Верт Алекс: другие произведения.

Институт имени Чарльза Дарвина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Важные открытия всегда свершаются. Рано или поздно.


Институт имени Чарльза Дарвина

  
   Чудовище за стеклом обернулось, почесало пузо крючковатыми пальцами и вдруг заверещало, широко раскрывая зубастую пасть. Аленка испуганно отскочила от вольера и вцепилась в локоть Игоря дрожащими пальцами. Он успокаивающе приобнял девушку и в шутку погрозил зверю кулаком. Тот прекратил орать и уставился на молодых людей тупым взглядом из-под тяжелых надбровных дуг. Подобрал с пола банан и лениво начал его есть, смачно чавкая.
   - Скажи, - Алена нервно дунула на локон, выбившийся из прически, и провела ладонью по лбу. - Что им стоило звукоизоляцию получше сделать? Так и карачун схватить недолго!
   - Сильно испугалась?
   - Уж слишком неожиданно он завопил. Я и представить себе не могла, что звуки здесь не фильтруются...
   - Персоналу так легче работать, - к ребятам подошла женщина с нашивкой научного центра на плече форменной куртки. - Можно изучать их коммуникацию, не заходя в клетку. И оборудование для записи не надо ставить внутрь.
   - А чего это он вдруг закричал? - произошедшее явно волновало Алену гораздо сильнее, чем она пыталась показать.
   - Выразил свое мнение о незнакомых гостях, - женщина улыбнулась и протянула руку для приветствия. - Ирина Белл, старший сотрудник отдела големообразных. А вы, как я понимаю, новые стажеры из России?
  
   Пока они шли через "живую" зону в отдел теоретической науки, Ирина рассказывала о центре. Жестикулировала, то и дело поправляла очки в узкой оправе, приглаживала непослушный "ежик" на голове, говорила быстро, увлеченно, чуть захлебываясь.
   Да, это крупнейший в Европе зверинец, специализируется на обезьянах. Климат в Уэст-Мидлендс для них совсем не подходящий, поэтому все вольеры закрытые, занимают целых пять этажей. Нигде не найти такой полной коллекции экземпляров. Нет, это не путь албанских пионеров, которые сначала создают трудности, а потом сами их героически решают. Просто местный фонд имени Чарльза Дарвина, спонсирующий институт, предпочитает, чтобы тот был под боком, а не на другом конце света. Выделяет дополнительные деньги на регуляторы климата... Кстати, слышали, что именно здесь была опробована установка для мегаполисов, которую уже заказали и Лондон, и Москва, и Нью-Йорк? Протестирована на этих самых зверятах...
   Алена слушала невнимательно. Если нужно будет - всегда можно прочитать информацию на сайте. Или - горький смешок - попросить у Игоря путеводитель. Он-то грезил Институтом Шрусбери с прошлого года. Паковал чемоданы с таким энтузиазмом, будто отправлялся на долгожданный отдых, а не в научную командировку собирать материал для диссертации. И, конечно, тысячу раз похвалился перед Аленой, как он всё здорово придумал. Попросился не в экспедицию, не на полевую ферму, где нормальный человек и дня не выдержит, а нашел замечательный альтернативный вариант. Мало того, что себе выбил грант на работу с животными, так и сумел выпросить приглашение для Алены - прекрасная возможность собрать материал по теме диссертации и подтянуть английский.
   Правда, при мысли о занятиях коммуникативной лингвистикой с... этими тварями - другого определения почему-то не подбиралось - у девушки перехватывало горло. Так, должно быть, чувствовали себя жены декабристов, которым приходилось брести по этапу рядом с каторжниками, чтобы попасть к любимым мужьям. Бррр. На дворе двадцать первый век, а ей предлагают снизойти до животных. Да уж, хорошим выдумщиком оказался ее свежеиспеченный муж. Как будто нельзя было оставить это занятие для тех, кто иным способом не может заработать себе на пропитание.
   Игорь восхищенно осматривался. За всё время обучения в универе он - даром, что биолог! - не видел такого количества зверья разом. Да что там - за всю жизнь не видел. А тут животные так близко, что можно даже их потрогать.
   - Ведь можно, да?
   - Конечно, - рассмеялась Ирина. Ее искренне забавлял восторг юноши. - У нас есть несколько экземпляров, которые совсем ручные. И погладить сможете, и покормить, и даже на руки взять, если захотите. Пообщаетесь...
   - Пообщаемся? - Алена фыркнула от возмущения. - Простите, мне показалось, или вы действительно предлагаете нам общаться с биомассой?
   Ирина покачала головой:
   - Поверьте, через пару дней, узнав их получше, сами поймете, насколько ваша точка зрения ошибочна. Наши лингвисты покажут вам такие интересные записи, каких вы бы никогда не достали, работая исключительно с людьми..
  
   Но ни через пару дней, ни через неделю Алене не стало легче или интереснее. И Игорь расстраивал ее всё больше.
   Он не боялся зубов и когтей. Не кривился от волосатых морд и морщинистых лап, отвратительно похожих на человеческие руки, как неудачная и неприличная шутка создателя. О небо! - он научился различать их, завел любимчиков и даже разговаривал с ними. При мысли об этом Алене хотелось закатить мужу скандал, собрать чемоданы и уехать обратно в Москву. Под купол, где нет ни одной травинки, где не пахнет подгнившими фруктами, где на улицах мерно пощелкивают светофоры и гудят машины - райская музыка по сравнению с визгливыми голосами и уханьем обезьян в коридорах института.
   Каждый день во время вечерней молитвы Алена спрашивала - за что? "И создал Бог человека, и спустил его с неба на Землю..." - бормотала девушка, а в голове непослушным самолетиком билась мысль - "зачем я здесь? Зачем я - человек - должен быть рядом с тем, что противно моей природе и сущности?"
  
   - Они очень похожи на людей, - воодушевленно вещал Игорь, не заметив, как напрягалась Алена при этих словах. - Они заботятся о детях, у них есть зачатки коллективности, даже некий аналог общения.
   - Хватит! Мне надоело, ты без конца говоришь об этих тварях!
   - Они не...
   - Не перебивай! С тех пор, как мы приехали сюда, ты только и делаешь, что проводишь время со своими големообразными. А что делать мне? Ты подумал? Я всё-таки твоя жена. Я! А не эти "похожие на человека". Как у тебя язык повернулся сказать такую ересь?
   Игорь встал, подошел к жене, хотел поцеловать, но она отвернулась, так что он просто обнял ее и зашептал успокаивающе.
   - Понимаю. Тебе скучно проводить время одной. Ты ревнуешь...
   - К этим тварям? Ни за что в жизни!
   - К работе. Мне кажется, тебе тоже стоило бы увлечься чем-нибудь и тогда, возможно, скука пройдет.
   - И чем ты мне предлагаешь заниматься?
   - Ну, ты можешь проводить коммуникативные тесты среди големообразных.
   - Ну, уж нет.
   - Пока ты будешь без дела - дни будут тянуться долго. А если увлечешься чем-нибудь, то времени будет не хватать.
   - То-то я смотрю, у тебя не хватает на меня времени, - тон был всё ещё груб, но Игорь понял, что Алёна успокоилась и теперь уже в большей степени играла раздражение, чем его ощущала.
   - Но сейчас я здесь и с тобой.
   - Мне стоит поблагодарить Бога за это? Или, может быть, твоих тварей?
   - Поблагодари лучше меня, - Игорь развернул Алёну лицом к себе и поцеловал.
   На некоторое время ссора прекратилась. Хотя бы потому, что ни одна из сторон не могла говорить. Чисто физически.
  
   - У нас тут мало кто бывает. - Ирина пригласила молодую пару на ужин в уютное кафе для старших сотрудников, и увлеченно рассказывала им... о науке, о чем же еще. - Не так много работников, да и те, в первую очередь, энтузиасты своего дела, а потому по большей части заняты. Для нас, не скрою, стало большим сюрпризом, что в этом году приехало сразу двое молодых специалистов. Редко кто связывает начало своей карьеры с големообразными.
   - Да уж, сюрприз так сюрприз, - отозвалась Алена, бросив при этом недовольный взгляд на мужа.
   - Мне кажется, что многие из нас просто не понимают, чего они лишились, - продолжала Ирина. - Закрывшись в стерилизованных куполах, отгородившись от природы, мы тем самым отстраняемся от нашей естественной среды обитания.
   - Человек - творение Господа. По его образу и подобию. И разумно, что он не позволяет себе жить среди низших существ.
   Игорь и Ирина посмотрели на Алену. Возникло неловкое молчание.
   - Отставим в стороне теологические споры, - Ирина первой поспешила исправить ситуацию. - Для этого есть специальные институты, ученые и кафедры. Я хотела бы спросить - как проходят ваши исследования?
   - Отлично! - Игорь воодушевился. - По многим биологическим показателям големообразные идентичны человеку. Такое ощущение, что они словно черновик, на котором Бог тренировался перед тем, как приступить к созданию людей.
   Алёна поморщилась, но в этот раз промолчала.
   - Я рада, что у вас всё хорошо. Алена?
   - Я не могу с ними работать.
   - Что?
   - Я говорю - я не могу с ними работать. Это противно моей природе. Но поскольку я всё равно нахожусь здесь, - уничижительный взгляд в сторону мужа, - нет ли у вас какого-нибудь другого занятия? Подальше от этих тварей?
   Если Ирину и оскорбила эта фраза, то она не подала виду.
   - Так-так. Дайте-ка вспомнить, - она принялась массировать лоб. - Ах, ну да. Конечно, есть. Фонду передали в дар недавно найденные архивы самого Чарльза Дарвина, и пока они находятся в нашей библиотеке. И, как вы понимаете, поскольку мы постоянно заняты работой, а штатного архивариуса у нас пока нет - разобрать их некому. Вы могли бы помочь.
   - Да, это подходит, - Алена улыбнулась. Работать с бумагами куда приятней, чем с "черновиками" человека. И как это Игорю вообще пришло такое в голове? Кажется, её муж всё-таки немного сумасшедший.
  
   В архиве стояло несколько десятков коробок со старыми, пыльными документами. Иногда встречались накладные, какие-то заказы или официальные письма. Смысл некоторых Алена так и не смогла понять, сколько не пыталась. Однако теперь время действительно неслось незаметно.
   Она выудила со дна коробки папку и обнаружила на ней странный рисунок. Почти истершийся за прошествием времени, но кое-что можно было разобрать. Неизвестный художник изобразил цепочку големообразных. Каждая последующая особь была менее сутулой, чем предыдущая, а в последней, стоящей уже прямо, Алена с удивлением узнала человека.
   Что это за еретическая картина и что она делает в архивах? Девушка поборола желание отбросить папку - а ещё лучше сжечь - и с удивлением, граничащим с непониманием, прочитала: "Личный дневник. Ч. Дарвин".
   Личный дневник великого ученого? И такая обложка? Должно быть, это подделка или чья-то дурацкая шутка. Алена пролистнула страницу, пробежала глазами по первому абзацу, сама не заметила, как прочитала страницу, вторую, третью...
  
   - Вот ты где! - девушка резко дернулась, вскрикнула и только потом взглянула на улыбающегося мужа. - А я смотрю - тебя всё нет. Раньше ты на обеды не опаздывала. Говорил же - главное, найти занятие.
   - Сейчас подойду.
   - Я подожду.
   - Нет! - она прикусила губу, сдерживая крик. - Мне надо будет зайти в комнату, переодеться. Тут столько пыли, ты не представляешь. Давай встретимся в столовой?
   - Давай, - Игорь озадаченно пожал плечами и вышел.
   Когда он ушел, Алена облегченно выдохнула. Неизвестно, настоящий документ это или нет, но здесь его оставлять нельзя. Кто-нибудь другой может наткнуться на него, и тогда обязательно что-нибудь произойдет. Что-нибудь плохое.
  
   Алена едва успела сунуть дневник под покрывало, когда Игорь вошел в комнату.
   - После обеда ты не была в архиве, - сказал он. - Что-то случилось?
   - Нездоровится. Наверное, пыли надышалась.
   - Может, стоит обратиться к врачу?
   - Может, стоит проводить больше времени со мной?
   - Ну, мы же договорились, - Игорь попытался подавить конфликт в самом зародыше.
   - Мы ни о чём не договаривались. Это ты всё решил за меня, а моё мнение тебя не волнует.
   - Да что с тобой? - Игорь удивленно смотрел на жену.
   Алена и сама чувствовала, что перегибает. Она не собиралась устраивать истерику, но напряжение и непонимание, вызванные чтением дневника, требовали выхода. И сейчас им стала злость. Беспричинная злость на мужа.
   Девушка вскочила с кровати и выбежала из комнаты. Не удержалась от того, чтобы хлопнуть дверью.
   Игорь хотел было броситься следом, но остановился. Может, ей надо побыть одной, подумать, прийти в себя.
   Он присел на кровать и нащупал что-то твердое под покрывалом. И спустя минуту восхищенно изучал картинку на обложке дневника. Игорь открыл его, просмотрел несколько первых абзацев и, прижимая драгоценную папку к груди, бросился из комнаты. Он должен показать это Ирине!
   Через несколько минут обратно вернулась Алёна и раздосадовано стукнула кулачком о дверной косяк. Как она могла забыть о дневнике и бросить его в одной комнате с Игорем!? Сейчас она не видела ни того, ни другого. И их совместное отсутствие здорово её пугало.
  
   - Это же революция в науке! - Игорь нервно расхаживал по кабинету. - Переворачивает все наши представления о вопросе!
   Ирина дрожащими руками перелистывала пожелтевшие листы, осторожно поглаживала пальцами неровные края бумаги, как будто удивлялась их реальности.
   - Надо сначала удостовериться, что это не подделка... - женщина пыталась успокоить Игоря, но и в ее собственном голосе не было следа спокойствия. - Даже если документ настоящий, нам надо будет перечитать его не раз, чтобы полностью исключить недопонимание. Я уже лет десять живу здесь, но всё равно мой английский еще не столько хорош...
   - Да при чем тут знание языка! Достаточно просто взглянуть на схемы, всё и так ясно! И мне кажется, что любой здравомыслящий ученый сразу поверит в достоверность изложенной теории. Она объясняет всё то, что мы с вами видим во время работы со зверями. Я всегда думал, почему же их называют големообразными - они же совсем не похожи на искусственных тварей алхимиков и шарлатанов от науки. Они гораздо больше похожи на нас. Что вовсе не удивительно, если мы безоговорочно поверим Дарвину...
   - Не Дарвину, а якобы его дневнику, - улыбнулась Ирина. - Пойми меня, это действительно удивительная находка. И мне бы очень хотелось, чтобы она оказалась достоверной. Поэтому наш план действий: сначала вызовем экспертную комиссию для определения подлинности документа, потом покажем дневник нашим профессорам, а дальше соберем тематическую конференцию, напишем в "Сайнс"...
   - Какой будет прорыв! Мы поставим мир с ног на голову! И зверей больше не будут называть биомассой, считая их низшим материалом, годным лишь для правильного функционирования экосистемы. И биологией начнут заниматься не только фанатики, такие, как мы с вами. Может, человек, осознав себя частью природы, наконец повернется к ней лицом?
  
   На пороге комнаты лежал лист, по-видимому, выпавший из дневника. Конечно, Игорь, небось, бросился со своей "добычей" бежать так быстро, что не заметил потерю клочка бумаги. Алена нагнулась и осторожно подняла его.
   Судя по всему, писали второпях. Строчки будто приплясывали, наползали друг на друга. Некоторые слова скрывались под пятнами воска. Алена нервно усмехнулась. Даже не потеряй Игорь этот лист, он точно не смог бы его прочитать. Автор писал торопливо, с сокращениями и апострофами, абсолютно не доступными пониманию того, кто учил академический современный язык. Зато Алена, для которой староанглийский был одним из любимых предметов, могла хотя бы примерно разобрать, что имел в виду Дарвин. И понимание смысла написанного мгновенно смыло с ее лица всю краску - кровь отлила от щек, на побледневшем лбу выступили капельки пота. И сердце тяжело забухало где-то в животе.
   "Типографию, куда я отдал было оригинальную рукопись для печати, сожгли. Погибло пятеро работников, еще двое - в больнице. В моем кабинете был обыск - явно искали ее. Беседовали лично со мной - ночью, вытащив из кровати, приставив нож к горлу. Очень убедительно, должен признаться. Несмотря на то, что Средние века давно прошли, мне обещан костер, если я не исправлю основную идею "происхождения видов". "Не следует и мысли допускать о том, что человек - творение божье - может быть в родстве с грязными животными", - так они сказали. И предложили написать отдельную главу "о человеке", особенно подчеркнув его обособленность от всех остальных живых существ. Создание Бога, а не эволюции. Думаю, что мне придется согласиться. И уповать лишь на то, что эту рукопись найдут - быть может, уже после моей смерти, и истина восторжествует..."
   Алена дважды перечитала отрывок. Почувствовала, как ее охватывает иррациональная паника. Что же делать? Бежать, предупредить Игоря, чтобы опасался? Но, с другой стороны, чего ему опасаться? На дворе конец двадцать первого века, а не Средние века.
   Хотя Дарвин говорил точно так же...
  
   Алена смяла листок и запихала его на самое дно своего чемодана. Выбежала в коридор, на одном дыхании долетела до прозрачных дверей, отгораживающих зверинец от жилых помещений, и тут пол вдруг начал уходить у нее из-под ног. Всё здание содрогнулось, раздались звуки взрывов. Дико заверещали в своих клетках обезьяны, заметались из стороны в сторону. Люди хватались за стены, выла пожарная сигнализация. С потолка посыпались осветительные панели. Одна из них задела Алену по голове, и девушка потеряла сознание.
  
   - Мне очень жаль, - ей казалось, что слова доктора доносятся сквозь плотное одеяло. Плотное и ледяное, как мир без Игоря. - Взрыв произошел как раз в том отделе, где находился ваш муж. Поблизости оказались святые отцы из капеллы научного центра, они пытались делать всё возможное, но не сумели до прибытия спасателей оказать какую-либо помощь пострадавшим...
   - Пытались... - пробормотала Алена, судорожно кивнув.
   В соседнем блоке третьи сутки подряд умирала Ирина. Бредила, требовала спасти результаты экспериментов и какие-то важные документы. Медсестры успокаивали ее и сочувственно пожимали плечами. Из отдела големообразных ничего не удалось вынести - после взрыва там замкнуло проводку и полыхнул сильнейший пожар, на тушение которого потребовалось несколько пожарных бригад. Какие уж там документы, если стены плавились от нестерпимого жара...
   Ночью к Ирине пришел капеллан. Посидел рядом с ней на кровати, подержал за холодеющую руку, вздохнул и ушел в темноту, тяжело шаркая. Алена, которую мучила бессонница, думала о последнем листке из дневника Дарвина и долго прислушивалась к удаляющимся шагам, пока их не заглушил писк прибора "сердце-легкие", сигнализирующий о том, что пациентка в соседнем блоке умерла.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"