Верюжский Николай Александрович: другие произведения.

О моем имени

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предположения о происхождении моей фамилии.

  
  
  
  
  "ЧТО ЗНАЧИТ ИМЯ ТВОЁ?"
  
  
  
   Сравнительно недавно получил по электронной почте письмо от неиз-вестного мне Владимира Вадимовича Верюжского, так он мне представился, с интересующим его вопросом о происхождении такой необычной фамилии - Верюжский. Если такие вопросы возникают, подумал я, то пусть этот рассказ послужит ответом не только моему незнакомцу, но и другим, у которых, воз-можно, также появляется здоровое любопытство по этому поводу.
   Если честно сказать, то я сам иногда задумывался об истоках нашей фамилии, спрашивал у своих старших родственников, но достаточно определённо никто не мог удовлетворить мой интерес. Я как-то свыкся с таким положением. В течение многих десятилетий своей жизни изредка доходили до меня редкие сведения, что где-то, когда-то встречались люди с похожей фамилией.
  
  
   Этот рассказ содержит ряд моих предположений о происхождении нашей фамилии, которая, на мой взгляд, не такая уж и редкая, но, скажем так, и не часто встречающаяся. Лично мне совершенно случайно и единственный раз удалось обнаружить своего однофамильца. Этот факт как бы подтолкнул меня повнимательней отнестись к изучению истоков появления своей фамилии.
  
  Произошел вот какой случай. В начале 1980-х годов мне довелось находиться во Владивостоке. Проживая в городской гостинице, я совершенно случайно в телефонном справочнике обнаружил "свою" фамилию. Тогда я посчитал, что это настоящая удача - пообщаться, спросить и узнать какие-либо подробности непосредственно от своего однофамильца.
  
  Не удержавшись от желания выяснить такое совпадение, я с большим интересом и надеждой на возможное продолжение контакта по выяснению, чем чёрт не шутит, родственных связей тут же позвонил неизвестному мне человеку. Энергично объяснив причины своего звонка, я услышал спокойный и безучастный ответ человека, абсолютно не склонного к продолжению какого-либо диалога:
  
   - Чему Вы так удивляетесь? Я сам из Вологды, а у нас там каждый пятый - Верюжский.
  Я в тот момент почувствовал полное разочарование. Со временем успокоился и пришел к выводу - все мы, в конечном итоге, "братья и сестры".
  Действительно ли, что в Вологде проживает много Верюжских, я не знаю. Наверняка этот незнакомый однофамилец явно погорячился, вселив, однако, в моё сознание неуверенные сомнения больших надежд.
  
  В последующем мне удалось выяснить ещё более интересные сведения, что в Архангельской губернии проживает людей с такой фамилией значительно больше, чем в Вологде. Радость и гордость за своих однофамильцев переполняла меня. В те годы у меня даже появилось желание непременно по-бывать в Вологде, Тотьме, Вельске, Верховажье, Великом Устюге и других местах Вологодской и Архангельской губерний, которые объективно стали вызывать живой интерес, чтобы лично всё узнать, расспросить, ознакомиться. Однако в силу определённых обстоятельств и причин осуществить свои благие намерения мне пока не удалось, и я очень не уверен, что такое когда-либо произойдёт. Всё чаще приходят на ум не слишком утешительные слова: "Сколько мы в жизни не сделали, а сколько ещё предстоит не сделать".
  
  Однако хватит безутешно предаваться мало конструктивным мыслям. Итак, перехожу к самому главному. Хочу сказать, что фамилия Верюжский сама по себе попадалась мне и письменно, и на слух не редко. Только на сегодняшний день одна система поиска информации в Интернете нашла не менее 1381 упоминания этой фамилии на 326 национальных сайтах. Там же, в Интернете, узнал, что фамилия Верюжский входит в число 250-ти самых часто встречающихся фамилий в России.
  
  Относительно происхождения фамилии Верюжский у меня в итоге сформировались три предположительных версии.
  
  Первое предположение.
  
  Сторонником этой версии, кстати говоря, являлся брат моего папы  Николай Николаевич Верюжский (дядя Коля). Его теория заключалась в том, что чаще всего происхождение как имён, так и фамилий основано на особенностях местных географических названий, где эти люди проживали. С таким доводом не поспоришь. Но, по правде сказать, этого было мало. Нужны ре-альные факты и доказательства. До поры до времени, однако, были только рассуждения.
   Проживавшее уже с IX века на северных территориях России русское население, соседствуя с местными народами, которых называли "чудь заволочская", находящимися тогда, по существу, в условиях первобытно-племенных отношений, как правило, расселялось по берегам рек и озёр, которых в этих краях несчётное количество. Плотность проживания составляла не более одного человека на десятки, а то и сотни вёрст, что было совсем не удивительно, так как общее количество населения в российском государстве составляло чуть более 40 миллионов человек. В местах своего проживания русские люди строили поначалу погосты, деревни, села, монастыри, а затем и города. Сюда не дошли грабительские монгольские полчища Золотой Орды. Здесь не было унизительного крепостного права. На земле Рус-ского Севера всегда существовал дух христианского православия, свободолюбия и предприимчивости
  Для подтверждения своего родства и места проживания, при необходимости, люди пользовались местными географическими названиями. Реки, речки и речушки, являясь главными объектами, служили естественными ориентирами для живших в тех местах людей. Например, имевших своё жильё на реке Ветлуге называли Ветлугиными или Ветлужскими, а те, кто жил вблизи реки Пинега стали Пинегины или Пинежскими, без сомнения живших на реке Онега называли Онегины или Онежскими.
  Мне посчастливилось узнать, что среди северных лесов и болот затерялась речка Верюга. Стало быть, по аналогии с предыдущими примерами, легко объяснить происхождение нашей фамилии. Такое невероятное открытие для меня показалось сравнимым с открытием когда-то неизвестной нам Америки. Вот это удача! Однако неожиданные открытия продолжались.
  Вот какие подробности мне стали известны.
  
   Реки Верюга и Устья [Верюжский]
   Реки Верюга и Устья
  
  В междуречье Северной Двины - главной водной артерии всего края - и её левого достаточно полноводного притока Ваги течёт река Устья, давшая в нынешнем административном делении название Устьянскому району Архангельской области. Всмотритесь внимательней в карту. И вы увидите, как причудливо русло реки Устья в месте впадения в неё реки Верюга! Разве не удивительно, что текущая в северо-восточном направлении река Устья, как будто натолкнувшись на какую-то невидимую преграду, вдруг резко почти под 90 градусов поворачивает на юго-восток. На самом изломе русла реки Устья с северо-западного направления впадает в неё река Верюга. Невероятная природная ситуация. Почти все реки, речки и речушки на данной территории текут в северном направлении, а Верюга - на юг. Да и к тому же какая-то неведомая сила развернула в южном направлении течение реки Устья.
  
    []
   Воспринимаемая глазами картина необыкновенного ландшафта - сочетание лесистых холмов, между которыми причудливо про-текают реки Устья и Верюга, создаёт ощущение жизненной силы, земного счастья и благодати.
  
    []
   Село Верюга (Бестужево) на конец 19-го начало 20-го века
   На высоком береговом склоне вблизи слияния рек Верюга и Устья расположилось село Бестужево, которое в былые времена именовалось Верюгой и входило в состав Вельского уезда Северного края.
  
  
    []
   Современный вид села Бестужево
  
   Всех местных жителей, живущих в этом селе, естественно, называли верюжскими, что следовало считать, что они с реки Верюги. Без всякого сомнения, можно сказать, что, в большинстве своём, это и стало их фамилией. Кстати говоря, весьма часто фамилию Верюжский при написании иногда преобразовывали в фамилию Верюгский или Верюгин, с чем иногда сталкивался мой дядя Николай Николаевич Верюжский.
  
   Река Верюга, Устьянский район.Архангельская обл. [Верюжский]
  
  Дальнейшие исследования привели меня ещё к одному интересному открытию. Оказалось, что река Верюга, плутая и извиваясь в глуши северных непроходимых и дремучих лесов, всего лишь в 100 километрах к северо-западу берёт своё начало из озера Верюжское. Невероятно!
  
    []
  
  Говоря об этом, я не могу оставить без упоминания о страшном и кошмарном периоде не столь далёкой нашей истории. Мне пришлось узнать вместе с этим также трагические, грустные и печальные сведения. В суровые и жестокие 30-е годы прошлого ХХ-го столетия во времена сталинских политических репрессий здесь в окрестностях озера Верюжское располагались ГУЛАГовские поселения. Сколько было таких концлагерей, кто знает? Недаром Архангельская область в те годы считалась основным поставщиком леса в стране. Советские люди: русские, украинцы, белорусы, евреи, поляки, немцы и многих других национальностей безвинно осуждённые здесь находились в нечеловеческих условиях без малейшей надежды на освобождение, умирали сотнями и тысячами от голода, холода, болезней. Заключённых, кого без суда и следствия расстреливали, считали "счастливчиками", потому что они избавлялись от адских мучений своего существования. Такова была правда жизни.
  
    []
  Ну, а что можно сказать о нынешних условиях в окрестностях озера Верюжское - этого изумительного по красоте места Северного края. Туристическая организация Архангельской области в тайге на берегу озера обустроила гостевой дом "Верюжское", где могут разместиться шесть человек. Видавшему виды опытному туристу много не надо, а здесь чего только не обещают: баня обычная и баня на сваях в озере, пристань, лодки, снасти для рыбалки, проводники, егеря. Купание, сбор грибов, ягод, лекарственных трав. Для любителей - потрясающая рыбалка и увлекательная охота! Обильное и качественное питание - охотничья и рыбацкая кухня!
  
    []
  
   Итак, первая версия образования фамилии имеет топонимический характер. Моя первая попытка подробно объяснить и доказать это своё предположение о происхождении фамилии Верюжский, на мой взгляд, оказалась достаточно убедительной.
  
  Второе предположение
  
  Второе моё предположение о происхождении фамилии, не исключено, связано с историческими событиями. Для этого объяснения необходимо кратко вспомнить о порядках и нравах тех времён.
  
  Бескрайние мало обжитые территории Севера России, Урала и Сибири служили мрачной традицией вначале для великих московских князей, а затем и наших царей-императоров надёж-ным местом ссылки своих противников, неугодных, неблагонадёжных, беглых, каторжных, а также пленных, которых в зависимости от строгости наказания не только заточали в остро-гах и монастырях, как, например, опального патриарха Никона, но и размещали на свободное поселение, поскольку в те далёкие годы концентрационных лагерей или по-пролетарски Государственных Учреждений лагерного типа (ГУЛАГ), слава богу, ещё не было.
  Особенно прославилась отравлением в ссылки и на поселения бывшая немецкая Анхальт-Цербстская принцесса Софья-Августа-Фредерика, приехавшая в Россию из захудалого германского герцогства девочкой 14-ти лет, а впоследствии ставшая российской императрицей Екатериной Великой. Плохо знавшая русский язык и до конца дней своих говорившая с немецким акцентом Екатерина Алексеевна, так теперь называли принявшую православие царскую особу, тем не мене в совершенстве овладела полным лексиконом нетрадиционных устных русских выражений, которыми часто пользовалась в различных ситуациях. Для её верноподданных было хорошо известно значение трёх букв "сослать К.Е.М", начертанных рукой императрицы на ссыльных списках. Царские сатрапы, ревностно исполняя полученные весьма пространные распоряжения, не смея переспросить точное место ссылки, решали по своему усмотрению и отправляли провинившихся, как на Север, так и за Урал, и в Сибирь. Но на Север, наверное, ссылали всё-таки чаще, потому как в жуткой глухомани, на берегу Белого моря образовалось поселение с названием из этих заветных трёх букв, преобразованное для благозвучия в Кемь. Хотя, по правде говоря, существует другое мнение, что слово Кемь переводится с местного наречия, как Большая река, что, пожалуй, более правильно.
  
    []
  
  При Екатерине Второй Россия участвовала во многих победоносных войнах, прославивших русское воинство, во главе, которого стояли многие великие полководцы. Стало быть, как следствие с другой стороны, недостатка в пленных не было и мест для их расселения тоже было предостаточно.
  Среди славных полководцев того времени особое место по праву принадлежит генералиссимусу Александру Васильевичу Суворову. Выскажу такое мнение, что Императрица трижды подставляла Суворова для ведения гражданской войны против своих соотечественников: подавлению народного восстания под руководством Емельяна Пугачёва, разгрому и разделу Польского государства, а затем позднее - также в Польше - жестокому подавлению народно-освободительного движения Тадеуша Кос-тюшко. Суворов во всех случаях блестяще, по-военному справлялся с поставленными задачами. За операцию по уничтожению сторонников Костюшко, боровшихся за свободу и независимость Польши, Суворов стал фельдмаршалом. Побеждённую Польшу усмирили: самому Костюшко разрешено было покинуть Россию, и он отправился в Америку завоёвывать ей свободу, а тысячи неблагонадёжных поляков сослали.
  Вполне очевидно, что большое число сосланных поляков, оказавшись на поселении в северных землях, сохранили какие-то свои национальные традиции, обычаи, в том числе и фамилии. Можно предположить, что фамилия Верюжский имеет польские корни.
  
   Вторая моя версия имеет сугубо теоретический подход, не находит подтверждения убедительными примерами, а потому носит весьма приблизительный характер. Хотя, как я полагаю, имеет право на существование.
  
  Третье предположение
  
  Наконец, согласно моему третьему предположению, фамилия Верюж-ский, просто-напросто относится по своему происхождению к православно-христианским принципам принадлежности священнослужителей к тому или иному церковному приходу.
  Для подтверждения этого довода выскажу следующее. В XII - XV веках на северных российских территориях стали появляться большое количество православных монастырей, основателями которых были последователи Сергия Радонежского. До наших дней сохранились редчайшие рукописи, старинные иконы, а сами монастыри в большинстве своём являются историко-архитектурными памятниками, внесёнными в списки культурного всемирного наследия.
   Приведу интересный факт из изданной в 1880 году книги "Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею церковью и местно чтимых", в которой утверждается, что в Вельском уезде существовал Верюжский Введенский приход с центром в селе Бестужево, получивший своё официальное название от церкви деревянной постройки XVI века Введения во храм Божьей Матери и от речки Верюга, впадающей недалеко от неё в реку Устью. Позднее, в XVIII веке по указанию епископа Вологодской епархии церковь обновили и перестроили в каменном виде, которая стала называться Верюжской Введенской церковью.
  
  
    []
   Верюжская Введенская церковь, названная в честь введения во храм Пресвятой девы Марии. Село Бестужево. Конец 19-го - начало 20 века.
  
  Известно, что каменные строения Верюжской Введенской церкви в 1930-е годы разрушили, разобрав на кирпичи, а деревянные постройки сожгли. Теперь на этом месте установлен лишь памятный крест.
  Интересно то, что автор этих "Исторических сказаний" архимандрит Иоанн - Верюжский Иван Петрович сам принадлежал к духовенству вышеназванной Верюжской Введенской церкви Вельского уезда. Он родился в 1821 году в Вологде. Окончил Вологодскую духовную семинарию. Служил в Вельском и Сольвычегорском уездах Вологодской епархии. Преподавал в Вологодском духовном училище. В 1883 году постригся в монашество в Александро-Невской Лавре. С 1886 года - настоятель монастыря. Скончался 1 января 1907 года. Автор многочисленных жизненных описаний вологодских святых.
  В добавление к этому хотелось бы назвать весьма известного в кругу священнослужителей, духовного писателя, священника бывшего настоятеля храма Воскресения Христова на Екатерининском канале (Спаса-на-крови), профессора Петроградской Духовной Академии протоирея Верюжского Василия Михайловича, который родился в 1874 году на территории бывшего Северного края: Архангельской губернии, Онежского уезда, с. Чекуево. В 1929 году был арестован и приговорён к 10-летнему сроку тюремного заключения, заменённой ссылкой и находился в Свирлаге. В 1947 году его реабилитировали и судимость сняли. Умер в 1955 году.
  Для примера назову ещё одного представителя русской православной церкви. Это Священник Верюжский Николай Иннокентьевич, родившийся в 1879 году в деревне Клирос Вельского уезда Вологодской губернии. Окончил Тотемское духовное училище. Служил псаломщиком, диаконом, священником в Благовещенской, Воскресенской, Николаевской и Богородицкой церквах Вологодской губернии. В 30-е годы Особой тройкой УНКВД "за контрреволюционную агитацию и совершения крещения детей" дважды подвергался аресту на три и десять лет. В 1989 году посмертно реабилитирован.
  Ну, что тут скажешь? Немного помолчу и предоставляю возможность каждому, читающему эти строки, определиться в своих мыслях.
  
  Что же касается моей третьей версии о происхождении фамилии, то приведённые примеры выглядят достаточно убедительно.
  
  Таким образом, подводя итоги своим рассуждениям, я с достаточной уверенностью констатирую, что изложенная субстантивация во всех трёх случаях в равной степени имеет право на существование, если вдруг не появится ещё какая-нибудь другая версия, которая потребует убедительного объяснения и доказательства.
  
   Теперь, мне думается, надо рассказать, какое отношение лично я имею к этим рассуждениям, а это значит необходимо обратиться к описанию своих родственных связей.
   Мой дедушка Николай Павлович Верюжский родился 8 августа 1863 года в семье пономаря Верховажского Успенского Собора. Подробных сведений о прадедушке Павле Верюжском, к сожалению, не сохранилось.
  
  
  
  Село Верховажье, расположенное на реке Вага, упоминается в исторических документах с 1613 года как погост, где были кружечный дом (кабак), амбар и погреб. С 1678 года Верховажье стало называться посадом, в котором насчитывалось 55 домов. В последующие годы село быстро развивалось и росло, чему способствовало построенная дорога, идущая на север через Вельск в Архангельск и в южном направлении на Вологду и далее на Москву. В 1867 году в Верховажье уже было 528 жилых домов, имелась ратуша, почтовая контора, приходское училище, десять кустарных мастерских и две церкви: Благовещенский храм и Успенский собор. Село Верховажье тогда входило в Вельский уезд Северного края. Ныне по современному территориальному делению Верховажье относится к Вологодской области, а районный центр Вельск присоединён к Архангельской области.
  
  
  
  О детских и юношеских годах моего дедушки Николая Павловича Ве-рюжского известно только то, что он обучался в Вельском Духовном училище. Однако, проучившись чуть более двух лет, он неожиданно прервал обучение и в 1879 году вернулся к родителям в Верховажье.
  Поскольку нет никаких сведений о таком неординарном решении, я могу только сделать предположения, которые заключаются в следующем. Исторически известно, что жарким и засушливым летом 1879 года в Верховажье случился большой пожар, уничтоживший почти полностью древний посад. Огонь вспыхнул в центре посада от брошенного окурка. Засушливое лето, сильный ветер - сухие дома вспыхнули, как спички. Так быстро все полыхнуло, что ничего не успели сделать, воды не было - Вага далеко. По-жар бушевал двое суток, посад сгорел почти начисто, многие люди остались без крова.
  
  Мои предположения о причинах возвращения Николая Павловича к своим родителям ничем не подтверждаются и более того каких-либо подробностей о родителях, семейных отношениях с близкими и дальними родственниками, к великому сожалению, не сохранилось.
  
  Продолжу, однако, свои предположения, что, возвратившись в Верховажье, он, скорее всего, помогал своему отцу в церковной службе. И на самом деле, просто трудно себе представить, что дедушка в детстве рос один-оденёшенек без общения с родителями и другими родственниками. Чем объяснить такое забвение со стороны дедушки к своим родным корням? Почему никто из его детей не знал, как рос, где воспитывался, с кем общался их родитель? Эти вопросы остались безответными.
  
  Возьму на себя смелость предположить, что такая скрытность дедушки и его нежелание посвящать кого-либо и, прежде всего, своих детей в детали биографии и подробности родственных связей объясняется намерением не сделать для них жизнь опасной. А такая возможность, сейчас-то всем хорошо известно, реально существовала: любая информация о его происхождении из семьи священнослужителей, пусть даже низшего звена, для всех могла оказать плохую услугу. В период всеобщей борьбы с поповщиной, когда религию называли опиумом для народа, с людьми, придерживающихся религиозных взглядов, особо не церемонились. Чего уж ходить далеко, даже я, не ведая о социальном происхождении дедушки, в годы своей юности радовался смелому хулиганскому поступку крутого Павки Корчагина, подсыпавшему несчастному попу махорку в его кастрюлю с едой.
  
  Оставаясь до последних своих дней глубоко верующим человеком, мой дедушка, однако, не выбрал путь священнослужителя.
   В 1883 году Николай Павлович Верюжский "сдал испытания в науках на получение первого классного чина" и приказом по Вологодскому Телеграфному Округу был "определён по найму телеграфистом IV разряда низшего оклада в Верховажскую телеграфную станцию", где проработал до 1888 года.
  
  В 25-летнем возрасте в связи с переводом на новый участок работы он был вынужден покинуть родительский дом и уехать в город Тотьму, находящийся не более 150 вёрст по прямой к юго-востоку от Верховажья, где стал выполнять обязанности "надсмотрщика низшего оклада" телефонных и телеграфных линий связи Тотемской почтово-телеграфной конторы.
  
  Весной 1888 года дедушка женился на дочери тотемского гражданина, русского, православного вероисповедания, принадлежащего, вероятней всего, к сословию мещан, Ивана Петровича Кузнецова и жены его Агриппины Ивановны, девятнадцатилетней девице Анемаисе Ивановне, окончившей к тому времени Тотемскую Мариинскую Женскую Прогимназию с получением звания учительницы и права преподавания в начальных классах.
  
  Известно, что в семье Кузнецовых было ещё двое детей: старшая дочь Анна Ивановна и сын Пантелеймон Иванович, который уже был женат и имел двух своих дочерей. Жену звали Августа, а дочерей: Нина и Мария.
  
  В большой и дружной семье Кузнецовых, где стали жить молодожёны, общая обстановка соответствовала строгой доброжелательности и разумной взаимной поддержки.
  Молодая учительница Анемаиса Ивановна вскоре оставила работу учительницы и полностью посвятила себя семейным делам. Рождение детей в молодой семье Верюжских не пришлось долго ждать. Первенцем стала дочь Александра или Шура - так стали звать родители и родственники замечательную девочку, родившуюся 10 мая 1889 года. В счастливой и доброй обстановке второй ребёнок - сын Иван появился на радость родителей 7 ноября 1890 года. Пока подрастали первые дети, 3 ноября 1893 года в семье родился третий ребёнок - второй сын, которого нарекли Александром, но с первых своих дней за ним прочно закрепилось тёплое имя Саня. Он то и стал впоследствии моим папой. В дружной и крепкой молодой семье Николая Павловича и Анемаисы Ивановны Верюжских родилось ещё трое детей: Николай, Агриппина и Алла.
  
   Семья Верюжских. Иван, Александр, Мария и Нина Кузнецовы (племянницы бабушки), Николай Павлович и Анемаиса Ивановна Верюжские, Николай, Александра, Алла и Агриппина. 1916 год. [Верюжский]
   Семья Верюжских. Иван, Александр, Мария и Нина Кузнецовы (племянницы бабушки), Николай Павлович и Анемаиса Ивановна Верюжские, Николай, Александра, Алла и Агриппина. 1916 год.
  
  Начав свою служебную карьеру с самой низшей должности телеграфи-ста почтовой службы, Николай Павлович Верюжский затем в течение многих лет имел повышения по должностям с выполнением обязанностей помощни-ка и начальника почтово-телеграфных отделений и контор в разных городах Вельске, Плёсе, Данилове и Угличе. В 1907 году за безупречную выслугу в занимаемых должностях получил очередной гражданский чин седьмого класса - "Надворного советника". За свою честную, добросовестную и непрерывную службу почтового работника был награждён двумя медалями: "В память царствования императора Александра III" и "В память 300-летия царствования дома Романовых", а также двумя орденами: "Святого Станислава третьей степени" и "святой Анны третьей степени".
  
  Наиболее важным и ответственным этапом на жизненном пути Николая Павловича Верюжского, родившегося и выросшего в суровых, но прекрасных условиях Русского Севера, на мой взгляд, явились первые десять лет его трудовой деятельности в Вельске и Тотьме, где он сформировался как личность, создал семью, приобрёл начальный самостоятельной опыт.
  
  Поэтому я хочу завершить свой рассказ описанием великолепного города Тотьма, расположенного в сравнительной близости по северным меркам от реки Верюга.
  
  Самобытный старинный русский с многовековой историей город Тотьма (основан в 1137 году), имея выгодное географическое расположение на левом берегу реки Сухона между Вологдой и Великим Устюгом, уже в XVI веке приобрёл значение перевалочного пункта и места отдыха для торговых судов, совершавших долгий путь от Вологды до Архангельска по Сухоне и Северной Двине с выходом в Белое море и в страны Западной Европы. Известно, что по этим рекам за год проходило до 500 не только русских, но и английских, голландских, и даже иранских судов.
  
  Наверное, не случайно на Вологодской земле родились известные русские землепроходцы Владимир Атласов, Семён Дежнёв и упоминавшийся мной ранее Ерофей Хабаров, а также уроженец Тотьмы Иван Кусков, достигший берегов Северной Америки и в 1812 году основавший русскую крепость в Калифорнии, где в течение 10 лет был её комендантом. Крепость Форт-Росс сохранилась, ныне там располагается национальный парк штата Калифорния.
  
  
  
  Хотелось бы привести запоминающиеся не лишенные юношеского романтизма слова из письма своим друзьям по партии сосланного в 1903 году царским правительством за преступную связь с социал-демократами и оказавшегося в Тотьме недоучившегося 28-летнего студента Цюрихского университета, незаконнорождённого сына действительного статского советника А.Антонова, но взявшего фамилию своего отчима А.Луначарский, в 1917 году ставшего первым наркомом просвещения Советской России, который писал: "Тотьма - очаровательный узорный городок, с церквями в стиле рококо на берегу громадной реки, за которой тянутся тёмные леса... Я вспоминаю Тотьму как какую-то зимнюю сказку, как декорацию для "Снегурочки".
  Оказывается и социал-революционеры могли быть не только террористами, но и немного романтиками.
  
  Теперь, в заключение этой главы, приведу слова песни, долгое время считавшейся народной, автором которой является уроженец Тотьмы Феодосий Петрович Савинов:
  
   "Вижу чудное приволье,
   Вижу нивы и поля...
   Это русское раздолье,
   Это русская земля!"
  
  Вполне резонно можно считать, что песня Вологодской земли стала символом России.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"