Э.К. Сперимент: другие произведения.

Ментоморфозы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Ментоморфозы

  
   Если возвращаешься в дом за забытой вещью, надо непременно посмотреть в зеркало, иначе пути не будет. Я никогда так не делаю. Просто не знаю, кого увижу в темной стеклянной глубине в следующий раз.
  
   Сегодня я буду Троллем. Внимательно разглядываю себя в зеркало, первый и последний раз за день. Зубы чистить не обязательно, вода вредна, ибо точит камень, а мыло вообще буржуйская затея. За ночь наросло щетины вроде мелких сталагмитов. Провожу по роже бритвой, она ломается в руке пополам. Опять не свою схватил. Пес с ним, я и так красивый - все девки в обмороке.
   На завтрак позавчерашняя горбушка с твердым сыром. Человеческое мне не чуждо. Одеваюсь, собираюсь, выхожу. Уже закрыв входную дверь, вспоминаю, что забыл. Возвращаюсь, хватаю головной убор, и бегом наружу. Никаких зеркал!
   В двери на лестничную клетку болтается связка ключей. Наверняка Тамарка курит. Так и есть. Соседка, пухленькая красотуля, смолит сигаретку у мусоропровода и приветствует меня взмахом руки. Подхожу.
   - Что ж Вы, Тамара так неосторожно себя ведете, ключи где попало оставляете. Допустим, выйдет из лифта преступник и осуществит преступное посягательство на Ваше здоровье и имущество.
   - Это как? - теряется Тамара.
   - Изнасилует и ограбит, - поясняю.
   - Изнасилует...- мечтательно тянет Тамарка. Вот дуреха!
   - Кхм! Придется мне сегодня вечером провести среди Вас профилактическую беседу.
   Тамара согласно кивает.
  
   На службе едва успеваю к утреннему разводу. Майор Дубинин пожимает мне руку и смотрит в глаза - так он определяет, на какой фронт борьбы с преступностью меня отрядить. Троллю положено бороться за общественную безопасность в патруле или охране. Бывают еще спецзадания, где не обойтись без моей силы и неуязвимости.
   - Акимочкин, в шестую группу.
   О, с этими я ездил, неплохие ребята, особенно капитан Бобров, их старший.
   Когда я прохожу по коридору мимо контрольного отдела, до меня доносится "оборотень в погонах". Настораживаюсь, прислушиваюсь. Нет, слава Богу, это не про меня. Это про тех, кто в бандюки подался, не меняя профессию, или кому сначала дают на лапу, а потом дают по рукам. Про Тролля, Скорпиона и Умника знает только Дубинин. Он меня оберегает от излишнего внимания, даже адрес в отделе кадров липовый.
   Едва начали объезд района - вызов. Вооруженный захват заложников, не больше не меньше. Громко звучит, так и чудятся кадры из хроники: самолеты, банки, группа Альфа мужественно выручает почти без потерь...Да нет, откуда в нашем подмосковном захолустье международные террористы? Какая-нибудь сволочь, допившись до зеленых слонов, терзает семью.
   Так и оказалось. Во дворе посреди затоптанного лужка труп собаки, под прикрытием котельной под мелким дождиком ежится участковый и сдержанно матерится. На безопасном расстоянии собралась небольшая толпа зевак. За действием наблюдают из фургончика "Дежурной части" - когда успели? В окно третьего этажа время от времени высовывается лысоватый мужик с ружьем и что-то орет. Завидев патруль, он первым делом стреляет по машине. Не на тех напал, у нас не просто УАЗ-3160, а оперативно-служебный автомобиль УУМ, в "Спецтехнике" делали!
   Подъезжаем к котельной. Участковый докладывает, обильно пересыпая речь неуставными выражениями, что гражданин Пилипец терроризировал беспробудным пьянством весь подъезд три недели, а сегодня окончательно распоясался, застрелил собаку гражданки Лукиных и ранил ее саму и случайного прохожего. На данный момент заперся в квартире, взял в заложники жену и детей и требует чемодан долларов и вертолет.
   - Дети большие?
   - Пять лет и годик.
   Бобров смачно сплевывает.
   - А если подстрелить? - это Костик, сержант, он у нас недавно.
   - Говна не оберешься. Забыл, как по прокуратурам таскался?
   Костик уже кого-то "подстреливал", якобы при задержании. Потом полгода оправдывался и в итоге перешел к нам в горрайотдел с понижением.
   В окне сменяется экспозиция. За спиной террориста показывается встрепанная женщина с младенцем на руках. Видимо, она что-то ему говорит. Мужик вскидывается, оборачивается и стреляет внутрь квартиры. Слышится детский крик. Участковый бледнеет с лица. "Говорил дуре, сажать надо" - шепчет он с досадой.
   Бобров смотрит на меня.
   - Надо брать. Ты как?
   - В форме, как всегда! - это у меня каламбур такой.
   В подъезде за нами увязывается оператор "Дежурной части". Посторонних мы не любим, но этот профессионал, мешать не должен.
   Дверь железная, хорошая. То есть для нас плохая. Я разбегаюсь и луплю в районе замка. Ах ты черт! Замок выбило, но у мужика стоят упоры в пол и потолок.
   - Всем отойти! - ору, снова бью в верхний угол двери и влетаю внутрь. Пилипец стоит посреди комнаты с ружьем на перевес. Бах! - пуля рикошетирует от каменной груди Тролля и попадает в буфет. Пилипец оглядывается на звон, я бросаюсь на него, вырываю ружье, ломаю об коленку, хватаю мужика, скручиваю, тоже, кажется, что-то ломаю. В комнату протискивается Бобров и Костик в бронежилете, надевают на мужика наручники и от избытка чувств пинают десантными ботинками. Финиш.
   После, когда преступника забрала служба конвоирования, жену и детей увели из разгромленной квартиры и погрузили в Скорую, ко мне подошел парень из "Дежурной части".
   - Сержант, ты в порядке? Мне показалось, что этот мудак стрелял в упор.
   - Пуля отлетела от нагрудного знака, который я ношу во внутреннем кармане в качестве талисмана, - дурачусь я. - А вообще, он просто промахнулся. Третью неделю с перепоя, руки-то дрожат.
  
   Возвращаемся в отдел, докладываем с Бобровым майору Дубинину.
   - Я уже в курсе, - вид у майора недовольный.
   По телевизору идет "Дежурная часть". Мелькает моя перекошенная рожа, разбитая дверь и Пилипец с ружьем. Шустрые ребята! Корреспондент вдохновенно врет про нагрудный знак, от которого отлетают пули. Знак мне якобы вручил некий шериф за особые заслуги.
   - Бобров, готовьте рапорт о задержании правонарушителя и на поощрение сотрудников, кого считаете нужным. Можете идти. А Акимочкин мне сейчас доложит, какие такие шерифы раздают нагрудные знаки сотрудникам нашего райотдела.
   Я краснею как юная девушка.
   - Виноват, товарищ майор! Прикололся неудачно. Преступник стрелял с двух метров и если бы попал, никакой нагрудный знак не спас бы.
   - То есть, он промахнулся?
   - Так точно!
   - А дырочку в кителе ты для ордена проделал?
   Хватаюсь за грудь. Блин, не заметил!
   - Тебя на всю страну показали с дымящейся дыркой в кителе. Ты даже не подумал ее чем-нибудь завесить! Хорошо, хоть соврал к месту. - Дубинин встает, обходит стол и обнимает меня за плечи. - Игорь, я обещал твоей маме, что буду присматривать за тобой, но я не могу вечно тебя прикрывать и водить за ручку. Будь внимательней.
   - Есть быть внимательней! - говорю я, разворачиваюсь и выхожу, прижимая к левой груди папку для доклада с Дубининского стола. Там, наверно, важные документы, но мне по фигу, надо срочно менять форму.
  
   В кабинете, где стоит мой стол, Костик говорит по телефону. Завидев меня, он чуть не бросает трубку. Я машу рукой: "Звони, звони". Костик продолжает:
   - Да, мама...Нет, мама...Я кого-нибудь попрошу. Да вот Игоря, хотя бы (прикрыв трубку рукой) Игорь, поможешь мне шкаф перетащить?
   Я киваю. Почему бы нет, мама это святое. Тамарка подождет.
  
   Костикова мама живет в кирпичном доме вполне буржуйского вида, рядом с лесопарком. Надо же, а он плел, что предки в деревне прозябают.
   Поднимаемся на двенадцатый этаж. Костик звонит. Открывается двойная сейфовая дверь, мы заходим. Через просторную прихожую, отвернувшись от зеркала, через широкий коридор мимо кабинета с книжными полками прохожу за Костиком в гостиную. Там, в большом кресле сидит смутно знакомый седоватый человек, а по бокам стоят двое бойцов в черном. Ситуация перестает мне нравиться.
   - Ну, и где шкаф? - спрашиваю я тоном Буратино на Поле Чудес. Седой улыбается, молодые ржут в голос.
   - Славянский шкаф уже продали, не беспокойтесь, юноша. Нам с Вами надо...
   - А, шкафа нет, - перебиваю. - Ну, я пошел.
   Разворачиваюсь и устремляюсь к выходу. Двое за спиной пытаются меня задержать, отшвыриваю их не глядя, бегу по коридору... И тут падает сетка.
   Она накрывает меня со всех сторон. Пытаюсь ее скинуть, разорвать, но только больше запутываюсь. Заставляю себя успокоиться и не трепыхаться. Сетка наша, противопобеговое заграждение "Паутина", сам ее испытывал, разорвать даже Троллю не под силу.
   Краем глаза замечаю, что бойцы в черном подбираются со спины со стропой руках. Думай быстрее, мудило каменное! Эх, был бы я Умником. Да даже если бы Скорпионом...Стоп. Зеркало. В прихожей.
   Осторожно, насколько позволяет сетка, продвигаюсь к выходу. Кто-то из бойцов суется под руку и получает локтем в лицо. Другой, посообразительней, пытается сбросить меня на пол, дергая сетку, но я уже ухватился за край косяка, я уже вижу свое отражение. Ну же!
   Мы с отражением встречаемся глазами. Зеркало на мгновение мутнеет и возникает плоская страшная белесая морда с тонкими усиками, черными жвалами, глазами на стебельках. Скорпион! Тоже не фигово. Ну, хватит любоваться.
   Резким движением клешней разрезаю кевларовую сетку и вываливаюсь наружу. На дверь времени нет. Пробегаю мимо застывших от неожиданности врагов, мимоходом хлестнув хвостом Седого, врываюсь в кабинет. Там хватаю какую-то папку, и бросаю в окно. Стекло со звоном лопается. Взмахнув рудиментными крылышками, я выпрыгиваю наружу и цепляюсь всеми шестью лапами за стену. На землю летят осколки разбитого стекла и бумаги, осыпая китель и хитиновый панцирь.
   Наверно, со стороны удивительное зрелище - из окна двенадцатого этажа выпрыгивает милиционер и повисает на стенке головой вниз. Опять прокол, а что делать? Спишем на секретные технологии.
   Однако, бойцы сейчас опомнятся и начнут палить, побегут внизу встречать. Панцирь Скорпиона так просто не прострелишь, но машиной догнать и задавить легко.
   Добираюсь до пожарной лестницы и соскальзываю вниз. Руки покрываются ржавчиной и голубиным пометом. На бегу вытираю их о бумажки, высыпавшиеся со мной из окна. Перемахнув через дорогу, вбегаю в мелкий хаотичный осинник, стремительно, насколько позволяют кусты, несусь через овраг и скрываюсь в гуще бурелома. Все ребята, хрен поймаете, я дома.
   В отдалении слышу возбужденные голоса и собачий лай. За мной, что ли? Точно, я их чувствую. Сейчас будет кино. От слова "кинология".
   Здоровенный пес, немецкая овчарка, резво бежавший в мою сторону, вдруг завертелся на месте, заскулил, обделался и бросился обратно. Другой пес учуял меня раньше - я слышал вой и ругань довольно далеко. Собаки - они не люди, собаки знают, с кем не стоит связываться.
   В буреломе сижу до темноты, привыкая к Скорпиону. Когда превращаешься днем, не успеваешь настроиться на новый образ. Они очень разные, мои зеркальные сущности. Тролль неповоротливый, а Скорпион шустрый. В результате возвращаюсь домой короткими перебежками от столба к столбу, как сильно выпивший, да еще в мятой и грязной форме. Боюсь, этим вечером я здорово подорвал доверие населения к милиции.
  
   Прихожу ночь-заполночь, голодный, как стая скорпионов, выедаю в холодильнике все мясное и рыбное, а потом заваливаюсь на диван и перебираю в уме прошедшие события. Сумбурный получился денек, чувствую, расхлебывать мне и расхлебывать. Но особенно тревожил меня один момент.
   Когда я смотрел на себя в зеркало в прихожей, опутанный сеткой, я краем глаза видел отражение того, кто стоял за моей спиной. И это был не человек.
  
   Просыпаюсь Умником, злым, как сто чертей. Ну ладно, Тролль тупее надгробного памятника и вечно ставит меня в дурацкие ситуации, но Скорпион мог бы вести себя похитрее. Не домой надо было бежать, а к майору и немедленно докладывать. Хотя...Костика-то на работу Дубинин брал, с выговором и судом в перспективе. Нет, никому нельзя верить, придется самому выкручиваться.
   Долго стою в душе, наслаждаясь струями прохладной воды, потом разглядываю в потном зеркале мятую физиономию, плоскую, как детский рисунок. Не помню, когда я осознал себя нелюдем. Вообще-то я посмертный ребенок: отец, уходя в последнюю экспедицию, сдал сперму в Банк репродукции. Мать ждала его год, а потом родила меня. То ли условия хранения в Банке подкачали, то ли с отцом что-то было не так...Теперь уже не спросишь.
   В холодильнике пустовато - у Скорпиона с перепугу случилась яма желудка, но пара йогуртов осталась.
   Китель после вчерашней заварушки мокрый и грязный. Проверяю карманы, чтобы запихнуть его в стирку и обнаруживаю мятый листок бумаги, покрытый рыжими пятнами. А, это я руки вытирал. На листке отрывок из отчета, или научной статьи. "...По личному поручению Президента, ВНИИ разрабатывалась НИР "Зоопарк". Результаты научных исследований показали, что..."?! Дальше безнадежно заляпано ржавчиной. На полях ручкой накарябано: "Игорь Акимочкин" и вопросительный знак. Батюшки, а не про меня ли это? Надо разобраться.
   Звоню Дубинину и прошу разрешения съездить в Москву поработать с делами. Когда бывает День Умника, я часто так делаю. Майор разрешает, но я поеду не в Архив с жутковатым названием ЦРЖПРиАИ *Центр реабилитации жертв политических репрессий и архивной информации*, а в спецфонд ВНИИ, на Поварскую.
   На площадке дежурит Тамарка, волоокая девица с обводами малого рыболовецкого траулера. Тролль к ней, кажется, вожделеет.
   - Что это Вы не зашли вчера, Игорь Александрович.
   - Поздно вернулся. Служба.
   Прыгаю в лифт стремительно, как Дон Жуан от надоевшей любовницы. Плохо быть нелюдем. "Ни объятья невозможны, ни измена".
  
   Во ВНИИ идет вечный ремонт. Пробираюсь в спецфонд мимо завалов плитки, досок и мешков с цементом. У лестницы возле заляпанной краской двери с надписью "Буфет" сложена зеркальная плитка, обхожу ее стороной.
   Худощавая девушка в очках приносит отчет на НИР "Зоопарк", открывает, проводит пальчиком по листку и качает головой.
   - Вас нет в списке допущенных.
   Этого я не ожидал. Лихорадочно соображаю, как поступить. Тролль стукнул бы девушку по голове, Скорпион выхватил бы папку и убежал, но это не мои методы.
   Вдруг меня сзади мягко берут за локоть.
   - Выдайте, Мариночка, отчет. Я разрешаю. В конце концов, молодой человек некоторым образом причастен к разработке.
   Оборачиваюсь. Седой! Подмигивает и уходит, прихрамывая. Марина выдает мне отчет.
   - Кто это? - спрашиваю ее.
   - Зам по науке, Радкевич, - тихо говорит Марина. - Страшно умный, только, по-моему, ненормальный.
  
   Устраиваюсь в уголке, раскрываю отчет, читаю раздел "Общая часть". И шалею.
   Около тридцати лет назад была предпринята попытка создать универсального милиционера, который с равным успехом мог работать по линии общественной безопасности, криминальной милиции и расследовать преступления. В конечном итоге планировалось создание идеальных милицейских династий.
   Основная идея, насколько я мог понять из текста, заключалась в том, что методами генной инженерии в человеческий материал внедрялись гены животных, растений или искусственно подобранный набор. В Банке репродукции подменяли пробирки, и оплодотворяли ни в чем не подозревающих женщин, а потом вели негласное наблюдение за опытными образцами. Время от времени детей собирали в спецлагере для исследования.
   Лагерь я помню. Последний раз я там был лет в десять. Мать всегда удивлялась, как это ей бесплатная путевка легко достается. В лагере нас действительно постоянно чем-то просвечивали, измеряли, заставляли решать тесты. Умник этим занимался с удовольствием, а Скорпион убегал и прятался. По-моему, они меня ни разу Скорпионом не застали.
   Нет, был один случай! Как-то мы с сыном главврача бегали по стенке на скорость, а папаша нас увидел и начал орать. Главврач...Седой! Вот где я его видел!
   Выводы и заключение: эксперимент не дал желаемого результата. Вместо гармоничного совмещения в одном человеке, внедренные существа проявляются по очереди, смена образов происходит во сне. При этом для посторонних человеческий облик не меняется ни на вид, ни на ощупь. Про эффект зеркала ничего не сказано. Не знают, что ли? Или это мое, индивидуальное?
   Приложение: "Дневник наблюдений". Некоторое время смотрю в окно, не решаясь перевернуть страницу.
   Как же нас много, целый скаутский отряд. С замиранием сердца рассматриваю фотографии детей, рисунки геноморфов. Вот маленький Игорь Акимочкин, при нем Умник и Тролль. Вот дети постарше. Перелистываю, вспоминаю.
   В итоговой таблице расписаны исходные генные материалы. Кого здесь только нет. Звери, птицы, насекомые, даже растения. Попадается похожий скорпион, тоже не пойми что с крылышками. Настоящие скорпионы не такие, у них восемь, а не шесть ног и никаких крылышек. Интересно, из кого я собран? Креветка-медуза-железное дерево? Или броненосец-камыш-богомол? Надо спросить у Радкевича, и заодно узнать, что ему надо.
  
   Сдаю Марине отчет, выспрашиваю, как найти Радкевича и после некоторых блужданий по лабиринтам коридоров нахожу заветную дверь. В кабинете за письменным столом сидит Седой и просматривает бумаги. Без разрешения вхожу и сажусь на стул.
   Седой поднимает голову.
   - Кто я?
   - Опытный образец. В целом удачный.
   - Что Вам от меня надо?
   - Продолжить наблюдения. К сожалению, исследования не удалось довести до конца. Нам закрыли финансирование, многие подопытные скрылись из поля зрения. Были трудные времена, но сейчас у меня больше времени и возможностей. Я нашел пятерых, из тех, кто поступил на службу в милицию. К сожалению трое из них недавно погибли.
   - Погибли?
   - Несчастный случай. Один разбился, упав с не очень большой для него высоты, другой утонул, а третий попал под машину. Но проблема в том, что не могли они умереть ТАК. Первого готовили на снайпера, он был морфемами хамелеона и орла, второй - креветки, тюленя и актинии, а третий...короче, тоже не мог погибнуть под колесами.
   Я похолодел.
   - Они что...они стали людьми?
   - Этого я не знаю. Но не хотелось бы рисковать и терять уникальный материал. - Седой встает и подходит ко мне. - Мы поместим тебя в загородный санаторий и будем исследовать, изучать, тестировать...
   - Черта с два!
   Бросаюсь к двери, но та внезапно распахивается. Мне навстречу шагают знакомые парни в черном. Проскальзываю между ними и бегу к лестнице. Они разворачиваются и несутся за мной. Увы, физкультура не входит в достоинства Умника. Меня догоняют, прижимают к стене. Не давая мне выскользнуть, один из парней приставляет к шее бритву. Я замираю.
   Самое страшное для Умника - это порезаться. Видимо, к этому геноморфу прилагается гемофилия, кровь невозможно унять, пока не перекинешься. Послушно следую за парнями. Меня ведут по коридору мимо мешков с цементом и заляпанной двери с надписью "Буфет". Ага!
   Делаю вид, что поскользнулся, неуклюже прыгаю в сторону зеркальной плитки. Бритва вскользь рассекает мне кожу на шее, но это уже не важно. Секунда - и в зеркальном квадрате возникает переполошенная физиономия Тролля. Отлично! Разворачиваюсь и с размаху бью парня с бритвой. Он без звука рушится на пол, сбивая плитку. Второй отступает в коридор. Догоняю его в прыжке и бью по голове. Готово.
  
   Я никогда не теряюсь в сложных ситуациях. Не знаю, чего там Умник сомневался, а у меня есть начальник, пусть он за меня и думает. Без приключений возвращаюсь в городок, добираюсь до горрайотдела и докладываю Дубинину произошедшие события.
   - Значит, Радкевич опять взялся за эту тему. - задумчиво говорит майор. - Фанатик, но казался безобидным. Давай-ка, езжай на курсы переподготовки от греха куда подальше.
  
   И я уехал в Пятигорск.
  
   Возвращаюсь через полгода, являюсь с докладом. Дубинин вызывает начальника отдела кадров, берет у меня диплом и подкалывает к документам, где мелькает моя фамилия. Кадровик тычет пальцем:
   - Распишись здесь и здесь.
   Расписываюсь и приступаю к служебным обязанностям.
   А еще через месяц, утром, в ответ на мое приветствие знакомый старлей не вскидывается к фуражке, а пожимает руку, а капитан Бобров хлопает по плечу и вид у всех загадочно-торжественный. А я хоть и Скорпион, но не в теме. На утреннем разводе майор Дубинин объявляет:
   - За выдающиеся успехи в оперативно-служебной деятельности старшему сержанту Акимочкину присваивается звание младшего лейтенанта досрочно!
   Вот так фокус.
   Обмывание устраиваем в тот же день после работы. Мне наливают полстакана водки, бросают туда звездочки.
   - Ну, ты понял, водку выпиваешь, а звездочки нужно взять в рот. Сделаешь все как надо - служба пойдет гладко, - наставляет меня Бобров.
   - А если я их проглочу?...
   - О, это хорошая примета! Дослужишься до полковника.
   Спиртное пьют только оборотни "в погонах", но обряд - это святое. Выпиваю полстакана, потом еще немного, потом еще по чуть-чуть...Короче, когда меня загружают в УАЗ, я уже ни черта не соображаю.
   Ребята высаживают меня у подъезда. Покачиваясь, прислушиваюсь к странным ощущениям. В голове мутится, все звуки стали неясными, как в вате, и только мальчишки орут пронзительными голосами: "Камень, ножницы, бумага, ку-е-фа!". Я опять не понимаю, кто я.
   В подъезд входить лень. Задираю голову, смотрю на свое окно. Четвертый этаж, чего там, сейчас по стеночке поднимемся. Цепляюсь за стенку и ползу наверх. Срываюсь, снова примеряюсь...В этот момент выходит Тамарка.
   - Игорь, здравствуйте!
   - Ззздрасст, Таммарочика. - язык не слушается.
   - Ой, чегой-то Вы такой пьяненький?
   Показываю на плечо.
   - Звание присвоили, да? Поздравляю! Ну, пойдем, я тебя домой отведу.
   Тамарка нежно, но твердо берет меня под руку и ведет в подъезд. Дальше я не очень помню, кажется, я все время порывался встать на шесть лап, но Тамарка меня одергивала, тогда я стал помогать себе крылышками, отчего нас шатало туда-сюда. Потом мы оказались в моей квартире и Тамара обливала меня в душе холодной водой, а потом куда-то делась и оставила меня наедине с зеркалом.
   Я стоял и тупо туда глядел, опершись на раковину. Сначала просто все троилось, а потом я увидел их всех: простодушного громилу Тролля, ловкого опера Скорпиона, осторожного эрудита Умника. Они были сзади, плечом к плечу, и постепенно отступали и растворялись в глубине, а прямо мне в глаза впервые в жизни смотрел молодой светловолосый парень, Игорь Акимочкин, человек, такой, каким я видел себя только на фотографиях.
  
   Я кое-как доплелся до дивана, упал, в чем был. В голове мелькали обрывки мыслей. Получается, что я стал человеком, вот так, внезапно? Как теперь жить и что со мной будет?
   Всплыла мысль: а если бы это случилось на стенке?! Я бы точно упал, значит, Тамара меня спасла? А те, другие оборотни, они тоже звездочки обмывали? Нет, слишком много вопросов для моей пьяной головы.
  
   Вот проснусь завтра Умником и буду разбираться!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"