Vereteno: другие произведения.

Я принадлежу тебе. Спаси...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Семья Дэна трагически погибла в катастрофе на море. В свое шестнадцатилетие он остался один на один с этим миром и не смог жить дальше. Ровно через год после трагедии юноша приходит на тот же пляж, где видел родных в последний раз. Алкоголь и тоска толкают на странные, необдуманные поступки. Дэн кидается в воду и плывет прочь от берега до изнеможения. Когда береговая линия потерялась в ночи, вокруг плещутся темные волны, а впереди лишь лунная дорожка, парень поддается необъяснимому порыву. Он обращается с молитвой к древней силе, пронизывающей океан. Дэн предлагает сумасшедшую и дерзкую сделку: обменять свою душу на жизнь сестренки, тело которой так и не нашли после катастрофы. Молитва услышана, и сделка совершена, но какую цену придется за это заплатить? Великая стихия хранит свои тайны и рождает легенды...


  
  
  
   0x01 graphic
  
   VERETENO
  
  
   Я принадлежу тебе. Спаси...
  
  
  
   Аннотация.
  
   Семья Дэна трагически погибла в катастрофе на море. В свое шестнадцатилетие он остался один на один с этим миром и не смог жить дальше. Ровно через год после трагедии юноша приходит на тот же пляж, где видел родных в последний раз. Алкоголь и тоска толкают на странные, необдуманные поступки. Дэн кидается в воду и плывет прочь от берега до изнеможения. Когда береговая линия потерялась в ночи, вокруг плещутся темные волны, а впереди лишь лунная дорожка, парень поддается необъяснимому порыву. Он обращается с молитвой к древней силе, пронизывающей океан. Дэн предлагает сумасшедшую и дерзкую сделку: обменять свою душу на жизнь сестренки, тело которой так и не нашли после катастрофы. Молитва услышана, и сделка совершена, но какую цену придется за это заплатить? Стихия хранит свои тайны и рождает легенды...
  
  
  
  
   Если вдруг уйдёшь, я буду звать тебя всегда
   Скучая по губам твоим, не верить в расставанье
   Люблю тебя и ненавижу. И ненавижу, но люблю
   Шепчу всё это лишь тебе... с огромным сожаленьем
   Не смог я удержать любовь свою.
  
   А если вдруг уйдёшь, я буду звать тебя всегда
   Скучать и вновь не верить в расставанье
   Не есть, не спать, рыдать, ругаться.
   Бить кулаками в пустоту.
   Тревожась за тебя, кричать на глупую судьбу.
  
   А если ты останешься со мною, прожив безумные года,
   И не желая никого другого, и не жалея, до конца отдать себя.
   Твои ведения наполнятся покоем.
   Я обречён любить тебя всегда...
   (Андрей Сафронов)
  
   Глава 1
  
   Луна светила этой ночью слишком ярко. Так ярко, что воспалённым глазам Дэна больно смотреть на белый диск. Ночное око проникало глубоко в мечущуюся душу, но не разгоняло тени, а лишь делало объемнее и живее всех демонов, что поселились там год назад. Их древние имена: Тоска, Горечь утраты и бесконечное Одиночество. Они терзали сердце с новой силой, а луна лишь напитывала их безнадёжностью. Ещё чуть-чуть и последнее решение будет принято. Тягостной, болезненной волной нахлынули воспоминания. Они терзали человека снова и снова, днем и ночью, но сегодня захлестнули с новой силой. Это из-за них парень опять пришёл на проклятое место, из-за них мир казался чужим и пустым. Дэн отгородился от жизни и смотрел на её бег сквозь мутную призму одиночества. Память, куда деться от неё? Как бы хотелось уметь забывать, вычеркнуть плохое, представить всё лишь страшным сном. Хорошо бы однажды проснуться и вздохнуть с облегчением. Но чёртова память снова услужливо подскажет, что это не сон. С неказистой реальностью нужно как-то жить дальше.
   Ровно год назад Дэну исполнилось шестнадцать лет. В тот день семья полным составом собралась отпраздновать это событие. Они намеренно выбрали пустынное морское побережье подальше от городских пляжей и вездесущих туристов. Отец купил новый катер и очень им гордился. Несколько месяцев оформлялись документы, пришлось окончить специальные курсы, получить права на управление судном. И вот теперь глава семейства рвался выйти в открытое море. Отец заранее пригнал катер к безлюдному пляжу, а позже семья приехала на машине. Белоснежный красавец покачивался на волнах. Глянцевые бока блестели на солнце и привлекали всеобщее внимание.
   Тем не менее, героем дня остался Дэн. Сегодня его праздник и его совершеннолетие. Гулянье с друзьями ещё впереди, а пока парень отмечал День рождения в кругу семьи. Веселье с барбекю и музыкой шло своим чередом. После изнуряющей жары, городской пыли и смога хотелось окунуться в прохладное море. Как ни странно, жители прибрежных городов куда реже выбираются на пляж. Поездка планировалась заранее, друзья посоветовали маленькую бухту, удаленную от туристических маршрутов. Сюда приезжали только посвящённые местные. Всё семейство самозабвенно наслаждалось уединенным песчаным пляжем и чистой водой. Дэн скучал на берегу и с завистью наблюдал за купающимися. Его последний заплыв окончился неудачно. Бутылочный осколок глубоко распорол ногу, кровь с трудом удалось остановить. Видимо, даже здесь редкие отдыхающие не особо заботились, куда девать мусор. Какое невезенье, так стремиться на море, а теперь сидеть на берегу с перебинтованной ногой!
   Младшая сестра, Яночка, с утра просилась отправиться на морскую прогулку, но если честно, то и взрослые едва сдерживали нетерпение. Всем хотелось опробовать маневренность нового катера, разогнаться и лететь по волнам. Отец перевёз семью на борт в надувной лодке, конечно кроме травмированного Дэна. Мать боялась, что сын намочит рану и занесёт инфекцию. Спорить сейчас бесполезно, поэтому парень проглотил обиду и остался один среди раскиданных подстилок и надувных матрацев. Он с досадой следил за лихо удаляющимся катером и проклинал всё на свете.
   Быстрое судно оставляло на воде пенный след. Некоторое время парень ещё мог различать фигуру отца за штурвалом, машущую руками Яну, дядю и тетю с племянницей. Заметней всех было ярко-красное парео матери, развевающееся, словно флаг. Это последний раз, когда Дэн видел родных живыми. Катер исчез из видимости и больше не появился. Что произошло на самом деле, так никто и не выяснил. Спасатели нашли лишь обгорелые фрагменты судна и покалеченные до неузнаваемости тела всех членов семьи. Всех, кроме младшей сестры, Яны.
   Дэн остался в одиночестве. Потекли блёклые сиротливые дни, а ночи казались бесконечными и липкими от кошмаров. За всё время, что прошло с момента трагедии, парень так и не научился жить нормальной жизнью, а может и не хотел. Он бросил учёбу и превратился в тень себя былого. Из открытого и общительного подростка получился озлобленный на мир волчонок. Душевная боль скрывалась за грубостью и отстраненностью. Он никому не сказал, что собирается вернуться на тот же пляж в годовщину смерти семьи. Даже сам себе Дэн не пытался объяснить, зачем снова приехал сюда, да ещё и ночью.
   Волны плескались совсем близко. Ветер трепал волосы и бросал в лицо мелкие брызги. Но он не мог остудить горящего лица человека. Дэн едва держался на ногах от опьянения. Где-то рядом валялась пустая бутылка. Выпить ее на голодный желудок, быть может, и не совсем хорошая идея. Дэн упрямо махнул головой. Да, он пьян, но не только от водки, а ещё от тёмной тоски, к которой нельзя привыкнуть. Рядом никого нет, чтобы остановить или утешить. Ноги утопали в мягком песке, тело становилось ватным и непослушным, в голове крутился полный хаос. Одиночество, луна и водка - не самые хорошие советчики, когда тебе семнадцать лет.
   Лунная дорожка указывала путь, она единственное светлое пятно в темноте. Людям легче идти именно на свет, это кажется правильным. Когда плохо и тошно просто иди на свет! И Дэн решился. Трясущиеся руки сорвали нехитрую одежду и отбросили на песок. Неровной походкой человек вошёл в воду и стремительно кинулся вперед, уходя в волны с головой. Инерция вынесла тело на поверхность через несколько метров. Парень усиленно заработал руками, заскользил по волнам. Все дальше и дальше от берега уводила мерцающая лунная дорога. Никакой цели в голове; только тёмное море вокруг и диск ночного светила впереди. Нужно плыть до изнеможения, пока в мышцах не останется сил. Молодое тело не желало быстро сдаваться, но даже у него есть пределы возможностей. По щекам стекали солёные капли морской воды, а может это слёзы? Кому до этого есть дело? Существует ли в мире хоть одно существо, которому есть дело до этого пьяного, потерянного подростка, до его чувств, до его решений, до его слёз?
   Дэн оглянулся и не смог увидеть береговую линию. Она потерялась в темноте вместе со страхом или сомнениями. Сердце бешено стучало в груди, рваное дыхание давалось тяжело. Парень остановился и прислушался к себе. Странные мысли крутились в помутневшем сознании. Где-то там погибли родные, море собрало свою жатву, так и не вернув для захоронения тело сестры. Если бы она каким-то чудом оказалась жива, если бы море сжалилось над ней и сохранило жизнь? Чтобы Дэн мог дать взамен, чем бы пожертвовал ради этой надежды?
   - Пусть она живёт! Я не смог! - вдруг закричал парень, вглядываясь в тёмную воду.
   Зачем он это делает и к кому обращается? Откуда пришли шальные, будоражащие смятенную душу слова? Дэн отбросил ненужные размышления и увлёкся новым ощущением. Оно наполняло пустоту внутри, ему хотелось довериться, поддаться. С новым чувством рождалась надежда, которая казалась безумием. Но Дэн уцепился за нее, как за последнюю соломинку.
   - Вот он я! Забери меня взамен, море! Возьми одну жизнь ради другой, - исступлённо молил одиночка среди бескрайней водной глади. В этот сокровенный момент он действительно поверил, что такая возможность существует. Слова нехитрой искренней молитвы летели в пучину. Там ожил единственный бог, в которого мог поверить сейчас Дэн. Это он собирает человеческие жертвы и меняет судьбы тех, кто выжил. Многоликий, непостижимый, могущественный бог океана. Люди чувствуют и осознают его существование по-разному.
   Быть может, это происходит, когда смотришь на бесконечно прекрасный закат. Утомленный огненный диск опускается в воду. Море меняет цвет. Кажется, что открывается дорога за край мира. Душа наполняется щемящим восторгом и ликованием, она кричит:
   - Как дивен твой лик, безгранична сила, океан! Ты и есть жизнь!
   А возможно, осознание происходит с последними пузырьками воздуха. Они уходят из лёгких в момент смерти. Очередного утопленника неумолимо затягивает бездна. На пике агонии душа теряет связь с телом и кричит:
   - Ты жесток и холодны объятья твои! Ты и есть смерть!
   Но бывают моменты, когда осознание приходит, как сейчас у потерянного подростка. Он сам до конца не осознает, о чем просит. И тогда душа стенает и молит:
   - Ты и есть надежда!
   Существует бесконечное множество вариантов. Их сплетает непостижимая людям сущность, древняя, как сама Земля.
   - Возьми меня. Я принадлежу тебе! - в последний раз крикнул Дэн и затих.
   Злые слёзы стекали по щекам. Ему никто не ответил. В своей недолгой жизни парень никогда не просил и не верил так искренне, как сейчас. Был лишь миг, когда он соприкоснулся с чем-то неведомым, ощутил надежду. Но момент растаял в тишине, так и не пришедшего ответа. Дурак, идиот, критин, как можно быть таким глупцом и представить, что его пьяные крики кто-то услышит! Дэн устыдился собственного порыва, показался себе слабым и жалким. Кричать посреди тёмной воды, взывать к некой выдуманной силе просто малодушно. Что ж, правда именно такова. Пора признать это. Дэн так и не научился жить дальше, не смог справиться с одиночеством, не забыл, не смирился. О какой надежде он молил? Её не существует на самом деле, а то, что он почувствовал - это пьяный бред и усталость.
   Где-то рядом раздался тихий всплеск, и парень настороженно оглянулся. Перед глазами всё расплывалось: от невыплаканных слёз, от шумящего в крови алкоголя. Взгляд остановился на неясных очертаниях лунной дорожки. Там, где раньше плескались небольшие волны, теперь медленно поднимался водяной вал, поверхность бурлила и вспучивалась. Вал нарастал, постепенно приобретал человекоподобные очертания. Сквозь прозрачную фигуру хорошо просматривалась луна, как через стеклянную скульптуру. Но стекло мертво и неподвижно, а вырастающее из вспененных волн существо наполнено жизнью и движением. Безликая фигура полностью состояла из воды и непрерывно изменяла очертания. Существо не утруждалось созданием черт лица, лишь обозначив наличие головы. Оно могло выглядеть как угодно, но для Дэна предпочло сотворить подобие человека. От большого тела колосса отделилась рука и неожиданно быстро обхватила парня. Человеку плыть бы отсюда прочь, кричать и звать на помощь. Однако Дэн застыл истуканом и всё таращился на луну сквозь прозрачное тело.
   Чужая ладонь сдавила плечи, грудь и живот. Захват сжался ещё сильней, а потом, словно прорвав преграду, ладонь вошла внутрь. Дэн чувствовал, как холодные пальцы обхватили сердце, но до сих пор не мог поверить в реальность происходящего. Может из-за того, что отсутствовала боль? Страх не приходил, пока не исчезли все звуки кроме затихающего биения собственного сердца. Тук-тук, тук-тук...тук-тук. Удары реже и слабее, а в глубине души поднимается волна животного ужаса. Тук-тук. Немеют руки и ноги, тело не слушается. Хочется кричать, но горло не издает ни звука, будто Дэн выброшенная на берег рыба. Тук...Тук...
   И только сейчас парень протрезвел и почувствовал приближающуюся смерть, как никогда близко. Он с опозданием понял, что хочет жить! Развеялся туман и проснулся инстинкт самосохранения. Вмиг Дэн осознал, какую ошибку совершил, как глупо себя вёл. Он оказался не готов переступить порог, за которым нет места живым. Думал, что всё будет так просто и смерть принесёт лишь облегчение. Но не сейчас, когда сердце дёрнулось в последний раз и затихло.
   Дэн очутился в темноте. Она распадалась на удивительное множество оттенков и полутонов. Темнота, но не пустота. В ней есть дорога, только для человека, Дэн чувствовал её. Никто не звал идти по ней, не принуждал и не толкал. Но кроме этого для человека ничего не доступно в этом странном месте. Как страшно сделать первый шаг и пойти туда, откуда не возвращаются. Пойти или остаться, да и возможно ли остаться? А ещё человек знал, что здесь не один. Во мраке к нему прикован чей-то взгляд.
   Человек услышал волнующий голос. От необычных звуков хотелось куда-то бежать, искать источник. Но страх заставил Дэна замереть на месте. Ему предлагали выбор: пойти по дороге сквозь темноту или остаться и заключить сделку, о которой так просил. Её условия ошарашили и напугали. Но, если человек выберет жизнь, то она круто изменится, как и мир вокруг. Перед тем, как сделка будет завершена, парню предстоит сделать ещё один выбор. Голос опускался до шепота или гремел в голове набатом, он говорил о невероятных для человека вещах, но ему сразу и безоговорочно верилось. Дэн с ужасом понимал, что возврата к прошлому никогда не будет. Обнадеживало одно - Яна вернется в мир живых. У неё появится второй шанс и ради этого Дэн перешагнет через себя. Да, соглашаться страшно, ещё страшнее отдаться во власть чуждой силы сознательно. Но Дэн стоял перед тёмной дорогой и отчетливо понимал, что не хочет по ней идти. Он выбирает жизнь для себя и для сестры.
   - Я согласен, - тихо, но уверенно произнес человек, и его услышали. С этого момента Дэн не принадлежал себе, все его существование отныне подчинено некой цели. В темноте замерцало пятно, похожее на большое овальное зеркало. Его поверхность слабо светилась. Голос велел идти на свет и Дэн не мог ослушаться. Будущее ждало за гранью портала. Мерцающая поверхность чуть вздрагивала от звуков грохочущего голоса. Дэн послушно сделал последний шаг, соприкоснулся и преодолел зыбкую преграду. Он почувствовал, что реальность снова изменилась, яркая вспышка потушила сознание.
  
   Глава 2
  
   - Протяни руку, Рокот! Таков дар отца, - произнесли с издёвкой. Послышался щелчок, словно рядом захлопнулся капкан.
   Дэн очнулся от звуков громкого спора двух незнакомцев. Сознание вернулось резко, а потом нахлынул страх. И на то существовали весомые причины. Парень лежал на животе крепко связанным. Обнаженная кожа соприкасалась с холодным гладким камнем. Руки и ноги разведены в стороны и жёстко зафиксированы. Оковы пресекали любую возможность пошевелиться. Дэн пытался вырываться, он до изнеможения дергался в путах, но так и не смог даже чуть-чуть ослабить захват. Собственный голос тоже предал. Оставалось открывать рот в немом крике и таращиться в угол комнаты, единственно доступный для взгляда. Видимый отрезок стены походил на отшлифованную монолитную поверхность из светло-серого камня с вкраплениями прозрачных кристаллов. Вертеть головой не получалось, шею сдавил строгий ошейник. Рассмотреть незнакомцев и обстановку в комнате тоже не удавалось. Тем временем спор двух похитителей нарастал. В том, что Дэна похитили и удерживают в заложниках, не осталось сомнений. Кому и для чего ещё понадобилось связывать его?
   - Дар? Мне навязывают смертного, и это называется даром? Скорей новая кара или проклятие! - голос превратился в гул, странно похожий на шум прибоя.
   - Мне передать отцу, что ты отказываешься и не подчиняешься? - флегматично продолжал неведомый Дэну мужчина.
   - Нет, - после долгой заминки произнёс Рокот.
   - Я так и думал. И чего ты взбесился? Ну, появился новый раб и что? С каких пор тебя это волнует?
   - С того самого момента, когда на мне защёлкнулся вот этот браслет, а точней наручник, хранящий часть человеческой души. С тех самых пор, как я почувствовал постороннее присутствие в себе! И чье?! Какого-то смертного, приставленного отцом! Я ощущаю, как часть чуждой сущности расползается внутри меня. Мор, это не самое приятное чувство. На этот раз Владыка превзошёл сам себя по изощренности наказания!
   - Посмотри на человечка повнимательней. Может ещё понравится, и он на что-нибудь сгодится. Ты свыкнешься... со временем...
   Дэн вздрогнул от прикосновения. На спину пролилась вода, но не растеклась, а приняла форму ладоней. Они медленно двигались вдоль тела, от плеч к ягодицам. Парень исступленно вырывался, пытался сбросить чьи-то руки, но вызвал лишь смех и язвительные слова.
   - Посмотри, он дикий и ещё девственник. А хочешь, я ненадолго заберу его и подготовлю, обломаю строптивость. Парень вернется к тебе тихим и покорным, но на всё согласным. Идеальный раб!
   Ладони больно сжали ягодицы, а потом утратили твёрдость и снова стали жидкостью. Вода стекала в углубление, проникала в промежность. Она раздвигала кожу, открывала свободный доступ ко всем интимным местам. Вода всегда найдет лазейку, попадёт в любое наглухо закрытое место. Там, где просочилась капля, теперь может проникнуть целый поток. Дэна била крупная дрожь от смеси ужаса и отвращения. Его изнасилуют прямо сейчас, а он ничего не сможет с этим сделать, даже кричать и отбиваться. Вода на его теле вновь обретала очертания и твердость ладоней.
   - Довольно! Идеальный раб, говоришь? Не стоило тебе об этом говорить. А кто мы с тобой для Владыки? Не такие же рабы? Мне противна сама мысль о рабстве, хотя приходиться жить с этим каждый день.
   - Не цепляйся к словам, брат, - холодно проговорил Мор, - и не сравнивай нас со смертными.
   - Я не нуждаюсь в твоих услугах, брат. Покинь мои чертоги, потому что я в гневе. Уйди! - Рокот произносил каждое слово с едва сдерживаемой яростью. Слова звенели, как пощёчины. Резкие звуки взрывались в глубине сознания. Но вместе с ними к Дэну пришло облегчение, его тело оставили в покое. Да кто эти двое такие? Что происходит?
   - Так вымести гнев на новой игрушке, ты же это любишь, яростный и неукротимый Рокот! Но не вздумай убивать человека или ощутишь гнев отца в полной мере. Неудобство от соприкосновения с человеческой душой покажется тебе мелочью. Парень заключил сделку с Владыкой.
   - Уходи прочь! - в бешенстве кричал Рокот.
   - Кстати, Владыка просил передать, что твоего человека зовут Дэн. Ему семнадцать. Желаю приятно провести время в обществе друг друга, его у вас теперь предостаточно, - на прощанье хмыкнул странный собеседник Рокота и исчез.
   На несколько секунд повисла полная тишина. А потом грянула буря. Дэн не мог видеть всего, что творилось вокруг. Зато он прекрасно слышал и чувствовал, как вибрирует и подскакивает громоздкий камень, к которому крепились его путы. Рокот носился вокруг и крушил всё подряд. От ударов дрожали стены, осыпались какие-то осколки, что-то трещало и лопалось, словно дерево перемалывали в труху, падали камни. В комнате поднялся жуткий ледяной ветер и подхватил мелкие осколки. Они чиркали по коже пленника, оставляя глубокие царапины. Дэн зажмурился и до крови закусил губу.
   Внезапно путы юного пленника исчезли. Он резко перевернулся на спину и дико огляделся по сторонам. Посреди развороченной комнаты возвышалась каменная глыба, на которой и сидел сейчас Дэн. Это единственное незыблемое место в творящемся вокруг хаосе. Вихрь носил многочисленные обломки мебели, утвари и посуды. Две стены разрушались прямо на глазах, как от сильного землетрясения. А за ними бушевало море, вплотную подобравшееся к жилищу. Огромные волны бились о берег совсем рядом, подкатывались к обломкам стен и уносили камни за собой. То, что происходило вокруг, не мог устроить обычный человек, даже очень разгневанный. Дэн оторвался от жуткого зрелища беснующихся волн и встретился взглядом с хозяином этого места.
   Среди летящих обломков замер высокий, крупный мужчина. Хозяин этих чертогов производил внушительное и пугающее впечатление. Мышцы бугрились на груди и плечах. Волосы развивались потревоженными черными змеями. Недюжинная сила ощущалась во всем облике Рокота. Но не это заставило Дэна похолодеть от ужаса и вжаться в холодную глыбу. Он сошёлся взглядом с самыми жуткими глазами, которые когда-либо видел. Ни чёрного зрачка, ни цветной роговицы, вся наружная оболочка глаз переливалась сплошным перламутром, будто они затянуты жемчужной пеленой. Черты лица Рокота можно назвать красивыми и благородными, но жуткие, пугающие глаза заставляли дрожать от страха, они отнимали желание к сопротивлению.
   Рокот прищурился и пересек комнату за пару шагов. Он коротко размахнулся и ударил Дэна наотмашь. Парень слетел с каменной глыбы, покатился по полу и больно врезался в остатки стены. Хозяин настиг его и там. Он грубо схватил тонкую шею пленника и приподнял над землей. Мужчина легко удерживал Дэна на вытянутой руке, словно куклу.
   - Ты мне не нужен! Не нужен, ни как игрушка, ни как слуга, ни как раб! - прогремел Рокот, и у Дэна затряслось всё внутри. Он смотрел в глаза смерти.
   - Какую сделку ты заключил с Владыкой? Отвечай! - голос оглушал силой.
   Дэн болтался в железном захвате и задыхался. Он судорожно хватал ртом воздух и мог лишь беззвучно раскрывать рот. Даже если бы мог, юноша не знал, что ответить Рокоту. О какой сделке идет речь? Что хочет от него этот странный мужчина?
   - За какую услугу ты, глупец, отдал свою душу? Пока я не выясню это, не смогу от тебя избавиться! - продолжал гневаться Рокот. Он терял остатки терпения, глядя на покрасневшего в удушье человека.
   - Слабая, жалкая, маленькая тварь! Не хочу знать твоего имени, не хочу видеть или слышать. Ненавижу!
   Хозяин отбросил Дэна прочь, обхватил голову руками и взвыл. Парень упал на пол, голова сильно ударилась о камень. Уплывающим сознанием Дэн ещё успел услышать дикий рев Рокота и подумал, что он скорей похож на раненого зверя, чем на палача. Парень обмяк на полу, перестав реагировать даже на врезающиеся в тело осколки.
   - К бездне всё! Нужно избавиться от смертного, а гнев отца...Что ж, не в первый раз!
   Мужчина снова обхватил шею человека и почувствовал слабый пульс под пальцами. Одно движение и всё будет кончено. Тоненькая шейка сломается, Рокот уже почти слышал звук хрустящих человеческих костей. Такое хрупкое сердце смертного перестанет трепыхаться, и Рокот освободится. Мальчишка тоже обретёт свободу, правда посмертно. Но кого волнует судьба человека в мире бессмертных?
   Проходили минуты, а Рокот так и не сжал ладонь, не оборвал жизнь нового раба. Он застыл, окаменел, но внутри него продолжала бушевать буря. Частичка человеческой души проникала внутрь бессмертного духа, как ни сопротивлялся Рокот. Тончайшей паутиной она оплетала сознание, порождала новые, доселе неизведанные чувства. От них не закрыться, не сбежать. Рокоту хотелось выть от бессилия, противоречивые желания скрутили внутренности в тугой жгут. Пришедшие вместе со смертным, чуждые эмоции - это почти невыносимо больно. Рокот боялся их. Неизменный на протяжении тысячелетий дух менялся. Но страшней всего понимать, что это лишь начало!
   Рокот смотрел на окровавленное, бледное лицо человеческого мальчишки и впервые в жизни почувствовал настоящее сострадание к смертному. Мужчина отпустил раба и отпрянул, упав на спину. Насколько ошеломительно новое ощущение внутри. Боль постепенно уходила. Сознание неожиданно быстро привыкало к этому чувству, словно распробовав некую экзотическую сладость. Рокот понял, что жаждет ещё! В нем просыпался голод, и это вдруг напугало, заставило запаниковать. Этот смертный, как изысканное крепкое вино, от которого невозможно отказаться, пока не выпьешь всё, до последней капли. Он, как некая стремительная болезнь, захватывает естество метастазами. Рокот отчётливо осознал, что не сможет убить Дэна, и не потому что боится гнева отца, а потому что больше не хочет этого сам. Мало того, его начинает тянуть к лежащему без сознания мальчишке. Рокот обхватил руками голову и с трудом поднялся на ноги. Буря утихала, превратив дом в развалины. Но не это сейчас заботило мужчину; низшие слуги уже начинали восстанавливать стены и обстановку.
   - Бежать, нужно бежать от смертного, как можно дальше, - прошептал Рокот и ринулся прочь.
   Он выскочил из дома, в один прыжок преодолел ступени террасы и с разбегу кинулся в пенящиеся волны. Родная стихия обняла гибкое мощное тело, остудила пылающее лицо. На минуту Рокот почувствовал облегчение. Но лишь на минуту, потому что чем дальше уносили его волны, тем хуже ему становилось. Силы утекали из бессмертного духа стремительным потоком, стоило ему удалиться от человека на расстояние двухсот метров. Отец надел сыну строгий ошейник. Он хотел, чтобы Рокот оставался рядом со смертным, и теперь понятно, какое наказание ждет ослушника. Ещё через сто метров мужчина едва мог пошевелиться. Он поднес руку к лицу и увидел, что ладонь становится прозрачной. Его физическая оболочка истаивает, а силы на исходе. Неужели Владыка зайдет так далеко, что допустит смерть собственного сына? До последнего не верилось в это. Но сознание рассыпалось на осколки, а тело уже утратило очертания. Рокот оказался у последней черты. Ему пришлось осознать: всю серьёзность намерений Владыки, свое плачевное положение и глубину зависимости от смертного.
   Рокот медленно возвращался к берегу, тело вновь приобретало краски и силы. Но теперь мужчина пребывал в глубокой задумчивости. От гнева и раздражения не осталось и следа. Что же хочет от него отец? Зачем на самом деле связал их со смертным столь глубоко? И как им теперь сосуществовать вместе, ведь их мир сузился до расстояния двухсот шагов друг от друга. Рокот поднялся по ступеням террасы. Низшие слуги споро занимались восстановлением жилища. Но они предпочитали кидаться в тень от хмурого и задумчивого хозяина. Его непредсказуемый гнев мог вылиться в жесткую расправу.
   Пройдя в комнату, Рокот нашел глазами Дэна и присел рядом. Он убрал с лица юноши запачканные кровью волосы и внимательно пригляделся к чертам. Сердце болезненно сжалось, неожиданно откликнулось на плачевный вид человека. Но не только жалость сейчас владела Рокотом, он почувствовал необъяснимое, болезненное влечение. Появилось стойкое ощущение, что на нём захлопнулся капкан, из которого уже не выбраться.
   - Что же нам с тобой делать дальше? - прошептал Рокот и снова прикоснулся к волнистым волосам Дэна. - Понимаешь ли, что мы оба оказались в рабстве, ты и я?
   - Дэн, - медленно проговорил мужчина, прислушиваясь к звукам собственного голоса. Он смаковал новое имя, так стремительно вошедшее в его жизнь.
   Предстояло всё хорошенько обдумать и беситься тут бесполезно. Рокот принял решение спокойно подождать и посмотреть, что будет дальше. Он постарается выяснить у человека условия сделки с Владыкой, а уж потом придумает, как избавиться от зависимости вместе с мальчишкой. Ведь единственное чего действительно много у бессмертного, так это времени.
  
   Сознание возвращалось к человеку медленно и мучительно, раскалывалась голова и тошнота подкатывала к горлу. Глаза опухли и не желали открываться. Дэн застонал и только так обнаружил, что к нему вернулся голос. А ещё он услышал приближающиеся шаги и тут же насторожился. Недавние события всплыли в памяти, они заставили заметаться на неожиданно мягком ложе. Хотелось куда-то бежать, ползти, забиться в маленькую щелочку, никого не слышать и не видеть. Лихорадочные движения жёстко пресекли, сильные руки подхватили и куда-то понесли. Дэн обезумел от паники, исступленно отбивался и выворачивался.
   - Тс-с-с, - цыкнул Рокот, и Дэн тут же понял, в чьих руках находится. Если мужчина хотел успокоить, то добился обратного эффекта. Сопротивление Дэна лишь усилилось, при этом парень не издал ни звука, лишь пыхтел от напряжения. Но силы слишком не равны. Не человеку тягаться с... "Кто же такой этот Рокот?" - снова и снова спрашивал себя парень.
   - Дэн, перестань дергаться. Ты только навредишь себе, - спокойно говорил хозяин. Его голос сейчас походил на далекий, приглушённый шум прибоя. Мужчина лишь крепче прижал к себе человека и ускорил шаг. Они куда-то спускались, послышался плеск воды. Спокойствие Рокота сбивало Дэна с толку. Он не понимал, что происходит и что нужно от него этому здоровяку с жуткими глазами. Тело болело от многочисленных порезов, голова раскалывалась, мысли путались, но его хотя бы не били и не насиловали. Рокот так сильно сжимал руки, что дурнота становилась невыносимой.
   - Подожди, сейчас станет легче, - пообещал мужчина и погрузился вместе с Дэном в теплую воду. Он уложил парня себе на живот, не разжимая сильного захвата.
   - Отпусти, а то меня сейчас стошнит, - прохрипел Дэн, хватая ртом воздух.
   - Извини, малыш, - ответил Рокот и ослабил хватку, но не отпустил совсем. Новый Рокот не особо внушал доверие, в любой момент недавняя буря могла повториться, как и избиение. Дэн уже понял, что не сможет физически противостоять ему. Стоит лишь чем-то вызвать недовольство и его тут же снова начнут бить. Нужно прийти в себя и придумать, как выбраться отсюда. Родители наверно волнуются и уже ищут. При мыслях о семье сердце болезненно сжалось в странной тоске.
   - Пока ты не успокоишься и не излечишься, я не отпущу совсем. Так что просто расслабься и позволь живительному истоку проникнуть в тебя, - продолжал Рокот.
   Дэн трепыхнулся в последний раз и прислушался к новым ощущениям. Кожу приятно пощипывало, боль постепенно утихала. Он пока отбросил сомнения и просто расслабился, отдаваясь потрясающему ощущению. Оно проникало через каждую пору, тело словно парило в невесомости из животворной энергии. Если бы не руки Рокота на груди, мальчишка потерялся бы в блаженстве.
   - Открой глаза, Дэн, - легкое дыхание коснулось уха, мурашки поползли по расслабленному телу. Все что происходило слишком ошеломительно и странно, юноша уже не понимал чего бояться и чего ожидать от следующей минуты. Его, то бьют, ненавидят и обвиняют во всем, то лечат и терпеливо заботятся, даже уговаривают. Дэн сильно зажмурил глаза, а потом осторожно их открыл, и снова дернулся в руках Рокота.
   - Где я? - потрясенно прошептал человек, оглядываясь вокруг.
   - Обещаешь не делать глупостей? - дождавшись кивка, мужчина разжал руки и выпустил своего человека. "Своего" - это слово засело в голове Рокота и заставило грустно усмехнуться. Тем временем Дэн быстро извернулся и соскользнул с могучего мужского торса. Ноги опустились на дно круглой каменной купальни. Почувствовав твердую опору, он выпрямился во весь рост и убрал мокрые волосы с лица. Рокот принес его в небольшую пещеру со сводчатым потолком. Белые полупрозрачные стены светились изнутри, дарили мягкий приятный свет. Из этого же камня выложен пол и дно купальни. Закрытое камерное пространство пещеры нарушалось высеченным в стене проходом, и лишь там виднелась темнота уходящего вдаль узкого коридора. Белый свет окружал со всех сторон, приносил умиротворение и покой. С потолка капала вода, она стекала по стенам, собиралась в струйки. Ручейки стремились по извилистым углублениям и попадали в круглую чашу бассейна. Дэн следил глазами за вездесущими потоками, игрой света в стекающих каплях, потому что боялся посмотреть на того, кто принес его сюда.
   А Рокот в это время, затаил дыхание и любовался совсем другим зрелищем. В самом центре его любимой пещеры ошеломленно замер человек. Прозрачная вода едва достигала бёдер Дэна. Уже не ребёнок, но ещё и не мужчина. Тонкие черты лица приковывали внимание некой потерянностью и нежностью. Чуть раскосые голубые глаза в опушке ресниц широко раскрыты. Курносый нос забавно сопел, выдавая волнение юноши. Верхняя губа немного толще нижней, словно припухла. Форма подбородка выдавала некое упрямство. Тёмно-русые волосы слегка вились и доставали до плеч. Наверняка Дэн собирает их в хвост. По сравнению с Рокотом, юноша казался мелким, но он не худ и не костляв, скорей изящен и хорошо сложен для человеческого подростка. На плечах и груди уже видны переплетения упругих мышц. Возможно, с возрастом парень заматерел бы и выглядел куда внушительней, но не сейчас. С вьющихся волос Дэна капала вода, она стекала по гладкой коже. Свет подчеркивал каждый изгиб, сверкал в капельках, прокладывающих себе путь по телу. Рокот следил за их движением и опускал взгляд всё ниже.
   - Сядь, - вдруг резко сказал хозяин сквозь зубы. Он пытался справиться с накатившим желанием. Дэн вздрогнул и подчинился без вопросов, плюхнувшись в воду. Купальня не так уж велика и двое неизбежно соприкоснулись. И если Рокот лишь стиснул зубы, то Дэн шарахнулся в сторону и вжался в стенку бассейна. Мужчина первым взял себя в руки и справился с напряжением. Он хмыкнул и сел поудобней, положив руки на бортик.
   - Итак, давай знакомиться, человек. Нам предстоит провести некоторое время вместе.
   - Сколько? - вдруг спросил Дэн и, наконец, решился посмотреть в лицо мужчине. Они столкнулись взглядами, и юноша снова вздрогнул. Очень трудно привыкнуть к глазам, полностью залитым перламутром. Ведь абсолютно не понять, куда смотрит собеседник.
   - Не знаю. Ещё вчера я сделал бы все возможное, чтобы сократить его до минимума. И бездна знает, я пытался! Но нас свела воля, что сильней и могущественней меня и тебя, Дэн.
   - А сегодня? Что изменилось сегодня?
   Мужчина долго молчал, а потом продолжил, проигнорировав вопрос Дэна.
   - Меня зовут Рокот и ты у меня в...э-э-э... в гостях. Это моя купальня, мои чертоги и мой остров и ты теперь тоже мой. Хотя вопрос рабства очень спорный в нашем случае. Ты фактически раб, но и я ничем не отличаюсь от тебя и во всем завишу от воли отца. Более того, на неизвестное время нам друг от друга никуда не деться. Виной всему твоя сделка с Владыкой и вот это, - Рокот протянул правую руку и показал Дэну массивный браслет с зелёным камнем.
   - Причем здесь браслет? - ляпнул Дэн, как зачарованный вглядываясь в глубину камня.
   - Здесь заключена частичка твоей души. Без позволения Владыки мне не снять браслета и не вернуть нам свободу. Ты заключил сделку...
   - Да о чём ты? - закричал Дэн, осмелев, - никаких сделок я не заключал! Ничего такого не помню!
   Рокот одним слитным движением пересёк купальню и навис над Дэном. Тот испуганно втянул голову в плечи. Могучие руки упирались в бортик бассейна, заключив человека в полукольцо.
   - Что последнее ты помнишь? - тихий вопрос, почти шёпот.
   - Свой День рождения. Вчера мне исполнилось шестнадцать лет. Мы с семьёй приехали на побережье. Я напоролся ногой на осколок и упал...
   - Что ещё? - мужские ладони обхватили лицо Дэна, а страшные глаза оказались совсем рядом. Рокот не причинял боли, но заметно нервничал.
   - Всё...
   - А дальше?
   - А дальше темнота и я очнулся у тебя от звуков спора. Что случилось потом, ты знаешь лучше меня.
   - Дэн, тебе семнадцать, - наклоняясь ещё ближе, произнес мужчина, - целый год твоей памяти исчез. Я уверен, именно в нем скрыта разгадка.
   - Я не верю тебе! Это всё неправда! Вы выкрали меня, а теперь будете шантажировать родителей? Или просто сделаете рабом? Или продадите на органы? Да что вы за люди такие? - Дэн упёрся ладонями о грудь Рокота, чтобы предотвратить сближение. Кожа под его ладонями прохладная и гладкая. Дэн одёрнул руки и судорожно сглотнул.
   - На этом острове лишь один человек - ты, - медленно произнёс мужчина. Его волосы пришли в движение, переползая змеями на удивленного Дэна. Они оплели плечи и руки юноши, свернулись колечками на шее, коснулись щёк и висков. Чёрные локоны смешались с тёмно-русыми, человеческими.
   - Что ты такое? - прохрипел Дэн, боясь шелохнуться. - Кто такой Владыка, с которым якобы мы заключили сделку на частичку моей души?
   - Он существовал задолго до появления Земли и Солнца, бесконечно двигаясь сквозь мироздание. Он бессмертный дух, однажды пожелавший сойти в этот мир и слиться с одной из великих стихий. Бессчётные поколения людей называли его по-разному, а он иногда являл им один из своих ликов. Посейдон, Нептун, Хнум, Атль, Дунай, Абзу - это лишь несколько из его имён, но суть всегда одна. Владыка повелевает стихией Воды и для тебя понятней всего будет представить его богом. А мы с братом его дети. Я появился от союза со стихией Воздуха и повелеваю бурями в обоих мирах. В одном из них раньше жил ты. Это мир смертных. Но, а сейчас мы находимся в другом мире, он лишь для бессмертных духов стихий.
   Мой брат, Мор, рождён от союза с Землёй. Он имеет власть над подводными вулканами и тёмной бездной. Люди представляют нас, как морских демонов и нарекают самыми странными именами. Но никто из нас не может противостоять воле Владыки, как бы сильны мы не казались. Так было всегда.
   - Зачем я здесь? - голос Дэна дрогнул, он начинал понимать, что уже верит словам Рокота. Слишком необычно всё вокруг. Если бы ему сказали тоже самое, сидя перед телевизором, он от души рассмеялся бы и покрутил у виска. Но сейчас он нежился в живительной купели морского божества, смотрел в перламутровые глаза и чувствовал, как по коже ползут змеи чёрных волос. В такой обстановке словам Рокота верилось особенно быстро.
   - Отец ничего не делает просто так и если он связал нас, значит, на это есть причины. Как бы мы не бесились и не старались, его воли нам не преодолеть. Но чувствую, что разгадка кроется в твоей памяти. Нам нужно подождать и попытаться разбудить воспоминания.
   - Отчего же ты вчера так бушевал...
   - Ты хотел узнать, за что я тебя избил? - поправил Рокот.
   На его лице не дрогнул ни один мускул и раскаяния Дэн так и не уловил. Все-таки странный этот Рокот. Возможно ли человеку привыкнуть или понять Повелителя бурь? И как вообще следует себя вести? Все эти вопросы пронеслись в голове Дэна, как молния, но так и остались без ответов. Мужчина вдруг подхватил парня подмышки и усадил на бортик купели. Тот и ойкнуть не успел, только смотрел во все глаза и старался не показывать страха. Ноги Дэна по щиколотку остались в воде, она стекала с тела прямо на пол. Лица человека и Повелителя бурь оказались на одном уровне.
   - Потому что ярость в моей природе, неудержимая и слепая ярость бури, а ещё, потому что ненавистней всего для меня любое рабство и подчинение. Отец прекрасно знает об этом, но руками брата защёлкнул на руке рабский ошейник. Невидимая цепь тянется к тебе. Мы не привыкли церемониться со смертными. Конечно, я взбесился и во всём винил навязанного человека. На меня надели короткий поводок. Ты ещё не понимаешь, Дэн, что это значит. Вчера, когда ты потерял сознание, я попытался бросить тебя в своих чертогах, раз уж убить нельзя. Но в том-то все и дело, что не смог! Едва я удалился дальше, чем на двести метров, как моя сила стремительно стала таять. Через триста метров я едва не исчез и с трудом сумел вернуться обратно. Тебе повезло, что в этот момент был без сознания. Но любая буря заканчивается, Дэн. Я не смирился с ограничениями, но решил действовать по-другому. Обещаю, что не трону тебя, - проговорил Рокот.
   Он решил пока утаить, что частичка души проникла вглубь его духа. Она стремительно меняла сущность Повелителя бурь, делала зависимым изнутри. Рокот считал это своей слабостью и все ещё настороженно воспринимал проявления новых чувств.
   - Мне нужно послать весточку родителям.
   - Извини, малыш, но это другая реальность. Нас разделяет с миром людей зыбкая грань. В ваш мир редко попадают наши физические воплощения, это происходит только по воле Владыки. Мы повелеваем лишь морскими явлениями, используем для этого свою силу. Вот для неё границ между мирами не существует.
   - Что же будет дальше? - спросил Дэн и опустил плечи. Он понимал, что теперь оторван от родных и привычного образа жизни. Обречён находиться рядом со странным и опасным мужчиной, который взывал смешанные и противоречивые чувства.
   - Не знаю, - улыбнулся Рокот, и Дэн вдруг сбился с дыхания, потому что суровое лицо бессмертного преобразилось. Вместо яростного Повелителя бурь, угрюмого и взрывоопасного, возник молодой, по-юношески бесшабашный человек. "Почти человек", - мысленно поправил себя парень. Мужчина улыбался Дэну открыто и искренне. Такой Рокот сбивал с толку ещё больше. Сколько же лиц у этого существа?
   - Скажи, Дэн, чего ты хочешь сейчас? - Рокот рассматривал человека и пытался прочесть эмоции, ярко горящие в его ауре. Он решил не торопиться и всё же едва сдержался, чтобы не положить ладони на бёдра Дэна. Бездна! Владыка назначил суровое испытание его терпению! Маленький человечек притягивал к себе всё больше и впервые Рокот не пытался взять желаемое силой и нахрапом. Частичка души заключена в камень браслета, она неуклонно проникала в суть Повелителя бурь. Рокот чувствовал каждую минуту, что неуловимо меняется, чуть-чуть, едва заметно. Но, спустя лишь одни сутки, он едва мог узнать себя.
   По сути, они оба попали в рабство, это поневоле сближало, делало товарищами по несчастью. Но Рокот гораздо старше, сильней. Впервые ему захотелось помочь и завоевать, а не сломать. Может он стареет? В чём же скрыт истинный смысл распоряжений Владыки и появления здесь человека?
   - Я хочу есть, - тут же выдал Дэн, а Рокот громогласно рассмеялся. На прищуренных перламутровых глазах выступили слёзы. Оказывается и бессмертный умеет плакать.
  
   Глава 3
  
   Дэн лежал на мягком песке и слушал тихий плеск набегающих волн. Сегодня утром они небольшие и ленивые. Волны играли с берегом, гладили песок. Ветра почти нет, а солнце жарило не так беспощадно, как в мире людей. Но кожа человека уже успела покрыться ровным бронзовым загаром. Прошёл почти месяц с того момента, когда юноша очнулся "в гостях" у Повелителя бурь. И за это время весь внутренний мир Дэна перевернулся. Теперь ежеминутно, ежесекундно он вращался вокруг одного единственного существа - Рокота. Молодой человек боялся поверить в то, что чувствует, боялся признаться себе и тем более хозяину острова.
   Никто из них не мог скрыться или отойти дальше, чем на двести шагов. Но сильней всего пугало то, что они всё больше чувствовали друг друга, улавливали эмоции. Конечно, Дэн ощущал происходившее гораздо слабее. Рокот же сходил с ума от близости, проникался человечностью. Когда-то чуждые эмоции теперь увлекали и затягивали. Круглые сутки они проводили вместе. Дэн не переставал удивляться, как хорошо Повелитель бурь умел походить на человека, если хотел. Сомнений в божественности Рокота давно не осталось. Но Дэн не мог понять, как столь странное и непредсказуемое существо за такое короткое время стало его близким другом.
   Они прекрасно проводили время: гуляли по острову, лазали по скалам, прыгали в гремящий водопад, плавали в тихой лагуне и разговаривали. Говорили обо всём, но в основном о прошлом Дэна. Рокот считал, что таким образом человек сможет быстрей вспомнить утерянный год жизни. Нить за нитью тянулись воспоминания, сплетались в картину недолгой жизни. Но товарищи по рабству так и не приблизились к ответам на главные вопросы: в чем заключалась сделка Дэна с Владыкой, и почему человек на это пошёл? Рокот очень мало рассказывал о себе, предпочитал слушать и узнавать человека, как можно лучше. Он подбирался к мальчишке, словно осторожный зверь, кружил рядом, присматривался, принюхивался.
   Но в то же время Рокот постепенно приручал к себе Дэна. Первые дни мальчишка был насторожен и недоверчив, каждую минуту ожидал, что его ударят. Несколько раз парень пытался сбежать, правда, недалеко. Как только беглецом преодолевался рубеж в двести шагов, начинался приступ слабости, ноги отказывались нести дальше и человек терял сознание. Каждый раз он ожидал от Рокота жестокого наказания, но тот лишь сочувственно смотрел и уносил в прохладу спальни. Они чувствовали, что это общее бремя, и однажды Дэн перестал думать о побеге, но не перестал мечтать о возвращении домой.
   Проходило время, и человек немного расслабился. Невозможно противостоять обаянию Повелителя бурь, тем более что между ними установилась прочная душевная связь, которую не получалось контролировать или отрицать. Парень всё больше раскрывался. Шаг за шагом Рокот методично завладевал мыслями и чувствами Дэна, отлично играя в лучшего друга, притворяясь человеком, почти человеком. Бессмертные великолепно умеют носить маски, а людей так легко ввести в заблуждение и манипулировать.
   Рокот до конца не доверял парню и подсознательно ждал подвоха. Что скрывает маленький смертный? Владыка прислал человека намеренно и уж точно не для красоты одет на руку браслет, хранящий часть души Дэна. Повелитель бурь надеялся сблизиться с парнем настолько, чтобы разгадать планы отца и поймать человека на лжи. Но, игра в лучшего друга незаметно обернулась ещё большей привязанностью. Бессмертный сходил от этого с ума. По истечении месяца мужчина пришёл к выводам что: во-первых, Дэн действительно ничего не помнит и ни разу не попытался обмануть, во-вторых, парень искренне хочет вернуться домой, хоть и начал доверять Рокоту. И самое главное - с играми пора завязывать, потому что изменения внутри невозможно контролировать. Всё становится слишком близким и личным. Отношения давно переступили порог обычной дружбы или соседства.
   Мужчина размышлял о своем человеке и удивлялся что ни разу, даже в мыслях не назвал его рабом. Сейчас Рокот отдыхал в тени террасы и наблюдал, как загорает Дэн. Они не нарушили допустимого удаления, но мужчина буквально физически страдал от невозможности прикоснуться к человеку. Вот уже полчаса Рокот упёрто боролся с собой, боролся и безнадежно проигрывал. Под влиянием человеческой души или по другой причине, но находиться порознь становилось невыносимо, и физическая боль тут не причем. Восприятие бессмертного духа изначально более мощное и многогранное. Рокот чувствовал острее, ярче и бесился от того, что почти не замечал таких же эмоций у Дэна. Не выдержав пытки, мужчина поднялся и направился к предмету своих бесконечных раздумий и желаний.
   - Тебе идет загар без всех этих человеческих тряпок на теле, - весело проговорил Рокот и уселся рядом.
   Юноша лежал на животе, подложив под голову руки. Он отвернулся и закрыл глаза, поэтому не мог видеть, какими глазами его пожирает Рокот. Взгляд ласкал, словно гладил загорелую спину, ненадолго остановился на упругих ягодицах, к которым прилипли песчинки. До дрожи захотелось протянуть руку и смахнуть песок, почувствовать под пальцами тепло человеческой кожи. Взгляд скользил дальше, вдоль длинных ровных ног Дэна.
   - Под тряпками ты имеешь в виду плавки? - хмыкнул парень и перевернулся на спину.
   - Абсолютно бесполезная вещь, придуманная людьми. Впрочем, у вас такого великое множество, - как ни в чём ни бывало, ответил Рокот. Он уже знал, что человек не может понять, куда направлен взгляд за перламутровой пеленой и беззастенчиво этим пользовался.
   - Скоро я загорю до черноты, а вот ты всегда в одной поре, сколько бы не находился на солнце.
   - Плоть бессмертного неизменна, - пожав плечами, ответил Рокот. - Мы не рождаемся, не взрослеем и не умираем, как люди. В этом мире не существует особых ритуалов для этого, как и многого другого из человеческого быта и культуры. Просто однажды Дух определяет, какую плоть обрести, ощущает в этом потребность.
   Дэн рассматривал собеседника из-под опущенных ресниц. Между ним и Рокотом не было стеснения от постоянной наготы. На острове никого больше нет, так к чему одежда, когда море постоянно звало окунуться в прохладу, понырять и побаловаться в волнах. Они постоянно проводили время вместе, например: охотясь на гигантских крабов или обшаривая закоулки поросшего тропическим лесом острова. Дэн появился здесь нагим, а Рокот вообще относился к человеческой одежде с неприязнью. По молчаливому согласию они обходили эту тему в общении и приняли наготу друг друга, как должное.
   Дом Повелителя бурь находился почти у самой воды, если это можно назвать домом в привычном понимании. В центре небольшого острова, поросшего густыми зарослями, возвышалась череда серых скал. Одна из них подбиралась почти к самому берегу. Чертоги Рокота представляли собой некое продолжение скалы, у которой неведомый скульптор убрал все лишнее, остались простые, лаконичные линии. Снаружи всего несколько просторных комнат. Огромные окна выходили на океан. Основная же часть чертогов скрывалась в глубине скалы, испещрённой длинными коридорами. Дэн до сих пор не ведал, чем большинство из них заканчиваются, но один точно вёл в их любимое место - чудесную белую купальню.
   Человек предпочитал не уходить вглубь, а находиться в наружных покоях дома. У него теперь есть своя спальня с большой кроватью. Дэн никогда не закрывал дверей и точно знал, что в соседней спальне на такой же кровати спит Рокот. Они всегда возвращались сюда ночевать, утомленные после долгих прогулок, лазаний по скалам и бесконечных водных забав. Поздний ужин часто заканчивался тем, что Дэн засыпал прямо за столом. Тогда Рокот укладывал его в постель и уходил в свою спальню.
   Когда ночь переползала за середину и мерцающие звезды мира бессмертных чуть блекли от яркого света взошедшей луны, к человеку приходили кошмары. Из ночи в ночь его мучили одни и те же видения, объяснить которые он уже и не пытался. Бесконечная лунная дорога в темноте звала куда-то в неведомое. Оттуда не возвращаются, стоит лишь сделать шаг. Тоска и обречённость рвали душу, а потом что-то сжимало сердце. Оно билось реже и тише. Жизнь стремительно угасала. Сердце дёрнулось в последний раз и замерло навсегда. Пришло понимание, что назад дороги нет. Ужас и животный страх в пустоте. Каждую ночь Дэн снова и снова умирал. Дом вздрагивал от надрывного крика, а на смятой постели метался человек.
   В дверях появлялся встревоженный Рокот. Он тихо ложился рядом. Задыхающийся Дэн сам подкатывался ему под руку, и некоторое время боролся с бешеным сердцебиением, хватая ртом воздух. Мужчина ждал, когда его человек справится с собой, он не жалел, не утешал, а просто находился рядом. Постепенно дыхание выравнивалось, хрипы переходили в спокойное сопение, воспалённые голубые глаза закрывались. Рокот ждал именно этого момента, чтобы влить в Дэна маленькую частичку своей силы, незаметно опутать глубоким, беспробудным сном.
   Теперь человек не проснётся до самого утра, и увидит совсем другие сны. Они будут о тёмных удивительных глубинах океана, о том, как величественен солнечный диск, поднимающийся из бескрайних вод. Яркие видения расскажут об играющих в волнах дельфинах...Дэн воспарит вместе с чайкой над прибоем, услышит голоса огромных китов, проникнет в туннели медленно тающего, гигантского айсберга...Он познает много всего, лишь одного никогда не будет в его снах рядом с Рокотом - смерти.
   Из всех тёмных углов дома выползали странные существа. Они носились по комнатам и выполняли волю хозяина. Беззвучные тени черпали жизнь из силы Рокота, они подчинялись беспрекословно любому приказу высшего духа. Слуги изменяли реальность вокруг по его первому требованию. Тени восстанавливали чертоги и прибрежную полосу после приступов ярости Рокота. Теперь низшие духи готовили дом к пробуждению хозяина и его смертного.
   А Повелитель бурь которую ночь лежал без сна, прислушивался к ровному дыханию человека и пытался разобраться в собственных желаниях. Он осторожно перекладывал спящего мальчишку себе на грудь и обнимал. Его длинные волосы расползались из тугой косы. Они разделялись на шелковистые локоны и ползли по телу человека. Черные змеи рисовали узоры на загорелой спине и плечах, смешивались с выгоревшими на солнце волосами Дэна. Они свивались кольцами в тех местах, к которым Рокот не смел прикоснуться руками. Мужчина терял терпение, но всё ещё ждал первого шага навстречу от человека. Отчего-то очень важно, чтобы Дэн проявил скрываемые эмоции, показал истинные чувства.
   Солнце поднималось на горизонте и проникало в комнату сквозь огромные окна. Лучи вползали в спальню, подбирались к кровати. Они освещали небывалую для этого дома картину. На широкой постели, прижав к себе смертного, ненадолго забывался чутким сном яростный и неукротимый Повелитель бурь. Бессчётные века провёл Рокот в пьянящей череде баталий океана с сушей. Он летел на гребне самой высокой волны. Он обрушивал в ярости скалы. Он с легкостью забирал жизни смертных. Он выше всего ценил свободу и подчинялся лишь Владыке. Но именно Рокот теперь сторожил сон маленького, потерянного человечка, ещё даже не ставшего мужчиной. Мальчишка пока не понимал, какую власть получил, а вот знал ли отец, чем обернется для Рокота столь близкий контакт? Частичка человеческой души проникла в бессмертного духа океана и сумела согреть холодную бездну.
   Утро набирало обороты, но Рокот всегда просыпался первым. Даже в дрёме он чувствовал приближающееся пробуждение Дэна. Мужчина аккуратно перекладывал парня на подушки и уходил к себе. Он снова ждал зрелища, как улыбающийся и заспанный Дэн появится в дверях. Кучерявые русые волосы взъерошены и торчат во все стороны. Парень уже умыт, хоть так и не пришёл в себя ото сна. Он сладко потягивается всем телом, как большой ленивый кот и шагает вглубь спальни. Это ритуал происходил каждое утро. Дэн забирался на кровать и устраивался на подушках рядом с Рокотом. Ещё некоторое время они дремали вместе или перебрасывались редкими фразами. Потом терпение человека лопалось, и он начинал взахлёб рассказывать о своих снах. Из спальни они перемещались на террасу, где их ждал завтрак. Дэн не прекращал рассказ даже с набитым ртом, а Рокот почти не слушал, он наблюдал.
   Сегодняшнее утро ничем не отличалось от предыдущих. Наевшись, Дэн переполз из кресла на пляж и подставил солнцу расслабленное тело. Через полчаса Рокот присоединился к нему и теперь блуждал взглядом по фигуре парнишки. Взгляд снова и снова возвращался к низу живота Дэна. Ещё недавно туда бежала дорожка из тёмных курчавых волос, а теперь была лишь чистая и гладкая кожа. Пару недель назад Дэн спросил, почему на теле Рокота нет волос, конечно за исключением головы. Мужчина хмыкнул и про себя отметил, что человек интересуется его телом, украдкой рассматривает. Он спросил, не желает ли Дэн тоже избавиться от лишней растительности? Заметив удивление и любопытство в голубых глазах, Рокот уже не смог сдержать предвкушающей улыбки.
   Человек сидел почти полностью погруженный в воду, собрав волосы на макушке. По воле хозяина вода менялась на глазах. Она становилась молочно белой. Большие ладони надавили на плечи человека и погрузили в теплое молоко. А когда прозрачность вернулась, выяснилось, что волосы просто растворились. Дэн сел повыше и высунул ногу из воды. Он в замешательстве рассматривал абсолютно гладкую кожу без единого волоска, а потом резко встал. Лицо и шея покрылись красными пятнами смущения, когда взгляд опустился в область паха. Как-то неловко и непривычно от того, что там тоже теперь всё гладко. Рядом хохотал Рокот.
   - Ну, зато теперь не жарко будет, - выдавил Дэн. Он пытался справиться с неловкостью и не выглядеть совсем уж глупо.
   Рокот вспомнил этот забавный случай и вновь улыбнулся. Человек быстро привык к отсутствию волос и теперь беззастенчиво подставлял себя солнцу. Он перекатился на бок, подперев щёку ладонью, и посмотрел мужчине в глаза.
   - Скажи, а кто готовит нашу еду? Кто убирает в комнатах, а самое главное, кто восстановил дом после бури, которую вызвало моё появление? Ведь от чертогов тогда мало что осталось, даже внешние стены были разрушены.
   - Мне служат низшие духи. Это бессмертные существа, которые питаются моей силой.
   - А почему я их никогда не видел?
   - Потому что их вид не отличается грацией и красотой. Он может травмировать твою психику и испугать. Я этого не желаю, - ответил Рокот и откинул прядь вьющихся волос с лица человека.
   - Я не ребёнок! - тут же надулся Дэн и поймал ладонь мужчины.
   - Нет, не ребёнок, - медленно проговорил Рокот, наслаждаясь прикосновением, - совсем не ребёнок.
   Солнце скрылось за тучами. Где-то там, вдали зарождалась буря. Она начнется далеко в океане, а сюда достигнут лишь небольшие отголоски в виде теплого дождя и небольшого ветра. С каждым днем Дэн чаще и чаще замечал, как Рокот становится нервным, напряженным. Друг уходил в себя или срывал непонятную ярость на окружающих предметах, но никогда на человеке. Ни разу Повелитель бурь не ударил, даже не повысил голос на Дэна, но вполне мог вдруг сжать добела кулаки и с легкостью швырнуть тяжелый валун в скалу. Рокот словно не замечал, что ломает, разбивает, уничтожает всё вокруг. С Рокотом что-то творилось, и его терпение подходило к концу.
   - Рок, что с тобой происходит?
   - О чём ты?
   - Ты едва сдерживаешь себя, пытаешься выглядеть для меня, как человек. Тебя что-то мучает изнутри. Я чувствую, - Дэн выпустил ладонь мужчины и прикоснулся к его щеке.
   Мальчишка даже не подозревал, как близок к истине. Рокот закрыл удивительные перламутровые глаза и в это момент стал так похож на человека, что Дэн даже придвинулся поближе. Он жадно рассматривал каждую чёрточку дорогого лица. Что уж скрывать, мужчина очень красив. Быть может, не правильно так думать, но факт остается фактом - Дэну нравился Рокот, очень нравился. Прятать это чувство очень трудно, а сказать об этом вообще страшно. Как отреагирует на столь шокирующее признание мужчина, невозможно представить. Рассмеется в лицо, оттолкнет или ударит? Глупое человеческое сердце замирало от случайных прикосновений, тешилось нелепыми надеждами. Что может быть общего между человеком и Повелителем бурь, кроме рабских обязательств?
   - Я должен быть там, - сдавленно прошептал Рокот и развернулся лицом к океану, так и не решаясь сказать правду. - Там, далеко в океане, где сейчас начинается шторм. Это моя стихия. Она зовёт, требует присутствия, а дух рвётся навстречу.
   - Ты не можешь оказаться там из-за меня, ведь так?
   - Дэн, в этом нет твоей вины.
   - Тогда возьми меня с собой. Я хорошо плаваю и думаю, что смогу удержаться рядом. Не нужно противиться зову, - двусмысленность последних слов Дэна заставила мужчину вздрогнуть. Рокоту действительно невыносимо противиться зову, но совсем другому. Его сжигал изнутри зов плоти, который переплёлся с зовом человеческой души. Что-то назревало, зарождалось между ними, как буря далеко в океане, что-то необъяснимое и непредсказуемое.
   - Уверен, что хочешь это увидеть? - резко повернувшись к Дэну, спросил Рокот. Они едва не столкнулись лбами, так близко их лица с горящими от нетерпения взорами. Впервые Рокот допустил возможность чужого присутствия во время сокровенного таинства рождения бури. Впервые он жаждал разделить с кем-то ещё эти мгновения, накал чувств от слияния со стихией. Человек сам предложил своё общество, и Рокот задрожал от волнения.
   - Если это не убьёт меня, то уверен.
   - Со мной тебе нечего бояться. В самом центре шторма ни в чих руках не будет безопасней, чем в моих.
   Он легко подскочил на ноги и протянул руку, приглашая присоединиться. Ладонь человека утонула в большой ладони бессмертного морского духа. Рокот и Дэн вместе вошли в воду. Мужчина громко свистнул, и на поверхности показалась стая дельфинов. Их серые глянцевые тела кружили вокруг, поднимали пену и брызги. Они создали весёлый ажиотаж и возню, ластясь к Дэну. Каждый из великолепных животных в два раза больше человека, многократно сильнее и быстрее. Полный рот зубов совсем не вязался с их игривым и забавным видом. На Рокота дельфины поглядывали внимательно и настороженно, старались не касаться.
   - Смело выбирай любого и не обманывайся их безобидным обликом. Это не привычные для тебя животные, а одни из служащих мне низших духов. Их подчинение беспрекословно. Они станут сопровождать нас, обеспечат тебе безопасность и поддержку в самом центре шторма.
   - Как долго нам плыть? - с энтузиазмом спросил Дэн и схватил самого большого дельфина за плавник. Стая тут же устремилась прочь от берега. Человеку оставалось лишь насладиться слитным движением мощных тел. Он заворожено наблюдал за преобразившимся Рокотом, которому для передвижения не понадобились помощники. Казалось, что сама вода несёт его в хлопьях пены.
   - Неужели ты думал, что мы поплывём обычным путем? Буря зарождается миль за пятьсот отсюда, таким темпом, как сейчас, мы и к вечеру не поспеем. Я поведу тебя другими путями. Они не даны смертным, эти дороги лишь для бессмертных духов океана, - ответил Рокот.
   Он приблизился и протянул мокрую руку. Дэн схватил её и сильно сжал. Дельфин с человеком на спине, теперь двигался синхронно с хозяином, а остальная стая прыгала по волнам следом. Они разгонялись и выталкивали гладкие тела высоко над водой, а потом плавно ныряли, чтобы набрать скорость для нового прыжка. Дэн задохнулся от восторга гонки по волнам и громко закричал. Бешеная скорость, почти полет на спине дельфина, что может быть захватывающей? Лучше этого полета лишь присутствие рядом Рокота, его близость, его сила. Длинные волосы Повелителя бурь рассыпались из косы и теперь развивались на ветру чёрным шлейфом. Опасная красота силы и ярости!
   Реальность неуловимо изменилась. Впереди их ждал бешено вращающийся водоворот, уходящий воронкой в тёмно-синюю глубину. Именно туда устремилась вся группа и увлекла человека на неведомый путь. Низшие духи успешно сопротивлялись тугим потокам, виртуозно лавировали в завихрениях гигантской воронки. Небо осталось где-то позади. Дэн видел лишь узкую трубу, образовавшуюся в толще воды, как некий коридор. Тоннель вдруг закончился, и они очутились на поверхности за несколько сотен миль от острова.
   Тёмное, почти чёрное небо извергало потоки ледяного дождя. Их подхватывал ураганный ветер и стегал ими, словно плетьми. Бессчётные капли врезались в огромные волны, они сливались с массами солёной воды и становились частью шторма. Среди буйства стихии возникли маленькие фигурки дельфинов. Они окружили человека и бессмертного духа. Хаос обрёл долгожданного хозяина; океан ликовал, чувствуя присутствие Повелителя. Вокруг Рокота и Дэна раскрылась невидимая сфера и отсекла ураганные порывы ветра. По ту сторону остались и обжигающе холодные струи дождя. Рядом с мужчиной вода оставалась спокойной и тёплой. Человек перестал дрожать и прижиматься к горячему боку дельфина.
   Волны закрывали половину неба обманчиво неповоротливыми телами. Дэн с замиранием сердца ожидал, что их просто раздавят чудовищные массы воды, накрыв сверху. Но волны неслись мимо, повинуясь внушительной мощи Рокота. Человек перестал бояться, но так и не выпустил руки бессмертного. У каждого свои игрушки и Повелитель бурь играл гигантскими волнами. Парню пора привыкнуть, что он очутился в другом мире, лишь внешне похожем на человеческий.
   Дэн перестал замечать буйство окружающего мира, он неотрывно смотрел на Рокота. Перламутровые глаза плотно закрыты, губы сжаты в тонкую линию и все же он наслаждался происходящим и казался счастливым. Чем дольше смотрел человек, тем отчетливей видел, что физическая оболочка Рокота - лишь малая часть, не способная целиком вместить бессмертный дух морской стихии. Это существо несоизмеримо больше, могущественней, бесконечно старше любого человека. Он уже существовал, когда людей ещё не было и в помине. Некая часть несёт в себе личность Рокота, но божество невозможно загнать в рамки плоти и человеческого восприятия.
   Странное, острое, как игла желание охватило Дэна. Он ощущал отголоски эмоций, что владели сейчас Рокотом, пусть всего лишь его физической оболочкой. Но человек желал окунуться в настоящие чувства друга, хотел разделить с ним миг торжества и красоты бури. Он стремился понять, что движет Рокотом. Соскользнув со спины дельфина, Дэн приблизился к ушедшему глубоко в себя, мужчине. Вода рядом с Рокотом плотная и горячая. Она обхватила объятьями человека, с легкостью удерживала Дэна на поверхности. Не представляя, как воспримутся его действия, парень рискнул и доверился интуиции. Он обхватил мощные плечи руками и прижался всем телом к Рокоту. Голубые глаза медленно закрылись.
   Это самый невероятный момент в жизни и, быть может, самый сумасшедший поступок, но Дэн никогда не пожалеет об этом. Рокот вздрогнул и открылся мальчишке навстречу. Миры двоих слились в одно, бесконечность душ стирала границы. Им не нужны глаза, чтобы видеть открывшуюся красоту друг друга, ощутить великолепие бури. Именно её бешеная и неудержимая энергетика толкнула их навстречу, она наполнила сердца особенным дивным ощущением. Здесь в эпицентре бури рождался катарсис стихии и духа: жестокий, бесконечно прекрасный, завораживающий хаосом и напором. Рокот щедро делился со своим человеком ощущениями, изменял восприятие, делая его доступным сознанию смертного. В этом буйстве эмоций зарождалось новое, неизведанное ими чувство, назвать которое ещё только предстоит каждому из них. Дэна трясло мелкой дрожью от напряжения, потому что он пытался отгородиться от этого. Он ещё не понимал, что разделяет одно на двоих чувство с Рокотом.
   Не открывая глаз, Дэн потянулся к губам мужчины в неумелом, первом поцелуе. Напряженные губы Рокота расслабились и ответили нежными ласками. Язык проник глубоко в рот человека и ошеломил яркими ощущениями. Находясь так близко от Рокота, разделяя с ним эмоции, Дэн вдруг почувствовал, как сердце прошила острая боль. Но она растворилась в водовороте других чувств. Человек задохнулся и испуганно отпрянул. Он проклинал себя за глупый порыв и страх. Крепкие объятья тут же разжались, не собираясь удерживать взволнованного юношу.
   Рокот весь окаменел, глаза застыли, как будто их взгляд сейчас направлен внутрь. Что с ним творилось, Дэн не мог разобрать, потому что между ними возникла невидимая стена. Человек отвернулся. Он мучительно боялся посмотреть на Рокота, боялся увидеть насмешку или осуждение, предпочитая уйти в самобичевание. А Повелитель бурь просто отпустил и вмешивался во внутреннюю борьбу Дэна. Со своими демонами сейчас человеку придется справиться самому.
   Если бы Дэн только знал, что пробудил к жизни своим поцелуем. Бессмертный дух никогда не прекращал свое движение, но сейчас внезапно остановился и замер. В это мгновение его жизнь начала новый отсчет. Дух переживал перерождение, доступное не многим. Но этот процесс далек от приятного. Мужчина ничего не слышал и почти ничего не видел, оглушенный открывшимся ему чувством. Оно, как глубокая открытая рана, заполняло дух болью. Рокот с отчаянием понял, что любит. Среди бессмертных любовь - легенда, о ней шепчут в темноте, слагают музыку и стихи, но чаще всего просто боятся. Духи исключительно редко испытывают это чувство. Оно несоизмеримо сильней чем у людей. Любовь может выжечь всё внутри или подарить бесконечную радость, если совладать с ней и обрести счастье взаимности. Если любовь всё-таки приходит к бессмертному, то лишь однажды. Она остается с ним до конца, пока существует дух.
   Повелитель и до этого момента чувствовал влечение, духовную связь, но истинное, сокровенное чувство вспыхнуло внезапно, захлестнуло силой и глубиной. Ослепительная вспышка моментально парализовало сознание. Так любовь приходит к бессмертным. "Больно! Отец, как мне больно!" - мысленно кричал Рокот, обращаясь к Владыке, - "Лучше бы тысячу раз наказал меня. Я пережил бы боль тела, всё стерпел, любые пытки, но не это! Как люди могут испытывать подобное и жить дальше? Они любят друг друга, предают, теряют и снова решаются любить. Дэн тоже любит, я знаю, но ему не так больно. Для меня же...Отец, в первые минуты, после осознания, это похоже на смерть! Не скрою, что хотел близости Дэна, но если бы я знал, чем для меня всё обернётся...Бездна, я все равно бы хотел этого! Сумасшествие! Я болен, не владею собой! Как такое возможно, ведь я не смертный!". Никто не ответил на молитву. Даже Владыка не в силах избавить от подобных мук.
   - Рок, тебе плохо? Мой поцелуй неприятен, отвратителен? - Дэн всё-таки решился глянуть на мужчину и вздрогнул от вида едва сдерживаемых страданий Рокота, превративших красивое лицо в жуткую маску.
   - Мне больно, - прохрипел бессмертный, - словно внутрь залили расплавленный металл. Он растекается по венам, выжигает сердце. Даже единение с бурей не может облегчить мучений. Смотри смертный, чего мне стоят обычные для людей чувства.
   - Прости, я не знал...
   - Я тоже... Нам нужно вернуться, - проговорил мужчина и отстранился подальше. Некоторое время он тяжело дышал, словно приходил в себя после сильного удара. Его сознание понемногу начинало привыкать к новому состоянию. И хотя внутри всё дрожало от напряжения, Повелитель смог двигаться. Слишком сильны воля и гордыня, что скрыты в могучем теле.
   В полном молчании Рокот усадил Дэна на дельфина и устремился в обратный путь. Любая буря заканчивается, и тот шторм, что бушевал сейчас внутри человека и бессмертного, тоже когда-нибудь стихнет. Нужно научиться жить дальше. Захотелось вернуться в чертоги, как можно скорее. Реальность послушно свернулась в тоннель и выпустила из своих недр уже возле острова. За всю дорогу назад Дэн так ни разу не поднял глаз и не произнес ни слова. Он ушёл в себя, замкнулся и молча переживал, а ещё испытывал огромное чувство вины. На Рокота же снизошло странное спокойствие, он снова наблюдал и ждал, пытаясь выстроить вокруг нового чувства глухую стену. Дельфины покружили у берега и исчезли. Никто не посмотрел им вслед.
   Выйдя на берег, Дэн и Рокот не разговаривали и не касались друг друга. Дорогу домой вряд ли сможет вспомнить хоть кто-то из них. Дэн забился в угол своей комнаты и отказался выйти к ужину. Остров закутался в сумерки, закат постепенно угасал, впуская в мир влажный вечер. Легкий бриз гулял по тихим комнатам, шелестел прозрачной тканью занавесок, тихие волны призывно плескались у берега, приглашая окунуться перед сном. Но Дэн так и не покинул комнаты, тихо сидел на полу, подтянув колени к подбородку. В конце концов, парень так и заснул в темноте и одиночестве. Он не видел, что Рокот бдительно следит за ним больным, горящим взглядом.
   А за полночь снова пришли кошмары. Чертоги Повелителя бурь наполнились истошными предсмертными криками Дэна. Они рождались в страшных снах. Но никто так и не пришёл к сжавшемуся в комок мальчишке, никто не поделился уверенностью, покоем и теплом. Дэн тихо плакал, а потом решился. Он прокрался на цыпочках в спальню Рокота и осторожно прилег на самый краешек кровати, боясь даже дышать. Несколько минут ничего не происходило, но потом послышался тяжелый вздох и сильные руки притянули паренька к широкой груди. Дэн не сопротивлялся, он порывисто обвил торс Рокота руками и ногами. Он опасался, что его сейчас прогонят. Теплая ладонь успокаивающе гладила напряженную спину, а другая рассеяно перебирала разметавшиеся вьющиеся волосы. Дэн и не заметил, как успокоился и забылся глубоким сном. Доверчивые объятия так и не разжались.
   Рокот снова воздействовал на сознание мальчишки, погрузив в беспробудный сон. В этот раз парень пришёл сам, но ещё не понимал своих желаний. Теперь он лежал полностью открытый и безвольный. Рокот медленно спускал спящее тело человека всё ниже, пока его восставшее мужское естество не прикоснулось к горячей коже между ног Дэна. Какая-то часть Рокота хотела проникновения, убедительный голос нашептывал, что парень даже не узнает о соитии, а купель избавит от возможных неприятных ощущений после этого. Стоит лишь надавить посильней, расширить пальцами узкий проход и взять то, чего так желает Рокот уже столько дней и ночей подряд. Ничто более не мешает овладеть Дэном, да не мешало и ранее, кроме глупого чувства к смертному.
   Никогда Повелитель не церемонился, не считался ни с чьими чувствами, кроме собственных. Так в чём же дело сейчас? Почему он не возьмёт мальчишку прямо здесь, в этот момент? Всё верно, но Рокот так и не сделал этого, позволил себе лишь погладить расслабленные ягодицы Дэна. А потом со вздохом-стоном просто обнял парня за талию. Боль на веки поселилась внутри духа Рокота. Она не угасала ни на секунду, как бы ни старался дух отгородиться, каким бы отстраненным не пытался казаться. Она теперь определяла жизнь бессмертного, не давала передышки, не позволяла отвечать привычным желаниям. Они отошли на второй план. Самое страшное, что бессмертный уже не сможет жить без этой боли, будет искать её источник каждый миг и надеяться, что однажды она переродится в сладость и наслаждение. В эту ночь Рокот не сомкнул глаз, с волнением ожидал пробуждения своего человека. Что принесёт им новый день, какие эмоции отразятся в голубых глазах самого близкого создания в этом мире и в другом...
  
   Глава 4
  
   Утро началось совсем не так, как привыкли обитатели тихих каменных чертогов. Рокот встрепенулся от незримого присутствия брата, и подскочил с постели. Мор не пожелал явиться воплоти, а оставил сообщение для Рокота. Рядом с только что проснувшимся Дэном, упал блестящий предмет. Парень сонно похлопал глазами. Руки рассеяно вертели обруч из белого золота с вкраплениями бриллиантов. Камни переливались и бросали радужные блики на юное заспанное лицо. Рокот хмурился и мрачнел, как небо перед бурей.
   - Что это, - решил подать голос Дэн.
   - Ошейник. Его принёс мой брат, Мор, вместе с сообщением от отца, - отстраненно ответил мужчина и уселся рядом с человеком. Он забрал ошейник из рук мальчишки и расстегнул защёлку.
   - Для кого?
   - Для тебя, Дэн. Для моего смертного раба.
   - Зачем?
   - Владыка призывает нас к себе. Сегодня состоится торжество в честь гостей из речных высших духов. Они прибудут в своих физических оболочках. Так что предстоит соблюдать некие заведенные правила на этот случай и играть в дурацкую игру с этикетом. Раб не может появиться среди духов без ошейника и тебе придется его надеть, - серьезно проговорил Повелитель бурь.
   Дэн втянул голову в плечи, инстинктивно пытаясь избежать постыдной участи. Ему снова так наглядно подчеркнули истинный статус. Он всего лишь раб для всех, а для Рокота? Кто он для Рокота? Сомнения снова прокрались в душу и свили там ядовитую сеть.
   - Давай откажемся и не пойдем?
   - Дэн, это приказ, который нельзя нарушить ни тебе, ни мне. Владыка не прощает и всегда жестоко наказывает. Поверь, лучше подчиниться, просто потерпеть.
   - А можно обойтись без такого унижения? - подавленно спросил парень.
   - Нет, - ещё одним ответом послужил громкий щелчок. Ошейник захлопнулся на шее раба. Рокот пытался не выказывать истинных чувств и бушующей внутри ярости.
   - Пожалуйста..., - взмолился человек. Он встал с кровати и опустился на колени перед сидящим Рокотом. В голубых глазах столько боли, разбитых надежд и разочарований. Ведь они были друзьями, но ошейник раба перечеркивал всё, что между ними происходило.
   - Пожалуйста, Рокот, не делай этого со мной, - Дэн обхватил колени хозяина и стал осыпать их поцелуями, постоянно повторяя мольбу.
   - А не стану просить у тебя прощения за то, что произойдет на приеме Владыки и за унижение, которое предстоит испытать мне и тебе. Никто из нас не виноват в этом, Дэн. Но ты должен знать, что мне это тоже неприятно и невыносимо видеть тебя в роли раба.
   - Кто я для тебя? - Дэн поднял на Рокота несчастные и заплаканные глаза. Несколько минут мужчина медлил с ответом, стирая слёзы с юношеских щёк. Он так много хотел сказать, объяснить. Сердце разрывалось от боли. Да, Рокоту физически больно заставлять страдать того, кого он любит, того, кого хотел бы лелеять и целовать каждую минуту. Он смотрел на слёзы своего человека, а внутри кровавыми слезами плакал дух. Кто Дэн для Рокота? Можно подобрать сотню красивых, глубоких эпитетов и образов, но они померкнут в сравнении со словом "ЛЮБИМЫЙ".
   - Обещаю, мы поговорим обо всем, когда вернёмся.
   - Правда? - произнес Дэн и всхлипнул как-то потерянно и жалко. Узкая золотая полоска на шее разрушила самообладание мальчишки, смяла упрямство и волю. Он растерян и подавлен, совершенно упал духом. Дрожащие руки постоянно теребили ошейник и пытались его расстегнуть.
   - Клянусь. Когда мы вернемся, я отвечу на все твои вопросы. Возможно, не всё так плохо. Мы сможем узнать у Владыки условия сделки и вернуть тебе память.
   - Я уже не знаю, хочу ли вернуть память, - прошептал Дэн и уткнулся в колени Рокота. Большая ладонь накрыла его голову, и он зажмурился.
   - Отец ничего не делает просто так. Я уверен, он преследует некую цель, нам пока не понятную. Но она есть, малыш, и мы все узнаем в свое время.
   - Обещай, что не оставишь меня одного, Рок, - попросил Дэн и лишь крепче обхватил ноги хозяина.
   - Конечно не оставлю, но только если не поступит прямой приказ отца. Пойми, я не в силах противиться его воле, даже если он прикажет умереть. Хотя вряд ли Владыка захочет сейчас разлучить тебя и меня, не сняв браслета. Это убьет нас.
   - А если он снимет браслет и заберёт меня? - Рокот ярко ощущал безотчётный страх человека и пытался поделиться с ним спокойствием, но получалось плохо. Наверное, потому что на самом деле его не испытывал. Напротив, Повелитель бурь едва сдерживал себя, но если дать волю истинным эмоциям Дэн испугается ещё больше.
   - Я всё равно найду тебя, где бы ты ни был, потому что ты мой, - ответил Рокот, поднимая лицо юноши за подбородок. Он склонился и чмокнул Дэна в нос, чем вызвал робкую улыбку.
   - Я верю тебе.
   - А теперь запомни, Дэн, несколько строгих правил, нарушать которые нельзя ни в коем случае, потому что даже я не смогу спасти тебя от наказания, а быть может и смерти.
   - Слушаю...
   - Раб не должен произносить ни звука в чертогах Владыки, слышишь, ни звука! Нельзя поднимать глаза на других высших духов, прикасаться к ним без их позволения.
   - Что я должен делать? - проглотив обиду и стыд, спросил парень.
   - Пока мы будем во дворце, не отставать от меня, и находиться на шаг позади. Потом нужно смиренно сидеть у ног, пока не закончится торжество, и нам позволят удалиться.
   - Хорошо.
   - Дэн, поклянись, что выдержишь и будешь соблюдать все правила!
   - Я клянусь! - серьёзно произнес он.
   - А ещё никогда и ни в чём не доверять моему брату, Мору.
   - Я понял, Рок и не отойду от тебя ни на шаг.
   - Тогда пошли.
   - Сейчас?
   - Какое-то время займет путь вниз, я все объясню по ходу движения. Но отправляться нужно прямо сейчас.
   Дэн нехотя поднялся с пола, постоянно дергая ошейник. Рокот взял человека за руку и повёл вглубь скалы. Они шли по длинным, незнакомым Дэну коридорам, спускались вниз под землю. Потолок слабо светился и давал достаточно света для свободного передвижения. Гладкие стены постепенно меняли цвет с серого на голубоватый. Становилось заметно холодней, но влажность увеличивалась. С потолка стекал конденсат. Две фигуры всё шли и шли, крепко держась за руки в полном молчании. Коридор заканчивался большим круглым окном, но закрытым не стеклом, а прозрачной подвижной плёнкой. Создавалось впечатление, будто смотришь в аквариум. По ту сторону, сколько хватало взгляда, синело глубоководье.
   - Это портал ведёт в окрестности подводного города Владыки. Опережая твои вопросы, скажу, что нам действительно предстоит некоторое время двигаться под водой. Гости прибудут в физических оболочках, имитирующих человеческие. Передвигаться им удобней привычным для людей способом - на своих ногах, а не вплавь. Поэтому в подводном дворце есть большая часть покоев с привычной для тебя атмосферой.
   - А как же я смогу пробыть под водой во время пути? - настороженно уточнил Дэн. Он с сомнением рассматривал гладкую поверхность портала.
   - Существует один древний способ, когда бессмертные могут подарить смертным возможность дышать под водой. Быть может, ты читал о нём в детстве или слушал, как читают в сказках взрослые.
   - Ничего подобного я никогда не слышал, - попятился назад Дэн.
   Но Рок крепко схватил мальчишку двумя руками и прижал к стене. Он медленно склонился к взволнованному человечку и провел языком по пересохшим губам юноши. Ответом ему послужила мелкая дрожь и изумление в голубых глазах.
   - Это ещё не всё, - прошептал Рокот и накрыл губы Дэна долгим, нежным поцелуем.
   Мужчина чувствовал, как расслабился парень, как руки обхватили его талию, как Дэн безоговорочно впустил умелый язык в глубину своего рта и робко ответил. Поцелуй длился и длился. Только Рокот знал, что кроме ласки, человек получал частичку силы и колдовства, древнего, как мир. Конечно, поцелуй совсем не обязателен, но Рок пошёл на эту хитрость, чтобы приблизиться к человечку и ощутить вкус его губ, имея на это веские основания и оправдания. Объятья не разомкнулись и поцелуй не прекратился. Двое, полностью поглощённые друг другом, оторвались от стены и шагнули в портал. Дэн почувствовал, как вода окружила со всех сторон и запаниковал. Он выпучил глаза и схватился за горло, пытаясь не вдохнуть воду.
   - Успокойся, просто сделай первый вдох. Посмотри, я ведь свободно дышу, - убеждал Рок.
   Но как перебороть инстинкт самосохранения и поверить в невероятное? Дэн боролся с самим собой, с обычным для каждого человека страхом захлебнуться. Подошёл момент, когда сдерживаться невозможно. Рокот крепко держал Дэна, скрутив по рукам и ногам. Он уговаривал сделать вдох. Человек не преодолел страх, нет. Это не так легко, когда инстинкт вложен с рождения. У Дэна просто закончилось дыхание. Наступил момент, который испытывают все утопленники. Человек обречённо вдохнул. Вдохнул и удивлённо понял, что спокойно дышит дальше. Его никто не собирался топить. Мальчишка в изнеможении откинулся на руки своего хозяина, который не терял больше времени и продолжил путь. Дэн клятвенно пообещал себе, что теперь всегда будет безоглядно верить Року.
   Повелитель бурь ловко и быстро двигался вниз, уносил драгоценную живую ношу. Он ликовал внутри, вспоминал снова и снова податливую мягкость губ и неумелый отклик Дэна на поцелуй. Рокот улавливал переливы эмоций в ауре своего человека. Успокоившись и отдышавшись, парень тоже вспоминал их поцелуй. Они поговорят обо всем, когда вернутся, обязательно поговорят! Мужчина крепко обхватил расслабившегося человека, и с удвоенной скоростью ринулся вниз, туда, где океан становился темным и холодным. Но Дэн не испытает дискомфорта, потому что дух его спутника слишком силен. Меньшее, что мог сделать для человека Рокот, это обеспечить комфорт его телу. Остров Повелителя бурь остался где-то очень далеко.
   Пространство снова менялось под напором мощи Рокота. Они быстро приближались к странному барьеру, наполненному пузырьками, искрящимися красноватыми сполохами. Стоило искре вспыхнуть в крошечном шарике воздуха, как соседние пузырьки подхватывали сполох и передавали зарницу по цепочке. Барьер полыхал волнами света. Рокот бесстрашно двигался прямо к нему, а Дэн широко раскрыл глаза и ожидал новых проблем. Какого же размера подводный город Владыки, если представить, что они видят лишь маленькую часть охранного купола?
   Двое пришельцев попали в липкую сеть, обхватившую их тела, словно проворный спрут. Но сеть незамедлительно узнала Рокота, даже человек почувствовал это. Она мгновенно отступила и пропустила желанных гостей дальше.
   - А если бы нас не узнали? - прошептал Дэн, всё ещё ощущая на коже липкие прикосновения охранного купола.
   - Это не воздушные пузыри, как тебе могло показаться, а единый живой организм. Он подчиняется только Владыке. Если бы нас тут не ждали, то облепившие кожу шарики лопнули и выпустили концентрированный яд. Он разъедает плоть, любую неживую материю и даже суть духа. Мы едва ли выжили бы после такого.
   - Я никогда не видел ничего подобного! Что ждет нас дальше?
   - Малыш, то место, куда мы направляемся, оно не для смертных. Отец создал его тысячи лет назад, и оно постоянно меняется. Даже сыновья Владыки не ведают, каким предстанет город и дворец при следующем визите. Наши оболочки тоже меняются в соответствии с новым видом дворца, как только мы попадаем внутрь. Твои несовершенные глаза и человеческое сознание не могут воспринять истинный облик подводного города, да и его обитателей тоже. Не пытайся приглядываться и долго смотреть на одно и то же место, а то потеряешь сознание. Твой разум будет создавать некую картинку, очень правдоподобную и яркую, но являющуюся лишь плоской тенью от реального образа предметов во дворце. К сожалению это единственно доступный способ восприятия для смертного. Это как смотреть на картину художника и видеть лишь маленький кусочек полотна. Ещё раз прошу тебя, не поднимай глаз и не смотри на других духов, особенно на Мора и Владыку.
   - На меня будут смотреть?
   - Возможно. Но только смотреть, не более. Наше общество выстроено в строжайшую иерархию, на вершине которой находится Владыка. Так происходит во всех четырех стихиях. Отец держит всё под контролем и является единственным и самым хладнокровным судьей и законом для всех, без исключения. Впервые я благодарен судьбе, что прихожусь сыном Владыке и стою достаточно высоко, чтобы никто не посмел претендовать на моё имущество. Дэн, я знаю, что для тебя это дико, но смертные рабы даже ниже по ценности, чем вещи, потому что слишком недолговечны и быстро выходят из строя. Только находящийся выше меня по иерархии, может навредить, забрать тебя или позволить это сделать другим. А таких не так уж и много. Поэтому я надеюсь, что всё пройдет хорошо. Главное соблюдай правила, - проговорил Рокот и умолк. Дэн с трудом переваривал услышанное.
   Всё снова изменилось вокруг. Вот, только что перед ними, куда ни кинь взгляд, был сплошной бескрайний океан и тёмная толща вод, а сейчас всё преобразилось. Словно открылась раковинка и обнажилась диковинная жемчужина. Впереди раскинулся подводный город. Появились тысячи домов со стрельчатыми крышами, витые арки и живописные пещеры, поросшие разноцветными кораллами. Улицы обширной сетью стекались к подножию величественного сооружения, что венчал собой всю красоту этого места. Дворец подводного Владыки - вот от чего по-настоящему захватывало дух! Он потрясающе прекрасен, как причудливая мечта, навиваемая глубоким звёздным небом и воплощенная в самом сердце подводного мира. Тёмный монолит с вкраплениями мерцающих минералов, как россыпь далёких звезд на чернеющем небосводе. Он искусно вытесан гениальным мастером, сумевшим раскрыть уникальную красоту каждого уступа, изгиба, вплоть до малейшей выемки...
   Дэн даже рот открыл от удивления и восторга. Эта рукотворная красота ошеломляла величием и изяществом одновременно. Но если верить словам Повелителя бурь, глаза человека уловили только маленькую часть того, как выглядит дворец на самом деле. Они создали доступную восприятию картинку, но даже она поражала до глубины души. Рокот увлекал человека в самый центр этого великолепия к гигантским чёрным воротам. Их охраняли человекоподобные титаны с тьмой вместо глаз.
   - Не бойся, это всего лишь привратники дворца, - тихо проговорил Рокот и уверенно проплыл мимо гигантов, застывших истуканами. За воротами оказалось два коридора. Один из них приглушённо освещался скоплениями мелких светящихся креветок, а вот другой начинался с окна овального портала. Туда-то и направились новоприбывшие. Они остановились у самой поверхности и Рокот серьёзно проговорил:
   - Дэн, вспомни, что я тебе говорил. Наши испытания могут стать невыносимыми, если Владыка разгневается. Однако я очень надеюсь, что мы справимся, и всё быстро закончится. Не забывай ни на секунду, что поклялся исполнять правила! И постарайся не сильно удивляться, не вздумай обижаться и психовать. Рокот, которого ты знаешь, остается по эту сторону портала. Как только мы перейдем на другую сторону, на его месте появится сын Великого бессмертного Владыки, холодный и жесткий Повелитель бурь. Его рабу место лишь у ног хозяина. По ту сторону твоя жизнь, тело, желания не стоят ничего. Это место приветливо лишь к бессмертным, приближенным к Владыке.
   - Я понял, Рок, - сдавленно прошептал Дэн и сжал похолодевшую ладонь мужчины. Он уловил ответное пожатие, но Рокот тут же убрал руку и с этого момента смотрел только вперед. Он перешагнув портал. Человеку ничего не оставалось, как шагнуть вслед за ним, ведь его место на шаг позади. Мир действительно стал другим, и человек вновь свободно дышал воздухом, двигаясь привычным для суши образом. Словно и нет гигантской толщи воды на сотни и сотни метров вверх. Часть дворца Владыки невероятным образом окружалась воздушным куполом. Но стоит ли удивляться, если знать, кто здесь хозяин?
   Знакомый и приветливый Рокот действительно исчез. Он ещё более увеличился в росте. Мощь тела и духа буквально подавляла. Невольно хотелось пасть ниц под взглядом яростных перламутровых глаз, недобро горящих на суровом волевом лице. На широкие плечи легла струящаяся драпировка тёмной ткани, что удерживалась деталями доспеха, инкрустированными черными алмазами. Они повторялись в тяжёлом поясе, массивных ножнах и даже на сапогах Повелителя бурь. Сейчас он напоминал античного бога-воителя, сошедшего с фресок, внушал священный трепет и страх. Чёрные, как смоль волосы собрались в замысловатую причёску на основе высокого хвоста. Голову венчал массивный обруч из белого золота. Дэн отстраненно подумал, что его ошейник по материалам и стилю исполнения ещё раз напоминает, чьей собственность он теперь является.
   Рокот и его раб в полном молчании шли по широкому парадному коридору с множеством ответвлений. Но их путь лежал в главную залу для торжеств. Никто не посмел путаться под ногами Рокота. Сердце Дэна колотилось, как сумасшедшее. Человек старался ни на чём не останавливать взгляд, скользя им по тёмным узорчатым стенам, редким статуям, глубоким нишам с диванами и креслами. Он повторял себе, что всё будет хорошо, ведь Рокот рядом. Друг не бросит, не даст в обиду. Тишину разрезал зычный голос:
   - Повелитель бурь, яростный Рокот!
   Тяжёлые двери в конце коридора неожиданно легко распахнулись, и глаза ослепил яркий свет тысяч светильников под потолком. Дэн едва сдержался, чтобы не закрыть лицо руками, но не сбился с шага, а остался подле Рокота. Сотни глаз обратились к ним, они рассматривали, оценивали и конечно завидовали гостю, которому больше других повезло с великими и могущественными родителями. Рокот словно не замечал ажиотажа вокруг, двигался вперед уверенно и спокойно. Всю свою бесконечную жизнь он ненавидел подобное общество, но каждый раз приходилось играть в эту игру и повиноваться отцу. С каким бы удовольствием Рокот плюнул бы на всё и, подхватив человека, умчался прочь. Летел бы в волнах туда, где зовут едва зарождающиеся бури или уже бушует неистовый шторм. Дэн смог его понять, увидеть красоту там, где смертные видят лишь страх и хаос стихии. Именно с этим мальчишкой Рокот жаждал разделить свой мир ещё больше, гораздо больше. Эти мысли и мечты вертелись в голове Повелителя бурь, а на лице застыла непроницаемая маска надменной суровости. Рокоту предстояло занять трон рядом с отцовским, слушать болтовню и приветствие речных духов, но в тайне ловить эмоции смертного раба, который займёт место у его ног.
   Дэн старался не смотреть по сторонам и смиренно опустил взгляд под ноги. Хотя любопытство буквально съедало парня. Здесь, в тронном зале, размеры которого мальчишка даже не представлял, собрались бессмертные, живущие стихией Воды. Рок говорил, что их физические оболочки весьма причудливы, хоть и повторяют очертания человеческих тел. Все собрались по зову хозяина этих чертогов и подчинялись беспрекословно. Мелкие божества и конечно дети Владыки, Рокот и Мор. Больше всего сейчас хотелось Дэну поднять взор и рассмотреть самого высшего духа, настоящего бога - Владыку. Человек чувствовал, что к нему приковано скрытое внимание сильных мира сего. Он не хотел подвести Рокота. Поэтому держал глаза опущенными, а рот на замке, борясь с любопытством. Но даже обычный пол во дворце Владыки выглядел небывалым чудом и человек невольно поддался восторгу.
   На самом дне подводного города, за хрустальной и прозрачной, как слеза, поверхностью пола, отразилось полуденное небо. Его глубокую синеву непостижимым образом освещало солнце. Дэн точно знал, что на самом деле солнце где-то далеко наверху, над толщей океанских вод. Обманывали глаза или нет, но дневное светило катилось по небу под ногами. По бездонной синеве двигались самые настоящие облака, белые и пушистые. Они летели, гонимые ветром и постоянно меняли причудливые формы. Из-за этого чуда, казалось, что зал завис где-то между двух миров. Гости не просто шли, они парили, словно птицы среди облаков. Абсолютно сумасшедшее ощущение полета, будто и нет миллионов тонн воды над головой, а Дэн с Рокотом двигаются не по дну океана, а по небу ясным днем. Пол заканчивался крутыми ступенями, на которые величественно поднялся Рокот, а вслед за ним и его раб.
   - Приветствую тебя, отец, - прогремел голос Рокота, как будто среди зала вдруг обрушилась скала и упала в бушующие волны.
   - Здравствуй сын, - ответили ему, а Дэну пришлось зажмуриться, чтобы совладать с желанием поднять лицо навстречу голосу бога. В каждом звуке звучало искушение и зов поднять глаза.
   - Мор!
   - Рокот! - приветствие братьев куда короче и проще.
   Рокот слегка склонился, выражая уважение к собравшимся гостям. Он сделал ещё пару шагов вверх и остановился у массивного трона. Мужчина едва смог сдержать раздражение и неприязнь к собственному знаку величия и высочайшего статуса. Он резко развернулся и сел, положив руки на подлокотники. Дэн примостился у подножия. Теперь он имел возможность видеть лишь нижние ступени и ноги Рокота. За ним следили, он ощущал пристальные взгляды всей кожей, мурашки то и дело пробегали по спине от очередного колючего внимания.
   Оказалось, что все ждали только Рокота и не начинали торжество. Зазвучала медленная тягучая музыка. Многочисленная делегация речного народа устремилась к тронам хозяев океана. Речная королева, Капель, мелодичным голосом произнесла долгое приветствие, такое долгое, что у Дэна успела затечь спина. Рокот сидел истуканом с каменным лицом, он давно привык и не к таким странным приемам Владыки. За тысячи лет он так и не понял, зачем они нужны отцу. Мужчина ждал, пока официальная часть закончится. У него появилась надежда, что отец сменил гнев на милость и им удастся поговорить, в том числе и о Дэне. Как там парень переносит эти наглые взгляды, свой рабский статус, почти для всех ошеломляющее влияние голоса Владыки? В ауре человека намешана сплошная каша и хаос из противоречивых эмоций. Рокот мимолетно, как бы случайно, скосил глаза на своего раба и остался доволен. Дэн смирно сидел у его ног, низко опустив голову. Мужчина решил, что когда они вернутся, мальчишка получит какой-нибудь подарок за хорошее поведение и выдержку. А ещё они поговорят и постараются разобраться в чувствах. Пора заканчивать эти мучения и перебираться в одну кровать на двоих. Да, так они и поступят, только бы побыстрее закончилось нудное торжество. И для чего отец устраивает эти спектакли, ведь ему на самом деле до этого нет никакого дела...
   Речной народ, наконец, закончил витиеватые, бесконечно нудные приветствия, обменялся любезностями и новостями. Музыка заиграла веселей, и гости заскользили по удивительному полу центральной залы дворца. Они кружились в танце, как яркие экзотические птицы в полете, теряя ощущение основы под ногами. У тронов осталась лишь речная королева. Она подошла к Рокоту и протянула руку, ладонью вверх.
   - Мне хотелось бы развеять вашу суровость, Повелитель бурь. Я приглашаю вас на танец, - её мелодичный голосок звенел весёлым ручейком и гости замерли в ожидании.
   Все знали неприязнь Рокота к танцам, но отказать королеве, значило вызвать невиданный скандал и столкнуться с недовольством Владыки. А этого нельзя допустить, потому что может сорваться столь важный разговор о человеке. Рокот, едва сдерживая раздражение и злость, поднялся с трона и принял руку девушки. Под пристальными взглядами притихших гостей пара проследовала на свободный участок зала перед лестницей и закружилась в сложном танце. Им аплодировали, откровенно льстили и лебезили. Они красиво смотрелись вместе: могучий Рокот и гибкая тонкая Капель.
   Рокот не смотрел на партнершу. Двигаясь по залу в замысловатых па, мужчина старался не терять из виду маленькую согнутую фигурку Дэна. Вон он, его малыш. Ошейник сверкает на шее, плечи опушены, волнистые волосы собраны в тугой хвост. Рокота опалило воспоминание об их поцелуе у портала, и танец с королевой стал невыносим. Приходилось ухитряться не отходить от Дэна дальше, чем на двести шагов. Рок постоянно тянулся к полыхающим в человеческой ауре эмоциям, после каждого поворота танца искал Дэна глазами.
   Но в один миг всё вышло из-под контроля и покатилось в бездну. Аура человека исчезла, как будто погасили свечу, а это значит, что чья-то сильная воля полностью завладела Дэном. Высшим духам так легко управлять людьми, даже слишком легко. Может поэтому им запрещено появляться в человеческом мире, за редким исключением. Никто не проскользнет сквозь невидимую границу между мирами без согласия хозяина подводного дворца. Даже его сыновья ждали и лишь смиренно просили позволения, потому что расплата за непослушание сурова. Но можно ли по-другому править столь могучими воплощениями стихии? Рокот перевел взгляд на отца.
   Владыка сейчас очень походил на обычного человеческого правителя периода античности. Он выбрал эту маску усталого и пресыщенного жизнью мужчины, почти старика, увенчанного славой и роскошью. Но это не значит, что он таковым является. У него тысячи ликов, самых невероятных и порой странных для бессмертного. Но под маской всегда скрыт бесконечно мудрый, холодный и непостижимый даже сыновьям разум. А порой кажется, что Владыка просто забавляется и создает вокруг театр абсурда, глупые вычурные ритуалы и правила. Но в этот раз не сила отца поглотила человека, нет. Тут действовал кто-то другой.
   Не ведал Рокот, что в это самый момент за ним пристально наблюдают. Без ведома Владыки ничего не происходит в этом мире. Отец внимательно следил за сыновьями и маленьким человечком. Он знал, какая драма сейчас развернется, знал, но терпеливо ждал развязки, потому что от реакции каждого во многом зависела их дальнейшая судьба. Владыка тяжело вздохнул и откинулся в глубину трона. Тень легла на его чело.
   Сыновья слишком сильны, они физическое воплощение самых разрушительных сил водной стихии. С самого начала совладать с ними мог только он, и не существовало воспитателей или тюремщиков, способных удержать Рокота и Мора в рамках. Владыке приходилось постоянно давить на них, придумывать новые наказания и ограничения. Собственные дети боялись, порой ненавидели отца. Но они, как вода, находили лазейки, способы обойти запреты. И вот уже в обоих мирах снова неистовствуют бури и разрушительные цунами, извергаются подводные вулканы и землетрясения, а бездна порождает жутких чудовищ. Снова в буйстве стихии гибнут тысячи и тысячи смертных. Баланс нарушается. Дошло до того, что Владыка запретил появляться в мире людей этой неугомонной парочке и придумал для них особое наказание, которое они сами и осуществляли. И это принесло свои плоды на тысячу лет, но личности братьев изменились.
   Только вот Мор и Рокот постепенно привыкли к чудовищной жестокости наказаний, постоянно испытывали крепость воли отца, и проверяли ежечасно, насколько далеко могут зайти. Они перестали бояться боли и страданий, даже страх утратить физические оболочки притупился за тысячи лет. Владыка чувствовал, что теряет над ними контроль. Оба мира вновь стоят на грани глобальных природных катастроф, и не потому что сыновья плохи и жестоки. Это заложено в их суть, и стихия зовёт бессмертный дух погрузиться в великолепие неистовства. Личности, что способны уместиться в плоть, лишь маленькая часть тех существ, кем являются Рокот и Мор. Владыка перепробовал многие способы воздействия на сыновей. Пришло время обновления, пришло время перемен и первому на себе это предстояло ощутить Рокоту. Отец задумал план по обузданию Рокота, сплёл прочную сеть, но впервые в самый ответственный момент предоставит свободу выбора. В этот раз предстоит сделать выбор и человеку и высшему бессмертному духу.
   Владыка смотрел на сына, танцующего с королевой Капель. Она могла бы стать отличной женой Рокоту. Великолепная пара приковывала внимание идеальным контрастом красоты и силы. Яростный и почти неуправляемый Рокот, загорающийся вспышками гнева от каждого пустяка и тонкая, изящная речная королева, коварная и обманчиво мягкая. Девчонка далеко пойдет, она рождена стать женой одного из сильнейших этого мира. Но не Капель царит в сердце Повелителя бурь и никогда там не появится. Это место уже занято. Владыка усмехнулся, его губы растянулись в предвкушающей улыбке.
   Рокот искал мальчишку, искал и не находил. Он проклинал королеву, отвлекшую его этим глупым танцем, проклинал себя, за то, что не уследил. Его силы стремительно таяли, человек удалялся дальше, чем на двести шагов или его уводили насильно. Навряд ли Дэн сам отправился погулять. Скорей всего, пользуясь отсутствием хозяина, рабом кто-то заинтересовался для удовлетворения собственных нужд. Никто и не подумает заботиться о желаниях смертного, считая его вещью. Но этот "кто-то" достаточно силен и самоуверен, чтобы без спросу завладеть собственность Повелителя бурь, пусть это лишь его раб. Рокот не собирался прощать такую наглость.
   Танец все никак не заканчивался, а Рокот едва стоял на ногах от потери сил и беспокойства. Дэн удалился дальше двухсот шагов! Бросить королеву - это немыслимое оскорбление и мужчина, скрипя зубами, еле передвигал ноги, позабыв большую часть движений. Когда отзвучали последние аккорды мелодии, он почти силком потащил речную гостью к ее свите и, поцеловав руку, ринулся на поиски. Капель едва успела пролепетать слова благодарности, но нетерпеливый партнер по танцу её уже не слушал. Он резко развернулся на каблуках и неустойчивой походкой ринулся прочь. Рокот не собирался извиняться или продолжать глупую беседу, не в таком он состоянии. Дэн не так уж и далеко сейчас, где-то в ближайших покоях. Надо бы спросить у Мора. Но Рокот осёкся, и перламутр глаз сверкнул недобро. Мора нет на его троне, и в зале тоже нет.
   Его человек перестал удаляться, и Рокот чуть перевел дух. Он обошёл тронное возвышение, за которым сразу же находились личные покои приближенных к Владыке. Именно эти комнаты единственные, которые оставались неизменными во дворце. Даже троны всегда выглядели по-новому. Здесь пустовала его собственная приёмная, которой Рокот пользовался крайне редко, предпочитая свой остров. Он открывал одну дверь за другой, пока не очутился у дверей Мора. Рокот толкнул тяжёлые створки ногой и перешагнул порог. Он замер и не поверил своим глазам.
   В окружении самой любопытствующей части речной делегации возвышался Мор, как колос среди мелких людишек. Перед ним на коленях стоял Дэн, находясь под глубоким воздействием и внушением. Сила брата настолько завладела мальчиком, что он превратился в беспрекословно подчиняющуюся марионетку. Но сознанием Дэн всё воспринимал и осознавал происходящее, как и свое безволие. Такое положение ломает даже самых сильных смертных, что уж говорить о подростке. Рокот и раньше применял к Дэну воздействие, но в очень малых дозах, не способных навредить хрупкому мозгу человека. А вот брат не собирался церемониться, он обрушил на Дэна смертельно опасную концентрацию воздействия, практически разрушая разум смертного. Дэн сейчас всё ещё понимал, что происходит, он наверняка чувствовал, что скоро умрет. Мор любил такие игры с рабами. Он мастерски ломал психику, измывался над плотью и чувствами, виртуозно использовал унижение и боль. И человечку не повезло попасть в эти жернова, которые затягивали в пропасть безумия. Рабы Мора очень быстро забывали себя, превращались в пустые оболочки. Забвение или смерть они ждали, как величайшую радость.
   По щекам Дэна потоками стекали слёзы бессилия, а рот заполнен толстым и длинным членом Мора. Человечек усердно вбирал и облизывал восставшую плоть своего мучителя, несмотря на то, что его губы лопнули в нескольких местах, подбородок залило кровью. Он сейчас всё понимал и чувствовал, но не контролировал собственное тело, сходил с ума от унижения и отчаяния. А сзади к покорному рабу пристроился один из речных гостей. Он пыхтел, вцепившись в податливое тело, пытаясь глубже овладеть Дэном. По бедрам парня тоже текла кровь, капая на вычурный ковер. Никто не церемонился со смертным.
   - Ну же, раб, расслабься и прогнись получше для нашего гостя! - приказал Мор, и Дэн послушно выгнул спину, подставляясь насильнику.
   Рокот ринулся вперед, расталкивая гостей, из глубин его тела поднимался зловещий рык. Наступил момент, когда он плевать хотел на все церемонии и запреты. Дэна нужно забрать отсюда, как можно скорей и любой ценой. Каждая секунда забирала надежду, что мальчишка сможет когда-нибудь оправиться от пережитого и стать прежним. Воздействие Мора не выдерживали взрослые мужчины. Что же сейчас творится внутри мальчика? Его юная душа горит в аду, как в жерле подводного вулкана Мора.
   Насильник из речных предпочел тут же убраться подальше от разъяренного Повелителя бурь. А вот Мор и не подумал останавливаться. На его красивом лице появилась гримаса удовольствия, и он вздрогнул всем телом. В рот Дэна полилась обжигающая сперма. Её так много, что она не помещалась во рту. Едкая жидкость стекла по подбородку, капала на грудь и пол. Когда Рокот приблизился к ним вплотную, Мор уже вытащил член и вытирал руки о волосы человека.
   Рок оттолкнул брата и подхватил Дэна под руки, но лишь причинил ему лишнюю боль. Мужчина не смог поднять мальчишку, тот словно прирос к полу. Мор, Повелитель бездонной холодной бездны и подводных вулканов не уступал силой Повелителю бурь, но он первым полностью завладел смертным. Если Рокот попытается силой вытеснить воздействие Мора, человеческое тело просто не выдержит напряжения и погибнет в страшных муках.
   - Отпусти моего человека, - медленно проговаривал каждое слово Рокот и сверлил взглядом брата.
   - А то что? Что ты сделаешь, брат? Ещё месяц назад ты не хотел даже видеть нового раба, крушил всё вокруг от злости. Что же изменилось сейчас?
   - Отпусти! - настаивал Рокот. Он выпрямился в полный рост и сжал кулаки.
   - Неужели ты устроишь скандал из-за смертного? Всё, чего ты добьёшься - это гнев отца и новое наказание.
   - Мне плевать!
   - Ты забыл, какие у Владыки наказания? Забыл, во что он ввергает собственных сыновей, и кем мы друг для друга становимся? Забыл!?
   - Палачами, - прошептал Рокот, заканчивая фразу брата. Они смотрели друг другу в глаза и перед каждым горели воспоминания подобных случаев. Провинившийся лишался сил и бросался в жернова стихии своего брата. Второй невольно становился палачом и терзал плоть и дух первого. Бессчётное количество раз они менялись местами. Это сплачивало братьев перед ликом отца, но и бесконечно отдаляло, выжигало каленым железом братские чувства. Под прессом Владыки Мор и Рокот вынуждены снова и снова наказывать друг друга, потому что лучших и сильнейших тюремщиков и палачей в этом мире не существовало для столь мощных созданий.
   Братья соприкоснулись лбами, они снова видели бесконечные страдания, пережитые по очереди. Сыновья Владыки даже не заметили, как гости в ужасе выскочили из комнаты, потому что две могущественные силы застыли друг напротив друга. Они готовы схлестнуться в равном поединке, две стены могли раздавить при столкновении менее сильных духов. Лишь безвольный Дэн всё так же стоял на коленях в неудобной позе, его глаза опущены, и заглянуть в них сейчас не каждый бы решился.
   - Брат, отпусти человека. Я прошу, - хрипло проговорил Рокот и обхватил ладонями лицо Мора. На какое-то мгновение между ними промелькнуло то самое чувство родства, что делало их братьями. Они многое пережили вместе за свою долгую жизнь. Промелькнуло и растаяло, Рокот смотрел и не находил в тёмной душе Мора ни следа братской любви и приязни, только холод. Тысячелетие медленно изменило их, и Рокот содрогнулся. Он, наконец, увидел сущность брата, которую тот, впервые не пожелал прятать.
   - Неужели ты не видишь, что делает с нами отец? Рокот, очнись!
   - О чём ты? Причём тут отец?
   - Уже некоторое время я догадывался о его планах, но сейчас, увидев, как ты смотришь на человека, всё понял.
   - Ты всё ещё пытаешься разгадать тайны разума Владыки? - грустно произнёс Рокот.
   - И мы и он знаем, что его методы дали трещины и контроль утрачивается. Отец должен придумать что-то новое для нас. И тут очень вовремя появляется этот странный человек. Он заключает некую сделку с Владыкой и предназначается тебе. А это значит, Рокот, что именно на твоей шкуре будет испытываться новый ошейник для нас обоих.
   - Как это связано с Дэном?
   - Брат, тебя уже посадили на самый прочный поводок, я понял это по твоему взгляду, брошенному на смертного. Ты начинаешь любить, бессмертный дух! Любить, даже зная, что это означает для таких, как мы...
   - Это навсегда, - перебил брата Рокот, - я знаю, что это навсегда.
   - "Навсегда" - слишком долго для бессмертного, брат. Это именно то, что хочет Владыка! Ты уже изменился, хотя прошёл всего месяц с появления в твоей жизни мальчишки. Он твоя главная слабость, твой крючок, с которого уже не спрыгнуть.
   - Это моя жизнь и мой выбор, Мор. Отпусти человека, прошу!
   - Нет, брат, это касается не только тебя, а нас двоих. Ведь ты лишь первый и если выйдет с тобой, отец возьмется и за меня. Владыке надоело контролировать наши тела и сдерживать болью, страданьями и страхом. Он принялся за души.
   - Да, я люблю Дэна и постепенно меняюсь. Но каким образом отец сможет контролировать меня через человека? Я не становлюсь лучше или хуже, я становлюсь другим.
   - Слепец! Когда ты прозреешь, будет слишком поздно. Я не позволю тебе связать себя со смертным! Не позволю! Иначе я стану следующим в играх отца! Используй тело человека, если тебя к нему так уж тянет, но уничтожь человеческую душу, пока ещё не поздно! Я уже начал разрушение внутри Дэна. Очень скоро он превратится в пустую живую куклу, в послушного раба, если выживет. Играй с ним, но не люби! Не смей любить его, брат! - Мор порывисто обнял Рокота и прижался к нему. Но от Повелителя вулканов исходил только холод, брат чувствовал внутри Мора лишь ледяную бездну, где рождаются чудовища.
   - Поздно. Человек слишком дорог. И мне плевать, что это входит в планы отца. Слышишь? Плевать!
   - Тогда я уничтожу эту тварь своими руками.
   - Сначала тебе предстоит сразиться со мной, брат, - грустно и отстраненно произнес Рокот. Он уже понял, что никто из них не отступит и битва неизбежна. Но противники слишком хорошо знают друг друга, да и силы равны. Миры содрогнутся от столкновений могучих сил водной стихии, грядут катастрофы, которые коснутся всех. Даже сейчас, когда решение принято, воля ещё сдерживала силу. В обоих мирах зарождались великие шторма, дрожала земная твердь, просыпались вулканы, в тёмных холодных глубинах ворочались существа, от которых кровь застывала в жилах даже у сильнейших.
   - Пусть так, но я спасу себя и тебя от ярма, которое придумал для нас отец, - Мор отступил на пару шагов. На пути к человеку стоял его брат. Что ж, значит, так тому и быть, но он не позволит Владыке манипулировать своей душой, не станет слабым, как Рокот.
   - Отступись! - в последний раз просил Рокот, сжимая кулаки.
   - Нет!
   И братья ринулись навстречу. Реальность затрещала по швам от напряжения сил вокруг, задрожали стены. Но все внезапно стихло, пространство стало тугим и густым. Рокот и Мор увязли в прозрачном киселе, созданном волей, что сильней их обоих. На плечи словно свалилась огромная плита и придавила к полу. Колени подкосились, и братья в изнеможении упали на ковер. Дверь бесшумно распахнулась, в комнату вошел Владыка. Его массивная фигура застыла на пороге, а лицо пугало застывшей маской гнева. Никакого оружия у него не было, да оно и не нужно. Его главенство и власть неоспоримы, их не превозмочь никому. Лишь сыновья способны хоть как-то противостоять отцу, но не в открытом столкновении, а исподволь. Они находили узкие лазейки и обходные пути.
   - Отпусти человека, Мор. Он покинет это место с тем, кому предназначен, - как только прозвучали эти слова, Дэн рухнул на пол и замер, потеряв сознание. Сила Мора постепенно оставляла человека.
   - Почему отец? Почему Дэн предназначен мне? - решился спросить Рокот. В душе всё тряслось от страха за человека.
   - Ты узнаешь это, когда мальчик вспомнит. Таково условие нашей сделки. Дэну предстоит сделать выбор, и я не стану мешать вам, каким бы он ни был. Клянусь, - устало проговорил Владыка.
   - Что я должен сделать? - крикнул Рокот хозяину подводного дворца. Отец уходил и уводил с собой Мора. Брат двигался, как сомнамбула, неуклюже переставлял ноги. Внутри тёмной души Мора, сейчас плескался страх. Потому что гнев отца упадет только на него и в этот раз Владыка займется наказанием сам. Рокоту и Дэну позволено удалиться.
   - Будешь ждать. Твоя судьба решится, когда прозвучат три слова. Те самые три слова, которые не спутать ни с чем. Ты услышишь, как поворачивается колесо жизни вокруг и меняется ваш мир.
   - Отец...
   - Уходи Рокот. Забирай человека и спаси его, если сможешь! Беги отсюда прочь!
   - Что ты сделаешь с Мором? - всё же спросил Рокот.
   - Думаю, что твой брат будет некоторое время занят, - жестко произнес Владыка и исчез за дверью. Рокот не стал терять времени. Он нагнулся и подхватил легкое тело Дэна на руки. Если сейчас привести человека в чувства, он будет способен лишь выполнять приказы, причем любого, кто будет находиться рядом. Должно пройти какое-то время, прежде чем Дэн полностью очистится от воздействия Мора. Применять для этого свою силу Рокот опасался, потому что, тогда шанс на выздоровление будет гораздо слабее. Вина жгла Повелителя бурь похлеще любого орудия пыток. Он привёл сюда здорового, полного жизни и надежд юношу, а забирает безвольную куклу с открытой раной вместо души.
  
   Глава 5
  
   По пустому длинному коридору разносилось эхо торопливых шагов. Рокот спешно возвращался в свои чертоги на острове. Прошло два часа с того момента, как Владыка позволил забрать человека и удалиться. Подводный город, длинный путь наверх сквозь выгнутое в трубу пространство, переходы через порталы - всё это позади. Теперь Рокот преодолел последний портал и очутился под островом, среди бесконечного лабиринта коридоров. На его руках ни разу не пошевелился Дэн, он прибывал глубоко без сознания. Рокот больше всего на свете хотел, чтобы парень, наконец, очнулся, но в тоже время боялся увидеть, что осталось от прежней личности человека. Мужчина считал, что в его покоях или в тишине и тепле целительной купели Дэну станет лучше. "Дома и стены помогают", - говорили люди, и Повелитель бурь склонен согласиться с этим утверждением. Когда они вернутся, всё наладится. Вместе они справятся, должны справиться.
   - Держись, малыш, - шептал мужчина, легко касаясь мокрого лба Дэна, и ускорял шаг.
   Сила Мора потихоньку оставляла человека, но все ещё слишком медленно. Рокот начинал улавливать вновь проявляющуюся ауру Дэна. Но в ней сейчас лишь чернота, похожая на липкую грязь. Состояние тела, тоже сильно беспокоило. Внутренние разрывы от насилия кровоточили, плоть не желала исцеляться, а влить в человека свою силу Рокот не рискнул. Чтобы это стало безопасным, прежде всего, нужно дождаться, когда полностью уйдет воздействие Мора.
   До купели оставались считанные метры. Рокот практически бежал, прижимая к себе драгоценную ношу. Пещера из белого света встретила хозяев тёплым влажным воздухом, напоённым мягкой исцеляющей взвесью. Мужчина опустился на колени и осторожно положил человека на светящиеся камни пола. Вся вода, что находилась в пещере, вздрогнула и пришла в движение, как единый организм. Рокот призвал его с единственной целью - спасти жизнь любимому существу из мира людей. Тонкие исцеляющие потоки отовсюду поползли к Дэну. Прозрачными змеями они трогали загорелую кожу, игнорируя все физические законы, вились по телу, охватывали каждый участок мелкой сеткой. Вода купели проникала в поры, сквозь плотно закрытые глаза, просачивалась в нос и через сомкнутые губы человека, находила любую возможность проникнуть внутрь.
   Некоторое время ничего не происходило. Дэн лежал в окружении прозрачных потоков. Они мягко, но верно вымывали чужеродную энергию из человека, заживляли внутренние разрывы в глубине тела. Дэн внезапно очнулся и его тут же скрутил приступ жесточайшей рвоты. Рокот бережно поддерживал мальчика. Мужчина ощущал, как его малыш бьётся в судорогах. Парня рвало спермой, желчью и кровью. Внутренности выворачивались наизнанку снова и снова, пока тело стало исторгать только сгустки крови. Рвота перешла в общий спазм, все мышцы сильно напряглись, сделались словно каменными. После этого начался судорожный припадок. Дэна била сильнейшая дрожь и Рокоту пришлось крепко держать его, чтобы он не разбил голову об каменный пол. Голубые глаза закатились, изо рта пошла кровавая пена. Сколько длилась эта агония, Рокот потерял счёт времени. Но любая буря проходит.
   Дэн затих, припадок перешёл в нечто другое. Дыхание стихло, почти пропало, сердцебиение едва улавливалось чутким слухом Рокота. Дэн побледнел, и это хорошо заметно даже через загар. Под глазами образовались тёмные круги, похожие на синяки. Губы посинели, а тело стало холодным, как у глубоководных тварей Мора. Парень погрузился в сон, скорей похожий на смерть. Рокот устало откинулся на спину и распластался на полу рядом с неподвижным и тихим Дэном. Мужчина боялся потерять контакт и не отпускал ладонь мальчишки ни на секунду. Ему казалось, что если он это сделает, то потеряет человека навсегда, сам отпустит его в бездну безумия, а потом и смерти. Рокоту оставалось только ждать и надеяться на исцеляющую силу источника.
   Но деятельная натура Рокота побуждала не сидеть сложа руки. Мужчина поднял Дэна и усадил его в круглую чашу купели. Он собственноручно вымыл волосы человека, а потом взял губку и тщательно омыл тело, стирая следы пребывания во дворце Владыки, следы насилия и последовавшего за этим припадка. Рокот проделал эту процедуру ещё раз и сменил воду. Дэн сидел чистый и благоухающий. Его голова безвольно откинулась набок, и без поддержки Рокота он давно бы свалился в воду. Но даже в тепле купели человеческое тело оставалось ледяным.
   Рокот решил, что из купели лучше не уходить, по крайней мере, пока. Но и в воде находиться часами тоже не стоит. Низшие духи, повинуясь воле хозяина, занесли в пещеру мягкую кушетку с множеством подушек. Рокот вынул парня из воды, обтер насухо пушистым полотенцем и уложил на подушки. Он расчесал волнистые волосы и поцеловал холодные губы Дэна. Теперь его спутница - ожидание, а с ней Повелитель бурь не в особых ладах. Но Рокот не терял надежды, ведь Дэн молод и силён, он может всё преодолеть и вернуться в мир живых.
   Минуты текли за минутами, часы сливались в бессонные дни и ночи бдения у постели. Среди мягких подушек неподвижно лежал человек, зависнув между жизнью и смертью. Через три дня Рокот не выдержал. В полдень, когда солнце сияло в зените, он подхватил спящего на руки и вынес на пляж. Усевшись поудобней, мужчина подтянул к себе Дэна и откинул его голову на грудь. Волны плескались всё ближе, набегали на берег. Их тихонько звал хозяин, и они суетились у ног, как игривые котята. Прибой подобрался настолько близко, что свободно ласкал ноги Рокота и Дэна, доставал до колен.
   - Малыш, почувствуй, как приятна и нежна волна. Когда ты очнёшься, многое будет по-другому для нас. Вот увидишь! Я столько хочу тебе сказать, - Рокот произнёс несколько фраз и уже не мог остановиться.
   - Мы отправимся в удивительные места в самом центре океана, и волны понесут нас навстречу закату. Мы увидим, как солнце садится за размытый горизонт и открывается путь за край мира. Только борись, только выживи!
   А потом Рокот начал молиться, сначала неуверенно и робко, а потом громко исступленно. Он не взывал к неким милостивым богам, нет. Ибо таких не существовало в его мире. Он призывал свою стихию и впервые не для того чтобы обрушиваться штормом и нестись сквозь ураган. Рокот просил не для себя, он умолял даровать жизнь и силы обычному, хрупкому, но бесконечно дорогому человеку. Весь его огромный бессмертный дух собрался вокруг маленькой фигурки Дэна и обнял человеческую душу, так непохожую на него. И через Рокота Дэна обнимал океан. Великая стихия, первая среди равных, любила и жалела вместе с бессмертным духом. Она нечто большее, чем скопление воды вокруг суши, чем Повелитель бурь, чем любое существо в обоих мирах. Именно ею был очарован Владыка когда-то, прервав свой полет в пустоте межмирья. Ради неё он сошёл на Землю и слился с великой силой. Океан одновременно безлик, но в тоже время имеет тысячи лиц, одно из которых сейчас прижималось щекой к потеплевшему лбу человека. Каждая капля рождала жизнь, ей пронизана вся сущность воды. Рокот просил, смиренно просил о помощи, умолял наполнить жизнью Дэна.
   - Спаси его, - шептали губы, привыкшие повелевать и презрительно ухмыляться. Крик или стон летел над притихшими волнами, слова сплетались в отчаянную мольбу. Частичка человеческой души, заключенная в камень браслета, слишком сильно проникла в Рокота. Дух и душа срастались в одно целое, меняли мир вокруг, меняли себя. Разделить их, значит резать по живому, вынимать ещё бьющиеся сердца. Молитва звучала то громко, то тихо. Её слышал кроваво-красный закат, а потом звёздная ночь и, разбудившая мир, утренняя заря.
   Когда на небе исчезли звёзды, утро брызнуло яркими лучами и осветило переплетённые тела, Дэн вдруг открыл глаза. Но радость Рокота растворилась в тот же миг. Воспалённый человеческий мозг всё ещё не избавился от разрушающего изнутри воздействия Мора. Юношу терзали галлюцинации, Дэн переживал кошмар наяву снова и снова. Он не понимал, где находится, что реально, а что лишь порождение больного воображения. Рокоту приходилось постоянно быть начеку, потому что человек, горел в аду кошмаров, старался все время куда-то сбежать, забиться в угол, царапать себя ногтями. Он часто кричал что-то бессвязное.
   - Тише, тише, - нашептывал Рокот и прижимал трясущиеся руки Дэна. Он крепко держал парня и не давал ему покалечить себя. Тот на какое-то время переставал вырываться и прислушивался к знакомому голосу. Именно звуки голоса Рокота являлись единственной ниточкой, что связала человека с реальностью. Заметив это, мужчина решил использовать возможность успокоить и достучаться к Дэну. Он будет говорить без умолку, лишь бы малыш слушал и чувствовал его присутствие. И ничего, что Рокот всегда был молчуном, предпочитал любое общество яростному грохоту стихии. Он наступит на горло собственной песне и станет говорить часы напролёт. Это нужно единственному близкому существу, затерявшемуся в лабиринтах галлюцинаций. Рокот поднялся с песка и понёс Дэна в пещеру с целительной купелью.
   - Я постоянно сомневался, ждал чего-то, - говорил Повелитель бурь и тихо двигался из комнаты в комнату, - не хотел раскрываться в ответ. Но теперь я готов и расскажу тебе всё о себе.
   Рокот погрузился в чашу купели вместе с Дэном и надолго задумался. Он откинулся на бортик и устроил парня впереди себя. Завитки русых волос щекотали плечи, и мужчина собрал их в низкий хвост. Он любил трогать выгоревшие волосы своего человека, перебирать их, пропускать сквозь пальцы. От затянувшейся паузы Дэн снова стал беспокойным. Рокот тут же очнулся от раздумий и продолжил монолог.
   - Целый месяц ты рассказывал о себе, днями напролет я слушал историю твоей короткой жизни. Но ты не рассказал и половины, а вот я...Только сейчас я задумался над тем, как я жил. И знаешь что? Вся моя жизнь не стоит длинного рассказа. Ты смог бы записать эту историю, уместив её на половину страницы. Так жил ли я все эти тысячи лет?
   Подобно тебе, мне захотелось рассказать о семье. Но подумав, я понял, что её у меня просто нет. Свою мать, богиню стихии Воздуха, я видел всего несколько раз и очень давно. Так давно, что её лик почти стёрся даже из моей памяти бессмертного. Духи Воздуха крайне редко обретают физическое воплощение и по своей природе они не испытывают долгих чувств и родственных связей со своими детьми, да и с кем бы то ни было. Я никогда не упрекал её, она такая, какая есть. Их с отцом связь была скорей битвой двух противоположностей, двух великих стихий. Но в её горниле зародился мой дух, и однажды какая-то его часть осознала себя, как личность. Так, обретя физическое тело, в мире появился Рокот.
   Мой брат родился позднее, но, в прошествии стольких веков, уже неважно кто из нас старше. Я едва помню недолгое время, когда мы были близки, когда я действительно мог сказать: " Вот он, мой брат, Мор!", ощутить себя частью семьи и почувствовать его искренний отклик. Мало найдётся в этом мире существ, сильнее нас с братом, и в разрушительности никто не сможет состязаться с сыновьями Владыки. С самого начала отцу пришлось забыть о нежности и ласке с детьми. Чтобы держать нас в узде, ему нужно постоянно принуждать к повиновению и покорности. Это почти непосильная ноша, если твои сыновья повелевают бурями, штормами, подводными вулканами и тёмной бездной. Тысячелетиями отец сдерживал нас суровыми наказаниями и видимо устал. Он сделал нас палачами и надсмотрщиками друг для друга. Каждый из нас постепенно окружал себя щитами, непроницаемыми стенами, чтобы не сойти с ума и выдержать. Только вот прежний Мор окончательно исчез за этими барьерами. Внутри осталась лишь тёмная червоточина, бессмертная пустота и холод. Мой брат так усердно отгораживался, что незаметно растворился за бессчётными слоями равнодушия. Я потерял его давным-давно, но понял это лишь несколько дней назад, в тот самый момент, когда просил его отпустить тебя и в ответ увидел удовлетворение от причиненной боли.
   Получается, что кроме тебя у меня никого нет. Ты и есть вся моя семья, - как-то неуверенно и удивленно проговорил Рокот. Думал ли он раньше об этом? В том-то вся и беда, что никогда. Рокот провел ладонью по груди Дэна, почувствовал, как под пальцами бьется юношеское сердце, как упруги мышцы торса и зажмурил глаза. Но он не посмел умолкнуть надолго.
   - А ещё я бы хотел рассказать тебе о своём детстве и юности. Но оказалось, что мне нечего рассказать, малыш. У меня их просто не было. Что за жизнь я вёл все эти тысячи лет? Со мной опасались и не рисковали даже пробовать дружить или общаться, и я понимаю почему. А ужас в том, что мне это было не нужно. Мой мир зациклился на буйстве стихии, и я заменил настоящую жизнь бесконечной битвой с отцом, с братом, с самим собой.
   Тебе всего семнадцать. Это лишь мгновение для бессмертных, но как бы ни странно звучало - тобой прожито несоизмеримо больше настоящей, реальной жизни. А я лишь смотрел на неё из-за непробиваемой прозрачной стены своего мирка. Он казался мне единственно возможным способом существовать. Я смотрел и не понимал, что происходит по ту сторону. Не хочу твоей жалости, нет. Она ни к чему, прошлого не вернуть. Время не подвластно никому в наших мирах, даже Великим. Я хочу измениться и знаю, что мы встретились именно для этого - изменить свои жизни.
   Я один из сильнейших мира сего, способный ввергнуть в хаос толщу воды до основания, затопить сушу, принести океану тысячи жизней для очередной жертвы. Я, Повелитель бурь, не могу спасти маленькую душу смертного. Все что я умею, чем занимался и тешился всю бесконечную жизнь - это летел сквозь бурю, приносил смерть и разрушение. Теперь же я впервые возжелал сохранить жизнь, - Рокот переменил положение. Он хотел видеть глаза Дэна, пусть и невидящие. Мужчина прислонил его спиной к бортику чаши, а сам опустился перед ним на колени, слегка придерживая человека от падения. Белый свет делал черты любимого лица чётче. Заметней стали темные круги под глазами, но губы порозовели, исчезла синюшность. Дэн постепенно теплел.
   - Чего стоит моя сила, если я не в состоянии защитить и помочь одной единственной душе? Да, я возжелал твое тело, Дэн, но мне давно этого мало. Я жажду твоей близости, хочу любить. Я хочу этого так сильно, как никогда и ничего не хотел. Пожалуйста, услышь меня! Вернись! - Рокот уже сам не понимал, что делает. Он впал в исступление. Его дух окружал человека призрачным коконом и дрожал от небывалого напряжения чувств. Тело Дэна вдруг напряглось, голубые глаза впервые за последнее время смотрели осмысленно.
   - Не прикасайся ко мне, - прохрипел человек, с трудом проговаривая слова.
   - Что? - потрясенно спросил Рокот и чуть отпрянул.
   - Я грязный. Не прикасайся ко мне, - продолжал настаивать Дэн.
   - Малыш, но ты чист. Я купал тебя много раз.
   - Дай мне мыло, - не желая ничего слушать, попросил человек. Он сбросил с себя руки Рокота и вжался в бортик купели. Мужчине не оставалось ничего другого, как протянуть в ладони кусочек ароматного мыла. Дэн тут же выхватил его и начал судорожно натирать себя. Рокот ошарашено смотрел, как его человек почти сдирает с себя кожу, намыливается, а потом смывает опять и опять.
   - Дэн, успокойся. Не нужно так делать. Ты абсолютно чист.
   - Мне никогда не отмыться! - сокрушались ему в ответ и у Рокота зашевелились на голове волосы от одного только предположения, что Дэн может остаться безумным навсегда.
   - Малыш, успокойся. Все уже позади. Ты достаточно чист, отдай мыло.
   - Нет! Мне никогда не отмыться от грязи!!!
   - Дэн, пожалуйста, - настаивал Рокот, а потом просто забрал почти смыленный кусочек из рук человека. Мужчина заглянул в голубые глаза. Он присел на колени у ног человека и обнял его.
   - Как ты можешь хотеть прикасаться ко мне, после того как я...как меня..., - заикался Дэн и вспоминал подробности пребывания во власти Мора.
   - Ты не виноват в том, что случилось.
   - А кто виноват? Кто?
   - Я ждал твоего пробуждения, ты пробыл без сознания несколько суток. Не нужно нервничать.
   - Лучше бы я и не просыпался, - бросил Дэн и зажмурился. Дыхание стало тяжелым и рваным.
   - Не говори так. Теперь всё наладится. Мое отношение к тебе не изменилось.
   - Ты по-прежнему считаешь меня грязью под ногами, как и твой братец, как и твой бессмертный равнодушный народ? - скривив губы в горькой усмешке, громко выкрикнул Дэн.
   - Нет, малыш, я по-прежнему люблю тебя, - прошептал Рокот, но Дэн услышал его. Он забился в сильных руках, как пойманная в сети птица. Но мужчина сам не понимал, что творит, он вдруг прижался губами к загорелому животу. Дэн отбивался, вырывался ожесточёно и упорно, но Рокот держал крепко. Он продолжал целовать кожу, приподняв Дэна над водой.
   - Не трогай меня! Оставь! - хрипел Дэн и задыхался в истерике. Рокот вёл губами по вздрагивающему телу, вверх от живота к груди, а потом переместился на шею. Сладкий запах человека заставлял нервно трепетать ноздри, проникал внутрь и принуждал игнорировать здравые мысли. Дэн отбивался, как мог. Но легче сдвинуть скалу, чем сбросить вездесущие руки Повелителя бурь. Требовательные губы целовали подбородок человека, поднимались выше и, наконец, накрыли губы Дэна. И в этот самый момент он перестал вырываться и принял какое-то решение. Юное тело обмякло в сильных руках и доверилось ласкам. А потом Дэн сам ответил на поцелуй, так яростно, почти терзая губы Рокота. Он ответил на порыв мужчины и ушёл в новое чувство с головой. Дэн вторил ласкам Рокота с отчаянной решимостью, и любил так сильно, как будто завтрашний день не наступит. Для парня существовало лишь "здесь" и "сейчас". Дэн любил, как в первый и последний раз в жизни, вкладывал в ласки всю едва зародившуюся страсть, такую же юную, такую же сумасшедшую, как и он сам. А Рокот с колотящимся сердцем ликовал разделенному порыву и чувству. Аура его человека полыхала яркими сполохами возбуждения, и ещё куда более глубокими эмоциями.
   Они не заметили, как вышли из воды и из купальни, как-то очутились в спальне Рокота. Поцелуи не прекращались ни на секунду. Голова сладко кружилась, и Дэн уже не держался на ногах, колени дрожали и подгибались. Но когда ты в руках такого могучего существа, как Рокот, можно забыть о твёрдой опоре под ногами и позволить себе слабость. Мужчина оторвался от припухших губ парня и бросил его на кровать. Дэн упал на спину. Солнечный луч, проникший в комнату сквозь неплотно зашторенное окно, тронул влажные русые волосы. Он раскрасил их в золотистые оттенки, а ещё Рокот заметил, что на щеках человека появились веснушки. Мужчина пообещал себе, что перецелует каждое забавное пятнышко на щеках и носу Дэна, но не сейчас. Потому что в этот момент тело переполняли другие желания, они перерастали в жажду. Утолить её могло только, раскинувшееся на его постели, существо. Но как бы ни хотел Рокот удовлетворить собственные желания, много дней запираемые на замок, в этот раз всё будет только для его мальчика. Только для него самые нежные касания, самые тягучие и сумасшедшие ласки, самые настойчивые и распаляющие кровь поцелуи. Всё ради замутненных желанием глаз Дэна, пока возбуждение не заставит его забыть обо всём на свете.
   Рокот согнул и широко развёл колени Дэна. Он опустился на пол между ног человека и склонился к вожделенному телу. Его язык вылизывал открытую промежность, щекотал яички, подбираясь к напряженному вздрагивающему члену. Руки ласкали внутреннюю поверхность бёдер. Дэн за всё это время не издал ни звука, лишь хватал ртом воздух. Но когда влажные горячие губы сомкнулись на его члене, а язык задвигался вокруг головки, смертный не смог сдержать стон. А ещё через минуту парень отбросил стеснения и открыто кричал, растворялся в ласках любимого божества.
   Горячий поток спермы брызнул в горло Рокота. Чтобы хоть как-то утолить собственное желание, мужчине потребовалось лишь прикоснуться к своему напряженному стволу рукой. Рокот решил в этот раз дать Дэну привыкнуть к новым ощущениям, боялся напугать более смелыми действиями. В мечтах мужчина проникал вглубь Дэна, раздвигал его тугой проход пальцами, а потом погружал в горячую плоть член. Он двигался медленно, постепенно доводил себя и Дэна до оргазма, а потом изливался в тесную глубину. Рокот застонал и закрыл глаза. Это будет, но не сейчас. Парень должен поправиться окончательно, прийти в себя и начать забывать ужасы воздействия Мора. А пока Рокот довольствовался тем, что его человечек пытается восстановить дыхание, откинувшись на подушки. Щёки раскрасились румянцем, волосы спутались и торчали во все стороны, но припухшие губы растянулись в довольной улыбке. Рокот улыбнулся в ответ и улёгся рядом, притянув Дэна к себе на грудь. Он не видел лица человека, но чувствовал, что его дыхание становится тише, а тело расслабляется. Его малыш засыпал, и глаза Рокота невольно тоже потяжелели. Только сейчас он почувствовал, что физическая оболочка устала за несколько суток тревожного бдения у тела Дэна. Парнишка пошевелился и сполз с постели.
   - Ты куда? - спросил Рокот. - Не уходи, всё, что тебе нужно, сейчас принесут слуги.
   - Я на минутку. Только взгляну на океан и вернусь, - со счастливой улыбкой ответил Дэн.
   - Мне пойти с тобой?
   - Не нужно. Я только прогуляюсь к берегу и обратно. Это даже меньше, чем двести шагов. Спи, Рокот, - проговорил Дэн и махнул рукой.
   Он развернулся и исчез за дверью, а мужчина довольно ухмыльнулся и расслабился. Теперь дело пойдет на лад. Малыш поправится, станет прежним и забудет всё, как страшный сон. Уж Рокот постарается окружить человека заботой и интересными занятиями. Они отправятся в путешествие, и Дэн сможет увидеть самые сокровенные места великого океана.
   Но довольная улыбка засыпающего Рокота мгновенно потухла. Мужчина настороженно встрепенулся, а потом и вовсе подскочил с кровати. С Дэном что-то происходило. Рокот рванул на пляж и оторопел от того что увидел. Солнце, словно желая подчеркнуть ужас ситуации, ярким светом выделило фигуру сидящего на берегу Дэна. В его руке блестел нож для фруктов. Со спокойным, умиротворенным лицом человек резал себе вены. Тёмные потоки стекали по рукам, капали на белый песок. Он стремительно окрашивался в красный цвет.
   - Остановись! - Рокот бежал со всех ног, а Дэн улыбался ему, но так и не прекратил кромсать запястья лезвием ножа. Мужчина в панике выбил оружие из ослабевших ладоней юноши.
   - Рок, тебе трудно оставить меня самому и я решил помочь тебе. Когда я уйду насовсем, ты станешь свободным, как и хотел, - улыбка становилась печальной.
   Рокот содрогнулся от того, что человек верил в то, что говорил. Но мужчину это лишь взбесило. Он размахнулся и ударил Дэна по лицу наотмашь. Парень сдавленно ойкнул, потерял равновесие, и завалился на песок. Рокот позвал слуг, которые принесли из целебной купели воды. Игнорируя сопротивление Дэна, мужчина опустил его руки в исцеляющую жидкость. Кровь тут же остановилась. Рокот грубо схватил человека за подбородок и заставил посмотреть в глаза.
   - Послушай меня, Дэн. Я тебя никогда не отпущу. Ты понял? Хорошо понял? Тебе от меня никуда не деться, ни в жизни, ни в посмертии. Я везде разыщу тебя и прикую самыми прочными цепями к себе. А если понадобится, найду и в царстве мёртвых. Не люблю это место, но ради того, что бы высечь тебя за плохое поведение, спущусь к Повелителю мёртвых душ, Аиду. Не сомневайся, я сделаю ещё и не такое. Но ты должен быть рядом и точка! - грозно нависнув над человеком, кричал Рокот.
   Налетел холодный ветер и Дэн поёжился. Он потёр ладонью разбитую губу и тоскливо посмотрел на океан. Где-то там зарождался шторм, тучи уже закрыли солнце, ветер только усиливался, и на плечи упали первые капли дождя. Молнии разорвали горизонт голубыми сполохами, через секунду грянул гром. Дождь превратился в холодный ливень. Но теперь Рокот и Дэн сидели на песке, словно за прозрачной стеной, отделенные от капризов испортившейся погоды.
   - Дэн, что тебе нужно? Я всё для тебя сделаю, только скажи, - уже другим голосом произнёс Рокот.
   - Не надо, - прошептал человек, не в состоянии оторваться от созерцания рассекающих потемневшее небо молний.
   - Надо, Дэн. Что я могу для тебя сделать? Просто скажи, чего ты хочешь? Пожалуйста.
   - Я хочу туда, - медленно проговорил Дэн, все ещё глядя на грозу далеко в океане, а потом перевел взгляд на перламутровые глаза своего мужчины.
   - Ты хочешь в эпицентр шторма? - удивленно спросил Рокот.
   - Да, именно туда, где сила стихии достигает своего апогея, где я впервые увидел счастье на твоем лице и разделил радость.
   - Пусть так! - возбужденно ответил Повелитель бурь и протянул ладонь. - Мы отправимся туда немедленно. Я сам буду нести тебя и не доверю никому. Дэн, я больше не выпущу тебя из рук, и не пытайся ускользнуть. Повторения ошибки не будет.
   - Рок, просто отнеси меня туда, - мягко проговорил человек и вложил ладонь в большую ладонь Рокота.
   Двое зашли в воду. Она вспенилась, забурлила, поддерживая их быстро движущиеся, обнаженные тела. Огромный мужчина подхватил на руки худощавого парнишку, и вода понесла их с невероятной скоростью. Две фигуры летели к центру бури и волны расступались перед ними, потому что их касалась воля Повелителя. Воронка пространственного тоннеля раскрылась чуть поодаль и Рокот с Дэном исчезли в её глубине. Некоторое время ничего не было видно, кроме несущихся в завихрении тёмных потоков. Дэн тесней прижался к мужчине. Но потом снова показалось низкое, дождевое небо, в лицо ударили ледяные струи ливня. Рокот не спешил раскрывать защитный купол, он давал Дэну возможность почувствовать на себе дыхание шторма. Ветер гнал мимо Повелителя и его смертного нарастающие волны. Стихия радовалась появлению своего духа и впадала в буйство с удвоенной силой. А когда парнишка задрожал от холода, Рокот раскрыл защитный купол и отгородил обоих от грохочущего шума сталкивающихся волн, грома, ветра и дождя.
   - Этот шторм живёт в обоих мирах, Дэн, - проговорил Повелитель бурь и сверкнул глазами.
   - Что это значит? - спросил Дэн и обхватил ногами бёдра Рокота.
   - Владыка позволил нам перейти на ту сторону. Теперь моя физическая оболочка сможет пересечь границу, и ты будешь со мной.
   - Так чего же мы ждем? - улыбнулся Дэн, но с недавних пор Рокот не сильно верил улыбкам своего малыша. Отныне он будет всегда начеку, потому что за улыбкой может скрываться что угодно.
   - Дэн, закрой глаза.
   - Зачем? Я хочу видеть ту самую границу между мирами.
   - При переходе будет вспышка. Твои глаза смертного может просто выжечь сполохом. Закрой их, если хочешь сохранить зрение, - Рокот выжидательно смотрел на Дэна, а тот, не раздумывал и зажмурился, а потом для верности уткнулся лицом в плечо Повелителя. Руки и ноги человека обвились вокруг торса Рокота, и мужчина довольно улыбнулся. Он ощущал, как доверчиво прижалось к нему тёплое тело.
   Повелитель бурь легко создал портал между мирами. Сейчас граница открыта, и зеркало портала пропустит их тела. Рокот разогнался и выпрыгнул из воды, подобно дельфину. Гибкое сильное тело повиновалось импульсу, оно взлетело над волнами и в одно мгновение преодолело зыбкую преграду. Вспышка немного ослепила, и на несколько секунд Рокот потерял ориентацию. Но полёт закончился по другую сторону падением в воду. Повелитель тут же вынырнул. Дэн закашлялся от неожиданности. Он оглядывался вокруг с широко раскрытыми глазами.
   - Почему я раньше не замечал, что наши миры отличаются?
   - Потому что для этого нужен быстрый переход, - сообщил Рокот и убирал с лица человека мокрые пряди волос. Его же чёрные волосы давно переползли на Дэна и грели парня, как вторая кожа. Дэн с некоторых пор перестал бояться живых и подвижных волос морского божества. Он смирился с тем, что они живут своей жизнью, хотя большее время предпочитают прикидываться обычными. Волосы сплетались в тугую длинную косу, доходившую Рокоту до колен.
   - В мире людей краски чуть приглушены, как на выгоревшей фотографии, - заметил Дэн.
   - Ты прав, но отличия не так уж сильны. Миры во многом повторяют друг друга. Процессы формирования рельефа и погоды идентичны, они часто возникают в двух мирах сразу. Если для физических оболочек переход границы почти невозможен, то духи стихий могут существовать в наших мирах одновременно.
   Вокруг бушевал сильный шторм, который ещё набирал обороты. Казалось, что ничего особенно не поменялось, но Дэн видел, что у волн и неба не столь насыщенный цвет, воздух более тяжёл для дыхания, а на плечи навалился некий груз. Раньше он этого не замечал, но прожив некоторое время в мире бессмертных духов, теперь чувствовал разницу. Рокот же и вовсе выглядел жемчужиной среди валунов. Его яркая красота сейчас особенно бросалась в глаза, она чужда этому миру, слишком насыщенна, слишком необычна. Волосы не просто черны, они наполнены переливающимися глубокими оттенками. Кожа мужчины слегка мерцала, а залитые перламутром глаза, ярко светились. Они не оставляли сомнения, что Рокот из иного мира.
   Дэн рассматривал мужчину и думал о том, что таким его видели многие поколения людей: великолепным и неизменным на протяжении тысячелетий. Редкие очевидцы оставались в живых после встреч с бессмертными. Они возвращались домой, и навсегда хранили в душе прекрасный и смертельно опасный образ. Люди рассказывали о чудесных и могучих существах, которых считали богами, начинали поклоняться, придумывали мифы, изображали на фресках.
   - Этот мир слишком сер для тебя, мой бог, - зачарованно произнес Дэн. Он пожирал глазами Рокота, словно увидел впервые.
   - Малыш, богами нас называют только люди и ошибаются. Мы лишь духи стихий, а ты видишь перед собой только частичку, осознавшую себя как личность и обретшую физическую оболочку. Если кого и называть богами, так это Владык четырех стихий.
   - Вы слышите наши молитвы?
   - Очень редко, а вот Владыки постоянно слышат смертных. Воздух не отвечает никогда, а вот Огонь, Земля и Вода более отзывчивы, если молящийся осознает, к какой сущности он обращается.
   - Каким же блёклым кажусь тебе я, - грустно проговорил Дэн.
   - Я вижу не так, как ты. Мои глаза способны различать на порядок больше оттенков и полутонов. Мне бы хотелось, чтобы ты смог увидеть себя моим зрением, тогда твое мнение изменилось бы. К тому же меня не привлекает идеальная красота, какую создают для своих воплощений бессмертные. Твои человеческие черты гораздо притягательней и волнительней. Они сочетают несовершенные линии и образуют удивительную гармонию, - нежно проговорил Рокот и легко поцеловал Дэна в губы.
   Поцелуй, пусть и мимолетный, снова разжег огонь в крови Повелителя бурь. Но он пока не подал вида, что жаждет обладать человеком прямо здесь, посреди нарастающего шторма. А Дэн отпустил шею мужчины и поднял ладони к его лицу. Мокрые пальцы едва касались висков, рисовали узоры на щеках, обводили контур улыбающихся губ. Словно слепой, Дэн трогал Рокота, и сердце мужчины дрогнуло.
   - Дэн, ты смотришь так, будто прощаешься.
   - Мне кажется, что ты можешь растаять в любую минуту. Вернувшись в свой мир, я боюсь, что всё, что произошло со мной, окажется сном. Я проснусь и больше никогда тебя не увижу.
   - Некоторые моменты действительно стоит забыть.
   - Но тогда я могу забыть и тебя. Нет, Рок, я не хочу ничего забывать.
   - Почему, малыш?
   - Не хочу забывать, как сильно я тебя люблю.
   Посреди шторма два существа, смотрели друг на друга, внутри каждого бушевала совсем другая буря. Они почувствовали отклик и взаимность, получили ответ на главный вопрос. Дэну и Рокоту предстояло совершить выбор, но теперь он предрешен. Каждый из них любил впервые, а невероятное счастье и удача состояла в том, что это чувство оказалось взаимным. Никто не захотел ещё что-либо говорить, они крепче обнялись и Дэн уткнулся носом в шею Рокоту. Мужчина гладил напрягшуюся спину человека и счастливо улыбался.
   Повинуясь некоему предчувствию, юноша поднял глаза и посмотрел за спину Рокота. Там, гонимая волнами, дрейфовала белая яхта. Её бросало из стороны в сторону, волны облизывали палубу, на которой метались две фигурки. Мужчина и женщина пытались вернуть себе управление судном. Но даже издалека очевидно, что оно сильно повреждено. Вид белой яхты отозвался в сознании Дэна болезненным чувством. Он о чем-то напомнил, скрутил сердце спазмом. В голове одни за другими вспыхивали образы, которые Дэн, казалось, забыл навсегда. Он сжал виски ладонями и застонал. Из носа хлынула кровь, в глазах темнело от напряжения. Рокот проследил за направлением взгляда Дэна, и гневная складка залегла на лбу. Кто-то посмел напугать его человека, да он сотрет эту посудину одним ударом волны.
   - Малыш, мне совсем не нравится твоя реакция. Мы уходим отсюда, возвращаемся домой, - намеренно спокойно проговорил Рокот, но его голосу вторил гром. Он выдавал истинную глубину гнева Повелителя. Сеть молний расколола небо голубыми сполохами.
   - Нет! - кричал Дэн, но Рокот крепко обхватил человека и приподнял его над водой. Они начинали обратный путь.
   - Мы возвращаемся, тебе нельзя снова нервничать и испытывать подобные нагрузки.
   - Нет, Рокот, остановись! Мне нужно остаться! - вырывался Дэн. Ему действительно плохо, но вспомнить утраченное хотелось безумно.
   - Малыш, успокойся, - мужчина внутренне содрогнулся, видя, что начинается ещё один припадок человека.
   - Я начинаю вспоминать, - вдруг проговорил Дэн и Рокот остановился. Он внимательно посмотрел в голубые глаза, ища в них тень безумия. Но взгляд Дэна прояснился, сейчас на него смотрел прежний парнишка, такой, каким он был до посещения подводного дворца.
   - У моих родителей был катер белого цвета. Я помню, как вся семья погрузилась на борт, а я остался на берегу с порезанной ногой.
   - Дэн, давай вернёмся. Прошу, твое состояние нестабильно и опасно. В тишине и тепле нашей купели, когда нет опасности, что ты истечешь кровью, вспоминать будет куда приятней, - пробовал уговорить Рокот, а сам боролся с желанием насильно унести человека обратно на остров.
   - Они не вернулись, Рокот, - игнорируя слова мужчины, продолжал рассказывать Дэн. Он размазывал кровь по лицу, смывал ее соленой водой, а она вс текла и текла из носа. Человек стал захлёбываться, но пытался продолжать говорить.
   - Ты хочешь сказать что...
   - Да, - Дэн закашлялся, сплюнул кровавый сгусток, а потом продолжил. - Они погибли в море. Нашли тела всех, кроме младшей сестры. Её искали ещё некоторое время, но потом бросили поиски. А я так и не научился жить без них, будто сам умер в тот злополучный день. Я умер для своего мира. Мне здесь не место.
   - Не говори так! Ты живой! Слышишь, живой! - настаивал Рокот, но видел, что человек не вполне понимает что говорит. Мужчина подавил порыв утащить парня насильно в открывшийся портал, и уже тише спросил. - Как они погибли?
   - В тот день не было бури, море было спокойно, светило солнце. Рокот, я не обвиняю тебя в их смерти, если ты об этом. Следователь сказал, что по неизвестным причинам катер взорвался. Его обгорелые обломки нашли на следующий день.
   - Они погибли в море, значит, их приняла моя стихия. Дэн, мне жаль, действительно жаль, - проговорил Повелитель бурь.
   Человек вдруг замер. Он пытался понять, насколько откровенен Рокот и что чувствует на самом деле. Бессмертные равнодушны, а порой намеренно жестоки со смертными. Неужели Рокоту теперь ведомо сочувствие? Неужели он изменился настолько, что может понять одинокого мальчишку, понесшего тяжкую утрату? В голове Дэна всё смешалось. Он выныривал из липких видений, и на несколько минут ясность мыслей возвращалась, чтобы снова утонуть в потоках странных образов. Но даже через них, человек ощущал тепло Рокота. Его голос и прикосновения - это единственные ниточки в реальность. Дэн сосредоточился и постарался не поддаваться накатывающим волнам безумия. Он думал о Рокоте, о своём будущем, хотел найти поддержку в перламутровых глазах морского божества. Мужчина чувствовал, как Дэн неумело пытается прочесть его чувства, и максимально открылся, впустил человека внутрь сознания.
   - Я, - начал неуверенно Дэн, но продолжил, - я верю тебе, бессмертный дух.
   Браслет на запястье Рокота громко щёлкнул и раскрылся. Повелитель успел подхватить его, но он растаял в ладони вместе с камнем. Всё что осталось - это маленький сгусток энергии, в котором заключена частичка души человека.
   - Это твоё, - протянул руку Рокот. Сердце разрывалось от тоски. Он оказался не готов сейчас отпустить человека, не готов жить без него прежней жизнью. И если честно уже никогда не будет готов.
   - Что мне делать? - рассеяно спросил Дэн и прикоснулся к тому, что связывало его с Рокотом.
   - Выбирать, Дэн. Пришло время выбора. Ты можешь взять то, что принадлежит тебе и, приблизив к своей груди, стать цельным и свободным от меня. Душа будет только твоей, ты сможешь вернуться к прежней жизни в своём мире.
   - А если я этого не сделаю? Если не заберу частичку души? Согласишься ли ты принять такой дар или для тебя это все ещё невыносимое ярмо?
   - Дэн, не скрою, что мой дух жаждет поглотить твой дар. Я тебя люблю, что бы ты не решил. Но этот выбор ты должен сделать осознанно и самостоятельно. Никто кроме тебя самого не вправе решить, как поступить.
   - А что будешь делать ты, если я уйду? - прошептал Дэн и задрожал всем телом.
   - Я буду ждать тебя на каждом берегу, звать в каждом шёпоте или грохоте волн. Большая часть моего духа не хочет тебя отпускать, мечтает завладеть тобой, согласен ты или нет. Это правда, малыш, и ты должен её знать.
   - Но ведь это не может быть всей правдой?
   - Уже нет. Как бы я не хотел остаться с тобой, но не посмею лишать тебя выбора и свободы. Уже никогда не посмею.
   - О какой свободе и выборе ты говоришь? - горько усмехнулся Дэн. - Большую часть времени я пытаюсь прорваться к реальности сквозь непрекращающийся бред. Рокот, даже мне понятно, что я теперь неполноценен. Сколько это продлится, и смогу ли я когда-нибудь стать прежним - неизвестно. Если ты хочешь меня даже такого, то к чему тут долгие размышления?
   - Если я поглощу хоть часть твоей души, ты изменишься. Мы уже никогда не сможем быть порознь. Сколько бы не прошло времени, пока существует мой дух, твоя душа будет рядом. Дэн, подумай, стоит ли твоя свобода вечности в компании бессмертного с буйным характером. "Навсегда" - это может оказаться слишком долго.
   - А чего стоит твоя вечность, Рокот? Послушай, у каждого из нас есть причины ненавидеть друг друга и стараться освободиться, но каждый предпочёл их игнорировать, потому что появилось новое обстоятельство. Оно заслонило любые доводы рассудка. Я понимаю это даже в моменты безумия.
   - Малыш, ты болен..., - но губы мужчины накрыла мокрая холодная ладонь Дэна, прерывая на полуслове. Голубые глаза горели болезненным возбуждением, Дэн снова терял над собой контроль и очень торопился.
   - Я болен, Рокот, неизлечимо болен тобой, - человек переместил ладонь на шею Рокота и прижался губами к губам в нежном поцелуе. Вторая ладонь, в которой теплился заветный сгусток энергии, прижался к груди Повелителя бурь. Душа человека навсегда погрузилась в глубину бессмертного духа. Рокот застонал и откинул голову назад.
   - Я принадлежу тебе, - шептал раскрасневшийся Дэн, - нам уже не отпустить друг друга, не предать, не уйти.
   Гигантская волна заслонила собой небо. Этот океан ещё не знал такого великолепия разгула стихии. Две пары глаз с восторгом следили, как шторм накрывает их прозрачным пологом. Стихия Воды приняла в своё лоно ещё одно дитя и обрела новое лицо. Им стал семнадцатилетний подросток по имени Дэн - с этой минуты вечный спутник Повелителя бурь. Они спаивались в одно духовное целое, а тела переплетались в крепких объятьях. Пока существует один, второй будет его тенью, его продолжением. В этот миг духовного катарсиса Дэн полностью смог очистить сознание. Но он также чувствовал, что это не продлится долго и поэтому спешил насладиться моментом осознанно.
   Ему на глаза вдруг снова попалось белое судно, гонимое штормом. Волна вот-вот должна обрушиться на маленькую яхту. От вида обреченно прижавшихся друг к другу людей на палубе, у Дэна сжалось сердце. Он вспомнил лица родных, погибших год назад в море. Никто не видел их смертей, никто не попытался спасти. А вдруг они были живы после взрыва? А вдруг, если бы он был рядом, то смог спасти?
   - Рок, спаси их, - прошептал Дэн и чуть отодвинулся от Повелителя.
   - Ты о тех двоих с яхты? Их вид напугал тебя, кровотечение из носа только-только остановилось и ты просишь за них?
   - Прошу, спаси их, - настаивал Дэн, сжав ладонями виски. Рокот крепко держал его за талию, дрейфуя в волнах.
   - Люди умирают в море, стихия получает свою жертву. Таков ход жизни из века в век.
   - Рок, спаси их! Спаси ради меня! - кричал Дэн и терял контроль над собой. Перед его глазами стояла картина опознания родителей в морге. Рокот чувствовал, что человек подошёл к опасному пределу.
   - Дэн, их жизни уже принадлежат стихии.
   - Нет! Это я принадлежу тебе! А они должны жить, - Дэн сначала кричал, а потом снизил голос до шепота. Он прижался к мужчине всем телом и прикоснулся губами к уху Рокота. Человек шептал, умолял, снова и снова повторял одни и те же слова. Его руки стали горячими, Дэн гладил чёрные переливающие волосы своего Повелителя бурь и Рокот сдался. А почему бы и нет? Почему бы не сделать приятное малышу, если это его успокоит и обрадует. Две жизни ничего не значат в общем балансе.
   Низшие духи возникли из тени от надвигающейся гигантской волны. Они подхватили неуправляемое судёнышко вместе с людьми и утащили его вглубь раскрывшегося портала. Яхта покажется на поверхности уже в другом месте, далеко от сюда и люди будут считать, что их спасло чудо. Но они никогда не узнают, что у него русые волосы, выгоревшие на солнце другого мира, и голубые безумные глаза. Дэн наблюдал, как исчезает в воронке портала белое судно, затаив дыхание. Волна так и не успела добраться до яхты, на душе человека стало светло и спокойно. Он обмяк в сильных руках, и теперь вяло реагировал на происходящее вокруг.
   Рокот заметил, что человечек истощён, и сильней прижал Дэна к себе. Юноша ещё успел увидеть, как замерцало окно портала в другой мир. Оно появилось на поверхности приближающегося сплошной стеной водяного вала. Повелитель бурь открыл путь домой. Сейчас Дэн зажмурит глаза, а когда откроет их вновь, его новый мир загорится сочными красками. Таких насыщенных цветов, игры полутонов и оттенков нет в мире людей. Рокот и Дэн быстро найдут затерянный в океане остров, где к самому берегу выдвинулась серая скала. Но она лишь кажется неприступной и монолитной. Присмотревшись, можно увидеть уютное жилище, вырезанное прямо в скале. Терраса уходит ступеньками на песчаный пляж. В высоких окнах отражается перелив красно-оранжевого заката. Поднявшись по каменным ступеням, попадешь внутрь тихих комнат, где стены мерцают вкраплениями прозрачных минералов. Где-то в глубине скалы есть пещера, ставшая целительной купальней, и белый свет поманит расслабиться. Но Дэн в мыслях видел ещё одну картину. Он мечтал оказаться в спальне на мягкой широкой кровати. Как приятно закрыть усталые глаза и прижаться к груди Повелителя бурь. Теперь там и только там его место.
   - Мы возвращаемся, Дэн.
   - Теперь я готов вернуться. Да, забери меня домой.
  
   Эпилог.
  
   Май только вступал в свои права, раскрасив город во всевозможные оттенки зелени. Заглянул он и в обычный городской дворик, по-особенному уютный и какой-то домашний. Возможно причина такому умиротворяющему ощущению это галдящая в песочнице детвора. Детишки обложились яркими ведёрками, формочками для песка и лопатками. Бдительные мамы сидели неподалеку на отполированном бревне и тихо переговаривались. А возможно дело в бабушках, бдящих на лавочках у подъездов. Они неотъемлемый атрибут каждого уважающего себя дворика, без них было бы пусто. А быть может, этот двор казался таким милым, потому что в отличие от остальных, засажен фруктовыми деревьями. Жизнерадостный май пробудил их и они благодарно и бурно цвели. По двору витал шлейф тонкого сладкого аромата, заставлял каждого прохожего блаженно прикрывать глаза и делать глубокий вдох.
   Под одним из таких деревьев стояли двое. Никто из жильцов близлежащих домов не подозревал, что в тени высокого широкоплечего мужчины прячется тот самый мальчишка, чья семья погибла десять лет назад. Родные парня жили в этом дворе много лет. Но однажды смерть в пучине забрала их всех. Всех, кроме старшего сына, Дэна. Он единственный, кто остался живым и в шестнадцать лет стал сиротой. Спустя год странный парень и сам куда-то сгинул. Поговаривали, что он утопился, не смирившись с утратой. Его тело так и не нашли. Море отлично хранит свои тайны.
   Но потом случилось чудо. Необъяснимым образом выяснилось, что младшая сестрёнка, Яночка, тоже не погибла. Где она пробыла целый год малышка так и не вспомнила. Дальние родственники семьи забрали девочку на воспитание. Яна выросла и вернулась жить самостоятельно в квартиру родителей.
   - Рокот, где же она? - нетерпеливо переступал с ноги на ногу юноша в простой неприметной одежде. Его спутник тоже одет неприглядно, словно в камуфляж. Мужчина прятал глаза за зеркальными стеклами очков, но в отличие от взволнованного юноши, оставался спокоен и уверен в себе. Он сжал плечи юного спутника и попытался успокоить, удержать от резких движений. Никто не смотрел в их сторону, сейчас никто из людей их попросту не видел.
   - Дэн, не нужно нервничать. Если сорвёшься, я не собираюсь тут оставаться ни минуты, мы отправимся домой немедленно.
   - Всё, я спокоен, - медленно проговорил Дэн и сделал три глубоких вздоха, - Доволен?
   Больше десяти лет прошло с того момента, как человек и бессмертный дух соединились. Но большую часть этого времени Дэн не совсем осознавал реальность. Он так и остался подвержен приступам безумия. Приступы иногда переходили в прострацию, а иногда в неугомонную активность. Но бывали периоды длительной ремиссии. Человек полностью контролировал себя и возвращался к нормальной жизни, насколько можно назвать нормальной, жизнь с морским духом воплоти. Вот уже месяц Дэн чувствовал себя хорошо, и Рокот решился на вылазку в мир людей. Его мальчик постоянно мечтал увидеть сестру. Мужчина пообещал, что если ремиссия будет достаточно продолжительной, то они отправятся туда, где Дэн вырос. Вот этот долгожданный момент настал, и парень пока отлично справлялся.
   - Я всегда доволен, когда ты хорошо себя чувствуешь, - хмыкнул Рокот и вытащил из русых волос Дэна белый лепесток. Но налетевший ветер затронул цветущие ветви над головами. Белые с розовым отливом лепестки осыпались на плечи душистым снегопадом, путались в волосах, кружились вокруг майской метелью. Дэн поднял лицо к небу, и оно отразилось в его голубых глазах.
   - Рок, со мной все нормально. Я просто хочу убедиться, что с сестрой всё хорошо.
   - Низшие следят за ней и следуют по пятам. Она появится здесь уже через минуту, но Яна не одна. По пути к ней присоединился мужчина, - Рокот склонился к человеку и поцеловал за ушком, а потом обнял крепко-крепко. Он погрузил лицо в развевающиеся завитки волос спутника и глубоко вздохнул. Сколько времени прошло, а Рок не мог насытиться, не мог привыкнуть к постоянной близости Дэна. Его всё также волновал запах загорелой кожи, звук дыхания или голоса, юное гибкое тело и непонятная, но прекрасная душа Дэна. Этот сумасшедший мальчишка стал центром его жизни, постоянной заботой и счастьем.
   - Смотри, Рокот! Вот она! Я узнал её даже через десять лет, - вдруг погрустнел Дэн. Его эйфория резко перешла в оцепенение вместе с появлением во дворе миловидной девушки с такими же волосами, как и у него. Из каждой тени на Яну смотрели низшие духи - слуги Повелителя Бурь. Их призрачные тела никто не увидит, если не знать, куда смотреть. Просто тени от предметов и людей чуть изменились, став объёмней и черней. Это они нашли Яну, получив несколько капель крови Дэна. Теперь слуги шли по следу единственной кровной родственницы спутника Повелителя.
   - Вы очень похожи, - заметил Рокот и снял очки. Блеснул перламутр глаз.
   - Рок, сейчас она выглядит старше меня. Это странно и даже страшно.
   - Яна обычный человек. В отличие от тебя она постареет, как и положено людям.
   - Это грустно.... - Дэн протянул руку и как будто погладил сестру по волосам.
   - Это нормально для смертных, - ответил Повелитель бурь.
   - Её спутник...Выглядит сильным и уверенным, - глаза Дэна слегка прищурились. Он чуть ревниво рассматривал высокого мужчину рядом с сестрой. Они пара - это заметно даже издалека: по особенным, тёплым взглядам, нежным пожатиям рук и по огню в глазах.
   - Он тебе не нравится? Хочешь низшие уведут его прямо сейчас и убью?
   - Да ты что!? Кто из нас сумасшедший, ты или я? - засмеялся парень и сбросил оцепенение. - Что за бредовые идеи? Не вздумай так поступить.
   - О чем ты сейчас думаешь, Дэн?
   - О том, что Яна смогла жить там, где я не смог. Она смирилась с гибелью семьи и теперь двигается дальше. Это ее мир, ее жизнь и ее выбор, каким бы он ни был. Я не вправе вмешиваться, и не буду этого делать никогда. Это больше не мой мир, сейчас я осознал окончательно и предельно ясно. И знаешь, Рок, пусть это малодушно, но я не хочу смотреть, как она стареет. Нет, не хочу и больше сюда не вернусь. Все что мне было нужно, я уже выяснил. Пойдем отсюда, - Дэн развернулся и, взяв Рокота за руку, потянул прочь.
   Но пройдя несколько метров, парень резко остановился. Он отпустил ладонь мужчины и побежал обратно. Яна и её спутник медленно подходили к подъезду, о чем-то увлеченно разговаривали. Цветочная метель бросала пригоршни лепестков им под ноги, но эти двое ничего не замечали вокруг, полностью поглощённые друг другом. Никем не видимый, Дэн подбежал вплотную к сестре. Она теперь так близко, что от волнения выпрыгивало сердце. Его окружил запах её духов, перемешанный с ароматом кожи, и парень понял, что никогда не забудет это мгновение. Дэн тихонько дёрнул Яну за руку, и когда она удивлённо обернулась, брат поцеловал её в щёку.
   Он спрятал руки в карманы и пошёл прочь. За спиной таяла последняя ниточка, связывающая его с миром людей. Дэн поравнялся с Рокотом и тот понял всё без слов. Мужчина приобнял парня за плечи и они вместе устремились прочь из города, туда, где слышен вечный зов океана. Дэн ни разу не оглянулся.
   Город вместе с майской суматохой запахов и зелени осталась позади. Рокот блаженно вдохнул аромат родной стихии. Дэн и Рокот достигли побережья и, не сговариваясь, рванули навстречу прибою. Волны нетерпеливо бились о берег. Они ожидали Повелителя, а когда он и его вечно юный спутник прыгнули с разбега в воду, на море поднялось волнение. Рокот подхватил Дэна, и волны понесли их подальше от берега. Рядом появились низшие духи, призванные Повелителем. Они приняли форму стаи дельфинов и теперь прыгали по волнам, на радость Дэну.
   - Остановись, пожалуйста, - попросил парень, и Рокот прервал скольжение. Дэн посмотрел вдаль и серьезно произнес:
   - Наша сделка завершена, Владыка. Все условия соблюдены.
   Не грянул гром, не упало небо, в мирах ничего не изменилось. Просто далеко-далеко усталый старик на подводном троне услышал эти слова и грустно улыбнулся. Владыка стихии Воды и маленький человечек никогда и никому не раскроют условий своего договора. Когда-то отчаявшийся смертный предложил безумную и дерзкую сделку. Он умолял вернуть из бездны сестру, а взамен предложил всего себя. А Владыке нужна была добровольная жертва, чтобы попытаться обуздать своего буйного нравом сына, Рокота. Он поведал Дэну, что человек теперь предназначен Повелителю бурь и если у парня всё получится, то сестра действительно вернётся в мир живых. Чтобы неистовый Рокот не узнал тайну и не испортил игры отца, Владыка лишил Дэна памяти. Он пообещал, что их сделку человек должен будет подтвердить осознанным выбором, когда придет время.
   Целую вечность терзаться Дэну от осознания того, что он намеренно связал Рокота изнутри. Он превратился в лучшие и надежнейшие оковы для неукротимого Повелителя бурь, стал частью бессмертного духа, которого теперь полюбил больше жизни. Сотни раз во время просветления сознания, Дэн спрашивал себя: если бы он знал, чем обернется для них сделка, посмел бы он просить о чем-либо океан той ночью?
   Владыка давным-давно придумал, как обуздать старшего сына, не прибегая к суровым наказаниям. Он терпеливо ждал подходящего момента, просматривал варианты вероятного будущего. И вот однажды уловил неистовую молитву смертного. Едва перешагнувший совершеннолетие подросток предлагал себя в обмен на жизнь сестры. Владыка с удивлением заметил, что этот парнишка может подойти для его цели, как никто другой. И в итоге Великий дух не ошибся. Рокот и Дэн добровольно сделали выбор. Дэн стал частью духа Повелителя бурь и связал его изнутри. Пока они вместе, силы стихии, которыми повелевает Рокот, будут под контролем. Бессмертный дух ощутил сострадание человеческой души, теперь он поглощён заботами о человеке. Рокот любил.
   Нет, моря и океаны в обоих мирах не успокоились, но череду непоправимых катастроф удалось предотвратить. На бескрайних просторах всё так же рождаются бури и шторма, погибают корабли и люди. Но если вы где-нибудь вдруг услышали о чудесном спасении, возможно в это время кто-то шептал Повелителю бурь:
   - Я принадлежу тебе. Спаси...
  
   Конец.
  
  
  
  
  
  
   Грамота []
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Каг "Агентство "Фатум""(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"