "защиты детей от родительского произвола". Учитывая, что в последние 10 лет жизнь для них в России сильно осложнилась - я не буду удивлён, что они стоят и у истоков этого законопроекта.
   ЧЕТВЁРТАЯ КАТЕГОРИЯ. Это те, кто заправляет процессом разрушения семьи. Их чаще всего не интересуют ни деньги, ни дети в любом качестве. Они просто отлично понимают, что разрушение семьи довершит атомизацию общества, сделав его окончательно подконтрольным, полностью превратив в ряды "человекопользователей", удобных и простых в управлении. Собственно, эта категория стоит вообще за всеми процессами "моральной модернизации", от разделки жирафа Мариуса в датском зоопарке до создания частных тюрем в США.
   Вот что сказала, впрочем, об этом законопроекте Елена Михайловна Тимошина, кандидат юридических наук, и член Общественного Совета при Уполномоченном по правам ребёнка при Президенте РФ, а так же заместитель директора Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности.
   Заявления определённых ангажированных западными правозащитниками групп граждан о "проблеме домашнего насилия", как одной из самых острых социальных проблем российского общества не соответствуют действительности
   Масштабы семейного насилия находят отражение в официальной статистике Главного информационно-аналитического центра (ГИАЦ) МВД РФ, выделяющей такие группы потерпевших, как женщины и дети, являющиеся самыми уязвимыми в плане возможных преступных посягательств, совершаемых в семье.
   Так, в 2014 году потерпевшими от насильственных преступлений было признано 46567 несовершеннолетних, из которых жертвами родительских преступлений стали 6264 человек. Следовательно, в структуре насильственной преступности в отношении детей на долю родительских преступлений приходится 13,4% и на долю всех остальных (неродительских) - более 86%. В соотношении к общему числу несовершеннолетних, проживающих в России, потерпевшие от родительского насилия составляют около 0,02%. (Должен отметить, что я думаю - статистика МВД в данном случае преувеличивает проблему минимум вдвое. Я обратил внимание на то, что очень большое количество дел о "родительском насилии" в последнее время заключаются в порке или даже просто шлепке по заду - т.е., вполне разумных методах ВОСПИТАНИЯ. Так что, думаю, 13,4% смело можно снизить до 7, а то и 5% - прим. автора статьи)
   Число женщин, признанных потерпевшими от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, в 2014 году составляло 165750 человек, из них от насилия со стороны супруга пострадали 15246 (9%), со стороны детей - 4722 (2,8%), от иных членов семьи - ещё 1390 (6,9%). Следовательно, в целом удельный вес официально зарегистрированного семейного насилия в отношении женщин составляет 18,7%, а на долю несемейного приходится 81,3%.
   Приведённые цифры опровергают утверждения об угрожающих масштабах семейного насилия и доказывают, что и в первом, и во втором случаях именно "несемейная сфера" представляет наиболее опасный источник преступных посягательств и требует повышенного внимания со стороны государства.
   В отличие от тех, кто порочит российскую семью, приводя сомнительные данные анонимных экспертов об "ужасном уровне насилия", в данных ГИАЦ можно легко проверить каждую цифру, корме того, туда попадает вся без исключения информация о любом совершенном преступлении. Поэтому сомневаться в официальной статистике - все равно, что сомневаться в государстве. А учитывая масштабы зарубежной клеветы и нападок на Россию, любой здравомыслящий человек должен чрезвычайно осторожно относиться к "независимым" экспертам, использующим в своих исследованиях западный подход к пониманию насилия.
   В этой связи вдребезги разбивается аргументация о необходимости принятия закона "О профилактике семейно-бытового насилия" - столь же опасного, сколь и неактуального.
   Опасность данного законопроекта (активно продвигаемого председателем Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека М. Федотовым) заключается в том, что он искусственно противопоставит семейную и общественную сферы человеческих отношений и будет способствовать усилению государственной борьбы только с семейным насилием. В то же время, существует необходимость совершенствования предупреждения всей насильственной преступности.
   В случае принятия данного закона сфера семейных отношений, выделенная в особую категорию, будет находиться в области повышенного государственного внимания и общественного контроля, причём, основываясь на положениях проекта закона, станет подвергаться постоянному и неконтролируемому вмешательству со стороны "субъектов профилактики" даже без желания участников этих отношений. Такое положение вещей посягает на естественные права и свободы человека, нарушает целый ряд конституционных принципов. В первую очередь, принцип равенства перед законом и судом, который запрещает любые формы ограничения прав граждан, в том числе, по признакам социальной принадлежности (ст. 19 Конституции РФ). Проект закона предусматривает контроль над человеком именно по признаку его социальной принадлежности к семье или семейно-бытовой общности.
   Этот законопроект предусматривает наделение неопределённого числа общественных организаций (в том числе НКО, связанных с международными правозащитными фондами) правом контролировать семейные отношения, выявлять семейно-бытовое насилие без учёта мнения самой предполагаемой жертвы. То есть даже если человек потерпевшим себя не считает, но его таковым признают указанные организации, то материалы о "насильнике" (члене семьи) всё равно будут переданы в полицию и в суд.
   А для расширения такой возможности, законопроект вводит новые запрещаемые с позиции закона разновидности насилия - "психологическое" и "экономическое", которые будут распространяться исключительно на сферу семейных отношений, чем опять-таки поставят её в неравное положение с иными областями жизни человека.
   Введение законодательного запрета "психологического" и "экономического" насилия будет способствовать искусственной криминализации членов семей (привлечению к административной и уголовной ответственности), а учитывая субъективность данных понятий и их оценочный характер - росту злоупотреблений чиновников и коррупции.
   Как следствие, принятие данного закона может спровоцировать массовые изъятия детей из семей по причине "психологического насилия" или "экономического насилия" со стороны родителей, используя самое широкое толкование этих понятий.
   Законопроект закладывает и новый смысл таких понятий как "физическое насилие" и "сексуальное насилие", что создаёт двухуровневую систему в понимании и сущности насилия: для общества в целом - более лояльное, а для членов семейно-бытовых отношений - более жёсткое. Это также нарушает принцип равноправия граждан перед законом.
   Любого подпавшего под действие предлагаемого закона ожидает постановка на "специальный учёт" и судебное предписание, которым, в том числе, правонарушителю будет запрещаться "преследовать потерпевшего" (то есть, по сути, прекратить с ним семейные отношения) (статья 25), а при "необходимости дополнительно" может быть возложена обязанность "покинуть место совместного проживания с пострадавшим, независимо от того, кто является собственником жилого помещения" (статья 25).
   Законопроект также по-своему понимает принцип равноправия и состязательности сторон: "неявка в суд заявителя, пострадавшего, либо лица, в отношении которого подано заявление, не препятствует рассмотрению заявления о вынесении судебного защитного предписания" (п. 6 статьи 24). Это значит, что члены семьи лишены возможности пообщаться друг другом после ссоры (реальной или мнимой), у них даже нет шанса примириться, поскольку с момента выявления "факта насилия" жертву немедленно изолируют, а в судебном заседании совсем не обязательно участие сторон конфликта.
   В целом принятие данного закона не только неактуально и не только угрожает нарушением прав и свобод человека и гражданина, но может способствовать разрушению брачно-семейных отношений, ослаблению межпоколенных связей, уменьшению числа вступающих в брак и снижению рождаемости.
   Отмечу - это говорит человек в чинах и должностях, государственный служащий высокого ранга. То есть, видимо, это - позиция нашего государства... что, с одной стороны, меня весьма радует, а с другой - очень пугает. Потому что никто не может поручиться, что судьба миллионов русских детей, над которыми дамокловым мечом висит этот кошмарный законопроект, станет просто-напросто игрушкой в руках политиков. Никто не поручится, что завтра в обмен на некие "договорённости с партнёрами" или "международные преференции" позиция государства не поменяется на 180 градусов и этот законопроект не превратится в закон. И при этом будут даны точно такие же логичные и законные обоснования его крайней необходимости для России.
   Дело в том, что на самом деле на страже нормальной жизни людей стоят вовсе не законы и их неукоснительное исполнение, хотя нас пытаются в этом убедить усиленно и с каждым годом всё усиленней. А - совесть и обычный разум. И вот с этим у наших чиновников сильнейшие проблемы.
   Я сейчас хочу провести небольшой литературно-исторический экскурс, чтобы наглядней дать понять читателям, насколько это серьёзная проблема - именно чиновничье бездушие (безумие?) в вопросах защиты детей. Я обращусь к книгам Владислава Петровича Крапивина. Не устаю говорить: если кто-то хочет увидеть, как жили дети в СССР в 60--80-х г.г. ХХ века, какие у них были игры, тайны, мечты, надежды и проблемы - читайте книги этого замечательного в прошлом писателя. Думаю, что его книги читали все "кому за сорок", все поймут, о чём речь... Так вот. Представьте себе на секунду, что у людей, облечённых властью, в 70-х - 80-х годах ХХ века в Советском Союзе был бы такой же образ мыслей, как сейчас...
   ...1.Журавлёнок и молнии.
   Журка - жертва побоев отца. Причём побоев без шуток зверских, судя по описанию. Мать не очень здорова к тому же.
   Иришка - отец-алкоголик без постоянного заработка, "попал на карандаш" СМИ.
   Горька - постоянно избивается отцом.
   Валерик - мать-одиночка, к тому же полная алкоголичка, тоже героиня "сюжета" СМИ.
   Вы понимаете, что эти четверо детей - прямые кандидаты для детдома? На Журку ОБЯЗАНА была бы донести его учительница, к которой он прибрёл спасаться. Не доносить? Себе дороже. У неё - Максимка. В самом "подходящем" возрасте для "изъятия". Из её квартиры Журку бы и забрали. Иришку - скорей всего из школы, Валерика - с улицы. С Горькой - варианты, отец - мент. Но мент, судя по всему, ЧЕСТНЫЙ. Поэтому сразу после развода Горьку забрали бы у матери.
   Далее?
   Горька сломался бы в детдоме сразу, он привык к тому, что те, кто сильней - всегда правы. Валерик стал бы постоянным "бегунком" и закончил свою карьеру в больничной палате с открытым ртом и слюной на нижней губе (хлопот много, убегает, а так - никаких...) Судьбу Иришки мне описывать страшно, напомню только присловье про детдома: "Днём - казарма, ночью - бордель!" Журка с его характером он или покончил бы с собой, или загремел бы уже в спецшколу после того, как кого-нибудь убил бы. И стал бы уголовным "королём" годам к 25-30. Такие примеры, кстати, в реальной истории есть.
   ЗАМЕТЬТЕ ЕЩЁ: с точки зрения той же чаемой у нас ювеналки, например, разрушение четырёх семей (из них две - вполне счастливых и дружных) и полное крушение судеб четверых детей - рассматривается ТОЛЬКО как "защита прав детей" и "спасение детей от жестокого обращения". Сами дети и то, что с ними будет ПОТОМ - чиновников не интересует в принципе. О родителях - и вовсе не говорится и не думается.
   2.Колыбельная для брата.
   Фотограф знакомится с мальчишкой на улице, фотографирует его, ведёт к себе, где ещё куча таких же мальчишек... Дальше о судьбе фотографа и самого Кирилла (и его друзей по клубу) не будем...
   3. Мальчик со шпагой.
   Директор лагеря не стал бы пытаться трижды и разными способами вернуть Сергея. Он бы просто-напросто стукнул в милицию на журналиста Иванова, который "познакомился с мальчиком на станции и сейчас сидит с ним там на скамейке и что-то такое..." Разом прикрыл бы и свою задницу от расследования, и отомстил бы наглому мальчишке кучей проблем.
   Чиновник ЖЭКа г-н Сыронисский тоже не стал бы долго и уныло воевать с тренером Олегом Московкиным за помещение. На фига? Это же мечта - неженатый молодой мужик, куча мальчишек рядом, да ещё и по вечерам они там собираются зачем-то, даже не на занятия... Конечно, контингент "Эспады" трудный для обработки. Но наши-то "органы", да чтобы никого не "раскололи"? Раскололи бы. Того же Мосина. Или кого-то из младших. Московкин - на зону, а бухгалтерия с триумфом въезжает на новое место. Да ещё и в ореоле "борцов с педофилией". Мальчишки, естественно, остаются на улице, да ещё и с клеймом во весь лоб...
   4.А сам Владислав Петрович, который прямо на севастопольской улице знакомится с Саней Дальченко и приглашает его в гостиничный номер "за книжкой"? Кто читал - помнит, откуда это.
   ЗАМЕТЬТЕ: в 70-х - 80-х годах ХХ века в СССР подобный образ действий и даже мыслей не был свойственен даже закоренелым сволочам или отпетым идиотам. Но с точки зрения среднего... ну... пусть канадца - вся история "Журавлёнка" - нонсенс, пример "безразличия взрослых к судьбе детей" и "некомпетентности органов опеки". Между тем как мы - всё ещё понимаем, что это - жизнь. Нормальная жизнь. Такая, какой она должна быть, если вокруг люди, а не специализированые куклы.
   И именно от этой разумной и здравой мысли нас стараются отучить вот такие "законодатели", какими являются авторы кромешного ужаса по имени "законопроект о профилактике семейного насилия".
   Но как же, скажет читатель, ведь "генеральной линией" сейчас является закрытие возможно большего количества детских домов, куда же девать отобранных детей-то, учитывая, что и вывоз за границу резко сократился?! Что-то не то пишет автор...
   К сожалению - то. И для отобранных детей уже готовы "добрые руки профессионалов". Нет, не детские дома, не думайте... и не надейтесь. Детский дом - это коллективизм, это привязанности, это ужасно, это нельзя. Всё куда более модерново и жутко.
   Вот что сообщает один из новосибирских сайтов.
   "Только в одном российском городе - Новосибирске - на контроль полиции попадает до 4 тысяч неблагополучных родителей ежегодно. О таких цифрах сообщает новосибирский портал Город54.
   Население этого третьего по численности города России составляет полтора миллиона человек.
   Дети и семья России уже 25 лет продолжают оставаться в фокусе социальных экспериментаторов.
   Известно, что до лишения родительских прав ребёнок обычно попадает в государственные сиротские учреждения. Известно также, что лишение прав, отобрание из семьи и разлучение детей с родителями - это крайняя мера, к которой допустимо прибегать лишь в самых экстренных ситуациях угрозы жизни и здоровья ребёнка.
   Однако сейчас в Новосибирске готовятся к началу нового социального эксперимента на детях, который заметно упростит процедуру изъятия ребёнка из семьи и придаст ей лицемерную форму "помощи".
   Новосибирские социалы готовы к внедрению так называемых "семей помощников", или фостерных наёмников. Они дают лицемерные названия таким семьям как "семьи помощников". Но поскольку в фостерную семью ребёнка помещают сразу после изъятия вместо детдома, и в чем заключается "помощь" - это большой вопрос.
   Социальные экспериментаторы утверждают, что "ребёнка помещают до устранения кризисной ситуации в кровной семье, либо до начала процесса усыновления". И уже до конца 2015 года в фостерные семьи в Ленинском районе Новосибирска попадёт не менее 20 детей.
   "Город54" сообщает, что с начала 2015 года инспекторы ПДН уже посетили с проверками 8 тысяч новосибирских семей. Если после двух предупреждений семья не устраняет нарушения - ребёнок попадает в детский дом. С начала года таким образом забрали уже 394 ребёнка.
   Однако вызывает крайнюю тревогу, что в данной ситуации антиконституционных проверок семей речь не идёт об угрозе жизни и здоровью, которые являются основанием для немедленного отобрания ребёнка из семьи, иначе детей отбирали бы немедленно.
   Речь идёт о "невыполнении или ненадлежащем выполнении родительских обязанностей", очень размытой категории, которую каждый инспектор или сотрудник опеки может трактовать по-своему.
   Новосибирским наёмным "родителям", к которым на секретный адрес будут помещать изъятых детей, установлена оплата - 10 000 рублей в месяц за одного ребёнка. На Западе обычно идёт ежедневное начисление денег за пребывание каждого отдельного ребёнка. Таких детей можно набрать несколько - тогда количество денег за "поголовье" пропорционально растёт.
   Первого ребёнка полутора лет новосибирские наёмные "родители" возьмут уже в ближайшие недели, пока "его мама будет искать жилье и улучшит здоровье"."
   Когда много лет назад власти ликующе размахивали плакатами с ярко-красочной надписью: "За ребёнком в организацию идут деньги!" - я сразу сказал, что теперь начнётся массовое закрытие сельских школ и нечистоплотная гонка за "детскими единицами". Но тогда я, по правде сказать, не думал, точней - не задумывался о том, что погоня за деньгами может принять такие жуткие формы. Формы возникновения "наёмного" (очень точно сказано - не ПРИЁМНОГО, именно НАЁМНОГО!) "родительства", при котором вместо материальной и финансовой помощи родным семьям детей будут "спасать" путём отнятия у близких и передачи в аренду наёмникам.
   В одной из своих статей ранее я приводил цифры, указывающие, что в "фостерных семьях" на "Западе" дети в 60 случаях из 100 становятся жертвами сексуальной эксплуатации, в 80 случаях из 100 - жертвами физического насилия или пренебрежения их интересами и нуждами. В этом случае из "не справившейся" фостерной "семьи" несчастного ребёнка забирают и... передают в новую фостерную "семью". При том, что поводы для разлучения с родителями настолько идиотичны, что возникает разумный вопрос либо о заказе на детей, либо о психическом здоровье чиновников опеки.
   Так, не столь давно в Техасе пятнадцатилетнего мальчика забрали из родной семьи по жалобе соседей - они услышали, что между сыном и отцом вёлся разговор "на повышенных тонах". Я не буду вникать в перипетии этой истории, вряд ли понятные тому, кто не знает американского варианта английского языка. Скажу только вкратце, что соседям послышалось, будто отец принуждает сына стать протестантом - следовательно, покушается на свободу выбора подростка (само по себе преступление по бредовым законам США!) Хотя на самом деле из-за особенностей американского жаргона суть спора была в том, что мальчишка не хотел рано вставать, чтобы идти в церковь, а вовсе не собирался сам себе выбрать какую-то иную веру, из-за чего его де третировал отец. Мальчишка и сам это объяснял несколько раз всем, кто "спасал" его из родной семьи.
   Но, естественно, его никто не слушал. Парня тут же силой вывезли прочь. Отмечу то, что отмечал в своих статьях, посвящённых ювенальной юстиции уже не раз: ЕСЛИ РЕБЁНОК ГОВОРИТ "Я НЕ ХОЧУ ТУТ ЖИТЬ!" - ЭТО, МОЛ, ЕГО ПРАВО И НИКТО НЕ СМЕЕТ "НАВЯЗЫВАТЬ ЕМУ ИНОЙ ВЫБОР". Вот только... это "я не хочу" касается почему-то только родной семьи. Если же ребёнок начинает криком кричать: "Я ХОЧУ ДОМОЙ!" - ему жёстко отвечают, что он сам не понимает своего счастья и ещё не дорос решать такие вопросы. То есть, забрать его из семьи могут по первому его слову или вообще по доносу посторонних (видимо, очень и очень плохо знающих родной язык, кстати...) людей - а вот вернуться в семью он уже не сможет. Даже если изойдёт на вопли о том, что таково его желание.
   Впрочем, говорить с американцем (да и с жителями многих других стран) на тему того, что их поведение неестественно и в конечном счёте причиняет и родителям ребёнка, и самому ребёнку, которого они "спасли", реальные страдания, моральные, а зачастую - и физические - бессмысленно. Они просто не понимают, что ни "оставление" 12-летнего ребёнка одного дома, ни "оставление" семилетнего в машине не несут никакой реальной опасности, и случаи-исключения лишь подтверждают правило. А вот вмешательство властей в таких случаях всегда оборачивается травмами психики, если вспомнить, что первая мера реагирования - отделить ребёнка от "злодеев-родителей". При том, что сам ребёнок вовсе не ощущает себя объектом злодейства и не понимает, почему его забирают от мамы и папы и куда-то увозят.
   Я много думал над этим вопросом и склонен видеть его корни в повседневной беспомощности среднего жителя "запада". Он не может повлиять на решения властей относительно его и его жизни. Он не может на самом деле обеспечить безопасность на улицах. Он не может даже себя защитить чисто физически - это зачастую просто находится под запретом. Он никогда не посмеет прийти на помощь соседу или прохожему, если они стали жертвами реальной агрессии. Он ощущает себя постоянным рабом - обстоятельств, работодателей, государства, банков и т.д. А подобное стукачество даёт ему моральную сублимацию: "Я на что-то влияю, я участвую в общественной жизни, я неравнодушен, я спас ребёнка, ко мне прислушиваются власти.." - и т.д. Это выглядит в основе своей смешно и жалко, но это - одна из немногих отдушин, оставшихся в "демократическом обществе" для самореализации.
   Почва для этого есть и у нас. Ну, во-первых, есть довольно много добровольных стукачей, в основном - пожилых, надо признаться. Во-вторых, есть уже молодая прослойка тех, кто молится на "запад" и уверен, что там "всё делают, как надо!" И если первая прослойка, столкнувшись с последствиями своего стукачества, нередко раскаивается искренне ("Я не знала, господи боже, я же не хотела, чтобы ребёночка из семьи забрали, господи, прости меня, дуру грешную..."), то вторая непоколебима в своей "омереханской правоте" ("А нечего ребёнка одного оставлять! А нечего этими родителям детей гулять отпускать! А нечего, всё правильно в Омерехе делают, и нам так надо!") Первые - воспитаны при СССР, они искренне верят всё ещё, что родное государство не может сделать плохо людям, особенно детям. Вторые - просто мокрицы.
   Но в обоих случаях страдают дети и в обеих случаях доносчики просто не понимают (даже во втором не понимают!), что бросают в чужую семью гранату. Самую настоящую, которая эту семьи разрушит. И никакие псевдопафосные речи многих журналистов типа "нет, но вот за стенкой убивают ребёнка, вы что, предлагаете молчать?!" с их подменами понятий и искажением ситуаций - не замажут того простого факта, что в дела чужой семьи доброхотам (да и государству!) лезть незачем. В идеале, от этого семью надо оградить законом... но о чём я...
   Как показывает практика, когда "за стенкой" НА САМОМ ДЕЛЕ убивают ребёнка - желающих позвонить почти никогда не находится. И уж точно не США - не США, где в год бесследно и навечно пропадает 18 000 несовершеннолетних и совершается до 50 000 случаев только доказанного сексуального насилия над ними - не им нас учить. И не с них нам брать пример.
   Даже сейчас и в нашем нынешнем состоянии. А навязывание нам "закона о профилактике семейного насилия" - как раз и есть ярчайший пример того, как сифилитик пытается продавать всем остальным свою болезнь как высшее достижение цивилизации. Потому что "закон" этот "слизан" под копирку с подобных образчиков "западного" творчества. Никому - отмечу! - не принёсших ни грамма счастья, зато послуживших причиной насильственного разрушения сотен тысяч семей и страданий сотен тысяч детей.
   Это наш путь? Я думаю, что нужно лишь одно: сказать раз и навсегда решительное "НЕТ!" всем попыткам навязать нам этот болезненный бред - в любой его упаковке! Под любым соусом!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"