Лешия: другие произведения.

Танец Души

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь не всегда легка и приятна, но танец спасает, помогает...но только он не всегда несет в себе тепло и свет. Боль причиненная душе может изменить все в одно мгновение и он уже не возвышает, а низвергает открывая дорогу Смерти! Обновление от 19.09.16 весь рассказ полностью

  
   Интересно как чувствует себя брошенный родителями ребенок? Наверное ему страшно, безумно, до дрожи и обморока. Он не знает, что ему делать, как поступить, куда идти, кого искать...слезы нормальный исход данной ситуации. Слезы и истерика, с криками, ударами, обвинениями всех и всего. Еще конечно же многое зависит от возраста, но возьмем к примеру малыша семи лет, потерявшегося в чужом городе, в чужой стране...точнее оставленного там.
   Да-да, именно оставленного. Посаженного на скамейку в парке с наказом сидеть и ждать. Вот только сколько ждать мне никто не сказал, но я все равно сижу, хотя от жары уже кружится голова, не спасает даже панамка, от голода начинает подташнивать, а люди проходящие мимо меня смотрят со все большим подозрением. Сколько я уже здесь? Часов шесть-семь? Больше? Мои родители ушли, а я сижу и жду...и почему-то мне не хочется кричать или плакать, мне хочется уйти в тень, мне хочется пить, но никак не носиться с воплями...
   -- Ли миссе ровианне маи? - мужчина в форме что-то говорит, вот только я совершенно не знаю этого языка.
   -- Не понимаю...где мама? - спрашиваю и смотрю с надеждой на мужчину. Он качает головой и тянет ко мне руку...вот теперь я пугаюсь, сильно, до дрожи и истерики... - Нет, неееет!
   Очнулась я лишь в каком-то переулке. Дышать не могу, задыхаюсь от страха и бега...меня согнуло от приступа тошноты, но в желудке ничего нет. Стоять сил нет, ноги дрожат, как и год назад, когда я убежала от того человека. Падаю на колени и пытаюсь успокоить дыхание. Только через пять минут я смогла начать дышать через нос, и почувствовать отвратительный запах помойки. Удачно меня согнуло, как раз возле мусорных контейнеров, зато тут вряд ли меня найдут...не важно, никто не найдет. Мне мама сказала, что я как крыса забиваюсь в самый дальний угол и там дрожу от страха. Я потом читала, тайком от нее, что крысы так не делают, что они опасны и в угол их загонять нельзя, тогда они дерутся до самой смерти, своей или противника. А я...я до сих пор не могу перебороть свой страх к мужчинам.
   -- Маи? Ли миссе маи? - обернулась и встретилась взглядом с мужчиной. Меня затрясло...он смотрел непонятно, с изумлением что ли? Неопрятный, в старой изношенной одежде, с седой головой и почти беззубой улыбкой. Перебарывая дрожь, онемение и ужас, волнами расходившийся по телу, помотала головой. - Хм...Велес! - торжественно произнес мужчина и ткнул себя пальцем в грудь. Это он так представился?
   -- Эрен. - тихонько, боясь подать нормально голос, сказала и замерла.
   -- Ми эсс мА, Эрен! - выпрямился и поклонился, как на приеме в каком-нибудь знатном доме. - Марэ? - в ответ на мой буркнувший желудок, спросил Велес. Совершенно неожиданно для себя самой я смутилась.
   -- Я только утром ела. - чуть уверенней, но все еще жалко и пискляво говорю.
   -- Йэла...нне боиссьа, нне обижъять тебья. - страшно коверкая мой родной язык, но твердо и убежденно прозвучало. - Тьют...ммм...дьяро...дьяро...жъютко...ммм... - жутко?
   -- Опасно? - уже спокойнее, сердце перестало биться загнанной птицей, но встать на ноги и куда-то идти...не реально! - Не могу, сил нет...нет, только не... - Велес, вытянувший в моем направлении руку застыл после моего крика. Подумал, подвигал бровями и медленно, как будто я скалящаяся собака приблизил ладонь. Я могла лишь смотреть широко раскрытыми глазами на это.
   -- Нне боиссьа, нне обижъять... - и тихонько прикоснулся к моим волосам. Кажется, глаза еще сильнее расширились, от удивления и недоверия, даже мама уже давно так не делала, она ведь даже за руку меня брала с видимой неохотой. - Маи, маи Эрен, ро неваисс!
   Отключилась я, стоило только ему взять меня на руки, от страха, усталости и кучи переживаний. Проснулась лишь утром следующего дня, на старом матрасе, в почти пустой ветхой комнатушке. Ободранные темные стены, потрескавшийся деревянный пол, почерневший от времени стул в углу, и собственно матрас, на котором я лежала.
   -- О, находка, ты очнулась? - перестав рассматривать вылезшую из дырки в ткани вату, посмотрела на дверной проем. Там стояла относительно молодая, относительно чистая и относительно красивая женщина. - Давай, вставай, пойдем завтракать. Да не бойся ты, Велес сказал, что оторвет всем руки, если протянут их к тебе. Ты кстати реально так боишься?
   -- Я...
   -- Ну да ладно, потом расскажешь, если захочешь! Ты кстати у нас с божественной кровью да? А чего тогда одна на помойке сидела? Потерялась?
   -- Меня оставили.
   -- Опа! Эм, извини, но слабо верится. Вы же божественные на вес золота во всех странах. Надо будет завтра пойти к стражам, вдруг тебя уже ищут!
   -- Она меня ненавидит, поэтому и оставила там сидеть, а сама ушла, еще утром...а я ждала до самого вечера...пожалуйста не надо идти к стражам, я не хочу туда возвращаться, там плохо... - говорила, и из последних сил сдерживала слезы. - Пожалуйста! - и подняв голову посмотрела в глаза женщины.
   -- Хорошо-хорошо, только не плачь! Ну чего ты, не хочешь, так не вернешься! Вон можешь с нами остаться, все лучше чем одной быть, к тому же Велес уже даже учебники для тебя нашел, будете язык учить. Он у нас вообще самый умный, бывший ученый-филолог, вот только за ним не стоит известная семья, вот и попал на самое дно. Да мы по большей части все здесь такие. Кому просто характера не хватило, чтобы отстоять себя, кому сил духовных или физических, а кто-то по лени попал. Я вот решила приехать на заработки, но не сложилось, теперь вот побираюсь, но лучше уж так чем...ладно, тебе еще рано об этом знать. Пойдем! - и протянула мне ладонь.
   Ухватившись за тонкую, с грубой кожей руку, я встала на ноги и сделала свой первый шаг в новую жизнь...
  
   Шесть лет спустя.
   Я бежала по улице изо всех сил, на пределе своих возможностей. Вот только люди здорово тормозили мое продвижение. Рыжей молнией я пронеслась через площадь, свернула в один из неприметных переулков, и уже тогда разогналась буквально перелетая через бачки, ящики и просто горы мусора. Мне было просто необходимо успеть!
   -- Здесь больше никого нет! Что вы ищите? Ай! - звук удара заставил задержать дыхание и получше спрятаться. - Да пошел ты, ублюдок! - БАХ!
   -- Нет! - я выскочила из-за угла и...застыла. Не было больше нашего разваливающегося дома. Огонь весело трещал деревом и плавил камень. У входа и рядом валялись...лежали те с кем я прожила шесть лет...мертвые... - Ильма, Нарис, Сант...ребята...что...что вы наделали!!!
   Люди с оружием в руках развернулись ко мне.
   -- Деточка...божественная, вот это удача! Хватайте ее олухи! - на меня бросились трое парней.
   Увернуться от загребущих рук я смогла только в последний момент. За шесть лет моя боязнь почти прошла, но я до сих пор побаиваюсь незнакомых мужчин. Так что действовала скорее на инстинктах, чем сознательно. Наука Велеса и других ребят плотно засела во мне, и на одних рефлексах я уронила одного парня, обездвижила второго, от третьего драпанула в переулок. Вот только упустила из виду других и на самом выходе на людную улицу меня перехватили сильные руки. Отбиваться я прекратила сразу же, как только мне в лицо уставилось дуло магонта. Повиснув на руках мужчины смотрела в ледяные и в то же время довольные глаза приказавшего меня поймать мужчины. Местный теневик, стоящий близко к главе района, чтобы иметь право приказывать. Кир Шиссэ, жестокий ублюдок, занимающийся продажей людей, пытками и вообще всем, что связано с живым товаром.
   -- Хм, красивая, совсем молоденькая, да еще и рыжая. Продавать такую будет даже жалко...может тебя боссу подарить? Только для начала заняться воспитанием, это даже может быть весело. В машину ее и в распределитель, потом разберемся.
   Меня закинули на заднее сиденье и подперли с двух сторон молчаливые и безэмоциональные охранники. Потихоньку охватывала паника, но я старалась размеренно дышать и сохранять остатки спокойствия и разума...хотя для этого не надо было выпрыгивать, а наоборот бежать со всех ног подальше едва услышала, что Кир собирается в рейд по нищему кварталу. Велес всегда повторял, чтобы в такие моменты я держалась как можно дальше и в людных местах...но его не стало уже как два года и некому стало напоминать.
   -- Прибыли, выгружайтесь.
   Меня за шкирку вытащили из машины и потащили в направлении большого дома. На проходной пропустили через сканер и едва ли не пинком отправили в одну из комнат. Там сидели и дрожали три молоденькие девушки лет так шестнадцати и два субтильных парня. Либо в рабы либо в питомцы. Смотря во сколько будут оценены. Если девушки еще девственны, то возможно станут питомцами, они довольно симпатичны, если нет, то продадут как рабынь для утех. Парни...ну тут уж совсем все печально, разве что в качестве рабов они проживут чуть меньше, смотря к кому попадут. Разница в принципе не особо большая, разве что с питомцами обращаются все же аккуратнее, пока они не надоедают, ведь с ними можно появляться на публике. Чем красивее и необычнее питомец, тем больше внимания и расположения к хозяину. А рабы...рабов много, они лишь мусор, который после отработки выкинут.
   -- ... ... ... ... их! - вспомнились уроки старика Казу. Вот уж любитель ненормативной лексики.
   Присев на диван, пока все равно рыпаться смысла нет, прикрыла глаза. А ведь несмотря на сложности я не могу назвать последние шесть лет своей жизни плохими. Наоборот в них было много смеха, улыбок и тепла. Велес стал мне вторым отцом и первым которого я перестала бояться. Ильма, первая протянувшая мне руку стала...ну скорее старшей сестрой, которая рассказывала мне как нелегка жизнь женщины. Стен парень старше меня на три года учил воровать. Правда я мало чему научилась, все же я не воровка, но его работа реально завораживала. Ему бы фокусы показывать с экрана, а он кошельки из закрытых сумок вытаскивает. И главное все незаметно, быстро и вроде как мимоходом. Хотя может в его жилах тоже текла божественная кровушка, просто сильно разбавленная. Старик Казу учивший меня всем известным ему ругательствам, ибо даже такой малышке надо уметь разговаривать на одном языке с местными отбросами. Льяр показывающий как правильно действовать при нападениях, приемы с ножом, на крайний случай. Насена учившая готовить вкусно из того что есть, рассказывающая множество интересных историй из своей долгой и не всегда счастливой жизни.
   Множество людей которые по чуть-чуть учили меня жить не боясь лишний раз поднять глаза от земли. Я даже смогла бы сдать экзамены за начальную и часть средней школы...только кто меня туда возьмет-то! Ни документов, ни фамилии, лишь яркие длинные рыжие волосы да умение божественно прекрасно танцевать. Да два с половиной года назад моя кровь дала о себе знать. Интересно чем руководствовались Боги, когда несколько тысячелетий назад разделили свою силу с избранными из людей? Сами же потом за это и поплатились! Облагороженные и приближенные к ним, предали своих благодетелей, всадив им отравленные клинки в сердца. И вот теперь остались лишь воспоминания об истинных умениях избранных, да и кровь с тех пор сильно разбавилась. И таланты уже не те, вот как у меня совершенно бесполезное умение визуализировать свои чувства и ощущения в танце.
   Некоторые могут управлять стихиями, кто-то рисует живые картины, другие поют так, что душа стремится в высь, или же падает в пучины. Эмпаты и телепаты появляются редко, их сразу же забирает на обучение правительство страны. Гении в науках чаще всего тоже имеют божественную кровь. Да и просто такие люди дольше живут, раза так в два-три, при определенных условиях, конечно же. Ну и конечно же те у кого открываются редкие таланты, вроде тех же эмпатов, становятся элитой среди других людей. Их гордыне могут позавидовать короли и императоры прошлых эпох. Божественные, считают себя лучше других, смотрят на простых людей, зарабатывающих физическим трудом, или на офисных работников низкого ранга, как на грязь. Я не родилась в элитной семье. Мою мать поим...да чего уж там, поимел ее божественный и выкинул, а ее муж после этого скатился до состояния скота. Когда я еще не родилась, была надежда, что буду похожа на мать, но рыжие волосы стали моим приговором. После этого муж матери окончательно тронулся умом на почве ненависти к проклятой элите.
   Велес...если бы он был жив, такой трагедии не случилось. Он всегда останавливал горячие головы. Тихо и доходчиво объяснял, в чем оказался не прав очередной нищий бродяга. Не позволял накликать на наш дом беду, будто Хранитель. Но после его смерти, некоторые как с цепи сорвались и проблемы посыпались на наши головы как град. Сначала новичок умудрился украсть все наши сбережения и отложенную часть денег, которую мы должны были отдать, чтобы и дальше иметь возможность жить в том разваливающемся доме. Именно Велес поддерживал в нас стремление не наворовать, а заработать. Пинал, когда не было сил, протягивал руку помощи, и всегда, всегда мы в итоге были в выигрыше. Именно он помог мне устроиться в небольшой клуб, где я танцевала по выходным. И он же первым сделал для меня веера. Неказистые, из подручных материалов, но самые дорогие сердцу...а теперь все сгорело!
   -- На выход! - девушки и парни поднялись и двинулись к двери. Решив не злить и без того чем-то взбешенного охранника, пристроилась в конце. - Тебе туда. - меня отпихнули от ребят и направили в левый коридор. - Третья дверь. Давай шагай, проклятая. - ну да, божественная и проклятая, теперь эти слова были синонимами.
   Вежливости и некоторым правилам, положенные знать всем, меня тоже научили, так что негромко постучав, и дождавшись разрешения открыла дверь и вошла. Там меня ждал Кир.
   -- Проходи-проходи красавица! Устраивайся поудобнее, сейчас мы тебя протестируем. - плотоядная кривая ухмылка мне не понравилась. Примерное представление, о каком именно тестировании пойдет речь, я имела. Вот только оказываться под этим...существом я не захотела даже под страхом смерти.
   -- ... ... ... и ... ..., Кир! - и рванув дверь вылетела в коридор. С одной стороны выход и охрана, с другой комнаты и где-то должна быть лестница на верхние этажи. Что выбираем? Правильно к лестнице!
   -- Стой, тварь!
   Ага, вот прям, взяла и остановилась! Благо здание большое и этажей на нем целых двадцать, может, где и выйдет оторваться. Так, вот и дверь на лестницу. И куда теперь? Вверх или в подвал? Ить, пока думала снизу показались морды охраны. Что они там охраняют на цоколе-то? Значит вверх! Пятый, десятый, пятнадцатый...едва успеваю проскакивать сквозь протянутые ко мне руки охранников этажей, вот и двадцатый. Куда? Три двери...выбираем центральную! Захлопнув за собой ее и прислонившись к замочной скважине глазом, слишком поздно удивилась и тому что она открыта и отсутствию охраны...
   -- И что ты здесь делаешь маленький лисенок? - босс Кира был страшен внешне и еще более страшен внутри. Изуродованное лицо навсегда застыло, насколько я слышала его мышцы так и не смогли вернуть себе полную функциональность. А еще он садист, примерно два процентов рабов оседает в его пыточной, где он занимается ими сам. Долго естественно они не живут. - Хм, проклятая кровь...какой у тебя талант ребенок? - и вроде ласковый голос...вот только мурашки по спине табуном так и носятся.
   -- Я...я танцую...
   -- Всего лишь? Измельчила элита. Так что же ты здесь делаешь, на моем личном этаже? - интересно есть хоть одно существо которое его не боится?
   -- Прячусь. - врать, только себе хуже делать, в нем тоже чувствуется проклятая кровь, а она иногда резонирует если другой представитель 'элиты' лжет. Редко, но бывает, именно поэтому божественные, предпочитают никогда не врать напрямую, лучше недоговорить или же перевернуть правду. - От Кира...он убил всех моих знакомых из Старого дома, а меня привел сюда...
   -- Хм, как интересно. Так, иди-ка пока вон туда и присядь. Можешь поесть, посмотри в баре. - мою кофту выпустили из захвата и я шлепнулась на пол. - Давай-давай, шевелись. - легкое нетерпение и я подрываюсь как ужаленная.
   -- Кларк? Кира ко мне. И останови поиски, лисенок у меня. Да, жду. - от последнего слова, сказанного со смесью злости и металла меня передернуло. Однако это не помешало мне разжиться стаканом сока и бутербродом. - Скажи-ка мне, ребенок, почему ты прячешься от Кира?
   -- Он решил устроить мне проверку в очень...ммм...неуютной комнате. Велес и Ильма велели мне держаться от подобных проверок подальше...мне...мне всего лишь тринадцать...
   -- Не критично, но понятно.
   -- Господин, вы вызывали?
   -- Да, Кир, проходи. Мне очень интересно, почему я узнаю о проклятой только когда она испуганная вваливается ко мне в покои? И что это за проверки? Ты решил действовать в обход меня? - все тише и страшнее, бутерброд уже не казался привлекательным, а сок вкусным. - Так как Кир?
   -- Босс, вы все не так поняли! Я лишь хотел проверить какой у нее талант, вдруг это было бы опасно! - Кир определенно трусил, будь на его месте я, уже в обмороке валялась.
   -- Ты действительно думаешь, что этот ребенок может быть опасен мне? МНЕ? - громыхнул он так, что я уронила стакан и обхватила голову руками, вспомнив, как в детстве пряталась от отчима в шкафу. - Хм, лисенок, будь добра, убери за собой. - мной буквально выстрелили из кресла. Стакан мгновенно оказался в мойке, бутер в мусорке, а я уже с тряпкой в руках вытирала с паркета сок. - Умница. - от похвалы захотелось провалиться куда-нибудь в подвал. - У тебя будет время, Кир, три дня, потом не обессудь.
   Я застыла у раковины и лишь во все глаза смотрела как стремительно бледнел убийца моих друзей. Его руки задрожали и он спрятал их в карманы. Сказать Кир, ничего не смог, только поклонился и вышел. Интересно на что ему три дня? Тут я посмотрела в глаза босса и решила, что не настолько любопытна.
   -- А скажи-ка мне, лисенок, ты ведь станцуешь для меня? - тряпка плюхнулась в раковину, а я застыла кроликом. - Не бойся, пока я не захочу, никто тебя не тронет...если мне конечно понравится КАК ты танцуешь. Ну так? Кстати подойди.
   Кто бы смог отказаться? Я не смогла. Ноги сами сделали эти проклятые семь шагов. Только сейчас мне пришла в голову мысль, что можно было бы взять нож в баре, и воткнуть в так неосторожно открытую спину...пришла и трусливо сбежала. Не мне тринадцатилетней малявке тягаться с побитым жизнью хищником.
   -- Молодец. Правильное решение. Любое твое намерение и мысли легко прочитать по твоему миленькому личику. Мала еще, но ничего жизнь научит...если конечно она у тебя не кончится скоро. Н-да...одевай. - мне в руки упала лента. Такая обычная черная лента сантиметров сорок пять длиной. Недоуменно подняла глаза на мужчину. - На шейку свою тоненькую одевай. Знаешь что такое кровавый ошейник? Да, это именно он.
   Как я не уронила эту мерзкую гадость, не знаю. Такой ошейник одевают сбрендившим проклятым, чтобы подчинить их силу, если она опасна, либо же чтобы контролировать их действия. Шаг влево, шаг вправо считается побегом, прыжок на месте провокация, за нарушение в зависимости от фантазии хозяина, может лишь слегка придушить, либо и вовсе голову оторвать.
   -- Одевай-одевай, лисенок, иначе это сделаю я, и не знаю понравится ли тебе... - более сильного стимула у меня еще не было. - Ха-ха, молодец! Теперь ты мой питомец. Я буду холить и лелеять тебя, но как и говорил если ты мне понравишься. Так что постарайся...зови меня хозяин или же господин, или же Маркус, но только если мы с тобой одни. Как сейчас.
   -- Маркус... - дрожащими губами едва смогла выдавить из себя его имя. - Где здесь...где здесь...
   -- Туалет? Ну-ну, не надо так краснеть, поверь это вполне нормально, что тебе туда хочется, я тоже иногда его посещаю. Ха-ха. Пойдем провожу. Не шарахайся, ты питомец, и должна с радостью принимать ласку хозяина. Но так и быть, я сделаю тебе поблажку, сегодня и еще три дня пожалуй, пока буду играть с Киром, а ты привыкай. Да, привыкай. Вот и пришли. Кстати, может заодно и ванну примешь, а то пахнешь ты, мягко говоря, отвратительно.
   Я смогла кивнуть и запрыгнуть в большую ванную. В просторной и светлой комнате упала на кафельный пол и содрогнулась всем телом. И что мне теперь делать? Вариантов...нет их. Ошейник может снять лишь...М-мм-маркус...боги, ужас-то какой! Если хочу жить надо танцевать, и делать это так чтобы у него рука не поднялась от меня избавиться. Вдруг, чем боги не шутят, когда-нибудь появится возможность сбежать...хотя о чем я! Ни разу никто не слышал, чтобы хоть кто-то смог уйти от него. Он нашел всех, рано или поздно, но нашел и лично занимался их наказанием. То что оставалось после этого опознанию не подлежало.
   Что делать? Жить...как бы ни страшила меня перспектива, но надо жить, пусть с крохотной фантастической надеждой, но жить! Жить, мать его! А не расклеиваться как блаженной... Велес бы сам меня пристукнул, если бы я вздумала сдаться. Он всегда говорил, что не смотря ни на какие препятствия и испытания, нужно держаться и подстраиваться, а потом как представится возможность менять ситуацию под себя. Вот именно этим мы и займемся, ждать случая и привыкать...думать и смотреть, искать выход...а пока меня ждет унитаз и ванна.
   Впервые нежась в такой огромной и удобной ванне, не экономя воду, к тому же и горячая в неограниченном количестве, я с болью и грустью рассматривала пенную шапку. Читать и говорить я умею на нескольких языках...не как носитель и даже не как ученик, но понять вполне могу. Да уж, кого только не заносило в наш Старый дом. Я не упускала возможности научиться новому, вообще жила быстро. Каждый день не проходил, а пробегал. Я носилась от одного места работы к другому, и там тоже все делала быстро, четко и старательно. За это иногда мне перепадало что-нибудь. Например в кафе где я помогала с уборкой и мусором, мне иногда отдавали остатки, и тогда дома был почти праздник. На складе, где в основном складировали бытовые мелочи, мне иногда давали просроченное мыло или порошок. На вещевом рынке, удавалось прибарахлиться за копейки. А еще я иногда была моделью. Юные стилисты не могли пройти мимо таких волос как у меня, именно поэтому они у меня ухоженные и подровненные.
   -- Лисенок... - дверь открылась, хотя я вроде бы ее закрывала. Вошел Маркус и еще какой-то мужчина. - О, я смотрю ты расслабляешься. Это ты молодец, из всякого положения нужно извлекать пользу. Этим ты мне уже нравишься, не истеришь, не кричишь, да и вообще тихая девочка. Встань, будь любезна. - от просьбы я сначала покраснела, потом побледнела. Но ослушаться не посмела. - Молодец-молодец. Смотри Джер, вот на это чудо мне нужна самая лучшая и подходящая одежда. Хм, только смотри так чтобы и на вырост, а то тоща, да...надо бы откормить...
   -- Завтра утром доставят часть, господин Риошэ. Хм, потрясающая фактура, думаю смогу подобрать для вашей питомицы множество прелестнейших нарядов. - под изучающими взглядами мужчин я меняла цвет как хамелеон...
   -- Это замечательно, Джер, просто замечательно. Можешь идти. - Джер этот вышел, а я затряслась. - Ну-ну, лисенок, не боись. Я конечно не тот с кем следует знакомить маленьких девочек, но очень редко могу себе позволить грубость по отношению к детям...только если они меня не бесят. Так что не раздражай меня и будешь цела и невредима. Заканчивай.
   Ванна мне перестала нравиться сразу же после его ухода. Не радовала ни горячая вода, ни вкусно пахнущие гели, шампуни, бальзамы...но и противоречить я не решилась...ха...жить нужно детонька, жить...и устраиваться с максимальным комфортом, как когда-то говорила Ильма. Вот и будем искать этот самый пресловутый комфорт в этой ситуации.
   -- Маркус... - вышла из ванной и прошла в комнату с баром. Завернутая в огромное полотенце и босая...жалкая...
   -- Лисенок, иди сюда, поужинай со мной. - голос доносился из соседней комнаты, куда я и направилась. Маркус переоделся и все равно от одного его вида становится страшно. - Боишься? - я лишь кивнула и залезла на высокий стул. - Кушай, лисенок, кушай, а то и смотреть на тебя без одежды страшно, сплошные кости!
   -- Я много бегала...Велес говорил, что жиры просто не успевают прижиться во мне.
   -- О, Велес...да помню я этого старого бродягу. Умный был, умный...но мягкий, к сожалению, иначе бы я взял его к себе. Но он не захотел...а я не стал настаивать, слишком умный он был...н-да. Значит ты его воспитанница, значит тоже, достаточно умна, должна быть. Танцевать когда будешь?
   -- Я...мне нужны веера... - сказала и испуганно посмотрела на хозяина...какое же противное слово. - Специальные, те что у меня были сгорели, а без них не так...
   -- О, это интересно. Но вот только нет у меня их, так что думай. Завтра я бы хотел увидеть хоть что-нибудь.
   -- Тогда... - конечно это не совсем то, но на часть номера хватит. - Тогда, найдутся два обычных кнута? - изуродованная шрамами бровь дернулась, и я решила пояснить. - Этого хватит на часть номера, который более-менее отработан, но веера все равно лучше...правда будет лучше если их сделает божественный мастер. Они очень специфические...
   -- Несколько? В чем именно состоит твой талант?
   -- Я могу выражать эмоции, или какую-то одну возвести в абсолют.
   -- Не дрожи, я этого не люблю. Привыкай.
   -- Я...да, я поняла. - дальше ужин прошел в молчании.
   Без слов мне приказали идти следом и показали комнату, где стояла кровать, тумбочка и комод. Моя спальня как я поняла. Пожелав приятных снов, на что в ответ получила кривую усмешку, упала в кровать. Слишком мягкую и приятно пахнущую. Я к такому не привыкла. Мне скорее привычнее спать на полу, и без одеяла, чем вот так. Это ведь тот самый комфорт да? Не впечатляет! Как ни странно, но я была счастлива жить в обветшалом доме, без воды и света, без особых удобств и нормальной еды каждый день. Мне там нравилось...точнее мне нравились люди которые меня окружали. Не всегда приятные, но от них быстро избавлялись, или они сами уходили понимая, что наш дом, наша семья отличается от других. От тех где принято показывать свое превосходство, принижать других, пользоваться слабыми. Да...там я была ДОМА...
  
  
   -- Лисенок подъем! - от резкого грубоватого и незнакомого голоса я резко подскочила и с удивлением уставилась в льдистые глаза. - Просыпайся, мелочь и пошли завтракать. Твои вещи уже прибыли, смотри в комоде. Жду в столовой...только не долго, учти.
   Высокий и габаритный мужчина вышел оставив меня недоуменно хлопать глазами. Мне понадобилась минута, чтобы вспомнить события вчерашнего дня, столь резко и круто изменившего мою жизнь. Волна дрожи прошла по телу и свернулась противным клубком в животе. Пришлось хорошенько приложить себя по ноге, чтобы заставить двигаться. Но все вышло намного легче чем мне казалось. Уже через три минуты, одетая в легкое зеленое платьишко, я садилась на стул напротив моего хозяина. Легкий завтрак состоял из тостов и фруктового салата, заправленного жирной сметаной. Фрукты я видела редко, так что с удовольствием поела.
   -- Завидный аппетит, лисенок. А вот мне с утра кроме кофе ничего не хочется. - и это было сказано таким доверительным голосом, что я чуть ложку не уронила. - Кушай-кушай, тебе отъедаться надо, а то позор какой-то, мой питомец похож на пособие по анатомии.
   -- По чему пособие?
   -- Анатомии...хм, кажется придется еще и учителей для тебя присмотреть.
   -- Вы же еще не решили оставить меня или нет. Зачем тогда учителя, да и вообще зачем они мне? - с долей страха и интереса я смотрела в глаза Маркуса. Даже про себя его имя смогла произнести без содрогания.
   -- Лисенок, питомец не просто красивая игрушка для утех, это показатель статуса владельца. Мне уже давно не попадалось никого интересного, а тут такая огненная девочка, которая в будущем может стать драгоценным украшением для любого мужчины. В общем и целом питомец должен быть не только красив и обладать талантом, он должен быть еще и умен. Ты должна будешь уметь развлечь моих гостей беседой не только про погоду, но и на любую другую тему. Если же ты не сможешь и двух слов связать, то позор мне! Так что считай, что тебе повезло.
   -- Мне нужен будет зал или любое большое открытое пространство, чтобы показать танец. Кнуты весьма опасны если находиться слишком близко.
   -- Хм, ну в подвалы тебе еще рано, подожду, пока ты привыкнешь, а зал...на крыше есть место, если не боишься высоты конечно.
   -- Не боюсь.
   -- Тогда после обеда поднимемся.
   -- Лучше во время заката, тогда будет смотреться намного...красочнее.
   -- Хорошо. Для такой милой лисички, я готов пойти на некоторые уступки. - я вздрогнула, но глаз не отвела. - Правильно, ты хоть и питомец, но унижаться не должна...пока я этого не захочу. - вздрогнула снова и все-таки не удержалась, опустив глаза и посмотрев на пустую тарелку. - В общем до вечера отдыхай, а там посмотрим.
   Встал и ушел, оставив меня сидеть совершенно одну. Что делать? Надо бы помыть посуду...да, заодно и отвлекусь. Теплая вода и средство для мытья сделали поставленную мной задачу легкой и простой. Как все просто, когда есть возможности облегчить свою жизнь с помощью казалось бы обычных вещей.
   До вечера я страдала. Причем не от понимания своей участи игрушки для развлечения, а от безделья! Вынужденное пребывание в закрытом помещении, без возможности выйти и хоть чем-нибудь заняться, убивала. Ни визор показывавший множество каналов, ни магофон с кучей музыки не спасали от скуки и тоски. Как ни страшно и ни противно, но я даже обрадовалась, услышав в пустой квартире грубый голос Маркуса. Уцепившись за его руку, дошла до лифта под насмешливыми взглядами его телохранителей. Было страшно до дрожи и потных ладошек, но единственный в ком я могла быть хоть как-то уверенна, на данную минуту, это Маркус.
   Поднявшись на крышу, где было ветрено и слегка страшно, мне вручили чемоданчик с кнутами. Сначала удивилась такой бережной транспортировке вроде бы обычной вещи, но когда открыла крышку, то ахнула от изумления. По все длине они были отделаны серебром и еще чем-то отливающим голубым. Рукояти были настолько удобны, что раз взяв в руки их не хотелось выпускать. А уж как легко они слушались...ммм, просто сказка.
   -- Это сделал один из Мастеров, так что не удивляйся, лисенок. - тогда понятно почему их так бережно хранят. - Музыка?
   -- Не надо...
   Я уже настраивалась, передавая свое тепло кнутам, наполняясь окружающей силой, и воскрешала в памяти танец. Он был еще слишком сложен для меня, но даже если будут помарки, он весьма зрелищен. Музыка зазвучала из ниоткуда. Так всегда бывало, когда я танцевала четкий продуманный танец, отражающий одну выбранную эмоцию. Сейчас в грохоте барабанов звучавших в сердцах каждого присутствующего, я растворялась и ждала подходящего момента для начала движения. Вот...шаг вперед...пришлось разодрать на красном платье подол до бедра...легкие движения кистей и кнуты начинают свой танец. Сначала медленно, тягуче, лишь слегка задевая мои волосы и платье, заставляя их разлетаться в стороны, но музыка постепенно набирает темп, становясь агрессивнее, как и мои движения. Исчезла плавность, размеренность, все более резко меняя положение тела, вскидывая попеременно руки и ноги, обрываю движения за миг до конца. К канонаде присоединяется свист. Я окружила себя черно-серебристой стеной в которой изредка блестела синева. Подол платья неизбежно превращается в лохмотья, иногда в воздух взлетают небольшие красные лоскутки, как капли крови...свист рассекаемого воздуха становится сильнее, уже начинают болеть напряженные руки. Миг и опасные плети ложатся у моих ног послушными лианами. Бой барабанов становится едва уловим, но это еще не все. Легкое едва уловимое движение и будто оживший кнут облегает мою правую ногу, чтобы медленно с нее стечь на пол, словно отвергнутый любовник, сломленный отказом. Еще одно, но уже сильное и резкое движение и левый напарник отрывает кусочек подола запуская его в воздух. И снова нарастает бой и убыстряется ритм. Я медленно шагаю вперед к застывшим зрителям. Мои желтые как у животного глаза широко распахнуты и смотрят безжалостно, сильно, желая причинить Боль. Кнуты теперь агрессивны и полны гнева, они выбивают искры из бетонного пола крыши, все ближе и ближе подбираясь к наблюдателям. Левая рука делает резкое движение и у кончиков туфель Маркуса взлетает сноп искр, но не задевает, а правая, обманчиво ласково и нежно перечеркивает пространство передо мной. Кнут желающий смахнуть голову человека в последний миг, будто опомнившись ласково ложится мужчине на плечо и скользя по светлому костюму скатывается к собрату, чтобы свернуться в преданный клубок у его ног.
   Наваждение и действие божественного таланта прекращается. Я с участившимся дыханием стою перед Маркусом и пытаюсь успокоиться. Рано все-таки мне такое исполнять. Не хватает во мне гибкости и сексуальности, нечем еще покорять и уничтожать.
   -- Господин? - кажется это слово звучит получше хозяина. Во всяком случае моя растоптанная гордость не так сильно противится.
   -- Знаешь, лисенок, это было нечто. Пожалуй у тебя самый выдающийся талант из всех что я видел. А видел я много! И ни один божественный танцор не сравнится с тобой, уж поверь мне. Тебе не хватает исконно женского очарования и сексуальности, но даже так ты весьма...хха, божественна! Никогда не думал, что скажу такое, но это было восхитительно, волнительно и заставило меня почувствовать.
   -- Я...
   -- Ты теперь мой драгоценный питомец, которого никто не посмеет и пальцем тронуть...это понятно парни?
   -- Так точно, босс!
   -- Других тоже предупредите, чтобы не было проблем в будущем из-за незнания. Пойдем, поужинаем, заодно и поговорим.
   Стол был уже накрыт, хотя за сегодня я ни разу не видела слуг. Мясу я обрадовалась как голодный хищник. Если коротко, то теперь я ценный, неприкасаемый и крайне забавный зверек. Маркусу стало интересно посмотреть, что же станет с танцем, когда я стану старше и хоть чуточку оформлюсь и стану больше похожа на девушку, а не на щипаного цыпленка. Поэтому с завтрашнего утра я начинаю познавать будни питомца в самой светлой его интерпретации. То есть меня будут холить и лелеять, чтобы потом с гордостью и презрением к окружающим, выставить готовый результат. Ни единого заверения в светлом будущем не поступило, он лишь подождет, а потом воспользуется всем, что может предложить как мое тело, так и талант. В общем, ожидаемо, но все равно слышать это было горько и больно. Но выбора мне не предоставили, а выхода я не видела, ошейник весьма красноречиво обхватывал мою шею.
   Уже через неделю мне было позволено выходить из квартиры, чему я обрадовалась, правда лишь в сопровождении охраны, но даже это меня не остановило. Правда был неприятный инцедент, через два дня после моего выступления на крыше в квартиру Маркуса, каким-то образом прошел Кир, но даже слова не успел сказать, как оказался скручен двумя охранниками и уведен. Что с ним стало, не интересовалась, чтобы не портить себе аппетит. Так что сейчас я в сопровождении двух амбалов и того самого Джера, оказавшегося знатоком моды и модельером, отправилась по магазинам. Сегодня меня освободили от занятий с учителем, который рассказывал мне об истории и географии нашего мира. Завтра меня будут мучить математикой и физикой, потом химией и биологией, затем будет обучение правописанию и чтению. В общем жизнь моя расписана буквально по минутам. Свободу я чувствую только в огромном спортзале, где отпускаю на волю саму себя. Ну и еще наверное за завтраком, когда у Маркуса нормальное настроение, точнее еще никто не успел испортить.
   Потянулись однообразные, но спокойные и наполненные учебой дни. Потихоньку я начинала разбираться со школьной программой, чем был весьма доволен Маркус. Еще мне в курс включили изучение довольно специфического предмета. Не знаю, кого решил вырастить из меня этот человек, но в том, что он готовит меня под себя, сомнений не было. Мне рассказывали и показывали, благо лишь на записи, как правильно доставлять удовольствие, как себе так и мужчине. Было мерзко, противно, но пришлось смотреть...а потом по полтора часа отходить в горячей ванной, чтобы застывшие мышцы, снова обрели подвижность. Помимо всего прочего, Маркус вместе со мной съездил к одному известному Мастеру и заказал веера. Пока что лишь три пары, и еще две тренировочные. Ждать их изготовления нам пришлось три месяца. После чего у меня начались серьезные тренировки. В них к счастью никто не вмешивался, даже охрана оставалась за дверьми. Поэтому очень скоро они стали единственной отдушиной, где я могла побыть одна и такой как мне хотелось.
   Жить рядом с Маркусом оказалось и легко и очень трудно одновременно. По прошествии где-то месяцев двух, он стал требовать от меня соблюдения правил и норм принятых в высоком обществе. Это было сложно, особенно мне привыкшей к более свободному стилю поведения. Теперь приходилось следить не только за словами, но и за интонациями. Малейшее отклонение и нагрузка на занятиях взлетала вдвое. Что произойдет, если я не справлюсь, мне узнавать не хотелось, поэтому напрягая все силы и даже больше, я выплывала. День-два и все приходило в норму. Вообще Маркус никогда не требовал от меня особого отношения, поклонов при встрече, или падения ниц, что было весьма распространено, нет. Ему больше нравилось легкая фамильярность наедине, что тоже давалось мне не просто. Иногда он пропадал на пару тройку дней, после чего приходил довольный и едва ли не счастливый. Пару раз в такие его приходы, я заметила капли крови на его брюках. Спрашивать о его времяпрепровождении расхотелось сразу же.
   Джер за время нашего знакомства успел сделать для меня множество разнообразных нарядов. Да уж Маркус предпочитал все эксклюзивное, поэтому вся моя одежда существовала в единичном экземпляре. Но больше всего мне нравилось разрабатывать на пару с модельером наряды для танцев. Вот уж где наши с ним фантазии отрывались во всю! Сложности были с подбором тканей, но Джер оказался действительно выдающимся профессионалом и с блеском выходил из сложных ситуаций. Когда он первый раз увидел кусочек моей тренировки на которую пришел с Маркусом, он загорелся таким азартом, что мне поначалу даже страшно было. Ничего привыкла, даже смеяться начала снова.
   Сейчас, когда прошло уже больше полугода с момента моего попадания к Маркусу, я себя не узнавала. И в зеркале и эмоционально. Отражение мое претерпело потрясающие изменения. У меня не просто появился намек на верхние 'вторичные половые признаки', а довольно конкретно так все выросло. Неполный второй размер, пусть и не особо радует, но смотрится очень даже красиво. Как говорит Джер для четырнадцати лет это нормально, может даже еще подрастет грудь за этот год. Бедра тоже округлились, да и вообще я теперь хоть и занималась как проклятая, коей в принципе и являюсь, но болезненная худоба ушла. Во всяком случае, когда Маркус в последний раз, пару дней назад, завалился ко мне в ванную, то был весьма доволен результатом. Быть оцененной кобылой мне не понравилось, но куда деваться? Ошейник все так же оплетает мою шею, и покидать ее вряд ли соберется.
   -- Лисенок бери свои веера для экспромта, и пойдем. Ну и переоденься во что-нибудь более откровенное. - Маркус оторвал меня от чтения и едва ли не за шкирку закинул в комнату. - Быстрее-быстрее! Сегодня развлечешь меня и моих партнеров. У нас будет обед в зале собраний, там как раз есть место для тебя. Пора бы тебе уже привыкать...думаю через пару месяцев, можно будет даже спуститься в подвал...для начала просто посмотреть...
   Про подвал я слышала многое. Никто мне естественно ничего не рассказывал, но обрывки разговоров охранников или слуг я иногда улавливала. Там располагался закрытый клуб для любителей провести время жестко и даже жестоко. Кровавые действа на сцене норма, секс прямо за столиком и вовсе рядовое событие, а убийства хоть и редкость, но тоже не считаются чем-то из ряда вон. Естественно гибнут там не посетители, а рабы, но смотреть на это...я такого не понимаю...хотя и знаю, что когда-нибудь возможно я окажусь на месте этих несчастных. Туда мне не хотелось, но кто будет спрашивать, чего мне хочется? Ну кроме Джера и то лишь в вопросах нарядов.
   Именно поэтому я безропотно натягивала на красивое кружевное белье прозрачный сверкающий топ и юбку состоящую из разноцветных, но тоже абсолютно прозрачных длинных лоскутков. Попутно зацепила небольшой чемоданчик с веерами и вышла из комнаты. Поежившись под изучающим взглядом Маркуса, все же нашла в себе силы расправить плечи. За что получила довольную ухмылку. Я уже давно заметила, что он испытывает удовольствие когда ему сопротивляются, не сильно и не в тех случаях когда он действительно ломает. От меня он просто ждет определенной реакции, и я его не разочаровываю, иногда позволяя себе чуть больше. Определять ту грань за которую нельзя переступить очень сложно и порой это зависит от настроения, в котором он находится сейчас, а определить его сложно, так как на лице мало что отражается.
   -- Мой вкус ты уже знаешь, так что с музыкой разберешься. - да уж, за столько времени сложно не разобраться. - Тебе в ту дверь. Там есть дополнительный вход в зал. Пока готовься, через десять минут появишься.
   В комнате куда меня отправили, сидели трое парней. Меня осмотрели с ног до головы и отвернулись. Да уж, Маркус хорошо выдрессировал их, никаких намеков и даже мыслей они себе не позволят.
   -- Где здесь магофон? - мне ткнули пальцем направо, где в тени спрятался небольшой куб. - Спасибо.
   Дальше я закопалась в настройки и списки музыки. Мне нужны были три трека спокойной тягучей мелодии, но без навязчивости. Красиво, тихо...приятный фон не более. Правда, при этом мне нужно знать композицию, чтобы попадать в мелодию во время танца. Семь минут мне потребовалось, чтобы разобраться с этим изобретением одного из божественных Мастеров. Оставшиеся три минуты я стояла перед неприметной дверкой в зал и с закрытыми глазами пыталась успокоить пустившееся в пляс сердце. Мне было как никогда раньше страшно, ведь фактически никто кроме Маркуса и пары его охранников не видел моих танцев. Тех, когда я отпускала свой талант и кровь, а не просто отрабатывала движения как в случае Джера. Конечно сейчас будет не так, но страх буквально сковывал ноги, а руки неприятно потели.
   -- Вперед...
   Тихо шепнула сама себе и открыла дверку. Небольшая сцена была подготовлена и покрыта жестким черным ковром, чтобы мне было проще. Легко ступая по щекочущим ступни ворсинкам, я вышла на середину. Дождавшись разрешающего кивка от Маркуса, я поклонилась и под вовремя зазвучавшую музыка начала свой экспромт. Веера рассеивали падающий на меня свет радужными бликами. Легкие ленты прикрепленные к каждой секции рисовали в воздухе нежный узор. Плавно и изящно двигаясь в такт мелодии, я забыла о том, что возможно за мной наблюдают несколько пар глаз. Закружившись и заключив себя в круг из лент, я замерла позволив ткани опасть к ногам. Все мелодия кончилась, теперь можно пойти в каморку отдышаться.
   -- Лисенок, будь любезна подойди к нам. - только сейчас я полностью рассмотрела сидящих за столом. Маркус и еще трое мужчин. Двое среднего возраста, около пятидесяти, и старик с поблекшими глазами. Все в официальных строгих костюмах, чинно сидят за накрытым столом.
   -- Господин? - с легкой вопросительной ноткой спросила, подойдя к стулу Маркуса и остановившись чуть сбоку.
   -- Гости желают поближе рассмотреть тебя. Мои деловые партнеры оказались столь заворожены твоим выступлением, что забыли об обсуждении договоров. - сказано было с едва заметной усмешкой. Я повернулась к осматривающим меня мужчинам и уважительно поклонилась. Именно уважительно, а не унизительно для меня. - Этот старик со страшными глазами, которые видят всех насквозь уважаемый Скарье Донву. Рядом с ним поедая тебя глазами, сидят его старшие внуки, Норт и Скальд.
   -- Рада быть представленной гостям моего господина. - снова поклонилась, поежившись от совсем уж обнаглевших взглядов внуков Скарье.
   -- Скажи Маркус, а ты даешь пользоваться своей игрушкой? Думаю... - договорить представленный Скальдом не успел. Его перебил сильный несмотря на возраст голос старика.
   -- Не быть тебе хорошим предпринимателем, внук. Ты не видишь разницы между опекаемой питомицей и общедоступной рабыней. Не обращай внимания на этого дурака, Маркус. Молод еще, не видит очевидного. Ну а тебя как звать маленькая лисичка? - старик посмотрел на меня, отчего я непроизвольно сделала шаг назад и еще один в сторону, спрятавшись за стулом Маркуса. - Хха, еще произвожу впечатление.
   -- Меня зовут Эрен, уважаемый Скарье Донву. - пришлось выползать и снова кланяться. Я блин за танец столько раз спину не гнула! Тут я сильно вздрогнула почувствовав как рука Маркуса легла мне на талию и притянула к себе.
   -- Ну, вот зачем ты мне пугаешь ее, Скарье? Она еще совсем малышка, можно сказать тепличное растение. Смотри, как трясется! - я бросила слегка возмущенный взгляд на хозяина, в ответ мне ухмыльнулись и сильнее надавили пальцами на кожу. - Хотя она быстро ко всему привыкает, потрясающий цветочек.
   Пока мужчины перекидывались шутливыми репликами обо мне, и просто ни о чем, я так и стояла притиснутая к стулу Маркуса. Только пришлось расслабиться и легко улыбаться, производя впечатление полностью довольной жизнью девушки. Когда началась новая мелодия, меня отпустили и подтолкнули к сцене. Отойдя от стола на пару метров, позволила себе облегченный вздох. Чтобы сосредоточиться на музыке, а не на болезненных ощущениях оставшихся после пальцев хозяина, пришлось закрыть глаза. В этот раз мелодия была еще медленней и я почти что отдыхала лениво как разморенная кошка двигаясь ей в такт. Снова летали ленты вееров, то собираясь в одну, когда я его складывала, то снова образуя широкую реку. В этот раз ленты под конец взлетели вверх и ласково касаясь моей кожи осели вниз. К столу меня не позвали, так что я шмыгнула в коморку, где меня ждали фрукты и сок.
   В третий раз я вышла спокойная и собранная, уже не переживающая о зрителях. Под звуки флейты я рисовала прекрасные картины...вот только если бы я отпустила на волю свою кровь, было бы намного лучше, но такого приказа не было. Так что я как и многие другие девушки танцовщицы вкладывалась в плавность и легкость движений. Это только кажется легко, на самом деле легче двигаться быстрее и на инерции, а тут приходится напрягать все мышцы, чтобы получилось красиво.
   После этого я просидела на подлокотнике стула Маркуса оставшееся время обеда. Иногда отвечала на вопросы старика, игнорировала взгляды его внуков и даже позволила себе наглость положила руку на плечо хозяина. Это было нормально, мы даже отрабатывали такой прием, чтобы смотрелось естественно и непринужденно. Вот только, мало кто может себе представить, чего мне стоило удержать маску расслабленной и довольной всем девушки. Я ни как не могла перебороть в себе животный ужас в отношении Маркуса. Скрывать его научилась, но перестать бояться не могла. Это было что-то иррациональное, с чем я никак не могла совладать.
   Вечером, сидя в своей комнате и пытаясь вникнуть в одно из великих произведений прошлого, я все время возвращалась мыслями к обеду. После того как гости ушли, меня похвалили и дали выходной, освободив от учебы, так что завтра я пойду гулять, и пусть меня неотлучно будет сопровождать парочка амбалов, но за прошедшее время я к ним привыкла. Тем более они не ограничивают моего передвижения, лишь охраняют от нежелательного внимания.
   Спустя два месяца после этого выступления. Маркус взял меня в подвал. Точнее первый цокольный этаж. Всего их оказалось пять. Минус первый был просто клуб для любителей острых ощущений. Здесь было...ммм, даже не знаю как сказать, вроде и обычный клуб, каких много, но в то же время атмосфера была другая. От музыки у меня проходила дрожь вдоль позвоночника, люди бьющиеся в конвульсиях под эту неповторимую какофонию звуков, пугали...
   -- Пойдем, присядем. - Маркус взял за руку и повел к одной из многочисленных ниш. Здесь прятался стол окруженный мягким диванчиком. - Хочешь чего-нибудь? - я помотала головой не в силах пока сказать хоть слово. - Хха...забавный ты все-таки лисенок!
   Решила не обращать на него внимания. Правда отсаживаться подальше не стала. Что противнее не знаю, руки незнакомого мужчины под кайфом или же руки привычного убийцы и работорговца...ндааа! Наркотики я так поняла здесь были в свободной продаже, а не из под прилавка. Хочешь в баре купи, хочешь у диджея заслужи. Как? Очень просто, есть два варианта. Зажги под музыку так, чтобы ему понравилось, либо подставься ему...ну последнее касается девушек...
   -- Господин Маркус! Как давно вы нас не навещали! - не замечая меня к хозяину полезла миловаться дамочка энного возраста. В смысле она была столь сильно накрашена, что определить возраст не представлялось возможным. - Ах, мы по вам соскучились! - еще чуть-чуть и меня раздавит ее грудь... - Ой, а это что такое? Какое миленькое рыженькое... - после того как я пихнула ее в плоский и оголенный живот меня естественно заметили и даже отодвинулись. Вот только зачем она хватает меня своими лапами за лицо?
   -- Руки, будьте любезны, уберите. - вроде и фраза не сильно оскорбительная, но вот интонации...
   -- Что такое, лисенок? Ты грубишь. - вздрогнула, но все так же твердо смотрела на девку.
   -- От нее воняет, жуткие духи с афродизиаком...беее! - я скривилась и прильнула к Маркусу, подальше от убийственного взгляда этой...девушки. - К тому же ты не разрешал ей ко мне прикасаться. - вот тут я сделала кукольно наивное личико и обиженно надула губки, пальчиками вцепившись в короткий рукав рубашки хозяина. - Она противнаяааа!
   -- Хха...ха-хах-ха! Лисенок, потрясающе! - лицо Маркуса перекосило в жуткой гримасе, от чего местная работница непроизвольно шарахнулась, а я даже не вздрогнула...внешне, а вот внутреннее я уже билась в истерике. - Свободна, и впредь не смейте притрагиваться к лисенку. - девушку как ветром сдуло.
   -- Она работает или...ммм...
   -- Работает. На этом этаже все наемные работники. А вот ниже уже где как. На втором пятьдесят на пятьдесят, на самом нижнем только рабы, причем с такими же украшениями как у тебя. Когда ты будешь готова выступать?
   -- Да уже в принципе готова. Здесь что ли? - я ужаснулась при одной только мысли о том что мне придется развлекать эту толпу наркоманов.
   -- Нет, здесь не поймут. Для начала на третьем. Там закрытый клуб для моих хороших знакомых. Все чинно и до противного прилично, разве что выступления бывают на грани, но все равно в рамках. Нужно будет что-то искрящееся, сексуальное и не такое тягучее как на том обеде.
   -- Хорошо, мне нужно будет три свободных дня. - бррр, теперь на меня будут пялиться все его деловые партнеры и приближенные. Как будто одного его мало. - Я пить хочу.
   В клубе мы просидели два часа, пока я набиралась впечатлений, а Маркус разговаривал с управляющим. Жизнь прекрасна лисенок...тьфу, уже сама себя так стала называть! В голове созревал танец, музыка и костюм. Надо будет завтра озадачить Джера. К нему меня Маркус отпускает без проблем, главное предупредить, куда и к кому собираюсь, и связь не блокировать. Один раз забурилась в подвальчик, кафешку, а там связь не брала, так уже через полчаса в бедное заведение ворвались молодчики Маркуса. И это не смотря на тот факт, что двое всегда рядом. Досталось тогда не мне, а парням, что было несколько не справедливо, но встревать и исправлять я не посмела. Тем более три дня провела взаперти, видела только учебники и еду три раза в день приносили.
   Утром, связалась с Джером и узнав, что у него скоро показ, и он жутко занят, пригорюнилась. Правда вскоре, буквально через семь минут, модельер сам связался и предложил помощь одного из его учеников, если конечно нет ничего сверхсложного. Я согласилась, не самой же шить! Я до сих пор иголку с трудом в пальцах держу. Так что день прошел в попытках объяснить молодому парню, что, как и для чего мне нужно. В итоге мы поругались скатившись до банального мата. Правда тут я выиграла и ему пришлось смириться. После нашего спора на повышенных тонах, парень признался, что сам раньше жил в нищих кварталах. Ну учитывая его специфические ругательства это понятно. Уходил помощник от меня уже поздно вечером, едва не столкнувшись с Маркусом в дверях. Пообещал выполнить все в срок и раскланявшись ушел.
   -- А где сам Джер? - настороженно и прищурившись спросил хозяин.
   -- Мы все обсудили по связи. Ехать ему смысла не было, так что обошлись помощником, для снятия мерок и подбора цветов. - остатки бровей поползли к переносице, что являлось плохим знаком. - К тому же Джер сейчас готовит показ своих моделей и мне бы не хотелось, чтобы он его откладывал. Между прочим ты обещал меня туда самолично отвезти.
   -- Когда это?
   -- Когда? Хм, тридцать два дня назад, за завтраком...да, точно!
   -- Обещал, значит? Ну ладно, раз обещал, значит, мы там будем.
   Три дня как назло пролетели едва ли не одним мгновением. И вот я под руку с хозяином спускаюсь на минус третий этаж. Как объяснил Маркус второй и четвертый этажи это своего рода склады, где хранится все, от иголок, до слитков золота. До выступления мне предстоит побыть питомцем которого вывели в свет. Меня несильно, но все же потряхивало. Вдруг, я сделаю что-нибудь не так и меня пустят в расход?! Тогда уже не будет никакого 'лисенка', будет труп, а возможно и его не будет.
   -- Гарс, рад тебя видеть! Давненько ты не наведывался ко мне в гости. Где же тебя носило, что забыл о своем хорошем друге? - хозяин раскланивался с мрачного вида огромным мужчиной.
   -- Да известно где, мотался по делам отца. Побывать успел даже на соседнем континенте! Больше ни за что не сяду на корабль. Оказалось у меня морская болезнь, а наш лекарь ничего не может с этим поделать. Пришлось целый месяц ходить зеленым и в обнимку с ведром. Даже скинул порядка десятка кило, совсем отощал! - я посмотрела на его достаточно грузную фигуру и попыталась представить каким же он по его мнению должен быть, если сейчас он отощал. Брррр! - Я смотрю, ты все же завел себе питомца. Только почему такую маленькую?
   -- Ну не всем же нравятся девушки в теле, Гарс. Хотя и среди них мелькают настоящие бриллианты! Лисенок, позволь тебе представить моего хорошего друга, Гарс Винрон. Он с островов где ценится доброта в теле, мы для него как креветки. - хозяин посмеивался. - А ты друг, не смотри на нее как на диетический завтрак, ее главное достоинство ты увидишь чуть позже.
   -- Да? - скептический взгляд прошелся по мне от макушки до пяток. - Ладно, подождем. Кстати, ты уже видел, сегодня к нам решил присоединиться Наори. Не думал, что вообще его когда-нибудь еще увижу.
   -- Хм, это конечно относительно хорошая новость, но...ладно там будет видно. - теперь Маркус хмурился, причем не задумчиво, а так нехорошо, будто решал как получше расчленить и спрятать труп. - Так, лисенок иди готовься, а я пока разберусь с некоторыми проблемами. Тебя позовут.
   Молчаливый официант проводил в комнату, где уже дожидался мой костюм. Точнее платье, небесно-голубое, с лентой под грудью, развевающееся от малейшего движения. Я буду легкой, воздушной, гибкой и волнительной. Веера, щедро отделанные кружевом, были на несколько тонов темнее платья. Сегодня на сцене все увидят полет.
   -- Госпожа, вас приглашают. - зацепив две тонкие косички небольшой заколочкой на затылке, кивнула и поднялась. Задравшиеся рукава платья с тихим шелестом опустились и закрыли широким покрывалом запястья. Широкие как крылья птицы, они начинались только на середине предплечья.
   -- Дамы и господа, позвольте вам представить новую звезду нашего этажа, милая и юная леди Лисичка. - распорядитель с поклоном ушел за занавес, освободив место для меня.
   Свет погас полностью. Я сделала семь шагов вперед и остановилась. Легкие мягкие сандалии на ногах не издали ни звука. Секунда...две...и послышалась легкая музыка в которой смешивались шепот волн, весенняя капель и переливы нежнейшей флейты. За моей спиной зажегся слабый свет. Сейчас платье просвечивает и создается впечатление фигуры в тумане. Легкое движение руками и туман рассеивается, а свет становится ярче, полностью освещая сцену и меня на ней. Сложенные веера становятся продолжениями рук, которые выплетают узоры в воздухе. Ноги делают небольшие плавные шаги, вроде не хожу, а плыву. Музыка плавная как полноводная река, медленная, степенная, постепенно меняется, становясь быстрее. И вот уже вперед бежит горная река с коварными порогами, высокими водопадами и стремительным, не дающим и шанса выбраться на берег, течением. Платье взлетало и опадало, не давая мне рассмотреть реакцию зрителей, да в принципе и не особо хотелось. Завершающие аккорды подбирались как лавина, беспощадно и неотвратимо. Оказавшись на самом краю сцены, я легко отпрыгнула на метр назад, с легкой ласковой улыбкой. Сложила веера и резко присела, чтобы в следующее мгновение, когда юбка еще не успела опуститься, оттолкнуться и взмыть в воздух. Подол плотно прильнул к ногам, обрисовывая фигуру. Достигнув пика высоты, метров так трех, открыла глаза и разведя руки в стороны резко распахнула веера. Платье опровергая все законы физики не взвилось вверх, закрывая мне лицо. Лишь колени мелькали в развевающихся волнах ткани. Мягко приземлившись опустилась на колени и склонила голову.
   Призрачный свет погас и снова зажглось центральное освещение. Мне никто не хлопал, лишь Маркус одобрительно сверкал глазами. Неспешно встала и изобразив легкий поклон и ушла переодеваться. В гримерке упала на стул и растерла заболевшее запястье. Надо будет лекарю показаться. В зал я попала лишь через час, растянув удовольствие тишины и полного одиночества. Господин Гарс рассыпался в восхищенных комплиментах, я даже слегка опешила от такого дикого напора. Причем настолько, что даже не успела вырвать руку, которую тут же начали целовать. Наигранно испуганно взвизгнув, спряталась за Маркусом.
   С того времени в моем расписании появились выступления. На третьем этаже теперь раз в неделю выступала любимая питомица Босса, леди Лисичка. Пришлось разнообразить репертуар, теперь раз в месяц идет какой-нибудь четко продуманный и отработанный во множестве тренировок танец, а в остальные разы я импровизирую под выбранную гостями музыку. Причем по-моему последнее им нравится больше всего. Фактически я наслаждалась своими выступлениями, восторгами, комплиментами...и я непозволительно забылась. Маркус не напоминал мне о моем статусе, и я вела себя довольно свободно, хотя и не переходила определенной границы.
   В один из вечеров, уже после своего номера, я сидела за столом в компании Маркуса и его коллег, друзей, компаньонов, покупателей...в общем кто его знает кем они являются на самом деле. Я изредка смеялась над пошловатыми шутками, улыбалась на комплименты и восхищения моим талантом, переводила все разговоры обо мне на Маркуса и охотно беседовала на отвлеченные темы. Сидела я как обычно рядом с хозяином, при этом прижавшись к его боку.
   -- Маркус, дорогой! - изящная брюнетка в роскошном платье сильно пихнула меня, отчего я едва не загремела на пол. - Мы так давно не виделись! - пока брюнетка лезла обниматься-целоваться с хозяином, я балансировала на самом краю сидения. Покраснев от ярости, и отпустив руки, качнулась раз-другой, и полетела спиной назад навстречу полу. - Ай! Маркус, твое животное меня ударило! - не просто ударило, а проехалось по твоей холеной заднице двумя шпильками, разодрав платье и оставив два багровых следа на белой коже. Жаль кровь не пустила!
   -- Во-первый, Марьяда, я никогда не позволял тебе разговаривать со мной в таком тоне. Во-вторых, лисенка ты сама столкнула, за что и получила. В-третьих, не смей никогда оскорблять меня и моих питомцев! - последнее Маркус буквально прорычал в лицо побледневшей женщины. - Уйди. - тихо и спокойно, но по мне так еще страшнее получилось.
   Я сидела на полу, баюкая ушибленную руку и стараясь не морщиться от боли в спине. Да уж, наверное моя маленькая месть не стоила всего этого, но уже ничего не изменишь. Один из гостей помог мне встать. Официант принес пакетик со льдом для моей руки. Маркус посмотрев на мой плачевный вид отослал в квартиру, попутно раздав цу. Уже через двадцать минут меня осматривал лекарь с божественной кровью. В итоге мне настоятельно советовали повременить с выступлениями и тренировками. Я конечно от восторга не прыгала, но и вредить себе не хотела. К тому же тренировочные веера весят около десяти кило, плюс-минус, если убираю пару секций. Зато те с которыми выступаю легкие, от полутора до пяти.
   Три дня ничего неделания и я начинаю потихоньку звереть. Конечно, этого никто не видит, не дай боги, но все равно. Сидеть постоянно в квартире, мне было запрещено выходить, убивает! Ни чтение, ни музыка, ни визор уже не радуют. К тому же мои занятия были отменены, так как писать я не могла, левая рука в фиксирующей повязке, а правой я пишу как курица лапой. Вечером четвертого дня мне на кровать, на которой я собственно валалась, упала коробка. Не сама, ее туда Маркус уронил.
   -- Одевайся. Я иду развлекаться.
   -- Ура! - я радостно подпрыгнула и быстренько распотрошила содержимое коробки. - Это...что? - только сейчас до меня докатила его фраза. Не мы, а Он идет развлекаться!
   -- Твоя форма одежды. На пятом этажи в ином виде тебя сразу же потащат на сцену или в закрытый уголок. Поспеши! - рыкнул и ушел.
   Продолжая сидеть и тупо смотреть на прозрачную тряпочку в моих руках, я пыталась понять. Поведут ли меня сразу в пыточную, или пока лишь морально будут издеваться? Через минуту, вся красная, я вышла из комнаты. Уже от одного этого мне хотелось реветь и биться в истерике. Да Маркус постоянно заходит ко мне в ванную, когда я моюсь, да он не единожды видел меня голой, но никогда, кроме как перед лекарем и Джером не выставлял меня в таком виде. Сейчас же на мне была полностью прозрачная, блестящая кофточка, едва прикрывающая ягодицы. При этом она была в притык по фигуре и под нее нельзя ничего было одеть...откуда я это знаю? Подслушала разговор охранников, которые бывали на пятом этаже. Единственное что я смогла сделать, это распустить волосы, чтобы прикрыться их водопадом.
   -- Собери хвост и уходим.
   В ванной куда я убежала, пришлось схватиться за край раковины и с силой, до скрежета сжать зубы, чтобы не закричать и не заплакать. Видеть и чувствовать взгляды охраны было противно. Будто по мне табун букашек ползет...брррр! Собрав не только волосы, но и остатки храбрости, вышла и независимой походкой направилась за хозяином. Надеюсь, моя бравада хоть чего-то стоила, потому что держаться приходилось на последнем издыхании. Когда двери лифта открылись и представили нашему взору мрачный темный коридор, у меня по спине пробежалось стадо мурашек. Идти по холодному каменному полу босяком было зябко и противно. Разглядывать черные стены с красными потеками и развешенными на них орудиями пыток не было ни единого желания. Как не треснула маска холодной отстраненности на моем лице, я не знаю. Подходя все ближе к залу я отчетливее слышала крики. Они были разными. Кто-то испытывал болезненное удовольствие, кто-то просто удовольствие, а кто-то боль. Такие крики буквально впивались в уши и еще долго звучали эхом. Все это прикрывалось едва слышной тяжелой музыкой.
   Когда раб, одетый лишь в черный ошейник и прикованный за него же цепью к стене, открыл дверь и впустил нас в зал, я перестала дышать. Сначала меня поразил запах. Раньше я не думала, что чувства могут пахнуть, но здесь все буквально пропиталось тяжелым, удушливым страхом. Вдохнув этот воздух я едва не закашлялась, но смогла сдержаться. Когда в глазах прояснилось, и я смогла разобрать не только цветовую гамму помещения, то мне стало плохо. Настолько, что уже было плевать на пялящихся охранников, ехидные смешки и характерные жесты. Здесь и сейчас я боролась с ужасом. Огромное помещение было разбито на секции. Некоторые представляли собой крутящиеся круглые подиумы, отделенные от прочих стеклом. Другие казались простыми столиками в окружении мягких диванчиков. Еще были просто кровати...разные кровати. Маркус спокойно и кажется довольно оглядел происходящее и двинулся к одному из столиков. Стоящий у сине-черной стены, он тонул в сумраке и был практически незаметен, тогда как другие места 'развлечений' еще и освещались дополнительно. Я шла лишь на рефлексах. Голова казалось наполнилась лишь криками и стонами.
   -- Стой за спиной. - я послушно встала за мягкой спинкой диванчика на который опустился хозяин. - Ни слова и ни звука. Без разрешения ни шагу.
   Больше за последующие часы мне не было сказано ни слова. Молчаливые рабы в ошейниках и иногда чем-то вроде купальников, только очень открытых, поставили на стол выпивку и закуску. Я же стояла ни жива, ни мертва. Огромное желание свернуться в клубок блокировал ошейник, весьма сильно сдавивший шею. Я смотрела как в закрытых стеклянной стеной секциях медленно и планомерно издеваются над рабами. Кого-то били, резали, насиловали. Кого-то пытали...инструментами, руками, подручными средствами, вроде ножки стула...кто-то смеялся видя как пауки кусают безмолвную жертву, или жрут крысы. Кто-то стонал от удовольствия, видя как льется кровь из резаных и рваных ран. Кто-то просто извращенно насиловал своих жертв. Вскоре крики заполнили собой все. Я больше не видела ни лиц, ни движений, я могла только едва заметно вздрагивать от непрекращающегося ора. В глазах все расплылось. Стояла я лишь потому, что оперлась на стену.
   -- Отнесите ее наверх. Учтите, если хоть один синяк или царапина...поменяетесь местами с ними. - голос хозяина едва смог достичь моего разума. Наверное лишь тот факт, что я скоро перестану это слушать помог мне немного очнуться.
   Кто и как нес меня в квартиру, я не помню. Не помню как очутилась в прохладе и тишине стен. Не помню как смогла заставить одеревеневшее тело двигаться. Очнулась я после того как едва не выплюнула легкие в приступе жуткого кашля. Оглядевшись, поняла, что сижу на кафеле пола в ванной, обнимаюсь с унитазом, в котором уже давно утонул мой ужин, и теперь меня просто сворачивают в узел спазмы рвоты, вот только в желудке давно ничего нет. Стоило очнуться и из глаз не просто покапало, полило. Тихо скуля, не дай боги, кто услышит, я свернулась клубком на холодном полу и ревела. От ужаса, отвращения, боли, обреченности...а еще от понимания, что Там мне теперь придется бывать вместе с Маркусом. И это заставляло скручиваться внутренности еще сильнее. Я смогла найти в своем прошлом положении какие-то положительные моменты, но теперь все это перечеркнуто. За что теперь цепляться, чтобы не сойти с ума? Что со мной вскоре будет? Ведь скорее всего когда-нибудь я окажусь в этом зале...или в одной из закрытых комнат, которые там тоже есть. Боги, спасите...пожалуйста.
  
   Утром я очнулась в своей кровати. Вялая и обессиленная, я едва смогла соскрести себя с кровати, чтобы пойти на завтрак. Маркус довольный и едва ли не светящийся, сидел за столом с утренней чашкой кофе. Для меня приготовили стакан воды. Усмехнувшись взяла его дрогнувшей рукой и отпила. Через минуту отчаянной борьбы с собственным организмом, я смогла удержать этот несчастный глоток в себе. Выдохнув и вновь поднеся стакан к губам, обратила внимание на Маркуса. Он выглядел чересчур довольным.
   -- Скоро тебе предстоит выступить на пятом. - после этих слов стакан с водой разлетелся на осколки после встречи с полом, а я опрометью бросилась в ванную, где меня снова согнуло в жутком приступе тошноты. Через пятнадцать минут, когда я смогла успокоиться, вернулась в столовую. - У тебя есть три месяца для подготовки. Эту неделю ты досиживаешь без занятий, а потом будь добра не разочаруй меня.
   -- Мне еще придется туда спускаться? - хриплый скрежет вместо сорванного голоса.
   -- Конечно. - легко и просто говорит Маркус, после чего во мне обрывается последняя ниточка еще как-то держащая меня на плаву в этом проклятом болоте. - Отдыхай, пока есть возможность.
   Он ушел, а я так и сидела за столом. Мучительно больно, где-то глубоко внутри умирала я. Я, что была когда-то милым ребенком, что имела привычку улыбаться и смеяться, что умела постоять за себя, но никогда не могла обидеть более слабого. Умирала та открытая и светлая девочка, что когда-то поздним вечером встретила старого нищего, ставшего ей добрым дедушкой. Крик собственной души был гораздо страшнее, чем все слышанные этой ночью. Свет что всегда был виден, куда бы я ни шла, который помогал справляться с трудностями, этот свет мерк и исчезал.
   -- НЕТ!!! - мой крик, совершенно непроизвольно сорвавшийся с губ, эхом пронесся по квартире и вернулся ко мне, лежащей на полу, свернувшейся в клубок и прижимающей сцепленные в замок руки к груди. Маленькая искорка света, все что осталось от прежнего огня. Трепетная, беззащитная, одинокая, прямо как я. - Не отдам! Никому не отдам... - тихий хрип моего голоса набатом отдавался в голове.
   Я потеряла все, но хоть эту искорку я должна защитить. Не смогла помочь другим и себе, так хоть ее в обиду не дам. Спрячу. Во Тьме, что заполнила место души моей. Она не зла, она спрячет в себе маленькую искорку. Не даст ей угаснуть, не даст другим ее потушить, убьет любого, кто посмеет покуситься. Тьма она могущественна...и великодушна. Теперь это будет моя Тьма! Мой доспех и оружие, смертоносное и беспощадное.
  -- Да будет так.
  
  Темнота поглотила огромное пространство. Погасли софиты освещавшие темные стороны человеческой натуры. Искра вспыхнула у дальней от входа стены, чтобы осветить небольшую сцену и застывшую на ней хрупкую фигурку. Короткие черные шортики и лента ткани на груди резко контрастировали с белоснежной кожей неподвижной девушки. Лицо застывшее холодной маской с закрытыми глазами. Огненные волосы свободной волной рассыпавшиеся по плечам и спине. Тонкие пальцы трепетно сжимают два черных нераскрытых веера. Раскат грома прерывает повисшую тишину. Медленно поднимаются веки, открывая поразительной красоты светящиеся потусторонним светом зеленые глаза. Новый раскат грома и резко с пробирающим до костей треском раскрываются веера. Свист ветра сливается с резкими росчерками черно-серебристых молний. Движения тела девушки в противовес ее же рукам плавны и завораживающи. Точеная ножка медленно взлетает вверх, торс отклоняется назад, волосы кровавой кляксой разливаются по сцене. Ни на мгновение не прекратившие своего мельтешения веера скользят в опасной близи от нежной кожи. Между раскатами грома пропадают перерывы. Теперь под жуткий, заставляющий дрожать, грохот маленькая фигурка девушки двигается подобно молнии. Гибкая, стремительная, опасная. Движения ее наполнены едва сдерживаемой силой, которая вот-вот должна вырваться.
  Резкое движение взрывается красным потоком. Еще одно и снова красная лента, как брызнувшая кровь летит в зрителей этого безумия. Однако как послушная хозяйке змея возвращается на место. Сила выплеснулась увеличив скорость движений. Привнеся в страшное очарование танца кровавую нотку безумия. Мелькающие и пропадающие ленты завораживали, заставляли следить за стремительными бросками тела. За всеми взлетами и падениями изящных ножек и быстрых ручек. Каждый миллиметр юного тела подвергся тотальному контролю множества глаз. Незаметные в темноте, они буквально прилипли взглядами к новому, непривычному действу. Желание, похоть и боль, смешались в жуткий коктейль, который наполнил зал своим непереносимым ароматом. Все смотревшие на танцовщицу на себе ощущали каждый удар стальных вееров по хрупкому непривычному к боли телу.
  Внезапная остановка настолько поразила, что даже сквозь непрекращающийся гром был слышен общий разочарованный стон. Босые ступни, поражающие своей миниатюрностью и изящность линий, стояли в луже крови, в которую превратились выпущенные на волю ленты. Тонкие руки медленно поднимаются вверх. За сложенными веерами тянется кровавый ручеек. Вытянувшаяся в струну девушка оказалась заключена в ловушку из лент. Миг на который все стихло, и новый, еще более злой и мощный раскат грома сотряс зал. Кисти девушки со все возрастающей скоростью стали беспорядочно вращать веера, разбрызгивая вокруг себя красные брызги. И вот через какое-то жалкое мгновение девушка застыла связанная выше пояса, а ленты не прекращают своего стремительного танца. Красный атлас на белоснежной коже смотрится ужасающе.
  Хрупкие кисти заканчивают движение, после чего руки девушки опадают вниз и оказываются вывернуты за спиной. Ее фигура слегка наклоняется вперед, чуть сгибается спина, будто под неимоверной тяжестью, которую во чтобы то ни стало надо удержать, и опадает на грудь склоненная голова. Наступает тишина. Гробовая. Секунда. Секунда. Слышен лишь частый стук сердец. И вновь, как в самом начале, неожиданный раскат грома сливается с треском раскрытых вееров, а за спиной девушки вспыхивает еще один источник света. Но он не ослепляет зрителей, его луч направлен в расправленные секции веера. Хитро и точно выкованные Мастером-кузнецом, они рассеивают свет, создавая оборванные крылья за хрупкой, сломленной спиной.
  Гром стихает, остается лишь песнь ветра. Шелест поражающий своим спокойствием, успокаивающий, гроза прошла, не тронула. Крылья из света пропадают, веера необычайно тихо и медленно закрываются. Ленты, кровавыми ручьями медленно стекают по застывшей девушке. И вскоре собираются в лужицу у ее освобожденных ног. Мгновение, долгое, растянутое, когда вдруг слышится отдаленное эхо грозы, обещающей вернуться, и тело падает, расплескивая атласные капли во все стороны...свет постепенно меркнет, медленно скрывая неподвижное прекрасное тело юной девушки.
  И наступает Тьма.
  
  Стоять за плечом хозяина на пятом этаже стало такой же привычкой, как и умывание. После моего перерождения прошло полгода. Я теперь бесстрастно могу смотреть как на пытки, так и на смерть. Больше не нашлось ни единой вещи или события, которое смогло бы поколебать мое спокойствие. Хозяин был поражен, но сказал что так даже лучше. Мне было все равно. Если надо было, я могла изобразить эмоции, но я перестала их испытывать. Мой танец три месяца назад, так сильно потряс умы некоторых, что пятый этаж в одночасье лишился всех рабов, которые были привязаны, прибиты, подвешены, положены или еще как. Они умерли вместе со мной на сцене. Правда посетители не роптали, да и хозяин тоже был весьма доволен моим выступлением. Хотя пока и не выпускает меня больше танцевать, только на третьем иногда импровизировала, и все.
  Сейчас я без содрогания смотрю как человек в маске, чтобы не была узнана личность, в закрытой комнате, с ласковой улыбкой маньяка-людоеда сдирает кожу с молодого паренька. Вопли только подогревают желание гостя и он начинает работать усерднее, хотя и не аккуратнее. Наличие из одежды только одной маски позволяет полностью разглядеть, как это действует на палача. Хозяин еще некоторое время смотрит в экран визора, после чего кивнув охране, выходит из подсобки. Тенью скольжу следом, ловко уворачиваясь от попробовавшего меня полапать охранника. И снова полночи торчу возле стены, пока хозяин с легкой брезгливостью наблюдает за тем, как развлекаются его гости. Он привык работать аккуратно, чтобы жертва прочувствовала весь спектр получаемых ощущений, и не скончалась посреди процесса. И как истинный мастер, он не может бесстрастно смотреть на дилетантскую работу любителей.
  -- Пойдем, сегодня ничего интересного.
  Послушно отлипаю от стены и иду к лифту. Вот такая теперь моя жизнь. Куда хозяин, туда и я. Правда только в этом здании. В город я выходила последний раз, ммм, еще до своего первого посещения пятого этажа. Со мной прекратили заниматься учителя, только тренировки и репетиции так и остались, но уже не доставляют такого удовольствия как раньше. На них я теперь тружусь в поте лица, а не отдыхаю, хотя бы душой. Совсем скоро мне исполнится пятнадцать, но как-то радости от этого я не ощущаю.
  Под бухтение визора передающего какие-то новости, я спокойно ужинала. Хозяин тоже мало обращал на что-либо внимание. А потом в привычный шум влилась музыка вызова фона. Хозяин несколько удивленно посмотрел на экран сделанный из кристалла и все-таки принял вызов. Я краем глаза наблюдала за меняющимся выражением лица и глаз хозяина, и где-то глубоко в душе злорадствовала, потому что судя по всему новости были из разряда неприятных и неожиданных. Однако на лице я не позволила отразится и капельке этого чувства, первого за долгое время. Когда хозяин резко вскочил и буквально выбежал из квартиры, мне почему-то показалось что это начало чего-то одновременно и хорошего и плохого. Вот только для кого и каким это что-то будет, я не могла понять.
  Утром, согласно устоявшемуся графику, отправилась в спортзал. Точнее попыталась. Охрана, выставленная в коридоре, передала приказ оставаться у себя и никуда не рыпаться. Пожав плечами отправилась к себе. Одиночество и отсутствие деятельности больше не действовало на меня так, как раньше. Теперь мне наоборот было в удовольствие посидеть неподвижно, особенно в темноте, смотря в никуда и желательно ни о чем не задумываясь. Ведь мне больше нет смысла куда-то рваться и выискивать способ избавления, пусть и нереальный, но вселяющий надежду. Надежда умерла полгода назад, в день, когда маленькая искра моей прежней жизни, оказалась надежно спрятана во Тьме.
  -- Одевайся. Идем на встречу в казино. - я лишь кивнула и направилась к гардеробу.
  Открыв тяжелые створки, окинула взглядом богатейший выбор нарядов на все случаи жизни. Достала довольно скромное длинное черное платье, с небольшим вырезом и свободной юбкой. Роскошью в этом произведении Джера была ткань и тончайшая серебряная вышивка. Дорогое белье, чулки, макияж и непритязательная прическа - все это заняло полчаса. Возле дверей меня ждал хозяин, чем-то жутко недовольный, из-за этого его лицо перекосило в совсем уж омерзительной гримасе. Первый раз такое вижу, хотя вроде почти за два года всего насмотрелась. Интересно что его так взбесило?
  -- Приготовь группу для быстрой транспортировки товара. - хозяин на ходу выдавал приказы помощнику. - Садись. - передо мной распахнули дверцу машины. Приподняв подол загрузилась в шикарный салон.
  За всю свою жизнь всего лишь пятый раз еду на машине. Конечно такой транспорт не редкость, но все равно его содержание довольно накладно. Пусть Мастера и переделали двигатель, и теперь он не столь опасен как в прошлом, зато теперь очень дорогое топливо. Раньше, кажется, какую-то горючую жидкость заливали, теперь же они все двигаются на кристаллах, которые выращивают уже другие Мастера. Не сами конечно, но они всегда пристально наблюдают за соблюдением условий выращивания и правильного созревания.
  Приехали быстро, каких-то пятнадцать минут, я даже толком устроиться и помять платье не успела. Взяв хозяина под руку с загадочной полуулыбкой легко двинулась ко входу в здание. Казино в нашем городе три. Одно принадлежит Маркусу, второе его партнеру и другу, про третье я знаю мало, но его всегда используют как нейтральную территорию для встреч. Именно в последнее мы и приехали. Какие бы непримиримые враги не устраивали здесь диалогов, ни разу не было драки, ссоры или просто разговора на повышенных тонах. Еще руководители казино следили за исполнением контрактов, заключенных в его стенах выступая своеобразным гарантом. Ярко, но еще не безвкусно одетый лакей с поклоном открыл перед нами дверь. Моему безразличному взгляду открылся сверкающий золотыми огнями холл. Богатая отделка позолотой оттенялась темным деревом и светлой кожей мебели.
  К хозяину тут же кинулся один их работников и попросил следовать за ним к ожидающему его гостю. Я хотела было отцепиться и подождать в холле или баре, пока он как обычно уладит свои дела, но мою руку не отпустили. Жесткий взгляд и я с философским спокойствием продолжаю идти рядом. Такое тоже понятно, это не признак страха, как могло бы показаться романтично настроенным барышням из персонала, это был жесткий приказ всеми силами отвлекать его противника собой. То есть незаметно блистать, сбивая с мысли и переводя все внимание оппонентов на декольте, разрез или просто красивую улыбку. Привели нас в вип-зальчик для приватных встреч. Просторное, но не давящее своей открытостью помещение разительно отличалось от кричащей роскоши общих залов. Здесь было дорого, стильно и спокойно. Неяркие цвета мебели из дорогих пород деревьев и с драпировкой из шелка и бархата. Вместо кафельных плиток пол покрывал паркет с поразительно красивым геометрически сложным рисунком. В середине зала стоял круглый стол на шесть персон, с каждой стороны присутствуют лишь трое, садиться можно произвольно, хоть рядышком с противником.
  -- Маркус, рад тебя видеть! - в голосе поднявшегося из-за стола мужчины слышался неприкрытый сарказм. - Надеюсь я не потревожил тебя и не отвлек от важных дел?
  -- Ну что ты Наори, я был абсолютно свободен. - хозяин хоть и говорил радушно, выглядел жутко. Точнее это я видела, что он едва сдерживается, чтобы не вцепиться зубами в горло этого мужчины. - Позволь тебе представить моего питомца, Лисичка, это один из немногих очень уважаемых моих врагов, Наори Ивори. Несмотря на то что его семья на протяжении нескольких столетий занималась контрабандой, наркоторговлей и вообще вела не самый честный образ жизни, этот праведник сумел очистить свой бизнес и теперь является практически полностью законопослушным гражданином своей страны.
  -- За исключением мелкой контрабанды. Например, у нас днем с огнем не сыщется такого великолепного бренди как здесь. Вот только какая жалость ввоз этого напитка запрещен, а я не могу отказать себе в такой малости. Но мы ведь не для этого встретились враг мой. - блондин сверкнул потрясающе красивыми зелеными глазами и улыбнулся так, что даже мне захотелось покраснеть. Красивый мужчина этот Наори, потрясающий воображение сочетанием мужественности и легкости. Наверное это из-за довольно скромного телосложения, по сравнению с хозяином он кажется совсем тонким, хотя в росте ни капли не проигрывает. Да и удивительно гармоничные черты лица скорее свойственны подросткам, а не мужчинам с весьма непростой деятельностью. - Давайте присядем, поужинаем, заодно и дела наши скорбные обсудим.
  Для меня отодвинули стул с высокой спинкой, кивком поблагодарив, присела и во все глаза уставилась на этого Наори Ивори. Таких имен я еще не слышала, хотя в команде у хозяина парни едва ли не со всего света. Да и столь открытых людей я давно не встречала. Этот мужчина сидел напротив нас без единой маски на лице, что вызывало удивление и уважение. Он не притворялся, не играл роль, не обманывал. Многие сочли бы такое отношение оскорблением, ведь сразу становится видно как человек относится к оппоненту, но мне это нравилось. Некоторая язвительность и настороженность при общении с хозяином. Полное игнорирование его шрамов, на них мало кто мог смотреть и не морщиться при этом. Наори же было - все равно. Это такая редкость в наши дни, когда многое зависит от внешних данных и наличия божественной крови.
  -- И на что же сыграем? - хозяин довольно откинулся на спинку и с некоторым восторгом смотрел на своего оппонента. - Все что хочешь можно поставить на кон, но только если оно есть при тебе. Что выберешь?
  -- Ну с моей стороны это документы... - шепнул пару слов на ухо подскочившему официанту. - Сейчас принесут, сам проверишь. А вот с твоей...раз уж ты предоставляешь мне право выбирать, я пожалуй выберу ее. - ухоженный палец указал четко на меня, отчего я едва не подавилась мороженым, которое с видимым удовольствием поглощала.
  -- М-меня? Хо-хозяин? - заикаясь от неожиданности, посмотрела на Маркуса. Тот выглядел задумчивым.
  -- Согласен. - сквозь Тьму в душе пробился лучик удивления. Едва не уронив челюсть на колени я смотрела как это двое удаляются к игровому столу. При этом оба выглядели довольными как коты. Я осталась сидеть за столом с неестественно прямой спиной и пустым взглядом.
  -- Малышка, не подскажешь, куда делись эти...а вижу! Опять им неймется. - на стул оставленный Наори пустовать опустился мощный 'шкаф'. Огромный мужчина напоминал статуи из храмов, те, что поддерживают свод своими плечами. Строгий костюм на нем хоть и сидел как влитой, но смотрелся довольно странно. Ему бы больше подошли джинсы и футболка. - Давно они развлекаются?
  -- Полчаса наверное. - лицо с грубоватыми чертами было покрыто летними веснушками почти терявшимися на загорелой коже. - Я не следила за временем. - мне легко улыбнулись и в груди стало чуточку теплее, будто это не первый раз мною виденный человек, а кто-то родной и близкий.
  -- Ну судя по довольной ухмылке Маркуса скоро закончат. - тут мужчина помахал папкой, заставив меня обернуться. Двое уже закончили и переговариваясь шли к нам. - Здоров, Маркус! - рукопожатие с этим медведем выглядело как схватка.
  -- И тебе того же, Майки. Ты представляешь, твой племянничек меня обыграл! Впервые в жизни, за все те пятнадцать лет, что мы знакомы! - хозяин необычайно оживленный и радостный плюхнулся на стул и расслабился. - Эх, похоже я теряю хватку.
  -- Лови! Мне они все равно не нужны. - документы перекочевавшие из рук Майки к Наори, полетели в хозяина.
  -- Да ты великодушен как никогда! Может и Лисенка мне оставишь? А то скучно совсем без нее будет. - если бы не макияж, все бы видели как я бледнею все сильнее. - Я еще не успел насладиться этим сокровищем, а уже приходится отдавать. Вот знал же что просить, стервец! - оппоненты посмеивались, сверкая веселыми глазами. - Когда поедешь?
  -- Сегодня. Дела не ждут. - с огорчением сказал мой новый хозяин. - Ты давай снимай ленточку, я к сожалению не могу задержаться. - ошейник к которому я уже успела привыкнуть и перестала замечать с тихим шорохом съехал мне на колени. Руки пришлось сжать в кулаки и глубоко вздохнуть, чтобы сдержать дрожь.
  -- Ну что, Лисенок, рад был быть твоим хозяином, но как видишь мое время с тобой закончилось. - Маркус наклонился ко мне забирая ошейник. - Пока, закончилось. - очень тихо, чтобы я сама едва расслышала, сказал и отстранился, все с той же безбашенностью и весельем посмотрел на собеседников. Ну да, как я могла забыть, он ничего просто так не отдает и не делает.
  -- Пойдем, малышка, нас самолет ждет. - посмотрела на огромную ладонь Майки, которую он протянул мне. Разжав свои и выпустив из захвата подол платья, уцепилась за мужчину как за спасательный круг. - Ого, вот это хватка!
  Чуть поклонившись бывшему хозяину, отвернулась и не отпуская твердой и уверенной руки пошла к выходу. Майки, лишь посмеивался, но отодвинуться не пытался. Мне нужно время, чтобы переварить случившееся, чтобы мне объяснили, что теперь я должна делать...и не получится ли так, что из огня да в полымя? Интересно какое очередное украшение мне накинут вместо поводка? Пальцы сжались чуть сильнее, пришлось выдыхать и расслабляться. А главное смогу ли я танцевать? Пусть и без прежнего удовольствия, но движение и музыка не дают окончательно потеряться.
  Возле входа нас ждала машина. Не приземистая и длинная как у Маркуса, а высокая и мощная. Меня посадили назад вместе с Майки, которого я наконец-то отпустила. Сам Наори сел вперед к водителю.
  -- Зачем ты отдал ему документы? Выиграл же. - гулкий бас соседа по сидению заставил вздрогнуть и непроизвольно уцепиться за рукав его пиджака. Встретив его удивленный и озадаченный взгляд, быстро будто от огня убрала руку и чуть отодвинулась к дверце. Да что со мной происходит? - Деточка, а сколько ты уже в ошейнике ходишь?
  -- Больше года. - голос прозвучал безжизненно.
  -- Тогда понятно. Наори ты не ответил.
  -- А ты думаешь, он отпустил бы нас просто так? Тем более с таким питомцем. Честно говоря, я не думал, что он согласится поставить на кон ее. - на меня бросили странный взгляд.
  -- Ну, он же не думал, что ты наконец-то сможешь выиграть у него, вот и расслабился. Хотя не понимаю, что такого ценного в этом маленьком рыжем недоразумении? - фыркнув отвернулась к окошку. - Ха-ха, забавка! И все же Наори, зачем тебе эта девочка?
  -- Да не нужна она мне. - я вздрогнула и стиснула зубы. - Просто ты бы знал как о ней печется Маркус, самому бы стало интересно, что же в ней такого. Именно из-за этой чрезмерной заботы и охраны я и предложил поставить ее на кон. Забыл, с кем связался. - усмешка прозвучала устало.
  -- И что ты теперь намерен делать? Товар отдал просто так, камень на шею получил, проблем себе создал.
  -- Ай! Все будет нормально, не волнуйся. Приедем домой там решим, что делать с этим балластом. А товар мне все равно не был нужен. Куда я, по-твоему, засуну столько рабов и несколько тонн дури? Спасибо, мне такие проблемы не нужны, своих действительно хватает.
  Ожидание перестало меня волновать. Я никому не нужна здесь, значит, возможно мучиться долго не придется. Хоть это и ожидаемо, хоть я и была подготовлена к такому, вот только впервые после посещения пятого этажа мне захотелось плакать. Горько и отчаянно, потому что оказывается, я нужна была лишь для разового удовлетворения потребностей Маркуса, большей ценности не представляю. Мои желания...хотя, о чем это я, у рабов нет собственной воли! И пусть название звучит как питомец, смысл не поменялся. Горькая усмешка раздвинула накрашенные губы и тут же исчезла. Стерлась под давлением разросшейся Тьмы, вскоре способной поглотить и то, что защищает.
  -- Подготовь завтра, пожалуйста... - люди о чем-то говорили, а я просто переставляла ноги когда нужно. Садилась куда указывали, делала, что приказывали. Исчезла вообще любая воля к самостоятельности. Как скажут, так и будет. - Что это с ней? Как кукла.
  -- А ты что, хотел увидеть радостное существо после общения с Маркусом?
  -- В казино она была другой.
  -- Наори, в казино и Маркус был другим. Или ты думаешь, он всегда так любезен и едва ли не светится как кристалл двигателя? Скажи-ка малышка, ты бывала на нижних уровнях его резиденции?
  -- Да. - пустой ответ, механический.
   -- На каких именно? - вдруг посерьезнел и стал тверже голос Майки.
   -- На всех. Последние полгода сопровождаю везде в пределах дома.
   -- Эге, да ты чудище, раз так спокойна. - голос еще одного находящегося в салоне самолета, незнакомого, пробудил в душе тот самый спрятанный лучик света, ярко и больно прорвавшийся из тьмы.
   -- Чудище? - мой голос стал похож на змеиное шипение. Злое и наполненное болью. - Да, я чудовище, потому что единственная смогла выжить и приспособиться! Да я стояла там, на проклятом пятом этаже, за его спиной и с каменным лицом наблюдала за происходящим! Да я видела вип-комнаты и их посетителей издевающихся не только над живыми, но и над трупами. Я видела как умирают, и сама забрала сотни жизней! - с рыком голодного хищника поднялась и подойдя, схватила мужчину за отвороты пиджака. - И что мне теперь делать? Умереть? А ты хоть можешь себе представить, как я об этом мечтала? Как меня корежило, после первого похода в этот гадюшник? Каково мне было там стоять и видеть все эти довольные морды и ощущать запах страха, боли и ничего не мочь? Вообще! Я могла только удовлетворять эго хозяина надевшего на меня проклятый ошейник! Моя надежда сдохла в муках, я живой труп в ожидании нелегкой смерти в руках палача! И ты хочешь, чтобы я осталась чистой и наивной в подобном месте? - оттолкнула опешившего мужика. Воздуха категорически не хватало, да и он так трудно проходил в легкие. - Я осталась хорошей, когда меня бросили одну в незнакомом городе, и нашла себе семью среди нищих и бродяг. Я оставалась живой пока могла вызвать улыбку и радость своей силой. Я окончательно умерла, когда использовала свою кровь для удовлетворения посетителей этого зала смерти. И потеряла себя, принеся тихую безболезненную смерть сотням рабов. - очень тихо, скрывшись за волосами, говорила глядя в пол. - Я мечтаю лишь о собственной смерти. И если все это делает меня чудовищем, то да, я оно.
   Слезы душили. Без этого света было легче. Сейчас когда он разрезал свою защиту и проявился, боль от воспоминаний была невыносимой. Такое чувство, что меня сейчас мучает сам Маркус. Развернувшись, уткнулась в ткань чьего-то пиджака. Слезы потекли сами, без каких-либо усилий с моей стороны. Чьи-то руки обняли за плечи и прижали к пахнущей терпким одеколоном ткани. Я смогла лишь вздрогнуть.
   -- Ты божественная, да? - голос Майки, прозвучал тихо. Я боднула его лбом вместо кивка. - Что именно?
   -- Танцы, музыка, чувства...
   -- Боги! - восклицание было ошеломленным. - Да как ты вообще выжила там? Дай! - меня подхватили на руки, три шага и я сжавшись в комок сижу на коленях у Наори. - Все будет хорошо, успокойся, маленькая. - теплые руки пробежались по волосам и спине. Вздохнула и прижалась сильнее. - Как тебя зовут?
   -- Эрен. Я не помню фамилии. - говорить уже могла, но лучик все так же светил причиняя боль.
   -- Сколько тебе лет? - и голос спокойный и прикосновения теплые.
   -- Четырнадцать...скоро будет пятнадцать. - руки дрогнули, но продолжили успокаивать.
   После моих слов наступила тишина. Через какое-то время я окончательно расслабилась и прекратила слезоразлив. Сидеть было хоть и удобно, но дико непривычно. Тихонько подняла голову и заметила, что Наори спит. Вот совсем! Просто спит, обнимая и прижимая меня к себе. Ситуация настолько невероятная, что я не знаю что делать.
   -- Засыпай тоже Эрен. Лететь нам еще долго, а он третьи сутки на ногах. Не беспокой его, ладно? - пришлось кивнуть и снова устроить голову на теплое плечо. Меня маленькую так успокаивал Велес. Брал на руки и поглаживая ждал пока засну, покачивая. Иногда он засыпал первым и тогда я устраивалась поудобнее и просто наблюдала за спящим.
   -- Прилетели. - вздрогнув, открыла глаза и уставилась в ярко-голубые глаза Наори. - Доброе утро, Эрен.
   -- Доброе... - ошарашенная и придавленная воспоминаниями, соскочила с колен мужчины и едва не упала. Наори успел подхватить. - Извините...
   Мне подарили легкую улыбку и отпустили, указав на туалет. Пока приводила себя в порядок, успела успокоиться, прекратила корить себя за срыв и беспечность. Приземление прошло нормально, только чуть тряхнуло. Выходя из ставшего немного душным салона самолета, была готова ко всему, кроме вида величественного леса. Обычно порты находятся рядом с городом, но здесь единственной цивилизацией было большое стеклянное здание. К нему нас отвез служебный транспорт. Там нас встречали пятеро довольно молодых парней, три машины и красивая девушка. Она тут же кинулась на шею Наори, едва удостоив нас с Майки взглядом. Ну в принципе ожидаемо, что у него есть жена. Правда я ожидала чего-то более...ммм, ну не просто красотку!
   -- Опять она! Вот ведь прилипала. - Майки цыкнул и подтолкнул меня к машине. - Поехали домой, Эри, нечего стоять на ветру.
   Ветер действительно был. Холодный и довольно сильный, не спасал даже накинутый пиджак самого Майки, в котором я буквально утонула. Ехали долго, часа два наверное. Сквозь сплошные леса, то лиственные, то хвойные, то смешанные. Какое-то время я не могла отлипнуть от окна. Я ни разу не была в лесу, вообще никогда, только в парках, но там не так. Пару раз заметила улыбку смотрящего на меня Майки, отчего смущалась и краснела. Город показался не сразу. Сначала мы проехали несколько небольших поселков с деревянными домиками, будто вышедшими из сказки. Как мне пояснил Майки это своеобразные дачи, как было раньше. Сюда приезжают отдохнуть от городской суеты, или просто так на выходные, полежать на солнышке, или покупаться в озере.
   Город тоже отличался от привычного мне яркого и суетливого Трасска. Этот был большим и свободным. Широкие улицы, в противовес узким и вечно забитым, хоть и высокие, но не теряющиеся в облаках, здания. Люди в разгар лета не стонущие от непереносимого жара, а вполне спокойно и даже с радостью подставляющие лица под солнечные лучи. Меньше стекла, больше камня и дерева. Нет режущих глаза ярких цветов вывесок и реклам, только теплые тона, да и плакатов различных намного меньше.
   -- Красиво и спокойно. - сама не заметила, что сказала вслух.
   -- Это ты еще не видела Ассару зимой, когда ее покрывает белый пушистый снег. Тротуары и дороги конечно чистят, да и вывозят лишнее, но все равно город меняется. - Майки улыбался так тепло, что, не сдержавшись, сама улыбнулась. Так как не улыбалась давно, без наигранности и принуждения, легко и искренне. Даже на душе стало чуточку легче. - Вот так и продолжай улыбаться, ты прямо светишься.
   -- Угу. - кивнула и снова отвернулась к окну, рассматривая необычно оформленные фасады домов.
   Приехали мы не в центр, как я ожидала, а на другой конец города, где дома стояли на большом расстоянии друг от друга. Эти многоэтажки были окружены лесопосадками, сквозь которые бежала одна единственная дорога. На входе не стояли суровые охранники, как у Маркуса. В красивом холле за стойкой сидела уже немолодая женщина со строгим лицом, которое разгладилось, когда она увидела Майки, и напряглось, едва она разглядела меня. Одев привычную маску безразличия, спокойно встретила подозрительный и полный превосходства взгляд. В очередной раз убеждаюсь, люди везде остаются людьми, со своими тараканами и прихотями.
   -- Миссис Орта, позвольте вам представить Эрен, какое-то время она будет жить здесь. - маска едва не разбилась, будто была фарфоровой. Ну да, а чего ты ожидала? Никто не говорил, что ты тут нужна! Тебя просто пожалели, вот и все. - Эри, если возникнут вопросы, а нас не будет рядом, можешь обращаться к миссис Орте, она поможет.
   -- Приятно познакомиться, миссис Орта. - голос как и раньше на встречах звучал ласково и тепло.
   -- Хм, там будет видно, приятно или нет.
   Возмущаться никто не стал, смысл? Совсем скоро я исчезну отсюда, так зачем сотрясать воздух? Квартира куда мы пришли была большой и светлой. Прихожая с мебелью из светлого дерева, столовая, которую мы прошли была в золотисто-зеленых тонах, а комната куда меня привели удивила сочетанием голубого и серебристого. Как шкатулка, разве что не сияет драгоценностями. Пока я отмокала в ванной смывая и без того испорченный макияж вместе с усталостью, для меня раздобыли одежду... Огромную футболку и спортивные штаны. Утонула конечно, но это лучше чем мятое платье. Затянув шнурок штанов, пошла босиком в зал.
   -- Да ты же совсем ребенок! - удивленно посмотрела на выскочившего из кресла Майки.
   -- А что, в четырнадцать можно быть кем-то еще? - подошла ко второму и забралась в него с ногами. - Есть хочется.
   -- Уже готовят. - мужчина сел и уставился на мое лицо. - Боги, ты без этих красок совсем другая.
   -- Я вообще другая. - лучик усилил сияние причиняя боль. - Ннн! - схватившись за грудь, согнулась, спрятав голову в коленях. Майки подскочил и попытался меня распрямить. - Не трож-шшь! Приступ скоро пройдет...ххха! - выдохнула и загнала чертов лучик во Тьму. Развернулась и откинулась в мягком кресле.
   -- И что это было?
   -- Последствия долгой блокировки. Меня очень медленно ломал Маркус, так что тот факт, что я еще могу чувствовать хоть что-либо, удивителен.
   -- Как ты вообще у него оказалась?
   -- Как? По собственной глупости. Его прихвостень перебил всех жильцов нашего нищего дома. Я вместо того чтобы улепетывать оттуда во все лопатки, выскочила из-за угла услышав выстрелы. Естественно меня поймали и отвезли в резиденцию Маркуса. Сидела ждала в распределителе. Кир идиот, вместо того, чтобы сразу отвести меня хозяину решил поиграть. Я сбежала, но неудачно, спряталась в квартире Маркуса, когда он был там. Тогда я и стала Лисенком, личным питомцем палача. Сначала меня мурыжили учебой и тренировками. На последних я отдыхала скорее, чем напрягалась. Потом увидела первый подземный этаж, не понравилось. Потом был третий. Там я обосновалась надолго. Выступала раз в неделю. Слушала комплименты, улыбалась, позволила себе слишком многое! В один прекрасный день, когда я кисла у себя в комнате пришел Маркус, сказал, идет развлекаться. До меня не сразу дошло, поэтому не успела морально подготовиться. После этой ночи я едва не сломалась, в последний миг сумела сохранить частичку себя прежней. Больше всего это было похоже на гипноз или создание новой личности. Безразличной, безэмоциональной, великолепной актрисы, способной изобразить все что захочет хозяин. С того дня я периодически спускалась вниз с Маркусом. Не только в общий зал, но и приватные комнатки, где работали люди в масках, или сам хозяин. Один единственный раз я там выступила. Именно тогда умерли все рабы, я просто убила их, чтобы не мучили. Зрители несколько дней не могли отойти от моего выступления, как говорил Маркус. Больше он меня правда не выпускал на сцену, но всегда брал с собой. Вот и все.
   -- А у нищих ты как оказалась? - сквозь спокойное выражение лица Майки разглядеть его истинные чувства было сложно.
   -- Меня оставили в городе одну. Бросили. С моей матерью развлекся кто-то из элиты. Избавляться от меня она не пожелала, так что я все же появилась на свет. Правда ее муж был против и всячески это показывал. Лет так с четырех у меня никогда не проходили синяки на руках. Я даже рада, что они меня бросили в Трасске, там я встретила Велеса, который изменил мою жизнь.
   -- Господин Майк, обед подан. - молодая симпатичная женщина стояла на пороге комнаты.
   -- Спасибо, Санна, мы сейчас подойдем.
   Обедали мы лишь вдвоем. Овальный стол был накрыт шикарно, но в то же время по-домашнему тепло. Не было ощущения ресторанной атмосферы, когда спина сама по себе выпрямляется, а руки двигаются плавно. Сейчас я едва подавляла в себе желание полностью забраться на стул и в неудобной для постороннего взгляда позе продолжить есть. Еда тоже отличалась, была вкуснее и ароматнее. Я даже за добавкой потянулась под насмешливым взглядом Майки.
   После сытного и вкусного обеда, меня потянуло в сон. Провожаемая необидным смехом мужчины, поплелась в выделенную мне комнату, где проспала до утра следующего дня. Разбудила меня девушка, что вчера приглашала к столу. Легко потрясся за плечо, она с улыбкой пожелала дорого утра и показала на сменную одежду. Теперь футболка была женской, но все равно большой, зато штаны не сваливались. Пока расчесывала волосы, пыталась думать о будущем, но мысли разбегались и вообще, прежде чем что-то думать, надо знать что решит Наори.
   Завтрак в меня не лез. Девушка, виденная мною в порту, сидела напротив и сверлила меня бешеным взглядом. После того как во второй раз чуть не подавилась, я припомнила уроки Маркуса и глянула на нее как королева на нищенку. Теперь поперхнулась эта девица. Майки молча наблюдал за всем этим представлением. Правда его глаза блестели от смеха, а уголки губ так и норовили разъехаться в улыбке. Подумав, решила плюнуть на все и всех и просто наслаждаться видимой свободой. Наори появился в самом конце завтрака и едва сумел увернуться от приветственного поцелуя красотки. Меня осмотрел удивлено, после чего в очередной раз нахмурился и буквально упал на стул.
   -- Передача состоялась. - как-то безжизненно сказал он. - Я наверное никогда к этому не привыкну.
   -- Слава богам, что не привыкнешь! Еще бы и ты начал торговать людьми, сам бы придушил. - я недоуменно переводила взгляд с одного мужчины на другого, пытаясь понять о чем они. Мозг еще не совсем готовый к работе выдал предположение о людях и товаре перехваченном у Маркуса. Тогда становится понятным и гнев хозяина и его согласие на встречу в казино. - Эри, кушай давай, сейчас поедем делать тебе документы.
   -- Зачем? Какие документы?
   -- По которым ты будешь жить. Затем, что без них тебя быстро арестует стража города и будут судить как нелегала. - Я смотрела на Майки и пыталась хоть что-нибудь понять.
   -- И...что потом? - вопрос прозвучал тихо и с такой смесью чувств, что я и сама не подозревала в себе такого. Отчаяние, дикая надежда, боль и отчуждение.
   -- Потом? Да ничего, делай что хочешь. - слова Наори тяжелым камнем упали на душу. Свет померк, снова в душе разлилась Тьма, пропала боль, ушли даже те маленькие остатки моей сути, что еще оставались. Помолчав, положила столовые приборы и грациозно, даже в таком виде, встала из-за стола.
   -- Спасибо, было очень вкусно. - почти не соврала. Вначале действительно было вкусно, это потом появился гнилостный привкус на языке. - Я побуду пока в комнате.
   Ушла не обращая внимание на нахмуренное лицо Майки, на непонимающую мордашку девушки и безразличное Наори. Как в последний путь собралась! Черт!!! Лучше бы у Маркуса осталась. Там хотя бы я знала, для чего существую, и пусть ожидание было тяжким бременем, но даже так была хоть какая-то определенность. Кровать и цвета уже не радовали, даже одежда, простая, которой у меня никогда не было, не согревала, а тяжестью повисла на теле. Скоро выходить, надо одеться...платье, туфли, прическа...боги! Как же убого все это на мне сейчас смотрится. Детское личико с большими наивными глазами, хоть фигура округлилась в нужных местах.
   -- Эри, ты готова? - дверь открылась и в проеме встала громадная фигура.
   -- Да. - перекинув перевитые лентой волосы через плечо, направилась к выходу звонко цокая каблуками. - Где меня оставят? - так и хотелось сказать выбросят, но ведь приличные девушки так не выражаются.
   -- В смысле?
   -- В прямом. Где меня оставят после получения документов? - с прямой спиной, опасаясь встречаться взглядом с мужчиной, прошествовала к машине.
   -- Ты их получишь только через месяц в лучшем случае. Пока поживешь здесь, потом будет видно.
   Больше я ничего не говорила. Только в кабинете назвала имя и коротко объяснила что меня потеряли. В базе проверили, но заявления о потере ребенка не нашли, тем более давненько это было и не здесь. Прошла обследование у Мастера-лекаря, и была отпущена на все четыре стороны. Точнее до машины, которая повезла меня обратно, причем одну, Майки куда-то ушел. Водитель смотрел лишь на дорогу, я в пол, так и ехали в тишине, только шины немного шуршали по покрытию. В фойе дома меня подозрительно оглядела миссис Орта, но все же пропустила. Девушка будившая меня и работающая горничной открыла двери после звонка. Мазнув по ней взглядом, кивнула и ушла в комнату. Платье полетело на пол, хотелось попрыгать сверху, но сдержалась, чулки и белье разлетелось по комнате, туфли едва не выбили стекло...завернувшись в простыню села на кровать. Смотреть в одну точку было привычно, ждать тоже. Мешало лишь жжение в глазах и душе. Тьма почему-то взбунтовалась и норовила затопить меня бешенством. Через два часа в дверь постучали и пригласили на обед. Отказалась. Голос прозвучал странно. Как механический.
   Точка интереса сместилась. Теперь я наблюдала как за окном меняется день плавно переходя в вечер. Свет из тепло-желтого набирал все больше красного. Он окрашивал камень облицовки соседнего здания в темно-серый цвет с бордовым оттенком. Еще чуть-чуть и станет цвета крови, которая собиралась под рабами и бурела. Снова услышала стук в дверь. В этот раз пришел Майки. Сказала, что мне не хорошо и обойдусь без ужина. Надеюсь никто не решит, что это голодовка. Я просто не хочу, не смогу. Как только представлю себе тарелку с едой, так тошнить сразу начинает. Когда свет солнца исчез и за окном стали видны лишь огни из окон, дверь в комнату отворилась. Тихо-тихо, медленно, боясь споткнуться, зашла горничная с подносом в руках.
   -- Ох, ты не спишь! Я принесла тебе молока с медом. Выпей хоть его, а то весь день голодная, так желудок себе испортишь. - потянувшись щелкнула включателем ночника. Часть кровати и меня на ней осветил тусклый свет. - Я здесь поставлю, обязательно выпей.
   Девушка ушла, оставив стакан на тумбочке рядом с лампой. Взяла стакан, поднесла к лицу, понюхала...и пошла в ванную, где вылила в раковину молоко. Позыв к тошноте едва не заставил и саму там остаться, но обошлось. Состояние почти такое же, как после посещения этажа смерти, только что без истерики и слез. Надо спать...не хочется...
   -- Эрен, просыпайтесь, уже утро! Пора завтр...вы не спите... - горничная растерянно замерла на пороге комнаты. Да я не сплю. Как сидела, так и осталась. В той же позе, в той же простыне, с тем же пустым лицом. - Вы в порядке? Вам не плохо? - девушка качнулась вперед, видимо чтобы подойти, но осталась стоять, напоровшись на мой взгляд. - Может нужно лекарство? - помотала головой и снова уставилась в окно.
   Давно я не видела как ночь переходит в утро. Обычно в это время я только возвращалась в комнату. Оказывается рассветы как и закаты все так же прекрасны, и дарят успокоение. Уже днем, я почувствовала что наконец-то проголодалась. Встав, натянула футболку и штаны. Вышла и едва не запрыгнула обратно. Напротив двери прямо на полу сидел Майки. Стоило ему меня увидеть как он плавно поднялся, и сделав шаг, навис надо мной злой горой. Первое желание вернуться в комнату я подавила, теперь же в душе поднималась волна негодования, какого черта он здесь делает! Прищурившись уставилась в его глаза.
   -- Хм, ладно. Ты что-то хотела? - вроде обычный, даже высказанный вежливым тоном вопрос, а меня передернуло и резко расхотелось идти куда-то, есть, и даже дышать.
   -- Нет, благодарю. - развернулась и зашла обратно в комнату, захлопнув дверь прямо перед носом Майки.
   И снова простынь и взгляд в окно. Что со мной творится? Даже сама себе ответить на это не могу, будто меня выключили, а потом начали баловаться кнопкой, включили-выключили, и так постоянно. До обеда меня не трогали. Я успела пять раз пересчитать все окна соседних домов, понаблюдать за птицами и людьми, которых хоть и плохо было видно, но все же. Время шло сегодня намного медленнее чем вчера, как если бы вместо воды в клепсидре был тягучий мед.
   -- Эрен, мне сказали привести вас на обед силой, если понадобится. - горничная стояла на пороге грозно уперев руки в бока и всем своим видом выражая готовность последовать рекомендациям. - Надеюсь вы не будете упрямиться!
   Я хихикнула и встала, потянувшись за одеждой. Девушка понятливо закрыла дверь и осталась в коридоре. Не прошло и минуты, как я вышла к ней и под пристальным вниманием пошла в столовую. Там сидела вся компания из взрослых, плюс еще двое незнакомых мне мужчин. Кивнув всем и сразу, села куда указали, и даже взяла ложку в руку. Первую ложку супа я не успела донести до рта. Послышался избалованный голос красавицы.
   -- Что она до сих пор здесь делает? - пальчик с острым маникюром ткнул в мою сторону. Отложив ложку и подняв голову, строго как один из моих учителей посмотрела на девушку.
   -- Леди не должна показывать пальцем на кого-либо, это неприлично, как и выяснять что-либо у хозяина дома в присутствии посторонних. Это показывает низкий уровень уважения и воспитания. - педантично и до противности сухо выдала я. От моего заявления Майки на пару с незнакомцами поперхнулся, а Наори остался спокоен как скала.
   -- Да какая ты к богам леди! Раб должен быть благодарен, что его вообще кормят, а не сидеть с постной рожей за господским столом!
   -- Вполне могу обойтись и без этого. - встала скомкав салфетку и направилась вон. - Приятного аппетита. - конечно звучало больше похоже на 'Что б вы подавились', но сдержаться оказалось нереально сложно. Уже дойдя до двери и взявшись за ручку услышала сзади звон стекла. Решила все-таки обернуться и не пожалела. Девушка, которая приходила за мной совершенно нечаянно опрокинула на красавицу соусницу, окатив им с головы до ног.
   Фыркнула и вышла, оставив крики позади. Как ни хотелось, но направилась я не в комнату, а к выходу. Никто его не охранял, так что выйти смогла без проблем. Лифт подъехал сразу же. Босые ноги кольнула прохлада, но это оказалось в какой-то степени приятно. В фойе никого не оказалось, даже миссис Орты, что обрадовало. На выходе все же обернулась, но никого не увидела. Улица встретила теплом и несильным порывом ветра. Не жалуясь на память, пошла в направлении дороги. Через час возле меня, тихонько бредущей по обочине, остановилась машина. Из нее не вышел Майки или те кого я видела. Стекло дверцы опустилось позволив мне увидеть уже немолодого водителя.
   -- Деточка, ты чего бредешь одна совсем? Да еще и босиком! Может тебя подбросить куда надо? - я изобразив испуганный взгляд помотала головой, сцепив перед собой руки. - Да не бойся ты так! Я ж от чистого сердца! - взгляд не врал, как и голос, но легкая настороженность все равно осталась.
   -- До города, если вам не сложно. - я тихонько шмыгнула на заднее сидение и прижалась к дверце.
   -- А куда в город-то? Может по пути будет. И почему ты одна-то? - мужчина спрашивал не отвлекаясь от дороги, слава богам!
   -- На площадь, там брат должен быть. - врала, но что еще сказать? - Одна потому что с друзьями поссорилась, а босиком...тапочки по течению уплыли, я не рискнула за ними плыть, а то бы еще и мокрая была.
   -- Хорошо если бы живая выбралась, речка наша хоть и полноводная, но коварная, ям полно, да и течение очень быстрое. Ну ничего брат думаю придумает как быть.
   -- Да, он умный. Донесет если что, я легкая! - с улыбкой и несколько расслабившись ответила мужчине. - Меня Эри зовут.
   -- О, приятно познакомиться, Эри. Ну а меня можешь называть дядя Стай. Так все детишки во дворе зовут. Брат-то твой чего на площади делает? Выступает, да?
   -- Ага, с друзьями иногда собираются и отдыхают душой. Я вот сегодня тоже хотела отдохнуть, да не вышло. - печально поникла.
   -- Ну какие твои годы, Эри, еще успеешь и помириться с друзьями и поссориться много раз. Жизнь она долгая, всякое случается. Иногда находишь что-то ценное там, где совсем этого не ожидаешь, или под носом оно это счастье, а ты вот ходишь и не видишь. Я так женился во второй раз. Всегда она рядом была, птичка моя, а вот не замечал! Зато теперь я стал причиной ее улыбки, а не слез! - гордо и с обожанием прозвучало признание.
   -- Вашей жене повезло встретить такого мужчину. - не зная что еще сказать выдала банальность.
   -- Нет, это мне с ней повезло. Она ведь ждала полжизни, ни на что не надеясь, помогала, с детьми от другой сидела, когда она нас бросила, полюбила их как своих. Эээх, знал бы где упаду, соломки или матрас кинул, а так приходится методом проб и ошибок жизнь свою строить. Именно поэтому надо перенимать опыт прошлых поколений. - сев посередине, чтобы лучше слышать, чуть улыбнулась. - Это как вот с машинами. Они раньше были опасны как стихия, то взорвутся, то поломаются, то водитель уснет и что в итоге? В итоге куча народа погибала в авариях! А сейчас? Взрываться нечему, если уснешь, магия Мастера в кристалле сама свернет на обочину и включит аварийные сигналы, для форс-мажоров существует еще одна программа, которая в восьмидесяти процентов случаев позволит избежать жертв и разрушений. Ломается разве что, но намного реже чем раньше. Конечно, в те далекие времена не было людей с божественной кровью, и приходилось жить с тем, что под рукой, но зато мы теперь стараемся не повторять большинства ошибок прошлого!
   Под энергичную лекцию мы приехали в город. Получилось довольно интересно, во всяком случае не скучно. Возле центральной площади я вышла пожелав удачи и счастья дяде Стаю. Вспомнились времена, когда вот так же мне что-то рассказывал кто-нибудь из друзей. Площадь действительно была наполнена людьми пришедшими сюда показать себя и свое умение. Кто-то пел, кто-то танцевал, рисовал. Все это каким-то волшебным образом не смешивалось и звучало хоть и отдельно, но не мешало друг другу. Плитка за день нагретая солнцем была приятно теплой. Порадовала чистота, напороться на осколок стекла не хотелось. Побродив среди людей, села на пустую скамейку рядом с танцующими ребятами. Подтянула ноги к груди, обняла их руками и смотрела, как под музыку двигаются юные и заряженные энергией парни и девушки. Беззаботно, смеясь и улыбаясь, ошибаясь, отчего смех становился громче, или наоборот, выполняя очередное сложное движение безупречно, что заставляло их буквально светиться. Давно я такого не видела.
   -- На, это тебе! - парень, что недавно играл на гитаре стоял передо мной и протягивал мороженое. - Бери-бери! - буквально впихнул мне в руку вафельный рожок и плюхнулся рядом. - Я Раин! Приятно познакомиться. - и светящаяся улыбка. - Ты чего в таком виде, а?
   -- Так получилось. - немного печально получилось. Откусив кусочек мороженого, прикрыла глаза от удовольствия.
   -- Бывает. - излишне жизнерадостно сказал Раин. - Пошли, не дело ходить босиком. Что-нибудь, думаю, подберем! - взяв за свободную руку, стащил со скамейки и потянул к своим друзьям. - У нас может и чистый город, за этим строго следят, но случается всякое, и стеклышко и гвоздик могут найтись. Ребята, надо помочь! Тут девушка без обуви! - танец как и музыка прекратились. Меня окружили десяток подростков чуть старше меня.
   -- Маленькая совсем. - высказался один из парней. За что тут же получил локтем в бок от стоящей рядом девушки.
   -- Не маленькая, а миниатюрная, болван!
   -- Вот, меряй! - Раин убежавший куда-то, плюхнул передо мной пару тапочек на липучках. - Их регулировать можно. - можно конечно, но они же явно мне будут большие.
   -- Хорошо. - вставила сначала одну ногу, а потом и другую в обувку. Стою в тишине, все ждут чего-то.
   -- Да уж, - воинственная девушка все-таки не выдержала. - Тут не регулировать, обрезать надо! Как лыжи, честное слово. - я тихонько хихикнула пошевелив пальчиками ног. - Хи-хи! - это стало последней каплей и уже через мгновение мы все, и я в том числе, хохотали до колик. - Ой не могу, мой животик...хи-хи...постой пока, щас принесу свои балетки.
   Балетки оказались чуть большеваты, но благодаря ремешку не сваливались.
   -- Ну вот, хотя бы ходить можно. Я Риска, это Мати, Луда, Артен, Лиель, Миши, Ласса, Торри и Соен. Ну а Раина ты уже знаешь. - девушка, то есть Риска, поочередно указала на каждого.
   -- Эри. - улыбнулась и кивнула.
   -- А ты тоже танцуешь?
   -- Давай с нами!
   -- Мы научим если не умеешь!
   -- А сколько тебе лет?
   Вопросы и предложения посыпались со всех сторон. Я слегка опешила и не могла никак вклиниться в поток, чтобы ответить хоть на что-нибудь.
   -- Так, ребята, стоп! - Раин перекричал всех. - Эри, прости, мы слушаем. - и снова улыбнулся.
   -- Мне четырнадцать, да я танцую, поэтому и присела рядом, с вами не смогу, привыкла к соло, станцевать не смогу, нужны веера, или несколько лент. - фуух! Теперь можно выдохнуть. Ребята задумались.
   -- Ха! - Миши, молодой, лет семнадцати, паренек, чуть подпрыгнул на месте и прямо засветился от пришедшей идеи. - Сейчас все будет! - и убежал.
   Ребята недоуменно переглянулись и пожали плечами. Пока все были заняты обдумыванием фразы Миши, я успела доесть мороженое и не перепачкаться. Стоять на месте было неинтересно, поэтому ребята вернулись к своим занятиям, кто-то вцепился в гитару и барабаны, кто-то сел на бордюрчик, а Мати и Артен принялись танцевать нечто парное. Получалось красиво, чувственно. Я сидела рядом с гитаристом, кажется, его зовут Соен, и наслаждалась красивым зрелищем.
   -- Вот! - Миши бухнул мне на колени два потрепанных деревянных веера. - У старьевщика взял ненадолго. Вон он кстати, сказал если понравится, то даже денег не возьмет. - посмотрев туда куда указывал парень, увидела седого старика с хитрым прищуром наблюдающего за нами. - Ну как?
   -- Постараюсь. - с улыбкой ответила Миши. - Главное быть аккуратнее, я то привыкла к стальным, эти после них кажутся ветхими, боюсь сломать случайно. Раин, Соен, нужна солнечная веселая мелодия. - парни задумались, но потом едва ли не одновременно кивнули.
   Скинув балетки, вышла на свободный пяточек для выступлений. Пару раз закрыла и открыла веера определяя нужное усилие. Крутанулась на носках и кивнула музыкантам. Буквально тут же меня подхватила легкая и быстрая мелодия. С сияющей улыбкой обернулась к подходящим зрителям и подпрыгнув, закрутилась в танце. Веера будто обретшие вторую жизнь пели свою песню, вызывая изумленные вздохи людей. Я легкой бабочкой прыгала по плитам, иногда взлетая, иногда кружась. Волосы огненной тенью неслись вслед моим движениям, придавая танцу завершенность. Последние аккорды закружили сильнее всего. С последней нотой я остановилась и искрясь радостью поклонилась аплодировавшим зрителям.
   -- Эри, это было потрясающе!!! - на меня налетели ребята высказывая свой восторг. Я смеялась и с охотой принимала похвалу.
   -- Да, юная леди, это было прекрасно. - слово леди все разрушило. Так обращались только к божественным, за некоторым исключением. - Как я и обещал, денег я не возьму.
   -- Спасибо, что разрешили их использовать. - я протянула сложенные веера владельцу. - Они невероятны, выдержать мой темп и даже нигде не треснуть. Хоть я и старалась быть аккуратнее, но немного забылась. - со смущенной улыбкой ответила на невысказанный вопрос.
   -- Их давным-давно делал хороший Мастер. Вы вдохнули в них вторую жизнь, милая леди, хоть и не выпустили всей силы, что скрывает ваша кровь. - с поклоном старик забрал веера и развернувшись пошел к выходу с площади.
   -- Так ты с божественной кровью, что ли? - ребята смотрели подозрительно, все еще не веря. Пришлось кивнуть. - Круто! - от этого восклицания я едва не упала. Обычно реакция немного другая. Конечно, меня бы не прогнали, и среди обычных людей встречаются проклятые, но к ним относятся настороженно и весьма неохотно заводят приятельские отношения. Те же Мастера по большей части потомки бастардов лордов и леди. - А что еще ты можешь?
   -- Создавать музыку к танцу, выражать чувства, направлять их. Все что связано с танцем я могу, но только одна.
   -- Господа подготовьте разрешение и документы. - страж подошел тихо, либо мы просто слишком отвлеклись и не заметили. Я от его слов слегка побледнела и успокоилась. - Так тут все в порядке. Ну а вы? - мужчина остановился напротив меня, после того как проверил документы ребят.
   -- Я...они еще не готовы. Мы сегодня ездили оформлять и... - под все более и более строгим взглядом я съеживалась и терялась.
   -- Все в порядке, уважаемый страж. Она моя подопечная. - Наори подошел сзади и положил свою руку на мое плечо. Первый порыв сбежать был придавлен сильным захватом пальцев. Точно синяки останутся. - Мы только вчера прибыли в город, а оформление занимает достаточно долгое время. Я забыл сказать Эрен, чтобы взяла с собой замену. - теперь он приобнял меня и прижал к себе. Честно говоря от этого стало еще неуютнее. - Прошу простить нас, такого больше не повторится.
   -- Ну раз вы здесь, то все в порядке. Хорошего дня, лорд Ивори. - страж поклонился и ушел. Вокруг нас образовался вакуум. Все отошли как можно дальше, только Раин пытался что-то сказать, но друзья удержали.
   -- А теперь милая, идем-ка домой.
   Не дав и слова сказать, меня толкнули в сторону выхода, где чернела машина. Обернувшись и выдавив на прощание улыбку, пошла куда указали. Без слов залезла назад и всю дорогу сидела как мышка, даже позу боялась поменять. Снова кто-то переключил тумблер и включил меня. В фойе на меня сердито уставилась миссис Орте. Мысленно показала ей язык и пошла за Наори к лифту. Дверь открыла взволнованная горничная, которая попыталась меня осмотреть, но была отодвинута Наори и отправлена за ужином. В столовой присутствовал Майки и девица-красавица. Все сели за стол в ожидании еды, а я осталась стоять.
   -- Ну и где ты ее нашел? - Майки старательно отводил от меня глаза.
   -- Развлекалась на площади. Едва на месте не прибил. Вот скажи, чем ты думала, когда сбегала? У нас тут, знаешь ли, тоже преступники есть, все же большой город. Тебя могли убить, надругаться и бросить в какой-нибудь канаве, похитить, да мало ли на что хватит человеческой фантазии! - Наори замолчал и потянулся к бокалу с водой. - Выдрать бы тебя, да по шее дать, для становления мозгов на место! Что ты молчишь? Сказать нечего?
   -- Смысл мне что-то говорить? - от моего сухого голоса вздрогнул Майки и налилась краской гнева девица. - Что это изменит? Ко мне будут по-другому относиться? Или может эта девушка с замашками мартовской кошки проявит уважение? - как ее перекосило-то? - О, или может вы наконец-то вспомните, у кого меня забрали, мой возраст и поймете, как меня убивает мое подвешенное состояние? Ваши слова о том, что я никому не нужна здесь, знаете ли, не оставляют иллюзий.
   -- Дрянь! - красавица подскочила на стуле. - Да как ты смеешь так с нами разговаривать!
   -- Заткнись, Селеса. - спокойно сказал Наори, совсем не глядя на девушку. - Вот скажи, тебе разве родители не говорили, что грубить взрослым, а уж тем более лордам, нельзя?
   -- Нет! - с улыбкой протянула, жуткой улыбкой. - От родителей я получала лишь упреки и удары. Мое детство прошло под постоянные крики и обещания утопить как котенка. И я не боюсь насилия, насмотрелась уже. Да и защитить себя в случае чего смогу.
   -- То есть мы тебе не нужны? - с какой-то странной интонацией спросил Наори.
   -- Вопрос в том, нужна ли я вам, и для чего! - развернулась и ушла, чтобы не слышать ответа и не убивать надежду окончательно.
   Больше меня сегодня никто не трогал, вообще. Я этому была рада, мой организм не очень. Желудок после мороженого окончательно вспомнил, что ему нужна еда, и теперь жег огнем. Уже ночью, когда сил терпеть не осталось, решила выйти на кухню. Однако открыв дверь, заметила стоящий на небольшой тумбочке в коридоре поднос. Улыбнувшись и мысленно поблагодарив девушку, сделала два шага вперед...вот только пространство неожиданно странно себя повело, закрутилось и бросило меня на пол...удара я не почувствовала, провалилась куда-то в темноту.
   -- Не шевелите рукой, Эрен. - горничная сидела на стуле возле моей кровати. Рядом с ней стояла стойка с капельницей. Прозрачный шнур с бегущей жидкостью доходил до моей руки. - Вы упали в обморок ночью. Лекарь сказал, что это от голода, а так с вами все в порядке.
   -- Санна, да? - наконец-то вспомнила ее имя.
   -- Да. Лежите спокойно, вам надо прийти в себя. Как закончится капельница, принесу бульона.
   -- Нет, молока. С медом. - прикрыла глаза от странного и какого-то непривычного ощущения.
   Что это было я так и не смогла определить. После стакана теплого молока щедро сдобренного сладким медом, я уснула едва ли не мгновенно. Впервые за долгие месяцы мне приснился сон. Не кошмар, к которым я уже привыкла и не реагировала, а сказочный, прекрасный, оставляющий после себя чувство легкости, сон. Проснулась я уже за полдень. В комнате я была одна, чем и воспользовалась, быстренько стащив с себя белую длинную ночнушку, и шмыгнув в душ. Освеженная, и будто заново рожденная, вышла в комнату завернувшись в слишком большой для меня халат. На кровати лежали белье, брючки и рубашка, причем все моего размера. Губы сами собой расползлись в улыбке и я потянулась к оставленным вещам. Белье порадовало отсутствием кружева, которое меня уже порядком достало, красиво, но не практично. Вот будет мне лет двадцать, если конечно будет, тогда и можно такое носить по своему желанию.
   -- Эрен, пойдемте, обед уже на столе, только вас и ждут. - радостно кивнув Санне, отправилась за девушкой. На пороге столовой остановилась и вздохнув поглубже, открыла дверь.
   -- Добрый день. - от буквально впившихся в меня взглядов стало слегка не по себе. Вымученно улыбнувшись прошла к свободному месту и села за стол.
   -- Тебе уже лучше? Лекарь сказал, что может кружиться голова, и тошнить. - Майки ласково потрепал по макушке, благо рядом сидит, и тянуться не надо.
   -- Все в порядке, мне не впервой голодать. Думаю больше таких перепадов не будет. Во всяком случае столь сильных.
   -- Да, Ротен тоже самое сказал. - Наори смотрел как-то по-другому, с пониманием что ли. - Ношение проклятого ошейника всегда было связано с определенным риском. После нескольких месяцев изменения в психике подконтрольного обычно необратимы. В твоем случае спасло то, что Маркус не заблокировал твою кровь. Так что уже через неделю можно не бояться беспричинных истерик.
   -- Ясно. Приношу свои извинения за причиненные неудобства. - голос сам по себе стал насквозь официальным, сухим и практически безжизненным. - Кхм, извиняюсь, вышло непроизвольно. - уже совсем по-иному с детской ребячливостью сказала и улыбнулась.
   -- Все хорошо, Эри. Только больше, пожалуйста, не сбегай. Если захочется посмотреть город, просто попроси, тебя отвезут. Так же не забудь с собой замену документам. Бумаги у тебя в комнате в верхнем ящике тумбочки. По поводу нужности...
   -- Наори, дай поесть ребенку спокойно. Дела и их решение обговорите позже. Девочка и так едва отошла от гостеприимства Маркуса, а тут еще ты на мозги капаешь. Вот скажи в кого ты такой болван? - Майки смотрел на своего родственника укоряюще, от чего я не смогла сдержаться и хихикнула, а потом и вовсе рассмеялась, видя как их лица приобретают совершенно одинаковое удивленное выражение.
   -- Пр..про...прошу прощения, просто я давно не видела такого легкого общения. И слишком давно запретила себе искренние чувства. А еще вы действительно очень похожи. - чуть успокоившись и объяснившись, вцепилась в стакан с водой, так как от смеха начала икать.
   -- Ну это понятно, я Наори с детства знаю, да и жили мы долгое время вместе. К тому же я всего лишь на десять лет его старше, и мы помимо того что родственники, так еще и хорошие друзья. - с долей гордости высказался Майки. - Не смотри на его пожизненно постную мину, он у нас как вулкан, молчит-молчит, а потом как отмочит, вовек не отмоешься. - теперь я булькала в стакан не только от икоты, но еще и от смеха.
   -- Хватит, Майк! Тьфу, болтун!
   Дальше обед прошел более-менее спокойно. Я с интересом заново осматривала столовую, Майки, Наори и просто наслаждалась светом и теплом. Заблудившись в своей тьме я потеряла очень многое. И сейчас когда она выпустила мой свет на свободу, а сама темным котенком свернулась в глубине души, получала новые впечатления от уже увиденного. Санна принесла источающий умопомрачительный аромат фруктовый пирог. Жадность, с которой я рассматривала сие чудо, заставила девушку усмехнуться и отрезать мне огромный кусьмище! Майки бессовестно ржал надо мной, Наори тоже пару раз улыбнулся. Перемазавшись кремом, я после чая отправилась умываться. Взглянув в зеркало застыла статуей. Выцветшие год назад глаза снова вернули привычную зелень, засияли, и в них теперь опять поселилась жизнь. В зеркале отражалась не накрашенная юная красавица, а милая, веселая и светлая девочка. Теперь я выглядела на свои четырнадцать, если не младше.
   В кабинет Наори я заходила с немного дрожащими руками. Конечно истерика отступила, но вопрос что же будет со мной дальше все так же висел над пропастью. Одно слово и я полечу вниз наращивая скорость, а могу отрастить крылья и превратить возможное падение в полет.
   -- Проходи, садись. - мужчина кивнул на кресло, в котором я и устроилась. - Нда, сейчас и тогда, будто два разных человека.
   -- Разных, вы правильно заметили. Возвращаться к прежнему облику и образу я не хочу. Мне хватило. - лорд кивнул и сел за рабочий стол.
   -- В общем-то все было решено еще позавчера, во время оформления документов. Ты скорее всего не видела, ведь заполнял справки и заявления Майки, но теперь ты Эрен Ивори, моя приемная дочь.
   -- А??? - глаза сделали попытку выпасть, но не смогли. Я сидела и открывала-закрывала рот, но ни одного слова произнести так и не смогла. Новость была мягко говоря шокирующей. - Кха-кха, ух, но зачем?!! - я вскочила и прыгнув вперед уперлась ладонями в столешницу, пытаясь нависнуть над хозяином кабинета. - ЗАЧЕМ?
   -- Мне так захотелось. К тому же теперь Маркус не сможет безнаказанно выкрасть тебя, дочь лорда неприкосновенна, приемная или нет, на это всем плевать, главное теперь ты леди, и находишься как под моей, так и под государственной защитой. Плюс ко всему я видел твой танец там на площади и был поражен. Такого я еще не видел, и ведь старьевщик абсолютно прав, ты не выпустила большую часть своей силы. Мне бы очень хотелось подарить миру такое чудо как ты. Одним своим танцем ты можешь помочь многим, подарив усталым и очерствевшим душам каплю тепла и света.
   -- Для этого не надо удочерять...
   -- Ты невнимательно слушала. Главное защита, и статус леди его дает во много раз больше, чем простой гражданки. Я не требую от тебя выступлений или туров, расти, живи, хочешь танцевать, танцуй. Просто живи и следуй за светом. Вот и все.
   -- Почему?! Ты так и не ответил, почему?! Все что ты назвал наносное, я это вижу и чувствую! Отвечай! - внутри вскипала обида и злость.
   -- Да потому что я уже один раз погубил такое же светлое и непогрешимое существо как ты, второй раз я этого не допущу! - Наори гаркнул на меня так, что я отшатнулась. Ноги заплелись и я позорно плюхнулась на задницу. - Эрен, ты там в порядке?
   -- Ага. Извини. - да уж, вытянула причину называется. Лучше бы просто приняла все как было.
   -- Все хорошо. Вставай. - я ухватилась за протянутую руку и меня легко вздернули в вертикальное положение. - Успокойся и ни о чем не беспокойся. Конечно, то что ты теперь моя дочь накладывает на тебя некоторые обязательства, но думаю ничего сверхсложного для тебя не будет. К тому же у тебя теперь есть два брата. - теплая улыбка осветила лицо Наори. - Пойдем, тебе надо немного прийти в себя. Не бойся ходить по квартире, все в твоем полном распоряжении. В кабинет конечно без меня лучше не заходи, но лишь из-за защиты, потом внесу тебя в список и вход будет свободен.
   Плохо соображая, лишь кивала. Только у себя в комнате смогла более-менее осмыслить произошедшее. Я теперь не просто нищенка без роду, а леди. Мой приемный отец владелец прибыльного дела, его уважают и даже несколько боятся окружающие, а еще он несколько непонятен. В самом начале показавшийся открытым и веселым, потом он предстал отстраненным и безразличным, а сейчас я видела вполне обычного мужчину пусть и с тараканами в голове. Хотя странности есть у всех, так что желание удочерить меня в расплату за прошлую ошибку, вполне понятно, это не какое-нибудь извращение, вроде разведения мальсийских жуков-людоедов. И теперь, сейчас в данный момент, можно наконец-то расслабиться и выдохнуть. Начать жить. Может быть я даже смогу понять что такое семья!
  
   -- С днем рождения, юная леди! - от радостного восклицания я едва не навернулась с кровати.
   Уже полтора месяца я живу и радуюсь каждому дню. С тех пор как узнала, что меня решили удочерить, моя жизнь изменилась. У меня даже появились друзья. Те ребята с площади каким-то образом умудрились просочиться мимо миссис Орты, позвонили в дверь и очень обрадовались увидев меня целой и невредимой. Теперь раз в две недели мы получаем в администрации разрешение на выступления и прекрасно проводим выходные на площади. Еще Наори умудрился пристроить меня в школу. Там меня приняли хоть и не охотно, но не враждебно. Учиться мне понравилось. С бешеным темпом Маркуса это никак не сравнимо, поэтому я получала удовольствие ничем не омраченное. Естественно и гардероб у меня увеличился. Точнее на следующий после признания день Майки вытащил меня из постели ни свет ни заря и в буквальном смысле понес по магазинам. Я отбрыкивалась, пыталась потеряться, но меня неизменно находили, и далее я путешествовала по торговому центру на плече дяди.
   Сегодня мой день рождение. Мне исполняется пятнадцать лет! Санна искренне и радостно улыбаясь, держала передо мной большой торт с зажженными свечами. Кое-как сообразив, задула их и упала обратно на подушку. Однако продолжить смотреть сон я не смогла. Дядя Майки ворвался вслед за горничной и за ногу вытащил попытавшуюся спрятаться под одеялом меня. Веселый, смеющийся и буквально пышущий энергией, он сумел окончательно меня разбудить. Всунув в руки пакет, велел переодеться и быть готовой через десять минут. Нашарив в пакете легкий сарафан нежно-зеленого цвета, пошла в ванную, умываться и приводить себя в порядок.
   -- Я готова. - причесанная, умытая и свежая, я стояла на пороге столовой. - Наори, дядя Майки, что вообще происходит, и куда мы в такую рань? - рань действительно была неимоверная, солнце только-только появилось на горизонте.
   -- Мы едем праздновать твое пятнадцатилетие. Куда - сюрприз!
   Мужчины выглядели довольными. Огромный внедорожник был забит какими-то коробками и свертками. От некоторых несмотря на ухищрения ощутимо пахло едой. Ехали мы долго, часа четыре, за которые я умудрилась уснуть и даже почти выспаться. Приехали мы к морю! Не к южному, теплому и спокойному, а к северному, дикому, необузданному и сильному морю! Пикник, последние теплые дни, мой день рождение, теплая семейная атмосфера и много, очень много смеха. Я носилась по берегу и близкому полю. Собирала камнецветы, даже умудрилась сплести венок, который нацепила на голову Наори. Дядя Майки оказался коварен и успел сфотографировать его, после чего мы с ним убегали от пытающегося нас поймать и наказать Наори. Я думала мы уедем вечером, но нет. Вскоре из багажника был извлечен мангал, дрова, маринованное мясо и шампура. Вечерний сумрак укутывал нас в своем спокойствии. Мы с наслаждением ели мясо, пропитавшееся приправами и ароматным дымом. Потом просто сидели на одеялах, завернувшись в пледы, смотрели то на огонь, то на звезды, осветившие темное небо. Я уснула прижавшись к боку Наори и слушая дядю Майки, рассказывающего какую-то древнюю легенду. Мне было тепло, спокойно и я была счастлива.
  
  
   Почти три года спустя.
   -- Папа вставай! - я настойчиво стучала в закрытую дверь спальни. К сожалению, за ней было тихо, а ведь он вчера сам говорил, что ему надо утром быть в офисе. - Ну все, папочка, ты попал!
   Громко топая ногами, вдруг у него совесть проснется, направилась на кухню. Остановилась у столика и дала ему последний шанс. Целую минуту я прислушивалась к тишине царившей ранним утром в квартире, а потом на всю громкость включила магофон. Гитара и барабаны наполнили непередаваемой какофонией каждый уголок помещения. Уже через двадцать секунд рядом со мной стоял тяжело дышащий Наори.
   -- Все понял. - прикрыв глаза он глубоко вдохнул. - Приготовь пока завтрак на троих, а я в ванную.
   -- Что? Опять? - да что б тебя папочка черти порвали, сколько можно таскать своих пассий сюда?! Уже надоело их выпроваживать, а то так и норовят тут прописаться.
   -- Эрен, прекрати! - от жесткого голоса Наори вздрогнула и вспыхнула от гнева.
   Булькая на пару с закипающим чайником, возилась у плиты. Вчерашнее овощное рагу, отбивные и салат. Сок достать из холодильника, расставить приборы на круглом небольшом столе...ох, про хлеб забыла! Ну вроде все готово. Села наполнила тарелку едой и упершись взглядом в учебник по экономике неспешно начала кушать. Через три минуты из спальни в одной рубашке на голое тело выползла шикарная блондинка. Увидев меня, ее личико слегка покривилось, но тут же приняло самое сладкое выражение из всех возможных.
   -- Деточка, а ты что здесь делаешь? - выгнув бровь посмотрела на девушку поверх учебника.
   -- Слепая что ли? - ни одна из ммм, девушек Наори мне не нравилась. - Завтракаю.
   -- Это понятно. - уже менее ласково фыркнула блонда. - Я спрашиваю, что ты делаешь в этой квартире!
   -- Дорогуша, я здесь живу, а вот что ты до сих тут делаешь мне не понятно. Свое дело сделала, развлекла отца, вот и вали на все четыре стороны. Развлекать тебя у нас времени нет. - я отложила вилку, захлопнула учебник и буквально впилась глазами в раздражающий фактор. - Что стоишь? Иди одевайся и у...ай отсюда, так понятней? Что хлопаешь коровьими глазами, шевели телесами!
   -- Хлоя, ты чего в таком виде? Я же сказал тебе одеваться, у меня сейчас нет времени! - усмехнувшись, снова уткнулась в учебник, чтобы не видеть резко покрасневшего обиженного личика блондинки.
   -- Да пошел ты! - экспрессивно колыхнув грудью, Хлоя, развернулась сверкнув полными бедрами и едва ли не бегом бросилась в спальню.
   -- Не понял, что это с ней? - взлохматив волосы, Наори посмотрел на меня и нахмурился. - Опять твои проделки? Что на этот раз ты наговорила? - раздался звук захлопнувшейся двери. Хха, свалила-таки. - Ладно, не очень-то и хотелось.
   -- Да-да, к тому же фигурка у нее так себе. - отстраненно и философски проговорила, после чего вернулась к завтраку.
   Наори отмахнулся и сел за стол. Скрыв улыбку за учебником, посмотрела на его в общем-то даже довольное лицо. Одно время я честно терпела этих разукрашенных искусственных красавиц, но после того как одна из них высказалась в духе, что совсем скоро она здесь станет хозяйкой, и метлой выгонит меня, все достало. Хотя начались мои встречи с этими примадоннами после того как мы переехали в эту городскую квартиру. Здесь не было прислуги, да и комнат было всего лишь четыре, кабинет, гостиная и две спальни. Небольшая кухня, две ванные и кладовая, вот собственно и все. Мне очень понравилась эта квартира с первого взгляда. Она в отличие от загородной была, даже не знаю, более уютной что ли. К тому же жила я тут только с Наори, лишь иногда набегами появлялся дядя Майки. В основном лишь для того чтобы наесться моего очередного пирога, которые я частенько пекла.
   Почти три года назад я и не подозревала насколько изменится моя жизнь! Теперь мне приходится крутиться, чтобы везде успеть, но я довольна всем. Мне нравится школа, которую я уже скоро закончу, в восторге от редких и светлых выступлений в клубе одного из друзей Наори, с удовольствием гуляю с друзьями и даже сплетничаю с подружками, подготовка к поступлению в Академию Танца мне так же пришлась по душе, ведь я занимаюсь любимым делом. В моей комнате уже стоят три чемодана в которых покоятся сценические костюмы и веера. Все разные, очень красивые и любимые. Правда есть еще один, тот, который я пока не могу использовать, он для особенного танца и особенного человека!
   Парадоксально, но ни парня, ни ухажера у меня нет. Одних распугивает мой непростой характер, другие пугаются моей крови, с третьими, самыми рисковыми лично поговорил Наори, после этого они пропали с горизонта со своими настойчивыми ухаживаниями. Против некоторых даже он был не против, но тут уже на дыбы вставала я. Как ни странно, но сердце единожды забившись в ускоренном ритме, больше ни на кого не реагировало. Да уж, вот так оказия, влюбиться в приемного отца! Но свет в душе стал ярче, Тьма довольно урчала, а я скрываю все это и лишь гоняю его пассий. Как бы там ни было, Наори не замечает, как я изменилась и смотрит как на ребенка.
   -- До школы сама доберешься? - задумавшись не заметила как закончила есть.
   -- Да, не волнуйся. Меня Арша заберет, все равно мимо проезжает. - Арша, одноклассница, была из обеспеченной семьи и до школы, которая всего лишь в двадцати минутах ходьбы, добиралась на машине с шофером. Иногда и меня подбирала, неспешно бредущую по тротуару.
   -- Тогда я убежал. До вечера, Эрен. - потрепал меня по волосам и уже через двадцать минут хлопнула входная дверь.
   Только после этого я позволила себе расслабиться и уронив голову на руки глухо застонать. Терпеть становится просто невыносимо! Все, после поступления переезжаю в общежитие Академии! Приподняв голову и осмотрев бардак на столе, со вздохом принялась убираться. Домашние хлопоты хорошо отвлекали от ненужных и опасных мыслей. А ведь когда мы только переехали Наори весьма скептически отнесся к моему заверению, что я умею готовить. Зато теперь его за уши не оттащишь от моих блюд. К тому же я отходила на курсы кулинаров, и многому научилась...и все лишь для того чтобы порадовать человека в которого влюблена.
   -- Папа...тьфу, если бы не его настойчивая просьба, черта с два я бы стала так говорить! Ууу! - со злостью захлопнув дверцы ящика с посудой, оперлась на раковину.
   -- О чем печалишься, малышка? - вздрогнув и резко развернувшись, уставилась в серьезные глаза дяди Майка.
   -- Чего пугаешь, дядюшка? Решил схоронить меня раньше времени? - запустила в него полотенцем, которое он естественно поймал.
   -- И все же, что тебя так мучает? - и снова взгляд пронзает душу, насильно вытаскивая ответ.
   -- А то ты не знаешь? В жизни не поверю, что ты за два года так и не догадался! - уперев руки в бока смотрела на Майки так же пронзительно как он на меня. Вот перед ним я никогда не притворялась и ничего не скрывала. - Что опять попробуешь убедить меня в обратном?
   -- Нет, я уже давно понял, что ты права. Вот только сама понимаешь, он никогда не согласится на подобное. Уж как минимум те двадцать лет разницы между вами, станут непреодолимой стеной для него.
   -- Ай! Чего пришел-то? Пирогов нет, если хочешь могу рагу и отбивные подогреть.
   -- Не откажусь.
  
   До школы меня естественно подбросил Майки. В школе пришлось поднапрячься, учитывая что преподаватели решили устроить нам внеплановые контрольные. За всеми переживаниями треволнениями, как бы не схватить неуд, день прошел быстрее обычного. На выходе не ждала машина как обычно, что было весьма странно. Напросилась к Арше, что-то не хотелось мне идти одной домой. Пока ехали промывали косточки преподам, которые как с цепи сорвались. И так ведь скоро экзамены выпускные, а они нас контрольными неожиданными завалили. Десять минут и я выхожу у родного подъезда. Махнув на прощание рукой подруге, взялась за ручку и едва не взвыла от плохого предчувствия! Уже не заботясь о том чтобы сдерживаться, буквально влетела в холл, и не обращая внимания на попытавшуюся остановить меня консьержку, полетела по лестнице на наш седьмой этаж. Дверь была хоть и прикрыта, но не закрыта на замок, что было весьма странным. Эта квартира не охранялась так как загородная!
   Застыв в коридоре, прислушалась к звукам...какое-то шебуршание было слышно, но едва-едва, а значит это в дальней комнате...та, что спальня Наори! Мысленно матерясь, выпустив малую толику силы, неслышно скользила в нужную сторону. По пути удачно нашелся зонтик. Хороший такой, тяжелый! Кралась осторожно, стараясь лишний раз не дышать...и что же я там увидела...ну однозначно не то что ожидала! Наори полураздетый лежал на кровати, а к нему, как кошка ползла новая пассия. Меня они пока что не заметили, а у меня аж глаз задергался от увиденного! лучше бы это оказались грабители, убийцы, или еще кто-нибудь! Обида и злость переплелись во мне в какой-то странный коктейль, заставивший шагнуть в комнату и тихо шурша юбкой подойти к кровати. Концом зонта я довольно чувствительно ткнула оттопыренную задницу девушки, отчего она забавно взвизгнула и подпрыгнула. С совершенно безразличным выражением лица осмотрела довольно внушительную грудь спрятанную под тонким кружевом.
   -- Наори, я кажется просила не приводить сюда своих пассий! Поимей совесть, голые телеса твоих баб это совсем не то, что мне хочется видеть, приходя со школы! - Наори как и всегда остался абсолютно невозмутим. - К тому же эта которая по счету? Седьмая за пять дней? Не многовато ли?
   -- Тара, извини, но тебе лучше уйти. - девушка явно в шоке, не могла вымолвить и слова, лишь хлопала длинными ресничками. К ее чести она не стала разводить скандала, даже говорить ничего не стала, просто подцепила кофточку с кресла и кивнув ушла. Я даже прониклась уважением к этой красотке, и на секунду пожалела о такой неласковой встрече...но ревность тут же напомнила, что она вообще-то соблазняла человека в которого я влюблена!
   -- Извини конечно, что испортила интим, но вы даже дверь не удосужились закрыть, это совсем на тебя не пох...
   -- Я закрывал дверь! - расслабленно сидящий на кровати Наори резко подхватился и стремглав бросился из комнаты. Я естественно последовала за ним. В кабинете все было на своих местах, и кейс в котором Наори носит документы был закрыт. - Вроде все нормально, но мне это не нравится! Милая, свяжись пожалуйста с Майки, пусть пришлет ребят, чтобы обыскали квартиру, мало ли что могли подкинуть.
   Кивнула и вышла за фоном. Попутно отнесла на место зонт. Буквально через двадцать минут, после того как я позвонила дяде, к нам ввалились трое парней, которые принялись тщательно обыскивать и едва ли не обнюхивать каждый сантиметр квартиры. Когда они дошли до моей комнаты, мне пришлось уйти, не самое приятное зрелище как парень копается в твоем белье...надо будет потом все перестирать. Как представила что придется одеть трусики которые облапал незнакомый мне парень, аж передергивает! Я, конечно, понимаю, что у него работа такая, но ничего поделать с собой не могу. О чем они потом говорили с Наори, не знаю, но вроде все нормально, и они ничего не нашли.
   Ложилась спать с неясным чувством приближающейся беды. Ночь не прошла как другие, тихо и спокойно. Я проснулась от собственного крика, вцепившаяся в прибежавшего Наори. Что мне приснилось, вспомнить не смогла, но ощущение липкого, противного ужаса не покидало еще минут двадцать. Остаток ночи просидела уставившись в окно, как тогда, когда только прибыла в Ассару. В школу собиралась в состоянии...отупения, по-другому и не скажешь. Привычные действия не сопровождались даже малейшим всплеском разума, просто отработанный до автоматизма алгоритм. Хорошо хоть Наори ушел намного раньше и не видел меня, иначе бы заставил сидеть дома.
   -- Плоховато выглядишь! - вместо приветствия выдала Арша, когда я села в машину.
   -- Я тоже рада тебя видеть. - прикрыв глаза ладонью, откинулась на спинку сиденья. - Просто кошмар приснился, вот и не выспалась. - глянув на подругу сквозь пальцы, снова закрылась.
   -- Что именно? - голос подруги стал серьезнее.
   -- Не помню. Только ощущение ужаса и желание сбежать, далеко-далеко! - вздохнув глубоко и медленно выдохнув, легла головой на колени Арши. - Я тут поваляюсь немного!
   -- Наглая ты Эри! Хотя, за то и ценю. Лежи, конечно. - тонкие пальчики с аккуратным маникюром, легко пробежались по моим волосам, принося облегчение и убирая начинающуюся боль. - Лучше?
   -- Угу. Ты просто волшебница! Только вставать не буду. - подруга звонко рассмеялась и легонько потянула за прядку.
   В дальнейшем день прошел как обычно, разве что спать хотелось сильнее обычного. После уроков, пробежалась по магазинам и посидела в кафе с одноклассницами. Страх вернулся стоило мне взяться за ручку подъездной двери. Противные мурашки пробежались по спине, заставив передернуть плечами. Как избавиться от этого не представляю! Дома меня ожидал сюрприз. В гости решили нагрянуть мои сводные братья. Близнецам было всего лишь четырнадцать лет, и жили они с матерью, довольно интересной женщиной. Эти шустрые и не в меру любопытные личности с первой встречи окрестили меня сестрицей и никак иначе не называли. Подружились мы быстро, к тому же к отцу они не ревновали, поэтому наше общение действительно было похоже на родственное. Три года назад они были ниже и мельче меня, сейчас они вытянулись, а физические нагрузки помогли им не стать похожими на тощих шпал. Девушки уже начинают заглядываться на братьев. А если я иду с ними, то меня пытаются испепелить взглядами особо впечатлившиеся мальчишками девы.
   -- Алекс, Нико!!!Какими судьбами вас занесло сюда? - живут они в другом городе, и приезжают не часто. Тем более что учеба еще не окончена. - Как же я рада вас видеть!
   -- Сестрица! - на два голоса воскликнули братья и обняли, тоже одновременно. Я запыхтела и заворочалась, но моих попыток даже не заметили. Получив еще и по поцелую в щеки, наконец-то была отпущена на свободу. - Мы так соскучились по тебе! Может, ты нас чем-нибудь покормишь, а то отец еще не скоро явится, а ресторанной еды мы и дома наелись.
   -- Придется подождать, ничего готового нет. Разберите пока пакеты, а я переоденусь. - братьям я была рада. Даже ощущение предстоящей беды отодвинулось и просто маячило на краю сознания. Скидывая школьную форму я даже стала легонько напевать веселую песенку. - Мальчики...
   Полет спиной назад оказался неожиданностью, собственно как и удар отправивший меня в него. Врезавшись в кровать, я каким-то образом умудрилась перевернуться через голову и упасть уже на ноги с другой стороны кровати. До носа донесся запах гари, в ушах стоял грохот сквозь который я едва слышала как мои братья кричат на кого-то. В глазах плавали цветные пятна, все расплывалось, и человека который уже приблизился ко мне почти вплотную я едва могла видеть. Но вот исходящий от него запах я бы ни с чем не перепутала! От него просто воняло порохом и железом! Больше не думая и ориентируясь лишь на интуицию и знание своей комнаты, откатилась на маленьком коврике к стене и схватила стоящий там чемодан. Мгновение и я уже стою в нелепой стойке с веерами в руках. Как назло попался не серый, а голубой чемоданчик! Эти веера совершенно обычные если не считать того что довольно тяжелые и безумно крепкие, ну и к тому же длиннее других. Петли привычно обхватили запястья, а ладони сжались на основании, не раскрывая их, так как комната все же не большая. Все еще не четко различая реальность, пытаясь успокоить дыхание с чего то вдруг решившее сбиться, я следила за застывшим мужчиной. Вот он повернулся и насмешливо оглядел меня. Ну да с его точки зрения, девушка в шортах, майке и с веерами не представляет опасности...пусть так и считает, мне такое только на руку. Выпустив кусочек силы, почувствовала легкость.
   -- Девочка, опусти свои игрушки, иначе пострадать можешь! - и откинув полы куртки в стороны показал перевязь с оружием. Оскалившись, пригнулась. - Малышка, будь паинькой, и тогда... - момент когда он взялся за рукоять пистолета стал для меня сигналом. Резко оттолкнувшись, прыгнула к нему, одним веером целясь в живот, а второй отводя в сторону, чтобы потом добить. - Кхах! Сука!!! - цыкнув, увернулась от его кулака и отскочила к стене. Думала его хоть немного согнет, тогда бы вторым веером в висок добила. Кто же знал, что у него под футболкой легкий бронник. - Не доводи до греха, нам приказано доставить вас живыми...по возможности!
   -- Где мои братья?
   -- Думаешь действительно скажу? Хотя могу, если уберешь веера и как хорошая девочка пойдешь со мной. - секунда ушла на раздумье, а потом я опустила руки и заблокировала силу. - Вот и мол... - мужик рухнул на пол как мешок с песком. За ним стоял дядя и потирал кулак.
   -- Малышка, в порядке?
   -- Угу. - веера выпали из разом ослабевших рук. Да и колени подозрительно задрожали так и норовя подкоситься. - Ой! - все же не удержалась и шлепнулась на пол.
   -- Ну вот, а говоришь в порядке. Давай-ка отнесем тебя в спальню к Наори, туда они не заходили. - легко словно маленького ребенка дядя поднял на руки и понес. Меня слегка трясло...хотя нет, не слегка, меня жутко трясло! - Ну-ну, малышка, успокаивайся, ты молодец! Благодаря тебе мы легко сможем узнать где держат мальчишек. Не знал, что ты у нас такая боевая. - с легкой улыбкой дядя положил меня на кровать и погладил по голове как раньше. Стало чуточку легче. - Теперь не беспокойся ни о чем, квартира охраняется так, что пыль не просочится.
   -- Мальчики... - попыталась встать, но дядя уложил обратно.
   -- Скоро будут дома, уж поверь, Наори уже выясняет их местонахождение по своим каналам, а мы пока допросим этого молодчика. Посиди пока тихонько, хорошо?
   -- Угу. - улыбнулась и свернулась калачиком на одеяле.
   Сколько так лежала не знаю. Вроде бы даже кто-то заходил и что-то спрашивал, но я не реагировала. Вообще было такое чувство, что я где-то глубоко под водой. В конце концов, я умудрилась заснуть, беспокойно, постоянно ворочаясь, слава богу, хоть снов не было!
   -- Спит... - знакомый голос разбил темное марево сна.
   -- Угу... - и еще один, похожий на предыдущий.
   -- Мальчики... - сонно и все еще не веря, что мне это не снится, села на кровати и приоткрыла глаза. Действительно, братья сидели рядом, целые и практически невредимые. Царапины и синяки на руках и парочка на щеках...это ведь такая мелочь! - Алекс...Нико...Алекс...Нико... - как мантру я повторяла их имена, а они лишь улыбались и кивали. - Ууууу... - тугая пружина внутри не дающая мне расслабиться, наконец-то распрямилась и я позорно расплакалась. В голос, как маленький ребенок, просто от облегчения, что они живы!
   -- Ну что ты Эри, не плачь! - братья пытались меня успокоить. А я цеплялась то за одного, то за другого и никак не могла успокоиться. - Сестрица, ну хватит разводить сырость! Нас не первый раз пытаются похитить, просто в этот раз было ну очень уж неожиданно. Да и взрывом нас хорошо оглушило, пришли в себя более менее только в машине. Отец и дядя нашли нас уже спустя три часа. Мы в порядке, честное слово! Не плачь, малышка! - Алекс и Нико утирали мне слезы и держали за руки, чтобы я не терла глаза.
   -- Я так испугалась...ик...ик...а вдруг бы что-нибудь случилось...ик...и вас ранили...ик...у них ведь писто-ик-леты были...ик... - еще и икать начала. Зато в голове прояснилось хоть чуть-чуть. Да и братья так крепко держали за руки, что уж точно поверишь, что это не сон и они в порядке.
   -- Вот глупышка. А ты представь, как мы за тебя испугались?! Ты ведь девушка, хрупкая, ранимая! Мы привычные, тренируемся постоянно, да и множество раз отрабатывали действия при похищениях. Это, между прочим, обязательная часть нашей подготовки. - Алекс аккуратно стер слезинку с моей щеки.
   -- Вот-вот! Ты на нас посмотри и на себя! Мы уже выше тебя почти на голову и в силе тоже превосходим, так что за нас не стоит беспокоиться! А вот ты наша дорогая и любимая сестрица, красивая, умная, тонкая...ну цветочек! Так что прекращай плакать и наконец-то вспомни, что обещала нам супер-пупер вкусный обед...ну теперь уже поздний ужин. - Нико настолько шаловливо улыбнулся что я все же не выдержала и последний раз всхлипнув улыбнулась.
   -- Вот я всегда подозревала, что любите вы меня лишь за вкусную еду. - шутливо сказала, крепко сжав их ладони. - А где папа?
   -- Улаживает последние формальности со стражами, точнее отстаивает твое право не отвечать на вопросы прямо сейчас.
   -- Ясно. Кухня хоть цела? Тогда пошли, посмотрим, что можно быстренько приготовить. И в этот раз вы не отвертитесь, будете помогать!
   Поджаристая картошка и наспех сделанные отбивные пошли на ура. К тому же успели настрогать простой салатик из овощей. За ужином события сегодняшнего дня не обсуждались. Наори пытался даже шутить, но получалось не очень. Так что весь остаток вечера нас развлекали мальчишки рассказами из своей школьной жизни. К слову в квартире уже было относительно чисто, просто мебели в коридоре и зале не хватало, да стены были без обоев, а так и не скажешь что недавно тут прогремел взрыв, пусть и не сильный.
   -- Пап!
   -- Эри, давай завтра? Мы все устали, так что все завтра, хорошо?
   Я лишь кивнула, прекрасно понимая, что он тоже переживал за сыновей. Я честно легла, честно попыталась заснуть...но стоило закрыть глаза и перед глазами вставали кровавые сцены, в случае если бы братья были ближе к двери, или же их избили...или и вовсе убили...
   -- Черт!!! - плюнув на все и всех, завернулась в плед и села на подоконник, любоваться ночью...точнее соседним зданием. Теперь пару дней буду очень плохо спать.
   -- Так и знал. - в дверном проеме стоял Наори и привалившись к косяку смотрел на меня уставшими, покрасневшими глазами. - Сидишь?
   -- Прости. Не думала, что своим шебуршанием тебя разбужу. - согнув ноги обняла колени и положила на них голову. - Не могу уснуть, стоит закрыть глаза и я вижу такие жуткие картины...
   -- Эх, что за проблемная у меня дочь? - я печально вздохнула и отвернулась к окну. А через секунду меня взяли на руки и понесли. - Поспишь со мной, а то мне что-то тоже не по себе.
   Полминуты и я укутанная в одеяло и прижатая к теплому боку Наори пыталась заставить свои лапки не совсем уж в наглую обнимать такое привлекательное тело. Все ужасы и переживания ушли на задний план, вытесненные весьма пикантными мыслями...хотя...да ну их всех, зато мне наконец-то спокойно и безопасно!
   Утром проснулась от того что матрас подкинул меня вверх. Оказалось, что Алекс и Нико с размаху плюхнулись рядом, вот меня и отправило в полет. Посмеиваясь над сонной и ворчливой мной, умудрились вытащить меня из теплого плена одеяла и засунуть в ванную. Оттуда я выползла в уже более вменяемом состоянии, хотя зевала, да глаза терла. Однако стоило мне зайти на кухню и увидеть три ожидающие мордашки, а по-другому эти лица и назвать было нереально, разулыбалась, и хихикая принялась готовить завтрак. Оставшиеся выходные я провела с братьями в походах по городу. Они будто заведенные таскали меня по небольшим и уютным кафешкам, по магазинам, где умудрялись как куклу переодевать в понравившуюся им одежду. Так же вытащили меня в театр, правда потом признали что это было слишком, да и спектакль был не очень интересным...а в последний день мы пошли на площадь, только втроем! Пришлось мне танцевать, хотя и братья показали представление, использую боевые приемы, они построили весьма красивый и ритмичный танец. Во всяком случае мне очень понравилось. Ну и конечно же все завтраки и ужины проходили только дома, когда мы были все вместе.
   -- Поразительно! - от голоса Наори раздавшегося в тишине я вздрогнула и все же открыла глаза. Он сидел за обеденным столом на кухне и пил кофе. - Парни уехали и дома теперь так тихо! Только вот в такие моменты начинаешь ценить минуты покоя. Доброе утро, Эри.
   -- Доброе. Ты чего так рано встал?
   -- Нам сегодня надо заехать в управление, что бы у тебя взяли показания, дальше оттягивать не получится. Конечно там и так никто не сомневается в том что это не было подстроено мной самим, но бюрократия...ты то как? Справишься?
   -- Угу. Все хорошо. - проходя мимо Наори с чашкой чая, нагнулась и легонько поцеловала в щеку. - Алекс и Нико, уверена именно по твоей указке, просто затаскали меня по городу отвлекая от плохого, так что все нормально. И вообще я видела и не такое. - улыбка вышла кислой и горькой.
   В управление все прошло гладко. Мне задали пару вопросов и быстро записали мои слова. Поставив с десяток подписей на всевозможных документах, мы наконец-то освободились. Сидя в машине я бездумно смотрела на проносящиеся за стеклом здания. И только когда стена деревьев все никак не хотела пропадать из виду, до меня дошло, что что-то здесь не так, и это явно не путь домой!
   -- Куда мы?
   -- Помнишь какой день послезавтра?
   -- Эээ...среда???
   -- Хахаха, ну ты даешь Эрен! Послезавтра твой день рождение! - я пару раз моргнула и все же вспомнила, что таки да, так и есть. склонив голову к плечу вопросительно посмотрела на Наори. - А помнишь что ты стребовала разок с меня?
   -- Нет! Я много чего с тебя трясла.
   -- Точно! Одно твое увлечение конным спортом чего стоило. Но надо сказать тебе пошло это на пользу и осанка стала лучше. Но я не об этом, а о походе в...ну, вспоминай!
   -- Парк Аттракционов!!! Урааааа!!! Папа я тебя обожаю! - совершенно счастливая я пару раз даже припрыгнула на заднем сидении, но встреча моей головы с потолком машины, немного убавила прыти. - Но все равно, как то мы далеко удаляемся от города.
   -- Ну не могу же я вести свою дочь в простой парк, мы поедем в самый лучший, о котором ты тогда грезила! Точнее полетим. Майки уже ждет у самолета с твоими вещами.
   -- У меня будет самый лучший день рождение!!!
   Дальше дорога проходила в нетерпении и с улыбкой. Кому сказать, что восемнадцатилетняя девица будет так рада покататься на аттракционах, никто бы не поверил. Вот только это было моей мечтой еще с детства, причем не просто прийти и покататься, а именно с семьей! Да, только так! Ведь именно так должны создаваться счастливые детские воспоминания. У самолета я счастливая повисла на шее у дяди Майки. И уже утром мы заселялись в отель. Целый день мы слонялись по городу в поисках интересных мест, посетили кучу памятников, магазинов, где мне накупили гору подарков, и просто гуляли в парках. Вернувшись в номер упала без сил и просто вырубилась.
   Утром, несмотря на то, что предыдущий день был наполнен событиями встала свежая и бодрая! Энергия прямо так и просилась наружу, заставляя идти в припрыжку и счастливо улыбаться. Вместо завтрака в гостиной меня ждал пакет. Заинтересованная как белка увидевшая орешек, подхватила, и едва заглянув внутрь, унеслась к себе. Белое платье с длинными рукавами и открытыми плечами село как влитое, а длинные ленты под грудью, можно было обмотать вокруг еще сильнее выделяя и тонкую талию и округлые бедра, а еще был небольшой разрез который можно заметить лишь при ходьбе. Покрутившись перед зеркалом, заплела косу и абсолютно счастливая наконец-то вышла из номера!
   -- Ну вот, я же говорил, что ей это платье подойдет как ничто другое! - дядя Майки светло улыбался с одобрением рассматривая меня. - И как ты и хотел Наори, оно длинное. - с каким то намеком протянул дядя. Я вопросительно посмотрела на Наори, но он лишь отмахнулся и приобняв за плечи легонько поцеловал в щеку.
   -- С днем рождения, малышка! Ну как? Готова к приключениям?
   -- Ага! - подцепив мужчин под руки, потянула их к выходу. - А вот готовы ли вы?
   Парк Аттракционов был огромен! Он входил в тройку самых больших на всем континенте, и в нем были сотни различных развлечений для людей всех возрастов. Для малышей и вовсе была выделена отдельная территория. И если подумать мне самой бы очень хотелось там покататься...но возраст уже не тот. Я стояла посреди площади возле входа и не могла решить куда же бежать первым делом.
   -- Глазки разбежались? - Майки шутливо рассмеялся...и вот тут то я вспомнила, что он вообще-то не очень то любит высоту...
   -- Аааага! - проказливо протянула я, с интересом рассматривая массивную фигуру мужчины. - Но знаешь, я кажется решила куда хочу! - крепко уцепившись в руку дяди потащила его направо.
   -- Малышка, только не говори что мы идем...ТУДА! - о дааа! Дядя рассмотрел приближающийся аттракцион. Да-да, это Адские Горки! Бешеная скорость, три мертвые петли, и головокружительная высота. - Нет-нет-нет! Эри, ты же знаешь!!!
   -- Да-да-да, дядюшка! Ты же не оставишь меня там одну? - и главное сделать большие глазки невинные-невинные!
   -- Аааа! Не делай так! Ну Эри, ну пожалуйста, пожалей меня, я уже старый для таких развлечений. - Майки конечно упирался и пытался вытащить руку из моего захвата, но скорее для вида.
   -- Крепись Майки! Сегодня мы делаем все, что пожелает наш рыжий бельчонок.
   Дядюшка кисло улыбнулся, но пошел уже нормально. Пристроившись в конце очереди мы терпеливо ждали, перекидываясь шутками. И вот он момент посадки. Я естественно села вместе с дядей, нас пристегнули ремнями и придавили поручнем...медленно, мы двинулись вперед...спереди и сзади слышался смех...пока слышался. Поднявшись высоко-высоко, так что посетители парка стали выглядеть маленькими, как муравьи, мы остановились. Секунда, две, три...резкое падение заставляет желудок подняться к горлу, а ладони вцепиться в поручень. Встречный воздух заставляет слезиться глаза, но все же я нахожу в себе смелость повернуть голову от бешено мчащихся навстречу рельс и посмотреть на дядю. Он сидел зажмурившись и вцепившись в поручень мертвой хваткой! Стало смешно и совестно одновременно. Засмеяться правда не получилось, в легкие воздух попадал легко, а вот выходил с трудом. Как у других получалось кричать на особо сильных виражах, не представляю.
   -- Ну как? - Наори стоял спокойный будто не ездил только что с нами на этом адском аттракционе.
   -- Никогда больше!!! - в один голос заявили мы с дядей Майки. Посмотрели друг на друга, оценили зеленоватые лица и захохотали, снимая стресс и волнение. - Ух, зря я сюда запросилась!
   -- Угу! Ни на что быстрее детской карусели теперь не залезу! - от ответа дяди Наори поперхнулся соком и засмеялся...я застыла рассматривая его, такого открытого, спокойного и свободного!
   -- Насмешил! А я то думал вам предложить еще кое-что опробовать...тут есть что-то вроде салона самолета...и его так трясет когда включают...
   -- Нееееет!!! - не сговариваясь схватили Наори за руки и потащили в сторону более спокойных аттракционов и небольшого зоопарка.
  - Хорошо-хорошо, как скажете. - все еще посмеиваясь, но покорно следуя за нами ответил папуля.
   -- Злой ты, папа, не ценишь ты нас! Мы отсюда то едва вылезли, а из этого самолета тебе бы пришлось выносить нас!
   -- Ну тебя допустим я бы вынес с удовольствием, да и легкая к тому же...а вот этого бугая...разве что выпинал.
   Получив под ребро локтем от дяди, Наори сдавлено охнул и промолчал, лишь загадочно и довольно улыбаясь. Время шло не заметно. Я бегала от одного аттракциона к другому, умудрилась оглушить Наори в комнате страха, а не надо было туда столь реалистичных пауков засовывать, затащила дядю на карусель и посадила на белого единорога, ух как на него смотрели! В зале кривых зеркал, мы чуть не надорвали животы от смеха и буквально выползли оттуда. Но больше всего времени мы провели в тире! Дядя исключительно быстро и профессионально проверил винтовки, что-то поправил и выдал нам. После первого круга, мы решили посоревноваться в меткости, оказалось, что я набрала больше всех очков. Получив игрушку от работника я уже навострилась идти дальше, как меня развернули и всучив в руки винтовку поставили перед мишенями. В очередной раз, просто не сразу разобралась в ситуации, оставив дядю и Наори в проигрыше, была поражена их серьезными лицами. Мне понадобилось пять раундов чтобы дотумкать, что они просто не могут позволить себе проиграть мелкой девице, которая третий раз в жизни взяла оружие в руки. После того как они выиграли, меня посадили на скамейку, всунули в руки огромную порцию мороженого а сами вернулись в тир. За час что они там проторчали, мне пришлось отбиться от четырех настойчивых предложений познакомиться, трижды показать документы стражам, и два раза позвать на помощь. Все два раза, из тира выскакивали злые мужчины и едва ли не пинками разгоняли особо настойчивых парней не понимающих слова 'нет'.
   Еще мне жутко понравилось кататься на небольших машинках. Здесь мне победить не удалось, Наори и дядя обошли меня легко и не напрягаясь. В шутку надулась как мышь на крупу, а после демонстративного отказа разговаривать, оказалась сидящей на плече дяди. Взвизгивая когда он меня подкидывал я старалась сдержать смех, но в конце концов не выдержала.
   -- Ммм, это круто, но как то мои ножки устали! - сидя в прохладной тени, за столиком и попивая холодный чай, я жмурилась как кошка и незаметно пыталась стянуть босоножки, чтобы размять ноги.
   -- Это точно! - дядя нисколько не смущаясь прохожих, развалился на стуле, точнее будет сказать растекся. - Хорошо что у тебя день рождение раз в году.
   -- Хм, а знаете, что мы еще не сделали?
   -- Чего? - я оторвалась от чая, а дядя приоткрыл один глаз.
   -- Вон там делают мгновенные снимки. - посмотрев куда указывает Наори, заметила человека с довольно громоздким ящичком. - Может стоит и нам заснять этот день, как думаете?
   -- Да-да-да! - мгновенно была забыта боль в ногах, жара, духота и надоедливые взгляды.
   -- Мммм...
   -- Нет, без тебя Майки не обойдемся! Пойдемте.
   Вцепившись в руку дяди потащила его за Наори. Договорились о снимках быстро. Сначала сделали приличный, где мы просто стоим рядом и улыбаемся, а вот потом! Майки посадил меня на плечо, я поставила ему рожки! Дальше они с Наори взялись за руки, и посадили меня на них как на качели. В ящичек как говорил парень мы не смотрели, мы смеялись и вообще про него забыли, только сухие щелчки иногда раздавались, давая знать, что он не забыл о своем деле. В конце Майки хитро улыбаясь, отошел в сторону.
   -- Куда? - немного растерявшись, я попыталась дотянуться до дяди, но мне не дали. - На...Пап?
   -- Улыбайся, малышка. - Я стояла прижатая спиной к груди Наори, он обнял меня за талию и положил подбородок мне на макушку. - Расслабься.
   Я почувствовала себя счастливой, спокойной, защищенной, завершенной...улыбка вышла не озорная и полная веселья, а ласковая, тихая, нежная. Парень с ящичком пораженно замер, но все же нажал на кнопку. Через три минуты нам вручили конверт со снимками и пожелали хорошего отдыха. Правда время уже было ближе к ужину и мы решили вернуться в отель. На ужин, мне как совершеннолетней уже, налили вина. Неспешная беседа, обсуждение будущего, планов, мечтаний и желаний. Я улыбалась и смеялась, шутила и веселилась, а еще иногда таинственно улыбалась. Ведь у Наори день рождение всего лишь через два месяца после моего, а подарок я ему уже нашла, да еще какой! Сделанная мастером с божественной кровью подвеска была великолепна. Изящный и величественный дракон держал в лапах рубин в форме сердца и прикрывал его своими крыльями. Этот красавец чувствовал своего носителя, и когда его душа была полна светлого чувства, раскрывал крылья, показывая идеальный чистый камень. Подвеска так и называлась Сердце Дракона. Стоило мне ее увидеть как просто руки затряслись от желания ее купить и подарить Наори. К тому же он почему-то носит просто пустую серебряную цепочку, так что дракон придется как раз!
   Ночь...иногда она прекрасна, иногда пугающе тиха...эта ночь подарила мне сон о моем прошлом! В этот раз я успела проснуться до своего крика, но вот трясти меня от этого меньше не стало. Кривая улыбка Маркуса стояла перед глазами, заставляя вспоминать...эти воспоминания до сих пор причиняли дикую боль, от которой не было спасения. Одиночество в такие моменты только усугубляло и чувство обреченности, и чувство вины. Тело не желающее нормально слушаться все же соизволило подчиниться и дойти до комнаты Наори. Тихонько приоткрыв дверь, мышкой шмыгнула внутрь. Серебристый свет уличных фонарей едва-едва разбавлял темноту, но я прекрасно видела свободно раскинувшегося на кровати мужчину. Сердце бившееся через раз из-за болезненного страха прошлого, теперь встрепенулось и застучало быстро-быстро. Усмехнувшись, присела на край кровати. Наори...такой безмятежный когда спит, и морщинки на лбу пропали, не хмурится. Легонько прикоснулась кончиками пальцев к щеке любимого человека. Теплая. Липкий страх терзавший меня разлетелся осколками под нахлынувшей нежностью и желанием поцеловать Наори.
   Облизнув пересохшие губы, вдохнула поглубже, как перед нырком под воду. Выдохнула и склонилась над Наори. Близко, так близко что могу различить мельчайшие морщинки у глаз...зажмурившись, сжала простыню в руках и прижалась к его губам. Кажется это такое простое касание. Влюбленные парочки целуются едва ли не каждую свободную минуту, для них это само собой разумеющееся. Я же впервые коснулась губ любимого...сердце на долгие три секунды застыло, в голове поселилась звенящая пустота, осталось только невероятно нежное и теплое ощущение счастья, пусть и сворованного в ночи. Отстранившись, едва сумела заставить свои пальцы разжаться.
   -- Я так долго не продержусь, Наори. Прости меня. - вот так всегда, после мимолетного прикосновения всепоглощающего счастья, приходит печаль и одиночество. Грустная улыбка едва затронула мои губы. Свернувшись комочком у бока Наори я закрыла глаза, стараясь сдержать непрошенные слезы. - Спокойной ночи...
  
   Как мне ни хотелось чтобы время застыло, оно продолжало бежать вперед. Прошли выпускные экзамены, которые я сдала на хорошие баллы, позволяющиеся спокойно претендовать на место в любом высшем учебном заведении. Выпускной запомнился громким смехом, слезами девчонок, шутками, легким вином, которое нам разрешили выпить. Ну и конечно танцами! Ничего сверхвыдающегося я не готовила, просто пронеслась ярко зеленой бабочкой по площади перед школой. Однако и преподавателям и моим одноклассникам очень понравилось. Выпускной бал нам устроили в школе. Она у нас вполне себе шикарная, не в десятке города конечно, но нам нравится. За школой были расставлены белые тенты под которыми стояли столы заполненные едой, в сторонке, в тенечке притаились небольшие столики, на пять человек, где можно было спокойно посидеть и насладиться едой.
   Я с улыбкой выслушала теплые пожелания директора и преподавателей, повисела на шее дяди Майки, Наори к сожалению не смог появиться, возникли какие-то срочные дела. А потом я решила просто развлекаться! Мы с Арши отрывались по полной, разыгрывая подруг, друзей и просто знакомых. Мне было так легко...не так как сегодня. Сегодня жуткий день...хотя нет, день хороший, солнечный, мы всей семьей собираемся в парк гулять и праздновать день рождение Наори. Мы - это я, Майки, близнецы, их мама и еще парочка малознакомых личностей из числа близких друзей отца. Я еще утром за завтраком подарила Наори сердце Дракона. Сейчас я с удовольствием наблюдала, как полускрытый в крыльях рубин ярко сверкает. Как я и думала подвеска подошла идеально! Собственно мое настроение с утра было весьма легким, если бы не случайность. Вручив подарок я наклонилась к сидящему за столом Наори и собиралась как обычно чмокнуть в щеку...вот надо было ему повернуться ко мне??? Мгновение и прижалась губами к губам Наори...мне бы отстраниться, или сделать вид, что ничего особенного не произошло...я же широко распахнув глаза смотрела в немного удивленные глаза приемного отца. Не знаю что на меня нашло, но я прикрыла веки и чуть разомкнув губы скользнула языком по губам Наори, неосознанно углубляя поцелуй и меняя всю свою жизнь! И он мне ответил, да так что у меня ноги подогнулись!
   Очнулась я сидя у него на коленях, задыхающаяся от поцелуев и горящая от прикосновений его рук. Громкий стук по дверному косяку на кухне заставил вздрогнуть и испуганно сжаться. Майки стоял в проеме и смотрел в мои перепуганные и непонимающие глаза. Наори сжавший меня в объятиях резко выдохнул и ссадил с колен. Молча, даже не посмотрев на меня, вышел. Спустя полминуты послышался звук льющейся воды.
   -- Нда! Оставь вас ненадолго и вы чего-нибудь утворите. Ты как, малышка? - ни капли осуждения не прозвучало в его голосе, от чего желание провалиться стало немножко меньше.
   -- Я в порядке. - хрипло и горько звучащий голос вызвал неприятную дрожь. - Теперь точно придется переезжать в общагу. - согнувшись как от сильнейшего приступа, спрятала лицо в ладонях. - Как думаешь, все очень плохо?
   -- Не знаю. Если бы сам не видел, никогда бы не поверил. Я действительно думал, что он никогда не покусится на тебя, хоть ты и прекрасна как рассвет. Видимо ошибся. Вот только что сейчас тебе делать я даже предположить не могу. Боюсь он станет держаться от тебя подальше.
   -- Майки, я никогда не спрашивала и вообще не настаивала. Но когда Наори сообщил мне об удочерении, то после моих требований почему, ответил что возвращает долг, вместо одного загубленного светлого существа, он спасет другое. О ком он говорил?
   -- О своей первой жене. Он ее безумно любил, боготворил. В то время он только-только унаследовал компанию и принялся за чистку и перестройку. Естественно, что оказалось много недовольных, которым очень не понравились новые порядки. Было множество покушений на самого Наори, но к счастью неудачных. Конечно, он бывал и ранен, и почти стоял на грани, но всегда благодаря крови мог выйти из трудной ситуации. Вот только его жена не обладала даром, она была самым простым человеком. Итогом стало похищение самого дорогого человека Наори. Не знаю что случилось, но Карэн погибла в плену в процессе переговоров. Если кто думал что после этого Наори сломается, то глубоко ошибся. Все случилось с точностью наоборот! Он жестко вычистил всю грязь, никого не жалея и добиваясь смертного приговора даже для мелких дилеров и связных. Когда на свет появились близнецы, Наори смог ожить, а окончательно вернулся, когда появилась ты. Вот так вот, малышка.
   -- Я похожа на его жену? - маленький, но коварный червячок ревности к прошлому настойчиво грыз изнутри.
   -- Совершенно непохожа. Она была милой, ласковой и ранимой. Ты же сильная, яркая и зубастая. - с улыбкой закончил Майки. Нестерпимо захотелось кинуть в него чем-нибудь. - Ты другая, как внешне так и внутренне. Лучше подумай, что будем делать дальше. Наори хоть и умный, но иногда жуткий тормоз!
   -- Ты ничего...а я... - подумала, потом еще раз подумала, и решила что хрен с ними с проблемами и возможными травмами, но я должна показать все что чувствую. - А я буду делать что и всегда. Танцевать!
   И вот всей компанией мы двинулись в живописный парк, на пикник. Устроились неподалеку от цветущего жасмина и кустов пионов. Пока я и Валлеса доставали еду и резали овощи, мужчины успели собрать мангал, разжечь костер и даже нанизали мясо на шампура. Близнецы еще и столик собрали куда мы ставили тарелки. Неторопливая беседа, приятные душевные поздравления именинника, легкие шутки и теплая атмосфера. Уже поздно вечером, когда небо стало окрашиваться красным, а мы успели все собрать и ликвидировать следы своего пребывания на полянке, я решилась! Следуя позади всех, я все замедляла шаг, пока окончательно не остановилась. Широкая мощеная аллея была с двух сторон укрыта деревьями с плотной кроной. Свет заходящего солнца бивший мне в спину раскрашивал мое белое платье в красивый красный цвет. Думаю волосы и вовсе горели огнем...хотелось бы увидеть себя со стороны. Небольшой чемоданчик в моих руках жег как раскаленный. Положив его на траву обочины, с тихим щелчком открыла замки и откинула крышку. Два белых с золотой и красной вышивкой веера лежали и ждали пока моя почти испарившаяся решимость вновь воскреснет.
   -- Эрен? - оклик Майки подействовал как ушат холодной воды, заставив руки сжаться у основания вееров и достать их из чемоданчика. Их никто не видел. Я заказывала их сама и на свои деньги, заработанные в клубе. Мастер сделал их не по эскизам и готовому набору нужных свойств, нет, он делал их читая мои чувства, душу и обрывки образов. Танец никогда не репетировался, я даже никогда не представляла его полностью.
   -- Ну...сердце было не единственным подарком. В конце концов я же танцовщица.
   Нежная флейта зазвучала вплетаясь в шум ветра в кронах. Я стояла чуть покачиваясь и прикрыв глаза. Раскинув руки в стороны, раскрыла веера. Плавный поворот вокруг своей оси и из ниоткуда появляются бледно-розовые лепестки роем следующие за веерами. Выражая свою любовь я кружилась по широкой аллее. Легкие наполненные нежностью движения, никакой сексуальности или страсти. Плавно, как медленно текучая вода я двигалась среди льющихся с неба лучей. Лепестков становилось все больше, они закручивались вокруг меня, иногда полностью скрывая от взоров застывших зрителей. Сведя руки перед собой, заставила лепестки собраться большой розовой тучкой. А после, разведя, разделила на две части. Веера закрутились в руках, два бледно-розовых водоворота...переворот спиной назад, такой же медленно тягучий как и все движения. И остановка. Лепестки плавно опадают на землю, но флейта не замолкает. Я стою смотрю на Наори, в его понимающие глаза. Приседаю как в реверансе и на последней ноте мелодии взлетаю вверх. Дар крови подкинул меня метров на пять наверное. Закрутившись и скрывшись в смерче из лепестков, едва ли не плакала. На душе было светло и от этого было больно. Зависнув, сложила веера и направила их на Наори. Я шла по тропе из лепестков к тому кого любила больше жизни. Слезы лились из глаз размывая окружающее пространство, но почему-то лицо Наори я видела очень четко! Последний шаг и вложила свою ладонь в потянутую руку Наори.
   -- Я люблю тебя. - слова дались с большим трудом. Пришлось буквально проталкивать их.
   -- Я понял. - приподняв мое лицо за подбородок, Наори нежно поцеловал меня и притянул к себе. Прижавшись, вцепилась в его рубашку пальцами и уткнулась лбом в грудь. Щеки жгло, слезы хоть и прекратились, но смотреть на кого-либо у меня не хватало сил и смелости.
   Как добирались до дома почти не помню. Пришла в себя стоя посреди кухни со стаканом воды в руке. Судорожно выдохнув, устало присела на стул. Спину прострелило болью, от чего охнув едва не влетела лбом в стол. Вот ведь, похоже потянула.
   -- Что случилось? - на плечи опустились теплые руки и чуть сжали.
   -- Кажется спину потянула. Больно.
   -- Идти можешь? Хорошо. - уцепившись за шею Наори, была транспортирована в спальню. Где меня аккуратно уложили на кровать. - Сейчас сделаю массаж, а завтра к доктору. Это из-за твоего сальто, ты ведь не репетировала.
   -- Угу. - руки Наори довольно сильно и уверенно размяли поясницу. По комнате поплыл запах масла. Любимого кокосового. - Спасибо, кажется уже легче. - легкий поцелуй в плечо опалил огнем. - Наори?
   -- Лежи спокойно.
   Я и застыла. Вот только под действиями умелых рук, я в конце концов расслабилась. Даже зажмурилась и мурлыкнула как разомлевшая на солнце кошка. Постепенно к рукам присоединились нежные поцелуи. Дразнящие и будоражащие. И руки уже не делают массаж, а возбуждают, будят огонь под кожей. Перевернувшись встретилась с горячим взглядом Наори. Наклонившись ко мне, замер буквально в паре сантиметрах от моего лица.
   -- Ты прекрасна. И тогда была безумно красивой. Юной и невинной. Такой которую хотелось защищать и оберегать. И я сделал это как смог. Все видел и отбрасывал, думая, что это просто привязанность к спасшему человеку. Провоцировал всеми этими девушками, хотел чтобы ты перестала надеяться. Но ты оказалась коварнее. Показала мне такое. Всю свою душу, открыла только для меня. Теперь тебе придется быть со мной, потому что такой подарок я никому не отдам.
   Дракон-подвеска радостно скалил клыкастую пасть, вовсю ширь распахнув крылья и демонстрируя сверкающее сердце-рубин! Оторвав взгляд от своего подарка, посмотрела в глаза любимого человека.
   -- А я никуда и не собираюсь от тебя уходить!
   И приподнявшись поцеловала так как давно хотела. Горячо, страстно, приоткрывая рот и позволяя его языку скользнуть к моему. Заставив Наори почти лечь на меня, изогнулась прижимаясь к нему грудью. И не сдержала полного блаженства стона. Я так долго об этом мечтала, фантазировала как это будет, и сейчас, плавясь в руках любимого человека, я счастлива до потери дыхания! Мысли исчезли, остались желания. Желания чувствовать его губы на шее, руки на груди и бедрах, жар его кожи и запах от которого у меня кружилась голова. Мгновение когда Наори сделал меня своей окончательно и бесповоротно запомнился вспышкой боли и томным, глубоким поцелуем. Дальнейшее потонуло в сладком удовольствии, нарастающем темпе движений, все более громкими и хриплыми стонами.
  
   Утром просыпалась с неохотой. Спина ныла, между ног саднило, шея горела. Мдя, где же чувство удовлетворения и легкости, описанное во всех книгах? Тут впору кряхтеть как старой бабке, а не прыгать как влюбленной козочке. Сев и размяв шею, осмотрелась. Ну собственно за ночь ничего не изменилось. Завернувшись в халат Наори, двинулась в ванную. Сначала едва ползя, а потом бегом. Если так продолжится, не видать мне поступления, забеременею раньше. Какие циничные у меня мысли...где восхищение страстью и опытностью любовника? Нет, собственно в этом я не сомневалась, все девушки были довольны ночами с Наори, чем иной раз хвастались при мне. А собственно других мыслей у меня не будет, было хорошо, я бы даже сказала замечательно, но вот такая я бука. Реальность как обычно никуда не делась, а тем более теперь когда мечты и фантазии воплотились, то и не нужно отвлекаться. Тем более с Наори можно использовать все чему меня учили у Маркуса. Причем сделать это с удовольствием.
   Зеркало обрадовало тремя синяками на шее, парочкой укусов на груди и бедрах. Хорошо повеселились, Наори явно не сдерживался! И все же, замерев перед зеркалом заметила довольную и такую порочную улыбку, что захотелось покраснеть и извиниться за свои мысли. Но нужно было одеваться и готовить завтрак. А потом будить любимого! Тихонько напевая себе под нос легкий мотивчик, прошла к себе и оделась. Время перед вступительными испытаниями в Академию Танца есть, причем почти целых два месяца! Чем бы заняться?
   -- Доброе утро, Эрен. - меня обхватили сзади и приподняв поцеловали в шею. - Прости, сильно болит? - горячий язык прошелся по оставленным прошлой ночью синякам. Тело отозвалось дрожью предвкушения.
   -- Нет. Все хорошо, мне понравилось. Однако не думала, что ты предпочитаешь настолько сильно подавлять!
   -- С другими я сдерживался.
   -- Но не со мной.
   -- Не с тобой. Это из-за крови, с тобой я теряю разум, от твоего запаха и тела. - снова поцелуй в шею, рядом с оставленным следом. - Зато теперь все сразу поймут что ты занята. - уткнулся в волосы носом и глубоко вздохнул. - Привязка состоялась. В тебе сильная кровь. Теперь я только твой моя леди!
   Очень интересная особенность обладающих божественной кровью. В общем-то они все весьма страстные и именно поэтому предпочитают заключать браки с обычными людьми, ну либо с очень сильно разбавленной кровью. Тогда нет привязки к партнеру и можно спокойно гулять на стороне. В нашем случае, привязка вышла сильной и теперь Наори не захочет ни одну женщину кроме меня. Впрочем как и я не обращу внимания ни на одного мужчину. От понимания, что он только мой, внизу живота стало тянуть от желания. Хмыкнув прогнулась и потерлась о Наори, правда за это меня несильно укусили в основание шеи и отстранили.
   -- Сначала посетишь доктора. Твоя спина важнее!
   К завтраку подтянулись близнецы и Майки. Осмотрев меня со всех сторон как выставочный экспонат, мелкие признали что давно подозревали, но пока что не готовы перестать называть меня сестрицей. Посмеялась и чмокнула каждого в подставленную щеку. Майки лишь подмигнул и показал большой палец Наори, мол молодец. За что получил от меня по руке. За завтраком удалось найти себе дело. Найджел, один из присутствовавших вчера друзей Наори, предлагает мне выступить в его клубе, чтобы поднять посещаемость. Я в принципе не против, но когда и как, будем договариваться после визита к врачу.
   Клиника порадовала свежестью, на улице в этом году весна выдалась жаркой и душной, и отсутствием специфических для такого рода заведений запахов. Сухонький старичок, доктор со слабой божественной кровью, зато огромным опытом, быстренько осмотрел меня, после чего выписал мазь, массаж, и неделю без нагрузок. Уловив на моем лице задумчиво-нахмуренное выражение, он посмеялся и сказал что моя личная жизнь, без излишеств, не является нагрузкой. Покраснев, поблагодарила доктора, и сверкая малиновыми щеками поехала домой. Кстати пока есть время можно сдать на права и самой водить машину. Тем более мне нужно выучить только теорию, ну и попрактиковаться в езде по городу. Так то я водить умею, на полигоне научили, но там учили как уйти от погони, если водитель ранен, или его убили, или просто ему плохо стало...в общем экстрим!
   И еще надо будет отрепетировать танец для поступления! Как таковых экзаменов с четкими вопросами в Академии нет. На испытания отводится неделя. Первые три дня это собеседования. Ты приходишь и тебя засыпают вопросами. Например: почему вы занимаетесь танцами, чем они вам нравятся, вы сами так решили или вас к этому подтолкнули. В общем много чего и иногда не по теме. Такое собеседование может растянуться на час, или же закончиться после первого ответа. И какими критериями руководствуются преподаватели когда кого-то пропускают, а кого-то нет, никто не знает. А дальше набирается группа в сто один человек. Все они рассаживаются в зале. Один выступает, другие голосуют, учиться ему дальше или нет. Если выступивший набирает как минимум семьдесят пять голосов, то зачисляется на первый курс Академии, если же нет, то он имеет право попробовать в следующем году. Выступивший, не зависимо от результата, садится в зале и голосует за следующего: быть или не быть! И так пока все не покажут свои заготовки. Все участники стараются здраво оценивать, ведь преподаватели хоть и не вмешиваются, но наблюдают. И соответственно делают выводы. Если ты пытаешься завалить всех подряд или ставишь минус оценивая превосходное представление, то даже если потом поступишь, преподавательский совет вполне может тебя отчислить или лишить права на еще одну попытку. Довольно странная система, но работает!
  
   Месяц пролетел незаметно. Я втянулась в работу и учебу. Правила вождения в городе давались с трудом, но все же поддавались учению. Главное будет на практике отработать. Выступления в клубе были не только в радость, мне еще и платили вполне прилично. Охрана постоянно дежурившая рядом со сценой весьма умело ограждала от слишком эмоциональных зрителей желающих выплеснуть свой восторг притронувшись к танцору. Утро и вечер проходили сказочно, позволяя окунуться в счастье. Наори хоть и был иногда отстранен и погружен в свои мысли, обо мне не забывал. Иногда и вовсе садил меня перед собой, обнимал как плюшевую игрушку и уставившись в документы думал над решением проблем. Я в такие моменты сидела тихо, лишь легонько поглаживая его по руке, и просто наслаждалась близостью дорогого человека. Утро теперь начиналось не в моей комнате, а в спальне Наори. И будила я его не стуком и громкой музыкой, а поцелуем и лаской. Выглядит он вполне довольным после такой побудки. А на званом вечере неделю назад, в честь дня рождения дочери мэра, меня представили не как дочь, а просто как Эрен Ивори, и понимай как хочешь! Зато теперь я вполне могла себе позволить держать Наори под руку и окорачивать буйных поклонниц.
   Вчера вечером Наори меня удивил! Меня блаженно жмурящуюся, он приковал к столбику кровати непонятно откуда взявшимися наручниками. Его лицо надо было видеть, довольный как кот - это лишь жалкое едва стоящее рядом сравнение. То что было потом иначе как сладкими пытками назвать нельзя. Видео что я видела не передавало и капли тех ощущений от которых я потеряла голову и умоляла прекратить и взять меня! На сегодняшнюю ночь у меня большие планы и коварная месть.
   -- Найджел! Добрый вечер! - позволив поцеловать себя в щеку, я по-доброму улыбнулась мужчине. Этот отец двух очаровательных дочерей всегда пытается меня приласкать как еще одну дочурку. То по волосам потреплет, то приобнимет и скажет что-нибудь ободряющее. Или же просто выслушает и посоветует, при этом не просто сделает вид, а действительно вникнет в мою проблему, какой бы пустяковой она ни была. Я к слову беззастенчиво этим пользовалась. - Как там зал?
   -- Ни одного свободного места. Ты и Таша мои звезды! А уж когда вы обе выступаете в один день, то зал набивается битком. - Таша одна из танцовщиц, прекрасная девушка с настолько гибким телом, что мне до ее высот еще расти и расти! Девушке не повезло в детстве и ее личико расчертили шрамы и ожоги, однако это ее не сломало и она смогла исполнить свою мечту. Все поклонники на руках готовы ее носить и осыпать лепестками роз. Но она верна своему мужу. - К тому же ты сегодня импровизируешь, это зрителям нравится едва ли не больше всего. Кстати музыку уже скомпоновали. Готовься!
   -- Угу!
   В гримерке как всегда куча народу, как девушек, так и парней. Никто никого не стесняется и переодевается прямо тут. Да и некогда тут кого-либо рассматривать, все готовятся к выступлениям. Я тоже быстро скинула сарафан и достала из шкафчика небесно-синее платье на тонких бретельках. Юбка солнышко и приталенный верх, вот собственно и весь наряд. Основное в моем исполнении это веера. Вот они сделаны из крепкого дуба и украшены бледно-голубым кружевом по верхней кромке. Их необычность в изменении цвета кружева и свечении. Как фосфором натертые в темноте светятся, как и платье.
   На сцену выходила под громкие аплодисменты. Поклонившись послала в зал очаровательную улыбку и села на пол. десять секунд нужные мне для настройки дара и вместе с первыми нотами музыки погас свет. Отработала программу и едва не надорвалась, чтобы попадать в постоянно меняющуюся мелодию. Пока раскланивалась, чуть не поймала пару букетиков лицом, но вовремя поднимала руки. В гримерке куда я ввалилась с улыбкой и охапкой цветов, стояла непривычная тишина.
   -- Что... - тут заметила мой фон в руке Таши и просто вопросительно уставилась на нее.
   -- Прости, он постоянно звонил и звонил. Я подумала, ты не обидишься, если я приму вызов.
   -- Не обижусь конечно. Только почему у вас такие лица будто кто-то умер? - все еще весело и долей радости от успешного выступления спросила.
   -- Звонили с номера Майка. Его и твоего отца ранили... - цветы осыпались к ногам, а я скакнула вперед выдирая фон из рук Таши. Нажимая на светящиеся символы, набирала номер Майки и тряслась. - Эрен, он не ответит. Он на операции. Звонил персонал клиники куда их доставили. - фон сломался. Разлетелся о стену мелкой крошкой. - В третьей.
   Кивнув, не имея сил сказать слов благодарности, опрометью вылетела из гримерки в зал и понеслась к выходу. Возле самых дверей меня перехватил Найджел и едва ли не силком усадил в свою машину. Водитель ехал быстро, нарушая кучу правил, но мне казалось, что он едва плетется. Искромсав подол платья, я едва дотерпела пока мы доехали до клиники. В приемной на мой вопрос, где мои родные, на меня посмотрели с жалостью, и указали как пройти в палату. Наори спал...бледный будто обескровленный, исхудавший, будто не ел неделю. Остановившись на пороге, смотрела на него и не могла поверить. Уже отсюда я все почувствовала. Тьма в душе спавшая до сих пор встрепенулась и зашипела.
   -- Простите, леди, но мы ничего не можем сделать. Раны не опасны и хирург с божественной кровью уже сделал все что нужно. Но, яд в его крови...он смертелен. Если бы он был простым человеком, мы бы могли спасти его...но... - я подняла руку заставляя врача замолчать. Вижу, все вижу, и чувствую! - Мне жаль, леди. Мы беспомощны. - с горечью и злостью на самого себя сказал врач.
   Сделав шаг вошла наконец в палату. И только сейчас заметила сжавшегося на кресле в темном углу шофера. С бинтом на голове и рукой на перевязи. Еще совсем молодой парнишка, из-за отказа играть не по правилам, лишился карьеры гонщика. Наори подобрал его два года назад и сделал своим личным водителем. Он и учил меня водить.
   -- Грен.
   -- Леди! - вскочил и едва устоял на ногах. - Леди, простите... - истеричные нотки в его голосе, заставили внимательнее приглядеться к парнишке. Действительно на грани, еще немного и забьется в истерике...а я тоже не железная.
   --Грен, иди, отдохни. Я посижу с Наори. Одна! - жестко и властно. Опустил голову и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
   Подойдя к койке, сжала низкий поручень до боли в пальцах. Слез не было, душа будто высохла и сморщилась не желая выдавать ничего кроме горечи и боли. Писк приборов считывающих сердцебиение, давление и еще что-то, раскаленными шипами вклинивался в сознание. Мое зрение еще не отошедшее после выступления показывало как яд медленно и уверенно подбирается к сердцу. То что когда-то поддерживало меня у Маркуса, не давая упасть и сломаться, исчезло. Почти упав на стоящий рядом стул, взяла еще теплую руку Наори и прижалась к ней лбом. Глаза закрылись сами, темнота внутри стала абсолютной. Маленький лучик погиб полностью. Шипение моей Тьмы волнами расходилось по телу, заставляя вздрагивать и сильнее прижиматься к руке любимого.
   -- А ты так и не сказал, что любишь меня. - пустой голос без эмоций. - Прости, похоже я присоединюсь к тебе в загробном мире немного позже. Придется тебе меня подождать. - Тьма зарычала торжествующе, я слабо улыбнулась, губами. В глазах осталась пустота. - Наори...я была счастлива все время проведенное рядом с тобой. Каждую минуту, час, день, месяц, год... - открыв глаза поднялась, склонилась над любимым и с тоской и болью поцеловала безжизненные губы. Последний раз. - Я люблю тебя, Наори!
   Заснула я в палате свернувшись калачиком у бока Наори. Сквозь сон мне показалось что он меня обнял и прижал к себе. Я как и каждую ночь до этого расслабилась и прильнула к любимому. Обнимая в ответ и подставляя личико для нежного поцелуя, чувствуя тепло и всепоглощающее счастье.
   Тьма ласково баюкающая и мурчащая тихую песенку вдруг резко встрепенулась. Мой сон прервался и я открыла глаза, понимая что это конец. Голова работала четко, без сонливой медлительности, поэтому тот факт что я тесно притиснула к Наори стал для меня сначала шоком, а потом я едва смогла подавить в себе истерику. Душу затопила боль перемешанная с нежностью и любовью. Тревожный и надоедливый писк приборов все не прекращался, не давая окончательно окунуться в себя. Когда дверь открылась и на пороге застыли врач с медсестрой, я все же попыталась найти в себе силы и...лучше бы все было сном, ужасным, отравляющим и липким кошмаром! Тогда бы я открыла глаза и увидела обеспокоенное лицо Наори, смотрящего на меня и пытающегося успокоить...эти последние холодные объятия как камень...давят и губят!
   -- Я помогу, леди. - печально сказал подошедший врач и буквально вытащил меня из рук Наори. - Вы еще хотите побыть...
   -- Нет, спасибо. Майк...
   -- Сейчас спит после операции. Его палата, через одну, жизнь вне опасности, так что вы спокойно можете пройти. - врач не знал куда деть руки и пытался не смотреть на меня. Да уж.
   -- Спасибо.
  
   Майки очнулся когда я спала в неудобном кресле в его палате. Вскочив от его хрипов рухнула на пол опрокинув столик и половину приборов. Сразу же набежала куча персонала. Меня вежливо но настойчиво выпроводили из палаты под предлогом что больного нужно осмотреть. Медсестра осмотрев меня предложила посетить душ и позавтракать в столовой больницы. Отказываться не стала, хоть и не чувствовала особого голода. Ледяная вода способствовала моему скорейшему воскрешению из полусонной тупой амебы в почти нормального человека. За завтраком в пустом и гулком зале столовой ко мне подошел незнакомый мужчина в строгом черном костюме. Застыл возле стола и ждал. Пять минут, десять...через пятнадцать мои натянутые нервы не выдержали.
   -- Кто вы? - голос звучал раздраженно и почти гневливо.
   -- Я заместитель господина Майка. Будут ли какие-нибудь приказания леди? - ага, зам.нач.без. или попросту человек отвечающий за внешнюю безопасность корпорации Наори. Внутреннюю держал Майки. - Харт Ойнал, я в вашем полном распоряжении.
   -- Замечательно. Вы нашли исполнителя или исполнителей покушения? Присядьте, неудобно говорить, задрав голову.
   -- Нет, леди. Человек, стрелявший в лорда Ивори и господина Майка скрылся, слишком быстро и не оставив следов.
   -- В таком случае, вашим приоритетом на ближайшее время становится поимка этого человека. Он мне нужен как можно быстрее и желательно целым, во всяком случае говорить он должен! Вам все понятно Харт?
   -- Да, Леди! - встал, поклонился и ушел. Надеюсь свои деньги он получает не только за красивые глаза.
   Через час, что я провела в состоянии ступора смотря в стаканчик с кофеем, меня пригласили в палату к Майки.
   -- Как ты? - спросили мы одновременно. Искренне и печально улыбнувшись, покачала головой. Майки не стал допытываться.
   Сидеть рядом с ним было спокойно. В душе не вспыхивали горячими пожарами гнев, ненависть и боль. Наступил полный штиль. Говорить мы не хотели оба. Ведь оба любили Наори, он был моим смыслом жизни, заменил мне все, позволил летать...а для Майка он был единственным дорогим и любимым родственником для которого он был готов сделать все что угодно, в том числе поступиться своими принципами в случае нужды.
   -- Эрени, дядя Майки!!! - близнецы ворвались в палату как ураган. За ними с просьбой не кричать и вести себя как положено, забежала медсестра. Лица озабоченные, глаза красные, руки в царапинах. - Как вы?!! - и говорят одновременно. Такое происходит только, когда они сильно волнуются и не контролируют свою связь.
   -- Все хорошо... - сказала вроде бы спокойно, пытаясь убедить всех вокруг. А у самой неожиданно слезы в глазах непонятно откуда появились. Близнецы шагнули одновременно, и обняли с двух сторон, стиснули так что стало больно, но несмотря на это стало чуточку легче и теплее. - Алекс, Нико, вы меня раздавите. Мальчики все нормально, правда. Я же не слабая девочка!
   -- Нам все равно слабая или сильная, я сейчас даже не скажу, кому тут больше нужна поддержка: нам или тебе. Главное, мы рядом, и мы семья, черт возьми! - Нико чуть более сентиментальный и ранимый, нежели Алекс, замолк и уткнулся в мои волосы носом.
   -- Майки, тебя обнимать не будем, все же мужика не так приятно обнимать как девушку, но мы рады, что с тобой все в порядке. - Алекс говорил вроде бы шутливо и спокойно, но едва сдерживаемый гнев в голосе рокотал похожий на предупреждающий рык хищника. Он не относился к Майку, скорее Алекса душила злоба на ситуацию в целом. - И я рад, что они не добрались до тебя, Эрени!
   -- Эри...поклянись! - тихий шепот Нико заставил вздрогнуть. - Поклянись что не уйдешь вслед за отцом! Ни сейчас ни позже! Поклянись что ты проживешь свою жизнь рядом с нами, своей семьей!!! - как хорош они меня узнали. Когда только успели? - Клянись!!! - почти вскричал взволнованный моим молчанием Нико.
   -- Клянусь...
  
   В день похорон шел дождь. Вместо нас четверых плакало небо. Прошло чуть больше недели прежде чем нам отдали тело Наори, после вскрытия. Стражи и управление города сильно заинтересовались ядом которым был убит Наори, да и вообще ситуация их напрягла. Сейчас стоя под дождем. Чувствуя как холодные капли стекают по спине противными ручьями, я смотрела как гроб с телом любимого человека медленно опускается в землю. Вместе с ним опускались мои сердце и душа! Слез не было, я плакала лишь один раз, когда приехала на квартиру где мы жили вместе...именно там меня накрыла истерика и слезы водопадом хлынули из глаз. Братцы успокаивали меня как могли, но все что им оставалось это лишь слушать и держать меня чтобы не навредила сама себе.
   Под заунывные молитвы служителя Храма всех Богов, церемония захоронения вышла какой-то скомканной и глупой. Не запомнились и высказанные соболезнования от пришедших проводить Наори в последний путь. Только самые близкие друзья ничего не говорили, лишь крепко обнимали нас и молчаливо прощались, не плетя словесное кружево лжи. Хотелось оказаться за городом в той самой первой квартире, куда меня привезли. Сейчас именно там я могла более менее нормально существовать. Все горе, тоска и отчаяние догнали меня немного позже. Эти грызущие изнутри чувства были похожи на оголодавших падальщиков, наконец-то нашедших свою жертву. Майки ходил мрачнее тучи, что-то скрывая. В иное время я бы непременно достала его, но не сейчас. Алекс и Нико несмотря на протесты матери поселились с нами, даже в мою бывшую школу документы уже перевели.
   -- Пойдем домой. - даже не заметила как церемония подошла к концу. Нико крепко держащий мою руку потянул к выходу с кладбища.
   -- Не волнуйся, мой хороший, я больше не сорвусь. - сжала в ответ его руку. Братья выглядели плохо, но держались отлично. - Домой это хорошо...
   А дома я как и в первые дни уселась на кровати завернувшись в простыню и уставилась в окно. Ни одной мысли или желания. Я застыла в режиме ожидания. Правда приходилось выходить к приему пищи и адвокатам. Нам огласили завещание Наори, по которому выходило что я и Майки теперь становимся опекунами мальчишек до их совершеннолетия, а я еще имею право вертеть его бизнесом как мне захочется, опять таки до совершеннолетия близнецов. После того как им исполнится восемнадцать они вправе управлять всем имуществом отца как им заблагорассудится. Мне же выделяется часть его денег на пожизненное содержание, чем бы я ни занималась. К сожалению я так и осталась его дочерью, официально. Хотя все прекрасно понимали, что будь у нас немного больше времени, была бы нормальная свадьба.
   День когда мое безучастное наблюдение за соседним домом закончилось ознаменовался появлением Харта. Одетый в идеально сидящем на нем костюме, безопасник явился далеко за полночь. Мои глаза наверное впервые за все время загорелись предвкушением. И он не подвел.
   -- Исполнитель пойман. Его доставили в подвал офисного здания принадлежащего семье Ивори. - поклонился и едва заметно скривился. Удивительно, но он оказывается сам взялся за поиски. Я думала пошлет подчиненных. - Это дело чести, Леди. Лорд Наори много сделал для всех нас и найти его убийцу я был обязан.
   -- Ты молодец Харт. Я и не надеялась на столь быстрый результат. Поехали, покажешь его. - от нетерпения пообщаться с убийцей покалывало в кончиках пальцев. - Мальчики не смотрите так, вас не возьму. Майки, ты не сможешь мне помешать, так что даже не начинай.
   Через час я с интересом рассматривала мужчина лет пятидесяти. Невысокий, стройный, если не сказать тощий, с неприметным, обычным лицом. Правда изрядно побитый, но лишь синяки да царапины.
   -- Любезный, если вы честно и без лишних...ммм...лишнего упрямства, расскажете кто заказал Наори Ивори, я вас отпущу на все четыре стороны. - присев на стул напротив убийцы, ласково и спокойно посмотрела в его серые глаза.
   -- А больше тебе ничего не надо? К тому же кто поверит на слово какой-то девке.
   -- Уважаемый, я все понимаю, работа у вас не сахар, врагов много, заказов тоже. Я честно говоря не в обиде именно на вас. Вы же всего лишь выполняли заказ, прямо как я когда танцую. Но вот тот кто сделал заказ, меня интересует сверх меры. Поэтому я предлагаю вам два варианта. Не спешите отказываться, сначала узнайте, вдруг что-нибудь понравится. - мой ласковый взгляд насторожил его, но бояться он не начал. К смерти такие люди всегда готовы. - Первый собственно я уже озвучила. Вы мне имя, я вам свободу, и клянусь кровью я вам мстить не буду! - вот тут его глаза округлились. Если человек с божественной кровью клялся, то уже не мог нарушить данное слово. - А вот второй вариант малоприятный. Вас ожидают пытки!
   -- Не напугали леди. Пытки мне не страшны. - самодовольство так и распирало его. Поднявшись со стула медленно приблизилась к мужчине и наклонилась. После нескольких предложений сказанный тихим и томным голосом, он побледнел и вспотел. - Теперь понятно. Это именно он леди. 'Ты моя!' он просил вам передать если я вас увижу. - теперь побледнела я. - Вы сдержите свое слово, леди?
   -- Конечно. - я самолично взяла у Харта ключ от наручников. Сама открыла замки и даже помогла мужчине встать. - Прощайте, я не смею вас задерживать, свободны.
   Убийца улыбнулся...вот только улыбка медленно стекла, когда он ощутил, как холодное лезвие входит в его тело. Сзади стоял Харт, молниеносно нанесший удар в сердце убийцы.
   -- Я сдержала слово. Но его не давали эти люди. Они уважали и были преданы своему хозяину как сторожевые псы. Надеюсь там, внизу, вы ответите за все, что совершили в своей жизни. - жизнь ушла из серых глаз. - Харт, избавься от тела, ну или сдай страже, думаю они даже обрадуются.
   Уже на выходе меня догнал Майки. Он был против плана. Но все сработало как надо. Хотя если бы убийцу не огрели хорошенько по голове, он бы лучше соображал и не попался на такую примитивную уловку. Вот только что теперь делать? Мирная жизнь так и манит, заставляя забыть обо всем плохом...вот плохое и напомнило о себе...мысли крутятся, скрипят, а Тьма внутри уже даже не шипит, рычит рассерженным тигром.
   В тишине доехав до дома, поприветствовала мальчишек. Майки им сам все расскажет, мне не хочется. Сидя в комнате и отказавшись от завтрака, думала. Думала о своих дальнейших действиях, ходах...и возможности вылезти из всего этого хотя бы просто живой. И понимала что не получится. Он чувствует опасность как акула кровь. Не мне тягаться с этим монстром, пусть и прошло уже много времени, я сильнее. Однако опыт, простой такой который получают в течении жизни, у меня он намного меньше...
   В обед, когда все собрались в столовой, а я снова отказалась от еды...и как когда только попала в эту квартиру, ушла. Тихо, на цыпочках прокралась к двери и стараясь даже не дышать вышла из квартиры. Миссис Орты снова не было. Никем незамеченная ушла пешком в сторону от города, туда где был припрятан секрет специально для меня. Наори позаботился об этом года два назад. Машина, документы, одежда и деньги. Вот и все...Эрена Ивори исчезла...и не знаю вернется ли она когда-нибудь...
  
   Четыре года спустя, Трасск.
  
   Шикарная, ярко-красная машина остановилась у входа в не менее шикарный особняк. Охранник поспешно сбежал по лестнице, чтобы открыть дверцу и проводить гостя в дом. Точнее гостью. Высокая, стройная, затянутая в кроваво-красное платье девушка, с милой улыбкой, от которой замирало сердце, приняла протянутую руку мужчины. Высокий разрез на свободной юбке при ходьбе открывал потрясающие ножки в кружевных чулках. Ярко-рыжие волосы уложенные в сложной прическе сияли в свете фонарей. Расточая очарование, эта яркая нимфа легко шла по тускло освещенным коридорам, сопровождаемая горячими взглядами встреченных мужчин. Один из охранников нес за ней небольшой матово черный чемоданчик.
   -- Здравствуй Маркус. - тихий голос сумел перекрыть музыку и разговоры множества гостей. Взгляды полутора сотен присутствующих людей сосредоточились на одной тонкой фигуре. - Не заждался? - тихие рокочущие нотки то ли раздраженной, то ли довольной кошки, заставили невольно вздрогнуть большую часть людей.
   -- Я знал что ты ко мне вернешься. Но не думал что ты потеряешь четыре года. К тому же я не мог тебя найти. - спокойная претензия заставившая особо впечатлительных побледнеть.
   -- Нельзя приходить в гости с пустыми руками. Тем более я тебе должна, нужно было все подготовить для возвращения. - девушка улыбнулась и щелкнув тонкими пальчиками подозвала держащего чемоданчик охранника. - Ты ведь помнишь, я должна тебе Танец!
   -- Я не против посмотреть на твои умения, но предполагал, что увижу их в более уединенном месте. - в голосе мужчины проскользнуло недовольство, впрочем никак не затронувшее девушку.
   -- Ну зачем же лишать твоих гостей приятного зрелища. Я думаю они будут в восторге, как и ты. - Щелкнули небольшие замочки, черная крышка отскочила открывая взорам странные черно-красные веера. Вместо основания два круга, да и секции выглядят непривычно. - Свободен, милый. - охранник поспешно отошел к стене.
   -- В прошлый раз...
   -- Этих красавцев делал искусный Мастер! Мой кровный отец, оказывается весьма увлеченная личность и не смог отказать мой настойчивой просьбе. Работа продвигалась медленно, но они стали его лучшим шедевром. - веера с тихим шелестом раскрылись показывая остро наточенные грани секций. - Уважаемые гости, если не хотите случайно пострадать от жалящих прикосновений моих партнеров по Танцу, советую сместиться к стенам.
   Центр просторного зала освободился почти что мгновенно. Хозяин дома сидел в кресле прямо напротив спокойно стоящей девушки. Его предвкушающая улыбка исказила обезображенное шрамами лицо в отвратительную маску чудовища. Прикрыв пожелтевшие глаза красавица замерла задержав дыхание.
   Тихий шепот дождя вклинился в тишину заставив вздрогнуть людей не сводящих с девушки глаз. Первое томное, ленивое и тягучее движение, раскрытый веер скользнул над головой девушки задевая несколько прядей, отчего густая огненная волна волос хлынула по ее спине, закрыв от жарких взглядов. Шум дождя усилился, танцовщица сделала шаг вперед, быстрый пируэт в сторону, назад и снова вперед, будто шла между непрерывно падающими каплями. Легкая как перышко она скользила по мрамору пола похожая на яркую бабочку. Приблизившись к креслу, где застыв сидел хозяин дома, она резко остановилась. Опущенные руки, волосы развеваемые несуществующим ветром...его свист становился все слышнее и отчетливее. Стук капель исчез...на долгую секунду все замерло - дыхание девушки, сердца зрителей. Оглушающий, заставляющий сжиматься в страхе душу раскат грома наполнил помещение своей силой и мощью. Прогнувшись назад и раскинув руки в стороны танцовщица раскрылась буйству стихии. С высокого потолка сорвалась ветвистая молния, ударившая в подставленную грудь девушки. Однако никто так и не сдвинулся с места, чтобы посмотреть в порядке ли свернувшаяся калачиком на полу жертва. И снова раскат грома звучит в помещении. От его силы на мгновение гаснет свет, чтобы через мгновение осветить целую и невредимую танцовщицу. Только вот теперь в ее руках были не веера, а две стальные ленты.
   Новый раскат грома смешался со свистом черной ленты с кровавыми въевшимися пятнами. Две смертоносные змеи, вечно голодные, ищущие кем бы полакомиться. Они атаковали уворачивающуюся от их острых граней танцовщицу. Безумные прыжки, которые не смог бы повторить ни один спортсмен, гибкость на грани когда кажется что еще немного и хрупкая фигура в обрывках платья просто сломается...и летящие во все стороны шелковые кровавые капли. Они попадали в зрителей и не падали, приклеивались к одежде или коже. Гром, поразивший своей громкостью и силой позволил змеям снять свою кровавую жатву! Щеку и оголенное бедро девушки украшали длинные кровоточащие раны. Гроза притихла, шум падающих капель стал тише, полная грудь едва прикрытая обрывками ткани тяжело поднималась и опускалась. Танец Смерти отнял много сил! Стальные ленты послушные едва заметным движениям кистей с шипением и ленью скользили по полу. Теперь довольные и разленившиеся, они согласились стать послушными. Черно-красная сталь то сворачивалась на полу, то прилегала к стройным ногам, то шла завораживающими волнами. Шаг, далекий раскат грома, тишина...снова шаг, раскат и тишина...третий, последний шаг, оставивший до трона, где восседал главный зритель, всего лишь жалких два метра, и тишину поглощает приближающийся гул. Будто рой растревоженных пчел!
   Ласковая улыбка раздвигает чувственные губы танцовщицы. Желтые глаза наполнены светом в котором хочется сгореть. Раскат грома в этот раз совпал с резким сильным движением тонкой руки. стальная смерть понеслась к изуродованному мужчине, чтобы опасть едва дотронувшись и нежно соскользнуть по белоснежному костюму, оставляя кровавый след. Его глаза зажглись от предвкушения, гордости и страсти. И последний, самый сильный, неистовый раскат грома, сотрясший здание, и последнее движение, резкое быстрое, едва заметное. Две стальные ленты довольными змеями свернулись у ног девушки. Ее горящий взгляд смотрел как медленно но неотвратимо на шее ее врага проступает тонкая кровавая полоса.
   -- Лисенок...
   Он успел сказать последнее слово, после чего голова мужчины отделенная от тела скатилась на пол, к мыскам красных туфелек замершей девушки.
   -- Я вернула долг... - сухой, лишенный эмоций голос был едва слышен. Никто не шевелился. Ни охранники, обязанные защищать своего хозяина, ни его гости, ставшие свидетелями преступления. Их сковали ужас, страх, восхищение и желание. Завороженные они смотрели как девушка едва переставляя ноги шла к выходу. Будто лишенная сил и души, пустая оболочка... - Забудьте!
  Слово-приказ, после которого присутствующие на миг закрывают глаза, а потом...слышатся крики, приказы, кто-то вызывает стражу. И уже никто не помнит ни танца, заставившего трепетать их души в страхе, а тела от страсти, ни яркой девушки-бабочки в одно мгновение оборвавшей жизнь влиятельного и неуязвимого преступника.
  
  Полгода спустя. Ассара.
  Прием был в самом разгаре, когда вошли давно ожидаемые гости. Двое молодых мужчин в сопровождении рыжей красавицы. Наследники фамилии Ивори улыбались и расточали обаяние и тепло. Девушка что держала их под руки казалась холодной, но завораживала томной грацией движений, тихим рокочущим голосом и необычным желто-оранжевым цветом глаз.
  -- Явились! - дряхлый старик прислонившийся к колонне выглядел весьма недовольным. - Что отец, что сыновья, ни в какую не хотят преступать закон, даже в малом.
  -- А девушка? Очередная пассия сразу двоих? Кажется в газетах мелькало что близнецы любят развлекаться на троих.
  -- Если бы! Это их любимая сестра.
  -- Так может...
  -- Не вздумай!!! - вскрик старика привлек к ним внимание, но оно быстро вернулось к новоприбывшим. - Если жить хочешь, улыбайся и будь вежлив. Не дай боги, близнецы сочтут, что ты обидел их сестру, убьют не задумываясь. Не сами конечно, но раскошелятся на убийцу. А вот если на тебя обратит внимание эта спящая змея, то ты труп! Причем она сделает это сама, а ты будешь рад подставить ей свою шею. Доказательств нет, как и свидетелей, но я уверен, что это она убила Маркуса, отомстив за Наори. А ты сам помнишь, Маркус мог предвидеть события и именно поэтому все покушения проваливались.
  -- Все девушки когда-нибудь влюбляются. Почему бы...
  -- И снова забудь. Она была с Наори. Божественная кровь связала их. Так что бесполезно. Надо думать. Хотя пока меня все устраивает. Побыть честным время от времени тоже полезно. - старик закашлялся прерывая монолог. - Пойдем. Надо бы поздороваться с этой...семьей.
  
  
  -- Ты не думаешь что она бы подошла?
  -- Пока нет. Хотя может через пару жизней, когда она будет вместе с тем мальчиком, то сможет окончательно разбудить частичку души брата.
  -- Как думаешь, у нас когда-нибудь получится ее собрать?
  -- Обязательно сестренка. Брат ведь не просто так надеялся на людей когда отдавал им свою душу. Он знал что они выдумают кучу чуши и забудут истину, но главное наследие осталось и постепенно вживается. Очень скоро, через пару тысячелетий, мы снова услышим его. Его дети постепенно растут, нам остается только наблюдать и приглядывать за теми, кто выделяется на фоне остальных его серебристым сиянием.
  -- Я скучаю по нему...и хочу извиниться, ведь он спас нас, пожертвовав собой...а мы не верили...
  -- Я тоже виню себя. Но думаю брат сумеет нас простить...он всегда был снисходителен к ошибившимся. Прямой пример у нас перед глазами. Его дети все еще живут...и некоторые так иногда напоминают его. Слишком многое он заложил в них от себя. Подождем, время к нам великодушно и ждать осталось не долго.
  
  
   Конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"