Налова Вероника Анатольевна: другие произведения.

В боги и обратно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.34*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая глава романа.



В боги и обратно




Проlog: Well.com




Твои слова остры, они режут сердце.
Жесты твои колючи, они впиваются в душу.
Взгляд раскалён, он обжигает моё лицо.
Послушай себя, посмотри на себя - ты взвоешь от боли.
Я молчу.
Ты, влагающий персты в мои раны, склонился надо мной не лечить.
Далеко-далеко, так далеко, что кажется - в прошлой жизни, поёт Элвис. "Люби меня, нежная... Люби меня, сладкая..." Ночное кафе опустело. Есть ты, я и голос Короля.
Если и бывает свет в конце тоннеля, то я обязательно ошибусь тоннелем.
Близко-близко твоё лицо. Пот капает на мой лоб. Жаль будет умереть, глядя на твоё одноглазое рыло.
Вечность назад я тебя ненавидела... Или полминуты назад.
Отмотаем плёнку?






Файл первый: Самоидентификация.




Маленькая живенькая клетка нашла большую, мудрую, никуда не спешащую. Они объединились. Через тридцать семь недель деления, роста и развития тёплое тёмное розовое стало холодным слепящим белым, и началась так называемая жизнь.
Затем - бессознательное путешествие из конвертируемого в розоволенточные пелёнки комочка в человечка, облачённого в трусики, платьице, гольфики, туфельки гадкого бежевого цвета. Это первое воспоминание: бежевая я и зелёный парк. Я иду по траве и падаю в яму.
С тех пор я не люблю
ямы,
парки,
траву,
падать,
но особенно бежевый цвет.
И ещё, кажется, именно тогда я перестала любить себя.
А может, почувствовала то, что не люблю себя.
Выяснять разницу - пустая трата времени.
Я поняла одну вещь. Сначала природа делает всё за тебя, не спрашивая твоего желания. Потом ты вырастаешь, и естество создаёт иллюзию, что решение принимает твой разум. Какая убийственная ложь! Тебе кажется, что ты поступаешь сознательно, но... Разве это так?..
Я научилась различать первичный сигнал, расшифровывать сырой код, быть собой.
Моё поведение вызывало смех, мои поступки настораживали, мои невинные детские речи пугали.
Мама и отец были растеряны. Их тревожные глаза до сих пор снятся мне после особо трогательных событий. Видела сбитую машиной кошку - считай, Морфей устроит мне свидание с предками.
Я вижу мир полностью. Чувствую, что происходит за спиной. Вижу, кто прячется за стенами. Откуда-то узнаю имя человека, который через секунду заговорит со мной.

Не я погибну в благочестье,
Чему обрадуюсь отчасти,
Ведь не с тобой останусь вместе,
Овеществлённое несчастье.

Такое я строчила километрами в дневник, когда мне было одиннадцать.

Двенадцать лет.
Жизнь тепла и ничего не происходит. Нет, нет! Происходит, конечно, но как-то мимо, поверхностно и - необязательно.
Я читаю, играю, школа скучна, но иногда потешна. Учителя - уставшие люди, которые не любят детей.
Вот вам банальный вопрос: нужно ли любить детей, чтобы быть хорошим учителем? А нужно ли любить людей, чтобы быть хорошим врачом? Обязан ли хороший гробовщик любить смерть?
Душа человеческая простирается шире работы. Иначе - несчастье.
Она отдалась преподаванию, так и не родив. Он умер от страшной болезни, хотя был врачом. Стремясь увеличить выработку, сумасшедший могильщик убивал соседей...
В двенадцать я всего этого бреда не думала, я чувствовала, что где-то есть системный сбой.

Тринадцать лет.
Помню, было типичное курортное утро, море шуршало о близящейся осени, ветер гонял мусор по пляжу, а я ждала родителей с рынка, сидела и рисовала палочкой разные рожицы, поглядывая на вёрткие яхты и мечтая о том, чего никогда не было и не будет, потому и не стоит сейчас это ворошить...
Ветер принёс обрывок страницы. Я брезгливо прижала бумажку палочкой к песку и прочитала ошмёток колонтитула: "Истинное Пи...". См текст был таков: "Есть мнимая цель, цель слабого. Они называют её спасением души. Они называют безволие смирением, слабость всепрощением, трусость любовью к ближнему своему. Нет худшей лжи, чем та ложь, на которой строится их так называемая це..."
Клочок был слишком мал, чтобы понять, к чему это всё было сказано. Всё лето я была в таком состоянии, что вполне могла согласиться с неведомым автором насчёт подмены понятий.
Память начала услужливо стелить грязные коврики, по которым побежала главная отвратительная мысль.
В нашем районе убили священника. Ходили слухи, что из-за денег. Одни бандиты купили индульгенцию, другие перехватили платёж.
Соседка-богомолка постоянно материла сына. Из-за двери был слышен каждый пассаж. А вечером - душеспасительные беседы на скамейке, в выходные - поход в храм, в праздники - вежливые поздравления даже тем, с кем никогда не здоровалась. Даже меня поздравляла, хоть и боялась.
Сбитая микроавтобусом девочка Лена, моя одногруппница по секции плавания, лежавшая в луже крови. Где там была пресловутая душа? Что надо было спасать?..
Хватит! Вздорная категоричная дура!
Я проткнула несколько раз бумажку и отбросила палочку с таким чувством, с каким избавляются от дохлой крысы. Что-то было неправильно.
Об этом говорили облака, шептали волны, пел ветер. Ветер всегда поёт, но я сейчас не об этом, потом, потом... может быть.
Я вернулась в номер и записала в дневник: "Изучить Библию". Это была первая из трёх совершенно одинаковых записей, какие я сделала в течение последующих десяти лет.

Четырнадцать.
Я, безусловно, больна. Родители затаскали меня по клиникам, но врачи не знали, что с моим мозгом. Результаты томограмм были немыслимы. Тесты? А что тесты? Бывали дни, когда отвечала на любой вопрос.
- Здравствуйте, Ника. Меня зовут Евгений Павлович. Я буду вас тестировать. Я спрашиваю, вы отвечаете. Готовы?
- Да.
- Автор "Севастопольских рассказов".
- Толстой... Лев.
- Самоназвание финнов.
- Суоми.
- 241 умножить на 157
- 37 837.
Мысленно: "Как она это делает?"
Вслух:
- Я не знаю.
- Что?
- Как я это делаю.
Замешательство.
- Единицы измерения светового потока.
- Я просто смотрю на вас и вижу Евгения Мазина тридцати шести лет, астматика, холостого, живущего с... пожалуй, с матерью, так как отец умер года два назад, бегающего к замужней любовнице, пьющего слишком много пива, особенно на ночь, пишущего до сих пор то, что в гордыне своей считает стихами...
- Не слишком ли?..
- Для четырнадцати? Сойдёт. Я не жалуюсь. K.vtys.
- Что?
- Единицы измерения светового потока.
- А... Ну, да.
Я постепенно прихожу в высшую степень чувствительности.
- Вас к телефону.
В кабинет просовывается голова. Кудрявая. В очках. (Я сижу к двери спиной).
- Жень, тебя к телефону.
- У вас мама приболела, - я встаю. - Давайте отложим тест?
Маленькая гадкая язва. Меня не волновало то, что "приболела" - это мягко сказано. Я упивалась возможностями.

Пятнадцать.
"Кем ты хочешь стать?"
Не правда ли, довольно смешная тема сочинения, заданного ученикам девятого класса?
"Я хочу стать Богом..."
И далее список из дел, которые бы сделал Бог-Ника. На девять листов мелким почерком. От смешных свершений наподобие "Отнять у Петьки Фролова желание пакостить и хулиганить" до ещё более нелепых в своей наивности "Вернуть в Чернобыле, как было до..."
Часто божественные акты снабжались пояснением причин и следствий. Желания и обоснования пестрили аллюзиями и откровенными цитатами из самых неожиданных литературных источников (благо, к тому моменту я перечитала домашнюю, школьную и районную библиотеки, а на память никогда не жаловалась).
Я смеялась над формой и плакала над смыслом.
И хохотала над алым "колом" после моего текста. Аделаида Марковна (по идее, с такими именем и отчеством надо не русский, а немецкий преподавать) была консерватор.
Это сочинение до сих пор лежит в заветном ящике. Там дневники и разное дорогое. Когда-нибудь "подмосковные" диггеры умилятся своей находке - ящик спрятан под Китай-городом.

Шестнадцать.
Мне надоело бездельничать, и я сдала два класса экстерном, поступила в МИФИ и к девятнадцати закончила и его. Как бы попутно. Могла бы и быстрее, но процедура не позволяла.
Между делом покаталась по стране.
Именно в шестнадцать появилась вторая запись "Изучить Библию". Правда, к тому моменту я читала и Ветхий, и новый Заветы. По два раза каждый. Мне чудился код. Определённо, это не просто книги, думала я тогда.
Я приходила в разные церкви и чувствовала разное.
Была в Пощуповском монастыре. В тамошнем храме светло и покойно.
Была в Храме Христа Спасителя. Там пусто.
Во владимирском Соборе Пресвятой Богородицы скорбно и празднично одновременно.
Однажды я зашла в деревянную новую часовню, стоявшую возле трассы Москва-Челябинск возле посёлка Искра. Там было как дома.
В питерском Казанском Соборе я упала без чувств. Почему? Как бы объяснить... В меня отразилось моё зрение. Словно от стен, сводов, колонн отскакивали импульсы внимания, по обыкновению посланного мной в окружающее пространство. Я почувствовала неимоверное давление. Невидимые волны накатывали снова и снова, раскатываясь в галереях, вздымаясь к куполу и оттуда обрушиваясь на меня...
Никогда я не испытывала такого угнетения и такой подавленности, как в Казанском Соборе. Целый месяц ходила в "крутом депрессняке". Это выражение одного из докторов, который хотел быть ближе к пациентам.
Если хочешь убить Супермена, прихлопни его куском метеорита с родной суперменовой планеты.
С тех пор боюсь столицу Ленинградской области и её храмы...

Семнадцать лет.
Здесь заканчиваются значимые разрозненные события и начинается Единое Сверхсобытие.
Я научилась планировать.
Запланированные люди в заданное время выходили навстречу, звонили, говорили и - уходили.
Когда
я
хочу.

Итак, кляча моей истории пробежала разогревочный круг. Пора загнать.
Дальше будет сложно, но я изо всех сил постараюсь быть простой.
Суперпозиция составляющих этого мира даёт ежемгновенные фотографии всего. Надо научиться видеть информацию и выявлять самую важную.
Мир един, пока нет понятий. Появились понятия или знаки - прощай, реальность. Поименованные объекты и озаглавленные явления вместо объектов и явлений. Жизнь надстроила над собой интерпретатор: бейсик, на котором мы все дружно самопрограммируемся.
Счастлив знаток ассемблера.
Жаль того, кто работает с этой действительностью на уровне "единичек и ноликов".
Жаль меня.
Хнык-хнык.
Ну, и хватит, поехали дальше.

Файл 1 is closed. To be continued................



© 01-15/07/2004, Vera A. Nalova.


Оценка: 4.34*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"