Вершинин Лев: другие произведения.

В краю непуганых бегемотов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Африканские этюды

В краю непуганых бегемотов

Лев Вершинин

Каждая счастливая страна счастлива по-своему. Все несчастные страны несчастливы одинаково. Народам-удачникам живется спокойно и уютно, остальным - голодно и тоскливо. Напасти обгоняют одна другую; никто, ни политики, ни ученые, ни люди в форме не в силах что-то изменить. Любые реформы буксуют. И только бегемотьи семейства, неспешно топчущие скудные крестьянские огороды, вносят некоторое оживление в унылые будни обывателей западноафриканской державы, именуемой Гвинеей-Бисау.

Конфликт цивилизаций

Бегемоты, конечно, не правы. Они не работают, а есть хотят. Но, с другой стороны, их можно понять. Эти солидные, склонные к философскому восприятию мира зверюги не любят новшеств, и если уж они меняют свой исконный образ жизни, то причины должны быть очень вескими. Еще недавно, в конце прошлого столетия, в Мансабе, южной провинции страны, гиппопотамов не было. Вообще. Ни единого. Однако в последние несколько лет там зарядили проливные дожди, в заболоченных местах на поверхность стала выступать соль, и толстокожие решили, что настал час выходить из джунглей в люди. Причем каждый бегемот, будучи отменным семьянином, прибрел не один, а привел обустраиваться на новом месте - полях и огородах - всю немалую родню. В итоге сотни гектаров посевов были вытоптаны незваными мигрантами, а когда и без того несытые крестьяне попытались завернуть гостей в родные болота, те, не на шутку осерчав, начали сопротивляться, настаивая на праве меньшинства жить по традициям. Один даже насмерть затоптал двух человек.

И тогда гвинейцы объявили интервентам войну. Предварительно совершив все необходимые обряды. Но гиппопо, как и положено менее цивилизованным, в открытой схватке оказались сильнее. Пришлось вмешаться государству на уровне аж премьер-министра, и это было не легко. Ибо хотя, с одной стороны, гиппопотам - уникальный вид африканской фауны, подлежащий охране и защите от истребления, но с другой, крестьяне, пусть даже уникальной фауной не являются, тоже хотят жить. Всего пару месяцев назад они с трудом спасли часть урожая от полчищ саранчи, и уцелевшие жалкие крохи продовольствия нужны им, чтобы не вымереть с голоду. Собственно, средняя продолжительность жизни в Гвинее-Бисау за последние десять лет и так упала с 44 до 42 лет. Хроническое недоедание делает свое дело.

Беда, однако, подобно бегемотам, не ходит одна. Только-только правительство собралось направить против четвероногих захватчиков войска, как выяснилось, что отправлять некого - армия занялась другими делами. Аккурат через день после принятия судьбоносного решения о начале гвинейско-бегемотьей войны в столице страны начался путч. К которому, правда, гиппопотамы никакого отношения не имеют.

Обиженные Богом

Уже почти тридцать лет маленькая страна наслаждается независимой нищетой, прочно застолбив последнее место по уровню жизни в списке государств-членов ООН. Изредка, ценой лютого напряжения сил, используя зарубежные кредиты и реформировав все, ей удавалось подняться на пункт-другой, опередив даже Буркина-Фасо, но счастье длилось недолго. Сломать тенденцию не удавалось никому. Ни "отцам независимости", мулатам-марксистам с островов Зеленого Мыса, ни прогнавшему их в 1980 году генералу Жоау Бернарду Виейре, черному-пречерному представителю коренного населения.

На фоне коллег-президентов Виейра выглядел очень даже неплохо. Он никого не ел, жил скромно и делал все, что только мог. Начал либерализацию экономики, чем очень понравился МВФ, провел свободные выборы в местные советы и в парламент, отменил надоевшую всем однопартийную систему и цензуру, а в 1994-м стал настоящим, законно избранным президентом. Но экономику продолжало трясти. Вернее сказать, её не было, какие бы зигзаги ни выделывал лидер нации. Даже вступление в Западноафриканский валютный союз, то есть переход из-под лиссабонского "зонтика" под парижский, ничего не дало.

В начале лета 1998 года нарыв прорвался. Генерал Ансумане Мане, начальник генштаба, имевший в народе репутацию Робин Гуда, высказав в лицо президенту мнение страны как о нем, так и о его управленческих талантах, был тут же снят с поста, а 7 июня поднял мятеж. Пролилась кровь. Правда, Виейра с помощью Сенегала и Гвинеи сумел удержать столицу, но бои шли на равных, и 2 ноября в Абудже, столице Нигерии, противники договорились о перемирии и проведении в феврале 1999 года всеобщих выборов. Виейра, однако, выполнять обещания не спешил, и 7 мая 1999 года Мане опять поднял мятеж, на сей раз взяв под контроль Бисау. Виейра покинул страну, а мятежник, как ни странно, сдержал слово, передал власть временному президенту, спикеру Малан Бакай Санья и возглавил центризбирком.

Выборы же, прошедшие в январе 2000-го, оказались очень нелегкими. Впервые в истории Бисау результат не был запрограммирован, и в отцы нации стремглав кинулись все, имевшие хоть какое-то имя - лавочники, старосты рыбацких артелей, профессиональные политики, учителя, адвокаты, вожди лесных племен, муллы и прочие. Вперед, однако, вышел некто Кумба Ялла - главный местный интеллектуал. Он и был приведен к присяге 17 февраля, заявив на церемонии инаугурации, что намерен покончить со всеми проблемами в ближайшее время.

Мудрец на троне

Ялла - личность, бесспорно, яркая. По меркам Бисау даже светило. Доктор философии, специалист по Платону, автор толстенного труда "Врожденная мораль как основа общественного договора", доказывающего, что люди от природы честны и хороши, но неорганизованны, и в этом вся беда, он с места в карьер начал воплощать в жизнь программу, суть которой состояла в том, что самое главное - подобрать порядочные кадры. А тех, кто не справляется, заменять.

Как ни странно, все стало еще хуже. Уже за первые полгода каденции нового президента кабинет полностью сменился трижды, а парламент безнадежно рассорился с главой государства. Народ же продолжал нищать ускоренными темпами, под ежедневные многочасовые радиолекции президента-философа по проблемам общественной морали. Когда же перестали работать больницы и школы (запертые по сей день), всем стало ясно, что этика, конечно, хорошо, но это далеко не все, чем жив человек, и надо что-то делать.

Первым, кто попытался превратить смутные ощущения в реальные действия, вновь стал неугомонный Мане. 20 ноября 2000-го он восстал в очередной раз, посадил под домашний арест своего преемника на посту начальника генштаба генерала Вериссимо Коррейа Сеабра, "по этическим соображениям" отказавшегося участвовать в перевороте, и объявил себя верховным главнокомандующим (фактически президентом). Но не преуспел. Народ и войска еще не успели разочароваться в кумире. 23 ноября Мане погиб, и стало тихо.

Однако всё по-прежнему дышало на ладан. Появилась уличная преступность, о которой раньше слыхом не слыхивали. Ограбили даже китайского посла. А в апреле 2003-го вконец оголодавшие студенты из Бисау, обучающиеся в Москве, захватили посольство своей страны, снимающее (из соображений экономии) трехкомнатную частную хрущобу, и потребовали, чтобы родина выплатила хоть часть задержанных на полгода стипендий (на общую сумму $ 1600). Посол позвонил домой, но там ему сказали, что денег нет, но могут прислать список подработок, "не унижающих национальную честь" гражданина. И в конце концов конфликт был улажен правительством Москвы, выделившим несчастным студиозам талоны на бесплатное питание.

Не понимая, что происходит, и уже никому не веря, Кумба Ялла в ноябре 2002-го распустил парламент, пообещал провести выборы в феврале. Однако слова не сдержал: выборы постоянно откладывались - формально из-за недостатка средств, но фактически еще и потому, что президент полностью ушел в грезы, тасуя кадры во все ускоряющемся темпе и самыми причудливыми конфигурациями. Вплоть до того, что в апреле этого года министр обороны, считавшийся ближайшим соратником главы государства, улетел в отставку без объяснения причин, а сменила его на этом очень "мужском" посту - невиданное дело! - дама, Филомена Машкареньяш Типоте. После чего правительства Португалии, Бразилии, Анголы и других "стран-сестер" начали активно уговаривать военных "не вмешиваться в политику".

Как выяснилось, поздно.

Головой об стенку

Рано утром в воскресенье 14 сентября солдаты без единого выстрела взяли под контроль столицу и арестовали президента, не оказавшего никакого сопротивления (он провел ночь в казармах, а наутро поел и ушел под домашний арест). Всю полноту власти взял на себя Военный комитет по восстановлению конституционного и демократического порядка - 25 человек - военнослужащих (от рядовых до полковников) и гражданских (представителей всех партий страны) во главе с генералом Вериссимо Коррейя Сеабре. Министрам велели явиться в штаб армии. Что они и сделали. Все. Даже премьер Марио Пирес, бывший в момент путча на юге страны (борясь с гиппопотамами), не стал скрываться. Чуть позже пресс-секретарь хунты разъяснил, что экс-президент и его команда будут сидеть взаперти не менее недели, вплоть до формирования нового кабинета, а потом сами решат, оставаться в стране или уехать. Спешно прибывшей в Бисау делегации стран-соседей во главе с министром иностранных дел Сенегала шейхом Тидианом Гадио позволили посетить арестованных и убедиться в том, что с ними все в порядке, однако, как категорически подчеркнул генерал Коррейя, "отстранение этих людей от власти - процесс необратимый, поскольку им власть противопоказана", а армия вынуждена была "сделать то, что сделала", ибо Ялла "уверенно вел страну в пропасть", но теперь намерена в скорейшие сроки провести выборы - сначала парламентские, а потом и президентские.

Все выступления новых властей выдержаны в подчеркнуто примирительном тоне, сдержанность изменяет им лишь тогда, когда речь заходит о свергнутом лидере. В коррупции или иных привычных грехах его, правда, не винят, зато хором говорят о "полной некомпетентности", "избытке амбиций", "мессианстве" и "подготовке фальсификации всеобщих выборов". К сожалению, все это соответствует истине. Поэтому и "страны-сестры", и Португалия, и США, и ООН - короче говоря, все, чье мнение в данном случае важно - хоть и, разумеется, осуждают армию за вмешательство в политику, но делают это мягко и аккуратно, настаивая лишь на том, чтобы "конституционный порядок был восстановлен как можно скорее".

Так оно и будет. Генерал Коррейя, как признают все, отнюдь не горит желанием творить чудеса. Он хочет немногого - навести какое-то подобие порядка, чтобы работали хотя бы амбулатория и, если получится, школа. Для этого нужно немножко денег, а "под восстановление конституционного строя" Запад, конечно же, подаст. После чего все вернется на круги своя: политики в парламент, армия в казармы, а народ - к своим бегемотам...


Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Д.Черепанов "Собиратель Том 2"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Level Up. Нокаут 2"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Простить нельзя расстаться. Ирина ВагановаАлекс. Покорить доминанта. Рита МейзПодарю ветхий дом.Парни входят в комплект. Оксана ШарапановскаяОдним днем. Ольга ЗимаНить души. Екатерина НеженцеваМенеджер олигарха и бессердечная я. Рита АгееваКошачья магия. Нелли ИгнатоваЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяЛюбовь на острове Буон. Olie-Гостья Озерного Дома. Наталья Ракшина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"