Вертик Таша: другие произведения.

Ouroboros

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    автор переехал --> сюда и снова пишет ^__^

  OUROBOROS
  
Пролог
  
  Оглушающие раскаты грома тревожным набатом взывали к Джесмайн, проникая в ее сознание единственной связующей ниточкой с окружающей действительностью. Но девушка дрожала от страха совсем не из-за них. Лихорадочно сжимая в своих ладонях такое любимое и дорогое лицо, она в беспомощной панике наблюдала за тем, как оно все стремительнее бледнеет с каждой убегающей в вечность секундой. Выбившаяся прядка волос упала на белоснежный лоб, губы молодого человека скривились в тонкую линию, отчего еще отчетливее проявились прозрачные бисеринки пота над ними. Господи, ну почему она не могла забрать всю его боль себе? Было просто невыносимо видеть его нестерпимую муку и не иметь возможности ее облегчить или разделить.
  - Шшш, все будет хорошо. Верь мне. И борись! Слышишь меня? Обязательно борись за свою жизнь! Только посмей умереть у меня на руках! Не жди тогда покоя на том свете, это я тебе обещаю, - Джесмайн опомнилась только тогда, когда осознала, что в гневном забытьи до боли в костяшках пальцев сжала руками его широкие плечи. - Не оставляй нас. Не оставляй меня. Пожалуйста, - на этот раз голос сорвался уже на мольбу.
  Ее осунувшееся лицо продолжал беспощадно терзать разбушевавшийся ливень. Крупные дождевые потоки беспрепятственно холодили тонкие черты лица, но девушка не делала ни единой попытки для того, чтобы укрыться от них. Висок парня отливал зловещим ярко-алым цветом. Медицинские познания Джес были весьма ограниченными, но она все же предположила, что задета одна из артерий в его голове. Если бы была повреждена вена, согласно школьному учебнику по биологии кровь была бы насыщенно вишневого оттенка. Вот только, к каким именно действиям должен подтолкнуть ее этот факт, девушка не знала.
  Почувствовав легкое прикосновение к своему левому плечу, Джесмайн едва заметно вздрогнула, но не обернулась. Она вообще боялась шевелиться. Каждое случайное движение грозило потревожить колыбель ее бедер, в которой она так бережно удерживала затылок раненого. Уже через секунду рядом с ней очутился Шейн, присев на корточки с немым вопросом на губах. Но Джес лишь молча встретила его взгляд, ничего не сказав. Да и нужны ли были сейчас слова? Внезапно поляну, где они находились, сотрясла мощная энергетическая волна, сминая все на своем пути. Девушка не пала на колени исключительно потому, что уже находилась там. Вспышка яркого белого цвета рваной молнией прорезала нетронутую гладь ночного неба, разделив ее на равные лоскуты, а затем также быстро погасла.
  - Что это было? - почти сразу же слетело с губ девушки удивленное восклицание. Шейн, тем не менее, не спешил с ответом. На его лице отразился такой неподдельный ужас, что Джес мысленно взмолилась его позабыть о заданном вопросе, но было уже поздно.
  - Освобождение духа. Ты это только увидела, а я и почувствовал. Только что умер один из Хранителей.
  
Глава 1
  
  Джесмайн неловко переминалась с ноги на ногу, нетерпеливо ожидая, когда же Холли наконец выгрузит все свои чемоданы из ярко-желтого канареечного пикапа, подаренного ей щедрыми родителями на совершеннолетие. Казалось настоящим чудом, что небольшая легковушка смогла их всех вместить. Тоскливо покосившись на свою единственную большую, но забитую лишь на три четверти, спортивную сумку, Джес с невольным вздохом вынуждена была признать, что та могла сравниться размерами разве что с ручной кладью ее лучшей подруги.
  - Эй, девочка-электровеник, ты точно уверена, что тебе не нужна моя помощь? Если тебе понадобилось столько времени, чтобы только выгрузить все свои вещи из машины, то я боюсь даже представлять, что будет, когда ты начнешь их распаковывать...
  - Так и не представляй, раз так страшно, - пропыхтела Холли, вытащив из бездонных недр багажника последний чемодан почти полуметровой высоты. Ан нет, не последний. Вслед за ним на импровизированную пизанскую башню из сумок приземлился зачехленный лэптоп. - Ты знаешь, мне иногда кажется, что твоя отрешенность от всего приземленного и насущного граничит с безалаберностью. Думаешь, почему я не разрешила тебе помочь мне сейчас? Ты же вечно витаешь в облаках, а потом ищи-свищи пропажу! А все это богатство ведь не только мне, но и тебе понадобится. Спишем сейчас мою нетактичность на недостатки воспитания в детстве, окей? Но, Джес, ты же одеваешься просто ужасно! Да, я понимаю, что твоя семья небогата и все такое, но то, что ты почти все время носишь черное, этого никак не извиняет. С твоей фигурой, с твоим лицом... Это же просто настоящее преступление! Молодые девушки должны носить все яркое и красочное. Диву даюсь, как тебя еще не коробит от этого траурного цвета.
  Щеки Джесмайн предательски заалели, но смущение не смогло перебороть решительного блеска в глазах. В таких ситуациях она цеплялась за свою гордость, как за последний спасительный якорек, предпочитая следовать тактике "лучшая защита - это нападение".
  - Не понимаю, кого может волновать моя одежда? Какая кому разница, даже если я решу носить водолазный костюм? Или вообще ходить голышом? Мне лично кажется, что как блондинке черный цвет мне очень даже к лицу, - с запалом вступилась в свою защиту девушка. - По твоему мне стоит предпочесть приторно розовый? Только потому, что этого требует дурацкий стереотип?
  - Нет, я просто считаю, что еще хуже в пику стереотипам не носить ничего розового вообще. Неужели ты готова позволить чужому мнению манипулировать своей жизнью?
  - Touche, touche! Не стоило вообще поднимать эту тему с тобой. Знаю же, что ты вечно реагируешь на нее, словно бык на красную тряпку. Лучше скажи мне, почему нас никто не встречает?
  Джесмайн в который раз с опаской осмотрела большую железную дверь, казалось, влитую в семифутовое кирпичное ограждение дома. Все в ней, начиная с изящной затейливой резьбы поверхности в виде виноградных лоз и заканчивая мудреной электронной системой домофона, кричало о достатке, даже роскоши. Они точно прибыли по нужному адресу? Такой коттедж даже с фасада не выглядел соответствующе карманам студентов-первокурсников, перманентно стесненных в материальных средствах. Их сокровенной мечтой - вполне вероятно, реальностью - никогда. Когда Холли предложила подруге для экономии снимать жилье вместе, Джес рассчитывала подыскать небольшую, но уютную квартирку. Много ли места нужно двум непритязательным и юным особам для полного счастья? Однокомнатной вполне бы хватило. И так бы оно и было, если бы не самонадеянное заявление девушки, что этот вопрос ею уже решен.
  - А ты уже нажимала вызов на домофоне? Энштейн, они же тебе не экстрасенсы, чтобы заранее знать о нашем появлении. Тем более, что я не оговаривала точного времени. Трудно было заранее определить, в какой временной промежуток мы вложимся в итоге...
  - Ох, Холли, - надув щеки, Джесмайн со свистом выпустила из них воздух. - Это настолько в твоем стиле. Остается надеяться, что эти люди никуда не ушли. Хотя даже если и так, лично я не смогу их винить. Не сидеть же им целый день дома на привязи из-за чужих проблем. За ту мизерную арендную плату, которую нам выставили, они, скорее всего, сдают угол койки в какой-нибудь пристройке сарайного типа этого дворца. Таких цен нет, наверное, даже в самых злачных районах Ричмонда. Да что там Ричмонда? Во всей Канаде! Где ты вообще отыскала таких меценатов? Явно не по объявлению, иначе мы бы сегодня пали смертью храбрых в результате огромной давки у этого порога.
  Предостерегающе сложив руки на своей груди, Холли воинственно выпятила вперед маленький гордый подбородок, всем своим видом предвещая скорое приближение бури. "Тебе-не-стоило-говорить-этого-малышка" выражение лица не обещало ничего хорошего, но Джес уже привыкла к подобным хитростям подруги, выработав на них настоящий железобетонный иммунитет. Невозмутимо приподняв тонко изогнутую левую бровь, девушка нажала на кнопку домофона. Послышались противные гудки ожидания, а затем таинственная тишина. Чтобы хоть как-то нарушить неловкость и повисшее молчание (мало ли, может, все объяснялось элементарными проблемами со связью?), блондинка выдала быстрым речитативом уже заранее заготовленную речь:
  - Добрый день! Вас беспокоят Джесмайн Мэтьюс и Холли Адамс. По поводу аренды жилплощади. Не могли бы вы выйти к нам или же просто открыть двери? - и так как динамики по-прежнему продолжали молчать, она коротко добавила: - Спасибо заранее.
  С чувством выполненного долга девушка попятилась от двери поближе к пикапу, чтобы не произвести впечатление излишне назойливой особы. Еще не хватало столкнуться нос к носу с будущим арендодателем, с порога впечатлив его (ее?) своим нездоровым энтузиазмом.
  - Пффф...Не отвечают, и я едва сдерживаюсь от коронной фразы "а я же говорила".
  - Молодец, что сдерживаешься, - послала в сторону подруги мрачный взгляд Холли. - Не понимаю, мой брат же точно их предупредил. Это просто свинст... - брюнетка оборвала фразу на полуслове, услышав приглушенный звук поворачивающегося замка, и поспешно ретировалась: - ...как это великодушно с их стороны предложить нам пожить в этом чудесном доме. И за такую символическую плату! Но ведь общеизвестно, что всем, кто в трудную минуту протягивает руку помощи студентам, на там свете причитается экспресс-пропуск в рай!
  Под конец Холли сорвалась почти на крик, Джес же не оставалось ничего иного, как молча давиться от еле сдерживаемого приступа смеха. О да, только Адамс могла проявить такую находчивость, перевернув все с ног на голову. Неизвестно, кто в итоге кому еще оказывал услугу! И как ей только удавалось разглагольствовать на тему загробной жизни с таким завидным воодушевлением? Талант, не иначе.
  Псевдофилософские размышления девушки были прерваны появлением таинственного благодетеля. Внешне Джесмайн при виде его никак не выдала своих бурных эмоций, однако ее тщательно скрываемому удивлению не было предела. Хотя, право, кто утверждал, что настоящей благотворительностью занимаются только пенсионеры и дамы в летах? Еще один четкий гол в ворота жертвы костного мышления. Во-первых, к ним вышел молодой человек, почти их ровесник - навскидку не старше двадцати пяти лет. Во-вторых, очень симпатичный молодой человек (немаловажная деталь, которую девичьи гормоны назло здравому смыслу совершенно отказывались игнорировать). Примерно шести футов роста* и явный поборник пожизненного абонемента в тренажерном зале: простая темно-синяя футболка продуманно подчеркивала скульптурно вылепленные мышцы торса и пресса. Добавить к этому густую копну темно-каштановых волос, уложенных в очаровательном искусственном беспорядке, две ямочки на щеках, придававших широкой улыбке мальчишеское обаяние, а также озорной блеск неправдоподобно черных глаз с почти неразличимым на фоне угольной радужки контуром зрачка - и первые мазки портрета готовы. Назвать этого парня классическим красавцем язык бы не повернулся, однако отсутствие идеальных пропорций черт с лихвой компенсировалось буквально физически осязаемым животным магнетизмом. Каждая пора молодого подтянутого тела лучилась кубометрами тестостерона и мощнейшей жизненной силы. Одним словом, зрелище не для особо впечатлительных девушек, вспомнив о которых Джес тут же покосилась на Холли. Ну что ж, радовало хотя бы то, что пока что к помощи слюнявчика можно было не прибегать, но нездоровое возбуждение во взгляде засвидетельствовало о первом тревожном звоночке. Жаль, нельзя было нацепить на этого смуглого обаяшку ярлык с пометкой "особо опасен". Сколько бы тогда девичьих сердец можно было бы спасти! Или, по крайней мере, хотя бы попытаться... Предупрежден - значит вооружен, ведь так? Лично Мэтьюс гордилась своей стойкостью в таких делах. Ну мало ли на свете смазливых мордашек? Так что, теперь перед каждым растекаться лужицей в ногах? И ничегошеньки не значат эти пробирающие до мурашек явно заинтересованные взгляды в твою сторону. Ни-че-го-шень-ки!
  - Привет, - коротко поздоровался он, и замер в выжидающей позе, словно спортсмен на футбольном поле, сделавший пас другому игроку.
  - Хай! - верная себе, Холли с готовностью приняла передачу. - Только не говори, что ты здесь живешь! Вернее наоборот, скажи это, Санта! Я, конечно, догадывалась о чем-то подобном, но догадываться и видеть собственными глазами - совсем разные вещи. Какой из них ты? То есть это нервное, и я что-то не то сейчас говорю, да?
  - Разве что самую малость, - покорно согласился молодой человек, выражение лица которого с каждой минутой становилась все более лукавым. - Я тот, который Эдан. Эдан Хэйвуд.
  И так, как будто бы это имя объяснило все, дав о его владельце исчерпывающую информацию, он снова замолчал.
  - Хм... Какая я глупая - можно было догадаться даже по внешнему виду. А я Холли, сестра Дерека. Только не делай никаких поспешных выводов из-за этого, хорошо? Не спорю, мой братец та еще заноза в заднице, но это его личный выбор, а не зов крови или чем еще его можно оправдать. В каждой семье есть своя паршивая овца, но из-за нее не нужно клеймить все стадо. Господи, все это, конечно, полный бред, но надеюсь, ты понял общий смысл сказанного. Кстати, познакомься, это Джесмайн. Моя одногруппница и по совместительству лучшая подруга - прошу любить и жаловать. Надеюсь, мы с ней не сильно вас потесним.
  Джес едва заметно кивнула головой, отвечая на приветствие, разумно решив отдать все бразды управления сложившейся ситуацией Холли. Та явно знала гораздо больше, чем признавалась в этом, да и эти непонятные намеки на ее братца, успевшего стать настоящей притчей во языцах, не сулили ничего хорошего. Странным было уже то, что хотя они с Хол дружили с первого учебного дня в старшей школе, знакомить со своим родственничком подруга ее почему-то не спешила. Поначалу Джес казалось, что это из-за ее нежелания быть втянутой в какое-либо сводничество, но в итоге дело обросло новыми и такими таинственными деталями, что Мэтьюс решила для благого дела не лезть в чужую личную жизнь. В конце концов, разве существуют семьи без своих собственных скелетов в фамильных шкафах? И они в полном праве рьяно оберегать их от чужого праздного любопытства.
  - Да, мы очень благодарны вам. Мир не без добрых людей, - искренне выразила свою признательность блондинка, чувствуя, как начинает невольно краснеть под пристальным и почему-то ужасно довольным взглядом Эдана. Эдан Хэйвуд? Красивое и редкое имя, с которым родители парня попали в самое яблочко.
  - Да ну что вы, в самом деле? Заладили со своим "спасибо", а ведь еще ничего, по сути, и не сделано для этого. Вот поживите сначала с нами хотя бы месяц-два, а потом уже начинайте благодарить. Лично я очень рад вашему заселению. Такие веселые, - Джес только показалось или он на самом деле стрельнул глазками в ее сторону? - и красивые девушки! Нашему дому как раз не хватает женской руки...
  - А как же Джессика? Дерек сказал, что она по-прежнему живет с вами, - в голосе Хол послышался смешок. Она не могла упустить возможности словить кого-то на горячем.
  - А что Джессика? - он невинно округлил глаза. - Джессика - это Джессика, а девушки - это девушки. Зачем мешать мух с котлетами? Она, кстати, тоже дома сейчас. К слову... Тебя же зовут Джесмайн? Сокращенно Джес, да? Теперь нам придется называть Джессику Сикой, чтобы не путаться. Представляю, как она рассвирепеет, когда узнает!
  В голосе парня было столько нетерпеливого предвкушения, а вот Мэтьюс такая перспектива по вполне понятным причинам не радовала. Да и кто станет радоваться, нажив себе в первый же день на новом месте заочную недоброжелательницу?
  - Так, может, тогда начнем уже переносить вещи? - робко вмешалась в разговор девушка, чтобы уйти от неприятной темы. - Признаться честно, мне не терпится осмотреться на новом месте. Ваш забор мы уже изучили вдоль и поперек, так что было бы совсем не плохо перейти к исследованию и других... объектов.
  - Полностью поддерживаю! - так горячо согласился с Джес парень, что ей даже подумалось, а не переигрывает ли он с показным дружелюбием? - Вам даже не о чем будет беспокоиться - мы с Шейном обо всем позаботимся. Не женское это дело - таскать такие тяжести. А вы, тем временем, изучите здесь все объектно-субъектные достопримечательности... И надеюсь, вам понравится все увиденное.
  И почему Джесмайн не могла отделаться от мысли, что в его словах сквозит явная двусмысленность? Или это она вдруг превратилась в ужасную пошлячку и судит людей по себе? Но нет, всему виной эта ленивая ухмылка на губах Эдана, отдающая до дрожи в коленках мужским превосходством.
  - Шейн? - тут же встрепенулась Холли, заслышав новое имя. - Это тот самый Шейн, о котором я думаю?
  - Понятия не имею, что означают эти слова, но я без сомнения Шейн, - Джес чуть не подскочила на месте от неожиданности, услышав за своей спиной низкий мужской баритон. Безумно приятный тембр, звук которого навевал воспоминания о тягучей густой карамели и жарких латиноамериканских ночах в компании Антонии Бандераса и телевизора, транслирующего фильм "Однажды в Мексике". О нет, только не говорите, что это еще один их будущий сосед! Девушке захотелось захныкать от жалости к себе родной и любимой. Прощайте все мечты о спокойной размеренной студенческой жизни, да здравствуют самые красочные ужасы сожительства с мужчинами репродуктивного возраста. Жгучий брюнет, отзывающийся на имя Шейн, в графе "внешность" давал своему предшественнику сто очков форы. Пронзительно зеленые миндалевидные глаза на фоне по-аристократически матовой кожи смотрелись экзотично, даже ошеломляюще. И хотя весовая категория у этого парня была явно поменьше, именно этот факт в купе и играл в его пользу, придавая движениям и походке неповторимую ленивую грациозность. Если Эдан походил скорее на капитана команды по регби, то Шейн отличался куда большей утонченностью черт и повадок. Подытожив же свои наблюдения, Джес сделала заключение, что нельзя было бы однозначно выделить одного из них в противовес другому. Конечный выбор сводился исключительно к вопросам личного вкуса и предпочтений.
  - Давайте, что ли, переберемся внутрь и уже там продолжим наш разговор? - внес рациональное предложение Эдан. - С самопрезентациями предлагаю немного повременить, дождавшись малышку Джессику. Чтобы лишний раз не повторяться, да и обстановка тогда будет немного более подходящей и торжественной. А пока что, Шейн, давай-ка поможем девушкам с их вещами. Чур вот то розовое безобразие с обшитыми мехом ручками несу не я!
  - Такие милашки, да? - заговорщицки шепнула Холли на ушко подруге, в умилении прижав руки к груди. В ее личной классификации весь сильный пол подразделялся всего на два основных вида: уже упомянутых ранее "милашек" и "козлов". Последние, в свою очередь, в зависимости от обстоятельств могли иметь специализацию извращенцев, придурков и кабелей. Милашки же скрупулезной инвентаризации не подлежали, а автоматически заносились в красную книгу как представители вымирающего вида. Одним словом, в устах Холли Адамс такой эпитет можно было расценивать как самый лестный комплимент. Джес решила воздержаться от дискуссий на данную тему, так как с самого детства догадывалась о том, что ареалом обитания таких вот "милых" людей являются именно роскошные загородные особняки. Намного легче проявлять показную беззаботность, когда живешь в достатке, не задумываясь о хлебе насущном и завтрашнем дне.
  - О да, еще немного в их обществе и у меня начнет развиваться комплекс собственной неполноценности. Надеюсь, в быту они окажутся не такими идеальными, как выглядят с первого взгляда. Ну знаешь, все эти разбросанные грязные носки в самых неподходящих местах, круглосуточное дежурство у компьютера за играми, дикие оргии в соседней комнате в три часа ночи перед твоим экзаменом... На этом моя фантазия, увы, заканчивается, так как братьев у меня никогда не было, но чувствую, в самом скором времени этот пробел будет восполнен.
  И хотя Джес произнесла свое замечание тихим, едва слышным шепотом, со стороны пикапа, где в данную минуту шумно толклись и возились с сумками парни, тут же послышался бурный взрыв смеха. Если бы она не была так уверена в обратном, то могла бы подумать, что они услышали каждое слово из ее весьма едкой речи. Но нет, с такого большого расстояния это было попросту невозможно.
  - Не ждите нас, проходите внутрь и не стесняйтесь. Мы с Эданом через пару минут присоединимся к вам, вот только поставим машину в гараж, хорошо? Джессика должна быть во дворике - по всем возникшим вопросам обращайтесь к ней.
  - Большое спасибо, ребята! И не думайте, мы вас совсем не торопим, но уже безумно скучаем, - зашлась в притворном смущении Холли, абсолютно не стесняясь в открытую флиртовать со своими новыми и такими симпатичными знакомыми. Джесмайн же предпочла ограничиться довольно прохладной улыбкой, да и ту, отдавая исключительно как дань правилам приличия.
  - Я все не могу решить, то ли обзывать тебя маленькой злючкой, то ли снежной королевой. Джес, ты уже определись, а? - накинулась на подругу брюнетка, только стоило автомобилю скрыться в гаражных воротах. - Как можно страдать приступами мизантропии в обществе таких отпадных парней? То, что после тех склок со своими предками ты разобиделась на весь белый свет, совсем не означает, что последний на самом деле в чем-то перед тобой виноват.
  С лица Джесмайн схлынули все краски, она в бессильной злобе сжала свои руки в кулачки. Ну и чем только она заслужила такое?
  - Знаешь, Хол, а это больно. Я думала, что уже давно научилась уживаться с твоей прямолинейностью, порой граничащей с жестокостью, но сейчас поняла, что все-таки слишком поспешила с таким выводом.
  С силой распахнув приоткрытые двери, Мэтьюс почти бегом устремилась внутрь, борясь с уже готовыми хлынуть из глаз предательскими слезами. О нет, ее совсем не задел менторский тон подруги. И без разницы, что та беззастенчиво бередит ее самую больную рану. Девушка прекрасно знала, что таким извращенным способом Холли пытается помочь ей. Такая себе стрессовая терапия с благородной конечной целью - научить тебя бороться с собственными же страхами. Но даже самые лучшие побуждения не могли оправдать такой мелочности с ее стороны. Этот разговор подходил для интимной доверительной обстановки девичьей комнаты, но никак не стоило начинать его на улице буквально за несколько минут до встречи с целой толпой абсолютно незнакомых людей.
  - Эй, постой, ты меня совсем неправильно поняла! - послышалось ей в спину, но Джес не хотела ничего слушать.
  Сделав буквально несколько шагов, она замерла на полпути, резко позабыв не только о слезах, но и вообще на мгновение лишившись любых мыслительных способностей. Это место было прекрасно, заслуживая данный эпитет без каких-либо преувеличений. Нет, такой дом вряд ли мог попасть в один из выпусков хроник жизни Дональда Трампа, но люди, умеющие ценить нечто большее, чем показная роскошь, нашли бы его просто изумительным. В самом центре планировки располагался бассейн. Облицовка его была довольно простой, но воображение поражала совсем не она, а его по-настоящему впечатляющие размеры. Обычно в жилых домах архитекторы ограничивались куда меньшим размахом, этот же как будто проектировался по запросу целой команды пловцов-олимпийцев.
  По периметру искусственного водоема располагались маленькие домики, выстроенные в форме прямоугольной подковы, напоминая этим таунхаус, только эксклюзивного "индпошива". Главное помещение по центру, очевидно, было общим, к нему примыкала небольшая крытая веранда-столовая. От нее в стороны расходились два двухэтажных дома, с крыш которых спускались целые заросли густой зелени плюща. Теперь стало ясно, почему эти люди с такой готовностью занялись арендой. Такая проектировка более напоминала гостиницу или какой-нибудь дом отдыха, избавляя от всех обычных недостатков общежития. Да при большом желании здесь можно было вообще изолироваться от общества своих соседей!
  - Вау, - присвистнула от восхищения Хол, очевидно, испытывая похожие эмоции. -Ущипните меня, это слишком круто, чтобы быть явью. И мы здесь будем жить?
  Джес покосилась в бок на свою подругу, внезапно почувствовав себя ужасно виноватой. Устроила истерику из-за пустяка, почти спровоцировав на скандал... А ведь именно благодаря Холли она сейчас здесь находилась. У всех свои недостатки, но разве многие могут похвастаться такой щедростью? У Адамс было по-настоящему доброе сердце и оно многого стоило.
  - Пока нас отсюда не погонят в три шеи, так как по доброй воле лично меня мало что сможет заставить съехать отсюда, - согласилась блондинка с улыбкой.
  - Джес, ты это... Прости меня, а? Я ляпнула, не подумав, - Хол приблизилась к подруге с видом несчастного побитого щенка. Издав страдальческое всхлипывание, она робко положила свой подбородок на плечо блондинки, давая ей шанс оттолкнуть ее. Джес не стала возражать, устало вздохнув. Как жаль, что она совершенно не умеет подолгу держать зла на людей. А на близких так тем более.
  - Все, забыли об этом. На самом деле я так завелась только из-за своей глупой обиды. Ты же знаешь, что можешь говорить мне все, что считаешь нужным, не таясь. На то мы и подруги.
  - В том то и дело, что я сказала совсем не то, что думаю. Язык мой - враг мой, это точно про таких как я придумали. Да и ты тоже хороша: чуть что, и сразу глаза на мокром месте! Нет, чтобы выставить грудь колесом, хвост пистолетом и дать мне смачного пинка под зад за все хорошее...
  - Ну все, хватит с нас драм! Давай мирится уже, - прервала девушку Джесмайн, потянувшись к ней с объятьями. Рядом с миниатюрной Холли она всегда чувствовала себя настоящей великаншей, хотя свои пять футов и семь дюймов** никогда не считала такими уж экстраординарными. Среднестатистический, ничем не примечательный рост: недостаточно высокий, чтобы считаться моделью, недостаточно маленький, чтобы кичиться своей миниатюрностью. Прижавшись к темноволосой макушке, Джес решила, что должна начать терпимее относится к своей темпераментной подруге. В конце концов, она ведь и младше ее на целых три года. Настоящая пропасть в таком возрасте. В семнадцать лет мало кто способен на чуткость и понимание по отношению к окружающим, но подросткам очень важно дать шанс учиться на собственных ошибках.
  Их почти идиллическую картину полного единения прервало деликатное сухое покашливание. Девушки тут же отпрянули друг от друга, смущенно уставившись на платиновую блондинку с неправдоподобно длинными ногами. Вот уж кто точно мог без проблем претендовать на все подиумы и подмостки Парижа! Черты лица незнакомки были слишком мелкими, чтобы считаться красивыми, но в сексуальном прищуре глаз сквозила необъяснимая чувственность. Пэрис Хилтон на ее фоне смотрелась бы жалкой дешевкой, но то, что в голову приходили именно такие ассоциации, говорило о многом.
  - Привет, а мы твои новые соседки. Ты, наверное, Джессика? - Холли олицетворяла само дружелюбие. - А я Холли Адамс, сестра Дерека Адамса.
  И до этого небольшие глазки гламурной барашни после этих слов вообще превратились в две узкие щелки. Если она и была знакома с братом Хол, то явно не испытывала восторга из-за этого. Боже, да одно ее платье, наверное, стоило несколько сот баксов! Вполне возможно, что если бы у Джес весело в гардеробе такое же произведение искусства из золотистого шелка и тафты, то она бы также вся пропиталась царственным достоинством, безмолвно выказывая всем своим видом чувство собственного превосходства.
  - А я Джесмайн. Джесмайн Мэтьюс, - девушка в воздухе перебрала пальчиками руки, изображая весьма вялое приветствие. Не нужно было выслушивать пророчеств мистера "я-мегакрут-без-стероидов", чтобы понять, что дружба между этими двуми вряд ли когда-нибудь наметится. И насмешка судьбы в виде созвучных имен вряд ли cыграла в этом какую-то роль.
  - Понятно, - процедила сквозь зубы Сика, не став тратиться на приличествующие банальные реплики в духе "о, мне так приятно с вами познакомиться". Ну что ж, отсутствие лицемерия вызывало невольное уважение. - Чтобы пресечь любое недопонимание с вашей стороны, разъясню ситуацию сразу: перед тем, как решить сдавать дом постояльцам, мы вчетвером устроили небольшое голосование. В итоге вышло три "за" и одно "против", и, как вы понимаете, против голосовала именно я. По мне так, вся эта затея ужасно глупа и рискованна. Игра не стоит свеч, но разве проймешь этим мужскую логику? И только поэтому вы сейчас находитесь здесь. Надеюсь, переступив порог этого дома, вы начисто лишились своего любопытства, иначе я обязательно превращу вашу жизнь здесь в настоящий ад.
  Джесмайн показалось или, говоря все это, девушка на самом деле не сводила с нее глаз?
  - И да... Добро пожаловать в Блоссом Вэлли***.
  
  _______________________________________________
  * 6 футов = примерно 182 см
  ** 5 футов 7 дюймов = примерно 170 см
  *** Блоссом Вэлли - дословно "цветущая долина"
  
Глава 2
  
  Первая ночь на новом месте прошла на удивление спокойно и гладко. Если бы не те резкие слова Джессики, более напоминающие угрозу, их бурный восторг вообще бы ничего не омрачило. Вернувшись из гаража, Шейн и Эдан сразу же вызвались помочь им с заселением. Девушкам отвели уютную квартирку на втором этаже левого крыла дома. Попасть в нее можно было только воспользовавшись лестницей и единственной внешней дверью, а потому никаких вопросов по поводу их прав на личную жизнь не возникло. Эдан по секрету сообщил, что дубликаты ключей у них все же имеются, но клятвенно пообещал пользоваться ими только в самых экстренных обстоятельствах накшталт пожара или землетрясения.
  В их распоряжении оказалась всего одна комната, но зато достаточно большая. В ней свободно помещались две односпальные кровати и огромный платяной шкаф в углу. Стены были выкрашены в приглушенные салатовые тона, обещая даже в самые лютые зимы одаривать своих владельцев настоящим тропическим настроением. Ванная комната находилась здесь же, но вот столоваться им предстояло в "главном доме". Парни объявили, что все бытовые вопросы касательно разделения будущих обязанностей они смогут обсудить и позже, а пока они удаляются, чтобы оставить подруг обживаться в своем новом гнездышке.
 nbsp; Под вечер девушки буквально валились с ног от усталости. Дружно посовещавшись, они решили лечь пораньше.
  - Я все не могу выкинуть из головы те слова Эдана про мух и котлеты... Мне вот интересно, нас-то он к кому причислил?
  - Хол, ты точно уверена, что хочешь это знать? - невнятно пробормотала блондинка, перевернувшись на живот и зарывшись носом в свою подушку. Ответа подруги она так и не дождалась, с блаженством окунувшись в безмятежные волны привычного сна без сновидений.
  ***
  5:45 am вынесли свой неумолимый приговор электронные часы на тумбочке, но Джес с удивлением поняла, что сна у нее уже ни в одном глазу. Она вообще была ранней пташкой. Конечно, в то время, когда она еще жила с матерью и отчимом, другого выбора у нее просто не было, и ранние подъемы стали, скорее, данью привычке. В ее каждодневные обязанности входило вставать раньше всех и готовить семье завтрак, хотя лично она сама всегда предпочитала ограничиваться по утрам лишь чашкой крепкого растворимого кофе и парочкой поджаренных до аппетитной золотистой корочки тостов.
  До начала занятий в колледже оставалось еще чуть больше 3х часов, и девушка, как не старалась, не могла совладать с собственным волнением. Все-таки первый учебный день... От него очень многое зависело. Больше всего Джесмайн боялась, что не сможетnbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Джес, ты это... Прости меня, а? Я ляпнула, не подумав, - Хол приблизилась к подруге с видом несчастного побитого щенка. Издав страдальческое всхлипывание, она робко положил вписаться в свой будущий коллектив одногруппников. Наверняка, она окажется старше всех. И хотя условия приема были довольно гибкими, обычно туда поступали все же сразу после окончания старшей школы. Кто виноват, что ее ситуация сложилась иначе?
  Решив, что бесцельное nbsp;- Шейн? - тут же встрепенулась Холли, заслышав новое имя. - Это тот самый Шейн, о котором я думаю?nbsp;
валяние в постели больше не приносит ей удовольствия, Мэтьюс бесшумно выскользнула из кровати, натянув на плечи спускающийся до пят светло-синий махровый халат. Ноги свободно утонули в несоразмерно больших мохнатых тапочках, и Джес тихонько проскользнула в ванную, стараясь не разбудить Холли, которая в этот момент мирно посапывала, приоткрыв рот. Умыв лицо и почистив зубы, блондинка почувствовала в желудке настоятельный позыв к традиционной утренней порции кофеина. Хозяйничать в чужом доме было немного страшно, но девушка напомнила себе, что ничего дурного в этом нет. В конце концов, с этого дня она также здесь живет, и чем быстрее она привыкнет к этой мысли, тем лучше.
  Осторожно приоткрыв двери, Джесмайн внимательно осмотрела внутренний дворик, и только убедившись в том, что тот пустует, спустилась по лестнице вниз. Мысленно она взмолилась о том, чтобы остальные обитатели коттеджа оказались такими же сонями, как и Хол. Пожалуй, теперь, чтобы побыть в добровольном одиночестве, она могла урвать только эти короткие утренние часы. Дорожка вдоль бассейна была выложена из камней грубой фактуры намного выше уровня газона, создавая впечатление "рыцарской тропы". Еще одно странное решение дизайнеров, к которому Джес еще только предстояло привыкнуть. Тот, кто проектировал этот дом, явно обладал бурной фантазией и тяготел к эпохе средневековья.
  Робко потоптавшись у длинного деревянного стола на веранде, девушка все же осмелилась пройти на кухню, которая перевернула ее ожидания с ног на голову. Выполненная из стали хромированная мечта самого привередливого шеф-повара именитого ресторана, казалось, сошла со страниц модного журнала, предлагающего последние веяние в стиле хай-тек. Ощущения были такие, словно совершив экскурсию по пятнадцатому веку, попадаешь сразу в век двадцать первый, минуя все законы эволюции и научно-технического прогресса. Джесмайн даже не до конца была уверена в том, что полностью понимает функциональную принадлежность большинства предметов, находящихся здесь. Слава Богу, с кофеваркой удалось разобраться без инструкции по применению, и оставив горячий напиток остывать на столе, девушка решила прогуляться к бассейну.
  На душе снова стало ужасно неспокойно. Ладно, с мыслью о том, что столь уникальное творение архитектуры смогло затеряться в почти провинциальном Ричмонде, она еще могла смириться. Мало ли на свете эксцентричных оригиналов? Но вот то, как такой дом мог попасть во владение такой разношерстной и разнополой компании, оставалось настоящей загадкой. Ведь насколько она поняла со слов Холли, все они между собой абсолютно не связаны никакими родственными связями. Единственное, что их роднило, так это эффектная внешность, но этой причины было явно недостаточно, чтобы объяснить такое неожиданное сожительство.
  Присев на корточки у самого края бассейна, девушка некоторое время рассеянно выводила незамысловатые узоры на поверхности прозрачной воды. Та была удивительно теплой даже для начала сентября, наталкивая на мысли о системе подогрева. Похоже, в этом доме такого понятия как "экономия" не существовало в принципе. Такой разительный контраст с ее собственной жизнью, в которой даже вторая пара зимних сапог считалась ужасным расточительством.
  Не удержавшись от тихонького вздоха, Джесмайн медленно поднялась на ноги, направившись обратно на кухню. Кофе, наверняка, успел уже достигнуть нужной кондиции: идеально терпкий и горячий, но не обжигающий, а лишь приятно ласкающий своей теплотой чувствительные небо и язык. Увидев на столе пустую чашку с остатками молотых зернышек на дне, девушка обомлела. Не может быть, она же все это время провела во дворе, и не видела, чтобы хоть кто-то выходил туда. Не мог же человек, выпивший ее кофе, испариться в воздухе! Да и кому вообще в голову могло прийти такое? Просто невиданная наглость! Скорее всего, это сделала Джессика. Она же еще вчера обещала изрядно попить им кровушки. Но, право, это же настоящее ребячество надеяться таким способом задеть ее. Не желая поддаваться на глупую провокацию, Джес сделала себе еще одну порцию, и, выпив ее, в сердцах отправилась собираться в колледж.
  ***
  - Парни, а вы во сколько сегодня встали? - невинно поинтересовалась Джесмайн, стараясь говорить при этом как можно непринужденнее. После завтрака Шейн и Эдан предложили девушкам ездить в колледж вместе, и те с радостью согласились. Настоящая удача, что все они учились в одном месте, а какая экономия на проезде! Мэтьюс никто не мог запретить считать свои деньги, источник которых, в отличие от некоторых, никак нельзя было назвать неиссякаемым.
  - Я в восемь, - первым ответил Шейн, который всю дорогу провел перевесившись с переднего сидения к ним на заднее. Было видно, что Эдан из-за этого заходится от зависти, но место водителя основательно ограничивало его свободу действий. - А что такое? Я всегда встаю ровно к завтраку - ни минутой раньше.
  - А меня разбудил Шейн, - вклинился в разговор Эдан. Периодически он все время поглядывал в салонное зеркало, и от этих взглядов Джес становилось не по себе. Создавалось впечатление, что он глаз с нее не сводит. - Вы точно встали раньше, раз успели отбабахать нам такой завтрак.
  Холли и Джес, не сговариваясь, переглянулись, покраснев от удовольствия. Приятно, когда твои труды оценивают по достоинству. И вдвойне приятнее, когда это делают с такой благодарной улыбкой на губах. А ведь они всего-то приготовили обычный бифштекс с яичницей! И пусть Джессика с демонстративным видом отказалась есть приготовленную еду, предпочтя молоко с мюслями, парни то умяли все за один присест. Джессика также отказалась ехать с ними в одной машине, но Шейн оправдал ее тем, что она и раньше никогда не ездила с ними. У нее был свой собственный красный порш-кабриолет, а какой владелец такого чуда по собственной воле захочет перекочевать в консервативное серебристое ауди?
  - Да нет, ничего такого... Обычный дежурный вопрос. Раз мы живем вместе, то было бы не лишним знать привычки друг друга, - тактично ушла от ответа блондинка. В ее голове билась одна мысль: раз это были не они, то точно Джессика! Развить эту догадку дальше ей помешала Холли:
  - Слушайте... А где Юджин? Поначалу я решила, что он с вами больше не живет, но потом слова Джессики о вашем голосовании все окончательно запутали. Не поймите неправильно, но Дерек про него так много всякого рассказывал... Просто не человек, а живая легенда. Умираю, как хочу его увидеть.
  Джес показалось или на лица молодых людей при этих словах и правда набежала тень? Еще одна загадка?
  - Нет, он все также живет с нами, - медленно произнес Шейн, обменявшись с другом каким-то особенным взглядом. - Странно, что вы его не видели - вчера он точно был дома. Он занимает комнату зеркальную вашей, только в правом крыле.
  - Но лучше не трогайте его лишний раз, даже если и встретите, хорошо? Не знаю, что именно наплел тебе про него Дерек, но, видно, правды там мало, раз ты так сильно спешишь с ним познакомиться. Если твой брат считает, что Юджин такой же, как и он, то он глубоко ошибается, - с непонятной злобой процедил сквозь зубы Эдан. - Но это совсем не значит, что из-за этого с ним можно терять бдительность.
  Джесмайн в страхе округлила глаза, кажется, начиная, хоть что-то понимать. Все эти туманные намеки на странности Дерека Адамса, подкрепленные нынешней новой информацией почти полностью убедили ее в мысли, что этот парень балуется наркотиками. Вот почему Холли так неохотно говорит о нем! Только переехав в Блоссом Вэлли, она начала слишком часто упоминать его имя, но, как оказалось, потому, что у ребят были схожие проблемы. Этот Юджин, должно быть, тоже был наркоманом. О Боже, девушка не была уверена в том, что сможет примириться с мыслью о жизни под одной крышей с опасно зависимым и неадекватным человеком. Почему ей не сообщили этого раньше?
  - Ребята, мы приехали! - преувеличенно радостно сообщил Шейн, чтобы сгладить повисшее молчание. Автомобиль мягко затормозил на парковочном месте, и молодые люди почти одновременно выбрались из машины. Джес немного замешкалась с дверной ручкой, и прежде чем она сумела выбраться из салона, перед ней уже стоял Эдан с услужливо протянутой рукой.
  - Разрешишь хотя бы на мгновение почувствовать себя настоящим джентльменом? - спросил он с лукавой улыбкой, вот только блеск в глазах у него был почему-то совсем не джентльменский.
  - Да, конечно. Спасибо, - невнятно промямлила девушка, чувствуя, как от одного лишь короткого касания ладони по ее телу распространяются дружные волны мурашек. Избегая смотреть в глаза Эдану, Джес перевела взгляд на здание колледжа и тихонько вздохнула. Как боец, собирающийся с силами, еще до начала решающего сражения каждой клеточкой своего тела ощущая неимоверную усталость.
  Возвышающийся корпус на самом деле выглядел абсолютно тривиально. Основанный в 2001 году, Принстон успел зарекомендовать себя, как хорошее учебное заведение, дающее достаточно фундаментальные знания своим студентам. Но он никогда не входил в пятерку лучших вузов Ричмонда. Википедия не писала о нем на главной странице их города. VIP-топ Ванкувера* не хвалился его логотипом в своих списках. И не смотря на все это, в данную минуту Джесмайн буквально распирало от гордости за саму себя. Она смогла это сделать! Она поступила сюда без блата и денег родителей, выиграв грант на обучение!
  - Мы с Шейном слушаем курс по разработке программного обеспечения. Так как в этом году мы уже выпускаемся, то общих лекций с вами у нас точно не будет... Но мы ведь будем встречаться в буфете? Я буду ждать тебя там во время большого перерыва, - объявил наконец Хэйвуд, а затем мгновенно растворился в шумном потоке галдящих студентов. Интересно, он вообще собирался дождаться ее ответа? Или заданный вопрос был риторическим?
  - Увау, дорогуша, готова отдать свои молочные зубы за то, что этот красавчик на тебя запал! - взяла под руку подругу Холли и теперь уверенно лавировала в многолюдном море окружающей толпы. - То как он на тебя смотрит... ооох, это будет покруче, чем засунуть рожок эскимо в микроволновку на полной мощности! Я так тебе завидую...
  - Было бы чему, - буркнула Джес в ответ. - Не нужно придумывать того, чего нет. Мы едва знакомы, о какой симпатии вообще может идти речь?
  - Знаешь, я все время забываю, какая же ты у меня глупенькая... Неужели ты думаешь, что настоящая любовь возникает из-за восхищения IQ в 160 пунктов? Или, что узнав музыкальные и гастрономические пристрастия парня, ты приоткроешь дверцу в его богатый внутренний мир? Да все это патоковый бред на самом деле! Вся штука кроется в химии, запахах, феромонах... В нас заложено намного больше животного, чем того хотят показать все эти ученые. Дядя Дарвин мог ошибаться на счет обезьянок, но не на счет наших глубинных инстинктов.
  - Ты сейчас говоришь про страсть, но настоящая любовь это совсем другое.
  - Ты так думаешь? - с сомнением проговорила Хол, но дальнейшему продолжению их диспута помешал пронзительный визг звонка, возвещающий о начале первой пары.
  ***
  Первая половина учебного дня пролетела практически незаметно. Казалось, вот только что перед аудиторией представлялся твой первый в жизни остепененный преподаватель, а в следующую секунду ты уже сидишь в буфете, раззнакомливаясь со своими одногруппниками. Так много быстрых, заинтересованных взглядов в твою сторону... Утверждение, что на новом месте и жизнь с нового листа начать легче, на деле не так уж и далеко ушло от истины. Здесь никто не знал ее семейных обстоятельств, никто не мешал произвести правильное впечатление, не омраченное ненужными слухами и домыслами. Джес могла наконец-то избавиться от ненавистного статуса золушки, и что еще важнее - оставить позади все тени прошлого.
  Против воли Джесмайн принялась скользить взглядом по залу, выискивая темноволосые головы своих новых знакомых, но их нигде не было. Не зря она не стала принимать все их слова сразу на веру. Хотя почему "их", во множественном числе? Обещание давал ведь только Эдан...
  - Джес, ты только посмотри на эту крысу, - резко зашипела ей на ухо Холли, перестав давиться огромным хот-догом с двойной сосиской. Блондинка недоуменно посмотрела на подругу, и только затем проследовала за ее взглядом - через три столика от их места разместила свою белобрысую голову и нереально длинные ноги Джессика. Неужели устав вуза разрешал настолько кардинальное мини? - Сколько понтов на пустом месте...
  После увиденного со словами Хол невольно пришлось согласиться. Сика собрала вокруг себя настоящую свиту: в основном это были симпатичные парни спортивного вида, но также присутствовало и несколько девушек, внешность которых нельзя было назвать яркой или запоминающейся. Как будто их специально выбирали для того, чтобы создать неброский размытый фон для главной героини сего действа. Одетая в коротенькую джинсовую юбку, едва прикрывавшую бедра, и насыщенно малиновый топик без бретелек, Джессика смотрелась в таком окружении настоящей королевой.
  - Ну почему же на пустом? Спешу поздравить тебя, подруга: судя по всему, нас невзлюбила сама "мисс Пристонский колледж". Звучит не слишком обнадеживающе, не находишь?
  В голосе Джесмайн сквозила явная обреченность, сдобренная хорошей порцией здоровой иронии. Ну надо же, а ведь только на миг показалось, что дела пошли в гору. Что жизнь наладилась. Что мир стал белее, светлее и добрее. Как мало нужно, чтобы все это перечеркнуть толстой жирной линией в какую-то наносекунду!
  - Как невзлюбила, так и полюбит, - угрожающе процедила Холли, всем своим видом выказывая намерение сражаться до полного нокаута, не признавая никаких технических побед.
  - Как на счет стратегии "тише едешь - дальше будешь"? Только умоляю тебя, давай без официального объявления войны, хорошо? Мы уже не в школе, где я прикрывала все твои выходки, пользуясь привилегиями старшей по возрасту. Я наслышана о твоих подвигах после моего выпуска, но в колледже все должно измениться! Ты уже взрослый человек и должна понимать, что истерики, бурные выяснения отношений, а уж тем более драки, ничего не решают на самом деле. Ты сейчас мне напоминаешь маленького разъяренного хомячка - это из серии "не будите во мне зверя", да? Только не говори, что собираешься из принципа попытаться отбить у нее ее корону! Зависть - очень плохое чувство, саморазрушающее.
  - Было бы чему завидовать, - презрительно скорчила губы Хол. - Но, конечно, ты как всегда угадала все мои мысли. Да, мне захотелось немного спустить эту стерву на грешную землю. А то ходит тут, изображает из себя леди Ди... А люди слепые что ли вокруг? Она же даже не красавица! Например, ты, Джес, в сто, нет, в тысячу, нет, в миллион раз красивее.
  - Я и не ожидала услышать других слов от президента своего фан-клуба, - смеясь проговорила девушка, и почти силком вывела подругу из буфета, как говорится, подальше от греха. Последним в их сегодняшнем расписании значился урок физической культуры.
  ***
  - Итак, дети, преподаватель Комбс, которого вы ожидали встретить, сегодня по семейным обстоятельствам вынужденно отсутствует. И хотя произошла вот такая накладка, мы все дружно постараемся из нее выкрутиться. Только на этом занятии первый курс позанимается со вторым, и мы проверим, на что годны наши нынешние новички! Парни идут за мной на футбольное поле, а девушки играют здесь в волейбол. Всем все понятно? Джейн, ты остаешься за главную.
  Только Всевышний догадывался о том, как ненавидела уроки физкультуры Джесмайн. Всей своей юной и пылкой душой, отдавая этому чувству всю себя без остатка. Со спортом она не особо дружила в принципе, но именно командные игры доводили ее до полуобморочного состояния. У этой фобии не было явных истоков или предпосылок, но это и не имело значения. Стоя сейчас в самом хвосте выстроенной шеренги, девушка нервно теребила края своих просторных длинных шортов, гадая, будет ли лучше сослаться преподавателю на боли в животе сейчас, либо же дождаться его ухода и уговорить девушек посадить ее на лавочку запасных через пять минут. Честное слово, для их же безопасности! Она и мяч имели столько же шансов понять друг друга, как первоклассник и интегральное исчисление. Как Памела Андерсон и главный повар бистро "Кентуккские жареные цыплята"**.
  - Охбожемой, ты только посмотри на мышцы пресса этого мужчины! Они почти также круты, чтобы заставить нервничать самого Эдана Хэйвуда, и абсолютно точно круты так, чтобы я вся изошлась слюнками!
  - А я думаю, что называть нас детьми со стороны мистера мускула признак непрофессионализма, - перебила страстную речь подруги Джес, заставив Холли посмотреть на нее как на блаженную.
  - То, что ты вообще способна думать в такие минуты, само по себе странно, но то, что именно ты думаешь, еще хуже! И когда я тебя только перевоспитаю?
  - Это я старше, и, значит, я должна тебя воспитывать.
  - Еще чего! Да у моей бабушки меньше комплексов, чем кое у кого!
  - Это не комплексы, это чувство меры и здравого смысла.
  - Аха, как раз именно то, что мешает тебе, как следует наслаждаться жизнью.
  - Я наслаждаюсь жизнью.
  - Нет.
  - Да.
  - Нет.
  - Ты на самом деле втянула меня в этот глупый спор? Не могу поверить.
  - Тебя никто в него не втягивал, потому что ты сама его начала.
  - Я ничего не начинала... - Джес оборвала речь в свою защиту неожиданно громким смехом. - Хол, я тебя обожаю, ты же это знаешь?
  - Знаю, но в последний раз ты говорила мне это еще на прошлой неделе. Я успела соскучиться. Теперь ты простишь мне мою провокацию?
  - Я так и знала, что все это задумано лишь для того, чтобы потешить твое тщеславие.
  - Ну конечно.
  - Еще бы.
  - А обниматься мы уже не будем что ли?
  Вместо ответа блондинка молча притянула к себе подругу, со смехом приподняв ее над землей на целый дюйм. На большее сил не хватило, но и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь к шумной парочке всеобщее внимание.
  - Вы только посмотрите, вот она - женская дружба! - Джесмайн возвела глаза к небу, взывая к его силам, но ничего не помогло - перед ними по-прежнему стояла Джессика, полукругом возле которой столпились почти все остальные девочки. - Я, конечно, все понимаю, но, может, вы подыщите какие то другие способы, а еще лучше места для своих бурных признаний друг другу в вечной любви? Среди нас все-таки есть и несовершеннолетние...
  Казалось, сама судьба решила сыграть с ними злую шутку. Как иначе объяснить тот факт, что именно группа Сики попала с ними вместе на замену? Из многовариантной матрицы возможного развития событий этого дня в игру вступил именно этот, наихудший.
  - Слушай, мы тебя не трогали, а? Может, и ты нас тогда трогать не будешь? - медленно высвободившись из объятий подруги, Холли встала в позу разъяренной тигрицы. - Проходя мимо - проходи. Нам же не нужно, чтобы съемки нашей с тобой потасовки сегодня же вечером какой-нибудь умник выложил в ютьюб?
  Интересно, Холли блефовала? Зная свою подругу, Джес ни в чем не могла быть уверенной сейчас.
  - Ты не стесняешься угрожать мне при всех? Как жаль, что я не хочу опускаться до твоего уровня. А почему твоя подруга молчит, словно воды в рот набрала? Как ее там? Джесмайн? Какое дурацкое имя. Понимаю, родители хиппи. Cочувствую.
  Оххх, вот зря она сейчас задела эту тему с родителями...
  - Понимаю, своих мозгов нет - живем в долг на чужие, заимствуя модель поведения из третьесортных молодежных сериалов про классовое неравенство в школах? Сочувствую, - не удержавшись, передразнила Джес. Все внутри у нее буквально клокотало от злости, но она знала, что проиграет сразу же, как только поддастся эмоциям.
  - Ммм... Кажется, я ничего не поняла. Девочки, может, вы что-нибудь поняли из того набора слов, что только что услышали? Холли, детка, ты бы позаботилась что ли о шмотках своей подруги, а то бедняжка настолько погрязла в своих книгах, что совсем не знает, что голубой в этом сезоне нынче не в моде, - скользнув презрительным взглядом по светло-голубой футболке девушки, Джессика отправилась на волейбольную площадку. Джесмайн едва удержалась от вздоха облегчения, но вот Холли казалась ужасно недовольной таким исходом ситуации. Ее пострадавшая гордость взывала к мести и кровожадным расправам.
  - Нет, ты видела ее? У меня просто слов нет для этой крысы!
  - Мне больше нравится вариант "курица", - заметила Джес.
  - Как ее не называй, суть одна и та же. И мы с ней учимся вместе?
  - Гораздо хуже, Хол. Мы с ней живем.
  
  _______________________________________________
  * Ричмонд - пригород Ванкувера (Канада)
  ** Памела Андерсон - известный инициатор бойкота сети быстрого питания "Кентуккские жареные цыплята", ранее использовавшей в своих кафе жесткую техническую обработку птицы
  
Глава 3
  
  Жизнь начинала потихоньку входить в свое русло. Присутствие в ней такого раздражающего фактора, как Джессика Майлз, с каждым днем все больше воспринималось как нечто само собою разумеющееся. Ну разве бывает все на свете идеальным? Как инь и ян ее мелкие каждодневные пакости оказывались на другом краю хрупкого баланса, уравновешивая их удивительно гармоничное существование в Блоссом Вэлли. Холли и Джесмайн настолько быстро вписались в размеренный неспешный ритм жизни коттеджа и его обитателей, что казалось, будто они здесь не иначе, как родились и выросли. А ведь на самом деле прошла всего какая-то неделя с момента их переезда, большую часть из которой они провели либо в колледже на занятиях, либо, участвуя в непрекращающейся череде гулянок их группы по случаю поступления. О, эти люди знали толк в том, как нужно веселиться, не переходя за рамки дозволенного! И именно поэтому девушки с такой охотой принялись исследовать еще неизведанные глубины манящего океана под названием "студенческая жизнь".
  Определенная неловкость, которую Джес испытывала в общении с Эданом, никуда не исчезла, но, так как парень все это время не заходил дальше легкого флирта и подколов двусмысленностями, девушка решила, что вполне в состоянии ужиться с этим. Типичное поведение самца, уверенного в собственной неотразимости, не более - убеждала она себя. Шейн, к слову, тоже пытался за ней ухаживать, когда думал, что Хэйвуд этого не видит. Но Джес не считала себя достаточно наивной, чтобы купиться на подобные знаки внимания. Скольким еще счастливицам повезло их удостоиться? И что еще важнее: этот счет велся на десятки или сотни?
  Все эти дни Мэтьюс продолжала исправно вставать не позже шести утра и наслаждаться в одиночестве традиционной кофейной церемонией. Поначалу она даже пыталась подловить таинственного вора, но в данном случае примета о том, что злодей всегда возвращается на место своего преступления, не сработала. Лишь однажды, в середине недели, блондинка нашла на кухонном столе записку со словами "quid pro quo"*, которая была аккуратно подсунута под горячую чашку любимой арабики**. Кто бы это не был, он явно пытался загладить свою вину с помощью подкупа. После этого случая Джес еще больше запуталась в круге своих подозреваемых, так как последний поступок ну совершенно не вписывался в стиль Джессики.
  ***
  - На сегодняшний вечер ничего не планируйте, - именно такими словами прервал Шейн молчание за столом, до этого нарушаемое лишь редким прерывистым чавканьем Эдана.
  - А? Это еще почему? - вяло поинтересовалась Хол. Утренние часы после побудки всегда давались ей с особым трудом, и за завтраком она обычно все время клевала носом, почти на автомате ковыряя в своей тарелке вилкой или ложкой.
  - Вечеринка. Самая крутая и отпадная вечеринка этого месяца - эти слова вам о чем-нибудь говорят?
  Холли и Джесмайн невольно переглянулись, совсем не испытывая должного энтузиазма и подъема сил. Перспектива провести очередной вечер в толпе народа, раскачиваясь под оглушающую музыку r&b-мотивов, уже давно не казалась для них интригующей. А ведь как раз сегодня, в субботу, девочки наконец-то решили сделать перерыв и провести хотя бы этот уик-енд дома. Между прочим, у них еще даже не все сумки (естественно, сумки Холли, но этот факт приравнивался к аксиоме) были разобраны!
  - Шейн, ты не обижайся, но я, наверное, пас, - попыталась отказаться Джес как можно мягче. - Хол, уверена, согласится, но лично я уже устала. Да и вообще с этим нужно завязывать, наверное. Я же не пью вообще, и к концу гулянки мне обычно не с кем даже словом перекинуться...
  - А я пойду! Скажи только время, место и дресс-код, и я обязательно буду.
  - Вообще-то, дамы, у вас обеих нет выбора. Я вас не приглашаю, а ставлю перед фактом. Вечеринка в вашу честь в этом доме, так что никаких отмазок, без вариантов. Мы же еще не отпраздновали как следует ваше новоселье! Вернее, мы вообще его как-то тупо проигнорировали. Нужно срочно исправляться, вот мы с Эданом и решили подсуетиться.
  - О, нет, нет, нет! Никаких тематических вечеринок, тем более в нашу честь!
  - Джес, не мели чепухи, это же так круто! - оборвала подругу внезапно проснувшаяся Холли, быстро затараторив: - А кто будет? Вы пригласили наших одногруппников? Или мы будем, так сказать, чисто в домашнем кругу? Парни, простите, конечно, но у меня нет никакого желания видеть на этом вечере ее величество Джессику.
  - Джессики не будет, - с торжествующей улыбкой объявил Шейн, но почему-то Джес подумалось, что та сама отказалась от участия в сием сомнительном мероприятии. - А пригласили мы... Ммм... Говорить можно только приблизительно, как вы понимаете, но примерно человек семьдесят. Естественно, ваши друзья по колледжу в их числе.
  Мэтьюс захотелось малодушно захныкать, но вместо этого она склонила голову на стол, спрятав лицо за скрещенными локтями.
  - Джес, дорогая, тебе плохо? - тут же раздался почти у самого уха обеспокоенный голос Холли.
  - Нет, мне очень хорошо. Не обращайте внимания. И спасибо за внимание. Ваша идея на самом деле классная и мы очень благодарны за нее, - последние слова были обращены уже парням. Медленно поднявшись на ноги, Джесмайн попросила подругу помыть в этот раз посуду вместо нее, а сама, сославшись на головную боль, направилась в их комнату.
  -- С тобой точно все в порядке? - перегородил ей дорогу у самой лестницы Эдан, и девушка не могла не заметить, какой искренностью наполнена забота в его взгляде. Благодарно сжав его крепкую мускулистую руку, она тихонько ответила так, чтобы слышал только он:
  - Не хочу врать, а правда тебе не нужна.
  - Я не хочу знать. Я хочу помочь, - такой же осторожный шепот в ответ.
  - Раз так... Поднимешься со мной наверх? Посмотришь, как мы обустроились.
  - Конечно.
  Поднимаясь по лестнице, Джес затылком ощущала, что Хэйвуд не сводит с нее глаз, но так ни разу не обернулась. Перед тем как зайти в квартиру, она мельком скользнула взглядом по веранде, отметив, что Хол смотрит на нее с явной тревогой. Скорее всего, такой поступок подруги для Адамс явился полнейшей неожиданностью, ведь он никак не был в ее духе. Мэтьюс успокоила ее мягкой улыбкой, мысленно попросив не надумывать себе ничего лишнего.
  В комнате царил идеальный порядок. Обе кровати были застелены, паркетный пол начищен до блеска, а тетради на полках выстроены в строго параллельные стопочки - как будто они на самом деле готовились к приходу арендодателя, но все объяснялось элементарной педантичностью Хол. Другую такую чистюлю еще нужно было поискать, и Джесмайн частенько бывало очень стыдно за собственную рассеянность и привычку оставлять после себя хаос и разрушение. Как такие абсолютные противоположности могли уживаться друг с другом в быту, пониманию не подлежало, но Джес догадывалась, что разгадка крылась в по-настоящему ангельском терпении ее подруги.
  - Мило, - прокомментировал Эдан, с интересом осматриваясь по сторонам.
  - Мило? И только? - поддела его Джес. - Но ладно, я шучу. На самом деле такой комплимент даже преувеличен. Эта комната лишена индивидуальности - это единственный и самый главный ее недостаток.
  Подойдя к своей кровати, Джесмайн словно подкошенная рухнула на нее, ощутив невыразимое блаженство при первом же соприкосновении с мягким прохладным стеганым покрывалом.
  - Ничего, если я полежу? В таком положении легче думается.
  - Впервые слышу такое странное предположение, - Эдан даже не попытался скрыть насмешки. - Обычно люди придерживаются совсем другого мнения.
  - Значит, мы можем сделать вывод, что либо я не совсем обычный человек, либо все же самый обычный, а вот мышление у меня немного девиантное. Тебе какой вариант нравится больше?
  - Тот, в котором ты чаще улыбаешься.
  Бесхитростный ответ молодого человека совершенно сбил Джесмайн с толку, заставив пристально на него посмотреть. Эдан особой скромностью не отличался, а потому улегся на соседнюю кровать Хол, повернувшись лицом в сторону девушки. От лихорадочного блеска в его глазах становилось немного не по себе, но вместо того, чтобы окончательно смутиться, блондинка также перевернулась на бок, и их взгляды встретились.
  - Ты так беззастенчиво льстишь всем девушкам?
  - Только тем, которые мне очень нравятся.
  - И часто это происходит?
  - Довольно часто, - просто обезоруживающая честность. - Но сейчас я не льщу.
  - Значит, я тебе не нравлюсь?
  - Значит, я от тебя без ума.
  В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь молчаливым поединком взглядов молодых людей. Джес бы соврала, если бы сказала, что верит в любовь с первого взгляда... Какая разница, какими словами прикрывается человек, если конечная цель у него одна - использовать тебя? Осознанно или нет, но ее чувства никогда не подвергались такому испытанию, чтобы подтолкнуть к настоящему самоотречению во имя возлюбленного. Само это слово казалось ужасно пафосным и возвышенным, не имеющим ничего общего с суровой жизненной реальностью. В которой отцы умирали потому что так было легче, а матерям становились не нужны собственные дети... Когда даже самые простые примитивные истины рушились в один миг, разве оставалось сил верить во что-то большее?
  - На самом деле ты фактически только что перефразировал мои последние слова, хеллбой, - не удержав улыбку, заметила Джес. - Мне нравится то, что ты поддержал сейчас этот разговор. Спасибо. Немногие любят пускаться в философствования. Да и я не особый любитель, просто настроение сейчас такое...
  Не зная, как выразить свою мысль до конца, девушка принялась чертить на глади покрывала отрывистые линии.
  - Значит, мы уже миновали прелюдию? Я с честью выдержал испытание и теперь могу узнать, что именно тебя так тревожит?
  - Ничего особенного... Просто не люблю шумные вечеринки.
  - Но вы же с Холли всю последнюю неделю зависали на них. В чем разница?
  - О, разница большая, и в тоже самое время по сути разницы никакой... Просто я не люблю находиться в малознакомых компаниях. Свою группу я пока тоже не особо знаю, но и незнакомцами их назвать никак нельзя, ведь так? В их обществе я чувствую какую-никакую безопасность...
  - А откуда вообще такая фобия, если не секрет? У этого страха есть корни?
  С коротким вздохом Мэтьюс начала свой рассказ.
  - Отец умер, когда мне было шестнадцать. Когда мама привела в семью другого мужчину, я пыталась успокоить себя словами о том, что он не собирается занимать место моего отца, а мама после всего случившегося не обязана ставить крест на своей жизни. Но я ничего не могла поделать со своими эмоциями, - Джес не понимала, какая невидимая сила толкает ее на подобные откровения, которыми прежде она делилась только с Хол, но остановиться уже была не в состоянии. - Я не могла, не хотела видеть их вместе. Не могла не сравнивать его с папой, и каждое такое сравнение всегда служило явно не в его пользу. Меня хватало только на то, чтобы по мере возможности игнорировать их совместное существование. Я думала, что уже то, что я не закатываю подростковых истерик, не выставляю глупых ультиматумов в духе "или я, или он" само по себе достаточная жертва с моей стороны. Я настолько отдалилась от мамы за это время, что даже не заметила, когда все изменилось. О том, что они с мужем вступили в секту, я узнала уже когда они занялись оформлением дарственной на наш дом в пользу своей организации. И ничего не смогла поделать. Это были уже совсем другие люди, которых я совершенно не знала. Они стали не таясь от меня водить в дом своих "братьев и сестер", проводить какие-то собрания, пытались меня наставить на "путь истинный"... В доме почти не водилось денег. Чтобы хоть как-то кормить семью, сразу после окончания школы я вынуждена была пойти работать официанткой. Мечты о колледже были забыты и в то время мне казалось, что уже навсегда...
  Джесмайн было до странности легко делиться своими воспоминаниями. Сейчас они казались такими далекими, как будто случились не с ней, а с кем-то другим, или же с ней, но не в этой, а одной из прошлых жизней.
  - Представляешь, я, дурочка, им даже книги Рона Хоббарда*** таскала. Не те брошюрки с цветастой пропагандой (в мои планы совершенно не входило отправлять их из огня да в полымя), а его настоящие выкладки. Те, где он пишет, что любому желающему заработать миллионы достаточно для этого всего лишь основать собственную религию. Я думала, что, поняв всю коммерческую подоплеку подобных организаций, мама и отчим, так сказать, прозреют. Я ошибалась. Вместо того, чтобы понять, они еще больше ослепли, начав считать меня чуть ли не самым главным своим врагом. Когда я выиграла грант на обучение, мы фактически вообще перестали общаться. Но я не могу переступить через это, так как, во-первых, это моя мать, а во-вторых, я чувствую свою вину из-за случившегося. Не могу избавиться от мысли, что если бы я в то время была хоть чуточку внимательнее, этого всего можно было бы избежать.
  - Ты не виновата, Джес! Нельзя спасти того, кто не хочет быть спасенным. Это твои родные и правильно, что тебе не безразлична их судьба, но корить себя за чужие ошибки глупо. Они взрослые люди, и они сделали свой выбор. И их вина перед тобой намного больше твоей, - в голосе Эдана сквозила до странности заразительная убежденность. Этим словам хотелось верить.
  - Если ты будешь на вечеринке, то я пойду, - неожиданно пообещала девушка, хотя еще пять минут назад и не думала ни о чем подобном. - Надо же как-то расплачиваться за сеанс психотерапии.
  Молодой человек громко засмеялся на это, и приподнялся на кровати, согнув руку в локте и подперев ладонью щеку.
  - Какая ты шустрая! Не любишь быть должной? А, может, я хотел попросить за это совсем другое?
  - К примеру? - Джес также не удержалась от улыбки.
  - Ну, например, пойти со мной на свидание...
  Ох, недолго он продержался. А Джес все гадала, откуда такая чуткость и готовность выслушать чужое накипевшее. Но чего только не сделает парень, чтобы затащить девушку в свою постель!
  - А тарифы у вас не из дешевых, мистер Хэйвуд, а? - насмешливо спросила блондинка, резко поднимаясь с кровати и усаживаясь по-турецки на ней же.
  - Поверь мне, того стоит каждый чертов цент из твоего кармана и даже больше.
  - Тогда... Я обязательно подумаю над твоим предложением.
  ***
  Вечеринка с каждой минутой все больше набирала свои обороты. Прогноз Шейна о примерном количестве ее участников оказался намного скромнее действительности. Казалось, во дворике Блоссом Вэлли собралась как минимум половина Ричмонда в возрасте от 18 и до 30, и определенно точно почти весь Пристонский колледж. Джесмайн понимала, что ужасно утрирует, но глядя на галдящую толпу, резвящуюся в бассейне, распивающую коктейли на веранде и пританцовывающую в такт оглушающим басам "Hey stoopid" Элиса Купера прямо у самого ее носа, любые преувеличения можно было счесть не такими уж и неправдоподобными.
  Еще в самом начале вечера Мэтьюс додумалась поставить в угол дома, подальше от прохода, один из шезлонгов, на котором теперь и лежала, потягивая из длинной трубочки с веселым разноцветным зонтиком прохладное мохито. Как и обещали парни, приготовлениями им заниматься не пришлось совершенно. Все необходимое оказалось в доме к нужному времени, словно по взмаху волшебной палочки. Джес и Холли оставалось лишь послушно и с благодарной улыбкой во все тридцать три зуба принимать подарки и пространные поздравления в честь новоселья от абсолютно незнакомых людей. Слава Богу, примерно треть гостей вообще не догадывалась, по какому поводу они все здесь собрались, а потому уже примерно через полтора часа девушки смогли вздохнуть более-менее спокойно.
  - Так круто, да? - произнесла рядом Холли, тщетно стараясь перекричать музыку, и, не дожидаясь ответа, который ей на самом деле и не был нужен, она подвинула Джес на лежанке, усевшись в ее ногах. В руках она держала полупустой бокал с угадывающимся виски на дне - вот уж кто никогда не давал обетов трезвости.
  - Да, очень, - не могла не согласиться блондинка.
  - Ты знаешь, похоже, в моей жизни наступила очередная эпик-драма - я влюбилась.
  Мэтьюс попыталась не выказать своего удивления, ведь хотя увлечениям Адамс не было счету, но громкими словами о любви или даже влюбленности она никогда не спешила разбрасываться. Интересно, кому же это так подфартило?
  - В Шейна? - сделала неуверенное предположение девушка, так как никогда не отличалась особой наблюдательностью.
  - Да, подруга. В самую точку. Неужели это настолько заметно?
  - Да нет, почему же... Просто его имя первым пришло на ум, - соврала она. - А почему ты считаешь, что это плохо? Мне кажется, что ты ему также небезразлична. Его заинтересованные взгляды в твою сторону только слепой не заметит.
  Холли брезгливо поморщила носик, сделав очередной глоток из бокала.
  - Если бы он так смотрел только на меня... Но увы, увы. На тебя он смотрит еще более плотоядно. Я едва сдерживаюсь, чтобы не начать заботливо подтирать ему слюнки салфеточкой в такие минуты.
  - Дорогая, но ты же знаешь, что я-то к нему совершенно равнодушна! Еще не родился такой парень на этой земле, которого мы бы с тобой не смогли поделить.
  - Понимаешь, - Холл задумчиво закусила нижнюю губу, как будто боясь сболтнуть лишнее. - Данный конкретный случай слишком сложный и слишком особенный. И дело даже не в тебе или во мне...
  - Красавица, потанцуем? - прервал объяснения брюнетки низкий бас, и Джес рассерженно мотнула головой, желая увидеть, кто именно решил так бесцеремонно вклиниться в чужой разговор. Сначала ее взору предстали длинные мясистые ноги, затянутые в темно-синие джинсы, затем потрепанная клетчатая рубашка, в которых обычно любят изображать на открытках бравых ковбоев, и завершило красочную композицию большое, покрасневшее от выпитого алкоголя, рябое лицо. Неудивительно, что чтобы решиться пригласить девушку на танец, такому экспонату пришлось изрядно принять на грудь перед этим.
  - Извините, но вы видите - мы разговариваем с подругой. Тем более я вообще не танцую сегодня, - медленно, так чтобы можно было с легкостью разобрать каждое ее слово, попыталась вразумить его Джесмайн. Но парень, очевидно, человеческого языка не понимал.
  - Давай, пошли, хватит ломаться. Знаем мы таких ломак! Думаешь, я не видел, как ты весь вечер смотрела на всех вокруг так, словно они - самое последнее быдло? Думаешь, что выше нас, да? Мне друг тут шепнул на ушко о том, как еще этим летом ты послушно разносила бигмак меню в Макдональдсе, так что хватит тут строить из себя королеву, - схватив девушку за руку, он принялся тащить ее в сторону танцплощадки, совершенно не обращая внимания на то, что та изо всех сил упирается и поливает его отборными ругательствами.
  - Эй, верзила, отпусти ее! Не понимаешь, когда девушка говорит тебе "нет"? - вцепилась когтями в его руку Хол, пытаясь расцепить мертвую хватку на запястье Джес.
  - Отвали, придурок! Еще секунда и я буду кричать так, что у тебя полопаются барабанные перепонки, - угрожающе процедила сквозь зубы Мэтьюс, хотя и не была уверена в том, что ее крики можно будет различить в таком гаме. Парень настолько сильно стиснул ее руку, что Джес была уверена - непременно останутся синяки. Уже сейчас ее нежную кожу саднило в тех местах, где он ее сжимал, и девушка принялась усиленно упираться ногами, продолжая брыкаться изо всех сил.
  - Отпусти ее, - Джесмайн была готова расплакаться от облегчения, услышав голос Эдана. Повернув голову в сторону, она увидела, как у того зло заходили желваки на лице, а руки сцепились в огромные кулаки, отчетливо обозначив внушительные бицепсы на предплечьях. Ситуация начинала обретать все больше и больше новых зрителей, которые замкнули их четверку в импровизированном полукруге. Возбужденная публика жаждала хлеба и зрелищ, и судя по выражению лица Хэйвуда сегодня вечером ей было суждено разойтись полностью удовлетворенной.
  - А мы тут танцевать собрались, - принялась лепетать Джесмайн, внезапно перестав вырываться. В горле ужасно пересохло, а язык, казалось, прилип к небу. Наверное, нервное, но угрожающего блеска в глазах Эдана было невозможно не испугаться. И тот факт, что этот взгляд был адресован не ей, воздействующего эффекта ни капельки не ослаблял. Блондинка уже начинала проникаться сочувствием к этому горе-танцору. Идея соврать, выгородив его, внезапно приобрела непреодолимую привлекательность. Все лучше, чем быть повинной в затевающейся драке.
  - Когда девушка говорит "нет", нужно извиниться за свою навязчивость и тут же раствориться в толпе, идиот. Или мама не учила тебя, как нужно вести себя приличным людям? - Хэйвуд принялся скалой надвигаться на молодого человека, тесня его своей мощной грудной клеткой. - Тогда сейчас мне придется заменить ее и восполнить пробел в твоем воспитании. Боюсь, только методы у меня немного другие...
  От неожиданного удара в челюсть, парня буквально припечатало к стене. Из носа тут же хлынула тонкая струйка крови, а глаза затуманились от боли. Эдан бил с грациозностью боксера-тяжеловеса, Джес с трудом балансировала на грани истерики. Впервые в жизни из-за нее дрались двое парней, но ей это совершенно не нравилось. Следующий боковой хук угодил уже в челюсть, и стало понятно явное намерение Хэйвуда превратить своего соперника в настоящую отбивную.
  - Эдан, не нужно. Пожалуйста, - принялась молить девушка, но на шатена эти слова не возымели никакого воздействия. Он по-прежнему продолжать колошматить противника, словно боксерскую грушу. Тот не пытался даже особо сопротивляться, и вскоре драка стала походить уже на избиение.
  Мэтьюс в отчаянии заламывала руки, не в силах отвести взгляда от разыгравшейся картины. Обычно в фильмах бравые главные героини в подобных ситуациях запрыгивали на спины парней и в мгновение прекращали любые патасовки, но реальность такой сценарий даже не рассматривала. От собственного бессилия на душе становилось гадко и противно.
  Неожиданно толпа поредела, мгновенно создав подобие живого коридора, и расступилась перед очень высоким молодым человеком, лица которого Джесмайн рассмотреть не удалось - его черты смазали сгустившиеся сумерки. Не говоря ни слова, он молча подошел к Эдану со спины и перехватил его кулак прежде, чем тот нанес очередной безжалостный удар своей жертве. Удивительно, но создавалось впечатление, будто задерживать его в своих тисках незнакомцу не составляло никакого труда. Словно кулак принадлежал и не здоровенному детине вовсе, а щупленькому подростку, не более.
  - Соизволишь объяснить мне, что здесь происходит? - голос этого человека вполне соответствовал неприступному внешнему виду: такой же холодный, властный и резкий. Но когда Эдан вместо того, чтобы осадить неизвестного в своей привычной дерзкой манере, побледнел словно привидение, Джес поняла, что все происходившее до этой минуты было еще цветочками. Ягодки начинались только сейчас.
  - Юджин? Что ты здесь делаешь?
  
  _______________________________________________
  * quid pro quo - лат. "услуга за услугу"
  ** арабика - сорт кофе
  *** Рон Хаббард - амер. писатель и философ, идеолог саентологии
  
Глава 4
  
  Юджин? Так это и есть тот самый таинственный обитатель Блоссом Вэлли "номер 6"? Джес была совершенно сбита с толку его неожиданным появлением, которое лишь с огромной натяжкой можно было списать на случайность.
  - Что я здесь делаю? Это что ТЫ здесь вытворяешь, Эдан?! - прорычал в ответ молодой человек, даже со спины всем своим видом излучая физически ощутимые волны гнева. - Ты понимаешь, что минуту назад был всего в каком-то шаге от потери контроля?
  - Он не виноват, что его спровоцировали! - не могла не вступиться в защиту друга Холли, также почему-то переходя на крик. Джесмайн захотелось провалиться под землю от стыда, так как теперь она была косвенно виновна еще и во внезапно разгоревшемся нешуточном скандале. По идее, нужно было также вклиниться в разговор, сказать свое веское слово в поддержку своего защитника, но в голове царила ужасная мешанина. Всю свою сознательную жизнь Джес всеми силами стремилась избегать подобных ситуаций, а огромная толпа вокруг лишь еще больше усугубляла ее неловкость и растерянность.
  - Но он виноват в том, что поддался на провокацию, - парировал Юджин. - Так, все. Заканчиваем этот спектакль. Шейн, выпроводи этого, - он небрежно кивнул головой в сторону изрядно помятого парня. - Участники этого безобразия сейчас же идут за мной в дом для дальнейшего разбора полетов, а все остальные продолжают веселиться как ни в чем не бывало. Ну же, громче музыку и разбредаемся, разбредаемся. Представление окончено.
  Джес понятия не имела, когда именно к ним присоединился Шейн, но, переведя на него взгляд, она увидела рядом с ним Джессику. Выражение ее лица не было удивленным, скорее, злорадным. Похоже, она свято верила, что сейчас миру, наконец-то, воздастся за справедливость, и не сводила восторженного взгляда с Юджина. Мэтьюс начала всерьез рассматривать вариант позорного побега, как наиболее оптимальный, но, естественно, он так и остался лишь плодом ее грез, а в реальности она, как и предполагалось, послушно поплелась вслед за двинувшейся по направлению к дому процессией. Через секунду на ее руке уже висела Хол, глаза которой буквально лучились лихорадочным блеском, хотя лично Джесмайн причина ее неуместной эйфории была совершенно непонятна. Их ждал, наверное, один из самых больших за всю недолгую жизнь нагоняй, при самом худшем раскладе грозивший им выселением. Чему тут радоваться, скажите на милость?
  - Это он! О мой Бог! Это он!
  - Кто он? - недоуменно переспросила подругу блондинка.
  - Как это кто? Юджин!! Я все-таки встретилась с ним!
  Девушка покосилась на Хол, словно на умалишенную, но промолчала. Объект их обсуждения находился слишком близко, чтобы ей хватило смелости открыто высказать свое мнение.
  Они оказались в гостиной ужасно быстро, тогда как Джес была готова оттягивать момент "икс" до бесконечности. Джессика сразу же расположилась в большом белоснежном кресле напротив дивана, тем самым инстинктивно усилив противопоставление себя остальным собравшимся в комнате людям, всем своим видом выказывая "я здесь не при чем, я всего лишь зритель". Адамс с Мэтьюс уселись на диван, Эдан отошел в сторону окна, замерев возле низкого подоконника, Юджин облокотился о двери, скрестив руки на груди. Наконец-то у Джесмайн появилась возможность рассмотреть его детальнее, и ее взгляд с жадной любопытностью заскользил по фигуре и лицу парня.
  Ростом он вымахал никак не меньше шести футов и трех дюймов*, возвышаясь даже над Эданом по крайней мере на пол головы. Худощавое жилистое телосложение укомплектовывалось необходимым минимумом мускулов: его легко можно было представить на показе нижнего белья от D&G, но никогда - на соревнованиях по бодибилдингу. Честное слово, Мэтьюс даже не удивилась этому - попробуй прокормить такую тушу, нарастив на нее достаточное количество мяса! Главным же достоинством Юджина были идеально ровная, царственная осанка и целая косая сажень в плечах, по сравнению с которыми бедра казались неправдоподобно узкими. Поразительно приятная для глаза непропорциональность завораживала. Светло-русые волосы Юджина отливали тепло-золотистым медовым оттенком , удивительно схожим с ее собственным. Пряди были достаточно длинными, неровным каскадом прикрывая уши и высокий лоб. Глаза, которые он все это время не сводил с Хэйвуда, отливали сталью, мерцая в свете ламп расплавленным серебром. Нос прямой, с небольшой горбинкой, заканчивался у самого края чувственного изгиба губ, сейчас сложившихся в гневную прямую линию. Боже, он был самым красивым созданием, которое только доводилось видеть Джес в своей жизни! Его сексуальность в отличие от Эдана завлекала, но не подавляла, маня обещанием невыразимо жарких ночей. Блондинка сразу же занесла Юджина в свой черный список людей, от которых во что бы то ни стало стоит держаться подальше. С пометкой "иначе-вам-угрожает-тахикардия".
  - Итак, кто-нибудь расскажет мне, что за спектакль вы только что устроили во дворе? - о да, этот красавчик не имел привычки подолгу ходить вокруг да около.
  - Небольшой урок воспитания, не более, - заверил Эдан, тщетно стараясь придать своей позе скучающий вид: его с головой выдавал цепкий взгляд, который он не спускал с блондина.
  - Это я уже понял, но зачем нужно было устраивать последующее показательное избиение? Ты же понимаешь, что для него была только одна причина и это - позерство?
  Джес взяла на заметку тот факт, что он также охарактеризовал эту стычку, как "избиение", а не драку. Интересное наблюдение, правда, с выводами на его основании придется повременить. В данный момент ситуация требовала ее срочного вмешательства.
  - Прости... - приоткрыв рот, она сделала большой вздох (святые угодники, сейчас даже к такой отсрочке было не грех прибегнуть!), а затем продолжила: - те... Это я виновата. Тот... - мда, как же его обозвать-то? - парень приставал ко мне, а Эдан просто за меня вступился. Так что сейчас именно меня нужно отчитывать. Эдан тут совершенно не при чем.
  Юджин перевел немигающий взгляд на Джесмайн, как будто только сейчас заметив ее присутствие. Став жертвой такого пристального внимания, хотелось забиться в самый укромный и дальний уголок комнаты или же еще лучше - попросту превратиться в невидимку. Казалось, он просканировал каждый кусочек ее тела, мгновенно выцепив из самой сути все главные недостатки и малейшие изъяны, вынеся им беспощадный и суровый приговор. И словно в подтверждение мыслей Джес, лицо Юджина еще больше помрачнело.
  - Ну что ж, вполне действенный способ привлечь к себе внимание, - губы блондина искривились в циничной ухмылке, и Джес сразу же захотелось расцарапать ему глаза за такие намеки. За кого он ее принимает? Напыщенный самовлюбленный индюк, который привык всех без исключения подгонять под свои недалекие мерки!
  - Эй, Юдж, может, не стоит искать крайних? Думаешь, это удачная идея, появляться так внезапно с видом свирепствующего инквизитора? Ты просто мастер запугивания, все итак это знают, так что не нужно нам ничего доказывать, - Эдан решил перетянуть одеяло на себе, но в открытую против блондина не выступил. Вот чего стоили все его ухаживания на деле! Вернее чего не стоили - ссоры с другом ради очередной юбки.
  - Я как свидетель могу подтвердить, что ни Эдан, ни Джесмайн не виноваты в случившемся, - вместо этого в ее защиту вступилась верная Хол. Вот и не верь после такого в настоящую женскую дружбу...
  - О да, никто не виноват, и именно поэтому завтра об этом будет судачить весь колледж, - насмешливо заметила Джессика, все это время развлекавшаяся накручиванием своего длинного белого локона на указательный палец. - Юджин, твой праведный гнев уже не наводит такого шороху, как раньше. Неужели стареем? В итоге я зря потратила время, торча здесь с вами.
  Не став разбрасываться еще больше своим драгоценным временем на прощания, девушка медленной походкой покинула гостиную, позволив всем целую минуту любоваться плавным покачиванием своих по-мальчишески узких бедер. И как только в некоторых людях могло умещаться столько высокомерия? Джес отказывалась это понимать. В дверях Сика столкнулась с Шейном. Молодой человек был явно навеселе, и только убийственный взгляд блондинки в его сторону удержал его от пьяных приставаний к девушке.
  - Ну что, уже все получили причитающуюся порцию волшебных пендюлей от бабайки Юджина? А я вот хороший мальчик: сделал все, как было велено, - весело похвастался Шейн, падая на диван прямо посередине между Джес и Хол. Однако, никто из присутствующих не спешил разделить с ним его радостное настроение. Лично Мэтьюс чувствовала себя препаршиво, и решила, что достаточно с нее развлечений на сегодняшний вечер. Поскорее бы спрятаться в своей комнате, и, наглухо запечатав уши берушами, дождаться окончания этого балагана. Возможно, даже удастся заснуть, ведь она так вымоталась за сегодня...
  - Прошу прощения, но у меня что-то голова разболелась. Думаю, мне стоит отлежаться и все пройдет. Так что еще раз извиняюсь за случившееся и... всем спокойной ночи.
  Джесмайн поднялась с дивана, стараясь ни на кого не смотреть. Она даже не знала, чего больше страшится: чужого осуждения или сочувствия. Во дворе по-прежнему стоял оглушающий гвалт: гулянье достигло своего экватора. Какой-то парень со спущенными джинсами мочился в бассейн, а почти в двух шагах от него небольшая кучка зрителей подбадривала решивших померяться силой полупьяных армрестлеров. Реальность неумолимо скатывалась к жалкому подобию очередного дешевого сиквела "Американского пирога". Мэтьюс стремительно взбежала по лестнице, не обращая внимания на крики и скабрезные шуточки, несущиеся ей в спину.
  Только очутившись в спасительном укрытии своей комнаты, Джес обессилено приникла спиной к двери и позволила себе разрыдаться. Звуки улицы здесь были почти неслышны, и можно было с легкостью представить себе, что они - всего лишь отголосок приглушенного бормотания телевизора. Жаль только, что таким же способом нельзя заставить себя забыть о драке и последующем выяснении отношений в гостиной. Ну почему она такая плакса? Ведь ничего же плохого не случилось. Она целехонька и невредима, выселять их из коттеджа никто не собирается, тогда откуда же эта предательская влага? Чувство ужасной обиды змеиным клубком разрасталось в груди блондинки. Она всегда старалась вести себя правильно. Усердно избегала любых проступков и ошибок в своем поведении. Уже несколько лет вся ее жизнь могла служить образцом добродетели: примерное трудолюбие, никакой личной жизни, полное послушание родителям во всех вопросах, за исключением их веры. И вот теперь все эти заслуги оказывались ничего не стоящими, раз даже малознакомый человек мог попрекнуть ее то ли в эгоизме, то ли в легкомыслии, даже не удосужившись перед этим потратить и секунды на разбирательства.
  Тихонько выругавшись про себя, девушка принялась нервно мерить шагами периметр комнаты, наматывая круги, словно маленький муравей, запертый в спичечном коробке. Кого только возомнил из себя этот Юджин? Царя и бога по совместительству? Внезапно Джес вспомнила, как еще совсем недавно считала его наркоманом. В действительности он совсем не производил впечатления человека слабохарактерного или зависимого, но и познания ее в этой области были не так уж велики. С самого детства она инстинктивно старалась держаться от подобных людей подальше. Наркотики прочно ассоциировались с чем-то ужасным и абсолютно неприемлемым: у девушки никогда даже искушения такого не было, попробовать их. Так что полностью сбрасывать эту версию со счетов однозначно не стоило.
  - Джес? - приоткрылись двери, вместе с потоком прохладного воздуха впуская внутрь ненавистный шум, и в комнату скользнула Холли. Мэтьюс замерла, совсем не удивляясь приходу подруги. Любая другая на ее месте с чистой совестью продолжила бы развлекаться вместе с симпатичным ей парнем, но только не Адамс. Для нее слово "дружба" не было пустым звуком. Отвернувшись к окну, Джес принялась судорожно вытирать мокрые щеки.
  - Ты что, плачешь? - пораженно воскликнула Хол. - Все, я сейчас же возвращаюсь обратно и выдергиваю все космы идиотам, посмевшим обидеть мою девочку!
  Сегодня атмосфера всеобщего безразличия была слишком сильной, поэтому Джесмайн неловко улыбнулась, чувствуя, как от заботы подруги внутри разливается приятное тепло.
  - Не надо никуда идти. Я видела, как какой-то парень несколько минут назад испражнялся в наш бассейн - больше ни за что не стану в нем купаться. Так что лучше посидим здесь.
  С отвращением скривив нос, Адамс уселась на край своей кровати, повернувшись лицом к Джес.
  - Ты что, правда, настолько расстроилась? Он, конечно, сильно кричал, но с кем не бывает? Мои родители, бывало, и похлеще орали, когда мы с братом попадали в очередную переделку.
  - Да не из-за этого я совсем, - отмахнулась девушка. - Просто обидно, понимаешь? Явился неизвестно кто и начал вычитывать... А по какому праву? Кто вообще его главным назначил?
  - Ну, он здесь старший...
  - Да? Значит, если тебе двадцать три, то можно уже всех уму-разуму учить?
  - Вообще-то ему двадцать семь, - исправила ее Холли.
  - Да без разницы - хоть сорок семь. Не в возрасте дело. Просто меня раздражает такое отношение в принципе. Он же не только ко мне так свысока отнесся, но даже к Эдану!
  - Вот тут ты не права. Юджин с Эданом - лучшие друзья. Трудно даже представить себе более близких людей друг другу.
  Джесмайн замолкла, пытаясь переварить полученную информацию. Странно, ей казалось, что Хэйвуд очень дружен с Шейном, а блондина в их компании она вообще не замечала.
  - А ты откуда про них так много знаешь? - подозрительно спросила Мэтьюс. - Мне казалось, что ты познакомилась с этой четверкой одновременно со мной, а именно чуть более недели назад. Но сейчас, слушая тебя, складывается такое ощущение, словно ты их чуть ли не с пеленок знаешь.
  Было видно, что Хол такой вопрос ужасно смутил. Так... Это уже становится интересным. Что она от нее скрывает?
  - Официально - да, но фактически я наслышана о них с детства, ты права. Когда-то мой брат... входил в их компанию. Но потом обстоятельства изменились, но окончательно связь они так и не оборвали. Понимаешь, Джес, эти люди - особенные. Очень особенные. Они такие, какими их сделала жизнь, так что постарайся не судить их слишком строго, хорошо? Поверь, если ты проявишь понимание, даже Юджин смягчиться.
  Мэтьюс скептически приподняла бровь.
  - Ну хорошо, хорошо. Возможно, не Юджин, но все остальные уж точно!
  - Ладно, я сейчас в ванную и спать. Надеюсь, мне удастся заснуть. Уже давно за полночь перевалило.
  Хол встала с кровати, потянувшись к подруге с объятиями.
  - Давай. А я, nbsp;пожалуй, еще немного погуляю. Кажется, Шейн сегодня в хорошем настроении, так что у меня есть шанс.
  - Похоже, у тебя это и, правда, серьезно. Удачи тебе тогда, - Джес чмокнула девушку в щеку и поплелась разыскивать свою ночную рубашку и беруши.
  ***
  - Я не шутил, когда говорил тебе о контроле. Мне прекрасно знакомо это ощущение вседозволенности и безудержной силы. В эйфории ты поначалу не ощущаешь никакой угрозы, а потом становится уже слишком поздно. Я видел твои глаза там. Ты был всего в каком-то шаге от превраnbsp;- Ну что ж, вполне действенный спnbsp;Ростом он вымахал никак не меньше шести футов и трех дюймов*, возвышаясь даже над Эданом по крайней мере на пол головы. Худощавое жилистое телосложение укомплектовывалось необходимым минимумом мускулов: его легко можно было представить на показе нижнего белья от D
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- О да, никто не виноват, и именно поэтому завтра об этом будет судачить весь колледж, - насмешливо заметила Джессика, все это время развлекавшаяся накручиванием своего длинного белого локона на указательный палец. - Юджин, твой праведный гнев уже не наводит такого шороху, как раньше. Неужели стареем? В особ привлечь к себе внимание, - губы блондина искривились в циничной ухмылке, и Джес сразу же захотелось расцарапать ему глаза за такие намеки. За кого он ее принимает? Напыщенный самовлюбленный индюк, который привык всех без исключения подгонять под свои недалекие мерки!
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Да? Значит, если тебе двадцать три, то можно уже всех уму-разуму учить?
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
Глава 4
&
&
&<щения.
  По какой-то неведомой причине Эдан продолжал по-прежнему стоять в гостиной с Юджином, послушно выслушивая его наставления, хотя все внутри него клокотала еще с ухода Джесмайн. Он так хотел кинуться за ней вдогонку! Утешить, обнять, стереть поцелуями слезы, застывшие в ее прекрасных глазах. О да, он успел заметить отблески влаги на ее ресницах, хотя прекрасно знал, что Джес никогда не позволит себе расплакаться при свидетелях. В то мгновение он впервые в жизни захотел ударить Юджина. И что только на нnbsp;- Ничего особенного... Просто не люблю шумные вечеринки. nbsnbsp;- Тебя никто в него не втягивал, потому что ты сама его начала. nbsp;
p;
&его нашло? Похоже, блондин начинал все больше походить на настоящего параноика.
  - Я не мог не вмешаться! - наверное, в тысячный раз повторил Хэйвуд. - Как можно бороться с наиболее древним инстинктом защитн. Его грудь продолжала гневно вздыматься, с каждым вздохом все больше натягивая черную футболку с контрастно белой бунтарской надписью "Live fast, love hard, die young". Только он мог носить такую нелепую одежду и не выглядеть при этом обкуренным идиотом. Хотя на счет обкуренности Хэйвуд еще мог бы поспорить.
  - Вот только не начинай мне сейчас наваливать про инстинкты, окей? Тебе напомнить, сколько наших скатилось на самое дно после таких вот самых слов? По сути, мне глубоко безразлично, какими оправданиями ты выгораживаешь свой поступок. Если тебе от этого спокойнее, то почему бы и нет? Но просто не нужно отмахиваться от того, что я тебе говорю. Ты же знаешь, что я желаю тебе только добра, и этим желанием продиктованы все мои поступки, - произнес Юджин, под конец исчерпав все свои доводы. Запустив пятерню в свою nbsp;светловолосую голову, он устало прикрыл глаза.
  - Брат, я тоже желаю тебе только добра. Всем нам, - добавил Эдан, крепко сжав плечо друга. Он был искренне поnbsp;- Прости... - приоткрыв nbsp;Хол встала с кровати, потянувшись к подруге с объятиями. nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- О да, никто не виноват, и именно поэтому завновата. Тот... - мда, как же его обозвать-то? - парень приставал ко мне, а Эдан просто за меня вступился. Так что сейчас именно меня нужно отчитывать. Эдан тут совершенно не при чем.
ражен таким настоящим эмоциональным откровением Юджиnbsp;- Представляешь, я, дурочка, им даже книги Рона Хоббарда*** таскала. Не те брошюрки с цветастой пропагандой (в мои планы совершенно не входило отправлять их из огня да в полымя), а его настоящие выкладки. Те, где он пишет, что любому желающему заработать миллионы достаточно для этого всего лишь основать собственную религию. Я думала, что, поnbsp;- О, разница большая, и в тоже самое время по сути разницы никакой... Просто я не люблю находиться в малознакомых компаниях. Свою группу я пока тоже не особо знаю, но и незнакомцами их назвать никак нельзя, ведь так? В их обществе я чувствую какую-никакую безопасность...
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&nbnbsp;Сегодня атмосфера всеобщего безразличия была слишком сильной, поэтому Джесмайн неловко улыбнулась, чувствуя, как от заботы подруги внутри разливается приятное тепло.
sp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&- Прости... - приоткрыв nbsp;Хол встала с кровати, потянувшись к подруге с объятиями.
рот, она сделала большой вздох (святые угодники, сейчас даже к такой отсрочке было не грех прибегнуть!), а затем продолжила: - те... Это я виновата. Тот... - мда, как же его обозвать-то? - парень приставал ко мне, а Эдан просто за меня вступился. Так что сейчас именно меня нужно отчитывать. Эдан тут совершенно не при чем.
ражен таким настоящим эмоциональным откровением Юджиnbsp;- Представляешь, я, дурочка, им даже книги Рона Хоббарда*** таскала. Не те брошюрки с цветастой пропагандой (в мои планы совершенно не входило отправлять их из огня да в полымя), а его настоящие выкладки. Те, где он пишет, что любому желающему заработать миллионы достаточно для этого всего лишь основать собственную религию. Я думала, что, поnbsp;- О, разница большая, и в тоже самое время по сути разницы никакой... Просто я не люблю находиться в малознакомых компаниях. Свою группу я пока тоже не особо знаю, но и незнакомцами их назвать никак нельзя, ведь так? В их обществе я чувствую какую-никакую безопасность...
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&nbnbsp;Сегодня атмосфера всеобщего безразличия была слишком сильной, поэтому Джесмайн неловко улыбнулась, чувствуя, как от заботы подруги внутри разливается приятное тепло.
sp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&ь, я, дурочка, им даже книги Рона Хоббарда*** таскала. Не те брошюрки с цветастой пропагандой (в мои планы совершенно не входило отправлять их из огня да в полымя), а его настоящие выкладки. Те, где он пишет, что любому желающему заработать миллионы достаточно для этого всего лишь основать собственную религию. Я думала, что, поnbsp;- О, разница большая, и в тоже самое время по сути разницы никакой... Просто я не люблю находиться в малознакомых компаниях. Свою группу я пока тоже не особо знаю, но и незнакомцами их назвать никак нельзя, ведь так? В их обществе я чувствую какую-никакую безопасность...
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&nbnbsp;Сегодня атмосфера всеобщего безразличия была слишком сильной, поэтому Джесмайн неловко улыбнулась, чувствуя, как от заботы подруги внутри разливается приятное тепло.
sp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
Глава 4няв всю коммерческую подоплеку подобных организаций, мама и отчим, так сказать, прозреют. Я ошибалась. Вместо того, чтобы понять, они еще больше ослепли, начав считать меня чуть ли не самым главным своим врагом. Когда я выиграла грант на обучение, мы фактически вообще перестали общаться. Но я не могу переступить через это, так как, во-первых, это моя мать, а во-вторых, я чувствую свою вину из-за случившегося. Не могу избавиться от мысли, что если бы я в то время была хоть чуточку внимательнее, этого всего можно было бы избежать.
на - обычно его отличала куда большая сдержанность, заставлявшая очень многих людей задумываться, а живой ли человек находиться перед ними? И хотя Хэйвуд прекрасно знал, почему его товарищ так рьяно отгораживается от любых переживаний, да и вообще от всего окружающего мира, за небольшим исключением очень узкого круга избранных, общаться с ним все равно было сложно. Безумно сложный человек - для Юджина такое описание было наиболее мягким.
  - Пошли, покурим на крыше, - предложил внезапно блондин.
  - Я смотрю, не мне одному в нашем доме сегодня не хватает кислорода, - посмеиваясь, произнес Эдан, зажимая голову друга в ловушке стального захвата своей руки. Юджин принялся играючи вырываться, используя для этого в борьбе далеко не самые честные приемы.
  Распахнув огромное винтажное окно гостиной, молодые люди перебрались через него на задний двор. Здесь Шейн устроил что-то наподобие домашнего огорода, выращивая настоящую мини-плантацию моркови. Ее педантично ровные рядки длинными ухоженными змейками убегали к самому забору. Было видно, что хозяин о них не просто не забывает, а любовно заботится изо дня в день. Хэйвуд не до конца рассчитал траекторию своего приземления и слегка притоптал парочку крайних зеленых кустиков, и тут же, не удержавшись, грязно выругался:
  - Теперь он точно меня прикончит!
  - Не факт, но еще один лишний предлог для этого ты ему только что точно дал, - подытожил Юджин, умудрившийся идеально точно вписаться во все грядки, не задев при этом ни одного растения.
  - Меня всегда удивляло это его увлечение. Возможно, это вина стереотипов, но я ожидал, что его хобби окажется охота. Или рыбалка. Это я бы еще понял, но... садоводство?? Черт, это слишком даже для моих мозгов.
  Внимательно слушая друга, блондин сделал небольшой разбег по тропинке, и одним махом запрыгнул на черепичную крышу дома высотой около четырнадцати метров. Так, словно это ему ничего не стоило. Так, словно это было нечто само собою разумеющееся и обыденное. Эдан последовал за ним с куда меньшей грациозностью, но приложенных сил для этого потратил не больше. Ходить по черепице Хэйвуд категорически не любил, а потому решил устроить привал здесь же, ведь с противоположной стороны покатого навеса их вполне могли заметить разгулявшиеся гости. Впрочем, и этот вариант был не так уж плох: отсюда открывался потрясающе красивый вид на ночное небо. Звезды казались иллюзорно близкими, словно стоило только протянуть ладонь и можно было бы их коснуться и погладить подушечками своих пальцев. На крыше запросто можно было позабыть о том, что находишься в городе. Ведь хотя Ричмонд и не был мегаполисом, а скорее небольшим городишкой, урбанизация все же наложила и на него свою безликую невидимую руку. Если бы не сложившиеся обстоятельства, Эдан предпочел бы поселиться на какой-нибудь ферме или даже в лесу. Здесь же он безумно боялся утратить так необходимую ему и ему подобным связь с природой.
  - Ну, он же вяжет. Конечно, ныкаясь ото всех по углам, но я все равно время от времени продолжаю находить в вашей комнате пару-другую клубков ниток. Шейна это безумно выводит. Правда, не только его, а всех нас. Раздражает такое очевидное влияние нашей сущности вплоть до превычек, - Юджин уселся рядом с Хэйвудом, который вальяжно развалился на черепице, закинув обе согнутые в локтях руки за голову.
  - Неужели он самоутверждается, выращивая овощи? - фыркнул шатен.
  - Или пытается вызвать ревность Джессики. Возможно, он хочет заставить ее думать, что так старается исключительно ради Мэган. Наш ежегодный "шабаш" не за горами, так что, вполне возможно, вся эта трава будет преподнесена малютке Мэг в качестве презента "je t`embrasse mon chou"**, - прононс парня был идеально певучим. - Мне кажется, "mon petit lapin"*** Шейн счел бы слишком банальным.
  - Но Сика не может ответить на его чувства. Столько лет прошло уже - неужели он этого еще не понял?
  Юджин опустил свой подбородок на согнутое колено, бросив на друга снисходительный взгляд. Эта его привычка строить из себя умудренного опытом старика, с ленцой внемлющего бессмысленному лепету младенцев, доводила до белого каления.
  - Сика? Это что-то новенькое. С каких пор она перестала быть "просто Джес"?
  - С тех самых пор, как с нами поселилась Джесмайн, - Эдан был рад, что сгустившаяся темнота скрыла предательский румянец, которым запылали его щеки при этих словах.
  - Это та девица, из-за которой и начался весь этот сыр-бор? Я, конечно, понимаю тебя - личико у нее безумно смазливое, но она же и двух слов связать не могла! Что-то мямлила там неразборчиво себе под нос и могу поспорить, что малышка так спешила к себе в комнату вовсе не спать, а плакаться в свою подушечку с розовыми рюшами. Почему-то не думал, что такой типаж в твоем вкусе.
  Хэйвуд едва сдержался от того, чтобы не сорваться. Почему-то все камни в огород Джесмайн он с некоторых пор воспринимал как свои собственные.
  - Она совсем не такая! Ты ее просто не знаешь. Джес милая и добрая. И очень умная. Она учится в нашем колледже по гранту.
  - Что не есть свидетельством большого ума. Ты же знаешь, что ваш Принстон почти не котируется. Наш выбор пал на него как раз по этой причине.
  - Ну не всем же учиться в Гарварде!
  Юджин на это заявление лишь самодовольно ухмыльнулся. Черт побери этих выпускников самого известного университета Штатов с их непомерным самомнением!
  - Жаль, мы пива не захватили, - внезапно пожаловался на жизнь блондин.
  - Да, и, правда, жаль, - согласился Эдан. - Только боюсь, его у нас больше не осталось. Шейн решил в этот раз пойти в полный разнос.
  - И ради кого, спрашивается? Мне показалось, или он весьма недвусмысленно заглядывался на твою блондинку? Эта девушка становится слишком опасной. Кажется, я ужасно сглупил, согласившись на их переезд к нам.
  Хэйвуд не мог понять, говорит ли Юджин то, что думает, либо же просто подтрунивает над ним, но его сердце в любом случае участило свое сердцебиение. Если Юдж на самом деле решит выжить девушек из дома, то вряд ли ему кто-то сумеет помешать в этом намерении.
  - Почему ты так на нее взъелся? - негодующе воскликнул Эдан, больше не в силах придерживаться прежней сдержанной линии поведения. - Возможно, это мой шанс на счастье! Не все ищут себе в пару настоящих тигриц, как ты. Кстати, что-то я не заметил, чтобы твои поиски имели хоть какой-нибудь успех.
  - Такие как мы обречены на одиночество. Все эти сказки про пару, предназначенную свыше - полнейшая чушь. Ты же видел, чем это все закончилось у нас с Майли, и все еще продолжаешь верить? Я хочу уберечь тебя от того разочарования, которое испытал сам. Не нужно строить воздушных замков. Когда они рушатся, становится слишком больно...
  Хэйвуд отвел взгляд в сторону, испытывая ужасную неловкость. Обычно Юджин и под угрозой пистолета не соглашался говорить о своем прошлом с Майли. Видно, нынешняя ситуация его по-настоящему задела, раз он решил поступиться своими принципами.
  - Ты понимаешь, что таким мыслями подписываешь себе смертный приговор? Уже совсем скоро ты не сможешь контролировать превращение, а, значит, автоматически должен будешь участвовать в Уроборос! Только твоя пара смогла бы спасти тебя!
  - А я не хочу спасаться. Ясно? - издал глубокое утробное рычание Юджин и спрыгнул с крыши, оставив Эдана наедине с бескрайним небом и отдаленным пением сверчка. Не смотря на многолетнюю дружбу, Хэйвуд так и не научился его понимать.
  
  _______________________________________________
  * 6 футов 3 дюйма = примерно 190 см
  ** je t`embrasse mon chou - франц. аналог "с любовью моему солнышку" (во франц. языке слово "chou" дословно переводится как "капуста")
  *** mon petit lapin - франц. "моя зайка"
  
Глава 5
  
  В ушах гулко шумело, а стягивающее ощущение в затылке не отпускало ни на секунду. Со всех сторон ее тело обволакивали холодные потоки воздуха, которые были единственным ориентиром в окружающем пространстве. Джес попыталась напрячь глаза и сфокусировать свое зрение, но черная всеобъемлющая пустота, казалось, поглотила собой всю реальность. Наверное, Алиса испытывала нечто подобное, падая в кроличью нору, но Мэтьюс, увы, не отличалась невозмутимостью и равнодушным любопытством книжной героини. Вместо этого ее охватила самая настоящая паника. За падением всегда следовало приземление, красочные картинки из будущего которого беспорядочными стайками начали проноситься в ее голове. Не думай, не думай об этом. Лучше представь себе что-нибудь успокаивающее. Место, в котором ты чувствуешь себя в безопасности, - принялся неразборчиво нашептывать ее внутренний голос. Место, в котором ты была по-настоящему счастлива. Оно же существует, ведь так? Просто воскреси его в своей памяти. Забудь о страхе, прогони его прочь. Ведь он чужд тебе. Он никогда не был частью тебя. Сила и воля - единственное, что важно. Все остальное вторично. По крайней мере, так всегда было для тебя.
  Ранее размытые образы в сознании принялись обретать свою четкость. Почему-то здесь всегда было много зеленого цвета: от буйства нерукотворных красок рябило глаза. Высокие могучие деревья пышными кронами устремлялись в самую высь безмятежной голубой глади. Ноги сразу же утонули в роскошном мягком травяном ковре, достигшем ей до середины голени. И цветы, целое море ромашек. Белоснежные маленькие головки, куда ни глянь, игриво подмигивали ей со всех склонов и холмов. Джесмайн вытянула свою ладонь вверх, зажмурившись от яркого солнца, беспощадно бьющего ей в глаза. Легонько сжав самые кончики пальцев вытянутой руки, она принялась зачарованно наблюдать за тем, как золотистые лучи проникают между ними, чтобы приласкать румянцем ее юное лицо. Так приятно. Наконец-то мир достиг своей гармонии. Теперь все встало на свои места, оставив на языке привкус правильности всего происходящего. Странно было понимать, что чувства имеют вкус, но это было так. Но также они имели и запах. И в данный момент ее ноздри щекотал тонкий аромат совершенства.
  Его шерсть отливала настоящим золотом. Казалось, кто-то небрежно рассыпал на ней бриллиантовую пудру, заставляя каждый волосок отблескивать дорогим перламутром. Раскосые глаза хищника смотрели в самую ее сущность, словно карточные домики сметая на своем пути все наносное. Странно, но Джесмайн ни капельки не боялась. Ее пугала только неизвестность, но не этот царственный хищник. Огромный тигр был ее старым верным другом и приходил во все ее сны, начиная с двенадцатилетнего возраста. Она любила его. Она благоговела перед ним. Да и разве можно было иначе? Кто бы смог устоять? Отголосок легкого ветерка принес вместе с собой единственно возможный ответ: никто...
  Джесмайн медленно опустила свою руку на большую бархатную морду, дивясь такому чуду - она всегда могла беспрепятственно к нему прикасаться. Наверное, такие моменты были так щедро ей дарованы за все те годы одиночества, которые ей выпали уже через четыре года после первого прихода Тайгера в ее сон. Да, она проявила не слишком большую изобретательность при выборе имени для него. Но было так сложно, почти невозможно подобрать нужное слово из миллиона других, таких же ничем не примечательных. Разве существовало в этом мире слово, способное отразить хотя бы намек на эту красоту? Лишь ярлыки и бирки, они никогда не приближались и на ярд к своей цели.
  Тайгер приглушенно замурлыкал в ответ на эту робкую ласку. Ему всегда нравилось, когда она его касалась. Но Джес прекрасно понимала, что подобная податливость отнюдь не в его характере. Она ни на йоту не умаляла независимости его духа. Он не просил, а принимал как должное любое поклонение в свой адрес. Осторожно приоткрыв мощную пасть, тигр влажно облизал маленькую ладошку девушки, и она послушно затрепетала в ответ. Боже, она, наверное, законченная извращенка, но в реальной жизни даже секс никогда не приносил ей и тени подобного наслаждения. Или все ощущения казались такими обостренными только потому что, Джес знала, это был сон?
  Внезапно девушка перевела взгляд на свою руку и пораженно охнула: на кончике большого пальца зияли две небольшие кровоточащие ранки. Впервые в гармонию их свиданий с Тайгером примешалась боль. Но откуда эта ноющая пульсация? Нет, нет! Она совсем не хочет просыпаться. Мэтьюс зарылась лицом в шею тигра, нежно обвив мощное тело обеими руками, стремясь пропитаться его запахом, тактильными ощущениями, но сон продолжал неумолимо ускользать от нее. Пелена почти рассеялась и последним, что успела увидеть блондинка, были наполненные невыразимой тоской серебристые глаза Тайгера... Он обещал тосковать по ней. Также как и она по нему.
  Джесмайн совершенно не хотела открывать глаз, но нужно же было понять, откуда эта бешеная пульсация в ее пальце. Возле ее руки, прямо на кровати, восседала огромная белая крыса с черными поблескивающими злобой глазками. Мэтьюс пронзительно закричала.
  - Что? Что случилось? - взволнованно подхватила Холли спросонья и вот уже их крики превратились в настоящий дуэт на два голоса.
  - Крыса!!! На моей кровати только что сидела огромная белая крыса!
  Удивленно охнув, Хол сразу же проснулась. Быстро спрыгнув со своей кровати, она прямо в ночнушке подбежала к подруге, скинув одеяло с ее постели, но так ничего и не увидела.
  - Может, тебе показалось? - неуверенно пробормотала Адамс. - Или приснилось, и, проснувшись, ты просто придумала ее...
  - А это я тоже придумала?! - Джес поднесла прямо к носу девушки свой окровавленный палец. Проколы были небольшими, но очень глубокими, и крови набежало довольно много. Блондинка зажала фалангу правой рукой, чтобы случайно не забрызгать простынь.
  - О Боже... - ужасаясь, выдохнула Адамс.
  - О да, - подтвердила Джесмайн. - Думаешь, нам удастся ее поймать? Может, она все еще прячется где-то в комнате...
  - Не думаю... Лучше давай тебе поможем. Нужно промыть и продезинфицировать ранку. И бинт повяжем.
  - А вдруг она бешеная была? И мне теперь уколы нужны? - захныкала Мэтьюс.
  Видя, что подруга всецело сконцентрировалась на собственных ощущениях, Хол решила взять дело в свои руки и потащила Джес в ванную комнату.
  ***
  Завтракали все в гробовой тишине. Лишь изредка раздавалось позвякивание ложек или вилек о тарелки, но лица собравшихся даже с огромной натяжкой нельзя было назвать приветливыми. Джес все еще беспокоила боль в щедро забинтованном пальце. Холли не сводила обеспокоенного взгляда с подруги. Шейн мучился ужасным похмельем. Эдан и Джессика также были не в духе, но докапываться до причин этого никому не хотелось. Но, услышав голос Юджина на веранде, все, не сговариваясь, вздрогнули.
  - Доброе утро, - официально поздоровался блондин и уселся на свободный стул рядом с Эданом, который пустовал все предыдущие недели до этого. - Хм... А что за кислые мины у всех? Я, конечно, не надеялся на бурные аплодисменты при моем появлении, но вот против показного радушия ничего бы не имел.
  Сегодня он был одет в серые приталенные брюки и темно-синий свитер с бело-голубым ромбовидным узором по центру. Гаденыш выглядел еще великолепнее, чем вчера, и вынужденное признание этого факта заставило Джесмайн еще крепче сжать свои зубы.
  - А с какой стати нам радоваться? - холодно поинтересовалась Джессика, хмурое лицо которой явно предвещало скорое приближение настоящей бури. - Восторгаться чужим идиотизмом? Между прочим, вы вчера так быстренько все расползлись по норам, оставив меня одну убираться со всей этой порнографией на нашем дворе! Очень удобно, ничего не скажешь! Заварили кашу, а разгребать помои за ней должна Джесс, так что ли?
  - Сика, ведь все было не так, - начал было оправдываться Эдан, но был тут же прерван пронзительным визгом:
  - Не смей называть меня этой тупой кличкой! Сколько раз мне нужно повторить это, чтобы до тебя наконец дошло?
  Мэтюс многозначительно переглянулась с подругой через стол: чего-то подобного от Джессики они ожидали еще вчера. Кто же знал, что бомба окажется замедленного действия?
  - Джессика, я все никак не могу понять, за что ты на нас так въелась? - проговорила Хол. - Если причину твоей неприязни ко мне я худо-бедно все еще могу понять, то в отношении Джесмайн мне твоя злоба совершенно не ясна! Это что, ревность? Или зависть? Только такие предположения удерживает меня от того, чтобы прямо сейчас не вцепиться в твои волосы!
  У Мэтьюс даже дыхание перехватило после таких слов. Божеее, ну зачем она снова начала эти разборки? Вчера они с таким трудом избежали открытых провокаций после драки, и, оказывается, только для того, чтобы начать все по-новому сегодня за завтраком?
  - Холли, не могла бы ты вести себя немного сдержаннее? - вмешался в разговор Шейн.
  - Сдержаннее? Я же уже рассказала вам о том, что произошло сегодня утром, а ты просишь меня вести себя сдержаннее? - возмущенно выдохнула брюнетка.
  - Шейн, не нужно вмешиваться, - попросила Джессика. - Я и сама могу за себя постоять. Тем более перед сестрой Дерека Адамса! Как там: яблоки от одной яблони, малышка? Мне абсолютно нет нужды оправдываться перед тобой и твоими глупыми обвинениями. К чему, спрашивается, мне ревновать, а тем более завидовать? Это к вам-то? Ха! Не смешите меня, пожалуйста.
  Джесмайн было очень тяжело видеть расстройство Холли, причину которого она прекрасно понимала. О нет, всему виной была вовсе не разгоревшаяся ссора. К подобным перепалкам Адамс привыкла давно и даже находила в них определенное удовольствие для себя. Но вот то, что Шейн вступился в защиту Джессики, ранило ее нешуточно. Хотя с другой стороны обвинить парня в предательстве также было нельзя. Разве он клялся им в вечной дружбе или любви? А Сику он знал гораздо, гораздо дольше...
  - Да, к нам, - не отступилась Холли. - И особенно - Джесмайн и ее внешности! Тебя бы так не бесила созвучность ваших имен, если бы этот факт постоянно не побуждал людей мысленно сравнивать вас. И такие сравнения ведь свидетельствуют отнюдь не в твою пользу!
  - Боже, да ты сама хоть понимаешь, какой бред городишь? У меня нет абсолютно никаких комплексов по поводу своей внешности! В прошлом году меня вообще выбрали Мисс Ричмонд! А кто такая твоя Джесмайн? Неотесанная деревенщина без вкуса и стиля! Что-то я не заметила, чтобы вы с ней пользовались особой популярностью среди парней нашего колледжа.
  Тайгер убеждал ее, что она очень смелая? Как горько было осознавать, что на самом деле он говорил это не про нее, реальную Джесмайн Мэтьюс, а про ту маленькую девочку, которой она была в двенадцать лет и которой всегда оставалась в своих снах. Почему же иначе сейчас, слушая, как Сика и Хол обсуждают ее в ее же присутствии в третьем лице, она не может заставить себя выдавить и слова в свою защиту? Почему язык словно онемел, намертво пристав к небу? Почему в голове словно что-то цепенеет, подбрасывая совершенно ненужные картинки-воспоминания из прошлого, в котором только апатия правит балом. Мир сер и угрюм. Зачем испытывать эмоции, чувства? Даже негативные всполохи пробуждают тебя к жизни, а жизнь - это боль. Все мы уйдем, так зачем же заставлять себя страдать еще больше?
  - Девушки, как на счет того, чтобы перевести вашу бабскую склоку в более интеллектуальное русло? - перебил Адамс Юджин, на мгновение расставшись со своей порцией чизкейка. - Никогда не слышали такого выражения: "красота в глазах смотрящего"? Если в нем абстрагироваться от всей возвышенной подоплеки, то можно прийти к одному весьма любопытному выводу: чтобы окружающие считали тебя красивым, совсем не обязательно быть таковым на деле. Достаточно убедить в этом других. Конечно, суровая реальность от этого никак не изменится, но в глубине души мы понимаем, что добиваемся вовсе не этого. Иногда все, что нам нужно - это просто изменить чужое мнение.
  Джес даже рот приоткрыла от удивления. Великий и ужасный Юджин только что так тонко и ненавязчиво указал Джессике на ее место, что даже оскорблением это было назвать трудно. Скорее всего, она даже не до конца сумела понять его мысль. Или поняла, но тогда она была... возмутительно прямолинейной! Настолько откровенными с настоящими друзьями не бывают.
  - Юджин Мур, от тебя я такого никак не ожидала! - пораженно охнула Джессика, даже не пытаясь скрыть смертельной обиды в голосе. - Ваше королевское величество сегодня соизволило с нами позавтракать только, чтобы сказать мне это? Неужели ты и, правда, так думаешь обо мне? - и, не дожидаясь ответа, девушка резко встала из-за стола, побежав в сторону своей комнаты. Вслед за ней тут же поднялся и Шейн.
  - Да уж, брат, и когда тебе только надоест изображать из себя мизантропа?
  - Мизантроп? - удивленно округлил глаза Юджин, сохраняя абсолютную невозмутимость. - Это слишком громкое слово для меня. Иногда равнодушие ранит куда сильнее.
  Шейн на это ничего не сказал, укоризненно посмотрев на друга, и кинулся вдогонку за девушкой.
  - Спасибо, - негромко проговорила Джес, не сводя взгляда с Юджина. Она хотела, чтобы он точно понял, кому адресовывается ее благодарность.
  - За что? Я всего лишь высказал свое скромное мнение. Не знаю, почему Джессика решила принять его исключительно на свой счет. Оно в одинаковой мере применимо и к тебе, - осадил ее блондин, небрежно отправив в рот очередной кусочек сыра с клубникой.
  Да уж, горбатого только могила исправит. Мэтьюс густо покраснела и неловко потупилась в свою тарелку. Наверное, воспоминания именно о таких вот моментах и душили в самом зародыше любую ее инициативу.
  - Я так понимаю, утренний обмен любезностями уже состоялся, - снова вмешался в разговор Эдан. - Так что, ребят, может, сменим пластинку? Джес, так ты подумала на счет того моего предложения?
  - Предложение? - недоуменно переспросила блондинка, но затем понимающе охнула. Точно, Эдан ведь приглашал ее на свидание! Черт, совсем вылетело из головы... Что же ответить?
  - Ну да. Я предлагал тебе погулять со мной как-нибудь. Ну там, знаешь, кафе, кино, парк, боулинг... Куда еще обычно парень приглашает нравящуюся ему девушку? Кажется, такие совместные прогулки люди еще свиданиями называют, - напомнил ей Хэйвуд.
  Джесмайн едва не поперхнулась пирогом, и, закашлявшись, потянулась за стаканом виноградного сока. И зачем было заводить такой разговор в присутствии Холли, и уж тем более Юджина? Перехватив торжествующий взгляд подруги, Мэтьюс опустила голову еще ниже, жалея, что не может вообще сползти сейчас под стол от стыда. Право, они ведь далеко не маленькие дети, но все же... Девушка украдкой покосилась на блондина, но тот продолжал, как ни в чем не бывало, пить свой кофе. Черный молотый кофе... В голове что-то щелкнуло, но времени на то, чтобы разгадать этот сигнальчик совсем не было. Эдан уже которую минуту дожидался ее решения.
  - Я... Согласна, - неуверенно протянула она. Еще со времен начальной школы Джесмайн не умела твердо отказывать парням. Тогда в нее влюбился ее одноклассник, и маленькая несмышленая девочка не сумела ответить на его чувства. Все взрослые дружно сошлись во мнении о том, что ее поступок ужасно ранил мальчика: как же некрасиво она поступила! С тех самых пор, Мэтьюс предпочитала выдумывать самые нелепые и невообразимые причины для отказа, но никогда не говорила правды, никогда с ее губ не слетало короткого бескомпромиссного "нет". Тем более, сейчас ее же не под венец звали. Разве трудно сходить всего лишь на одно свидание с Эданом? Возможно, ей даже понравится...
  - Только в боулинг мы с тобой вряд ли пойдем, - проговорила Джесмайн, поднимая вверх на обозрение свой перебинтованный палец. - Пожалуй, хватит с меня подобных приключений на этот месяц.
  - Откуда это? - неожиданно поинтересовался Юджин. - Только не говорите мне, что сегодня мы все завтракали фирменным "кровавым чизкейком". Кто-то не слишком ловко орудует ножами?
  - Нет, сегодня в нашу комнату с Холли забралась крыса и цапанула меня за палец. Вы именно из-за этого так снизили свою арендную плату, да? Было бы лучше, если бы вы сразу предупредили о том, что мы будем жить вместе с такими "соседями". Все равно выбора у нас не было, но мы бы хоть подготовились: мышеловок купили или отравы...
  - А как выглядела эта крыса?
  Мда, блондинчик и, правда, был себе на уме. Возможно, сдвинутый зоолог? Кого другого будет волновать внешний вид бросающейся на людей крысы? Но Джес все-таки описала ее:
  - Крыса как крыса... Только очень большая и страшная. Вроде бы, белая, как альбинос, но глазки не красные, а черные такие... Наверное, из лаборатории сбежала какой-нибудь, так как видно, что животное холеное. Такие по канализациям не бегают.
  - Обычная? Как жаль. А я ведь почти уже заинтересовался, было, - проговорил Юджин, но прежде, чем он встал из-за стола, завершив свой завтрак, Мэтьюс успела заметить непонятный блеск в глазах парня. Словно его внезапно что-то ужасно разозлило, и он с большим трудом скрывал это.
  - Не забудь сделать укол. Готов поспорить на то, что она была бешеной. Кстати, укус крысы порой вызывает настоящую лихорадку. Медики называют ее содоку. Пренеприятнейшая вещь, можешь мне поверить.
  И Джес поверила. Юджин говорил с видом человека, которому довелось пережить это на собственном опыте...
  ***
  - Я сегодня в соннике прочитала, что укус крысы предвещает болезни, - деловито сообщила Холли, рассеянно облизывая свой рожок с мороженым. Девушки возвращались из больницы, где Джесмайн "на всякий случай" все-таки сделали уколы от бешенства и столбняка, перед этим клятвенно заверив, что крысы в этом районе абсолютно здоровые. Подруги едва успевали стряхивать лапшу с ушей во время разговора с доктором, который на радостях даже попытался толкнуть им какую-то странную мазь специально для "таких случаев". На продолговатом тюбике мелким шрифтом красовалась надпись: "при сухих экземах, красной волчанке, натоптышах и грибковых заболеваниях кожи". К счастью, мужчина не сумел проявить гипнотического дара убеждения, получив от своих клиенток в ответ на свое предложение предсказуемое и категорическое "нет". nbsp;nbsp;Сегодня он был одет в серые приталенные брюки и темно-синий свитер с бело-голубым ромбовидным узором по центру. Гаденыш выглядел еще великолепнее, чем вчера, и вынужденное признание этого факта заставило Джесмайн еще крепче сжать свои зубы. nbsp;- Мизантроп? - удивленно округлил глаза Юджин, сохраняя абсолютную невозмутимость. - Это слишком громкое слово для меня. Иногда равнодушие ранит куда сильнее.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&сдержаннее? - возмущенно выдохнула брюнетка.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Я сегодня в соннике прочитала, что укус крысы предвещает болезни, - деловито сообщила Холли, рассеянно облизывая свой рожок с мороженым. Девушки возвращались из больницы, где Джесмайн "на всякий случай" все-таки сделали уколы от бешенства и столбняка, перед этим клятвенно заверив, что крысы в этом районе абсолютно здоровые. Подруги едва успевали стряхивать лапшу с ушей во время разговора с доктором, который на радостях даже попытался толкнуть им какую-то странную мазь специально для "таких случаев". На продолговатом тюбике мелким шрифтом красовалась надпись: "при сухих экземах, красной волчанке, натоптышах и грибковых заболеваниях кожи". К счастью, мужчина не сумел проявить гипнотического дара убеждения, получив от своих клиенток в ответ на свое предложение предсказуемое и категорическое "нет". nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&d>&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Я сегодня в соннике прочитала, что укус крысы предвещает болезни, - деловито сообщила Холли, рассеянно облизывая свой рожок с мороженым. Девушки возвращались из больницы, где Джесмайн "на всякий случай" все-таки сделали уколы от бешенства и столбняка, перед этим клятвенно заверив, что крысы в этом районе абсолютно здоровые. Подруги едва успевали стряхивать лапшу с ушей во время разговора с доктором, который на радостях даже попытался толкнуть им какую-то странную мазь специально для "таких случаев". На продолговатом тюбике мелким шрифтом красовалась надпись: "при сухих экземах, красной волчанке, натоптышах и грибковых заболеваниях кожи". К счастью, мужчина не сумел проявить гипнотического дара убеждения, получив от своих клиенток в ответ на свое предложение предсказуемое и категорическое "нет". nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  - Аха. Только проблема вся в том, что крыса мне не приснилась, - возразила Мэтьюс. - А то, что укусы животных ни к чему хорошему не приводят, все и без хитромудрых толкований знают.
  Девушки неспешно прогуливались по парку, наслаждаясь по-летнему теплым сентябрьским вечером. Небольшой ветерок ласково трепал их длинные волосы, а негромкое щебетание птиц наполняло ощущением необычайного спокойствия и довольства жизнью. Они наконец-то стали студентками, поселились отдельно от родителей и у обеих наметились явные перемены в личной жизни.
  - Знаешь, мне кажется, Шейну на самом деле нравится Джессика, - призналась Адамс, расстроено потупив взгляд, и принявшись пинать носками своих туфелек все камешки, которые только попадались ей на дороге. - Получается, что если ты не блондинка, грудь у тебя не третьего размера, а ноги растут, откуда велел Боженька, а не журнал Vogue, то и любви тебе не видать? Так что ли? Но я ведь тоже не страшилка. И умом не обижена. И чувство юмора естьдартам и эталонам, но здесь логично напрашивался вопрос: "а судьи кто?". Кто решил, что вот столько сантиметров на талии - красиво, а чуть больше - нет? Кто постановил, что тем самым искомым идеальным вкусом обладает именно Хью Хефнер*? Небольшой рост Холли лишь подчеркивал ее изящность. Девушка напоминала бы хрупкую фарфоровую статуэтку, если бы не природная живость ее жестов и мимики. Энергия и задор били из нее буквально ключом, словно из энерджайзера на солнечных батарейках. Светло-карие глаза и волнистые черные волосы довершали картину исконно смуглой красоты, напоминая о чистокровных латиноамериканских корнях бабушки.
  - А на счет "нравится Джессика"... Может, не будем спешить с выводами? Мы пока не слишком долго знаем друг друга, но у меня сложилось такое впечатление, что ему вообще много кто нравится. А в таком вопросе между понятиями "много" и "никто" можно смело проводить черту равенства.
  - Ты и, правда, так думаешь? - вздохнула Холли. - Хотелось бы верить... Меня как-то не особо вдохновляет мысль о том, что моя первая любовь останется безответной. Если бы это была не Джессика, то я бы еще могла уступить, я думаю. Но ей - никогда! Конечно же, Шейн - не переходящий трофей, за который нужно бороться, но... Черт, все так сложно!
  Джес ободряюще обняла подругу за плечи, заговорчески подмигнув.
  - Любовь - прекрасное чувство. Пусть она даже будет безответной, но главное - пусть будет. Я вот тебе безумно завидую. Хоть я и старше тебя, но еще ни разу не влюблялась. Совсем ни капельки.
  - Ну так лови свою удачу за хвост! Эдан - настоящий душка. И джентльмен. И милый. И добрый. И симпатичный. И сексуальный... - потоку комплиментов Холли в адрес Хэйвуда не было конца и краю.
  - Эй, подруга, а ты не перебарщиваешь? - посмеиваясь, притормозила ее блондинка. - Еще минута и я подумаю, что этот парень нанял тебя своим пиар-агентом! Причем зазря - его имидж итак безупречен. А вот в лице Юджина ты бы нашла для себяие - самый красноречивый знак согласия.
  - Не люблю людей, пытающихся копировать стиль доктора Хауса**. Для их озлобленности против всего мира чаще всего нет реальных причин. А этот парень ведь уже даnbsp;_______________________________________________
вно не подросток...
  - Причины есть всегда, - с невеселой улыбкой заметила Адамс, и Джес в который раз почувствовала, что подруга ей чего-то не договаривает...
  
  _______________________________________________
  * Хью Хефнер - владелец журнала "Плейбой" и главный идеолог его концепции
  ** доктор Хаус - персонаж популярного амер.сериала "House M.D.", стиль Хауса: сарказм, прямолинейность, язвительность
  
Глава 6
  
  Еще никогда в своей жизни Эдан так не волновался. Сердце, словно у всполошенной птицы, безумно колотилось в груди, готовое вот-вот выпрыгнуть оттуда и пуститься в пляс. Молодой человек нервно пригладил и без того идеально, волосинка к волосинке, зачесанные волосы на голове. Отражение в зеркале показало высокого, уверенного в себе шатена, лицо которого никак не выдавало его бурных внутренних переживаний. Он никогда не считал себя красавцем. Да, конечно, он нравился девушкам. Особенно тем, которые сходили с ума от мускулистых бугров мышц на руках и четко очерченных кубиков пресса. В старшей школе его подружками обычно всегда оказывались чирлидерши. Но Джесмайн была другой. Эдан не знал, как нужно себя с ней вести, чтобы понравится. Пока что он не чувствовал особых ответных симпатий с ее стороны, но все же не оставлял своих наснечно, не надеялся на бурные аплодисменты при моем появлении, но вот против показного радушия ничего бы не имел.
&тойчивых попыток. Было в ней что-то такое, что кардинально отличало от всех остальных девушек. И дело было даже не во внешности, хотя, видит Бог, таких красавиц он встречал не так уж часто. Ему просто нравилось на нее смотреть. Не только раздевать мысленно взглядом, но и ловить каждую мимолетную улыбку, словно редкий экзотический цветок расцветающую на ее губах, каждый взмах длинных темно-коричневых ресниц, за которыми она так старательно прятала в минуты волнений свои кристально чистые голубые глаза. Наверное, Джес знала, что не делай она этого, любой бы смог проnbsp;- Холли, не могла бы ты вести себя немного сдержаннее? - вмешался в разговор Шейн.
честь в этих глазах все ее мысли, словно в открытой книге.
  Хэйвуд начал нервно мерить шагами периметр своей комнаты, которую они делили с Шейном. До назначенного времени "икс" оставалось еще целых полчаса, а он, уже полностью одетый и готовый к бою, не знал, куда себя деть от волнения.
  - Глядя на тебя, можно подумать, будто это первое свидание в твоей жизни, - раздался откуда-то сзади насмешливый голос Шейна. Развернувшись, Хэйвуд увидел друга, облокотившегося спиной о дверной косяк.
  - Что, все настолько плохо?
  - Гораздо хуже, чем ты думаешь, - подтвердил Юджин, вошедший в комнату вслед за Шейном.
  Их неразлучная троица снова была в сборе. Очень многие удивлялись дружбе, возникшей между настолько разными, как по внешности, так и по характеру, людьми. Но ее случайно оброненные зерна, не смотря на все преграды и предрассудки, все же сумели прорости на благодатной почве их детских сердец, дав неимоверно глубокие и крепкие корни. Эдан уже и не представлял своей жизни без этих двух идиотов с самыми большими тараканами в головах, которых только можно было там завести.
  - Ну... От счастья глупеют, ведь так? В данный момент я определенно ощущаю себя самым последним кретином на Земле.
  - Только в данный момент? - поддел его Шейн, и Хэйвуд шутливо зарычал в ответ. Однако сам смысл подкола ему не очень понравился.
  - И куда ты собрался ее вести? - небрежно поинтересовался блондин, развалившись на небольшой тахте у самого окна. Обычно парни использовали ее только во время продолжительных ночных батлов в видеоигры, но и для гостей она также вполне годилась.
  - Скорее всего, в кантри-бар. Надеюсь, Джесс не имеет ничего против хиллбилли*.
  - Это тот, где по вечерам собираются все престарелые любители караоке? - брезгливо сморщил нос брюнет. - Ты хочешь, чтобы ваши отношения закончились, так и не начавшись?
  - Эдан верит, что эта малышка может стать его итоши**, - ответил за друга Юджин. - Он плюет на все мои предостережения. А я почти уверен в том, что она не сможет понять нашу сущность. Принять - тем более. Люди привыкли относиться враждебно ко всему, чего не могут понять. И это заложено в них на уровне стадных инстинктов. Нельзя отличаться от остальных. Нельзя выбиваться из стаи. Мы - не из их стаи! Сколько я должен вдалбливать эту истину в ваши головы, чтобы она наконец до вас дошла? Неужели нужно сначала обжечься и сделать себе больно, чтобы начать думать?
  - А какой смысл мне думать, если рядом всегда есть люди, умеющие это делать гораздо лучше? - парировал Хэйвуд, не собираясь терпеть подобное отношение даже от своего лучшего друга. - Конечно, я перфекционист. Но перфекционист, четко осознающий границы своих возможностей. Я не собираюсь отбирать у тебя твой хлеб насущный, Юдж, можешь не волноваться. И да, спасибо, что веришь в меня!
  Эдан не хотел так кипятиться, но впервые Юджин так открыто насаждал ему собственное мнение. Обычно он не опускался до менторского тона, поэтому такое его поведение само по себе было необычным. Молодой человек почувствовал как термометр его настроения неумолимо падает вниз.
  - Думаю, ничего плохого не случится, если Эд все же рискнет попробовать, - решил поддержать друга Шейн. Заправив руки в карманы узких светлых джинс, он являл собой живую иллюстрацию адвоката-миротворца на заседании верховного суда. Мур же скорее подходил на роль скучающего прокурора, по настроению с пристрастием допрашивающего обвиняемого, которым, увы, выступал сейчас именно Эдан. - Майли была не "из стаи", и, тем не менее, у вас с ней все равно ничего не вышло, - напомнил он блондину. - Пусть лучше он сделает это и ошибется, чем будет теряться в догадках "а как бы все могло сложиться, если бы..." всю оставшуюся жизнь.
  - С Майли все обстояло совсем иначе, - осклабившись, отрезал Юджин. - Нашу пару никто и так не воспринял бы. Но я бы пошел против любых традиций, если бы был уверен, что она - моя итоши. Я не был. Наши отношения и начались-то исключительно из-за ее настойчивости. Я позволил ей воспользоваться моей подавленностью после смерти Рена. Но уже тогда знал, что из этого ничего не выйдет.
  Эдан удивленно приподнял брови, поняв, что его догадки только что подтвердились. Табу с темы "Майли" было неожиданно снято. Вот только по какой причине? Парень решил воспользоваться предоставившимся случаем, чтобы разузнать это:
  - Да... Не ту девушку ты выбрал для таких игр, не ту.... Я бы такого врага и врагу не пожелал - скаламбурил он. - Ты же помнишь, что с тех пор, как вы расстались, чувства Майли к тебе резко поменяли свою полярность? От сумасшедшей любви она резко переметнулась к не менее сумасшедшей ненависти. Боюсь, нет ничего хуже брошенной и обиженной женщины. Они никогда не успокаиваются, пока не отомстят бывшим любовникам.
  - Юджин, - перебил друга Шейн, - я думаю, Майли попытается и тебя спровоцировать к переходу. Ей уже нечего терять. Ее имя уже давно в списках на Уроборос, и она винит в этом тебя, так как ее переход произошел именно после вашего с ней расставания. Дерек в обмен на мое обещание позаботиться о его сестре поделился со мной некоторыми тайнами своей хозяйки. Майли хочет, чтобы именно ты с ней попал в финал. А если ты будешь участвовать, то так и будет. Адамс предупредил меня, что она готова на все, лишь бы достигнуть желаемого. И, тем более, ей ничего не стоит пройтись по паре-другой десятке трупов для этого.
  В комнате повисла гнетущая тишина, так как каждый из парней погрузился в свои собственные невеселые мысли. С таким шутить не приходилось. Оставалось лишь молиться, чтобы слова Шейна не оказались пророческими. Эдан очень переживал за друга. С самого первого превращения его запугивали такими словами, как "переход" и "Уроборос", но никогда прежде они не казались такими реальными. Раньше они воспринимались, как нечто далекое и эфемерное, но после перехода Майли, а затем и Дерека, действительность стала пугать намного сильнее любых страшилок. Все знали, что Юджин был также близок к последней критической точке. Смерть Рена слишком сильно на него повлияла, заставив измениться до неузнаваемости. Казалось, с тех пор он потерял нечто большее, чем друга - частичку самого себя. Самую важную и необходимую частичку, которая и составляла его человечность.
  - Парни, я, кажется, уже опаздываю, - внезапно взволнованно пожаловался Хэйвуд, бросив случайный взгляд на яркое табло электронных часов у прикроватной тумбочки.
  ***
  В общем-то, Джесмайн никогда не могла похвастаться особой пунктуальностью. Многие ее знакомые намеренно опаздывали, считая, что этим добавляют своему образу неуловимый штришок милой чудаческой рассеянности, однако сама Джес не наблюдала времени совсем не поэтому. Просто жизнь по строгим планам и четкому расписанию была не для нее. Наверное, она неправильно выбрала себе будущую профессию, ведь деловой мир привык жить совсем по другим законам, и уж точно не собирался делать ей никаких уступок и поблажек, но Джес искренне старалась исправиться. Например, сегодня она опоздывала всего на каких-то семь минут. Чтобы придать своему свиданию нужные серьезность и помпезность, с Эданом они договорились встретиться возле городской ратуши. Хотя вполне могли бы назначить встречу и во дворе собственного дома, но, как сказал Хэйвуд, "тогда бы потерялся весь романтический настрой".
  Девушка потратила битый час, разбираясь в залежах своего довольно скудного гардероба. Как и говорила Холли, в нем почти безраздельно царили черный цвет и вселенское уныние, исключая любое наличие мини-юбок и тем более платьев. Одним словом, она не нашла ничего и близко подходящего для свидания с парнем. А вдруг он решит повести ее в ресторан? Не идти же туда в джинсах и футболке! Впрочем, плиссированная темно-синяя юбка до колен очень неплохо смотрелась с нежно-голубой блузкой с рукавами в три четверти, и Мэтьюс уже почти, было, остановилась на этом варианте, когда в их комнату подобно урагану вбежала Хол, со стальным блеском в глазах забраковав все увиденное. Вместо этого Адамс выудила из своего шкафа невесомое бежевое воздушное платье, отороченное серебристой тафтой по лифу. На Холли оно, наверняка, спускалось ниже колен, но у Джесмайн едва прикрыло верхнюю часть бедер. И что самое ужасное, на его правой стороне красовался огромный вырез почти по самое "не хочу"! Когда брюнетка отыскала идеально подходящие к комплекту серебристые босоножки на четырехдюймовых каблуках, Мэтьюс поняла, что ее судьба уже предрешена. К счастью, размеры обуви у подружек были одинаковые, так как, не смотря на высокий рост, Джес являлась обладательницей очень маленькой ножки.
  Явившись к указанному месту с уже упомянутым опозданием в злополучные семь минут, Джесмайн поняла, что не она одна сегодня нарушила привилегию королей. Да уж, и кто только сказал, что опаздывать любят исключительно девушки? Испытывая ужасную неловкость из-за непривычной одежды, блондинка неловко обхватила обеими руками свои узкие плечи, с трудом балансируя на непривычной высоте. Интересно, насколько долго ей придется его ждать? И не свидетельствует ли такое опоздание о проявлении неуважения Эдана к ней? Обычно парни не допускают таких промахов, если девушка, которой они назначили свидании, на самом деле им нравится. В любом другом случае о таких мелочах не стоило и заморачиваться.
  Мэтьюс до сих пор не могла разобраться, какого именно рода симпатию питает к ней Эдан. С одной стороны, это чувство было достаточно сильно, чтобы не бояться объявить о нем вслух, но с другой - парень совсем не походил на ослепленного страстью влюбленного. Сколько раз Юджин унижал ее в его присутствии, но Эдан даже и словом не обмолвился в ее защиту! Джес же всегда считала, что только поступки могут свидетельствовать за человека. Чего стоят красивые и цветастые, но в своей сущности пустые фразы? Она не сможет воспринимать этого парня всерьез, пока не разгадает головоломку его противоречивого поведения.
  - Бу, - отрывисто прошелестел низкий баритон у самого ее уха, и в ту же секунду перед глазами девушки предстал Эдан Хэйвуд собственной персоной. Теперь, когда Джесмайн была на каблуках, они с ним фактически сравнялись в росте, но она все равно продолжала ощущать себя настоящей дюймовочкой на фоне его внушительной горы мышц. Такая явная и ничем не приглушенная демонстрация почти первобытной мужской силы... подавляла. Одет он был в простые синие джинсы, вот только тщательно выглаженная клетчатая рубашка с высоким воротником выглядела чуть более празднично, чем обычно. На ногах шатена красовались неизменные кроссовки, но Джес никогда и не видела его в другой обуви - казалось, парень родился в белоснежной паре от Puma двенадцатого размера***.
  - Извини за опоздание. Это тебе, - со смущенной улыбкой на губах молодой человек протянул ей огромную белую розу на высоком тонком стебле. - Вы с ней похожи.
  Послушно взяв цветок из рук Эдана, девушка невольно отметила, что на нем нет ни одного шипа. Как видно, растение вывели в результате продолжительной селекции специально по заказу дорогих цветочных магазинов. Неужели и она сама в его воображении рисовалась таким же тепличным созданием?
  - Спасибо, - коротко поблагодарила Джесмайн, неловко отводя взгляд в сторону. Боже, как же давно у нее не было настоящего свидания! Наверное, лет с семнадцати - последний ее парень запомнился тем, что лишил ее девственности, а затем принялся хвастаться об этом всей старшей школе, в которой они в то время вместе учились. Не самый удачный первый раз практически полностью отбил у нее желание дальнейшего обогащения собственного опыта по данной сфере.
  - Предлагаю немного прогуляться сейчас - бар, в который я сегодня собираюсь тебя повести, находится буквально в двух кварталах отсюда.
  - Как скажешь, - согласилась блондинка. Ей понравилось то, что Эдан сразу же взял инициативу в собственные руки. Джесмайн не знала бы, что делать, если бы он проявил нерешительность или излишнюю робость.
  - Ты сегодня выглядишь просто... вау, - не удержался от еще одного комплимента парень, но в его голосе послышался искренний восторг. - Почему ты все время не ходишь так? В смысле, это не означает, что мне не нравится, как ты выглядела до этого - я же парень и меня мало волнуют все эти девчачьи заморочки по поводу шмоток, но сейчас... Скажем так, тебе явно есть, что показать и чем похвастаться! Хотя, наверное, ты просто устала от повышенного слюноотделения в свой адрес, да? Кажется, я уже передумал и начинаю жалеть, что у нас под рукой нет паранджи, - Эдан покровительственно приобнял девушку за талию, проводив мужчину, немного дольше положенного задержавшегося взглядом на ножках Джес, убийственным выражением лица.
 nbsp; - Ты прав, это не мой стиль... Если честно, все, что сейчас на мне, за исключением нижнего белья, я одолжила у Холли.
  То, что она зря заговорила о нижнем белье, Джес поняла только мгновение спустя, когда слова уже слетели с ее языка. И без того стальная хватка пальцев парня на ее ребрах усилилась еще больше, свидетельствуя о том, что не только ее затронула данная тема для разговора. Чертчертчерт! И кто ее только тянул за язык? Хвала богам, Эдан удержался от похабных комментариев по этому поводу! В ином случае, Мэтьюс тут же согласилась бы провалиться под землю от стыда за свою неуместную прямолинейность.
  Увидев после ближайшего поворота небольшое здание с вывеской "Бар", блондинка была возблагодарена за свои молитвы. Ее уже даже не смущал тот факт, что перед словом "бар" красовался эпитет "кантри". Если честно, сама Джес являлась тайной, но преданной поклонницей метала. Почему тайной? А потому что не спешила кричать об этом на всех углах, не носила черных футболок с надписью "heavy metal is the law" и не соответствовала ни одному из стереотипных требований, предъявляемых для людей из данной субкультуры. Кто может подумать, что блондинка будет слушать такую музыку? А блондинка в воздушном бежевом платье? Кортни Лав и Шерил Кроу не шли в счет, так как принадлежали к намного более "легкой" весовой категории, чем та, к которой привыкла с детства Джесмайн.
  - Кантри? - недоверчиво переспросила она Эдана, едва переступив порог заведения. В глазах тут же зарябило от массового нашествия коричневого цвета, так как буквально каждый предмет, каждая декорация здесь были выполнены из дерева. В самом центре располагалась довольно большая танцевальная площадка, которая в данный момент пустовала, а по периметру зала была разбросана целая россыпь маленьких уютных столиков с белыми скатертями. Посетителей было немного, а какая-та пожилая пара в обнимку, стоя напротив большого плазменного телевизора, нескладно выводила караоке "Somewhere Here In America"****. Старый-добрый хард-рок? Джес тут же влюбилась в эту забегаловку!
  - Ты против? Я не был уверен в твоих вкусах, но мне нравится здешняя по-домашнему особенная атмосфера. Но если ты хочешь, мы можем пойти в какое-нибудь другое место...
  - Нет, нет! Что ты! - поспешила его разуверить она. - Мне очень здесь нравится. Правда. Так значит, ты у нас настоящий ковбой?
  Последний вопрос девушка задала с невольной насмешкой, но ничего не могла поделать с собой. Ее воображение тут же услужливо подкинуло картинку, в которой Эдан мастерски отплясывал традиционные ковбойские па ногами в лихой соломенной шляпе и джинсовой жилетке. Ни дать, ни взять - ожившая мечта любой американской школьницы! Как впрочем, и канадской. Как впрочем, вовсе и не школьницы.
  Они выбрали самый дальний столик в углу. Не потому, что хотели увеличить маршрут обслуживания местным официантам, а чтобы скрыться от приторных запахов кухни, которые у барной стойки были почти непереносимы. Перспектива на выходе пропахнуть свиным стейком или жареным картофелем казалась не такой уж и соблазнительной. Сжав в руках тонкое бумажное меню, Джес принялась рассеянно водить по нему пальцем. Так, что же такое выбрать, чтобы не нанести ощутимого урона студенческому кошельку? В принципе, она не голодна: с момента плотного ужина с лазаньей в главных ролях прошло всего полтора часа. Может, сразу заказать десерт? Джесмайн с самых пеленок слыла настоящей сладкоежкой, поглощая шоколад в любых количествах. Или какой-нибудь легкий коктейль... Обязательно неалкогольный, ведь за них в таких местах заламывают в три дорога.
  - Чур, я бифштекс! - заявил Эдан, почему-то решивший воспользоваться меню Джесмайн, хотя его собственное лежало рядом на столике. Но вместо этого он предпочел почти всем торсом навалиться на ее плечи...
  - А я Джесмайн - приятно познакомиться, - отшутилась девушка, инстинктивно отодвинувшись в сторону на пару сантиметров. - Ты выбираешь "сердечный приступ на тарелке"? Твой организм скоро загнется от недостатка клетчатки! Я так и знала, что все это ты нарастил на одном жире и холестерине! - Джес шутливо пощупала его мощный бицепс.
  - Но сколько той жизни? - возразил он. - Женщина, позволь мне умереть счастливым!
  Блондинка милостиво рассмеялась.
  - Окей, ковбой! Но только учти - животные жиры неблагоприятно сказываются на потенции.
  - Это предостережение от заинтересованного лица? - насмешливо приподнял брови Эдан. Неужели этот вечер грозил побить все рекорды двусмысленных ситуаций?
  - Медицинский диагноз, - отрезала она, снова уткнувшись в свое меню. - Я буду фирменный тыквенный пирог и кленовый сироп. Бери с меня пример, о несчастная жертва фастфуда!
  - Окей, тогда и я беру тоже самое. Официант, пожалуйста, оформите все в дабл-заказ! В любом случае мы не уйдем отсюда голодными. Здесь не готовят ничего с приставкой "диетическое", за что я и обожаю это место.
  Тогда Хэйвуд со своими отчетливо рельефными даже под просторной рубахой мускулами определенно выглядел, как постоянный клиент этой забегаловки.
  - Ну что, рассказывай, - проговорил Эдан, сразу же введя Мэтьюс в состояние близкое к ступору. Что рассказывать? О, только не говорите, что этим вечером он снова ждет выворачивающих наизнанку откровенных признаний! Парень, хорошего тоже должно быть понемножку. Тем более, ничего такого уж необычного или расчудесного в своем прошлом она вспомнить не могла. Обычное детство. Обычная школа. Обычные увлечения. Училась скорее из-за желания угодить родителям, чем из-за искренней тяги к знаниям. Семья, к слову, также была самой обычной. По крайней мере, до ее шестнадцатилетия...
  - Что рассказывать? - недоуменно переспросила она. - А ты не считаешь, что настала твоя очередь поделиться своими маленькими секретами? Так сказать, quid pro quo.
  - Ты имеешь в виду услуга за услугу?
  - Странно, что ты знаешь это выражение. Сейчас мало кто увлекается латынью, - как бы невзначай заметила девушка, но внутренне вся напряглась - возможно, Эдан и есть тот самый утренний вор, и зря она так клеветала на Джессику... Но как-то он слишком легко угодил в ее ловушку.
  - Да это не я, а Юджин. Он уже всех просто достал своим позерством: настоящий "все-включено" выпускник Гарварда...
  Значит, Мур... Еще один повод для здоровой неприязни к этому самодовольному кретину! О да, этот вполне способен еще и не на такую подлость, как воровство у бедной беззащитной девушки чашечки ее бесценного утреннего кофе!
  - Расскажи, например, почему вы все четверо живете вместе. Насколько я поняла, вы ведь не родственники?
  - Эм... Это довольно сложный вопрос, - замялся Хэйвуд. - В какой-то мере мы друг другу даже больше, чем просто родственники. В смысле, кровного родства между нами, конечно же, нет, но наши отношения именно братско-сестринские. Живем мы все вместе уже довольно давно. Сначала нас было только двое: я и Юджин, но затем к нам присоединились Дерек, брат твоей Холли, с Джессикой. Чуть позже - Шейн... Потом Дерек уехал из Ричмонда и нас осталось только четверо.
  - А кому принадлежит сам дом?
  Эдан неожиданно неприязненно поглядел на девушку, как будто ее вопрос выходил за рамки приличного.
  - Всем нам. Я же уже говорил, - сухо ответил парень, но Джес почему-то засомневалась в его искренности. Какое-то слишком странное общежитие получалось. Да и как именно роскошный дом попал в руки такой многочисленной группе молодых людей?
  - Прости, я больше не буду задавать ненужных вопросов, - холодно извинилась блондинка, и возле их столика тут же возник официант с оформленным заказом. Выложив на столик тарелки с щедрыми кусками пирога и два огромных стакана отливающей цветом насыщенного оранжада жидкостью, он бесшумно удалился.
  - Джес, ну что ты как маленькая? - извиняющимся тоном проговорил Эдан, потянувшись к ней своей огромной ладонью. Крепко зажав ее тисках хрупкое девичье запястье, он обеспокоено заглянул Мэтьюс в лицо. - Я не хотел тебя обидеть. Просто... Давай не будем торопиться? Я уверен, что у нас обоих достаточно секретов и тайн, а потому не нужно спешить с ними расставаться. Понимание придет рука об руку с доверием, но и для первого, и для второго нужно, чтобы прошло какое-то время. Мы будем потихоньку узнавать друг друга, и я предлагаю начать с каких-то мелочей, незначительных деталей, которые на самом деле только и имеют значение. Например, скажи, какой твой любимый цвет? Еда, которую ты предпочитаешь? Я вот даже не знаю, вегетарианка ты или нет. Но ты так громко кричала о ужасах холестерина, что я совсем не удивлюсь этому.
  Джесмайн твердо решила не вестись на эту уловку. О, этот щенячий умоляющий взгляд темно-карих глаз с длиннющими черными ресницами! Парень определенно уверен в собственной неотразимости, зачем лишний раз тешить его самолюбие? Что там за великие тайны могут быть у него в жизни? Лично она уже выложила свой самый главный секрет про мать и отчима. Больше ей нечего скрывать. Быть может, разве что, кроме Тайгера... Но ведь это же сон! К реальному миру с его реальными проблемами он не имеет никакого отношения. Нет, рассказывать кому-то о Тайгере было бы слишком интимно. Даже Холли она не могла бы довериться в такой степени. Неужели и Эдан своими туманными отговорками намекает на нечто подобное? Верилось с большим трудом...
  - Я не вегетарианка. И я никогда не любила этих глупых вопросников еще со времен младшей школы. Вся суть в том, что ответы на них нужно добыть самому. Не услышать, а увидеть, почувствовать, догадаться шестым чувством... Анкеты в таком деле абсолютно бессмысленны.
  - Ты снова заморачиваешься по пустякам, - констатировал Эдан, принявшись расправляться со своей порцией аппетитной тыквенной выпечки. - Как такая красивая девушка может быть такой серьезной? Ты редко улыбаешься и во всем стараешься разглядеть какой-то подвох, даже если его и нет в помине.
  Сделав глоток сиропа, чтобы освежить пересохшее горло, Джесмайн пристально всматривалась в парня напротив себя. Он был не так прост, как мог показаться с первого взгляда, и уж точно далеко не так прост, каким хотел, чтобы его видели другие. Окей, осталось пустить в ход свой последний козырь.
  - Какая уж родилась. Но и вы, мистер Хэйвуд, тоже не лыком шиты. Нечего строить из себя доброго самаритянина. При других ты ведешь себя совсем иначе, - не удержала обиды она. - Ты ни разу и словом не вступился за меня перед Юджином. Разве могу я верить после этого в искренность твоих слов? После такого я даже не знаю, а стоит ли мне вообще называть тебя своим другом.
  Упс... Ну вот и все. А как хорошо все начиналось! Но теперь уж точно на их так и не начавшихся отношениях можно ставить жирный крест. Почему она никогда не умела справляться со своими приступами правдолобия? Жаль, затычки для таких вот случаев еще не придумали.
  - Джесмайн... - еще более убито протянул Хэйвуд, даже позабыв о еде от переизбытка эмоций. Да уж, когда мужчина теряет аппетит, дело и впрямь начинает приобретать серьезные обороты. - Я не думал, что ты вообще обратила на это внимание! Юджин... Он всегда такой. Мы все уже давно привыкли к его сарказму. Ты думаешь, что он одну тебя достает? А как же! Все мы получаем время от времени хорошего пинка под зад от него. И что самое ужасное, в большинстве случаев все, что он говорит, оказывается правдой. Конечно, исключительно на твой счет он ошибается по всем статьям и пунктам.
  Аха, а как же! Маленький червячок сомнения внутри девушки почему-то категорически отказывался сдавать свои позиции.
  - Просто, Эдан, понимаешь, я не смогу воспринимать тебя серьезно, пока и ты этого не сделаешь. Может, вы все и привыкли к подобному отношению, но лично я его терпеть не намерена. Я не прошу ссориться с другом из-за меня. Но и не нужно мне будет тогда читать нотаций, когда я буду вынуждена хамить ему в ответnbsp; на хамство. На самом деле это сложная ситуация и именно поэтому я не уверена, что у нас с тобой хоть что-то может получиться.
  А возможно, она не только не была в этом уверена, но и просто-напросто не хотела, чтобы это случилось. Одиночество было такой тихой и безопасной гаванью для ее сердца... Наверное, ей не хватит храбрости хоть когда-нибудь выбраться из нее. После смерти отца она уже больше ни к кому эмоционально не привязывалась. И здесь уже дело было не просто в ее желании-нежnbsp;- Окей, тогда и я беру тоже самое. Официант, пожалуйста, оформите все в дабл-заказ! В любом случае мы не уйдем отсюда голодными. Здесь не готовят ничего с приставкой "диетическое", за что я и обожаю это место.
елании. Джесмайн казалось, что она элементарно разучилась это делать. А случайные связи ей вовсе не были нужны.
  - Я никак не могу понять, каким боком к нашим отношениям относится Юджин? Тебе не кажется, что третий - всегда лишний?
  - А тебе не кажется, что даже ты еще не можешь до конца разобраться в том, кто же именно из нас этот третий?
  Тупик. Этот разговор, это свидание, этот вечер нельзя было охарактеризовать иначе. Мэтьюс даже не спорила, когда к их столику подошла та самая пожилая пара любителей караоке и принялась уговаривать поучаствовать с ними в конкурсе. Соревнование обещало быть крайне символичным, так как даже участников для него подбирали почти силком. Джес же решила схватиться за эту идею, как за спасительную соломинку. Все, nbsp;- Только в данный момент? - поддел его Шейн, и Хэйвуд шутливо зарычал в ответ. Однако сам смысл подкола ему не очень понравился.
что угодно, лишь бы избавиться от этого отвратительного осадка на душе.
  - Давай споем вместе, - обратилась она к Эдану. - Ну же, ковбой! Нам нужно как-то скрасить наше свидание, иначе оно точно запомнится нам, как худшее в жизни.
  - Эм... Я почему-то дуnbsp;То, что она зря заговорила о нижнем белье, Джес поняла только мгновение спустя, когда слова уже слетели с ее языка. И без того стальная хватка пальцев парня на ее ребрах усилилась еще больше, свидетельствуя о том, что не только ее затронула данная тема для разговора. Чертчертчерт! И кто ее только тянул за язык? Хвала богам, Эдан удержался от похабных комментариев по этому поводу! В ином случае, Мэтьюс тут же согласилась бы провалиться под землю от стыда за свою неуместную прямолинейность.
маю, что как раз после этого караоке оно таким и запомнится, - предостерег ее молодой человек, но излишне рьяно упираться не стал. Как видно ее проникновенная речь о необходимости идти друг другу на уступки все же достигла его ушей.
  - Так... Какую же песню выбрать, - углубилась в изучение каталога блондинка. - Конечно, в своих мечтах я пою исключительно партии Роберта Планта, но вернемся к суровой реальности... Как на счет "Two is better than one"? Лично я не имею ничего против Тэйлор Свифт, да и партия на два голоса в этом сингле отличная... Боюсь только, я не попаду ни в одну ноту, так как слышала эту песню всего пару раз, но риск - дело благородное.
  - По рукам, но тогда поем все вместе, хорошо? - неуверенно пробормотал Эдан, но было видно, что соглашается он на эту авантюру исключительно из желания угодить Джесмайн.
  Пока их пожилая пара соперников проникновенно выводила обманчиво простенькие рулады одной из баллад Боба Дилана (и кто только назвал этот бар кантри?), молодые люди даже заслушались. Боже, им придется соревноваться с самыми настоящими чемпионами! Тенор седовласого мужчины был просто великолепен, а вnbsp;
&ысокое сопрано женщины навевало мысли на ее оперное прошлое.
  - Мы точно проиграем, - вынес приговор nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
им Хэйвуд.
  - Проиграем? Тебя это волнует, ковбой? Волнуйся лучше о том, чтобы нас с тобой не освистали - вот наша задача-максимум на сегодня, - подмигнула ему Джес и, взяв его ладонь в свою руку, потащила на импровизированную минисцену.
  И вот из колонок стереосистемы полились первые мелодичные аккорды песни. Джесмайн так сильно волновалась, чтобы не пропустить вступление, что даже ладони вспотели. Украдкой вытерев их о подол юбки, она запела:
  - Я помню, как ты был одет в первый день.
   Ты пришел в мою жизнь, и я подумала:
   "Эй, знаете, из этого может что-то выйти"
  - Я помню, как ты была одета в первый день.
   Ты пришла в мою жизнь, и я подумал:
   "Эй, знаете, из этого может что-то выйти"
  Их голоса не отличались широтой диапазонов или особой силой, но, сливаясь в одно целое, создавали уникально приятное созвучие. Мягкий шелковистый баритон Эдана идеально оттенял также довольно низкий голос Джесмайн. Звуки сплетались воедино, рождая что-то новое и прекрасное в своей незамысловатой простоте.
  - Так что, возможно, это правда:
   Я не могу жить без тебя,
   Может, двое лучше, чем один.
  Пропел Эдан, еще сильнее сцепив свои пальцы с пальцами девушки. Все это время он не сводил с нее взгляда, абсолютно позабыв о том, что вокруг них сидят люди, что это всего лишь обычное караоке. Джес тонула в темном омуте его обсидиановых глаз, и словно невидимая ниточка протянулась между ними, соединяя биение их сердец единственной строчкой:
  - Я храню в памяти каждый взгляд на тебя...
  И зачем она только выбрала именно эту песню? Волнение в груди нарастало шквальным торнадо, забирая дыхание, или, быть может, каждый ее вздох просто уходил на очередную ноту? Эдан еще больше сократил расстояние между ними и теперь ее длинные волосы касались ворота его рубашки, а лбы почти соприкасались. И тут же словно невидимый Тесла пропустил между их телами заряды электрического тока. Что, черт возьми, происходило? Оборвав последнюю строчку так и недопетой, Джесмайн резко развернулась и заспешила в сторону их столика, не обращая внимания на удивленные окрики и тем более голос Эдана.
  Нет, нет, все совсем не так. Было в этом нnbsp;еожиданно возникшем ощущении что-то безумно неправильное. И в то же время что-то настолько древнее, как само мироздание. И это была вовсе не любовь продолжительностью в один заряд тока. Или все же она? Взглянув на молодого человека, снова усаживающегося на стул рядом с ней, Джес придирчиво его осмотрела. Вроде бы ничего не изменилось. Хэйвуд не превратился в прекрасного принца, не стал отсвечивать золотистым сиянием. Ее сердцебиение также начало приходить в норму. Что же это было, в конце-то концов?
  - Так и знал, что твоя хрупкая женская психика не долго сможет выдержать моего "прекрасного" пения.
  - Да нет, что ты! Не обращай внимания, пожалуйста. Ты очень хорошо пел. У тебя очень приятный низкий тембр, как раз из таких, которые я люблю, - попыталась она загладить ситуацию дежурным комплиментом - не только парни владели этим секретным оружием. - Может, уже пойдем отсюда? Прогуляемся немного, и я даже разрешу тебе проводить себя до самой двери, ковбой.
  Эдан понимающе усмехнулся.
  - Окей, принцесса. Тогда одну минуту - я должен доесть этот божественный пирог. Кстати, тебе я тоже могу помочь с этой проблемой. Я принадлежу к тайному обществу чистых тарелок, чтобы ты знала. Тем более, когда дело касается такой вкуснотищи!
  Мужчины... Кто еще мог поглощать пищу в таком количестве и волшебным образом не толстеть?
  Эдан подозвал к их столику официанта:
  - Счет, пожалуйста.
  Кивнув, молодой человек в белом фартуке вернулся уже буквально через минуту-другую: вот оно преимущество небольших кафешек, обслуживание в ритме нон-стоп. Здесь никогда и не знали таких понятий, как очередь или давка.
  - Примите комплимент от нашего заведения - этот небольшой сувенир за участие в нашем конкурсе, - произнес официант и вручил девушке небольшую игрушку обезьяны. Светло-коричневое плюшевое чудо держало в руках маленький тряпичный банан, а ее голову венчала озорная красная шляпка.
  - Какая прелесть, - искренне обрадовалась блондинка. - Эдан, вот и наш первый с тобой военный трофей! Теперь я всегда буду брать тебя с собой на разведку.
  - Рад был тебе угодить, детка, - насмешливо подитожил парень, доставая свой кошелек из кармана.
  Ну вот, он все-таки испортил свою репутацию этим заезженным "детка". Теперь сиди и жди, когда придет черед для "малышек", "кисок" и "пупсиков". Неужели парни и, правда, думают, что такие прозвища нравятся их девушкам?
  ***
  - Я уже жалею, что не захватил с собой курточки, - пожаловался Эдан, когда они вдвоем с Джесмайн вышли из бара.
  Как и подобает сентябрю, теплый солнечный день в городе сменился прохладным ветреным вечером, и Джесмайн тоже была готова трижды проклясть свой туалет. Маленькое воздушное платьице ни капельки не защищало от холода, и девушка то и дело ежилась, обняв саму себя за плечи, чтобы хоть как-то согреться.
  - Ты жалеешь? Тогда посмотри на меня, хеллбой! Может, махнемся с тобой платьицами, а? - поддела его девушка.
  - Так я за тебя и волнуюсь, Джес! Мне нужна курточка, чтобы одолжить ее тебе. Хотя... К чему эти условности? - произнес он, и принялся расстегивать рубашку на своей груди.
  - Эй, эй! Что ты делаешь! Ты знаешь, что за эксгибиционизм полагается штраф?
  - Окей, зато мы сэкономим на твоих лекарствах.
  Молодой человек быстро стянул с себя верхнюю одежду и накинул ее на плечи блондинки. Мэтьюс блаженно повела носом, чувствуя, как ее укутывает характерно терпкий мужской аромат с незнакомыми нотками сандала, присущими исключительно Эдану. Как не хотелось ей этого признавать, но все же Хэйвуд был прав - она немного согрелась. Вот только смотреть на обнаженный торс парня было ужасно неловко. А вдруг вместо нее, теперь ему придется простудится? Смущенно покосившись в его сторону, Джес быстрым движением языка облизала мгновенно пересохшие губы. Боже, его тело как будто сошло со страниц комиксов Фрэнка Миллера "300 спартанцев"! Не думай, не думай об этом! И тем более не смей туда смотреть! - увещевал ее внутренний голос, но без особых успехов.
  - А кто будет разоряться на твоих лекарствах? - спросила она, чтобы вернуться из мира фантазий.
  - Ну... Если ты серьезно хочешь мне помочь, - пробормотал шатен, а затем крепко обвил своей правой рукой тонкую талию Джесмайн. Их плечи тесно прижались к друг другу, и она услышала его тяжелое прерывистое дыхание почти у самого своего уха. - Спасибо, теперь я точно не замерзну.
  В ответ девушка с такой силой вцепилась пальцами в тонкий стебель своей розы, что едва не переломила его. Черт, они же взрослые люди... Но с другой стороны - это же всего лишь их первое свидание. Вполне понятно, отчего ее бросает в такую дрожь при каждом касании Эдана. Она вообще не очень-то любила, когда к ней прикасались другие люди. Даже в детстве, когда каждый ребенок мечтает о нежном поцелуе матери в свою пухлую щечку, маленькая Джес кричала и бунтовала против подобных нежностей.
  За всю дорогу до коттеджа они перебросились максимум парой фраз. Девушка не знала, что за мысли витают в голове у ее спутника, но сама предпочитала наслаждаться неожиданно затянувшимся молчанием. Слушать звуки ночного города, любоваться потемневшим до черноты небом, звезды которого сейчас ужасно походили не смешные круглые головки голландского сыра. Железные ворота их двухэтажного дома вынырнули из сумерек совершенно неожиданно, когда Джесмайн уже начало казаться, что их путь пролег длиною в бесконечность. Бесшумно скользнув в знакомый дворик, они замерли у женского левого крыла.
  - Спасибо за вечер, - поблагодарила блондинка, внезапно осознав, что это - не простая дань приличиям. Ей на самом деле понравилось это свидание. Пить вместе кленовый сироп, петь караоке, пусть даже они и проиграли в итоге...
  - Кажется, это твое, - проговорил Эдан и робко протянул ей мягкую игрушку. - Тебе тоже спасибо, Джес. Ты говорила, что это свидание окажется худшим в нашей жизни... И пусть за тебя я сказать ничего не могу, но лично в моей жизни это свидание стало одним из лучших. Хотя, блин, кому я вру? Это самое лучшее свидание в моей жизни.
  Девушку ужасно смутило это признание парня. Она не знала, что и думать: ну что особенного они делали? Абсолютно обычное времяпровождение. Да даже школьники, наверное, развлекались с большим азартом.
  - Мне кажется... - Мэтьюс так и не успела закончить своей фразы, когда их отвлек какой-то непонятный шум в воротах. Раздался гомерический хохот, вслед за ним приглушенный призыв к соблюдению тишины, а затем во дворик ввалился Шейн, ведя под руку двух в хлам пьяных девиц. Впрочем, и сам он не отличался особой трезвостью в данную минуту, так сильно пошатываясь на ногах, что было удивительно, как он вообще до сих пор умудряется сохранять вертикальное положение своего тела.
  - О, брат! Какая удача, что я... застал тебя именно здесь, - пробормотал он заплетающимся языком, растягивая окончания. - Не мог бы ты сегодня переночевать у Юджина? Или в главном доме? Как видишь сам, у меня тут такое дело... - брюнет, как будто объясняя какое именно дело, прижал двух томно хихикающих девиц к себе еще покрепче. - Я бы предложил тебе присоединиться, конечно... Но наверное, сейчас это будет немного не в тему, да? - Шейн многозначительно посмотрел на Джесмайн.
  - Абсолютно не в тему, - сухо ответил Эдан, каким-то образом умудряясь сохранять спокойствие под плотоядными взглядами девушек на его голый торс. И как только Джес решила, что хуже ситуации и представить невозможно, к их "веселой" компании присоединился Юджин. Блондин выглядел великолепно в своем официальном сером костюме и небрежно развязанном галстуке. Именно по такому типажу в последнее время так истосковался Голливуд, и ему не нужно было даже оголяться, чтобы мгновенно переключить все женское внимание, ранее принадлежащее Шейну и Эдану, на себя.
  - Что здесь происходит? - невозмутимо поинтересовался он, и Джес едва удержалась от хохота. Интересно, этот принц знал какие-нибудь другие слова? В последнее время уж слишком часто она слышала эту фразу в его исполнении.
  - Понятия не имею, - в тон ему ответила девушка, и быстро стянула со своих плеч рубашку Хэйвуда. - Эдан, спокойной ночи, - тепло попрощалась она, и, прижав к своей груди плюшевую обезьянку и подаренную розу, быстро взбежала вверх по лестнице. Впервые в жизни ей было глубоко наплевать, что именно о ней подумают другие.
  
  _______________________________________________
  * хиллбилли - переносн. "деревенщина", "неотесанный малый". Также так иногда фанаты называют кантри-музыку
  ** итоши - яп. "любимая", "возлюбленная"
  *** 12 размер обуви (Канада) = приб. 46 размер (Россия)
  **** песня амер. рок-группы Survivor
  
Глава 7
  
   Он всегда любил это место. Тихая спокойная гавань для его густо исшрамленной души, где никто не смел его тревожить, ничего не требовал и не ожидал в ответ принятия исконно справедливых решений. Никто даже представить себе не мог, как этот груз непосильной ответственности давил на его плечи. И пусть они уже давно возмужали, тесно распирая просторную мужскую рубашку, он, как и прежде, не мог избавиться от постоянных метаний в сомненьях собственной правоты. Как легко было бы пустить под крутой откос свою собственную жизнь, но что делать, когда в твоих руках натянуты нити десяток судеб других людей? Когда их исполненные надеждой взоры устремлены в твое лицо, и ты начинаешь понимать, что просто не имеешь права на ошибку.
  Здесь он всегда был самим собой, большую часть времени проводя в целительном одиночестве. Единственным его собеседником в такие минуты был тихий шелест ветра, нашептывающий ему на ухо каждый раз новые и неизведанные человечеству тайны мироздания. Но иногда здесь появлялась Она. Он не знал, как и откуда, но он всегда чувствовал Ее приход. Весь мир начинал переливаться яркими красками при Ее появлении, наполняя утраченным смыслом его до этого мгновения пустое существование. Она всегда появлялась в образе маленькой двенадцатилетней девочки с копной удивительных золотисто-пшеничных густых волос. Широко распахнутые небесно-голубые глаза смотрели на него без намека на страх или сомнение. Так, как никто до или после больше не смотрел на него.
  Он никогда не перевоплощался в Ее присутствии. Просто не видел смысла. Ее легкие нежные прикосновения к его жесткой тигриной шерсти, приводили в восторг намного больший, чем самая изысканная ласка любой другой женщины в его реальной жизни. Поэтому он никогда не брезговал сном. Как можно было по собственной воле выпустить из рук такой подарок судьбы? Конечно, где-то в глубине души он всегда верил, что это девочка существует не только в мире его иллюзий. Если бы он нашел ее, то никогда бы больше не выпустил из своих рук, нет - объятий. Но всегда, когда он, наконец, решался расспросить Ее о своей настоящей жизни, сон непременно обрывался. А он просыпался мокрый от пота, с режущей болью в груди, как будто от его сердца только что оторвали небольшую, но оттого не менее важную частичку. И все равно он снова и снова искал новой встречи с Ней. Раз за разом, превозмогая свою боль. Потому что в те дни, когда его сны оказывались пустынными и безлюдными, действительность также окрашивалась в зеркально серые безрадостные тона. Он начинал еще больше срываться на окружающих, друзьях, братьях... И так продолжалось ровно до следующего Ее появления. Боже, когда Она успела превратиться в его личный сорт наркотика? Его, который всю жизнь презирал любые формы зависимости в людях.
  Сегодня девочка льнула к нему, как никогда прежде. Закрыв глаза, он тихонько мурлыкал себе под нос, в то время как Она медленно почесывала его за чувствительными ушками, заставляя мощное тело изгибаться от невыразимого удовольствия. Сколь много Она дарила ему, ничего не требуя взамен! Заставляя в благодарность за такое редкое бескорыстие желать кинуть к ее маленьким ножкам буквально весь мир. А ведь таким, как он, стоило быть очень осторожными со своими желаниями...
  - Тайгер, - потревожил их молчаливую гармонию ее тоненький девичий голосок. - Скажи, как можно определить, какие именно чувства ты испытываешь к человеку? Как отличить просто симпатию от влюбленности, а влюбленность от любви?
  Хвост тигра, словно безжалостный хлыст, резко опустился на землю, переместившись с одной стороны на другую.
  - Маленькая, а с каких пор тебя стали интересовать такие вопросы? - невольное рычание, вырвавшееся из груди, не смогло скрыть отчетливых ноток ревности в его голосе. Очередное напоминание о том, как мало он знал о Ней. Где-то там, возможно, в параллельном ему мире, Она проживала свою жизнь вдали от него, ведь с момента их первой встречи прошло уже почти десять лет. И ему ли не знать, сколь многое мог изменить безжалостный ход времени...
  - Один парень...
  Тигр взметнулся на ноги, оборвав девочку на полуслове, и неспешно засеменил по направлению к небольшому озеру в нескольких метрах от поляны. Все внутри него буквально клокотало от внезапно нахлынувшей неконтролируемой ярости.
  - Тайгер, куда ты?
  - Больше никогда не смей говорить в моем присутствии, что любишь кого-то другого. Даже если это и будет твоей правдой, - прорычал он перед тем, как резко остановиться. Он не мог позволить Ей и дальше продолжать бежать за ним.
  - Тайгер, но я никогда и никого не полюблю так, как тебя. Ты веришь мне? - маленькая золотоволосая богиня опустилась на колени перед животным, ее глаза блестели из-за непролитых слез. По его вине. Он не мог этого вынести.
  - Верю. Я верю тебе. Просто я никогда и никого не полюблю кроме тебя.
  Девочка обвила его сильную шею своими тоненькими ручками, и он почувствовал, как влага с ее ресниц увлажнила его шерсть. Какой же он идиот! Теперь Она проснется вся в слезах, в то время как он не смог подарить Ей не то, что вселенную, даже улыбку.
  - До тебя я вообще не думал, что способен на это чувство, - слова признания против воли слетели с его губ. - Маленькая, ты простишь меня? - влажный шершавый язык кошки осторожно лизнул пухлую щечку.
  - Но мне нечего тебе прощать... Увы, ты прав... Я не могу ни в кого влюбиться. В моем сердце есть место только для тебя одного. Это так глупо, да? Влюбиться в мечту...
  О, как хорошо понимал он Ее чувства! Не просто сон - мечта. Вот и все, что у них было...
  - Как его зовут? - превозмогая самого себя, спросил он. Как будто это имя имело хоть какое-то значение для них обоих.
  Но едва только Ее губы пришли в движение, готовясь на целый дюйм приоткрыть завесу тайны его соперника, мир провалился в темноту. Проснувшись, он не спешил открывать глаз, но сразу же увидел свои длинные худощавые ноги, свободно вытянутые на белых простынях. Рядом на кровати негромко посапывал Эдан, согнув левую ногу в колене. Глубоко вздохнув и на мгновение прикрыв глаза, чтобы собраться с внутренними силами, Юджин быстро встал с постели, направившись в ванную. На круглом большом будильнике фиолетового цвета высветились цифры 05:10 am.
  ***
  Она и прежде догадывалась, что Тайгер ревнив: он был слишком властен и царственен, чтобы не быть собственником по натуре. Но впервые она столкнулась с таким откровенным проявлением недовольства с его стороны. На мгновение Джесмайн даже показалось, что он хочет отмахнуться от нее... Будто от маленькой надоевшей мошки, коей в глубине души она себя и считала. Но затем неожиданно последовало самое волшебное, самое прекрасное признание в ее жизни, наполнившее ее сердце сладким томлением и несбыточными надеждами. О да... Теперь она будет целую вечность обречена оберегать этот сон в своих воспоминаниях, словно самую бесценную драгоценность.
  Уткнувшись носом в подушку, девушка с грациозностью кошки потянулась на кровати, чтобы окончательно проснуться. 05:12 am: надо же, с тех пор, как она легла, прошло всего каких-то пять часов! Тем не менее, блондинка чувствовала себя на удивление отдохнувшей. И такой до чертиков счастливой: от переполнявшей грудь эйфории хотелось едва ли не петь. Но для полного удовлетворения жизнью ей не хватало небольшой дозы кофеина. И именно это желание привело ее тело в движение, заставив встать и направиться по направлению к кухне.
  Во дворе Мэтьюс невольно задержалась взглядом на стенах правого крыла, в котором обитали парни. Зашторенные окна безмолвствовали, надежно охраняя секреты своих хозяев. Но как же сильно она ошибалась в Шейне, считая его милым, немного странным, но все же в корне своем очень порядочным парнем... А он в это самое время устраивал почти под самым ее носом настоящие оргии! Куда же девалась ее хваленая интуиция в таком случае? Затерявшись в собственных мыслях, Джесмайн едва заметила, как переступила порог веранды, и вернулась к действительности только когда увидела высокую фигуру мужчины, маячившую возле кофеварки.
  ***
  Кофе всегда воздействовал на него успокаивающе, оказывая абсолютно противоположный предписаниям врачей эффект. На этот раз не зависимость, но довольно близко к ней. Юджин не был силен в технике, но кофеварку мог разобрать даже с закрытыми глазами. Говорил ли этот факт о чем-нибудь? Скорее всего, да... Инстинкты хищника подсказали ему ту самую секунду, когда его уединение на кухне было нарушено приходом постороннего. Едва ощутимый резонанс воздуха, усилившийся аромат мускуса в нем... О, все это вместе взятое сказало ему о многом. Или если быть точным, о всем. Ему не нужно было разворачиваться, чтобы увидеть, кто стоит за его спиной. Так щетиниться он мог лишь в присутствии единственного человека и по совместительству его главного раздражителя. Джесмайн Мэтьюс - казалось, само звучание этого имени заставляло все его внутренности сжиматься в тугой клубок нервов. Никогда прежде он не питал столько неприязни к едва знакомому человеку. О, эту привилегию еще следовало заслужить! Но эта девушка сумела снискать ее одним лишь взмахом своих ресниц. Удивительно, не правда ли?
  Только сделав неспешный обжигающий глоток из своей чашки, Юджин соизволил повернуться в ее сторону и едва удержался от того, чтобы не втянуть воздух в свои легкие с резким прерывистым свистом. Да она же явилась сюда почти полуголой! Пижамный комплект из белых маленьких шортиков, едва держащихся на ее бедрах и льнувшей к телу, словно вторая кожа, майки скорее подчеркивал, нежели скрывал все ее женские изгибы. Наряд, достойный настоящей соблазнительницы, коей она и являлась. Девица легко купила на все эти уловки Эдана, но он на такие дешевые трюки ни за что не поддастся. Мур пренебрежительно сузил глаза, не желая здороваться первым.
  ***
  Юджин. Теперь, когда она своими глазами увидела его в такое время с чашкой кофе в руках, все пазлы головоломки с едва слышным щелчком в ее голове сложились в единую мозаику. Это был он. Ее утренний вор. Но стоило ли удивляться такому бесстыдству? Молодой человек был обнажен по пояс, из одежды на нем были лишь серые растянутые треники на ногах, в которых он выглядел настоящим языческим богом. О нет, черт, нет! Джес совсем не хотела сравнивать его с Эданом, но глаза поневоле сами подмечали каждое мельчайшее отличие. Торс блондина был не таким мускулистым, но намного, намного более широким. Никогда ранее она не видела таких огромных плечей. Светло-золотистая кожа обтягивала каждый четко очерченный квадрат, создавая картину полного совершенства. Святые угодники, скорее всего, он занимался плаванием. Или греблей. Или еще один Бог весть знает чем, ведь если бы все эти пропорции были дарованы ему природой, это было бы самой вопиющей несправедливостью в этом неидеальном мире.
  - Доброе утро, - поздоровалась она, тщетно стараясь придать себе как можно более непринужденный вид. Дальнейшие слова так и застряли у нее на языке, когда Юджин, вместо того, чтобы ответить ей в заданно вежливом тоне, лишь высокомерно приподнял свою правую бровь. О, воплощенное тщеславие, как же сильно он ее бесил! Но, казалось, сами высшие силы предначертали эту их встречу, чтобы Джесмайн смогла высказать наглецу все, чего он заслуживал и даже более, про запас. Уж слишком хорошее настроение у нее сегодня было, чтобы позволить какому-то идиоту с утра пораньше его испортить. - Я сказала доброе утро, Юджин. Повторяю, так как уверена, что в первый раз ты просто не расслышал меня, ведь так? Я бы никогда не посмела насмехаться над человеком, у которого такие проблемы со слухом.
  ***
  Котенок, наконец, решил показать свои острые коготки? Его губы растянулись в ленивой полуулыбке. Неужели она и, правда, думала, что сможет его припугнуть такой наигранной бравадой? Его-то? Маленькая дурочка понятия не имела, с кем именно разжигала войну прямо сейчас. Если бы она знала хотя бы сотую долю правды, то обходила бы его как минимум за километр, сворачивая с десятой дороги при одном только его появлении на ней. И он мог бы быть снисходительным, если бы не необходимость всегда отвечать на открытый вызов. В его висках пульсировал жадный жар, требующий показать свое превосходство над ней, выпустив наружу все инстинкты альфа-доминанта. То, что перед ним стояла хрупкая женщина, ни в коей мере не умоляло этой его потребности, а наоборот лишь еще больше подстегивало азарт. В открытое противостояние с ним боялись вступать даже сильные мужчины - поведение блондинки явно граничило с настоящим безрассудством. И это заводило. Как же сильно это его заводило, подмешивая в коктейль ненависти нотки сводящего с ума возбуждения.
  - Никогда не жаловался ни на что подобное, - в тон ей ответил Юджин. - Просто я не имею такой привычки - врать. Мое утро было добрым только до твоего появления здесь.
  Вот так. И никто не посмеет обвинить его в грубости. Хотя даже если и так: блондинки никогда не были в его вкусе. На мгновение в его голове мелькнул образ маленькой золотоволосой девочки, но был тут же изгнан. Это совсем другое. Выходящее за рамки каких бы то ни было предпочтений. Идеал. И дело было даже не во внешности... Ведь, если строго смотреть правде в глаза, Джесмайн можно было назвать красивой. Черт, да кому он врал? Она была самой красивой девушкой, которую ему только доводилось видеть в своей жизни, а видел, он их, поверьте, не мало. Эти длинные роскошные пряди волос цвета майского меда, спускающиеся до середины спины. Маленький рот с самым греховным изгибом пухлых и чувственных розовых губ. Большие, миндалевидной формы голубые глаза, опушенные густыми изящно изогнутыми ресницами. И тело... Идеальное тело, словно сошедшее с обложек мужских журналов. Не то, чтобы он на самом деле их читал... Он гордился своим равнодушием ко всей этой прекрасной оболочке. Он возвел в настоящую добродетель свою способность противостоять этим женским чарам.
  ***
  Ей, определенно, послышались его слова. На самом деле, не могли же они быть реальностью? Но в этот раз она совсем не хотела плакать. Джес чувствовала злость, гнев, раздражение, даже возмущение, но только не обиду. Она уже давно перестала заниматься самокопанием, поняв, что проблема находиться вовсе не в ней. Настоящая проблема стояла прямо nbsp;Она и прежде догадывалась, что Тайгер ревнив: он был слишком властен и царственен, чтобы не быть собственником по натуре. Но впервые она столкнулась с таким откровенным проявлением недовольства с его стороны. На мгновение Джесмайн даже показалось, что он хочет отмахнуться от нее... Будто от маленькой надоевшей мошки, коей в глубине души она себя и считала. Но затем неожиданно последовало самое волшебное, самое прекрасное признание в ее жизни, наполнившее ее сердце сладким томлением и несбыточными надеждами. О да... Теперь она будет целую вечность обречена оберегать этот сон в своих воспоминаниях, словно самую бесценную драгоценность.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&перед ней, требуя своужно лечить подобных пациентов! Клин вышибался клином.
  - Я все никак не пойму, за что же ты меня так ненавидишь... Не слишком ли большая честь для меня одной, красавчик? Или это банальная ревность? Неужели Эдан не ответил на твои чистые чувства, и ты боишься, что теперь я его у тебя отниму? Так на дворе уже давно двадцать первый век, малыш, можешь не бояться доверить мне свою маленькую тайну. Я поклянусь не сдавать тебя обществу гомофобов, даже не смотря на то, что ты такой засранец.
  Вообще-то, если и существовал на этой планете мужчина, менее всего похожий на представителя секс-меньшиств, то это был именно Юджин Мур. От него буквально за версту разило тестостероном и неприкрытой мужественностью. Но в ход уже давно пошли далеко не самые честные приемы... Боже, она начинала чувствовать себя ужасно грязной. Свет, который переполнял ее после пробуждения ото сна с Тайгером, неотвратимо блекнул и испарялся. И за это девушка хотела уколоть Юджина еще больнее, замыкая порочный круг своего падения.
  ***
  Он совсем не хотел, чтобы его сердце убыстряло свой ход при одном только звуке ее голоса. То, как она назвала его красавчиком... Не смотря на всю презрительность в тоне Джесмайн, его выдержка подверглась огромному испытанию. Юджин тут же захотел скрутить ее милую тонкую шейку своими мощными руками, ни капельки не заботясь о последствиях. И такие порывы никогда нnbsp;е были в его характере. Боже, что же с ним творила эта женщина? С такими темпами благодаря ее чуткому вмешательству, он подойдет к своему переходу за считанные дни, а не годы, как он рассчитывал ранее. Эдан был слепцом, если находил эту фурию очаровательной. А хотеть ее сделать своей итоши... У Юджина волосы вставали дыбом от одной этой мысли.
  - Обычно мне хватает одной-двух встреч, чтобы составить мнение о человеке. И позже я его никогда не меняю. И вовсе не из-за своей принципиальности. На самом деле этого времени вполне досnbsp;Пропел Эдан, еще сильнее сцепив свои пальцы с пальцами девушки. Все это время он не сводил с нее взгляда, абсолютно позабыв о том, что вокруг них сидят люди, что это всего лишь обычное караоке. Джес тонула в темном омуте его обсидиановых глаз, и словно невидимая ниточка протянулась между ними, соединяя биение их сердец единственной строчкой:
Я храню в памяти каждый взгляд на тебя...
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Примите комплимент от нашего заведения - этот небольшой сувенир за участие в нашем конкурсе, - произнес официант и вручил девушке небольшую игрушку обезьяны. Светло-коричнетаточно, если не зацикливаться на поверхностном впечатлении и не бояться смотреть вглубь.
  И тут его словно обnbsp;
ухом по голове ударило. Можешь не бояться доверить мне свою маленькую тайну, - эти слова были насквозь пропитаны двусмысленностью! Неужели она что-то знала? Неужели она знала все? Проболтаться мог кто угодно: начиная от Эдана, у которого мозги расплавились от его влюбленности-помешательства, заканчивая ее подругой, сестрой Дерека... Каждый из них был связан клятвой, и каждый из них мог ее нарушить.
  ***
  Самоуверенный осел. Он даже не снизошел до того, чтобы хотя бы попытаться переубедить ее! Невозмутимо признавался в своей ненависти к ней, и все это время не прекращал методично попивать кофе из своей чашки. О, как же, ведь не мог же он на самом деле дать ему остыть? Этот разговор явно не требовал от Юджина всей концентрации его внимания. Тогда и Джес попытается не придавать происходящему особого значения. Ей вполне по плечу представить, что обсуждаемая тема задевает ее не больше, чем, к примеру... погода. Право, какая удачная аналогия!
  - Так значит, раскопки в моих глубинах тебя чем-то не устроили? - не удержалась девушка от сарказма. - А ты не хочешь зачитать список обвинений, ставящихся мне в вину? Чем я так провинила перед людьми, а?
  Это была лишь самая малая толика вопросов, которые Джесмайн собиралась задать Юджину. Чувствуя, как нервно вздымается ее высокая грудь, девушка попыталась справиться со своим дыханием. Боже, это чудовище выводило ее из себя быстрее и больше, чем любое другое ей знакомое существо. Неужели талант? Стараясь не обращать внимание на определенные проблемы со своей выдержкой, Джес подошла к кофеварке, начав, как ни в чем не бывало, хозяйничать рядом с ней. Глупость своего поступка она осознала только почувствовав высокое и огромное тело Юджина, теперь находящееся буквально в нескольких дюймах от ее собственного. Достаточно близко, чтобы ощутить неимоверное тепло, пульсирующее от каждой клеточки этого золотистого великана.
  ***
  - О, черт! - зло выругался блондин, не в силах шевельнуть даже пальцем, чтобы вернуть безопасное расстояние между их телами. Он буквально окаменел. До этого мгновения Юджин даже представить себе не мог, какое важное значение иногда может приобретать эпитет "буквально". Фактически - решающее значение. - Не все, что я говорю, следует понимать буквально! Мой инстинкт самосохранения настоятельно требует, чтобы я прекратил общаться с людьми, не умеющими читать между строк.
  С какой стати Джес решила, что он ее ненавидит? Женскую логику понять было невозможно, ведь он ни словом, ни жестом не обмолвился о своих чувствах к ней! Это что, чисто интуитивное восприятие на уровне инстинктов? Как у самки с раненым самолюбием из-за равнодушия самца? И снова он сводил всю психологию поведения человека к примитивным законам биологии...
  - Почему ты решила, что я ненавижу тебя? Только потому, что я не поспешил пополнить толпу твоих воздыхателей? О, женщины, имя вам - тщеславие! Вы согласны терпеть от мужчин что угодно, кроме равнодушия, да? Но, милая, прости, это исключительно твои проблемы. Я не собираюсь мешать тебе и дальше продолжать пребывать в мире собственных фантазий, но в реальности ты мне попросту параллельна. Просто смирись с этим.
  Юджин понимал, что серьезно перегибает палку, но остановиться уже не мог. Сколько раз до этого они с Джесмайн случайно пересекались в особняке? На самом деле не так уж часто. И определенно точно, это был их первый непосредственный разговор друг с другом. Причин для такой неконтролируемой вспышки ссоры просто не было, поэтому происходящее обязательно испугало бы его, если бы молодой мужчина все еще помнил, что такое страх. Юджин отстраненно фиксировал, как девушка неожиданно резко отставляет в сторону свою чашку с кофе, но, когда уже в следующую секунду ее мягкие губы приникли к его губам в поцелуе, время, отведенное для рассуждений или анализа, уже закончилось.
  ***
  Джес совершенно не планировала его целовать. Боже, да еще каких-то пять минут назад она бы просто рассмеялась в лицо любому, кто посмел хотя бы заикнуться о чем-то подобном! Но сейчас... Сейчас ей безумно хотелось сорвать эту маску превосходства с его лица. Так значит, Юджин к ней параллелен? Ну что ж, невозможно удержаться, чтобы не проверить на вшивость столь громогласное утверждение...
  Девушке пришлось привстать на цыпочки, чтобы дотянуться до его губ, но даже тогда у нее не вышло ничего серьезнее едва ощутимого легкого касания. Подавив очередной виток раздражения в своей груди, она запустила свои пальцы в удивительно мягкие светлые короткие пряди волос и, крепко прижав правую ладонь к его затылку, заставила Юджина склонить свою блондинистую голову ниже. Гораздо ниже. Ровно до того необходимого ей положения, в котором она смогла стать полноправной хозяйкой ситуации. То ли из-за растерянности, то ли из-за эффекта неожиданности, но Мур не предпринял даже попытки, чтобы увернуться от ее маневра. Одобрительно замурчав, Джес снова припала к его губам, на этот раз в уже более основательной ласке. Как же давно она ни с кем не целовалась! Но мастерство было трудно пропить... Слегка приоткрыв свой рот, девушка мягко скользнула своим маленьким языком по сомкнутой линии губ парня. Один раз. Еще один. Юджин еще явно не был готов к капитуляции, поэтому Джесмайн решила сменить тактику. Осторожно прикусив парня за чувствительную припухлость нижней губы, блондинка пустилась своей левой ладонью в неспешное путешествие вниз: та сразу же замерла, едва достигнув мощных ключиц мужчины. На ощупь он был, как сталь, затянутая в шелк, но еще больше поражала внутренняя сила, пульсирующая под этим фасадом. Мэтьюс плавно навалилась всем телом на его широкую грудь, безмолвно убеждая поддаться зову сирены.
  ***
  Последняя здравая мысль покинула голову Юджина, сверкнув на прощание плакатом "все наши отправились вниз!". Как же давно он ни с кем не целовался... Удивительный факт, учитывая всю чувственность его кошачьей природы. Воздержание для таких, как он, было почти невозможным. Целибат приравнивался к самому последнему ругательству. Наверное, именно поэтому он так и не оттолкнул ее. Мур свято верил, что этот выбор на самом деле все еще принадлежал ему. Но как же трудно было соблюдать невозмутимость под напором этих сладких нежных губ! Когда Джесмайн скользнула по нему своим языком, он едва удержался от стона. Наверное, эта пытка была все же заслуженной. За всю свою дерзость, Юджин заслужил даже большее. Намного большее... Молодой человек мягко приоткрыл свой рот, впуская туда робкого маленького гостя. Принимаясь нежно посасывать его несколько секунд, чтобы затем резко вытолкнуть, и самому вторгнуться во влажный рай, служивший ему домом. Левую руку Мур зеркально сжал на затылке девушки, а правую сомкнул на тонкой податливой талии, еще крепче вжимая ее в свой каменный торс.
  Он жадно пил дыхание с ее губ, с каждым выпадом проскальзывая все глубже, с каждой секундой сплетая их языки еще крепче. Бегущие секунды переставали иметь свое значениnbsp;е. Ход времени начинал измеряться биением ее сердца, которое даже его собственный ритм неумолимо подстраивало под себя. Юдж тонул в нахлынувших волнах мощнейшего за всю свою жизнь наслаждения, чувствуя, nbsp;Он совсем не хотел, чтобы его сердце убыстряло свой ход при одном только звуке ее голоса. То, как она назвала его красавчиком... Не смотря на всю презрительность в тоне Джесмайн, его выдержка подверглась огромному испытанию. Юджин тут же захотел скрутить ее милую тонкую шейку своими мощными руками, ни капельки не заботясь о последствиях. И такие порывы никогда не были в его характере. Боже, что же с ним творила эта женщина? С такими темпами благодаря ее чуткому вмешательству, он подойдет к своему переходу за считанные дни, а не годы, как он рассчитывал ранее. Эдан был слепцом, если находил эту фурию очаровательной. А хотеть ее сделать своей итоши... У Юджина волосы вставали дыбом от одной этой мысли.
&как точка его возбуждения поднимается до небывалых высот, готовясь побить все мыслимые и немыслимые рекорды. Эти ощущения были просто невероятными. И в одинаковой степени неправильными. Вернее, неправильным был именно источник их возникновения. И только осознание этой простой истины заставило совершить блондина невозможное: он неожиданно грубо оттолкнул девушку от себя, резко разжав объятия и ее хватку на своем теле.
  ***
  Юджин ее оттолкнул. Джесмайн стало ужасно обидно от такой несправедливости: с какой легкостью он разорвал их объятия, в то время как она фактически утонула в блаженстве, даже не помышляя о том, чтобы его прервать! Если бы не бурный отклик молодого человека на ее ласки за несколько секунд до этого, блондинка могла бы решить, что и вовсе оставила его абсолютно равнодушным к своим действиям. Но Юджин сам ее целовал. Она не просто повисла на его шее! Он отвечал!
  Ну и черт с этим кофе. Собственное самолюбие было намного дороже. Схватив недопитую чашку со стола, Джес вышла из кухни, не оглядываясь. Но это был вовсе не побег. Это была ее первая техническая победа, так как девушка точно знала, что все это время Юджин не сводил взгляда с ее удаляющейся фигуры.
  ***
  Уже давно в Ричмонде не было такого дождя. Разбушевавшаяся стихия с самого обеда украла со всех улиц города случайных прохожих: вода лилась с неба настоящей стеной. Эдан Хэйвуд сделал небольшой глоток крепкого черного чая из чашки. Он сидел за одним из самых дальних столиков небольшого кафе возле главnbsp;ной железнодорожной станции. Место встречи было выбрано не случайно - лишние свидетели ему совсем не были нужны, а здесь шанс встретить кого-нибудь из знакомых был почти нулевой. Впрочем, важнее всего было сохранить это свидание в тайне от самых близких: Шейн, Джессика, тем более Юджин, и уж точно Холли и Джесмайн. Пусть последние две и не смогут сложить всей целостной картинки по такой крупице, но риск в любом случае был слишком велик. Внезапно его взгляд остановился на высокой темноволосой девушке, вошедшей в помещение забегаловки. Эдан знал, что ростом она ничуть не уступает ему, а хрупкое телосложение обманчиво: однажды эта красотка играючи уложила его на обе лопатки. Ее черные смоляные волосы достигали плечей, а пристальный взгляд темно-карих глаз не предвещал ничего хорошего. Молодой человек вежливо поднялся со стула, приветствуя ее:
  - Майли, выглядишь как всегда превосходно. Присаживайся, - поцеловав брюнетку в щечку, Хэйвуд дружелюбно улыбнулся.
  
Глава 8
  
  Гулкий стук дождя в окна ласковой колыбельной убаюкивал всех студентов на лекции профессора Смита. Сидя на последней парте, подперев ладонью маленький подбородок, Джесмайн не сводила взгляда с улицы, словно в каком-то гипнотическом трансе наблюдая, как по почерневшему от влаги асфальту мощными потоками бежит вода. О том, как они с Холли будут добираться сегодня домой, девушка вообще старалась не думать. Вплавь, не иначе.
  Целый день Мэтьюс тщетно старалась выкинуть из головы свой утренний поцелуй с Юджином. С одной стороны, он, конечно, весьма эффективно помогал ей разжигать праведный гнев против высокомерного блондина, но с другой - в глубине души она чувствовала, что постоянными мыслями о нем делает его самолюбию слишком большую честь. Но избавиться от невольной внутренней дрожи, накатывавшей тридцатифутовыми волнами цунами при одном только воспоминании о вкусе его языка на ее губах, не представлялось возможным.
  Холли не могла не заметить непривычно задумчивого настроения подруги, поэтому Джесмайн совсем не удивилась, увидев на парте перед собой вырванный из конспекта лист бумаги с нацарапанными небрежным почерком каракулями: "Что с тобой? Не надоело еще ворон считать?" Немного покрутив в своих пальцах ручку, девушка написала ниже ответ: "Голова раскалывается. На погоду, наверное". Ну что ж, она почти не соврала, сделав эту небольшую приписку с оттенком сомнения в конце. И в ту же секунду Джес поняла, что совершенно не хочет делиться с Хол своими утренними переживаниями. Впервые в жизни ей было настолько стыдно за собственный поступок, что даже лучшей подруге язык не поворачивался о нем обмолвиться.
  "Я сегодня целовалось с Шейном!!!", - блондинка целых три раза пробежала эту строчку глазами, чтобы осмыслить написанное. Адамс оплела последнее предложение затейливым узором в виде сердечка, и этот факт окончательно добил девушку. Да на этой планете не было более неромантичной особы, чем Холли Адамс! Что же с ней, черт возьми, происходит? В какую историю она вляпалась с этим... Джес оборвала свою мысленную тираду, не в силах подыскать подходящего эпитета, который смог бы в полной мере охарактеризовать ее осуждение.
  nbsp;***
&
&как точка его возбуждения поднимается до небывалых высот, готовясь побить все мыслимые и немыслимые рекорды. Эти ощущения были просто невероятными. И в одинаковой степени неправильными. Вернее, неправильным был именно источник их возникновения. И только осознание этой простой истины заставило совершить блондина невозможное: он неожиданно грубо оттолкнул девушку от себя, резко разжав объятия и ее хватку на своем теле.
&
&
&
&
&
&
&
Глава 8
&
&
&
&"Что с тобой? Не надоело еще ворон считать?" Немного покрутив в своих пальцах ручку, девушка написала ниже ответ: "Голова раскалывается. На погоду, наверное". Ну что ж, она почти не соврала, сделав эту небольшую приписку с оттенком сомнения в конце. И в ту же секунду Джес поняла, что совершенно не хочет делиться с Хол своими утренними переживаниями. Впервые в жизни ей было настолько стыдно за собственный поступок, что даже лучшей подруге язык не поворачивался о нем обмолвиться.
&"Я сегодня целовалось с Шейном!!!", - блондинка целых три раза пробежала эту строчку глазами, чтобы осмыслить написанное. Адамс оплела последнее предложение затейливым узором в виде сердечка, и этот факт окончательно добил девушку. Да на этой планете не было более неромантичной особы, чем Холли Адамс! Что же с ней, черт возьми, происходит? В какую историю она вляпалась с этим... Джес оборвала свою мысленную тираду, не в силах подыскать подходящего эпитета, который смог бы в полной мере охарактеризовать ее осуждение.
&"Ты сошла с ума???", - не удержалась от множества восклицательных знаков Джесмайн. "Он же не пропускает ни одной юбки! Ты точно уверена, что это то, что тебе нужно?" Холли долгое время ничего не отвечала, сделав вид, что с преувеличенным вниманием вслушивается в невнятное бормотание лектора. Дурной знак. На самом деле просто отвратительный. Джес почти пожалела о том, что так открыто высказала свое мнение, когда к ней вернулась записка с ответом: "Ты не знаешь его так, как я. Ты никого из них не знаешь, поэтому как ты можешь их судить?". Мэтьюс пришла с бешенство от такого заявления девушки, но попыталась совладать с собой - набитая до отказа аудитория во время занятий была не тем местом, где стоило проявлять свои бурные эмоции. Снова эти непонятные намеки, снова тайны за семью печатями... Ее уже начинало порядком раздражать все это безобразие. "Твой Шейн вчера сообразил такой себе менаж а труа* с двумя девицами - на это ты тоже закроешь глаза?" Холли ей так ничего и не ответила, а как только прозвенел долгожданный звонок с последней пары, брюнетка, не прощаясь, быстро покидала в сумочку все свои вещи и пулей вылетела из аудитории. Вот и обычная благодарность за непрошенное правдолюбство...
  ***
  Из окна холла Джесмайн увидела, как широко улыбающаяся Холли садиться в машину к Шейну и та трогает с места, так и не дождавшись остальных пассажиров. Еще во время обеда Мэтьюс поняла, что Эдана сегодня в колледже нет и не будет, а, значит, ждать помощи больше не от кого. Придется добираться домой самостоятельно. Вот только как? В глубине души девушка, конечно же, чувствовала определенные угрызения совести. Не за то, что сказала правду, нет, но за то, КАК ИМЕННО она ее преподнесла. Можно же было как-то сгладить свой сарказм, проявить понимание... Одним словом, обида Хол была ей понятна, но вот та форма, в которую она ее облекла, не поддавалась никакой логике.
  Джес в неуверенности застыла на ступеньках парадного входа колледжа, раздумывая, какой дорогой отправиться, чтобы побыстрее добежать к остановке. Как запасной она оставила вариант переждать непогоду в каком-нибудь кафе. Достав мобильный, девушка отправила короткую смс-ку с текстом "предательница" на номер Холли, а затем принялась осторожными перебежками передвигаться по улице. Хорошо, что еще утром счастливый случай надоумил ее надеть джинсы и кожаную курточку: на улице из-за дождя заметно похолодало. За спиной у блондинки висел черный женский рюкзак, так как сумок она практически не признавала. Стоило только представить себя сейчас с Луи Витоном под мышкой, и можно было бы хихикать, не переставая, до самого порога дома!
  Автобусная остановка пустовала. То ли из-за грозы перекрыли движение транспорта, то ли эта линия попросту перестала функционировать - гадать было бесполезно. Денег на такси у Мэтьюс в любом случае с собой не было. Если быть уж до конца откровенными, такая статья затрат в принципе не была предусмотрена в ее скромном бюджете, в котором каждый цент был расписан на месяц вперед. Усевшись на лавочку под прозрачным навесом, девушка тихонько вздохнула. Полный... - полезла в голову сплошная нецензурщина. Уже через пять минут Джесмайн решила, что пойдет домой пешком. Кажись, не сахарная, чтобы растаять. Каждая секунда, каждая минута ожидания резала ее без ножа: блондинка никогда не отличалась особой терпеливостью или усидчивостью.
  Густые насаждения деревьев, железнодорожная станция, кафе, Эдан - пейзажи сменялись с завидной частотой... Стопстопстоп... Эдан??? Джес резко притормозила и дала обратного ходу. За столиком в небольшой закусочной сидел Хэйвуд собственной персоной! Уж ей ли не узнать эту мощную посадку головы, этот затылок, этот разворот плечей... А уж когда молодой человек буквально на одно мгновение повернулся к ней в профиль, девушка и вовсе перестала сомневаться. Замерев у самого края прозрачной стеклянной витрины, Мэтьюс почувствовала себя настоящим секретным агентом. Так, так, так... И это тот самый парень, который еще вчера заверял ее в своих вечных симпатиях и чуть ли не девушкой своей быть предлагал? А сегодня, как ни в чем не бывало, назначает свидание другой. А уж она-то так наговаривала на одного Шейна... Нет, сволочи все мужики!
  Рядом с Эданом сидела роскошная девушка. Около шести футов роста навскидку, смоляная грива волос до плечей, длинные ноги, затянутые в черные ботфорты... Боже, да весь ее прикид тянул на столько нулей в баксах, что не грешно было бы и задавиться от зависти, увидев такую красоту. Если бы Джес могла себе это позволить, и если бы такой стиль по-настоящему был ей по душе, она бы точно кого-нибудь убила ради такой же самой кожаной мини-юбки и атласной кофточки! Окей, ясно, что они с этой незнакомкой принадлежат к разным социальным прослойкам. Золушка и принцесса. Что за избитый сюжет для мелодрамы? Неужели Эдан собирался морочить головы одновременно обеим?
  - Эй, - не поворачивая головы, буркнула Джес неизвестному раздражителю за своей спиной, боясь потерять и секунду своей слежки, но этот "кто-то" снова тронул ее за плечо, и уже в следующее мгновение девушка почувствовала, что ее ноги больше не касаются земли.
  Рот блондинки накрыла огромная мужская ладонь, а вторая лапина перехватила ее талию, прижав спиной к каменной груди. Мэтьюс принялась отчаянно брыкаться, вырываясь, но все ее попытки оставались незамеченными - неизвестный похититель продолжал нести ее в сторону огромного черного джипа, и, видя такое дело, Джесмайн, не долго думая, впилась зубами в руку мужчины. Почувствовав кровь на своих губах, девушка ужасно перепугалась, но насильник при этом не издал ни звука, и молча затолкнул ее в салон автомобиля. Джес принялась лихорадочно тарабанить в стекло и дергать дверную ручку. Все бесполезно. Господи, ее украли! Как какую-то героиню ужасного репортажа про похищенных студенток, проданных в сексуальное рабство заграницу. Мэтьюс знала, что Ричмонд славиться своим преступным миром, но только в качестве столицы синтетических наркотиков, а никак не работорговли!
  - По-видимому укол от бешенства тебе так и не помог.
  Блондинка даже рот от удивления приоткрыла, поняв, кто уселся рядом с ней на водительское сидение. Ее похитителем оказался Юджин.
  ***
  Холли успела тысячу раз пожалеть о своем поступке. Додуматься только - бросить Джесмайн одну в колледже, да еще и во время такого ливня! Оставалось надеяться, что ей сообщили: их автобусную остановку несколько недель назад перенесли из-за начавшихся ремонтных работ на близлежащих участках дороги. Мобильный с смс-кой "предательница" продолжал выжигать дыру в кармане ее брюк, и девушка обеспокоено поежилась. И на что только она разобиделась? Ведь знает же, что все сказанное Джес - правда и ничего, кроме правды. Не удержавшись, Адамс достала телефон и набрала номер подруги. На другом конце провода раздались гудки ожидания. Голос робота выдал заученную фразу: - "Абонент не отвечает или временно недоступен, пожалуйста, перезвоните позднее", и Хол уже по-настоящему заволновалась.
  - Шейн, я думаю, нам стоит вернуться за Джесмайн.
  - Зачем? - удивился брюнет, и Холли в который раз залюбовалась его идеальным профилем. - Уверен, она уже на полпути к дому. Мы только зря потеряем время. Она же не маленькая, Хол.
  - Не знаю, я почему-то волнуюсь за нее.
  - С какой стати? Ну подумай, что с ней может случиться?
  ***
  Больше всего в данный момент она напоминала ему мокрую кошку. Мокрую и ужасно, просто катастрофически разъяренную. Волосы Джесмайн, намокнув, потемнели, а белая футболка, выглядывавшая из-под кожаной курточки, облепила каждый сантиметр нежной кожи, позволяя во всех деталях рассмотреть спортивный лифчик в тон под ней. Юджин на мгновение даже позабыл о цели своего пребывания здесь, полностью погрузившись в водоворот сладостных воспоминаний сегодняшнего утра. Черт, ему двадцать семь лет - уже давно пора перестать вести себя словно сексуально озабоченный подросток. Впрочем, данная проблема появилась у него относительно недавно. С момента появления под крышей их дома одной юной и абсолютно невозможной особы.
  - Ты!! Ты!!! - только и смогла выдохнуть девушка, удивленно распахнув свои огромные невинные голубые глаза. Но так ли уж и невинные? Она чуть было не сорвала ему все наблюдение своим идиотским поведением! Слишком поздно он заметил ее появление в переулке, но все его внимание было сосредоточено на Эдане с Майли. Кто же знал, что эта дурочка начнет изображать из себя Джеймса Бонда, да еще и так по-дилетантски?
  - Я, я, - передразнил Юдж, поморщившись от боли. Черт, да она его укусила! Причем с такой силой, которую сложно было ожидать от столь хрупкого создания. У него даже кровь пошла.
  - Давно не виделись, - процедил блондин, тряхнув головой. Чудесно, теперь он еще и промок к тому же.
  - Ты что творишь, а? У меня же инфаркт мог случиться! Ты вообще нормальный или только притворяешься? Я же тебя поранила!
  Мур лишь недоуменно вздернул брови. Ну да, поранила. Дальше что? Зачем озвучивать очевидные факты? На извинения эти слова в любом случае мало походили.
  - Дай посмотрю, - сказала Джесмайн - и это была не просьба - потянувшись к его ладони. Кровь на ней уже свернулась, но девушка словно зачарованная, уставилась на следы от собственных зубов. - Какой ужас. Слушай, извини... Я совсем не хотела...
  - Окей, извинения приняты, - что угодно лишь бы больше не слушать это нытье. - Теперь ты заставила меня чувствовать себя не только педофилом, но и маньяком-насильником. Впрочем, я согласен - для нашего этапа отношений с тобой ролевые игры устраивать еще как-то рановато.
  Губы Юджина выгнулись в довольной улыбке, когда он увидел, как при последних его словах взвилась Джесмайн. Выводить ее из себя было очень, очень приятным занятием. Почти таким же приятным, как держать ее в своих объятиях. Настолько приятным, что он даже забыл, зачем именно сюда приехал. Когда молодой человек вспомнил о своей главной цели и устремил свой взгляд в сторону кафе, Эдана и Майли уже и след простыл. Черт! Такая неосмотрительность переходит уже всякие границы!
  - Какой педофил? Мне двадцать один год, умник! Прекрати нести всякую чепуху, и давай я лучше помогу тебе...
  Двадцать один? Блондин постарался не выдать своего удивления. На самом деле он думал, что ей не больше семнадцати. Впрочем, какое ему дело до этого? Разница в возрасте все равно оставалась солидной. Интересно, куда смылся Эдан? Неужели заметил "хвост"? Не мудрено с учетом того, какой шум они с Джесмайн подняли в машине. Похоже, одними тонированными стеклами в салоне уже не обойтись - пора ставить и систему звукоизоляции.
  - Эй, поаккуратнее! - охнул Юджин, когда Джес принялась энергично вытирать его руку выуженной откуда-то из недр бездонного черного рюкзака влажной салфеткой.
  - Такой большой мальчик и так громко кричит из-за какой-то царапины, - съязвила блондинка, но занятия своего не бросила, продолжая усердно тереть его ладонь, хотя крови на ней уже давно не было.
  - Ничего себе царапина! Да ты мне чуть было всю руку по запястье не отцапала!
  - Значит, заслужил.
  Мур не нашелся с ответом, впервые в жизни почувствовав некое подобие вины за свой поступок.
  - Что ты там вообще делала? Шпионила за воздыхателем? Неужели ревнуешь? nbsp;
&
&"Что с тобой? Не надоело еще ворон считать?" Немного покрутив в своих пальцах ручку, девушка написала ниже ответ: "Голова раскалывается. На погоду, наверное". Ну что ж, она почти не соврала, сделав эту небольшую
&"Я сегодня целовалось с Шейном!!!", - блондинка целых три раза пробежала эту строчку глазами, чтобы осмыслить написанное. Адамс оплела последнее предложение затейливым узором в виде сердечка, и этот факт окончательно добил девушку. Да на этой планете не было более неромантичной особы, чем Холли Адамс! Что же с ней, черт возьми, происходит? В какую историю она вляпалась с этим... Джес оборвала свою мысленную тираду, не в силах подыскать подходящего эпитета, который смог бы в полной мере охарактеризовать ее осуждение.
&
&
&как точка его возбуждения поднимается до небывалых высот, готовясь побить все мыслимые и немыслимые рекорды. Эти ощущения были просто невероятными. И в одинаковой степени неправильными. Вернее, неправильным был именно источник их возникновения. И только осознание этой простой истины заставило совершить блондина невозможное: он неожиданно грубо оттолкнул девушку от себя, резко разжав объятия и ее хватку на своем теле.
&
&
&
&
&
&
&
Глава 8
&
&
&
&"Что с тобой? Не надоело еще ворон считать?" Немного покрутив в с"Голова раскалывается. На погоду, наверное". Ну что ж, она почти не соврала, сделав эту небольшую приписку с оттенком сомнения в конце. И в ту же секунду Джес поняла, что совершенно не хочет делиться с Хол своими утренними переживаниями. Впервые в жизни ей было настолько стыдно за собственный поступок, что даже лучшей подруге язык не поворачивался о нем обмолвиться.
&"Я сегодня целовалось с Шейном!!!", - блондинка целых три раза пробежала эту строчку глазами, чтобы осмыслить написанное. Адамс оплела последнее предложение затейливым узором в виде сердечка, и этот факт окончательно добил девушку. Да на этой планете не было более неромантичной особы, чем Холли Адамс! Что же с ней, черт возьми, происходит? В какую историю она вляпалась с этим... Джес оборвала свою мысленную тираду, не в силах подыскать подходящего эпитета, который смог бы в полной мере охарактеризовать ее осуждение.
&"Ты сошла с ума???", - не удержалась от множества восклицательных знаков Джесмайн. "Он же не пропускает ни одной юбки! Ты точно уверена, что это то, что тебе нужно?" Холли долгое время ничего не отвечала, сделав вид, что с преувеличенным вниманием вслушивается в невнятное бормотание лектора. Дурной знак. На самом деле просто отвратительный. Джес почти пожалела о том, что так открыто высказала свое мнение, когда к ней вернулась записка с ответом: "Ты не Мэтьюс пришла с бешенство от такого заявления девушки, но попыталась совладать с собой - набитая до отказа аудитория во время занятий была не тем местом, где стоило проявлять свои бурные эмоции. Снова эти непонятные намеки, снова тайны за семью печатями... Ее уже начинало порядком раздражать все это безобразие. "Твой Шейн вчера сообразил такой себе менаж а труа* с двумя девицами - на это ты тоже закроешь глаза?" Холли ей так ничего и не ответила, а как только прозвенел долгожданный звонок с последней пары, брюнетка, не прощаясь, быстро покидала в сумочку все свои вещи и пулей вылетела из аудитории. Вот и обычная благодарность за непрошенное правдолюбство...
&
&
&"предательница" на номер Холли, а затем принялась осторожными перебежками передвигаться по улице. Хорошо, что еще утром счастливый случай надоумил ее надеть джинсы и кожаную курточку: на улице из-за дождя заметно похолодало. За спиной у блондинки висел черный женский рюкзак, так как сумок она практически не признавала. Стоило только представить себя сейчас с Луи Витоном под мышкой, и можно было бы хихикать, не переставая, до самого порога дома!
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  Как человек привыкший всегда и везде анализировать каждое свое слово, Юджин тут же заметил свою оговорку по Фрейду. Но неужели он ее ревновал? Да еще и к кому? К своему лучшему другу! Нет, это просто смешно... Вздрогнув от неожиданности, парень перехватил свободной ладонью пальцы девушки, покрепче прижав их к своей руке. Находиться с ней в небольшом и тесном салоне автомобиля один на один оказалось чертовски выматывающим заданием. Где-то на улице продолжала бушевать стихия, но эти двое уже давно перестали обращать на нее внимание. Мур не мог отвести глаз от полураскрытых, словно в приглашении, губ Джесмайн, чувствуя, как с каждой секундой обстановка накаляется все больше, а его дыхание становится все чаще.
  - Я... - начала, было, оправдываться Мэтьюс, но почти также быстро оборвала свою речь. Хоть ее и поймали на горячем, признаваться в этом так открыто, без обиняков наверняка было стыдно. По крайней мере Юджину такое чувство было очень хорошо знакомо.
  ***
  Впервые в жизни Джесмайн попала в настолько неловкое положение. И дураку было понятно, что Юджин извратит любые слова, которые бы она сейчас ему не сказала. Погрузившись в тяжкие раздумья, девушка начала уже не просто вытирать ладонь блондина, а скорее ласкать ее, нежно потирая грубоватую мужскую кожу мягкой подушечкой своего большого пальца. Черт, он совсем сбивает ее с толку. Поняв, что делает, Джес резко отняла свою руку.
  - Я... шла домой. Да, именно так, - наконец нашлась она с нужной формулировкой. - И увидела Эдана в этом кафе. Мне стало просто интересно... И вовсе он не мой воздыхатель. А ты-то что здесь делаешь?
  Лучшая защита - нападение. Это золотое правило девушка усвоила еще с детства.
nbsp;Лучшая защита - нападение. Это золотое правило девушка усвоила еще с детства.
  - Слежу за Эданом. Вернее следил. Пока ты своим вмешательством не испортила мне все.
  Святые угодники! Просто обезоруживающая откровенность! Джес попыталась скрыть свой культурный шок от такой грубоватой прямолинейности.
  - А... зачем? Если не секрет, может, объяснишь? Я так понимаю, у него здесь свидание было. Тебе не кажется, что следить за ним в такие моменты немного... неудобно?
  - Значит, все-таки ревнуешь, - уже без вопросительной интонации хмыкнул блондин. - Свидnbsp;ание у него было вчера и с тобой, а сегодня это, скажем так... деловая встреча, не более. Теперь я тебя успокоил?
  - А я и до е, что волнует в нем лично меня.
  - Договорились, но если он разобьет сердце Холли, я его кастрирую. И хотя на вашу с ним дружбу это никак не повлияет, я все равно не дождусь твоего благословления, не так ли?
  Громкий взрыв смеха был ей ответом. Блондин определенно не воспринял ее слова всерьез. А зря... Ну ничего, зато позже будет больше поводов для удивления. Поджав под себя ноги, Джесмайн молча уставилась в окно. Какой смысл продолжать этот глупый разговор?
  - Ненавижу дождь, - внезапно посерьезневшим голосом проговорил Мур, заставив блондинку невольно покоситься на него: столько страсти было в его тоне. Дождефоб? Ну что за чепуха...
  - Дождь не может идти вечно, - она почти на автомате процитировала фразу из любимого фильма.
  - Дома горят, люди умирают, но настоящая любовь - навсегда, - продолжил за нее Юджин, чем немало удивил девушку. - Странно, я думал, что девушки вроде тебя предпочитают смотреть немного другие фильмы.
  - Вроде меня? На что именно ты сейчас намекаешь? Ах да, стереотипы правят миром - я уже давно должна была привыкнуть к этой мысли, учитывая свой статус блондинки. Хотя какой статус? Это скорее клеймо какое-то...
  - Ну да, ну да... Поведай мне, как тяжело живется роскошным блондинкам с ногами, растущими прямо от ушей! Если будешь достаточно убедительна, я, может быть, даже немного пожалею тебя, бедняжку.
  Джесмайн поняла, что еще какое-то время в обществе этого несносного человека и ей точно будут грозить пребывание в местах не столь отдаленных. Интересно, по какой именно статье пройдет удушение в состоянии аффекта?
  - Засранец ты, Юджин Мур. Впрочем, чего это я тут распинаюсь? Ты, наверное, и без меня это прекрасно знаешь. Только вот интересно, что скажет Эдан, узнав, что ты шпионишь за ним и его девушкой? А?
  - Она не его девушка, а моя, - процедил Мур, с силой впившись руками в руль, так, что даже побелели костяшки пальцев. - Бывшая. Причем я настоятельно не советую тебе распространяться на эту тему с кем бы то ни было. nbsp;
  - Иначе что? - не удержалась Джес, не веря собственным ушам: Юджин ей угрожал!
  - Иначе ты об этом очень пожалеешь.
  Автомобиль въехал в гаражные ворота, и на целую минуту салон машины погрузился в темноту. Мысленно у девушки все это время продолжали грохотать последниеnbsp;nbsp;***
&
&как точка его возбуждения поднимается до небывалых высот, готовясь побить все мыслимые и немыслимые рекорды. Эти ощущения были просто невероятными. И в одинаковой степени неправильными. Вернее, неправильным был именно источник их возникновения. И только осознание этой простой истины заставило совершить блондина невозможное: он неожиданно грубо оттолкнул девушку от себя, резко разжав объятия и ее хватку на своем теле.
&
&
&
&
&
&
&
Глава 8
&
&
&
&"Что с тобой? Не надоело еще ворон считать?" Немного покрутив в своих пальцах ручку, девушка написала ниже ответ: "Голова раскалывается. На погоду, наверное". Ну что ж, она почти не соврала, сделав эту небольшую приписку с оттенком сомнения в конце. И в ту же секунду Джес поняла, что совершенно не хочет делиться с Хол своими утренними переживаниями. Впервые в жизни ей было настолько стыдно за собственный поступок, что даже лучшей подруге язык не поворачивался о нем обмолвиться.
 Автомобиль въехал в гаражные ворота, и на целую минуту салон машины погрузился в темноту. Мысленно у девушки все это время продолжали грохотать последниеnbsp;nbsp;***
&
&как точка его возбуждения поднимается до небывалых высот, готовясь побить все мыслимые и немыслимые рекорды. Эти ощущения были просто невероятными. И в одинаковой степени неправильными. Вернее, неправильным был именно источник их возникновения. И только осознание этой простой истины заставило совершить блондина невозможное: он неожиданно грубо оттолкнул девушку от себя, резко разжаnbsp;в объятия и ее хватку на своем теле.
&
&
&
&
&
&
&
Глава 8
&
&
&
&"Что с тобой? Не надоело еще ворон считать?" Немного покрутив в своих пальцах ручку, девушка написала ниже ответ: "Голова раскалывается. На погоду, наверное". Ну что ж, она почти не соврала, сделав эту небольшую приписку с оттенком сомнения в конце. И в ту же секунду Джес поняла, что совершенно не хочет делиться с Хол своими утренними переживаниями. Впервые в жизни ей было настолько стыдно за собственный поступок, что даже лучшей подруге язык не поворачивался о нем обмолвиться.
"Я сегодня целовалось с Шейном!!!", - блондинка целых три раза пробежала эту строчку глазами, чтобы осмыслить написанное. Адамс оплела последнее предложение затейливым узором в виде сердечка, и этот факт окончательно добил девушку. Да на этой планете не было более неромантичной особы, чем Холли Адамс! Что же с ней, черт возьми, происходит? В какую историю она вляпалась с этим... Джес оборвала свою мысленную тираду, не в силах подыскать подходящего эпитета, который смог бы в полной мере охарактеризовать ее осуждение.
&"Ты сошла с ума???", - не удержалась от множества восклицательных знаков Джесмайн. "Он же не пропускает ни одной юбки! Ты точно уверена, что это то, что тебе нужно?" Холли долгое время ничего не отвечала, сделав вид, что с преувеличенным вниманием вслушивается в невнятное бормотание лектора. Дурной знак. На самом деле просто отвратительный. Джес почти пожалела о том, что так открыто высказала свое мнение, когда к ней вернулась записка с ответом: "Ты не знаешь его так, как я. Ты никого из них не знаешь, поэтому как ты можешь их судить?". Мэтьюс пришла с бешенство от такого заявления девушки, но попыталась совладать с собой - набитая до отказа аудитория во время занятий была не тем местом, где стоило проявлять свои бурные эмоции. Снова эти непонятные намеки, снова тайны за семью печатями... Ее уже начинало порядком раздражать все это безобразие. "Твой Шейн вчера сообразил такой себе менаж а труа* с двумя девицами - на это ты тоже закроешь глаза?" Холли ей так ничего и не ответила, а как только прозвенел долгожданный звонок с последней пары, брюнетка, не прощаясь, быстро покидала в сумочку все свои вещи и пулей вылетела из аудитории. Вот и обычная благодарность за непрошенное правдолюбство...
&
&"предательница" на номер Холли, а затем принялась осторожными перебежками передвигаться по улице. Хорошо, что еще утром счастливый случай надоумил ее н слова блондина. И, кажется... она начинала его по-настоящему бояться. Когда открылись двери с ее стороны и в образовавшемся проеме возникла высокая фигура парня, Мэтьюс невольно вздрогнула. Удивительно, насколько быстро он переместился. Или это она так глубоко задумалась, что потеряла счет времени? Проигнорировав протянутую руку мужчины, Джесмайн сама выбралась из машины.
  - Спасибо, что довез, - блондинка еле выдавила из себя слова благодарности.
  - Будешь должна, - сверкнул белозубой улыбкой Юджин. Да уж, было бы наивно и глупо ожидать от него обычного "не за что".
  - Кстати... На счет инцидента сегодняшним утром... Будем считать, что его не было, окей?
  - Без проблем.
  - Согласись, это не самое приятное воспоминание.
  - Соглашаюсь.
  - Я уже говорила тебе, что ты меня бесишь?
  - Взаимно.
  - Ну вот и договорились.
  - Отлично.
  Они продолжили пререкаться в таком же духе, пока не оказались во дворе Блоссом Вэлли. Увидев Джессику, стоящую под навесом женского крыла, Джесмайн удивленно вздернула брови. Странную она выбрала погодку для того, чтобы проветриться на улице. На руках у девушки сидел большой короткошерстный черный кот. Холеное животное беспокойно ялозило хвостом по воздуху, явно нервничая. Очевидно, Сика решила выгулять своего домашнего питомца. Гламурные spa-процедуры с озоном для кисы? Какой бред... Закинув за спину свой рюкзак, Джесмайн с невозмутимым видом прошествовала мимо нее, ощутив едва ли не физическое облегчение, оказавшись на пролете лестницы, ведущей на второй этаж. Прежде чем скрыться в своей комнате, она успела заметить, как Юджин подошел к Джессике и принялся с ней о чем-то оживленно шептаться.
  ***
  - Почему ты приехал вместе с ней? - без предупреждения накинулась на него Джессика, заставив недовольно поморщиться. Как же он не любил все эти женские истерики....
  - Насколько я вижу, у нас сейчас есть проблемы и посерьезнее, - Юджин красноречиво покосился на черного кота в руках девушки. - Давно он так?
  - Не знаю, я нашла его часа два назад. А до этого времени могло пройти еще столько же, а, может, и больше. Я не знаю, что делать, Юджин. Мне страшно. Это уже который раз только за этот месяц?
  - Понятия не имею, но не волнуйся, до меня ему еще очень далеко, - попытался ее успокоить блондин, вот только вышло это у него почему-то не очень жизнеутверждающе.
  - Я совсем не это имела в виду! Но лучше скажи, что на счет Эдана? Умаляю, не говори, что он с ней и, правда, виделся!
  - Тогда мне придется соврать.
  Мур выдавил из себя слабую улыбку, увидев, как черный обормот довольно мурлычет, ластясь под бессознательными ласками девушки. Интересно, стоит ли говорить Джессике, что уши - его эрогенная зона? Но нет, слишком жестоко отнимать у бедняги столь редко выпадающее счсентября. Первый учебный месяц пролетел для Джесмайн, словно в тумане: бесконечная череда лекций, семинаров, начиток... Адаптироваться к новому графику после нескольких лет работы официантки оказалось довольно легко: это еще вчерашние школьники стонали от непривычных нагрузок, а для Джес такое расписание казалось настоящим раем. Ну и что, что вставать приходилось рано? Все равно это вам не полные восемь часов на ногах между столиками в постоянном движении. Жаль, совсем отказаться от этой практики не удалось, и по выходным Мэтьюс все равно приходилось подрабатывать на прежнем месте. Повезло, что с хозяином забегаловки у них установились отличные отношения: шестидесятилетний моложавый дедуля был счастливо женат и отличался весьма добродушным, а главное - щедрым нравом.
  С Холли они, конечно же, помирились. Почти сразу же. Да и вообще вся ссора показалась ужасно глупой уже по прошествии первых пяти минут их бурного примирения. Обе девушки не постеснялись признать свою неправоту, правда, Адамс попросила подругу больше не затрагивать тему ее отношений с Шейном. Ну что ж, это был ее выбор, и Джес мудро решила, что даже ошибки имеют право на свое существование. По крайней мере, она не будет жалеть о своем бездействии. Предупрежден - значит вооружен, не так ли?
  Сегодня выдался тот редкий выходной, когда Мэтьюс могла спокойно отдохнуть дома. Не нужно было идти в университет, каким-то чудом удалось откреститься от ночных походов по клубам с одногруппниками... Девушка с удовольствием раскинулась на своей односпальной кровати, подложив под живот мягкую подушку и ритмично подергивая ногой в такт музыке. В ушах блондинки красовалась пара стереонаушников, из которых лились оглушительные басы Iron Maiden. Проникновенный голос Брюса Дикинсона с надрывом выводил нетленку "Brave new world", заставляя едва ли не слезы наворачиваться от исполнения такого текста. Это была одна из ее самых любимых песен.
  Внезапно внимание девушки привлекла легонько приоткрывшаяся дверь в комнату. Сквозняк? Наверняка, ведь на дворе вновь бушевала невиданная гроза. Метеорологи Ричмонда хватались за головы: такого циклона город не знал уже... черт, да он никогда не знал такой непогоды. Казалось, дожди будут терзать местные улицы вечность. Зонт стал хитом продаж этого сезона во всех супермаркетах и галантереях. Издав недовольное сопение, Джесмайн все же поднялась с постели и направилась по направлению к двери, когда увидела длинный черный хвост, торчащий из-под стула у стены. Никакой это не сквозняк, а настоящий усатый негодник! Мэтьюс хотела, было, проникнуться антипатией к наглому животному, но потом подумала: ну разве его вина, что ему досталась такая хозяйка? Их, как и родителей, выбирать не приходилось...
  - Хорошая киса, иди-ка сюда, - пробормотала она себе под нос, потянувшись обеими руками к пушистой мягкой туше. Кошек Джесмайн с детства обожала. Их неспешную грациозность, независимый нрав, тихое мурлыканье... Даже ее Тайгер, по сути, был огромным котом. Не удивительно, что фантазии в ее снах приняли именно такое воплощение. Страха, что животное ее укусит или поцарапает совсем не было. Аккуратно приподняв кота за передние и задние лапы, Мэтьюс внимательно всмотрелась в его глаза и была буквально поражена осмысленностью взгляда пронзительных изумрудных глаз. Казалось, он не только все понимает, но смотрит внутрь нее, как будто тоже проверяя. Ну что ж, знакомство, очевидно, удалось, так как уже через секунду черный пушистик довольно изгибался под ее нехитрыми ласками-поглаживаниями.
  - Эй, разбойник, а твоя хозяйка не будет против? Ну ладно, ладно. Я обещаю держать язык за зубами, и эта встреча останется нашей маленькой тайной. Правда, если ты пришел за чем-то вкусненьким, мне придется тебя расстроить. В этой комнате есть только соленые крекеры Хол, но знаешь, их даже я не ем, настолько они мерзкие на вкус. Она их ест для похудения, представляешь? Клянусь вискасом, что не понимаю всех этих женских заморочек и диет. Уж ты-то точно на диете не сидишь, да? - посмеиваясь, девушка потрепала кота по его не то, чтобы большому, но довольно упитанному животику.
  Их доверительное уединение было прервано громким стуком в дверь. Джес удивленно нахмурилась, гадая, кто же это может быть. Холли еще утром убежала на день рождение к одной из своих многочисленных подружек: благодаря своему легкому веселому нраву Адамс всегда имела огромное количество друзей. Конечно, Джесмайн была ее лучшей подругой, но эта дружба не предлагала эксклюзивных прав пользования. Впрочем, блондинка в этом плане была не ревнива. Такой неиссякаемый источник позитива было бы грешно пытаться монополизировать, и девушка спокойно относилась к общению Хол с огромным количеством других людей. Самой Мэтьюс оставалось только завидовать такой коммуникабельности и общительности.
  - Киса... Ты же не против, что я буду временно называть тебя так? Пошли сходим, посмотрим, кого там нелегкая принесла, - девушка бережно подхватила кота на руки. Открыв двери комнаты, она увидела на пороге Эдана. Парень отчего-то смущенно краснел, держа обе руки за своей спиной. Одет он был как всегда с нарочитой небрежностью: неизменные потертые джинсы, просторная рубаха... Но в принципе ему вряд ли стоило вообще заморачиваться на этот счет. С такой эффектной внешностью можно было вырядиться хоть в мешковину или простыню, и при этом не потерять ни грамма своей мужественности. Джес попыталась изобразить дружелюбное выражение на своем лице.
  - Привет, - вежливо поздоровалась она. Интересно, неужели он и, правда, принимает ее за дурочку? Мэтьюс ни на минуту не поверила в сказки Юджина о том, что та роскошная брюнетка в кафе - его бывшая. Да он просто выгораживал своего друга, не более. Лично Джес ради Хол еще и не такие небылицы могла бы выдумать.
  - Привет, - раздалось в ответ - и снова молчание. Ну и чего, спрашивается, приходить было? Чтобы потоптаться о чужой порог? Добродушная мина почти мгновенно сползла с лица блондинки. Ну не умела она лицемерить, как не старалась.
  - Ну и? Эдан, ты сквозняк, между прочим, создаешь. Говори уже, зачем пришел, - и пусть это было тысячу раз грубостью, но он заслуживал только такого отношения. Право, не рассчитывал же Хэйвуд на приглашение в комнату? Хм... Судя по всему все же рассчитывал. Ну и отличненько. Его непомерному мужскому эгу лишний отворот-поворот только на пользу пойдет. Подбоченившись, девушка загородила собой дверной проем.
  - Я... - промямлил Эдан, и это прозвучало скорее, как "яяяяя". - Короче, это тебе.
  Замявшись и покраснев, словно девица на выданье, парень протянул ей небольшую коробку с цветочным узором на картоне. Джесмайн невольно растерялась, но все же взяла ее. Квадрат по диагонали был не больше десяти сантиметров, так что догадаться о его содержимом не представлялось никакой возможности.
  - Что это? - недоуменно спросила девушка, и, посадив кота на свое правое плечо, потянулась к крышке.
  - Эй, стой, только не сейчас... - начал бессвязно лепетать Хэйвуд, но было уже поздно. Джес открыла коробку, и оттуда сразу же выпорхнул целый рой разноцветных бабочек. Их яркие наляпистые крылышки замелькали в воздухе с невиданной скоростью, но сбившиеся стайки почему-то не спешили улетать. Вместо этого они принялись кружить между молодыми людьми, купаясь в лучах всеобщего внимания и заходящего солнца. Мэтьюс даже рот приоткрыла от удивления, к которому примешивалось заслуженное восхищение: уж слишком красивым было представшее перед ней зрелище.
  - Джес, может, лучше зайдем внутрь, а? Пока они все не разлетелись. И давай я подержу кота. Он у нас упитанный, если не сказать жирный, так и надорваться легко.
  Намереваясь послушаться первого и полностью проигнорировать второе предложение Эдана, девушка уже потянулась к двери, чтобы закрыть ее, когда услышала какой-то шум во дворе. Как будто кто-то громко спорил, причем явно на повышенных тонах. Любопытство взяло верх, и блондинка вытянула шею, пытаясь разглядеть, кто же именно там ссориться и по какой причине. В конце концов, это же был и ее дом. Ну или не дом, а временное место обитания, но все же... Когда Хэйвуд в первый раз загородил своей грудью проход, Джесмайн недоуменно нахмурилась, но решила, что это случайность. Когда же его тушка во второй раз заслонила ей весь горизонт обозрения, она уже по-настоящему разозлилась.
  - Слушай, ковбой, подвинься немного. Я хочу посмотреть, что там происходит...
  Но вместо того, чтобы послушаться ее, Эдан еще больше рассредоточил свое тело в проеме дверной рамы.
  - Поверь, там не происходит ничего интересного. Давай зайдем внутрь, - молодой человек попытался потянуть Мэтьюс за руку, но та выдернула ее из его ладони, словно обжегшись.
  - А мне почему-то кажется, что там как раз происходит что-то очень интересное, и своим подарком ты просто стараешься отвлечь мое внимание.
  - А я ведь могу и обидеться, - в голосе Хэйвуда засквозил лед, но Джес его уже не слушала. Протиснувшись в образовавшуюся щель между парнем и дверью, она прошмыгнула на лестницу, где и замерла, пораженная. Во дворе дома шумел Юджин. Даже с такого расстояния было видно, что его лицо буквально перекосилось от злости и орал он ни на кого иного, как на ту самую пресловутую брюнетку из кафе. Вот тебе и дела. Кот на ее плече до того перепугался из-за криков, что, спрыгивая, оцарапал нежную девичью кожу, оставив на ней две длинные кровоточащие линии. Поморщившись от боли какую-то секунду, Джес снова вернулась к наблюдению. Емае, этот псих поднимал голос на женщин! И складывалось, такое ощущение, что еще немного - поднимет и руку! Недолго думая, блондинка кинулась с лестницы, чувствуя себя не бэтменом исключительно в виду отсутствия надлежащего бэтмобиля. Был ли этот порыв продиктован женской солидарностью либо стремлением помочь слабому, она не знала. Но оставаться в качестве пассивного наблюдателя точно не намеревалась. Уж слишком дорого в ее жизни приходилось платить за собственное бездействие.
  - Эй, чего это ты тут разорался? - сразу кинулась она в гущу событий, встав ровно между Юджином и брюнеткой. Ну и что, что та была выше ее на добрых четыре дюйма - такая незначительная деталь не могла помешать ее намерениям заслонить бедняжку собственной грудью. До самого победного конца. Блондин этого еще не знал, но добраться до своей жертвы теперь он мог, только переступив через хладный труп Джесмайн. Непоколебимая решимость сквозила даже в холодном мерцании ее голубых глаз. Только идиот не прочел бы в нем открытого предостережения. - В любом случае, какова бы не была причина, это не повод повышать голос на женщину!
  - На женщину? - переспросил Мур, и в тоне его голоса затейливым клубком переплелись удивление и возмущение. - Какого черта ты вообще сейчас вмешиваешься? Это не твое дело, ясно? Эдан, забери ее отсюда.
  - Только посмей коснуться меня своими лапами, - прошипела девушка Хэйвуду за своей спиной. То, что он последовал за ней, было вполне ожидаемо. - А ты! Ты отойди от нее! Девушка, вы простите несчастного. Ну разве виноват он, что в стрессовых ситуациях регрессирует до уровня одноклеточного? Толку на него обижаться, если Господь его и так обидел?
  Услышав громкий смех брюнетки, Джесмайн прониклась к ней невольным уважением. Надо же - такая ужасная ситуация, а она еще и умудрилась не потерять в ней свое чувство юмора! Честное слово, ей тоже весь этот фарс казался ужасно смешным.
  - Эдан, это твоя малышка? А она забавная. Не думала, что ты сможешь заполучить нечто столь... занимательное. Она либо до неприличия глупа, либо храбра. Или дай угадаю... Ты ей ничего не сказал про нас, я права? Бинго!
  Джес просто ненавидела, когда о ней начинали говорить в третьем лице в ее же присутствии. Защитнические инстинкты как-то враз поугасли в ее душе, осталось только непонятное раздражение. Да уж, и, правда, не стоило лезть во все это. Но что жалеть о содеянном? Повернуть время вспять невозможно.
  - Уведи ее отсюда, - прошипел сквозь зубы Юджин, четко отчеканивая каждое слово по буквам. - Сейчас же!
  - О, пушистик, я смотрю эта ситуация наконец начала тебя по-настоящему задевать? Еще каких-то пять минут назад ты был сама невозмутимость, но посмотрите-ка теперь! Глаза горят, руки сжимаются в кулаки... А я ведь даже еще не гладила тебя против шерстки. Тебя так затронуло появление этой бесцветной блондинки? - девушка укоризненно зацыкала, обходя Джесмайн по кругу, как будто та здесь была не большим, чем пустое место. - Эдан, ты заметил, как он на нее смотрит? О, это уже становится интересным! Давайте-ка проверим мое предположение...
  Джес в итоге так и не поняла, как оказалась подвешенной в воздухе с беспомощно болтающимися ногами и шеей, зажатой в стальной хватке брюнетки. Горло сдавило так, что перекрылся весь поток кислорода. Ей оставалось лишь глупо, словно рыба, выброшенная на песок, открывать рот, не силясь сделать ни одного вздоха.
  - Майли! - выкрикнул Эдан, и в ту же секунду на месте Юджина оказался здоровенный золотистый тигр. И этот тигр был ужасно, неимоверно зол. У Мэтьюс в это время уже начало темнеть в глазах, но все же она успела четко заметить весь процесс трансформации: и то, как разорвалась одежда на груди парня, и то, как начала пробиваться шерсть на его некогда человеческой коже. Это пугало и завораживало одновременно. Окей, наверное, у нее просто начались галлюцинации от нехватки кислорода. Наиболее разумное и логическое объяснение. Как будто удовлетворившись полученным эффектом, девушка разжала руку, позволив Джесмайн медленно сползти на землю.
  - Я так и думала, - довольно проговорила Майли (это имя Джесмайн сразу же решила занести в список наименее любимых. Ну право: "Майли" - ее родители имели ферму или извращенное чувство юмора???). - Ну что ж, Юджин, приношу соболезнования твоему испортившемуся вкусу. Хотя я понимаю - мне трудно найти замену. Скорее невозможно. Но скоро ты это поймешь. Очень скоро. И когда все они, - девушка небрежно обвела рукой Блоссом Вэлли, - отвернуться от тебя, ты снова приползешь ко мне. Будешь облизывать мне руки и просить прощения. И знаешь что? Я прощу тебя, пушистик. И тогда ты поймешь, что все, что я тебе говорила - правда, - ни капельки не заботясь о чужом мнении на свой счет, Майли с королевской невозмутимостью прошествовала к выходу. Никто и не пытался ее остановить.
  Схватившись за горло, Джес прерывисто дышала, и каждое движение воздуха внутри отдавалось ужасным жжением. Эта сумасшедшая могла бы сравниться по силе с любым мужчиной! О нет, не только обитатели этого коттеджа свихнулись - все их друзья и знакомые также были основательно не в себе. И, похоже, этот вирус был заразен. Глядя на тигра во дворе дома, Мэтьюс ни капельки не испытывала страха. Боже, да на самом деле она была просто влюблена в это создание! Тайгер. Это же был он! Или Юджин. Черт, как же все запуталось. Жаль, она не какая-нибудь кисейная девица из эпохи Регентства, а то непременно бы упала в обморок, тем самым, лишив себя всех возможных проблем и разбирательств.
  - Джес, как ты? С тобой все в порядке? - кинулся к ней на помощь Эдан. Присев на корточки возле девушки, он принялся внимательно осматривать ее покрасневшее горло.
  - Я? Я в порядке, - прохрипела через силу блондинка, не узнавая собственного голоса. - По крайней мере, это не я только что превратилась в тигра.
  - Я все тебе объясню, - начал лепетать Хэйвуд, пока Джес не прервала сбивчатую речь одним взмахом ладони.
  - О, обязательно! Но позже...
  Девушка не могла отвести взгляда от животного. Большой и лощенный, он производил ошеломляющее впечатление. Осторожно поднявшись на ноги, она медленно подошла к нему. Было ужасно муторно понимать, что прямо на нее сейчас смотрят серебристые глаза Юджина. Только во всем этом... мохнатом окружении. Но реальность отличалась от снов тем, что в ней Джесмайн боялась прикоснуться к нему. Один раз она вытянула вперед свою дрожащую руку, но так и не решилась дотронуться. Стоило ли доверять играм собственного воображения?
  - А он... он понимает, что происходит вокруг него? Прямо сейчас?
  - Да, - отозвался Эдан, перехватив ладонь девушки. - Но я бы не советовал его сейчас трогать. Он слишком зол для этого.
  И словно в подтверждение этих слов тигр сразу же угрожающе зарычал.
  - О нет, Юдж! Я не имел в виду ничего такого. Просто превращение вызывают только очень сильные эмоции, и будь ты даже в человеческом облике, это бы все равно не могло гарантировать твоего полного самоконтроля.
  - Ты сейчас с ним разговариваешь? - постаралась не выказать своего удивления Джес. Ну да, конечно, что необычного в том, чтобы вести беседы с большой кошкой?
  - Конечно же. С кем же еще? Ты... сможешь это принять, Джес?
  - Возможно... Но вот понять... Господи, я точно сошла с ума. И я еще считала своих родителей ненормальными!
  - Главное - без истерик. Это не так уж сложно принять. Я надеюсь, - и словно чувствуя недостаточную аргументацию последнего утверждения, парень добавил: - Я же принял это.
  - Он... Оборотень? - блондинка, запнулась, почувствовав, как на ее бедро легла огромная бархатная лапа. Очевидно, кое-кто также не любил, когда его обсуждали в третьем лице.
  - Практически да, но не в том представлении, которое преподносят современные фильмы или книги. Все гораздо сложнее. И, Джес, наверное, стоит сказать тебе об этом прямо сейчас, чтобы позже ты ошибочно не посчитала себя обманутой... Не только Юджин - все мы превращаемся в животных.
  Девушка замерла, чувствуя, как у нее вновь перехватывает дыхание. На этот раз уже от шока. Что он имел в виду этими словами? Все мы превращаемся в животных? То есть в разных животных? То есть она живет в каком-то... логове оборотней? И как теперь с этим мириться? Как много вопросов, ответов на которые не было. Внезапно, в ее голове мелькнула самая нелепая и оттого еще более ужасная догадка:
  - Хол? Она тоже?
  - О нет, я не так выразился. Все, кто живет здесь, кроме вас с Холли. Но она знает.
  - Знает? - переспросила Джесмайн, ощущая себя самой последней идиоткой на этой планете. Ей не оставалось ничего иного, как механически повторять обрывки фраз за Хэйвудом, надеясь, что таким образом вся величина ее глупости покажется немного менее смехотворной. Наверное, все они этот месяц безбожно потешались над ней. Над ее неведением. Так долго жить бок о бок с людьми и не замечать, что твориться под самым твоим носом!
  - Только не спеши обвинять свою подругу во всех смертных грехах! Она была связана обещанием, которое нельзя нарушить по собственной воле. Обещанием, которое в самом скором времени мне придется взять и с тебя, Джес.
  Окей, Мэтьюс и без того ощущала себя главной героиней какого-то третьесортного ужастика, но сейчас дело принялось набирать все более серьезные обороты. Какие еще обещания? О чем это Эдан бормочет?
  - Эй, ковбой, мне кажется или я на самом деле слышу угрозу в твоем тоне? Мне придется скрепить договор о молчании собственной кровью или что-либо в этом роде? Меня, наверное, после такого больше уже ничего не сможет удивить...
  - Я бы на твоем месте воздержался от таких поспешных выводов, Джесмайн. Как знать: эта жизнь полна самых неожиданных сюрпризов.
  Резко обернувшись на голос говорившего, блондинка увидела перед собой худощавую фигуру Шейна. Брюнет был одет в серые треники и расстегнутую на груди флиску, но все внимание девушки привлекли его неожиданно босые ноги. Даже хорошо, что она с некоторых пор просто разучилась удивляться.
  - Майли снова чудит? Но, кажется, мы все же сумели ограничиться малой кровью, - продолжил, как ни в чем не бывало, Шейн.
  - Это ты называешь малой кровью? - взорвался Хэйвуд от негодования. - Тебя за ручку сводить на сеанс к офтальмологу? Посмотри на Юджина и повтори свои слова снова, если сможешь! Да и ты сам хорош - ничего не скажешь. Вместо того, чтобы отираться о Джес, мог бы вмешаться и как-то вырулить ситуацию: ты же у нас известный дипломат.
  Джес почти не улавливала нити разговора двух парней. Вместо этого она словно загипнотизированная не сводила глаз с тигра. Кончики пальцев даже принялось покалывать от нетерпения: настолько ей хотелось прикоснуться к нему. И наконец она не выдержала. Ее тонкая ручка робко потянулась вперед и коснулась мохнатого загривка. Святой Иисусе, даже ощущения были точно такими же, как во сне! Осторожно поведя ногтями, блондинка поняла, что уже фактически утратила связь с реальностью. Где-то там, вдалеке, продолжал раздаваться бурный спор, но ее вселенная сфокусировалась всего в двух точках, которыми стали хищно сузившиеся зрачки Тайгера. Их магнетическое мерцание было невозможно спутать с чем-то другим. И как только она могла не заметить этого раньше?
  Неожиданно фигура Юджина принялась резко меняться, с каждой секундой приобретая все более человеческие формы. Постепенно пропадала шерсть, но более всего поразительным оказалось изменение костяка перевертыша: скелет деформировался с удивительной скоростью, заставив Джесмайн буквально рот приоткрыть удивления. В который раз.
  - Эй, парни, может, вы сделаете паузу на минутку? У меня тут кое-что происходит, - как-то неуверенно проговорила Мэтьюс, в глубине души понимая, что стала невольной свидетельницей настоящего чуда. - Ему... больно? - слетел с губ невольный вопрос, на который так никто и не удосужился ответить.
  - Невероятно! - почти благоговейно прошептал Эдан, и Джес мысленно не смогла не согласиться с ним. Правда, при этом она очень и очень сомневалась в общности истоков у их восклицания. Лично ее восторг вызвало исключительно открывшееся зрелище голого Юджина. А посмотреть было на что даже видавшим виды ценителям! Фигура парня была несколько долговязой (что и не удивительно, при его-то росте), но при этом поразительно пропорциональной. Конечно, до этого Мэтьюс уже видела его оголенным по пояс, но сейчас было совсем другое дело. Оказалось, что штаны скрывали ничуть не меньшие богатства блондина. Очертив взглядом упругий изгиб крепких ягодиц, Джесмайн не удержалась и посмотрела еще ниже, тут же почувствовав, как начинает неумолимо краснеть. Что за глупое любопытство! Как будто ее и в самом деле интересовало увиденное. И стоило ли оно замаячившей в перспективе череды бессонных ночей? Внезапно проснувшийся голосоnbsp;к ее глубоко запрятанного женского "я" довольно промурлыкал, что стоило...
  - Постой, ты не засекал, сколько прошло времени с момента его превращения? Уж точно счет ведется не на часы. Да какие там часы? Это же были считанные минуты...
  - Только бы это был хороший знак, - согласно взмолился Шейн. За показным спокойствием он скрывал ничуть не меньшее беспокойство за друга.
  - Джес, не стоит так его смущать, - проговорил Хэйвуд, закрыв своей ладонью глаза девушки. - Я понимаю, ты сейчас находишься в глубоком шоке и не до конца осознаешь свои поступки...
  - Эй, может, ты не будешь расписываться за меня? - резко оборвала парня Джесмайн, оттолкнув его руку от своего лица. Но на Юджина смотреть она больше не решалась. Наверное, на нее и в самом деле напало какое-то помешательство.
  Живи она не в двадцать первом веке, то, наверное, сейчас непременно отпаивала бы себя валерьянкой или еще чем-нибудь покрепче. Но травмировать психику жертвы современной потребительской культуры было уже намного сложнее. В последнее время мода на сверхъестественное почти полностью заполонила умы большинства обывателей. Некоторые погружались в нее настолько, что уже переставали различать границы с реальностью. От своих предшественников нынешнее поколение отличалось разве что отсутствием каких-либо суеверий. Джес догадывалась, что какой-то талантливой маркетинговой группе в свое время пришлось изрядно потрудиться, чтобы превратить нечисть и все с ней связанное в своего рода бренд. Причем бренд весьма и весьма прибыльный. Средневековая домохозяйка послала бы оборотня, посмевшего явиться к ней на порог дома, на высокие костры инквизиции, в то время как современная захотела бы угостить его своим фирменным домашним печеньем.
  - Кто-нибудь вообще собирается рассказать мне, что здесь творится? Какие оборотни? Что это за девица с хваткой бульдога, которая чуть было не свернула мне шею? Чей бы бывшей она ни была - твоей, Эдан, или Мура - но она не имеет права распускать свои грязные руки в мой адрес!
  Пока Джес запальчиво разглагольствовала на тему своих прав и гарантий, Шейн снял с себя флиску и кинул ее Юджину, чтобы тот ею прикрылся, и блондин, не долго думая, обмотал курточку вокруг своих ног наподобие набедренной повязки. Странно, что он все еще продолжал хранить молчание. Неужели смущался? Сомнительно...
  - Эдан, ты ей все объяснишь, - раздался баритон Юджина, и это была не просьба или вопрос, а самый настоящий приказ. - С тебя должок за то, что привел Майли в наш дом.
  - Но я хотел как лучше...
  - Оставь свои извинения при себе, договорились? Шейн, мне нужно срочно с тобой потолковать кое о чем. Пошли ко мне.
  Блондин поднялся по лестнице, ведущий на второй этаж, с таким царственным невозмутимым видом, как будто это не флиска, а самая настоящая тога древнеримского императора в данный момент прикрывала его бедра.
  
Глава 10
  
  - Вы все обманывали меня!
  Пожалуй, почему-то именно этот факт больше всего сейчас злил Джесмайн. Шок от понимания всей необычности ситуации, в которую она попала, почти прошел, отчего неприятный осадок в душе стал ощущаться еще более явственно. И даже Хол, ее лучшая подруга... Черт, ее доверие к этому миру подобно башням близнецам обрушилось в одно мгновение. И от осознания предательства лучшей подруги, ближе которой у Мэтьюс попросту не было, боль только увеличивалась.
  - Наверное, вам всем было ужасно весело! Стоило только мне выйти из комнаты, как вы тут же могли, не таясь, продолжать потешаться над моей близорукостью. Подумать только - не видеть того, что творится под самым твоим носом! Я так понимаю, мое ничтожество было велено не допускать к столь важной информации? Даже если от нее зависела моя собственная жизнь? Или перспектива проживания в настоящем зоопарке должна была привести меня в восторг?
  - Если бы ты видела себя сейчас со стороны, то сразу бы поняла, почему мы держим этот секрет в тайне ото всех. Страх настолько сковал тебя, что отнял возможность мыслить трезво. Но если бы ты хорошенько все обдумала, то поняла бы, что никакой опасности тебе на самом деле вовсе не угрожало, - тон Эдана был мягким и вкрадчивым, словно он был вынужден разъяснять простые истины несмышленому ребенку.
  - Не угрожало? О, как несказанно радует меня тот факт, что ты говоришь об этом в прошедшем времени.
  - Джес, я никогда не считал тебя истеричкой, но ты понимаешь, что ведешь себя сейчас абсолютно неадекватно?
  - А как, по-твоему, я должна себя вести? У вас есть какой-нибудь негласный свод правил, который определяет, как нужно правильно реагировать в таких ситуациях?
  - Ты несправедлива к нам. Ко мне. Конечно, люди всегда боятся того, чего не понимают, но я думал, что ты все же отличаешься от других, что ты сможешь понять. Джес, ты простишь меня? Я не хотел тебе врать. Если я скажу, что в самом скором времени собирался рассказать тебе обо всем, ты поверишь? Прошу, поверь мне... - приблизившись к девушке, Хэйвуд попытался заключить ее в свои объятия. Приподняв левой рукой блондинку за подбородок, он заставил посмотреть ее в свои глаза. - Я не хочу тебя терять. Не могу. Не могу и не позволю. Ты слишком много значишь для меня, и уверяю, твои страдания приносят мне не меньшую боль. Никто и не думал над тобой смеяться. И хотя прежде чем ты узнаешь всю правду, то успеешь еще десятки раз оскорбиться в самых лучших чувствах, помни, что я не дам тебе закрыться от меня. Разрешаю обижаться на кого угодно, кроме меня.
  Такая самоуверенность была вовсе не в духе Эдана, и Джес невольно подняла взгляд на парня, стараясь разгадать скрытый смысл его слов. Неужели она на самом деле настолько ему дорога? С каким же трудом в это верится после всего случившегося... С по-настоящему близкими людьми так не поступают. С их доверием не играют так легкомысленно.
  - Вы все здесь попросту ненормальные! - в сердцах воскликнула Джесмайн и, резко развернувшись, кинулась вверх по лестнице, в спасительное укрытие своей комнаты. В глазах предательски защипало, но девушка дала себе твердый зарок не реветь при свидетелях. Только услышав грохот захлопнувшейся двери за своей спиной, она смогла более-менее успокоиться. Подавшись назад, блондинка обессилено сползла на пол, отстраненно почувствовав, как приятно гладкий паркет захолодил ее голые коленки.
  - Я больше всего боялся именно такой твоей реакции, - послышался после некоторой паузы мужской голос, слегка приглушенный из-за разделявшей их преграды в виде двери. Мэтьюс могла бы поклясться в том, что Эдан по ту сторону баррикад сидит точно в такой же позе, как и она: на корточках, подобрав руками свои колени. Ну почему он не мог ее просто оставить? Наедине было бы куда проще разобраться с собственными чувствами, а его присутствие лишь еще больше все запутывает. - То, что ты перестанешь воспринимать меня как обычного человека, а начнешь смотреть как на какого-нибудь урода, ошибку природы. Я не смогу смириться, если ты начнешь бояться и сторониться меня. Прости, что не могу оставить этого так.
  - Я не считаю тебя уродом, что за чепуху ты несешь? - оскорбилась Джес. - Но я ненавижу ложь. Это так ненормально, да?
  - Для человека, ненавидящего ложь, ты со слишком завидным упорством бежишь от правды.
  - Никуда я не бегу, умник!
  - Тогда впусти меня.
  - Зачем? Я итак тебя слышу. Но не уверена в том, что хочу и видеть.
  Эдан замолчал на такое длительное время, что Джесмайн даже подумалось, а не ушел ли он? И она так и не поняла, что испытала в итоге - радость или разочарование, когда его голос раздался вновь:
  - Мы называем себя не оборотнями, а Хранителями, - и снова томительное молчание. Мэтьюс едва зубами не заскрежетала от негодования: знает же негодник, как разбудить ее любопытство! Чертово женское любопытство, против которого бесполезно сопротивляться - все равно возьмет свое, и не успокоится, пока его не прикормишь. Ну где же продолжение его рассказа? Хранители и...все? Что же дальше?
  - Хранители чего?
  - Впусти, и я все тебе расскажу.
  - Эдан, а ты, оказывается, интриган, - пробурчала Джес, послушно открывая двери. А что еще ей оставалось делать? Не мог же весь этот детский сад продолжаться вечно...
  - Что есть, того не отнять, - молодой человек встретил ее капитуляцию широкой американской улыбкой во все тридцать два зуба. - Но только в случае крайней необходимости.
  - А сейчас именно такой случай? Ты начинаешь меня пугать...
  - Только начинаю? Звучит обнадеживающе, - проговорил Эдан, проскальзывая внутрь комнаты. Вновь. Этот факт Джес напомнило появление перед самым ее носом грациозно порхающей ширококрылой бабочки. Неужели он на самом деле такой романтик? Сомнительно, что Хэйвуд сделал такой подарок, рассчитывая исключительно на то, чтобы отвлечь ее внимание. Разве мог он заранее быть уверенным в том, что она вообще станет свидетельницей развернувшегося спектакля? Пустые траты и хлопоты - не более, но внутри все равно забурлили предательские пузырьки счастья от открытого знака внимания. Черт, да какой девушке может не понравиться такой сюрприз?
  - Ты это... Присаживайся что ли. Мне как-то не по себе, когда ты вот так столбом стоишь напротив меня. Ощущения как на допросе или перед казнью появляются.
  Но что поделать, если массивная фигура Хэйвуда и, правда, производила подавляющее впечатление? Особенно теперь, когда Мэтьюс знала, что с минуты на минуту он может превратиться в настоящее животное, и, глядя на Эдана, вряд ли стоило надеяться, что это будет невинный домашний кролик.
  - Прости. Да, конечно, - молодой человек послушно уселся в одно из обитых насыщенно зеленой драпировкой кресел. Сидя на кровати, Джесмайн как раз оказалась напротив него. Доверительный тет-а-тет получился, ничего не скажешь. Подобрав под себя ноги, блондинка почувствовала себя предельно неловко.
  - Ну, начинай что ли... Вряд ли стоит ожидать от меня каких-то наводящих вопросов, так как их, по сути, накопился целый миллион. Будет проще, если ты просто расскажешь все, что знаешь. Ну, или все, что посчитаешь нужным мне рассказать, - не удержалась от поддевки девушка, но сразу же смягчилась: - Я обещаю, что не подведу твое доверие, и все сказанное останется только между нами. Могу даже клятву скаута принести. Надеюсь, кровью расписываться не заставишь?
  - Да нет же, Джес! Но не нужно прятать свои опасения за сарказмом. Впрочем, то, что ты еще можешь шутить, меня радует. Я расскажу тебе все, что знаю сам. Если что-то и останется недосказанным, то только потому, что тебе понадобится время, чтобы переварить всю полученную информацию. А ее, поверь, будет не мало.
  - Ковбой, приступай уже к сути, пока я не умерла от нетерпения.
  - К сути? О, это будет долгая история. Придется тебе все же набраться терпения.
  И, сцепив перед собой руки в замок, Эдан начал свой рассказ.
  - Как я уже сказал, мы называем себя Хранителями, а не оборотнями. Не буду вдаваться в дебри этимологии этих слов, скажу лишь, что мы просто принципиально разные виды перевертышей. Это как пепси и кока: вроде бы и то, и другое - газировка, но при всем при этом рецептура-то совсем разная. Дурацкое сравнение, но вполне выражающее суть проблемы.
  - Эй, эй, стопстопстоп! Ты хочешь сказать, что настоящие оборотни тоже существуют? - девушка даже не старалась скрыть своего удивления.
  - Конечно, но мnbsp;- О, пушистик, я смотрю эта ситуация наконец начала тебя по-настоящему задевать? Еще каких-то пять минут назад ты был сама невозмутимость, но посмотриnbsp;те-ка теперь! Глаза горят, руки сжимаются в кулаки... А я ведь даже еще не гладила тебя против шерстки. Тебя так затронуло появление этой бесцветной блондинки? - девушка укоризненно зацыкала, обходя Джесмайн по кругу, как будто та здесь была не большим, чем пустое место. - Эдан, ты заметил, как он на нее смотрит? О, это уже становится интересным! Давайте-ка проверим мое предположение...
ы не имеем к ним никакого отношения. Да и что в этом поразительного? Неужели ты считала, что все мифы и легенды высасываются человечеством из пальца? У всей "фантастики" в этом мире есть свое подспорье. Суеверия просто извращают его в большей или меньшей степени.
  - Мда, - девушке только и оставалось, что невразумительно промычать в ответ на такое заявление. Сегодня в ее жизни определенно выдался "день Алисы". Оставалось только узнать, насколько глубокой окажется нора, в которую ее угораздило свалиться.
  - Но вернемся к Хранителям, то есть к нам. Как я уже говорил, и я, и Юджин, и Сика, и Шейн - все мы относимся к их числу. Но мы не родились такими. Вот первое и главное наше отличие от оборотней. У их вида зверь составляет сущность их природы, у нашего - он лишь ее наполнитель. Хранитель по своей сути только временный сосуд для духа животного. Дух бессмертен, сосуд - нет. Этим же объясняется и название Хранителей. Мы храним выбравшую нас сущность, не более.
  - Выбравшую вас? То есть ты хочешь сказать, этот дух имеет свое собственное сознание? Как-то все это попахивает шизофренией...
  - Но дух не разговаривает с сосудом. Единственное проявление его навязанной воли и есть наши превращения. Впрочем, до поры до времени. Вначале мы с легкостью контролируем момент перехода из человека в животное. Большинству из нас это не доставляет особых хлопот, осnbsp;- Майли снова чудит? Но, кажется, мы все же сумели ограничиться малой кровью, - продолжил, как ни в чем не бывало, Шейн.
обенно если твоя форма достаточно безобидна и распространена в географии твоего проживания. К примеру, Шейн абсолютно беспроблемно превращается в кота и может разгуливать в таком виде, где только пожелает...
  - Кота? - переспросила Джесмайн, чувствуя себя настоящим Ньютоном, которому только что свалилось на голову то самое пресловутое яблоко. - Того самого кота?
  Эдан даже не попытался изобразить непонимание и громко рассмеялся.
  - О да! Ты даже не представляешь, как я все это время ревновал его к тебе. Этот ушлепок пользовался любой возможностью, чтобы прикоснуться к тебе. Мы даже чуть было не подрались из-за этого, но в итоге он пообещал не переходить за рамки дозволенного. Правда, когда ты сегодня начала чесать его мохнатое пузо, я чуть было снова не сорвался. Если бы я не знал, какие чувства он испытывает к Джессике, то точно бы поставил ему под глазами пару фонарей, чтобы ночью ходить было не так темно.
  - Извращенец, - вынесла безжалостный приговор Мэтьnbsp;юс, молясь про себя, чтобы тот не успел увидеть слишком многого. Сколько раз она могла расхаживать перед Шейном едва ли не голышом и при этом даже не знать об этом? Бррр, да она придушит его собственными же руками за такое!
  - Согласен, но Шейн называет это "удачным использованием своих способностей". Боюсь, когда я скажу тебе, какую форму принимает Джессика, ты рассвирипеешь ее больше.
  - Ну и? - Джесмайн принялась нервно постукивать ноготками по одеялу.
  - Крыса.
  - Что???
  - Да, это именно она тебя укусила. Я так и знал, что ты сразу проведешь правильные параллели и все поймешь. Но уверяю, она уже получила свое. Ею руководила элементарная женская ревность. Не то, чтобы данный факт мог служить ей извинением, но... Я надеюсь, ты не начнешь заново выяснять с ней после этого отношений? Поверь, Юджин итак ей всыпал по первое число, а ссора с тобой ее только раззадорит.
  - Не ее одну, - мстительно процедила сквозь зубы блондинка. - И после всего ты будешь продолжать уверять меня в какой-либо безопасности при таком-то сожительстве? Господи, да из-за этой стервы мне пришлось укол сделать! УКОЛ! А ты даже представить себе не можешь, насколько я их ненавижу!
  - Ну почему же, очень даже могу, - примирительно заверил ее Эдан. - Но и ты пойми Сику. Это еще одна особенность Хранителей: постоянный необузданный накал эмоций и как следствие - почти полное отсутствие контроля над собственными поступками при сильном наплыве чувств. Конечно, в определенной степени это зависит еще и от личных качеств сосуда. Если человек при рождении обладал темпераментом холерика, ему будет намного труднее совладать с собой, чем в той же ситуации флегматику. Из нашей четверки тяжелее всего приходится Юджину, но и Джессика может навести шороху при случае.
  Уставившись в потолок, Джесмайн попыталась переварить все сказанное Эданом. Но, Боже, у нее уже начинала раскалываться голова от всего этого! Хранители, оборотни, какие-то оправдания... К чему ей все это? Не проще ли будет просто упаковать свои вещички и быстренько слинять из этого дурдома? Но куда? Хороший вопрос. А ведь она уже привыкла считать Блоссом Вэлли своим домом...
  - Как вы стали такими? - Мэтьюс решила пока повременить с любыми мыслями о побеге. - Ты сказал, что Хранителями не рождаются, но так как же тогда? Почему именно вы? Это вирус, инфекция или что вообще?
  - Дух сам выбирает свой сосуд. Никто точно не знает, какими именно критериями он руководствуется при этом, но из своих личных наблюдений могу сказать, что дух не любит ломать своего человека, поэтому он предпочитает подбирать сосуд, так сказать, "под себя". Например, Юджин. Как ты видела, он превращается в тигра. Какими качествами, по-твоему, обладает этот хищник по своей сущности? Властность, сила, красота, гордость, стремление подавлять других и руководить ими... Список можно продолжить, но главная деталь состоит в том, что Юджина и в его обычной человеческой ипостаси можно было наградить всеми этими эпитетами. Он стал идеальным сосудом для своего духа. И все сосуды тигра до него, память о которых сохранила история, были такими же.
  - Окей... Думаю, это логично. Тогда другой вопрос: откуда вообще взялись эти духи?
  - О, Джес! Я все ждал, когда ты решишь добраться до самого интересного, - Эдан развалился в кресле в такой расслабленной позе, что девушке на целое мгновение даже поколотить его захотелось. Надо же: она тут нервничает, потеет, а он веселиться изволит! - Но боюсь, я не могу ответить на этот твой вопрос, потому что и сам не знаю ответа. Но ведь и человечество до сих пор спорит на тему своего происхождения. Могу сказать лишь, что Хранители - его ровесники. Духи не могут существовать без своих сосудов, а значит, до появления первого человека их также не было. По крайней мере, наши архивы свидетельствуют именно об этом.
  Нахмурившись, Джес задумалась, чего бы еще эдакого ей спросить у Хэйвуда, но в голове гулял сплошной ветер. Ковбой был прав: даже на то, чтобы разложить уже полученную информацию по полочкам, требовалось время.
  - Каждый дух уникален и никогда не повторяется в своей форме, поэтому популяция Хранителей, если можно так выразиться, не так уж велика. В Канаде нас не больше тридцати, официальное разрешение на проживание конкретно в Ричмонде имеем только мы четверо. И да, перед тем, как поселиться на той или иной территории, нам нужно получить специальное разрешение. Даже у нашего микрообщества существует своя иерархия подчиненности и верховенства, сформировавшаяся еще в древности во избежание хаоса и раскрытия тайны нашего существования. Самую ее верхушку представляет собой Верховный Совет. Дурацкое название, дурацкий орган, но за ним всегда остается последнее слово при разрешении любых проблем или конфликтов Хранителей. Разрешение на пмж выдает как раз вот этот самый совет, перед этим тщательно анализируя особенности формы духа и каждого отдельного сосуда. Если условия предполагаемой географии не соответствуют им, то в прошении может быть отказано. К примеру, мало шансов на то, чтобы Хранителю с формой кенгуру было разрешено поселиться где-либо еще, кроме Австралии.
  - А как же Юджин? Мне кажется, амурские тигры вообще не распространены в наших широтах. Куда смотрел ваш Верховный Совет? - от всей души возмутилась Джес, сама не понимая с какой такой стати так завелась. Эдан в ответ только загадочно улыбнулся.
  - О, Юджин - это исключительный случай. Понимаешь, тут все дело в том, что именно он и возглавляет наш Совет. Большая часть членов Верховного Совета, конечно, избирается путем всеобщего голосования, и чаще всего туда попадают Хранители, наиболее умудренные опытом и превосходящие остальных по возрасту, но вот должность главы Совета можно получить только благодаря своей форме. Всего глав двое, и тигр - один из них. То есть любой Хранитель, имеющий форму тигра, будет автоматически избран главой. Не могу поспорить с этой традицией, скажу лишь, что Юджин в определенных обстоятельствах совсем не прочь... злоупотребить своим положением. И я ему за это благодарен - только благодаря его помощи я смог остаться в Канаде.
  Джесмайн почувствовала, как по ее спине тут же поползли целые орды мурашек, попеременно выбивая на нежной коже своими невидимыми лапками то тревожный набат, то сигнал SOS. Мда, с ее-то счастьем... Разжечь настоящую холодную войну с почти что президентом неизвестной звериной расы! Боже, она труп, точно труп. Но тут перед глазами вновь возник образ Тайгера. Что же это было? Мэтьюс никогда не была сильна в зоологии, так сколько шансов на то, что она не смогла бы отличить одного тигра от другого? Не смогла бы узнать СВОЕГО Тайгера? Но, с другой стороны, он - всего лишь плод ее фантазий...
  - Это все так... необычно. Если бы не видела своими глазами, то ни за что бы не поверила...
  Хэйвуд встал с кресла и медленно подошел к девушке. Присев на корточки у ее ног, молодой человек внимательно всмотрелся в большие голубые глаза.
  - Я понимаю, как тебе сейчас трудно. Но представь, каково Хранителям смириться с участью, которую они никогда бы не выбрали по собственной воле? Совет уже давно научился отслеживать сосуды после момента первого превращения, но он не может никого уберечь от шока и растерянности. Когда тебе начинает казаться, что ты один такой урод в целом мире, а в душу невольно заползают самые страшные страхи...
  - О, Эдан, - сочувственно прошептала блондинка, соскальзывая вниз, в его крепкие объятия. Хэйвуд же, в свою очередь, как будто только и дожидался этого момента. Он фактически припечатал девушку к своей широкой груди и потерся гладко выбритой щекой о ее щеку. Одна рука парня сжала Джес за талию, вторая пустилась в путешествие по стройной узкой спине. Мэтьюс же, ничего не замечая, продолжала изливать на него весь свой заряд спокойствия и поддержки. - Я же уже говорила тебе, что ты вовсе не урод. За человека говорят только его поступки, и я уверена, что ты очень, очень хороший человек. Или Хранитель. Да какая разница? Главное - суть.
  - Спасибо. Спасибо за все, - глухо пробормотал Эдан, словно невзначай скользнув губами по подбородку Джесмайн. - За понимание, - в благодарность он уже смелее поцеловал ее в щеку. - За участие, - рот Хэйвуда сам по себе оказался возле самых уголков губ девушки. - За тебя, - прошептал он перед тем, как впиться в нее жарким поцелуем.
  Ощущать теплые сухие губы Эдана было ужасно приятно. Не фейерверк чувств, не взрыв эмоций, но размеренное гарантированное наслаждение. Он мастерски целовался, всегда в нужный момент меняя поворот своей головы, чтобы усилить контакт, и Джес решила немного продлить поцелуй, понимая, что тот ей ничем серьезным не грозит. Сейчас она полностью отдавала отчет себе и своим действиям. Но когда Хэйвуд, зубами прикусив ее верхнюю губу, попытался проскользнуть своим влажным языком ей в рот, девушка настойчиво отстранилась. Не то, чтобы такое касание ей было не приятным, но она не хотела давать парню каких бы то ни было конкретных надежд. Для этого она еще сама в себе хорошенько не разобралась.
  - Ммм... Это было не совсем честно.
  - Знаю, но я не мог не рискнуть.
  Эдан медленно отстранился от Джесмайн, всем своим видом выражая искреннее сожаление.
  - Пойми, мое отношение к тебе ни капельки не изменилось. Просто я еще пока не совсем готова...
  - Тссс, - он приложил к губам девушки свой указательный палец, призывая к молчанию. - Не нужно слов. Я все понимаю. И готов подождать, сколько требуется. На тебя и так сейчас слишком много всего свалилось.
  - Эдан, я сейчас только что поняла, что так и не задала главного вопроса.
  - Хм? - парень вопросительно приподнял брови, категорически отказываясь выпускать блондинку из своих объятий.
  - Ты так и не сказал, в какое животное превращаешься сам.
  Хэйвуд замер, сквозь красивый шоколадный загар его лица проступила заметная бледность. В темных глазах расплескался страх, и Джес едва удержалась от того, чтобы не забрать свои слова обратно.
  ***
  - Я уже почти жалею о том, что доверил это дело Эдану. Надеюсь, он понимает, что, говоря ему "объяснишь ей все", я на самом деле не подразумевал "все-все".
  - Юдж, ну ты же знаешь его, как никто другой...
  - Вот именно потому что знаю, и говорю это, - процедил сквозь зубы блондин, измеряя своими длинными ногами, затянутыми в джинсы, расстояние между двумя углами комнаты. - Не берусь угадывать что-либо при таком раскладе. Похоже, из-за этой... - он замолчал, с трудом подыскивая цензурные слова, но так их и не найдя, - бедняга совсем с катушек съехал.
  - Мне кажется, ты немного перегибаешь палку со своей паранойей. Эд уже не в том возрасте, чтобы думать членом, а не головой в таком серьезном вопросе.
  Мур резко затормозил. Слова Шейна ему очень и очень не понравились. И вроде бы они должны были прозвучать ободряюще, но вместо этого блондин теперь не мог отделаться от образа Эдана и Джесмайн, слившихся в страстных объятиях. Дальше его фантазия заводить не хотела. Скорее всего, исключительно в виду инстинкта самосохранения. Он бы вряд ли пережил нечто подобное, доведись ему стать свидетелем такого в реальной жизни.
  - Блин, Шейн, ты меня добиваешь! Фиговый из тебя утешитель. Не думать членом? Да для того, чтобы осуществить это, Эдану сначала придется заработать импотенцию! И его возраст здесь вообще будет не при чем.
  - Ну не знаю, не знаю, - с сомнением пробормотал брюнет, вальяжно откинувшись на спинку огромной бежевой тахты. - На фоне нас с тобой Эд с легкостью сойдет за тибетского монаха. Он вполне сносно переносит свое воздержание, и, исходя из моих наблюдений, могу сказать, что оно никогда не досаждало ему так, как нам. Чтобы вынести ему мозг, понадобится нечто большее, чем просто смазливая мордашка.
  - Как, например, идея-фикс о своей итоши?
  Шейн отвел взгляд, подтверждая все самые ужасные его предположения.
  - А кто бы захотел упустить такую возможность, будь она у него? - спросил он, но Мур лишь отмахнулся в ответ. Он даже думать не хотел о такой итоши для своего лучшего друга. Эдан достоин лучшего, гораздо лучшего. И именно этим объясняется его раздражение. - Если бы у меня была хотя бы тень надежды на то, что Джессика... Впрочем, ты и сам знаешь. Поэтому я не смогу ни в чем винить Эда. В конце концов, он заслужил это, как никто другой из нас.
  - Тогда я надеюсь, у него достанет здравого смысла умолчать хотя бы об Уроборос. Трепясь о нем, он ничего хорошего не добьется в любом случае - лишь перепугает бедняжку до смерти, и только и видели ее в Блоссом Вэлли.
  - О, что я слышу, Юдж? - со смехом поддел его Шейн. - Неужели это сожаление в твоем голосе? Не только мы с Эданом будем скучать за этой цыпочкой, не так ли?
  - Да пошел ты, - угрожающе рыкнул в ответ блондин, быстро схватив с кровати и запустив в друга огромную подушку. Шейн увернулся c траектории ее полета с прирожденной кошачьей грациозностью.
  - Аяяй, какие мы грозные сегодня. Окей, окей, договорились. Эта тайна уйдет вместе со мной в могилу.
  - Еще одно слово и я лично ее для тебя вырою!
  Шейн как будто и не слышал угроз, продолжая сохранять свой прежний безмятежно невинный вид.
  - То, что так рьяно от этого открещиваешься, делает ситуацию еще более... интересной. Не находишь?
  - Только для тебя, мудак, - уже более спокойно парировал Юджин, усаживаясь обратно на кровать. Ему безумно надоело наматывать путаные круги по комнате: все равно такое беспокойство не давало никаких результатов. Оставалось только безропотно дожидаться появления Эдана. Но с каким же трудом давалось ему такое терпение! - И хватит уже умничать. Лучше скажи, где носит Адамс? Ты звонил ей, наверное, уже полчаса назад, и она сказала, что скоро будет. Где же это самое скоро? Мы должны с ней заранее согласовать историю, которую будем в итоге рассказывать Джесмайн, иначе та быстро раскусит наше вранье.
  - А мы собираемся ей врать? - удивился Шейн.
  - А у нас есть другой выбор?
  - Есть. Правда.
  - Нет. Это даже не вариант. Достаточно того, что она уже знает. Мы и без того слишком сильно рискуем.
  - Мне бы твою уверенность... Лично у меня Джесмайн вызывает доверие. Мы уже довольно давно знакомы, но я ни разу не уличил ее в грехе болтливости. Как по мне, так она, наоборот, слишком скрытная. Ты знаешь, к примеру, что ее родители - сектанты? Нет? Ну вот видишь... Я бы тоже не знал, если бы не Хол. У Джес есть немало своих секретов, и она умеет их хранить. Это наталкивает на мысль, что с чужими тайнами она также сумеет распорядиться.
  
Глава 11
  
  - Моя форма? - переспросил Эдан, резко устремляя свой взгляд к окну. - А она имеет какое-то значение?
  Такой поворот дел несказанно смутил Джес. Неужели она ляпнула какую-то бестактность? Но когда? Эд был предельно откровенен с ней, обсуждая своих друзей, так почему же сейчас настолько замешкался? Какая-то бессмыслица, честное слово...
  - А разве не имеет? Я уже знаю в каких зверей превращаются Шейн, Джессика, Юджин, но, если честно, меня больше интересуешь ты. Или ты мне не доверяешь?
  Нахмурившись, блондинка попыталась вспомнить, каких еще животных видела на территории коттеджа. Может быть, Хэйвуд превращается в птицу? Кажется, под крышей Блоссом Вэлли синицы свили целое гнездо...
  - Это не вопрос доверия, - неожиданно сухо обронил парень. Кадык на его шее ходил ходуном, и, если бы Мэтьюс не была уверена в обратном, то могла бы подумать, что он очень нервничает из-за чего-то.
  - Тогда какой это вопрос? М? Зачем тогда нужно было меня целовать? После этого все эти непонятки между нами воспринимаются еще более болезненно.
  - Пойми, Джес, я хочу тебе рассказать все. Очень хочу! И в тоже время очень боюсь.
  Было видно, что признание далось Эдану с большим трудом. Непривычная бледность все еще отказывалась покидать его мужественное лицо.
  - Ты боишься? С какой стати? Конечно, иногда я пугаю людей, но чтобы прям настолько...
  - Джес, я не тебя боюсь, а твоей реакции, - прошептал Эдан, зарываясь лицом в длинные локоны девушки.
  - Моей реакции? А что с ней?
  - Я боюсь, что буду противен тебе. Понимаешь, моя форма... далеко не так красива, как у Юджина. И тебе вряд ли захочеться погладить меня по шерстке также, как Шейна.
  Джесмайн удивленно округлила глаза. Постепенно до нее начала доходить вся суть проблемы. Эдану просто не симпатична собственная животная ипостась! Интересно, насколько серьезным может оказаться такой внутренний конфликт, если ты вынужден проверять его на прочность день за днем, на протяжении всей своей жизни? Мда, здесьnbsp;
&
&
nbsp;- Спасибо. Спасибо за все, - глухо пробормотал Эдан, словно невзначай скользнув губами по подбородку Джесмайн. - За понимание, - в благодарность он уже смелее поцеловал ее в щеку. - За участие, - рот Хэйвуда сам по себе оказался возле самых уголков губ девушки. - За тебя, - прошептал он перед тем, как впиться в нее жарким было отчего распереживаться...
  - А может не будем гадать, ковбой? Если ты не можешь назвать своего животного, то, быть может, тогда покажешь? Обещаю, что попытаюсь отреагировать максимально тактично при любом раскладе, - заверила его девушка, почувствовав, как по телу против воли начинают расползаться знакомые импульсы напряжения. Она надеялась, что ей не только на словах удасться проявить хваленую сдержанность. Ну, правда, не может же у Эдана быть по-настоящему мерзкой формы? Даже если это крокодил или дикообраз с этим удасться как-то смириться. По крайней мере, попытаться явно стоило. Хотя бы ради Эдана. Уж слишком сильно тот переживал по этому поводу.
  Как видно решив, что время, отведенное на разговоры, уже истекло, Хэйвуд поднялся и принялся раздеваться. У Джесмайн едва глаза не вылезли из орбит, когда он дошел до пряжки ремня и, ни капельки не смущаясь, скинул с себя джинсы. Под ними у него были светло-синие семейки, но когда его мозолистые большие паьцы потянулись к их резинке, блондинка резко закашлялась.
  - Кхм... А ты не хочешь отвернуться или как?
  - Или как, - передразнил ее парень, но все же послушался. Увидев крепкие округлые ягодицы Хэйвуда, Мэтьюс быстро зажмурила глаза. Чертчертчерт! Ну надо же быть такой дурочкой! Не предвидеть такого...
  Долгое время блондинка не решалась открывать глаз, но, почувствовав, что молчание уж слишком затянулось, решила подглянуть в небольшую щелку. Уже в следующую минуту из ее груди вырвался пораженный вздох. Прямо перед ней сидела огромная черная горилла, как будто сошедшая со страниц комикса про Кинг Конга.
  ***
  С самого утра Холли досаждало какое-то непонятное беспокойство. Словно шестое чувство настойчивым звоночком предупреждало о надвигающейся неведомой беде. И вот доказательство ее самых худших опасений - последний телефонный звонок Шейна, буквально наизнанку вывернувший ее душу. Джесмайн все знает...
 &nnbsp;bsp;Если честно, Хол всегда удивляло, как долго ей удавалось водить свою далеко не самую глупую подругу за нос. До переезда в Блоссом Вэлли хранить доверенную тайну было очень легко: всего-то нужно было не допускать знакомства Джес с Дереком. Но после... После каждая следующая минута грозила неизбежным разоблачением. Мэтьюс вовсе не была идиоткой. Она могла игнорировать существование паранормальных явлений, но не голых фактов. Интересно, кто именно прокололся в итоге? Шейн был крайне немногословен, сказав лишь, что ей следует срочно вернуться домой.
  Взбежав по ступенькам, Адамс немного замешкалась перед дверью Юджина, но затем, с трудом пересилив собственную робость, заставила себя постучаться. Раньше она никогда не была в комнате Мура, поэтому теперь такая перспектива не могла не приводить ее в почти благоговейный трепет. Подумать только: сам Глава Совета собственной персоной...
  - Привет, - только и сумела выдавить из себя брюнетка, увидев перед собой воочию главное действующее лицо своих последних раздумий. Юджин всегда ее ослеплял. Не столько безукоризненным внешним видом, сколько бессмоненной аурой властности, окружающей его массивную фигуру. Природа как будто точно знала, в какой палитре красок окунать свои кисточки для этого красавца: холодное серебро глаз только подчеркивало приглушенное золото густой шапки роскошных волос. Такое сочетание скорее подавляло, чем наводило на грешные мысли, но Холли, конечно, никогда бы не оспорила привлекательности Юджина. Просто лично ей всегда намного милее и ближе была утонченная изящность Шейна. Оба молодых человека относились к кошачьему роду, и одновременно отличались друг от друга, как солнце и луна. Сейчас, видя их рядом, Адамс в который раз подивилась такой разительной разнице даже во внешности.
  - Давай, захоnbsp;- К сути? О, это будет долгая история. Придется тебе все же набраться терпения.
ди быстрее. Еще не хватало, чтобы она увидела тебя, секретничащую с нами до вашего с ней "большого" разговора, - шикнул на нее Мур, поторапливая. Хол сразу поняла, кого именно он именует этим безликим местоимением. Она. Джесмайн. От усилившегося волнения девушка начала ощущать, как пульс громыхает у нее даже в висках.
  - Ребята, да что случилось в конце-то концов? Если это розыгрыщ, то очень неудачный.
  Но, всмотревшись в хмурое лицо Шейна, Холли совсем разуверилась в своих словах. Как обычно при взгляде на высокого статного брюнета у нее сладко йокнуло в груди, но это чувство почти сразу же вытеснила менее радужная и более насущная проблема. - Где Джесмайн?
  - Она сейчас разговаривает с Эданом, - удовлетворил ее любопытсво Мур. - Надеюсь, ему удастся ее успокоить. Только истерик нам здесь не хватало...
  - А у нее есть причины для того, чтобы истериковать? - удивилась Адамс, понимая, что реальность оказывается гораздо хуже любых ее самых пессимистичных прогнозов.
  - Она видела, как превращается Юджин. И ее едва не задушила Майли, - перехватил нить рассказа Шейн. - Весьма весомые аргументы в пользу хорошей истерики, не находишь?
  Холли схватилась за голову, не зная, что и ответить на риторику, прозвучавшую в тоне парня. Они вляпались по самые уши, ей Богу, и этого факта уже ничего не могло исправить. При таком раскладе требовать от Джес благоразумия было уже слишком самонадеянно..
  - Но как? - выдохнула девушка, ошарашенно опускаясь в кресло, услужливо предоставленное ей Шейном. - Как это произошло? Почему вы ничего не сделали? И какой идиот додумался впустить в дом Майли?
  - Конечно же, Хэйвуд, - гневно фыркнул Юджин. - У кого еще хватило бы на это мозгов? Уж он не любит мелочиться в припадках своей тупости.
  - А Джессика знает? - вопрос дался девушке с огромным трудом. Невидимое жало ревности кольнуло ее в самое сердце при одном только упоминании имени своей соперницы. И, что самое ужасное, Хол прекрасно знала, что никогда не суеет занять ее место в жизни Шейна...
  - Ее номер недоступен. Я сбросил ей смс-ку, но не думаю, что она обрадуется такому повороту событий.
  - Почему же? Ей хватит ума извратить ситуацию в свою пользу. Джессика вполне сможет потребовать нашего с Джесмайн выселения из Блоссом Вэлли.
  - Никто никого выселять не будет, - грубо оборвал ее Мур. - Здесь я принимаю решения, и, к счастью, мне хватает здравого смысла, чтобы понять, что вас двоих гораздо полезнее держать рядом и под полным контролем. nbsp;
  Непривычная горячность блондина заставила Адамс недоверчиво приподнять брови. Что это такое с ним происходит? Неужели настолько разволновался из-за раскрытия тайны очередному непосвященному? Но ведь такие случаи, хоть и были исключениями, но все же вовсе не уникальными. Они с Шейном удивленно переглянулись.
  - Интересно, чем сейчас заняты Эд и Джес? Надеюсь, если милашка упадет в обморок от переизбытка чувств, у Эда хватит сообразительности сделать ей искусственное дыхание, - хихикнул Шейн, и Хол совершенно растерялась, когда осознала, что тем самым тот намеренно провоцирует Юджина. Кажется, стоит поменьше проводить времени на бесконечных студенческих тусовках. Под крышей собственного дома, оказывается, порой куда интереснее.
  ***
  - Это удивительно, - прошептала Джесмайн с неизъяснимым благоговением в голосе. Уже несколько минут она гладила Эдана по спине, медленно пропуская сквозь пальцы его жесткую черную шерсть. Страха не было, как и недоверия. Хэйвуд не мог говорить в таком обличии, но постоянно изменяющееся выражение его глаз абсолютно компенсировало это упущение. Все это время они вели безмолвный разговор: своими прикосновениями и отрывистыми замечаниями Джес смогла успокоить волнение Эда в разы быстрее, чем если бы пользовалась любым другим известным языком этого мира.
  - Как ты мог только подумать, что мне может не понравиться такая красота? Ты только посмотри, как переливается твоя смоляная шерсть в лучах солнца! - и она и, правда, переливалась. Все комплименты девушки шли от души, а потому в них нельзя было различить обмана. Его попросту не было.
  - Теперь я понимаю, почему ты так обрадовался, когда мы выиграли ту плюшевую обезьянку в караоке, - смеясь, вспомнила Мэтьюс. - Между прочим, она с тех пор все время сидит на тумбочке возле моей кровати.
  И он все понимал. Об этом свидетельствовали веселые искорки, рождающиеся в глубине его карих глаз, которые были точно такими же, как и у Эдана-человека. Подмечать такие мельчайшие детали сходства между двумя его различными ипостасями было так... успокаивающе. Это напоминало Джес о том, что в целом они все вместе составляют его единую сущность, которой совсем не нужно было стыдиться. Было даже странно понимать, как быстро она смогла примириться со всей этой сверхъестественной составляющей, но факт оставался фактом. Джесмайн безоговорочно приняла ее.
  В одно мгновение Хэйвуд превратился обратно в человека и тут же сжал девушку в своих крепких объятиях. Блондинка замерла в нерешительности, гадая, насколько уместным будет прервать столь искренний порыв благодарности с его стороны, но уж слишком непривычно и неловко было ощущать его обнаженные бедра, трущиеся о низ ее живота. И... Одним словом, состояние Эдана свидетельствовало о его крайней степени возбужденияnbsp;- Эй, эй, стопстопстоп! Ты хочешь сказать, что настоящие оборотни тоже существуют? - девушка даже не старалась скрыть своего удивления.
ы, что делало сложившуюся ситуацию еще более неудобной.
  - Теперь у меня не осталось никаких сомнений, - прошептал парень у самого уха Джес, опаляя ее чувствительную мочку своим горячим дыханием. - Ты - моя итоши.
  - Эй, я попрошу при дамах не выражаться, - попыталась свести все в шутку Мэтьюс. Она ни слова не поняла из его разгоряченного бормотания, желая лишь одного - побыстрее выпутаться из двусмысленного положения, в которое попала. - Эдан, ты бы это... оделся что ли. Я и так уже один большой говорящий помидор из-за тебя.
  Закрыв ладонью свои глаза, девушка принялась на ощупь подавать ему одежду, хаотичо разбросанную по полу.
  - А почему ты стесняешься своей формы? По-моему, ты в качестве обезьянки просто неотразим.
  - Обезьянки? - недоверчиво переспросил Хэйвуд, уже успевший натянуть на себя штаны. - Я - горилла. Огромная, волосатая и безобразная. Ты же видела фильмы про Кинг Конга. Люди все время восхищаются тем, что в этой истории животное смогло испытать чувства, большинству из них неподвластное, но разве хоть кто-нибудь восторгался его красотой, грацией? Нет, ведь он - всего лишь чудовище. В зоопарках у вальеров с гориллами никогда нет очередей. Но я не сужу людей. Я соглашаюсь с ними. И, правда, ну чем здесь можно восхищаться?
  Убрав руки от лица, Джесмайн нахмурилась. Право, у нее уже просто закончились доводы для его переубеждения! Откуда только взялась такая неуверенность в себе?
  - Ты сам-то веришь в то, что говоришь? Прости, но я уже устала доказывать обратное. Если тебе мало моих слв, моих прикосновений, то... я пас. Тогда я уже и не знаю, чего ты от меня ждешь.
  - А ничего и не нужно. Ты и так дала мне намного больше, чем я смел и надеяться, - Эдан вплотную подошел к девушке, с нежностью сжав ее плечи. - Вот только еще бы один поцелуй...
  - Нет уж, хорошего понемножку, - буркнула блондинка, настойчиво выскальзывая из капкана мужских рук.
  - Ну, хотя бы самый малюсенький...
  - Так, молодой человек, прошу не давить мне тут на жалость. И вообще, поцелуи - не предмет торга. Мы же не на базаре.
  - Жадина, - вынес приговор Хэйвуд, и Джес с ним с готовностью согласилась.
  ***
  Любовь никогда не была частью предлагаемой им сделки. Всем,nbsp; что он мог предложить, был только секс. Качественный и продолжительный он никогда не смешивался с чувствами, оставляя после себя неизменно приятный осадок, не более. Шейн никогда не скрывал своего полного безраличия к построению каких бы то ни было отношений, а, наоборот, казалось, гордился им. Почему девушки с такой охотой вешались ему на шею, заранее зная об этом? В любом случае ему было приятно время от времени тешить себя мыслью о своей абсолютной неотразимости в глазах противоположного пола. Жаль только, что таким образом взлелеянное необъятное самолюбие не могло стать одновременно и панацееей от чувства безумного одиночества, уже давно сковавшего невидимыми стальными путами всю его жизнь.
  Сегодняшний ужин в Блоссом Вэлли проходил под эгидой гробового молчания. Лишь изредка раздавался приглушенный стук вилок о тарелки да короткие отрывистые просьбы в стиле 'Подай, пожалуйста, соль со своего конца стола'. Шейн ужасно ненавидел такие вечера. Чувство неловкости или смущения было ему чуждо, а потому в чужом исполнении казалось ужасно глупым и странным.
  - Джессика возвращается завтра, - поделился новостью молодой человек, пытаясь хоть как-то развеять набежавшие грозовые тучи. - Я с ней разговаривал по телефону минут десять назад.
  Юджин в ответ на такое заявление лишь неопределенно хмыкнул. Шейн знал, что блондин не одобряет его поведения. Мур с какой-то стати вбил себе в голову, что такая прямолинейность с его стороны только унижает Холли. Но кто поймет этих тигров с их непомерной гордыней? Шейн считал, что предельно справедлив в своем отношении к Хол. Он никогда не обещал ей вечной любви. Он вообще никогда и никому ничего не обещал, так чего же тогда ему стыдиться? Кто-то назовет такое отношение к жизни легкомысленным, но Шейн препочитал слово "честность".
  - Надеюсь, ты передал ей, что все мы с нетерпением ждем ее возвращения, - светским тоном поинтересовалась Джес, отправляя в рот очередной кусок ростбифа. Вид при этом у нее был самый, что ни на есть, кровожадный. Шейн так и не понял, чем в итоге эта красотка привлекла к себе такое усиленное внимание со стороны Эда и Юджа. Одной внешности для этого было явно мало, но в придачу ко всему она обладала ужасно сложным противоречивым характером, а Шейн всегда был ярым приверженцем простоты. Но намечавшийся любовный треугольник обещал быть безумно интересным, поэтому брюнет решил пока не вмешиваться ни во что, а понаблюдать за этой троицой со стороны. Редкие шутки и издевки в их адрес были не в счет.
  - Джесмайн, тебе не кажется, что сейчас наиболее удачный момент для того, чтобы объявить с Джессикой мировую? Теперь, когда ты все знаешь, прояви мудрость, как старшая - зарой свой топор войны первой. Я же видел, как вы постоянно кукситесь друг против дружки в колледже. Меньше всего я хочу вмешиваться в ваши женские склоки, но, мне кажется, с вас уже хватит.
  Мэтьюс судорожно вцепилась пальцами в свою вилку, и на мгновение Шейну даже показалось, что она едва сдерживается от того, чтобы не стукнуть его ею по голове за такие вздорные идеи.
  - Я подумаю над этим. Спасибо...Шейн, - процедила блондинка в ответ, но ее благодарность была какой-то вялой и явно неискренней.
  - Холли, кстати, ты так и не передала Джес мое предложение отметить окончание вашего первого триместра на берегу океана, - пожурил девушку Эдан. - Но я ей уже все рассказал. И она, между прочим, согласилась. Правда, Джес?
  Хэйвуд смотрел на блондинку с неприкрытым обожанием в глазах. Шейн перевел взгляnbsp;
Глава 11
д на Юджина. В данный момент Мур усиленно изучал содержимое своей тарелки, делая вид, что совершенно безразличен ко всему, происходящему вокруг. В это можно было бы поверить, если не заметить с силой сжатые челюсти его подбородка. Прекрасно зная своего друга, Шейн мог с уверенностью сказать, что тот сейчас как минимум крайне зол, а как максимум - просто в бешенстве. Пожалуй, второй вариант был более вероятен, учитывая сложившеся обстоятельства.
  - Только с условием, что это будет не франкоязычная процинция, не забывай, - согласилась Мэтьюс.
  - О, ребята, простите! Совсем из головы вылетело, - смутилась Холли под двусмысленным взглядом Шейна. Уж они-то вдвоем знали, чем именно объясняется такая ее забывчивость.
  - Значит, на этих же выходных и выезжаем. А Юджин остается дома за главного.
  - Я тоже еду, - перебил Эдана блондин, продолжая избегать смотреть куда бы то ни было, кроме своей тарелки.
  - Но ты же отказался...
  - Ну и что? Я могу передумать, разве нет? В вашей компании должен быть хотя бы один взрослый человек, который будет вытаскивать вас из всех передряг, в которые вы неприменно умудритесь вляпаться во время поездки.
  - Обожаю, когда он начинает заводить любимую волынку про свой возраст. Девушки, кто из вас падок на "старичков"? - Шейн весело подмигнул Холли и Джесмайн, старательно наблюдая за реакцией последней. Кажется, она не смутилась такому намеку, но точной уверенности быть не могло. Слишком коротким было их знакомство, чтобы научиться правильно интерпретировать мельчайшие изменения в мимике ее лица.
  По завершению ужина оказалось, что очередь мыть посуду выпала Холли. Шейн обрадовался представившейся возможности поговорить с ней наедине, прежде чем она отправится расставлять все точки над "ё" со своей подругой. Разговор обещал быть долгим и трудным, и ему захотелось как-то приободрить малышку.
  - Не переживай так, детка. Я уверен, она все правильно поймет, - прошептал Шейн, подходя к Хол сзади и заключая хрупкую талию в крепкие объятия.
  - Я не боюсь. Мне просто... стыдно. Я знаю, что Джес меня простит, но из-за этого угрызения совести только усиливаются. Я чувствовала себя последним куском дерьма, обманывая лучшую подругу.
  Девушка уменьшила струю воды из крана, принявшись с еще большим ожесточением тереть губкой стеклянные стаканы.
  - Это не обман. Ты просто не договаривала всей правды. Для ее же блага. Как думаешь, агенты ФБР или Интерпола также страдают от того, что не рассказывают своим семьям о всех опасностях своей работы? Это образ их жизни, а не принципиальная позиция. Будь проще и не заморачивайся по пустякам. Все как-нибудь само собой утрясется, я обещаю.
  - Наверное, ты прав...
  - Я всегда прав, малышка. Придешь ко мне сегодня ночью? Я попрошу Эдана переночевать у Юджа.
  Шейн понимал, что слишком спешит, делая такое открытое предложение Холли, но решил действовать на собственный страх и риск.
  - Я... Да, черт. Я, наверное, точно сошла с ума, раз соглашаюсь на такое. Ты ведь никогда меня не полюбишь, да? - в нотках голоса девушки послышалась мольба, но Шейн решил ее проигнорировать, сделав вид, что не расслышал вопроса. Пусть он не мог ответить на ее чувства, но и намеренно их ранить тоже не хотел. Им было очень хорошо вместе, так зачем же задумываться о завтрашнем дне, который может вовсе и не наступить? Развернув подбородок Холли под нужным углом и нагнув свою голову пониже, Шейн приник к ее ждущим губам в долгом поцелуе, прогоняя прочь все тревожные мысли.
  ***
  Джесмайн уже легла в постель, когда в комнату вернулась Холли. Мэтьюс тут же накрылась покрывалом с головой, развернувшись лицом к стенке. Оставалось надеяться, что Адамс сумеет понять этот прозрачный намек.
  - Я знаю, что ты не спишь, - кровать прогнулась под тяжестью тела подруги, которая бесцеремонно уселалась в ногах блондинки. Джес еще глубже зарылась в свой импровизированный кокон, начав притворно похрапывать. - Джес, ты не хропишь.
  - И почему ты никогда не говорила мне этого раньше? - из-под покрывала показалась светлая лохматая челка и пара больших голубых глаз, по выражению которых было никак не угадать настроения их хозяйки.
  - Но я не жаловалась. Не было повода.
  - Ну, тогда могла бы и похвалить. Не думаю, что слишком многие могут похвастаться такими идеальными соседками.
  - А я и хвасталась. Ты знаешь, что моему соседству с тобой завидует вся мужская половина нашего потока в колледже? Но я никому не даю номера твоего телефона, чем бы меня не соблазняли.
  Мэтьюс невольно усмехнулась, радуясь, что они по-прежнему могут вот так вдвоем подшучивать друг над дружкой. Лжи не удалось встать между ними, но выяснить отношения до конца все-таки было необходимо.
  - Я понимаю, почему ты ничего мне не рассказала о Хранителях. Но, Хол, я не понимаю, почему ты вообще предложила мне жить с тобой в Блоссом Вэлли? Если бы не это, всей этой ситуации вообще не было бы в принципе. Тебе бы не пришлось ни за что оправдываться.
  - Ну... Джес, я хотела жить с тобой, - призналась брюнетка, устремив взгляд куда-то в пол. - Ты знаешь, у меня много хороших знакомых, еще больше приятелей. Вечерами мне никогда не нужно долго раздумывать над тем, кому бы позвонить, чтобы развлечься. Но настоящих друзей до встречи с тобой у меня не было. Теперь понимаешь? Я все уши Дереку прожужжала, чтобы он попросил у Юджина за нас двоих, а не только за меня, как планировалось сначала. Не хотела с тобой разлучаться.
  Джес шмыгнула носом, чувствуя, что вот наступил он, тот самый эпик-момент, когда можно было либо разрыдаться, либо неимоверным усилием воли заставить себя остановить прорвавшуюся плотину чувств. Она сдержалась, но только потому, что все еще не смыла туши с ресниц. На самом деле она, конечно же, поджидала подругу.
  - Как я рада, что теперь между нами наконец-то нет никаких тайн. Ты даже не представляешь себе насколько...
  - О, Хол, ты настоящий чудик! Но я тебя люблю.
  - И я тебя люблю. Раз мы с тобой развели тут такие сопли, то давай уже что ли обнимемся напоследок. Кстати, у тебя случайно нет бумажной салфетки? Мне нужно срочно подправить макияж.
  - Нет, у меня их никогда не бывает. Ты же знаешь, что я никогда не плачу, - сказала Джес, одновременно потянувшись к подруге с обещанными объятиями. - С тобой даже поссориться нормально не удается. Иногда меня это даже бесит.
  - Джес... Сейчас у тебя, кажется, появится еще один серьезный повод для скандала. Я сегодня переночую у Шейна, ты не против?
  Мэтьюс раздраженно закатила глаза, даже не зная, что и ответить на такое. Наверное, лечить ее было уже поздно и давно бесполезно.
  - Он тебя просто использует, ты же понимаешь это?
  - Понимаю, но не могу упустить своего шанса на счастье. Пусть оно будет недолгим, пусть я запрыгиваю в последний вагон уходящего поезда... Но я предпочитаю жалеть о своих ошибках, а не об упущенных возможностях.
  - Ну... Тогда советую тебе поторопиться, подруга. А то гляди, если опоздаешь, рискуешь оказаться в кровати Шейна в лучшем случае третьей.
  Джесмайн отметила, что в ответ на ее саркастическое замечание Холли так и не рассмеялась.
  
Глава 12
  
  Выдвигаться к побережью решили всем скопом на двух внедорожниках. Эдан вызвался везти Джесмайн и Холли, Юджину достались все остальные. Компанию решили не разбавлять общими знакомыми: мало ли какие казусы поджидали их в дороге, а брать с собой лишних свидетелей в таком случае было бы крайне неразумно. С каждым днем Мэтьюс все больше осозновала необходимость сохранения факта существования Хранителей в тайне.
  В последние дни непрекращающиеся ливни, казалось, утихли, и было даже немного жалко покидать Ричмонд, буквально заново родившийся в ярких солнечных лучах возвратившейся хорошей погоды. Покрепче прижав рюкзак к своему животу, Джес негромко, но горестно вздохнула. Она не очень хорошо переносила продолжительные поездки в замкнутом транспорте и даже необъятные размеры нынешнего авто не могли исправить сложившейся ситуации. Как бедняжка не боролась и мужественно не терпела, но тошнота продолжала неотвратимо подступать к ее горлу.
  - Джес, тебе плохо? Может, сделаем остановку? - раздался обеспокоенный голос Хол, но девушка в ответ только отрицательно помотала головой. Еще не хватало начать своим недомоганием причинять беспокойство и окружающим.
  - У нас скоро по расписанию как раз остановка будет, - проговорил Эдан, даже не стараясь скрыть свое волнение за ее самочувствие. - Возле ближайшей заправки. Совсем чуть-чуть потерпеть осталось.
  И Мэтьюс почти удалось проникнуться уверенностью, прозвучавшей в его тоне...
  На заправке блондинка сразу же нырнула в магазин, но, к сожалению, аптеки в нем не оказалось. Все, что могли предложить местные прилавки - это чипсы, батончики и охлажденные бутылки с газировкой. Заведение было настолько маленьким, что у них даже лицензии на продажу алкоголя не имелось. Пришлось уходить оттуда с пустыми руками.
  Подойдя обратно к месту встречи, Джес увидела, что к ним уже успели присоединиться Джессика с Шейном. Юджин в это самое время о чем-то с азартом спорил с Хэйвудом, и при этом крайне энергично размахивал руками.
  - Я не буду меняться машинами, даже не проси!
  - Но твой салон больше и удобнее.
  - Нет!
  - Хотя бы раз в жизни сделай доброе дело...
  - Нет, нет, нет и еще раз нет! Оставим этот разговор.
  Резко обернувшись, Мур со злостью посмотрел на Джесмайн, как будто она одна была повинна во всех горестях и несчастьях в его жизни. Правда, затем лицо мужчины немного просветлело, но взамен между бровями залегла глубокая нахмуренная складочка. Да уж, для него стакан определенно всегда был наполовину пустым, - отстраненно подумала Мэтьюс, поплевшись обратно на свое место. Их остановки никогда не отличались особой продолжительностью.
  - Куда ты? - окрикнул ее блондин, но девушка решила игнорировать любые попытки провокации с его стороны. Ей нужно было лишь сесть и упереться лбом в дверное стекло - главную ее точку опоры за все время путешествия. - Ладно, она может поехать в моей машине. Но за рулем в любом случае буду я.
  О чем это они говорят? Какая-то бессмыслица. Лучше бы продолжили свой спор уже по приезду... Сейчас Джес больше всего хотелось закрыть глаза, а открыть их уже, видя перед собой синие глубины накатывающих волн океанского побережья.
  - Я не хочу сидеть рядом с ней! - тут же взвилась Джессика. - Я тогда поеду с Эданом.
  Шейн как-то странно на нее посмотрел, заявив:
  - Раз у нас здесь проходит опрос общественного мнения, то я тоже хочу ехать с Эдом. Юджин так гонит машину, что мне прямо не по себе становится. А я категорически отказываюсь отойти в мир иной, так и не ощутив на собственной шкуре, что же это за штука - быть пенсионером. Холли, я знаю, что ты тоже ненавидишь скорость, так что даже и не думай ни о каких самопожертвованиях. Юдж уж как-нибудь сумеет сам позаботиться о твоей подруге. Хотя бы раз в жизни снизойдет со своего царского трона до таких простых человеческих радостей, как блевание в целофановый пакетик.
  - Мурзик, мне кажется или ты на самом деле нарываешься? - прорычал Мур, угрожающе надвигаясь на брюнета.
  - Вот и я о том же. Меньше слов - больше дела. Давайте уже рассаживаться по машинам, а то так и до вечера не доедим, - принялся беспечно лопотать Шейн, как ни в чем не бывало поворачиваясь спиной к разъяренному тигру.
  - Джес, ты не против? - кажется, один Хэйвуд решил поинтересоваться ее мнением в этой ситуации. - Он только кажется таким неконтролируемым шизоидом, но нет другого такого человека на этой планете, кому бы я решился доверить свою жизнь. Юдж даже бурчит в большинстве своем только для виду. Старается посильнее настращать окружающих,когда на самом деле не обидит и мухи.
  Блондинка недоверчиво хмыкнула, всерьез гадая, а об одно и том же ли человеке они говорят.
  - Если честно, ковбой, то мне сейчас глубоко фиолетово с кем и на чем ехать. Прости, но это правда. Мне так фигово, что буквально выворачивает наизнанку, и, если только на заднем сидении другого внедорожника мне должно полегчать, то я в него сяду, даже не сомневайся. И пусть он будет принадлежать хоть Папе Римскому, хоть Джордж Бушу, хоть Юджину.
 nbsp; Но такой бесбашенной Джесмайн была только на словах. Когда перетасовка с местами была проведена, и она на деле оказалась один на один со своим главным блондинистым раздражителем, шутить почему-то уже совсем перехотелось. Вместо этого язык у нее от страха буквально прилип к верхнему небу.
  - Мне казалось, что в машинах укачивает только младенцев и собак, - пробурчал Мур, проварачивая в замке ключ зажигания. Странно, но почему-то сейчас его недовольство выглядело уже немного наигранным.
  - Извиняюсь за доставленное беспокойство, но если брать в целом и по-честному, то даже не я за него ответственна. Чтобы попасть на пляж, нам совсем не нужно было уезжать так далеко от дома.
  - Но речка - это одни ощущения, а океан - совсем другие. К тому же, а как же азарт? Дух приключения?
  - Странно слышать такое от человека, который сначала вообще никуда ехать не хотел. Мэтьюс, позабыв обо всех правилах приличия, вальяжно разложила свои конечности во всю длину заднего сидения, которое наконец-то оказалось в ее полном распоряжении. Рюкзак свой она подтолкнула под голову, соорудив что-то наподобие подушки.
  - Я передумал. Даже со мной такое случается. Кстати, я не сильно гоню? Может сбавить скорость? - Джес показалось, что у нее начался незапланированный приступ галлюцинации. Юджин о ней беспокоится? Как это в них еще молния не ударила?
  - Откуда такое участие, Мур? Как-то ты подозрительно очень себя ведешь...
  - Я тиран, а не садист. К тому же мне нравится обивка моего салона. Я всего лишь интересуюсь, не собираешься ли ты мне ее ненароком испортить.
  Хм... Такое объяснение больше походило на правду. Мэтьюс снова расслабилась.
  - Нет, можешь не волноваться на этот счет. У тебя и, правда, более удобная машина. К тому же во время быстрой езды меня на самом деле меньше укачивает. Я не могла попросить Эдана ехать быстрее, так как с нами была Холли. Она до чертиков боится скорости.
  - А ты, значит, ничего не боишься?
  Джесмайн замерла, встретившись с Юджином взглядом в зеркале дальнего вида. Он смотрел на нее как-то... испытующе. Как будто вкладывал в свой вопрос какой-то скрытый смысл. И, наконец, девушка поняла на что он намекал. Хранители! Что еще его могло беспокоить?
  - Может, и не ничего, но тигров точно не боюсь, так что можешь прекратить злорадствовать. На меня твое рычание не действует.
  Блондин ничего на это не ответил, и оставшуюся часть дороги они провели в молчании.
  ***
  - Они еще не приехали. Мы так гнали, что скорее всего как минимум на полчаса опередили их машину, - как только Джесмайн выбралась из авто, ее волосы сразу же беспорядочно спутал мощный поток прибрежного ветра. Юджин невольно залюбовался прекрасным пейзажем, который составил ее точеный профиль на фоне бледной лазури яростно бушующих океанских волн. Да уж, ехав сюда, на шторм они явно не рассчитывали. Предпринимать такие спонтанные вылазки дикарем осенью было довольно рискованно. Вот и результат...
  - Начнем разбивать палатку или прогуляемся вдоль берега? - лично Мур предпочел бы из предложенных первый вариант, поэтому совсем не удивился, когда девушка проголосовала за второй. Но он сам предложил ей альтернативу выбора, поэтому жаловаться не стал.
  - Здесь очень красиво... Откуда вы знаете это место? - отлично, он был рад, что она выбрала безопасную нейтральную тему для разговора. Молчание, царившее до этого весь путь в автомобиле, уже порядком ему поднадоело. Странно, ведь раньше он никогда так остро не реагировал на присутсвие другого человека рядом с собой.
  - Мы недалеко от Пасифик Сити. Я давно облюбовал это место, так как оно почти круглый год остается безлюдным. Когда у ребят выпадают каникnbsp;- Она видела, как превращается Юджин. И ее едва не задушила Майли, - перехватил нить рассказа Шейн. - Весьма весомые аргументы в пользу хорошей истерики, не находишь?
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Это удивительно, - прошептала Джесмайн с неизъяснимым благоговением в голосе. Уже несколько минут она гладила Эдана по спине, медленно пропуская сквозь пальцы его жесткую черную шерсть. Страха не было, как и недоверия. Хэйвуд не мог говорить в таком обличии, но постоянно изменяющееся выражение его глаз абсолютно компенсировало это упущение. Все это время они вели безмолвный разговор: своими прикосновениями и отрывистыми замечаниями Джес смогла успокоить волнение Эда в разы быстрее, чем если бы пользулы в колледже, мы довольно часто приезжаем сюда все вместе. А иногда я приезжаю один. В тех случаях, когда мне хочется обдумать что-то серьезное, принять какое-то важное решение...
  Юджин умолчал о том, что фактически жил здесь целый год, последовавший после смерти Рена. Только Эдан изредка наведовался к нему в гости, чтобы пополнить быстро расходующиеся запасы пищи, но все остальное время Юджин проводил в теле своего тигра, словно сумасшедший гоняя по пляжу и близлежащим скалам. Тогда он молил о спасительном забвении для своей памяти. Сейчас больше всего на свете боялся забыть...
  - Я слышу грусть в твоем голосе, - заметила Джес, и Мур удивленно посмотрел на нее. Интересно, это врожденная проницательность или она так тонко чувствует только его настроение?
  - Ты права. Это место будит во мне тяжелые воспоминания. Но у всех нас есть такие. Главное - суметь справиться с ними.
  - А что, есть что-то, с чем ты не можешь справиться? - с улыбкой спросила блондинка, заставив его сердце забиться вдвое чаще обычного.
  - Конечно. Например, мой ужасный характер и темперамент. Неужели незаметно? Но вот незадача: одно лишь упоминание курсов по управлению гневом приводит меня в еще большее бешенство.
  Девушка громко рассмеялась в ответ на его не самую удачную шутку, и от мелодичных переливов ее нежного смеха у него предательски сдавило грудь. Черт, она не должна вызывать у него такую реакцию. Она вообще не должна у него ничего вызывать!
  - Но ты же важная шишка, а власть, как известно, развращает. Зачем тебе меняться, подстраиваясь под других? Ты просто считаешь себя выше этого. Я уверена, что именно в этом вся проблема.
  - Это тебе Эдан все так приподнес? На самом деле должность Главы - это не только безграничные привелегии, это еще и соответствующие обязательства. Тем более, что Глав двое. Решения, которые мы вынуждены принимать, поневоле накладывают на нас свой отпечаток. Мне не приносит удовольствия игра чужими судьбами. Я по своей сути не манипулятор и интриган, а боец. Обожаю вызов, честную борьбу и конкуренцию, но ломать другого человека... Нет, такое мне не по вкусу, чтобы ты не думала.
  Они успели уже довольно далеко уйти от автомобиля. Юджин так и не понял, когда их ни к чему не обязывающий пустой разговор перерос в нечто большее. С Джесмайн ему никогда не удавалось загадывать наперед.
  - Я тебе не нравлюсь, - внезапно выпалила блондинка. Мур немного опешил от такой смены темы разговора, но постичь тайны женской логики ему было неподвластно.
  - А ты хочешь мне нравиться?
  - А ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос? Хотя я у тебя ничего не спрашивала, я просто констатировала факт. Но также я думаю, что ты меня уважаешь. Конечно, ты совсем не хочешь меня уважать, но по-другому у тебя почему-то не получается, ведь правда? А еще ты считаешься с моим мнением, всегда разговаривая на равных. Большинство парней воспринимают меня как красивую куклу, не более. Им бы не пришло и в голову меня ненавидеть. Поэтому, как ни странно это прозвучит, твоя ненависть ко мне безумно льстит моему самолюбию. Таким образом ты признаешься в том, что видишь во мне достойного противника. Спасибо за это.
  В глубине души Юджин понимал, что рассчитывал на немного другой ответ на свой провокационный вопрос. Реальность же совершенно сбила его с толку. Черт. Чем больше он общался с Джесмайн, тем меньше находил причин для своей неприязни. Ненависть? О, нет, он никогда не называл так свое чувство к ней. Скорее устойчивая антипатия. Блондин был готов в любую минуту озвучить как минимум с десяток причин, почему Эдану не стоило заводить с ней отношений, и даже сейчас этот список продолжал неуклонно пополняться. Вот только объективных причин для того, чтобы самому не обратить на нее свое пристальное мужское внимание, у него в запасе совсем не осталось. Наверное, он начинает сходить с ума. Вся эта паранойя с Уроборос и итоши окончательно промыла ему мозги.
  - Это не ненависть, уверяю, - пробормотал Юджин, сбавляя шаг. Ветер нещадно трепал его короткую стрижку, но он не обращал на это никакого внимания. Мэтьюс едва не врезалась в него, так как шла чуть позади, и была застигнута врасплох такой резкой остановкой. - Что ты чувствуешь к Эдану?
  Мур и сам не понял, что побудило его задать ей такой вопрос, но своих слов назад он брать не привык. Сцепив замком руки на животе, он сверху вниз посмотрел на блондинку, чувствуя, как напряжение стальной хваткой сковывает все в его груди.
  - К Хэйвуду? - растерянно переспросила Джес. На этот раз пришла его очередь шокировать своими репликами.
  - Да, к нему.
  - Он что, попросnbsp;- Эй, я попрошу при дамах не выражаться, - попыталась свести все в шутку Мэтьюс. Она ни слова не поняла из его разгоряченного бормотания, желая лишь одного - побыстрее выпутаться из двусмысленного положения, в которое попала. - Эдан, ты бы это... оделся что ли. Я и так уже один большой говорящий помидор из-за тебя.
&ил тебя прощупать почву или как это у вас, парней, называется? Окей, только пусть тогда потом не жалуется, если то, что он услышит от тебя, ему не совсем понравится. Эдан мне симпатичен. Как человек - на все 100%, а как парень... я не знаю. Я не влюблена, и тем более не люблю. В оправдание могу сказать, что я вообще девушка не особо влюбчивая. Может ли у нас что-то получиться? Возможно. Я чувствую себя легко и непринужденно в его обществе, что очень увеличивает шансы. Когда мы целовались, это было довольно приятно, так что думаю физически мы тоже можем оказаться вполне совместимыми...
  - Вы целовались? - возмутился Юджин, угрожающе нависая над девушкой. Сама возможность того, что она касается своими мягкими губами Эдана...
  - А что в этом странного? - удивилась блондинка. - Мы даже на свидание с ним ходили, представляешь? А не просто набросились друг на друга... на кухне.
  Последнее слово Мэтьюс выплюнула как обвинение, и Мур невольно поежился. Да уж, антураж тогда был и, правда, не самый романтичный, но ведь и не он его выбирал...
  - Значит, с твоей стороны ничего серьезного нет? - на всякий случай еще раз уточнил он. nbsp;Мур и сам не понял, что побудило его задать ей такой вопрос, но своих слов назад он брать не привык. Сцепив замком руки на животе, он сверху вниз посмотрел на блондинку, чувствуя, как напряжение стальной хваткой сковывает все в его груди.
  - Почему же? Есть дружба, и для меня это очень серьезно. Что касается всего остального... Все в руках Эдана. Такой ответ тебя устраивает?
  - Вполне, - улыбнулся Юджин. И даже более того. Только что он понял, что нnbsp;а самом деле прощупывал почву. Но не для Эдана. Для себя.
  ***
  Палаток захватили всего две, поэтому селиться было решено по трое: мальчики и девочки отдельно. Джессика тут же устроила по этому поводу настоящую истерику:
  - Я так и знала, что не нужно было поддаваться на твои уговоры, Шейн! Ты обещал мне солнце, пляж и уютные посиделки у костра вечером. И что я имею в итоге? Ветер, тучи и двух пигалиц под боком, которые еще дома и в колледже успели мне жутко надоесть! Чего и стоило ожидать...
  Давясь от еле сдерживаемого смеха, Джесмайн и Холли наблюдали за тем, как, шумно сопя и пыхтя, девушка старательно утрамбовывала свою огромную сумку в углу палатки. В виду ограниченности распологаемого пространства, последнюю было решено поделить на секторы и закрепить их поименно. Мэтьюс и Адамс, конечно же, сразу объединились, соединив свои половинки, но Сика с надменным видом заявила, что предпочтет самостоятельно править в отведенном ей 'королевстве'. Никто ее выбора оспаривать не стал.
  Глядя на то, как блондинка изо всех сил старается уподобиться каменному изваянию, Джесмайн вспомнила о просьбе Шейна наладить с ней дружеское общение. Ну что ж, попытаться можно было. Поджав под себя коленки, Мэтьюс незаметно передвинулась поближе к Джессике.
  - Что это? - повертев в руках какой-то непонятный флакон с белой перламутровой жидкостью, девушка осторожно отвертела на нем крышечку и поднесла к носу, принюхавшись.
  - Крысиный яд, - прокомментировала Сика, не отрывая взгляда от своей сумки. Джес резко выронила баночку на пол, едва не подпрыгнув на месте.
  - Ты странная, знаешь об этом? Нельзя быть такой доверчивой. Вообще-то это скраб для ног, - сухим тоном проговорила Джессика, окинув Мэтьюс сочувствующим взглядом. - Я думала, все девушки должны разбираться в подобном.
  - А зачем он тебе здесь? Мы же всего на два дня выбрались, а местные условия, мягко говоря, очень далеки от цивилизации.
  - Так что же, мне теперь вырядиться в набедренную повязку и перестать брить ноги в честь этого? - Джессика озвучила свое предположение с таким неподдельным негодованием, что было трудно определить, какая именно перспектива из двух в итоге пугает ее больше. Задумчиво закусив пухлую нижнюю губу, Джесмайн многозначительно переглянулась с Холли.
  - Слушай, Джессика, может, заключим пробное перемирие? Хотя бы на время этого уикэнда. Тебе еще не надоела наша грызня? Да и ребята уже стыдят, - речитативом забубнела заранее подготовленную и прорепетированную речь Адамс. - Пойми, нам же нечего делить!
  Мэтьюс знала, что на этот широкий поступок ее подругу подбил Шейн. Ради него Хол была способна горы свернуть: не то, чтобы забыть о собственной гордости. И было абсолютно бесполезно взывать к ее разуму.
  - Я бы не назвала наши милые состязания в остроумии с Джесмайн грызней, - услышав такое, у Мэтьюс едва глаза на лоб не вылезли от удивления. - Иногда они бывали даже веселыми. Мне редко кто осмеливается перечить, и я умею ценить исключения из правил. Но ты, Хол... Не знаю, как заставить себя относиться к тебе серьезно. У нас почти полярные взгляды на эту жизнь, чтобы когда-нибудь появился хотя бы намек надежды на то, что в будущем мы сможем стать приятельницами.
  - Ты так говоришь из-за Шейна, я права? Ты просто его ревнуешь, и пора бы уже признать это! - не удержалась от шпильки брюнетка.
  - При чем тут ревность? Не смеши меня! Если бы ты была его итоши, и он бы открыто объявил об этом, то у меня было бы к тебе совсем другое отношение. Но его подстилкок я и в грош не ставлю. А ты сама под него стелишься, забыв о любом самоуважении! Пойми, женщину воспринимают так, как она сама себя поставит.
  Джесмайн вжалась в полог палатки, кленя себя на чем свет стоит. Надо же ей было оказаться прямо по линии фронта меж двух огней! И что еще за итоши? Какое-то странное словечко, определенно не из словаря английского языка.
  - Вот видишь, в этом и состоит главное отличие между нами. Когда-нибудь ты поймешь, что для женщины, которая любит, нет таких слов, как "гордость" или "самоуважение"! Все это пустое перед теми чувствами, которые Шейн будит во мне. А ты его просто мучаешь! Безответная любовь к тебе его настолько иссушила, что он элементарно боится вновь впустить кого-то в свое сердце.
  - Пффф... какая любовь, Адамс? Это он тебе такую чушь наплел? - казалось, Джессика искренне насмехается над ее подругой, но Мэтьюс была явно не в теме, чтобы вмешиваться в этот диалог. - Да Шейн никогда не любил никого, кроме себя! Он хочет меня, только потому что считает запретным плодом! Да если бы я хоть раз ответила ему взаимностью, он бы тут же убежал от меня с воплями ужаса. У него повадки настоящего мартовского кота, пора бы тебе уже снять розовые очки и увидеть это.
  Странно, но впервые в жизни Джес готова была встать не на сторону своей лучшей подруги, а на сторону здравого смысла, который в данный момент олицетворяла Джессика. Шейн играл с девушками, но его жертвы оставались единственными, кто этого не замечал. Или не хотел замечать.
  - О, да ты, я смотрю, экстрасенс у нас, раз так уверенно расписываешься за чужие чувства! - взвилась Хол, и если бы в этот момент к ним в палатку не заглянул Юджин, Мэтьюс готова была поспорить, началаьс бы драка.
  - Девушки, что это вы так расшумелись? Ваши крики слышно, наверное, до самого Ричмонда. Вы переполошили всех чаек на берегу.
  - Мы проводим экспресс-тренинги шестого чувства у Адамс, - процедила Сика, заливаясь стыдливым румянцем. - Оно бы ей очень не помешало в жизни.
  - Хм... Вы знаете, у меня по приезду сюда тоже резко развилось шестое чувство, - задумчиво протянул Мур, и, как показалось Джесмайн, бросил на нее быстрый заинтересованный взгляд.
  - И какое же?
  - Чувство голода! - рявкила глаза, дивясь такому извращенному черному юмору. Учитывая их способность к превращению, такая угроза совсем не выглядела для нее смешной.
  ***
  К вечеру в воздухе еще больше похолодало. Оказалось, что девушки совсем не захватили с собой теплых вещnbsp;- Вот и я о том же. Меньше слов - больше дела. Давайте уже рассаживаться по машинам, а то так и до вечера не доедим, - принялся беспечно лопотать Шейн, как ни в чем не бывало поворачиваясь спиной к разъяренному тигру.
ей, и парни милостиво вызвались одолжить их им. Шейн мгновенно стянул с себя свитер, торжественно вручив его Джессике, и та, победно сверкнув глазами на Холли, приняла его. Ее взгляд буквально лучился коронным "а я же говорила". Но самая неловкая ситуация возникла у Джесмайн, когда ей одновременно протянули свои толстовки и Юджин, и Эдан. Если честно, в тот момент она сама своим глазам не поверила. С Хэйвудом все еще можно было понять, но поступок блондина стал для всех настоящей неожиданностью и загадкой. Наверное, на него так своеобразно сказывалась приближенность океана, так как других причин для такого повеления ей в голову просто не приходило.
  - Эдан, можно я возьму твою толстовку? - спасла положение Холли, и, прежде чем Джес успела хоть что-то возратить на это, шикнула ей на ухо: - Бери и не спорь. Ты не можешь отказать Юджину. Он же Глава Совета!
  Крепко стиснув зубы от бессильной злобы, Мэтьюс заставила себя натянуть одежду блондина. Надо же какое самомнение! А о чувствах Эдана кто-нибудь подумал? Да и вообще, это явное превышание должностных полномочий Главы. Она не Хранитель и не собака Павлова, чтобы безропотно выполнять все его команды с послушно поджатыми к груди передними лапками.
  - Спасибо, - процедила девушка, не глядя на своего благодетеля, и направилась к костру, который парни успели развести к тому времени. Холли последовала за ней.
  Темнело, и жаркое красно-оранжевое пламя высокими сплохами устремлялось к небу, ярким округлым пятном освещая пляж вокруг себя. Совсем рядом были слышны размеренные убаюкивающие звуки океанского прибоя, каждый следующий прилив волны которого идеальным созвучьем вплетался в искусный узор предыдущего. К счастью, к вnbsp;ечеру вода немного успокоилась, но молодые люди решили все же не рисковать, разбив свой лагерь поближе к скалам. Перспектива предстоящей ночовки в палатках уже не казалась такой ужасной, как прежде. Витающая в воздухе атмосфера, наполненная магией первобытной природы, идеально распологала к романтике и задушевным беседам. Постепенно к костру, словно к магниту, сползлись все: Эдан, дожевывая остатки походного ужина, Джессика, о чем-то оживленно шепчась с Юджинам, ну а Шейн явился с гитарой в подмышке. Очевидно, он воспринял всерьез угрозы Сики о ночном блюзе в ее исполнении, и твердо вознамерился воплотить их сегодня же в реальность.
  - Хочу выразить благодарность за то, что согласились составить нам компанию с Эданом в этой поездке. Если честно, мы до конца не верили, что сможем собрать нас всех вшестером здесь, - признался Шейн, когда все расселись на своих местах в форме импровизированного полукруга, и принялся рассеянно перебирать пальцами струны на своем инструменте. - Хотя мы же уже семья: вместе живем под одной крыты, свою жизнь... Это что-нибудь да значит для всех нас, ну а лично для меня такие моменты значат все.
  Джесмайн краем уха слушала брюнета, поневоле начиная погружаться в легкую сладкую дрему. Запах, исходящий от толстовки Юджина действовал на нее очень умиротворяюще, и она, наслаждаясь, почти по самый нос зарылась в ее безразмерные полы. Сейчас ей было так хорошо и спокойно...
  - О, Шейн, к чему такой пафос? Может, лучше заткнешься, и просто сыграешь какую-нибудь балладу из моих любимых? - попросила Джессика. В ярко-зеленом свитере парня она до странности напоминала долговязую лягушку.
  - А что мне за это будет?
  - Ничего.
  - Ммм... Я так и знал. Но ведь так совсем неинтересно. Категорически отказываюсь работать бесплатно. Давайте лучше во что-нибудь сыграем.
  - Как на счет ассоциаций, - предложил Эдан.
  - О нет, только не это занудство, - взмолилась Холли. - С дества ненавижу эту игру.
  - Города?
  - Ничем не лучше...
  И тогда в спор снова вмешался Шейн:
  - Я знаю, во что мы будем играть. Раз я подкинул эту идею, то и выбор тоже за мной. Мы будем играть в "Правду или вызов"!
  
Глава 13
  
  - В нее играют только озабоченные подростки, - заметила Джессика.
  - Ну так в этом и весь смысл.
  - Здесь негде раскручивать бутылку.
  - Обойдемся без нее. Каждый следующий игрок будет просто выбирать жертву по своему усмотрению.
  - Это против правил, - вмешался Эдан. Как он относится к этой затее, было не совсем понятно, но если он и протестовал, то весьма вяло.
  - К черту правила. К чему они нам? Мы же, как выразилась Джессика, уже не озабоченные подростки.
  - А кто, Шейн? Озабоченные взрослые?
  Спор в похожем ключе продолжался еще несколько минут, пока, в конце концов, не было решено первый жребий доверить Джессике. Впрочем, она так на этом настаивала, что вряд ли это решение можно было назвать добровольным.
  - Холли, правда или вызов? - Джесмайн сразу же встрепенулась, заслышав имя выбранной ею жертвы.
  - Правда.
  - Я надеялась, что ты выберешь именно ее. Ответь мне, что нужно сделать Шейну, чтобы ты в нем окончательно и бесповоротно разочаровалась? Насколько я понимаю, это не измена, не какая-нибудь другая пагубная привычка... Тогда что?
  Возле костра воцарилась звенящая тишина. Все взгляды присутствующих устремились к Адамс, которая готова была сквозь землю провалиться из-за смущения.
  - Она не обязана отвечать на этот вопрос, - вступилась за подругу Мэтьюс.
  - Нет, Джес, не нужно. Я отвечу, - перебила ее Холли. - Я считаю, что настоящая любовь не должна выдвигать требований или условий. Шейн не может сделать ничего такого, чего бы я не смогла ему со временем простить. Но я отпущу его, когда он захочет воссоединиться со своей итоши. Ты же на самом деле об этом хотела меня спросить?
  И снова это "итоши". Джесмайн начинало уже порядком раздражать эта непонятная тарабарщина, не сходившая с уст ее окружения. Но в целом Хол удалось дать весьма достойный отпор Джессике. Даже не столько словами, сколько спокойной царственной сдержанностью, с которой они были произнесены.
  - Теперь моя очередь спрашивать, ведь так? - уточнила Холли, дождавшись утвердительного кивка Шейна. - Эдан, что ты выбираешь: правду или вызов?
  - О, черт, я не думал, что ставки будут настолько высокими. Но я рискну: правда.
  - Хорошо. Тогда скажи: сколько тебе было лет, когда ты расстался со своей девственностью?
  Мда... Джес подумала, что только девушка могла так задать этот вопрос. Подумать только: не занялся в первый раз сексом, а "расстался с девственностью". На всех лицах замелькали невольные улыбки. Хол сумела мастерски разрядить сложившуюся напряженную обстановку.
  - В семнадцать. Среднестатистический возраст для Канады, между прочим, - как будто в оправдание добавил Хэйвуд. - Это была моя соседка по парте. Мы остались у нее дома позаниматься физикой, ну а дальше... Сами понимаете. Мы много смеялись, еще больше смущались, но в итоге остались довольны результатом. Это был первый раз и для нее, и мы решили, что вряд ли продолжим наши отношения, так как гораздо лучше поучиться чему-то новому у немного более опытных партнеров.
  - И именно с того момента наш Эд ступил на путь истинный и пошел по рукам, - хихикнул Шейн, за что получил от Хэйвуда убийственный взгляд с просьбой заткнуться.
  - Джесмайн, так что, правда или вызов? - Мэтьюс совсем не удивилась, услышав, что Эдан выбрал именно ее в качестве своей жертвы.
  - Правда, - без колебаний выбрала она, боясь, что в случае вызова никак не сможет выполнить загаданное.
  - Ты бы могла встречаться с парнем, который... не совсем человек?
  - Это с кем? С вампиром, оборотнем, феей или... Хранителем? Уточняй, Эд, - попросила Джессика.
  - С Хранителем. Скажи, могла бы ты влюбиться в Хранителя, Джес?
  Девушка замерла, чувствуя себя крайне неловко от того, что все так пристально уставились на нее. И в их глазах сквозил едва ли не голод...
  - Да. Я уверена, что да. Я же уже говорила тебе, что оцениваю людей по их содержанию, а не форме. Теперь моя очередь спрашивать? Тогда я обращаюсь к Шейну: правда или вызов?
  - Правда. Давайте уже по первому кругу пройдемся под этим девизом: правда, и ничего кроме правды!
  - Шейн, ты же никогда не захочешь сознательно причинить Холли боль? - Джес решила, что одной шуткой ему от нее отделаться не удастся.
  - Нет.
  - Это обещание? nbsp;nbsp;- Ничего.
&
&
&
&
&
&
&
Глава 13
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Это обещание? nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  - А это второй вопрос? - лениво усмехнулся брюнет, победно сверкнув глазами. Гаденыш снова обвел ее вокруг пальца! - Так, так... Кого бы мне избрать в жертвы. Кажется, Юджин еще ни разу не участвовал в допросе. Ну как, Юдж, что выбираешь: правду или вызов?
  - Вызов, - невозмутимо ответил блондин, ни капельки не заботясь о том, что нарушает таким ответом всю традицию. - Я уверен, что не захочу отвечать на вопрос, который ты мне задашь.
  - Ха, какая дилемма! Но ты так уверен, что захочешь выполнить мое пожелание? Ну-ну... Как-то, ребятки, я с вами заскучал, и хочу немного разгорячить обстановку. Юджин, ты должен поцеловаться взасос с Джесмайн, перед этим вдохнув как можно больше воздуха, и не прекращать поцелуя, пока легкие не начнет жечь от его недостатка. Я достаточно точно выразился, чтобы ты не смог найти в моих словах никакой спасительной лазейки для отступления?
  - Шейн, ты с ума сошел? - почти хором заголосили Эдан с Джесмайн.
  - Я не буду этого делать! - выдохнула блондинка.
  - Нет уж, душечка. Уговор дороже денег. Ты знала, на что подписывалась. Тем более я не загадывал ничего смертельного. Подумаешь, немножко пососешься с красавчиком. От тебя после этого не убудет.
  Мэтьюс буквально окаменела, не зная, что делать. Отказаться она не могла - не позволяли смехотворно идеалистически понятия чести, а согласиться... У Мура был такой убийственный вид, что она предпочла бы удавиться, чем лобызаться сейчас с ним при всех. Не то, чтобы они этого никогда не делали раньше... Но вот так, при свидетелях, при Хэйвуде! Ее лихоражочные мысли прервал звук резкого удара: глухой хруст кости, который обычно предшествует вывиху или перелому. Не делая никаких предупреждений или объявлений, огромный кулак Юджина врезался в челюсть Шейна, заставив того опрокинуться навзничь под его мощью.
  - Это за грубость. А с твоими провокациями разберемся немного позже. Но я о них не забуду, поверь, - в голосе блондина читалась не угроза, а обещание. - Пошли, - Джесмайн не успела опомниться, как Мур схватил ее за руку и потащил за собой, в темноту.
  - Ты куда меня тянешь? - девушка едва поспевала за размашистыми шагами блондина, но он и не думал сбавлять скорость. Песок под их ногами издавал характерный хруст, и она сделала вывод, что он ведет ее куда-то вдоль берега.
  - А что, у тебя есть наклонности к эксгибиционизму? Ты бы хотела остаться, чтобы они наблюдали за тем, как мы целуемся?
  - А мы будем целоваться? - недоверчиво уточнила Джес. - Мы ведь можем только сказать, что сделали это. Никто ведь не будет проверять...
  - Так, не продолжай! Не нужно меня так разочаровывать. Не знаю, как ты, но я не привык бросать слов на ветер. И я всегда выполняю обещания.
  - Я тоже. Это я тебе говорила. Мало ли, вдруг ты бы захотел сбежать куда-то...
  - Я не привык убегать от ответственности. Тем более, когда все, что от меня требуется - это поцеловать очень красивую девушку.
  Юджин резко остановился, как видно, решив, что они уже удалились на достаточное расстояние от костра. Здесь было темно и очень тихо, если не считать отдаленного рокота прибоя. Джес понятия не имела, где они находятся и как далеко отошли от лагеря, но сейчас ее волновали куда более важные вопросы. Как, например, то, что собирается делать с ней Мур. Неужели целовать? От такого предположения у девушки даже дыхание перехватило.
  И тут блондин выкинул самую странную штуку: уселся на одиноко выступающий камень пляжа, потянув за собой Мэтьюс. Так как ее рука находилась в этот момент в его ладонях, ей не оставалось ничего иного, как беспомощно упасть к нему на колени, усевшись в предельно двусмысленной и интимной позе.
  - Эй, я так играть не договаривалась! - возмутилась блондинка, начав энергично вырываться, но каждое ее движение блокировалось зеркальным выпадом парня, и в итоге она лишь еще крепче прижималась к его бедрам.
  - А никто здесь и не играет, - мужской шепот показался ей в этот момент подобным грому. Юджин подхватил ее под коленками, заставив согнутыми ногами обвить свою талию. - Просто, если мы уж что-то делаем, то нужно это делать, как положено, ты так не считаешь? Прости, что не приглашаю на свидание, но ты сама заметила, что это не наш стиль. Мы просто набрасываемся друг на дружку... где бы то ни было. Кухня, безлюдный пляж - какая, собственно, разница? Так зачем же изменять старым проверенным традициям?
  - Ты нашел еще один способ, как меня унизить, да? - прошипела девушка, кулачком ударив по широкой груди, прикрытой лишь тонкой тканью футболки.
  - У тебя явно сложилось какое-то предвзятое мнение на мой счет, - пробормотал Юджин, утыкаясь носом в девичью шею. - Ммм... Ты пахнешь мною, как приятно.
  Так вот зачем он подсунул ей свою толстовку! Извращенец!!!
  - Слушай, давай уже быстрее заканчивать. Представь, что ребята увидят, когда придут разыскивать нас...
  - Никто сюда не придет, - уверенно пообещал молодой человек.
  - Откуда тебе знать? Хотя бы Холли...
  - Никто, - он снова перебил ее, приложив к губам свой указательный палец. - Ты стала слишком много и слишком быстро разговаривать. Волнуешься?
  Мэтьюс невольно фыркнула. Волнуется? Придумает же... Да она просто в панике!
nbsp;Мэтьюс невольно фыркнула. Волнуется? Придумает же... Да она просто в панике!
  - А ты как-то уж слишком полон энтузиазма. Не нужно делать вид, что это тебе нрав...
  Юджин сделал единственно правильную и возможную вещь в сложившейся ситуации - заткнул ей рот поцелуем.
  Ну почему, почему только его поцелуи выбивали у нее почву из-под ног? Эдан целовался ничуть не хуже, но от его прикосновений ее голова никогда не начинала сладко кружиться. Возможно, потому что он никогда не касался ее языка с такой ленивой медлительностью? Или потому, что его руки никогда не скользили по ее телу с такой непоколебимой уверенностью в своем праве на это, как будто выжигали клеймо собственности на каждом миллиметре оголившейся нежной кожи? Это было последнее, о чем успела подумать Джесмайн, прежде чем утонуть в бездонном омуте наслаждения, который ей дарили чувственные ласки Мура.
  ***
  Юджин был вынужден постоянно напоминать себе о том, что не следует торопиться. Одно неверное движение - и представившаяся возможность будет безвозвратно потеряна. Джесмайн выскользнет из его объятий, и кто знает, сколько времени ему понадобится впоследствии, чтобы исправить однажды допущенную ошибку. У нее была весьма прискорбная привычка извращать любое его слово или поступок в неверном свете. Впрочем, не без оснований. Но сейчас помыслы Мура были абсолютно искренни. Наверное, впервые за последние месяцы мужчина был честен с самим собой. Наконец-то он видел перед собой четкую цель, которую решил добиться любой ценой, а пасовать перед трудностями было вовсе не в его привычке. Наоборот, борьба лишь еще больше подогревала его интерес и распаляла желание.
  Блондин притягивал девушку к себе ближе и ближе, пока развилка ее ног не уткнулась в его живот, принявшись в безукоризненно правильном ритме тереться о четко очерченные рельефные кубики пресса. Приглушенно застонав от такого удовольствия, он углубил поцелуй, путаясь руками в роскошной белокурой гриве, сходя с ума от шелковистости и длины густых волос. К ее неповторимому женскому вкусу примешивался запах зубной пасты: вероятно, после ужина она успела почистить зубы. Мур нашел его в крайней степени возбуждающим, впрочем, к этой девушке его влекло абсолютно все. Особенно ее милые взбалмошные недостатки и самая отвратительная привычка перечить ему во всем и на каждом шагу.
  - Кажется, мы уже отработали свой фант, - пробормотал Юджин, прислоняясь лбом к девичьей макушке и с большой неохотой делая паузу в поцелуе, чтобы отдышаться. Ему показалось, или в глубине глаз Джес в этот момент и, правда, мелькнуло разочарование? В такой темноте было почти невозможно хоть что-то разглядеть, но этот блеск был таким отчетливым...
  - Тогда возвращаемся, - согласилась Мэтьюс, начав вставать с его колен, но Мур крепко перехватил ее за талию, обездвиживая.
  - Куда это ты?
  - Как это куда? Обратно в лагерь. Твоя честь теперь чиста, как свежевыглаженные простыни, так что...
  - Так что мы продолжаем, - закончил за нее парень, начиная мягко поглаживать и массировать своими длинными пальцами крутой пленительно женственный изгиб бедер. - Моя честь удовлетворена, да. Но вот на счет всего остального... у меня большие, очень большие сомнения.
  Блондин легонько потерся заметно выделяющимся под джинсами бугром о Джесмайн, прозрачно намекая на свое явное свидетельство сильного желания. Черт, сколько ей лет? Двадцать один? Вряд ли в таком возрасте и с такой внешностью она продолжала оставаться девственницей, но чрезмерная спешка или навязчивость могли отпугнуть даже самую опытную девушку. У противоположного пола был целый кодекс глупых и ненужных предрассудков, накшталт того, что предложение парня заняться сексом на первом свидании свидетельствует о несерьезности его намерений. Черт, единственное, о чем это свидетельствовало на самом деле, так это о его нетерпеливости. Правда, в данный момент мозги Юджа не очень хорошо вар же зову? О сила мужского тщеславия! - Джес комично воздела руки к небу. - Прости, но у меня еще выветрились не все мозги, чтобы я добровольно согласилась на быстрый перепихон на каком-то непонятном пляже с парнем, который всеми силами старается сделать мою жизнь просто невыносимой.
  - Ммм... Оговорка по Фрейду, итоши? Ты ни разу не упомянула о том, что не хочешь меня. А это был бы самый верный способ избавиться от моих приставаний.
  - И нечего мне тут обзываться! Что буду, то и хочу говорить... То есть, черт! Хватит ржать! - возмутилась Джес, толкнув ладонью парня в грудь. - Подумаешь, оговорилась...
  Юджин несказанно удивился, когда понял, что Джес не знает значения слова "итоши". Неужели Эдан ей ничего не сказал? Удивительно... Может, его отношение к ней не так уж и серьезно? Такая возможность несказанно обрадовала блондина. Хоть он и собирался в любом случае бороться за свое счастье, но очень напрягался тем фактом, что для этого пришлось бы соперничать со своим лучшим другом. Он бы все отдал, чтобы избежать этого.
  - Джес, пойми, мне от тебя не секс нужен. Вернее, не только он. Я хочу, чтобы ты забыла все, что я успел наговорить тебе прежде. У меня бывают заскоки, но и ты не спешила произвести на меня благоприятное впечатление. Мне понадобилось время, чтобы узнать тебя по-настоящему. И знаешь что? Теперь я с каждым днем хочу узнавать тебя все больше. Все больше и больше... - наклонившись, Мур аккуратно прикусил девушку за мочку уха и несильно потянул вниз. - Я врать и притворяться не умею. Наверное, ты уже успела заметить это по моему несдержанному хамоватому поведению. Но я согласен попытаться чуть-чуть исправиться. Но для этого тебе придется взять надо мною шефство.
  - Я не пойму, ты мне что сейчас предлагаешь? - пробормотала Мэтьюс, и Мур с радостью отметил надсадное дыхание в ее голосе.
  - Прямо сейчас я предлагаю сделать так, чтоба фразы "давай встречаться" или "будь моей девушкой" звучат немного глупо, но если ты хочешь, чтобы я их озвучил...
  - Ты пьян, да? Или лучше покажи-ка мне свои зрачки... Я все время забываю, какими они должны быть: суженными или расширенными? Но уверена, что у тебя с ними точно не все в порядке. Это же все равно, как если бы Штаты признались в любви к СССР! Но это была бы полная чушь, так как каждый школьник знает о холодной войне между ними.
  - Никто и не говорит о любви. По крайней мере, пока. Но я хочу тебя, а ты хочешь меня - это факт, опровергать который было бы лицемерием. У нас обоих скверные характеры. Мы любим командовать другими и не любим уступать. Ты все время будешь бросать мне вызов, и я все время буду на него отвечать. Конечно, я немного старше тебя, но шесть лет довольно сносная разница. Когда тебе будет девяносто, а мне девяносто шесть, она покажется даже смешной. Все это говорит в пользу твоего "да". В команде "нет" могут быть только твои чувства к Эдану, но ты же сказала, что они исключительно дружеские... Что еще ты можешь выдумать для отказа?
  Юджин замолчал, решив, что уже высказался достаточно. Так как словесные аргументы были исчерпаны, оставалось пустить в ход свое последнее оружие - умышленное соблазнение. nbsp;
&
- Ты слишком серьезно отнесся к поговорке, в которой говорится, что от ненависти до любви один шаг.
  - Вздор. На самом деле я просто дико хотел тебя, но боролся с собственным желанием, считая это чувство неправильным. А потому ужасно злился и срывался на всех. Вот и весь секрет: никакой ненависти. Но хватит разговоров, - скомандовал молодой человек, опуская свои ладони еще ниже, начиная скользить мозолистыми пальцами по длинным ногам, затянутым в обычные джинсы. - Позволь доставить тебе удовольствие. Не обкрадывай саму себя. И никакого секса, обещаю. Я буду использовать только руки и рот - больше ничего. Джесмайн, соглашайся, ну же...
  Юджин попытался вложить в свой голос все искушение, весь соблазн, который только мог предложить ей. Он видел, что Джес колеблется. Нужно было лишь немного подтолкнуть ее к принятию правильного решения, и она сдастся. Его тигр явственно чувствовал это.
  ***
  Какого черта? - подумала Мэтьюс, которой с каждой секундой становилось соображать все труднее и труднее. Она понимала, что должна ответить категорическим отказом. Прекрасно понимала, но не могла заставить свои губы произнести необходимые слова. Годы, целые годы воздержания... И кто первый сказал, что от него мучаются только мужчины? Женщины тоже страдают, да еще как! Просто они не спешат, доведенные отчаянием, запрыгивать на все, что движеться. Вот и все отличие.
  nbsp;;Главная проблема Джес состояла в том, что ее сексуальный голод долгое время не имел определенной субъектной направленности. То есть, она хотела секса в принципе, а не секса с каким-то конкретным мужчиной. Весьма тяжелое состояние, учитывая полную невозможность игнорирования собственного чувства брезгливости. В конце концов, блодинка решила вообще стараться поменьше думать об этой стороне своей жизни, которую большинство приличных людей итак считали грязной и неприемлимой для открытого обсуждения. Эту тему она даже с Холли старалась не поднимать, не желая слушать поучительных нотаций от признанного секс-гуру, который был бы на целых три года младше ее самой.
  Девушка внезапно очень четко и ясно поняла, что на самом деле хочет Юджина. Его слова на этот счет не были бравадой. Зачем же отказывать себе в запретном удовольствии? Даже если он протрезвеет на завтрашний день и все вернется в прежнее русло, у нее никто не сможет забрать этих воспоминаний. К тому же пора было начинать жить сегодняшним днем. Правильная послушная Джес, у которой вся жизнь строилась по четкому расписанию, безумно устала оставаться такой все круглые сутки триста шестдесят пять дней в году.
  - И никакого секса? - на всякий случай решила уточнить она.
  - Обещаю, - не задумываясь, подтвердил блондин.
  - Но что подумают остальные, заметив, что нас нет так долго?
  - А кого это волнует? Меня нет, а тебя?
  Мэтьюс не успела ничего ответить: ее рот неожиданно оказался занят другими, более важными вещами. На этот раз их поцелуй получился совсем другим. Более несдержанным, более диким. Язык Юджина дерзко вторгался в я сквозь прозрачное кружево уже давно затвердевшие камешки сосков.
  - Идеально, - выдохнул блондин едва ли не с благоговением. - Черт, здесь так темно, что даже я со своим зрением не сумею различить цвет твоих сосков, но я хотел бы... - Джес не дала ему договорить, быстро зажав своей ладошкой его рот.
  - Слушай, меня очень смущают подобные разговоры. Можешь помолчать, а? Лучше сосредоточься на деле, а слова...
  - Вот так? - уточнил Юджин, дразнясь. Его губы прижались к ее груди и с силой всосали правый сосок сквозь ткань лифчика.
  - Черт, да... Именно так... Главное... без болтовни.
  Продолжая посмеиваться, Мур ловко расстегнул застежку на лифчике, которая (хвала дизайнерам) находилась спереди. Блондинка невольно поежилась, когда вечерний прохладный воздух захолодил ее оголившуюся кожу, но Юджин почти сразу же накрыл ее своей головой, защитив от любых намеков на ветер. В благодарность девушка запустила обе руки в копну его волос и призывно выгнула спину, чтобы еще теснее прижаться своей грудью к обжигающей влаге мужского рта. Ощущения при этом были просто непередаваемыми. А когда Мур пустил в ход зубы, Джес тихонько застонала, подогнув пальцы на ногах. Это было больше, чем она могла выдержать, но выдержать ей предстояло гораздо большее.
  - Стой, - резко окликнула она парня, но тот так увлекся делом, что, казалось, не слышал ее. Тогда Мэтьюс потянула его за волосы на затылке, и наконец добившись его внимания, снова поцеловала. Втянув его язык в свой рот, она принялась его жадно сосать, сходя с ума от наслаждения. Бедра сами собой пришли в движение, и девушка принялась настойчиво потираться своим чувствительным местечком между ног о возбужденный член Юджина. Если бы они не были одеты в джинсы, он бы уже давно оказался в ней, и на мгновение Джесмайн даже пожалела о своем запрете на секс.
  - Я хочу тебя потрогать, - тяжело дыша и облизывая губы, заявила блондинка, не узнавая саму себя. Прежде она никогда не замечала за собой такой раскованности. Но и опыт ее насчитывал всего одного парня. Причем не самый удачный опыт. Пришло время немного освежить воспоминания. И, кажется, нынешняя ее терапия проходила с куда большим успехом.
  - Да, - вот и все, что ответил Юджин. Да - вот и все, что потребовалось Джес для того, чтобы заняться его ширинкой.
  Тем временем, блондин также не терял времени даром. Чтобы положить свою руку Джесмайн между ног ему не потребовалось никакого разрешения. Указательный палец мужчины лег ровно по тонкому шву джинсов и принялся его энергично потирать. Мэтьюс в рекордные сроки расправилась с молнией, и удивленно округлила глаза, когда увидела, что на Муре под джинсами ничего нет.
  - А где твое нижнее белье? - почти возмущенно пролепетала она.
  - Я его не ношу, - объяснил он. - Знаешь, оно обычно давит в самых ненужных местах...
  - Я все поняла, - перебила его Джес, прежде чем пареnbsp;
&нь успел пуститься в подробные объяснения своей принципиальной жизненной позиции "без трусов". И как ему только это удавалось, учитывая, что вытворяли в это самое время с ней его пальцы?
  Сглотнув, девушка завороженно уставилась на главное багатство блондина. Ну... В этом плане его можно было считать едва ли не олигархом. Учитывая его рост и размеры, это было совсем не удивительно, но просто догадываться было одно дело, а подтверждать свои догадки в реальности - совсем другое. Мэтьюс, едва касаясь, провела подушечкой указательного пальца по подрагивающему члену от основания до кончика, и тот призывно качнулся в ее сторону. Джесмайн потребовалось все ее мужество, чтобы в этот самый момент не кинуться бежать до самого Ричмонда, настолько она перепугалась собственного безумства. Так, она уже давно не девственница, нужно почаще напоминать себе об этом. И секса никакого сегодня не будет. Все отлично. Все более, чем просто отлично. Главное - не забывать дышать.
  - Не то, чтобы я против... Но, Джес, ты всего лишь посмотреть на него хотела? - Юджин старался скрыть разочарование в своем голосе, но получалось у него это весьма плохо.
  - Да. То есть нет. Не торопи меня. Я, может быть, хочу сначала получить эстетическое удовольствие просто от его созерцания. Уточнение: Его с большой буквы. Но я все равно считаю, что главное не размер, а умение им пользоваться...
  Боже, какой же несусветный бред она несла! Это все нервное. Точно.
  - Я умею им пользоваться, - самодовольно ухмыльнувшись, заверил ее Юджин. Кто бы сомневался!
  - Отлично. То есть я хочу сказать, что сегодня я этого в любом случае не узнаю, но мы опять слишком много болтаем, ты заметил это?
  - Да, и предлагаю вернуться к делу. Давай я...
  - Нет, твой черед первый, - решила блондинка, набираясь храбрости, прежде чем снова опустить свою руку вниз и зажать его толстый член в своем кулачке. Ей понраул Юджин, Мэтьюс готова была поспорить, началаьс бы драка.
&
&
&
&
&
&
ей, и парни милостиво вызвались одолжить их им. Шейн мгновенно стянул с себя свитер, торжественно вручив его Джессике, и та, победно сверкнув глазами на Холли, приняла его. Ее взгляд буквально лучился коронным "а я же говорила". Но самая неловкая ситуация возникла у Джесмайн, когда ей одновременно протянули  - Эм... Прости, но к оральным ласкам я пока не готова, - озвучила Джес давно коробившую ее мысль.
  - Я и не требую. И без того я просто в раю, - стон парня плавно перешел в приглушенный рык, и он принялся медленно подаваться вперед своими бедрами при каждой следующей фрикции. Почувствовав, что ей чего-то не хватает, Мэтьюс снова приникла губами ко рту Юджина. Кажется, они слишком давно не целовались, и жадность с которой он принялся терзать ее язык только подтвердила эту догадку.
  Постепенно Джесмайн пришла к выводу, что во время этого процесса гораздо интереснее смотреть не вниз, а вверх. Выражение лица Мура, буквально корчившегося от удовольствия, было просто незабываемо. Он смело встретил ее взгляд, позволяя увидеть ей целый океан более несдерживаемого желания, расплескавшийся в серебристых мерцающих глазах. Начав громко и часто дышать, Джесмайн убыстрила темп движения своей руки. Юджин не разрывал контакта их глаз, и в этом было что-то настолько невыразимо эротичное, что уже в следующую секунду молодой человек содрогнулся, мощно и продолжительно кончая в ее ладонь.
  Подняв запачканую руку к своему лицу, Мэтьюс с неподдельным интересом принялась рассматривать белую вязкую консистенцию семени Юджина. Убедившись, что тот сидит с блаженно закрытыми глазами и, казалось, ничего не замечает вокруг, девушка быстро лизнула кончик своего указательного пальца, чувствуя себя при этом по меньшей мере порнозвездой. Но, право, не собиралась же она умиреть от любопытства, так никогда и не сделав этого! Вкус оказался необычным, немного солоноватым и совсем не отталкивающим.
  - Что ты делаешь? - услышав голос Мура, Джес поняла, что ее все-таки застигли на поличном. Неловко улыбнувшись, она скорчила невинную рожицу "а-я-совсем-ничего-не-делаю-чтобы-вы-там-не-думали" и спрыгнула с коленей парня. Почувствовав, что на ее груди свободно болтается растегнутый лифчик, блондинка, запустив руку под толстовку, быстро его застегнула.
  - Ну что? Пора возвращаться.
  - Возвращаться? - удивленно переспросил блондин. - Нет, еще рано.
  - Но ты...
  - Я - да, но теперь пришел твой черед, - в считанные секунды приведя свои джинсы в порядок (о годах практики, потребувавшихся для тренировки такой скорости Мэтьюс постаралась даже думать), Юджин подхватил девушку на руки и усадил вместо себя на камень, а сам навис сверху.
  
Глава 14
  
  За один вечер Джесмайн узнала о Юджине столько, сколько не удавалось за все прошедшие месяцы с памятного дня их знакомства. Например, то, что он, в отличие от нее, с самого начала не имел ничего против оральных ласк. И то, как хорош он в них был, заставив испытать блондинку свой первый настоящий оргазм в жизни. Сразу после него они долго разговаривали, бродя вдоль берега, все дальше удаляясь от лагеря и ни на секунду не уставая узнавать о друг дружке каждый мельчайший штрих: будь то кулинарные предпочтения или любимая игрушка в детстве. При этом они все время держались за руки. Странно, но чувство, испытанное девушкой от этого простого незамысловатого касания было сродне сексуальному удовлетворению, но только гораздо глубже и насыщеннее. Как будто Юджин на самом деле смог стереть под чистую все прошедшие невыносимо грустные годы ее одиночества.
  А потом она попросила его превратиться в тигра, и скорость. Песок под их ногами издавал характерный хруст, и она сделала вывод, что он ведет ее куда-то вдоль берега.
они играли в пятнашки, резвясь в ярких лучах лунного света, который лучше любого фонаря освещал пляж и близлежащие к нему скалы. Пару раз Мэтьюс удалось даже потягать грозного котяру за хвост, и дразнить его оказалось почти также приятно, как и в сновидениях... Вот только реальность была гораздо лучше, ведь в ней после невинных игр Юджин превращался обратно в человека, и вместе они долго и с упоением целовались, лежа на золотистом песке, который почему-то уже совсем не казался их разгоряченным телам холодным.
  Утро застало пару врасплох. Джес не поверила собственным глазам, когда, проснувшись, осознала себя, лежащую на Юджине прямо посреди безлюдного океанского побережья. С этого места даже при самом внимательном рассмотрении было невозможно увидеть даже намека в любой из сторон на их лагерь. Неужели они на самом деле заночевали на открытом воздухе, как какие-то дикари? Неужели она на самом деле не вернулась в палатку к Холли и Джессике, как того еще совсем недавно настоятельно требовали позднее улетучившиеся в неизвестном нnbsp;аправлении остатки здравого смысла?
  С трудом приподнявшись на локтях, девушка наткнулась на сонные серые глаза Мура, которыми тот, сильно щурясь от солнца, бесцеремонно оценивающе скользнул по ее лицо.
  - Доброе утро, - прохрипел он, и тут же резко прокашлялся.
  - Боже, да ты заболел! - испугано охнула блондинка, тут же вскакивая на ноги.
  - Я никогда не болею, - возразил Мур, поднимаясь следом за ней и стряхивая песок, прилипший к задникам джинс.
  - Дай лоб, - скомандовала безаппеляционным тоном Джесмайн, и, подняв челку, прижалась к нему губами. - Вроде бы не горячий... Но это еще не показатель!
  - Мне нравится, как ты себя сегодня ведешь, - заметил молодой человек, широко улыбаясь.
  - И как же я себя веду?
  - Как моя итоши.
  Приподняв левую бровь, Мэтьюс решила, что наконец настало время узнать, что же означает это чертовов слово, которым так любят бросаться все кому не лень из Блоссом Вэлли. Очевидно, чтобы позлить ее, не иначе.
  - Итоши? Что это такое? Никогда не слышала такого слова.
  - Это с японского, - небрежно бросил блондин, как будто это все объясняло. - Означает возлюбленная или возлюбленный. Но у касты Хранителей это слово имеет немного специфическую окраску: так мы называем свою истинную пару.
  - Истинную пару?
  - Да, именно так. У обычных люде для этого явления есть аналог вроде супружеской пары в стиле "вечная-любовь-до-гроба", залогом которой является способность истинной пары урощать зверя Хранителя.
  Джесмайн почувствовала, как ее глаза округляются все больше и больше.
  - Укрощать?
  - Бинго! Но это не синоним дрессировки или что еще там ты себе успела нафантазировать, судя по твоим глазам, которые сейчас больше напоминают блюдца. Укрощать - значит успокаивать духа. Когда Хранители стареют, их воля над духом начинает ослабевать. Постепенно они перестают контролировать процесс своего превращения, и могут, к примеру, обратиться в самом центре многолюдного торгового центра. Такие же необратимые изменения могут начать происходить не только из-за возраста, но и из-за сильных стрессов. Нельзя совладать с духом, если ты не можешь справиться даже с собственными отрицательными эмоциями - вот в чем вся штука.
  - Но это же опасно! А как же ваша тайна и прочее?
  - В этом-то и дело. Это на самом деле опасно. Я бы даже сказал: смертельно опасно. Но не будем о грустном, - добавил Юджин, сгребая Джесмайн в свои объятия. - Я назвал тебя своей итоши, потому что ты укрощаешь моего духа. Вот на что ты должна была обратить свое внимание.
  Мур склонился к ее лицу, намереваясь украсть положенный утренний поцелуй, но Джес сложила губы в тонкую линию, энергично замотав головой.
  - Баже не думай!Я сегодня ешо не чистила жубы, - прошипелявила она сквозь крепко стиснутые зубы, чем вызвала очередной громкий взрыв мужского смеха. На самом деле ей очень нравилось его смешить. Но с другой стороны, было даже хорошо, что Юджин так редко улыбался, иначе от его красоты у всех вообще бы дар речи пропал, и мир бы навечно замер в полном безмолвии.
  - Ладно, так и быть. Но я записываю этот поцелуй тебе в долг, который в самом скором времени собираюсь вернуть. Нужно срочно возвратиться в лагерь за зубными щетками.
  - Только за щетками? - с иронией поинтересовалась блондинка.
  - Ну, еще переодеться не мешало бы. Мои джинсы за ночь насквозь пропитались песком, и ты даже не преставляешь, насколько противно он сейчас впивается мне в задницу, - тоном невозмутимого диктора погоды пробасил парень. Схватив Мэтьюс за руку и интимно переплетя пальцы, блондин с уверенным видом потащил ее куда-то в сторону. Наверное, он все же запомнил месторасположение лагеря. Хотя чего это она? Ведь это Мур его и выбирал! Он же не в первый, а в сто сорок первый раз здесь бывает.
  - Юджин, а что мы скажем остальным?
  - А мы разве во всем должны держать отчет перед ними?
  - Нас не было всю ночь - у них есть все причины для волнения.
  Блондин скептически выгнул бровь, не сбавляя ходу.
  - Я думаю, когда мы появимся в лагере в таком помятом виде, их бурное воображение и без посторонней помощи сможет додумать все мельчайшие подробности нашего вчерашнего времяпровождения.
  - А если серьезно? - Джес ущипнула парня за бок, призывая к порядку. - Давай так: я объясню все Холли, а ты поговоришь с остальными. Все-таки ты знаешь их гораздо дольше и лучше меня.
  - Даже с Эданом? - уточнил он. Напряжение, сковавшеее мужчину при этих словах, волнами передалось Мэтьюс. Было очевидно, что ее ответ на этот вопрос по какой-то непонятной причине очень важен для него.
  - Особенно с Эданом, - девушка сделала особенное ударение на имени Хэйвуда. Резкость в чертах Юджина тут же пропала, и, обняв Джес за плечи, он снова улыбнулся с прежней непринужденностью.
  - Если ты этого хочешь, то так и быть, - со вздохом согласился он, целуя ее макушку.
  ***
  Последние девять часов минувших суток Эдан мог по праву назвать худшими в своей жизни. Всю ночь он ни на секунду не смог сомкнуть глаз, буквально с ума сходя от волнения и беспокойства. Адреналин, лихорадочно пульсирующий в его висках, обладал гораздо более тонизатующим эффектом, чем любой известный ему кофе или энергетик.
  Джесмайн и Юджин так и не вернулись обратно в лагерь. Его мозг за это время успел придумать и проанализировать до мелочей тысячи возможных опасностей, которые могли подстерегти их в этих скалах, и миллионы угроз, которыми буквально кишил близлежащий океан. Но больше всего - хотя он и сам с трудом признавался себе в этом - его изводила ревность. В глубине души Хэйвуд прекрасно понимал, что в компании Мура Джес абсолютно ничего не грозит. Вернее, можно было не бояться никаких внешних угроз, но вот за самообладание друга он, к сожалению, не мог поручиться. Среди расы Хранителей Юджин был широко известен не только своим статусом Главы, но и своим весьма впечатляющим сексуальным аппетитом. Конечно, он был гораздо более придирчив и привередлив в выборе партнерш, чем Шейн, но с чувственной кошачьей природой было просто невозможно бороться. Что если Мур решит сделать Джесмайн своей очередной жертвой? Шансы на то, что бедняжка сможет устоять перед настойчивым натиском опытного соблазнителя, были почти нулевыми.
  Но хуже всего было то, что Эдан не знал, сможет ли положиться в такой двусмысленной ситуации на лучшего друга. Придаст ли Юджину сил для борьбы с собственным искушением осознание того, кем именно приходится ему Джес? Посягать на чужую итоши считалось у Хранителей не просто недопустимым, а даже более - подвергалось яростному остраксизму.
  Хэйвуд был первым, кто увидел возвращающуюся в лагерь парочку. Было еще очень рано - едва светало - а вчера все допоздна занимались прочесыванием пляжа и поиском пропавших, а потому, естественно, что в такой час выдохшиеся с ног ребята словно убитые спали в своих палатках. Эдан курил, сидя на бревне, и задумчиво рассматривал черные угольки недавнего костра, когда его окликнул Юджин:
  - Ты чего не спишь в такую рань? - слова прозвучали настоящей насмешкой, учитывая тот факт, что в это самое мгновение блондин продолжал ужасно по-хозяйски обнимать за талию Джесмайн. Все внутри Эдана похолодело. Его самые худшие ночные кошмары воплощались в реальность, и он был абсолютно бессилен в своем праведном гневе перед ними.
  - Да вот, бессоница замучила, - процедил сквозь зубы шатен, до боли в пальцах стискивая горящую сигарету. - Как вижу, не меня одного.
  - Извините, мальчики, но я ужасно хочу спать. Ничего, если я вас покину? - прикрыв ладонью невольно вырвавшийся зевок, девушка скользнула в женскую палатку, оставив молодых людей наедине. На прощание Мур успел нежно скользнуть своей рукой по крутому изгибу ее бедер, и у Хэйвуда от злости заходили желваки на скулах. Какое невиданное бесстыдство!
  - Ты выслушаешь то, что я собираюсь тебе сказать, или мы сразу перейдем к драке? - голос Юджина резко изменил свою тональность. Если раньше в нем читались приветливость и дружеское участие, то теперь за версту веяло арктическим холодом. Как видно этот спектакль был разыгран специально для единственного зрителя - Джесмайн. Эдан встал, принявшись медленно разминать мышцы плеч, спины и рук. Он знал, что мощнее и мускулистее блондина, но Мур был выше, сильнее и обладал лучшей реакцией, а потому исход мордобоя зависел исключительно от того факта, на самом ли деле они захотят избить друг друга до полусмерти.
  - А тебе на самом деле есть, что сказать? Я увидел достаточно, чтобы все понять и без слов.
  - Ты не понимаешь. Она - моя итоши!
  - Юдж, мне кажется, ты что-то путаешь. Ведь еще вчера она была моей итоши! Что именно изменилось за прошедшую ночь, что все перевернулось с ног на голову? - прорычал Хэйвуд, чувствуя, что еще немного - и процесс обращения будет неизбежен. - Я чувствую ее запах на тебе! Ты весь пропитался им! - он выплюнул свое обвинение, скривишись от отвращения. - С каких пор для того, чтобы затащить девушку к себе в постель, тебе требуется сочинять подобные небылицы? Хотя какая постель - до нее вы даже не добрались! Ты просто поимел ее на пляже, и теперь ищешь оправдания для своей совести, не так ли?
  По правде говоря, Эдан хотел еще много чего высказать Юджину, но в этот самый момент Мур со всего размаху врезал ему по челюсти. Своим коронным ударом, между прочим, которым еще прошлым вечером вырубил Шейна. К счастью, кости Хэйвуда были намного крепче "кошачьих", и он не потерял сознание, а просто упал, беспомощно распластавшись на песке.
  - Я не позволю тебе так говорить о ней даже в состоянии аффекта, - процедил блондин.
  - А что мне нужно говорить? Только не говори, что взаправду рассчитывал на мои искренние поздравления с очередной победой! - коснувшись пальцами своей рассеченной губы, Эдан медленно слизнул с них свою кровь. - Для тебя Джесмайн - всего лишь еще одна зарубка на столбике кровати. Неужели для тебя в этой жизни нет ничего важнее траха? Но почему именно она? Ты же знал, как я к ней отношусь! Сколько раз я рассказывал вам с Шейном о своих чувствах к этой девушке, называл ее особенной, а вы лишь смеялись надо мною...
  Пошатываясь, парень поднялся на ноги, и двинулся на соперника.
  - Все ложь, - пробормотал Юджин. - Все мои реакции, слова, поступки - все, что ты видел и слышал до этого момента от меня, было ложью. Я... Мне кажется, я люблю ее. Поначалу это было просто слепое желание. Хотя нет - на самом деле это было настоящим сумасшествием, которое кислотой выедало все мои внутренности. Но потом, когда я узнал ее лучше...
  - Так ты сделал это, потому что тебе, видите ли, показалось, что ты ее любишь? - Эдан перешел на крик, ни капельки не заботясь о том, что сейчас перебудит всех вокруг. - Ты трахал итоши своего лучшего друга с мыслью об этом?
  В следующее мгновение из горла Хэйвуда раздался нечеловеческий рев. Его рубашка затрещала по швам, подаваясь под необратимой силой его обращения.
  ***
  Юджину потребовался весь его самоконтроль, чтобы в ту же секунду не обратиться следом за ним. Но тогда бы у Хэйвуда не осталось ни единой надежды: с формой тигра по силе могла сравниться лишь форма второго Главы Совета, и именно поэтому они занимали такое исключительное положение в иерархии Хранителей. Если бы не предыдущая ночь с Джесмайн, его самообладанию вряд ли бы удалось победить собственный недремлющий инстинкт самосохранения, и Мур еще сильнее уверился в правильности своего выбора. Она - его итоши, и он не собирается отказываться от своего шанса на счастье, а по правде говоря - шанса на саму жизнь, даже ради лучшего друга. Поэтому, когда огромная горилла кинулась на него с оглушающим боевым кличем, он не двинулся с места, полный молчаливой решимости встретить свою судьбу.
   Острые когти, словно невидимые лезвия, полоснули его по груди, обжигая невыносимой болью. Одно мгновение - и Эдан опрокинул блондина навзничь, с ревом нависнув сверху. Юджин невозмутимо встретил взгляд темно-карих глаз, ярко сверкающих несдерживаемой злобой. Его единственный лучший друг. Их разделяло пять лет разницы в возрасте и связывало почти втрое больше лет дружбы. Неужели ее финал должен был стать именно таким? Рассориться из-за девушки было бы очень глупо, но никакая жертва не считалась достаточной, когда Хранитель находил свою итоши.
  - Ты по-прежнему мой лучший друг, - проговорил Мур, воспользовавшись паузой, так как Эдан все еще медлил перед следующим ударом, явно колебаясь. - Мое отношение к тебе не изменилось на на йоту. Случаи, когда один и тот же человек являлся итоши для нескольких Хранителей, не так уж и редки на самом деле. Возможно, будет справедливо дать возможность Джесмайн самой сделать выбор?
   Тяжело дыша, блондин пристально наблюдал за взглядом Хэйвуда, и с точностью до секунды уловил мгновение, когда в нем что-то сломалось. Он начал превращаться обратно в человека, издав из груди невнятный крик, преисполненный страдания.
  - Она не выберет меня, как ты этого не понимаешь? - выдохнул Эдан, и голый сгорбился на песке, так и не встав с коленей. - Какая девушка захочет меня, когда у нее есть такая альтернатива, как ты?
  - Та, что любит тебя. И разве тебе нужна какая-нибудь другая?
  Приподнявшись на локтях, Юджин осмотрел свою поцарапанную грудь, на глаз прикидывая угрозу заражения. Футболка превратилась в лохмотья, но одежда была последним, о чем он думал в этот момент.
  - А как же та девочка из твоих снов? Ты говорил, что только она - твоя истинная пара, и даже занимался ее поиском...
  - Но так и не нашел, - оборвал его Мур. - Сны и реальность, Эд, совсем разные штуки.
  Хэйвуд знал где надавить, чтобы было больнее всего. В глубине души блондин чувствовал, что этим поступком предает свою мечту, но не испытывал настоящего сожаления. Пора было отпустить свою давнишнюю грезу и начать жить настоящим.
  - Я найду ее, - проговорил Эдан, поднимаясь на ноги, и его слова прозвучали как клятва. - Где бы она не оказалась - хоть на самом краю света - но я найду ее. И тогда тебе придется отдать мне Джесмайн, а взамен я подарю тебе твою мечту.
  - Я искал ее почти десять лет, но так и не продвинулся в своих поисках ни на дюйм, - фыркнул Юджин. - Это пустая трата времени.
  - И мой единственный выход. Я сделаю это, вот увидишь. Или же больше никогда не вернусь в Блоссом Вэлли.
   Мур молча наблюдал за тем, как Эдан, спотыкаясь, бредет к своему внедорожнику, но не пытался его остановить. Сейчас парню очень нужна была какая-то цель в жизни, чтобы удержаться от перехода, и никто не имел права отнимать ее у него. Важным было лишь то, что Хэйвуд так и не сказал "прощай", а, значит, он обещал вернуться. И Юджин был уверен в том, что судьба обязательноnbsp; сведет их вместе снова. Сколько бы времени для этого не прошло.
  ***
  - Как это он уехал? Но куда? - удивленно охнула Джессика, и все, кроме Джесмайн и Юджина присоединились к ней в этих чувствах. Мэтьюс же украдкой переглянулась с блондином, и, встретив его расстроенный взгляд, все поняла. Эдан уехал из-за нее. Больше не захотел видеть предательницу, которая намеренно причинила ему такую боль. Ведь он называл ее итоши, а она, дурочка, тогда совсем не понимала, что значит это обращение для него...
  - Сnbsp;nbsp;- Да вот, бессоница замучила, - процедил сквозь зубы шатен, до боли в пальцах стискивая горящую сигарету. - Как вижу, не меня одного.
&
&
&
&моей итоши! Что именно из>&
&
&
ей, и парни милостиво вызвались одолжить их им. Шейн мгновенно стянул с себя свитер, торжественно вручив его Джессике, и та, победно сверкнув глазами на Холли, приняла его. Ее взгляд буквально лучился коронным "а я же говорила". Но самая неловкая ситуация возникла у Джесмайн, когда ей  - Его там не будет, - перебил его Мур. - Он уехал не просто отсюда, а вообще из Блоссом Вэлли. Но Эд вернется, я уверен. Правда, когда? На этот вопрос у меня нет ответа...
  Что же произошло между мужчинами, когда она их покинула утром, забравшись в свою палатку?nbsp; Джес ужасно хотелось спать, и она провалилась в сон, едва голова коснулась подушки, но первое время до нее доносился их приглушенный разговор. И, кажется, он был вполне спокойным, раз не перебудил весь лагерь...
  - Это из-за нее, да? - воскликнула Джессика, бесцеремонно ткнув пальцем в блондинку. - Я так и знала, что все этим закончится! Но, Юджин, это же твой лучший друг! Как ты мог с ним так поступить? - обвинения градом сыпались из ее уст: девушка даже не пыталась скрыть своего негодования и злости.
  - Она моя итоши.
  Фраза, брошенная Муром, породила гробовую тишину. Холли ошарашенно смотрела на свою подругу, словно впервые видя, а Шейн, казалось, не был удивлен, но и довольным его также нельзя было назвать.
  - Твоя итоши? Ты же понимаешь, насколько серьезно это заявление?
  - В полной мере.
  Юджин подошел к Джесмайн, и обнял за плечи, подверждая свои слова. Джес невольно поежилась: надо же, какой пафосный момент, как будто нельзя было обойтись без всех этих трагедий. Никто не умер, все живы и здоровы. Спрашивается: зачем устраивать непонятные разборки? Конечно, отъезд Эдана стал неожиданной и неприятной новостью, но ведь он уже большой мальчик, не пропадет. А для тех, кто захочет с ним связаться, всегда есть мобильные телефоны - главное достижение современного прогресса наряду с компьютерами.
  - Окей. Тогда я оставляю все свои комментарии при себе, а вы все делайте, что хотите. Уезжайте, скандальтан курил, сидя на бревне, и задумчиво рассматривал черные угольки недавнего костра, когда его окликнул Юджин:
е, миритесь, женитесь - все, что угодно, - буркнула Джессика, прячась в палатку и задергивая за собой полог.
  - Я так понимаю, что мы уезжаем сегодня? - засунув руки в карманы поинтересовался Шейн. - Погода не задалась с самого начала, а учитывая сложившуюся ситуацию... Эд, зараза, забрал свой внедорожник, и теперь нам придется впятером тесниться в одной машине.
  Брюнет вел себ непринужденно, как будто ничего из разряда вон выходящего не случилось, и такой подход помог немного разрядить обстановку.
  - Поздравляю, - пробормотала Холли, чем немало удивила Джес: они же не о помолвке объявили с Юджином. Почему все так странно ведут себя? - Я пойду тогда... Помогу Джессике со сборами.
  - О, так и мне тоже самое нужно, - присоединился к ней Шейн, и уже через минуту Джес и Юджин остались одни на пляже.
  - Будет очень глупо, если я спрошу, как все прошло? - поднявшись на цыпочки, блондинка обвила грудь молодого человека руками, но тут он застонал, быстро отстранившись. - Что с тобой? - нахмурилась она.
  - Да ничего особенного, - ответил Мур, но девушка не поверила ни единому его слову. Мэтьюс резко задрала его футболку, оголив торс, и в ужасе охнула, увидев глубокие кровавые борозды на широкой груди.
  - Это ты называешь ничего особенного?
  - Могло быть и хуже.
  Вспомнив форму Эдана - огромную внушительную гориллу - Джес мысленно с ним согласилась. Но как же больно ему должно быть было! Она легонько прошлась вдоль всех царапин, не касаясь, в миллиметре от поврежденной кожи.
  - А где же сверхбыстрая регенерация? Я думала Хранители обязательно должны иметь что-нибудь в этом роде.
  - Всего лишь сказки из книжек, - пробормотал Юджин, стараясь не шевелиться.
  - Так ты не супергерой? Какая жалость, - Джесмайн негромко вздохнула, выказывая притворное сожаление.
  - Ну... Этот недостаток я компенсирую другими несомненными своими талантами, - посмеиваясь, ответил блондин, и потянулся к ней за поцелуем. Он принялся поглаживать ее щеки костяшками своих длинных, словно у пианиста, пальцев, с каждой секундой все больше углубляя поцелуй. Когда Мэтьюс остранилась от него, ее грудь тяжело вздымалась, а щеки алели предательским румянцем. Окинув ее вид довольным взглядом, Юджин снова улыбнулся.
  - И что теперь будет? - жалобно промолвила девушка, прижимаясь к здоровому боку блондина.
  - Все, что только мы пожелаем.
  Такой ответ ей очень понравился, и Джес решила поверить ему.
  - Кстати, давно хотела узнать, но не решалась спросить... Юджин, ты чем вообще в жизни занимаешься? Мы все учимся - это понятно. Но куда ты уходишь каждое утро из дома, для меня до сих пор остается настоящей загадкой.
  - Ммм... Значит, все? Романтика уже закончилась? - поддел он ее. - Наступили суровые серые будни, и дама интересуется размерами кошелька своего избранника? - проигнорировав высунутый язык девушки, блондин продолжил: - Естественно, у меня есть работа. Говоря начистоту, я возглавляю финансовый холдинг Co-Ed Group. Как и все подобные учереждения, ничем по-настоящему важным мы не занимаемся. Просто многократно прокручиваем имеющийся в нашем распоряжении капитал, плодя деньги из денег и паразитируя на реальном секторе экономики Канады.
  Название холдинга показалось Джесмайн смутно знакомым. На самом деле, происходя из довольно бедной семьи, она не особо вникала в подобные вещи, но, кажется, именно с таким логотипом она видела банк в Ванкувере. И страховую компанию в Оттаве во время школьной экскурсии по столице. И трастовый фонд в родном Ричмонде. Боже, да он был самым настоящим богачом! Теперь понятно, откуда вся роскошь в Блоссом Вэлли, престижные автомобили, почему квартирная плата за их проживание была такой номинальной... Эти деньги ему вообще были ни к чему!
  - Я думала все миллионеры законченные трудоголики, - растерянно пролепетала блондинка. Если честно, она вообще не знала, что еще сказать.
  - Все, - согласился Мур, - кроме твоего. Твой миллионер считает, что деньги - это всего лишь способ сделать свою жизнь более удобной и приятной, но никак не самоцель.
  - А твоя должность в компании как-то связана со статусом Главы среди Хранителей?
  - Нет, финансы - мое личное хобби. После окончания учебы мне стало безумно жаль своих невостребованных знаний, и, чтобы они не запылились, я решил заняться собственным делом. Но у каждого Хранителя есть свой собственный сберегательный счет, ты права. Я к своему, который, надо сказать, довольно внушителен по любым меркам, предпочитаю не притрагиваться. Пусть он лучше нетронутым перейдет в руки следующему молодому тигру, а я предпочитаю самостоятельно зарабатывать себе на жизнь.
  - Стремишься к независимости?
  - Возможно, - улыбнулся блондин. - Но все тигры такие. Теперь я нравлюсь тебе чуть больше?
  - Теперь я уважаю тебя чуть больше, - исправила его Мэтьюс, немного привирая. На самом деле она стала уважать блондина намного больше. Самодостаточные и целеустремленные люди имели особенность производить на нее неизгладимое впечатление.
  
Глава 15
  
  - Почему ты так нервничаешь? Это же твой дом и твои родители.
  Джесмайн и сама хотела бы знать ответ на этот вопрос. О да, с чего бы ей волноваться? Она всего лишь впервые знакомила с родителями своего парня. По прошествии всего одной недели их отношений, к разрыву которых девушка совсем не была готова. А после этого вечера расставание обещало стать неминуемым. Нужно ли говорить, что она никак не могла стать инициатором такого безумного предложения? Но Юджин рьяно настаивал на необходимости знакомства, и категорически не желал воспринимать отказ. Вот и радуйся после этого появлению в своей жизни личного домашнего тирана!
  - Я же тебе говорила, что мои мать и отчим... немного странные люди, - молодая пара уже успела подойти к самой двери дома, и Мур, ни секунды не калебаясь, сразу же нажал на звонок. Противная трель возвестила своих хозяев о приходе гостей, и у Мэтьюс паника вошла в свою последнюю стадию. Нет, самого дома (к слову, право собственности на который уже давно не принадлежало ее семье) блондинка ни капельки не стыдилась. Двухэтажное опрятное здание с небольшими белыми колоннами у входа являлось воплощенной мечтой любой канадской домохозяйки. Но вот с его жильцами было явно что-то не так. И это самое "не так" бросалось в глаза абсолютно каждому.
  - Сектанты, - озвучил Юджин ее самое ненавистное слово.
  - Да, именно они. Пойми, их понятия о приличиях разительно отличаются от общепринятых, поэтому тебе совсем не обязательно добиватьnbsp;
&ся их благословения или одобрения наших отношений. Честно говоря, я на девяносто девять процентов уверена в том, что им они будет глубоко безразличны. Хотя если бы ты был членом их общины, они бы непременно приняли тебя: хоть наркомана, хоть серийного убийцу.
  - Это не они будут знакомиться со мной, а я с ними, - уточнил Юджин, сжимая в руках огромный букет ромашек. - Мне интересно увидеть людей, которые могут настолько наплевательски относиться к собственной дочери. И если у твоего отчима есть хоть какое-то жалкое оправдание для такого поведения, то с твоей матерью я намереваюсь поговорить очень и очень серьезно.
  - Юдж, только не это, - взмолилась девушка, но прежде чем она успела выдать все разумные доводы против 'задушевных' разговоров с ее родительницей, входная дверь отворилась. На пороге показался мужчина в растянутых домашних трениках, подчеркивающих внушительное пивное брюшко своего владельца, и серой клетчатой рубашке, распахнутой на груди. Джеймс Брайтон - отчим Джесмайн - еще никогда не казался своей падчерице настолько омерзительным. Контраст с дорогим темно-синим костюмом Юджина, который сидел на нем, словно влитой, подчеркивая безукоризненную осанку и внушительную ширину плеч, был по-настоящему разительным. Ну, вперед к началу своего конца, - подумала Мэтьюс, растягивая губы в принужденной улыбке-маске.
  - Малышка Джес? - удивленно округлил глаза Брайтон. - А мы с твоей мамашей тебя совсем не ждем. Разве ты не завтра должна была приехать?
  То, что ее не ждали, блондинка поняла и без слов. Но как они могли забыть о ее приезде? Ведь она звонила им несколько раз, специально предупреждая заранее о своем визите. И даже причину его называла, втайне надеясь, что та хоть как-то сможет повлиять на оказанный гостям прием. Как оказалось - пустые надежды.
  - Добрый вечер, мистер Брайтон, как я понимаю? - блондин вклинился в разговор прежде, чем Джесмайн успела придумать хоть какой-то ответ на очевидную бестактность отчима. - Меня зовут Юджин Мур, мы с Джесмайн встречаемся, и я очень рад познакомиться с ее родными и близкими, о которых она так много мне рассказывала.
  Еще бы, - мелькнуло в голове девушки. Точнее сказать, она поведала Муру даже не много, а все, лишь бы отговорить от этой затеи, но все тщетно.
  Юджин протянул свою руку для пожатия, вкnbsp;лючая на максимум все скрытые резервы собственного обаяния и харизмы. Джес даже немного посочувствовала отчиму - с непривычки от такого напора запросто могла голова пойти кругом.
  - Амм... Мне тоже. Проходите тогда что ли в дом.. А я схожу, позову мать.
  Мэтьюс уже очень давно не была дома, а потому приглушенно охнула, увидев, как сильно тот изменился за это время. Почти ничто больше не навевало на нее прежних детских воспоминаний, преисполненных отцовской любовью и громким материнским смехом. Как видно, община заставила их распродать большую часть мебели и декора - все, что представляло хоть какую-то материальную ценность и подлежало продаже. За радость было уже то, что бывших владельцев пока не спешили выгонять с нажитого места. Но как долго обещало продлиться такое счастье, не знал никто.
  - Раньше здесь было... уютнее, - оправдываясь, проговорила блондинка, стараясь нигде не задерживаться на пути к гостиной. Последняя выглядела настолько убого, что даже отсутствие ковров не могло усугубить производимого ею впечатления.
  - Я верю тебе, - Юджин сжал крепче руку Джесмайн, которая все это время продолжала покоиться в безопасной колыбели его крупной мужской ладони.
  Сегодня девушка одевалась, стараясь соответсвовать своему спутнику: строгое бежевое платье-футляр льнуло к ее стройной фигуре, словно вторая кожа. Маленькие изящные ступни чувствовали себя просто превосходно на трехдюймовом каблуке классических туфель. И вся эта красота выглядела абсолютно не к месту в этой полупустой комнате.
  - Прости, что вынужден терпеть все это. Нам вообще не стоило приходить, я же говорила...
  - Тебе не за что извиняться, Джес. Дети не могут выбирать родителей, а ты от своих отличаешься всем, даже фамилией. Мое отношение к тебе никак не изменится после сегодняшнего вечера, обещаю. Хотя нет - вру. Наверное, я полюблю тебя еще сильнее, зная, какая храбрость и сила воли тебе понадобились, чтобы без посторонней помощи выбраться из всего этого дерьма.
  Сердце девушки предательски затрепетало при слове "люблю", так как традиционного признания Юджин ей так и не сделал. Но с другой стороны, прошло ведь совсем немного времени с момента их бурного примирения на океанском побережье. Разве могла идти речь о каких-то серьезных чувствах за такой короткий срок? Но все внутри Джесмайн сладко сжималось, когда Юджин называл ее своей итоши или, словно случайно, ронял вот такие невольные свидетельства своей привязанности. А ведь у них до сих пор даже нормального секса не было. После минувшей недели Мэтьюс могла бы начать давать едва ли не мастер-классы по петтингу, но сделать последний решающий шаг в их близости почему-то не решалась. Червячок сомнения все-таки продолжал грызть ее душу, но она при каждом удобном случае искала повода, чтобы окончательно и бесповоротно довериться своему молодому человеку.
  - Спасибо, - прошептала Джес, не в силах подобрать слов, чтобы выразить всю степень своей благодарности. Если бы он только знал, как важна для нее его поддержка в эту самую минуту...
  - Джесмайн, детка! Почему ты заранее не предупредила о своем приезде?
  Поворачиваясь на голос своей матери, блондинка не знала, что делать - плакать или смеяться после такого ее заявления. Когда-то Кейт Мэтьюс, а ныне - Кейт Брайтон, даже в свои "за сорок" продолжала оставаться по-настоящему эффектной женщиной. Блондинку с роскошной фигурой и пронзительными зелеными глазами не смогли испортить ни старое потрепанное платье, казалось, сшитое из мешковины, ни полное отсутствие косметики на лице. Если бы не цвет глаз, Кейт сошла бы за копию своей дочери, только более зрелую и отяжелевшую с годами.
  - Мама, - в тоне девушки самым затейливым образом смешалось раздражение и несомненная любовь. - Я очень скучала по тебе.
  - Я тоже, детка, я тоже, - женщины крепко обнялись, и только затем решили обратить внимание на присутствие третьего человека в их компании.
  - Мама, познакомься, это Юджин, мой парень. Помнишь, я тебе про него рассказывала?
  - Доченька, конечно же, помню! Что за ерунда? Ты что, думаешь, твоя мать совсем выжила из ума? Только вот чего я не помню, так это того, чтобы ты мне рассказывала, какой он красавец у тебя. Шесть футов и два дюйма, я права?
  - И три дюйма, - поправил ее блондин, одаривая своей самой обворожительной улыбкой. - Очень приятно познакомиться, миссис Брайтон. Могу сказать лишь, что ваша дочь абсолютно точно в своих рассказах описала вашу несравненную красоту, но преступно умолчала о целой бездне искрометного обаяния к ней в придачу! Если через двадцать лет Джесмайн будет выглядеть так же, как вы сейчас, я смогу считать себя самым большим везунчиком на этой планете.
  Джесмайнnbsp;- А что мне нужно говорить? Только не говори, что взаправду рассчитывал на мои искренние поздравления с очередной победой! - коснувшись пальцами своей рассеченной губы, Эдан медленно слизнул с них свою кровь. - Для тебя Джесмайн - всего лишь еще одна зарубка на столбике кровати. Неужели для тебя в этой жизни нет ничего важнее траха? Но почему именно она? Ты же знал, как я к ней отношусь! Сколько раз я рассказывал вам с Шейном о своих чувствах к этой девушке, называл ее особенной, а вы лишь смеялись надо мною...
закатила глаза к потолку, едва удерживаясь от смеха, выслушивая все диферамбы и оды в исполнении Мура. О, он был в этом деле несомненно хорош, но не настолько, чтобы обмануть ее железную женскую интуицию. Она не поверила ни единому его слову ни на секунду! Как же, дар речи у него пропал... Оно и заметно.
  - Джес, твой парень опасен, ты знаешь об этом? - ее мать безбожно флиртовала с Юджином! Будет ли конец сюрпризам сегодняшнего вечера? Стало ясно, что о необходимости понравиться теще блондину волноваться больше не стоило. Он полностью и безоговорочно покорил ее за какие-то считанные минуты. И, правда, страшный человек, - вынуждена была согласиться Мэтьюс.
  - Ты даже не представляешь насколько, - пробормотала Джесмайн в ответ, и, отвернувшись в сторону, показала парню розовый кончик своего языка. Пусть не думает, что абсолютно все женщины в его присутствии готовы превратиться в желе!
  - Дети, присаживайтесь, не стесняйтесь - в ногах правды нет. Джеймс как раз заваривает всем нам по чашечке своего фирменного домашнего напитка. Мы всегда рады гостям в своем доме. Так - Юджин - я правильно произношу ваше имя? Чем вы говорите, вы занимаетесь? Какой-то свой бизнес, да?
  Мэтьюс показалось, что она видит значки долларов, алчно зажегшиеся в глазах своей матери. Наверное, она уже успела оценить примерную стоимость костюма молодого человека дочери, и та привела ее в явный восторг. Конечно, их общине такие люди были очень нужны!
  - Я работаю финансовым консультантом в одной старховой компании, - почти не соврал блондин. Ведь он и, правда, консультировал одну страховую компанию, и еще несколько банковских учреждений к ней впридачу. Стоило ли об этом говорить, учитывая сложившуюся ситуацию? Определенно, нет.
  - Как я рада, что у моей дочери такой взрослый и серьезный бойфренд, - усевшись в кресло, миссис Брайтон приняла свою самую кокетливую и соблазнительную позу. - Так вы офисный работник? О, это очень тяжелый труд! Но самое ужасное - это несомненная потеря связи с природой, вы так не считаете? Мало того, что люди теперь живут в маленьких душных коробках, которые называют своими домами, так они еще и скованы целой кучей никому ненужных условностей. И чем дальше мы удаляемся от своей сути, тем больше болеем и страдаем из-за этого. Юджин, скажите, сколько раз вы болели за последние пять лет?
  - Если честно... то ни разу.
  - Хм... Странно. Но тогда, должно быть, ваша проблема состоит в ужасном внутреннем дискомфорте. Депрессия, неудовлетворение собственной жизнью... Вы чувствуете, что никак не можете найти своего места в этой жизни, я права? Современные люди забывают, что самореализация - это не синоним карьерного роста. Их жизнь скучна и пресна, и они никак не могут понять, отчего так происходит. Юджин, вы хотите знать, отчего все так происходит?
  Послав Джес лукавый взгляд, Мур ответил, что очень хочет. И Кейт перешла к этапу "промывки мозгов", как его обычно называла Мэтьюс, хотя лично у нее от всех этих лекций о смысле жизни обычно только головные боли усиливались.
  - На самом деле наша вселенная хранит гораздо больше тайн и секретов, чем мы привыкли думать! Человек своими неразумными деяниями тщетно старается почувствовать себя венцом мироздания, но это далеко не так, и природа время от времени любит напоминать ему об этом. Отчего, вы думаете, происходят все стихийные бедствия на нашей планете? Их единственная цель - показать человеку, как ничтожна его жизнь по сравнению с мощью высших сил.
  Часть, в которойзатрагивались высшие силы, была у Джес самой "любимой". Она с трудом подавила зевок, стараясь придать себе вид, как можно более внимательного слушателя.
  - Тех, кто отказывается понять и принять эти прописные истины, судьба нещадно наказывает.
  - А у вас есть рецепт спасения? - живо поинтересовался Юджин, и, если бы блондинка его хорошо не знала, то подумала бы, что он на самом деле проникся всей этой белибердой.
  - Конечно же, молодой человек! Вы не зря мне сразу очень понравились. Я знала, что вы не из тех твердолобых глупцов, которые отказываются покидать свою маленькую раковинку, боясь настоящего мира, который ждет их снаружи.
  Женщина так недвусмысленно произнесла свою тираду, что стало сразу понятно, кого именно она имеет в виду, называя "твердолобой".
  - Главное - это искреннее стремление человека к спасению. Без него любые усилия будут напрасными.
  Ага, как же. Отпишите на своего пастора собственные дом, фазенду, автомобиль - и ваше счастье не заставит себя долго ждать! И помните, что жадность - один из самых ужасных человеческих смертных грехов, ведь мы приходим в этот мир вовсе не для того, чтобы накапливать материальные блага. Все эти откровения Джесмайн уже давно успела выучить наизусть.
  - Кейт, я вижу, что ты времени даром не теряешь! Умница моя! Я вам, кстати, несу свой фирменный настой, - Джеймс прошел в гостиную с подносом в руках, в центре которого стоял большой стеклянный графин, наполненный до краев красновато-оранжевой жидкостью неизвестного происхождения, а по кругу к нему теснились четыре железные кружки. Просто настоящий джентельменский набор, ей Богу! Неужели они и сервиз продали?
  - Дорогой, присоединяйся к нам, - пропела Кейт своему мужу. - Я как раз рассказываю Юджину о том, как важно человеку никогда не забывать о своих истоках. Ведь все мы по своей сути животные. Отказываясь принять собственную сущность, мы только самим себе вредим. К чему привел, к примеру, всеми воспетый научный прогресс? Планета постепенно умирает, а ученые вынуждены пугать всех нас страшилкой о "золотом миллиарде".
  Брайтон, тем временем, принялся разливать свое варево по чашкам, и Джес, словно завороженная, следила за его движениями. О нет, она не будет этого пить! Ни за что в жизни. Даже в полубессознательном состоянии. Даже если будет умирать от жажды.
  - И чем может мне помочь осознание своей животной сущности? - уточнил Мур, смело беря в руки предложенный напиток.
  - О, вы даже не представляете, какие возможности в таком случае откроются перед вами! Наша община очень велика: ее самые преданные адепты разбросаны по всему земному шару. И какие это начитанные и образованные люди! Образ жизни, который мы пропагадируем, на самом деле близок абсолютно всем. Отказываясь от всех излишеств, принудительно навязанных цивилизацией, мы заново находим смысл своей жизни.
  - Так где, вы говорите, находится ваш центр?
  - В Нью-Йорке, но я еще не говорила об этом... Сначала вам следует познакомиться с нашей идеологией. Она должна стать вам близка...
  Не смотря на энергичную жестикуляцию Мэтьюс, которая не уставала посылать тайные знаки своему парню, чтобы тот не смел пить из своей чашки, Юджин пригубил из нее пару глотков. И даже не скривился при этом. С невозмутимым выражением лица он продолжал вести псевдоинтеллектуальные беседы с ее матерью, всем своим видом выказывая неподдельную заинтересованность. Только не это!
  - Джесмайн, что ты вертишься на одном месте? Не видишь, что мы здесь ведем очень важный и серьезный разговор? Мне безумно жаль, что она никак не может дорасти до определенного уровня, - пожаловалась миссис Брайтон, обращаясь прямо к Муру. - Моя дочь очень взбалмошна и легкомысленна, но вы, должно быть, уже успели убедиться в этом. Даже не знаю, чем она смогла привлечь такого зрелого взрослого мужчину, как вы...
  Больше блондинка не могла уже выносить этой пытки. Резко вскочив, она заявила, что желает срочно "припудрить носик", и почти бегом устремилась в сторону уборной. Только закрыв за собой дверь на засов, она смогла вздохнуть спокойней. Ну почему, почему ее мать всегда относилась к ней с таким явным принебрежением? Мэтьюс не привыкла жалеть саму себя, но ей было ужасно стыдно перед Юджином. Что он подумает о ней после всего? Разве можно было поверить в то, что каждодневно живя в таком окружении, можно каким-то волшебным образом не поддаваться его влиянию? А ведь до смерти отца все было совсем по-другому... Один день, который в раз перечеркнул всю ее прошлую жизнь, заставив резко повзрослеть.
  Открыв кран в умывальнике, Джес принялась тщательно стирать остатки губной помады со своих губ. Холодная проточная вода была проверенным средством, чтобы прийти в себя и освежиться. Сколько раз, еще живя в этом доме, она вот также запиралась в этой комнате, часами просиживая в наушниках, чтобы только не слышать гомона почти ежедневных собраний их общины. Конечно, намного лучше было бы сбежать на улицу, но девочку намеренно держали взаперти, наказывая за непослушание. В итоге она все-таки сбежала, но в другой дом. В другую жизнь.
  Из зеркала на нее смотрела уже совсем иная, позврослевшая Джесмайн. Высокая, уверенная в себе молодая девушка. Одна лишь немного чрезмерная худоба выдавала излюшнюю нервозность, но она не портила, а скорее подчеркивала ее особое очарование и хрупкость. Скулы были заострены чуть больше, чем следовало, но их некоторая угловатость почти терялась на фоне прелести по-настоящему удивительных огромных голубых глаз. Чем она привлекла Юджина? Ха! Да уж, точно не своим огромным внутренним миром. Мама права, мама права, как и обычно... Во только в чем?
  Порывшись в клатче, девушка достала из него мобильный, и, засветив, проверила время. Десятый час. Как сильно задержался их импровизированный семейный вечер. Пора было уже и честь знать. Вот только придумать бы подходящий предлог для внезапного отъезда...
  - Мама, Джеймс, мне только что Холли звонила. Говорит, дома трубу прорвало, нужно срочно что-то делать, вызывать сантехника...
  Выйдя из уборной, Мэтьюс продолжала держать телефон в руках так, словно совсем недавно закончила разговаривать по нему.
  - Неужели она не может справиться без твоей помощи? - возмутилас миссис Брайтон, которая слишком очевидно не хотела прощаться с гостями. Вернее, с гостем.
  - Мама, ну ты же прекрасно знаешь ее. Хол сейчас просто в панике. Ты помнишь, как в детстве она однажды позвонила в мэрию с просьбой снять ее любимого котенка с дерева? Мне бы не хотелось, чтобы сегодня она звонила туда же, но уже с просьбой о починке труб.
  - Ладно, ладно. Так и быть. Но вы должны пообещать мне, что обязательно приедите в гости снова. Юджин такой интересный собеседник! Я уверена, что он захочет посетить одно из наших ближайших собраний...
  - Безусловно, Кейт, - пообещал Мур, вставая с дивана, и приникая с запястью женщины в почтительном поцелуе. Кейт? Он назвал ее матерь Кейт? И она не убила его за подобную возмутительную фамильярность? Что здесь, черт возьми, успело произойти за время ее отсутствия?
  - Я провожу вас до дверей, дорогие. Джеймс, а ты уберись здесь тем временем.
  Джес знала, что мать крепко держит под каблуком своего нового мужчину. И какая-то неизменная ее часть даже радовалась тому, что никакой другой мужчина так и не смог занять в ее сердце места умершего мужа.
  - Не забудьте всего, что я говорила вам Юджин. У вас есть огромный потенциал, я чувствую это. Не смейте его закапывать. А ты, Джесмайн, держи покрепче удачу за хвост. Отхватила такого хорошего парня: теперь за ним нужен глаз да глаз!
  Расцеловав в обе щеки молодых людей на прощанье, Кейт плавно покачивающейся походкой соблазнительницы скрылась в доме. Перед этим, конечно же, она не забыла оценить "колеса" избранника дочери, и в который раз довольно прицокнула языком. Да, ей явно очень повезло. Знать бы, за какие-такие заслуги? Определенно, таким способом высшие силы пытаются наставить ее дочь на путь истинный...
  - Ты слышала, что сказала твоя мать? За мной нужен глаз да глаз, - посмеиваясь, пробормотал блондин, открывая перед девушкой двери машины.
  - Если бы я верила всему, что она говорит, то до сих пор считала бы, что меня нашли в малине.
  - Малине? Но почему именно малине?
  - Капуста казалась моей матери уж очень банальной. Тем более она считала свою дочь слишком красивым ребенком для того, чтобы ее могли найти среди овощей плебеев.
  Мужчина громко рассмеялся, забираясь на свое сидение, и трогая автомобиль. Джес уже научилась определять его настроение по положению губ, а потому видела, что за беззаботной улыбкой он старается скрыть какое-то непонятное беспокойство. Интересно, какое?
  - Ну что? Как они тебе?
  - Примерно такие же, как я их и представлял.
  - Моя мать флиртовала с тобой! Я чуть было со стыда не умерла из-за этого... Да и ты тоже хорош, - с укором кинула девушка.
  - О да, у сектантов подход твоей матери называется "бомбежка любовью". Но что поделать - производственная необходимость, - извинил себя Юджин. - Мне нужно было выпытать у нее очень многое, а она бы не рассказала и десятой доли того, что я знаю сейчас, если бы я вел себя как-то иначе.
  - Ты даже выпил их фирменную бурду! Я в шоке, честно.
  - И это был самый обычный витаминный коктейль. Я сразу определил его по запаху. К слову, он очень бодрит. Тебе тоже стоило попробовать.
  - Ни за какие коврижки этого мира! - отрезала Джесмайн. - Я не делала этого никогда раньше, не собираюсь начинать и сейчас.
  Уткнувшись в окно, блондинка напустила на себя обиженный вид. Мур слишком долго пренебрегал ее вниманием, и теперь не мешало бы его немножко помучать и подразнить. Ночной Ричмонд за окнами был прекрасен, и Джес принялась с увлечением считать горящие фонари вдоль дороги. Молчание затянулось минут на двадцать.
  - Ты что делаешь?
  - Игнорирую тебя, разве не видно?
  - Ммм... Отсюда как-то не очень, - пробормотал Мур, въезжая в гараж Блоссом Вэлли. - А вот отсюда... - выдернув ключи зажигания, молодой человек перебрался ближе к сидению девушки, буквально нависая над ней, - ...поnbsp;- Юдж, только не это, - взмолилась девушка, но прежде чем она успела выдать все разумные доводы против 'задушевных' разговоров с ее родительницей, входная дверь отворилась. На пороге показался мужчина в растянутых домашних трениках, подчеркивающих внушительное пивное брюшко своего владельца, и серой клетчатой рубашке, распахнутой на груди. Джеймс Брайтон - отчим Джесмайн - еще никогда не казался своей падчерице настолько омерзительным. Контраст с дорогим темно-синим костюмом Юджина, который сидел на нем, словно влитой, подчеркивая безукоризненную осанку и внушительную ширину плеч, был по-настоящему разительным. Ну, вперед к началу своего конца, - подумала Мэтьюс, растягивая губы в принужденной улыбке-маске.
лучше. Так повтори, что ты делаешь?
  - Игнорирую теб... - Мэтьюс поняла свою ошибку слишком поздно: как только она повернула голову от окна, Юджин быстро прильнул к ее губам в поцелуе. Забирая вместе с ее дыханием все обиды и тревожные мысли, заменяя их чувством полнейшей гармонии и правильности происходящего. Выгнув шею, Джесмайн запуталась левой рукой в белокурых волосах, а правой принялась с каким-то остервенением развязывать галстук на мужской шее, который все никак не хотел подаваться. В данный момент ее единственным желанием было поскорее почувствовать голую кожу Мура под своими ладонями, и любые преграды на пути к ней воспринимались как смертельно раздражающие помехи.
  - Я знал, что это была намеренная провокация, - хмыкнул Мур, медленно скользя своим языком по нижней девичьей губе, как будто наслаждаясь ее мягкостью и податливостью, но затем быстро отстранился. - Как бы мне не хотелось продолжить начатое, мы обязаны взять небольшой тайм-аут. Все это время я обдумывал, как бы потактичнее донести тебе выуженную из твоей матери информацию... Но и так, и эдак, я все равно не уверен, что ты сможешь нормально ее воспринять.
  - Что случилось? - хрипло спросила Джесмайн, облизнув губы, в это самое время с трудом стараясь отдышаться. - Ты узнал что-то важное?
  - Я почти уверен в том, что хорошо знаю людей, стоящих во главе организации, в самом низу которой стоят твои родители.
  - Юджин?
  - Каждый культ для того, чтобы реализовать себя, в своей основе должен иметь какую-то базу. Обычно это либо мощная материальная nbsp;поддержка со стороны определенных лиц имущих, либо же предельно харизматичный лидер во главе. Но иногда, гораздо реже, чем два предыдущих случая, влияние на людей может основываться на демонстрации людям определенного чуда, выходящего за рамки их обычного мировосприятия. Это может быть исцеление, публичное изгнание бесов, да мало ли что еще...
  - И дальше что? Я пока не вижу никакой связи... nbsp;- Стремишься к независимости?
  - А ты не заметила ничего смутно знакомого в словах своей мамы? Я видел, как невнимтаельно ты ее слушала, а зря. Я сразу уловил в них что-то странное, и когда ты ушла, попытался выудить из нее все до конца. Угадай, кого именно твои родители считают идеалом воплощения "людей, верных своей животной сущности"?
  Нахмурившись, Джесмайн пыталась переварить услышанное, но мозг отказывался делать какие-то выводы. Нет, это просто невозможно...
  - Ты хочешь сказать, что они... - охнула девушка.
  - Да, Джес, они поклоняются Хранителям.
  
Глава 16
  
  - Ты точно уверен в этом? - охнула Джесмайн. - Но так не бывает...
  - Как не бывает? - уточнил Юджин, выбираясь из салона автомобиля. - Когда я говорил, что у каждого Хранителя имеется свой личный сберегательный счет, то вовсе не имел в виду, что тот бездонен. В нашем обществе классовое неравенство распространено также, как и в вашем. Да, в случае необходимости Совет проследит за тем, чтобы Хранитель не умер от голода в статусе обычного бомжа, но опекать и содержать его мы вовсе не обязаны. И некоторые из нас находят весьма специфические источники дохода... Культ Хранителей довольно широко распространен еще с давних времен. Это дело неимоверно прибыльно, а потому, как Совет не старался его прикрыть, ничего не получалось. Я лично когда-то занимался этим вопросом, и поверь мне, за этим стоят очень и очень серьезные люди.
  Выходя из машины, Джес подала руку блондину буквально на автомате. Она находилась в состоянии такого глубокого шока, что не могла и слова вымолвить. Ее мать и отчим находились в секте, организованной Хранителями? Минула целая вспышка секунды прежде чем она поняла, что не имеет права винить в случившемся Мура. Он никак не связан с этими грязными махинациями, и даже более - расскрыл ей глаза на правду. Но малодушный порыв внезапной безотчетной ненависти ко всем перевертышам в этом мире был абсолютно неконтролируем. Они сломали ее жизнь, забрав последних близких людей, и ради чего? Элементарной человечской алчности? Как банально... И как больно.
  Молодые люди, держась за руки, в полной тишине вошли во дворик коттеджа, который в последнее время постоянно пустnbsp;- Да ничего особенного, - ответил Мур, но девушка не поверила ни единому его слову. Мэтьюс резко задрала его футболку, оголив торс, и в ужасе охнула, увидев глубокие кровавые борозды на широкой груди.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
овал. С отъездом Эдана жизнь в Блоссом Вэлли, если не замерла, то явно утихла. Лишь одинокое пение сверчка нарушало их полное уединение. Минуя бассейн, парень и девушка подошли к развилке, от которой разбегались в разные стороны дорожки к крыльям дома, и там остановились.
  - Я так понимаю, про Холли и трубы ты все выдумала? - прошептал Юджин, нежно убирая с лица девушки выбившуюся прядку волос. Прерывисто вздохнув, Джесмайн прильнула к нему, спрятав голову на широкой мужской груди.
  - Да, я бессовестная лгунья, - в ее голосе не было и намека на смех. - У меня очень богатая и бурная фантазия, и я обожаю обманывать доверчивых людей, рассказывая им выдуманные и ужасно глупые истории.
  - В таком случае нашим детям очень крупно повезет, - ответил мужчина, упираясь лбом в макушку Мэтьюс. Каблуки немного скрадывали их разницу в росте, и в таком положении Джес доставала ему до середины переносицы.
  - Твоим - возможно, а мои будут самыми обычными мечтателями, разыскивающими начало радуги и золотые горшочки леприконов.
  - И наши дети найдут их. Ведь у них будут сила воли их отца и упертость их матери.
  - Или взбалмошность их матери и бешеный нрав их отца. Нам придется очень постараться, чтобы подобрать правильную комбинацию, - пробормотала блондинка, пряча нnbsp;- Я так понимаю, про Холли и трубы ты все выдумала? - прошептал Юджин, нежно убирая с лица девушки выбившуюся прядку волос. Прерывисто вздохнув, Джесмайн прильнула к нему, спрятав голову на широкой мужской груди.
евольную улыбку в высокий ворот хорошо накрахмаленной рубашки.
  - С удовольствием посвящу этому занятию всю свою жизнь, - пробормотал Юджин, осторожно прикусывая зубами край девичьей мочки. Замерев на секунду, он медленно облизал круглую сережку в виде небольшой жемчужинки, и быстро скользнул в нежную ушную раковину, чтобы привлечь ее внимание. - Так ты не сердишься на меня?
  - С какой стати? Я бы не сердилась на тебя, даже если бы до сих пор искала виновных в случившемся. Но я уже давно их не ищу. Как ты причастен к тому, что мои родители избрали такой путь? Если бы не эта секта, они бы неприменно нашли какую-нибудь другую... Какая разница?
  - Но в данном случае у меня есть определенные рычаги давления на ситуацию. Пусть я не могу прикрыть эту шайку-лейку в общем, но вытянуть оттуда конкретно твоих родных мне вполне под силу.
  - О, Юджин! Я была бы так благодарна тебе, - обвив парня руками за крепкую шею, она принялась осыпать его лицо мелкими частыми поцелуями. Лоб, нос, щеки, подбородок: ни одна его предельно мужественная черта не осталась без внимания и ласки.
  - Мне нравится твой способ выказывания благодарности, - заметил Мур, подхватывая Джесмайн на руки. Он сделал это так легко, словно она была невесомой пушинкой, и сердце девушки восхищенно затрепетало. - Не хочешь встретить завтрашнее утро в моей постели?
  И там же провести сегодняшнюю ночь. Эти слова не были озвучены, но Джес умела различать намеки. Тем более, такие прозрачные. Вот и настал тот самый момент, когда ей предстояло принять окончательное решение: чтобы продолжать увиливать от секса у нее больше не осталось причин. Она должна либо принять его предложение, либо поставить жирную точку в их отношениях. Последняя перспектива настолько перепугала девушку, что заставила мертвой хваткой вцепиться в лацканы синего пиджака. О нет, приступами внезапного мазохизма Мэтьюс никогда не страдала. Никто и ничто не заставит ее отказаться от такого роскошного подарка, как Юджин Мур. И она так сильно его хотела, что тело буквально ломило от сумасшедшего желания, граничащего с болью.
  - Да... - выдохнула блондинка, прижимаясь губами к пульсирующей вене на шее мужчины
  - Что да? Да - хочешь, или да - не хочешь? - не унимался Мур. Неужели ему было так важно получить ее безоговорочное согласие? К чему иначе подобная щепетильность...
  - Да, я безумно хочу заняться с тобой любовью.
  Не сексом, именно любовью. Джесмайн четко обозначила свои приоритеты и желания, чтобы Юджин сам принял решение: возьмет ли он ее на таких условиях или нет. На меньшее она, увы, была уже не согласна. Еще неделю назад - возможно, но не после сегодняшнего визита к ее родителям.
  Блондин в ответ лишь еще крепче прижал к своей груди драгоценную ношу, и, издав победный рык, понес ее в свое логово. Мэтьюс почла правильным засчитать такой его поступок за признак полной и безоговорочной капитуляции. За то время, которое понадобилось Муру, чтобы взбежать вверх по лестнице, Джесмайн успела расправиться как минимум с половиной пуговиц на мужской рубашке, и теперь с жадностью вдыхала резкий мускусный запах его вспотевшей кожи, смешанный с уже почти выветрившимся ароматом дезодоранта. Самое сексуальное сочетание на свете, приправленное сильнейшими кошачьими феромонами. Скорее всего он с самого начала прекрасно знал, что она просто не сможет ему отказать. Ни в чем. Да и никто бы не смог, оказавшись на ее месте.
  - Ты не пожалеешь об этом. Обещаю, - выдохнул он, пинком ноги открывая дверь своей спальни, которая, как совсем недавно узнала Джес, никогда не запиралась. Девушка уже бывала здесь раньше, и не раз, но увидя комнату, погруженную в таинственный полумрак, едва узнала. Лунный свет робким гостем пробивался сквозь тесно зашторенные окна, серыми ассиметричными пятнами выхватывая отдельные детали окружающего интерьера. Это помещение совсем не походило на роскошные покои, приличествуюшие миллионерам, скорее, его можно было назвать даже скромным, если не аскетичным. И в этом их вкусы полностью совпадали: если бы Мэтьюс жила сама, без Холли, то обставила бы свою комнату точно также.
  Юджин осторожно опустил девушку, не разжимая объятий, пока обе ее ноги не коснулись пола. Мужчина сразу же потянулся рукой к выключателю, намереваясь зажечь свет, но Джесмайн перехватила его ладонь на полпути.
  - Не нужно. Мне нравится так, как сейчас.
  Блондин замер на мгновение, но затем послушался.
  - Хорошо, но тогда мы сделаем так, - подойдя к огромному, почти во всю стену, окну, он принялся его рассшторивать. В комнате сразу же резко посветлело, но в то же время сохранились и прежние интимные сумерки. - Я хочу видеть тебя, - пояснил молодой человек свой поступок. И она была благодарна ему за это, так как в эту самую минуту ей хотелось того же самого.
  Джес не решалась сдвинуться с места, продолжая неловко стоять в дверях спальни. При первом же взгляде на огромную широкоплечую фигуру парня у нее во рту все пересохло. Странно, ведь ей никогда не нравились блондины, но сейчас, наблюдая за тем, как луна серебрит густые белокурые волосы Юджина, девушка не могла припомнить, чтобы хоть когда-нибудь видела более восхитительного представителя мужского пола. Тем более на обложках глянцевых журналов, чьим главным типажом были слащавые сладкие мальчики. Назвать сладким Мура ни у кого бы даже язык не повернулся. От него веяло примитивной силой настоящего альфа-самца, и такая неприкрытая мощь немного... пугала. А когда не пугала, то несомненно подавляла.
  - Я не хочу спешить, - Джес с замиранием сердца наблюдала за тем, как блондин с грацией прирожденного хищника подбирается с каждым своим следующим шагом все ближе к ней. - Сначала мы будем делать это очень медленно и нежно, чтобы я мог насладиться каждой секундой, каждым тончайшим нюансом обладания тобой. Но затем я возьму тебя быстро и грубо, и тогда мы уже будем не любовью заниматься, а трахаться, потому что красивые человеческие слова не могут выразить ни того, что я на самом деле к тебе чувствую, ни того, что я на самом деле хочу с тобой сделать.
  Девушка испуганно расширила глаза, когда осознала, что эти слова были вовсе не угрозой, а обещанием с его стороны.
  - Снова болтаешь? - пролепетала она, почувствовав, как Юджин схватил ее запястье и прижался к руке губами, целуя самый центр маленькой ладошки. - А говорят еще, что мужчины не любят разговаривать во время секса...
  Мэтьюс охнула, когда Юджин неожиданно резко развернул ее спиной к себе, заставив крепко сжать ноги и упереться обеими ладонями в дверь. Затем осторожно убрал длинные волосы в сторону, перекинув через плечо. Его горячее дыхание обжигающим жаром опалило ее затылок перед тем, как острые зубы прикусили чувствительную плоть, удерживая на месте. Традиционный кошачий прием, - вспомнила Джесмайн. Как хорошо, что она хотя бы иногда посматривала канал Дискавери, иначе в это мгновение непременно перепугалась бы до смерти.
  Не разжимая зубов, блондин принялся нащупывать молнию на платье, которая в этом фасоне проходила ровно по центру спины. Нетерпеливо дернув за маленький язычок, он потянул его вниз, оnbsp;
&
&голив девичью спину до пояса. Джес прерывисто вздохнула, когда длинные пальцы поддели застежку ее бюстгальтера и та тут же послушно расстегнулась.
  - Чтобы я не делал, продолжай держать свои руки там, где я их положил, - властно приказал Мур, и командный тон почему-то показался ей до странности уместным в сложившейся ситуации, хотя обычно блондинка терпеть не могла быть ведомой.
  Мужчина принялся поглаживать ее бедра по бокам, а губы, тем временем, прокладывали дорожку влажных коротких поцелуев по изящно очерченному позвоночнику. Присев на корточки, Юджин принялся обводить языком небольшие соблазнительные ямочки на пояснице Мэтьюс, пальцами поглаживая чувствительную кожу под коленками. С каждой секундой этой сладкой пытки удерживать неподвижное положение удавалось девушке все с большим трудом. За последние дни они почти каждый вечер проводили почти таким же образом: пnbsp;- И это был самый обычный витаминный коктейль. Я сразу определил его по запаху. К слову, он очень бодрит. Тебе тоже стоило попробовать.
редаваясь тягуче приятным неспешным ласкам, но тогда в Юджине все-таки чувствовалась некоторая скованность. Как будто он сдерживал себя. Сегодня этого чувства уже не было. Его касания по-прежнему были наполнены ленивой медлительностью, но все ограничетели были сняты. Каждый поцелуй, каждое прикосновение его говорило о том, что в этот раз он непременно пойдет до самого конца.
  Поднявшись обратно на ноги, молодой человек всем телом навалился на Джес сзади, позволяя округлой попкой почувствовать всю силу своего желания. Руки его поднырнули с обеих сторон под платье и сжали грудь сквозь лифчик. Блондинке начало казаться, что он ее разминал, поглаживал и теребил целую вечность, но так и не притрагиваясь к соскам.
  - Юджин, пожалуйста... - простонала она его имя в безмолвной просьбе и призывно выгнула спину, так, чтобы груди еще сильнее вжались в его сильные волшебные руки.
  - Неужели мы только что нарушили обет молчания? - раздался приглушенный смешок. - Но не волнуйся, маленькая, я дам тебе то, что ты хочешь, - склонившись вперед, Мур прижался щекой к щеке Мэтьюс, устремляя свой взгляд вниз, в распахнутый вырез платья, чтобы видеть все, что собирался делать там своими руками. Приспустив лифчик, он, наконец, сомкнул свои пальцы на ее ноющих сосках и принялся их нежно теребить, превращая в два соблазнительных маленьких комочка. Затем его правая рука прошлась вниз по животу и, скользнув под подол платья, легла ровно ей между ног.
  - Ты уже влажная, - довольно пробормотал Юджин, продолжая левой рукой поглаживать ее грудь. - Такая чертовски влажная. Наверное, нам уже пора перебраться на кровать. Но перед этим...
  Блондин перехватил руки девушки и снова развернул к себе лицом. От платья и лифчика он избавился за считанные секунды, и Джесмайн понадобилась вся ее выдержка, чтобы удержаться от инстинктивного желания прикрыться под пристальным голодным взглядом, которым мужчина окинул ее фигуру. Задача казалась почти невыполнимой, но ей все же удалось с ней справиться. Жаль, медали за отвагу за такой подвиг никто не додумался придумать.
  ***
  Мур чувствовал себя так, как будто только что получил самый сильный и основательный удар под дых в своей жизни. Она была воплощенным совершенством. Самой жаркой и затаенной мечтой его любых эротических фантазий. Высокая стройная фигура, изящные узкие плечи, аккуратная упругая грудь идеально округлой формы, крутой изгиб широких бедер, и ноги - длинные, бесконечно длинные ноги - уже за одни их он был готов отдать все свое состояние. Жизнь была более, чем благосклонна к нему.
  Джесмайн молча подошла к кровати и медленно опустилась на белые простыни, лениво вытягиваясь, словно кошка, во весь рост. Из одежды на ней оставались лишь маленький клочек ткани трусиков и светлые босоножки на высоком каблуке. Более откровенного приглашения Юджин не получал за все свои неполные двадцать восемь лет. Его дыхание сбилось, и он принялся лихорадочными движениями стаскивать с себя пиджак. Сняв туфли и носки, он плюнул на все остальное, и бросился к постели, обуреваемой нанасытной чувственной жаждой. И прежде всего ему было необходимо поцеловать ее. Ведь с той короткой вспышки страсти в автомобиле они так больше и не целовались.
  Вжав девушку в матрас, он тяжело навалился сверху, принявшись жадно целовать, покусывать и облизывать нежные губы. Его язык двигался у нее во рту в четком соблазняющем ритме, намеренно имитируя предстоящее соитие. Руки блондина, тем временем, также не бездельничали, отправившись в увлекательное путешествие по великолепным ногам Мэтьюс, начав его с бедер и сделав остановку у самых стоп, чтобы расправиться с застежками на босоножках. Сняв туфли, он откинул их прочь, и те с грохотом приземлились где-то на полу за пределами кровати. Но кого это должно было беспокоить? В данный момент Мур предпочитал волноваться по гораздо более приятному поводу. Подхватив девушку под коленями, он заставил ее перекрестить лодыжки на своей талии, и для пробы с приглушенным стоном толкнулся в ее бедра в первый раз. Не смотря на разделяющую их тела ткань брюк и трусиков, ощущения получились более, чем просто восхитительные. Юджин тут же повторил свой маневр, принявшись ритмично тереться между ног Джесмайн. Руки его нашли ее соски, чтобы нетерпеливо сжать, а рот ни на секунду не прекращал сладостной пытки поцелуя.
  - Я так больше не могу... - простонала блондинка, с трудом отрываясnbsp;ь от губ парня.
  - Можешь, - тут же возразил он, приподнявшись на локтях. - Потерпи еще чуть-чуть, - пробормотал мужчина, осторожно прихватывая ее левый сосок своими передними зубами. В ответ Джес выгнула спину дугой на встречу очередному толчку его бедер, и застонала еще громче прежнего. Через пару минут он переключил свое внимание на правую грудь, зеркально повторив с ней все предыдущии манипуляции.
  Не поднимая головы, Мур заскользил ниже, выцеловывая узкую вертикальную цепочку на животе девушки. Его язык немного подразнил чувствительную выемку изящного пупка, чтобы затем спуститься ниже - к следующему и основному пункту своего паломничества. Мягко заставив блондинку раздвинуть свои ноги еще шире, он натянул ткань ее трусиков и уткнулся носом в чувствительное местечко. Запах, источаемый ее до крайности разгоряченной киской, возбудил его до предела. Тигр внутри довольно замурлыкал от осознания того, как сильно жаждет слиться с ним его подруга.
  Приподняв Джесмайн обеими руками за попку, Юджин с силой всосал пульсирующий клитор сквозь прозрачное кружево. Сила оргазма, охватившая девушку в тот же момент, едва не сбросила его с кровати. Выгибаясь и закусывая нижнюю губу от с трудом сдерживаемых стонов, блондинка впилась рукой в его волосы, до боли натянув корни на макушке. Мур замер, стараясь не шевелиться, и переждать пару мгновений, пока она сама не разожмет своей хватки. Ждать в итоге пришлось минут пять, и он смаковал их каждую наносекунду.
  - Это было... удивительно, - прохрипела Мэтьюс, тяжело дыша. Она лежала с закрытыми глазами на кровати, и ее часто вздымающаяся грудь являла собой одно из самых соблазнительных зрелищ, который только доводилось блондину видеть в своей жизни.
  - Ты же не думаешь, что мы уже закончили? О нет, на этом моменте мы обычно заканчивали раньше, но не сегодня.
  Юджин в одно касание стянул с нее трусики и отбросил в сторону. Теперь она лежала перед ним абсолютно нагая, и даже просто смотреть на ее обнаженную красоту было невыносимо больно. Сев на колени, мужчина рывком рванул пуговицы на своей рубашке, не думая о том, как будет потом разыскивать их по комнате утром. Джесмайн уселась рядом и принялась возиться с пряжкой его ремня, а затем с ширинкой. Блондин с шипением выпустил член на волю, почувствовав, как маленькая ручка Джес тут же обвилась вокруг него и крепко сжала.
  - Нет, маленькая, не сегодня, - возразил он, настойчиво отнимая ее руку со своей плоти. - Я слишком возбужден для таких игр.
  Мур в мгновение ока избавился от штанов и, проверяя, еще раз скользнул рукой между женских ног. Ощутив там обильную влагу, он мысленно вознес благодарность опекающим его высшим силам. Потому что больше не мог терпеть и выжидать. Подхватив Мэтьюс за попку, он с силой усадил ее к себе на колени, насаживая на свой член. Внутри она была такой тугой, мокрой и узкой, что его яйца тут же свело тупой агонизирующей болью предвкушения. Продвижение шло очень медленно - Юджин ни за что на свете не хотел сделать Джес больно, и каждая следующуя секунда промедления резала его без ножа. Он давно знал, что их первый раз в любом случае будет трудным, но трудности его только подначивали. Погрузив внутрь кончик головки члена, блондин резко вышел, заменив его на пальцы, двигая ими вверх и вниз, расстягивая и подготавливая. Постепенно количество пальцев увеличилось до трех, заставив гостепреимную влагу ее лона вернуться настоящим приливом. Поняв, что добился желаемого эффекта, Мур убрал руку и снова толкнулся внутрь толстым членом. Стенки влагалища оказали свое сопротивление в последний раз, и он, наконец-то, погрузился в нее до самого основания. Джесмайн прерывисто всхлипнула, судорожно скомкав маленькими кулачками растегнутый ворот его рубашки, прижимаясь ближе к широкой груди и, тем самым, насаживая себя на его член еще сильнее.
  Небеса, это было самое удивительное ощущение в его жизни. Как будто все годы судьба оберегала его, чтобы подвести вот к этой самой черте. Они стали единым целым, и впервые молодой человек понял, что эти слова могут значить нечто большее, чем простой литературный оборот. При условии, что испытываешь их с нужным и правильным человеком. Джесмайн была единственным человеком, с которым он на самом деле хотел их испытать.
  И тогда Юджин сомкнул кольцом свои руки на ее неправдоподобно узкой талии, и продолжил движение.
  ***
  Всегда и все слудует планировать. Эдан следовал этой непрописной истине всю свою сознательную жизнь. Осознание того, что каждый твой шаг заранее выверен и продуман до сантиметра, вселяло в него непоколебимую уверенность в завтрашнем дне. А что может быть приятнее и желаннее стабильности?
  Идея подключить к поискам Майли возникла в его мозгу спонтанно и неожиданно. И почти сразу же Хэйвуд уверился в ее правильности. Гениальные мысли всегда подобны короткой вспышке молнии, которая освещает окружающую тьму лишь на мгновение, но остается в памяти на долгие-долгие годы вперед.
  Он знал, что играет по-крупному, но приготовился заплатить цену, которую брюнетка запросит у него за свою помощь. И с точностью в девяносто девять и девять десятых процентов можно было сказать, что разменной монетой в их сделке станет Юджин. Не было ничего иного, способного с такой силой зажечь огонек алчности в глазах Майли, как перспектива снова заполучить в свои руки неверного блондина. А уж как она рассвирепеет, узнав о появлении у того итоши! То, что Юджин несомненно ошибся в своем выборе, Эдан уточнять не станет. В любом случае он сумеет защитить Джесмайн, а гнев покинутой девушки не мешало бы распалить как можно сильнее.
  Свой путь Хэйвуд держал уже много дней, с отстраненностью постороннего наблюдателя замечая, как теплый осенний пейзаж за окнами внедорожника постепенно сменяют холодные бело-синие тона. О нет, они не означали скорое наступление зимы в Канаде, но там, куда он ехал, зимняя пора безраздельно властвовала почти круглый год. Учитывая форму животного Майли, для нее сложно было бы представить более подходящей безлюдной местности для проживания, чем Гренландия. Тысячи километров скалистых пустошей вокруг ее огромного роскошного особняка, более напоминающего какой-нибудь сказочный дворец, служили надеждным подспорьем уединенности ее жизни здесь.
  Завернув за последний поворот, парень заглушил мотор своей машины. Конечная точка его пути трехэтажным чудовищем предстала перед его глазами. Если бы он никогда не бывал здесь раньше, то ни за что на свете не смог бы отыскать проторенной дороги. Особняк надежно охранял секреты своей хозяйки. Поежившись от сильного порыва промозглого ветра, Хэйвуд быстрыми перебежками засеменил в сторону огромных ворот, указывающих на вход внутрь дома.
  - Ты заставил меня ждать на целый день дольше обещанного, - нырнув в незапертые двери, Эдан увидел огромную винтажную лестницу, в подножье которой стояла Майли. Роскошный алый бархат платья ярким пламенем ласкал ее стройную высокую фигуру. Любой незнакомец при виде такой знойной красавицы был бы сражен наповал, но Хэйвуд был Хранителем, а потому испытал лишь благоговейный ужас. Отступать было уже поздно.
  - Капризы погоды - что поделать? - как можно непринужденнее попытался ответить шатен, стряхивая со своей курточки снег прямо на дорогой деревянный паркет холла.
  - Ты же знаешь, как я не люблю ожидание. Пройдем в кабинет, я умираю от любопытства, как хочу узнать причину, заставившую Эдана Хэйвуда сорваться с места и приехать ко мне в гости. Ко мне? Подумать только! - громко расхохотавшись, девушка повела его за собой куда-то в сторону, минуя запутанный лабиринт коридоров и запертых дверей.
  - Ты одна здесь? - в его голосе сквозило недоверие.
  - А что в этом удивительного? Тебе прекрасно известно, что мне не нужна никакая охрана.
  Многозначительно улыбнувшись, брюнетка, наконец, толкнула одну из дверей, и прошла в огромную комнату с бесконечными рядами книжных стеллажей у стен. В центре помещения стоял большой деревянный стол, и, обойдя его по кругу, Майли уселась рядом в кресле. nbsp;Завернув за последний поворот, парень заглушил мотор своей машины. Конечная точка его пути трехэтажным чудовищем предстала перед его глазами. Если бы он никогда не бывал здесь раньше, то ни за что на свете не смог бы отыскать проторенной дороги. Особняк надежно охранял секреты своей хозяйки. Поежившись от сильного порыва промозглого ветра, Хэйвуд быстрыми перебежками засеменил в сторону огромных ворот, указывающих на вход внутрь дома.
&
&
&
&
&
  - Ну что, рассказывай, зачем пожаловал. Ты в курсе, какая из меня хозяйка: пока не поведаешь сути проблемы, никаких угощений и светских бесед не дождешься.
  - Мне нужно воспользоваться поиском Хранителей.
  - Ммм... Неожиданная просьба. Зачем? Если разыскиваешь потерявшихся знакомых, советую воспользоваться facebook-ом - будет и быстрее, и надежнее.
  Эдан уселся в кресло напротив, замерев в напряженной позе.
  - Я хочу найти маленькую девочку из снов Юджина, - эффект сказанной фразы был подобен грохоту разорвавшейся бомбы. Лицо Майли сразу же утратило свою прежнюю невозмутимость, и место прежней маски заняла непрекрытая злоба.
  - Нет, - отрезала она. - Ты зря потерял время, явившись сюда.
  - Ты не понимаешь. Обстоятельства изменились. Ты знаешь, что Юдж нашел свою итоши? О, я вижу, что нет, судя по тому, как шокированно вытянулось твое лицо. Но это так. И я хочу помешать этому.
  - Так-так... Мистер Хэйвуд, а вы не так просты, как кажитесь с первого взгляда. С чего бы тебе ставить палки в колеса своему лучшему другу? - брюнетка скептически выгнула бровь.
  - На то у меня есть свои причины, которые тебя не касаются. Ты в праве решить, помогать мне или нет, вот и все. Но это несомненно в твоих инетересах. Если мы сумеем найти эту девочку, то Юджин снова станет твоим, обещаю.
  Откинувшись в кресле, Майли бросила на него задумчивый взгляд, принявшись теребить смоляные кончики своих волос.
  - Звучит заманчиво... Но есть одна проблемка. С какой стати ты решил, что девочка - Хранитель? Юджин искал ее много лет, но в этом ключе никогда. Он никогда не чувствовал ее духа, а ведь Мур - тигр и Глава, это в числе его главных привелегий. Не существует Хранителя без духа, это знает и первоклашка.
  - Она Хранитель, уверяю тебя. Это последняя зацепка, которая так и не была проверена. Логично предположить, что если выхода нет за тремя предыдущими дверьми, то он однозначно находится за последней четвертой.
  - Или его и вовсе нет.
  - В нашем случае есть, - убежденно проговорил Хэйвуд. - Так ты поможешь мне?
  Губы Майли растянулись в ленивой соблазнительной полуулыбке. И тогда он все понял: она обязательно поможет. У девочки из снов Мура оставались считанные дни, чтобы сохранить свое инкогнито, так как за ее поиски принималась второй Глава Совета Хранителей - Майли Файфилд.
  
Глава 17
  
  Впервые за много-много месяцев Джесмайн, ни секунды не жалея, изменила своей утренней кофейной традиции. Сладко потянувшись на постели, и, скосившись краем глаза на тумбочку с электронными часами, она с удивлением поняла, что время близилось уже к восьмому часу. В колледже ей нужно было быть к десяти, так что на сборы оставалось чуть меньше трех часов - катастрофически малый отрезок времени, учитывая ее сегодняшнее расхлябаное состояние. Икушение прогулять занятия было слишком велико, но, в конце концов, его привычно пересилило чувство долга.
  Приподнявшись на локтях, девушка громко зевнула, едва успев прикрыть рот ладонью, и уставилась на блондинистую тушу, развалившуюся на большей части кровати. Она определенно была не без наклонностей к мазохизму, раз так долго - целую неделю! - отказывала ему в сексе. Вернее, отказывала им обоим. Не зря Юджин не давал ей заснуть весь вчерашний вечер и большую часть сегодняшней ночи. Одни лишь воспоминания об этом заставили ее густо покраснеть, и подтянуть простынь на груди повыше.
  - Доброе утро, - утренняя хрипотца в низком бархатистом баритоне парня была очень сексуальна, и, с трудом оторвавшись от созерцания его широкой мускулистой груди, Мэтьюс, наконец, встретилась с прищуренным сонным взглядом серебристых глаз. В эту минуту Мур выглядел, как огромный и ужасно довольный котяра, недавно вылакавший целую миску валерьянки. - Иди ко мне, - раскрыв объятия, он поманил ее к себе. Не долго думая, Джес плюхнулась ему на грудь, принявшись щекотать любимого за бока. В кровати завязалась игривая потасовка, соправождаемая взрывами смеха и отрывистыми поцелуями, которая закончилась тем, что Юджин одним движением подмял блондинку под себя и тяжело навалился сверху.
  - В моей постели завелась самая настоящая террористка? Ммм... интересно, как она собирается отплатить своему благодетелю за то, что тот не сдаст ее местным властям? - он мягко прикусил ее за ключицу, а затем с силой всосал нежную кожу.
  - Эй, ты мне засос хочешь поставить? - Джесмайн стукнула его по спине, отпихивая,nbsp; но с таким верзилой ей было не тягаться. - Мне еще в колледж сегодня идти!
  - Маленькая, зачем же так кричать? Я прекрасно помню, что совратил студентку, так что клятвенно заверяю ...
  - Повтори так еще раз, - выдохнула девушка, призывно выгибаясь под ним.
  - Что именно? Это? - блондин еще сильнее всосал кожу на ее ключице.
  - Да нет, дурашка! - ущипнула она его за ягодицу. - Назови меня еще раз маленькой. Ко мне так обращалось раньше только одно очень близкое и дорогое мне существо, и ты очень похоже произносишь это слово...
  Джесмайн почувствовала, как Юджин внезапно напрягся на ней, резко приподнявшись на руках.
  - И кто же именно так тебя называл? Отец или... бывший парень? В любом случае довольно странно, что ты называешь этого человека существом.
  - Ревнуешь? - пожурила она молодого человека, но затем притянула к себе ближе, уткнувшись носом в его нос, так что расстояние между их глазами сократилось до какой-то пары сантиметров. - Правильно, ревнуй. Хотя и зря. Я не могу тебе рассказать ничего о том существе - а это точно не человек - потому что ты будешь смеяться надо мною.
  - Клянусь не делать ничего подобного. Расскажи.
  Мур чмокнул ее в кончик носа, и Мэтьюс поняла, что он не отстанет от нее, пока не дознается правды. Раньше она никому не рассказывала о Тайгере, но не потому, что это было такой уж тайной за семью печатями, просто ей казалось, что вряд ли ее сны и грезы могут хоть кому-то показаться интересными. Но между ними успела установиться такая степень близости, что она уже не видела необходимости таиться в чем-то от любимого. Да и не могла. Юджин проявлял искреннее внимание и участие к малейшим мелочам в ее жизни... Словом, она решилась.
  - Знаешь, иногда мне кажется, что то, как быстро я сдала свои позиции перед твоим напором, частично объясняется именно этой причиной, так как обычно мне нужно куда больше времени, чтобы перейти черту между такими полярными чувствами, как ненависть и любовь...
  - Но я же уже говорил тебе, что между нами не было ненависти.
  - О, Юджин, не придирайся к словам! Я же прекрасно знаю, что ты понял мою мысль. Словом, ты мне кое-кого напоминаешь. Вернее, не сам ты, а твой тигр. Когда я увидела его впервые, то просто обомлела, настолько он был похож...
  Если до этого мгновения тело Мура можно было назвать просто напряженным, то сейчас оно буквально окаменело. Джес решила не обращать внимания на его странную реакцию, и продолжила:
  - Я уже не могу сказать точно, когда именно начались эти сны. Наверное, около десяти лет назад - я тогда была совсем еще маленькая. Поначалу они походили на обычные детские грезы: прогулки по свежескошеной траве, игры в салки... Но когда умер отец... - Джес сглотнула, почувствовав, как при этих словах в горле образовался привычный ком, - те сны стали единственной моей поддержкой, ниточкой, которая не давала мне сойти с ума от одиночества. Знаешь, подросткам всегда кажется, что они в этом мире одни и никто их не понимает, но я тогда по-настоящему осталась одна. Мать почти сразу же выскочила замуж во второй раз - наверное, наши страхи были в чем-то схожи. А потом начался весь этот бред с общиной...
  - Что именно тебе снилось? - выдавил из себя блодин, и она удивилась тому, как резко побледнело его лицо.
  - Мне и сейчас снится. Тигр. Огромный и ужасно-ужасно красивый. Удивительно похожий на твоего, почти как две капли воды. Я не знаю его настоящего имени, но он разрешил мне называть себя...
  - Тайгером, - закончил за нее Мур, и она удивленно округлила глаза. Откуда он знает?
  - Но как ты...
  - Десять лет будет в конце ноября. Джесмайн, тигр в твоих сbsp;***
  Даже когда Юджин впервые узнал о своей сущности Хранителя, то не был так ошарашен, как сейчас. Этого просто не могло быть. Здравый смысл и доводы логики вовсю восставали и бунтовались, но реальность одним махом заткнула их за пояс, доказав, что настоящие чудеса все еще существуют в этом наскозь прогнившем мире. Он еще выше приподнялся на руках, как будто заново всматриваясь в одновременно такое знакомое и незнакомое лицо Джес. И видел его впервые. Как раньше он мог не заметить ее поразительного сходства с золотоволосой девочкой из своих снов? Цвет и форма глаз были точно такими же, правда, волосы, быть может, потемнели на пару оттенков, а что касается всего остального... Конечно, тело нынешней Джесмайн принадлежало взрослой, вполне сформировавшейся женщине, но не могло же оно одно настолько его обмануть. Мур ненавидел чувствовать себя глупцом, а сейчас насмешка судьбы определенно обвела его вокруг пальца.
  Каким же придурком он был с самого начала! Как по-хамски себя вел... Да если бы он только знал, то ни за что бы не потратил впустую столькоnbsp;- О, Юджин! Я была бы так благодарна тебе, - обвив парня руками за крепкую шею, она принялась осыпать его лицо мелкими частыми поцелуями. Лоб, нос, щеки, подбородок: ни одна его предельно мужественная черта не осталась без внимания и ласки.
& времени. Целых два месяца, подумать только! Целых два месяца она была рядом с ним, и оставалась неузнанной. А ведь блондин почему-то всегда считал, что стоит ему впервые увидеть свою маленькую девочку в реальности, то он сразу же ее узнает. Он надеялся даже не столько на свое зрение, сколько на безмолвный зов сердца, родство души, которая бы неприменно потянулась к своей половинке. А ведь она и потянулась! Только он не сумел различить ее робкий отклик за своей озлобленностью и непомерным самомнением.
  - Но как? Это не мог быть ты...
  - Но был. И есть, - в его голосе послышались первые нотки уверенности. - Маленькая, как же долго я искал тебя... Все время надеялся, что ты хотя бы в снах случайно обмолвишься о чем-то, что подтолкнет мои поиски, но сны все время обрывались, стоило мне хотя бы заикнуться об этом.
  - Тайгер? - пораженно охнула Джесмайн, которая тоже постепенно начинала свыкаться с этой новой, удивительной мыслью. Они знали друг друга не месяцы - годы! Вот чем объяснялась их необъяснимое по силе влечение друг к другу.
  - Да, итоши, - прошептал Юджин, сверкнув глазами, и опустился ниже, чтобы украсть сnbsp;Джесмайн молча подошла к кровати и медленно опустилась на белые простыни, лениво вытягиваясь, словно кошка, во весь рост. Из одежды на ней оставались лишь маленький клочек ткани трусиков и светлые босоножки на высоком каблуке. Более откровенного приглашения Юджин не получал за все свои неполные двадцать восемь лет. Его дыхание сбилось, и он принялся лихорадочными движениями стаскивать с себя пиджак. Сняв туфли и носки, он плюнул на все остальное, и бросился к постели, обуреваемой нанасытной чувственной жаждой. И прежде всего ему было необходимо поцеловать ее. Ведь с той короткой вспышки страсти в автомобиле они так больше и не целовались.
ее губ первый новообретенный поцелуй, когда девушка снова его перебила:
  - Но почему нам снились общие сны? Я никогда даже подумать не могла, что они могут быть реальными...
  - Не знаю... Возможно, потому что в то время у меня тоже был очень сложный период в жизни. Мне они начали сниться с тех пор, как я пережил клиническую смерть.
  - Как?!
  Вздохнув, блондин скатился на спину и плечом к плечу лег рядом с Мэтьюс. Его невидящий взгляд устремился в потолок.
  - Мне едва исполнилось восемнадцать - достаточный возраст, чтобы уже отвечать за собственные поступки и принимаемые решения. Ты знаешь, что сейчас мой лучший друг - Эдан, но это сейчас, а тогда разница в возрасте между нами казалась огромной. Да, мы дружили, но я скорее чувствовал себя нянькой при нем, чем настоящим другом. А товарищем по играм и проделкам у меня был Рен...
  И память с готовностью воскресила его воспоминания почти десятилетней давности, которые на самом деле все эти годы не покидали его ни на минуту...
  ***
  О, вечные запреты и нескончаемая череда скучных пресных правил... Да кто они вообще такие, чтобы диктовать, как следует жить ему, будущему Главе Совета? Жизнь слишком коротка, чтобы расстрачивать ее на выдумки престарелых параноиков и трусов. Юджин прекрасно знал, почему контроль над ним намного сильнее и пристальнее, чем над любым другим Хранителем. Они боятся его! Его и Майли. Не понимают, что на самом деле им двоим на них попросту наплевать. Право, к чему им сборище недалеких глупцов под названием "Совет", когда еще несколько лет - и целый мир падет к их ногам?
  Здесь, в Шотландии, летней резиденции Совета, Мур был вынужден коротать все свои каникулы. Из года в год, на протяжение всей своей сознательной жизни. Если бы не компания Эдана и Рена, он бы точно свихнулся! Да еще Майли с недавних пор начала постоянно отираться вокруг, то краснея, то бледняя, а сама не может даже двух внятных слов связать! Не зря он предпочитает женщин постарше да поопытнее - они совсем не чета этим краснеющим малолеткам. Носком кроссовок пнув небольшой камешек, затерявшийся в густой поросли зеленой травы, блондин вышел к месту своих поисков - огромной просторной поляне, размером с футбольное поле, которым она, по сути, и служила для большинства здешних Хранителей мужского пола У ворот Юджин увидел Рена: прислонившись спиной к штанге, он сидел с книгой в руках, полностью погрузившись в чтение. И как ему только не тошнило? Такое яркое солнце и отличная погода, а он снова и снова хватается за свои учебники... Прибавив шагу, блондин уверенно направился в сторону друга.
  - Рен, у меня родилась просто грандиозная идея! nbsp;- Да нет, дурашка! - ущипнула она его за ягодицу. - Назови меня еще раз маленькой. Ко мне так обращалось раньше только одно очень близкое и дорогое мне существо, и ты очень похоже произносишь это слово...
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  - Будущий Глава Совета, все твои идеи просто грандиозны, - не отрывая глаз от книги, пробормотал Рен, и Мур знал, что его почтительное обращение к нему - не более, чем издевка. Усевшись рядом, парень продолжил:
  - Но на этот раз идея на самом деле гениальна, поверь мне.
  - В прошлый раз ты говорил точно также, а все закончилось тем, что мы разбили очки миссис Фартинг, и в наказание занялись пересадкой гортензий на ее же клумбах, - молодой человек перелестнул страницу. - Ты успокишься только тогда, когда после очередной проделки нас будут вынуждены отправить в ссылку в Гренландию? Или я не пойму, чего ты вообще добиваешься своим хулиганством...
  - Все лучше, чем эта беспросветная скука в детском лагере для Хранителей. Даже Гренландия.
  - Тебе легко говорить - с твоим-то мехом. А мне бы там совсем не хотелось оказаться, так что уволь.
  Но план предстоящей шалости успел полностью захватить Юджина, и уже ничто на этом свете не могло его отговорить от задуманного. Он быстро поднялся с земли, даже не подумав отряхнуть с одежды приставшую землю и травинки, и пружинистой походкой направился в сторону густого леса, примыкавшего к полю. Вообще-то, ходить туда было строго-настрого запрещено, но это было всего лишь еще одно глупое правило для детей, придуманное взрослыми, чтобы утвердить свою безграничную власть над ними. А Мур себя ребенком уже давно не считал, так что на него оно не распространялось, он был уверен.
  - Так что там за идея? - блондин совсем не удивился, услышав голос Рена буквально в шаге от себя. Его друг обычно много бурчал, но в конце концов всегда соглашался участвовать во всех их общих проделках и проказах. Юджин был тем, кто верховодил в их паре, и такие отношения сложились как-то сами собою, независимо от желаний или приложеных усилий со стороны парней.
  - Мы переплывем на тот берег речки! - признался мальчишка, победно сверкнув глазами.
  - Но там же очень глубоко, да и расстояние не маленькое...
  - О, Рен! Это всего лишь отговорки! Признайся просто, что ссышь, и я все пойму.
  - Ну и зачем нам на тот берег?
  - Ты задаешь правильные вопросы, дружище, - блондин подмигнул ему, потирая руки. - Недавно я был в городе, и познакомился с одной очень миленькой пышечкой. Ей двадцать три, и она недавно закончила курсы медсестер. Малышка обещала привести свою поязвимым местом Рена. Не то, чтобы он был бабником: скорее даже, наоборот. Знакомясь с девушками бедняга всегда испытывал трудности, а на фоне своего развязного друга-красавца и вообще терялся. Но как он не старался скрыть своего интереса к девушкам, ничего не получалось. Блондин знал, что Рен ни за что не согласится упустить представившуюся возможность. Особенно в нынешнем состоянии: уже целый месяц они находились в лагере, в почти добровольной изоляции, и, хотя за Рена он не мог расписаться с полной уверенностью, но лично сам едва на стены не лез от такого продолжительного воздержания. Щедро нашпигованный юношескими гормонами организм требовал одного: секса, секса и еще раз секса. Ему так часто и так много его хотелось, что порой даже сомнения закрадывались: а точно ли его животным был тигр, а не кролик?
  - Мы еще очень пожалеем об этом. Я уверен, - заверил его Рен, снимая с груди футболку. Они уже подошли к речке, а дальше...
  ***
  А дальше в голове Юджина как всегда срабатывал какой-то щелчок, словно защита мозга, которая ограждала его от воспоминаний и знаний, с которыми ее владелец не мог справиться.
  - Он так и не выплыл, да и меня вытянули едва живого. В тот день речка вышла из берегов, течение было ужасно сильным, а никто из нас не занимался плаванием на профессиональном уровне. Меня спасла Майли, которая, как она потом всем рассказывала, по счастливому стечению обстоятельств как раз прогуливалась у речки. Хотя я уверен, что она попросту шпионила за нами. Вернее, за мной. И она спасла меня, а не Рена, разве не удивительно? Я до сих пор считаю, что он больше заслуживал тогда на второй шанс, чем я.
  - А эта Майли, она что - пловчиха? - с сомнением спросила Джес.
  - Нет, но ей помогла ее... животная форма.
  Мур взмолился, чтобы Джесмайн не стала уточнять, какая именно. Еще не хватало перепугать маленькую до смерти... Потом будет трудно убедить ее в том, что его тигр никак не слабее,а скорее даже сильнее, хотя чисто визуально, конечно, страху нагоняет куда меньше.
  - А клиническая смерть? - к счастью, девушка во время переключилась на более безопасную тему.
  - Продолжалась минуты четыре, не больше. Да и то, сам я ничего из этого не помню. Если ты хочешь знать, был ли свет в конце туннеля, ангелы или что-либо из этой же оперы, то нет, я ничего не видел. Помню только ощущения холода и пустоты - больше ничего. Но хватит с нас великих откровений за день. Быстренько идем в душ, пока кое-кто окончательно не опоздал в колледж, - подхватив визжащую голую блондинку на руки, не менее голый Юджин направился в ванную.
  ***
  В то утро Шейн внезапно совершил предельно глупую и непростительную оплошность, которая шла в разрез абсолютно со всеми его высокоразвитыми инстинктами опытного бабника. Прежде чем распахнуть дверь своей комнаты, он забыл проверить обстановку на вражеской территории, и согласно всем законам Мерфи столкнулся нос к носу с Джессикой. Парень так перепугался от неожиданности, что едва не подпрыгнул на месте. Быстро прикрыв дверь за собой, он загородил спиной весь проход, расплывшись в неестественно широкой улыбке. nbsp;
&
&
&
&
  - Доброе утро, Шейн. Как спалось? - темные глаза лучились неприкрытым лукавством.
  - Джесс! - громко охнул брюнет не столько для себя, сколько для того, чтобы предупредить Холли, оставшуюся по ту сторону запертых дверей. - Я смотрю, ты рано сегодня...
  - Также как и ты, - елейно пропела девушка, аккуратно помешивая ложкой дымящийся чай в своей чашке. Она выглядела на все двести процентов в своем розовом спортивном костюме, и Шейн пришел к выводу, что даже легкий беспорядок на голове придавал ей особого шарма.
  - А я вот к Юджину иду, - ляпнул он, совершив за раз второй подряд промах. Никогда не оправдывайся: именно этого постулата придерживаются все настоящие мужчины, и именно ему труднее всего следовать в подобных критических ситуациях. - За бритвой. То есть, вернее, за лезвиями для станка, что, в принципе, у нас мужчин считается синонимами.
  - Конечно, - согласилась Сика, сделав аккуратный небольшой глоток. - Ну так чего же ты стоишь? Иди.
  - Да, я как раз к нему шел, когда ты меня остановила..
  - Иди, иди, - поторопила она его, помахав рукой. - И возвращайся неприменно с лезвиями. А я тебя здесь подожду, заодно потом вместе пойдем завтракать. nbsp;
&
ее губ первый новообретенный поцелуй, когда девушка снова его перебила:
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  Стиснув зубы от бессильной злобы, Шейн принялся подниматься по лестнице, чувствуя, что Джессика его в чем-то обошла, только в чем именно он пока не мог разобрать. Еще бы Холли не додумалась высунуться во время его отсутствия... Но нет, она девочка смышленая, сможет понять, что и к чему. В принципе, Шейн сам не до конца понимал, зачем играет во все эти игры. Спит с Адамс, скрывает это от Джесс, хотя на самом деле та об этом прекрасно знает... Но их случай был уникальным. Он был первым Хранителем в истории, который не смог добиться взаимности своей итоши. Даже более - та его попросту презирала. Ну, может, не его самого, а образ жизни, который он вел, но от этого Шейну легче не становилось. Он не мог измениться, просто не мог. Да и зачем? У него не было абсолютно никакого стимула к этому: отношение Джессики к нему большую часть времени граничило с беразличием и никогда не выходило за рамки иронично-дружеского. Ломать себя ради призрачной надежды? Это же так глупо...
  Постучавшись, но так и не дождавшись ответа, брюнет вошел внутрь, прекрасно зная, что Юджин свои двери никогда не запирает. Ох уж эти Главы с их королевским самомнением! А ведь в двадцать первом веке пока никто еще не отменил огнестрельного оружия, да кто ж в их заносчивые головы это вобьет...
  - Юдж? - по-прежнему никакого отклика, но тут Шейн услышал шум льющейся воды из ванной. Блондин принимал душ! Отлично, меньше времени придется потратить на поиски этих чертовых лезвий.
  - Слушай, я у тебя хотел одолжить... - слова замерли на его губах, когда он толкнул дверь в уборную и спустя неполную секунду, понадобившуюся для адаптации в напаренном помещении, увидел обнаженную Джесмайн, пораженно застывшую в открытой незастекленной кабинке душевой. Рядом с ней несомненно стоял Юджин, но мозг Шейна отказывался улавливать эту, в данный момент абсолютно несущественную, деталь. О Боже, вот это была фигурка! А видел он их не мало, и мог сказать, что...
  - Пошел вон! - рявкнул Мур, в мгновение ока спрятав блондинку за своей широкой спиной. Жаль. На голого блондина смотреть было уже далеко не так интересно. Терялось все эстетическое удовольствие.
  - Да я ничего не видел! Я пришел за...
  - ВОН!!!
  Решив больше не испытывать судьбу, брюнет пулей вылетел в спальню, мысленно сделав напоминание себе обязательно расквитаться с Джессикой за такую подставу.
  ***
  - Хол, можешь выходить. Я знаю, что ты там.
  Услышав голос Джессики, брюнетка едва сквозь землю от стыда не провалилась. Господи, когда же Шейн прекратит над ней издеваться и намеренно ставить в заведомо неловкое положение? По его вине она чувствовала себя чуть ли не падшей женщиной, хотя все, что она делала на самом деле - это позволяла себе непозвлительную роскошь любить своего любимого мужчину. Количество тавтологий в этом предложении примерно соразмерялось с ее смущением в данный момент.
  Робко выглянув из-за двери, Адамс проскользнула во двор, стараясь напустить на себя как можно более невозмутимого виду. Впрочем, оказалось, что Джессике справиться с данной задачей удалось на порядок лучше: блондинка стояла в самой непринужденной позе и с по-настоящему аристократическими манерами изредка пригубляла чай из небольшой фарфоровой чашечки в своих руках.
  - Извини, - буркнула Холли, не найдя других более подходящих слов. Сика окинула ее наигранно удивленным взглядом.
  - За что? Никто не сможет унизить тебя больше, чем уже делаешь это ты сама.
  - Я не считаю свое поведение зазорным! - оскаблилась девушка. - Я провела ночь с любимым и ни капельки не стыжусь этого!
  - И именно поэтому по утрам ты крадешься из его комнаты, словно какой-нибудь воришка, - понимающе прицокнула языком блондинка. - Пойми, Шейн относится к тебе так, как ты сама ему позволяешь. Но, кажется, я сейчас, как и все время до этого, лишь зря сотрясаю воздух. Впрочем, я не затем тебя позвала, чтобы прочесть очередную порцию бесполезных нотаций.
  - Ты за мной пришла? - искренне удивилась девушка.
  - Да, детка, и не округляй так глазки. Пройдем на кухню - здесь не самое лучшее место для подобных разговоров.
  Кивнув Хол, чтобы та следовала за ней, Джессика не медля направилась в сторону центрального крыла. Адамс не оставалось ничего иного, как послушно пойти за ней, попутно изводя себя догадками, зачем именно она могла понадобиться высокомерной Хранительнице, да еще в такую рань. И ведь она прекрасно знала где ее искать - в комнате Шейна! - какой позор... Не удивительно, что ее мнение о ней так невысоко. В кухне девушки уселись за обеденный стол, напротив друг дружки, но брюнетка предпочла устремить свой взгляд в сторону холодильника: смотреть глаза в глаза Джессике у нее не было никакого желания.
  - Так о чем ты хотела поговорить?
  Сика молча отставила чашку в сторону, сложив замком свои руки на столе.
  - Близится день рождения Юджина.
  Холли нахмурилась: совсем не такого начала она ожидала.
  - Кажется, он у него в ноябре?
  - Девятнадцатого числа, - небрежно уточнила блондинка.
  - Но я-то здесь причем?
  - Ты-то, быть может, и не при чем, но вот твоя подруга имеет к нему самое прямое отношение. Насколько я понимаю, она не в курсе предстоящего праздника?
  - Не знаю... Разве что Юджин сам ей сказал...
  - В чем я очень и очень сомневаюсь. Юджин уже почти десять лет никак не отмечает эту дату, ведь буквально на следующий день после его восемнадцатилетия утонул Рен.
  - Мне Дерек рассказывал о чем-то подобном, но я не слишком интересовалась подробностями, - с сожалением призналась Холли.
  Вытянув перед собой кисть левой руки, Джессика принялась увлеченно рассматривать свой идеальный французский маникюр на длинных аккуратно подстриженных ноготках, при этом продолжив:
  - Я хочу, чтобы ты попросила Джесмайн переубедить Юджина на этот счет. Ему пора перестать так любовно носиться с собственным прошлым. Все сроки давности для траура уже давным-давно истекли. Меньше всего в подобном продолжительном самобичивании нуждаются умершие. Мне кажется, у нашего Главы возникла своего рода зависимость к самоистязанию, и это делает его слабым. Тигр не может быть слабым - это ставит под угрозу всех Хранителей.
  Но Холли почему-то была уверена в том, что меньше всего в данный момент Сика думает о самой себе или, тем более, о всей расе Хранителей. Наверное, она просто не могла полностью открыться перед неблизким человеком, показав всю глубину своей привязанности к другу.
  - Но почему ты сама не обратишься к ней?
  - Знаешь, понятия не имею. В твоей подруге есть что-то такое... Возможно, частично это объясняется тем, что она итоши Главы... Но с другой стороны, твоя Джес с самого начала показалась мне странной... Нет, она мне очень симпатична, но не могу сказать, что понимаю ее. Если бы она только захотела, то могла бы с легкостью отобрать всю мою популярность в колледже, но этого не случилось. Я до сих пор не могу понять мотивации большинства ее поступков. В этом они с Юджином очень похожи - того я тоже вот уже сколько лет безуспешно стараюсь раскусить. Удивляюсь, как это им понадобилось целых два месяца, чтобы проторить дорожку друг к другу.
  - Наверное, им помешала еще одна общая черта - ослиное упрямство, - со смехом заметила Адамс, и - о, чудо! - Сика улыбнулась ей в ответ.
  - Вероятно. Но ты обязательно поговори с ней о день рождении. В Блоссом Вэлли слишком давно не было никаких по-настоящему домашних и душевных посиделок.
  Холли согласно кивнула, вспомнив, что с отъезда Эдана под их общей крышей на самом деле стало на удивление тихо...
  
  Глава 18
  
  Если бы хоть кто-нибудь еще пару месяцев назад сказал Холли, что она подружится с Джессикой, то она бы, по меньшей мере, громко рассмеялась этому человеку в лицо. Более абсурдного предположения невозможно было и вообразить, но сейчас, входя в столовую бок о бок со своей гипотетически главной соперницей и недображелательницой, брюнетка почему-то совершенно не чувствовала прежнего негатива. Напрягшись, она попыталась заставить себя отыскать в самых укромных уголках своей души хотя бы тень намека на былую антипатию, но... ничего. Никакой неприязни больше не было. Странно, ведь ничего же в их жизни не поменялось: Шейн по-прежнему был влюблен в Сику. Наверное, она сама изменилась или просто устала мучаться и ревновать без толку...
  - Вон Джесмайн сидит за столиком у окна. Давай присядем к ней, и ты как будто невзначай заведешь разговор о день рождении Юджина, - мгновенно загорелась блондинка. - Мне будет очень интересно увидеть ее реакцию.
  - Что-то она какая-то невеселая, - с сомнением заметила Хол, тем не менее, направляясь в сторону подруги.
  - И это после ночи секс-марафона с тигром? Я же говорила тебе: она странная, - многозначительно приподняла брови Джессика, на последней фразе переходя на шепот, так как они уже успели вплотную подойти к столику.
  - Джесмайн, ничего, что мы присядем рядом?
  Мэтьюс вздрогнула, и, наконец, отвела свой неподвижный взгляд от окна. Присмотревшись, Холли заметила едва заметные темные круги под ее глазами: очевидно, бедняжке на самом деле не особо удалось выспаться за последнюю ночь. Как-то не очень хорошо Юджин заботился о своей итоши. Или, наоборот, уж слишком хорошо? Это смотря с какой стороны подойти к вопросу...
  - Да, конечно же. Даже спрашивать не нужно, - Джес пододвинула свой стул ближе к подоконнику, освобождая место. Девушки расселись полукругом, и Сика тут же легонько ущипнула ногу Хол под столом, намекая на то, что неплохо было бы и поторопиться с разговором. Но брюнетку в данный момент больше беспокоило непривычно рассеянное и задумчивое настроение подруги.
  - Джесмайн, что-то случилось? - обеспокоенно проговорила она, положив свою ладонь поверх запястья блондинки. Пусть знает, что не одна, и что в любую минуту может обратиться к ней за помощью.
  - Да так... - тяжело вздохнув, пробормотала девушка. - Я, всего лишь, полная идиотка, но это давно не новость.
  - Что такое? Почему ты на себя наговариваешь? Ты умница и красавица, и вообще самая толковая девчонка, которую я только знаю.
  Мэтьюс как-то странно покосилась на Джессику, как будто на долю мгновения испытывав некую неловкость от ее присутствия, но затем ее взгляд снова вернулся к прежнему безразличию.
  - Мы не пользовались презервативами. И вообще никакой другой котрацепцией. Вы понимаете это? - она ни на тон не убавила своей обычной громкости голоса, ни капельки не заботясь о том, что ее может подслушать любой желающий в студенческом буфете. - Разве я не дура после этого? У меня вообще, по ходу, мозги отключились той ночью... И этим утром. Только в колледже мне пришла в голову эта мысль, и словно обухом по голове ударила! Я дурадурадура... Ну ладно, со мной все ясно. Но ОН??? Он-то куда смотрел? Я согласна, доверие в отношениях - это наше все, но блин... Не предохраняться во время секса - это же верх инфантилизма...
  Холли ошарашенно округлила глаза, не зная, чему поражаться больше в этот момент: тому, что говорила Джесмайн, или тому, что это говорила именно Джесмайн. Они редко затрагивали подобные темы, и Адамс всегда считала свою подругу ужасной скромницей... Вот тебе и тихие омуты.
  - У Хранителей иммунитет ко всем заболеваниям, - шепотом перебила расходившуюся Мэтьюс Джессика. - В том числе к венерическим. Мы не можем ими не заразиться, не заразить. Если тебя именно это беспокоит.
  - О, ты меня успокоила! А что, если я забеременела? Вы об этом подумали?!
  В буфете мгновенно повисла гробовая тишина, и все головы, словно повинуясь единой неслышной команде, повернулись в сторону Джесмайн. Холли расплылась в приторно широкой улыбке, принявшись энергично махать руками:
  - А мы тут с девочками решили в театральный кружок записаться. Уже и диалоги репетируем. Не обращайте внимания.
  - Ты итоши Юджина, - шепот Джессики стал почти бесслышным. Лично Холли продолжала различать слова только потому, что тщательно всматривалась в едва уловимые движения ее тонких губ. - Что удивительного в том, что он задумался о продолжении рода именно со своей суженой? Ему почти двадцать восемь лет - уже давно не мальчик, и вполне может позволить себе роскошь стать отцом.
  - А мне двадцать один, и роскошь стать матерью мне все еще не по карману! Он мог бы и поинтересоваться моим мнением на этот счет. Я только-только поступила в колледж. С таким трудом! И что же - сразу бросать учебу и уходить в декрет? Так я никогда не получу образования, и буду до пенсии сообщать посетителям Макдональдса об освободившейся кассе.
  - Мэтьюс, вот сейчас я точно начинаю верить в то, что ты все-таки идиотка, - пробормотала Сика, откидываясь на спинку стула. - Юджин - один из самых богатых и влиятельных людей в Канаде, и ты думаешь, он позволит своей жене работать в Макдональдсе? Или вообще работать? В крайнем случае, если ты будешь о-о-очень настаивать, он соизволит устроить тебя на какую-нибудь непыльную должность в одной из многочисленных компаний, принадлежащих его холдингу. И, уж поверь мне, единственным критерием, которым он будет руководствоваться при ее выборе - это чтобы ты находилась поближе к нему и все время была на виду.
  - А я не приемлю такого. И не собираюсь. Не буду я сидеть на его шее! И не только на его, а в принципе на чьей-либо. Я хочу добиться чего-то в этой жизни самостоятельно, без чужой помощи, понимаешь? Я не люблю быть зависимой или должной. Мне нужно быть уверенной, что моя жизнь останется моей, даже если что-то пойдет не так.
  - Нет, не понимаю, - покачала головой Джессика.
  - Ты всегда можешь сделать аборт, - вмешалась в разговор Холли. - Если не хочешь ребенка - хотя не вижу смnbsp;
&ысла разводить панику раньше времени, ведь точно еще ничего не известно - то это будет решением проблемы.
  Наконец-то ей удалось пробиться к Джесмайн, вот только брюнетка вовсе не была уверена в том, что добивалась именно этого.
  ***
  - Я не буду делать аборт! - фыркнулnbsp;- Да, итоши, - прошептал Юджин, сверкнув глазами, и опустился ниже, чтобы украсть сnbsp;Джесмайн молча подошла к кровати и медленно опустилась на белые простыни, лениво вытягиваясь, словно кошка, во весь рост. Из одежды на ней оставались лишь маленький клочек ткани трусиков и светлые босоножки на высоком каблуке. Более откровенного приглашения Юджин не получал за все свои неполные двадцать восемь лет. Его дыхание сбилось, и он принялся лихорадочными движениями стаскивать с себя пиджак. Сняв туфли и носки, он плюнул на все остальное, и бросился к постели, обуреваемой нанасытной чувственной жаждой. И прежде всего ему было необходимо поцеловать ее. Ведь с той короткой вспышки страсти в автомобиле они так больше и не целовались.
ее губ первый новообретенный поцелуй, когда девушка снова его перебила:
&а Джес, уверенно отметая прочь саму мысль об этом. Как Холли даже подумать могла о таком? Возможно, в ее семнадцать эта затея и кажется простым и удобным выходом из сложившегося положения, но Джесмайн знала, что никогда не пойдет на такое. Убить собственного, пусть и еще неродившегося, ребенка? Нет, она ни за что не смогла бы жить с этим дальше.
  - Об этом тебе нужно поговорить с Юджином, - заключила Джессика, подводя итог их дискуссии. - Это ваше с ним личное дело, но я советую не накручивать себя раньше времени. Все устаканиться, вот увидишь.
  Мэтьюс послала Джессике признательный взгляд. Подумать только - она ее успокаивала, поддерживала! И куда только подевалась былая вражда? Как-то незаметно Сика превратилась в человека, которого Джесмайн очень бы хотелось видеть в качестве своего друга.
  - Джес... - пробормотала Джессика, как будто силясь подобрать нужные слова.
  - Что, Джесс? - улыбнувшись, передразнила ее блондинка.
  - Юджину скоро день рожденье. Ты знаешь об этом?
  Нахмурившись, девушка склонила голову набок. День рождение? Странно, Юджин ей ничего о нем не говорил... Но с него. Когда именно?
  - Девятнадцатого ноября.
  На самом деле скоро. Закусив нижнюю губу, Мэтьюс сразу же задумалась о том, где возьмет деньги на подарок любимому. Хорошо, что она узнала об этом сейчас, иначе ведь вообще не успела бы ничего накопить. Можно еще, конечно, взять в долг... Вот только у кого? Холли напрягать не хочется, может, тогда у Шейна?
  - Эй, ты чего зависла? - окликнула ее Холли.
  - Думаю, что бы ему подарить... А где Юджин праздновать решил, кто-нибудь знает?
  Джессика с Холли как-то странно переглянулись, и затем окончательно ее запутали.
  - Юджин не празднует его вот уже почти десять лет.
  - Из-за Рена? - догадалась Джес, произведя в уме нехитрые математические подсчеты. Да и с Муром они только этим утром разговаривали на эту тему.
  - Он тебе рассказал все? Хотя чему я удивляюсь - ты же его итоши... В таком случае ты должна понимать всю сложность ситуации. Но еще важнее понять, что ему пришла пора расстаться со своим прошлым. Ты его итоши, ты сможешь его переубедить.
 nbsp;- И это после ночи секс-марафона с тигром? Я же говорила тебе: она странная, - многозначительно приподняла брови Джессика, на последней фразе переходя на шепот, так как они уже успели вплотную подойти к столику.
; А вот в этом утверждении Джесмайн очень и очень сомневалась. Если уж блондин что-то решал, то отговорить его от задуманного потом было почти невозможно. Определенно, они переоценивают степень ее влияния на него. Они встречаются всего неделю, о каких манипуляциях вообще может идти речь?
  - Я попробую... Но ни за что поручиться не могу. Если Юджин будет против, то принуждать его будет абсолютно бесполезно...
  - А ты не принуждай, - заговорщески подмигнула ей Холли. - Ты пусти в ход наши фирменные женские штучки.
  - Спекулировать сексом? - скривилась блондинка.
  - Да нет же, дурочка! Соблазни его. А как доведешь до нужной кондиции, сразу выскажи свою просьбу. И пообещай, что после праздника повяжешь красный бантик на шею и подаришь себя в личное пользование на целую ночь. Или что выпрыгнешь из торта и станцуешь имениннику стриптиз на коленях. Да мало ли что еще?
  Джес спрятала пылающее лицо в ладони, поражаясь, как только такие юные создания могли быть одновременно и такими распущенными. Ей бы в пору идти в монашки с такими консервативными взглядами на жизнь, раз даже такие пустяки заставляют ее краснеть, словно школьницу.
  - Я... подумаю над этим, - невнятно промямлила она, и чтобы как-то сменить щекотливую тему добавила: - А Эдан так и не появился на занятиях?
  - Нет. Хотя у их с Шейном группы их сегодня и нет, - пояснила Джессика. - Но Шейн недавно был в их деканате, и там ему сообщили, что Эдан написал заявление, взяв академический отпуск.
  - Куда же он уехал?
  - Хм... Меня почему-то больше волнует вопрос, когда же он вернется.
  - Он... обиделся на меня, - призналась Джес. - Но я надеюсь, что со временем Эдан поймет причину моего отказа. Я ведь ничего ему не обещала, поэтому не понимаю, с какой стати он чувствует себя обманутым. Он глупо поступил, уехав не попрощавшись. Да и никакой отпуск ему не поможет. Бежать от проблем - не выход.
  Сика, сжав губы, задумчиво покачала головой.
  - Если Эд бежит от проблем - это еще полбеды. Главное, чтобы он их не искал.
  ***
  - Я же уже говорил, что ты можешь в любой момент начать стажироваться у нас, - напомнил Юджин, впуская Шейна вперед себя в свой кабинет. Помещение было просторным и без лишних нагромождений: в его излюбленном стиле минимализма. Но те немногие предметы мебели, которые здесь располагались, были дорогими, даже роскошными, но главное - качественными и функциональными. Большой дубовой стол с компьютером, несколько кресел для посетитлей, внушительный архив документации в виде длинного шкафа вдоль стены и небольшой черный сейф на полу в углу - вот и все, что увидел блондин, окинув комнату привычно рассеянным взглядом собственника. Обогнув стол по периметру, он уселся в свое излюбленное по-настоящему королевских размеров черное кресло: никаких золотых подлокотников или парчи в виде оббивки, лишь натуральная кожа, как дань не столько деловому стилю офиса, сколько меры в чувстве стиля его хозяина.
  - Уволь, - оскаблился в улыбке брюнет, вытягивая свои длинные ноги под стол, и вальяжно усаживаясь в кресло напротив. - Большой бизнес не для меня: слишком много условностей, ограничений, жестких правил... Я буду чувствовать себя маленьким заблудившимся котенком в бассейне пираний.
  - Ты забыл упомянуть "слишком много ответственности". Мне кажется, все дело в этом.
  - Юдж, да ты просто экстрассенс! Взял и сразу прочел меня, словно открытую книгу, - сострил Шейн, стараясь и виду не показать, как на самом деле задевают его слова друга.
  - Отложим этот разговор до того момента, как ты закончишь колледж, что, к слову, произойдет уже в этом году, - приподняв правую бровь, напомнил блондин. Выдвинув верхний ящик в столе, он достал оттуда большой увесистый револьвер крупного калибра, и положил на видном месте. - А сегодня у нас есть дела и поважнее.
  - Да, ты говорил. Но зачем Дереку приезжать в Ричмонд? Тем более, он попросил о встрече не Холли, а тебя. Слушай, я не хочу лезть в ваши дела и дела Совета... А судя по тому, как ты готовишься к встрече, вы будете обсуждать не только последние сплетни, я прав?
  - А, ты об этом? Это всего лишь игрушка. Зажигалка, - подхватив револьвер, Мур быстро нажал на курок и из толстого дула показался язычок оранжевого пламени. - Но производит впечатление, я согласен. Я попросил тебя присутствовать при нашем разговоре как раз потому, что не хочу, чтобы он выходил за рамки. Ты же знаешь Дерека. Этот идиот по уши влюблен в Майли и, дерзя своему первому Главе, мечтает выслужиться перед вторым.
  - Так он с неофициальным визитом?
  - Еще не в курсе, - пробормотал Мур, но его прервал раздавшийся звонок телефона. Блондин быстро поднял трубку, зажав ее своим подбородком. - Да, Джейн, можете проводить его, - ответил он, сбросив вызов. - Легок на помине. Вот сейчас все и узнаем.
  Юджин утсроился в кресле поудь к встрече со своим старым конкурентом - назвать его врагом просто язык не поворачивался. Давным-давно они оба боролись за внимание Майли, но Дерек так до сих пор и не понял, что их соперничество уже много лет, как кануло в лету. Он никак не мог простить того факта, что Майли выбрала не его, а Юджин, получив желаемое, лишь поигрался с ней, с самого начала не рассчитывая даже на возможность построения серьезных отношений. Учитывая, что Майли вовсе не была итоши Адамса, такая слепая преданность с его стороны невольно... восхищала.
  Дерек вошел без стука, поэтому Мур решил не утруждать себя правилами этикета, и в ответ даже не пошевелился, чтобы поприветствовать гостя. Теперь, когда Юджин успел хорошо познакомиться с его сестрой Холли, сходство между нею и братом очень бросалось в глаза. Оба черноволосые, темноглазые и смуглые, они не отличались высоким ростом, но брали живостью характера и фантанирующей энергетикой своих повадок. Брюнет был одет в деловой черный костюм и белую рубашку, правда, без галстука. Штаны были немного примяты с боков, и блондин сделал вывод, что тот явился в офис прежде, чем успел разместиться в гостинице. Какое же поручение Совета заставило его так сильно спешить? Определенно точно, что и он сам был заинтересован в нем, иначе ни за что бы не стал браться за дело с таким нешуточным энтузиазмом, которым буквально лучились его карие глаза. Надо же, его ни капельки не раздражал собственный статус шестерки при Совете, а на деле кучке интриганов и одной умалишенной особы, волею случая оказавшейся на должности Главы.
  - Мур.
  - Адамс.
  Молодые люди обменялись улыбками, более походившими на волчий оскал.
  - Какими судьбами, дружище? - сарказм превратил последнее обращение в неприкрытую насмешку. - Полагаю, твой приезд вызван совсем не беспокойством о родной сестре?
  Блондин решил напомнить Дереку о его должке. Не стоит уточнять, что только благодаря ему он наконец нашел свою итоши. Вообще о Джесмайн Юджин предпочитал не распространяться в кругу Хранителей. Не дай Бог, дойдут слухи до Майли, тогда проблем не оберешься. Еще не хватало, чтобы эта сучка принялась досаждать маленькой. Не то, чтобы он сомневался в собственной способности защитить итоши, но и идти на глупый риск совсем было ни к чему.
  - А должен? - угрожающе рыкнул Адамс.
  - Ручаюсь, что нет, - елейным голосом заверил его Мур, но при этом покосился на Шейна, который за это время успел всем телом вжаться в спинку своего кресла. Похоже, знакомство с потенциальным шурином совсем не привело его в восторг. Ну что ж, оно и полезно - пусть посмотрит, на какие проблемы нарвался, заморочив голову девочке из семейства Адамс. - Я как раз собирался звонить тебе на днях - вот совпадение? Нужно, чтобы ты уладил кое-какие дела общины.
  - А ты почему не можешь? Между прочим, Мур, в данном вопросе у тебя гораздо больше компетенции. Все-таки именно ты - ее глава.
  Мужчина послал Дереку уничтожающий взгляд.
  - Вопрос локального уровня. Мне нужно, чтобы ты исключил из наших членов семью некиих Брайтонов. Проживают здесь же, в Ричмонде. Муж и жена, немного за сорок. К тому же, мое имя никак не должно фигурировать в деле.
  До этого Юджин успел замести все остальные следы, которые могли бы хоть как-то связать его имя с сектой Хранителей, но, чтобы Джесмайн никогда не узнала о его роли в ней, приходилось проссчитывать все возможные варианты. Даже самые, с первого взгляда, незначительные.
  - Хорошо, я займусь этим. И мы будем в расчете, - ухмыльнувшись добавил Дерек. Кто бы сомневался, что он захочет при первой же возможности вернуть свой долг. - Я слышал, Хэйвуд пропал? - словно мимоходом, бросил брюнет, без дополнительного приглашения усаживаясь в соседнее кресло с Шейном. Того аж передернуло от такого соседства. Мур чувствовал, что Шейн его сейчас клянет на чем свет стоит за такую медвежью услугу. О, позже он очень дорого запросит в компенсацию своего морального ущерба! И придется ведь заплатить. Заслуженно.
  - Как вижу, слухами земля полнится. Но к чему мне отвечать на твой вопрос? Ты и так знаешь ответ на него, не так ли? - взяв со стола револьвер, Юджин принялся, играючи, перекидывать его из одной руки в другую.
  - Мало ли, может, ты бы решил поделиться со старым другом небольшими скабрезными деталями.
  - Не вижу причин для злорадства. Ты же прекрасно знаешь, что с помощью поиска я могу найти Эдана в любой момент. Привелегии Главы, сам понимаешь.
  Расправив широкие плечи, блондин почувствовал, как натянулась рубашка от силы движения его мускулов. Надо же, а ведь он напряжен. Немного, но все же. Давненько с ним такого не случалось. Точнее, с прошедшей ночи, но ведь тогда и повод был совсем другой... Отогнав прочь восхитительные в своей сладости воспоминания, Мур неимоверным усилием воли заставил себя вернуться к реальности. И к Дереку с Шейном, когда на самом деле в данный момент страстно желал, чтобы на их месте внезапно оказалась Джесмайн, и тогда бы он... Снова его мысли приняли ненужное русло. С некоторых пор длительная концентрация на одном конкретном занятии, за исключением занятия сексом со своей любимой, давалась ему с огромным трудом. Но одновременно тигр в нем чувствовал себя таким умиротворенным, спокойным и довольным жизнью, как никогда прежде. Вот, какой подарок приподнесла ему его итоши.
  - Я и не ставил под сомнение твою самонадеянность, - дерзко заметил Дерек. - Я совсем не удивлен тому, что люди, окружающие тебя, начинают потихоньку разбегаться. Я всегда знал, что этим все непременно и закончиться, вопрос был лишь во времени, которое им понадобиться, чтобы докопаться до твоей гнилой сущности. Похоже, Хэйвуд уже раскусил тебя, не так ли?
  Приглушенно зарычав, Юджин приподнялся в кресле, едва сдерживаясь от того, чтобы в ту же секунду не наброситься на Адамса. Это была явная провокация с его стороны! Никогда прежде он так открыто не оскорблял его, а, значит, сейчас умышленно затевал драку. Поняв это, Мур мгновенно остыл. Ему пришло в голову, что только изменившиеся обстоятельства в их положении могли дать Дереку повод так нахально себя вести со своим Главой. Что, черт возьми, произошло? Собственное неведение начинало его раздражать.
  - Парни, может, по кофейку? Я пойду попрошу Джейн сварить вам по чашечке, - пролепетал Шейн, вставая с кресла, но рык Мура вернул его на место.
  - Сиди, где сидишь.
  - Уверен? Я могу ведь и чая попросить. Ромашкового. Или еще лучше - липового.
  Проигнорировав друга, мужчина снова воззрился на Адамса, стараясь придать своему виду прежнюю невозмутимость. И, кажется, у него это получилось.
  - Так, зачем ты явился? И что еще интереснее - в каком качестве? Это частный визит или сейчас ты говоришь от лица Совета?
  - О нет, ты не подловишь меня с помощью такой детской уловки, Мур! - рассмеялся Дерек, вальяжно закинув ногу на ногу, при этом сукно его брюк четко обрисовало внушительный бицепс мощной ноги. - Все, что я говорил до этого, было сказано мною лично тебе, без всех этих статусных заморочек. Просто как мужчиной мужчине. Но с этого момента я вернусь к официальной части своей работы, и буду говорить уже от лица Совета, как и полагается.
  Замерев, блондин превратился в само ожидание.
  - Думаю, ты прекрасно помнишь, что близиться дата десятилетней годовщины со дня смерти Рена.
  Это был удар ниже пояса, причем весьма неожиданный. Меньше всего Юджин думал, что Совет начнет копаться в прошлом и ворошить старые, давно забытые дела. Что еще они придумали на этот раз?
  - И? - на скулах молодого человека заходили желваки, выдав крайнюю степень его нетерпения.
  - Как ты помнишь, расследование по этому делу так и не было официально закрыто. А, поскольку по законам Хранителей, в отличие от законов обычных смертных, в подобных вопросах не действует такое понятие, как срок давности преступления, Совет решил возобновить дело.
  - На каком основании?
  - Для вынесения окончательного вердикта суда. Следствию, возобновившемуся совсем недавно, удалось отыскать новые и очень важные улики, которые смогут повлиять на ход дела.
  Поднявшись с кресла, Дерек направился к выходу.
  - Заседание суда состоится в Шотландии шестнадцатого ноября. В качестве свидетелей приглашены Джессика Майлз, Холли Адамс, Джесмайн Мэтьюс и Шейн Макгиди. Надеюсь, ты передашь им приглашение Совета, а билеты в Шотландию уже были высланы по адресу Блоссом Вэлли. К сожалению, я сам не могу задержаться - видишь ли, меня назначили главным прокурором слушания, и я очень серьезно решил подойти к этому назначению.
  - А я, черт возьми? - не вытерпел Юджин. - Почему ты ничего не говоришь на мой счет? Мне тоже нужно лететь в Шотландию на этот чертов суд?
  - Конечно, Мур. Ты же, фактически, будешь его главным действующим лицом. Какой суд обойдется без своего главного обвиняемого по делу? - весело подмигнув блондину, Дерек широко распахнул двери, и уже собрался переступить порог, когда его снова окликнули:
  - И в чем Совет меня обвиняет?
  - Как это в чем? В преднамеренном убийстве Рена Винфри, разумеется, - ответил Адамс, громко хлопнув дверью на прощание.
  
  Глава 19
  
  Весь день Джесмайн провела как на иголках. Итоши - вот и все, что они нашли сказать! Возможно, для Хранителей это слово и звучало, как нерушимая клятва и одновременно панацея от любых притирок в отношениях, но она-то была самым обычным человеком. И проблемы в их паре считала самыми что ни на есть банальными и извечными: весьма вероятная беременность, вопрос взаимного доверия, сомнения в чувствах своей половинки... Прокрутив в голове тысячи вариантов возможной реакции блондина на свое заявление, Мэтьюс едва не довела себя до нервного срыва. Перспектива серьезного разговора с Юджином пугала до чертиков. С одной стороны, она ожидала его, заранее готовя все разумные доводы в защиту собственной аргументации, но с другой - все равно не могла не волноваться.
  По окончанию занятий девушки втроем вышли из колледжа: во дворе кампуса в своем автомобиле их уже поджидал Шейн. Но не успела Джес сделать и пары шагов по направлению к его машине, как раздался пронзительный тройной сигнал клаксона. Резко обернувшись, блондинка увидела припаркованный огромный черный хаммер, за рулем которого сидел Мур, и буквально сверлил ее своим пристальным взглядом. Судя по нахмуренному выражению лица, настроение у него было не ахти. Не самое хорошее начало, что и говорить. Он снова засигналил, и, очнувшись от раздумий, Мэтьюс с тяжелым вздохом сменила маршрут, повернув в сторону внедорожника.
  - Похоже, сегодня я еду не с вами, - бросила она на прощание Холли и Джессике, которые и не подумали протестовать.
  - Встретимся дома, - подмигнула ей Адамс, и быстро залезла на заднее сидение BMW.
  - Удачи, - приободрила Сика, усаживаясь рядом с Шейном впереди.
  "Ну вот и все. Я осталась одна, и назад дороги уже нет", - подумала Джес, в нерешительности замерев возле хаммера. Юджин мгновенно выбрался из машины, и галантно приоткрыл перед ней переднюю дверцу, а затем, усадив, также быстро вернулся обратно на свое водительское место.
  - Спасибо, что встретил, - пробормотала Мэтьюс, закинув сумку подальше на заднее сидение. Да уж... салон здесь был по-настоящему огромен! Даже больше, чем у внедорожника, на котором они ездили к побережью. И эту машину она никогда не видела в гараже Блоссом Вэлли. Неужели у него настолько большой автопарк? И как тут не ощутить себя настоящей Золушкой на фоне такого принца? Жаль только, что в сказки Джес уже давно разучилась верить. Да и "принц" в ее мечтаниях никогда не отождествлялся со спонсорством. Но, интересно, обратил бы он вообще на нее внимание, если бы не все эти заморочки по поводу итоши и их влияния на Хранителей? В чем именно выражалось это влияние и "успокоение", она ведь так до конца и не поняла...
  - Я же еще утром говорил, что встречу, - сухо напомнил Юджин, трогая машину с места. Скосившись на своего мужчину, Джесмайн в который раз отметила его необычную сдержанность при встрече, а, приветствуя, он даже не поцеловал ее! Какой разительный контраст с тем безмятежным довольством, которым блондин буквально лучился сегодняшним утром...
  - Что-то произошло? - невольно не удержалась она от беспокойства. - Какие-то проблемы на работе?
  - Ммм, - не отрывая взгляда от дороги, протянул Мур. - Нет, все отлично. Просто безумно соскучился за тобой - вот и все.
  Соскучился, как же. Он что, за дуру набитую ее принимает? Джес отметила как сильно пальцы молодого человека вцепились в руль. Фактически мертвой хваткой. И это называется "ничего не случилось"? Нет, это называется немного по-другому - "вранье, шитое белыми нитками". Но стоит ли в таком случае добавлять ему ненужных проблем? Это было бы чистейшим эгоизмом с ее стороны. Наверное, нужно подождать более удобного случая для разговора.
  - А куда мы едем? - внезапно очнулась блондинка. Куда бы они не направлялись - поняла она, всмотревшись в окно - их конечной остановкой был явно не коттедж. - Я думала, мы сразу домой...
  - Таков был первоначальный план, - согласился Юджин. - Но я решил его немного изменить.
  - А меня спросить нельзя было? Или мое мнение не имеет значения? - с улыбкой поинтересовалась Мэтьюс, хотя улыбаться в данный момент ей хотелось меньше всего.
  - Я постепенно привыкаю к этой мысли. Ты же не ждала, что я стану другим человеком всего за неделю? Но я честно стараюсь исправиться. Давай переиграем все еще раз? Окей, - молодой человек прокашлялся, и продолжил уже жеманно-официальным тоном: - Джес, ты не могла бы прокатиться вместе со мной в одно очень особенное место, потому что мне это о-о-очень необходимо. Просто вопрос жизни и смерти, - удивительно, но и на последних предложениях он так и не снизошел до мольбы или просительного тона. Даже в такой интерпретации его слова больше походили на приказ, но Джес милостиво решила, что для начала все вышло довольно сносно.
  - Да, Юджин, - она одарила его своей самой чарующей улыбкой, и, увидев, как мгновенно в ответ потемнели его серые глаза, осталась весьма довольна собой. - И что это за место?
  - Скоро увидишь.
  Обещанное "скоро" наступило минут через двадцать. Автомобиль мягко затормозил, и Мур вытянул ключи зажигания.
  - Приехали.
  Мэтьюс робко приоткрыла дверцу, гадая, как будет выбираться из такой громадины, но ей на помощь пришел блондин. В мгновение ока он оказался с ее стороны машины, и, заключив в объятия, осторожно опустил на землю. Ноги, обутые в легкие кеды, тут же по щиколотку утонули в густой траве. Странно, почти конец осени, а она все еще растет. Но тут Джесмайн вспомнила о том, что живет в двадцать первом веке, в котором давно изобрели такое чудо, как газоны, и немного успокоилась.
  - Что это? - охнула девушка, пораженно озираясь по сторонам. Они попали в самый настоящий лес. Темнело, и вечер окрасил окружающий мир в таинственные тона сгущающихся сумерек. Деревья вокруг были сплошь высокие и мощные: их могучие стволы, казалось, черпали силу своими корнями из самых недр земли. И что самое удивительное - вокруг не было ни души! Лишь отдаленное пение сверчка да свистящие порывы по-осеннему прохладного ветра нарушали волшебную тишину этого места.
  - Мы все еще в Ричмонде? - с сомнением пробормотала Джес, сделав полный круг вокруг своей оси. - Разве у нас есть лес?
  - Это не лес, а парк. Довольно небольшой - всего два квадратных километра, - пояснил Юджин. Все это время он молча стоял у хаммера, облокотившись спиной о бампер, и не сводил глаз с девушки.
  - Но я здесь никогда не была... Даже не знала, что у нас такой есть...
  - А ты и не могла быть. Никто не мог. Этот парк - мой. Законы Канады касательно защиты прав на частную собственность весьма строги. Тому подтверждение - высокое ограждение забора по всему периметру и охрана на входе. Впрочем, я заметил, что ты ни на что из этого не обратила внимания...
  - У тебя есть парк? - не веря, переспросила она. - Но зачем? Я еще могу понять, зачем тебе понадобилось три машины - или сколько их там у тебя на самом деле - но парк??? Ты уверен?
  - Ты постоянно забываешь о том, что я Хранитель. Мое животное - не хомячок или крыса, как у Джессики, и даже не кот, как у Шейна. Тигру нужна свобода, ощущение простора... Жизнь в душном городе давит на меня, и мне необходима какая-то отдушина. Единственный человек, который видел это место до тебя - Эдан. Я время от времени позволял ему здесь перевоплощаться и отводить душу. Но не слишком часто - не люблю чувствовать на своей территории чужие запахи. Городским властям я заявил, что устроил здесь что-то вроде мини-заповедника с дикими животными, так что соседей не пугают странные звуки, доносящиеся отсюда.
  Джес еще раз осмотрелась по сторонам, поражаясь осознанию того факта, что вся эта красота принадлежит Муру. Надо же - купил целый парк! Но мотивы его ясны. Наверное, живи и в ней хотя бы половина его диких животных инстинктов, она бы тоже очень тяготилась жизнью в многолюдном городе...
  - Маленькая... Я сейчас тебя кое о чем попрошу, только ты не пугайся, хорошо?
  Блондинка замерла, насторожившись.
  - А что ты такого просить собираешься, что я испугаться должна?
  - Это не совсем... обычная просьба, - нарочито небрежно обронил Мур, подходя к ней ближе. - Я даже почти уверен, что ты не согласишься. Но все равно не могу не спросить.
  - Ну говори же! Хватит ходить вокруг да около.
  - Ты была права недавно: сегодня я на самом деле узнал кое-что очень неприятное... И эта новость немного меня расстроила.
  В переводе на язык обычных смертных это "немного" означало "катастрофически", "ужасно", "безумно" расстроило. Джес знала, что только нечто из ряда вон выходящее могло заставить Юджина опуститься до жалоб, пусть и таких пустяковых.
  - И я чем-нибудь могу тебе помочь?
  - Конечно, ты же моя итоши... Вся проблема состоит в том, что я тигр, и у меня довольно... странные методы снятия стресса. Но мне на самом деле необходимо что-то с этим сделать, иначе я подойду к переходу, и это будет непоправимая ошибка...
  - Юджи-ин, ну не тяни уже! Что это? Ты же знаешь, что чтобы это ни было я сделаю это для тебя. Тебе спеть колыбельную? Если что, сразу предупреждаю - пою я просто отвратительно. Массаж сделать? Или, может, ты сексом заняться хочешь? Какие-то странные у тебя предлоги тогда...
  Мужчина приблизился к ней вплотную, оставляя всего один разделяющий сантиметр между их телами, но так и не прикасаясь. Его светлые глаза лихорадочно блестели под короткой челкой, а тело застыло в непонятном напряжении.
  - Джес, мне нужно, чтобы прямо сейчас ты отвернулась в обратную от меня сторону и бросилась бежать вглубь парка. Стараясь спрятаться, укрыться так, чтобы я не нашел тебя... Но я обязательно найду тебя, и тогда да, ты права, я овладею тобой под сенью одного из этих деревьев, и буду раз за разом врываться в твое тело, вдыхая терпкие запахи земли и свежескошеной травы.
  Слушая блондина, Джес чувствовала, как ее рот открывается все шире и шире, а мозги начинают неуклонно плавиться от такой чистосердечной отповеди. Ну и фантазии у него! Википедия точно отнесла бы их к разряду кинка, причем отнюдь не детского... Ему точно это нужно? И самое главное: сама она к такому готова? Черт, но чем плох стал старый-добрый обычный секс? Лично ее вполне устроила вчерашняя ночь. И сегодняшнее утро было ничем не хуже.
  - Юджин, я уточню на всякий случай - вдруг чего недопоняла - ты поохотиться на меня хочешь? Что-то типа ролевых игр в максимально приближенных к реальности условиях? Так?
  - В целом... да, - согласился он, не разрывая контакта их глаз.
  - И я должна согласиться?
  - Ты ничего не должна. Это просьба. Ты можешь как принять ее, так и отказать мне.
  - Но если я откажусь, твоему тигру будет плохо?
  - Не совсем правильная формулировка, но в целом.. да. Только плохо будет не тигру, а мне. А тигр... он просто выйдет из-под моего контроля, вот и все.
  Закусив нижнюю губу, Мэтьюс невольно почувствовала, как убыстрился и без того бешеный ток крови в ее венах. Адреналин жадно запульсировал в висках, как будто в предвкушении погони. Черт, она такая же извращенка - точно ему под стать! Но на самом деле Джес просто не верила, что Юджин сможет сделать ей больно или как-то поранить. Поймав, он собирался заняться с ней сексом, а не убивать или четвертовать. Не самая худшая перспектива. А если говорить начистоту, то чертовски соблазнительная. Если этим она сможет ему как-то помочь...
  - Но ты же не поцарапаешь меня? И не укусишь? Даже случайно или заигравшись? - на всякий случай решила уточнить она, чувствуя, что своими словами фактически дает ему зеленый свет на эту сумасбродную затею. Нет, это фирменное сумасшествие...
  - Клянусь, Джес. Даже во время секса, уверяю, я подготовлю тебя, так что...
  - Окей, - перебила его девушка. - Я согласна.
  - Ты уверена? Я не хочу тебя заставлять...
  Мур говорил что-то еще, но блондинка его уже не слушала. Развернувшись, она что есть мочи побежала в сторону спасительного укрытия деревьев.
  - Дай мне форы минут пять, иначе будет нечестно, - бросила она через плечо, но так и не поняла, услышал ли ее любимый.
  "Я сошла с ума! Боже, я чокнутая. Иначе все это не могло бы приносить мне такого наслаждения! Я должна была отказаться..." Но в глубине души Джесмайн понимала, что шансов сказать "нет" у нее не было. Азарт и раж приятно кружили ей голову, в то время, как прохладный ветер безжалостно трепал ее длинные распущенные волосы. Черт, если бы она знала заранее и могла приготовиться, то обязательно завязала бы их в хвост. В следующий раз она непременно так и сделает. О нет, она что, уже думает о следующем разе?
  Джес бежала так быстро, что деревья, мелькавшие мимо, слились в одно размытое, едва различимое пятно. У пространства больше не осталось ориентиров, впрочем, как и у времени. Минули ли уже обещанные пять минут? Услышал ли вообще Юджин ее просьбу? Резко остановившись, блондинка часто задышала, чувствуя, как воздух обжигающими холодными струями заполняет ее часто вздымающиеся легкие. Быстро отерев вспотевшие руки о джинсы, она осмотрелась по сторонам, решив спрятаться за одним из ближайших деревьев. Присев на корточки, Мэтьюс замерла, прислонившись ладонями к толстой шершавой коре, и осторожно выглянула, чтобы увидеть поляну, где находилась всего минуту до этого.
  Внезапно где-то совсем рядом раздался отчетливый тигриный рык. О, как же ее пробрало в ту же самую секунду! До мурашек на коже, хотя она и была одета в теплую кожаную курточку. Еще чуть-чуть и он найдет ее, но Джес интуитивно понимала, что это будет слишком рано. Она не хотела скрываться от него вечно, нет, но и сдаваться без боя была не намерена. Нужно лишь попытаться как можно дальше отсрочить момент неизбежности. Доказать, что она ничем не уступает ему в силе ума nbsp;и изворотливости. Заставить гордиться такой достойной подругой.
  И вот на поляне показался Тайгер. Если бы до этого на протяжении десяти лет она не играла с ним в подобные игры в собственных снах (но без секса! его, конечно же, быть просто не могло), то сейчас непременно бы заработала или инсульт, или инфаркт, или и то, и другое вместе. Он был восхитителен. Роскошный мех, раскосый прищур глаз, хищный изгиб по-кошачьи грациозного тела... Но любоваться этим великолепием было не время. Развернувшись, Джес буквально впечаталась спиной в дерево, кулачками оперевшись о землю. Запах, черт,nbsp;Молодые люди обменялись улыбками, более походившими на волчий оскал.
& он запросто выследит ее по запаху! А если нет, то она так часто дышит, что даже простой смертный смог бы услышать ее тяжелые надсадные вдохи и выдохи. Рык снова повторился, и, казалось, достиг самых отдаленных уголков парка. И на этот раз он прозвучал совсем рядом.
  Не долго думая, Джесмайн кинулась снова бежать, прекрасно понимая, что раскрыта. Как же быстро он ее нашел! Но вот только не получил, еще нет. Пусть сначала догонит... Петляя между деревьями, блондинка бежала так, как никогда в жизни. Если бы сейчас здесь находился преподаватель Комбс, их тренер в колледже, то непременно бы пригласил свою студентку в какой-нибудь спортивный кружок. Или же сразу в Олимпийский - бить все мыслимые и немыслимые мировые рекорды! Хотя олимпийцы бы тоже значительно улучшили свои показатели, если бы на старте у них появился такой стимул, как огромный тигр, наступающий им на пятки.
  И тут Джесмайн споткнулась о толстый корень дерева, выбившийся из-под земли. Растянувшись во весь рост, она скорчилась от боли, почувствовав как какая-то палка впиnbsp;- Встретимся дома, - подмигнула ей Адамс, и быстро залезла на заднее сидение BMW.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;Мэтьюс робко приоткрыла дверцу, гадая, как будет выбираться из такой громадины, но ей на помощь пришел блондин. В мгновение ока он оказался с ее стороны машины, и, заключив в объятия, осторожно опустил на землю. Ноги, обутые в легкие кеды, тут же по щиколотку утонули в густой траве. Странно, почти конец осени, а она все еще растет. Но тут Джесмайн вспомнила о том, что живет в двадцать первом векелась ей в живот. Прошла секунда... две... Но нападения так и не последовало. Нахмурившись, девушка приподнялась на локтях, осматриваясь по сторонам. Куда же он пропал? Чего выжидает? Встав на ноги, Джес принялась отряхивать джинсы, понимая, что те безвозвратно испорчены - на правой коленке зияет дырка, а пятно на левой уже ни за что не отстирать. Ее мысленные стенания прервал послышавшийся хруст ветки.... шорох... Мэтьюс резко обернулась на звук - и ничего не увидела.
  Тогда девушке пришло в голову подшутить над Юджином: она сама выбереться из парка, а он пусть здесь немного порезвится, веря в собственную непобедимость. Его мужского самолюбие определено точно нуждалось в лечении небольшими, но горькими пилюлями дозированой адекватной реальности. Только вот в каком направлении нужно двигаться блондинка уже не помнила. Решив действовать наугад, она повернула вправо, когда шорох листьев послышался уже с полной отчетливостью. Повернув голову, Джесмайн увидела летящего на нее во весь опор тигра, и ошарашенно округлила глаза. Боже, ей стоило бы наделать в штаны от страха, но это же был Тайгер - такой родной и любимый - и он был непередаваемо прекрасен, когда начал превращаться прямо в полете, с каждой следующей наносекундой приобретая все более человеческий облик. Упав сверху, Юджин навалился на Джесмайн всем телом, стараясь распределить свой вес так, чтобы как можно больше смягчить свое приземление. Девушка почувствовала, как его острый подбородок стукнулся о ее поясницу, и болезненно охнула.
  ***
  - Шотландия? Холли, твой брат неимоверно предупредителен, - саркастически заметила Джессика, теребя в руках билеты на самолет в один конец. - Это же полный идиотизм обвинять Юджина в смерти Рена. К тому же, они вообще осознают, с кем связываются?
  К этому времени они уже успели вернуться домой, и, так и не дозвонившись до Юджина с Джес, сели ужинать втроем. Мобильный блондина находился вне зоны доступа, и Шейн решил, что тот, скорее всего, просто отключил телефон перед серьезным разговором со своей итоши. А рассказать ей было нужно ой как много всего...
  - Это Майли! Я уверена, что именно она все придумала, - убежденно закивала головой Холли в перерыве между основным блюдом и десертом. - Дереку под ее каблуком тепло, уютно и не дует, и это уже давно ни для кого не секрет. Тем более, мой брат никогда не упустит возможности насолить Юджину.
  Вспомнив сегодняшний разговор Адамса с Муром, Шейн не мог с ней мысленно не согласиться. Дерек вел себя отнюдь не как бесстрастный представитель Совета: все его слова были пропитаны желчью и непрекрытой злобой. Он явно не мог нарадоваться выпавшему шансу расквитаться за старые обиды с ранее недосягаемым и неприкосновенным Главой. В те минуты Шейн даже вздохнуть лишний раз боялся, находясь меж двух огней в самом эпицентре их перепалки. Чтобы Юджин не посулил ему в следующий раз, он никогда не согласиться на подобный подвиг повторно. Пусть черпает какие-то внутренние резервы своего самообладания.
  - Ты его сестра, Хол. Не удивительно, что ты так говоришь. У тебя всегда готово оправдание для любых поступков или проступков брата, - проговорил брюнет, вставая из-за стола. - Но лично я считаю его высокомерным озлобленным ушлепком, и то, что он в придачу к этому еще и подкаблучник, дела не меняет. Разве что только в худшую сторону.
  Не дожидаясь реакции девушки на свою запальчивую тираду, Шейн отправился на кухню за обещанными клюквенными птифурами. Он чувствовал, что незаслуженно вспылил по отношению к ней, но ничего поделать с собой не мог. Холли начинала ему надоедать. И именно этот момент выбрала его совесть, чтобы неожиданно проснуться и напомнить своему владельцу о собственном существовании. Зачем, спрашивается, он вообще ввязался в эти отношения? Знал же с самого начала, что ничем хорошим они закончитnbsp;ься не могут... Но главное - как теперь их разорвать? А ведь сделать это нужно до поездки в Шотландию, иначе Дерек непременно прознает про все. А к таким проблемам Шейн готов не был...
  ***
  Никогда прежде она не чувствовала ничего подобного. Эти ощущения... их нельзя было назвать просто хорошими или даже восхитительными. Скорее уж фантастичными. В ее внезапно сузившемся до одних стонов и криков лексиконе не было слов, чтобы описать тот первобытный дикий голод, который короткими частыми вспышками молний пронзал ее тело каждую следующую секунду, заставляя изгибать спину все сильнее, а ягодицы поднимать все выше. Встречать каждый удар сильных мужских бедер на полпути, исторгая при этом низкое горловое рычание.
  - Юджи-и-ин, - утробно простонала она, взрывая ногтями землю в глубокие борозды. Зубы блондина сжимали ее шею сзади в крепкой хватке, удерживая на месте (как будто она даже подумать могла о побеге!), левой рукой мужчина держался за землю, используя ее в качестве опоры, а правой поглаживал низ плоского живота, время от времени, словно невзначай, задевая ребром ладони пульсирующий бутон клитора. Черт, она сходила с ума из-за этих дразнящих мимолетных прикосновений. Они заниох... Мэтьюс резко обернулась на звук - и ничего не увидела.
мались любовью уже несколько минут, часов? Кто знает? Время давно перестало иметь какое-либо значение. Сама Джесмайн могла ориентироваться лишь по количеству сменившихся поз, но и это был не показатель. Для нее блаженное состояние полуобморока продолжалось, казалось, уже целую вечность.
  Он убыстрил и ужесточил свои толчки, и теперь к ее ощущениям добавился легкий намек на боль. Но она бы убила его, если бы он только попытался остановиться. Черт, ей было нужно... Скользнув ладонью вниз, она принялась сама теребить молящий об облегчении комочек нервов. Ей казалось, что если она этого не сделает, то просто умрет на месте, настолько сильной была пульсация в том месте. Зарычав сквозь стиснутые зубы, Юджин оттолкнул ее руку, и заменил ее пальцы своими. Они были намного больше и сильнее, и от внезапно накатившей волны оргазма у нее на мгновение потемнело в глазах, а по всему позвоночнику пробежала дрожь удовольствия. Судорожное сокращение внутренних мышц Джес подтолкнуло к краю и Мура. Его мощное крупное тело замерло на мгновение, а затем, содрагаясь, он кончил прямо в нее.
  Ощутив, как лоно затопила горячая приятная влага, Мэтьюс сразу же вернулась из грез в реальность. Он снова кончил в нее! Нет, это уже просто издевательство... Выскользнув из-под парня, блондинка улеглась спиной на свою курточку, только теперь ощутив, насколько же холодно здесь. Не может быть, чтобы она обнаженной лежала на голой земле, грозя подхватить грипп, а то и воспаление легких! Юджин рухнул рядом, его грудная клетка вздымалась также часто и тяжело, как и ее.
  - А презервативами ты принципиально не пользуешься? - немного отдышавшись, спросила девушка.
  - Ты решилась задать мне этот вопрос только сейчас? - повернув голову, Джес увидела, что блондин смотрит на нее с каким-то странным выражением лица.
  - А я, может, ждала, когда ты сам об этом вспомнишь.
  - Ты думаешь я мог забыть о таком?
  На самом деле она так вовсе не думала. Но именно поэтому и спрашивала.
  - Мы не так давно встречаемся, а спим вместе и того меньше. Откуда мне знать твои привычки? Может, это твоя принципиальная жизненная позиция?
  - Какая же ты глупенькая, - пробормотал Юджин, прикоснувшись к ее скуле костяшками пальцев. На большее сил у него просто не хватило.
  - Зато ты у нас сильно умненький - для баланса, как видно, - буркнула Джес, садясь и принимаясь искать свое нижнее белье. Не мог же он закинуть его слишком далеко... Хорошо еще, что не порвал.
  - Ты - моя итоши. Как ты можешь сравнивать себя с другими? Как можешь сомневаться в мотивах моих поступков?
  - Итоши, итоши... Как же мне надоело слышать это слово! Я не Хранитель, Юджин. Для меня оно фактически ничего не значит. Это как иностранный термин, значения которого не поймешь, пока не заглянешь в специальный словарь. Мне было бы намного приятнее услышать от тебя нормальные человеческие слова любви или ласки, а вместо этого я снова и снова выслушиваю лекции про итоши! И звучат они, хочу заметить, далеко не романтично. Это словно моя должность или воинское звание! Вот только какие обязанности оно на меня налагает при этом совершенно непонятно...
  Черт, вот она и проговорилась. И кто только за язык тянул? Всегда же презирала девушек, которые клещами вытягивают из своих парней признания в вечной и неземной любви до гробовой доски. Широкие поступки, как и искренние слова должны были идти из глубины сердца, чтобы на самом деле что-то значить для Джес. Чертыхнувшись, она принялась натягивать на себя трусики и лифчик, которые отыскала в куче пожелтевшей опавшей листвы.
  - Оденешь мою курточку поверх своей, а то и, правда, простудишься, - проговорил Мур, полностью игнорируя гневную тираду подруги. - Я оставил всю одежду возле машины.
  Кое-как натянув на ноги джинсы, девушка тут же кинулась прочь от блондина. Она не позволит ему обращаться с ней, словно с пустым местом! Лучше вообще перестанет с ним разговаривать, пока он не удосужиться снизойти до того, чтобы выслушать ее насущные проблемы.
  - Далеко собралась? - поинтересовался блондин, с легкостью пристроившись к ней сбоку. Вот только Джес почти бежала, тогда как парню приходилось всего-то размашисто шагать, чтобы идти с ней вровень. И - святые угодники! - он был по-прежнему восхитительно обнажен. Хотя сексуально на данный момент девушка была удовлетворена более, чем достаточно, смотреть на его мускулистое золотистое тело было все равно очень приятно. Но нет, она не может позволить себе такой роскоши. Нужно проявить выдержку и силу воли.
  - Далеко. К людям, которые соизволят выслушать то, что я говорю, и - о чудо! - даже сообразят что-то сказать мне в ответ.
  - Я так понимаю весь сыр-бор из-за того, что мы не предохраняемся?
  - Ба, Юджин, да ты просто экстрасенс! - съязвила Мэтьюс, еще больше ускорив шаг при виде замаячившего среди деревьев черного хаммера.
  - Я полностью здоров, если тебя волнует именно это. То, что я не стал попусту тратить времени на официальные джентльменские разъяснения по этому поводу, абсолютно ничего не значит.
  - О да, ты сам для себя все давно понял, так к чему напрягаться и что-то кому-то еще раз объяснять? Разве имеет чужое мнение какое-то значение?
  - Чужое - нет, твое же мнение для меня важно, как никакое другое.
  - За исключением твоего собственного.
  Подойдя к внедорожнику, Джес забралась на его заднее сидение, громко хлопнув дверцой. Ее прямо-таки душил гнев. Какое самодовольство! Напыщенный осел - вот он кто! Природа просто напутала с животными, ошибочно наградив его тигром.
  - Мы не договорили, - открыв дверцу с противоположной стороны, Мур невозмутимо уселся рядом. Брюки и обувь он в спешке еще как-то натянул на себя, а вот рубашка болталась на его груди распахнутой. В руках мужчина держал свою темно-бежевую кожаную куртку, которую сразу же переложил на колени блондинки.
  - Одень. Тебе нужно согреться. Я сейчас включу кондиционер на обогрев.
  - О чем вообще говорить? - Джесмайн решила не капризничать во вред самой себе, молча накинув на плечи косуху. - Ты же и так все знаешь, мистер умник.
  - К примеру, мы можем поговорить о том, что ты сейчас, возможно, уже носишь моего ребенка.
  Глаза девушки стали похожи на настоящие блюдца. И он еще смеет говорить об этом таким тоном? Она ему кто? Свиноматка или корова-производительница?
  - Если бы у меня сейчас хоть что-то было под рукой, то я бы обязательно тебя стукнула по голове, клянусь! Но сама виновата: видела с кем связывалась... Черт, для тебя на самом деле все так просто?
  - А что здесь сложного? - спросил Юджин, застегивая пуговицы на манжетах. - Мы скоро поженимся, и неужели перспектива забеременеть от меня настолько ужасна? Я считаю, ты маешься самообманом. Пусть вчера ты теоритически еще могла забыться, но сегодня, только что, ты занималась со мной любовью без предохранения, прекрасно осозновая последствия. Так что довольно этого пафоса и лицемерия.
  - Поженимся? - прорычала Джес. Откровения блондина с каждой минутой становились все интереснее и интереснее. - Ты хочешь жениться на мне, и при этом называешь лицемеркой? Да иди ты, знаешь куда!
  Забившись в угол сидения, она практически влипла в стенку машины, всеми силами стараясь увеличить разделяющее их с Юджином пространство. Но все тщетно - для того, чтобы избавиться от ощущения его гнетущего присутствия, ей нужно было оказаться с ним, как минимум, в разных полушариях. Или еще лучше - на разных планетах.
  - Но заметь, ты ни разу не заикнулась о том, что не хочешь выходить за меня замуж. А я достаточно самонадеян, чтобы истолковать такую твою реакцию, как молчаливое согласие.
  Он придвинулся к ней вплотную, заслонив спиной весь салон хаммера, а блондинке показалось, что и весь мир. Хорошо, что она никогда не жаловалась на клаустрофобию, иначе сейчас бы с ума сошла от страха: в автомобиле внезапно стало ужасно тесно, и, казалось, куда-то пропал весь воздух.
  - Я знаю, ты хочешь, чтобы я сказал тебе, что люблю...
  - Ничего подобного, - перебила его Джес, принявшись сосредоточенно разглядывать маникюр на своиг ногтях. nbsp;Хм, похоже, сегодня она его окончательно угробила...
  - Но я не хочу произносить банальных фраз, - продолжил мужчина, не обратив на ее слова абсолютно никакого внимания. - Просто знай, что ты самое ценное, что у меня есть. Ты и я - вместе - это ощущается настолько правильно, настолько полно... Если бы я верил в судьбу, то до конца своих дней не смог бы расплатиться с ней за твое появление в своей жизни. Видеть тебя, касаться тебя... - протянув руку, Юджин нежно обвел пальцами контур все еще слегка припухших от поцелуев девичьих губ, - это уже давно вышло за рамки обычного наслаждения, превратившись в физическую потребность. Раньше я был неуязвим, так как ничто не держало меня в этом мире - даже примитивный инстинкт самосохранения. Но теперь у меня появилась слабость, и у нее твое имя. Сначала я безумно бесился из-за этого. Помнишь, как я срывался на тебе? Тогда, еще не обретя тебя, я уже боялся потерять. Да, я безумно хочу, чтобы ты стала матерью моих детей. Я хочу видеть отражение твоей храбрости и безрассудства в их глазах. Я хочу быть предельно нежным с тобой вне постели, и абсолютно диким в ней. Я хочу заботиться о тебе, ограждая от любых проблем, даже самых незначительных. Я хочу узнать любую самую сокровенную твою мечту, чтобы тут же воплотить их все в реальность. Но больше всего я хочу, чтобы мое "хочу" стало зеркальным отражением твоего собственного, и ты перестала считать меня каким-то тираном или придурком.
  Можно ли было считать прозвучавшие слова признанием в любви? В любом случае они были прекрасны, и, казалось, шли от самого сердца Юджина. Невозможно так открыто смотреть человеку в глаза, так пристально ловить мельчайшее изменение его взгляда и при этом врать. Пусть это было сказано в немного театральной манере, но в самой сути этих слов не было ни капли актерства. Джес чувствовала это.
  - Я вовсе не считаю тебя придурком, - заверила его девушка. - Тираном? О да, но мне твоя властность в большинстве случаев даже нравится. Единственное, чего я хочу, так это искренности между нами. Доверие - на данном этапе именно его больше всего не хватает нашим отношениям. На счет беременности и детей... Давай пока оставим этот вопрос? Еще ничего не ясно, но я бы хотела, чтобы впредь мы пользовались презервативами. Ты пойдешь на это ради меня?
  - Ты знаешь мой ответ. Это самое малое из того, что я готов ради тебя сделать, - пробормотал Мур, склоняясь к ее губам для поцелуя.
  - Спасибо, - тут же просияла она, плавясь в его крепких объятиях, как стаканчик с мороженым в лучах микроволновки.
  - Ммм... Забыл спросить: Джес, а как ты относишься к Шотландии?
  
Глава 20
  
  
  - Шотландия? - недоуменно переспросила Джес. - Ты о чем сейчас?
  - В этом месяце нам придется ненадолго слетать туда, - лицо Юджина было серьезно, как никогда прежде, так что вряд ли его предложение нужно было воспринимать как шуточное. - Понимаешь, я довольно длительное время не вникал в дела Совета, поэтому они выбрали весьма изощренный способ напомнить мне о моих же обязанностях. Сегодня в офис приезжал Дерек, брат Холли... Словом, они возобновили следствие по делу Рена. И я прохожу по нему главным обвиняемым.
  Если бы сейчас в их автомобиль врезалась комета, блондинка и то удивилась бы меньше. Что за идиоты должны были сидеть в этом злополучном Совете, чтобы додуматься до такого? Обвинять Юджина в смерти Рена? Это же полнейший бред!
  - Но прошло почти лесять лет! С какой стати они вспомнили об этом сейчас? - пораженно охнула она.
  - А вот это мне и самому хотелось бы знать. Боюсь только, что для того, чтобы во всем разобраться, нам на самом деле придется лететь в Шотландию. Ты, Шейн, Джессика, Холли - мы все должны быть там. И это наводит меня на кое-какие подозрения... Но не хочу строить догадки на пустом месте. Просто пообещай во всем мне доверять, и мы обязательно вырулим эту проблему. Мне в любом случае ничего не угрожает, так что не нужно так переживать и хмурить свой очаровательный носик.
  Легонько ущипнув девушку за переносицу, Мур вернулся к пуговицам на своей рубашке. Джес принялась ему помогать, и уже через минуту молодой человек приобрел более-менее приличный вид. Настолько приличный, насколько это вообще было возможно после их бурных игрищ в парке на голой земле. Убрав травинку из густой белокурой шевелюры, Мэтьюс довольно улыбнулась. Какой же он все-таки у нее красивый! В последнее время она почти свыклась с его эффектной мужественной внешностью, начав реагировать на нее уже не так бурно, как прежде, но до настоящего равнодушия было еще очень и очень далеко. Мама с детства предупреждала ее не связываться с красивыми мужчинами, дескать они самовлюбленны и испорчены женским вниманием. Но странно: Юджина она полюбила именно за его сложный противоречивый характер. Уже так давно она не позволяла себе такой роскоши, как полное безоговорочное доверие другому человеку... Но Мур определенно заслуживал такого подарка. Было крайне необычно понимать, что теперь в этом мире у нее есть еще один человек, кроме нее самой, на которого можно полностью положиться, а самой ненадолго почувствовать себя слабой и ведомой женщиной.
  - Я nbsp;тоже верю, что у нас все будет хорошо, - пробормотала Джесмайн, обвивая руками Юджина за шею.
  - Не просто хорошо, а замечательно. Вот увидишь, - согласился блондин.
  - Ммм... Знаешь, я никогда не была в Шотландии, да и вообще в Европе.
  - Как по мне, не слишком большое упущение. Впрочем, в самом скором времени мы его исправим.
  ***
  Бег времени накануне поездки волшебным образом сошел с ума, ускорившись почти втрое. Казалось, еще вчера оставалась целая неделя до дня отъезда, а уже сегодня все бурно обсуждали предстоящий завтрашний вылет. За это время в жизни Джесмайн успела произойти еще одна разительная перемена к лучшему: ее родители, наконец-то, покинули ряды своей общины. Причем самостоятельно! Она даже не знала, каким высшим силам следуnbsp;Если бы сейчас в их автомобиль врезалась комета, блондинка и то удивилась бы меньше. Что за идиоты должны были сидеть в этом злополучном Совете, чтобы додуматься до такого? Обвинять Юджина в смерти Рена? Это же полнейший бред!
ет молиться за их внезапное прозрение. Но на всякий случай весь поток своей радостной эйфории и благодарности решила направить на Юджина. Ведь именно он почти сразу же устроил ее отчима на работу в одну из своих фирм, тем самым вырвав их семью из цепких лап неминуемой нищеты. Каким-то образом ему даже закладную на дом удалось вернуть, и теперь больше не нужно было бояться, что с дня на день к ним под крышу ворвуться незнакомые люди и попросят освободить помещение.
  И лишь однажды омрачилось ее приподнятое настроение. В тот день, когда Шейн окончательно порвал с Холли. Сколько же слез бедняжка пролила из-за этого! Использованным бумажным салфеткам не было счету, а личико девушки опухло и раскраснелось почти до неузнаваемости. Утешали они ее вдвоем с Джессикой. Поддержка и участие, которые выказала Майлз, еще больше укрепили в Джесмайн дружескую симпатию и уважение к ней. И как только они могли раньше враждовать? Сплошное недорозумение, да и только.
  - Хол, детка, ну не реви так. Ты же прекрасно знаешь его. Шейн не создан для серьезных и длительных отношений. Он гулящим котом был, есть и будет. Зачем ради такого надрывать душу? - увещевала ее Сика.
  - Но я люблю-ю-ю его, - невнятно промычала брюнетка в ответ, еще больше захлебываясь слезами. - Я ду-у-умала он изменится.
  - Глупышка. Даже я не знаю, что такого должно случиться в его жизни, чтобы заставить измениться...
  За этими бурными событиями Джес не успела оглянуться, как подоспело четырнадцатое ноября, на которое и было назначено дату вылета. На самом деле она ужасно переживала из-за предстоящего суда. Пусть Юджин и кичился своим статусом Главы, но она-то совершенно не разбиралась в запутанной иерархии Хранителей. Ну чем тигр может быть лучше других животных? За что ему даровано такое исключительное положение? Не будучи ни в чем полностью уверенной, блондинка вся извелась от беспокойства. И тогда Мур объявил, что полетят они на частном самолете, принадлежащем его холдингу.
  - Буржуй, - поддразнила Мэтьюс, все еще не привыкшая к такому неожиданному появлению роскошных излишеств в своей жизни.
  - Зато это удобно, - возразил мужчина, игриво укусив ее за мочку уха.
  Сборы в дорогу затянулись буквально до последней минуты, так как Джессика по такому поводу решила перелопатить весь свой гардероб с какой-то маниакальной скрупулезностью. Ее белокурую головку посетила навязчивая идея-фикс сразить наповал своим гламурным видом всех присяжных на слушании. Она была уверена, что обязательно поможет Юджину заполучить их благосклонность. Юджин же, в свою очередь, был уверен, что это присяжные будут должны завоевывать ЕГО благосклонность и вымаливать прощение за все свои прошлые и будущие грехи. Джесмайн не была уверена ни в чем, но также предпочитала верить в лучшее.
  - У нас будет всего одна пересадка - в Эдинбурге. Из аэропорта мы сразу направимся в ближайшую к замку гостиницу, а там уже будем разбираться, что и как делать дальше.
  - Но в сопроводительном письме к билетам было указано, что нас разместят в самом замке.
  - Знаю, но я не склонен доверять гостеприимству Совета. Мы поселимся в гостинице.
  Блондин ласково поцеловал Джесмайн в щеку, и привлек ее голову к своей груди.
  - Поспи, маленькая. Нам еще долго лететь.
  Вдохнув приятный свежий аромат мужского одеколона, девушка зарылась носом в полы длинного серого кашемирового пальто парня, и послушно закрыла глаза. Ее первый опыт перелета в самолете проходил довольно сносно, но она догадывалась, что в этом немаловажную роль играло умиротворяющее присутствие Мура рядом с ней. Всякий раз, когда у нее начинались непроизвольные приступы паники, он бережно брал ее за руку, целовал запястье и прижимал его к своей щеке, баюкая и успокаивая. И напряжение тут же отпускало Джесмайн. Чтобы она без него делала?
  ***
  Формальности с бумажками и багажом в аэропорту заняли считанные минуты. Юджин заранее позаботился об этом, да и в Эдинбург он наведывался довольно часто, так что никаких проволочек возникнуть просто не могло. Его больше обеспокоило другое: как только они оказались в зале ожидания, его затылок начало покалывать от чьего-то пристального внимания. Хранитель. И, черт возьми, если это был не Эдан! Хэйвуд находился где-то поблизости и наблюдал за ними - Мур был готов в этом поклясться, хотя так и не смог определить его точного местонахождения. Он и раньше подозревал, что вся эта заваруха с судом - не больше, чем предлог, чтобы заманить его и Джес в Шотландию. Но для чего? Эдан всегда относился к Майли гораздо терпимее других, но неужели он мог предложить ей роль своей созницы? Даже не зная точно, что эти двое в итоге замыслили, Мур уже приготовился к худшему. Крепко обняв Джес за талию, он убыстрил шаг, стремясь побыстрее добраться к парковке. Чтобы не случилось, он никому и ни за что не отдаст свою итоши. Она принадлежит ему, и пусть остальной мир катится ко всем чертям, если смеет думать иначе.
  ***
  Давно Шейн не чувствовал себя настолько паршиво. Перелет в Эдинбург превратился для него в самый настоящий кошмар: куда бы он не посмотрел, везде натыкался на осуждающее нахмуренное выражение лица Джессики. Холли, слава Богу, встречаться с ним взглядом избегала, но при этом выглядела, словно с креста снятая. Наверняка, они просто сговорились, решив во чтобы то ни стало замучить его совесть! А в чем он виноват? Разве клялся кому-то в любви? Разве давал какие-то обещания? Так к чему теперь это молчаливое третирование?
  Но еще горше было смотреть на Юджина и Джесмайн. Эта парочка бесила его неимоверно. Конечно, его раздражали все Хранители, воссоединившиеся со своими итоши, но эти... эти были хуже всех. Тошнотворно красивые, светловолосые и высокие, они являли собой образцовую пару. При этом при всем, они бросали друг на дружку такие взгляды... Черт, Шейн понимал, что тупо завидует, но ничего поделать с собой не мог. Ведь Джессика лишила его такого счастья. Сочла недостойным. Его формой был обычный домашний кот, поэтому ему вовсе не нужно было опасаться предстоящего Уроборос, но ведь и не из-за корыстных же целей Хранители воссоединялись со своими половинками. Почему в его жизни все настолько сложно?
  Чтобы хоть как-то отвлечься, брюнет принялся заигрывать с молодой симпатичной работницей терминала Эдинбургского аэропорта: легкий, ни к чему не обязывающий флирт обычно всегда повышал ему настроение. Но в этот раз ему почему-то, наоборот, стало только еще хуже. Возможно, так как он знал, что за ним все это время пристально наблюдала Джессика...
  ***
  - Боже, эта страна прекрасна! - с благоговением выдохнула Мэтьюс, прильнув всем телом к окну автомобиля. Мимо мелькали, навеки врезаясь в память, удивительные пейзажи: один восхитительнее и необычнее другого. Но везде первозданная красота дикой природы нагорья была преисполнена неуловимым волшебством и магией. Здесь было намного холоднее, чем в Ричмонде, но Каледония с самого первого взгляда вошла в ее сердце. Суровый край, но невообразимо величественный. Даже с трудом верилось, что он находится в чопорной и цивилизованной Великобритании.
  - Я знал, что Шотландия тебе понравится, - самодовольно заявил Юджин, бросив на девушку насмешливый взгляд, прежде чем продолжить следить за дорогой.
  - Она может не понравиться только слепцу, - возразила Джес. - Кстати, ты уверен, что мы правильно поступили, позволив Шейну ехать в одной машине с Холли и Джессикой? Конечно, он тот еще засранец, но все-таки мне его жаль немного.
  - Ничего, пусть укрепляет нервы. В конце концов, он не получит ничего сверх того, что заслужил своими поступками.
  - Как мы сегодня критичны, - решила поддеть его она.
  - Что поделать - дают о себе знать целые сутки вынужденного воздержания.
  - О нет, Юджин, даже не начинай! Я прекрасно заметила твои попытки соблазнить меня прямо в самолете. Ты что, не можешь дотерпеть до гостиницы?
  - Могу. Но так не хочется, - издал притворно мученический вздох блондин.
  - Но придется, - неумолимо отрезала Джес, и, дразнясь, показала ему кончик своего языка.
  Гостиница, в которую они заселились, оказалась на удивление уютной, даже домашней: ничего общего с безликими монохромными высотками многомилионных мегаполисов. В противовес им двухэтажное здание, затерявшееся в густой лесной чаще, было совсем небольшим: номера в нем располагались на верхнем этаже, а нижний был отведен под холл с ресепшном, комнату отдыха и столовую. Внутренний дизайн был выдержан в теплых коричневатых оттенках, а вся мебель была изготовлена из дерева - из-за этого Мэтьюс временами казалось, что она попала в какой-то сказочный домик егеря. Даже воздух ощущался здесь как-то иначе, чище.
  Девушка немного попротестовала для виду, но потом все же милостиво поддалась на уговоры Юджина поселиться в одном номере. Холли с Джессикой также взяли один номер на двоих (Джес оценила поступок Майлз: та прекрасно понимала, что Хол сейчас нельзя ни на минуту оставлять в одиночестве), ну а Шейну не оставалось ничего другого, как взять одноместный номер. Главной цели поездки молодые люди в своих разговорах старались тактично избегать. До дня суда оставалось немногим меньше полтора суток, и сеять преждевременную панику в рядах никто не хотел.
  - Черт, здесь нет душа, а шампунь на полках - клубничный, - пожаловался блондин, проведя первичный осмотр ванной комнаты. - Ты думаешь, моя мужественность сможет вынести такое испытание?
  - Я уверена, что да, правда, только если при этом ты не будешь пользоваться еще и ароматизированным мылом в придачу, - оторвавшись от возни с сумками, Джесмайн увидела, как Мур, выйдя из уборной, направился к ней.
  - Не распаковывай все. Мы здесь не задержимся надолго. Хотя, если ты сама попросишь немного задержаться... - обхватив девушку сзади, Юджин сгреб ее в своnbsp;На самом деле она так вовсе не думала. Но именно поэтому и спрашивала.
&и стальные объятия, крепко сжав. - Мы принимали вместе душ, но не ванную. Как на счет небольшого эксперимента? Я точно помню, что в машине мне кто-то что-то обещал по этому поводу...
  - Сначала нужно разложить вещи. Позже, Юджин.
  - Сейчас.
  - Нет, позже.
  - Да, сейчас.
  - Мы снова спорим? - улыбнулась она, но все же настойчиво отстранила любимого.
  - Я тоже не люблю спорить. Давай тогда торговаться?
  - Я похожа на дуру, чтобы торговаться с финансовым гением?
  - Ммм... Как на счет пяти минут плюс время, которое понадобится для того, чтобы набралась вода?
  - И еще десять минут сверх этого. Мне нужно позвонить маме.
  Скорчив недовольную мину, Мур принялся нарочито медленно стягиватьnbsp;
& через голову теплый свитер. Оставшись голым по пояс, он небрежно повел ключицами, заставив перекатиться хорошо вылепленные мускулы на своем мощном торсе. Ооох, он явно решил играть по-грязному. Джес быстро отвела взгляд, но было уже поздно. Она и так увидела все, что он хотел показать.
  - Четыре минуты, и я потру тебе спинку, - соблазнительно закусив нижнюю губу, он продолжил торг, потянувшись пальцами к молнии на ширинке. Через секунду Джес поняла, что под джинсами у Юджина все это время ничегошеньки не было. О, мать ее женщина, неужели он на самом деле рассчитывал на секс в самолете?? Какая самонадеянность... Дыхание блондинки со свистом перехватило, когда молодой человек, поигрывая ягодицами, направился обратно в ванную.
  - Три минуты, и я разрешу тебе потереть свою спинку, - услышала она напоследок, прежде чем он скрылся за закрытыми дверями. Чертов наглец! Вот если бы он нормально ее попросил, то она, быть может, и согласилась, но теперь... Нет, она должна проявить выдержку. Пусть не думает, что может вертеть ею, как захочет. И даже то, что сейчас он абсолютно голый... восхитительно голый... принимает ванную... Одним словом, ее это совершенно не трогает. Скомкав в руках белую мужскую футболку, Джесмайн уже собралась, было, послать к чертям все благоразумие, когда внезапно в ее кармане зазвонил мобильный. Достав телефон, блондинка несколько секунд в недоумении смотрела на белый экран, гадая уж не мерещиться ли ей вызов. Этот номер она уже почти отчаялась увидеть на своем дисплее, а потому, опомнившись, быстро кликнула по кнопке приема.
  - Эдан? Это ты?
  ***
  - Джес, ты можешь сейчас говорить?
  - Конечно же. Где ты все это время пропадал?
  - Ты сейчас одна? Юдж... Никто больше не слышит наш разговор? - Эдан переложил трубку телефона к другому уху, молясь, чтобы его план увенчался успехом. Но если Мур рядом и слышит все, бесполезно даже надеяться на это.
  - Нет, я одна, - он услышал, как голос Джесмайн перешел на шепот: как видно, если она и осталась одна, то ненадолго, а, значит, нельзя медлить ни секунды.
  - Прекрасно! Тогда слушай внимательно, Джес. Нам обязательно нужно с тобой поговорить. Сегодня же. Мне очень многое нужно тебе сказать и без свидетелей. Ты можешь как-то незаметно выскользнуть из гостиницы?
  - Я не знаю... Вечером вряд ли... Разве что прямо сейчас, но у меня будут очень большие проблемы из-за этого. Неужели ты сейчас тоже в Шотландии?
  - Да, - несказанно обрадовавшись, подтвердил Хэйвуд. Боже, в самом скором времени он увидит ее вновь... Парень едва удержался от того, чтобы тут же не начать вести обратный отсчет до встречи. - Справа от главного входа в гостиницу есть незаметная тропинка, обманчиво ведущая в лес, но на самом деле упирающаяся в трассу. Сверни на нее и иди прямо, пока не увидишь большой джип. Я буду ждать тебя возле него. И, Джес... обязательно приходи, хорошо?
  - Я буду. Обещаю.
  Из телефона послышались длинные отрывистые гудки, возвестившие о том, что девушка положила трубку. Убрав мобильный в карман курточки, Эдан откинул голову на спинку водительского сидения автомобиля, чувствуя, как в теле начинает зарождаться давно позабытый трепет. Казалось, все это время парень не жил, а лишь существовал, а теперь пробуждался, чтобы вновь увидеть свою итоши... Он так тосковал по ней изо дня в день, что в итоге, чтобы окончательно не слететь с катушек и не подойти к переходу, вынужден был запретить себе даже мысленно воскрешать в своей памяти ее прекрасный образ. И это была невыносимая мука.
  Но результат определенно стоил затраченных усилий. Если удастся правильно все приподнести и не допустить промаха, то у Джесмайн и Юджина не останется ни единого шанса на совместное будущее. Конечно, манипулировать Муром вряд ли удастся, но Эд и не собирался этого делать. Пусть Майли развлекается решением невыполнимых задач, а его главной целью была Джес. Правда, сегодня он намеревался лишь осторожно прощупать почву, а все козыри, как и планировалось, приберечь ко дню суда. Стоило выказать немного терпения, чтобы воплотить свои давние любовно взлелеянные мечтания в реальность. В конце концов, она - его итоши, и лгать ей он в любом случае не собирался. Чего же тогда стыдиться или бояться?
  Джесмайн появилась в узком проеме среди деревьев через шесть минут и тридцать две секунды. По-прежнему прекрасная... Хотя нет, на самом деле Эдан с удивлением понял, что она стала еще прелестнее, хотя вплоть до этого мгновения был полностью уверен в том, что красивее быть уже просто невозможно. И как же ошибался в этом! Блондика немного пополнела, лицо приобрело здоровый персиковый оттенок, под глазами пропали серые круги... Интересно, на нее так благовторно повлиял свежий промозглый воздух Шотландии или особое внимание Юджина? Стиснув зубы от злости из-за одной этой мысли, Хэйвуд быстро выбрался из джипа и тут же стиснул Джес в крепких медвежьих объятиях. И спаси Господи, но ему и этого было мало - хотелось прижать точеную фигурку к себе еще сильнее, навеки впечатав в свое тело, сердце и душу.
  - Ты пришла, - удивленно выдохнул он, не в силах даже улыбнуться ей в ответ. Зверю внутри него хотелось встать на дыбы, забить кулаками в грудь и на весь белый свет возвестить о том, что это изящное хрупкое создание принадлежит лишь ему одному. Но этот запах... Черт, она насквозь пропиталась характерным пряным ароматом Юджина, и ему тут же захотелось стащить с нее всю одежду, тщательно выкупать в ближайшем озере, а затем самому покрыть нагое тело, пометив собственным запахом - клеймом обладания.
  - Конечно же, я пришла! Это ты, дурашка, уехал, даже не попрощавшись. Мы все извелись, гадая, куда ты запропостился. И колледж бросил...
  - Я не бросал. Я написал заявление и взял академотпуск. Согласен, не самое лучшее решение на последнем году обучения, но декан все-таки подписал его.
  Джес мягко, но настойчиво высвободилась из капкана его рук, и Эдан со вздохом сожаления вынужден был отпустить ее.
  - Как ты здесь оказался? Ты как-то узнал про суд и именно поэтому приехал? - вопросы градом посыпались из ее уст, и Хэйвуд даже не знал, в каком порядке стоит на них отвечать, да и стоит ли вообще это делать.
  - Да, меня тоже вызвали свидетельствовать, - рассеянно пробормотал шатен, так как в данный момент его голова была забита куда более важными проблемами, чем предстоящая бутафория в исполнении Совета. Джес была ужасно наивной, если искренне верила, что Юджину на самом деле что-то угрожает послезавтра. И именно поэтому ему следует спасти ее от Мура. Малышка ведь даже не понимает с кем связалась! Эд очень и очень сомневался в том, что блондин расскрыл ей все свои секреты и тайны. Ведь если бы Джес знала хотя бы половину из них, то непременно бы разочаровалась в своем принце. Да и не тянул он на принца вовсе. Хотя они с Юджом и дружили много лет, Хэйвуд никогда не доверял своему Главе в полной мере. Тот имел привычку манипулировать другими людьми, извращать любую ситуацию себе на выгоду, даже обманывать, если считал, что ложь пойдет ему во благо. Как только мог избрать его в качестве сосуда благородный Дух тигра? Эдан смотрел на недостатки своего друга сквозь пальцы, но только до той поры, пока Мур не вознамерился обокрасть его самого. И подумать только - он решился отобрать у него самое ценное - его итоши! Такую подлость уже было невозможно простить.
  - Джес, тебе скоро нужно будет вернуться обратно в гостиницу, чтобы никто ничего не заметил. Ради собственной же безопасности. Так что у нас очень мало времени, - взволнованно проговорил Эдан, беря девушку за руки. - Очень внимательно слушай все, что будут говорить в суде. Особенно то, что расскажет Дерек Адамс, который будет выступать от лица прокурора. Хорошо? Уверяю тебя, он не будет лгать, хотя ты, скорее всего, поначалу не захочешь поверить в услышанное. Но ты можешь потом задать те же вопросы Джессике, Шейну, да кому угодно из Хранителей, и они все подтвердят... не смогут соврать...
  - Ковбой, ты о чем сейчас? - недоуменно нахмурилась Мэтьюс.
  - Я о Юджине. Он совсем не такой, каким ты себе его представляешь. Но самое главное - ты не его итоши. Сейчас я не могу тебе ничего объяснить, но ты все равно должна знать это. Ты. Не. Его. Итоши, - запальчиво прочеканил Хэйвуд, боясь ненароком сболтнуть лишнее. - Ты даже еще сама не знаешь, кто ты есть на самом деле...
  - А ты знаешь что ли?
  - Знаю, но тебе уже пора. Мы обязательно встретимся после суда, и тогда я отвечу абсолютно на все вопросы, которые ты захочешь мне задать... А сейчас иди, и будь осторожна. Он не должен ни о чем догадаться.
  - И это все? Ты только за этим хотел встретиться со мной?
  - Если честно, я хотел встретиться с тобой только за этим, - пробормотал парень, снова обняв блондинку. Если бы только она еще не сопротивлялась при этом, его счастье стало бы по-настоящему безграничным.
  - Эд, с тобой точно что-то случилось. Ты какой-то странный стал...
  - Тссс, - молодой человек приложил указательный палец к ее губам, призывая к молчанию. - Не нужно слов. Просто уходи, пока я еще в состоянии отпустить тебя. Только прошу, не говори Юджину о том, что виделась со мной, хорошо?
  Джес как-то странно на него посмотрела, но все же, послушавшись, молча высвободилась из объятий. Теперь его собственный терпкий запах на ней наконец-то был явственно различим, и Эдан удовлетворенно улыбнулся. Юджин не сможет не почувствовать его. Интересно, будет ли ревность блондина такой же сильной, как и его собственная? Только теперь Хэйвуд в полной мере осознал, насколько действенным может оказаться план Майли.
  ***
  По дороге в номер Джесмайн никак не могла выкинуть из головы мысли о загадочном поведении Эдана. Он сам на себя не был похож с этим странным лихорадочным блеском в глазах и напряженно сведенными плечами... Что же с ним случилось? Тем более, что он так и не ответил ни на один из ее вопросов. Конечно, девушка была безумно рада увидеть своего друга здоровым и невредимым, но маленький червячок сомнения все же гложил ее душу. Странно, что Эд так быстро ее простил. Да и обижался ли он вовсе? Все-таки ее шестое чувство не обмануло: не такое уж и сильное влечение он к ней испытывал, как утверждал раньше. Наверное, уже и сам жалеет о сделанном в порыве чувств необдуманном признании.
  Осторожно прикрыв за собой дверь, блондинка постаралась как можно бесшумнее пробраться в комнату. Наверняка, Юджин все еще принимает ванную, и она успеет...
  - Ты не говорила, что собираешься куда-то выходить.
  Девушка едва не подпрыгнула от неожиданности, заслышав низкий мужской баритон прямо за своей спиной. Резко обернувшись, она увидела Мура, который стоял, прислонившись спиной к стене и скрестив руки на груди. На нем было лишь белое махровое полотенце, обернутое на бедрах. Мокрая и слегка отросшая челка падала на глаза, на голом мощном торсе стекали прозрачные капли воды.
  - А я... звонить выходила. Похоже, здесь со связью какие-то проблемы, - невнятно пролепетала блондинка, сама не понимая, откуда взялись оправдательные нотки в ее голосе.
  - Я пять минут назад разговаривал с менеджером из офиса - связь была просто превосходная. Ты ничего мне не хочешь рассказать?
  - Нет, к чему такие странные вопросы?
  Ну почему она паталогически не умеет врать? Как же теперь быть, если ему и пяти секунд не потребовалось, чтобы раскусить ложь? Повернувшись спиной к мужчине, чтобы скрыть жаркий румянец, опаливший ее щеки, Джесмайн принялась стаскивать с себя курточку. Юджин, так и не дождавшись какого-либо комментария на свое замечание, быстро пересек комнату и уселся на кровать, широко расставив ноги. Несколько секунд он с каким-то отстраненным выражением лица наблюдал за тем, как раздевается блондинка, а затем, словно очнувшись, потянулся к сумкам в поисках сменной одежды.
  - Не нужно, - томно проговорила Мэтьюс, отнимая из его рук рубашку и джинсы. Забравшись к парню на колени, она завела руки себе за спину и быстро расстегнула застежку лифчика в немом приглашении. Слегка поведя плечами, Джес позволила кружевному клочку ткани скользнуть к ногам, а сама, взяв большие ладони Юджина, положила их себе на груди. - Угадай, что необходимо мне прямо сейчас... - простонала она у самого его уха, принявшись мягко теребить чувствительную мочку.
  Мур медленно и как-то неуверенно сжал полные холмики, затем сильнее и... принялся обнюхивать ее! Джес попыталась, было, вырваться, но блондин сжал ее в стальной хватке, не позволяя даже шелохнуться.
  - Юджин, ты делаешь мне больно! - охнула она, почувствовав, что стоит ему надавить еще чуть сильнее, и на коже непременно останутся синяки. Захват рук тут же немного ослабился. Заглянув в серебристые глаза, Джесмайн пораженно застыла: такой неприкрытый холод в них сквозил. Если бы взгляд мог замораживать, то она в этот самый момент точно бы превратилась в сосульку!
  - Я думаю, прямо сейчас тебе необходимо... - резко перевернувшись, Мур подмял блондинку по себя, угрожающе нависнув сверху на вытянутых руках, а затем выдохнул прямо в ее губы: - ...помыться.
  И пока Джес пыталась переварить столь нелепое заявление, Юджин быстро поднялся с постели, подхватив с пола брошенную одежду, и прямо как был, в полотенце, вышел в коридор.
  - Переоденусь у Шейна, - бросил он, на прощание громко хлопнув дверью. Сев на кровати, Мэтьюс не знала, что и делать: плакать или злиться. Какая муха его укусила?
  
Глава 21
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"